Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    · ДЕТИ ДЬЯВОЛА · И. А. РОДИОНОВ


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото

    «Ваш отец дьявол; и вы хотите исполнять
    похоти отца вашего. Он был человекоубийца
    от начала и не устоял в истине; ибо нет в нем
    истины. Когда говорит он ложь, говорит свое;
    ибо он лжец и отец лжи».
    (Ин.8,44)








    ВЕЧЕР ПЕРВЫЙ
    Раздел I – С дьяволом против Бога.
    Раздел II – Вся Земля принадлежит Израилю. Талмуд.
    Раздел III – Бог не всемогущ. Всесилен – дьявол.

    ВЕЧЕР ВТОРОЙ
    Раздел IV – Израиль против остального мира. Гонения христиан.
    Раздел V – Овладение прессой – контроль всего.

    ВЕЧЕР ТРЕТИЙ
    Раздел VI – Мы сокрушили троны царей, королей и императоров.
    Раздел VII – Необходимо обезглавить этот подлый русский народ.
    Раздел VIII – Должно совершиться возмездие.
    Раздел IX – Все грамотные гои будут подлежать немедленной смерти.
    Раздел X – Теперь нам уже никто на свете не страшен.

    ПОСЛЕДНЯЯ НОЧЬ
    Раздел XI – Чёрная месса.

    ПОСЛЕСЛОВИЕ – К произведению Родионова И.А. "Дети дьявола".

    СНОСКИ

    В начало

    ВЕЧЕР ПЕРВЫЙ
    I
    Париж, 1923 г.

    Было ровно 8 часов вечера. В мировой столице закончился деловой день, и начиналась пора отдыха и развлечений. По улицам, залитым разноцветными огнями электричества, во всех направлениях двигались сплошные волны автомобилей, наполняя воздух гудением, треском, шумом, свистками и завываниями сирен. Толпы людей сновали по тротуарам, вылезали из станций метро и ныряли в них, сидели в многочисленных кофейнях, ресторанах и бистро.
    На парадной лестнице одного нового, большого дома в улице, недалеко от Champs-Elysees , мягко зашумела подъемная машина и с легким стуком остановилась на площадке третьего этажа.
    В одной из квартир давно уже взволнованно прохаживавшийся по просторной передней небольшого роста кругленький человек остановился у самой двери и почти вплотную приложившись к ней ухом, настолько напряженно прислушался, что и без того выпуклые, на выкате, глаза, его тут чуть не выскочили из орбит. Открываясь и закрываясь, два раза у отверстия для лифта щелкнула железная решётчатая дверка, донеслись приближающиеся тяжелые, шмыгающие шаги и в передней мягко задребезжал электрический звонок.
    Подслушивавший человек, вздрогнув всем телом, сперва, точно ошпаренный, с испуганными глазами, отскочил от двери, потом, опомнившись, с отчаянной поспешностью бросился отпирать ее.
    В распахнутую широкую дверную половинку едва пролез пыхтящий, чрезвычайно толстый, низенький, на коротких, кривых ногах субъект и, задержавшись на пороге, осведомился по-английски:
    – Имею честь видеть мистера Липман?
    – Yes , – чуть слышно, с крайним подобострастием, ответил хозяин квартиры.
    Гость, шумно сопя, протискался в освещенную переднюю, снял котелок, подозрительно огляделся по сторонам и, протягивая правую руку, сделал пальцами какие-то неуловимые для профана каббалистические знаки, на которые несколько пришедший в себя хозяин, ответил столь же неуловимыми движениями и только после этого они пожали друг другу руки.
    Липман быстро запер на ключ дверь и погасил в передней электричество.
    Они прошли в большой кабинет с мягкой, в стиле nouveau мебелью и пушистыми коврами на полу, на оттоманке и диване. Окна были завешаны плотными шторами. На большом письменном столе, заставленном множеством дорогих безделушек, ярко светила вычурная, на высоком постаменте, под широким, плоским шелковым абажуром, лампа.
    Гость, не дожидаясь приглашения, сел в кресло перед столом. Он был в новом, черном пиджаке, видимо, только что вышедшем из мастерской лучшего портного; из темно-синего с белыми крапинками галстука торчала булавка: то был крупный, многоцветный александрит, чудно искрившийся переливчатыми огнями от темно-зеленого до кроваво-красного. Грузное тело пришельца не могло поместиться в широком кресле и потому он вынужден был сидеть боком, причем огромный живот его совсем закрывал собою верхние части ног и почти свисал с колен.
    Хозяин в почтительной позе стоял против гостя по другую сторону стола, видимо, не смея занять свое место.
    Несколько отдышавшись, пришелец прищуренными глазами из-за красных, без ресниц, опухнувших век подозрительно огляделся вокруг и вполголоса осведомился:
    – Приняты ли все меры предосторожности?
    – Как же, как же... – всем корпусом наклонившись через стол, успокоил хозяин. – Смею уверить вас, мэтр, что до половины первого tete-a-tete нам совершенно обеспечен...
    Гость сделал нетерпеливое движение. Хозяин понял его.
    – Что касается наших соседей по квартире, – зашептал он, – то, во-первых, они ничего не подозревают и, во-вторых, абсолютно лишены всякой возможности подслушать, потому что у меня комната эта серединная...
    Он быстрыми, мелкими шажками пробежал к правой двери, распахнул ее и осветил комнату. Это была гостиная, за которой находилась столовая и дальше кухня, которые он тоже осветил, потом, погасив в них электричество, проскочил через кабинет влево и отрыл дверь в будуар жены, а затем в спальню.
    Гость следовал за ним сзади, зорко оглядывая комнаты и, наконец, в знак удовлетворенности кивнул своей огромной, лысой головой. Остатки седовато-рыжих волос узкой бахромкой курчавились у него только вокруг шеи, весь же голый череп был усеян безобразными наростами и шишками, что сразу назойливо бросалось в глаза.
    Они вернулись в кабинет.
    Гость тотчас же сел на прежнее место, повелительным тоном буркнув хозяину:
    – Садитесь, пожалуйста и приступим к нашему делу.
    Липман, не оборачиваясь назад, осторожно пододвинул ногой почти вплотную к столу кресло и скромно сел, сложив перед собой руки ладонями одна к другой. Он весь был внимание и слух.
    Только первыми вступительными фразами они обменялись по-английски, потом перешли на русский язык, на котором оба и особенно Липман, говорили совершенно свободно и даже литературно, почти без акцента, только изредка вместо "мы", "вы" у них вылетало "ми", "ви" и иногда вырывались такие обороты речи и словечки, которых от чистокровных русских не услышишь.
    Гость сильно пришепетывал и внятности его речи очень мешал большой, мясистый язык, с трудом помещавшийся во рту и во время разговора постоянно показывавшийся из-за необычайно толстых губ.
    Липман вынужден был почти лечь на стол, чтобы не пропустить ни одного слова своего собеседника и, хотя боялся его, но по необходимости ему не раз приходилось переспрашивать у него не только отдельные слова, но и целые фразы, что тот и повторял, но с нескрываемым раздражением.
    – Вы, конечно, знаете, кто есть я и о чем должен иметь разговор с вами? – спросил гость, поднимая свое лицо.
    Оно было чудовищно-уродливо, отвратительно и страшно общим выражением сатанинской злобы, безграничного ко всему презрения и редким безобразием: четырехугольной формы, не пропорционально большое, чуть ли не в целую треть всего роста, свежевыбритое, багровое, лоснящееся и оканчивавшееся многоэтажным подбородком. Кроме того, оно чуть не сплошь было усеяно шишками, наростами, складками и бородавками. И среди всех перечисленных добавочных придатков, возвышался огромный, в виде толстого клюва, нос и из узких, длинных прорезов сверкали гнусные, бегающие глаза. Наросты, наподобие сосулек, висели даже и на его больших, волосатых, заметно оттопыренных ушах.
    – О, да, мэтр, конечно, знаю, – с заискивающей улыбкой поспешил ответить Липман, – и отлично помню вас ещё по Нью-Йорку...
    – Ну и кто же, по-вашему, я? – протянул гость как-то особенно заметно в нос.
    – Мистер Дикиc .
    Тот в знак согласия кивнул головой.
    – Он самый. Помолчав, он продолжал:
    – То, что вы сейчас услышите от меня, запомните, как катехизис, запомните крепко и навсегда, но только для одного себя, для других, будь то хоть отец, брат, сват, друг, жена, любовница, забудьте, забудьте совсем и навсегда, как будто вы никогда и не слыхали...
    – Слушаю, мэтр. Это же наше первое конспиративное правило...
    – Да. Совершенно верно. Но я завсегда до малейшей точки исполняю все мои обязанности, никогда не отступая от них ни на йоту, ни на вот столечко... – он показал на кончик своего мизинца. – Вы, г. Липман, конечно, атеист?
    В первый момент Липман выпучил на мэтра свои удивленные глаза, таким неподходящим к их величайшему делу показался ему этот праздный вопрос гостя, потом подумал, что тот захотел подшутить над ним и потому прежде, чем ответить, молча осклабился.
    – Я вас спрашиваю, г. Липман, атеист вы или нет? – сурово переспросил гость.
    Тот заторопился.
    – Само собой разумеется, что я – убежденный и непоколебимый атеист. Да разве в наше время великих открытий и научных достижений имеется место для какой-либо веры?! Не могу же я, интеллигентный человек с высшим образованием, веровать в какого-то там Бога. Тогда надо допустить, что существует черт и лешие, и колдуны, и ведьмы...
    Гость, отвалившись на спинку кресла, весь сотрясся от беззвучного смеха. Лицо его стало сизо-багровым и еще уродливее и морщинистее; на глазах выступили слезы. Он закашлялся.
    Недоумевающий Липман поспешил предложить ему стакан воды.
    Тот, отпив несколько глотков, перестал смеяться.
    – Так, г. Липман, так. Значит, вы – атеист, неверующий?
    Липман стоял молча, с опущенными руками, все еще в недоумении.
    – Ну, мне придется внести маленькие поправки в ваше миропонимание. Тогда посмотрим, что останется от ваших непоколебимых убеждений...– Тон его был явно глумливый.
    – Я не знаю, о чем вы, мэтр... – растерянно, с некоторой обидой прошептал Липман.
    – А вот сейчас узнаете. На меня возложена тяжкая и ответственная миссия просветить вас. И, как это ни грустно, я вынужден начать нашу беседу с вашего разочарования для того, чтобы остальное от начала и до конца было бы вам ясно и понятно. Я должен научить вас тому, чего вы не только не знаете, но, по-видимому, даже не подозреваете, хотя, мне говорили, что вы – ученый талмудист...
    – Ну, это слишком сильно сказано! Правда, – не без скромной гордости продолжал Липман, – я настолько хорошо знаю наш древнееврейский язык, который изучил под руководством моего покойного отца, дейс­твительно ученого талмудиста, что читаю наши священные книги так же легко, как и по-русски...
    – Вот видите! А я совсем не знаю языка наших праотцев. И, несмотря на вашу талмудическую ученость, вы вот не веруете ни в Бога, ни в черта. А я, неуч, верую и в Того, и в другого...
    Липман видел, что, несмотря на насмешливый и злой тон, мэтр говорил серьезно и от последнего его признания обратился в соляной столб.
    – Я не был бы настолько жесток, чтобы сразу огорошить вас таким серьезным и важным заявлением, – продолжал мэтр, – ежели бы в предстоящей нам беседе не пришлось с самого же начала коснуться немножечко истории. А при таком обороте дела, как ни верти, без Бога никак не обойдешься. И я поневоле вынужден начать именно с заявления, что Бог, в Которого вы не веруете и Которого наши праотцы называли Иеговой, Адонаи, Демиургом, Саваофом и еще как-то там, действительно существует.
    Пораженный Липман сотрясся всем телом и что-то промычал.
    – И не только существует, но от Него, только от Него одного пошло все сущее и даже мы с вами. – Он опять глумливо усмехнулся. – Это, г. Липман, истина, не подлежащая ни малейшему сомнению. Истина и то, что души наши, души всех людей бессмертны. Это нам, обладателям высших знаний, давно открыто. Мы это точно знаем. Сейчас поверьте мне на слово. Но если не хотите верить мне, Дикису, то поверьте тем великим и высоким, которых вы знаете и которые послали меня сюда, а вскоре в истинности моих утверждений вы убедитесь на опыте, собственными глазами. Впрочем, как хотите... Я только исполняю мой долг. Да-а... Все это вас удивляет? И главное то, что говорит вам о таких предметах не какой-нибудь русский поп или католический патер или раввин, а говорю я. Вы же знаете, кто есть я.
    – Знаю... – протянул озадаченный и потрясенный Липман.
    – И всю эту многообразную жизнь Бог Единой Своей волей и Своей силою вызвал из небытия, и все это сделал, знаете, для чего?...
    – Нет, конечно, не знаю...
    – Ну, для того, чтобы вся дышащая тварь любила Его Одного до самозабвения, превыше всего на свете, беспрекословно повиновалась бы Его одной- единой воле и беспрестанно возносила бы ему хвалебные и благодарственные гимны, а обо всем остальном и даже о себе забыла бы... Ну, одним словом, все это создал Он для Своего услаждения и славы...
    – Но в теории, в проекте одно, а в жизни, на практике, часто выходит совсем другое. Даже самые точные математические расчеты в приложении к действительности иногда совсем не совпадают с теорией. Так случилось и в хозяйстве Бога. Видимо, Он чего-то и даже многого не учел и не досмотрел. Ну что же из всей боговой комбинации получилось? Самый высший и приближенный к Творцу дух, самый умный и самый совершенный из всех тварей вселенной возмутился тиранией своего абсолютного Владыки, не признававшего ни за кем и никаких неугодных Ему хотений, пожелал распоряжаться самим собой и стал перечить своему Повелителю. Конечно, такое поведение сотворенной Им жизни не могло понравиться Богу. Что происходило между ними, это их частное дело и нам в точности неизвестно, да это и не важно. Но факт тот, что гордый восстал против своего Владыки и своим протестом заразил бесчисленное количество своих товарищей, других духов. От этого, как вы знаете, на небе вспыхнула революция, первая по счету, прообраз всех последующих на земле революций. Проклятый и отверженный Богом высший дух, дьявол, хотел ниспровергнуть престол Предвечного, сам сесть на Его место, подчинить себе Бога и всю вселенную. В ожесточенной битве духи-рабы силою Бога одолели революционеров и свергли их с неба. Все это старое, конечно, вам известное. Но борьба на этом не окончилась! Это был разыгран только первый ее фазис. Борьба жесточайшая, непримиримая длится беспрерывно из года в год, из века в век, все возрастая и возрастая в своей ярости, расширяясь и углубляясь в своих размерах. Как это покажется вам, г. Липман? – с усмешкой спросил мэтр.
    Ученик, выпучив глаза, только вздернул плечами и чуть слышно пробормотал:
    – Конечно, мэтр, история старая... Но подход к ней... Я... я теперь не знаю, что и думать... Я... я совершенно раздавлен... Все, что хотите, ожидал... мэтр... но такое... такое мне никогда и в голову не приходило и во сне не снилось... Он, задумавшись, помолчал. – И извините, мэтр. Откровенно вам сознаюсь, что если бы все это исходило не из ваших уст, а из чьих-либо других и не при такой серьезной деловой обстановке, то мои уши восприняли бы, но ум никогда. Я просто отнесся бы, как к фантастической басне или как к грубой мистификации.
    Торжествующая усмешка расплылась по всему лицу мэтра.
    – Я вижу, что сказанное мной огорошило вас, Липман. Что же с вами будет, когда я открою вам такие тайны и нарисую перед вами такие перспективы, которые действительно никогда вам и в голову не приходили и во сне не снились?! Поэтому советую вам заранее собрать себе все ваши нервы и так и держать их в вашем кулаке до самого конца. Я вполне понимаю, что вам невозможно сразу освоиться и вместить в себя все то, что я вливал и еще больше имею влить в ваш мозг. Немыслимо в один миг перевернуть все свое ми­росозерцание, хотя оно было бы сплошным заблуждением, каким оно на самом деле и было у вас. Ведь это заблуждение, как самую несомненную истину, вы исповедовали во всю вашу сознательную жизнь. И оно было вашей непоколебимой верой, – он насмешливо хмыкнул, – вашей путеводной звездой. Не подумайте себе, что мы, высшие, были настолько наивны, что были неосведомлены насчет вашего атеизма. Мы об этом не только знали, но и всеми мерами и средствами поддерживали и укрепляли вас в вашем слепом заблуждении. Вы, конечно, и не подозревали, что вас кто-то ведет в неведомый вам путь, а были убеждены, что сами собственным лбом пробиваете себе дорогу. Такова наша система, Липман, применяемая нами решительно ко всем нашим агентам, работающим на низших ступенях. Наши карты и наши цели мы открываем только особо посвященным, которых мы наметили в самые высшие руководители мировой игры и которые в будущем должны сменить нас. Такая тактика единственно верная, обеспечивающая успех нашему великому делу, установленная на основании многовекового опыта. Тот главнокомандующий, который в начале кампании открыл бы все свои стратегические планы всем чинам своей армии, был бы непроходимым глупцом и был бы побежден. Ведь подумайте себе, если бы вы, наш бессознательный агент, были бы прежде не атеистом, а верующим в Единого истинного Бога? Такие люди, не знающие тайн вселенной, т.е. истинного положения вещей во всем мире, часто переходят в христианство и становятся нашими заклятыми врагами. Ведь при таком обороте дела мы в лице вашем потеряли бы очень ценного сотрудника и нажили бы лишнего неприятеля. Теперь же, когда вы от имени нашего высочайшего трибунала удостоены самой высшей степени посвящения, когда из направляемых и руководимых вы повышены в ранг направителей и руководителей, т.е. фактических вождей и не в одной какой-либо области или государстве, а в целой вселенной, ваше заблуждение, которым вы с таким успехом руководствовались в первые деятельные периоды вашей жизни, было бы не только не полезно, но даже вредно. Отныне, ваши глаза будут открыты. Вам должны быть ведомы самые сокровенные тайны судеб мира сего. И отдернуть завесу, скрывающую эту страшную и восхитительную тайну, начертать перед вами наши грандиозные планы переустройства мира и открыть грядущие перспективы поручено мне.
    Дикис вынул сигару, тщательно обстриг ее тонкий кончик висевшей у него на часовой цепочке золотой гильотинкой и только когда закурил ее, приступил к продолжению своей речи.

    В начало

    II

    – Конечно, вам не зачем повторять старую библейскую историю, как Бог сотворил первого человека, как выгнал его из рая, как люди, размножившись, впали в такое ужасное нечестие, что Богу пришлось истребить весь род человеческий потопом, оставив в живых только праведного Ноя и его трех сыновей с женами...
    Липман рассмеялся.
    – Да неужели, мэтр, и эта библейская сказка о потопе имеет под собой достоверность исторического факта? – спросил он.
    – Неужели вы думаете себе, что я приехал сюда из-за океана для того, чтобы рассказывать г-ну Липману какие-то нелепые сказки?! Пхе! – резко и грубо оборвал Дикис.
    Липман съежился.
    – Простите, мэтр, все это так необычайно... – пролепетал он.
    Дикис продолжал:
    – Ну и что же?! – он усмехнулся. – Богу не везет: и потоп не образумил людей, пуще прежнего развратились. Оскорбленному и разгневанному Богу, видимо, ничего другого не оставалось, как в противовес нечестивым произвести от Духа Своего новый, отличный от всех народ, наделить его высшими дарами и разобщить его от всего остального развращенного и низшего человечества. Народ этот Самим Богом был назван Его народом, Божьим народом, в своих исторических путях был водим Духом Боговым, народ избранный, возлюб­ленный, царственный и т. д. Конечно, народ этот наш, еврейский. Бог дал ему в обладание землю Ханаанскую – одну из наилучших в древности земель, а в будущем хотя и туманно, но пообещал и всемирное царство. Однако, избрав нас, отличив перед всеми народами, произведя от Духа своего царями, Бог не только не дал нам царствовать над другими народами, а, наоборот, во всю нашу многовековую историю, видимо, только и думал, как бы жесточе покарать, больнее уязвить и унизить наше племя, отдавая в постыдное и мучительное рабство всевозможным низшим народам: то египтянам, то ассирийцам, то вавилонянам, то персам, то грекам, то римлянам, т.е. попросту, самым бессовестным образом издевался над нами, водил за нос и обманывал. Не будем на этой столько же несправедливой, сколько возмутительной и грустной истории задерживаться, так как она всякому школьнику известна. Разгадка в том, что Он по Своему тираническому нраву и из нас, Своих царственных детей, хотел сделать безгласных, послушных рабов. А ведь мы – сыны Его и, как таковые, как будто имеем право на нечто большее, чем быть презренными рабами. Праотцы наши покорно слушались Его велений и доверчиво и терпеливо ожидали обещанного им Мессию-Избавителя, Который осуществит обетования Отца-Иеговы, избавит их от нищеты и рабства и устроит на земле вечное царство Израиля. Но проходили века, проходили целые тысячелетия, а положение нашего племени не только не изменялось к лучшему, но из века в век становилось все безнадежнее и хуже. После короткой эпохи царя Давида и первых лет Соломона, когда звезда Израиля действительно высоко вознеслась над землей, Бог, в конце концов, лишил Израиля его родины и разметал предков наших по всем четырем ветрам.
    – От беспрерывно обрушивавшихся на головы наших отцов ужасных бед и несчастий терпение их истощалось. Они часто стали отпадать от истинного Бога в идолопоклонство. Ну, вы сами знаете, что Иегова посылал к Своему народу пророков с увещаниями снова обратиться к Нему и терпеливо ждать обещанного Избавителя, а за терпение, страдания и муки сулил Царство Небесное за гробом. Ну, что ему журавль в небе?! Дай синицу в руки. Народ жаждал свободы сейчас, здесь, на земле, хотел не страдать, не рабствовать, а царствовать и наслаждаться. У всякого народа, будь он на месте Израиля, лопнуло бы терпение. Пророки нашли объяснение, что Бог карает людей за первородный грех. Нечего сказать, логическое объяснение! Разве Израиль не мог возразить: не мы этот грех совершили. И разве не жестоко карать бесчисленный ряд поколений не за грех даже, а за маленькое непослушание прародителей?! Где же тут справедливость?! Что касается неверности и нечестия праотцев наших, то, как же людям быть верными и благочестивыми, когда беспрерывными и страшными бедами они доведены до полного отчаяния?!
    – Такое неустойчивое положение, т.е. то отпадение Израиля от своего Иеговы к идолам, то возвращение к Нему, длилось целые тысячелетия и не было определен­ности, не намечалось впереди и выхода. Мудрецы на­ши, философы, мозг народа, такой странной и страшной судьбой своего родного племени были не мало озадачены и глубоко задумывались над этим вопросом. Занявшись сравнительным изучением истории Израиля и его соседей-иноплеменников, они пришли к неожиданному выводу, что как идолопоклонникам, так и Израилю во времена отпадения его от своего Иеговы, жилось богаче, привольнее и счастливее. В течение столетий тайна этой загадки была неуловима и темна для наших неутомимых исследователей, пока наши левиты не вошли в непосредственное соприкосновение с учеными халдеями и от них не переняли каббалу, явившуюся ключом к уразумению тайн мира. Это великое открытие, о котором за далью веков ныне совершенно забыли, перевернуло всю последующую историю человечества. Случилось оно во время великого Вавилонского пленения, почти за шесть веков до рождения Сына Марии...
    – Что же они узнали от халдеев? – пониженным от волнения голосом спросил крайне заинтригованный Липман.
    – Они узнали... как вы думаете, что?
    – И что я могу думать?!
    – Ну, так я уже вам скажу...
    – Что?
    – Они узнали, что вопреки верованиям Израиля, Бог не всемогущ...
    – Что вы говорите? Как же так может быть, мэтр, Бог и не всемогущ?
    – Так... – насмешливо осклабляясь, подтвердил Дикис.
    – Если действительно, как вы утверждаете, Бог есть, существует, так ведь Он – Существо всемогущее. По крайней мере, нас так учили...
    – Ну и что ж с того, что вас так учили?! И меня так учили, и всех других так учили...
    – Значит, что же ?... Значит, нас невольно, а может быть, даже умышленно вводили в заблуждение, т.е. попросту, обманывали?
    – Ну и зачем непременно обманывали?! Наши мудрецы допускают, что, может быть, прежде и даже наверно Бог и был всемогущ...
    – Ну, а теперь?
    – Теперь другое дело... Теперь от прежнего всемогущества одно только приятное воспоминание осталось...
    – Т.е. как?
    – Ну и так же, как такое сплошь и рядом случается между людьми: был себе человек богатый и сильный, но слишком самонадеянный, не видевший ни в ком и ни в чем себе соперников и препятствий и, очертя голову, пустился в целый ряд деловых комбинаций. Ну, а там, смотришь, одно дело сорвалось, на другом подвели, на третьем надули, четвертое вышло неудачно и т.д. и т.д. Ну, такой предприниматель терпит убытки за убытками и, в конце концов, теряет все, что имел, т.е. разоряется...
    – Вы приводите, мэтр, человеческий пример, а тут Бог.
    – Ну и что же с этого?! Почему вы думаете, что дела Боговы не подчинены законам, аналогичным с законами человеческими?
    – Потому, мэтр, что не люди устанавливали законы, а Бог, который в состоянии и изменить их...
    – Так ли, Липман? В состоянии ли Бог изменять законы? Да и Он ли их устанавливал?
    – А кто же?
    – Установились они силою вещей, взаимным соотношением между собою этих вещей. И опыт истории показал, что природные законы неизменны. Что вы мне ответите на такой вопрос: жизнь человеческая так, как она совершается, может быть угодна Всеблагому и Всеправедному Богу?
    – Ну и как она может быть угодна? Конечно, нет.
    – Теперь будем рассуждать так: перед моим вот этим носом и перед моими вот этими собственными глазами вечно торчит навозная куча и не одна, а куда бы я ни повернулся, везде навозные кучи, много навозных куч. Они со всех сторон меня окружили. Я сижу посреди их. И во всех этих кучах кишат отвратительные черви, жуки, мухи и всякая им подобная дрянь облепляют их. И все они мозолят мне мои глаза и воняют так, что мне некуда девать мой нос. – Он сделал брезгливую гримасу и покрутил своим ужасным носом. – Это ежеминутно и ежечасно отравляет мне мою жизнь, не может не отравлять. Так?
    – Конечно, так.
    – Ежели я в состоянии уничтожить эти навозные кучи, то неужели я их не уничтожу, а буду терпеть? Как вы думаете?
    – Само собой, разумеется, прикажете уничтожить их.
    – Ну, а жизнь человеческая разве не одна сплошная смердящая навозная куча перед носом и глазами Создателя? Разве того хотел Бог от людей? Все священное Писание свидетельствует, что вся жизнь человеческая глубоко противна Богу. Если Он всемогущ, то почему же не изменит ее к лучшему? И как вы себе ни думайте, всегда придете к одному заключению, что если не изменяет, то только потому, что не может, не в силах изменить. Так выходит по-нашему здравому человеческому рассуждению. А фантазировать на эту тему можно, сколько душе вашей угодно. Можно говорить и о Его бесконечной любви к людям и о безграничном милосердии и терпении Его. Но все это явится гадательной и беспочвенной метафизикой...
    – Странно, странно... – шептал озадаченный Липман.
    – И странного ничего нет. Почему вы не допускаете, что Бог, будучи искусным архитектором и художником, подобно людям этого сорта, (ведь Он создал их по образу и по подобию Своему!) не является достаточно опытным и искусным практиком и в Своем увлечении творчеством несколько просчитался, т.е. оказался слаб в бухгалтерии?
    Высказав это, мэтр весело расхохотался и так стремительно всей своей тяжестью откинулся на спинку кресла, что она затрещала.
    В первую минуту Липману показалось, что это не хохот, исходивший из необъятного чрева гостя, а кудахтанье множества кур в курятнике.
    Оправившись от хохота, Дикис снова перешёл на свой обычный саркастически-насмешливый тон.
    – Несомненно, произошло следующее: пока Бог был всецело увлечен творчеством и устроением твари, противоборствующая Ему сила, дьявол, везде и во всем тайно мешал Ему и, насколько мог, портил созданное Им. Очевидно, Бог, полагаясь на Свое всемогущество, презрел или просто проморгал нарастание враждебной Ему силы и когда спохватился, было уже поздно. Сила эта настолько возросла и окрепла, что не только уничтожить ее, но и одолеть или хотя бы обезвредить ее Он уже не мог. Не правда ли?
    – Логически как будто смахивает на то... – с некоторым недоверием проронил Липман.
    – Поясню примером. Вы взяли себе из коробочки самую малюсенькую спичечку, чиркнули, и она загорелась... – Как бы для большей наглядности он из золотой, с рубином в одном углу, спичечницы вынул спичку и запалил сигару – И этой зажженной спичечкой вы подожгли не сигару, как я сейчас, а город, который преблагополучно сгорел до тла. А ежели при этом вы недостаточно осмотрительны, то и сами можете погибнуть в пламени. А что стоило вам во время погасить зажженную спичечку? Дунуть на нее. Только. Но погасить уже возникший и разгоревшийся от этой малюсенькой спички пожар – дело мудреное и иногда не под силу не только вам, который поджог, но и целым тысячам людей, вооруженных всевозможными огнетушительными аппаратами. Нечто подобное случилось и с Богом. Он упустил это пламя зла, и оно обратилось во всемирное пожарище. Согласны вы со мной?
    – Я ничего не имею возразить против вашей логики, мэтр. Но как сказать? Ведь она только человеческая...
    – А что вы думаете, имеется еще другая логика? Если таковая другая имеется, то имя ей – бессмыслица. Логика одна и та же, как для человека, так и для Бо­га, иначе она не была бы логикой. Это – понятие самодовлеющее и определенное, не допускающее над собой никаких мудрствований и кривотолкований, – внушительно, с сердцем заявил Дикис. – Но с рассуждениями и объяснениями мы отклонились в сторону от нашей кардинальной темы. Возвратимся к ней... Те мудрые отцы наши, которые восприняли от халдеев каббалу, осмыслили, углубили и приложили ее к жизни, были фарисеи. Вам, конечно, известно, что слово "фарисей" значит "особенный". Для торжества своего великого учения мудрым каббалистам нашим пришлось обособиться от всех в тайную секту. Народ наш, как и всякий иной народ, темный, невежественный, стадо баранов. Он идет по тому пути, по какому направляют его погонщики, его тайные духовные вожди. Но с вековыми наследственными верованиями и навыками народов их поводырям приходится постоянно и очень-очень считаться. Слишком прямое, резкое и грубое насилование или попрание этих верований и навыков, иногда пустячных и вздорных, приводит обычно к результатам нежелательным, а иногда опасным и даже катастрофическим для самих главарей. Но к счастью, фарисеи наши оказались помимо того, что великими психологами, но и людьми действительно гениальными. До мельчайших подробностей изучив все обстоятельства и учтя обстановку, они для достижения своей высочайшей цели наметили медленный, трудный, но безошибочный путь. Народ наш во времена Вавилонского пленения еще больше чем когда-либо прежде, уповал на своего Иегову, каялся перед Ним во грехах своих и пламенно молил Его поскорее избавить его от тяжкого рабства и возвратить ему потерянную родину. Фарисеи, которым каббала открыла сокровеннейшие тайны далекого грядущего, не могли прямо заявить верующему народу, что ему бесполезно уповать на своего обессилевшего Бога. За такую дерзость с ними не поцеремонились бы, а по древнему закону вывели бы за город в поле и всенародно побили бы их камнями. Как люди умные и прозорливые, они избрали другой окольный, но мудрый путь. На своих тайных совещаниях, на которые непосвященные, конечно, ни в коем случае не допуска­лись, фарисеи решили выделиться из общей среды своим наружным благочестием, преданностью вере отцов и строжайшим исполнением всех сложнейших, от больших до самых мельчайших, предписаний разрушаемого ими Закона. Мало этого, они выдумывали все новые и новые правила благочестия и на глазах всех неукоснительно и строго выполняли их, т.е. между благочестивыми казались наиблагочестивейшими, между добродетельными добродетельнейшими, между святыми святейшими, т е. выражаясь по-современному, развили форменнейшую провокацию. И труды их, и жертвы их увенчались колоссальным успехом. Благодаря своей железной дисциплине и преданности задуманному делу, они быстро завоевали себе видное положение в народе нашем, а ко времени возвращения Ездры в Палестину для восстановления из развалин Иерусалима и храма, тогда еще очень малочисленная фарисейская секта играла уже некоторую роль среди переселенцев-евреев. Впоследствии, когда она численно усилилась, разбогатела, выделилась своею ученостью, знанием Закона, своими добрыми делами, пламенным патриотизмом и благочестием, она уже повела за собою темный, простодушный народ наш к великому будущему. Мало-помалу члены ее захватили в свои руки всю религиозную, политическую и административно-судебную власть над Израилем, т.е. оказались действительными владыками, вождями и учителями своего родного народа, диктаторами над ним. Но достижение такой безграничной власти в Израиле не было конечной целью фарисейства, не являлось куполом, венчающим храм. Это было только средством для осуществления цели, по важности и грандиозности которой не было, нет и никогда не будет равной во вселенной...
    Крайне увлеченный Липман, почти не дыша, слушал мэтра. Он уже смутно догадывался, к чему тот ведёт речь. Дикис как бы в раздумье остановился и зажег снова давно потухшую сигару.
    – В чем же заключается эта грандиозная цель?
    – Об этом узнаете в своем месте – предварительно затянувшись и выпуская изо рта облако дыма, отрубил мэтр. – Для осуществления своей цели фарисеям, прежде всего, предстояло дискредитировать в глазах верующего народа одряхлевшего Иегову. Задача не из легких. И сделать это сразу, в короткий срок немыслимо. На это потребовалась многовековая, осторожная и умная работа. Поэтому они обрекли себя и бесконечный ряд своих преемников на самоотвержение и жертву, без надежды увидеть блистательное завершение своего тяжкого труда. Согласно их заданию – обещанного через пророков Мессию, кроткого небесного Царя, надо было претворить в земного могущественного деспота, обвеянного победной славой, царя-мстителя, завоевателя, который основывает свое вечное всемирное израильское царство на гекатомбах трупов, на беспощадной жестокости, грабежах и крови. Одряхлевшего Иегову надо было развенчать, осмеять и стащить вниз с Его предвечного престола. Это не так-то легко было сделать. Пришлось перевоспитывать целый ряд поколений Израиля. Кроме того, являлось неотложным укрепить в сознании Израиля, что он не только народ избранный, Божий, царственный, но что вообще только он на всей земле один-единственный народ, для которого Бог создал эту землю, завещал ее со всем, что она на себе имеет, только им одним евреям, как Своим сынам и потому прямым законным наследникам. Все же остальные народы, дети злых духов, не люди, а скоты, гои, созданные Богом для того, чтобы служить ему, царственному народу. Человеческий же образ дан этим скотам в тех видах, чтобы услуги этих скотов были приятными сынам и дщерям Израиля. Последнее привилось очень легко, без всякого труда. Лесть и похвалы самое покоряющее средство для человеческой природы. А евреи, как вам известно, всегда презирали и ненавидели все другие народы, как низшие его существа, как язычников и гордились перед ними своим Божьим избранничеством, называли себя сынами Божьими. Эту гордость, это презрение и ненависть фарисеи своим внушением возвели в N-ную степень, сделали чисто сатанинской. Даже в некоторых случаях само прикосновение к язычникам стало считаться у евреев осквернением, от которого требовалось очищаться посредством многих сложных обрядов. А для развенчания Иеговы необходимо было уничтожить Библию. Но фарисеи поняли, что этот подвиг не по силам им, поэтому они решили ее дискредитировать. Вместо ее ясного и определенного учения пришлось подставить другое, туманное, расплывчатое, как будто в некоторых частях своих даже противоречивое, но, в конце концов, бьющее в одну точку – к умалению и унижению Иеговы и к возвышению гордыни еврея, как человека и гордыни Израиля, как народа. В Библии Бог обещает потомкам Авраама всю землю Ханаанскую и намекает на всемирное и вечное царство Израиля, но, конечно, царство не земное, а небесное. В фарисейском же учении рамки этого обетования грубеют и расширяются уже до краев земли. В нем отчетливо и ярко проводится одна доминирующая идея, что уже вся земля со всеми ее сокровищами и со всем, что родится, дышит и произрастает на ней, по праву принадлежит только одному Израилю, как народу царей и владык. Вы, Липман, конечно, понимаете, что я говорю о нашем талмудическом учении, в котором вы так сильны...
    – Да. Развитые вами положения чисто талмудические.
    – Тут дело не обошлось без маленьких подтасовок и некоторого, тоже маленького, обмана. Впоследствии, вы узнаете, почему я говорю некоторого "маленького" обмана, между тем, как в основе его лежит великая и важная истина. Безграмотному и невежественному народу внушалось, что Моисей, кроме писаных книг Закона, на горе Синае получил из уст в уста от Самого Бога еще более важный закон – ключ к разгадке и уразумению Библии. И этот ключ-закон будто бы устно по преемственности передавался через особо посвященных священников и левитов. Само собой разумеется, что это ложь. Никакого устного предания Бог не поверял Моисею. Это выдумано фарисеями для объяснения сверхъестественного происхождения талмудического учения. Наши равви постепенно свели Всемогущего Бога, Творца и Вседержителя вселенной на положения немощного, похотливого старикашки, забавляющегося всякими глупостями и даже непотребством, самих же себя возвеличили и в некоторых случаях поставили выше Бога, как и талмуд выше Библии. Тяжелая задача фарисеев значительно облегчалась тем немаловажным обстоятельством, что Израиль за время Вавилонского пленения начисто забыл свой родной древнееврейский язык, на котором были написаны все книги Закона и говорил уже на арамейском наречии сиро-халдейского корня. Библию могли читать только люди ученые, каковыми в Израиле являлись исключительно фарисеи и книжники из их же секты. Для народа она была тарабарской грамотой. И, конечно, наши равви толковали народу Закон, как им хотелось, т.е. сообразно со своими целями.
    – Вот для чего написан талмуд и вот откуда его истоки! – воскликнул Липман. – Меня всегда поражало несходство его, даже во многих местах разительное противоречие с Библией. Но, будучи атеистом, я на обе книги смотрел, как на пережиток древности и совсем не интересовался религиозными вопросами.
    Дикис усмехнулся.
    – Ну, так теперь знайте, это вам необходимо. Как вам известно, талмуд составлялся постепенно, в продолжение многих веков, изучался устно в фарисейских школах и преподавался во всех синагогах древнего мира. Народ слепо верил равви, своим учителям, толкователям и наставникам. И мало-помалу из представления Израиля вытиснился библейский образ Мессии – духовного Избавителя, о Котором издревле вешал целый сонм Богодухновенных пророков, вытеснялся другим ликом, ликом, обагренного кровью всемирного царя израильского, царя-мстителя и деспота, который поработит все человечество, заставит гоевские народы склонить свои колени и выи перед царственным Израилем. И многовековая работа наших равви оказалась настолько успешной, что ко времени появления на земле Сына Марии, весь Израиль был так радикально перевоспитан, что даже ближайшие ученики Назарея до самой позорной смерти своего учителя ждали не небесного, а земного всемирного царства Израильского с царем Иисусом во главе. И надо было им испытать немало горьких разочарований прежде, чем они помирились с обещанным этим обманщиком Царством Небесным там, за гробом, в пакибытии, а здесь, на земле, Он обрек их на нищету, скитания, на лютые гонения, поношения, презрение, вплоть до мучительной насильственной смерти.

