Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    РУССКО-ЕВРЕЙСКИЙ ДИАЛОГ
    А. ДИКИЙ


    СОДЕРЖАНИЕ
    ВТОРОЕ ИЗДАНИЕ
    фото

    О СВОБОДЕ ПЕЧАТИ

    ПРЕДИСЛОВИЕ ко 2-му изданию

    ОТ ИЗДАТЕЛЯ

    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

    ПРЕДИСЛОВИЕ

    “ЗАРУБЕЖНЫЕ ИЗРАИЛЬТЯНЕ”

    ЕВРЕИ ОБ АНТИСЕМИТИЗМЕ

    ЧАСТЬ ВТОРАЯ — ДИАЛОГ

    АНДРЕИ ДИКИЙ — ЕВРЕИ В РОССИИ И В СССР

    РУССКО-ЕВРЕЙСКИЙ ДИАЛОГ

    ТЕЛЬ-АВИВСКИЙ БЛОКНОТ

    О СТАТЬЕ Ю. МАРГОЛИНА “ХАБУРА”

    МЫСЛИ ВСЛУХ

    О “МЫСЛЯХ ВСЛУХ” МИХАИЛА ГОЛЬДШТЕЙНА

    ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО г. ГОЛЬДШТЕЙНУ

    ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ — ПРИЛОЖЕНИЯ

    ИЗРАИЛЬ

    ПРАВИТЕЛИ И ВЕЛЬМОЖИ СССР ПЕРЕД II МИРОВОЙ ВОЙНОЙ

    САМЫЙ КРОВАВЫЙ ПЕРИОД ИСТОРИИ РОССИИ

    УБИЙСТВО БЕЗ ЕДИНОГО ВЫСТРЕЛА

    “ЛИТЕРАТУРНЫЕ” ПСЕВДОНИМЫ

    НОВЫЕ КНИГИ О “СТАРОМ ВОПРОСЕ”

    О ГЛУБИНАХ ЛАБИРИНТОВ ДУШ

    МНЕНИЕ О ЕВРЕЯХ

    Ф. М. ДОСТОЕВСКИЙ О ЕВРЕЯХ

    К ЧИТАТЕЛЯМ

    О СВОБОДЕ ПЕЧАТИ

    “Нет, батенька, — мягко этак, попуская, говорит Цезарь, — объективность требует признать, что Эйзенштайн гениален. Иоанн Грозный... Разве это не гениально ?.. Пляска опричников с личиной! Сцена в соборе!...”

    “Кривлянье!” — ложку перед ртом задержа, сердится X 123. — “Так много искусства, что уже и не искусство... Перец и мак вместо хлеба насущного!... Глумление над памятью трех поколений русской интеллигенции!”... (Кашу ест ртом безчувственым, она ему не впрок.).

    “Но какую трактовку пропустили бы иначе?...

    Ах, ПРОПУСТИЛИ БЫ!... Так не говорите, что гений! — Скажите, что подхалим, заказ собачий выполняет!... Гении не подгоняют трактовку под вкус тиранов!...”

    (Солженицын. Один день Ивана Денисовича. Разговор кинорежиссера Цезаря Марковича (не то грека, не то еврея) с шестидесятилетним жилистым стариком — Зека Х —123).

    * * *

    “Пусть говорят, пусть ошибаются, пусть порицают, пусть арестовывают... Но твои мысли оглашай. Это не право, а твоя обязанность. Правда во всем и для всех.

    Говорить — хорошо, писать — лучше, печатать — хорошее дело. Если твои мысли хороши — из них произойдет полезное. Если они плохи — их исправят и опять таки будет польза... Но злоупотребление?!... — Глупости это слово!... Те, кто его нашли, в действительности злоупотребляют печатью, в которой они печатают то, что они желают и меняют, препятствуют появлению в печати того, что им неугодно”. (Из книги Поля Расинье “Драма евреев Европы”. Автор — француз, ученый, бывший узник Бухенвальда и Дахау, который доказывает, что число евреев Европы, уничтоженных нацистами, сильно завышено — не 6 миллионов, а много, много меньше.

    * * *

    Окружный суд в Вевей (Швейцария) 15 июля 1969 г. по делу автора книги “Прошлое, настоящее и будущее еврейского вопроса” д-ра Джемса Мате, вынес такое решение:

    Все экземпляры конфисковать и уничтожить, запретивши распространение книги, как путем продажи, так и частно.

    В швейцарских газетах на двух языках: французском н немецком напечатать решение суда — без каких либо комментарий.

    Расходы по уничтожению книги и печатанию решения суда в газетах возложить на автора книги.


    ПРЕДИСЛОВИЕ

    Ко 2-му изданию “Русско-Еврейского Диалога”.

     

    На мой исторический очерк “Евреи в России и в СССР” откликнулись три еврея — сотрудники эмигрантских органов печати, выходящих на русском языке, причем первый из них — Э. Райс — предложил “диалог” по вопросам положения и роли евреев в России и в СССР, на что я и изъявил свое согласие.

    Но мои ответы и разъяснения, посланные в редакции тех органов печати, в которых были напечатаны отклики трех евреев на мою книгу были настолько “сокращены” редакциями (а некоторыми и вовсе не напечатаны), что “диалог” потерял всякий смысл и ничто не было ни уточнено, ни разъяснено.

    Это обстоятельство и вынудило меня прибегнуть к тому, что сейчас называется “Самиздат” и выпустить “Диалог” за свой риск и страх отдельной книгой, конечно, неся полную ответственность за содержание. В этой книге приведены полностью высказывания трех евреев (Райса, Гольдштейна и Марголина) и мои ответы им, каждому в отдельности. Тоже полностью, без всяких редакторских “сокращений” и изменений. — Так получился “Русско-Еврейский Диалог”.

    Весь тираж книги был распродан в течении первых шести месяцев после выхода, несмотря на почти полное отсутствие того, что называется “рекламой”.

    Из многочисленных органов периодической печати, выходящих на русском языке в эмиграции, только в четырех были помещены объявления или оповещения о выходе и продаже “Русско-Еврейского Диалога”. Хотя тексты объявлений или оповещений и были посланы во все без исключения редакции.

    Причины такого отношения подавляющего большинства редакций эмигрантских органов печати касаться не буду. Привожу только факт, хорошо известный всем тем, кто регулярно читает эмигрантские газеты и журналы...

    И, несмотря на замалчивание, “Диалог”, как и, вышедшая раньше, книга “Евреи в России и в СССР”, были распроданы в кратчайший срок. Не только среди эмигрантов, но и среди делегаций разных стран в Объединенных Нациях, а также не мало ушло и в СССР.

    Никакого отклика в печати от моих трех оппонентов — евреев не последовало.

    Даже от того М. Гольдштейна, который на страницах “Русской Мысли” приписал мне “сотрудничество с советской охранкой”, что дало мне основание назвать его “клеветником”...

    Но ни Гольдштейн, ни “Русская Мысль”, напечатавшая эту клевету, никак на мое прямое обвинение в клевете не реагировали... Причина такого молчания мне неизвестна... Причина же, лишившая меня возможности привлечь к судебной ответственности клеветника, изложена на стр. 98 “Диалога”.

    Возможно, что клеветник и его соплеменники и им сочувствующие вспомнили старый еврейский метод борьбы с неугодными им высказываниями “Иимах шмой зихрой” — “Да будет его имя и память о нем стерто с лица земли”... Другими словами: если не можешь что либо опровергнуть — постарайся, чтобы неприятное было поскорее забыто.

    Ни хвалить, ни хулить, ни спорить не надо, а надо поскорее забыть самое существо неприятного для евреев имени. И, конечно, ничего о нем не печатать в газетах. Этот метод рекомендовалось применить к известному историку Тойнби после того, как он поставил под сомнение права евреев на Палестину. (Подробно об этом на странице 42 “Русско-Еврейского Диалога”.).

    * * *

    За последний год стало очевидно, что вопрос еврейский принимает особо острые формы, далеко выходя за рамки русско-еврейского спора, и грозит привести к мировой катастрофе. В связи с этим возрос интерес и к вопросу русско-еврейскому и многие читатели высказывают пожелания, что “Русско-Еврейский Диалог” надо переиздать и возможно шире распространить.

    Я ответил, что к сожалению, мой преклонный возраст не позволяет мне лично заняться этим, предложивши желающим уступить им совершенно бесплатно право на 2-ое издание.

    Мое предложение было принято и теперь издателем II издания “Русско-Еврейского Диалога” является Николай Дмитриевич Гончаров, к каковому и прошу обращаться по адресу:

    N. GONCHAROW

    611 Concord Ave., Apt. 7, New York, NY 10455

    Цена книги - 5 долларов.

    Надеюсь, что это II издание принесет пользу делу борьбы с наветом на русский народ и обвинениями его в “угнетении и преследовании” своих граждан — евреев.

    Андрей Дикий

     

    ОТ ИЗДАТЕЛЯ

    Больше столетия на всех языках мира непрестанно велась пропаганда, утверждающая, что в России евреев преследуют и угнетают и что они там страдают в результате “антисемитизма”, и правительства, и народа, во все времена и при всех режимах.

    В результате этой пропаганды весь русский народ, включая и украинцев, оказался в положении обвиняемого в глазах мирового общественного мнения, которое всецело находилось раньше и находится теперь под влиянием этой клеветнической пропаганды и верит тому, что евреи, пребывающие в границах государства Российского (переименованного теперь в СССР) там “страдают и их угнетают”.

    А главным “угнетателем” является русский народ, создавший Государство Российское. Тот русский народ, который кардинал Спэлман, на Евхаристическом Конгрессе в Барселоне, в 1951 году назвал “народом — убийцей”...

    Мировая же печать уже много десятилетий не перестает писать, что “Россия — это “Тюрьма Народов”, в которой страдают все народы, а, в особенности, евреи... На самом же деле, в действительности, евреи в России, особенно в последние полстолетия, занимают руководящие посты и положения и страдают не они, а тот русский народ, на земле которого они поселились, незванные и непрошенные, около двух столетий тому назад, а после революции 1917 года представителя еврейского племени заняли руководящие посты и превратились в правящий класс.

    Когда же над Европой и всем миром нависла угроза поголовного истребления всех евреев всего мира германскими нацистами — только русской кровью они были спасены во время последней мировой войны.

    Однако антирусская пропаганда во всем мире не только не прекратилась и обвинения русского народа в “антисемитизме” и дискриминации по отношению к своим гражданам евреям приняла, после войны, особо острые и агрессивные формы...

    Всякая попытка бороться против этого навета на русский народ воспринималась мировой печатью, как проявление “антисемитизма”, а потому не могла иметь успеха и широкого распространения.

    И вот, как “Самиздат”, были написаны и изданы Андреем Диким две книги, посвященные “щекотливому” еврейскому вопросу: “Евреи в России и в СССР” и “Русско-Еврейский Диалог”. Обе книги разошлись в течении нескольких месяцев.

    В них документировано и объективно был изложен “еврейский вопрос” и неопровержимо доказано, что все разговоры о “преследовании и угнетении” евреев в России и в СССР — есть ничто иное, как навет и гнусная клевета.

    Несмотря на то, что Дикий не постеснялся назвать вещи своими именами, нередко весьма неприятными для еврейства, — они никак не реагировали... Ибо все в книге Дикого было обосновано и подкреплено неопровержимыми фактами...

    Эта объективность и корректный характер изложения, равно как и подход автора к разрешению и объяснению, волнующего весь мир еврейского вопроса без всякой мистики, а только с позиций фактов был достойно оценен читателями и книги были в предельно короткий срок распроданы. И не только среди эмигрантов, но немало ушло и в СССР, а также в делегации отдельных государств в Объединенных Нациях. Появлением этой книги нанесен сокрушительный удар всем клеветникам России и русского народа, на который они были вынуждены реагировать молчанием или замалчиванием... Ибо опровергнуть ничего не было возможно...

    А. Дикий сделал один то, что давно надо было сделать всем русским национальным и патриотическим организациям и их “вождям” и “лидерам”: вместо жалкого лепета оправданий перед хулителями русского народа и его клеветниками — он перешел в наступление и показал и доказал, что, как говорит наша старая русская пословица, “и один в поле воин”.

    И теперь тот, кто имеет книги Дикого — имеет драгоценный материал для опровержения навета на наш народ и разоблачения его хулителей и клеветников... Исключительный успех этих книг и продолжающийся спрос на них настоятельно требует их переиздания, а, по возможности, и перевода на иностранные языки...

    Но, к сожалению, преклонный возраст автора не позволяет ему лично заняться этим делом... А потому он предоставил право на второе издание тем, кто пожелает, не требуя за это никакого вознаграждения.

    Понимая все огромное значение для русского дела книг А. Дикого, я приступил ко II изданию, за свой счет, в уверенности, что это мой долг перед Россией.

    Твердо верю, что меня поддержат в деле самого широкого распространения этих, так нужных именно теперь, книг, когда хулители русского народа особенно агрессивны в ведении своей пропаганды, антирусской по существу, которую они для отвода глаз, называют “антикоммунистической”.

    Наше дело борьбы с наветом на наш народ — дело правое. А бороться — наш долг.                                                                              Николай Д. Гончаров

    “И пока в нас не смолкнут желанья,

    Пока можем и мыслить и жить,

    Каждым словом и каждым желаньем,

    Будем Родине нашей служить”

    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

    ПРЕДИСЛОВИЕ

    Мой исторический очерк “Евреи в России и в СССР”, в котором приведены данные о роли еврейской этнической группы в разных областях жизни, как дореволюционной России, так и в СССР, вызвал несколько откликов в печати — евреев, сотрудников эмигрантских газет, выходящих на русском языке.

    Всего откликнулось три еврея: г. г. Гольдштейн, Марголин и Райс. Гольдштейн — на страницах парижской “Русской Мысли”, Ю. Марголин — в “Новом Русском Слове”, выходящем, на русском языке в Нью Йорке, Э. Райс — в “Часовом”.

    М. Гольдштейн — новейший эмигрант, легально покинувший СССР в 1967 году, а до того преуспевавший в СССР, как композитор, скрипач, автор патриотических песенок (во времена Сталина), получавший за свои произведения премии и признание.

    Ю. Марголин — сионист, выступающий часто на страницах эмигрантской печати с восхвалениями деятельности новосозданного государства Израиль и обвинениями СССР за поддержку арабов в их конфликте с евреями.

    Э. Райс — старый эмигрант, по профессии литературный критик, сотрудник русских эмигрантских периодических изданий “правого” направления.

    Не будучи в состоянии оспорить точность, приведенных в моем очерке, данных, или их опровергнуть — ни один из них и не попытался это сделать.

    Вместо этого каждый из них откликнулся на мой очерк, в разном стиле и жанре, высказавши свое неодобрение всему, что в очерке написано.

    М. Гольдштейн прибег к методу “полемики”, принятому в СССР, где он преуспевал и пожинал лавры — к опорачиванию автора неугодного ему произведения. Так, например, г. Гольдштейн КЛЕВЕТНИЧЕСКИ УТВЕРЖДАЕТ, ЧТО СПИСКАМИ ЕВРЕЕВ-ЧЕКИСТОВ МЕНЯ “СНАБДИЛА СОВЕТСКАЯ ОХРАНКА”, ЗНАЯ, ЧТО ЭТИ СПИСКИ ПОПАДАЮТ В “НАДЕЖНЫЕ РУКИ”...

    Ю. Марголин назвавший мой очерк “погромным”, пускается в рассуждения о том, что многое из того, что написано ясно и определенно, надлежит понимать “СИМВОЛИЧЕСКИ”, ИНОСКАЗАТЕЛЬНО... Чего я не уразумел... А потому книгу и не стоит читать. (Однако сам ее прочитал со всеми приложениями).

    Мой третий оппонент — г. Эммануил Райс — меня не по пытался оклеветать, как г. Гольдштейн, и не назвал мою книгу “погромной”, как это сделал Ю. Марголин.

    Э. Райс написал, что моя книга “ВО МНОГОМ ЗАМЕЧАТЕЛЬНА И НУЖНА, ХОТЯ ВО МНОГОМ СПОРНА И НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНА” и привел целый ряд пунктов, которые он оспаривает. А для установления истины г. Райс предложил мне диалог по вопросам, затронутым в книге: на что я сразу же изъявил согласие на страницах “Часового”, где был напечатан отзыв о моей книге г. Райса.

    Кроме того г. Райс в своей рецензии, выйдя за рамки русско-еврейских отношений, которых я придерживался в моем очерке, упомянул о ЕДИНОЙ ДЛЯ ВСЕХ ЕВРЕЕВ, КАК ОН ВЫРАЗИЛСЯ. “ПОЛИТИЧЕСКОЙ ОРИЕНТАЦИИ”, независимо от того, где они пребывают и по паспорту какого государства проживают.

    Это высказывание сделано было в 1968 году, непосредственно после израильско-арабской войны, взволновавшей весь мир и вызвавшей повышенный интерес к, замалчиваемому раньше, вопросу так называемого, “двойного подданства” и праве инородцев, не желающих ассимилироваться с коренным населением того государства, где они пребывают, выступать как представители этого государства.

    Особенно отчетливо вопрос этот был поставлен во время дебатов в Объединенных Нациях при обсуждении действий государства Израиль, когда от имени США выступал А. Гольдберг, сам назвавший себя сионистом и тем давший повод представителю СССР, Федоренко, перед этим мировым форумом спросить г. Гольдберга, от какого же государства он, Гольдберг, выступает: от Израиля, как сионист, или от США, как имеющий паспорт гражданина Соединенных Штатов Америки? И считает ли сионист Гольдберг такое совместительство нормальным а естественным?...

    Вопрос остался неотвеченным! А мировая печать его не только не обсуждала и углубляла, но постаралась этот “щекотливый” вопрос замолчать и затушевать.

    Но это не значит, что вопрос перестал существовать и к нему пропал интерес.

    Особенно после того, как во Франции немало евреев-журналистов и политических деятелей, недовольных позицией французского правительства в израильско-арабском конфликте, открыто выявили, что интересы Израиля для них выше интересов Франции.

    В связи с этим вопросом в редакции журнала “Эспри” его главный редактор, Поль Тибо, организовал собеседование на тему “Евреи в сегодняшней Франции”, в каковом собеседовании приняли участие четыре французских писателя еврейского происхождения. Организовавший это собеседование Поль Тибо сказал следующее:

    “Евреи переменились. Потому то мы и в замешательстве, что мы не привыкли видеть евреев такими, какими мы их видим теперь. Для нас еврей — это борец за современное государство, секуляризированное, отделенное от церкви. Еврей — это наш соотечественник, которого мы как раз и обрели в этой борьбе, в процессе строительства нашего нового государства. Такое государство, по замыслу, должно воплощать универсальные, общечеловеческие, ценности, обладать полнотою терпимости, и еврей в наших глазах — исторический свидетель, без которого эти ценности утрачивают свое значение. — Но что же мы видим теперь? Произошел полный переворот: в самом, начале нашей беседы Алекс Дерчанский говорил об “ОПРЕДЕЛЕННЫХ НАЦИОНАЛЬНЫХ РЕАКЦИЯХ ЕВРЕЙСТВА”. Мы должны признать, что мы не можем разделять этих “национальных реакций”, — выходит, что евреи теперь стоят особняком, они уже не вместе с нами. Не знаешь даже, где именно евреи, какова их подлинная позиция? Возьмите типичный случай Даниэля Манера: вчера универсалист, сегодня — националист. В этом есть какая-то двусмысленность, какая-то двойная игра. Двойная игра, которая состоит в том, что защиту прав еврейства, в частности и в особенности, ЗАЩИТУ ИЗРАИЛЯ ДЕЛАЮТ НРАВСТВЕННОЙ ОБЯЗАННОСТЬЮ ВСЕГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА; СВОИ СОБСТВЕННЫЕ ИНТЕРЕСЫ ВЫДАЮТ ЗА ИНТЕРЕСЫ ВСЕГО МИРА.”

    Ни один из четырех участников собеседования — французских евреев — с высказыванием Поля Тибо не согласился. Ему тотчас же возразил Ришар Марценштрас, который сказал: “Такая постановка вопроса для нас неприемлема. Когда французы говорят о евреях, то думают о них, как о продуктах французской революции и секуляризированного государства, то есть, как о продуктах Франции. Говоря об уважении к евреям, они, по существу, восхищаются своими собственными ценностями. НАДО ЖЕ, НАКОНЕЦ, ПОНЯТЬ, ЧТО ЕВРЕИ — ЭТО НЕЧТО ДРУГОЕ”...

    Участник собеседования, Алекс Дерчанский, пояснил: ПРЕЖДЕ Я СЧИТАЛ СЕБЯ ФРАНЦУЗСКИМ ГРАЖДАНИНОМ, ПО НАЦИОНАЛЬНОСТИ ЕВРЕЕМ. ТЕПЕРЬ Я ДУМАЮ О СЕБЕ КАК ЗАРУБЕЖНОМ ИЗРАИЛЬТЯНИНЕ”... “Израиль нуждается в связях с Францией” — продолжил Дерчанский — “ведь французская культура — это не только язык, но и стиль, метод, направление... Говоря образным языком, В ИЗРАИЛЬСКУЮ СИМФОНИЮ ДОЛЖЕН ВОЙТИ И ФРАНЦУЗСКИЙ МОТИВ”...

    В беседе указывалось на превращение в последнее время ряда французских евреев, социалистов и космополитов, в израильских националистов, как, например, бывший министр Франции Даниэль Майер, ставший “СЛЕПЫМ НАЦИОНАЛИСТОМ, НЕ ЖЕЛАЮЩИМ ВИДЕТЬ НИЧЕГО КРОМЕ СВОЕГО ЕВРЕЙСТВА, КРОМЕ ИЗРАИЛЯ”...

    Приведенное выше собеседование продемонстрировало перед всем миром то “ЕДИНСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ОРИЕНТАЦИИ” всего еврейства в целом, и каждого еврея, в отдельности, о котором написал Э. Райс в “Часовом” и формулировал полстолетия тому назад Соломон Лурье в своей книге “Антисемитизм в древнем мире”.

    В этой книге С. Лурье формулировал это единство политической ориентации такими словами: “симпатизировать и, по возможности, помогать партии или стране более сочувственно относящейся к евреям”... законов, прямо или косвенно направленных против евреев, во всяком случае, соблюдать не следует”...

    Написано это было в 1922 году, когда никто не мог и предполагать появление на международной арене чисто еврейского расово-теократического государства Израиль, ВЫСТУПАЮЩЕГО ТЕПЕРЬ ОТ ИМЕНИ ВСЕГО ЕВРЕЙСТВА МИРА, демонстрируя единство политической ориентации всех евреев всего мира, независимо от места их пребывания, и интересов того государства, по паспорту которого они живут и от имени которого выступают.

    Создается как бы молчаливое признание всем миром того “двойного подданства” которое не признается ни одним государством. ВОЗНИКАЕТ ЕСТЕСТВЕННЫЙ ВОПРОС О ВОЗМОЖНОСТИ ПРИНИМАТЬ АКТИВНОЕ УЧАСТИЕ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ И КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ ГОСУДАРСТВ ТЕМ ЕГО ГРАЖДАНАМ, КОТОРЫЕ ЧУВСТВУЮТ СЕБЯ “ЗАРУБЕЖНЫМИ ИЗРАИЛЬТЯНАМИ” ИЛИ САМИ СЕБЯ НАЗЫВАЮТ “СИОНИСТАМИ”.

    Вопрос этот приобрел особую актуальность после так называемой “шестидневной войны” и реакции на действия Израиля всего мира в лице его представителей — государств — членов Объединенных Наций осудивших действия Израиля и потребовавших очищения оккупированных территорий.

    Как известно, Израиль это решение игнорирует, а Объединенные Нации не в состоянии заставить это государство-лилипут подчиниться. А на попытку 4-х великих держав (Англии, Франции, США и СССР) ликвидировать “кризис” на Среднем Востоке — Израиль наперед заявляет, что решению этих держав он не подчинится. В результате, создалось положение, грозящее привести к мировому столкновению и атомной войне, если весь мир не подчинится воле “избранного народа”, который состоит из двух миллионов граждан Израиля и 14 миллионов “зарубежных израильтян” рассеянных по всему миру, единодушно поддерживающих требования Израиля и осуждающих решение ООН, называя его — это решение — “бессмысленным”.

    Вот что пишет в связи, с этим решением газета “Новое Русское Слово”, выходящая на русском языке в Нью Йорке: “БЕССМЫСЛЕННОЕ ОБВИНЕНИЕ МАЛЕНЬКОЙ СТРАНЫ В “АГРЕССИИ” НЕ СЧИТАЕТСЯ С ФАКТАМИ — ЧАСТЬЮ ИЗ ЦИНИЧНОГО РАСЧЕТА, ЧАСТЬЮ ИЗ МАНИАКАЛЬНОГО УПОРСТВА И ГЛУБОЧАЙШЕГО НЕВЕЖЕСТВА”, (НРС. 6 июня 1969 года. Статья Ю. Марголина). Сказано с предельной ясностью и отчетливостью. А то обстоятельство, что газета, напечатала, приведенные выше слова Марголина, без какой либо оговорки или отмежевания, дает основание считать, что со словами Марголина о “бессмысленности” обвинения Израиля и “глубочайшем невежестве” 99 представителей государств — членов О. Н., вынесших это решение — редакция солидаризуется.

    Назвавши “бессмысленными” и “результатом глубочайшего невежества” решения, вынесенные ЕДИНОГЛАСНО представителями ВСЕХ государств — членов О. Н., Ю. Марголин продемонстрировал отношение своего народа ко всему, что ему не нравится и счел возможным и допустимым употребить слова и выражения, которые не свидетельствуют о способности автора вести полемику на культурном уровне. Прошло два года после единогласного решения О. Н.

    Весь мир молчит... А мировая печать вместо того, чтобы употребить все свое влияние для восстановления справедливости — всю свою мощь направляет на охаивание русского народа и фантастические утверждения о “преследовании” евреев в СССР...

    “Зарубежные израильтяне” с самыми разнообразными паспортами в кармане действуют не покладая рук и не жалея черных красок в описаниях русского народа...

    Началась эта клеветническая кампания в 1948 году, сразу же после освобождения от исполнения ответственных должностей евреев — граждан СССР по причине неуверенности в их лояльности, особенно после создания государства Израиль.

    Усилилась после агрессии Израиля в 1956 году, остановленной ультиматумом Москвы, в результате которого Израиль был принужден отступить.

    Продолжается — постоянно нарастая и усиливаясь — эта кампания после “шестидневной войны” и позиции, занятой СССР, которую, как упомянуто выше, поддержали ВСЕ государства члены Организации Объединенных Наций.

    На всех континентах и на всех языках мира на страницах печати ведется систематически пропаганда, обвиняющая русский народ в “антисемитизме” и в “преследовании и угнетении” евреев — граждан СССР.

    В пылу этой пропагандной войны выявилось многое из того, о чем раньше не писалось и не говорилось: ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЕДИНСТВО ВСЕХ ЕВРЕЕВ ВСЕГО МИРА, независимо от их гражданства, социального положения, принадлежности к той или иной политической партии стран своего пребывания.

    Через полстолетия после, приведенной выше, формулировки Соломона Лурье, о политической деятельности евреев, весь мир может теперь наблюдать осуществление на деле этой формулировки в мировом масштабе.

    “Зарубежные израильтяне” выступают теперь с открытым забралом, причем выступают не только от имени своего племени и народа, но и от имени других государств даже в международных форумах с требованиями, чтобы ВЕСЬ МИР поддержал осуществление претензий, основанных на библейских сказках об “избранном народе” и об “обетованной земле”... И осудил те государства и народы, которые эти претензии не признают и считают, что коренное население каждой страны является хозяином на своей земле, интересы которой должны стоять выше интересов “зарубежных израильтян”. Несогласие с претензиями Израиля теперь рассматривается, как “антисемитизм”, а на несогласных обрушивается мировая печать с обвинениями в “геноциде” по отношению к своим гражданам — евреям.

    В результате всего вышеизложенного создается напряжение во всем мире, грозящее привести к мировому столкновению.

    А так как сильнейшим препятствием к осуществлению всех претензий Израиля является СССР, то на него и обрушиваются все израильтяне, как “зарубежные”, так и пребывающие в Израиле, с обвинениями в “геноциде” и “преследовании” своих граждан — евреев... Им вторят их многочисленные “друзья” в погоне за популярностью, гораздо реже — из убеждения. Прослыть “антисемитом — опасно.

    И во всем мире идет бешенная антирусская пропаганда, прикрывающаяся часто так называемой “борьбой с коммунизмом” лозунгом, находящим широкий отклик в Западном мире.

    Выступление кардинала Спэлмена на Евхаристическом конгрессе в Барселоне в 1951 году, назвавшего русский народ ”народом-убийцей”; единогласно принятый Конгрессом США “Закон о плененных нациях” — все это звенья одной и той же антирусской кампании в мировом масштабе. Кампании, в которой “зарубежные израильтяне”, рассеянные по всему миру играли далеко не последнюю роль.

    Ненависть к России и стремление ее уничтожить объединило и евреев и тех, кого евреи называют “погромщиками” - украинских сепаратистов петлюровцев, не так давно создавших под руководством израильтянина Шибера особую организацию “Антикоммунистический Интернационал” с программой деятельности отчетливо антирусской, начатой кардиналом Спэлменом еще в 1951 году.

    Не довольствуясь этим, враги и клеветники русского народа и, созданного им государства — России перенесли свою деятельность в мировой форум — Объединенные Нации. Начался ряд выступлений с обвинениями русского народа в преследовании своих граждан -— евреев, а также других “порабощенных” русскими народов.

    Кампанию в О. Н. начал небезызвестный американский сенатор - Яков Джэйвиц, выступивший с речью о “лишении русскими свободы и независимости украинского народа”.

    За Джэйвицем последовали выступления в Объединенных Нациях ряда его единоплеменников с обвинениями в “преследовании” евреев в СССР и требованиями “принять соответствующие меры”.

    Предлогом для этих обвинений было использовано выступление в Москве семи евреев во главе с внуком Литвинова-Финкельштейна с протестом против осуждения их же единоплеменника Даниэля за нарушение правил о печати, введенных в самом начале советской власти Нахамкесом.

    2 марта 1968 года в заседании комиссии О. Н. “о правах человека” израильский представитель, Шабтай Розенн, заявил, что “в последнее время антисемитская пропаганда в Советском Союзе по своему характеру и тону все больше напоминает гитлеровскую. Израильское правительство считает что положение еврейского неселения в СССР приняло столь серьезный характер, что в скором времени, если уже не сейчас, потребуется, чтобы Комиссия прав человека приняла СООТВЕТСТВУЮЩИЕ МЕРЫ”.

    5 марта того же года представитель США в этой комиссии, Морис Эйбрем, в речи своей высказал опасение, что Кремль подготовляет в Советском Союзе обстановку, которая будет способствовать взрыву активного антисемитизма. В этом отношении. сказал Эйбрем, Советский Союз следует примеру нацистской Германии.

    Дальше в своей речи М. Эйбрем сказал, что “Советский Союз ДОЛЖЕН ОТКАЗАТЬСЯ от принятого им курса, каковы бы ни были временные преимущества, которые он может из них извлекать”. Дальше в своей речи представитель США, Эйбрем, занялся критикой недавно вышедшей в СССР книги Трофима Кичко “Иудаизм без прикрас”, каковая книга, по мнению Эйбрема, представляет собою “отвратительный образец религиозного ненавистничества, пример антисемитской литературы, воскресающий в памяти Гитлера, Геббельса и других извращенных наци”.

    “Не взирая на такой характер этой книги, — продолжил М. Эйбрем, — 20 января 1968 года “Правда Украины”, официальный орган коммунистической партии УССР, сообщила, что президиум Верховного Совета наградил Кичко почетным дипломом”. 6 марта 1968 года в Комиссии выступил сам Артур Гольдберг, посол США при О. Н. (по собственному заявлению — осенью 1967 г. — считающий себя сионистом), и предложил, чтобы Комиссия протестовала против “подавления свободы слова и печати в Советском Союзе”.

    Заслуживает внимания одно обстоятельство. которое не упомянули г. Гольдберг и его единоплеменники в их обвинениях в “подавлении свободы слова печати” (Гольдберг) и в напечатании книги Т. Кичко, названной М. Эйбремом “отвратительным образцом религиозного ненавистничества”.

    Забыли они упомянуть, что начало “подавления свободы слова и печати” было положено их единоплеменником — Нахамкесом, принявшим русский псевдоним “Стеклов”, еще в 1917 году потребовавшим закрытия ряда неугодных ему газет, что подробно изложено в моей книге “Евреи в России и в СССР”.

    А “отвратительным образцам религиозного ненавистничества” с гораздо большим основанием можно назвать произведения и разного рода выступления председателя Союза Безбожников — еврея Емельяна Ярославского, направленные против христианства вообще, а православия, в особенности. Надругательство над молящимися в церквах, над святынями страны, гнусные а кощунственные формы разного рода “антирелигиозной деятель нести”: устно, в печати, в разного рода инсценировках — все это в первый же год революции создали единоплеменника обвинителей, во главе с Ярославским.

    Все это хорошо известно тем, кто хочет знать правду и вряд ли когда-нибудь будет предано забвению. Но все молчали и не протестовали целых 50 лет... А вот теперь, когда дело коснулось евреев и их религии, поднимается шум на весь мир и непрерывные протесты на всех языках мира и на всех континентах. Не следовало ли бы г. Гольдбергу и другим обвинителям напомнить старую русскую пословицу “что посеешь — то и пожнешь?...

    Но этого, к сожалению, никто не делает. Из разных соображений и побуждений молчат “обвиняемые” (представители СССР), молчит и всезнающая и все видящая “мировая печать”, молчат и церковные организации, как эмигрантские так и всемирные. Не потому ли, что не желают или не могут затронуть “щекотливый” вопрос о роли евреев в деле ущемления свободы слова и печати, когда они пришли к власти над Россией, и в деле борьбы с религией, принявшей самые отвратительные формы под руководством и по инструкциям разных нахамкесов, ярославских и их единоплеменников?...

    * * *

    Пример обвинителей в О. Н. нашел широкий отклик во всем мире. Редкое собрание проходит без, ставшего традиционным и шаблонным, обвинения в “преследовании” евреев в СССР и требования эти “преследования” прекратить, причем инициатива обычно исходит от самих евреев — граждан разных государств.

    Из множества разного рода протестов” и “требований”, приведу здесь газетное сообщение о деятельности еврейских студенческих групп в Калифорнии. Газетная заметка озаглавлена: “Студенты в защиту советских евреев”. Она гласит: “В дни с 28 февраля до 2 марта представители ЕВРЕЙСКОЙ ЧАСТИ студентов Калифорнийского университета в Беркли и его филиалов в Санта Круз, Лос-Анджелесе и Дэвисе, штатных колледжей в Сан-Франциско, Сан Хозе, в Сакраменто, в Помоне, в гор. Уиттуер, городских колледжей Сан-Франциско, в Хэйварде и Сакраменто, устроили конференцию по вопросу о защите евреев, находящихся в СССР.

    На конференции было положено начало организации “СТУДЕНЧЕСКАЯ МОБИЛИЗАЦИЯ В ЗАЩИТУ СОВЕТСКОГО ЕВРЕЙСТВА”, ставящей целью информировать население США о положении евреев в СССР, выработать меры политического давления и агитации среди американского студенчества в защиту советского еврейства. “Студенческая мобилизация” прежде всего отправила телеграмму советскому послу Анатолию Добрынину с требованием, чтобы “советское правительство прекратило всякую антисемитскую и антиеврейскую дискриминацию, восстановила полностью их конституционные права, включая права эмиграции советских граждан-евреев в другие страны”. (Цитирую по газете “Русская Жизнь” — Март 1969). Как видно из приведенной выше заметки, клеветнические обвинения в “преследовании” евреев распространялись широко, создавая психологические предпосылки для антирусских настроений во всем мире. Надо полагать, кому то эти настроения нужны и полезны.

    Но обвинения в “преследовании” евреев оказались полезными не только для врагов и клеветников русского народа. Полезны они и для установления истины в этом вопросе, для всех, желающих знать правду и не удовлетворяющихся “свидетельскими показаниями” и назойливой пропагандой только одной стороны: “зарубежных израильтян”, рассеянных по всему миру и их “друзей”, тех людей, которые всегда и неизменно одобряют и поддерживают евреев, не входя в рассмотрение правильности и справедливости еврейских утверждений и претензий.

    Как упомянуто выше, весь шум около еврейского вопроса, несмотря на все обвинения, имел и свою положительную сторону: ЧЕТКО И ЯСНО ПОСТАВИЛ ПЕРЕД ВСЕМ МИРОМ, ЗАМАЛЧИВАВШИЙСЯ ДО СИХ ПОР ВОПРОС О ДОПУСТИМОСТИ И ВОЗМОЖНОСТИ СОВМЕСТИТЕЛЬСТВА И СОСУЩЕСТВОВАНИЯ ДВУХ ПАТРИОТИЗМОВ И НАЦИОНАЛИЗМОВ — ЕВРЕЙСКОГО И ПАТРИОТИЗМА СТРАНЫ ПРЕБЫВАНИЯ ЕВРЕЯ.

    Если наличие этих двух патриотизмов раньше замалчивалось или ему не придавали значения в последнее время, после создания государства Израиль, вопрос этот приобрел особую остроту и важность в связи с деятельностью и претензиями еврейского государства Израиль, каковые претензии отвергнуты всеми государствами мира, которые в О. Н. единогласно осудили самочинное осуществление этих претензий.

    Сейчас (лето 1969 года) идет спор между ВСЕМИ ГОСУДАРСТВАМИ мира, с одной стороны, и ОДНИМ ГОСУДАРСТВОМ Израиль, с другой стороны.

    В такой обстановке, учитывая наличие “двойного патриотизма” граждан разных государств еврейского происхождения, оправданно и естественно возникает вопрос, какой из двух патриотизмов окажется сильнее и не логично бы было, чтобы евреи — общественные и политические деятели и журналисты разных государств не принимали участия в этом споре?

    Против такой постановки вопроса вряд ли можно возражать. Но поставить его четко и ясно никто не решается... А сами евреи граждане разных государств принимающие самое активное участие в делах международной политики, не понимают или не желают понять, что в вопросах, касающихся государства Израиль и его действий “зарубежным израильтянам” было бы тактичнее и приличнее стоять в стороне, чтобы не вызывать во всем мире сомнений в их беспристрастном отношении к “израильтянам израильским”, ведущим сейчас политику Израиля, вызывающую осуждение всего мира. Это тем более важно, чем меньше можно привести доводов в оправдание действий новосозданного государства Израиль, в которое подавляющее большинство рассеянного еврейства не желает переселяться, предпочитая оставаться на положении “Зарубежных израильтян” и принимать активное участие во всех областях жизни стран их пребывания, а, особенно, в вопросах мировой политики.

    Кризис на Среднем Востоке и позиции, занятые в нем некоторыми политическими и общественными деятелями еврейской национальности, выступающих от имени государств, по паспорту которых они живут, вызвали повышенный интерес к вопросу от роли евреев (“зарубежных израильтян”) в политической и общественной жизни разных государств и народов, среди которых евреи живут, особенно за последние полстолетия, после I мировой войны.

    А то обстоятельство, что некоторые евреи, журналисты и политические деятели разных государств не только выявляют, но и открыто заявляют, что интересы Израиля для них выше интересов страны их пребывания и что существует единая политическая ориентация всех евреев — этому вопросу придает особую важность и значение, особенно, когда сталкиваются расово-шовинистическо-мистические претензии государства Израиль с правами других народов, на которые посягает Израиль.

    Эти позиции всего еврейства мира в кризисе на Среднем Востоке дают мне основание несколько расширить “русско-еврейский диалог” и сделать самый краткий обзор роли и деятельности евреев (“зарубежных израильтян”) в политической и общественной жизни разных государств а народов, а также в мировой политике в нынешнем столетии.

    А постоянные обвинения, как на страницах мировой печати, так и в Объединенных Нациях, в “угнетении и преследовании” евреев русским народом — во все времена и при всех режимах — побудило меня поспать во все 122 делегации государств членов О. Н. открытое письмо следующего содержания:

    ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

    518 вест, 111 стр. Ап. 2

    Нью Йорк, Н. Й. 10025

    Андрей Ив. Дикий

     

    КОНКРЕТНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

    Постоянные обвинения в преследовании евреев, как в дореволюционной России, так и в СССР, — во все времена и при всех режимах — создают предпосылки для недоброжелательства между народами и государствами и препятствуют установлению мира во веем мире, к чему стремится человечество.

    В последние 20 лет — после создания еврейского государства “Израиль” — эти обвинения неизменно выдвигаются и поддерживаются представителями этого государства (“Израиль”), являющегося членом Организации Объединенных Наций и имеющего в своих пределах значительное национальное меньшинство — арабов.

    Дабы положить этому конец, вносится в О. Н. такое конкретное предложение: ”От имени Объединенных Наций обратиться к правительству СССР с просьбой и рекомендацией ввести на всей территории СССР для своих граждан-евреев такой же режим (статут), какой существует в еврейском демократическом государстве “Израиль” для его граждан-арабов.

    Для проведения в жизнь этого мероприятия, осуществление которого, несомненно, будет содействовать миру во всем мире. Объединенные Нации выделяют особую комиссию для изучения статуса евреев в СССР и арабов в “Израиле” и для наблюдения за установлением в СССР такого же статуса для евреев, какой существует для арабов в “Израиле”.

    Разумеется, если и СССР и  “Израиль” изъявят на это свое согласие.

    * * *

    Будучи твердо убежден в справедливости и целесообразности приведенного выше конкретного предложения, к сожалению, внести это предложение на обсуждение Объединенных Наций единолично я не могу, ибо предложения могут быть вносимы только представителями государств — членов Объединенных Наций.

    А посему настоящим открытым письмом обращаюсь ко всем, кому дорог мир во всем мире, с просьбой и призывом предпринять соответствующие шаги для осуществления этого предложения, полезного для всего человечества.

    Андрей Дикий

     

    Приведенное выше “открытое письмо” не осталось без откликов и вызвало не мало кулуарных разговоров в Объединенных Нациях.

    На страницах печати, как эмигрантской, так и американской оно напечатано не было, хотя и было мною послано в редакции многочисленных периодических изданий в США. как выходящих на русском языке, так и на английском.

    В ноябре 1968 года, по газетным сообщениям, в Объединенных Нациях вынесено решение обследовать положение арабов, находящихся под юрисдикцией Израиля, причем за это предложение голосовало 60 членов О. Н.

    О том, приведено ли в исполнение это решение газеты не сообщали. Весьма вероятно, что в этом направлении вообще ничего не было предпринято.

    Я далек от мысли претендовать на то. что именно мое “открытое письмо” вызвало это решение О. Н. Но глубоко убежден, что возможность введения в СССР для его граждан-евреев такого же статуса, какой евреи ввели для арабов в Израиле охладит пыл всех израильтян мира и будет способствовать мир ному разрешению кризиса на Среднем Востоке.

    * * *

    Из всего вышеизложенного неизбежно вытекает один вопрос, над которым тяготеет “табу” и который не появляется на страницах печати — это вопрос о “двойном патриотизме” политических и общественных деятелей — евреев, выступающих, как представители разных государств, в которых они живут, как отдельная этническая группа, не желающая ассимилироваться с коренным населением страны своего пребывания.

    Особенно отчетливо выявилось это “двойное подданство” в последние 20 лет — после провозглашения независимого еврейского государства Израиль.

    А поэтому в “Русско-Еврейском Диалоге” приходится выйти из границ России-СССР и, в самых кратких словах, упомянуть о роли и значении представителей еврейской этнической группы и в других странах и государствах, а также в вопросах международных взаимоотношений. Этому вопросу посвящена, глава “Зарубежные Израильтяне”.


    “ЗАРУБЕЖНЫЕ ИЗРАИЛЬТЯНЕ”

    или

    “Еще не вернувшиеся граждане Израиля”.

    Вопрос об участии евреев в политической и культурной жизни народов и государств, среди которых они живут, возник только во второй половине прошлого века, когда в подавляющем большинстве европейских государств евреи были уравнены в правах с коренным населением и устремились в те области деятельности, которые раньше им не были доступны, как евреям. (По религии, а не по племени).

    Периодическая печать, адвокатура, политические партии и ряд других свободных профессий быстро начали пополняться представителями еврейской этнической группы, которые, конкурировали с представителями коренного населения страны, внося в профессии свой чисто еврейский дух, чуждый коренному населению по своему миропониманию и мировоззрению.

    На этой почве начали появляться антиеврейские (юдофобские) настроения у некоторой части коренного населения. Появилось то, что сейчас называют “антисемитизм” — известное отталкивание от евреев, которое правильнее было бы назвать “юдофобией”, как оно и называлось сто лет тому назад.

    Но к тому времени — концу прошлого века — евреи уже были равноправными гражданами всех европейских государств, кроме России, где до 1917 года для евреев существовали некоторые ограничения по признаку принадлежности к иудейской религии, каковые ограничения автоматически падали с принятием любой христианской религии, чем многие евреи в России до 1917 года и пользовались.

    По признаку расы — племенной принадлежности — никаких ограничений нигде, в том числе и в России, не существовало.

    Революция 1917 года, упразднивши для евреев все ограничения, открыла им широкие возможности к занятию положений, недоступных им раньше. И они, по всем каналам, хлынули в аппарат власти, что очень скоро вызвало резкое недовольство коренного населения и рост антиеврейских настроений.

    Появились так называемые “антисемиты” в тех кругах, где они раньше были немыслимы.

    Явление это не осталось незамеченным, и в 1922 году в еврейской газете “Еврейская трибуна”, выходившей на русском языке в Париже, была напечатана статья Е. Кусковой, озаглавленная “Кто они и как быть?”, посвященная этому вопросу.

    В этой статье Кускова описала рост антиеврейских настроений в России после 1917 года, причиной которых, по мнению Кусковой, является недовольство коренного населения тем, что очень многие евреи заняли руководящие места во всех отраслях жизни страны и в ее административном аппарате, чем население недовольно, перенося свое недовольство на всех евреев вообще. Так, по словам Кусковой, в России появилось много “антисемитов”, даже в высоко культурных семьях и среди русской интеллигенции.

    Этим Кускова объяснила — ответила на вопрос, “Кто они?” — эти новые “антисемиты”. Вопрос: “как быть?” так и остался неотвеченным. Полный текст статьи Кусковой приведен в моей книге “Евреи в России и в СССР”, (т. II, стр. 267-269).

    Примерно в это же время группа евреев эмигрантов из России выпустила “Обращение к евреям всего мира” с предупреждением, что чрезмерное участие евреев в административном аппарате советской власти и в ее карательных органах вызывает недовольство русского народа и может привести к последствиям, нежелательным для всего еврейства. Обращение призывало своих единоплеменников в России в интересах, как их самих, так и всего еврейства, воздерживаться от активной роли в жизни России. Напечатано оно было в книге “Россия и еврейство” в 1923 году — выпущенной “Отечественным объединением русских евреев заграницей”. (Полный текст приведен в моей книге “Евреи в России и в СССР” — часть II страница 161-164).

    Но ни статья Кусковой, ни обращение “Отечественного объединения русских евреев заграницей” никаких откликов не вызвали и никакого впечатления не произвели. Наоборот, мировое еврейство и пресса, находившаяся в весьма значительной части в руках евреев, приложила все усилия, чтобы вопрос этот замолчать и затушевать... В чем я преуспела.

    В те годы было психологически вообще немыслимо ставить вопрос о племенной и расовой принадлежности граждан или подданных любого государства, без боязни быть обвиненным в “мракобесии” и “антисемитизме”. Ведь и демократия и христианство, не говоря уж об интернациональном социализме, не признают никаких ограничении по признаку расы, племени, религии.

    Кроме, приведенных выше, высказываний в печати по вопросу участия евреев в жизни стран и народов, в которых они живут, примерно в то же время (в 1923 году) по этому вопросу высказался профессор Соломон Лурье в своей книге “Антисемитизм в древнем мире”, изданной в Петрограде.

    С. Лурье формулировал отношение всех евреев вообще и каждого еврея в отдельности, к интересам страны, в которой они живут следующими словами:

    1.        Местный закон необходимо строго соблюдать, но лишь постольку, поскольку он не противоречит еще живущим в народном правосознании положениям еврейского закона и поскольку его соблюдение не связано с вредом для еврейского народа. Таким образом законов, прямо или косвенно направленных против евреев, во всяком случае, соблюдать не следует.

    2.        Необходимо быть строго лояльным по отношению к государству, благосклонному к евреям. При борьбе двух государств или двух партий внутри государства надо симпатизировать и, по возможности, содействовать стороне, более сочувственно относящейся к евреям.

    Сказано точно, ясно и недвусмысленно человеком ученым, профессором Высшего Учебного Заведения в России, который не мог не понимать далеко идущего смысла всего сказанного.