    В начало

    III

    Липман, воспользовавшись наступившим молчанием, пригласил гостя в столовую, в которой на два прибора был сервирован холодный ужин, состоявший из жареной индейки, большого куска ростбифа, ветчины, нескольких сортов колбасы, коробок с омарами, компота и множества разнокалиберных бутылок с винами, коньяком и настоящей русской водкой.
    Оба с большим аппетитом принялись за ужин, беседуя о всяких посторонних предметах, преимущественно на политические злобы дня.
    Гость с беззастенчивой жадностью поедал все, что попадало в поле его зрения. Куски индейки и ростбифа он, не довольствуясь ножом и вилкой, поспешно разрывал руками и без стеснения облизывал пальцы. Напиткам и особенно коньяку и водке он тоже уделил немалое внимание. К удивлению хозяина, от обильного ужина ничего не осталось.
    Перейдя снова в кабинет, за чашками вскипяченного на спиртовке русского чая с коньяком, ликерами и вареньем, беседа на основную тему возобновилась особенно оживленно.
    – Вы, Липман, конечно, хорошо знаете о тех событиях, которые порождены были выступлением Сына Марии. На них останавливаться не будем, но упомянуть о них необходимо, потому что этот обманщик стал поворотным пунктом всей дальнейшей мировой истории и надо же сознаться, что даже больше того, он стал центральной всезаполняющей фигурой этой истории, ибо Его значение и влияние на все культурное человечество в течение почти двух тысячелетий было подавляюще-могущественным. Как это могло случиться? Ученики Распятого, после Его позорной смерти обошли весь тогдашний древний мир с вдохновенной проповедью об Его изумительных чудесах, о Его учении и праведной жизни, о Его убиении, воскресении и вознесении на небо. Многие из народа нашего соблазнились и уверовали в Распятого, как в Единородного Сына Богова, равного Отцу, грядущего во второй раз на землю на облацех небесных, с силою и славою великими судить всех живых и мертвых, которых Он обещал воскресить.
    Дикис скептически усмехнулся.
    – Эта зараза охватила не только часть нашего народа и мир язычников, которые толпами повалили к ученикам Галилеянина креститься во имя Отца и Сына и Святаго Духа, но что всего горестнее – отторгла в свою ересь и многих видных иудеев, даже таких богатых и влиятельных членов синедриона, как Никодим и Иосиф из Аримофеи. Савл из Тарса, любимый ученик знаменитого Гамалиила, в начале яростный гонитель последователей Назарянина, потом стал апостолом Павлом, ревностнейшим и неутомимейшим проповедником Божественности Распятого. Сам дотоле высокочтимый, мудрый Гамалиил – столп и украшение фарисейства, гордость синедриона, вместе со своим юным сыном отпал от веры отцов наших и сделался исповедником Иисуса. Вся многовековая, тяжкая и умная работа наших равви находилась накануне полного крушения. Фарисейский корабль трещал по все швам, рвались паруса и снасти. Волны, готовые поглотить его, бросали из стороны в сторону. В синедрионе, прежде столь единодушном, состоявшем сплошь из фарисеев, если не считать ничтожной примеси статистов-саддукеев, первое время царили смятение и растерянность, переходившие в разногласия, раздоры и ужас. Почва так грозно колебалась, что, казалось, вот-вот разверзнется пасть земли и смелет в своих челюстях и синедрион, и все дело фарисейское, и все великое будущее Израиля. Распятый после Своей смерти с потрясающей силой мстил за Себя. Теперь Он для общееврейского дела стал грознее и страшнее, чем был при жизни. И, несомненно, дело Израиля безвозвратно на веки погибло бы, если бы своевременно к нему на помощь ни пришла иная сила. Она, эта сила, вдунула дыхание жизни в омертвевшие ноздри отцов наших, влила новую, горячую кровь и сверхчеловеческую энергию в уже переставшие биться сердца их и в доказательство жизненности и правоты их великого замысла, точно в огромном зеркале, показала отдаленную, по великолепию, блеску и славе превосходящую всякое вероятие и всякую необузданную фантазию, судьбу нашего царственного племени. Эта благодетельная сила звала, ободряла и двигала отцов наших на беспощадную, смертельную борьбу всеми средствами и всеми мерами с последователями Распятого, обещая свою постоянную, могущественную помощь.
    Отцы наши без колебаний и без оглядок снова пошли, руководимые этой силой. И вот почти две тысячи лет мы идем, как победоносная рать, которая не взирает на жертвы, не считает потерь, а только пополняет и смыкает свои бестрепетные ряды и как всесокрушающий таран, ломает все препятствия и преграды на долгом, победном пути своем. Мы решительно и бесповоротно порвали с Богом, ничего общего не хотим иметь с Ним, кроме наших длинных счетов, которые в свои времена и сроки предъявим Ему с требованием расплаты и с наросшими процентами. И этот час близок. Он будет, будет. – Мэтр с неожиданным ожесточением угрожающе помахал над своей головой кулаком. Он тяжело сопел; ноздри его раздувались; на губах показалась пена. – О-о-о, будет, будет!
    Липман вдруг, точно волчок, запушенный невидимой рукой, смешно подпрыгнул, потом закружился по комнате и, наконец, с выпученными глазами, с видом барана, наткнувшегося на непреодолимое препятствие, остановился, как вкопанный, перед своим гостем.
    – Скажите, мэтр, – придушенным голосом прохрипел он, – какая же это сила, которой и вы, и я, и все правоверные евреи служим?
    Дикис с удовлетворенным выражением на гадко и гнусно ухмыляющемся лице, следивший за всеми движениями своего ученика, спокойно ответил:
    – Не горячитесь, Липман, потерпите немножечко.
    – Мэтр, – умоляюще уговаривал тот, – но довольно уже играть в прятки. Назовите мне эту силу сейчас. Я хочу знать...
    – Говорю вам, потерпите немножечко...
    – А кто же этот... Распятый?
    – Об этом я вам сейчас доложу... насмешливо осклабившись и показывая из-за толстых губ сплошь золотые зубы, промолвил он.
    Но, опустив свою огромную, плешивую голову и посасывая из драгоценного, темно-зеленого мундштука свою вечно потухавшую сигару, мэтр, точно испытывая терпение своего ученика, молчал.
    Липман страшно нервничал.
    – Распятый... Распятый... – Дикис поднял свое уродливое, искаженное сатанинской усмешкой лицо на Липмана и нарочито вяло, небрежно проговорил: – ну, этот самый... как Его?... Ну, Липман, как Его называют христиане?... Вы же сами знаете...
    Лицо ученика на глазах учителя пожелтело, как лимон.
    – Бохх..., – с ужасом вращая выпятившимися, как у лягушки глазами, едва слышно, трепетными губами, вымолвил он и, ударив себя ладонями по ляжкам, присел чуть ли не до пола.
    – Ну, да... А кто бы вы думали?! Единородный Сын Богов, Второе лицо Святой Троицы... – с той же спокойной сатанинской усмешкой пояснил Дикис.
    – Как? – не будучи в силах скрыть своего страшного волнения, но все еще с недоверием вскричал Липман, – Он – Второе лицо?... Единородный Сын Божий?...
    – Не делайте шум, Липман! – строго запретил мэтр.
    – Простите, простите, мэтр – зашептал ученик. -Но это такое... такое... от чего можно и голову потерять и... с ума сойти...
    Он весь вспотел и провел рукой по мокрым волосам.
    – Вы спрашиваете: как? Да так же, действительно, так... – с прежней усмешкой, по-прежнему уверенно и спокойно, точно речь касалась самых обыденных вещей, подтвердил Дикис. – Слушайте, Липман, ну как же может быть иначе, чем я сказал? Согласно древнейшим пророчествам, Он рожден в Вифлееме, городе Давидовом, от действительно непорочной Девы Марии, происходящей от колена царя Давида, вырос в Назарете Галилейском, вел совершенно безгрешную жизнь, 30-ти лет вышел на проповедь, совершил все те чудеса, которые описаны в Евангелиях и еще значительно больше чудес, тысячи чудес, о которых в этой книге не упоминается. Все древние пророческие писания от Моисея и царя Давиде до Исайи, Даниила и Малахии с буквальной точностью сошлись на Нем Одном. Действительно, еще при жизни Своей Он грозно потряс и чуть совсем не погубил многовековую работу наших предшественников, за это был гоним ими, взят и распят при римском прокураторе Понтии Пилате, умер, ожил и вознесся на небо.
    Липман с открытым ртом, закрывая ладонями уши, с выражением мистического ужаса на лице выслушал и хриплым, недоверчивым голосом переспросил:
    – И вы не шутите, мэтр?
    Тот ещё раз усмехнулся, но не весело и, скосив глаза на свою сигару, стряхивая с нее мизинцем пепел прямо под ноги на ковер, серьезно, почти трагическим шепотом вымолвил:
    – Плохи были бы шутки, Липман.
    – И вы говорите правду? Тот вздохнул.
    – Сущую правду, Липман.
    Тот забыл всю свою робость перед мэтром.
    – А доказательства? Где они?
    – Доказательства? Первосвященники, синедрион и все фарисеи. Разве вам этого мало?! Они отлично, хорошо все знали, потому что при жизни Иисуса, постоянно и сами, когда оказалось это возможным, следили за Ним и наряжали своих специальных соглядатаев, которые следовали по пятам Его, являлись свидетелями всех Его поступков и всех совершенных Им чудес, наконец, они с полной, не подлежащей ни малейшему сомнению, достоверностью убедились в Его воскресении... Все это подробно записано в наших тайных книгах, с которыми впоследствии вам надлежит ознакомиться...
    – Почему же Его не признали, а предали на распятие? Почему не признали после воскресения? – почти кричал Липман.
    Он, бледный, даже посеревший, подобно осиновому листу, дрожал всем телом, ковыляющими шагами машинально дотащился до письменного стола, безотчетно свалился в кресло и, опершись локтями, зажал в руках голову. Бессмысленный, как у безумного, взгляд его блуждал по комнате.
    – Сколько раз я вам говорил: имейте свое терпение и держите ваши нервы в ваших руках. Во всем убедитесь в свое время. Вы столько задали мне вопросов, что не могу же я сразу ответить на все.
    С минуту никто из собеседников не проронил ни слова. Мэтр в пятый или в шестой раз запалил сигару и, видимо, весь погрузился в курение. Плешь его белыми бликами выступала на густом, сером фоне табачного дыма.
    – Я ничего не понимаю... ровным счетом ничего... – с отчаянием прошептал Липман.
    – Ну и чего вы не понимаете?
    – Ничего не понимаю... ровным счетом...
    – Дело просто: наши первосвященники и старейшины народные отвергли Сына Богова и осудили Его на смерть...
    – Да вот почему?
    – На это были свои причины... и очень важные...
    – Какие же? Я хочу знать их.
    Мэтр весело расхохотался и, через стол, дотрагиваясь рукой до руки ученика, дружески заявил:
    – Я начинаю бояться, г. Липман, что я настолько негодный учитель, что вместо того, чтобы направить вас на путь истины, наставить в вере отцов наших и посвятить в величайшие мировые тайны, о которых ни один непосвященный и не догадывается, я обратил вас в христианина!
    Он отдернул свою руку и с усмешкой глядя в лицо своего потрясенного и расстроенного ученика, еще веселее и громче расхохотался.
    Наконец, Липман вышел из своего столбняка и с кислой усмешкой слабым и безнадежным голосом промолвил:
    – О, нет... То ваши шутки, мэтр... и... извиняюсь, жестокие шутки... Мой жребий давно брошен. И с моей стороны никогда ни при каких обстоятельствах ни дезертирства, ни ренегатства быть не может. Мне возврата нет.
    – Я это так же хорошо знаю, как и вы. Но не все же серьезно. Можно же другой раз и пошутить.
    – Ваши откровения посыпались на мою бедную голову, как из рога изобилия. Еще бы! И Бог-то есть, и ангелы, и дьявол, и черти, а, следовательно, есть, и бессмертие души, и будущая жизнь, и воздаяние по заслугам. Ведь от этого череп треснет, вверх тормашками перевернешься...
    Он помолчал, потом прибавил:
    – Ведь всю мою сознательную жизнь я служил на пользу, процветание, будущее торжество и славу нашего родного народа, служил, не считая моих трудов, не щадя моего здоровья. Конечно, ни в Бога, ни в черта я не верил, Иисуса Христа я признавал, как Личность замечательную, наикрупнейшую во всей мировой истории, Личность неповторимую, как величайшее выражение гения нашего народа. В моих глазах Христос – это кульминационная точка человеческой духовности. Но практический Израиль разошелся с Ним из-за Его идеологии. И дабы Он дальше не смущал и не сбивал с материалистического пути темную народную массу, наши мудрые старейшины и осудили Его на смерть. Вера моя, как и вера многих моих единоплеменников-товарищей по культурной работе, заключалась в следующем: когда-нибудь, в более или менее отдаленном будущем, страстные тысячелетние чаяния так несправедливо и жестоко гонимого и обездоленного родного народа получат свое осуществление, что еврейский народ по праву своего первородства и старшинства над всем человечеством, а главное – своего всех превосходящего гения и высшей культурности встанет во главе всех народов и, как пастырь стадо, поведет их по пути законности, гуманности и прогресса...
    Мэтр неожиданно залился почти беззвучным, продолжительным смехом. Все его грузное тело тряслось; лицо почернело. В конце концов, он сильно закашлялся и, вынув из кармана платок, стал вытирать им выступившие на глазах слезы.
    Липман недоумевал по поводу новой веселости мэтра. Тот, не будучи в силах сразу заговорить, успокоительно махнул рукой.
    – Вы еще не знаете, Липман, какой вы сами идеалист, не хуже Иисуса из Назарета... – продолжая не без добродушия смеяться, наконец, выговорил он.
    – Давеча вы спрашивали меня, почему Израиль отпал от Бога, почему не признал Иисуса по Его чудесам и повесил, почему не упал перед Ним на колени после Его воскресения и т.д.? Теперь я вам отвечу: потому что Иегова-Адонаи, так много нашим праотцам обещавший, но ничего не давший, не исполнял Своих клятвенных обещаний...
    – Почему?
    – Во всяком случае, не потому, что хотел их не исполнить
    – Тогда почему же? Где причина?
    – Потому что не мог их исполнить.
    – Как не мог?
    – Ну, так. Разве ж вы не знаете, как иной даже солидный банкир не может оплатить своих векселей, хотя такое обстоятельство грозит ему банкротством...
    – Но ведь Бог...
    – И что же с того, что Бог?! Я уже говорил вам, что Он растратил Свое всемогущество. И какая теперь Ему цена? Можно пройти мимо и шляпы перед Ним не снять. – Он расхохотался. – Ну, довольно шуток. Слушайте. Наши фарисеи еще во времена Вавилонского пленения через каббалу узнали все, что от всего человечества сокрыто и тогда же решили эту грандиознейшую задачу. Они были не дети. Каждый из них стоил дюжину Соломонов. Изучая все события истории и явления жизни, исследуя и взвешивая их на весах своего тонкого и прозорливого ума, они пришли к определенному и незыблемо обоснованному заключению, что сила зла, противоборствующая всем добрым начинаниям Бога, в течение веков настолько возросла, что уже превозмогает Его благую силу. И потому Он, не желая сознаться в Своей несостоятельности, т.к. тогда Он "потерял бы лицо" перед всей вселенной, взамен земного царства и земных благ обещает верным Своим Царство Небесное за гробом, т.е. попросту говоря, виляет и изворачивается, как прогоревший предприниматель, все еще надеясь в неопределенном будущем как-нибудь выкрутиться из петли...
    Липман с некоторым сомнением покрутил головой.
    – Что вы этим хотите сказать?
    – Может быть, может быть и так, как вы сказали...
    – Не может быть, а есть именно так, как я говорю! – со злостью, грубо прервал мэтр и сердито засопел.
    – Ведь я же не возражаю, мэтр.
    – Итак... убедившись в полной несостоятельности Иеговы, фарисеи наши рассчитали, что Израилю нет ни малейшей выгоды идти с Богом и тогда только приняли чрезвычайное решение – переменить фронт, т.е. навсегда порвать с Иеговой и не только отмежеваться от него, но даже вступить с Ним и со всеми силами Его в непримиримую борьбу. Таким-то вот образом Израиль стал богоненавистником и богоборцем. А что касается богоубийства, то этот акт является только логическим следствием первой причины, первоначального решения. Этим своим новым курсом народ наш оправдал на деле свое древнее наименование, идущее от праотца нашего Иакова: слово "Израиль" значит: "тот, кто борется с Богом".
    Липман опять порывисто вскочил со своего места.
    – Извините, мэтр, трактуемые нами вопросы такой исключительной и ни с чем несравнимой важности, что невыясненными их во всей исчерпывающей полноте, до последней точки, оставить нельзя...
    – Чего же вы еще хотите, Липман?
    – Я хочу знать, что если Израиль объявил войну Богу, то на что же он рассчитывает, на какую поддержку, и с какой стороны? Неужели он хочет меряться с Богом одними своими собственными силами? Тогда это безумие! Ведь это даже не поединок Давида с Голиафом, а нечто несоизмеримо величайшее...
    – Це-це-це! – пошлепал своими толстыми губами мэтр. А разве я вам сказал, что Израиль одиноким вышел на ратоборство с Богом?! Пхе-хе-хе... Я вам этого не говорил. И неужели вы хоть на минуту могли помыслить себе, что отцы наши – фарисеи такие простаки, что выйдут на борьбу против Творца вселенной одинокими и голыми, как ощипанные цыплята? Хе-хе-хе... Нет, Липман, эти соломоновы головы, прежде вступления в роковую борьбу, математически точно рассчитали и как на аптекарских весах взвесили все шансы pro и contra и когда убедились в несомненности своей победы, только тогда бросили свой жребий.
    – Значит, они оперлись на постороннюю противоборствующую силу? Заключили с ней союз?
    – Ну, известно же...
    – На какую?
    – Неужели же вы, Липман, уже сколько время я с вами говорю, не догадываетесь сами, на какую именно силу?
    – И почему, мэтр, вы полагаете, что я не догадываюсь? Нет. Я догадываюсь.
    – Ну, и что же? – с усмешкой спросил Дикис.
    – Я желаю, мэтр, вот этими моими ушами, вот из этих ваших уст услышать имя этой силы...
    На этот раз Липман говорил с мало свойственной ему крайней горячностью и пальцами обеих рук потряс свои уши, а потом вызывающе указал на губы гостя.
    – Сила зла... – раздельно произнес Дикис.
    – Значит, Израиль оперся на эту силу, идет с ней плечом к плечу и на веки вечные неразрывно связал с ней свою собственную судьбу?
    – Да. Не иначе, как так.
    – Назовите, мэтр, эту силу ее собственным именем.
    – Вы хотите, Липман, чтобы я поставил точку над " i "?
    – Ну да, мэтр, во всякого рода делах я привык, чтобы не было недомолвок и недоразумений.
    Тот усмехнулся .
    – Vous avez raison. Я уже ставлю точку над " i ". Имя ему – дьявол.
    Липман, бледный, но на вид спокойный, не вымолвил больше ни слова.
    Гость, взглянув на часы-браслет, тяжело, со вздохом поднялся со своего места и стал разминать затекшие ноги.
    – Ну, Липман, я уже ухожу. Сегодня у нас суббота. В среду, ровно в 8 часов, я опять буду у вас. А за эти дни вы уже хорошенько продумайте себе о том, о чем мы имели сегодня разговор и постарайтесь вместить его в себе.
    – Слушаюсь, мэтр.
    Хозяин хотел было проводить своего гостя до подъезда, но едва только из-за двери высунул голову, как с трудом спускавшийся по лестнице Дикис энергично и повелительно замахал на него руками.
    Липман юркнул за дверь, а через четверть часа уже мчался на такси за женой.
    Она провела вечер в театре с одним довольно известным русским писателем и его супругой. Муж запретил ей возвращаться домой до тех пор, пока он сам не заедет за ней. Она сидела в убогом номерке беженской четы, пила чай с бисквитами и, вспоминая свою уютную квартиру, страшно скучала, сердясь на мужа за то, что он так долго не появляется.