    То, что евреи, рассеянные среди народов по разным странам и государствам, сами себя — совокупность всех евреев мира считали “национальным государством без территории” не являлось секретом для всех, кто задумывался над исключительным единомыслием и единодушием всех евреев в их отношении ко всему, происходящему вне этого “государства без территории”. В обыденной жизни это отношение определялось ответом на вопрос: “а как нашим?”... Если ответ был положительный — все евреи всячески поддерживали и одобряли. Если ответ был отрицательный — все евреи всемерно противодействовали, осуждали и боролись, не считаясь с интересами той страны или того народа, среди которого они жили.

    Логично бы было, если бы были сделаны соответствующие выводы из приведенных выше установок, формулированных Соломоном Лурье и напечатанных в книге, изданной на государственный счет в стране, где без цензуры ничего не печаталось в то время, когда евреи в этой стране (СССР) были правящим классом.

    Выводы привели бы к тому, что был бы поставлен вопрос о возможности и допустимости евреям (по племени) принимать активное участие в политической жизни страны, в которой они живут. Вопрос нормальный и естественный, при наличии, приведенных выше установок Лурье, против которых никто из евреев не возражал, тем самым, молчаливо подтверждая их правильность с точки зрения еврейской.

    Однако тогда — в начале 20-х годов — как выступление Кусковой и “Отечественного Объединения русских евреев”, так и установки Лурье остались незамеченными и неотвеченными.

    Как еврейская печать на всех языках мира, так и вообще мировая печать предпочли уклониться от обсуждения этого вопроса, хотя это не значит, что вопрос вообще перестал существовать.

    В те времена — после окончания Мировой войны, падения монархий и торжества демократии — было вообще психологически немыслимо ставить вопрос о племенной принадлежности граждан или подданных отдельных государств и оспаривать их полноправное участие во всех областях жизни государства.

    Некоторые ограничения для евреев по признаку их принадлежности к иудейской религии (автоматически отпадавшие при крещении), существовали в дореволюционной России, но в 1917 году отошли в прошлое. (Только в США до последнего времени существовали известные ограничения по расовому признаку).

    А демократия не допускает никаких ограничений для граждан страны ни по признаку религиозному, ни по признаку расы или цвета кожи.

    На таких же позициях стоит и христианство, провозгласившее, что в Церкви Христовой “несть эллин, ни иудей”, автоматически, на совершенно равных правах, принимая в свою среду всех тех, кто принял христианство, независимо от расы, цвета кожи и племени. Искренность принятия христианства проверить было невозможно, чем евреи нередко и пользовались. Всем известна история испанских “маранов” — евреев, принявших христианства только “внешне”, а внутренне оставаясь последователями иудейской религии и сумевших на протяжении 400 лет сохранить “чистоту” своей расы, неотделимой у евреев от религии.

    В результате таких установок и христианства, и демократии для евреев открылись неограниченные возможности проникновения на руководящие положения во всех областях жизни разных государств и народов.

    * * *

    Сразу же после окончания I-ой мировой войны на авансценах политической жизни в целом ряде государств появляются евреи на ролях “представителей” разных государств, по паспортам которых они жили. Соловейчик от Литвы, Мейерович — от Латвии, Ратенау — от Германии, Сонино — от Италии, Блюм, а потом Мендес Франс и Даниэль Майер — от Франции, Хор Белиша и Даф Купер — от Англии, Моргентау — от США Финкельштейн — “Литвинов” и целый легион министров и дипломатов — от России, переименованной в СССР.

    Даже от, лопнувшей, как мыльный пузырь, “Самостийной Украины” едет в Париж и Лондон, киевский адвокат Арнольд Марголин.

    В Лиге Наций, созданной после войны, некоторые государства — ее члены имели делегации, состоявшие исключительно из евреев, как, например, делегация СССР. В составе многочисленной делегации СССР не было ни одного русского, на что было обращено внимание в одной швейцарской газете, приведшей поименный список делегатов (на основании исследования А. Столыпина, эмигрантского полит. деятеля).

    Такой состав “русской” делегации явился в результате почти полного захвата власти в России евреями, превратившимися в “правящий класс”, представителями которого пополнялись все ответственные и руководящие посты в государстве, в том числе и дипломатический корпус.

    Имена этих “русских” дипломатов приведен в моей книге “Евреи в России и СССР”.

    * * *

    Пример России оказался заразительным. И в первые годы после падения Германской и Австрийской империй было сделано несколько попыток повторить то, что произошло в России в 1917 году, также в Берлине, Баварии и Венгрии. В Берлине во время революции в конце 1918 года активное участие евреев в немецкой политике (под руководством немецкого еврея Карла Либкнехта и бывшей варшавской гимназистки, родом из Замостья — Розы Люксембург) вызвало появление плакатов такого содержания: “О бедный, обманутый немецкий народ!... В Германии на 200 немцев приходится три еврея.   Но в сегодняшнем Правительстве — на 100 человек — 80 евреев”. (По данным журнала “Дер Шпигель”, № 48, 1969 г.)

    Полный захват власти тогда не удался и была создана “Веймарская Республика”, влияние евреев в которой было весьма сильно и такие известные евреи, как Ратенау или Варбург занимали министерские посты и в международных отношениях выступали, как “немцы”, точнее, как представители немецкого, чуждого им, народа.

    Во времена “Веймарской Республики” Германия была заполнена и переполнена так называемыми “восточными евреями”, к неудовольствию коренного населения — немцев, переживавших тогда тяжелый экономический кризис и страдавших от безработицы. Инфляция и катастрофическое падение немецкой марки, разоряя коренное население, были использованы евреями, как местными, так и “восточными” для разных спекуляций и скупки за бесценок недвижимого имущества.

    Кроме того, к концу “Веймарской Республики” (1932 г.) почти вся периодическая печать и больше чем девяносто процентов врачей и адвокатов в Берлине и других крупных городах Германии оказались в руках евреев, что не осталось незамеченным коренным населением и порождало антиеврейские настроения среди немцев. Вряд ли можно сомневаться, что именно это явление и было причиной появления и быстрого роста национал-социализма.

    * * *

    В Баварии 13 апреля 1919 года была провозглашена советская власть и “диктатура пролетариата”. Вся полнота власти перешла к четырехчленному Центральному Комитету Совета Рабочих и Советских Депутатов. Возглавил его некий еврей — уроженец России, Евгений Ниссен, принявши псевдоним “Левине”. Остальные три члена Ц. К. были тоже евреи: Толлер, Эйснер, Ландауэр.

    По свидетельству мемуаристов в “Баварской Социалистической Советской Республике” не меньше 90% всех ответственных и руководящих постов занимали евреи, осуществлявшие “красный террор” против “буржуазных элементов”.

    Советская Бавария” просуществовала не долго. В мае того же года она была ликвидирована по приказанию общегерманского военного министра, унтер-офицера и социал-демократа Носке. Ее вожди были или перебиты, или арестованы, или бежали.

    * * *

    В Венгрии, в том же 1919 году, вся власть была захвачена коммунистами, возглавленными евреем Бэла Куном и, “в порядке красного террора”, перебито не мало противников советской власти. Венгерский еврей Оскар Ясси, бывший министр в революционном правительстве графа Карольи (уступившего без сопротивления власть Бэла Куну), в своих воспоминаниях в начале 20-х годов писал: “число евреев-руководителей большевистского движения в Венгрии доходило до 95%”...

    Как известно, “Советская Венгрия” была ликвидирована частями регулярной армии Франции и Румынии, а Бэла Кун с сотрудниками бежал в СССР, где, в Крыму, произвел кровавую ликвидацию, не успевших эвакуироваться офицеров армии Врангеля, а также беженцев.

    Не мало бывших сотрудников Бэла Куна впоследствии, после окончания II мировой войны вернулись в Венгрию и составили аппарат власти, почти исключительно из евреев.

    * * *

    После этих событий во всей Европе наступил относительный мир, длившийся почти 20 лет, до начала II мировой войны. Государства Европы, включая Польшу, Литву, Латвию, Эстонию и Финляндию жили жизнью демократических государств, без гражданских войн и кровавых столкновений.

    Только в Испании во второй половине 30-х годов разразилась гражданская война, в которой европейские государства прямого участия не принимали, а только негласно поддерживали ту или иную из борющихся сторон: Германия и Италия — испанских националистов, а СССР — их противников.

    Вопрос еврейский, точнее, вопрос о допустимости евреям выступать в качестве представителей разных государств, по паспортам которых они жили — этот вопрос тогда не поднимался и не обсуждался, во всяком случае, в мировой печати. В России же, переименованной в СССР, в те времена все ключевые позиции занимали евреи, как это видно из списков, приведенных в моей книге “Евреи в России и в СССР”.

    * * *

    С окончанием II мировой войны во всем мире наступил период ломки и переустройства всего, того, что веками было основой человеческих взаимоотношений. Как в области миропонимания и правосознания внутри отдельных народов и государств так и в области международных отношений. Потрясены были все основы, нарушены все писанные и неписанные законы, которых веками придерживалось человечество. Ценой огромных жертв и моря крови, главным образом, русской крови, был сокрушен национал-социализм Германии, опасный для всех народов, а евреям грозивший полным их уничтожением.

    Рассеянные среди других народов, евреи, считая себя “нацией без территории” во все времена рассматривали национализм коренного населения, своим потенциальным врагом и старались всеми силами с ним бороться, и его разлагать, и ослаблять.

    Единственный национализм, который все евреи во все времена всегда одобряли и поддерживали — это их собственный национализм и патриотизм, еврейский, неотделимый от племени, расы и религии. Даже у евреев социалистов и “интернационалистов”.

    И не случайно, а вполне логично и закономерно, что евреи с момента выхода из гетто и приобщения к культурной жизни стран и народов своего рассеяния заняли позицию отрицательную ко всем проявлениям патриотизма и национализма коренного населения. — Они отдавали себе отчет в том, что при наличии крепких и сильных патриотических настроений коренного населения, обычно связанных с той или иной религией, их возможность играть руководящую роль в жизни государства уменьшается. Отсюда — пропаганда отделения церкви от государства и дискредитация нормальных и естественных чувств патриотизма у народа — создателя государства.

    Когда же начал усиливаться немецкий национализм — евреи были первые, которые обратили на это внимание и приложили все усилия для его уничтожения, мобилизовавши для этого все мировое общественное мнение, в особенности мировую печать.

    * * *

    Вряд ли нужно доказывать, какую огромную роль в победе над Гитлером и в ликвидации национал-социализма сыграло мировое еврейство, сумевшее мобилизовать весь мир для борьбы и победы. Об этом много и часто писалось и говорилось и во время войны, и после ее окончания.

    Но о роли еврейства в деле переустройства всего мира после победы почти нигде не писалось и не говорилось, хотя роль эта была не только весьма значительна, но, во многих случаях, даже и решающей, особенно в первые три послевоенные года (1945-1948), в которые приняты решения и произошли события, раньше немыслимые и невозможные, нарушающие правосознание Западного мира и, веками установившиеся взгляды и понятия.

    Победители, провозгласившие “торжество демократии”, законность и право самоопределения народов, в это трехлетие сочли возможным:

    I.               Расправы с пленными, названные “судом в Нюрнберге” и виселицы для полководцев побежденных армий. В духе библейских времен, когда “избранный народ” расправлялся с народами и племенами стран, куда евреи приходили, например, с амалектянами, маовитянами и другими и их вождями и царями.

    II.             Расправы, без всякого суда, которые чинили “командо” израильских мстителей в побежденной Германии над теми немцами, которые, по мнению этих мстителей, были виновны в преследовании евреев во времена Гитлера.

    III.           Выдачи на расправу коммунистам миллионов политических противников коммунизма, стремившихся к той самой свободе и демократии, которую несли на своих знаменах победители.

    IV.           Упразднение общепринятого во всем мире положения, что “закон обратной силы не имеет” и что нельзя наказывать за деяния, которые в момент совершения не считались наказуемыми.

    V.             Введение и применение нового положения, что приказ начальства не освобождает от ответственности того, кто этот приказ выполняет, хотя бы невыполнение приказа влекло за собой строгое наказание, до смертной казни включительно. “Судьи” в Нюрнберге решили, что получивший приказание высшего начальства сам должен решить, находится ли полученное приказание в соответствии с “принципом гуманности” и, в зависимости от этого своего решения, приказ выполнить или не выполнять.

    VI.           Лишение гражданских прав или частичное ограничение их для многочисленных групп населения Германии, которые в свое время состояли членами Национал-Социалистической партии, в то время на территории Германии бывшей одной из легальных политических партий страны.

    VII.         Выселение миллионов мирных жителей из областей и территорий, на которых они жили столетиями (Судетской области Чехословакии, Познани и Восточной Пруссии), без какой либо компенсации за имущество. В этом вопросе одинаково поступили и государства “свободного, демократического” мира и коммунистический СССР. Без какого либо суда, следствия и расследования миллионы людей были выселены из их домов только потому, что они были немцы. Как это явление согласовать с “демократией” и справедливостью — об этом победители не говорят.

    VIII.       Несмотря на лозунг “без аннексий и контрибуций, на основе самоопределения народов” — победители в это трехлетие произвели и аннексии, наложили контрибуции и не прибегли к “самоопределению”, сами решивши судьбы тех народов, которые после победы оказались под их властью. — На западе, без всяких голосований, от Германии оторваны и присоединены к Бельгии и Голландии этнографически чисто немецкие области. Не есть ли это аннексия?... То же самое сделал СССР с Восточной Пруссией, переименовавши даже Кенигсберг в Калининград. Не мало более чем спорных в смысле этнографическом областей получила от Германии и Польша. А значительная часть Карпатороссии, вопреки желанию населения, осталось в пределах Чехословакии. — Все без каких либо “волеизъявлении” народов.

    IX.          В разных формах и видах была взыскана и взыскивается и теперь контрибуция с побежденных немцев. Так, например, немцы заплатили евреям за все, что, по их, евреев, мнению и счетам, они потеряли при Гитлере. Счета составляли и их проверяли сами евреи. Причем возмещение выплачивалось не только потерявшим и потерпевшим или их наследникам, что было бы естественно, но и еврейскому государству “Израиль”, в случае отсутствия потерпевших или их наследников. И против такой очевидной несуразицы и нелепости никто не возражал... Хотя все отлично знали, что пострадавший от Гитлера еврей никогда гражданином государства Израиль не был — по той простой причине, что такого государства не существовало ни в момент отобрания нацистами еврейского имущества, ни в момент смерти того, наследство которого получил “Израиль”.

    * * *

    Насколько известно, немцы Восточной Германии никаких компенсаций евреям не выплатили. И победители не смогли или не захотели настоять на выплате.

    Все изложенное выше, конечно, хорошо известно всем тем, кто желает знать правду. Но писать или говорить об этом никто не дерзает. Из боязни быть обвиненным в “антисемитизме”... Но это не значит, что “бывшее сделано небывшим” и что когда-нибудь перед форумом более объективным, чем тот который выносил суждения и решения в первые три года после окончания войны, вспомнят и “компенсации” евреям, потерпевшим убытки от национал-социалистов. Прецедент создан. Когда-то займутся и этим вопросом... А также и целым рядом прецедентов, созданных победителями в первые послевоенные годы, в частности “Нюрнбергским судом”, против которого уже тогда раздавались предостерегающие голоса дальновидных политиков из лагеря победителей. Так сенатор США Тафт указывал на возможные последствия Суда в Нюрнберге и задавал вопрос об опасности в будущем, если будут нарушены общепринятые в Западном мире правовые нормы и победители будут судить побежденных за действия, которые в момент их совершения не считались преступлением. Однако, слова Тафта остались гласом вопиющего в пустыне. Побежденных судили, осуждали и вешали...

    А весь мир не возражал и не протестовал против этого “суда в духе библейских времен”, как выразилась в своей книге 3. Шаховская, ныне главный редактор газеты “Русская Мысль”.

    В этой книге, “La Drole de Paix”, автор признает, что решительно во всех союзных зонах (кроме советской) в военно-административных и судебных органах, во всех учреждениях появились сотни евреев и среди них много немецких евреев. А это не осталось незамеченным немцами, которые на упоминание Шаховской (как военный корреспондент бывшей в форме) на преследование евреев немцами отвечали ей: “Вы смеетесь ! Да они сейчас у вас повсюду”...

    В качестве военного корреспондента, 3. Шаховская несколько раз посещала судоговорения Нюрнбергского процесса, которые производили на нее жуткое впечатление. Всплывали какие то библейские времена: “горе побежденным”. Автор представлял себе другую картину: а что, если бы победили немцы?... На скамье подсудимых могли бы сидеть Рузвельт, Черчиль и Сталин, или де Голь... Допуская, что Гитлер или какой-нибудь Штрайхер заслуживали такого суда, автор правильно говорит, что судить побежденных генералов за то, что они исполняли свой воинский долг, было делом неслыханным в истории цивилизованных народов. (Цитирую по рецензии о книге, напечатанной в журнале “Часовой”,  № 501, 1968 года).

    Так, в самых кратких словах, распорядились победители в Европе. Тогда еще продолжалась дружба с Москвой, которая, без всяких препятствий со стороны Западных союзников организовала и укрепила власть коммунизма в ряде стран восточной Европы: Польше, Венгрии, Чехословакии, Румынии, Болгарии, Югославии и Албании. И по сей день в этих государствах у власти коммунисты.

    * * *

    Вне Европы, в первое трехлетие после окончания войны, тоже произошли события и перемены огромной важности, с далеко идущими последствиями: начало распада колониализма и создания на его развалинах ряда независимых государств в Азии и Африке.

    Все новосоздаваемые суверенные государстве, создавались коренным населением территорий, освобождающихся от власти европейских колониальных империй. Правда, не без трений и споров по вопросу новых границ. Но споров чисто внутренних, не затрагивающих прав коренного населения земель и территорий.

    Совсем иначе было дело с созданием еврейского государства “Израиль” в Палестине, коренным населением которой были не евреи, а арабы. Евреи же составляли только меньшинство населения, преимущественно новые иммигранты, родившиеся вне Палестины. Свои “права” на Палестину евреи основывали на библейском предании о том, как еврейский Бог — Иегова — завещал эту землю племени израильтян, потомками, которых являются нынешние евреи, рассеянные по всему миру.

    Разумеется, что ни один здравомыслящий человек в мире не может признать документом на владение землей библейский миф об устном завещании племени израильскому территории, в то время населенной другими племенами, как об этом подробно повествует еврейская история — Библия. Не признали “завещание на Сионе” и коренные жители Палестины — арабы, много столетий живущие там. А сионисты выступающие от имени всего еврейства, рассеянного в разных странах, упорно стоят на своем и требуют осуществления “завещания на Сионе”. Требуют, чтобы весь мир их поддержал и принял активное участие в процессе “введения во владение” Палестиной, не считаясь с правами и протестами коренного населения — арабов. А всех тех, кто ставит под сомнение их “право” на “Обетованную Землю” (отдельных людей и целые государства) называют “антисемитами”...

    В результате напористой и целеустремленной пропаганды сионистов, они добились признания Объединенными Нациями еврейского государства “Израиль” на территории Палестины и тем породили конфликт, ведущий к кровавым столкновениям не только между коренным населением Палестины — арабами, но крупнейшими государствами мира.

    Как же это все произошло и что предшествовало этому “признанию”?...

    * * *

    Впервые вопрос о создании чисто еврейского суверенного государства был поставлен на Первом Конгрессе Сионистов в Базеле, в 1897 году. Вопрос был поставлен чисто теоретически, без точного и ясного указания, где именно и на какой территории мыслится создание этого государства.

    В связи с этим возникло несколько вариантов создания еврейского государства: в богатейшей природными данными и незаселенной Уганде, Африка; в не менее пригодной и богатой Аргентине, на свободных ее территориях; и, наконец, в Палестине, бывшей тогда составной частью Оттоманской Империи и многие столетия заселенной арабами.

    До I-ой мировой войны дело с созданием еврейского государства дальше разговоров не шло, хотя проникновение фанатических сионистов в Палестину, и скупки там земель и даже создания культурных еврейских учреждений продолжалось неуклонно при поддержке крупных еврейских финансистов Европы. Ни Турция, ни арабы этому никаких препятствий не ставили. А европейские государства особенного интереса к этому вопросу не проявляли.

    Во время I-ой мировой войны, когда еще не было ясно, на чьей стороне будет победа, а влияние мирового еврейства в деле пропаганды и в вопросах финансовых уже было очень сильно, Великобритания, желая привлечь еврейство на свою сторону, пообещала евреям после победы “содействовать созданию своего дома” в Палестине. Обещание это было высказано в письме лидерам сионизма министра Великобритании Бальфура, без каких либо уточнений; в выражениях туманных и неопределенных, допускающих разные толкования. И вряд ли кто серьезно отнесся к этому письму (“Декларации Бальфура”) кроме сионистов, истолковавших эту декларацию, как обещание создать независимое еврейское государство в Палестине.

    То обстоятельство, что это еврейское государство было запланировано на территории Турецкой Империи, заселенной уже много столетий арабами, а евреев там, во время провозглашения “Декларации Бальфура” (1917 год) было всего шестьдесят тысяч — сионистов не смущало. Свои “права” на эту территорию они основывали на том, что эта территория “завещана” их предками на Сионе их Богом — Иеговой.

    Как известно из Библии, эта “Ханаанская земля” во время “обетования на Сионе” не была пустой, а населена разными не — еврейскими племенами, которых евреи сумели ликвидировать, уничтоживши, по словам Библии, “все что дышит” и создать там свое государство. (Кн. Иисуса Навина. 6. 19-20; 10. 28-30.)

    Надо полагать, что, имея такой прецедент в своей истории, евреи при своих притязаниях на Палестину с наличием там арабов не считались, неуклонно добиваясь создания в Палестине еврейского государства. Как они замышляли поступить с арабами — об этом сионистские вожди предпочитали не высказываться.

    * * *

    После победы и раздела Турции мандат на управление Палестиной получила Великобритания, создавшая там административный аппарат, в числе служащих которого были и арабы, и евреи.

    Здесь будет уместно напомнить, что во время войны Великобритания дала и арабам обещание “содействовать созданию их дома” в Палестине, чем привлекла арабов на свою сторону в борьбе с турками.

    И арабы (подавляющее большинство населения), и евреи (незначительное меньшинство) предъявили требования создания своих национальных государств на одной и той же территории. Ведь так им было обещано от имени Великобритании.

    Англичане, имевшие мандат на 30 лет (до мая 1948 года) всячески лавировали и изворачивались и не создавали в Палестине “своего дома” ни евреям, ни арабам. Такая политика мандатора породила острую вражду между арабами и евреями, вылившуюся в ряд кровавых столкновений, для предотвращения которых англичане были вынуждены держать в Палестине 90 тысяч оккупационной армии.

    Потерявши надежду получить обещанный “свой дом” из рук англичан, каждая сторона не скрывала своих намерений осуществить свои права путем оружия и усиленно к этому готовились. Негласно англичане всячески поддерживали сионистов, что арабы не могли не видеть и что еще усиливало вражду между двумя претендентами на Палестину.

    Еврейское же население Палестины увеличивалось очень медленно, главным образом за счет иммиграции фанатических сионистов, способных и готовых на жертвы и лишения для создания еврейского государства на “Обетованной Земле”.

    Но таковых было не много. Никакой массовой иммиграции евреев в Палестину в первые 15 лет после декларации, Бальфура не было. Еще в начале 30-х годов евреи в Палестине составляли только незначительное меньшинство при подавляющем большинстве арабов.

    Да и мандатор — Англия — не особенно поощрял такую иммиграцию, а скорее ей чинил препятствия, зная настроения и устремления сионистов — весьма активные и воинственные — а также и отношение подавляющего большинства населения Палестины (арабов) к претензиям евреев, основанных на “Завещании на Сионе”. Не считаться с настроениями арабов англичане не могли. Поэтому и оттягивали с принятием окончательного решения вплоть до II-й мировой войны, во время которой они имели поддержку и сионистов, и значительной части арабов, еще веривших обещаниям англичан.

    Евреи же из Европы в первые 15 лет после окончания I-й мировой войны, до начала 30-х годов, не особенно стремились в “Обетованную Землю”. Ведь именно в эти годы (1918-1932) они достигли “вершины власти” в СССР и вершины влияния в государствах Европы и в США.

    Только с приходом к власти в Германии национал-социалистов и ростом антиеврейских настроений в Польше, Румынии, Венгрии и прибалтийских государствах многие евреи стали покидать эти страны. Более состоятельные устремились в Англию, Францию и США; прокоммунистически настроенные — в СССР; в Палестину же — или сионисты, или неимущие, в надежде там обосноваться.

    За счет именно этой последней группы и усилилась иммиграция в Палестину, которой, как упомянуто выше, тогда управляли англичане.

    Сколько в этой группе было идейных сионистов-фанатиков, а сколько просто спасавшихся от антиеврейских режимов во многих странах Европы — установить нельзя. Но можно утверждать, что деятельность Гитлера и его последователей в ряде государств восточной Европы содействовала увеличению числа евреев в Палестине. Несмотря на это обстоятельство, еврейская этническая группа в Палестине составляла все же незначительное меньшинство населения, при подавляющем большинстве арабов — коренных жителей страны. Такое соотношение было не только до конца войны, но и до 1948 года, когда было провозглашено государство “Израиль”.

    Зная все вышеизложенное, возникает естественный и оправданный вопрос: как и под чьим давлением и влиянием могло быть вынесено Объединенными Нациями решение о создания в Палестине еврейского государства на территории, многие столетия заселенной арабами, вопреки их, арабов, желанию и без их согласия ?

    Решение, породившее острый кризис, длящийся уже больше двадцати лет и грозящий вызвать мировую катастрофу?

    Ответ можно найти в периодической печати всего мира того периода, а также в ряде документированных и обстоятельных книг, посвященных вопросу создания государства “Израиль” и обстоятельств, предшествовавших и влиявших на принятие этого решения.

    Вдохновляемая и руководимая сионистская пропаганда за создание еврейского государства в Палестине приняла особенно острые и агрессивные формы после конца II-ой мировой войны. Сионисты, основываясь на декларации Бальфура и толкуя ее, как обещание создать еврейское государство, предъявили требования державам — победительницам, Великобритании, в первую очередь, приступить к выполнению обещания. Для подкрепления же своих требований начали организовывать и вооружать евреев в Палестине и мобилизовали всю мировую печать для поддержки этих требований. Арабы, не только палестинские, но и весь 100-миллионный арабский мир, восприняли эти притязания, как прямой вызов и тоже начали вооружаться для защиты своих прав от пришельцев — еврейских иммигрантов.

    Напряжение росло и усиливалось, нередко переходя в кровопролитные столкновения. Управлявшие Палестиной англичане вели двойственную политику и не могли и не хотели выносить какое либо определенное решение в этом споре, тем более, что в мае 1948 года истекал срок их мандата на управление Палестиной.

    Уклоняясь принять то или иное решение в вопросе создания еврейского государства в Палестине, англичане тем самым ставили только что созданную Организацию Объединенных Наций перед необходимостью вынести окончательное решение по этому острому, спорному для многих политических деятелей Запада “щекотливому” вопросу. Опасения прослыть “антисемитом” в случае отрицательного отношения к притязаниям сионистов играли не малую роль при вынесении решения.

    В то время (первое трехлетие после войны) США были в зените своего могущества и авторитета. С их мнением и желаниями не могли не считаться все государства — члены О. Н. — в той или иной степени все они зависели от США. Англия была перезаложена, а главным кредитором были США; изголодавшиеся государства Европы (Франция, Бельгия, Голландия, Дания, Люксембург, Италия) все свои надежды возлагали на помощь США по “плану Маршала”; государства Латинской Америки были заинтересованы в осуществлении грандиозного проекта автострады и им было дано понять, что в значительной степени это будет зависеть от установки их делегатов в О. Н. при голосовании о признании Израиля; Филиппины ожидали решения по 7 биллям в Конгрессе, в принятии которых они были заинтересованы; агонизировавший тогда “Национальный Китай” должен был слушать “дружеские советы” руководителей политики США, причем инициативу проявляли просионистски настроенные; много влиятельных американцев “поговорило” с правительствами Эфиопии, Гаити, Парагвая и другими — состоявшими членами Организации Объединенных Наций...

    Словом, назойливая и целеустремленная пропаганда сионистов и их “друзей” не прекращалась в течении всего периода от окончания II мировой войны и до того дня, когда О. Н. 27 ноября 1947 года вынесли желательное сионистам решение о создании в Палестине еврейского государства.

    Многие государственные деятели США и Англии отдавали себе отчет в несовместимости удовлетворения претензий сионистов со всеми устоями международных взаимоотношений, с принципом частной собственности, волей народов... Только потому, что напористая группа сионистов этого требовала, не считаясь с наличием коренного населения Палестины и его желаниями.

    Без нахождения какого либо модус вивенди с арабами, без согласия которых любое одностороннее решение в пользу евреев грозило вызвать острую реакцию не только стомиллионной арабской массы, но и всего мусульманского мира, определенно ставшего на сторону арабов, что и произошло после признания О. Н. государства Израиль.

    Но давление сионистских кругов было слишком сильно. В угоду кучке сионистов, а в ущерб интересам и США и всего Западного мира, было вынесено решение о создании и признании еврейского государства в Палестине.

     

    * * *

    Государственные деятели США и Англии отдавали себе отчет в том, к чему может привести толкование декларации Бальфура в желательном для сионистов смысле; и до конца II-ой войны всячески оттягивали осуществление “завещания на Сионе”, чего все настойчивее требовали сионисты.

    Еще в начале 20-х годов арабские страны пожаловались Лиге Наций на недобросовестную политику Англии на Ближнем Востоке. Единственным государством, которое откликнулось на эту жалобу была Америка. Президент Вильсон послал специальную комиссию, так называемую “комиссию Книг Крейна” для исследования палестинского вопроса. Комиссия, всесторонне изучивши этот вопрос, высказала следующее мнение: “Национальный дом для еврейского народа не есть то же самое, что создание в Палестине еврейского государства. Такое государство не могло бы быть создано без грубейшего нарушения гражданских и религиозных прав не-еврейского на селения Палестины”.

    Эти заключения Комиссии были рассмотрены в Конгрессе США и было санкционировано создание в Палестине “Еврейского Дома”, а не государства. (Протокол Конгресса 30 июня 1922 года).

    В том же 1922 году Черчиль, тогда Министр Колоний Великобритании высказал мысль, что ”Еврейский Дом” или “Еврейский национальный очаг” в Палестине вовсе не значит создание там еврейского государства.

    Сами сионисты не могли не понимать, что в те годы претендовать на создание еврейского государства в Палестине было несвоевременно и неуместно. Евреи и не думали переселяться в Палестину, а были заняты на самых высоких постах, как в СССР, так и во многих государствах Европы.

    В Палестину же ехало только незначительное число фанатиков-расистов. Но их было слишком мало для осуществления “завещания на Сионе”.

    И, если бы сионистам не помогла политика Гитлера в еврейском вопросе, то вряд ли бы мог возникнуть вопрос о создании в Палестине еврейского государства по той простой причине, что никакого массового переселения евреев в Палестину или хотя бы стремления к таковому у еврейства диаспоры не было. И нет до сих пор.

    Сами лидеры сионизма весьма откровенно говорили о своих планах в Малой Азии:

    Мы должны поставить своей целью сделать в Малой Азии то, что англичане сделали в Индии”... Так сказал Макс Нордау, один из основателей и лидеров сионизма. Сказано достаточно ясно и отчетливо. Ни о каком “еврейском государстве” Нордау не говорит, по-видимому, понимая, что не к государству стремятся его единоплеменники, а к той роли, какую играли англичане в Индии.

    А Теодор Герцль, основатель современного сионизма, в одном из своих выступлений в 1897 году сказал, что “сионистское движение не имеет своей целью превратить евреев в мужиков”...

    Высказывания этих двух создателей сионизма достаточно убедительно показывают, что, провозглашенный сионистами лозунг “еврейского государства” имел скорее пропагандный характер и не был целью сионистов, а только средством “организационно оформить всех тех, кто называет себя “зарубежными израильтянами” или (по терминологии государства “Израиль”) — “еще не вернувшимися гражданами Израиля”...

    Подлинная же цель сионизма была и есть — это создание центра “нации без территории”, каковой центр был бы высшим авторитетом для всего мирового еврейства, рассеянного по всему миру и живущего по паспортам разных государств, считаясь их равноправными гражданами”.

    Центр этот нуждался в признании его статута, как отдельного государства, всем миром (как, например, Ватикан), а также в безоговорочной поддержке евреями всего мира — по линии расово-религиозно-мистической и племенной принадлежности. И первое и второе становилось действительностью в случае провозглашения еврейского государства, его признания всем миром и установления в новом государстве теократической власти с ее мистическим, библейским миропониманием и правосознанием, основанным на библейских сказках и прописях Талмуда.

    Руководители сионистского движения отлично это понимали и всю свою энергию направляли на вопли и мольбы ко всему миру помочь в деле создания “еврейского государства”, умалчивая, однако о структуре власти в этом государстве и о далеко идущих планах превратить это новое государство во всемирный еврейский центр, директивам которого должны будут следовать все евреи мира.

    До окончания II-ой мировой войны осуществление этого, далеко идущего, плана тормозилось весьма медленным ростом числа евреев-иммигрантов в Палестину и нежеланием мандатора—Великобритании—раздражать коренное население — арабов, в симпатиях которых англичане были заинтересованы. В этих симпатиях и возможности сотрудничества с арабами были заинтересованы и США, имевшие крупные капиталовложения в нефтяную промышленность в арабских странах.

    Поэтому, несмотря на все усиливавшееся давление сионистов, окончательное решение не выносилось, хотя негласно в еврейско-арабском споре и назревающем конфликте симпатии США и Англии склонялись на сторону сионистов, что не было секретом для арабов.

    Против сионистского плана создания в Палестине еврейского государства говорил и полный провал создания в СССР автономной еврейской области Биробиджан и ряда чисто еврейских районов в Крыму. Провал этот теперь старательно замалчивается еврейством всего мира и о нем стараются не вспоминать. Однако, он весьма поучителен и не мог быть неизвестен государственным деятелям стран-победительниц во II-ой мировой войне.

    В период расцвета влияния в СССР еврейской этнической группы, когда евреями были заполнены и переполнены руководящие посты во всех областях жизни страны, на рубеже 20-х и 30-х годов, были созданы, по инициативе Правительства, чисто еврейская автономная область Биробиджан и несколько еврейских районов в Таврии.

    Официальным языком там был язык еврейский, на котором велось преподавание в учебных заведениях, судопроизводство, театры, газеты, радиопередачи.

    На средства государства (при участии еврейских заграничных организаций) для предполагаемых переселенцев (только добровольных) были построены дома, проведены улицы, электричество, водопровод. Все это было сделано руками и трудами не евреев, а коренного населения. Евреи ехали на все готовое...

    Однако желающих жить в своей, еврейской, атмосфере оказалось очень мало. А и те кто приехал быстро рассеялись по всей территории СССР.

    Процент евреев в “еврейской” области и районах стал стремительно падать. И не по вине коренного населения, а по желанию самих евреев...

    Зная все вышеизложенное, а также настроения коренного населения Палестины — арабов, у государственных деятелей всего мира возникло естественное и оправданное опасение, что признание и поддержка требований сионистов вызовет и породит новые конфликты и поведет к потере влияния и авторитета держав-победительниц и доверия к ним всего арабского и мусульманского мира.

    Но сионисты, выступавшие от имени всего еврейства, от своих намерений осуществить “завещание на Сионе” не отказывались и продолжали вести во всем мире соответствующую пропаганду, а в Палестине накапливать кадры агрессивно настроенных евреев, создававших там организованные и хорошо вооруженные ячейки для будущего освоения “Земли Обетованной”.

    И еще до окончания II-ой мировой войны кровавые столкновения агрессивных сионистских групп с арабами стали обычным явлением и сдерживались только присутствием в Палестине 90-тысячной английской оккупационной армии.

    Государственный Департамент и Пентагон были хорошо осведомлены о положении и настроениях в Палестине. И после смерти президента Рузвельта и вступления в должность нового президента Трумана (весной 1945 года), Государственный Департамент представил новому президенту краткий обзор международного положения, в котором, в части, касающейся Палестины, было сказано следующее: “арабы, не только в Палестине, но и на всем Ближнем Востоке, не скрывают своего враждебного отношения к сионизму, и их правительства говорят, что не было бы возможно сдержать их от вооруженного выступления в защиту того, что они считают своей, арабской, страной”.

    Мы знаем, что президент Рузвельт понимал это ясно, ибо еще 3 марта (1945 г.), после его посещения Ближнего Востока, он сказал Государственному Департаменту что, по его мнению, еврейское государство в Палестине может быть создано и сохранено только постоянной военной силой. На протяжении последних лет он поручал Гос. Департаменту заверить от его имени возглавителей государств разных стран Ближнего Востока, что его правительство на вынесет никаких решений, меняющих существующую в Палестине ситуацию без полной консультации, как с арабами, так и с евреями. Больше того, во время его встречи с королем Ибн Саудом в начале этого (1945) года Рузвельт обещал королю, что он не сделает никакого враждебного движения против арабского народа и не будет помогать евреям против арабов”. (Мемуары Трумана “Годы испытания и надежд”, стр. 133- 135).

    О планах осуществления “завещания на Сионе” в мемуарах известного Глобб Паши, англичанина, командира “Арабского Легиона” мы находим указания на методы, которые намеревались применить сионисты в борьбе за “Обетованную Землю”.

    При посещении “Управления Палестиной” (до 1948 года), в числе служащих которого кроме англичан были и арабы, и евреи, Глобб спросил одного из служащих — еврея: “как же вы рассчитываете провозгласить еврейское государство в Палестине, где евреи составляют меньшинство населения?” — На свой вопрос Глобб получил такой ответ: “Хорошо рассчитанное уничтожение решит этот вопрос”... “Уэлл калкюлэтэд массакр”). Как показали дальнейшие события, и миллион арабских беженцев из Палестины, собеседник Глобба не ошибся.

    * * *

    Настроения населения Палестины и соотношение этнических групп не были секретом для всех государств мира и их представителей в только что созданной организации Объединенных Наций, которые, по замыслу, должны были стать верховным арбитром в международных спорах и конфликтах, разрешая таковые в духе демократии и уважения к воле народонаселения.

    Сионистам надо было во что бы то ни было добиться санкции этого нового международного форума на создание на территории Палестины еврейского национального государства. Они не могли не понимать, что библейский миф о “завещании на Сионе” был недостаточен и нуждался в одобрении и подтверждении органа более авторитетного.

    Рассчитывать на вынесение О. Н. решения, желательного сионистам, не приходилось: большинство делегатов государств — членов О. Н. к “завещанию на Сионе” относились скептически и оно не было для них авторитетно.

    Только немногие государственные и политические деятели США решались предостеречь США и О. Н. от опрометчивых решений с признанием еврейского государства. Но их предостерегающие голоса не производили никакого впечатления и не принимались во внимание. В те годы (1946-47) предвыборная борьба за выбор Президента находилась в разгаре и от “еврейских голосов” зависело много. Не только от числа голосовавших евреев, но, главное, от периодической печати.

    А так как США в те годы были в зените своей мощи и авторитета в делах переустройства послевоенного мира, то, если не формально, то фактически могли диктовать свою волю и проводить в О. Н. угодные решения.

    Учитывая это обстоятельство, сионисты и их друзья всю мощь своей пропаганды направили на обработку в нужном им направлении общественного мнения США и руководителей их политики.

    Периодическая печать США всех направлений была заполнена статьями известных журналистов и публицистов с призывами содействовать созданию еврейского государства в Палестине. Многочисленные собрания и доклады, на которых выступали видные политические деятеля, занимавшие руководящие посты в Правительстве США, а также выступления по радио хорошо оплачивались. Так, например, Баркли, вице-президент США, выступавший с призывами всемерно поддержать притязания сионистов, за каждое выступление получал гонорар 1.500 долларов. Денег на пропаганду не жалели.

    А выступления таких лиц, как вице-президент США давало основание считать, что план создания еврейского государства (план раздела Палестины) был планом правительства, всемогущих тогда, США.

    Подробно и документально описывает всю закулисную деятельность сионистов в связи с признанием государства Израиль Альфред Лилиенталь, еврей, но не сионист, служащий Государственного Департамента, много времени проведший на Ближнем востоке и хорошо знакомый с обстановкой и настроениями в Палестине. Его книга — “What Price Israel” — дает яркую картину всей закулисной борьбы и давлений, которая проводилась сионистами для принятия Объединенными Нациями угодного сионистам решения. Не считаясь с интересами США и нарушая те принципы и начала, которые были положены в основание международного форума — Организация Объединенных Наций, инициатором создания которой были США.

    Подлинно же объективное освещение этого вопроса с точки зрения и права, и интересов США, и мира во всем мире, которое могли дать и давали люди осведомленные — представители Государственного Департамента и Военного Министерства — оставлялось без внимания...

    А таковых объективных высказываний было не мало, о чем мы знаем из мемуарной литературы — дневников и воспоминаний дипломатов и военных деятелей США. Так, например, военно-морской министр Джемс Форрестол после посещения стран Среднего Востока в своем дневнике 14 июня 1946 года записал следующее: “Америка потеряла престиж в арабском мире благодаря нашей установке в Палестине. Англичане говорят, что они не могут сделать для арабов того, что они хотели бы сделать, благодаря давлению, которое мы можем употребить в связи с английским займом”.

    В записи от 26 июня того же года Форрестол сообщает, что двенадцатичленная американско-английская комиссия образованная для изучения “палестинского вопроса” в своем докладе (“Барели Крам рапорт”), рекомендуя допущение в Палестину 100.000 евреев, в то же время не рекомендует создание там еврейского государства.

    Когда группа американских дипломатов в странах Ближнего Востока, вызванная Государственным Департаментом для информации о настроениях в странах их пребывания, доложили президенту Труману об ухудшении позиций США на Ближнем Востоке, в связи с произраильской политикой Америки, Труман им ответил: “Извините, господа, но я не имею ответа сотням тысяч тех, что горячо желают успеха сионизму; сотен тысяч арабов среди своих избирателей я не имею”...

    Государственный Департамент и Пентагон (дипломаты и военные) были единодушны в своем отрицательном отношении к идее создания в Палестине еврейского государства и подали Президенту соответствующую докладную записку от имени “планирующего штаба Государственного Департамента”. Долголетний Государственный Секретарь (при Кеннеди и Джонсоне), Дин Роек, тогда директор отдела Госдепартамента по делам О. Н., сказал по этому вопросу следующее: “слишком много официальных и частных лиц попрали закон беспристрастия и “раздел Палестины” (создание еврейского государства) в некоторых странах стал рассматриваться, как “американский план”, в силу чего он лишился всякой моральной силы”. (Стр. 68 и 69 книги Лилиенталя “Цена Израиля”.).

    Ученый и историк с мировым именем, Арнольд Тойнби в своем десятитомном труде “А Study of History”, изучивши “Палестинский вопрос” и методы создания еврейского государства, на страницах 289-291 написал следующие строки: “Реакция евреев была та, что они, в свою очередь, сделались преследователями, впервые после 135 года и при первой возможности, то, что было применено к ним, они применили к другим людям, которые не причинили евреям никакого вреда, а только были слабее их. Евреи в 1948 году имели меньше оправдания для выселения палестинских арабов из их домов чем изгнание евреев Навуходоноссором, Титом, Адрианом и испанской и португальской инквизициями... В 1948 году евреи из собственного опыта знали, что они делали. И наивысшая трагедия была в том, что евреи, вместо того, чтобы избегать и не повторять того что они сами претерпели от не-евреев в нацистской Германии, начали имитировать некоторые злые дела, что нацисты творили с евреями”... “Палестинские арабы в 1948 году стали невинными жертвами негодования европейских евреев, народоубийством применявшимся по отношению к евреям немецкими нацистами.

    Этот импульс стать соучастником в злодеянии сильнейшего соседа по отношению к слабейшему и причинить ему те же самые страдания, которые они претерпели от деяний сильнейшего — возможно один из самых низких и извращенных уклонов человеческой природы, ибо это было стремление держать в постоянном движении колесо “КАРМЫ” — мщения, возмездия”...

    Правдивые слова Тойнби, его описания положения арабских беженцев, его утверждения, что “евреи несут с собой антисемитизм” в те страны и народы, где они появляются, описание “подвигов” разных израильских “командо”, поголовного уничтожения “всего, что дышит” в арабских селах (напр. в Дер Ясин) — все это вызвало взрыв негодования в “Западном Мире”, точнее, в его периодической печати, которая, как известно, находится или в руках евреев или под их сильнейшим влиянием.

    На Тойнби посыпались обвинения в “антисемитизме”; его имя и репутация ученого с мировым именем ставилась под сомнение... Делалось все для его дискредитации... Но ни опровергнуть, приводимые им факты, ни оспорить выводы никто не смог. Арнольд Тойнби остался в глазах всего мира одним из крупнейших историков, хотя сионисты это и оспаривают.

    К Тойнби применяется теперь метод замалчивания, не только его деятельности, но и самого его существования, согласно традиционному библейскому проклятию, гласящему: “Йимах шмой зихрой” (да будет стерто с лица земли его имя и память).

    По данным украинского публициста П. Половецкого, приведенным в его книге “Против Течения” (стр. 97) Нью-Йоркский раввин предостерег литературных критиков от упоминания имени Тойнби без присовокупления к нему слов “Йимах шмой зихрой”.

    А в эмигрантской газете, выходящей на русском языке в Нью-Йорке, Тойнби назван “ученым дураком”. (Новое Русское Слово, 8 марта 1968 года. “Столпы Мудрости”.)

    Добиваясь всеми способами, нужного для их целей, признания мировым форумом — О. Н. — еврейского государства в Палестине, “зарубежные израильтяне”, рассеянные во всем мире и живущие по паспортам различных государств, не жалели ни средств, ни энергии, прибегая для достижения своей цели к самым различным методам и “посредникам”. Одним из таких “посредников” был небезызвестный кардинал Спэлман, назвавший русский народ “народом убийц” на Евхаристическом Конгрессе в Барселоне в 1951 году.

    Когда в 1949 году встал вопрос о принятии в число членов О. Н. государства “Израиль” и выяснилось, что католические латиноамериканские государства были настроены против принятия, считая, что принятием было бы одобрено изгнание из Палестины 1.350.000 коренного населения агрессивным меньшинством — еврейскими новыми иммигрантами — тогда Кардинал Спэлман дважды посетил эти государства и, как “князь церкви”, вел пропаганду за принятие “Израиля” в Объединенные Нации.

    Кардиналу удалось уговорить и повлиять, чтобы ряд государств — противников принятия “Израиля” в О. Н. изменили свое мнение и голосовали за принятие. 15 лет спустя, 10 июня 1964 года, на торжественном праздновании 50-летия “БЕТ ИЗРАЭЛЬ ГОСПИТАЛЯ” в качестве почетного гостя присутствовал и кардинал Спэлман.

    На этом торжестве председатель, Чарль Силвер, сообщил присутствующим следующее: “Я пришел сообщить вам один секрет, который я хранил 15 лет” и рассказал, как он организовал два путешествия кардинала Спэлмена по Южно-Американским странам в поддержку принятия “Израиля” в О. Н. ... Как “князь церкви”, кардинал использовал свое влияние, чтобы ряд государств переменили свое отрицательное отношение к принятию в О. Н. “Израиля” на положительное.

    Говоря о давлении сионистов, взявших на себя смелость утверждать, что создание еврейского государства в Палестине — есть единодушное мнение и желание всех евреев всего мира, необходимо упомянуть, что и среди евреев находились такие, которые открыто выступали против сионистских планов создания еврейского государства без согласия и вопреки желанию арабов.

    О позиции в этом вопросе Альфреда Лилиенталя и его единомышленников упомянутого в предыдущем изложении.

    Противниками создания еврейского государства были также известный еврейский ученый Великий Раввин, Юда Магнес, ректор еврейского университета в Иерусалиме, высказавший мысль, что “необходим предварительный сговор с арабами прежде создания государства “Израиль”.

    В январе 1946 года профессор Альберт Эйнштейн в англоамериканской комиссии по делам Палестины сказал следующее: “Идея государства (Израиль) не лежит у меня на сердце. Я не могу понять, зачем она нужна?... Это связано с узостью и экономическими препятствиями. Я верю, что это скверно. Я всегда был против этого”.

    А год спустя, защищая свою позицию, Эйнштейн обратился по радио с призывом к сионистам Европы с такими словами: “Важно достичь взаимопонимания с арабами. Ответственность за это лежит не на арабах, не на британцах, а на евреях”.

    Когда в Генеральной Ассамблее Объединенных Наций обсуждали вопрос о Палестине, Юда Магнес не был допущен для свидетельствования.

    Поэтому Эйнштейн, в поддержку позиции Юды Магнеса, сделал публичное заявление такого содержания: “Мы аппелируем к евреям в этой стране и в Палестине, не допустить себе быть загнанными в положение отчаяния или фальшивого героизма, что, в результате возможно приведет к самоубийственным мерам”. (“Нью-Йорк Тайме” 18 апреля 1948 года).

    А в своих мемуарах “Out of My Later Years” Эйнштейн говорит: “я бы предпочел видеть резонное соглашение с арабами на базе жизни вместе, чем создание отдельного израильского государства”.