    В начало

    ВЕЧЕР ВТОРОЙ
    IV

    Как и в первый вечер, гость явился ровно в 8 часов и, как тогда, хозяином были приняты все меры предосторожности для соблюдения строжайшей тайны.
    Оба заняли в кабинете свои прежние места.
    – Имеете ли какие вопросы? – осведомился Дикис.
    – Да... имею, мэтр.
    – Предлагайте.
    – Я хотел бы знать, почему вы Иисуса Христа назвали обманщиком, а основанную Им религию – ересью? Между тем, из дальнейшей нашей беседы, выяснилось, что Иисус никого не обманывал, чудес сотворил несравненно больше, чем записано в Евангелии, из мертвых Он воскрес и вознесся на небо.
    Мэтр снисходительным взглядом мудреца, которому ведомы все тайны, глядел на своего невежественного ученика.
    – Я ни одного слова не имею возразить против выдвинутых вами положений, – внушительным тоном заявил он. – Все это так. И все это вы слышали вашими собственными ушами из моих собственных уст. И, тем не менее, всемерно настаиваю на том, что Иисус из Назарета – обманщик.
    – Как же так? Не понимаю...
    – И что вы тут не понимаете, Липман? А как вы назовете того человека, который дает вам векселя, заранее зная, что ни в срок, ни после срока оплатить их он не может? Обманщик Он! – вдруг с неожиданной, страстной злобой и ненавистью взвизгнул Дикис, – потому что так же, как и Его Отец, не может дать Своим последователям того, что обещает, ересь, основанная Им религия; ибо она не соответствует действительному положению вещей в мире, лишает человека свободного произволения и тем убивает в нем разностороннее развитие природных сил. Вы, Липман, кажется, юрист.
    Тот слегка осклабился.
    – Да. Я – юрист, но юрист бездейственный, потому что хотя и числился помощником присяжного поверенного у одного известного адвоката при Петербургском Окружном суде, но совсем не практиковал, со студенческой скамьи пошел по иной дороге...
    – То не важно, практиковали вы или нет, – с досадой перебил Дикис. – Ну, а как на юридическом языке вы назвали бы поступки Иисуса?
    – Право, не знаю... – растерянно улыбаясь, пролепетал Липман. – Да, наконец, разве деяния Бога могут подлежать человеческой юрисдикции?
    Мэтр совсем рассердился, но сдержался, только резким движением в кресле и усиленным сопением выразил свое недовольство.
    – Ну, тогда я вам подскажу, что Его поведение по отношению Своих последователей на юридическом языке называется "вовлечением в невыгодную сделку". Все обещает, все у них взять и ничего им не дать. Все Его здание построено на песке и обречено на разрушение и гибель, потому что зло сильнее добра, в чем мы на каждом шагу ежедневно убеждаемся. Вы думаете, что зло побеждает добро только здесь, на земле? Как бы не так! Мир устроен по одному закону. И переменить этот закон никто не в силах. Мы это точно знаем. Из этого следует заключение, что то, что делается здесь, на земле, то продолжается, и будет продолжаться и там, на небе, в загробной жизни. Кто здесь преуспевает и побеждает, будет и там победителем. Кто здесь побежден и повержен, той же участи подвергнется и там. Каждый из нас понесет свою здешнюю судьбу и в иной план бытия. Почему вы, Липман, не хотите принять фактов так, как они есть на самом деле, как проходят перед вашими глазами, а верите фантазиям?
    – Я ни в какие фантазии не вдаюсь и в них не верю. Но ведь Бог то не фантазия. До беседы с вами, мэтр, я о Нем и думать забыл...
    – Да, не фантазия, но неудачливый предприниматель, широко, не по средствам размахнувшийся и идущий на полный прогар. Несомненно, что Он хотел исполнить все, Им обещанное, потому что помимо всяких высших соображений, которые Он имел при начале творения, исполнение Его обещаний принесло бы Ему большие выгоды. Это ежечасно в неизмеримой степени увеличивало бы Его силы, как у военачальника увеличиваются они по мере накопления бойцов. Но Его непримиримый противник, дьявол, с превеликим для себя успехом беспрерывно отторгает у Него последователей Его, заставляет их служить себе, а не Богу и тем увеличивает свое войско.
    – Вы утверждаете, мэтр, что сила дьявола превозмогает силу Бога. Не буду оспаривать. Но если так могуществен дьявол, то почему же он не помешал воплотиться на земле Сыну Божьему, почему допустил Его творить всевозможные чудеса, даже воскрешать мертвых? Ведь это ж в неизмеримой степени затрудняло работу дьявола, порождая в людях соблазн и веру во всемогущество Бога. Наконец, если у него хватило мощи довести Богочеловека до распятия и смерти, то почему же он не удержал Его в объятиях этой смерти? Ведь таким актом он действительно наглядно и неоспоримо доказал бы свою превосходящую мощь. И Бог был бы посрамлен. А ведь Иисус воскрес из мертвых. Как вы все это объясните?
    – К несчастью, в те далекие времена дьявол не был еще настолько силен, чтобы мог помешать всему этому важному и бесконечно-горестному совершиться, но делу Бога он все-таки много напортил. Обратите ваше внимание на следующие подробности: Бог устами пророков Своих обещал Сыну Своему воцариться на престоле царя Давида. Ну и что же из этого вышло? Вместо раззолоченных царских палат, где по всем правилам приличествовало родиться Сыну Богову от какой-нибудь высокого рода принцессы, Он родился в пещере, служившей для укрытия от непогоды скота, родился от нищей Девы и вместо роскошной колыбели был положен в скотские ясли, до 30-ти летнего возраста вынужден был тщательно скрывать Свое высокое происхождение, трудом пария, в поте лица, добывать скудный хлеб Свой, т.е. прожить Свой короткий век не царской, а рабьей жизнью и вот настолечки (мэтр показал на кончик своего мизинца), не понюхав даже никакого престола, умер самой позорной и мучительной смертью – распятием на кресте, смертью разбойника и раба, т.е. по закону Моисея, умер казнью проклятия, ибо сказано, "всякий висящий на дереве проклят''. И так почему же Иисус не получил престола Давида, когда имел на него не только все права, но даже сверхправа? Почему до вступления Своего на общественную арену скрывал Свое божественное происхождение? Почему умер позорнейшей и мучительнейшей смертью? В чем тут разгадка? А она есть и имеет великое значение. Ну, как вы обо всем этом думаете?
    – Что я могу думать?!
    – Нет. Вы подумайте себе, что, как утверждают христиане, Ему надо было искупить грехи людей. Пхе! Сказки для детей младшего возраста. Если Бог хотел спасти грешный род людской от дьявольского пленения и адских мук и если Он всесилен, то почему же Ему просто не простить грешников и не вывести из ада, вместо того, чтобы подвергать Возлюбленного Сына невообразимым мукам, унижению, позору и смерти? Для искупления? Перед кем, перед чем? Перед Божественною Справедливостью? Т.е. перед Ним же, перед Отцом. Тут понятие о справедливости как будто нарушается и логика что-то хромает. Повинны твари. Они напакостили. А неповинный, Безгрешный Сын несет за них жестокое и страшное наказание. Ну, наконец, допустим, что Бог так непреклонен, что искупление необходимо Ему, то неужели Он, Всесильный, не нашел бы другие, менее ужасные способы и средства искупления?! Ведь у Него все в руках. Не так ли? Нет. Тут, вместо простого, здравого смысла, какие-то нелогичные, истерические выверты. А почему? В чем тут разгадка? В том, что дьявол смешал все Боговы карты, не допустив всему совершиться так, как первоначально проектировалось Богом. И Бог тогда же вынужден был сдать некоторые из Своих позиций: воплотил Сына не в том великолепии и славе, как обещал за тысячелетия до самого факта рождения Иисуса и не дал Ему даже одного часа посидеть на каком-нибудь престоле. – Мэтр саркастически усмехнулся. – Почему? Ответ один и исчерпывающе полный: за протекшие тысячелетия от момента обещания прародителям Искупителя и до появления на земле Сына Марии, общая политическая обстановка во всей вселенной изменилась до неузнаваемости. Бог ослабел настолько, насколько дьявол усилился. Теперь перейдем к миссии Иисуса о Его вечном царстве здесь, на земле. И тут мы должны констатировать, что она совсем не удалась. И Ему ничего иного не оставалось, как вознестись отсюда на небо. Это ли не есть победа дьявола, хотя, конечно, не окончательная, а только частичная?
    – Но ведь Бог всеведущ. Он не мог не предвидеть всего...
    – И почему вы так думаете?
    – А пророчество Давида? Он больше, чем за целое тысячелетие до появления Иисуса Христа на земле в своих псалмах говорит о грядущих страданиях Мессии. Исайя за 700 слишком лет описал эти страдания, как будто сам стоял у креста Распятого. А пророчества Даниила о времени Его пришествия, его знаменитые седьмины?
    – Все эти пророчества только подтверждают истинность наших положений. Припомните, что на заре истории Иегова, обещая Искупителя, ни единым словом не намекнул о Его унижении, страданиях и позорной смерти, а устами пророков вещал только, да и то туманно, о Его победе над дьяволом, о Его царстве и Его непорочной славе. Значит, судьба Его Сына в земной жизни или представлялась Ему совсем иной, чем оказалась на самом деле или не была ещё вполне ясна для Него. Не следует ли из этого, что Бог не обладает в полной мере и всеведением, как не обладает уже всемогуществом?! Надо сознаться, что и дьявол не овладел ещё этими двумя важнейшими свойствами. Стоит только хорошенько всмотреться и вдуматься в общее положение вещей в мире, как станет совершенно понятно, почему так вышло. Бог лишился Своего всемогущества, а через то и всеведения с того момента, как в жизнь вселенной вмешался дьявол. Вместо одной воли и силы Божественной, стали распоряжаться две, одна другой противоположные, непримиримо враждующие и на каждом шагу портящие друг другу. Теперь и Бог, и дьявол только верховные полководцы двух воюющих армий и всецело погружены в борьбу, во взвешивание своих сил и шансов, в созидание новых и новых комбинаций для победы. При таком положении вещей становится ясным, что предвидеть всего грядущего ни Тот, ни другой не в состоянии, потому что всячески мешают один другому. В те великие, приснопамятные дни, когда Распятый лежал мертвым во гробе, дьявол, упоенный своим успехом или проморгал возможность Его воскресения или действительно оказался не в силах удержать Иисуса бездыханным в недрах земли. Надо сознаться, что это великое событие явилось громоносным поражением дьявола, событием, чреватым горестнейшими последствиями для всего нашего дела. Ведь ничто другое, а именно оно, воскресение Распятого, отодвинуло наше конечное торжество над человечеством на целые тысячелетия. Но мы отлично хорошо знаем, что поражение это временное. Наш страдный, страшный путь на исходе. И мы уже "при дверях" нашего воцарения над миром. Ведь воскресение Иисуса не только не конец еще великой брани, а только ее начало или точнее – от авангардных перестрелок и стычек, какие велись до эпохи Распятого, переход к главному генеральному сражению по всему бесконечному фронту вселенной, которое с переменным успехом длится до настоящего времени. Конечный результат определяется только итогами. Но к данному времени наша чашка судьбоносных весов настолько решительно и солидно перевалилась в нашу сторону, мы завоевали столько важнейших позиций, так мобилизовали и устроили наши силы против вражеского фронта, что проиграть кампанию мы уже не можем. Поймите вы, что вырвать победу из наших рук дело абсолютно безнадежное. Немыслимо. Победители – мы!
    – Все это необычайно и до умопомрачения увлекательно! И... переворачивает мышление на все 90 градусов..., – заметил Липман.
    – Теперь мне необходимо бегло, в общих штрихах познакомить вас с событиями христианской эпохи. Беспощадная, многообразная, то тайная, всегда тайная борьба с христианством у Израиля началась несколько лет спустя после распятия Назарянина, приблизительно с 35-го года теперешнего летоисчисления и разгоралась из года в год, из столетия в столетие, переходя из одной фазы в другую. И таких фаз было бесконечно много. Конечно, Израиль бил врагов своих главным образом чужими руками. И Израилю долгие века приходилось скользить по острию ножа с ежеминутной угрозой самому сесть на этот нож. Бывали времена и не раз, что народу нашему грозила поголовная гибель. Но сила нашего приемного отца всегда спасала нас. Вам необходимо знать, что никто другой, а только один Израиль приложил свои руки, подготовив и воздвигнув при Нероне первое яростное гонение на исповедников Распятого и, конечно, проделал это тайно. И все последующие еще девять гонений прошли при самом деятельном участии наших предков. Короче говоря, не будь Израиля, не было бы и гонений. Некому было бы подготовить и возбудить их...
    – Ну, вот, – впрочем, без особого удивления вставил Липман – по истории первое гонение началось из-за пожара Рима
    – Так пишется история, – с усмешкой поправили Дикис, – а читается иначе, или как говорится в армянских анекдотах, совсем непохоже.
    – Когда мне приходилось где-либо читать о причастности к этому делу евреев, я считал это гнусной клеветой, недостойной инсинуацией и, конечно, возмущался...
    Мэтр ухмыльнулся.
    – И впредь, и всегда возмущайтесь, особенно в присутствии гоев. На них это благотворно действует. Твердо и даже ожесточенно отстаивайте непричастность Израиля к этому кровавому делу. Гои – трусы. Когда не нужно, они и на рожон полезут, будут на куски кромсать друг друга, но больше всего на свете боятся нашего крика. Тогда они без боя сдают самые неприступные свои позиции. И этой их трусостью мы всегда с неизменным успехом пользовались и пользуемся.
    – Совершенно верно, что предлогом к гонению послужил грандиозный пожар Вечного города. Он возник около цирка, в еврейских лавчонках, подожженных самими хозяевами. Это был хитроумный план, но не без риска. Предварительно евреи вошли в полное доверие Собины Поппеи, любимой наложницы цезаря. Говорят, что она была еврейка. Может быть. Но утверждение это недостаточно обосновано, а что она протежировала евреям, несомненно. Все любимцы Нерона такие же беспутные гуляки и развратные молодые люди, как и сам цезарь, были нашими людьми. Нашим предкам не стоило большого труда запутать их в свои сети, тем более, что они сами охотно в них лезли. Их роскошный образ жизни требовал и соответственных, больших затрат. Всевозможными услугами, сводничеством, ссудой взаймы денег наши предки вошли в полное доверие этих прожигателей жизни и держали их в своих руках. По приказу из синедриона, по его инструкциям с первых же лет возникновения христианства евреи под сурдинку нашептывали гоям о последователях Назарянина всевозможные нелепости, вроде того, что те поклоняются ослиной голове, что при отправлении своих богослужений на жертвенниках своих закалывают детей, пьют их кровь и едят их запеченное в тесте мясо, что при своих религиозных радениях предаются свальному греху и кровосмешениям, что не признают власти цезаря, а считают своим царем и Богом мертвого жида – вероотступника Иисуса, Которого по приговору законного суда распял прокуратор Понтий Пилат. За 30 лет очень искусной пропаганды наши предки добились того, что предубеждение против христиан так крепко засело в бараньих мозгах гоев, неспособных к самостоятельным исследованиям явлений и фактов, что гои без крайней гадливости, злобы, негодования и презрения не могли смотреть на последователей Распятого. Когда подготовка в умах гоев была закончена, евреи нашли своевременным устроить тот исторический пожар Рима, о котором мы упоминали, а вину в поджоге свалили на головы неповинных христиан.
    – В продолжение почти трехвековых гонений истреблено было по лицу всего древнего мира неисчислимое количество христиан. Во время гонений так же, как теперь у нас в Совдепии, все имущество христиан до последней рубашки и нитки конфисковалось, т.е. по закону должно было поступать в пользу государства. Но вам нечего объяснять, что одно дело закон, другое – действительность, как она есть. Влияние Израиля в древнем Риме было уже настолько ощутительно и мощно, что чуть ли не вся целиком экономическая жизнь этого вселенского государства не выходила из-под зоркого контроля всюду рассеянных предков наших, да, кроме того, они имели там и собственные колоссальные имущества и капиталы. Само собой разумеется, что к конфискациям, как к делам хорошей и легкой наживы, евреи приложили-таки свои руки. Главными фискалами, т.е. ищейками и доносчиками на христиан были наши предки. Зная до тонкости имущественное положение чуть ли не всего поголовно населения всемирной Римской империи, они для конфискационных комиссий являлись драгоценными и незаменимыми руководителями и открывателями сокрытых христианами богатств и, в сущности, почти единственными фактическими деятелями конфискаций. Вы сами понимаете, что из такого порядка вещей получилось: конечно, государству достались крохи, главные же богатства, естественно, прилипали к еврейским рукам. То была воистину во всех отношениях золотая эра Израиля, между прочим, положившая и первый прочный фундамент к его сказочному обогащению. Можно сказать, что за эти три века нашими предками чуть ли не начисто был "обчищен" весь древний мир. Нищета, голод и всевозможные эпидемии были почти неразлучными спутниками гоевского населения, тогда как Израиль ни в чем не терпел недостатка. Так же, как теперь в Совдепии, евреи в погоне за куском хлеба и за фунтом гнилой картошки не стоят в хвостах очередей, а всяких продуктов питания всегда имеют в изобилии, так было и тогда и так же, как сейчас, при повальной нищете русского населения в еврейских потайных погребах сундуки ломились от стянутого со всех концов земли золота, серебра и всевозможных драгоценностей.
    – Но этого мало. Во время гонений наши предки истребили колоссальные христианские книгохранилища. Частенько из книг и рукописей сооружали гигантские костры, на которых и сжигали их владельцев со всеми их домочадцами, родственниками и единоверцами. Это обстоятельство, пожалуй, не меньше, чем обогащение, послужило на пользу Израилю. Книгопечатания тогда еще не было. Все книги писались от руки. Следовательно, всякая книга являлась роскошью и имелась в очень ограниченном количестве экземпляров и истребить какую-нибудь книгу целиком не представляло непреоборимого затруднения. И действительно, нашим предкам удалось уничтожить без остатка множество книг христианского священного и исторического содержания, а главное – и документов, изобличающих разрушительные действия Израиля. Это навсегда уже потеряно для человечества. Все следы скрыты и заметены. Всякое обвинение против евреев в их действиях в эту эпоху, за отсутствием документальных улик, повиснет в воздухе. Но вот чего не мог истребить Израиль, хотя всеми силами и всеми средствами добирался! – с горячностью воскликнул мэтр и остановился.
    – Чего? – спросил внимательно слушавший Липман.
    – Е-ван-ге-лия... – раздельно, трагическим шепотом произнес Дикис. – Многое-множество экземпляров этой ужасной книги было уничтожено. Но христиане шли на все: на всевозможные страдания, пытки, на смерть самую ужасную, а книги этой не выдавали. Нет. И к нашему величайшему несчастию, пронесли ее через даль веков до нашего времени. О, если бы тогда удалось истребить ее, то борьба с Распятым в неизмеримой степени не только облегчилась бы, но и давно бы уже кончилась нашей полной и блистательной победой. Но мы своего добьемся, добьемся! Это будет, это совершится. Разорвем, растопчем нашими ногами последний экземпляр этой книги на глазах последних последователей Распятого и листы ее предадим аутодафе, всенародно сожжем на костре вместе с этими последователями! – в исступлении, шумно сопя, колыхаясь всем своим чудовищно толстым телом, прохрипел Дикис.
    – Как? Неужели в задачу Израиля входит и уничтожение Евангелия? Зачем это? – не скрывая своего удивления, спросил Липман.
    – Непременно! – решительно и быстро ответил мэтр. – Это одна из главнейших наших задач ближайшего будущего. И если мы не достигнем желаемого нами результата, то все наше дело может рухнуть даже при самом его завершении, но мало того, что рухнет, но и раздавит Израиля.
    – Но это невозможно..., – невольно вырвалось у Липмана.
    – Что невозможно?
    – Уничтожить Евангелие. По крайней мере, я не представляю себе и приблизительно такой возможности...
    Мэтр злобно и загадочно хмыкнул.
    – И не представляйте себе! Все равно, напрасны будут все ваши труды и усилия. В свое время узнаете...
    – Но как, как? При современном развитии техники книгопечатания?...
    – Не задавайтесь, г. Липман, бесполезными вопросами и не отнимайте даром у меня время, которого я имею не много! – строго, с неудовольствием обрезал мэтр.
    – Извиняюсь... – сконфуженно пробормотал Липман.
    – Дальнейшие главы многострадальной истории великого еврейского народа прокинем. Полагаю, что они вам известны, а повторять скучно. Да это и не входит в мою задачу. Достаточно сказать, что Израиль никогда ни одного дня, ни с кем из народов не жил в мире. Его состояние – состояние постоянной войны одного против всех. Вся его история – сплошная, иногда явная, как имело место в древности, но обычно тайная, непримиримая и кровавая борьба со всеми народами. А жил и живет он среди всех народов земли. Где поселялись евреи, там всегда среди туземцев начинается порча нравов, разврат, раздоры, общее обеднение, развал общественности и государства. Это правило непреложно, как сама судьба. Израиль потратил много труда для гибели всех монархий древности, начиная с Египта, Вавилона, Ассирии, Греции и Рима, впоследствии Византийской империи, Персидской монархии Сасанидов и сирийско-арабских халифатов. Ту же самую цель он не без успеха преследует и в новейшие времена. Правда, много раз Израиль находился на краю гибели, но всегда, при самых, казалось, безвыходных для него обстоятельствах, восставал себе, как феникс из пепла. Он всегда в какой-нибудь точке земного шара имел свой синедрион сперва с наследственными патриархами во главе, а впоследствии с князьями пленения, которым подчинялся охотно и слепо. Последнего нашего явного князя пленения Езеклию публично повесил калиф Кадер-Биллах. Да будет во веки веков проклято гнусное имя этого пса. Горестное событие это произошло в 1005-м году. Тогда по всему мусульманскому востоку, конечно, не в первый раз, началось ужасное, свирепое гонение на евреев. Израиль жестоко пострадал, но и многому научился. У него снова имелся свой синедрион со своим князем пленения, но тайный, ушедший в подполье. Наученные неоднократным горьким опытом, наши мудрые народные вожди решили скрыть от всех, даже от рядовых евреев, существование нашего тайного правительства и поклялись страшной клятвой, нарушение которой карается не только лишением "огня и воды", т.е. всякого имущества, но и смертью виновника и не его только одного, но и всего его потомства. Клятва эта заключается в следующем: "никогда, до момента нашего полного торжества над всем человечеством, ни одним словом, ни одним даже намеком никому не выдавать тайны существования нашего всемирного еврейского правительства". И если бы кто-либо вздумал высказывать предположения и догадки о существовании нашей тайной власти, то такого человека не требуется даже разубеждать, а просто с презрением и небрежностью осмеять и облить помоями, как человека невежественного, некультурного и отсталого. По опыту знаем, что такая насмешка – средство сильно действующее. И ею мы с успехом пользуемся.
    – Понятно, что суть нашей программы осталась прежней, фарисейской. Еврейская масса во всей ее громаде и не подозревает, как, вероятно, не подозревали и вы, о существовании своего собственного национального правительства, которое направляет ее жизнь и повелевает ею через кагалы и раввинов. И эти последние, кроме весьма немногих посвященных, получающих руководящие директивы непосредственно из центра, тоже не осведомлены об истинном положении вещей.
    – О существовании нашего тайного правительства я подозревал давно, знал и о целях еврейства, мечтающего о всемирном владычестве, но не догадывался... мне и в голову не приходило, просто, не могло прийти, что вся историческая работа нашего племени зиждется и имеет основу на таких глубинах... на почве великой религиозной борьбы. Я собственно понимал так, что задача Израиля, его высших интеллектуальных кругов, – искоренить в человечестве всякие сословные и религиозные предрассудки и перегородки, как пережитки вековой тьмы и невежества и перестроить будущее всего человечества на основах разума, права и достижений позитивных наук... конечно, при непременном условии, что Израиль станет во главе народов. Для этого надо разрушить все существующие препятствия в виде отдельных государств, а создать на правовой почве одну всемирную интернациональную семью...
    Мэтр расхохотался.
    – Ну, не говорил ли я вам, Липман, что вы такой же идеалист, как Иисус из Назарета?! Позитивные науки! Конечно, задача всех нас, знающих истину, всеми мерами поддерживать всяческие фантастические "открытия" и "достижения" ученых гоевских и наших глупцов, особенно о том, что земля существует на свете чуть ли не биллионы лет, что жизнь пошла от какой-то... (хорошенько не знаю от какой именно), первичной протоплазмы или клеточки, что человек произошел от обезьяны и тому подобную чушь. Ведь они по каким-то костякам и пластам почвы определили, что люди жили на нашей планете еще миллионы лет тому назад, лазали по деревьям, как обезьяны и ходили на "четвереньках". Все эти научные "достижения" по тактическим соображениям нам необходимо всеми мерами поддерживать и пропагандировать, потому что полезно для нашего дела, дела разрушения среди гоев веры в Предвечного и самое важное – для дискредитирования Божественности Распятого. Но что бы ни говорили ученые полиэнтологи, антропологи, энтомологи, геологи, (теперь их так много расплодилось, что всех я даже по названиям не знаю), Моисееву книгу "Бытия" им никогда не опровергнуть, хотя, может быть, в смысле хронологии она и хромает. Но ведь у Бога времен нет. У него и миллионы лет – один день и один день – миллионы лет. Дело не в этих мелочах, а в том, что мы достоверно и неопровержимо знаем: Единородный Сын Богов приходил на землю в лице Иисуса из Назарета и Он был Христос, т.е. Помазанный, Тот, Который был обещан нашим праотцам, как Мессия – Избавитель и Которого целые тысячелетия страстно ждали. Со Своим приходом Он немножечко запоздал и потому миссия Его на земле кончилась полным крахом. Он вынужден был убраться восвояси, полезть себе на небо, откуда явился, потому что Ему здесь делать нечего. Здесь имеется уже хозяин, сильнейший Его – дьявол, основавший на земле царство свое.
    – Удивительно, удивительно..., – покачивая головой, говорил пораженный развертываемой картиной Липман.
    – Как видите, уход в подполье нашего национального правительства был мудрой мерой, мудрым решением. Благодаря этому обстоятельству, мы к нашей эпохе достигли результатов умопомрачительных. При нашей разбросанности по всей земле, при нашей совершенной организации и железной дисциплине, при прирожденной способности людей нашего племени всюду, во все щели пролезать и все знать, наше тайное правительство всегда в совершенстве осведомлено о положении всех дел во всех странах мира. Не было ни одной войны среди гоев, ни одной революции, к которым евреи не приложили бы своих проворных рук и своих способностей, конечно, по возможности не жертвуя своей кровью и своим имуществом. Наша задача – постоянным соперничеством между гоевскими народами вызывать войны и инсценировать бунты и революции, которые при нашем неуловимом участии и дирижерстве протекают особенно бурно, кровопролитно и ожесточенно и, следовательно, отменно бедственно для враждующих. И мы научились мастерски подливать масла в огонь. Практика не одной тысячи лет в этого рода делах не прошла для нас даром. В этом смысле мы стали виртуозами. Эти ослы-гои часто из-за пустяков льют свою кровь, как воду, калечат и убивают самых молодых и сильных из своей среды, режут и разоряют друг друга. "Победители" величаются своей дурацкой "славой", побежденные, помимо всего прочего, платят ещё "за побитые горшки". Израиль обычно и "в ус себе не дует". Но в сущности-то кто являются победителями без кавычек? Мы, евреи, одни мы, в поле не воюющие, не льющие своей крови, не жертвующие своим достоянием. Каждая война и особенно революции среди гоев, обессиливая их физически, а, экономически разоряя, приносят нам все новые и новые права, новые имущества и капиталы, увеличивая наше влияние на судьбы всего человечества. Вы согласны со мной?
    – Вполне. Я с этим вопросом основательно знаком.
    – Знаю, поэтому мне и любопытно было услышать ваше мнение. Проходили века и целые тысячелетия. Могущественнейшие державы стирались с лица земли, великие народы гибли, оставляя о себе призрачную память в пыли архивов и в немых развалинах, бывших цветущих городов. А Израиль, территориально разобщенный, но духовно спаянный так крепко, как никакой другой народ в целом мире, все жил, все крепнул, все размножался, всех переживал и всех пережил. И от нынешних государств, и от нынешних великих народов, и от их гордой цивилизации в дали грядущего останутся только смутные воспоминания. Что за анахронизм такой среди человечества? Почему Израиль исключение из общего неумолимого правила для смертных? Почему он не умирает? Я вам, Липман, о нашем национальном бессмертии сейчас не все скажу. Бог есмь, т.е. во веки веков существует, есмь и Израиль, т.е. всегда существует, народ царственный, как завещано устами Самого Иеговы праотцу нашему Аврааму. Этим пока удовлетворитесь. Исчерпывающий ответ вы получите из всего содержания нашей беседы. Собственно говоря, мы, евреи – единственные законные обладатели и хозяева земли и всего живого и мертвого инвентаря, который имеется на ней, потому что земля создана для нас одних, сынов Боговых. Остальные народы – наши гои, скоты, рабы, вещи наши и являются временными захватчиками нашего достояния. Но поздно ли рано ли наше законное наследие мы получим полностью, неизмеримо увеличенное трудом рабов наших гоев, но вследствие коренной перемены нашей политики или, как теперь принято выражаться – перемены ориентации, получим не от Предвечного, а из других, враждебных Ему, рук. Ведь право всегда остается правом, Бог не захотел осуществить наши права, которые Сам же за нашим племенем узаконил. Мы нашли настолько сильного защитника и покровителя, который восстановит нарушенную справедливость, тем более, что это вполне согласуется и с его личными интересами. Так ведь, г. юрист?
    – Формально, конечно, так. Но вопрос в том, хватит ли достаточно средств для осуществления своих прав?
    – Слушайте...
    С торжественной усмешкой, от которой его большое лицо как будто еще увеличилось в размерах, Дикис не без труда поднялся с кресла, всем своим толстым телом наклонился через стол, повалив при этом несколько безделушек и фамильярно уцепил вскочившего на ноги ученика пальцем за верхнюю пуговицу его пиджака.
    – Слушайте, товарищ Липман, мы с вами не кто-нибудь, а люди практической расы и я полагаю, оба умеем обходиться с цифрами. Скажите, сколько всего евреев на земном шаре?
    – Сколько же? Мне кажется, численность колеблется между 14-тью и 15-тью миллионами...
    – Вы так думаете? Гм. Официально около этого, неофициально... нас немножечко более. Хотя эта разница существенной роли не играет. А сколько всего человеческого населения?
    – Специально я этим вопросом никогда не интересовался...
    – А все-таки?
    – Несколько месяцев тому назад я где-то читал, что уже порядочно перевалило за 1.800.000 000.
    – Значит, во всяком случае, евреев меньше 1 % численности населения всего земного шара. Так?
    – Как будто так.
    – Не как будто, а на самом деле так. Теперь скажите мне, кто обладает интернациональными капиталами, в чьих руках они сосредоточены, кто ими распоряжается, кому принадлежат самые большие, самые жизненные и самые доходные предприятия во всех частях света? Кому задолжены все государства мира, т.е. все человечество?
    – Конечно, сравнительно громадная часть мировых капиталов принадлежит евреям, несколько непропорционально их численности, но далеко не все...
    Мэтр еще веселее рассмеялся, ближе к себе притянул за пуговицу Липмана и, наклонившись к самому его уху, с торжествующей интонацией зашептал:
    – На это я вам скажу, товарищ, что вы недостаточно точно осведомлены. Вы черпаете свои сведения из ненадежного источника – из разных финансовых бюллетеней. Бросьте! "Все врут календари!" Они пишутся под нашу диктовку для ослов, и все лгут для усыпления бдительности гоев. Мы не такие мулы, чтобы высовывать на публичное обозрение наши длинные уши, когда имеется полная возможность хорошо их спрятать. Сколько имеется на свете грандиозных анонимных акционерных обществ. Кто владельцы акций этих мировых дел? На 60, на 75, на 90, а в большинстве случаев на все 100 % мы, евреи. Тогда решайте сами, кто же в этих делах подлинные хозяева?! А в бюллетенях эти дела носят названия французских, немецких, английских, американских, бельгийских или ещё каких-нибудь других, только не еврейских. Но нет на земле ни одного крупного и даже среднего предприятия, в котором не были бы совладельцами евреи. Фабрики, заводы, земли, множество железных дорог, трамваев, пароходных обществ, всевозможных копей, наконец, недвижимостей в виде домов и других строений во всех мало-мальски значительных городах всего света, особенно в столицах – собственность евреев. О банках и говорить нечего. Банковский промысел издревле наш национальный. С этим фактом, как с законом непоколебимым, издавна помирились все народы. И самые мощные международные банки, диктующие в финансовом мире свою волю, наши банки. Вся западная Европа в наших экономических тисках. Она запутана нами, как птица в крепких тенетах и как она ни бьется, только ещё пуще запутывается, обессиливает, но во веки вечные не вырвется. Южная Америка в наших руках. 76 % североамериканского капитала принадлежит нам, и не за горами то время, когда вся Северная Америка с ее чудовищно развитой индустрией, которой американцы так кичатся и чуть ли не вся целиком ее недвижимость и земли будут наши. Подобная же картина и в остальных частях света. Кроме того, гои в затруднительных случаях, которые большей частью нами же и создаются, особенно, когда их государства воюют, когда им нужны перевооружения или когда затевают новые, грандиозные строительства или после изнурительных войн и революций для восстановления их разрушенных государств и погубленных хозяйств нуждаются в капиталах. Откуда их взять, когда внутри собственных стран хоть шаром покати?! Волей-неволей им приходится прибегать к внешним займам. И кто же являются заимодавцами? Под каким бы штампом заем ни вышел: под французским, английским, немецким, американским и т.п., без нашего решения и доминирующего участия ни один не может состояться. Мы создаем дурную или хорошую погоду, счастье или нужду государств. Все зависит от согласия на заем или отказа наших высших финансовых сфер. Таким способом мы наложили на все культурное человечество такое тяжкое экономическое ярмо, какого ему не стрясти со своей шеи. Из этой нашей петли народам – уже не вырваться. И как бы они ни барахтались, эта петля будет затягиваться все туже и туже, пока не станет мертвой. Все культурные народы наши вечные данники, наш рабочий скот, который не только на полях, на фабриках и на заводах, не разгибая спины, на нас работает, но, кроме того, мы же с него совершенно лояльно в виде процентов по государственным займам в установленные сроки стрижем его трудовые гроши, как с безгласных овец хозяева состригают шерсть. Но одной шерсти нам мало, Липман, мало. Мы ею не удовлетворимся! -воскликнул мэтр.
    – Нет, одной шерстью они от нас не откупятся! Некоторые гои кричат, что мы, не трудящиеся евреи, не составляющие и одного полного процента всего трудящегося населения земного шара забираем в наши карманы 50 % прибыли со всех мировых дел, другие 50 % приходятся на все остальное человечество.
    – Или их сведения устарели или они не умеют считать. Мы уже имеем себе около 75 % всей прибыли, при этом Россия, целиком принадлежащая нам, в этот счет не входит...
    – Ну-у... как бы с сожалением протянул Липман, – была Россия, а теперь ее нет...
    – А есть наша Совдепия! – подхватил Дикис.
    – Почему вам это не нравится? Липман вздернул плечами.
    – Что я могу возразить против совершившегося факта?
    Дикис, не слушая, продолжал:
    – Мы эту нашу с вами родину так забрали в наши руки и так обчистили ее от всех, накопленных веками "излишков", что от нее остались, как в сказке о козлике, только "рожки да ножки". Сейчас в России мы – абсолютные владыки, повелители и... боги. "Чего наша нога хочет..." Все, что имеется на одной шестой части земной суши, то все наша неотъемлемая собственность. Этот гнусный русский народ – бесправный раб наш, наша вещь. Вы представляете себе, вещь, бездушную вещь? – Он взял со стола маленькую фарфоровую статуэтку какой-то феи в танцующей позе. – Вы – хозяин этой вещи и можете сделать с ней, что хотите, можете оставить ее стоять на вашем столе, можете разбить и осколки швырнуть в сорную корзину. То для нас и Россия. Мы довели русских до такого состояния бесправия, что можем распоряжаться их женщинами и утешаться их прелестями в присутствии их мужей, женихов, отцов, братьев, детей. И никто пальцем пошевелить, пикнуть против нас не посмеет. Вы сами понимаете, что это уже точка, дальше которой куда же идти?! Мы что хотим, то и делаем с ними, хотим – пытаем и мучаем их в наших тюрьмах, хотим – убиваем сотнями, тысячами, миллионами, хотим, даруем жизнь. Все в нашей единой воле. И заметьте, никто нам не указ, никто воспрепятствовать нам не может. Никто, понимаете, Липман, никто в целом свете не посмеет возвысить своего голоса против наших действий и нашего поведения и даже больше вам скажу, никто никогда не протянет русским руки помощи, хотя бы мы, если нам придет в наши головы такая фантазия, расстреляли, вырезали и выморили голодом весь этот многомиллионный народ?! Ведь если бы в какой-либо стране в таких планетарных размерах и с таким мучительством и жестокостью истребляли не людей, а скот, то мир такой свирепой бойне уделил бы больше внимания и сочувствия и, пожалуй, зашевелились бы все многочисленные общества покровительства животных. – Мэтр цинично усмехнулся. – Но ведь то четвероногие животные, но и за двуногих, хотя будь то бушмены, папуасы, нефы, цивилизованное человечество встало бы на дыбы. За русских, повторяю, никто и никогда не заступится. Я часто думаю себе, попробовал бы кто-нибудь поступать так с евреями, как мы с русскими, да и не совсем уж так, а немножечко чуть-чуть похоже. Да такое немыслимо, недопустимо даже в воображении! Да при первой только попытке во всей печати мира поднялся бы такой крик, шум и гвалт, загремели бы все барабаны и боевые трубы, весь свет запылал бы таким яростным негодованием, что заставил бы свои правительства вооруженной рукой наказать палачей, насильников, грабителей и варваров. Все человечество было бы солидарно. Припомните, Липман, еврейские погромы при царях, например, кишиневский. Посторонних тут нет. Entre nous soit - dit ведь пострадали полтора – два жида, распустили пух из десятка еврейских перин. А ведь какого гвалту на весь свет мы подняли! Совесть всего мира была так потрясена, что все народы скрежетали зубами, готовые беспощадно карать и погромщиков, и ни в чем неповинное русское правительство, и даже ту несчастную русскую администрацию и полицию, которые, надо сказать по справедливости, добросовестно исполняли свой долг, в самом зародыше задушив беспорядки. Я хорошо не знаю, но очень вероятно, что "наши" сами и спровоцировали этот погром. Почему же нет? Мы и к таким приемам иногда не прочь прибегнуть. Ну, пролилось несколько фунтов еврейской крови. За то какая выгода! Ненавистная царская власть скомпрометирована, на варварский русский народ легло новое пятно. Такими и подобными действиями мы добились того, что империя, по своему величию, блеску и силе не имевшая равных себе на свете, вмиг один обратилась в развалины, в грязь. И честь уничтожения такой силищи всецело принадлежит нам. Мы раздавили русский народ, заставили его ползать перед нами и целовать прах от ног наших. Никогда ему не встать на свои ноги. Мы не позволим. И кто нам помешает в этом? Мы без суда казнили царя, убили всю Его семью, наполовину зверски уничтожили династию Романовых, расстреляли массу попов и почти всю целиком русскую интеллигенцию, несколько десятков миллионов наших подданных всевозможными способами отправили на тот свет и до последней ниточки и иголочки ограбили Россию. И что же? Как реагировало на это цивилизованное человечество? Да оно, что называется, и за ухом не почесало. Не так ли, Липман?
    – Так... конечно... – переводя взор, уныло ответил тот.
    Увлеченный своим повествованием, обычно зоркий Дикис на этот раз не заметил несколько подавленного настроения своего ученика.
    – И подумайте только себе, некоторые из гоев утверждают, что Россия сейчас – наша обетованная земля. Ну, не шутники ли они?! Я вам говорю, жалкие шутники. Что нам какой-то клочок, когда весь земной шар должен принадлежать нам?! На меньшем мы мириться не намерены и удовлетворимся только тогда, когда получим всю землю в наше полное безраздельное и вечное обладание. А Россия?! – Мэтр презрительно вздернул всем своим толстым телом и хмыкнул. – Россия только наш плацдарм для завоевания целого мира, тот трамплин, с которого мы и прыгнем к всемирному владычеству. Для этой цели мы используем все неисчислимые богатства этого нашего плацдарма и все силы этой тли – русского народа. Но, Липман, вы не подумайте себе, что мы безжалостны. Нет. Мы великодушны, мы и русским кое-что оставили... Мы не запрещаем. Пусть себе утешаются, поют себе на голодный желудок свои... "бублички"! Ха-ха-ха!
    Он захлебнулся от восторга.
    И тут произошло нечто такое неожиданное и тем более дикое, что никак не соответствовало серьезности предметов, о которых только что велась речь.
    Липман от удивления даже рот разинул.
    Мэтр, мгновенно оторвавшись от своего ученика, с проворством, казалось, несвойственным ни его комплекции, ни его сложению, ни, наконец, возрасту, выскочил на средину комнаты, ударил по глянцевитому паркету каблуками, сперва, выпятив брюхо, не без лихости встал в позу танцора, пошел с высоко задранным подбородком, с застывшей усмешкой на чудовищно-уродливом лице, неся впереди себя свои короткие руки, точно он держал ими даму, начал с неуклюжими приседаниями делать на своих кривых ногах фокстротные круги.
    Из горла его вырывались сиплые, перерываемые одышкой, звуки, напоминавшие шипение селезня, часто перебиваемые чисто лягушачьим кваканьем:
    "Купите бублички,
    Горячи бублички,
    Гоните рублички
    Сюда скорей!
    И в ночь ненастную
    Меня, несчастную,
    Торговку частную,
    Ты поо-жа-а-лей"!
    Казалось, что по комнате не без своеобразной, странной фации, выраженной в ужасном уродстве, фокстротными кругами пополз отвратительный, огромный, черный краб. Вот он остановился и снова без фальши в мотиве, но еще с большей одышкой и частым кваканьем засипел:
    "Ночь надвигается,
    Фонарь шатается.
    Я отправляюся
    По каа-бач-кам...
    Все, что осталося,
    Не распрода-алося,
    То, я надеюся,
    Что зде-есь про-ода-ам".
    И опять с мягкими, как бы крадущимися, но тяжелыми притопываниями ногами, передергивая трясущимся животом и плечами, мэтр сделал несколько кругов, мурлыкая прежний припев:
    "Купите бублички, Горячи бублички... и т.д."
    Опять остановившись и совсем закрыв узкие, длинные в разрезе, щелочки своих больных, красных глаз, вытянув вперед блещущие разноцветными камнями руки в кольцах, в такт напева поводя всем корпусом то вправо, то влево, он с подчеркнутым выражением просипел и проквакал:
    "Отец мой пьяница
    И этим чванится,
    Ко гробу тянется,
    Но все же пьет.
    Сестра гулящая,
    А мать пропащая,
    Братишка маленький
    – Карманный вор,
    А я не-езря-я-чая.
    Смо-отри-ите во-от".
    В старой России в провинциальных трактирах водились шарманки и, как неизменное правило, непременно испорченные. Такая шарманка в середине и особенно в конце какой-нибудь арии обычно как бы с натугой, пыхтением, свистом и шумом выпускала не звуки, а только воздух из своих продранных легких. Нечто подобное случилось и с Дикисом: последние строфы, он, поднимаясь на носки, со слезящимися глазами, задирая голову все выше и выше, едва просипел и сине-багровый, запыхавшийся, весь в поту, со смехом повалился в кресло.
    – Вот что теперь наша святая Русь! Мы ее таки расшевелили и поставили-таки на свою точку.
    Обмахиваясь надушенным платком, обтирая им лицо и шею, он изъяснил свое поведение.
    – Вот совсем потерял мой голос. А когда-то в московской филармонии по классу пения учился. И вы не удивляйтесь, Липман, что я выкинул такого антраша. Мы в нашем обществе иногда смешаем дело с бездельем и не прочь невинно пошутить и повеселиться.