    * * *

    Как известно, сионисты победили и заставили мировой форум — О. Н. — библейскую сказку о “завещании на Сионе” признать документом, дающим право на владение “Обетованной Землей”, со всеми отсюда вытекающими последствиями.

    Этим решением был подорван в самом начале авторитет “Объединенных Наций”, и заложена “бомба замедленного действия”, ставшая угрозой миру всего мира.

    * * *

    Достойна внимания и позиция, занятая в этом вопросе Советским Союзом и его сателлитами, которые все голосовали за создание еврейского государства “Израиль”, содействуя даже в первые послевоенные годы иммиграции евреев в Палестину.

    Ведь вряд ли можно предположить, что Библия для коммунистов могла играть роль в их установке в этом вопросе. Другие факторы действовали при этом. Во-первых, “единая для всех евреев политическая ориентация”, присущая этому племени и стоящая выше политических взглядов, гражданства и социальных перегородок. А в те годы евреями были переполнены дипломатические представительства не только СССР но и других стран Восточной Европы. Сильно было влияние “зарубежных израильтян” и среди политических деятелей стран-победительниц.

    Во-вторых, у СССР было не мало оснований рассчитывать, что еврейское государство Израиль, если и не провозгласит себя советской социалистической республикой, то, во всяком случае, займет позиции просоветские, а не прозападные. В этом случае на Ближнем востоке создавалась бы база для дальнейшего расширения коммунизма и окончательного вытеснения из этого района влияния прежних колониальных держав, Англии и Франции и США, стремившихся заполнить этот “вакуум”.

    В-третьих, созданием еврейского государства в Палестине (по инициативе Запада) весь арабский и мусульманский мир неизбежно должен был бы стать на путь перемены своей ориентации с прозападной, на просоветскую. Что, как известно, и произошло и теперь вряд ли Западу когда либо удастся восстановить свои позиции в арабском мире.

    Появление же Москвы в Малой Азии в качестве активного участника в политической жизни этого района соответствовало интересам не только интернационального коммунизма, но и государственным интересам России при всех режимах. Ведь это содействовало выходу в Средиземное Море, что сейчас и произошло.

    В 1948 году, как известно, произошло не только создание еврейского государства, сразу же занявшего позиции прозападные, но и устранение евреев с руководящих постов в СССР и государствах Восточной Европы.

    А непосредственно за этим последовала и перемена политики СССР в вопросе “Обетованной Земли”. Вместо поддержки евреев, Москва начала поддерживать арабов. Эта перемена политики привлекла симпатии всего арабского мира и стран мусульманских, солидаризирующихся со своими единоверцами — арабами — породила ненависть всего еврейства всего мира и обвинения в “антисемитизме”.

    А новосозданное государство “Израиль” стало инициатором и центром наветов и клеветы на русский народ, при всех режимах и во все времена “угнетавшего и преследовавшего” евреев.

    Роль евреев в СССР в то тридцатилетие, когда они были “правящим классом” в СССР была забыта. Забыто и то обстоятельство, что во время последней войны от поголовного уничтожения еврейство всего мира было спасено ценой пролития русской крови.

    Приведенные выше факты и события и побудили меня несколько расширить “Русско-Еврейский Диалог” и напомнить о роли того народа, который сейчас обвиняется в “угнетении и преследовании” евреев — о роли в деле спасения евреев.

    Более подробно о деятельности евреев в России и в СССР и о причинах, породивших отрицательное к евреям отношение в этой стране сказано в моем очерке “Евреи в России и в СССР”.

    История когда то вынесет свое беспристрастное суждение в “Русско-Еврейском Диалоге” и установит, кто был прав и кто кого преследовал и угнетал.

    * * *

    ЕВРЕИ ОБ АНТИСЕМИТИЗМЕ

    СОЛОМОН ЛУРЬЕ — проф. Университета в Петрограде.

    “Причину антисемитизма следует искать в самих евреях”... “Необходимо быть строго лояльным по отношению к государству, благосклонно относящемуся к евреям. — При борьбе двух государств или двух партий внутри государства надо симпатизировать и по возможности содействовать стороне, более сочувственно относящейся к евреям.”...

    (Из книги “Антисемитизм в древнем мире”. Петроград. 1922 год).

    МАРК ВИШНЯК — Бывший секретарь Всероссийского Учредительного Собрания.

    “Боязливые и двоедушные — евреи и не-евреи — рекомендуют об этом не говорить, из опасения, что разговоры о дискриминации и диффамации по мотивам религии, расы, цвета кожи только способствуют усилению и распространению самой диффамации и дискриминации...” (Нью-Йорк. 1944 год.)

    СОЛОМОН ШВАРЦ — Марксист — “бундовец”. В 1917 году директор департамента Министерства Труда (генеральская должность). В 1919 году добровольно вступил в ряды Красной Армии. Ныне пребывает в Израиле.

    “Русский не скажет еврею того, что скажет русский русскому.”... (Нью-Йорк. 1952 год.)

    * * *

    Все три окончили высшие учебные заведения в Российской

    * * *

    В эмиграции Вишняк был редактором самого большого “толстого журнала” “Современные Записки” и от него зависело решение о печатании произведений русских журналистов и писателей и определение гонораров. После войны Вишняк посвятил свое время борьбе с антисемитизмом.

    * * *

    Шварц принимал активное участие в “Чеховском Издательстве”, которым руководила его жена — “Вера Александрова”. Истрачены большие деньги из Фордовского Фонда, но вряд ли кто может сказать, что напечатанные книги выбирались без учета отношения авторов к еврейскому вопросу.

    * * *

    ЧАСТЬ ВТОРАЯ — ДИАЛОГ

    Э. Райс. — “Часовой” — №501

    АНДРЕИ ДИКИЙ — ЕВРЕИ В РОССИИ И В СССР

    А. Дикий сумел дать наглядную и яркую картину впечатления, произведенного на население России чрезмерным участием многих евреев в руководящих кадрах октябрьской революции,

    Он нам рассказал, какими глазами многие русские смотрели тогда на это участие, что при этом думали и какое влияние это их отношение к еврейскому фактору общереволюционной проблемы имело на ход событий и на эволюцию советской власти. Этим А. Дикий объяснил многое, непонятное или плохо понимаемое. В этом главная заслуга его во многом замечательной и нужной, хотя во многом спорной и неудовлетворительной книги.

    За его свидетельством ощущается неподдельный опыт, серьезность и искренность. Описанное им явление — один из важных аспектов русской революции, на который закрывать глаза вредно и опасно.

    Вопреки утверждению А. Дикого, в интересах еврейского народа — не замалчивать происшедшее и не огульно его отрицать а, признав свою долю вины, откровенно и честно объясниться, но только полностью, не скрывая ничего, исчерпывающе, для того чтобы объявить миру всю правду, до самого конца.

    Для этой задачи, книга А. Дикого, может сыграть только роль вступления, обвинительного акта, за которым должно последовать audiatur et altera pars. Без этого книга его останется однобокой и не достаточной для надлежащего решения вопроса. Но должным образом на нее ответить, в неизбежно краткой журнальной заметке, приемлемых для “Часового” размерах — невозможно. К тому же, автор этих строк, по специальности историк литературы, не считает себя, для такого ответа и достаточно компетентным. Для этого нужны познания социолога и политического историка. К тому же он лишен непосредственного личного опыта пребывания в СССР, столь важного для диалога с автором книги, этим опытом наделенного.

    Тем не менее, разрешу себе сделать несколько замечаний, без которых книга А. Дикого рискует быть неправильно понятой и принести больше вреда, чем пользы.

    Его главная ошибка в том, что он увидел отношения еврейства и революции, только извне. Страдая от злодеяний КПСС, как и все остальные обитатели СССР и видя многих евреев среди своих насильников, он из этого сделал вывод, что КПСС — дело еврейских рук, нечто вроде орудия порабощения русского народа еврейским.

    Но он не сумел увидеть эти отношения изнутри, т.е. понять их подлинную реальность. Он не заметил неисчислимых злодеяний той же КПСС по отношению к еврейскому народу, хотя их было не меньше, если не больше чем но всему остальному населению.

    Приведу только два, впрочем, общеизвестных и неоспоримых факта.

    ·         Октябрьская революция конфисковала все, без исключения, частные предприятия, от крупнейших до самых мелких, немедленно после своего воцарения, под предлогом “обобществления частной собственности”. Поскольку подавляющее большинство русских евреев занималось до революции торговлей, ремеслами и промышленностью, это мероприятие, не только лишило почти все еврейское население России хлеба насущного, но и отняло у него возможность получить какую бы то ни было другую работу, за якобы принадлежность к “буржуям”, которых не принимали ни на какую службу, ни даже на фабрику. В качестве таковых, огромное их количество тогда же было арестовано, сослано, а зачастую и расстреляно.

    При этом, чекисты и иные новоиспеченные вельможи из евреев, не только не щадили “своих”, но как раз наоборот, чтоб подчеркнуть перед партией своей якобы “интернационализм”, доводили жестокость и бесчеловечность до небывалой степени, как раз по отношению к обезоруженным своим сородичам.

    По отношению же к массе еврейского населения, они составляли ничтожное меньшинство.

    ·         Если от 1815-го до 1917-го года, еврейское население России возросло с 800 тысяч до 6-ти миллионов, за полвека советского владычества, по приведенным самим же А. Диким цифрам, от него остались только два миллиона. Да и то лишь в том случае, если советская статистика этой цифры не преувеличила, что она обычно весьма охотно делает. Значит, октябрьская революция сократила численный состав еврейского населения России на 2/3. Эта пропорция на много превышает потери всех других народов СССР, за исключением некоторых кавказских народностей и крымских татар, которые были почти поголовно уничтожены.

    Неужели, рядом с этим, кратковременные успехи некоторых большевицких комиссаров, оправдывают отожествление евреев с “правящим классом” СССР? Это не только чудовищная клевета, но и явная нелепость.

    Не знаю, можно ли также, без сделки с совестью, одобрить еврейскую политику КПСС, начиная с 1948 года, к чему ясно склоняется А. Дикий.

    Как жестоко ни пострадала культура других народов СССР от партийного произвола погубившего многих наиболее выдающихся их деятелей, не было другого случая поголовного истребления всех крупнейших писателей какой-либо национальности, кроме разгрома Сталиным литературы “идиш”, о чем тоже упоминает и сам Дикий.

    Не было также примера запрещения какого-либо из языков народов СССР. Один только “идиш” был запрещен в 1948 году. Только в 60-х годах, под давлением мировой Общественности, был разрешен выход 4 раза в году тощего журнальчика, почти весь тираж которого уходит заграницу, чтобы “успокоить” сомневающихся в отмененности всего советского, но фактически по-прежнему недоступного желающим в СССР.

    До сих пор нет в СССР ни одной школы, даже начальной, в которой преподавание велось бы на еврейском языке, как нет там ни одного еврейского театра или газеты. Указания на Биробиджан ничего не объясняют и не извиняют, не только из за великой дальности расстояния, но и из за его губительного малярийного климата. По сути дела он — лишь место ссылки, нечто вроде “национального” концлагеря.

    Еврейство доказало свою готовность сесть на землю учреждением и блистательными успехами государства Израиль на всех поприщах но, конечно, только на своей, освященной многотысячелетней традицией территории.

    Тем не менее, не только переселение евреев туда из СССР строжайше запрещено, но даже проявление платонических симпатий к сионизму жестоко карается. Что же касается еврейского классического языка, на котором была написана Библия и создана грандиозная трехтысячелетняя культура, с самого захвата власти большевиками, он стоит под строжайшим запретом. За его изучение полагался расстрел, да и до сих пор он преследуется с крайней суровостью, как “контрреволюция”.

    Но армянам не запрещен их классический язык “грапар”, как и созданная на нем литература, тоже преимущественно религиозного характера.

    В числе слабых сторон книги надо указать также на полное незнакомство автора с религией и культурой еврейского народа, что его приводит к явно ошибочному пониманию политической ориентации еврейства, в которой он видит только ее левую сторону, менее влиятельную, чем стороны религиозная и национальная.

    Столь же опрометчиво автор сводит такие сложные явления, как история дореволюционной России или октябрьская революция к одному только еврейскому знаменателю. Конечно. правильное понимание событий требует учета этого фактора, но отожествление всей русской революции и КПСС с еврейством, создает в корне неверную перспективу мешающую правильному отношению к событиям.

    Но за недостатком места, я, к сожалению, лишен возможности подробнее остановиться на этих важных вопросах.

    Эти и им подобные ошибки и умолчания делают книгу А. Дикого неубедительной и ненадёжной. А явное сочувствие к преследованиям евреев нынешней КПСС, которые он объявляет справедливыми, бросает тень на его добросовестность, потому что такие утверждения, никому кроме КПСС, не выгодны. Некоторые высказывания. А. Дикого прямо совпадают с пропагандными тезисами советской иностранной политики, напр. утверждение, будто пропаганда против коммунистов направлена на самом деле против России или оправдание запрета КПСС переселения русских евреев в Израиль.

    Тем не менее, поскольку сам А. Дикий считает нас элементом России чуждым, логически, ему бы следовало содействовать возможно более широкому отъезду евреев в Израиль.

    Что же это такое — содействие советской, партийной политике или же антисемитизм, от которого А. Дикий все таки отрекается ?

    Не желая злоупотреблять гостеприимством “Часового”, уже и так чрезмерно затянувшейся статьей, закончу указанием, что собранный мною при чтении книги А. Дикого материал — указания фактических ошибок, неточностей, всякого рода спорных утверждений, умолчаний, противоречий игл. — который оказалось невозможным привести, хотя бы вкратце из-за его размеров, я охотно готов предоставить на суд читателей, при первой возможности.

    Париж, 4 января 1968 г.

    Эммануил Райс.

    _______________________

    ПРИМ. РЕД. Конечно, ни о каком пособничестве А. И. Дикого советской пропаганде не может быть и речи. Полагаем, что, зная автора книги с давних времён, мы можем это предположение категорически опровергнуть. И, конечно, лучше нас на возражения Э. М. Райса ответит сам А. Н. Дикий.

     

    РУССКО-ЕВРЕЙСКИЙ ДИАЛОГ

    Ответ г. Райсу

    В своей рецензии на мою книгу “Евреи в России и в СССР” г. Райс пишет: “А Дикий сумел дать наглядную и яркую картину впечатления, произведенного на население России чрезмерным участием евреев в руководящих органах октябрьской революции”... “Этим А. Дикий объяснил многое непонятное или плохо понимаемое. В этом главная заслуга его, во многом замечательной и нужной, хотя во многом спорной и неудовлетворительной книги”.... “В интересах еврейского народа, — пишет дальше г. Райс, — не замалчивать происшедшее и не огульно его отрицать, а, признав свою долю вины, откровенно и честно объясниться. Но только полностью, не скрывая ничего — исчерпывающе. Для того, что бы объявить миру всю правду, до самого конца”...

    Всемерно приветствую мысль (еврея) Райса, русского журналиста и буду рад, если она осуществится и на страницах печати произойдет это “объяснение”, откровенно, полностью и до конца, без всяких умолчаний, извращений и освещения фактов и событий с чисто субъективной точки зрения. Как еврейской, так и русской — общероссийской. Ибо только при соблюдении этих условий “объяснение” или русско-еврейский диалог сможет быть конструктивным и полезным для обеих сторон.

    Внесение в это “объяснение” элемента эмоционального не принесет никакой пользы, а больной, большой и сложный вопрос русско-еврейских взаимоотношений только обострит и затемнит.

    Достоверные и проверенные факты, цифры, имена и события должны лечь в основу еврейско-русского диалога, а никак не, часто употребляемое, слово “общеизвестно”, корда вопрос идет о том, что еще спорно и не доказано.

    В моей книге на 718 страницах читатель этого слова не найдет. И, если и мои оппоненты забудут это слово — кроме пользы для дела “объяснения” ничего не будет. А вот, когда фактами, цифрами и событиями, проверенными и точными, что либо будет доказано — тогда сам читатель вынесет свое суждение и можно будет сказать “общеизвестно”.

    Понимая это, г. Райс в своем призыве к “русско-еврейскому диалогу” пишет: “Автор этих строк, по специальности историк литературы, не считает себя компетентным”... “Для этого нужны познания социолога и политического историка”...

    А дальше в своей рецензии он пишет: “Тем не менее разрешу себе сделать несколько замечаний, без которых книга А. Дикого рискует быть неправильно понятой и принести больше вреда, чем пользы”.

    Разрешу себе и я на эти “замечания” (счетом четырнадцать) дать свои разъяснения и уточнения.

    Замечание I. — Моей ошибкой считает г. Райс то, что я, “увидел отношение еврейства к революции только извне”. Признаюсь, мне не совсем ясно, что хотел этим сказать г. Райс. Проникнуть внутрь этого отношения мне, как не еврею не дано. Что думало и ощущало еврейство в целом, когда, его единоплеменники из торговцев селедками и мелких факторов превращались в советских вельмож и вершителей судеб русского народа — не знаю. Но “извне” отрицательного отношения к этому превращению они не проявляли и нигде не выступали с осуждением чрезмерного (по словам г. Райса) участия своих единоплеменников в руководящих кадрах и карательных органах октябрьской революции. Кроме одного единственного случая, приведенного в моей книге (стр. 212 и 213). Это “Обращение к евреям всех стран”, выпущенное в начале 20-х годов от имени “Отечественного Объединения Евреев заграницей”, в котором осуждается чрезмерное участие евреев в революции и мировое еврейство предупреждается, что это может вызвать роковые для всего еврейства последствия.

    Больше, насколько мне удалось установить, никаких организованных выступлений по этому вопросу не было. Если я ошибаюсь и г. Райс укажет мне на мою ошибку — буду ему признателен.

    Замечание II. — Второй моей ошибкой г. Райс считает, что я “не заметил неисчислимых злодеяний той же КПСС по отношению к еврейскому народу, хотя их было не меньше, если не больше чем ко всему остальному населению”.

    Исчислить, действительно неисчислимые, злодеяния карательных органов советской власти я не смог, как не смог этого сделать и г. Райс.

    Но перечислить, даже поименно, почти всех тех, кто выносил решения, призывал и оправдывал эти злодеяния, я постарался, по мере возможностей.

    Если из этих перечислений не пожелал сделать вывод и над ними задуматься г. Райс — их сделало все население СССР. И, в результате, появились резко антиеврейские настроения там и в тех кругах, где их раньше не было.

    Об этих настроениях и их причине еще в 1922 году сообщила всему миру на страницах “Еврейской Трибуны” русская журналистка Екатерина Кускова в своей статье “Кто они и как быть?”. — Пошло почти полвека, но никто на страницах печати г. Кускову не опроверг и в полемику с ней о наличии, росте и причинах юдофобии в СССР не вступил.

    Позволяю себе порекомендовать г. Райсу прочитать эту; статью и, хоть и с опозданием на полвека, попытаться опровергнуть написанное известной юдофилкой Кусковой.

    Замечание III. — г. Райс пишет, что число евреев-чекистов и новоиспеченных вельмож составляло ничтожное меньшинство по отношению ко всему еврейству СССР. Совершенно верно. Но после этого утверждения и сравнения г. Райс следовало бы на этом не остановиться и продолжить сравнения, чего он позволил себе не сделать — сравнения и со всем населением СССР.

    Ведь всё население СССР не одно и то же, что и всё еврейское население СССР. Этого обстоятельства нельзя упускать из вида при решении вопроса об участии евреев в правящем классе вообще, а в его карательных органах, в частности.

    А то, что в этом правящем классе и карательных органах подавляющее большинство составляли евреи — с предельной очевидностью показано в приведенных в моей книге списках. Оспорить это не может и сам г. Райс. А потому и прибег к затемняющему сущность вопроса, сравнению числа чекистов и вельмож, с числом всех евреев в СССР. Как называется такой “литературный прием” предоставляю решить читателям. А кого-либо в чем-либо убедить таким приемом невозможно. Вот это то “ничтожное меньшинство по отношению ко всем евреям” составило подавляющее большинство в органах власти. И вызвало острое недовольств всего коренного неселения страны.

    Замечание IV. — Г. Райс пишет следующие строки: “Октябрьская революция конфисковала все, без исключения, частные предприятия, от крупнейших до самых мелких, немедленно после своего воцарения, под предлогом “обобществления частной собственности”. Поскольку подавляющее большинство русских евреев занималось до революции торговлей, ремеслами и промышленностью — это мероприятие не только лишило почти все еврейское население хлеба насущного, но и отняло у него возможность получить какую либо другую работу за, якобы, принадлежность к “буржуям”, которых не принимали ни на какую службу, ни даже на фабрику. В качестве таковых, огромное их количество тогда же было арестовано, сослано, а зачастую и расстреляно.”...

    Написавши эти строки г. Райс счел возможным умолчать о следующем:

    1). Лишившись “хлеба насущного” в результате ликвидации частной торговли, евреи получили не только “хлеб насущный”, но и гораздо больше, принявши самое активное участие в создании аппарата новой власти и превратившись из мелких маклеров, торговцев и ремесленников в государственных служащих, военно-начальников, дипломатов и вельмож. Ни материально, ни морально они не проиграли, а выиграли. А если у евреев капиталистов и было конфисковано их имущество, то тоже самое испытали и капиталисты — не-евреи. Насчет же ссылок и даже расстрелов евреев по причине их “буржуазности”, что то не было слышно. При составлении моего очерка я тщетно искал данных об этом, но нигде их не нашел. Но зато я установил множество случаев, когда евреи-капиталисты благополучно выбрались в эмиграцию, некоторые с немалыми средствами, как например, Добрый, Рубинштейн и другие. А те кто не выехал в эмиграцию евреи-буржуи, несмотря на все буржуазное прошлое, отлично устроились при советской власти, часто даже на ответственных постах. — В общем от октябрьской революции русское еврейство в целом не только не пострадало, но выиграло.

    Об этом обстоятельстве г. Райс забыл упомянуть и я исправляю его ошибку.

    2). Умолчал г. Райс и о том, что евреи, даже самого буржуазного происхождения не подвергались никаким ограничениям при поступлении в высшие учебные заведения, как это было с детьми не только дворян и помещиков, но даже мелкого лавочника — купца или деревенского священника, диакона и даже нищего дьячка — псаломщика.

    В то время когда по причине своего происхождения все эти категории русской молодежи не допускались в учебные заведения, а уже бывшие там, исключались даже с последних курсов (что вызвало в 1923 году многочисленные самоубийства) — в это время евреи заполняли университеты и институты СССР, ибо для них была найдена лазейка: они были провозглашены народом, прежде “угнетавшимся и преследовавшимся”. И по этой причине освобождены от каких либо ограничений при поступлении в высшие учебные заведения.

    В результате — огромный процент русских евреев с высшим образованием, что давало им возможность занимать лучшие должности, связанные с лучшими материальными условиями жизни по сравнению с условиями жизни коренного населения. Г. Райс забыл это обстоятельство упомянуть. Настоящим разъяснением я исправляю его ошибку.

    Наблюдая, как исключают из университета сына дьячка или мелкого лавочника, как “социально чуждый элемент”, и в то же время оставляют сына еврея-буржуя только потому, что он еврей — естественно, у всех не-евреев появлялись соответствующие настроения, распространявшиеся на всех евреев вообще.

    Учли ли это обстоятельство г. Райс и все те, кто смеет бросать упрек и обвинение русскому народу в антиеврейских настроениях, называя эти настроения “антисемитизмом”?... Неужели же они не понимают, что не они — евреи могут бросать подобные обвинения русскому народу, а наоборот, русский народ имеет во многом и за многие потребовать ответ от еврейского однопроцентного меньшинства, захватившего все ключевые позиции в жизни и культуре их, русского государства, созданного на крови и костях их предков?...

    Замечание V. — Пятое замечание г. Райса гласит так: “октябрьская революция сократила численный состав еврейского населения России на две трети. Эта пропорция на много превышает потери всех других народов СССР, за исключением некоторых кавказских народностей и крымских татар, которые были почти поголовно уничтожены”...

    У каждого неосведомленного читателя приведенных выше строк, естественно, должен появиться интерес к подробностям, как же произошла эта “потеря” двух третей русских евреев, то есть четырех миллионов евреев. Сожжены ли они в камерах, как у Гитлера, просто ли расстреляны или вырезаны или стали жертвой тех “погромов”, о которых мировая печать твердит уже много десятилетий, если не целое столетие?... Подробностей г. Райс не счел нужным сообщить, сочтя, однако, возможным в выражениях, приведенных выше сказать об “уменьшении” числа евреев, как он выразился, “после октябрьской революции”.

    Жалость к бедному еврейскому народу, потерявшему в России из своих шести миллионов — четыре миллиона и негодование к тому народу, на земле которого это произошло, неизбежно должна появиться у недостаточно осведомленного читателя.