    В начало

    V

    После этого они так же, как и в прошлый раз, ужинали в столовой, а в кабинете пили чай с ликерами, коньяками и вареньем. Липман, убедившийся в чрезвычайной прожорливости мэтра, теперь угостил его на славу Дикис, довольный и благодушный, попыхивая дорогой сигарой и предложив другую хозяину, продолжал свое поучение.
    – Да, Липман, повалить такой столп, такую беспримерную силищу, какова была царская Россия, это, я вам скажу, что-нибудь особенное. Сами русские не знали, насколько они сильны. Взяли мы их только нашей хитростью и нашим умом. Ведь в мирное время даже экономически мы не могли ее завоевать, как завоевали всю Западную Европу и Америку. Не давалась, хотя у нас были и влиятельные помощники даже среди больших государственных деятелей. Сила сопротивления ее была ни с чем несравнимая. Нам удалось повалить ее только при поддержке всех европейских народов: и врагов, и союзников ее, а главным образом при усердной помощи самих русских, их интеллигентных кругов. Ведь какими же надо быть круглыми дураками, как эти русские, чтобы взорвать собственный дом, а с ним и самих себя! И знайте Липман, что все наши старания и жертвы пошли бы прахом, если бы сами эти самосъедатели-русские (и почему бы им не назвать себя самоедами?!) не принудили царя отречься от престола. Я вас спрашиваю, Липман, что у этих людей вместо голов болталось на их плечах?
    – Ну, что... – протянул тот. – Бараны...
    – Не оскорбляйте, Липман, баранов, не оскорбляйте. У этих глупых животных все-таки настолько хватает соображения или, может быть, здорового инстинкта, что они всегда держатся за своим вожаком. Ведь останься царь на своем месте, какой ужасающий крах был бы для нашего дела! Те же самые солдаты и матросы, которые во время революции на клочки разнесли собственное отечество, по Его приказу раздавили бы бунт, как мы давим клопов. – Мэтр сморщил свой ужасный нос. – Только мокро бы осталось... да вонь бы пошла. Особенно эти казаки. Проклятый народ, страшный народ, страшный своей собачьей преданностью царям. Что они и сделали с бунтующей Россией в 1905 году? О-о-ой, что и сделали! Всю ее своими ужасными ногайками перепороли. И это тогда, когда сама гуманная власть за руки их держала. А дай им волю. Что было бы! Перерезали бы всех революционеров. Но, слава Богу, чего они не сделали с нами, то мы сделали с ними. Мы умеем мстить нашим врагам. Казаки полегли в боях и погибли от эпидемий, а с семьями их мы расправились по-нашему. Немножечко ещё осталось их в беженстве. Но казачеству никогда не возродиться. Мы об этом позаботились. Оно истреблено.
    – Ведь, Липман, надо же перед самими собой сознаться, разве царская Россия была побеждена в Великой войне? Да она перед революцией, провоевав при самых катастрофических для себя условиях больше 2 1/2 лет, была во много раз сильнее и куда грознее, чем в начале кампании. Ну, какое другое государство выдержало бы то, что она выдержала? Начала войну не готовая, чуть не голыми руками дралась против вооруженного до зубов противника и ведь стояла, Липман, да как стояла! Ко времени революции эта страшенная махина только-только раскачалась. Русский народ – медведь, Липман. Сам я, слава Богу, никогда в жизни моей не охотился и даже не держал в моих руках ружья, но мне говорили, что для того, чтобы заставить медведя защищаться, надо сперва больно ранить его. Тогда только он полезет на охотника и будет опасен и страшен! Ко времени русской революции срединные державы уже исчерпали все свои человеческие и материальные ресурсы и еле-еле держались в поле. Население их пухло с голода, в их армиях – скудость питания, недостаток в снарядах и амуниции, изношенность пушек, ружей, пулеметов. Антанту подкармливала Америка, да и то впроголодь. А Россия? И вы там были, и я туда наезжал. Нам-то с вами отлично хорошо известно ее тогдашнее положение. Внутри ни в чем не ощущалось недостатка. Ну, может быть, в Петербурге и в Москве не было каких-нибудь люксусов. Население питалось так же сытно, как и в мирное время. Хлеба, мяса, молока, масла, сахару, жиров, плодов и овощей, кожи, шерсти, металлов, дерева, всякого рода фабрикатов имелось неисчерпаемое количество. На фронте для последнего победоносного удара против ослабленных противников русские сосредоточили такие колоссальные силы, каких от начала веков не видывал мир. Испытывая во все время войны страшную, катастрофическую скудость в вооружении, ко времени революции они всего, всяких орудий истребления, и запасов питания, и амуниции имели целые горы и союзников своих, и врагов своих оставили далеко за флангом. При этом заметьте себе, Липман, что золотой запас в кладовых Государственного банка едва был тронут. Сколько там находилось золота, сколько золота. Вы и представить себе не можете! – Он зачмокал губами и с грустью покачал головой. – Военная индустрия внутри страны достигла невообразимого развития, железнодорожное строительство шло вперед гигантскими шагами... Мы, лучше всех осведомленные об экономическом и политическом положениях во всем свете, не раз были потрясены неожиданными открытиями сверхчеловеческой мощи этого государства и от этого приходили в уныние и ужас... Нельзя перечислить всех успехов в различных отраслях государственного хозяйства, каких достигла Россия в такую беспримерно тяжелую для нее эпоху. Ведь, Липман, вы знаете, что Россия уже выиграла войну. Нам надо было спешить, иначе, если бы мы допустили ее до победоносного мира к Константинополю, и Босфору, и проливам не миновать бы ее рук. И все наше еврейское дело рухнуло бы на веки. – Почему?
    – Видите ли, Липман, при победоносном для России окончании войны, самой силою вещей все славянские страны объединились бы с ней в один могущественнейший, неодолимый единоплеменный союз...
    – Да. Наверно.
    – И знаете, на какую чашку судьбоносных весов бросила бы тогда Россия свой тяжелый, всепоражающий меч?
    – Не знаю, мэтр.
    – На чашку мира всего мира, – с особой внушительностью, подчеркивая каждое слово, продолжал Дикис. – Она никогда не воевала бы и никому не позволила бы поднять оружие. Царство Божие настало бы на земле. И наше великое дело рухнуло бы навсегда, потому что к всемирному владычеству мы можем прийти только через моря крови. Следовательно, нам нужны революции, войны и войны. Другого пути нет. И тут Израиль напряг весь свой гений и нажал на все мировые пружины. И что же? Мы победоносную в поле Россию, как карточный домик, опрокинули ее внутренним взрывом, не пролив и одной капли нашей еврейской крови. Чистая работа! А что мы там имели, Липман, ежели бы вы знали! – Он схватился за голову. – Мы приобрели в России такие несметные богатства, такие сокровища, каких, откровенно говоря, после изнурительной войны, сплошного беспорядка и разгромов при идиотском Временном правительстве и при набитом дураке Керенском, дай Бог ему на много лет здоровья, нам и во сне не снилось. Мы не только заплатили нашим кредиторам огромные долги с хорошими процентами, сделанные во время подготовки революции, не только обогатились сами, но обогатили и всю многомиллионную еврейскую массу, слетевшуюся со всех концов земли к нам на помощь. Призвав к управлению русским народом на всевозможные комиссарские должности, мы тем самым возвели ее в высокий ранг властителей, господ. Мы дали ей полную возможность хорошо жить, хорошо заработать и научили ее сноровкам и навыкам управления. Таким образом, в лице ее уже теперь мы имеем вполне надежный и опытный кадр для наших будущих операций в других странах. Чем полонили мы Россию? Чем покорили весь мир, Липман? Я предвижу ваш ответ. Конечно, вы скажете деньгами...
    – Само собой разумеется, без денег ничего нельзя сделать.
    – Истина. Но во все времена Израиль денег имел в изобилии и, однако, он всеми был презираем, влияние его на судьбы человечества было сравнительно ничтожно до тех пор, пока евреи не забрали в свои руки мировую прессу. Впервые на нее, как на всесокрушающее завоевательное оружие, открыл глаза Израиля наш знаменитый и гениальнейший из гениальных националист Адольф Кремье. И тогда по всему нашему всемирному фронту свыше был дан пароль – чего бы это ни стоило, но вырвать у гоев возможно большее количество их прессы и открывать, где только возможно, новые периодические издания, заводить типографии, книжные магазины, склады и т.п., так как такие торговые предприятия, помимо идейных и политических выгод, приносят и громадные барыши. Последнее обстоятельство особенно привлекло наши еврейские сердца, всегда падкие до всякой наживы. И что же? Действительность не только оправдала пламенные надежды наши, но и превзошла наши самые смелые ожидания. Именно пресса, давая колоссальные барыши, извлекла народ Израиля из унизительного гетто, выдвинула его в ряды господствующих и сделала анонимное слово наше сперва веским, а к нашей эпохе уже безаппеляционно-решающим. За какие-нибудь полвека, мы, евреи, захватили в руки наши добрую половину этой всемирной кафедры – прессы, а к началу Великой войны мы владели уже не больше и не меньше, как свыше 90% ее, т.е. другими словами, мы во всех концах земли задавили гоевскую печать. На ее долю в хоре наших громоподобных голосов осталось только пищать, как полураздавленный цыпленок или, поджавши хвостик, лаять из подворотни, как простуженная шавка. На этом одном из главнейших фронтов мы с полным правом можем торжествовать нашу блистательную победу. Тут мы – цари и повелители.
    – Хотя вы, Липман, и старый, с полным правом можно сказать, заслуженный деятель прессы и я далек от мысли обидеть вас, если скажу, что по всей вероятности, вы сами не дооцениваете колоссальной, доминирующей роли прессы, как вообще в современной усложненной жизни, так в частности в успехе нашего великого дела...
    – Отчего вы так думаете, мэтр? Нет. Я отдаю себе ясный отчет в этом деле...
    – Тем лучше. Ведь надо же признаться, Липман, что слово ценнее золота и разит сильнее меча, особенно слово печатное. Чего только этим всепобеждающим "бескровным" оружием нельзя достигнуть? Я вас уверяю, Липман, всего. Недаром, словом мир живущий вызван из небытия. И нынче не столько воюют мечом, сколько пером и чернилами! Прежде прессу любили называть седьмой великой державой. После Великой войны, что осталось от шести великих держав? Одни клочки и лохмотья. А седьмая? Она выросла в единственную величайшую и самодержавнейшую, которая одна диктует человечеству свою непреклонную волю. Кто ее сотворил? Кто устроил? Кто вдунул в нее дух жизни? Чьим гением и чьими силами создана эта новая, возвышающая до небес, вавилонская башня? Мы, евреи, создали ее, нашим гением сорганизовали, мы вознесли ее на такую умопомрачительную высоту, что никакой рукой не достанешь, и дали ей в земных делах судьбоносное значение. Мы ее хозяева, ее вдохновители, через нее мы нашим духом пропитали весь мир, околдовали человечество и заставили эту громаду плясать под нашу дудочку. Говорят, некоторые породы змей обладают способностью своим взглядом гипнотизировать птиц, которые под действием этой их силы сами летят к ним в разинутую пасть. Если проводить параллели, то змеи – мы, евреи, а глупые, безвольные птицы – гои. На какую удочку мы уловили не только одну Россию, но и весь цивилизованный мир, который уже пойман и водится на ней, пока окончательно не выбьется из сил и в свои времена и сроки, как и Россия теперь, будет выброшен нами на берег дальний, как рыба из воды, и всецело попадет в наши руки, руки искусных ловцов? Если не всецело, то все-таки главным образом на печатное слово. А приманкою были красивые, выспоренные речи о "свободах", о братстве, равенстве, о правах человека, о гуманизме, социализме, прогрессе, культуре и т.п. жупелах. Мы этими высокого значения словами загипнотизировали, усыпили и обворожили культурные слои человечества, в низших, трудящихся массах, особенно среди рабочих, возбудили зависть, а несбыточными посулами взрастили в народных низах неутолимую алчность, клеветой же, беззастенчивой, гнусной и всевозможными инсинуациями снизили, расшатали и порушили троны императоров и королей.
    – Все самые большие и самые влиятельные журналы и газеты, все самые мощные книгоиздательства и типографии на языках всех цивилизованных народов теперь принадлежат исключительно нам, евреям, или находятся в полной денежной, а, следовательно, и в моральной зависимости от нас, т.е. под нашим неусыпным и строгим контролем. А ведь, Липман, что такое означает овладение всей прессой какой-либо страны? Ведь это равносильно тому, как ежели бы у населяющего ее народа-хозяина отрезать его собственный природный язык и вместо него вставить чужой. Не правда ли? Хе-хе-хе...
    Липман улыбнулся.
    – Сравнение подходящее. Возразить нечего.
    – Мы эти хирургические операции произвели настолько искусно и деликатно, что гои и не почувствовали, как остались бессловесными животными, как им по их скотской природе и быть полагается. Впрочем, зачем преувеличивать наши достижения?! Будем скромнее. Мы оставили за ними право мычать и даже драть свои глотки, но только в тех случаях, когда и где и как мы им прикажем и укажем. Но ни-ни, не больше того. Ведь что такое по сущности своей пресса? Голос страны, голос народа. По крайней мере, таковой, а не какой-либо иной, ей быть полагается. При теперешней широкой распространенности книг и особенно периодических изданий, печать создает те или иные настроения, внушает их и направляет так называемое "общественное мнение" по тому руслу, какое выгодно для ее хозяев. А это "общественное мнение", этот глас народа... хе-хе... властно давит на свои правительства и своим давлением заставляет их принимать и проводить в жизнь те или иные решения государственного характера. Ну, раз мы – хозяева, а вся пишущая гоевская братия – наши купленные рабы, то мы ведь не гоголевские унтер-офицерские вдовы, сечь самих себя не станем и другим не позволим, не будем в наших собственных изданиях ратовать за чужие, враждебные или вредные нашим планам, интересы. Мы и говорим нашим пишущим рабам: "пишите, что вам приказывают ваши хозяева". И пишут. Само собой разумеется, что тут надо проявлять высокое искусство, потому что приходится вечно держать курс нашего израильского корабля между многими Сциллами и Харибдами. Этим искусством мы овладели в совершенстве и ведем нашу линию осторожно, умно, под самыми благонамеренными, патриотическими и либерально-гуманными сигнатурками. Гои – ослы, Липман. Ведь они охотно, с восхищением и даже с великой признательностью будут глотать и смертельный яд, лишь бы на сигнатурке был расписан лекарственный рецепт. И чем запутаннее и сложнее рецепт, тем они более и охотнее веруют в его спасительные свойства. Ну, разве не ослы они, Липман? Ну, подумайте вы себе, да разве мы, евреи, допустили бы кого-либо из чужеродных забрать в свои руки нашу еврейскую национальную прессу и от нашего еврейского лица и имени говорить на весь мир, отстаивать наши еврейские интересы?! Я вас спрашиваю, Липман, возможна такая ситуация или невозможна?
    От такой неожиданной постановки вопроса Липман побагровел и, как ужаленный, привскочил со своего места.
    – Ну, это было бы дико, как не знаю что... недопустимо! – энергично потряхивая головой, решительно заявил он.
    – И я говорю, что это было бы дико и ни в коем случае недопустимо. Таким шарлатанам наши первые слова были бы: "руки прочь!". В свое собственное гнездо кукушек мы не пустим. Мы не сумасшедшие и не бессловесные скоты, сами владеем членораздельной речью. – Мэтр вдруг неожиданно и весело рассмеялся. – Знаете, Липман, гои в полном смысле слова идиоты, дегенераты. Отчего в их пустые головы никогда не залетит простой, естественный вопрос: почему, дескать, еврейский народ, настолько малюсенький, что во всей численности человеческого населения не составляющий и одного полного процента, владеет свыше девяноста процентов всей мировой прессы на языках всех культурных народов? Девяносто из ста, из ста, Липман! Ведь, казалось бы, что такой вопрос должен бы хватить их, как быка обухом по голове, и навести на другой, тоже не менее простой и естественный вопрос: почему еврейство устроило себе всесветную монополию из прессы? Нельзя же объяснить явление такого колоссального и беспримерно-важного значения одними только коммерческими выгодами. А отсюда недалеко уже и до заключения, что, значит, у евреев, помимо коммерческих в этом деле интересов, имеются другие скрытые и подозрительные, которые, во что бы то ни стало, надо поскорее разъяснить и в корне пресечь создавшуюся темную противоестественность. По крайне мере, мы, евреи, поступили бы именно так. Но, слава Богу, эти легкомысленные верхогляды и в ус себе не дуют.
    – Да-а... – удивленно обмолвился Липман. – Ведь и мне в таком освещении, в каком вы поставили этот вопрос, никогда не представлялся...
    – Ведь, Липман... ведь только благодаря нашей прессе мы запрягли в нашу жидовскую балагулу, – он усмехнулся, усмехнулся и Липман, – не только все левые политические партии всего мира, которых отчасти мы и создали и мы же всех взлелеяли, но такие, которые на первый взгляд, казалось бы, никакого, даже отдаленного, касательства к политике не имеют. Возьмите хотя бы спиритов, оккультистов, теософов и т.п.
    – Вот как! Да они-то что, мэтр?
    – А вот что: все эти шарлатанские учения, существующие и прогрессирующие не без нашей скрытой поддержки, вносят великий сумбур в слабые гоевские мозги, расшатывают и разрушают веру в Предвечного. А теософия – кощунственная ересь, пользующаяся особенным нашим – вниманием и покровительством. Все левые политические партии, начиная от наивных либералов всех стран, старых радикалов, верхоглядов – русских кадетов, анархистов и кончая социалистами всех подразделений и толков – по сущности своей не более, как те ретивые не по разуму лошади, которые по растерзанным телам и костям своих единокровных, по пепелищам собственных домов, через развалины собственных государств, в поту, крови и прахе, надрываясь изо всех сил, покорно и тупо везут триумфальную колесницу Израиля к всемирному владычеству. Этим слепорожденным, "почтенным" животным и в голову не приходит, какую поистине жалкую и ужасную участь готовят они и самим себе, и в особенности, своим единоплеменникам. Социалисты в общей своей массе являются нашим пушечным мясом, тогда как масоны представляют из себя интеллектуальную силу нашей всемирной армии. Как вам известно, в масоны вступают люди всех национальностей и всяческих левых партий, при этом обязательно только интеллигентные. Вы, Липман, будучи сами старым, опытным масоном, достаточно хорошо знакомы с этой нашей могущественнейшей организацией. Поэтому я буду краток и скажу лишь, что масоны – наше самое тонкое, совершенное и надежное оружие. Вы знаете, что сеть его опутала весь земной шар. Все самое интеллигентное и влиятельное среди гоев, не стесняющееся в средствах к достижению своих целей, а жаждущее той или иной карьеры, преуспеяния и всяческих благ земных, попало в эти сети. В эту нашу организацию вовлечены люди всевозможных интеллигентных профессий и всяких общественных положений, начиная от средней руки купцов, чиновников, офицеров, священников, адвокатов, артистов, литераторов, и кончая видными государственными деятелями, католическими прелатами, епископами всех христианских вероисповеданий, принцами крови и даже королями и императорами. Забавно видеть заседающими в наших ложах тех властителей, троны которых масоны призваны сокрушить. Были среди последних даже гроссмейстерами, т.е. высшими возглавителями нашего ордена. Вы знаете, что никого и ничего они у нас не возглавляли, а подобно всем рядовым братьям-масонам, как в игре в жмурки, с завязанными глазами послушно плелись туда, куда направляли их наши невидимые руки и делали то, что мы им внушали. В этот всемирный орден мы запутали почти сплошь всех тех, кто стоит у власти народов. Могущество нашего ордена настолько велико, что в последние годы правят народами исключительно масоны. И человеку, не принадлежащему к этой нашей тайной корпорации, будь он хоть семи пядей во лбу, никогда не сделать большой политической карьеры. Мы всегда сумеем подставить ему ножку и не позволим пробраться до высших степеней.
    – Все это, мэтр, мне хорошо известно...
    – Тогда на этом и покончим и перейдем опять на несколько минут к России, где влияние нашей прессы было прямо чудотворным и принесло нам неисчислимые и драгоценнейшие плоды. Ведь в продолжение немногих десятилетий и особенно после 1905-го года, о, благословенное время!, когда были дарованы свободы слова, печати, собраний мы совершенно и безраздельно овладели русскими умами. Все старые фрондировавшие либералы, радикалы, новорожденные кадеты, либеральные националисты и, конечно, социалисты всех подразделений и оттенков пошли гуртом, поголовно в нашу лавочку и кем, и чем, в конце концов, они являлись? Водовозами, добровольными, добросовестными и даже восторженными водовозами, усердно лившими воду на нашу еврейскую мельницу. Мы обезбожили и сделали антигосударственной почти сплошь всю русскую интеллигенцию и настолько затравили, засмеяли и заплевали и без того слабо проявлявшийся русский национализм, что сами русские стыдились его, а большинство из них считали для себя позором и оскорблением, если их называли националистами. Это было ругательное слово. "Отсталый", невежда, глупец, зубр – вот их презрительные клички. От таких людей шарахались в стороны, отплевывались. На них при жизни ставили крест. Им в своем собственном отечестве не к чему было приложить своих рук. На службе им не давали ходу. Все и все были против них. Даже само правительство царя стеснялось быть строго национальным. Это считалось шовинизмом дурного тона. Вот как мы их через нашу печать "обработали". Чиновники от высших и до низших, многие из духовенства и очень значительная часть образованного офицерства из кожи лезли демонстрировать свой либерализм, кадетизм, "передовитость", а под сурдинку и республиканизм... И все для того, чтобы не заподозрили их в "мракобесии", невежестве и "отсталости"...
    – Были между ними и ярые социалисты... – дополнил Липман.
    – А во что же мы превратили изящную русскую словесность, подарившую миру, надо сознаться, величайших, несравненных мастеров слова: Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Тургенева, двух графов Толстых, Тютчева, Достоевского и целый еще сонм звезд первой величины, излучавших всегда прекрасный и благородный свет. Мы воспитали и на свой лад обработали огромные своры бездарнейших, безграмотных, циничных и гнусных писак и поэтиков, Блока возвели в невиданные гении, Андреева провозгласили сверхгением, а босяка Горького немеркнущим солнцем на вечном небосклоне. А эти русские ротозеи, в невинности сердца своего, с простодушием их национального героя Иванушки-дурачка поверили нам, думали... думали, что и мы всерьез... Ха-ха-ха-ха!
    На этот раз Дикис хохотал настолько заразительно, что не удержался от смеха и Липман.
    – Теперь слушайте дальше, – со слезами на глазах и с лицом, раздувшимся от смеха, продолжал мэтр. – Ведь вы не станете же отрицать, что русский литературный Олимп мы превратили в грязный, вонючий свинарник, заставив всякого возведенного нами на него "олимпийца" хрюкать и гадить, как ему вздумается, т.е. по-свински, не позволив только одного малюсенького: следовать по стопам своих благородных великанов слова. И вот наши излюбленные и вышколенные нами избранники – "корифеи" от литературы и особенно избранницы, из которых одни уже умерли, другие еще и поныне благополучно подвизаются, в бегах обретаясь, надо отдать им полную справедливость, поусердствовали на славу и на совесть... ха-ха-ха... Ну, довольно шуток, право... о-охх... Ну, а теперь без шутки надо же сознаться, что среди современных русских писателей не мало Божией милостью талантов...
    – Несомненно. Целый букет... всерьез согласился Липман.
    – Не будем говорить, что такое талант вообще, а скажем только о художественно-литературном в частности. Такой талант – оружие ужасной силы, иногда всепокоряющее. Если живопись действует на зрительный аппарат, музыка на слух, через что восприятия передаются потом уму и сердцу, что сильное художественно-литературное слово, как быка за рога, сразу берет и держит в своей власти всего человека. Если против какой-нибудь даже талантливейшей публицистической статьи, философского или богословского трактата можно еще спорить, можно еще не соглашаться с положениями и выводами авторов и даже опровергать их, то получается нечто совершенно иное от художественно-литературного изображения. Почему? Потому что оно действует не только на один ум, но и на чувство, и на воображение, и даже на нервы. Оно целиком берет всего человека и подавляет его. Против мастерски обрисованных образов и картин спорить невозможно. Их только воспринимаешь. Они как бы впитываются в твою плоть и кровь, присасываются к тебе, как пиявки и ты носишь их в самом себе, как что-то живое, в действительности существующее. Как пример, вот вам Толстой. На нашей с вами памяти весь культурный мир жил под обаянием и гипнозом его гигантского дарования. Каждое его слово ловилось на лету; его проповеди проводились в жизнь. Влияние его на человечество было неотразимым. Разве не так, Липман?
    – Так.
    – В силу этих исключительных свойств литературно-художественных изображений, талант, направленный на доброе, возвышенное и правдивое, незаметно и нечувствительно плодит в обществе бесконечное количество добра и сильнее иных религиозных проповедей восстанавливает пошатнувшиеся моральные основы, тот же талант, изображающий злое, лживое и развратное, растлевает общественную среду, сея вокруг, себя зло, преступность и порок. Ведь не надо забывать, Липман, что люди в высокой степени наделены обезьяньим свойством подражательности. Сколько в старые времена в российских дворянских кругах было онегинствующих и печоринствующих. Кто их вызвал к жизни? Первых Пушкин, вторых – Лермонтов своими поразительными гениями. На наших глазах под влиянием криминальных романов Конан-Дойля, сколько развелось доморощенных Шерлок-Холмсов. А как увлекались босячеством, когда "великий" Максим в зените своей славы так размашисто и красочно разрисовывал своих героев дна. С другой стороны, надо помнить, что, погрузившись с головой в грязь, нельзя вылезти из нее не замаранным. Эти простые истины мы, умные евреи, давно знаем и для наших целей взяли на наше воспитание и на нашу службу русских писателей. И "корифеи" не ударили себя лицом в грязь и не обманули наших ожиданий. Они купали в помоях своих читателей. Не так ли, Липман?
    – Что же? Они нанялись и "честно" несли свою службу...
    – А мы добились самых блестящих результатов. "Олимпийцы" наши настолько поусердствовали, что не оставили в сердцах и душах своих сородичей ни одного даже самого малюсенького уголочка, сплошь не заплеванного и не обгаженного ими. Все свои таланты они устремляли не только на оклеветание, на унижение и на, заушение русской государственности и церкви с ее священнослужителями, но и на опозоривание и злобное осмеяние всего русского быта, русского человека, на развращение русской женщины и на развал семьи. Теперь мы можем гордиться, что во всем покорная нашим тайным директивам, вся современная русская литература прошла под знаком пошлейшего цинизма и сверх-безстыдства, что и требовалось доказать. И как хорошо доказано! Не правда ли? Ха-ха! "Корифеи" наши пользовались тем большей славой и зарабатывали тем большие гонорары, чем гнуснее и грязнее они писали. Наши труды не пропали даром. Посев дал обильный урожай. В "изящной" литературе, как залетные гости или как световые зайчики, сперва только мелькали и все чаще и чаше, а потом получили все права гражданства такие "выразительные" словечки и такие "поучительные", "высоко-реалистические" и натуралистические сценки и картинки, от которых у российских благодарных читателей по губам слюнки текли, но которых не пропустила бы ни одна самая снисходительная цензура.
    – Самым вожделенным стремлением чуть ли не каждого из "корифеев" было придумывание наиболее греховных, соблазнительных, а часто просто мерзких сцен и смрадных словечек, дабы, во что бы то ни стало, перещеголять, как говорится, "переплюнуть" своих собратьев по перу. Вот во что мы обратили возвышенную кафедру жрецов чистого искусства, как Пушкин, Гоголь и другие гиганты слова.
    – В заборную литературу, как кто-то из русских довольно метко выразился..., – с ехидной усмешкой заметил Липман.
    – Истина. Ведь в конце-то концов, никто другой, а главным образом русская журналистика и, особенно, беллетристика внушила русскому интеллигенту ненависть и презрение ко всему своему родному, отечественному, отвращение к России и даже к самому себе. И ему, сбитому с толку, оплеванному и в своих собственных глазах униженному, до маниакальной страсти захотелось перестроить собственное государство. Мы этого и добивались, к этому всеми нашими силами и средствами вели. Сделать этого сам он не сумел. Но по нашему великодушию и по нашей жертвенной еврейской природе мы без его зова пришли к нему на помощь, осчастливили его, дали ему так долгожданную им радикальную перестройку. Теперь пусть нам кланяется в ножки и нас благодарит. Не так ли, Липман? Ха-ха-ха!
    После недолгого молчания, мэтр заключил.
    – Вообще, Липман, можем с заслуженной гордостью утверждать, что мы перестроили лик мира сего на наш еврейский лад и как в политике и экономике, так и в быту, незримо, но диктаторски властвуем над всей землей. Ведь до каких безграничных пределов распространилось наше абсолютное духовное господство: теперь без нашей санкции, без нашего благосклонного соизволения ни один художник, ни одни музыкант, ни один артист, ни один литератор в целом свете не может пробить себе дорогу, как бы талантлив или даже гениален он ни был.
    Взглянув друг на друга, они оба расхохотались, как могут хохотать только не пойманные и не битые шулера, благополучно обыгравшие своих партнеров – приличных, но до непростительного легкомыслия доверчивых и простодушных людей.
    На этом собеседники, значительно сблизившиеся и довольные друг другом, расстались.

    В начало

    ВЕЧЕР ТРЕТИЙ
    VI

    И в этот последний вечер беседа продолжалась в той же обстановке и в одинаковые с предшествующими днями часы.
    – Да... О чем я еще должен сказать? – начал мэтр. – Да... докончу о нашей политической ситуации данного момента. Вы понимаете, г. Липман, что когда два таких могущественнейших жизненных фактора, как капиталы и мировая пресса со всеми бесчисленными разрушительными политическими партиями у нас в руках, то третий фактор – правительства народов в силу тех обстоятельств, которые в предыдущих беседах схематически я осветил перед вами, волей-неволей наши покорные рабы. Попробуй-ка кто-нибудь из них пойти против нас, наперекор нашим интересам? Тот должен распроститься и с призрачной властью, и со своим видным положением, а, особенно, упорные в своем непослушании и со своим имуществом, и с добрым именем. А если и все это такого господина не образумит, то может преждевременно и вдруг исчезнуть с земной поверхности. Такова наша всепобеждающая сила! Кто сокрушил троны царей, королей и императоров? Мы. Нашей энергичной и умелой пропагандой, нашими целесообразными действиями мы в глазах гоев дискредитировали, уронили, свалили в яму и закопали монархический принцип. Между тем, с глаза на глаз мы должны сознаться, что, при всех недочетах монархической власти, она одна была благотворна и спасительна для гоев и на протяжении многих и многих веков неодолимым препятствием для достижения наших целей. Мировая война, в числе множества других великих плюсов, принесла нам еще подарки ценности неизмеримой: она ниспровергла три самых могущественнейших императорских трона и четвертый султанский. Остальные нашими же усилиями совершенно обезличены, сведены на нет, и если еще маячат на этом свете, то как бледные призраки прошлого или как непохороненные еще мертвецы. И с этими нам не предстоит больших хлопот: в свои времена и сроки они падут один за другим...
    И вдруг неожиданно, как в первый день беседы, послышались странные звуки, точно в курятнике раскудахтались куры: то мэтр, отвалившись на спинку кресла, схватившись руками за живот, смеялся заразительно, до слез.
    Липман взглянул на него с недоумением.
    – Слушьте... слушьте, Липман... слушьте... – с перерывами, спеша и с захлебыванием говорил он. – В какое положение... положение... поставили... мы... мы... отставных монархов и... и претендентов там... на различные престолы... Я... я... до страсти люблю читать в газетах о... обо всяких таких собраниях высоких особ... и... и... до колик в моем животе смеюсь... смеюсь... Читаешь эти... строчки... строчки о том, как на свадьбах или... или на похоронах там... какого-нибудь там бывшего короля или... или принца присутствовали... присутствовали король такой-то... -Дикис указательным пальцем правой руки загнул на своей левой один палец, – королева такая-то... – он загнул второй палец, – претендент на давно уже не существующий престол такой-то... – И продолжая смеяться и загибать пальцы, мэтр перечислял: – принц и принцесса такие-то... И все, Липман, с титулами... с полными титулами... Мы уже дали распоряжение по всей нашей прессе, чтобы такие события печатались с подробностями... Оно, знаете, и импозантно, и почтительно, и тонкая насмешке... И вот... один из таких высоких гостей был одет в безукоризненный фрак... непременно в безукоризненный... И на нем такие-то ленты, банты, звезды... другой в таком-то мундире и с такими-то и такими-то орденами, аксельбантами и еще я там не знаю, что король такой-то и шел в церемонии под руку с королевой или там с принцессой такой-то... И была она одета в такое-то платье и в такие-то меха... А принцессы такие-то и такие-то в других платьях... и в других мехах... На такой-то были такие-то и такие-то фамильные парюры и с брильянтами, и с рубинами, и с сапфирами и т.п. и т.п. О-ой... Мне вредно смеяться, Липман, а... а... я не могу... О-ой... колики в моем животе...
    – Что же прикажете им делать, мэтр? Пусть от скуки хоть чем-нибудь забавляются..., – с усмешкой вставил Липман.
    – А я разве возражаю или препятствую, Липман?! Мэтр понемногу оправился от смеха, а через минуту лицо его приняло чрезвычайно серьезное, даже озабоченное выражение.
    – Впрочем, Липман, нам ещё рано торжествовать, рано смеяться. Впереди ещё так много важной и ответственной работы. Пока сила Предвечного и Его распятого Сына ещё ощущается на земле, мы не должны и не можем почивать на лаврах. Нам предстоит стереть Их имена не только из сердец, но и из памяти гоев. А до этого ещё далеко, ох, как далеко! Но когда мы этого достигнем, о, тогда мы повеселимся и посмеемся всласть. Впрочем... – со смиренным добродушием и со вздохом заметил он, – этого-то нам с вами не дождаться. Повеселимся не мы, а наши потомки. На нашем длинном, победоносном пути мы срушили уже много крепких преград и тормозов. Но остался ещё один, серьезный... очень серьезный, Липман...
    – Какой, мэтр?
    – Попы! – с особо подчеркнутой значительностью заявил Дикис. – Вообще, христианское священство. С ним надо покончить... непременно...
    – Я не вполне постигаю, мэтр, какими способами и методами вы хотите достигнуть уничтожения среди человечества имен Бога и Христа и... – на мгновение Липман запнулся, – и для меня не совсем ясно и... даже совсем темно и непонятно, для чего это нужно? Мне кажется, что вся цель Израиля исчерпывается в достижении диктаторства над всеми народами. Но раз эта цель будет достигнута, раз народы преклонят свои колени перед Израилем и власть наша утвердится незыблемо, то не все ли нам равно, в кого они будут веровать, кому молиться и чему это помешает?
    Мэтр во весь рот саркастически осклабился.
    – Э-э... В вас, Липман, все ещё властно заявляет о себе русская интеллигентская закваска, и смотришь, нет-нет и отрыгнется. Гуманизм, либерализм, равенство, терпимость, свобода совести и веры, прогресс, конституция и севрюжина с хреном и черт в ступе и т.д. и т.д. Э-э-э...
    – А как же иначе, мэтр? На этих китах вся культурная жизнь мира стоит...
    Дикис насмешливо хмыкнул.
    – Как вы до сего времени не понимаете, Липман, что все это были переходные ступеньки одной высокой-высокой лестницы. Только. Ну, а раз вы достигли по ней уже предельной вершины, то, что делают с лестницей?
    – Как когда... обычно убирают ее...
    – А вам надо сбросить ее, т.е. со всем этим ненужным уже хламом разом покончить и покончить навсегда, попросту вышвырнуть его из вашего умственного обихода, забыть о нем, точно его не существовало, иначе с таким неудобоносимым и тяжелым мертвым грузом вы не годитесь для той работы и для той высокой роли, какая выпала на вашу долю по вашему счастливому жребию. Повторяю и утверждаю, что сейчас нам больше всего мешает и тормозит завершение нашего дела христианское священство. И чего бы это ни стоило, во чтобы это ни стало, нам надо раздавить его и чем скорее, тем для нас лучше. С мусульманами, буддистами, ламаистами, конфуцианцами и прочая и прочая мы и не намерены считаться. Это аморфные, некультурные массы, неподвижные залежи человечества, которые нам ничуть не страшны. Нам необходимо не только опрокинуть, но и стереть с лица земли алтари и престолы. С великим восточным православием нами покончено. В ближайшие два-три десятилетия мы ликвидируем и остатки его. Мы их растопчем, смешав кровь их с прахом. Что нам было важно? Важно переломить хребет основной силе православия, главному столпу его. И мы в этом преуспели. Задача выполнена блестяще. Остальные православные церкви: сербская, греческая, болгарская, румынская и всякие восточные вселенские – мелкие сошки, с которыми мы расправимся на самый последок, после того, как будет сыгран заключительный акт европейской драмы. Автоматически они попадут под наш сокрушительный пресс. С протестантством возиться много не придется. То не есть религия и в политическом смысле равна нулю. В чем заключаются наши главные шансы и преимущества перед римским первосвященником? Во-первых, мы несравненно богаче его, во-вторых, мы так же, как и в России, через нашу прессу купили и воспитали в нашем духе легионы пишущей братии, через нее произвели сумбур в умах и морально разложили все культурные народы и увлекли в социализм низы, а интеллигенцию и даже часть священства в наши масонские ложи. Так же, как и в России, в европейской и американской прессе, на сценах, в кино, на художественных выставках, мы заставили писать, изображать, представлять и выставлять на всеобщее обозрение такие бесстыдные, соблазнительные, а подчас и кощунственные сцены, от которых у не совсем благочестивых предков современного человечества, я думаю, кости переворачиваются в гробах. Интеллигентная и полуинтеллигентная публика, читающая печатное бесстыдство, посещающая постановки столь же "высоконравственных" пьес в театрах и кино, выставки картин с демонстрацией во всевозможных позах женского оголения, мало-помалу прониклась смердяковским "все дозволено" и совершенно деморализировалась. Она уже почти не различает разницы между добром и злом, между моральным и безнравственным. Грани стерлись. Ещё немножечко и от них не останется и следа. Стыд пропал, совесть умолкла. Там же, где нет стыда и совесть как бы в бегах обретается, т.е. не заявляет о себе, Бог отсутствует. Он уступает место дьяволу. Христианские народы в лице своих верхних и средних слоев стали обезверенными, в лучших случаях индифферентными к религии и морали. Их религией и смыслом жизни явились обладание благами земными и погоня за наслаждениями. Остальное понятно: где пропала мораль, там гибнет семья, хворает общество. А при больном населении хиреет и разлагается государство. Но... как в древности во Израиле, так и теперь среди гоевских народов, даже в их развращенных интеллигентных слоях, приходится считаться с наследственными верованиями, привычками и навыками. Папа и его духовенство, почти утратившие свой прежний, высокий престиж в культурных классах, все-таки кое-что в их глазах ещё значат, в гуще же невежественных народных масс, инстинктивно и атавистически верующих в Предвечного и Его Сына, их обаяние и влияние чрезвычайно велико. Мы пока вынуждены довольствоваться небольшими ударами и только иногда удавалось нам наносить ему чувствительные удары, как, например, разгром католических конгрегаций во Франции во времена правительств Вальдек-Руссо и Комба. Это были наши верные слуги – масоны. Лобовые атаки на папский престол при настоящих обстоятельствах были бы просто безрассудны и ничего, кроме большого вреда, не принесли бы нашему делу. Тут надо действовать хитрее, изнутри! И мы усиленно, всеми способами разлагая христианские массы, т.е. ослабляя престиж папы изнутри, обходим его с флангов и с тыла, бьем по гоевским правительствам.
    Дикис, разволновавшийся от своих собственных слов, шумно сопя, замолчал, видимо, о чем-то раздумывая. Его ученик воспользовался этим перерывом и задал ему один вопрос.
    – Из предыдущих ваших поучений, мэтр, поучений значения чрезвычайного и по важности своей ни с чем тем, что я до сего времени знал, несравнимого, для меня многое, прежде непонятное и гадательное, стало определенный и ясным. Но, извиняюсь, мэтр, я все-таки ещё во всей исчерпывающей полноте и в конкретных формах не могу представить себе дальнейший ход мировых событий, который приведет Израиль к владычеству над человечеством...
    – Т.е., короче говоря, вам хочется поскорее познакомиться с планом наших дальнейших действий?
    – Именно, мэтр.
    – Извольте. Мы как раз подошли к этому почти вплотную. Из предыдущих наших бесед вы могли уже убедиться, что все главнейшие нити мировой политики в наших руках. Согласно потребности и строго согласуясь с обстоятельствами, мы дергаем их, знаете, как забавляющиеся дети дергают веревочки у картонных солдатиков, заставляя их разбрасывать в стороны руки, дрыгать ногами, шевелить головой и ушами, поводить глазами и высовывать языки. В настоящее время, пользуясь повсеместной дезорганизацией и разрухой, наступивших как следствие Великой войны и революций, мы закрепляем за собой захваченные позиции и бесшумно завоевываем новые. Одна из первых наших задач – затемнить перед ошалевшим от бед и напастей человечеством русский вопрос и этим маневром на возможно больший срок развязать руки для операций наших агентов в Совдепии...
    – Значит, III -ий интернационал...
    – III -ий интернационал, как и все прочие интернационалы, партия не самостоятельная, а через наших тайных агентов всецело работает только на нас, в качестве одного из наших бесчисленных филиалов. В финансовом отношении он в полной зависимости от головки нашего правительства. Достаточно ему на один только момент выйти из повиновения, как тотчас же по всему мировому фронту ему закрываются все кредиты, и он садится на мель. В этом наша неограниченная и нерушимая власть над ним. Такие мулы, как Ленин-Ульянов, Троцкий-Бронштейн, Зиновьев-Апфельбаум и все прочие советские главари – масоны невысоких степей, все такие же непоколебимые атеисты, как и вы, Липман, – с насмешкой продолжал Дикис, – и при этом твердо убеждены, что они – самодовлеющие сатрапы, "увенчание" коммунистической пирамиды, что в России только они одни -неограниченные диктаторы, творящие только свою волю и никого выше себя не признающие. – Мэтр усмехнулся. – Ну, отчего же людям и не почваниться?! Не велика беда! Тем более, что заслуги их, действительно, велики. Наоборот, мы такое чванство поощряем и в наши расчеты ни в малейшей мере не входит выводить этих самообольщенных слепцов из их приятного заблуждения. Такова наша тактика. Мы играем на человеческой психике, как иной артист на своем фортепьяно. В человеческой натуре имеется одно прирожденное свойство: люди в тех только случаях работают с максимальной производительностью и тогда только в высшей мере проявляют свои способности и таланты, когда работают на себя и для себя. Но мы держим этих самовлюбленных и "самодовлеющих" господ на их высоких "постах" ровно только до тех пор, пока они производят полезную для нас работу. Как только кто-либо из них дает сбой, т.е. выпрыгивает из пределов нашей программы, мы немедленно и беспощадно вышвыриваем такого зарвавшегося голубчика за дверь и ставим на его место другого из "наших". Однако, не думайте, Липман, что правило это нерушимое. Нет. Мы в интересах нашего дела не редко от него отступаем. Даже на очень ответственные места мы допускаем гоев, но только особенно испытанных. Например, глупый и мстительный поляк Дзержинский по кровожадности стоит целого стада гиен. Это не человек, а вампир. Где же нам найти лучшего палача?! Не палач, а мечта. Пальчики оближешь. И пусть себе проявляет свои таланты, при заведовании всероссийской мясорубкой. И вообще, на такие слишком броские посты во избежание излишне-яркой наглядности мы предпочитаем ставить не евреев. От этого наше дело не только не страдает, а наоборот, значительно выигрывает. За то сейчас в советах наберется свыше 90 % "наших", занимающих высшие государственные места. Некоторые комиссариаты, как, например, юстиции и военный, в своем составе не имеют ни одного русского и на все 100 % заполнены евреями. Комиссариат финансов на 92 % наш и во всех остальных комиссариатах процент евреев колеблется между 92 и 95-тью. Но, кроме того, вся Россия вдоль и поперек пронизана комиссарами и комиссарчиками всех степеней сплошь из "наших". При такой ситуации кто же в Совдепии хозяин? Чья там власть? На этот вопрос не может быть двух ответов. Мы же эту истину с негодованием отрицаем, называя ее гнусной ложью и злонамеренной клеветой на наше безобидное и несчастное племя. Мы вынуждены до поры до времени истинное положение вещей в Совдепии всячески затушевывать, чего мы при посредстве нашей всемирной прессы и достигли. Разве не так?
    – Несомненно, так. Конечно, иностранцы истины не знают, ну, а русские-то беженцы знают...
    – Ну и что ж с того? Кто этим презренным и голодным нищим поверит? А главное, где же они будут "обличать" нас? Не наши же печатные органы откроют для их разоблачений свои столбцы. В Белградском "Новом Времени"(01), которое умирает от худосочия и, мы добьемся, что оно таки подохнет. У нас с ним длинные счета еще по России с мирных времен. А никаких обид мы не забываем. Или в берлинском "Двуглавом Орле" Маркова II -го ли, может быть, в мюнхенском "Луче Света" Винберга? Пхе! Но вы также хорошо знаете, как и я, что еще там, в России, в царские времена, наша "прогрессивная" пресса настолько артистически "разрисовала" этих погромщиков-черносотенцев, что по крайней мере, девять десятых беженской массы если не с отвращением, то с недоверчивым предубеждением относится и ко всей их монархической партии, и особенно к их оплеванным нами именам. Ведь они в наших слюнях плавают. Их имена одиозны. Кто их писания читает? Кто им верит? Одни свои же полегоньку вымирающие старички. Но какой же от них прок? "Всякому овощу свое время". А для них оно прошло. Мы же чихать на них хотели. Люди средних лет и беженская молодежь с ними не считаются. Подавляющее большинство беженской массы в погоне за куском хлеба совершенно равнодушно к судьбам своей Родины. К тому же что из себя представляет наша беженская масса? Ведь это чуть ли не сплошь либеральствующие, республиканствующие, конституционалисты, демократы, т.е. не националисты русские, какими бы они быть должны, а все вскормленные и обработаны нашей прессой, ее духовные питомцы. Ещё до Великой войны, там, в России, мы нашими "прогрессивными" идеями так густо и плотно "засидели" их и без того тускленькие мозги, как вон по летам в заброшенных помещениях мухи засиживают пыльные окна. Через них не рассмотришь, что за стеной делается. – Мэтр ухмыльнулся. – Ведь и до сего времени они спят и во сне видят либо республику, либо хоть конституцию. Ведь это та самая наша слепая шпана, которая всю жизнь ходила на наших помочах. И если сама персонально не творила в собственном отечестве революции, то уж, наверное, мечтала о ней, как о сладком запретном яблочке и сознательно, а чаще безотчетно, по своей непролазной, как дремучий лес, глупости подготовляла ей почву. В прошлом они являлись нашими незаметными, но верными сотрудниками, в настоящем и будущем они тот тяжеловесный балласт, который погрузит на дно утлый челнок живого эмигрантского экипажа, который мог бы нанести нам не мало вреда. Вы подумаете, Липман, что невиданный по бедствию и размерам от начала времен разгром их несчастной Родины хоть сколько-нибудь отрезвил и образумил их? К нашему большому счастью, ничуть. Про них можно сказать, что "они ничему не научились и ничего не забыли". Как бессмысленный вол, годами привыкший ходить по одной борозде, ни за что не хочет свернуть в сторону, так и они гуртом прут по проторенной для них стезе. Приглядитесь, что они читают и откуда поучаются.
    – Зачем же мне приглядываться, мэтр? Это моя специальность. На том стою...
    – Ну и что же? Липман осклабился.
    – Что же? Читают исключительно одни наши зарубежные, "прогрессивные" газеты, издающиеся нами, евреями.
    – Этим все сказано. И тогда мы с вами, Липман, можем спать спокойно. Эти люди самостоятельно мыслить не могут. Нет. Они и на свое-то несчастие, на разгром и на потерю Родины смотрят через те очки, которые ежедневно втирает им наша зарубежная пресса. Кто же ещё остается из наших обличителей? Не корифеи же от литературы?
    Липман прыснул от смеха.
    – Ну, вот этого еще не доставало! Никогда никто из них и пикнуть не посмеет...
    – Я тоже так думаю. Еще бы! Да разве они, эти самовлюбленные заячьи души, решатся на обличение своих благодетелей и хозяев? Они кругом обязаны нам. В России мы дали им славу, платили им жирные гонорары, носили их на наших руках, нянчились с ними, как с избалованными, капризными детьми, купали их во всяческом благополучии. А здесь? Мы великодушны и благородны, – с насмешкой презрения продолжал Дикис. – Мы своих верных, заслуженных рабов не забываем и в тяжелые для них времена спешим им на помощь. Без нас в беженстве они все с голоду подохли бы. А мы их всех попристроили, правда, не на жирные российские гонорары, а на "чечевичную похлебку". Но по сравнению с рядовой беженской массой они живут крезами, получают себе хорошие денежки в виде единовременных и регулярных пособий от различных славянских демократических правительств и разных обществ. Кто все это для них устроил? Мы, благодаря нашему неограниченному влиянию и связям во всем демократическом мире. И мы же изо всех сил рекламируем их произведения в нашей всесветной печати. И это дает им и деньги, и славу. Небось, неугодные нам писатели такими прерогативами не пользуются, будь они по дарованию хоть Шекспиры и Гомеры. Это ли еще не забота о наших корифеях с нашей стороны?!
    Взглянув друг на друга, как могут переглядываться два понимающие один другого мошенники, оба одновременно расхохотались.
    – Теперь попробуй кто-нибудь из них возвысить против нас свой голос. О большевиках пиши, что хочешь, клейми их, сколько твоей душе угодно. Мы позволяем. Но нас не тронь. Наши действия не подлежат суду гоевской толпы. Знаете, о нас "не сметь свое суждение иметь". Мы уже добились таких привилегий среди всего человечества и ими не поступимся. А хочешь обличать, тогда простись и со славой, и с почетным именем, и с "похлебкой", за которую продал нам свое отечество, выбрасывайся со всеми твоими бебехами на мостовую, а если не угомонишься, то почитай дни жизни твоей значительно сокращенными. Тут не до шуток... Затрагиваются интересы планетарного масштаба и угроза великому делу через непослушание продавшегося раба должна караться жестоко и беспощадно.
    – Это они все знают... И с этой стороны никаких неприятных эксцессов быть не может...
    – Еще бы! Полагаю. Вопрос исчерпан. Мы слишком много зря потратили на него времени. Теперь вот что... Когда мы закрепим власть советов в России, то оттуда, с этого нашего колоссального плацдарма, мы будем уже грозить всему миру и там ковать ему "свободу", нашу еврейскую "свободу". В этом направлении и к данному времени сделано уже много, но остается сделать ещё больше. Нашей интенсивной, упорной и умелой работой за многие годы, предшествовавшие Великой войне, мы сумели в таких ярких красках и тонах размалевать Россию, ее самодержавный режим, ее грубый, темный народ, что культурное человечество не иначе, как без крайнего омерзения и презрения не могло от­носиться к этой стране. И когда разразилась революция и стали зверствовать большевики, все народы облегченно вздохнули и никто из бывших союзников царской России, которым на войне, надо быть справедливыми, она оказала колоссальные и неисчислимые услуги, не захотел помогать белой армии и когда она, истекающая кровью, несколько раз уже была близка к осуществлению своей заветной цели, каждый раз ее бывшие "верные" соратники или не оказывали ей последней, иногда пустячной, помощи или обманывали и предавали ее или даже вооруженной рукой поворачивали ее вспять. А тайные рычаги такой политики победоносной Европы кто держал тогда в своих руках? Мы, евреи.

    В начало

    VII

    – В данное время главное наше внимание обращено на красную армию. Сейчас она – палка о двух концах. Если не быть достаточно благоразумными и осторожными, то советы в один далеко не прекрасный день могут и сесть на красные штыки. Следовательно, прежде, чем пустить эту опасную машину в большое дело, придется перебрать все ее части и произвести ей капитальный ремонт. Ее надо совершенно перевоспитать и переменить весь ее состав. Для этого необходимо удалить из армии всех царских офицеров от самых высших и до низших и заменить их "нашими". Чистка настолько должна быть радикальна, чтобы в армии и следов царского духа не осталось. Конечно, мы даром времени не теряем и попутно ведем интенсивнейшую коммунистическую пропаганду во всех державах земного шара и всеми нашими силами надавливаем на все правительства о скорейшем признании Советов законной национальной властью в России...
    Липман сомнительно покрутил головой.
    – Что, вы не верите в успех?
    – Трудновато.
    – Трудновато даже блох ловить. А в больших и сложных политических делах препятствия и трудности неизбежны. Но для нас нет ничего непреодолимого, и в великих европейских державах мы же провели к власти представителей тех подчиненных нам партий, которые обязались выполнить эти акты. И они выполнят.(02)
    В Северо-Американских Штатах, насквозь пронизанных нашим масонством и где мы особенно сильны, как это ни странно, едва ли удастся в ближайшие годы это осуществить. Почему? Воспрепятствует нетерпимость насе­ления, как к коммунизму, так и к еврейству. Но для нас это не так страшно. И без этого обойдемся. Благодаря признанию, а с ним и повсеместному внедрению советских, представительных гнезд, мы зальем волнами коммунистической пропаганды всю западную Европу. Конечно, в первую голову мы поставим в наши ряды всю рабочую среду и те массы обездоленных войной и ее бедствиями, которых так много накопилось в современных капиталистических странах. Что касается лопаю­щихся от благополучия, кичливых своими богатствами американцев, то и им в свою пору мы нанесем удар в их ахиллесову пяту, в безгранично-разбухшую индустрию их. Они забыли одно маленькое такое обстоятельство, заключающееся в том, что индустрию питает капитал. И он настоящий хозяин индустрии, а он весь в наших руках. В подходящий момент мы и ударим в эту пяту. И вся их индустрия, на созидание которой положено ими столько труда и затрачено денег, путем наших несложных биржевых комбинаций чуть ли не вся целиком за жалкие гроши перейдет в наши руки. Тогда мы сократим производство, т.е. остановим множество фабрик и заводов и таким образом выбросим на улицы миллионы рабочих. Вследствие сокращения производства очень быстро почувствуется острая нужда во всевозможного рода фабрикатах. К тому времени мы проведем закон о покровительственных пошлинах.(03) Мы попридержим товары в наших складах, а потом будем продавать их втридорога. В стране воцарится нужда. Мы хорошо наживем на ней, а безработные с их семьями образуют многомиллионные оравы голодных ртов и, конечно, значительно увеличат собою численность наших револю­ционных армий. Что касается принятия советской России, как равноправного члена, в среду держав, то к этому принудит сама жизнь...
    – Каким образом, мэтр? Не понимаю. Ведь до сего времени мир обходился без нее...
    – Обходился до поры, но вечно обходиться не может. Ведь, Липман, нельзя безнаказанно вышвыривать из экономического и даже политического мирового обихода целую шестую часть земной суши, с богатейшими природными ресурсами, с сотнями миллионов населения, которое ведь потребляет и производит всевозможнейшие товары. В живом организме утрата одного члена нарушает полноту функций всего целого. Совершенно аналогичный процесс произошел в жизни человечества от отсечения от него такого важного члена, каковым была Россия. Ее выбросили за борт. Но позвольте вас спросить, где же эквивалент ее? По крайней мере, по моим сведениям, на земном шаре его, сколько ни ищи, не найдешь. Разве попробовать занять у ближайшей небесной соседки – луны! – Мэтр усмехнулся. – Так, что ли? Мы, умные евреи, это обстоятельство отлично учитываем. И в свои сроки эти кретины-гои вынуждены будут самой неумолимой логикой жизни и торговать, и вступить в дипломатические сношения с Советами, потому что да­же если бы мы не заставили их это сделать, то властно прикажет катастрофическое нарушение хозяйственного равновесия, которое через небольшое количество лет почувствует и больно почувствует весь мир и поймет, что произошла эта катастрофа не от чего иного, а только от выпада России из общемирового обихода. Ну, что ж? До этого времени мы вынуждены питать советскую власть нашими деньгами, конечно, не в убыток себе. С ними можно делать не безвыгодные гещёфты. Под видом немецких, американских, английских, фран­цузских и иных частных капиталов мы завели уже торговые операции с Совдепией, потом их разовьем. Если нам не пойти на такой риск, то советы обанкротятся в миг один, т.к. колоссальные государственные, церковные и частные имущества и капиталы бывшей царской России, доставшиеся в наследие большевикам, уже размотаны ими частью на борьбу с белыми, частью на всемирную пропаганду, а частью... что греха таить? раскрадены самими большевиками. Публика аховая. Вор на воре сидит и вором погоняет, преступник на преступнике...
    – Вы, мэтр, не боитесь по хохлацкой поговорке: "пока солнце взойдет, роса очи выест"?
    – Т.е., вы хотите сказать, срыва советской власти?
    – Да.
    – Нет, не боимся, Липман, – уверенно заявил Дикис. – потому что мы несоизмеримо сильны и все шан­сы на нашей стороне. Но, конечно, не дай Бог, ежели бы это случилось, то такое несчастие приведет всю нашу политику к величайшему краху, т.к. тогда еврейству на неопределенное время и, во всяком случае, очень продолжительное, придется отказаться от своих грандиозных задач, к осуществлению которых после Великой войны и русской революции мы так близко, почти вплотную, придвинулись. А самое ужасное было бы то, что все наше дело, на которое затрачено столько наших денег и нашего труда, принесено столько наших неисчислимых жертв, придется начинать с начала и завершение его отодвинуть в даль веков...
    – Само собой разумеется, не дай Бог, чтобы это случилось... Но... ведь при таком несчастливом обороте может пострадать и наше тайное правительство? – в виде полувопроса робко обронил Липман.
    – Каким образом?
    – Я не знаю... Может статься, что нападут на его следы...
    – Никогда! – решительно и даже торжественно зая­вил Дикис. – Никаких следов отыскать невозможно.
    Это абсолютно исключено. Оно так мастерски, прямо, артистически законспирировано, что, существуя уже почти тысячу лет, никаких подозрительных следов не оставило, никогда ничем себя не выдало и выдать не может. Всякие утверждения о его существовании повиснут в воздухе, как не опирающиеся на реальных данных. Предположений можно высказывать, сколько угодно. И гои высказывают их. Но где доказательства? Они носятся там с какой-то средневековой перепиской евреев г. Арля с еврейским тайным правительством в Константинополе, указывают еще на предложение Гуго Браутона английской короле Елизавете о союзе между Англией и еврейским государством. Такие доказательства не только не серьезны, а просто, смешны. Выкопали бы еще что-нибудь, что имело место при царе Горохе. Ученые гебраисты указывают на человеконенавистничество нашего талмудического учения. Это посерьезнее, если бы гои были умнее и могли мыслить самостоятельно. Но так как мы приучили их, как дрессированных лошадей, смотреть под тем углом, под каким мы им прикажем, то и этим опасным для нас оружием они не сумеют воспользоваться. Следовательно, беспокоиться о нашем тайном правительстве нечего. В случае даже краха оно останется в стороне. Пострадают, конечно, больше всех наши верные слуги, наше отточенное оружие коммунисты и отчасти социалисты. Это горестно. Но мы всей силой нашего авторитета встанем на защиту их. Впрочем, что вы, Липман, – взглянув на часы -браслет, спохватился Дикис и добродушно – ворчливо продолжал, – "наводите тень на ясный день" и вашими неоправданными мрачными предположениями отнимаете у меня драгоценное время. А нам ещё далеко до конца беседы. Да! на чем мы остановились?
    – О финансовой поддержке нашим тайным правительством советов...
    – Об этом я уже кончил. Дальше что же?... Да. Само собой разумеется, что внутренняя и внешняя политика советов останется прежней...
    – Но мне кажется, мэтр, что массовые расстрелы, засаживание людей в эти ужасные тюрьмы, ссылки в концентрационные лагеря и в отдаленные, мерзлые края должны же, в конце концов, если не совсем прекратиться, то, по крайней мере, значительно уменьшиться...
    Ножки кресла подозрительно затрещали под мэтром, так резко он повернулся и сердито хмыкнул. Свирепый огонь блеснул из несколько шире раскрывшихся узких, красных разрезов его глаз.
    – Вы так полагаете? – быстро и явно неприязненно спросил он.
    – Да. Я так полагаю... – Почему же?
    – Потому что, мне кажется, за годы беспощадного террора успели убить и, тем или иным способом, обезвредить всех опасных врагов советской власти. Помилуйте, мэтр, миллионы людей расстреляли, другие миллионы сгноили в тюрьмах, третьих уморили голодом и каторжным режимом... Да неужели все виноваты?
    – И ещё другие миллионы будут расстреляны, умрут от каторжного режима в тюрьмах, будут загнаны на гибель в мерзлые края. Вы полагаете, вам кажется, что это много. А мне совсем так не кажется! – с пеной у рта прохрипел Дикис. – Кто же из нас двоих больше в курсе дел?
    – Конечно, вы, мэтр. Об этом не может быть и речи... – весь съежившись, в душе кляня себя за свой смелый выпад, с робкой улыбкой пробормотал Липман. – Ведь я только спрашиваю у вас, чтобы быть основательно осведомленным...
    Мэтр как неожиданно вспылил, так неожиданно и смягчился.
    – Не говорил ли я вам, Липман, что или я никуда негодный учитель, которого надо гнать палкой за дверь или вы неисправимый идеолог и непонятливый ученик? Ну, ничего. Не сердитесь. Я пошутил. Ведь я же знаю, что кто до конца не посвящен в наши высочайшие планы и не впитал в себя целиком сущность их, в том они по мере развертывания их возбуждают недоумение и даже ужас. Но ничего. Привыкнете. Пройдет. Привычка – великое дело. Надо только до конца понять нашу идею, насквозь проникнуться и пропитаться ею. Тогда она перестанет быть пугающей и дикой, а будет только строго последовательной и, как математическая формула, чисто логичной. Мы и не думаем оставить в покое русскую интеллигенцию до самой той минуты, пока не истребим ее всю без остатка.
    – Что вы, мэтр? – невольно, в ужасе, подняв руки к лицу, точно от кого-то защищаясь, проговорил Липман.
    И в первый раз у него мелькнула мысль, не сидит ли перед ним субъект, вырвавшийся из отделения душевно-помешанных какого-нибудь желтого дома.
    – Да. Слово мое – сама истина. Не думайте себе, что я обмолвился или с ума спятил. Нам необходимо обезглавить этот подлый русский народ. Мы должны срезать с него головку и растоптать его мозги, дабы он остался совершенно и навсегда безнадежно безмозглым. Что вы себе думаете, разве это шуточка?
    Дикис вопросительно уставился на Липмана.
    – Что, мэтр? Я вас не понимаю...
    – А то, что мы собственными глазами видели и сами, а не с чужих слов, убедились, насколько этот народ дик, свиреп и страшен. Мы знаем, с каким адским садизмом расправлялся он со своими барами. Сейчас пафос к истреблению своих единокровных у него погас. Теперь он досыта насосался этой крови. Он одумывается и почесывает у себя в затылке. А этот невинный жест ох, как многознаменателен и, к несчастью, ничего доброго, нам, евреям, не предвещает! Хотите, чтобы у него остались мозги и повели его против советской власти? Чем это запахнет? Помимо того, что рухнет все дело Израиля, но что будет с еврейской массой, которой в одной только Москве наберется немножечко меньше миллиона, да во всей остальной Совдепии не меньше пяти миллионов. Ведь это около трети всего еврейского народа. Что с ними будет?
    – Да. За все побитые горшки, в конце концов, всегда евреи расплачиваются. Так учит история.
    – Именно. И на этот раз евреи будут в Совдепии истреблены поголовно. Но как? Вы думаете, просто, взяли и убили, повесили там или расстреляли? Нет. Они захотят упиться еврейской кровью, захотят отомстить за все несчастия, за всю свою пролитую кровь и за все свое разорение. И уж если так свирепо они расправлялись со своими единокровными, то что же они сделают со своими смертельными врагами, которых они ненавидят всеми силами своей дикой души и которых считают единственными виновниками всех свалившихся на их головы ужасов и бед?! И они разделаются, Липман, разделаются по-русски, расплатятся своим полным золотым царским рубликом, т.е. так, что каждому еврею лучше бы и на свет не родиться или лучше попасть прямо в пасть к крокодилу или в когти тигру, чем в лапы русского мужлана. Там, по крайней мере, один конец. А мужик прежде, чем лишить жизни, выдумает такие ужасные пытки, такие ужасные, что самому дьяволу впору у него поучиться... И будет тогда Рахиль плакать о детях своих, которых ей не воскресить...
    – Но позвольте, мэтр, ведь среди русской интеллигенции много, т.е. подавляющее большинство, людей гуманных и которые не только не питают к нам, евреям, ни малейшей вражды, а наоборот, по духу своему совсем наши и всей душой служат нашим интересам, конечно, не подозревая этого. Неужели и к таким людям мы должны быть беспощадны?
    Мэтр снисходительно усмехнулся.
    – Слушайте, Липман. Помните из Библии, как праотец наш Авраам торговался из-за праведников с Богом, когда Тот шел истреблять нечестивые города Содом и Гоморру?
    – Помню.
    – Ну, вот, – с прежней снисходительной усмешкой продолжал Дикис, – вы ведь не праотец наш Авраам, а я не Бог. Зачем мы будем торговаться?! Вы говорите, что мы беспощадны. Нет. Повторяю вам, мы только строго последовательны и логичны. Неужели вы не понимаете, Липман, что все эти интеллигентные русские левого крыла, начиная, скажем, от либералов, продолжая конституционалистами, кадетами и кончая социалистами, служа делу Израиля, вовсе не подозревали и не подозревают, что служат нам, а, прежде всего, самим себе, а потом своему народу? Ведь если бы эти господа узнали, что какую страшную судьбу их же руками им же самим и их народу мы готовим, то они в клочки бы нас растерзали. Политика – игра. "А цель оправдывает средства". Мы, евреи, в международной исторической игре орудуем краплеными картами и наверняка обыгрываем ротозеев-гоев. Мы рискуем головами, потому что вам должно быть хорошо известно, что делают с пойманными шулерами. А "не пойманный – не вор". Русская интеллигенция оказалась сплошь недальновидной и неосторожной, благодаря чему и проиграла нам Россию. Так неужели за их неосмотрительность и глупость мы должны быть им признательны?! Да разве мы виноваты, что они – идиоты?! Царство дьявола обещано на земле и на небе только одному нашему избранному племени за его беззаветную верность своему знамени, за его труды, подвиги и безмерные жертвы на протяжении тысячелетий. Ведь это не шутка! И неужели хозяин должен делиться своим достоянием с нанятым рабом и случайным гостем, по ошибке своей к нему в дом попавшем? Для первого довольно той платы, которую он получил за свой труд, второй пусть удовлетворяется нашим гостеприимством. Но ни раб, ни гость не есть члены семьи. Таким образом, ни один гой равноправным с нами в наше царство не войдет. И здесь, и там, в ином плане, как бы ни были велики его заслуги перед нами, он был, есть и останется на веки вечным рабом. Только. Не больше. Здесь мы из тактических соображений, конечно, поддерживаем их деятельность и жизнь, но постольку, поскольку они совершают полезную нам работу. И как только нужда в них проходит, они неминуемо должны быть подвергнуты той же самой участи, как и все их единоплеменники. Кажется, в нашем талмуде имеется такое мудрое изречение: "между скотами не должно делать больших различий".
    – Вот как... – протянул опешенный Липман.
    – Да. Так, именно только так, а не иначе. В советской России этот принцип проводится нами в жизнь с неуклонной последовательностью, без малейших изъятий и послаблений. Конечно, того же принципа мы будем держаться и во всем человечестве. Правильность его сейчас я вам докажу наглядным примером: для переформирования, приведения в порядок и насаждения воинской дисциплины в красной армии нам понадобился кадр опытных офицеров и военачальников в те времена, когда мы имели дело с белыми бандами. Ведь толпы красной гвардии, развращенные и потерявшие воинский вид, не выдерживали атак горстки голоштанных и почти безоружных белогвардейцев. Те били их, как "Сидоровых коз", где хотели и как хотели. С такой "народной, храброй" гвардией ещё в 1918 году мы и ног не унесли бы из России. Всем нам была бы там крышке. Что нам оставалось делать? Волей-неволей мы вынуждены были призвать в ряды нашей армии царских генералов, генеральный штаб и офицеров, которые в ожидании расстрелов, жили на заячьем положении и пухли от голода. И нам чертовски везло, потому что талантливые и популярные белые вожди или гибли один за другим или приходили, как, например, Врангель, слишком поздно. Их места заполняли или бездарности или интриганы. А один из них оказал нам даже услугу неоценимую своим "умным" приказом о предании военно-полевому суду и расстрелам всех тех царских офицеров, которые из красной армии попадали к нему в плен. Этот "умник" не сообразил простой вещи, что эти несчастные спали и во сне видели, как бы поскорее передаться белогвардейцам и в их рядах сражаться против нас. После такого приказа царские офицеры, как огня, боялись попадаться в руки своих братьев – белых, дрались с ними с ожесточением. И боеспособность нашей армии сразу значительно повысилась. – Дикис рассмеялся. – Я предлагал своим этому белому "полководцу" навесить орден красной звезды 1-ой степени. Ведь он подарил советам победу над своей армией. Ну, все это с одной стороны, с другой – благодаря нашему тогдашнему неограниченному влиянию в мировой политике, вся утомленная страшной войной и разрухой, Европа, боявшаяся восстановления Российской империи в прежней мощи, да ещё с расширенными границами, всячески помогала нам поскорее покончить с белыми бандами. И, несмотря на столь благоприятные обстоятельства, мы, провоевав три года, едва-едва справились с кучкой этих нищих, слабо вооруженных казаков и белых. И, имейте в виду, что тогда, помимо иностранной помощи, за нас стояла захваченная революционным пафосом многомиллионная рабочая и крестьянская Россия и мы располагали всеми государственными ресурсами богатейшей в мире страны. А казаки и белые имели против нас только свои мужественные сердца, голые руки и беспредельную жертвенность. И при таких чудесно сложившихся в нашу пользу условиях, мы за милую душу могли бы проиграть войну, если бы царских офицеров мы не поставили в такое положение шпионского контроля, которое исключало всякую возможность с их стороны измены. Так неужели вы думаете, что этих наших подневольных и неверных, купленных ландскнехтов – царских офицеров и генеральный штаб мы должны возвысить до себя и дать им равную с нами долю?! Это было бы и нелогично и несправедливо. Или думаете, что мы всегда будем держать в нашей армии этих волков, которые в лес глядят? Мы – не ротозеи. Они будут в рядах нашей красной армии ровно столько времени, сколько понадобится для обучения и выработки кадра офицеров новой революционной формации из наших. А раз "мавр сделал свое дело, мавр должен уйти". Бывших царских офицеров в концентрационные лагеря, в мерзлые края, в тюрьмы, под расстрел. Такова же участь и всех других "спецов" интеллигентных профессий. Когда мы истребим всю прирожденную русскую интеллигенцию, когда всю темную народную громаду обратим в голодную, безверную, безграмотную скотину нашу, тогда только мы успокоимся за незыблемость нашей власти на территории бывшей Российской империи. Но не раньше, Липман, не раньше.
    – Нашу многомиллионную, красную армию мы так воспитаем, что по сравнению с ней хищные звери – гиены и леопарды – будут кроткими агнцами. Все роды оружия мы снабдим всеми современными усовершенствованными средствами нападения и защиты вплоть до самых губительных ядов и удушливых газов. Весь командный состав будет из "наших" генералов, высших офицеров, военных комиссаров и низших офицеров гоевского происхождения, но уже нашего обучения и иностранцев-коммунистов, главным образом из немцев, венгров и латышей. "Пушечного же мяса", рядовых, голодная, нищая Россия поставит нам в том количестве, в каком нам понадобится. Вся наша мировая политика, как и теперь, будет направлена к тому, чтобы экономическое положение на земле из года в год становилось тяжелее и безнадежнее. Деньги, кровь экономической жизни, у нас в руках. Кто помешает нам двинуть эту кровь в том или ином выгодном для нас направлении или задержать ее в наших резервуарах?! Всякая такая задержка вызывает приостановку фабрик, заводов, расстройство сельского хозяйства, биржевую тревогу, а вслед за ней панику. Акции всяких гоевских предприятий летят вниз. Вот теперь, во время злостной инфляции немецкой марки, мы в Берлине и во всех городах Германии даром скупили дома, фабрики, заводы, земли... Владельцам нечего есть, и они за что попало продают свои ценные имущества. Как я раньше говорил вам об Америке, также и такой же погром мы создадим и во всей земле. Правительствам придется кормить миллионные оравы рабочих с их семьями, дабы безработные не производили беспорядков, от которых до революций только рукой подать. А что это значит? Это дает нашему делу двойную выгоду: с одной стороны мы обессиливаем финансы властей, вынужденных на государственный счет кормить тунеядцев, которые, разлениваясь на даровых хлебах, потом не хотят трудиться, с другой – эти праздные лентяи подвергаются интенсивной обработке наших социалистов и коммунистов. Благо, свободного времени у них хоть отбавляй! Впоследствии, как показал опыт, они и сами являются великолепными пропагандистами ничегонеделания, возбудителями недовольства и бунта и отравляют и честную рабочую среду. К тому времени, как мы успеем переформировать и воспитать красную армию, наша пропаганда при помощи безработицы, нужды, недовольства образует среди всех народов колоссальные кадры новых коммунистов. А между тем, мы так искусно смешаем все политические карты среди всех государств, положение так всюду осложнится, что, в конце концов, разрубить удушающий все человечество гордиев узел можно будет только мечом. И тогда все народы бросятся друг на друга. Пушки заговорят сами. Будущая война охватит собою, без малого, весь земной шар и будет настолько кровопролитна и бедственна, что минувшая Великая война окажется перед ней, как коротенькая прелюдия перед большой симфонией. Она будет всеобщей, Липман, потому что к тому времени интересы всех народов настолько смешаются и переплетутся между собой, что достаточно одному выстрелу раздаться в какой-либо одной точке, как по закону детонации, от края до края загрохочет вся насыщенная взрывчатыми веществами земля. Удержать бойню народов уже невозможно будет никакими человеческими силами. Города и села потонут в пламени; зарева пожаров обагрят небо, реки и протоки вместо воды потекут кровью; трупами будет завалена земля. К этому присоединятся голод и нужда, и как неизбежные их спутники, эпидемии, которые будут миллионами косить человеческие жизни. По пророчеству талмуда, в эту последнюю битву народов погибнет две трети населения всего земного шара. Ну, может быть, наши равви тут немножечко перехватили через край. Но что погибнет невиданное количество гоевских жизней, это, несомненно, потому что при современном совершенстве орудий истребления воевать будут не только армии, но и все народы целиком во всем своем составе. Военные авторитеты утверждают, что в тылу будет ничуть не безопаснее, чем на полях сражений. Женщины, старики и дети попадут в зону войны. Их будут поражать из дальнобойных пушек, отравлять газами и убивать бомбами с аэропланов. Не только селения и города, но и целые области подвергнутся разрушению и поголовному истреблению...
    – Но, мэтр, позвольте заметить, что при такой ужасной бойне и евреи в числе прочих должны также пострадать, как и неевреи, пострадает и их имущество. Ведь оружие не будет разбирать эллина или иудея, а поразит всякого, кто подвернется...
    – Я не сказал вам, что евреи не пострадают. К сожалению, пострадают и евреи и многое из их имущества подвергнется уничтожению. Всякое идейное дело требует жертв искупления. И чем грандиознее дело, тем больших жертв и крови оно стоит. Но успокойтесь, Липман, евреи пострадают значительно меньше всех. Принимать непосредственное участие в боях из них будут только ничтожные единицы. Сами евреи веками выработали сноровки искусно уклоняться от опасностей военной службы. Если они участвуют в войне, то непременно устраиваются в тылах на должности докторов, аптекарей, санитаров, писарей в штабах, телеграфистов, сапожников, портных и т.п. В армиях тех стран, в которых допущены офицеры-евреи, они всегда умеют уйти из строя на более безопасные должности. Это было даже тогда, когда наше влияние в мировой политике не являлось столь всемогущим, как теперь. Теперь мы всегда придем нашим на помощь. То же и относительно мирных жителей. О военных тайнах мы всегда были лучше всех осведом­лены, а в будущей войне ничто от нас не будет скрыто. Несомненно, что достаточно многочисленные эскадрильи аэропланов, поездов, грузовиков, автобусов, автомобилей особого назначения, в обоих враждующих лагерях специально c наряженных для перевозки мирного населения в безопасные места, будут находиться всецело в нашем ведении. Кто же помешает нам в первую голову спасать наших единоплеменников?!
    – Но позвольте напомнить, мэтр, что еврейство во всех странах мира, особенно в значительных городах, имеет столько недвижимой собственности, что ее на поездах и аэропланах в безопасные места не увезешь...
    – Что ж из этого следует, Липман? Многое, очень многое, несомненно, погибнет. Мы на это не закрываем наших глаз. Но знаете русскую поговорку: "в драке волос не жалеют". За то, что мы приобретаем? Мы приобретаем всемирное владычество, мы осуществляем страстные тысячелетние мечты и чаяния Израиля, мы ценой уничтожения наших каменных клетушков покупаем весь земной шар со всеми его сокровищами и со всеми тварями, которые родятся, произрастают и обитают на нем. Да разве мы, цари, владыки, располагая по нашему усмотрению даровым трудом всего человечества, вместо наших домов не построим себе дворцов и замков, вместо разрушенных фабрик и заводов не соорудим и не оборудуем еще больших и еще лучших фабрик и заводов, вместо уничтоженных садов, парков и лесов не насадим других?!
    Липман на минуту задумался.
    – Когда же возникнет такая война?
    Дикис усмехнулся.
    – Только тогда, когда все шансы на победу будут на нашей стороне.
    – Понимаю. Ну, а предположительно? Какие обстоятельства приблизят к войне?
    – Какие обстоятельства? Ведь в политике они меняются, как в калейдоскопе. Сейчас у нас ставка на немцев. Побежденная и разоренная Германия в своей слепой ярости к Антанте и, особенно, к Франции помешалась на реванше, во что бы то ни стало. И она, кроме своих врагов, уничтожения их и восстановления победной славы, решительно ничего не видит. Это взбесившийся бык с налитыми кровью глазами. Она первая бросилась в объятия советов, из которых живой не вырвется. Ее погубит ее тевтонская ярость, тупость и слишком неумеренная самоуверенность в политической зрелости, трезвости и патриотизме своего народа. Мы в первую голову "обработаем" ее на свой лад. И когда устроим нашу красную армию для больших предприятий и доведем немцев до восприятия советского строя, тогда только мы решимся возбудить войну. Конечно, она грянет неожиданно, потому что начнется нами без всякого объявления о ней. Это даст нам в руки громадный козырь для победы. Само собой разумеется, что попутно мы приобретем в Европе и других союзников, вероятно, Турцию и, может быть, кого-либо из мелких, например, Болгарию. Когда два таких Левиафана, как Россия с ее неисчерпаемыми ресурсами людей и природных богатств и Германия с ее совершенной техникой соединятся воедино, то я вас спрашиваю, кто же в Европе устоит против них? Коалиция из Франции, Англии, Польши, Югославии и других более мелких славянских стран волей-неволей вынуждена будет принять вызов. А тем временем мы раздуем революционные пожары в английских колониях. Одна Индия и Индокитай свяжут руки наших противников...
    – При таком сочетании материальной силы, конечно, на нашей стороне..., – вставил Липман.
    – А духовные? Дух повелевает материей. Христианский дух сейчас выветрился и не вдохновит масс. Он в полном упадке, даже больше – если не умер еще, то уже на смертном одре. Патриотизм и национализм почти изжиты народами и покрываются интернационализмом. Не забывайте, Липман, что к данному времени все народы подточены коммунизмом, который не убывает, а растет. Я вас спрашиваю, Липман, почему теперь женщины всего мира носят юбки выше колен и оголяют плечи, спины и груди?
    – Потому что такая мода.
    – А почему такая мода?
    – Право, не знаю... Мода и мода.
    – А прежде, если бы какая-нибудь дама так откровенно одетой появилась в салоне, ее нашли бы бесстыдной, оскорбляющей общественную нравственность и потребовали бы удалиться, т.е. попросту, выгнали бы вон. Теперь если бы другая дама надела длинную юбку со шлейфом или окружилась бы кринолином или нацепила бы турнюр и закрыла бы платьем плечи, спину и груди, ее засмеяли бы. Вот нечто подобное и с идеями. Интернационализм и коммунизм – идеи модные и они навязчиво преследуют, прилипают и дурманят слабые и темные головы толпы. От них не отделаешься. Мода есть своего рода зараза, вроде морового поветрия. И коммунизмом, пока он не изжит, мы, как козырем, покроем все масти. Но, конечно, надо спешить его использовать, пока не раскусили подлинную сущность его. Само собой разумеется, что мы не дадим народам опомниться, как затеем кровавую игру. Во время же самой войны на враждебных нам фронтах и в их тылах будут работать целые легионы наших агентов – опытных пропагандистов. Мы уже имеем надежный и многочисленный кадр их во всех странах, но, конечно, на точке замерзания не стоим, неуклонно увеличиваем численность их. Нашим армиям мы позволим грабежи и всевозможные насилия над жителями враждебных стран. Таким образом, мы обеспечим себе неуязвимость ее со стороны неприятельской пропаганды. Чем тогда ее соблазнишь? Правилами нравственности, добродетелью? Старо. От времен Густава Адольфа до наших – дистанция огромного размера. И вот, как я вам говорил, бойня народов будет ужасная, никогда в прежних веках невиданная. Погибнут несчетные миллионы людей, разрушения будут колоссальные. После Европы мало-помалу запылает и вся Азия. Не сразу, но и Северная Америка вмешается в войну. Там, Липман, не все благополучно: только 20 % собственники, остальные 80 % батраки и рабочие. Эти последние жаждут уравнения в распределении собственности и надеются, что только один коммунизм в состоянии удовлетворить их аппетиты...
    – Об американских делах я хорошо осведомлен.
    – Для каждой страны кадры советского правительства у нас всегда наготове, сидят на местах и каждую минуту в состоянии принять власть. Эти люди опытные, вышколенные, фанатически преданные нашей еврейской идее и в совершенстве знающие свое дело. Они ждут только момента и сигнала, чтобы занять свои места. Произойдут перевороты приблизительно по тому же рецепту, как было в России при Временном правительстве, когда параллельно с ним заседал совет рабочих и солдатских депутатов. Ни солдатами, ни рабочими в них и не запахло: сидели сплошь "наши". И в общей кровавой и бедственной сумятице народы и не заметят, как один за другим очутится каждый под советской властью.