    Не на этого ли неосведомленного читателя рассчитывал г. Райс, написавши о “потере четырех миллионов евреев после октябрьской революции?”...

    Ведь он сам, как и все русские, отлично знает куда они девались эти евреи. Они превратились в евреев польских, литовских, латвийских, эстонских и румынских после того, как по Брест-Литовскому договору с Германией, заключенному от имени России единоплеменниками г. Райса: Бронштейном, Иоффе и другими, от России отошли Польша, Латвия, Литва, Эстония и Бессарабия, на территориях которых и проживали эти “потерянные” евреи. В одной Польше осталось 3,400,000. Зачем понадобилось г. Райсу прибегнуть к такому мало достойному словесному “трюку” — неизвестно. Но что такой способ полемизировать или “вести диалог” у всех народов мира, кроме, может быть, израильского, от имени которого выступает г. Райс, считается недопустимым — не подлежит сомнению.

    Замечание VI. — “Отождествление евреев с правящим классом — чудовищная клевета и явная нелепость!” — Так пишет в своем шестом замечании г. Райс, делая вид, что он не понимает разницы выражений: “правящий класс в подавляющем большинстве состоял из евреев” (как сказано в моей книге) и выражением: “отождествление евреев с правящим классом”. Для каждого грамотного человека разница этих двух выражений ясна и понятна, равно, как и выражение “правящий класс”.

    Ту часть граждан какого либо государства, из каковой, если не исключительно, то преимущественно рекрутируются возглавители и руководители всех отраслей жизни страны (культурной, политической, военной, экономической) принято называть “правящим классом”. До революции таковым в России было дворянство и, частично, буржуазия-купечество. В СССР в первые 30 лет таковым стало еврейство.

    Отрицать это или умалять роль евреев в этот период истории России (1918-1948) — невозможно, хотя после 1948 года вся мировая печать делает все усилия чтобы замолчать и свести на нет вопрос о чрезмерном участии евреев в создании каркаса власти и карательных органов СССР.

    Если вооруженными силами страны командует еврей Бронштейн (Троцкий), политически их “воспитывает” еврей Гамарник, министром внутренних дел и диктатором столицы назначается еврей Апфельбаум (Зиновьев), делами печати ведают евреи Нахамкес и Авербах, во вне страну представляют Финкельштейн, Иоффе, Суриц, и их единоплеменники, вопросами религии ведает еврей Губельман, хранитель государственных ценностей еврей Коган... и еще сотни и сотни их единоплеменников на самых ответственных постах — то разве неправильно мое утверждение, что в первые 30 лет советской власти “правящий класс в подавляющем большинстве состоял из евреев”. И это мое утверждение вовсе не “явная нелепость и чудовищная клевета”, как выразился г. Райс, а горькая правда и истина, которую не забыл и, надеюсь, не забудет никогда русский народ.

    Замечание VII. — “Не знаю, можно ли без сделки с совестью одобрить еврейскую политику КПСС, начиная с 1948 года, к чему явно склоняется А. Дикий” — так пишет в своем седьмом замечании г. Райс.

    Будучи антикоммунистом и антимарксистом, в этом конкретном случае, без всякой сделки с совестью, политику КПСС в еврейском вопросе не только одобряю, но и приветствую, ибо считаю ее началом оздоровления Национальной России. Такого же мнения, насколько мне удалось установить, придерживается и все население СССР (кроме евреев), а также и вся общероссийская эмиграция, за исключением ее еврейского сектора (держащегося особняком) и считанных единиц из не-евреев, которые из разных соображений и побуждений, всегда и неизменно в этом вопросе стоят на стороне евреев, не считаясь с национальными интересами русского народа.

    То, что г. Райс называет “еврейской политикой КПСС” и против чего протестует, как и все мировое еврейство и его подпевалы, называя это “преследованием” евреев, в действительности, есть ничто иное, как только спокойное и даже весьма деликатнее (без процессов, ссылок и расстрелов) отстранение евреев с таких постов, с каких можно оказывать давление и влияние на весь ход жизни государства, его политику, внутреннюю и внешнюю, на дело обороны страны. Причина этой “еврейской политики КПСС” ни для кого не секрет. Искать ее надо в неуверенности к лояльности евреев по отношению к стране, в которой они живут. Особенно, если интересы страны не совпадают с интересами нового государства Израиль или тех государств, которые с Израилем тесно связаны.

    Еще в 1922 году профессор Соломон Лурье по вопросу о лояльности евреев — граждан любой страны написал следующее: “Необходимо быть строго лояльными по отношению к государству, благосклонно относящемуся к евреям. При борьбе двух государств или двух партий внутри государства надо симпатизировать и, по возможности содействовать стороне, более сочувственно относящейся к евреям”. (См. часть II, стр. 63 моей книги “Евреи в России и в СССР”).

    Напечатано это было в 1922 году, когда отношение к евреям в СССР было самое “благосклонное” во всем мире, что евреи и использовали, заполнивши собою правящий класс страны. Настолько, что, когда СССР был принят в Лигу Наций, в 1936 году, представителями от СССР были исключительно евреи и ни одного представителя коренного населения двухсотмиллионной страны. Если г. Райс об этом обстоятельстве забыл или считает такое представительство России нормальным — то об этом не забыл русский народ и вряд ли когда нибудь допустит нечто подобное.

    Перемена “неизменно максимально благосклонного отношения к евреям в СССР” которая так огорчает г. Райса и его единоплеменников, объясняется очень просто.

    1). — Взамен уничтоженной в первые годы советской власти культурной элиты коренного населения создались кадры нового поколения, которые и предъявили свои права не только на участие, но и на руководство жизнью и судьбой своей страны — наследия своих предков. Для евреев места не находилось.

    2). — Чрезмерно большой процент русских евреев, отсиживавших за Уралом во время последней войны, не остался незамеченным коренным населением и вызвал соответствующие настроения, с которыми правительство СССР не считаться не могло.

    3). — После создания государства Израиль среди русских евреев начали отчетливо проявляться чисто расовые симпатии к этому новому государству, к тому же занимающему позиции враждебные СССР. Естественно, что возник вопрос о их лояльности по отношению к СССР и не менее естественно, что они были устранены с тех постов и положений, на которых требуется безусловная лояльность. Коренное население перестало верить своим согражданам евреям. А бурные манифестации, устроенные московским евреями в честь приезда посла Израиля — Гольды Мейерсон, в 1948 году и открыто высказанные желания “переменить отечество” — эмигрировать в Израиль — сомнения в лояльности евреев только подкрепили.

    Под давлением настроений коренного населения, правительство СССР, сделало соответствующие выводы. Прежде всего были отозваны евреи — дипломаты и заменены представителями коренного населения. Назвать такое мероприятие “преследованием” евреев никак нельзя. Это разумный и мудрый шаг.

    Представьте себе, что сейчас, во время обостренного положения на Среднем востоке в связи с наглым и вызывающим поведением государства Израиль, послами СССР в Объединенных Нациях и США были Финкельштейн, Суриц или кто другой из их единоплеменников — граждан СССР. Было ли бы это нормально, разумно и целесообразно? Соответствовало ли бы это государственным интересам России — СССР? Или, может быть, интересы Израиля надо поставить выше интересов СССР, которое среди своих граждан имеет мусульман больше, чем есть всех евреев на свете? А ведь все мусульмане в арабско-еврейском споре стоят на стороне арабов, равно, как и все человечество, кроме евреев и тех, кто отравлен их расистско-талмудической пропагандой о “завещании на горе Синай”.

    А как бы отнесся г. Райс к требованию арабов-граждан государства Израиль на получение постов послов Израиля в Объединенных Нациях или в США, или в СССР? Ведь, как граждане Израиля, они имеют на это право, а процент арабов в Израиле в десять раз больший чем процент евреев в СССР...

    “Нелепость!”— вероятно, ответят мне на это г. Райс и все его единоплеменники на всем земном шаре с паспортами самых различных государств в кармане.

    На это можно и должно ответить, что не меньшая нелепость (чтоб не сказать “крепче”) возмущаться и называть “преследованием”, если государство назначает на ответственные посты заграницей представителей своего коренного населения, а не того малочисленного меньшинства, которое в стране появилось всего полтора столетия тому назад и всегда подчеркивало временность своего пребывания и уверенность возвращения в страну своих предков.

    Если г. Райс сможет доказать мне ошибочность моей точки зрения на этот вопрос — буду ему весьма признателен.

    Замечание VIII. — В своем восьмом замечании г. Райс утверждает, что в СССР “поголовно истреблены все крупнейшие писатели еврейской национальности”. Утверждение это, выражаясь мягко, “не соответствует действительности” и может только свидетельствовать или о дремучем невежестве г. Райса или о его сугубо еврейско-расовой точки зрения при оценке писателей. И звучат совсем не серьезно для тех, кто знает, что в СССР и сейчас живет и благоденствует не мало евреев — журналистов и писателей. Хотя бы, например, Вера Бронштейн — “Вера Инбер”, родная сестра Бронштейна-Троцкого, чьи произведения издаются на государственный счет и теперь, в 1968 году. То же самое можно сказать и о Никулине, Квитко. Первомайском и ряде других евреев-поэтов и писателей и поныне живущих и процветающих в СССР. Не были также “истреблены”, а благополучно скончались такие писатели, как Заславский, Эренбург, Маршак, Пастернак и много других, писавших часто под чисто русскими псевдонимами, что евреи часто применяют.

    Зная все это, говорить о “поголовном” истреблении евреев-писателей нельзя, без риска быть обвиненным в неправде.

    Что же касается суждения о том, кто из писателей “крупнейший” — мнения могут быть различны. Если некоторые склонны назвать “крупнейшими” писателями Бабеля, Юткевича или Шолом Алейхема — то это еще не значит, что они таковыми и являются.

    А тот неоспоримый факт, что в СССР на государственный счет издаются не мало произведений, вышедших из под пера евреев, только лишний раз подтверждает необоснованность и несерьезность утверждений г. Райса.

    Так, например, в 1966 году изданы произведения Исаака Бабеля с предисловием Ильи Эренбурга и текстом, проверенным Мунблитом. В этом сборнике (“Избранное”) составители и редакторы избрали также и рассказ “Карл — Янкель”, в котором весьма реалистически описан один из обрядов иудейской религии, называемый “мецица” и запрещенный в СССР из гигиенических соображений.

    Тем кто “Карла — Янкеля” не читал, рекомендуется с ним ознакомиться.

    Замечание IX. — Касается языка “идиш” и слабых успехов литературы на этом языке, что огорчает г. Райса, который причину этого неуспеха видит в общем антиеврейском курсе политики КПСС.

    Но, говоря это, г. Райс забыл добавить, что в настоящее время подавляющее большинство евреев СССР этого языка вообще не знает и больше 80% не умеют на нем ни читать, ни писать. Понятен он только старикам.

    Многократные попытки правительства СССР и “ЕВСЕКЦИИ” КПСС пробудить или вызвать интерес евреев к языку “идиш” окончились неудачей. Хотя правительством СССР и были для этого предоставлены самые широкие возможности, вплоть до открытия “еврейских отделений” академий наук в Белорусской и Украинской союзных республиках, разумеется, на счет республики, а не евреев, там живущих.

    Но эти “еврейские отделения” пустовали по причине отсутствия желающих посвятить себя изучению еврейского языка. Все это подробно и документировано изложено в моей книге, на основании печатных высказываний самих евреев.

    Замечание X. В своем десятом замечании г. Райс указывает мне на вопросы судопроизводства и преподавания на еврейском языке, а также на периодическую печать и театры на “идиш”. Этим вопросам, по мнению г. Райса, не уделяется достаточного внимания.

    Хотя все это достаточно освещено в моей книге — отвечу и на это, в самых коротких словах. Вопрос языка преподавания и судопроизводства зависит от того, составляет ли данная “национальность” — народность большинство в районе или городе. В национальных же республиках и областях и судопроизводство, и преподавание ведется на соответствующим национальном языке: на Украине — по-украински, в Грузии — по-грузински, в Белоруссии — по-белорусски...

    Так и было в “национальной” области Биробиджан и в “национальных” районах в Крыму. Все было на “идиш”... Пока евреи оттуда не разбежались и еврейское население не превратилось в незначительное национальное меньшинство.

    Что же оставалось делать со судами и школами? Заставлять русских или украинцев изучать еврейский язык ?... Правительство на это не пошло и тихонько, без шума ликвидировало это мертворожденное дитя — плод расистских амбиций евреев. Не протестовали против этого и сами евреи, даже заграничные, которые так любят вмешиваться в “еврейский вопрос” в СССР.

    По вопросу о театре на еврейском языке должен сообщить г. Райсу, если это ему неизвестно, что в СССР все театры, равно, как и школы и газеты не являются частными предприятиями и содержатся на средства государства или соответствующей союзной республики, области, района. Так и было в Биробиджане и Крыму пока евреи оттуда не разбежались. И театры, и суды, и школы.

    Требовать же, чтобы государство приноравливалось к, кочующим по стране, евреям, открывая им театры, школы и выпуская газеты там, куда им вздумается переселиться, нельзя назвать серьезным и заслуживающим обсуждения. Такое требование может только вызвать реакцию совсем нежелательную для евреев, что следует учитывать.

    Во Франции, где живет г. Райс и 600.000 тысяч его единоплеменников, насколько мне известно, на государственный счет не содержатся ни еврейские театры, ни школы с преподаванием на “идиш”, хотя процент евреев — французских граждан превышает процент евреев — советских граждан.

    Однако этого не было сделано даже во времена разных Леонов Блюмов, Мендес Франсов, Даниэлей Майеров, которые, окруженные своими единоплеменниками, определяли политику Франции, как внешнюю, так и внутреннюю.

    Почему бы теперь французским евреям не переключить свою энергию и способности с охаивания русского народа и обвинений его в “антисемитизме” на деятельность, направленную на создание во Франции на государственный счет театров и школ на “идиш” ?...

    Интересно, как бы на это реагировало коренное население Франции? То же самое можно сказать и о Соединенных Штатах Америки, где евреев достаточно.

    Замечание XI. В своем одиннадцатом замечании г. Райс, с укоризной по моему адресу и захлебываясь от восторга перед “блистательными успехами” государства Израиль, пишет о способности племени израильского создавать свое, еврейское государство.

    И укоризны, и восторги здесь неуместны и я их возвращаю автору по следующим причинам:

    Во-первых, как ясно указано в предисловии к моему очерку, он ограничен только русской землей и временем пребывания на ней евреев. А посему и судьбой государства Израиль я не занимался и его успехами и неуспехами не интересуюсь.

    И если это государство я и упоминал в своей книге, то только в связи с теми реперкуссиями, которые явились в результате его возникновения и необдуманного и необоснованного — по моему мнению — его признания Объединенными Нациями.

    К чему все это приведет — покажет будущее. Есть не мало людей, которые опасаются, что существование и политика этого нового государства может послужить и причиной и поводом для третьей мировой войны.

    Что же касается “блистательных успехов” Израиля, которыми так восторгается г. Райс, то могу ему сказать, что эти “успехи” есть результат действительно блистательной способности евреев заставить весь мир содержать свое государство, которое, по словам самого Бен Гуриона, “без постоянной и регулярной помощи извне существовать не может”.

    Если бы кто мне предоставил десятки миллиардов долларов для достижения “блистательных успехов”, то и на северном полюсе я бы смог выращивать ананасы.

    По данным еврея А. Лилиенталя, приведенным в его книге “Цена Израиля” только за первые девять лет своего существования, как независимое государство, Израиль получил помощи извне больше десяти миллиардов долларов. — Почти сколько же, сколько заимообразно (а не как помощь) получил СССР, армии которого, истекая кровью, спасли всех евреев от поголовного истребления, что их ожидало в случае победы Гитлера. Без этого моря пролитой русской крови вряд ли можно бы было теперь говорить о “еврейском вопросе”, по той простой причине, что евреи вообще не существовали бы на свете, на всем земном шаре.

    Это обстоятельство не следовало бы забывать при обсуждении “еврейского вопроса”, и всему еврейству вместо облыжных обвинений русского народа в “преследовании и угнетении” евреев следовало бы ежедневно и ежечасно возносить молитву благодарности за своего спасителя — русский народ.

    Замечание XII. — Бросая мне упрек, что я не обратил должное внимание на запрещение евреям — советским гражданам эмигрировать из СССР, г. Райс упустил прибавить следующее:

    1.) Что это запрещение вынесено его же единоплеменниками — советскими вельможами задолго до создания государства Израиль.

    2.) Что это запрещение относится не только к евреям, но и ко всем гражданам СССР.

    3.) Что, несмотря на это запрещение, процент евреев, эмигрировавших из СССР во много раз превышает процент представителей других народов СССР, которые в послевоенные годы эмигрировали из Советского Союза.

    4.) Что в свою “Землю Обетованную” евреи не так уже сильно стремятся, что видно из того факта, что 200.000 алжирских евреев не поехали в Израиль, а предпочли переселиться во Францию, а 30.000 польских евреев, которым в этом году (1968) польское правительство само предложило дать визы на выезд в Израиль, ехать туда не пожелали, а возбудили ходатайство о переселении в США, каковое и было удовлетворено.

    Зная все это, упреки г. Райса звучат мало серьезно и вовсе не убедительно. Кроме того здесь бы следовало г. Райсу упомянуть и то, что в последние годы евреи из Израиля больше выезжают, чем в него въезжают, о чем сообщает само правительство Израиля. Потому ли, что сами не верят в “блистательное будущее” своей “Земли Обетованной” или по какой другой причине — судить не берусь. Да и сам г. Райс предпочитает сидеть во Франции и не едет в Израиль.

    Кроме того, говоря об эмиграции евреев и переселении их в Израиль, не следует забывать и еще одно, чрезвычайно важное, обстоятельство — неуверенность самих евреев (если не всех, то многих из них) в своем “праве” на владение Палестиной, основанном на библейском предании — документе, который вряд ли можно признать для оправдания изгнания арабов и создания своего еврейского государства. — Ведь Библия написана евреями, а завещание, данное Иеговой, сделано в пользу евреев. Акт односторонний и более чем сомнительный.

    И если человечество станет на путь “восстановления прав” на основании таких “документов” — оно пойдет по пути длительных и кровавых столкновений, вызванных предъявлением разных мистическо-мифических документов вроде Библии.

    А если те силы, которые сейчас безоговорочно поддерживают “требования” Израиля не одумаются и не прекратят этой поддержки — более чем вероятно, что все это приведет к третьей мировой войне.

    Неужели же всего этого не понимает г. Райс? Или, может быть, он считает, что евреи всегда правы и все конфликты между евреями и коренным населением, которые имели место на протяжении двух тысячелетий происходили потому что все евреи — “хорошие”, а все не-евреи — “плохие”?

    В своем тринадцатом замечании г. Райс пишет: “за изучение еврейского классического языка полагается расстрел”... Пишет это совершенно серьезно, надо полагать, и сам веря этому. Может быть потому он и не привел соответствующих статей и параграфов закона, из которых бы было ясно, что за изучение языка иврит полагается расстрел. А между тем это совершенно необходимо, если г. Райс не желает, чтобы его утверждение было названо ложью. Написавши такое утверждение, он обязан его и подтвердить.

    К его сведению сообщаю, что ни до, ни после революции за изучение “иврит” никого не расстреливали.

    А язык этот был настолько непопулярен среди евреев, что из всех делегатов первого сионистского конгресса в Базеле, в 1897 году, только один делегат (М. Коген из Гомеля) смог произнести речь на языке “иврит”. Рекомендую г. Райсу это проверить.

    Замечание XIV. — В своей рецензии на мою книгу г. Райс пишет: “надо указать также на полное незнакомство автора с религией и культурой еврейского народа, что его приводит к явно ошибочному пониманию политической ориентации еврейства, в которой он видит только его левую сторону, менее влиятельную чем стороны религиозная и национальная”. — Отвечу и на это “замечание г. Райса.

    Моя книга не является богословским трактатом, а только историческим очерком о сравнительно кратком — всего меньше двух столетий — пребывании евреев на русской земле. Не считая себя достаточно компетентным, в вопрос еврейской религии и того что они называют “еврейской культурой” я не углублялся, наблюдая его только со стороны, “извне”, ибо проникнуть не-еврею “во внутрь” еврейской религии и культуры вообще вряд ли возможно.

    Но дело в том, что это “вне” есть тот русский народ, среди которого евреи жили, множились и богатели, оставаясь строго замкнутой племенной группой, но в то же время претендуя на право самого активного вмешательства и даже руководства всеми сторонами жизни того народа, “внутри” которого они жили, не допуская к себе “во внутрь” его представителей и ревниво оберегая свою расово-племенную чистоту и особенности своего, еврейского быта.

    Вроде временных жильцов в доме или большой квартире, которые к себе, в комнату или квартиру никого не пускают, а сами считают себя вправе не только ходить по всему дому или квартире, но и вмешиваться во внутренние распорядки, быт и нравы (культуру) тех, в чьем доме они живут.

    Что подобное “сожительство” обычно кончается плохо — об этом говорить не нужно. Плохо кончилось и это сожительство еврейско-русское. Русский народ, или коренное население, начал предъявлять свои хозяйские права и стремление их осуществить в полной мере. Без указок и руководства своих квартирантов.

    Явление, полагаю, естественное и оправданное, против которого серьезных возражений быть не может, особенно если принять во внимание различные взгляды на мировые события и внешнюю политику хозяев и квартирантов, особенно отчетливо выразившиеся после создания государства Израиль.

    По вопросу о моем полном незнакомстве с еврейской религией и культурой, о чем пишет г. Райс, могу сказать, что он прав только отчасти. Действительно, всей талмудической премудрости и казуистики я не знаю и проникнуть в ее глубины я не стремился и не стремлюсь. С проявлениями (внешними) еврейской религии и культуры я знаком только “извне”, родившись и выросши в “черте оседлости”, где я мог наблюдать особенности этой культуры, а также знаком с нею из книг разных авторов, из Библии, которую я внимательно перечитал не раз и убедился, что у евреев их религия неразрывно связана с племенной принадлежностью, чем она отличается ото всех остальных религий и создает предпосылки для того, что называется расизмом.

    И это не только мое личное мнение. Всемирно известный историк Арнольд Тойнби сказал, что “евреи с их Библией худшие расисты чем Гитлер”. В ответ на это высказывание Тойнби, в “Новом Русском Слове” 8 марта 1968 года появилась статья Ю. Марголина, “Столпы Мудрости”, в которой г. Ю. Марголин “полемизирует” с Арнольдом Тойнби методом, среди культурных людей в уважающих себя печатных органов недопустимым: он попросту называет Тойнби “ученым дураком”... Понятно, Тойнби эту подзаборную ругань израильского “журналиста” не удостоил ответом.

    А за две тысячи лет до Тойнби, Тацит, наблюдая еврейское племя, отметил его исключительное стремление соблюдать свою расовую чистоту, избегая смешения с иноплеменниками и считая себя племенем “избранным”, как бы расширенной семьей — все евреи — родственники — члены одной семьи...

    А вот почему все члены этой одной семьи не стремятся жить все вместе, а, на протяжении всей своей истории, предпочитали жить группками разной численности среди других, им чуждых, племен и народов — это для меня не совсем ясно, и я бы был признателен г. Райсу, если бы он мне это объяснил.

    Ведь на протяжении веков для еврейского племени было не мало возможностей создать свое собственное государство, или хотя бы отдельные, чисто еврейские города, области, села. Например, при заселении Северной Америки. Однако, ни одного не только города, но даже небольшого чисто еврейского посёлка во всех Соединенных Штатах Америки нет. Почему и по какой причине? Кто им запрещал или не допускал? — Вопрос, несомненно, интересный и требующий расследования и объяснения. И я был бы признателен г. Райсу, если бы он мне это объяснил.

    Заканчивая мои отводы на четырнадцать “замечаний” г. Райса, перехожу ко второй части 14-го “замечания” (процитированного выше), из которого вытекает, что г. Райс считает религию и “политическую” ориентацию неотделимыми.

    Причем имеется ввиду “политическая ориентация” еврейства, т. е. всего еврейского народа — племени, независимо от гражданства, места пребывания и паспорта, по которому живут отдельные евреи в различных государствах мира.

    Это утверждение на страницах печати, написанное евреем — русским журналистом заслуживает особого внимания и требует дальнейших уточнений и конкретизации, которая так настоятельно необходима именно в настоящее время, когда не мало политических деятелей мира, евреев по национальности, выступают как представители различных государств с весьма различными политическими ориентациями, в то время, как, по утверждению г. Райса, существует “политическая ориентация еврейства”, неотделимая от еврейской религии, следовательно, общая для всех евреев.