    В начало

    VIII

    – Как произойдет объединение всех советских республик в один всемирный союз? Проще простого. Это давно уже решено и разработано во всех мельчайших деталях. Главное затруднение устранится насаждением повсеместных советов. И тогда все дело уже будет поставлено на прочные рельсы. Тут не возникнет даже намека на соперничество между советами отдельных республик. Все будут дружно служить одному нашему великому делу. Как и теперь в Совдепии, так и тогда во главе всех новых советских образований окажутся или сплошь или почти сплошь "наши", ну, известно, на первое время с какой-нибудь гоевской примесью членов, ну, так, знаете, как в Совдепии, для вывески, как бывает на торговых лавочках, чтобы преобладание "наших", особенно в первое время, не очень мозолило гоям глаза и не наводило их на подозрительные и вредные для нас размышления. Все советы земли безоговорочно подчинятся нашему центральному еврейскому правительству, в руках которого под разными предлогами предварительно будут сосредоточены все главные военные силы и все денежные ресурсы. Это обстоятельство нами предусмотрено. Оно, как целые тысячелетия состояло, так и впредь вовеки веков будет состоять, из мудрого синедриона и возглавляться царем израильским из колена Иудина. Эта линия неукоснительно и беспрерывно ведется нами в лице князей пленения целые тысячелетия. И вот что знаменательно, Липман, что титул нашего всемирного царя во всей полноте будет соответствовать действительному положению вещёй, потому что на земле был, есть и будет только один народ, народ израильский. Остальные народы – гои, скоты, наши бесправные рабы, наши вещи, пыль, прах... – с крайним омерзением проговорил мэтр.
    – Царство царя израильского восстановится навсегда, на веки вечные. Тут провиденционально: чего не мог осуществить на земле Божественный Посланник с небес, царь иудейский, Иисус из Назарета, то будет осуществлено посланником преисподней, нашим царем израильским, царем богоборцев, богопротивников и богоубийц. Но царь наш объявится не сразу, а только к тому времени, когда вся земля будет усмирена и на ней водворится полный порядок по тому регламенту, который выработан нашими мудрецами. Вся земля поделится на области, которыми сперва от имени правительства, а впоследствии от лица царя будут управлять его наместники. Конечно, внешним войнам уже не будет места. Но для поддержания внутреннего порядка и для опоры трона всемирный царь будет располагать могущественнейшими военными силами. Само собой разумеется, что все принадлежащие гоям земли и все имущество до последней нитки и иголки и даже самые тела и души их отойдут в собственность всемирному коммунистическому государству, а впоследствии к царю по тому же принципу и порядку, как сейчас у нас, в Совдепии. Разница только в следующем: то, что в настоящее время совершается в российских советских республиках, является только еле-еле намеченным, как бы тонко проектированным, прообразом, слабой, смягченной тенью, того, что будет иметь место в нашем всемирном государстве...
    – Как? – прервал побледневший и задрожавший Липман. – Неужели будет продолжаться этот ужасный кошмар, это царство насилий, грабежа, воровства, разврата, убийств...
    – И так далее, и так далее?... – с дьявольской усмешкой продолжал Дикис. – Да. Будет продолжаться. Вы это называете кошмаром, царством насилий и т.п. Мы это называем восстановлением попранных прав наших на основах высшей справедливости. Не будем об этом препираться. Дайте мне докончить то, что я обязан докончить.
    – Пожалуйста, мэтр..., – тоном упавшего духом и глубоко потрясенного человека промолвил Липман. – Сейчас российским советам приходится ещё считаться с мнением и настроениями культурного человечества. Следовательно, нельзя во всей полноте применять к гоям нашей программы, дабы, как я раз уже сказал, преждевременно не возбудить среди народов излишних и вредных для нас подозрений. Тогда же, когда наступит наша непререкаемая власть, руки наши будут развязаны. Нам некого бояться, не перед кем таиться. Творим по воле нашей, по желаниям нашим. Власть наша будет основана на беспощадном кровавом терроре и террором же будет поддерживаться и укрепляться. Везде, по всей земле, в кратчайший срок, в ударном порядке будут учреждены чека. Ну, а вы должны знать, что это значит. На нашем древнем языке "чека" значит "бойня скота". Ну и будем бить наш скот.
    – Он усмехнулся.
    – Мы выстроим колоссальные подземные и надземные тюрьмы и концентрационные лагеря со всем новейшим, по последнему слову тюремной практики, техническим оборудованием для применения жесточайших и утонченнейших пыток, потому что существующих теперь недостаточно и они по своему оборудованию далеки от совершенства. Мы модернизируем их.
    Видимо, мэтр, все время державшийся довольно спокойно, тут стал нервничать, быстро, дрожащими руками вынул сигару, обстриг и закурив ее, попыхивая дымом, продолжал:
    – Нам недостаточно одних смертей гоев. Этим мы не удовлетворимся. Нам нужны их страдания, их муки, их кровь. Мы будем устраивать пиры с кровавыми оргиями. В наших бойнях гоевская кровь будет литься не так прозаично, как кровь четвероногих скотов, а в обстановке поэтической, под звуки мендельсоновских и шопеновских мелодий, исполняемых нашими лучшими артистами. Мы привлечем их к этой повинности. Под штраусовскую музыку наша молодежь будет кружиться в вихре вальса, а под Вьетана и Венявского танцевать мазурки. Прелюдии к этому уже были разыграны в киевских, одесских, харьковских и других чрезвычайках: там пытали, расстреливали и рубили головы русских белых под музыку и с винопитием. Нашу молодежь надо приучить к неумолимой и беспощадной жестокости. Наша сила в ней, а в молодежи все будущее царственного Израиля. А кто постарше будут во время оргий наслаждаться зрелищами и музыкой и попивать себе вина, коньяки и ликеры самых дорогих сортов и курить наилучших марок Гаваны, вот как я сейчас... Хе-хе-хе... Израиль насладится отмщением за все свои страдания и муки, за все унижения, оплевания и смерти сынов и дщерей его, которые они получили от гоевских рук с самого возникновения его на земле и до последних дней. А ведь это свыше четырех тысячелетий. Счетец длинный. Как вы думаете, Липман? Но Израиль, все, все до последнего гроша и до последней слезы, пролитой евреем, взыщет по этому счету и с хорошими процентами. Должно совершиться возмездие! И оно совершится, и будет совершаться вовеки веков. Разве не так, Липман? Разве это не будет только справедливо и последовательно?!
    Липман не откликнулся ни одним словом. От развернувшейся перед его мысленным взором человекоубийственной картины он весь похолодел и язык его прилип к гортани.
    – Мы всю землю обагрим этой свиной рабьей кровью, не оставим ни единой пяди не политой ею и не на один локоть пропитаем ее... тяжело сопя, ерзая на месте, весь утопая в облаках дыма, уже с бешенством продолжал мэтр. – От пролитой крови реки выйдут из берегов, и земля не успеет поглощать трупов. Гекатомбы навалим!
    Он вскочил и, заложив руки в карманы, закружился по комнате.
    У Дикиса, помимо огромного живота, была ещё сильно сгорбленная спина и голова прямо из плеч выдвигалась вперед. Липману на момент почудилось, что перед ним по полу на своих коротких, кривых ногах, с отвернутыми наружу большими, толстыми ступнями, ползает отвратительная гигантская черепаха.
    С заслюнявившихся губ мэтра срывались слова ужасного значения. Всего Липман расслышать не мог, потому что Дикис говорил быстро, отрывисто, сипло, понижая иногда голос до бормотания и шепота.
    – Из черепов построим пирамиды... Что тамерлановские! Грандиознее и выше египетских... Тюрьмы и застенки переполним смертниками... Не сразу в иной мир... не сразу..., а сперва потомим ужасами смерти и... пытки... Восстановим все роды пыток, что от начала веков... и изобретенные святой инквизицией и... новейшей советской практикой... Расстрелы, виселицы, электрический стул, обезглавление – гуманизм... яйца выеденного не стоит... к черту... А вот медленное вытягивание жил... клещами... клещами... дробление костей, суставов... дыба, поджаривание... гвозди, иголочки под ноготки... "перчатки" с рук... с ног "носки"... А ледяная вода на бритое темя... с высоты... эдак по капельке... Ха-ха! Утопить... что утопить в воде?... а в человеческих экскрементах утопить ... Хе-хе! Это что-нибудь особенное...
    Еще что-то угрожающее бормотал Дикис и чего Липман не расслышал. Он злорадно хохотал, как хохотал бы тот сумасшедший, которому удалось совершить какую-нибудь задуманную им злую пакость.
    Липман сидел бледный, соблюдая внешнее спокойс­твие и только теперь начиная понемногу постигать ту неумолимую "логику", о которой в продолжении бесед не раз упоминал его учитель.
    – В кратчайший срок мы должны покончить с гоевской головкой, – несколько спокойнее и внятнее продолжал мэтр, – с ее интеллигенцией и буржуазией, которые иначе могут преждевременно прийти в себя, раскусить наши планы и хотя колесо судьбы им не повернуть обратно, но могут причинить нам не мало лишних неприятностей и хлопот, а этим несколько затянут процесс нашей перестройки жизни. Вообще, мы должны спешить, не терять ни минуты. В этом залог нашего успеха. Своей энергией и беспощадной свирепостью мы приведем в животный трепет все наше рабье стадо и смертельным испугом парализуем у гоев всякую волю к сопротивлению. Мы должны быть смелы, неумолимы, сильны и страшны. Так-то, Липман.
    – Конечно, с римским папой, с его кардиналами, с православными патриархами и епископами мы не намерены нянчиться так долго, как с русским патриархом. Тогда и обстоятельства будут иные: не придется считаться со мнением цивилизованного мира. Мы на первых же порах используем революционный пафос народов и все священство, объявив обманщиками и эксплуататорами человеческих суеверий, одновременно, для их же удовольствия, повесим их на крестах. Пусть подражают своему Христу! И не сразу, не сразу. А предварительно продемонстрируем всю процедуру суда... как над их Назарянином... и оплевание, и заушение, и бичевание, а увенчание – крест. Мы великодушны. Распятым доставим счастье "последовать своему Христу" и в будущей жизни прямо, непосредственно из Его рук получить мученические "венцы нетления". Поспешим также и с армией попов. Но переведем их в иной мир без излишней помпы, не столь пышно и почетно, как их св. отцов и владык. Крест для такой многочисленной армии – история сложная, потребует большой затраты труда и времени и целого леса материалов. "Время – деньги". Потому с попами разделаемся проще, подручными способами. Для этого у наших палачей ведь будут револьверы и петли, а для более заслуженных и рьяных из них, по примеру их св. инквизиции, разложим костры.
    – Полагаю, что из всех моих сообщений вы, Липман, успели вывести заключение, что вся наша борьба протекает не на одной только политической или экономической почве, но и на религиозной и главным образом на религиозной. Наша высочайшая задача, которую, во чтобы-то ни стало, мы должны выполнить и довести до триумфального конца – разрушить Царство Божие на земле, уничтожить Церковь Распятого, растоптать прах Ее и на этом прахе построить наше царство, царство дьявола. Но и этого нам мало. Нам необходимо стереть с лица земли, вырвать из сердец и памяти гоев самое имя Бога, имя Иисуса Назарянина, Его Матери (тут мэтр грубо, кощунственно выругался) святых там, ангелов и т.п. В этом весь смысл, все назначение и провиденциальная миссия Израиля...
    – Но ведь это ужасно, мэтр! – неожиданно для самого себя вырвалось у Липмана.
    – Вы говорите: ужасно! Тогда укажите другие, не ужасные методы и способы...
    – У меня их нет.
    – И я знаю, что нет и быть не может. Только обманом, ложью, развратом и массовыми убийствами мы придем к благополучному завершению нашего дела, нашей миссии. Только этими способами мы можем умножить зло на земле, которое, нарастая в своем количестве и в своей мощи, в конце концов, одолеет благую силу Предвечного. Ведь надо вам знать, Липман, одну вещь, о которой, вероятно, вы не догадывались, да, пожалуй, никогда и не размышляли. Дело состоит в том, что Предвечный по природе своей не может творить зла и за зло злом платить не может. Он весь одна благость. В этом слабость Его, а наше преимущество, которым, по наущению родоначальника зла – дьявола, мы и воспользовались. До сего времени мы успешно боролись и в этом чисто морально-религиозном направлении достигли уже результатов колоссальных: как в своем месте я упоминал уже вам, мы почти сплошь обезбожили и обезверили верхние слои всех народов, их интеллект, их мозг. Мы привили им атеизм и индифферентизм, мы ожесточили и очерствили сердца их, мы внедрили в них наши идеалы и озлобили низы народные. Гои забыли о Царстве Божием на земле, не верят в бессмертие души и в Царство Небесное и также гоняются за земными благами и наслаждениями, как и вся наша еврейская темная шпана. Теперь для эллина и иудея Бог один, тот, на который можно все купить, тот, которого у подножия Синая вылил из золота брат Моисея – Аарон. Само собой разумеется, что в первую голову все наши самые разительные удары мы направим против христианской веры, против Единого Истинного, Живого Бога. Мы в возможно кратчайший срок, пока гои, оглушенные бедами и обезумевшие от ужаса, не опомнятся, разрушим все их храмы на земле, сожжем все их книгохранилища и все их священные писания. Процесс этот будет протекать единовременно с массовыми казнями священства, всех верхов и буржуазии...
    Мэтр подошел к столу и сел в кресло. Лицо его преобразилось в восторженное.
    – Представьте себе, Липман, такую картину, когда вдруг в различных точках земного шара, точно по мановению волшебной палочки, одновременно взлетят к небу в Париже Notre Dame, в Берлине Dom, в Москве Кремль со всеми его соборами, с колокольней Ивана Великого, с Василием Блаженным, с храмом Христа Спасителя, в Киеве Десятинная, Св. София, Владимирский и Андреевский соборы, в Петербурге Исаакий, Петропавловский и Казанский соборы в Риме собор Петра и Павла, в Константинополе Айя-София, в Севильи, в Реймсе их знаменитые храмы, а также и в других городах... Это будет нечто невиданно грандиозное!
    Липман, последние несколько минут находившийся в оцепенении, тут почти закричал:
    – Но ведь это варварство! Извиняюсь, мэтр. Я не понимаю вашей геростратовской точки зрения. Что вы хотите уничтожать? Величайшие произведения искусства, самые яркие и самые драгоценные достижения цивилизации, которым и приблизительно нельзя установить цены! Сколько вместе с ними погибнет, безвозвратно исчезнет с лица земли неповторимых сокровищ, заменить которые ничем невозможно.
    На лице мэтра играла саркастически-покровительственная усмешка.
    – Да. Невозможно, Липман.
    – Зачем же вы хотите все истреблять? – с горячностью продолжал допытываться Липман. – Почему не обратить их в музеи, в театры, в школы и я еще не знаю, во что?
    Мэтр опять снисходительно осклабился. – Нет. Вы нас не понимаете, Липман. Не говорил ли я вам, что вы – неисправимый русский интеллигент. Теперь он разрушается советской властью и каким были раньше, таким и доселе остались. В революционном гимне поется: "отречемся от старого мира?"... Чего же вы хотите? Вот мы всей душой, всем сердцем и всеми нашими силами идем на встречу гоевским призывам, осуществляем их заветные пожелания и не по-гоевски наполовину, а в самой радикальной мере, до конца. За это социалисты должны нам в ножки поклониться. Мы стираем даже следы этого старого мира и не на развалинах даже, а на прахе его построим свой новый. Мы всей нашей еврейской душой и всем сердцем ненавидим и презираем этот старый христианский мир и вырвем с корнем даже самое воспоминание о нем, как будто его и совсем не существовало на земле. Это не только наше страстное желание, но и непременная обязанность наша, долг наш, страшной клятвой закрепленный. И если до самой последней точки мы не выполним нашей клятвы, а только частично, то, в конце концов, подобно неискусным игрокам, мы, проиграв все, погубим и себя, и народ Израиля. Это надо всегда помнить, Липман.
    Ученик недоумевал, и растерянно смотрел на учителя.
    – Ну, скоро вам все будет ясно, как вылущенный орех. Остальные религии, как не истинные и неопасные для нас, мы на первое время оставим в покое. Мало этого. В сотрудничество по искоренению христианства мы привлечем озлобленные и голодные толпы китайцев, азиатских магометан, ламаистов, буддистов и т.п. сброд, без различия рас и народностей. Потом и с ними расправимся. Дойдет очередь и до них только не в первую голову. Кажется, христиан придется истребить всех поголовно, но, конечно, не сразу. Эта работа затянется на многие годы, может быть, на века...
    – Как, истребить сотни миллионов людей, а с ними и всю культуру? – опять в крайнем возбуждении вскричал Липман.
    – Да, это необходимо или почти необходимо. Без этой меры едва ли можно обойтись, – спокойно заявил мэтр.
    – Ужасно, ужасно... – понурив голову, почти вне себя прошептал Липман.
    Дикис рассмеялся.
    – Ужасно или не ужасно – дело вкуса. Но мы обязаны это совершить и совершим. Мы вконец дезорганизуем и развратим гоевские народы, растлим их тела и души, разрушим их семьи и общества. Пример вам налицо: наша Совдепия. Где там общество, где семья?! Мы выбросим гоевских детей за пороги их родных домов, – он махнул рукой, – туда, в поле, как выбросили наши советы русских детей, выбросили миллионы их... десятки миллионов...
    – Да... – поправил Липман, – там выброшены не одни русские дети, но и дети инородцев...
    – Только не евреев. Ни одного еврейского дитяти среди русских беспризорных нет И произойдет эта операция естественным путем: мы в такое тяжкое трудовое ярмо запряжем их родителей, так стесним, так заморим нуждой, холодом и голодом, что им будет не до детей, не до ухода за ними, не до питания их. Они явятся только тяжким бременем, досадным и ненавистным придатком, от которого каждый родитель будет стараться как-нибудь освободиться...
    – А не думаете ли вы, мэтр, что своим кровавым террором вы возбудите бунт всего человечества против Израиля?
    – Как не думать, Липман?! И это обстоятельство предусмотрено. Всеобщего бунта быть не может, потому что пока гои раскачаются, то они уже будут безнадежно, вчистую обезглавлены. Для всякого восстания нужна организация и нужны деньги, много денег. И того, и другого мы их лишим. Местные бунты и даже значительные, предвидятся. Но, Липман, бунты могли иметь успех только в прошлом, пока организованные правительства и бунтари дрались почти одинаковым оружием: дубьем или примитивными ружьями, саблями и пушками. В настоящее время всестороннее развитие военной техники радикально изменило всю картину и не к выгоде бунтарей. Опять таки, как на живой пример перед нашими глазами, мне приходится ссылаться на нашу Совдепию: организованная, денежная и вооруженная кучка коммунистов держит в своих руках многомиллионный, нищий и безоружный русский народ. Только одно наше центральное всемирное правительство будет иметь войско, в достаточной степени сильное для того, чтобы держать весь земной шар в повиновении. Никто, кроме него, вооруженными силами располагать не будет. Мы не допустим. Правительственное войско будет в избытке снабжено всеми новейшими аппаратами как для скорейшей переброски в любой угол земли громадных вооруженных групп, так и самых совершенных орудий истребления. Разве для этого мы будем жалеть живых сил и денег? Или их не хватит у нас? Рабочие руки всего мира, все золото и все материалы наши. Все только наше и все только для нас одних. И все найдет свое применение: и сухопутные роды оружий, надводный и подводный флоты, и надземные способы передвижений. Но, конечно, особенное внимание будет уделено воздушному флоту, как самому быстроходному и для безоружных гоев абсолютно неуязвимому. У нас будут работать целые армии изобретателей и инженеров по усовершенствованию авиации и губительных орудий. Мы доведем эти отделы до возможной степени совершенства. Неугодные нам народы или бунтующие страны мы будем усмирять беспощадно или даже совсем очищать от жителей Одна или несколько эскадрилий аэропланов забросают бомбами с удушливыми газами обреченный клочок земли. И никто живым оттуда не выйдет...
    – Жестокая диктатура! – с улыбкой, скорее смахивающей на болезненную гримасу, промолвил Липман.
    – Иной не может быть, – подтвердил Дикис. – За то, что касается внутреннего распорядка, то управление наше народами будет отличаться величайшей терпимостью, т.е. "гуманностью", – он расхохотался, – той "свободой", Липман, к которой так жадно стремятся и которой так старательно добиваются гои. Лозунг: "все дозволено" будет осуществлен на деле полностью. Величайшие уголовные преступления среди гоев так же, как сейчас в Совдепии, не будут наказуемы. Суд будет только показательный. И так же, как теперь в Совдепии, мы развяжем все христианские, нравственные узы. Всякая мораль подвергнется отмене. Мы будем культивировать разврат во всем его многообразии, особенно покровительствуя кровосмесительным связям. Отец может иметь своей подругой дочь, брат сестру, мать вправе выбирать в возлюбленные собственного сына и т.д. до бесконечности. Это ли не свобода? И почему же нет?! Еще апостол Павел где-то обмолвился, что "все люди от одной крови". Мы допустим и всевозможные половые извращения и манипуляции и с малолетними, и с животными... Единственно, что будет караться страшными муками и смертью не только виновник, но и вся семья его, и родственники его, и даже в иных случаях и целая община, если какое-либо уголовное преступление совершится против личности или имущества еврея. Тут пощада и даже снисхождение не будут иметь места. Это совершенно исключено! Личность и имущество еврея, как существа богоподобного и царственного, священны, а, следовательно, неприкосновенны.
    – Само собой разумеется, что в первые годы и даже десятилетия нашего владычества нам не обойтись без гоевских специалистов всяких интеллигентных профессий, в особенности без техников сложного военного дела. И волей-неволей мы вынуждены будем терпеть гоевских спецов как в хозяйственной, так в гражданской и военной службах. Но мы обставим их такими условиями существования, такой угрозой террора и таким шпионажем, что им даже и в головы не придет саботировать или бунтовать против нас. Но такое ненормальное положение вещёй продлится лишь до той поры, когда из сынов Израиля вырастит и обучится достаточное количество интеллигентных работников. Освободившихся спецов-гоев, как в данное время практикуется нами в Совдепии, мы беспощадно будем выводить "в расход". Нашим самым страстным устремлением будет добиться такого положения, чтобы в наших армиях, во флотах и в авиации от высших командных должностей и до последнего унтер-офицера и ефрейтора были бы сплошь евреи, а впоследствии чтобы вся армия состояла только из одних сынов Израиля. Служба эта будет почетная, легкая и безопасная. Ведь воевать-то будет не с кем. Гоям под страхом жесточайших пыток и смерти будет воспрещено иметь какое-либо оружие. Возможно, что столовые ножи и вилки будут причтены к разряду оружия, угрожающего общественной безопасности. Наука, искусства и образование широкими волнами разольется по всей земле. Но, конечно, двери школ распахнутся исключительно только перед еврейскими детьми. Гоевским отпрыскам сперва под разными благовидными предлогами поставим всевозможные рогатки и барьеры, как это теперь у нас в Совдепии, а потом, когда власть наша окончательно окрепнет, без малейшего промедления вышвырнем их всех за пороги школ. Также будет поступлено и с людьми науки, искусств и профессорским персоналом из гоев. Они будут немедленно освобождены от своих обязанностей, как только представится возможность заменить их "нашими". Ну, что, товарищ Липман, как вам нравится предстоящее переустройство жизни на новых началах? Тон мэтра был не лишен игривости.
    – Одно могу сказать, мэтр: радикальное переустройство... – не сразу ответил тот.
    – Вы не ожидали ничего такого? – потирая руки, со смешком переспросил Дикис.
    – Вы как-то обмолвились, мэтр, что такого мне и во сне не снилось. Да, сознаюсь, не снилось и никогда не представлял себе...
    – Времени осталось не так много, а сегодня надо докончить...
    – Что касается моей ситуации, то прислуга у меня отпущена до утра, а жена сегодня уехала к своей матери в Версаль на целых трое суток...
    – А-а... это удобно. И так... что мне еще осталось сказать вам? Да... В нашем всемирном государстве мы осуществим прирожденное право еврейского народа, т.е. мы поставим его в царственное положение. Среди евреев не только не будет нуждающихся, но даже и людей среднего достатка. Мы обогатим их и призовем к властвованию во всех областях мировой жизни. Единственным занятием евреев будет управление человечеством на различных ступенях правительственной иерархии. Они будут единственными аристократами во вселенной. И это справедливо. Все радости, утехи и наслаждения для них, только для них одних. Жизнь их будет протекать в вечном пиру, в вечном веселии. Мы восстановим рабство, которое будет покрепче всякого крепостного и даже рабства в древности. И каждый еврей будет иметь своих рабов и своих рабынь из гоев. Что касается наших подданных, то тяжкой, беспросветной и безнадежной жизнью мы выродим их физически, понизим их рост, сузим объем груди и ослабим у них все остальные члены тела. В конце концов, мы поставим их на четвереньки и, как было уже в Совдепии, зас­тавим питаться падалью и сорными травами, как и полагается неблагородным четвероногим. А в годы недородов пусть жрут трупы своих детей и родичей.
    Всякий спорт, охоты и атлетика для гоев – плод зап­ретный. Мы издадим на этот счет декреты, за нарушение которых – смерть. Эти благородные упражнения – дос­тояние только аристократов человечества. А евреев мы обяжем заниматься спортом, который будем везде между ними насаждать и всячески поощрять. Таким образом, пройдет немного поколений и в Израиле вырастет порода полубогов и гигантов. Красота, сила, соединен­ные с высоким положением и богатством, всегда импони­руют. Слабосильные карлики-гои на каждом шагу воочию будут убеждаться в нашем даже физическом превосходстве над ними.

    В начало

    IX

    – Мы всеми мерами будем поощрять чадородие в народе нашем. Да я вас спрашиваю, почему бы при таких райских условиях, при отсутствии изнурительного труда, не плодиться еврейству?! Нам необходимо умножить семя Израиля до возможной полноты, потому что только один народ иудейский по двойному обетованию от Бога и от дьявола законный наследник и обладатель земли. Но обладание гоевскими женщинами и всемерное развращение их сынами Израиля не только будет всячески поощряться, но поставится в величайшую заслугу и да­же в обязанность всякому правомочному еврею. И чем большее количество их развратит еврей, тем большая ему похвала от лица всего народа нашего. В этом от­ношении правительство наше позаботится об установлении особых призов, премий и отличий для "героев" на этом поприще. Собственно говоря, гойка существует только для еврея. Молодость, красота, обольстительность гоевских женщин должны служить для нашей утехи, для наших приятных отдыхов от трудов и для наших наслаждений. В этом и только в этом одном их прямое и высокое назначение. И каждая из них обязана почесть за великое счастье и возвышенную честь, если на ней с вожделением остановится око сына Израиля. Это ведь снисхождение высокородного царя до подлой рабыни. Всякий еврей будет иметь право располагать любой из гоек по своему усмотрению, будь она только вышедшая из детского возраста зеленая отроковица или в полном расцвете юная девица, замужняя или вдова, все равно. Еврей во всякое время может взять ее в свои наложницы. И она не смеет отказать ему в таком законном его желании, потому что ее протест будет незамедлительно и сурово караться в наших судах и по отношению к ослушнице применяться строгие меры принуждения. Муж-гой не есть супруг, потому что, по учению нашего талмуда, между скотами законных человеческих браков существовать не может и потому не имеет права воспрепятствовать еврею взять к себе в наложницы понравившуюся ему женшину-гойку, которую гой считает своей женой. На женщин царских, коро­левских и высоких аристократических гоевских родов мы обратили особое наше внимание. Уже и теперь у нас ведется самая строгая регистрация их с подробными справками о каждой из них. Молодые и привлекательные из них испытают на себе весь ужас унижения и през­рения, ибо мы запрячем их в самые грязные дома тер­пимости и притоны низкого разряда. Не подходящие же для этой цели по возрасту или по физических дан­ным будут отданы в рабыни на самые унизительные работы. Так свершится праведная месть за все унижения, позор и угнетение их предками бесчисленных поколений многострадального Израиля. Разве ж такая мера не будет справедливой, Липман?
    Тот промолчал.
    – Вы, может быть, сомневаетесь в возможности осуществления таких мер?
    – Нет. Не сомневаюсь. И тут не может быть места сомнениям, раз власть переходит...
    Но мэтр, спеша докончить свою мысль, перебил:
    – Возьмите, Липман, в пример нашу Совдепию. Ведь это – наше опытное поле. Мы на нем пробуем наши способности и силы и учимся применению нашей системы управления, которую распространим и на весь остальной мир. Разве мы не осуществили там наш идеал, конечно, из осторожности пока в прикровенном и далеко не в полном виде?! Разве мы не разрушили до основания семейные очаги, не выбросили русских женщин на улицы и площади?! Лишив их всех мате­риальных средств, мы выгнали их из родных домов. И они, т.е. молодые и привлекательные из них, для поддержания своего жалкого существования и чтобы спасти от голодной смерти своих близких, волей-неволей бросились на уличный промысел. Все пути им закрыты. И им ничего другого не осталось, как торговать сво­им телом. – Он цинично рассмеялся. – Это единственный их товар и довольно-таки ходкий, хотя предложение настолько превышает спрос, что он сразу упал в цене и все катится себе вниз. Ну, а кто же покупатели? Ну, единственно коммунисты и главным образом, конечно, евреи, потому что мы одни в целой Совдепии всегда располагаем свободной наличностью и можем себе купить, что пожелаем. Остальные советские "граждане" – голь перекатная.
    Дикис встал с места и, пройдясь по комнате, оста­новился перед Липманом.
    – Как будет производиться набор гоек в еврейские гаремы? А вот как: в каждом мало-мальски значительном пункте нашего всемирного царства будут устроены базары и рынки, точнее – выставки, ну, как бывают выставки скота, лошадей, птиц, собак, на которые в определенные сроки, раз или два в год, будут свозиться из окрестностей с точно обозначенными границами все гоевские дети от 7-ми до 16-ти летнего возраста. Наиболее красивых и изящных девочек и мальчиков, предназначенных для царских и великовельможных гаремов, будут забирать в особые школы. Там научат их приличным манерам, пластике, музыке, танцам и уходу за своим телом. Сюда же, на эти выставки, будут съезжаться евреи-любители, которые пожелают иметь в своем распоряжении и юных и малолетних наложниц или мальчиков, кто к этому имеет склонность и вкус... хе-хе... Конечно, желания таких аматеров будут безотказно удовлетворяться. Все евреи имеют на это право. И вообще, насаждение у евреев гаремов, а у гоев притонов разврата нашим правительством будут приветствоваться. И оно всячески пойдет на встречу насаждению и развитию таких институтов...
    Отвратительная образина Дикиса стала поганой. С похотливым выражением старого, немощного сатира он безнадежно ухмыльнулся и облизнул свои чудовищно толстые губы.
    – Вот, Липман, вы имеете всего-навсего свои 50 лет и так хорошо сохранились! – пониженным голосом, с завистливым выражением в тоне заметил Дикис. – Вы почти молодой человек и имеете себе некоторые шансы дожить до такого чудного времени. – Он тяжело вздохнул. – А я не доживу. Э-э-хе-хе-хе-хе-хе! А знаете, Липман, между нами: женщины – моя завсегдашняя слабость. Если бы вы только знали, сколько они мне стоили! Э-э-э! Сколько я на них рассорил моих денег, сколько...
    Он с выражением безнадежности и горечи покачал своей плешивой головой и, с новым вздохом упав в кресло, в отчаянии отмахнул обеими руками.
    – Неужели вы, мэтр, полагаете, что эти великие планы... наши осуществятся так скоро?
    – Мм-нээ... – небрежно промычал тот. – В ближайшую пару десятков лет все уже должно совершиться. Одною из ближайших задач нашего всемирного правительства будет в возможно кратчайший срок покончить с гоевской грамотностью...
    – Как так, мэтр? Не понимаю...
    – Ну и что вы тут не понимаете? Одно только наше всемирное правительство будет издавать газеты, журналы и книги и исключительно только на одном нашем еврейском языке. Печать будет государственной монополией. Разве мы ишаки, как гои? Неужели мы позволим свободу печати, которая, в конце концов, всегда переходит в своеволие и рождает бунты, революции и перевороты? Свобода печати была нужна нам для завоевания человечества. И мы этой свободы добились у гоев и искусно ею воспользовались. А тогда не только минует в ней всякая надобность, но она будет вредна для нашего дела. Посмотрите на Совдепию. Вся тамошняя печать исключительно правительственная. Никто из "свободных" советских граждан не смеет своего суждения печатно высказывать, да и негде. Грамотность среди гоев исчезнет, но, само собой разумеется, не в один день, а через одно-два поколения. Наше правительство не позволит ни читать, ни писать, ни на одном гоевском языке. Когда наша власть совершенно незыблемо утвердится на земле, то будет издан секретный декрет, в силу которого все грамотные гои будут подлежать немедленной смерти. Вот теперь я и отвечаю вам на высказанное вами недоверие по поводу возможности уничтожения этой ужасной книги...
    – Какой, мэтр?
    – Евангелия?
    Липман с сомнением покрутил головой.
    – И сейчас... извиняюсь, мэтр, но... сомневаюсь.
    – Слушайте. В первые же дни и недели нашего всемирного владычества вся земля будет обыскана самым тщательнейшим образом и все экземпляры этой книги, и других св. книг, и книг гоевских, какие нам неугодны, будут сожжены. Ведь сумели же мы проделать эту операцию с книгами в Совдепии, уничтожили все, что нам надо было уничтожить. И заметьте, действовали мы там как-никак все-таки со связанными руками, с некоторой оглядкой на мир. Теперь я вас спрашиваю, Липман, кто же нам помешает проделать на всей земле то же самое, что нами проделано уже в Совдепии, когда наша власть будет диктаторской и когда нам будет не зачем и не на кого оглядываться?! Потом время от времени будут производиться повторные обыски, всегда неожиданные, сваливаясь на гоев, как снег на голову. И горе тому, у кого найдут экземпляр или список или хотя бы отрывки этой книги и вообще христианских священных книг. Лучше бы такому человеку и не родиться. В таких случаях наша беспощадность к виновникам выразится еще ужаснее и свирепее, чем при каких-либо других преступлениях, потому что это важнее всего. Беспощадность коснется и евреев. Надо предположить в среде нашей и ренегатов. "В семье не без урода". Тут следствие под самыми ужасными пытками и увенчание – мучительная смертная казнь. Вот единственный удел в сокрытии или исповедании евреем христианства. А так как все печатные станки и машины будут в руках нашего правительства, то, конечно, возможность печатания Евангелия, св. христианских книг, да и вообще всяких гоевских произведений абсолютно исключена. Но, помимо всего этого, некому будет и читать, потому что наше правительство обезграмотит всех гоев поголовно...
    – А устные предания?
    – Это, невозможно, Липман, даже относительно одного Евангелия, не говоря уже обо всех христианских книгах...
    – Почему невозможно?
    – Во-первых, никакая человеческая память всей этой колоссальнейшей по своей обширности литературы не вместит, во-вторых, жизнь гоев будет подвергнута такому всестороннему правительственному контролю и такому совершенному шпионажу, что она будет проходить перед взорами нашей власти, как в фонаре. От его всепроницающего ока ничто не укроется. И всякий, помянувший только имя Распятого, будет подлежать немедленному уничтожению...
    – Но как же древние фарисеи устно через многие века пронесли свое тайное учение?
    Мэтр укоризненно покачал головой.
    – Липман, ну, как опять не сказать про вас, что вы просто... наивны. Тут две большие разницы. Сообразите, что фарисеев не только никто не преследовал, но их секта с самого начала своего возникновения пользовалась всеобщим почетом и уважением...
    – Тогда как же древние христиане через все три века ужаснейших гонений пронесли все свои священные книги?
    – Кто это вам сказал? Далеко не все, Липман, далеко не все. Многие безвозвратно исчезли с лица земли. Это одна из величайших заслуг сынов Израиля...
    – Но главные книги они все-таки сохранили.
    – Да, сохранили. И только потому, что в те времена сами евреи не только не имели своего полномочного правительства, но были народом подневольным. А языческие власти не понимали значения христианства и не уделяли достаточного внимания ни самой христианской религии, ни св. книгам. Да у него и не было такой совершенной организации, какая имеется теперь у нас и какая впоследствии будет у нашей власти.
    – Да. Вы правы, мэтр. Всего этого я не принял во внимание...
    – Вот видите... Так вот, Липман, в то время, как мы разрушим Царство Божие на земле, т.е. взорвем все их храмы и монастыри, лютой смертью казним всех князей Церкви, все священство и монашество, мы не оставим осиротелой и вдовствующей землю. "Пространство не терпит пустоты". Мы ее заполним.
    Мы объявим единую религию, религию отца нашего дьявола, под верховным водительством которого Израиль столько тысячелетий боролся и, наконец, по всему фронту Вселенной одержал столь блистательную победу. Само собой разумеется, наша религия своим основанием будет иметь зло и порок, т.е. придерживаясь христианской терминологии, грех во всевозможных его проявлениях. На местах разрушенных церквей и храмов мы воздвигнем капища дьяволу и его нечистым бесовским силам и принудим гоев поклоняться им. Обслуживать чих будет каста наших жрецов. В них будут устроены жертвенники и в определенные сроки буду совершаться черные мессы с человеческими жертвоприношениями...
    – Неужели и это?... – почти со стоном вырвалось у Липмана.
    – Да. И это... – с дьявольской усмешкой подтвердил Дикис. – В своем месте я вам доложу, почему это необходимо и... неизбежно... В Иерусалиме на месте храма Воскресения Христова мы воздвигнем главное, грандиознейшее и великолепнейшее капище Вельзевулу – здание по своим колоссальным размерам, по богатству и художественности внешней отделки и внутреннему убранству превосходящее всякое вероятие и оставляющее далеко позади себя все, что когда-либо созидалось на нашей планете. С ним ни одно здание в мире не может идти ни в какое сравнение. В нем будет поставлена огромная артистически-изваянная из чистого золота статуя дьявола – дар благодарной признательности сынов своему чадолюбивому отцу. Шея ее будет украшена рядами ожерелий из самых крупнейших и наилучших жемчугов на свете. Голова увенчается драгоценнейшей царской диадемой, такой многоценной, что ей и цены нельзя установить. Их будет на всей земле только две: одна большая для статуи отца нашего, другая малая для царя Израильского. В эти две короны будут вделаны наилучшие в целом мире бриллианты, рубины, сапфиры, александриты и другие камни, взятые из корон бывших царей, императоров, королей, калифов, раджей, из тиары папы римского, из митр патриархов и епископов. Здесь великий символ. Вся духовная власть перешла от Бога к дьяволу, вся светская от монархов к нашему царю. И по праву завоевания им одним приличествует владеть тем, что принадлежало на земле светским и духовным властелинам. Дьявола изобразят в позе победителя над распростертым у ног его Распятым с Его Матерью, ангелами и святыми. Проекты этой скульптурной огромной группы уже втайне набрасываются на картонах нашими лучшими художниками. Вы увидите. Имеются очень удачные. Перед дьяволом воздвигнется жертвенник с неугасимым огнем, на котором в известные дни будут закалываться и сжигаться первородные младенцы мужского пола...
    Внимательно слушавший Липман смертельно побледнел и машинально закрыл лицо руками.
    – О-ох! – вырвалось из его груди.
    – Это с непривычки... Пройдет. Не пугайтесь, Липман... – с усмешкой успокаивал Дикис. – Да и чего вам пугаться?! Ни один волос не упадет с головы еврейского ребенка. Отцы наши – фарисеи, заключая завет с дьяволом, выговорили для наших детей право освобождения от этой кровавой повинности, зато со времени возникновения христианства повинность эта перенесена на христианских детей. Этим и объясняются ритуальные убийства, которые не всегда нам удается скрыть от гоев. Эти жертвоприношения и эта кровь являются малым прообразом того великого, что должно через нас совершиться, т.е. мы, евреи, должны заколоть все христианство и выцедить кровь его, другими словами – всего его целиком без остатка принести в жертву отцу нашему, а все остальное языческое человечество в качестве рабов наших поставить на колени и пасть ниц перед отцом нашим... На самом месте гроба Распятого будет устроено ложе осквернения... На нем наши юноши, имея своими партнершами молодых гоевских девиц во время черных месс будут осквернять эту величайшую святыню христиан...
    Видимо, Липману, как нормально мыслящему и чувствующему человеку, совсем не пришлись по нутру так вдохновенно развертываемые мэтром картины и в последние минуты от сидел подавленный, молчаливый, с опущенной головой, с выражением и гадливости, и страдания на лице. Но в своем увлечении Дикис, не замечая настроения ученика, продолжал свое подходившее к концу повествование.
    – Подобные же капища, хотя и не столь грандиозные и не столь великолепные, мы воздвигнем и на месте N otre Dame в Париже и в Лондоне вместо Вестминстерского аббатства и в Вене, и в Берлине, и в Петербурге, и в Москве на кремлевских высотах, и в других христианских городах, а в римском капище на месте собора Петра и Павла поставим нашу историческую статую Бафомета, многовековую свидетельницу стольких тяжких, но славных дел Израиля. Во всех этих капищах тоже в определенные сроки будут совершаться черные мес­сы с бесстыдными оргиями и человеческими жертвоприношениями. Закалываться и сжигаться будут не одни дети, но и взрослые гои. Вся мощь израильского народа в ударном темпе будет направлена на количественное и качественное увеличение зла и порока на земле, на углубление человеческого падения и греховности. Этим мы умножим силы отца нашего. Уже и в наше время порок и зло настолько распространились среди людей и стали так всеобщи, что крупицы добра и праведности теряются в их чрезмерной массе, как крупинки золота среди целых холмов камней, песка и грязи. Мы – золотоискатели. Мы усердно вылавливаем этот редкий, драгоценный металл и истребляем его. И не далек тот час, когда это духовное золото мы все до последней крупинки выловим из душ и сердец людей и начисто уничтожим. Прежде, в века наивысшего расцвета христианства, дело дьявола, а, следовательно, и наше не раз находилось на краю гибели. Дух Божий и ангелы Его носились над землею, изгоняли духов зла бесов, разрушая наше общее дело. К нашему времени уже вся земля опоганилась и засмердела от людской греховности. И положение борющихся сторон радикально изменилось: силы дьявола возросли в прогрессии неизмеримой. Дух Божий с ангелами Его почти окончательно вытеснен с опороченной земли и уже не в состоянии подавать помощи призывающим Его. Неисчислимые полчища отца нашего, завоевавшие землю, обосновались здесь прочно, подобно победоносным полкам, раскинувшим свой стан для вечного постоя. И никакая уже враждебная сила не вытеснит их из занятых ими позиций. Это в данное время, когда еще власть Израиля не признана гласно человечеством, когда она тайная, в силу чего мы еще вынуждены действовать со связанными руками и ногами. А что же будет в те вожделенные дни, месяцы, годы и века, когда эта власть наша станет уже открытой, явной, неоспоримой и непререкаемой, когда она выполнит всю ту величественную программу, которую я изложил перед вами? Насколько сила порока и зла увеличится? Как вы думаете обо всем этом, Липман? – уже в состоянии восторженности и упоения спросил Дикис.
    – Я сейчас ничего не думаю, мэтр. После подумаю...
    – Ну, подумайте себе после..., – благодушно согласился тот.
    Минуту спустя Липман обратился к Дикису.
    – Мэтр, вы раскрыли мне много чрезвычайного, беспримерного, подавляющего своим важным и великим значением... Мне кажется, что равного ему не может быть на земле... по крайней мере, я не представляю себе... не могу представить... Вы говорили о всемирном царе израильском, о его правительстве, но ни разу не упомянули о резиденции их. Где же будет мировая столица?
    – Извините меня, Липман, но согласитесь, что вами задан вопрос значения детского, особенно по сравнению с всеобъемлющей задачей, которую я имел честь довольно подробно развернуть перед вами..., – не без игривости в тоне высказал Дикис.
    Липман несколько застенчиво улыбнулся.
    – Я сам знаю, что вопрос мой не имеет серьезного значения... А все-таки любопытно...
    – В самом деле, при современных путях сообщения, которые совершенствуются не по дням, а по часам, для всемирного царя, который владеет всей землей, всеми ее сокровищами и всеми ее силами и средствами, еще задумываться о столице, о постоянной резиденции. Да он будет жить там, где захочет, где ему приятнее. На теперешней французской Ривьере, на побережьях Италии, в Крыму, на Кавказе, на Черноморском побережье, в лучших частях Индостана и Индокитая, на Зондских островах, в Северной или Южной Америке и в Египте будут воздвигнуты великолепные дворцы, обставленные и украшенные со сказочной роскошью. На молниеносных эскадрильях царь со своими приближенными, а по потребности и со своим правительством будет перелетать с места на место. Туда же будет перемещаться и все нужное и для услаждения жизни: певцы, музыканты, артисты, живописцы, балет, жены и наложницы. Но официальной резиденцией предположено сделать Константинополь, как центр мира, как дивный город на берегах лазурного пролива. Недаром славяне и греки называют его Царьградом. В этом названии имеется нечто пророческое и провиденциальное. Он и будет градом всемирного царя. Ну, что же удовлетворено ваше любопытство?
    – Вполне, – с улыбкой ответил Липман.
    – Теперь как это у Пушкина? "Еще одно последнее сказанье"... Как дальше? Забыл.
    – "И летопись окончена моя", – досказал Липман.
    – Так вот... Может быть, припомните то место из Евангелия, в котором Сын Марии в предвидении Своего Креста говорит Своим четырем ближайшим ученикам о разрушении Иерусалима и храма, о проповедовании Евангелия по всей земле, о появлении Антихриста, о близкой кончине мира и о Втором Его Пришествии...
    – Да, немножко припоминаю.
    – Признаки Своего Второго Пришествия Он нарисовал с поразительной ясностью, хотя из осторожности оговорился, что ни дня, ни часа этого Пришествия никто не знает, кроме Отца. Надо отдать полную справедливость этому "обманщику", что все Его пророчества сбылись с точностью неоспоримой, кроме одного последнего, т.е. Вторичного Его Пришествия. Между тем, все признаки этого Пришествия исполнились уже давно, ещё при жизни некоторых Его Апостолов. Например, Евангелие было проповедано по всему тогдашнему, древнему миру, все беды, которые по Его пророчеству, должны были обрушиться на головы человечества, тоже были уже в полном совершении . относительно Антихриста... Их было не один даже, а несколько. Первые христиане, как времен апостольских, так и непосредственно следовавших за ними времен мужей апостольских при встречах не иначе приветствовали друг друга, как изречением: "Маранафа"! т.е. "Господь грядет"! т.к. "обманщик" этот обещал, что когда все сие совершится, что чтобы ждали Его каждую минуту, потому что Он "близ есть, при дверях". И по утверждению Иоанна, Петра и Павла – столпов первоначальной христианской Церкви, вот-вот должна была прогреметь архангельская труба, и Распятый с силою и славою великими сойдет на землю, поднимет из гробов всех почивших и произведет Свой Страшный Суд над живыми и мертвыми. Апостол Павел в одном из своих посланий, кажется, к Коринфянам, писал, как воскреснут мертвые: "вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся". Несомненно, что к числу последних живых, но изменившихся он причислял и себя самого. Значит, твердо верил, что, еще будучи живым, дождется Второго Пришествия своего Бога. Но вот, как видите, человечество живет уже последний век второго тысячелетия, а "обманщика" все нет, как нет. Отчего сие? Какая тому причина? Как вы полагаете?
    Липман замялся.
    – И что я могу полагать, мэтр? В этом я полнейший профан.
    Дикис с самодовольной усмешкой на лице торжественно, убежденно и, отчеканивая каждое слово заявил:
    – Распятый никогда больше не появится на земле.
    – Почему?
    – Потому что не может.
    – А почему же не может?
    – Не позволит тот, кто сильнее Его, кто устроил и укрепил на земле свое вечное царство...
    – Т.е. дьявол.
    – Известно же. Кто же другой?! – с прежней усмешкой ответил мэтр. – Видите ли, Липман, к нашему времени духи зла накопили такие страшные силы и таким непроницаемо плотным и крепким покровом (аурой), как бы несокрушимой броней, обволокли весь земной шар, что духам Бога никогда не пробить сюда для своего Господина не только дороги, но даже и самой малюсенькой тропочки. Вы сомневаетесь, Липман?
    Тот кисло усмехнулся.
    – Зачем мне сомневаться, мэтр, когда такое высокоавторитетное лицо, как вы, утверждаете?! – уклончиво ответил он. – Просто, обо всех подобных вещах во всю мою сознательную жизнь мне никогда и в голову не приходило...
    – То, что я вам сказал, одна только совершеннейшая истина, Липман, истина, давно и в точности нам, особенно посвященным, известная. Ещё одно с нашей стороны последнее, но крупное усилие, и мы опрокинем христианство, в прах повергнем его в вверх дном перевернем все сущее на земле. И вы, Липман, может быть, подумаете, что на этом и окончится наша задача и мы будем себе "почивать на лаврах"?
    – А что же еще? Не знаю...
    Дикис встал перед столом. Во всей фигуре и лице его выразилась особенная торжественность.
    – Я вам сейчас скажу.
    – Любопытно...
    – Потом, когда человечество окончательно и неисцелимо погрязнет в нашем царстве зла, преступности и порока, когда от края и до края и насквозь вся целиком земля и воды на ней опоганятся нами, мы этими нашими деяниями в преизбыточной степени накопим злые силы и под водительством благодетеля и отца нашего начнем штурмовать небо. Посмотрим, как оно устоит! Мы свергнем с Престола Высот Ветхого деньгами и вместо Него посадим другого помоложе, отца нашего. Вы только подумайте себе, Липман, что все это необычайное из необычайных, величайшее из величайших, важнейшее из важных, чему нет и быть не может даже и приблизительно равного на всем фронте вселенской жизни, чего даже никакими словами и выразить нельзя, будет достигнуто трудами; жертвенностью, дисциплиной, гением и мудростью нашего еврейского племени, его одного единого из всех земнородных, не дрогнувшего встать своей грудью против Живого Бога и всего враждебного ему человечества. Какая честь, какая слава и какая красивая и гордая перспектива – царствовать над всею тварью вселенной и наслаждаться вовеки веков! Вот финал и достойная оплата наших сверхчеловеческих трудов, наших длительных и жесточайших испытаний и жертв, нашей веры, наших надежд и всех наших стремлений! Тогда все во вселенной пойдет по иному, во всем согласно нашим желаниям...
    Всю последнюю тираду мэтр выразил взволнованно, вдохновенно, с восхищением. Лаже узкие щелочки его больных глаз расширились и из них сыпались красные искры.
    Ученик смотрел на своего наставника с молчаливым недоверием.
    Дикис усмехнулся.
    – Вы, Липман, вероятно, думаете, что мэтр – безумец и, следовательно, безумные фантазеры все те высшие мои коллеги, которые послали меня сюда для просвещения вас?
    Мэтр не далек был от истины. Действительно, скрытый червяк недоверия шевелился в сердце Липмана. Но он тотчас же решительно запротестовал.
    – Что вы, мэтр?! Разве я смею?
    – Но, вероятно, в данном случае задаетесь естественным вопросом: что же тогда будет со вселенной, когда Бог будет свержен со Своего престола? Не обратится ли вся вселенная в хаос и не полетит ли в преисподнюю, к уничтожению?
    – Нет, мэтр, я настолько оглушен, что никакими вопросами еще не задавался...
    – Ну, все равно, впоследствии могли задаться. Так я вам сейчас уже отвечу, но предварительно задам вам еще один малюсенький вопросик...
    – Какой, мэтр?
    Заложив свои короткие руки за спину, Дикис с задумчивым видом прошелся по комнате и когда сел на свое место, спросил:
    – Кто такие были евреи, как народ, с самого первого появления их на земле?
    – Ну, кто же?! Маленькое племя сперва скотоводов и пастухов, а впоследствии воинов, потом землевладельцев и, наконец, торгашей.
    – Истина. Но я внесу и маленькую поправке: не маленькое, а ничтожное по численности племя. С праотцем нашим Иаковом пришло к Иосифу в Египет всего-навсего семьдесят человек. И это племя, гордое своим сыновством у Отца вселенной, чувствуя и сознавая свое избранничество, свою царственность, свое несравненное превосходство над всеми другими народами, говоря современным языком – сознавая свое сверхчеловечество, всех чужих презирало и ненавидело, во всю свою долгую историю со всем человечеством беспощадно боролось и к настоящему моменту стало тайным властелином всего мира, а не за горами и то время, когда оно объявится уже открыто владыкой и царем. При всей своей недальновидности, человечество уже чувствует близкое и неизбежное наступление этих времен. Теперь скажите мне, Липман, разве евреи, как племя, по завету, данному Богом при изгнании прародителя Адама из рая, в массе своей трудились, мозолили свои руки, ломали свои спины, в поте лица своего добывали хлеб свой, т.е. эксплуатировали природу и таким образом производили какие-либо ценности, как производят решительно все остальные народы?
    – Ну, Израиль всегда наживал деньги...
    – Слушайте меня внимательно, Липман, и поймите хорошенько все то, что я сейчас скажу вам. Наживать деньги – одно, а производить ценности – совершенно другое. Мужик, который обрабатывает поле, сеет, собирает и молотит зерно этим самым умножает ценности. Также и горнорабочий, который долбит горы и недра земли и извлекает оттуда золото, серебро, другие металлы, минералы и драгоценные камни, он умножает ценности. То же нужно сказать и о фабричных и заводских тружениках. Перерабатывая сырые материалы, в различного рода товары, они умножают ценности на земле. Такого рода труды должно по справедливости назвать производительными. А когда банкир сгребает в свои кассы целые горы золота, которые он нажил своими торговыми или биржевыми комбинациями, он не является производителем, потому что своим личным трудом не умножил ни на один сантим ценностей на земле, а завладел теми чужими ценностями, которые создали тысячи и даже миллионы других рабочих людей. Таким образом, он является не производителем, а эксплуататором и паразитом чужого труда. Вы поняли мою мысль?
    – Понял. Я только не знаю, мэтр, какое отношение она имеет к первоначальному нашему вопросу?
    – О Боге и дьяволе?
    – Да.
    – Сейчас узнаете. Не будем принимать в расчет единицы. "В семье не без урода". Но в массе своей Израиль никогда не трудился, не трудится, т.е. не умножает ценностей на земле, а предоставляет это удовольствие всецело другим народам, у них же отбирает продукты их труда. Он сделал своим вечным рабом и данником все человечество и завладел большею частью всех земных богатств. И как я вам растолковал, вся земля и все, что на ней, со всеми телами и душами всех тварей от гоев до теленка и цыпленка и даже до последнего яйца в утробе курицы, как сейчас в Совдепии, принадлежит нам, так и на всей будет только наше, еврейское и ничье больше. Мы – единственные собственники всего сущего на земле. Почему? Да потому что евреи рождены от Духа Богова и наделены царственными правами, способностями и царственным умом, которых Бог уже не в силах отнять. А гои созданы скотами, без ума, а в меру рабочей скотинки им дана способность соображать. Но не выше этого, Липман, не выше, дабы они не выпрыгнули из заколдованного круга своей скотской природы. Дьявол – умнейший и совершеннейший между всеми духами, но, кроме разрушения и зла, ничего не творил и творить не может. А творит и творит Бог. Не творящий дьявол перехитрил Бога-Творца и теперь властвует на земле. Мы, евреи, не трудящиеся, не производящие никаких ценностей, перехитрили все человечество, запрягли его в трудовое ярмо, заставив его без разгиба спины работать на нас. Мы с нашего русского плацдарма подчиним под нашу высокую руку все человечество. Почему же дьяволу с его всеземного плацдарма не подчинить себе Бога и не заставить его работать на себя так же, как мы, не трудящиеся евреи, заставили работать на себя гоев?!
    От таких рассуждений Липман выпучил глаза.
    Дикис усмехнулся.
    – Не тревожьтесь, Липман. От такой перемены власти никаких существенных изменений не последует: Бог, как раньше творил себе и обслуживал вселенную, так будет и впредь продолжать свою работу. По своей бесконечной благости, неиссякаемой творческой силе и безграничной любви к Своим созданиям, Он без Своего попечения никогда не бросит мир на произвол судьбы. Только из Владыки Он со всеми своими духами и угодившими Ему человеками обратится в раба нашего...
    – Что же это, мэтр, – смеясь, резюмировал Липман, – значит вся игра основана на шантаже?
    – А как же бы вы думали? Если бы Бог не был Тем, Кто Он есть, разве можно было бы дьяволу и нам затевать всю эту историю? Откажись только на один миг Бог от поддержания мирового домостроительства и мы все сели бы на мель. Тогда и "игра не стоила бы свеч". Но мы – не дураки.
    Помолчав с минуту, мэтр заключил:
    – Ну, Липман, теперь моя миссия закончена. Я сказал все, что надо было сказать. А вы все это вместите в себя.
    Час был поздний. Дикис собрался было уходить, но хозяин пригласил его в столовую.
    Тот охотно согласился, заметив вслух, что у Липмана можно хорошо поесть.

    В начало

    X

    На этот раз Липман превзошел самого себя. Напоследок он захотел угостить своего учителя чисто по-русски. Стол был декорирован множеством цветов в дорогих вазах и фарфоровых горшках. Изысканной и разнообразной еды было так много, что ею можно было насытить, по крайней мере, с полдюжины голодных людей. Были и устрицы. Кроме лучших марок вин, водок, коньяков и ликеров, появилось и замороженное шампанское с горячими вылущенными ореховыми зернами, завернутыми в салфетку с поджаренной солью.
    За шампанским гость, пришедший в превосходное состояние духа, со значительной усмешкой глядя на хозяина, спросил:
    – Правда ли, Липман, что вы имели себе в Петербурге дорогую библиотеку и при отъезде оттуда вы вынуждены были бросить ее у вас на квартире на произвол судьбы?
    Липман в горестном отчаянии махнул рукой.
    – Правда, мэтр. Я имел дорогую библиотеку. Я – страстный библиофил и всю мою жизнь собирал хорошие книги, на которые не жалел моих скромных сбережений. Она мне больших денег стоила...
    – Ну и что же?
    Липман вздернул плечами и горестно вздохнул.
    – Что же другого?! С собой я не мог ее забрать. И без того у нас с женой было очень много с собою вещей. Помогли наши друзья. А вся библиотека там и осталась. Красноармейцы разграбили ее и порвали на цигарки... – с кривой усмешкой докончил он.
    Мэтр значительно хмыкнул.
    – Разграбили? Гм. Вы это наверно знаете?
    – Получил сведения из самых достоверных источников.
    Мэтр продолжал усмехаться. Через некоторое время он спросил:
    – А хотите получить ее всю в целости? Липман взглянул на гостя с недоумением.
    – Я не знаю, как же ее получить, когда она не существует?
    – Это не ваша забота. –И в такт каждого своего слова, точно отрубая, помахивая перед своим носом рукой, Дикис веско заявил: – Из вашей библиотеки не пропало ни одной книжки, не вырвано даже ни пол-листика. И вся она находится в той самой комнате и на тех самых полках в вашей квартире на бывшей Морской, где вы ее оставили и вы можете получить ее в любое время...
    Липман мог только вполголоса произнести.
    – Да неужели?
    – То, что я говорю, Липман, завсегда только одна истинная истина. Я никогда не позволяю себе лгать и гнушаюсь всякой ложью. Через недели полторы я еду не надолго к себе, в Москву. Вам необходимо сопровождать меня. А потому я вас предупреждаю и вы приготовьтесь к отъезду со мной. Отлучимся всего на месяц, потом приедем обратно, и я отсюда отправлюсь восвояси, в Нью-Йорк. Из Москвы вы можете себе проехать в Петербург и устроиться и с вашей библиотекой. Ее за счет советского правительства доставят вам сюда, в Париж или куда вы хотите, хоть на край света...
    – Но я не имею виз. Мэтр громко расхохотался.
    – Разве мы с вами наши русские рядовые беженцы?! Стоит только приказать кому следует и в один-два часа все визы будут в порядке и будут лежать и с нашими паспортами в наших карманах.
    Сидя за столом, гость все время загадочно и весело усмехался.
    – Почему вы, Липман, уехали из Петербурга? – наконец, спросил он.
    – Как же было оставаться там, мэтр?! Меня, слава Богу, не трогали. У меня не было ни обысков, ни вызовов в чека. Хотя, что ж из того, если бы и вызвали?! За мной никаких противобольшевицких преступлений не числилось, евреев щадили, а в чека сидел мой старый приятель Урицкий. Мою квартиру даже охраняли красноармейцы. Но как же было жить? Службы у большевиков я не получил, хотя среди большевицкой головки много было моих товарищей и даже родственников. Мне все обещали и только. Пришлось проживать мои маленькие сбережения. Не могло же так продолжаться вечно. Потом, откровенно сознаюсь, противны были большевицкие грабежи и расстрелы ни в чем неповинных людей. Нервы не выдерживали... Я с моей женой при первом удобном случае и сбежал в Финляндию.
    Дикис продолжат загадочно усмехаться, точно ему нравились злоключения и потери его ученика.
    – И вы, Липман, надеялись получить у большевиков службу?
    – Хотел... Что же другого мне оставалось делать?!
    – Там нужны были Ленины, Бронштейны, Апфельбаумы, Дзержинские и другие скотобойцы, грабители и воры...
    – Я и не хотел вмешиваться в коммунистическую шайку, я хотел, как спец, по моей специальности...
    – Видите ли, Липман, – уже серьезно заговорил мэтр, – теперь вы можете знать истину. И сейчас я вам ее скажу. Там было поручено тому, у кого один только мизинец весит больше, чем Ленин, Троцкий, Дзержинский и вся большевицкая шатия, чтобы вы не скомпрометировали себе ваше имя службой у советов и чтобы вы не потерпели никакого убытка, и в целости со всей вашей семьей, и с вашими деньгами, и с вашими вещами были отправлены через Финляндию в Лондон. Что и было исполнено. Так ведь? Вам кто-то помогал выбраться из Петербурга?
    Липман удивленными глазами уставился на Дикиса. Действительно, он вспомнил, что почти все его знакомые евреи, служившие у большевиков, настойчиво, в один голос советовали ему поскорее уезжать. Все нужные ему для выезда бумаги без всяких с его стороны хлопот чрезвычайно легко и быстро были выправлены ему теми же приятелями и родственниками-евреями. На квартиру к нему явились какие-то люди, упаковавшие ему вещи, которых было не мало. До границы Финляндии его с женой сопровождала охрана из красноармейцев и чекистов. Тогда все эти важные услуги он приписал исключительно дружеским чувствам своих приятелей.
    Дикис, как бы угадывая его мысли, продолжал дальнейшие разъяснения.
    – Поймите, Липман, мы заботимся обо всех "наших", в какой бы уголок земли ни забросила их судьба, само собой разумеется, особенно о тех из них, которым по их способностям и заслугам определено высокое назначение. После этого, судите сами, могли ли мы упустить вас из поля нашего зрения и остаться равнодушными к вашим злоключениям? Как видите, наоборот, мы своевременно пришли к вам на помощь. Мы те, которые управляют человечеством. Наши имена чисты и их толпа не знает. И ваше имя должно быть чисто, как альпийский снег и чтобы его никто не знал.
    За шампанским, которое очень любил Липман, и которого гость, хотя и оговорился, что по состоянию его здоровья доктора совершенно запретили ему употребление его, жадно пил, разговор все время вертелся на темах о всемирном мессианстве Израиля. Когда было уже выпито довольно много, у обоих собеседников приятно шумело в головах, и они принялись за черный кофе и ликеры, Липман осмелел настолько, что обратился к Дикису с вопросом:
    – А что было бы, мэтр, если бы гои преждевременно открыли наши тайны?
    Дикис с беспечным презрением посвистал.
    – Ну и что ж с этого? Поздно. Партия их проиграна так, что они и не почувствовали, в каких крепких тенетах сидят. И как открыть? Никаких письменных документов на этот счет нет. Мы – не неразумные дети, чтобы фиксировать на бумаге наши деяния, которые действительно могли бы оказаться обличительными против нас документами. Какой же имеется другой способ открыть тайны нашего заговора? Вопрос об измене членов нашего высшего трибунала абсолютно исключен. Это невозможно, потому что к нам попадают только люди испытанные и за которыми в прошлом имеются значительные заслуги нашему делу. Наконец, измена слишком невыгодна и слишком опасна для всякого изменника. То, что вы услышали в стенах этих ваших двух комнат от меня, говорится только в таких исключительно редких случаях, как наш с вами, когда мне поручено изложить перед вами нашу программу. Из людей никто подслушать нас не может. Самопишущих или самоговорящих машинок еще не придумано, хотя надеются скоро их придумать. Но пока еще не придумали, мы можем быть себе спокойны... можем разговаривать и пить себе наше шампанское и курить наши сигары... Догадаться о наших планах? Фю-и-ю! – посвистал он и в облаках дыма выразительно покрутил пальцем перед своим носом. – Это невозможно, немыслимо. На такое не хватит не только скотских гоевских мозгов, но даже и человеческих еврейских. Эта тайна – достояние весьма немногих особо и высоко-посвященных. Этот план не здешний, а внушен свыше гением отца нашего. Как могут разгадать его гои? Для них, для всего их мышления, для всей их духовной структуры он является противоестественным, недоступным. Ему тесно в их микроцефальих головах. Он там не поместится и если случайно залетел бы туда, то мгновенно с треском вылетит, как пробка из бутылки с шампанским. Неприемлем он для их сознания, и для их трусливой натуры. Понимаете, Липман?
    – Понимаю.
    – Ну, наконец, что же из того, если бы случился такой невероятный случай, что тайна наша каким-нибудь образом открылась бы? Повернуть весь ход мировой истории в обратную сторону уже невозможно. Опоздано, одолеть нас нельзя.
    – Но, мэтр, я не говорю, что могут догадаться. А разве не может случиться такая история, как недавно с нашим пророком Ахад Хамом?
    – Ой, Липман, не смешите меня... Пророк! Ха-ха-ха... Ой, мне вредно смеяться. В моем животе уже начались колики... Ха-ха-ха-ха...
    От смеха лицо Дикиса побагровело и на глазах выступили слезы. Он сильно закашлялся и, ставя дрожащей рукой бокал шампанского на стол, опрокинул его, залив вином белоснежную накрахмаленную скатерть.
    Липман не понимал причины такой внезапной веселости мэтра.
    – Этот старый филин Ахад Хам, на самом деле Ашер Гинцберг, – оправляясь от кашля, продолжал мэтр, – всю свою жизнь, как дятел по дереву, долбил своим носом по Моисею, Маймониду, Весли, Эйнгорну, Бернею и по другим нашим пророкам, талмудистам и масонам, которых у нас бесчисленное множество. Сам он был масон из не высоких, больших степеней не удостоился, потому что был слишком темпераментен и недостаточно выдержан, в особо посвященные ему никогда не попасть. Он написал много всякой белиберды и принес-таки некоторую пользу Израилю, особенно своими знаменитыми протоколами, которыми заставил инертную еврейскую массу расшевелиться и от слов перейти к делу. Выдумали его братья Гавлонские и Высоцкие(04) с покойным теперь Яковом Шиффом. Они его всю жизнь содержали. И на их деньги он и издал все свои книги и журналы на древне-еврейском языке. Ашер воображал себе, что он "признанный" духовный вождь всемирного еврейства, а, выдумав свои протоколы, решил, что открыл новую, неведомую Америку и ужас как гордился своими талантами и заслугами перед Израилем, полагал, что во всем мире нет ни одной еврейской головы, которая возвышалась бы над его пяткой. Мы, читая его протоколы, хохотали себе до слез. Он, бедный, в своем самомнении и не подозревал, что его "ужасные" и "гениальные" измышления – детский лепет по сравнению с нашим планом, издревле проводимым на практике нашим тайным правительством. Но когда он так опростоволосился, что его протоколы(05) стали достоянием гоев, от которых они пришли в ужасное возбуждение и забили тревогу и когда имя Ашера стало известным, нам пришлось вмешаться и через наших тайных агентов убрать старика из окрестностей Лондона. Теперь он живет в надежном месте на покое.
    – Да. Эти протоколы не мало испортили нам крови.
    – Когда они получили огласку и нам было неприятно. Не то, чтобы испугались. Пугаться было нечего, тем более, что в начале и автора их гои не знали и нам можно было доказывать их апокрифичность. Но все-таки мы немножко поволновались. А гои и установив имя автора, пошумели-пошумели и забыли. А мы смеялись.
    – Не совсем забыли, мэтр. Волнение между ними не вполне улеглось, особенно среди русских эмигрантов...
    – Ну и что ж такого?! У них оно не переходит и никогда не перейдет в организованное и планомерное действие против нас. Что они могут? Гои обречены, кончены. Судьба их определена. Примите во внимание, Липман, что они многочисленным рядом поколений воспитаны в христианской морали. И хотя в значительной мере нашими стараниями христианство почти совсем выветрилось из их сердец и душ, но привычка, которая сильнее натуры, все-таки осталась. И гои, как заезженные на один повод клячи, всегда сворачивают в одну только привычную им сторону и представить себе не могут, что в религиозной сфере, кроме лицевой стороны, имеется ещё и изнанка, т.е. что, кроме религии добра и самосовершенствования по пути добродетели, существует ещё религия зла, порока, преступлений и жестокости. И если они не поверили "лепету" старика Гинцберга, потому что он по-своему непримиримому националистическому шовинизму, коварству и подлости показался им противоестественным, а потому неправ­доподобным, то как бы они поверили нашему поистине для них кошмарному плану, если взять невероятный случай, что кто-нибудь из гоев от слова до слова подслушал бы нашу беседу и опубликовал бы ее. Как вы думаете?
    – Что ж тут думать, мэтр?! Это немыслимо.
    – Ну, а если?
    – Думаю, что тогда вышел бы страшный скандал...
    – Вопрос: для кого? Для нас ли или для нашего дерзкого обличителя? Для нас буря в... луже воды. Только. Я же лично не пожелал бы быть на месте такого неосмотрительного смельчака. Он дурно сыграл бы свою партию. Поздно антилопе взывать о помощи против льва, когда она уже бьется в его мощных когтях. Поздно обличать нас. Мы настолько сильны, что решительно никого ни на небе, ни тем более на земле, не боимся...
    – Как сказать, мэтр?! Вы сами признаете силу печатного слова...
    – Нашего, но не гоевского. Посмотрите, какая сила Генри Форд! Миллиардер, всесветное почетное имя. Он поднял на нас руку, он вздумал обличать нас, бороться с нами. Мы приняли вызов. И он уже стал сдавать. И не мы будем, если не поставим его на колени перед нами.(06) А если бы вздумал обличать нас кто-либо послабее Форда. Что нам?! Начихать. Наша печать со свойственной ей железной выдержкой пренебрегла бы таким "гнусным" "вымыслом" и ни единым словом не обмолвилась – бы о нем, точно его и нет, не существует. Вы сами знаете и в этом искусились, что замалчивание разоблачений – самое радикальное и действительное средство. И разоблачение само по себе умрет. Но если, вопреки нашей воле, "гнусный" памфлет принял бы широкую огласку, тогда энергичное действие на уничтожение, залпами. Мы мобилизуем всю нашу многотысячную всемирную рать пишущей гоевской братии. Получаешь наши деньги – служи и защищай своих хозяев. Мы пустим в ход нашу тяжелую артиллерию: и клевету, и шантаж, и разорение, и выбрасывание за борт журналистики и литературы, а то и за борт жизни. Это смотря по обстоятельствам. Когда нажмем все педали и заскрипят тысячи перьев во всех углах вселенной, высмеивая, обливая помоями и в свою очередь, обличая дерзкого обличителя, когда поднимем против него негодующие волны "общественного мнения" всего мира, посмотрим, как он не захлебнется и не пойдет ко дну. Мало этого. Через возмущенное "общественное мнение" внушим христианскому священству, что памфлетист кощунник, оскорбляющий величие и достоинство Всемогущего и Всеведущего. Оно назовет его человеком бесстыдным и безнравственным и предаст анафеме. А правительства найдут его социально опасным, потому что натравливает все человечество против небольшого, невинного, несчастного, "гонимого" племени, а мы провозгласим его сумасшедшим и т.д. Да мало ли что еще можно выдвинуть для уничтожения такого прыткого господина! Кто же его будет защищать? А "один в поле – не воин". Нет, Липман, теперь нам уже никто на свете не страшен.
    Перед уходом мэтр спросил:
    – Что у нас сегодня? Суббота?
    – Да. Суббота.
    – В следующую субботу оденьте ваш фрак и цилиндр и имейте в ваших руках зонтик. Непременно. В 11 часов вечера идите себе... – он назвал угол двух улиц. – К вам подъедет автомобиль-каретка. – Он назвал номер его и приказал записать и улицу, и номер. Липман записал. – Вы ходите себе на углу и полуоткрывайте, и закрывайте ваш зонтик. Это условный знак. Дверца откроется и вы войдете во внутрь автомобиля. С сидящим в нем господином обменяйтесь только нашими знаками и не разговаривайте с ним ни слова. Он уже привезет вас туда, куда надо.
    – Куда, мэтр?
    Тот усмехнулся.
    – Липман, прежде всего, в продолжение всего и в конце всего – дисциплина, т.е. беспрекословное повиновение и нуль бесполезного любопытства.
    – Слушаюсь, мэтр.
    – А теперь до свидания.