    Но, если это так, если действительно существует единая политическая ориентация всех евреев, как утверждает еврей Райс и с чем соглашаюсь и я — русский, то, естественно, возникает вопрос, как же совместить и согласовать эту “единую политическую ориентацию” еврейства с весьма различными политическими ориентациями государства и народов, среди которых живут евреи, пользуясь всеми гражданскими правами наряду с коренным населением и таким образом принимая участие в формировании “политической ориентации” государств их временного там пребывания.

    Беру смелость утверждать, что это вопрос — есть коренной в так называемом “еврейском вопросе”. И пока он не будет разрешен радикально и навсегда — он будет волновать и беспокоить все человечество.

    Чтобы мои слова не были истолкованы неправильно, поясняю, что под “радикальным разрешением” я не подразумеваю мероприятий типа гитлеровского или таких, которые описываются в Библии (книга Эсфирь), когда были поголовно физически уничтожены все те, кто, по словам Библии, “мыслил зло против евреев”. Для этого есть и другие пути и способы:

    1) Ассимиляции с коренным населением, честная, безоговорочная и до конца, а не из соображений мимикрии; ассимиляция с рядом поколений смешанных браков и полного отказа от единой для всех евреев “политической ориентации”.

    2.) Создание своего национального, гомогенного еврейского государства, не претендующего на политическое руководство еврейством всего мира.

    3) Или, наконец — как полумера и переходной этап — статус иностранца для тех евреев, которые не желают ни ассимилироваться, ни переселиться в свое, еврейское национальное государство.

    Но “статус иностранца” несовместим с активным участием во всех областях жизни национального государства, к чему всегда стремятся евреи, не взирая и не считаясь со своей единой еврейской “политической ориентацией”. И очень часто, занявши высшие положения в отдельных государствах, получали возможность влиять на его политику, внешнюю и внутреннюю, а также на все области культурной жизни народа, среди которого они пребывают. Все, изложенное выше многие и многие отлично понимали и о нем думали. Но, из страха быть обвиненным в “антисемитизме”, молчали. И на страницах мировой печати почти никогда или, чрезвычайно редко, ставился вопрос о возможности и допустимости руководства политикой народов и государств инородцами, имеющими свою собственную племенную еврейскую “политическую ориентацию”, далеко не всегда совпадающую с интересами того государства, от имени которого они выступают, а иногда и противоположную ей.

    До создания государства Израиль (1948 г.) вопрос этот, хотя отчетливо и ощущался всеми внимательными и вдумчивыми наблюдателями во всех государствах, носил теоретический характер, ибо государства то для “двойного подданства” не существовало.

    Положение в корне изменилось с появлением на карте мира чисто еврейского государства Израиль, которое провозгласило, что все евреи всего мира, независимо от места пребывания и паспорта, по которому живут, рассматриваются, как “еще не вернувшиеся в свое государство граждан Израиля”, для въезда и переселения в который с них не требовалось въездной визы — достаточно было доказать свое чисто еврейское происхождение.

    И тут со всей остротой встав вопрос о “двойном подданстве” и о лояльности евреев по отношению к стране их пребывания.

    Но “демократическое табу” тяготело над этим вопросом и замыкало всем уста.

    И только изредка оно нарушалось, когда, в разгаре полемики, страсти разгорались, как, например в 1967 году во время прений в Объединенных Нациях, когда делегат СССР Федоренко прямо поставил вопрос делегату США Гольдбергу, (заявившему, что он — сионист), от какого народа он, Гольдберг, выступает — от Израиля или от США? Вопрос остался без ответа...

    О “единой для всех евреев политической ориентации”, если и говорилось, то на страницы печати не выносилось. Ни в коммунистическом мире, ни в антикоммунистическом.

    Только в начале этого года табу было нарушено г. Эммануилом Райсом в его рецензии на мою книгу “Евреи в России и в СССР” (“Часовой” № 501), в которой он смело и открыто написал о наличии “единой политической ориентации еврейства, как его левой стороны, менее влиятельной, так и стороны религиозной”... Драгоценное признание с далеко идущими последствиями. Признание, которое не только объясняет, но и оправдывает отстранение евреев с руководящих постов в СССР после 1948 года. То отстранение, которое г. Райс называет “преследованием” и за мое сочувствие этому отстранению обрушивается на меня в своей рецензии, сам того не заметивши, что своим признанием наличия “единой политической ориентации еврейства” он дает основания для сомнения в политической лояльности евреев по отношении к государствам, в которых они живут.

    А недавние события во Франции, когда в связи с Израильско-французским конфликтом и позицией ген. Де Голя в нем, ряд виднейших деятелей, как культурных, так и политических, заняли произраильские позиции, назвавши себя “Зарубежными израильтянами”, — неопровержимо подтверждает, как правильность констатации г. Райса, так и оправданность сомнений в лояльности к тем гражданам, любой страны которые принадлежат к еврейской этнической группе этой страны.

    Всем известны случаи Рэймона Аарона, французского публициста, который во время “Суэцкого конфликта” заявил, что интересы Франции выше интересов Израиля, а теперь придерживается мнения противоположного и даже написал на эту тему целую книгу. Или Даниэль Майер, бывший министр Франции, социалист-интернационалист, превратившийся в 1968 году в “Зарубежного израильтянина”.

    А шестисоттысячное французское еврейство от своих “зарубежных израильтян” не отмежевывается что дает основание предполагать, что и все французское еврейство не чуждо настроений “зарубежно-израильских”.

    Не этим ли объясняется появление во Франции лозунга “Франция для французов”, имевшего такой огромный успех во время событий во Франции в мае — июне с.г.? И вряд ли когда либо Франция французов допустит, чтобы от ее имени говорили и ее представляли разные Мендес Франсы, Леоны, Блюмы, Даниэли Майеры...

    Весьма вероятно, что ее примеру последуют и многие другие государства и у себя поставят тот же самый вопрос, который поставлен теперь во Франции, в 1968 году.

    Конечно, “демократическое табу” приложит все усилия, чтобы этот вопрос задушить в корне, но вряд ли это удастся. А это грозит отстранением с авансцены культурной и политической жизни государств и народов бесчисленных “зарубежных израильтян”, заполнивших эту авансцену, имея в кармане паспорта разных государств.

    Можно ли это будет назвать “преследованием евреев” ? Полагаю, что нет.

    Всем интересующимся “еврейским вопросом” об этой возможности не следует забывать.

    Андрей Дикий

     

    Ю. Марголин — “Новое Русское Слово”

    ТЕЛЬ-АВИВСКИЙ БЛОКНОТ

    ХАБУРА!

    Удружил мне некий читатель, прислав из США книгу, вышедшую в Нью-Йорке в 1967 году под названием “Евреи в России и в СССР”. Автор — Андрей Дикий. Книга эта, составленная с великим тщанием и приведением многочисленных “свидетельств евреев о самих себе” во второй части труда, произвела такое впечатление на моего корреспондента, что он счел нужным прислать мне ее и запросить: “можно ли нечто подобное оставить без ответа?” Тем более, что в книге не раз упоминается и мое имя.

    Андрей Дикий, оказывается, мой прилежный читатель (благодаря “Новому Русскому Слову”) и даже привел в приложениях целую мою статью 1962 года из НРС (“Рэймон Арон, еврей и Израиль”). В таких случаях полагается испросить разрешение на перепечатку, но Бог с ним... Статью мою в книге А. Дикого я перечел с интересом (жаль только, что он ничего из нее не усвоил, “слона” в ней так и не приметил), остальное же без всякого удовольствия и с сожалением. “Горбатого”, как говорится, “могила исправит”. Мы оба с А. Диким принадлежим к “уходящему поколению”, как он сам о себе пишет, и вдаваться с ним в полемику не имеет никакого смысла.

    Отвечать? Разбирать по косточкам? Кому нужен “ответ” на этот псевдоученый очерк, разбор по всем статьям и пунктам, который бы выяснил некомпетентность автора по всем затронутым вопросам? Большинство читателей, дойдя в предисловии до страницы, где автор повествует о “не имеющем прецедента в истории” превращении евреев в правящий класс Сов. России, книгу отложит и дальше читать не станет. А те, кому эта книга нужна, т.е. те “несколько сот российских эмигрантов”, которые поддержали автора. морально и материально” при составлении книги, как он сообщает на стр. 395 своего труда, — они получили то, что им нужно, и никакие наши “ответы” и “разъяснения” им не требуются.

    Тысячи подобных книг и тысячи “опровержений” уже появились — и никакого диалога не получается, так как в основании книг, подобных присланной мне, лежит слепая ненависть, недоброжелательность, но прежде всего — абсолютная чужесть изучаемому в них предмету. Это и причина, по которой все труды А. Дикого пропали даром. Чтобы разобраться в истории этого, как никак, живого и деятельного народа, евреев, надо было подойти к нему с искренним желанием понять его “изнутри”, “вчувствоваться”, а не отталкиваться от него всем существом. Это также и христианский долг по отношению к действительным или воображаемым врагам.

    Кстати, в “приложениях” напечатал автор в своей книге и “Книгу Эсфири” — целиком! В доказательство того, что евреи организовали первый в истории геноцид. Народоубийство — еврейское изобретение! Верующему христианину следовало бы подумать, что Книга Эсфири включена в Святое Писание — неужели же Св. Писание проповедует геноцид? В действительности урок этой древней повести (не самый главный) в том, что “подымающий меч, от меча и погибнет”. Да и самого события исторического избиения евреями 75 тысяч персов в истории не отмечено, были зато лютые преследования евреев персами (в 5 веке особенно). Но и тут “геноцид был ни при чем. Защищать ли дальше “Книгу Эсфири” от А. Дикого?... это было бы смешно, хотя стоило бы рассказать о смысле, о поэтической силе и судьбе этой, не даром канонизированной христианством, книги.

    В приложениях к сочинению А. Дикого фигурирует ужасающий текст воззвания Адольфа Кремье 1860 года к евреям всего мира об основании “Альянс Израэлит”. Чего там только нет! О том, что “католицизм, наш исконный враг, лежит ниц, пораженный на голову”, и “уже недалек тот день, когда все богатства земные перейдут в собственность детей Израиля” и пр. и пр.

    Это воззвание наш ученый эрудит напечатал на стр. 147 второй части своего труда под названием: “Хабура кол Израэль хаберим”. Оно и было непосредственным поводом обращения ко мне моего корреспондента, который запросил: неужели? неужели такое, или хотя бы только похожее, воззвание могло быть опубликовано заслуженным французско-еврейским деятелем Адольфом Кремье?

    Могу дать ему требуемую справку: этот “документ”, разумеется, очевидная для всех фальшивка. Адольф Кремье не основывал “Альянса”. Воззвание, с которым обратилась инициативная группа, действительно содержала слова, “если вы верите”, все остальное в “документе” А. Дикого — выдумано. А как легко было бы ему в этом убедиться, если бы он потрудился проверить оригинальный текст воззвания. Из какого нечистого источника взял эту фальшивку А. Дикий? Как он мог принять ее всерьез? Об этом надо спросить его самого. Откуда она вообще взялась? Существует брошюра (на нем. яз.), вышедшая в Берлине в 1883 году, С. Неймана “Новая ложь об Альянс Израэлит” — там рассказана история этой гнусности. Впервые она узрела свет в парижском антисемитском листке “Lantisemtique” в 1874 году, причем в редакционном примечании было сказано, что этот “ценный документ” прислан ей анонимом, не пожелавшим назвать свое имя.

    Не более убедительны и другие тексты Андрея Дикого. Он ссылается на “факты” и цитирует еврейских авторов. Но факты его не полны и дают искаженный образ действительности, а тексты вырваны из связи исторического контекста. Собственные сообщения и заключения г. Дикого остаются на его совести.

    На наивного читателя могут произвести впечатление те страницы книги, где автор приводит детальные списки евреев в центральных учреждениях Советского Союза. “Вот, дескать, как евреи управляли Россией”.

    Не входя в обсуждение этих сотен имен, скажем: следовало при каждом имени указать дату расстрела или репрессии, чтобы ясно было, что речь идет о жертвах советской диктатуры, использованных ею и беспощадно ликвидированных по миновании надобности. Как ни смотреть на них, но

    Риэго был пред Фердинандом грешен,

    Согласен я. Но он за то повешен.

    Пристойно ли, скажите, сгоряча

    Ругаться нам над жертвой палача?

    Но дело и не в этом, а в том, что перечисленные автором сановники режима были отступниками от еврейства, ренегатами, врагами и вредителями своего народа, а не представителями его. “Еврейский народ” — не они, а те миллионы, которые были — при их содействий и по их инициативе — лишены элементарных прав самоопределения, поставлены вместе с другими народами России в полную материальную зависимость от власти, подвергнуты принудительной обработке мозгов в казенных школах и превращены в сечку для нужд режима, а с 1939 года и с головой выданы Гитлеру.

    “Евсеки” на услугах у власти произвели величайший погром всех культурных ценностей еврейского народа, и в заключение сами были ликвидированы. В годы моего пребывания в советских “исправительных” лагерях дальнего Севера (“ББК”) во главе их стоял “лейтенант госбезопасности” Левинсон. В подведомственных ему лагерях находились десятки тысяч евреев, а во всех местах заключения, лагерях и ссыльных поселениях страны — сотни тысяч. О них в первую очередь, а не о чекисте Левинсоне, надо было думать, говоря о “еврейской этнической группе”, — за ними стояла миллионная распыленная масса, лишенная своего голоса, подавленная анонимная масса. Это ее произвел г. Дикий в “правящий класс России”. Какое ему дело до еврейской действительности? Она его не интересует, он ее не знает и знать не хочет. Он я не обязан ее знать, с ее историей, чаяниями, литературой, религиозными и социальными движениями... но тогда и за писание книг о ней браться не следует. Единственный вывод, который читатель может сделать из его погромной книги, это что Гитлер был прав.

    В числе писем, полученных мною по опубликовании моей книги о советских лагерях, было одно от старика, парижского шофера, знавшего лучшие времена. Он выразил мне свое сочувствие, но тут же прибавил, что по делом вору и мука. Силлогизм у него получался такой: евреи создали лагеря — Марголин еврей — значит, он из создавших лагеря, он причастен к преступлению. Силлогизм не годится, так как первая посылка неверна, а термин “евреи” в первой и второй посылке употреблен в разном смысле. Это та ошибка, которая в элементарной логике называется “кватернио терминерум”. Но дело не в логических ошибках и не в фальшивых утверждениях и подобранных цитатах г. Дикого. Эта книга — психологический документ, продиктованный потребностью его сердца. Не стоит входить в ее разбор, но можно рекомендовать ее каждому, кто хочет познакомиться — не с историей евреев в России, какая она была на самом деле и близится к трагическому завершению, — а с образом антисемитизма, какой он был, есть и до сих пор сохраняется в известных кругах российской эмиграции.

    Ю. Марголин

     

    О СТАТЬЕ Ю. МАРГОЛИНА “ХАБУРА”

    (Напечатанной в выходящей на русском языке, газете “Новое Русское Слово”).

    Статья “Хабура” — это своеобразный “отклик” на мой исторический очерк “Евреи в России и в СССР”, вызвавший неудовольствие г. Марголина, который не мало пишет статей для некоторых эмигрантских газет и журналов, выходящих на русском языке вне пределов СССР, всегда и неизменно выступая, как адвокат своего племени и обвинитель всех и вся, кто не согласен с расистско-шовинистическими установками сионистов и ставит под сомнение их право на “двойное подданство”.

    Прочитавши статью Ю. Марголина, я вспомнил старую латинскую пословицу: “когда бушуют страсти — разум бездействует”. Человек тогда не может ни логично мыслить, ни здраво рассуждать. Бушующие эмоции этому препятствуют, делают человека “одержимым”, толкают на слова и высказывания, делающие невозможным какай либо диалог или объективное и хладнокровное обсуждение спорного вопроса...

    Расово-шовинистические сионистские установки г. Марголина делают его неспособным вести какой либо спор или дискуссию, если только вопрос, прямо или косвенно, касается еврейского племени...

    Как “страстно и безумно влюбленный” не видит никаких недостатков в предмете своей любви, несмотря на совершенно объективное наличие таковых, — так Ю. Марголин не видит и не желает видеть никаких недостатков в своем племени и его поведении, и действиях. Евреи всегда правы. Все остальные люди земного шара — всегда неправы в их конфликтах с “избранным народом”. Во все времени и со всеми народами...

    А если кто в этом дерзнет усомниться — у Марголина для такового готов целый поток слов, называемых попросту “ругательствами”.

    Так, например, в 1968 году Ю. Марголин, недовольный высказываниями о действиях Израиля людей с мировыми именами, Жан Поль Сартра и Арнольда Тойнби, написал и поместил статью “Столпы мудрости” в газете его единоплеменников “Новое Русское Слово”. В этой статье Марголин назвал, несогласных с ним Сартра и Тойнби “учеными дураками”... Потому, что Сартр обратил внимание всего мира на положение арабских беженцев, изгнанных из Палестины евреями, и на применение напалма во время “шестидневной войны”, а Тойнби, по словам Марголина, высказал мнение, что “евреи с их Библией худшие расисты, чем Гитлер”.

    Обвинения Марголина остались без ответа. Те, кого он назвал “учеными дураками” сочли ниже своего достоинства не только вступать с Марголиным в полемику или вести диалог, но и вообще обратить внимание на “грозного критика” из Иерусалима. Заряд Марголина пропал даром... А статья “Столпы мудрости” вряд ли вплела новые лавры в венок этого “зарубежного израильтянина”, занимающегося писаниями на русском языке. И забывшего, что “ругательство — не есть доказательство”. Ругаться не хуже Марголина умеют и одесские “биндюжники”, но они скромнее Ю. Марголина и свой “произведения” не печатают на страницах газет.

    Второй пример, новейший. Ю. Марголин не согласен с позицией, занятой Францией во время “шестидневной войны”, отказом Франции помогать своему бывшему “союзнику” — Израилю и признанием Францией действий Израиля агрессией (что признало и мировое общественное мнение — Генеральная Ассамблея Объединенных Наций).

    Ликуя при известии об уходе Де Голя, Марголин пишет статью “Де Голь капут”, в которой называет Де Голя “маниакально-злостным и склеротически упрямым стариком” и сообщает читателям “Нового Русского Слова” (в № от 9 мая 1969 г.), что среди причин, заставивших миллионы бывших его почитателей отвернуться от него, “в какой-то мере была и его антиизраильская политика”. По мнению Ю. Марголина, позиция, занятая Де Голем после июня 1967 года — это “политическое распутство” этого человека, который, как пишет Марголин, “потряс Израиль, когда в решающую минуту испытания очень просто и совсем неожиданно — повернулся к “союзнику” спиной и непристойно ЗАГОЛИЛСЯ”...

    Не “заголился” ли этими выражениями журналист Марголин перед культурными миром и не продемонстрировал ли он своими установками ту особенность своего племени, которая всегда, во все времена и у всех народов вызывала отталкивание от евреев коренного населения. Ту “юдофобию”, которую, по словам и еврея Спинозы, и англичанина Тойнби, евреи приносят с собой в страну, в которой они появляются.

    Отрицать это вряд ли решится даже Ю. Марголин. А объяснения этого явления тем, что все евреи — “хорошие”, а все не-евреи — “плохие” и что антиеврейские настроения — результат пропаганды “антисемитов и черносотенцев” не выдерживает никакой серьезной критики.

    Попытки борьбы с антиеврейскими настроениями путем отрицания наличия таковых или ругательствами по адресу всех тех, кто не согласен или кто дерзает критически высказаться о деяниях Израиля — это попытки с негодными средствами и напрасно к ним прибегает Ю. Марголин. Лучше бы он подумал о причинах, порождающих эти настроения. И немножко умерил свои эмоции и свой расово-шовинистический пыл и попытался обсуждать спорный вопрос на достойном культурных людей уровне, обуздавши бушующие страсти. Это было бы полезнее и для дела установления истины, и для всего “избранного народа”. Но для этого нужно видеть не только чужие ошибки, но подумать и о своих, о причинах (подлинных, а не воображаемых) извечных конфликтов евреев всей диаспоры и коренного населения стран рассеяния.

    Но, к сожалению, на эту тему наложено “табу”, нарушить которое не может или не хочет и Ю. Марголин, а потому все его писания, поскольку касаются “еврейского вопроса”, страдают отсутствием объективности и чрезмерной расовой эмоциональностью и на серьезного культурного читателя не производят впечатления, на которое, надо полагать, рассчитывал автор, трудясь над своими статьями.

    На них не откликнулся никто. Ни “ученые дураки” (Сартр и Тойнби), ни “непристойно заголившийся” Де Голь, ни многочисленные читатели “Нового Русского Слова”, которое напечатало ругательства и своеобразные словечки Марголина о “заголении” Де Голя.

    * * *

    Не оставил без внимания Ю. Марголин и мой очерк “Евреи в России и в СССР”, в котором приведено множество имен, фактов и событий, опровергающих утверждения всех евреев всего мира и их подголосков, что евреи всегда были жертвой “антисемитизма” русского народа во все времена и при всех режимах.

    Книга моя Марголину определенно не понравилась. Но опровергнуть, то что в книге приведено и превратить “бывшее” в “небывшее” Марголин даже и не попытался, понимая, что это была бы попытка с негодными средствами и привела бы его самого к немалому конфузу.

    Не разразился он и ругательствами по моему адресу, как это он сделал, когда ему не понравились высказывания Сартра, Тойнби и Де Голя. Спасибо и за это!...

    Подобно сентиментальной дамочке, которая при чтении книги, дойдя до мест неприятных, считает, что это все “не интересно” и чтение прекращает, Ю. Марголин пишет: “Большинство читателей, дойдя в предисловии до страницы, где автор повествует о “не имеющем прецедента в истории” превращении евреев в правящий класс Советской России”, книгу отложит и дальше читать не станет”... Но сам Марголин книгу не отложил и прочитал ее до конца, даже все “приложения” со списками многочисленных его единоплеменников, достигших “вершин власти” в СССР, в том числе и множество, не только “дипломатов”, но и вдохновителей и руководителей красного террора и разрушения культурных ценностей русского народа...

    Не будучи в состояния ни опровергнуть точность “списков”, ни найти оправдание действий разных палачей русского народа — своих единоплеменников — Ю. Марголин прибегает к старому способу: все отрицать. “Так это же не евреи, а отщепенцы” — пишет Марголин... Способ простой и доказательств не требует...

    Но достаточно ли он убедителен? Не следовало бы поинтересоваться мнением всего населения России о деятельности этих “отщепенцев”? Той деятельности, в результате которой за 30 лет пребывания евреев в СССР на положении правящего класса погибло пятьдесят миллионов коренного населения. (Подробный список помещен в этом сборнике ниже).

    А что мнение всего населения России, которое не делило евреев на “отщепенцев” и “не отщепенцев” выявилось в росте и усилении антиеврейских настроений, о которых велась речь на 8-ом всероссийском съезде советов, — об этом пишет С. Познер в ежегоднике на 1939 год “Еврейский Мир” (стр. 260) следующие строки: “Молотов говорил о наличии в стране и, как можно было заключить из его слов, в советской администрации, антисемитских чувств, но от имени правительства он грозил за оказательство их смертной казнью”. (Написавши “оказательство” вместо слова “проявления” или “высказывания”, С. Познер продемонстрировал свое недостаточное знание русского языка).

    Как же совместить и согласовать, приведенное выше с утверждением Ю. Марголина об “отщепенцах”?... И почему об “отщепенцах заговорили только теперь, а полстолетия не только молчали, но роль евреев в СССР всячески замалчивали?

    А когда, в начале 20-х годов, некоторыми евреями был поднят вопрос об отмежевании от деятельности их единоплеменников в России — на поднявших этот вопрос обрушилось многочисленное еврейство, пребывающее вне СССР... И вопрос замяли, замолчали... Угроза смертной казни за “чувства” (не за действия, а именно за “чувства”, как написано в “Еврейском Мире”, за чувства “антисемитические”, без уточнения, как их надлежит обнаруживать) подействовала. Население всей России не только замолкло и перестало высказываться по “еврейскому вопросу”, но старалось о нем даже и не думать — чтоб не выявить свои “чувства” под хмельком или даже во сне.

    И повторилось на всех просторах многоплеменной России то, о чем повествуется в еврейской истории — Библии, в “книге Эсфирь”, когда в один день, по желанию царской наложницы, “царицы” еврейки Эсфири и под руководством ее дяди Мардохея, было уничтожено 75.000 коренного населения в 127 областях, из которых состояло царство Артаксеркса. Уничтожено без суда и следствия, а только по той причине, что, по мнению евреев, эти коронные жители страны “мыслили зло” против евреев. Не схоже ли все это с “красным террором”, когда разными Бронштейнами, Урицкими, Апфельбаумами и их единоплеменниками уничтожался без суда и следствия культурный слой русского народа или обрекался на голод и ссылки только потому, что они были “социально чуждым элементом” и, как выразился Бронштейн-Троцкий, “в опасную для советской власти минуту могут стать в число ее врагов”.