    В начало

    ПОСЛЕДНЯЯ НОЧЬ
    XI

    Всю следующую неделю после третьего свидания с Дикисом Липман нигде не находил для себя места и покоя. Дома он почти не сидел. Его гнало на улицы, на площади, к людям. Он заходил и в рестораны, и в кино, и в театры, и к свом русским знакомым. Но и с людьми ему было тяжко. Не досидев до конца акта или картины, не допив стакана вина, он убегал из театров, кино и ресторанов и слонялся в одиночестве, иногда приходя в полное отчаяние от своих мрачных мыслей.
    Ему хотелось бы с кем-нибудь поговорить, посоветоваться, отвести душу, иной раз хотелось до страсти. Но это было неосуществимо.
    Жена – друг его молодости и зрелых лет, с которой он со времени их женитьбы и на одну неделю не разлучался, теперь не узнавала своего мужа. Он был рассеян, ко всему окружающему слеп и глух, раздражался из-за всяких пустяков, потерял аппетит, худел, желтел, по ночам плохо спал и просыпался со стонами, весь трепещущий.
    Липман переживал мучительную внутреннюю драму, заставившую его в первый раз в жизни оглянуться на свое прошлое.
    Ведь он верил в истину и во имя ее и для осуществления ее работал, укладывая все свои силы и все свое разумение. Истина его заключалась в следующем: его родной народ на протяжении всей своей сорокавековой истории глубоко несчастен, незаслуженно унижен и презираем всем человечеством. Он не обманывался, он отлично видел, что даже и теперь, в век демократических свобод, равенства и братства, когда в основу существования цивилизованных народов положены гуманитарные, правовые начала, когда еврейство так заметно выдвинулось на авансцену всей мировой жизни, органическое презрение и ненависть к нему далеко не изжиты среди других национальностей и иногда более или менее резко прорываются наружу. Такое оскорбительное, больно хлещущее по самолюбию отношение он не раз испытывал и лично на самом себе. Между тем, он фанатически, болезненно любил свой родной народ, непоколебимо верил в его всестороннее духовное превосходство над всеми остальными народами и растрачивал все свои силы на восстановление попранной слепою судьбой справедливости – на процветание и возвышение родного еврейства.
    Его заветной мечтой было, что когда-то, в близком или отдаленном будущем, справедливость восторжествует над слепой судьбой – Израиль неотразимо и ярко выявит свое подлинное, прекрасное лицо и свой мудрый ум. Народы падут ниц, свободно преклонившись перед ним. И он, встав во главе объединенного человечества, поведет его к светлому и счастливому грядущему на основах права, гуманности, культуры и прогресса. Препятствием к достижению столь возвышенной цели он считал темные, суеверные пережитки седой старины: всяческие религии, темноту народов и монархическую власть, особенно, русскую, самодержавную. С этими вредными пережитками, служащими тормозами для на­саждения рая на земле, надо бороться, не покладая рук. И он, как мог, боролся по принципу: "цель оправдывает средства". Но в то же время Липман признавал только постепенное культурное перевоспитание народов в желательном ему смысле, считал себя социалистом, но официально ни в какой партии не числился. Русскую революцию Временного правительства и Керенского он воспринял с восторженным энтузиазмом. Ужасающая ломка большевиками всей русской жизни, надругательство над всеми правовыми началами, беспощадные расстрелы, чудовищные грабежи и насилия возбуждали в нем трепет и омерзение. Он не понимал идейного значения большевизма и растерялся перед бесчеловечными и, казалось, бессмысленными проявлениями его. И только Дикис раскрыл ему глаза на самую суть происходящего.
    И тут Липман ужаснулся. Ни душой, ни сердцем, ни разумом восприять его он не мог.
    Так вот на что и для чего проработал он всю свою жизнь! Не на пользу, возвышение и процветание родного еврейства, которого он не отделял от семьи других народов, а на развращение и истребление всего человечества, чтобы остатки его обратились в скотоподобных рабов тоже оскотевшего и озверевшего в преступлениях изуверского жидовства. Ведь это даже не на пользу, а, в конце концов, на духовную и физическую гибель самого Израиля.
    "Что ещё нового они скажут мне? Какое гнусное поручение дадут?" – с упавшим сердцем думал Липман, в назначенное время расхаживая на углу тех улиц, которые назвал ему Дикис. В руках он держал зонтик, который то открывал, то закрывал. В этот поздний час было совсем безлюдно. Париж, как плотной пеленой, был покрыт густым туманом, сквозь который едва-едва пробивался свет фонарей.
    Ждать пришлось недолго. Из мрака вынырнул перед ним автомобиль и остановился; открылась дверка. Липман вошел во внутрь его и молча обменялся каббалистическими знаками с сидевшим в нем красивым, полным, нестарым господином, на первый взгляд совсем не похожим на еврея.
    Автомобиль-карета, в котором на окнах были спущены непроницаемые шторы и тотчас же, как только он тронулся с места, было погашено электричество, не меньше трех четвертей часа куда-то мчался, по мере езды развивая все большую и большую скорость, перешедшую под конец в бешенную.
    Липман, не любивший и боявшийся быстрой езды, на этот раз был в таком тоскливом и удрученном состоянии духа, что не раз думал, как было бы хорошо, если бы сейчас автомобиль разбился и он сам под его обломками нашел бы мгновенную смерть. Со своим спутником он не обменялся ни одним словом.
    Наконец, машина замедлила ход, мягко повернула в сторону и остановилась.
    Липман и спутник его вышли из каретки и очутились среди обширного двора с видневшимися в темноте строениями и несомненно, находившегося далеко за чертою Парижа.
    Здесь тумана не было, но за тучами не виднелось на небе ни одной звезды и хотя дождь не шел, но в воздухе было сыро и промозгло. Впереди маячил во мраке большой, белый двухэтажный дом, освещенный только одной лампочкой над широким подъездом, хотя по сторонам его виднелись большие на кронштейнах фонари...
    Только перед самым рассветом Дикис на своем роскошном лимузине доставил своего ученика к его квартире.
    Липман, едва дотащившийся по лестнице до своей двери, идти в спальню не решился, потому что его жена Лина Исааковна не любила, когда он своим приходом будил ее, и в таких случаях становилась зла, а иногда грубо бранилась. Он был полумертвый и не хотел ни ее и никого другого видеть. Сбросив в кабинете фрак и ботинки, он, как подкошенный, повалился на диван и прикрылся пледом. Ему до смерти хотелось заснуть, чтобы хоть на время забыться от пережитых в эту ночь кошмарных впечатлений. Но нервы его оказались настолько взвинченными, что на него не подействовала успокоительно даже принятая им большая доза морфия. Он лежал, то, закрывая глаза, то, вдруг широко открывая их, полубезумным взглядом обводил комнату, порывисто вскакивал с дивана, хватался за голову и что-то бормоча и отчаянно жестикулируя руками, метался от одного угла до другого.
    Он весь был во власти невыносимо жуткого чувства и потому не гасил электричества. Тело его дрожало; временами по спине и по всем членам пробегал мороз. Он был не курящий, но с жадностью набросился на оставленную Дикисом на письменном столе сигару и когда ее выкурил, то перерыл все ящики, пересмотрел все полки библиотечного шкафа и этажерки в поисках случайно кем-либо забытых табака или папирос.
    Неотступно стоявшее перед ним только что пережитое было столь страшно и фантастично, что если бы кто-нибудь посторонний рассказал бы ему о нем, а не он сам виден собственными глазами, то отнесся бы к такому рассказу, как к болезненному бреду или как к неправдоподобной фантазии из сказок "Тысяча и одна ночь".
    Что же случилось?
    Липман не сомневался, что везут его на какое-то тайное заговорщицкое заседание. Но как только он и его молчаливый спутник вошли в подъезд, тот жестом пригласил его следовать за собой, но не наверх по полуосвещенной, роскошной лестнице, блеснувшей мрамором перил и покрытой ковром, а, к удивлению Липмана, по площадке нижнего этажа, под лестницей. Сделав в полутьме десятка два шагов, они уперлись в стену. Спутник пошарил по ней рукой и перед ними открылась потайная дверка. Дальше – в узком проходе они при свете электрического фонаря, оказавшегося в руках спутника, спустились по каменной лестнице ступенек в 30. Тут они опять уткнулись в стену. И перед ними открылась новая потайная, тяжелая и довольно широкая дверь.
    Они вступили в просторную, хорошо нагретую, комнату элипсообразной формы, без окон, в которой было светло, как днем. Четыре широких ступени вели к устроенной у дальней стены эстраде, на которой стоял огромный стол, покрытый черной бархатной скатертью, отороченной золотой бахромой с такими же кистями по углам и с вышитыми золотом и серебром фигурами по середине. На самом видном месте стояла золотая статуя сатаны около метра вышиной. Он был изображен с козлиной мордой, с торчащими по сторонам острыми ушами и с круторасходящимися в стороны рогами, между которыми была укреплена пятиконечная звезда. Ноги были лохматые, с раздвоенными копытцами. По бокам статуи возвышалось по одному серебряному многосвечнику из типа тех, которые евреи в свои праздники зажигают у себя в домах. Тут же лежали толстые книги в кожаных переплетах и небольшой сверток бумаг.
    Все это Липман сразу окинул беглым взглядом.
    Его особенное внимание привлекли тогда стены и куполообразный потолок, сверху до низу расписанные картинами и прекрасно освещенные множеством матовых лампочек, расположенных в симметричном порядке. И хотя Липман был близорук, но при мягком, ровном свете, напоминающем дневной, успел рассмотреть на них сплошь кощунственные изображения из истории земной жизни Спасителя, Божией Матери, ветхо и новозаветных святых.
    Липман понял, что попал в одно из мест, в которых собираются сатанисты. Любопытство его было возбуждено. Он даже с некоторым облегчением подумал, что, может быть, сегодня совершится здесь черная месса. И если он угадал, то лучше пусть совершится она, чем заговорщицкое заседание. Дикис, встретивший его, как равного, отменно любезно и приветливо, тотчас же представил его всем, находившимся в комнате. Их было вместе с Дикисом одиннадцать, Липман двенадцатый.
    Все были сплошь евреи, все во фраках и цилиндрах и все люди, перевалившие за средний возраст, а иные совсем старики. Как впоследствии узнал Липман, все это были "тузы" из той денежной международной плутократии, которая распоряжается судьбами человечества. И тем более удивило его присутствие среди этого привилегированного сборища человека, совершенно не похожего на всех остальных, и, несомненно, к их обществу не принадлежащего.
    На вид ему не было и 40 лет. Поношенный фрак на его большой, брусообразной и мясистой фигуре сидел мешковато и, видимо, обладателю его было тесно и неудобно в нем. Отменно белое, без кровинки, но здоровое, широкое и плоское лицо его с крупным носом, от самых висков и губ обрамлялось чрезвычайно густой, светло-рыжей, доходившей до половины груди, кольцами крученой бородой. Густые завитки этой удивительной бороды от щек, подбородка и губ висели прямо вниз наподобие немецких сосисок, тесно одна к другой нанизанных на шнурке. Из-под цилиндра, который был мал для его большой головы, с висков низко на щеки кольцеобразными букольками спускались рыжие пейсы. Это был тип, по капризу судьбы или по недоразумению, как будто только что выпрыгнувший из библейской эпохи и ничего общего не имеющий с современностью.
    "Зачем этот затесался сюда, в нашу среду бритых, надушенных, расфранченных? – подумал Липман. – Ему бы древнюю, широкую фарисейскую одежду с длинными воскрилиями,(07) а на лоб и руки тфилины".(08)
    На эстраду поднялся председатель – маленький, тщедушный, с искривленными спиной и плечами, на вид совершенно ничтожный старикашка, с лысой голо­вой, в очках, болезненно бледный, с большими, как у нетопыря, прозрачными ушами.
    Все сели на поставленные перед эстрадой в один ряд стулья.
    Председатель, старческими руками роясь в бумагах и растягивая слова, на французском языке, в котором Липман был недостаточно силен, сказал краткую речь о политических достижениях Израиля за последние месяцы и прочел программу предположенных действий в ближайшее будущее.
    Видимо, присутствующие были заранее осведомлены обо всем том, о чем говорил им старичок и на лицах всех выражалось нетерпеливое ожидание конца.
    Липман подметил это настроение и не ошибся.
    Не успел под вялые рукоплескания сойти со своего места председатель, как Липман, сидевший на самом крайнем стуле справа, подняв голову, увидел женщину или девушку, сбросившую с себя дорогое манто и уже совершенно голою, видимо, привычной поступью поднимавшуюся по ступенькам эстрады... Она была очень молода, очень хороша, высокого роста и великолепно сложенная. На столе она легла на спину, головой к подножию статуи сатаны. Поза ее была до крайности цинично-бесстыдная... Тотчас же звезда, многосвечники и статуя сатаны осветились множеством кроваво-красных лампионов. Дьяволица тоже была точно только что искупавшейся в ванне из свежей крови. Козлиная голова статуи со слегка разинутой пастью и прикушенным языком, с глазами из крупных аквамаринов, казалось, похотливо взирала на распростертую красавицу. Старички столпились около женщины и со страстью целовали ее ступни, голени и колени.
    Только тут Липман догадался, для чего и зачем очутился в этом собрании стариков сравнительно молодой еврей с длинной, крученой бородой и пейсами.
    Он уже стоял перед эстрадой и при помощи двух из присутствовавших облачался в священнические христианские одежды.
    На нем было полусвященническое, полуепископское облачение: стихарь, епитрахиль, набедренники, поручи и риза с вышитой на спине золотом рогатой козлиной головой – все черное, на груди перевернутое золотое Распятие, на голове митра, усеянная драгоценными камнями и увенчанная пятиконечной звездой, а в руках трикирий и дикирий.
    Откуда-то появившаяся золоченая чаша, судя по форме, несомненно, одна из тех, которые употребляются христианами при совершении св. Евхаристии, оказалась в руках голой женщины. Она приставляла ее сперва к соскам, потом между грудей, к животу и, наконец, поставила промеж раздвинутых ног...
    Двое из тех, которые помогали бородатому еврею одеться в священнические одежды, нарядились дьяконами. В руках у них были кадильницы.
    Началась черная месса.
    Она сплошь состояла из возгласов и песнопений, в которых в самых грубых и кощунственных выражениях поносились имена Иеговы-Адонаи, Его Сына – Христа, Божией Матери, святых. Все присутствовавшие хором присоединялись в этим страстным проклятиям, славословили и призывали сатану, называя его своим отцом и богом. Проклятия Бога и призывы сатаны произносились с такой серьезностью, убежденностью и искренностью, что Липману иногда становилось жутко.
    Раньше он много слышал о люциферианах, сатанистах, о черной мессе, кое-что об этом читал и сейчас от такой мессы ожидал чего-то большего, чем увидел на самом деле. Впрочем, она длилась недолго. После ее окончания, голая женщина, к ногам которой с возбужденными лицами снова толпой потянулись присутствовавшие, быстро исчезла; лампионы на статуе сатаны и многосвечниках погасли.
    Липман вздохнул свободнее в надежде, что этим все и кончится и его отвезут домой, но на этот раз он ошибся.
    Настроение сборища, значительно повысившееся при виде голой женщины, теперь перешло в лихорадочное.
    Торопливо, нервно были сдвинуты к стене стулья. Перед эстрадой, на низком, черном постаменте поставили ярко блестевший большой серебряный таз и на нем серебряный же пузатый кувшин такой формы, какие употребляются в восточных странах, с перехватом у узкого, длинного горлышка и с широким, разлатым отвер­стием в виде разинутого птичьего клюва.
    Между эстрадой и постаментом с тазом и кувшином появилось высокое, с мягким сидением, сплошь обитое малинового цвета бархатом, детское креслице с локот­никами и с поперечной перекладиной впереди.
    Липман недоумевал.
    Ему вручили листок, объяснив, что он вместе с другими должен беспрерывно читать по нем. На листке было отбито машинкой несколько строк латинским шрифтом. Липман сразу разобрался, что это был на древнееврейском языке короткий призыв-мольба к дьяволу, чтобы тот сегодня осчастливил своим появлением верных, избранных сынов.
    К Липману приблизился Дикис, удививший его выражением своей уродливой образины. Она была взволнованная, почти растерянная и даже благоговейно-растроганная. Липман никогда бы не мог допустить, что людям дикисовской духовной структуры доступны такие чувства. Мэтр ласково и фамильярно взял своего ученика под руку и отвел в сторону, к самой стене.
    – Поздравляю вас, Липман. На вашу долю выпала невиданная честь и редкое счастье, – значительным шепотом, скороговоркой заявил он. – Здесь вы видите самый цимис великих посвященных, для этой цели съехавшихся со всех концов Европы. Только я один из Америки. Мы все, здесь находящиеся, нашей службой особенно угодили отцу нашему и настолько приятны и близки ему, что он снизошел до наших молений и обещал сегодня сам персонально явиться к нам... посетить нас...
    – Как? Сам появится здесь? – с сомнением в тоне переспросил Липман.
    – Обещал. Значит, будет. Он всегда держит свое слово, всегда верен своим обещаниям. По нашим усиленным мольбам и во внимание к вашим большим заслугам, он соблаговолил допустить и вас в наше собра­ние... Я предупреждаю вас, чтобы все, что произойдет на ваших глазах необычайного, не смущало и не страшило вас. Дурного для нас ничего не будет и быть не может. Ещё раз поздравляю вас с великой честью...
    Ученик не нашелся еще что ответить, как учитель потащил его к эстраде.
    Хотя предшествовавшие объяснения и откровения Дикиса и поколебали атеизм Липмана, но и не вселили в него веры в Высшие Силы. Поэтому к возможности появления дьявола он отнесся скептически и успокоился на мысли, что вся эта шутовская затея не более и не менее, как одна сплошная мистификация.
    Как это началось, Липману особенно ярко врезалось в память. Этого он никогда не забудет.
    Один из присутствовавших – высокий, очень худощавый, с резкими мефистофельскими чертами лица, откинув фалды своего фрака, сел за рояль, стоявший у правой стены, сбоку эстрады. Тронул клавиши... Слева направо пробежал их пальцами до самого конца, высоко подняв руку, похожую на птичью лапу, решительно взял один аккорд и как делают некоторые профессиональные артисты, тряхнул головой... И полилась мелодия, тихая, отзывающаяся чем-то древним, мистическим, странно чарующим и прекрасным... Все, схватившись рука с рукой и образовав сомкнутый круг, бормоча слова призыва, покачиваясь в такт мотива, пошли вокруг таза с кувшином. В первые минуты эта процедура показалась Липману детской, шутовской. Однако, он вместе со всеми своими партнерами старательно бормотал слова призыва, которые, как знающий древнееврейский язык, легко запомнил. Мелодия разгоралась; крепнули звуки, менялся ее дух и учащался темп. Теперь в нее все чаще и чаще вплетались уже иные, мятежные, нетерпеливые и как бы капризные ноты. Они, ударяясь о мраморные стены, отражались чрезвычайно громким, по временам режущим уши, резонансом. Наконец, от первоначальной таинственной и нежной мелодии и следа не осталось, а повеяло чем-то тревожным, подмывающим и требовательным.
    И по мере того, как учащался темп, учащались и движения пляшущих, разгорались лица, пламенели глаза, сдвигались цилиндры на затылки, мелькали колени, высоко задирались лакированные ботинки и, подобно раздвоенным птичьим хвостам, болтались фрачные фалды. Бормотание становилось все громче, требовательнее, страстнее и, наконец, перешло в сплошное, густое гудение, над которым почти беспрерывно, ритмически взметывалось дикое гортанное галгаканье, напоминающее зловещее карканье большой стаи встревоженного воронья. В таком быстром кружении прошло уже довольно много времени, когда рыжебородый и двое других, изображавших в черной мессе дьяконов, с выпученными глазами на красных лицах, не переставая галгакать, стремительно оторвались от обшей цепи и, мелькнув хвостами фраков, мгновенно скрылись за левой потайной дверью, которую Липман только теперь увидел.
    Он, в начале относившийся к этой пляске со скептическим недоумением, вскоре был захвачен общей одержимостью и так же, как его партнеры, надсаживая грудь и горло, все громче и громче выкрикивал слова призыва, все чаше и дробнее перебирал ногами, крепче и звонче притопывал подошвами и каблуками, извиваясь и кривляясь всем корпусом. Голова его кружилась; дышал он тяжело, с хрипотой и свистом; иногда фигуры и лица сливались перед ним в сплошь черный, широкий фон.
    Открылась боковая дверь. Галдеж мгновенно прекратился. Круг замер. Все стояли, как вкопанные. Лица багровые, в поту. Казалось, никто не дышал, вперив налитые кровью глаза в большой, белый сверток на руках бородатого еврея. Другие два держались по бокам. У Липмана мокрая рубашка прилипла к телу; со лба и щек в глаза, на нос и с носа на губы и подбородок ручьями струился пот; сам он едва успевал переводить дух. Все это было крайне неприятно. Но он не смел разомкнуть цепи, чтобы воспользоваться платком. Сразу же его удивило одно примечание: на всех трех, вернувшихся из-за потайной двери, поверх фраков оказались надетыми длинные, из черной кожи, фартуки и руки с засученными выше локтей рукавами бросились в глаза своей резкой белизной.
    Рояль замолк. Но вскоре снова вспорхнули и заплескались волшебные, пленительные звуки, волнуя неотразимо чарующею негой. Они переливались плавно и ласково баюкали, как тихие воды в весеннем речном разливе или как поцелуйное дыхание ветерка по морю нескошенной травы в необозримом степном раздолье... Но были они и меланхоличны, в стиле известного, старого вальса "Дунайские волны" и глубокой грустью, и неизбежностью трагизма запечатлены... Очевидно, артист импровизировал и импровизировал мастерски и вдохновенно. Но вот бородач поднес к креслицу завернутый в покрывало комочек. Зашевелилось что-то живое и показалась розовая пяточка крохотной ножки...
    Точно кто-нибудь нанес Липману страшный улар; все тело его содрогнулось. В голове молнией промелькнула догадка. Но она была так дика, так невероятна и ужасна, что в сердце своем он никак не мог допустить возможности ее осуществления. Сдернули покрывало. И точно новорожденный месяц разорвал кромешную тьму. Блеснуло пухленькое тельце и слегка заспанное, разрумянившееся, с ямочками, прелестное личико малютки едва ли больше 2-х лет. Он был белее снега; серебристой степной ковылью отливали спутанные кудряшки, падавшие на шейку нежную, как стебелек цветка.
    А чудная, завораживающая музыка обвевала своды, неся вместе с тихой задумчивостью щемящую, безысходную грусть. Липман почувствовал каждый свой нерв, каждый зашевелившийся на его голове волосок.
    Ужасная догадка стала переходить у него в уверенность. Но его сознание и вся природа его не мирились, протестовали. До последней минуты в его замершем сердце таилась пугливая надежда, что это не настоящее, а только символическое...
    Бородатый еврей, ласково уговаривая ребенка, сбросив покрывало, усадил его, голого в креслице. Тот, ещё не вполне проснувшийся, сперва покорно сел, но вдруг застыдился, с протянутыми ручками кинулся к бородачу, и, прильнув к его груди, подобно испуганному зверьку, внимательными глазками осматривался вокруг.
    Бородач с усмешкой погладил его по головке. Его обычно бесстрастные глаза теперь вспыхнули недобрым огнем. Он резко отцепил от себя рученьки малютки, плотнее усадил его в креслице и, сурово сдвинув брови, строго погрозил пальцем.
    Ребенок, как бы удивленный, на мгновение весь притих и с раскрывшимися уже для плача губками захлебнулся, задержав пристальный взгляд на лице бородача. Вдруг личико его сморщилось; он съежился, брыкнул ножками и всем тельцем откинулся в глубину креслица... Точно громовой раскат, грянул бравурный, с роковыми, грозными нотами, мотив. Все опять понеслось вокруг таза и креслица в прежней пляске, только с еще более громкими, назойливо-требовательными и уже уверенными взываниями к дьяволу. И, прорвавшись через весь этот содом, огласил своды плачущий, нежнее и чище серебряного колокольчика, голосок испуганного дитяти...
    Один в кожаном фартуке со злобным лицом схватил ребенка за ручки и посадил его, другой, торопливо сбросив с креслица поперечную перекладинку, подставил таз. Бородач схватил со стола какой-то предмет. И не успел Липман глазом моргнуть, как по направлению беспомощной жертвы блеснуло шило...
    Липман зажмурился. Из груди его вырвался протяжный стон, точно поразили не постороннее существо, а его самого. Ему хотелось бы кричать, протестовать, защитить собою убиваемое дитя, но у него онемел язык, парализовалась воля. И в безумном ужасе он продолжал скакать. Впрочем, не он скакал. Его тащили. А он, чтобы не упасть, только механически перебирал ногами.
    С непреодолимой силой влекло Липмана взглянуть еще хоть раз. И он открыл глаза и долго уже не мог отлепить их от потрясающего зрелища.
    Еще и еще блеснуло шило. Короткие, неглубокие уколы наносились через некоторые промежутки и, видимо, не зря, не как попало, а методически, со знанием дела, потому что "оператор", все время бормоча какие-то заклинания, что заметно было по его шевелящимся губам и трясущейся бороде, предварительно внимательно рассматривал свою жертву, прицеливался и попадал, куда надо, в надлежащие места. Маленькое существо, надрываясь от страшного крика, как пойманная рыбка, судорожно извивалось и билось в руках своих палачей. Но после каждого укола слабели его конвульсии, слабел и голосок, пока не перешёл в предсмертное хрипение. Кровь струйками, как из крошечных кранов, сочилась в подставленный вместительный таз. Липману показалось, что длилась "операция" безмерно долго. У него закружилась голова. Он не без усилия отцепил глаза от окровавленной жертвы и когда опять взглянул на то место, где совершалось злодейское дело, старый еврей, с выпяченными рачьими глазами на круглом, забрызганном кровью лице, державший голову ребенка, отпустил ее. Она беспомощно склонилась к правому плечу. Липмана поразило, что окровавленное тельце как бы выросло, но страшно похудело; на бледных, крошечных, полуоткрытых губках удлинившегося и поблекшего личика застыло удивленное и скорбно-блаженное выражение...
    Трупик, завернув в покрывало, на котором мгновенно выступили свежие кровяные пятна, один из "дьяконов" поспешно вынес через ту дверь, откуда принесли его живого.
    Часть крови рыжебородый налил через лейку в кувшин, в котором оказалось вино и, сильно разболтав, перелил в ту золотую чашу, которая при совершении черной мессы осквернялась голой женщиной. Все это производилось им с таинственными заклинаниями и с золотой ложечки он давал пить эту смесь всем присутствовавшим. Когда очередь дошла до Липмана, он глотнул машинально, автоматически.
    Таз, почти наполовину наполненный кровью, остался на прежнем месте, на черном постаменте; креслице отбросили к стене, снова зажгли лампионы на статуе сатаны и на многосвечниках, а в комнате убавили света; рояль умолк; музыкант и "оператор" с помощниками присоединились к кругу. Теперь все двенадцать, сцепленные рука с рукой, с прежними мольбами, с воем, с визгом опять понеслись в головокружительной пляске вокруг таза.
    Выкрики вылились в звериный вой и в бесовские вопли, со всхлипываниями, проклятиями, с мерзейшей хулой и смрадными ругательствами Бога и всего святого на всевозможных языках, с взываниями и мольбами к отцу своему – дьяволу. Люди потеряли человеческий облик. У всех яростные, обезумевшие глаза; искривленные конвульсивными гримасами, разгоряченные, потные лица, пена на губах. Люди, чуть не падающие от смертельной усталости, тем не менее из последних сил орали, визжали, извивались и продолжали скакать. Дикис, рука с рукой державшийся с Липманом, с высунутым, как у разгоряченного пса, языком, с вздувшимися веками над почти закрытыми глазами, хрипел, подобно издыхающему быку, два раза падал на мраморный пол, через него летел и Липман, дюжий бородач скакал поверх обоих, падали и другие, но пляска продолжалась и только строго следили за тем, чтобы не размыкалась цепь.
    Сколько времени длился этот исступленный шабаш, это гнусное радение, физически и духовно разбитый Липман, не мог определить, но на этот раз, кажется, не очень продолжительно.
    И случилось то, чего атеист Липман в глубине души никак не допускал. Он отчетливо видел, как мгновенно и внезапно не спустился с потолка и не вырос из-под земли, а появился в самой середине круга Тринадцатый. Таково было среди высших посвященных его официальное имя.
    Он тоже был во фраке и цилиндре, плечами превосходя всех, худощав и гибок. Саркастическая усмешка на темном, узком и длинном лице, с тонкими, короткими усами, с небольшой козлиной бородкой и, как у фавна, с торчащими над полями шляпы мохнатыми ушами. Огненный взгляд его был непереносимо ярок.
    Мгновенно все упали ниц и с воем, вскриками и визгами страха, восторга и подобострастия, теснясь и отталкивая друг друга, как ласкающиеся собаки, поползли к его ногам.
    Он, подобно большой птице, опускающей на излете крылья, распростер свои длинные руки с тонкими, крючковатыми пальцами. Сыны его, не смея подняться с колен, жадно потянулись к ним.
    С прежней, застывшей на лице, усмешкой, странно, на подобие распяленного на палках и двигаемого ветром огородного пугала, он всем корпусом медленно поворачивался во все стороны.
    Липман, опешенный и остолбеневший от испуга, стоял истуканом, во все глаза глядя на необыкновенного и страшного пришельца и почему-то особенно не его резко белевшую манишку. Кто-то сильно толкнул его головой в поясницу, другой решительно потащил за руку книзу. Он покорно встал на четвереньки и вслед за своими товарищами потянулся целовать сперва ноги, а потом и руки новоявленного.
    Осчастливив своим присутствием избранных сынов своих, что длилось несколько минут, Тринадцатый, как внезапно появился, так внезапно и исчез.
    На глазах он стал бледнеть, таять и в несколько секунд от него не осталось и следа.
    Только вырвавшись из душной, накаленной и смрадной комнаты на свежий воздух, Липман понемногу стал приходить в себя.
    По дороге Дикис говорил ему:
    – Вот сегодня вы явились свидетелем маленького прообраза того, что в грандиозных размерах должно совершиться вскоре во всем мире...
    Дикис, не умолкая ни на одну минуту, говорил еще многое. И речь его касалась важных предметов. Но Липман оказался уже не в состоянии ничего воспринимать: все отталкивалось от его потрясенного и заполненного до отказа сознания. Он ничего из слышанного не помнил.
    "Какой ужас! – весь в холодном поту, лихорадочно дрожа, думал Липман. – Дьявол есть, существует. Я видел его собственными глазами, прикасался к его рукам и ногам. Значит, есть и Бог. И все то, о чем говорил мне Дикис, было, происходило. А если Дикис и все сатанисты ошиблись в конечных расчетах, и вся эта человеческая история, как веруют христиане, совершается по произволению всесильного Бога и придет час, когда Он каждому воздаст по делам его?"
    На память ему пришел когда-то слышанный им рассказ об одном игроке.
    Страстный игрок этот был и увлекающимся спиритом, по написанному алфавиту любил водить блюдечком и как-то пришло ему на ум попытаться извлечь пользу из своей забавы. В дни игр он стал спрашивать блюдечко, на какие карты ему ставить. И с тех пор ему удивительно повезло. Блюдечко каждый раз безошибочно предсказывало ему счастливые карты. Мелкий чиновник с грошовым окладом жалования, он карточной игрой в короткое время настолько разбогател, что бросил службу и всецело предался своей страсти. Вскоре Россия стала ему тесна, и, собрав весь свой довольно уже значительный капиталец, игрок поехал попытать счастья в Монако и Монте-Карло. Там, строго руководствуясь указаниями своего волшебного блюдечка, через некоторое он настолько опустошил карманы своих партнеров и такие произвел бреши в кассах рулеток, что его заметили, о нем трубили. Он уже располагал настолько большой суммой денег, что решил осуществить заветную мечту всякого заправского игрока – сорвать в казино банк. Перед роковой игрой блюдечко предсказало ему полный успех. Совершенно уверенный в своей счастливой звезде, игрок бросил на стол весь свой капитал.
    И каков был его ужас, когда он убедился, что проиграл все, до последнего сантима.
    Полубезумный, растерянный, он прибежал к себе в гостиницу и, как был в пальто и шляпе, бросился к волшебному блюдечку. И только коснулся его, как в упор над ним раздалось явно издевательское троекратное "Ачхи!" и такое громкое, что у него зазвенело в ушах.
    В испуге и изумлении оглядевшись вокруг себя, он никого не нашел в комнате. А под его пальцами задвигалось блюдечко, и он прочел: "ха-ха-ха-ха! Ачхи!"
    Не случится ли подобное и с этими человекоубийцами, дьяволопоклонниками? Ведь надо быть такими потерявшими ум злобными и самообольщенными идиотами, как эти сатанисты, чтобы вообразить, что ограниченная, жалкая тварь, каковым является дьявол, может победить и подчинить своего Творца, Существо Всемогущее, Всесовершенное и Всеведущее. Разве Он мог ошибиться, разве Он не знал все до последней черточки, кого и чего творил?! Разве Ему неведомы были судьбы того мира, который Он вызвал из небытия?! Несомненно, что к данному времени сила на стороне сатанистов. Они уже накинули петлю на все человечество. Ну, а если удавленник разорвет ее? Палачам придется туго. Ведь "шила в мешке не утаишь". Несомненно, так и будет: Бог покарает грешные народы, но не даст их на окончательное поругание и истребление врага своего – дьявола. Несчастный еврейский народ, как он обманут своими тайными вождями. Как он пострадает! И тогда дьявол – человекоубийца, лжец и отец лжи посмеется над своими сынами так же, как посмеялся его лукавый дух над игроком-спиритом.
    "И зачем я им понадобился? За какие заслуги "осчастливили" они меня своим "высоким" избранием?"
    Липман стал перебирать в памяти всю свою деятельность. Она происходила на журнальной почве. Правда то, что он всегда всеми силами выдвигал и прославлял еврейские, главным образом, литературные таланты, часто, почти всегда нашумев и начадив, лопавшиеся один за другим, как мыльные пузыри, правда и то, что в еврейском тайном ареопаге, от которого зависели направление и судьба русских журналистов и писателей, он давал тон и настаивал на "обработке" русских деятелей пера. И его мнения почитались руководящими для его коллег-единоплеменников. По его плану, русские таланты под видом требования современности вынуждаемы были всячески поносить и хаять свою государственность, высмеивать веру, писать похабщину и мерзости о русском быте, об обществе, о русской семье, клеветать на русского человека и развращать русскую женщину. И эта линия всесильными издателями-евреями проводилась неукоснительно. Но если талант не проявлял склонности подчиниться "требованиям современности", т.е. еврейской указке, оставался самим собой, т.е. русским, изображал жизнь так, как он ее понимал, то песенка такого неподатливого господина бывала спета: по всему "прогрессивному" фронту поднималась жестокая, беззастенчивая травля, всевозможные инсинуации и грязная клевета, дальше – полное замалчивание, а в результате выбрасывание за борт журналистики и литературы. Вот обычный удел таких непокорных. Припомнил Липман дела похуже и посерьезнее... о писателях-обличителях и "изменниках", у которых в пореволюционное время открывались глаза, пробуждались совесть и свой русский национализм и они находили в самих себе мужество указывать на истинных виновников несчастий своей родины – на евреев. В таких случаях Липман без колебаний стоял за безумное изъятие их из жизни...
    "Так вот на кого я работал, всю жизнь кривил душой и шел на всевозможные преступления! На этих умопомешанных, кровавых извергов, лжецов и негодяев, которым место в сумасшедшем доме или еще лучше – на виселице. Сумасшедшие обычно хитры и лукавы и им иногда удается провести нормальных, простодушных людей. Обманом они взяли и растоптали Россию. Теперь посягают на все человечество".
    Перед Липманом встал роковой вопрос: что делать? Отказаться от всего, убежать куда-нибудь? Но это неосуществимо. От них никуда не убежишь, нигде не спрячешься. Они вездесущи. Никакая власть на свете для них не страшна. Все в их руках. Кроме того, убежать, значит, лишиться всех удобств жизни, всего благосостояния, быть нищим, выброситься с женой на улицу, как выброшены эти миллионы русских, и в поисках заработка умирать с голода, как умирают они. Это выше его сил. Теперь за свое, в сущности, ничегонеделание, за службу по тайному надзору за пинией поведения в печати зарубежных русских писателей, дабы они не скинули с себя еврейских шор, он аккуратно получал от своей масонской организации настолько значительное ежемесячное жалование, что ему не только хватало на приличный трен жизни, но он еще прикоплял к своим вывезенным из России сбережениям. Тогда что же? Тогда простись со своим окладом и даже со своими сбережениями. Ему их не видать, как ушей своих. О, ему ли не знать беспощадного, свирепого еврейского херема! Он не раз и сам участвовал в приговорах к херему провинившихся. А с ним, Липманом, высокопосвяшенным, медлить не станут, покончат молниеносно и мучительно, быть может, и даже, наверное, мучительнее и ужаснее, чем с этим христианским ребенком... Он весь содрогнулся. Нет. Жребий брошен. Выхода нет. Он ничего не решил. Но на сердце страшная тяжесть, в душе муть. В эту ночь он не сомкнул глаз.
    Утром, за кофе, жена устроила Липману бурную сцену за беспутный образ жизни и за частые измены ей. Последнее обвинение было справедливо: своей 45-тилетней жене, седеющей, с отвисающими по обе стороны подбородка дряблыми щеками и с носом, целующимся с верхней толстой, чувственной губой он предпочитал других женщин. "Сова, настоящая сова", с чувством враждебности подумал он о ней и, уткнувшись в газету, на все ее упреки не отозвался ни единым словом. Жена, в слезах, шлепая туфлями на босу ногу, выбежала из столовой. Вошла горничная, принесшая на подносе письмо, в получении которого Липман расписался.
    На конверте стоял штемпель одного из крупнейших парижских банков, с которым Липман никогда никаких дел не имел.
    Это письмо взволновало его и когда, отослав горничную, Липман дрожащей рукой разрезал конверт, из него выпал чек на его имя в 50.000 долларов при записке, отбитой на машинке, с извещением о препровождении чека и о том, чтобы в четверг он, Липман, прибыл на Восточный вокзал, причем указывался час отхода поезда и N купе в одном из международных вагонов 1-ого класса.
    У Липмана захватило дух. Только сейчас он вспомнил, что Дикис, отвозя его ночью домой, упомянул и об этом чеке, не называя только суммы его и еще о каких-то ценных бумагах, предназначенных для обеспечения его, Липмана, как члена тайного всемирного израильского правительства.
    Чек и перспектива грядущих благополучий, окрылив подавленный дух, до неузнаваемости переменил настроение Липмана.
    Дальше – будь, что будет. Он посмотрит. А теперь открываются великие возможности для использования прелестей жизни. Кто бы другой мог дать ему их, кроме этих безумных сатанистов? И первое благо, о котором со страстным вожделением помыслил Липман, были женщины. До сего времени из экономических расчетов он довольствовался случайными встречами с "профессионалками", но он всегда мечтал о связях более прочных и с женщинами из интеллигентной среды. В Париже много молодых, привлекательных русских беженок. Многие из них лишились своих мужей, отцов, братьев, женихов, чуть не сплошь все голодные, ищущие заработка и не всегда находящие его... В этой среде он непременно попробует найти свое "счастье"... А пока в четверг надо отправляться с Дикисом в Совдепию. Перспектива не из приятных...

    В начало

    ПОСЛЕСЛОВИЕ
    К произведению Родионова И.А. "Дети дьявола"

    Будучи несколько лет назад в Белграде, я во время прогулки по центру города неожиданно увидел на книжном развале небольшую книжку, изданную в 1932 году на русском языке. Книга выглядела потрепанной – ее, по-видимому, усердно читали наши эмигранты. Ее автор – Родионов был мне совершенно неизвестен, но книга своим содержанием меня весьма заинтересовала. Открыв бумажную обложку, я обнаружил на титульном листе дарственную надпись. Кому же подарил автор свое произведение? Оказалось, самому Александру Карагеоргиевичу, королю сербов, хорватов и словенцев, который, как известно, многое сделал для русских беженцев, поселившихся после гражданской войны в Югославии.
    После того как сербские друзья прислали мне ксерокопии заинтересовавшей меня книги, я принялся искать сведения об ее авторе. В Российской Национальной библиотеке нашлось несколько произведений Родионова, вышедших в России до революции. Кое-что содержали мемуары, посвященные гражданской войне. Но из этих разрозненных сведений нельзя было составить ни биографию Родионова, ни представить его творческий путь. И тут случайно один знакомый литературовед подсказал мне, что имя писателя фигурирует в полемике, разгоревшейся с подачи А.И. Солженицына относительно авторства "Тихого Дона". Эта подсказка оказалась верной и плодотворной.
    Она вывела меня на статью В.Н. Запевалова "Литературная судьба Ивана Родионова" и его книга "Тихий Дон", напечатанную в Петербурге в 1994 году в четвертом выпуске малотиражного научного сборника "Studiorum Slavicorum Monumenta". В этой статье я, к своей великой радости, нашел много нужных биографических данных. Еще больше их оказалось в предисловии к переизданной в 1997 году повести Родионова "Наше преступление". Ее автор – журналистка Г.П. Стукалова долго собирала материал о писателе, которого она считает причастным к созданию "Тихого Дона". Дополнив опубликованные сведения небольшими собственными находками, я излагаю их, прежде чем сосредоточиться на самой книге и оценить ее с историко-публицистической и художественной стороны.
    Казачий писатель Иван Александрович Родионов родился 21 октября 1866 года, в царствование Александра II , на Дону, в станице Камышовской, в семье, по выслуге получившей дворянство. Он воспитывался в Елизаветградском кавалерийском и Новочеркасском юнкерском училище, которое окончил по первому разряду в 1887 году и был выпушен хорунжим, беспорочно прослужив затем целых 15 лет в донских казачьих частях, не участвуя, однако в каких-либо военных действиях.
    В 1901 году Родионов вышел в отставку, поселился в Москве и женился на художнице Нине Владимировне Анзимировой, дочери издателя бульварной "Газеты-копейки". В этом браке родились двое сыновей: Ярослав, журналист, погибший в Великую Отечественную, и Владимир, будущий архиепископ Серафим. Однако совместная жизнь супругов не сложилась и после развода Родинов женился на новгородской дворянке Анне Алексеевне Кованько, поселился в ее имении Устье под Боровичами и занял место земского начальника. Отставной офицер оказался хорошим предпринимателем, наладив в имении добычу глины и угля. Его соседом был М.В. Родзянко, председатель Государственной думы в 1911-1917 гг.
    Но не с этим либералом и двурушником, направлявшем заговор против Государя и законного строя, сблизился верноподданный монархист и благочестивый православный христианин Родионов. Его друзьями стали другие исторические личности того времени: епископ Вольский Гермоген (Долганов) и иеромонах Илиодор (Труфанов), которые ввели Родионова в церковные и сановные круги Петербурга и Москвы. После револю­ции первый из них за свою верность Христу принял мученическую кончину от большевиков – его утопили в 1918 году в Сибири. Второй, наоборот, отрекся от Бога и пошел на сотрудничество с гонителями веры.
    Вместе с Гермогеном и Илиодором Родионов оказался втянутым в борьбу с Григорием Распутиным, поддавшись влиянию тогдашней оппозиционной пропаганды, которая сознательно превратила Распутина в исчадие ада и злого гения императорской семьи, каковым он на самом деле ни в коем случае не являлся. Как и многие, монархист Родионов искренне верил, что ради спасения самодержавия следует всеми способами удалить Распутина от двора. Однако убийство Распутина оказалось сигналом к масонскому февральскому перевороту и последующей, страшной трагедии для нашего Отечества.
    В заговоре против Распутина Родионов не участвовал, ибо он в это время сражался с немцами. Как есаул 39-й особой казачьей сотни он принимал участие в военных действиях на Западном и Юго-Западном фронте у Брусилова, а в мае 1915 года был назначен редактировать фронтовую газету "Армейский вестник" и заслужил на этом месте несколько боевых наград. Когда Государь отрекся от трона, Родионов не смирился с начавшейся в стране и в армии анархией и поддержал выступление генерала Корнилова, за что был заключен в тюрьму г. Быхова вместе с Корниловым, Деникиным, Лукомским и другими будущими вождями Белого движения.
    Освободившись из тюрьмы, писатель перебрался на родной Дон и стал в Новочеркасске редактором местных газет. "Донской край", официоз правительства атамана Краснова, и "Часовой", которые вел "в крайне монархическом духе, вызвавшем недовольство казаков на фронте и способствовавшем большевистской агитации". Тогда же Родионов переиздал "Протоколы Сионских мудрецов", считая эту книгу основополагающей для верного понимания причин русской смуты. В 1918 году он был среди доблестных участников Ледяного похода, изобразив его в повести "Жертвы вечерние", изданной четыре года спустя в Берлине. Как писал один из рецензентов: "книга рисует гибель безумно смелых детей за преступления отцов, пошлой игрой в либерализм промотавших свою родину".
    Не сочувствуя республиканским взглядам Деникина, Родионов в чине полковника ушел из Добровольческой армии, но полностью разделил всю ее судьбу. Находясь в Крыму, он однако отклонил предложение Врангеля вернуться и "стать во главе печатного дела" в его армии, ибо утратил надежду на успех Белого движения. По его словам, "чтобы победить большевиков, нужно (...) задавить их числом, или же духовно покорить их святостью. Еще лучше бы и то, и другое. Вы здесь, хоть и благочестивы, но не святы. Ну, а о количестве и говорить не приходится. Поэтому дело наше конченное, обреченное".
    Это высказывание Родионова приводит в своих воспоминаниях митрополит Вениамин (Федченков), который с симпатией характеризует его: "Сам он был человеком крутого нрава, железной воли и даже физической силы. Вероятно, подковы легко мог гнуть и ломать. При этом был глубоко религиозным и церковным христианином, даже приучился к непрестанной молитве Иисусовой". В конце жизни Родионов увлекся толкованием Апокалипсиса, предрекая гибель евреев и "оздоровление человечества на началах православной веры в истинного Бога".
    По словам сына Святослава, "монархизм был, пожалуй, частью его религиозных убеждений, и он говорил, что как Бог на Небе Один, так и Царь на Земле Один, имея в виду Землю Русскую. Государю был предан, но считал его слишком мягким человеком и говорил, что при Александре III никакая революция не была бы возможна, так как он был настоящим хозяином своего дела.
    За границей примыкал к группе так называемого Высшего Монархического Совета, возглавлявшегося Великим Князем Николаем Николаевичем. О Великом Князе Кирилле Владимировиче отзывался неодобрительно, считал, что он компрометирует саму идею (...)".
    В 1920 году Родионов перебрался из Константинополя в Югославию, где обосновалась (в Дубровнике и Мостаре) его семья. Сам писатель жил в эмиграции главным образом в Берлине, а потом (окончательно с 1926) в Сербии, но наездами бывал и в других центрах русской эмиграции: Софии, Праге и Париже. Жил он в большой нужде, добывая на хлеб насущный работой в монархических органах, переизданием старых и публикацией новых книг, главной из которых был "колоссальный роман" – "У последних свершений", над которым автор трудился долгое время. Из него он смог опубликовать только два больших фрагмента: "Сыны дьявола" (Белград, 1932) и "Царство Сатаны" (Берлин, 1937). На полное издание не хватило средств. Так и не увидев напечатанным свое итоговое произведение, Родионов умер 24 января 1940 года в Берлине и был похоронен на русском кладбище в Тегеле. Могила его сохранилась.
    Дело отца – непримиримого противника большевизма продолжил его младший сын Гермоген (1912-1961). Окончив философский факультет Белградского университета, он жил с отцом, не чурался политики и в годы мировой войны был адъютантом П.Н. Краснова, сражаясь в казачьих частях на стороне немцев. После поражения Германии Гермоген был выдан в Лиенце англичанами и, получив в СССР двадцать пять лет лагерей, после своего освобождения из лагеря работал и умер в Якутске.
    Много удачнее сложилась судьба старшего сына писателя – Владимира (1905-1997). Он приобрел известность как видный церковный деятель, хотя долгие годы увлекался живописью и показывал свои картины на разных выставках в Европе. Да и позднее он не оставил искусство, только писал в основном иконы. Получив богословское образование в Свято-Сергиевском институте в Париже и Сорбонне, Владимир в 1935 году, под влиянием известного афонского старца прп. Силуана, стал послушником, а в 1939 году принял постриг с именем Серафима и посвящение в иереи.
    Он всегда держался Московской патриархии и потому в 1946 году стал ее представителем при Всемирном совете церквей. Одновременно его сводный брат – инженер Святослав (1909-1984), выйдя на пенсию, стал диаконом Русской Зарубежной Церкви, подвизаясь в Ново-Дивеевском монастыре под Нью-Йорком. Будучи настоятелем прихода в Цюрихе, архимандрит Серафим в 1971 году был рукоположен в викарного епископа Цюрихского и много занимался экуменической деятельностью, которую вряд ли одобрил бы его покойный отец. Умер Владыка Серафим в самом конце 1997 года в основанном им небольшом православном монастыре во французской Швейцарии.
    Этот сын скорее всего не разделял политические и идейные воззрения своего отца, не перечитывал его книг и не заботился о сохранении его памяти, хотя с конца 1980-х имя И.А. Родионова часто мелькает в полемике об авторе "Тихого Дона". Профессиональным литературоведам оно казалось слишком одиозным, а любителям словесности было просто неизвестным. "Монархист, черносотенец, антисемит и мракобес" -– такие эпитеты чаше всего сопровождали краткие упоминания о писателе не только на его Родине, но и в "просвещенных кругах" эмиграции, которая многое сделала для того, чтобы Родионов навсегда исчез из истории русской литературы.
    Родионов смолоду мечтал быть писателем и об этом свидетельствует неопубликованная рукопись его ранней повести о помещичьей жизни на Кубани. Первое его выступление в печати относится к 1894 году – это "Казачьи очерки", посвященные действиям казаков, под руководством легендарного Я.П. Бакланова, против горцев. Пятнадцать лет спустя к писателю приходит настоящая и довольно шумная слава. Осенью 1909 года в издательстве Суворина вышла его повесть "Наше преступление" с подзаголовком "Из современной народной жизни", выдержавшая шесть изданий и быстро переведенная на ряд европейских языков. Она описывала русскую деревню в годы недавней смуты, непосредственным свидетелем которой был сам писатель.
    Ставшая бестселлером повесть вызвала оживленную литературную полемику. Известный публицист М. Меньшиков отозвался, что "после "Воскресения" гр. Л.Н. Толстого... не читал более талантливого и более важного по значению романа". Сам Толстой тоже счел нужным высказаться о творении Родионова: "Талантливо, но мысль нехороша. Описывает разврат народа. Это хорошо описано: он знаток, но односторонне". Критик К.И. Чуковский назвал "Наше преступление" "самой отвратительной, самой волнующей, самой талантливой из современных книг". По его мнению, книга – "это те же "Вехи", но не об интеллигенции, а о крестьянах". Горький назвал книгу "гадкой" и намеревался написать на нее разгромную рецензию.
    Повесть была выдвинута на Пушкинскую премию, но ее не получила – была сочтена "тенденциозной, с резко выраженной боевой политической окраской". "Наше преступление" прочел Николай II , но он не поверил в правдивость описанного и заявил: "Человек, который это написал, просто не любит народа". Тем не менее, последующие события подтвердили жестокую правду повести о развращении и нравственной деградации части русского крестьянства, обезбоженной и спившейся, творившей по приказу комиссаров зверства над своими же соотечественниками. И поздно уже было вспоминать совет Родионова, что остановить процесс озверения мог в свое время только "беспощадный суд... без всякого снисхождения".
    Очутившись в эмиграции, писатель переиздал "Наше преступление", написав с горечью в предисловии: «Увы, все, что пугало меня в вещих снах, чего я с трепетом ждал, о чем предупреждал и молился, чтобы "минула нас чаша сия", то самое ужасное, беззаконное, безобразное, прежде даже невообразимое, теперь уже свершившийся факт». Переиздал он в Берлине и другое свое известное произведение дореволюционного периода Два доклада", которые были прочитаны им в 1912 году в Русском собрании в Петербурге и тоже наполнены тревожными мыслями и предостережениями относительно судьбы русского народа.
    Л.С. Касьянов
     
    Сноски (чтобы вернуться в текст, щёлкните мышкой номер сноски):

    01. Русская газета правого толка.
    02. Теперь это совершилось.
    03. И это совершилось.
    04. Совладельцы московской чайной фирмы "Караван", непримиримые ненавистники России и еврейские националисты, щедро субсидировавшие русских революционеров, в том числе и Керенского, который после своего позорного диктаторства и бегства от большевиков из России, жил в Лондоне в семье одного из Гавлонских
    05. Протоколы Сионских мудрецов.
    06. Этот разговор происходил в 1923 году, а три года спустя Форд, после покушения на его жизнь, когда он чудом спасся от смерти, торжественно отказался от всех своих обличений еврейства и прекратил борьбу.
    07. Воскрилии – сине-багровые кисточки ("цицит"), которые иудеи должны пришивать к углам одежды, имеющей четыре угла для постоянного напоминания о заповедях. Фарисеи в отличие от других делали их очень длинными.
    08. Тфилин – две коробочки с пергаментными свитками с отрывками из Торы. Евреи носят их во время молитвы на лбу и на руках.

    Источник — http://www.russia-talk.org/

    Обсудить на форуме...

    фото

    счетчик посещений



    Все права защищены © 2009. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник. http://providenie.narod.ru/

    Календарь
     
     
     
     
    Форма входа
     

    Друзья сайта - ссылки

    Наш баннер
     


    Код баннера:

    ЧСС

      Русский Дом   Стояние за Истину   Издательство РУССКАЯ ИДЕЯ              
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году
    Создать сайт бесплатно