    Попытка Ю. Марголина представить “книгу Эсфирь”, как “древнюю повесть большой поэтической силы” вряд ли кого сможет убедить. Подробно описанные “деяния” главных героев этой “повести” — Эсфири и Мардохея, и по сей день прославляемых евреями, как национальные герои, вызывают в читателе этой “повести” чувства гадливости и отвращения. Почему “Книга Эсфирь” включена христианами в “Ветхий Завет” (по выражению г. Марголина, в “Святое Писание”) — не знаю и не понимаю. Вообще в “Ветхом Завете” читатель найдет не мало персонажей, восхваляемых и прославляемых и евреями и христианами и подробное описание их деяний, каковые деяния всем миром и всеми религиями строго осуждаются и считаются аморальными. Например, Авраам, выдавший свою жену Сару, понравившуюся фараону, за свою сестру и получивший от этого не малые выгоды; Иаков, обманувший отца и тестя; Лот, оплодотворивший своих двух дочерей; Моисей, по инструкциям которого евреи обобрали египтян перед своим уходом; Давид, принесший как свадебный дар двести краеобрезаний филистимлян и истреблявший пленных врагов; и много других сынов избранного народа, совершавших дела, за которые у других народов судят и наказывают. Почему же еврейская история — Библия — их восхваляет? Ведь они сводничали, обманывали, мошенничали, истребляли беззащитных пленных...

    Неужели же правы те, кто утверждает, что все эти деяния не находятся в противоречии с миропониманием и правосознанием евреев? Судить не берусь. Если мне это объяснит г. Марголин — буду ему весьма признателен.

    Мало убедительно звучит и пространное объяснение деятельности, по словам Марголина, “заслуженного французско-еврейского деятеля” Адольфа Кремье, одного из основателей “Альянс Израэлит”. Приведенное в моей книге “Воззвание к евреям вселенной”, которое Ю. Марголин называет “очевидной для всех фальшивкой” и интересуется “из какого нечистого источника взял Дикий эту фальшивку?” Взято мною из книги, вышедшей в Москве в 1897 году, отпечатанной в типографии А. Мамонтова, Леонтьевский Переулок. Название этой объемистой книги — “Еврейские речи”. Автор — Алексей Шмаков.

    Содержание, приведенного мною “Воззвания к евреям вселенной”, в значительной мере, созвучно многочисленным библейским пророчествам и “обетованием”, что вряд ли сможет оспорить и Ю. Марголин. Стиль воззвания и отдельные в нем фразы и выражения — сущности содержания этого воззвания не меняют.

    Ярко и отчетливо выраженные в воззвании чувства расово-религиозного единства всех евреев всего мира и их твердая уверенность в своей “избранности” и приходе того времени, когда они будут господствовать над всеми народами мира, не так давно подтвердил на страницах “Нового Русского Слова” его со-редактор “Андрей Седых” (Яков Цвибак), закончивший свою серию очерков о путешествии в Израиль словами, что “сбылись пророчества, народы преклонились перед избранным народом, который и “наступил на выю их”...

    Утверждение Ю. Марголина, что “Воззвание” Кремье — “очевидная фальшивка”, напечатанная во Франции почти сто лет тому назад (в 1874 году) порождает вопрос, а как же реагировало еврейство в целом и родственники, друзья и почитатели Кремье, в частности, на напечатание этого воззвания? Ведь в “воззвании” было полностью напечатано имя министра Франции — Адольфа Кремье. А то, что написано в “воззвании”, неизбежно, вызывало вопрос о праве Кремье занимать пост министра Франции.

    Однако, насколько мне известно, никакого судебного процесса в связи с этим “воззванием” не было. Ни во Франции, ни в других государствах, в которых оно было напечатано. Если я ошибаюсь — буду благодарен всем тем, кто мою ошибку исправит и сообщит, когда и где состоялся процесс по делу этой “фальшивки” и каков был результат процесса.

    Ведь мог же быть возбужден судебный процесс в Швейцарии, в связи с так называемыми “Протоколами Сионских Мудрецов”. Напомню, как все было.

    26 июня 1933 года “Федерация Еврейских Общин в Швейцарии” и “Еврейская Община г. Берна” возбудили судебное дело против 5 членов “Швейцарского Национального Фронта”, распространявших “Сионские Протоколы”, добиваясь решения суда, что “Протоколы” — фальшивка и запрещения их публикации. Судебная процедура тянулась почти два года, причем было допущено много нарушений, давших основание для аппеляционной жалобы. Так, например, в то время, как 16 свидетелей, выставленных истцами были все допрошены — из 40 свидетелей выставленных обвиняемыми было допущено к даче показаний только два свидетеля. Весь ход процесса стенографировали два лица, предоставленные в распоряжение суда истцами, а не официальный стенограф суда. — Решение было вынесено только 14 мая 1935 года. “Протоколы” были признаны фальшивкой, а их публикация в Швейцарии запрещена. Обвиняемые это решение обжаловали в Швейцарский Аппеляционный Суд.

    1 ноября 1937 года этот суд полностью отменил решение, вынесенное первой инстанцией 14 мая 1935 года. Вся “мировая печать” широко оповестила о первом решении. Но о его отмене трудно найти где либо хоть коротенькую заметку...

    Остается только удивляться, что ничего подобного не было предпринято в связи с “Воззванием” Кремье, крупного “французского” политического деятеля 19 века, того самого Кремье, который умудрился провозгласить своих единоплеменников, проживающих в Алжире, “гражданами Франции”, что вызвало негодование коренных жителей Алжира — арабов и породило много кровавых конфликтов, стоивших не мало крови, не еврейской, а французской, пролитой в столкновениях с арабами Алжира.

    В свое время о характере деятельности этих алжирских “французов”, производства А. Кремье, не мало писал Мопассан в своих очерках об Алжире.

    Как известно, до самого последнего времени, алжирские арабы не были равноправны с французами, в отличие от алжирских евреев, пользовавшихся всеми правами и преимуществами граждан Франции. А когда надо было бороться за сохранение власти Франции над Алжиром — евреи в этой борьбе участия не принимали.

    Не следовало бы упомянуть и это обстоятельство г. Марголину, когда он писал о “Французско-еврейском” политическом деятеле — Адольфе Кремье? Может быть именно его деятельность много содействовала той волне антисемитизма, которая охватила Францию в конце прошлого столетия во время дела Дрейфуса... Не будучи в состоянии оспорить, приведенные в моем очерке данные о деятельности и роли евреев в карательных органах СССР и в создании и управлении концлагерей, Ю. Марголин сообщает, что многие из этих палачей русского народа сами погибли при разных чистках в СССР и были расстреляны. Это не новость — все знают о расстрелах и ликвидации разных Бронштейнов, Нахамкесов и не малого числа их сотрудников и единоплеменников. Но ведь это не смягчает их преступлений. Из каких соображений и побуждений Ю. Марголин счел нужным сообщить о застрелах его единоплеменников, проливших море крови коренного населения, когда они были на вершинах власти, — непонятно. Неужели же он думает, что этим сообщением может быть изглажено из памяти народной то страшное тридцатилетие, когда вся власть в России была в руках его единоплеменников, под управлением которых коренное население страны было жертвой массовых расстрелов и заполняло лагеря принудительного труда, в которых гибло не сотнями тысяч, а миллионами?...

    Как не забыли евреи Амана, по их утверждению, замышлявшего зло против евреев — так никогда не забудет все коренное население России деяния бесчисленных аманов, осуществлявших в России то, что Аман только замышлял.

    И никакие сообщения о расстреле отдельных “аманов” не изгладят из памяти народов России то, что совершили целый легион аманов, захвативших власть над великой страной, в которой они были пришельцами, всегда подчеркивая свою обособленность от коренного населения и свою “избранность”.

    Какие чувства и настроения в коренном населении России породила и вызвала деятельность этих аманов красноречиво говорит угроза расстрелом за “антисемитизм”, произнесенная от имени правительства на 8-м Всероссийском Съезде Советов, о которой упомянуто выше.

    Пишут по этому вопросу и некоторые евреи, выехавшие из СССР, как, например, Давид Бург или Наумов и выражают опасения, что в случае безвластия евреи могут быть поголовно вырезаны, в результате настроения масс и что от гибели их защищает советская власть, а потому евреи в СССР ее и поддерживают и, как пишется в сборнике “Русский антисемитизм и евреи”, молились Богу о сохранении жизни Сталина.

    Все вышеприведенное отлично известно каждому, кто хочет знать правду и никакими обвинениями русского народа в “преследовании и угнетении евреев” (прежде и теперь) эта правда не может быть вычеркнута из истории русско-еврейских взаимоотношений.

    Попытка же Ю. Марголина смягчить эту горькую правду, сообщением о расстреле нескольких палачей может быть названа “жалким лепетом оправданья”...

    Слава Ю. Марголина об отсутствии у меня искреннего желания понять евреев “изнутри” и “вчувствоваться” в этот народ вызывают у меня желание ответить, что и я, и мой народ, особенно из “черты оседлости”, на протяжении столетий достаточно “почувствовали” на себе деятельность евреев, чтобы пропала всякая охота понять их “изнутри” и “вчувствоваться” в него.

    И тогда, когда евреи имели ключи от православных церквей, были арендаторами и управляющими имений польских помещиков, шинкарями и торговцами; и тогда, когда многие из них стали подрядчиками, капиталистами, владельцами золотых приисков; и тогда, когда они заполнили собою ряды адвокатов, врачей, журналистов; и тогда, когда они, после 1917 года, устремились в аппарат власти и все отрасли жизни чужого и чуждого им народа, превратившись в советских вельмож, начальников лагерей, прокуроров и следователей ЧК.

    В украинских сказаниях и фольклоре можно найти не мало строк с описанием того, что терпел народ в результате деятельности этих непрошенных гостей на русской земле. В моей “Неизвращенной Истории Украины-Руси” приведено не мало данных по этому вопросу.

    Зная все это, трудно обвинять русских в отсутствии “искреннего желания “понять изнутри и вчувствоваться” в народ еврейский, как пишет Ю. Марголин.

    Ведь я русский — сын той части русского народа (украинцев), на территории которого происходила деятельность народа еврейского, в течении четырех столетий.

    Почему бы г. Марголину, вместо обвинений русского народа, не обратиться к арабам с призывом “понять изнутри и вчувствоваться в народ еврейский”?

    Ведь в арабском мире евреи никогда не испытывали никаких ограничений и не происходило погромов, которых было так много во всех странах еврейского рассеяния; евреи мирно сосуществовали с мусульманами — арабами до того времени, когда евреи предъявили свои права на Палестину и начали их осуществлять с применением методов насилия и террора, составляя незначительное численное меньшинство в арабском мире.

    Основывать же права на Палестину “завещанием на Сионе” — дело несерьезное и вряд ли здравомыслящий человек может признать документом на владение библейские сказки. Не лучше ли перестать требовать, а начать сговариваться.

    Это настоятельно диктуют события последних лет и двадцатилетний опыт и результаты деятельности государства Израиль созданного в Палестине, где евреи не имели большинства, а составляли только меньшинство населения территории, на которую они претендуют, ссылаясь на Библию.

    Если через 20 лет после провозглашения создания независимого Израиля, его премьер заявляет, что без постоянного притока средств извне и пополнения новыми иммигрантами государство существовать не может и не просит, а требует от мирового еврейства оказывать Израилю регулярную помощь деньгами и людьми — то надо же сделать выводы и подумать о своем будущем. Ведь вряд ли можно рассчитывать, что эта помощь будет продолжаться вечно и что вечно США всемерно будут поддерживать Израиль и защищать от возможных нападений.

    А что будет, если прекратится помощь извне и поддержка США при всех обстоятельствах, а 6-ой флот США уйдет из Средиземного моря? Что тогда?

    Ведь друзей, на помощь которых можно рассчитывать, у Израиля нет, о чем красноречиво говорят голосования в Объединенных Нациях, особенно в последнее время.

    Советский Союз, который ценой большой крови своих граждан спас всех евреев от поголовного истребления немцами в годы последней войны, теперь спасать Израиль не будет. Не будут спасать и все мусульманские государства со своим 450-миллионным населением — их симпатии на стороне арабов, а не евреев.

    Более чем сомнительно, чтобы решились на войну Англия и Франция для осуществления “завещания на Сионе” — у них и без Израиля не мало своих забот...

    В такой обстановке задираться особенно не приходится, чего не желает понять Израиль. Друзей же он и не ищет, довольствуясь, по-видимому своим влиянием на политику всемогущих США, (чье всемогущество в последнее время берегся под сомнение). Забыт и 1956 год, когда от одного окрика Москвы и Израиль, и его тогдашние “союзники” — Англия и Франция прекратили победоносное наступление на Египет, а США предпочли не вмешиваться в это дело. Не помогли тогда и заявления Бен Гуриона, что “Израиль осуществляет миссию, завещанную ему на Сионе”. Пришлось уходить с захваченных земель.

    Если такого же окрика Москвы не последовало во время “шестидневной войны” — это еще не доказывает, что так будет и при дальнейшем развитии еврейско-арабского своеобразного “сосуществования”, грозящего в любой момент превратиться в новую войну.

    Существует мнение, что в этом случае Москва, не желая рисковать развязыванием мировой войны в случае оказания непосредственной помощи арабам путем посылки своих вооруженных сил, прибегла к другому способу — осуждению действий Израиля и требования очистить занятые территории Объединенными Нациями в чем и преуспела. Как известно, осенью 1967 года ни одно государство мира не стало на сторону Израиля, даже бывшие “союзники” по Суэцкому конфликту — Англия и Франция и покровитель Израиля — США. Израиль остался в одиночестве и игнорировал и решения мирового форума — О. Н., и требования папы Римского о нейтрализации Иерусалима, одинаково священного и для католиков и всех христиан, и для мусульман, а не только для евреев.

    На кого же и на чью помощь рассчитывает Израиль, занявши такую вызывающую позицию и не считаясь с решениями и советами того международного форума, который в 1947 году санкционировал создание государства Израиль?

    А что, если О. Н. пересмотрят свое решение о признании Израиля или предпримут надлежащие меры, чтобы ввести Израиль в те границы, которые ему определены решением О. Н. в ноябре 1947 года? Разве это не возможно и разве не была бы логична подобная реакция на деятельность Израиля?

    Обо всем этом следовало бы думать руководителям политики Израиля и прекратить свои обвинения России в “угнетении и преследовании” евреев — своих граждан как это делают официальные представители Израиля в О. Н., например, Шабтай Розен 2 марта 1968 года в комиссии О. Н. “о правах человека”, а их энергично поддерживают “зарубежные израильтяне”, выступающие от имени США, например, Гольдберг, Эйбрам — оба по паспорту “американцы”.

    Нет! Господа израильтяне, как израильские, так и зарубежные! облыжными обвинениями русского народа в дискриминации евреев в СССР вы своего положения не измените и никого не убедите. И негодования всего мира деятельностью еврейского государства Израиль не устраните.

    Не лучше ли подумать о том, что бы было со всеми евреями мира, если бы не был сокрушен Гитлер, уже начавший поголовное истребление евреев? Некому бы было создавать государство Израиль за отсутствием евреев...

    Вспомнить, какое государство понесло неисчислимые жертвы в борьбе с немцами, которые несли уничтожение всем евреям, и тем спасло не мало тех, кто теперь изрыгает хулу на своих спасителей.

    Не следовало ли бы сионистам, создавшим государство Израиль, но не сумевшим привлечь к переселению в “Обетованную землю” своих единоплеменников, рассеянных среди других народов, задуматься над результатами и “вчувствоваться” в настроения тех народов, среди которых евреи предпочли остаться жить, пользуясь всеми правами и принимая самое активное участие во всех отраслях их жизни, не исключая и внешней политики тех государств, по паспортам которых они живут, оставаясь сионистами или “зарубежными израильтянами” по выражению бывшего министра Франции — Майера. Ведь интересы государства Израиль далеко не всегда совпадают с интересами государств, в которых пребывают евреи, как равноправные граждане.

    До создания государства Израиль этот вопрос, вопрос “двойного подданства” и лояльности по отношению к государству своего пребывания не мог быть поставлен. Совсем иначе обстоит дело теперь, после 1947 года. Оправданно и уместно будет, если государство поставит вопрос о возможном комплексе “двойного подданства” у своих граждан еврейского племени. И предпочтет, чтобы те отрасли жизни государства, которые требуют стопроцентной лояльности, руководились и представлялись теми его гражданами, в патриотизме и лояльности которых нет сомнения.

    После 1947 года в СССР это обстоятельство учли и, не желая своих граждан — евреев ставить в неловкое положение, весьма деликатно, без всяких судов и процессов, попросту отстранили их от участия в делах связанных с внешней политикой и обороной государства. Разве это не разумно и не гуманно? Особенно именно теперь, когда действия Израиля привлекают внимание всего мира и трудно найти им оправдание с точки зрения общечеловеческой морали и в рамках миропонимания и правосознания современного человечества.

    Называть эти разумные и оправданные мероприятия “преследованием” евреев, как об этом пишет мировая печать, значит или полное непонимание происходящего или же просто нежелание понимать и извращение истины.

    Тем более сами евреи, создавши свое национальное государство не допустили ни одного нееврея ни в свой дипломатический корпус, ни в генеральный штаб, ни в министерство обороны. А в границах государства Израиль, как известно, не мало есть и граждан неевреев. Почему бы не назначить куда нибудь послом Израиля, проживающего там и ничем не проявившего своей нелояльности араба?... Или, хоть и еврея по племени, но христианина по религии?... Ведь есть и такие.

    Но эта возможность в государстве Израиль, называющем себя “демократическим” совершенно немыслима и вряд ли кто решится даже говорить вслух об этом.

    Как же можно тогда возмущаться мероприятиями СССР и называть их “преследованием евреев”?

    Обо всем этом следует крепко подумать всем тем, кто бросает обвинения русскому народу в “антисемитизме” и дискриминации своих граждан — евреев.

    Не вызовут ли подобного рода обвинения нечто совсем обратное тому, к чему стремятся обвинители? Не пробудит ли эта пропаганда обостренную национальную бдительность не только в населении СССР, но и в других государствах всего мира?... Ю. Марголин назвал мою книгу “погромной”, надо полагать, надеясь этим ее дисквалифицировать, но не потрудился даже попытаться опровергнуть, приведенные в книге данные о деятельности в России его единоплеменников в первые 30 лет Советской власти, когда евреи заполняли все ключевые позиции жизни страны. Не была ли эта деятельность погромом и разгромом национальных и культурных ценностей великой страны и уничтожением ее культурной элиты?

    Русский народ — жертва этого погрома и разгрома — и не забудет его никогда, как не забыли евреи Амана, который только замышлял зло против сынов Израиля, но не успел его осуществить.

    И не русский народ следовало бы Ю. Марголину обвинять, а своих единоплеменников, которые своими действиями породили антиеврейские настроения и чувства среди многоплеменного населения России-СССР. И от них отмежеваться.

    Каяться за содеянное и благодарить за спасение — вот чем следовало бы заняться всем евреям вообще, а Ю. Марголину, в частности, вместо обвинений того народа, которому мировое еврейство обязано своим спасением во время последней войны.

    Это было бы и справедливо, учитывая удельный вес и престиж СССР вообще во всем мире, а в арабских странах, в особенности.

    Единственный в Европе “союзник” Израиля — Западная Германия не может считаться союзником надежным, на которого можно полагаться. Не так давно немцы были союзником Сталина. И, если они сочтут для себя выгодным, легко могут свои симпатии с Израиля перенести на СССР и на арабский мир.

    Надежным и верным своим союзником Израиль может считать только США — других союзников во всем мире у Израиля нет. Но и этот союзник далеко уже не всемогущ, каким он казался в первые послевоенные годы. События во Вьетнаме продемонстрировали перед всем миром, что и США, несмотря на все желание, далеко не всегда могут это желаемое осуществить.

    Обращая внимание Ю. Марголина на все вышеизложенное, в моем отклике на его статью “Хабура!” считаю своим долгом выразить мое удовлетворение, что г. Марголин не обругал меня, как это он сделал в ответ на высказывания Сартра, Тойнби и Де Голя.

    Что же касается квалификации моей книги, как “погромной” — не обижаюсь и за это, а объясняю повышенной расово-религиозной чувствительностью автора, лишающей его способности быть объективным в вопросах, касающихся его племени. Многочисленные читатели мой исторический очерк назвали “правдивым”.

    Андрей Дикий

     

     

    МЫСЛИ ВСЛУХ

    М. Гольдштейн

    ПО ПОВОДУ КНИГИ АНДРЕЯ ДИКОГО “ЕВРЕИ Б РОССИИ И В СССР”

    Современный антисемитизм перерос рамки внутренней жизни отдельно взятой страны. Юдофобство стало грозным политическим орудием в руках агрессоров и завоевателей. Шестидневная война израильского народа сорвала маски политических авантюристов и эти волки уже не могут спрятаться за овечью шнурку.

    Мир разделился на людей, симпатизирующих еврейскому народу, и на стремящихся уничтожить еврейский народ. Ныне — антисемитизм стал “привилегией” советских коммунистов и их арабских марионеток. Этот антисемитизм достался “высокоидейным” советским коммунистам по наследству от самого Адольфа Гитлера.

    Я знаю великолепную книгу С. Шварца о жизни евреев в СССР, где показаны глубоко правдивые документы о трагической судьбе евреев в СССР. Книга издана в Америке. Автору не были доступны многие документы. Но то, что он сумел собрать, является свидетельством о подлинной сути советского коммунизма, построившего позорное для нашего времени рабовладельческое государство.

    Я недавно нахожусь в эмиграции, лишь около года. Еще живы мои страшные воспоминания о советском антисемитизме. Когда А. Н. Косыгин заявляет на пресс-конференции в США, что в СССР нет никакого старого и никакого нового антисемитизма, невольно хочется сказать: он прав, есть лишь постоянный государственный антисемитизм.

    Зачем мне ссылаться на заявления других лиц. Я сам видел все своими глазами. Я многое испытал на самом себе. Я потерял множество замечательных друзей, вина которых состояла лишь в том, что они были лицами еврейской национальности.

    Нет оправдания убийцам гениального артиста С. Михоэлса, замечательных еврейских писателей. Да и сами убийцы не находят слов для оправданий. Они пускаются на явную ложь и стараются неоднократно доказать, что “слухи” об убийстве еврейских писателей “сплошная выдумка капиталистической пропаганды” и даже бесстыдно врали, что Ицик Фефер, Перец Маркиш и убитые вместе с ними “живы и здоровы”. Не всегда ложь коммунистов бывает гладкой.

    Думаю, что книга С. Шварца была горькой пилюлей для советских коммунистических фашистов.

    Когда я встретил объявление о новой книге А. Дикого “Евреи в России и в СССР”, мне захотелось с ней познакомиться. Я читал мало эмигрантской литературы на русском языке и каждая книга вызывает вполне оправданный интерес.

    Мне удалось достать книгу Андрея Дикого. Читаю. Автор сообщает, что книга его напечатана в ограниченном количестве экземпляров. Но этих ограниченных экземпляров, по моему мнению, оказалось более, чем достаточно. Но суть, конечно, не в количестве экземпляров, а в их качестве в их политическом направлении.

    Андрей Дикий пишет: “В предвидении возможности второго издания этой книги, которая благодаря отсутствию средств печатается в ограниченном числе экземпляров, а также и возможности ее перевода (полного или сокращенного) на иностранные языки, обращаюсь с просьбой к читателям прислать мне свои мнения о содержании и изложении книги, а также пожелания, что бы следовало в возможном втором издании дополнить, изменить, выпустить или уточнить.

    Думал я написать автору свое личное мнение. Но решил его высказать в открытом письме. Если я не прав, пусть меня поправят. Приму справедливые поправки с великой благодарностью.

    Каждый волен думать по своему усмотрению. Как говорится — “на вкус и цвет товарища нет”. Но вместо вкуса бывает странный политический привкус. И о нем хочется поспорить. Когда этот политический привкус выходит в большом количестве экземпляров, это особенно тревожно.

    Андрей Дикий утверждает, что “весь некоммунистический мир полностью находится во власти пропаганды о “русском антисемитизме” и о “геноциде” евреев в СССР” (стр. 313). Кто же ведет эту пропаганду? Автор не решается прямо сказать. Думайте, что хотите. Почему Дикому потребовалось сомневаться в геноциде (да еще беря это слово в кавычки) в СССР? На каком основании он делает такой вывод? Кого он стремится обелить и спасти от позора?

    На стр. 317 Андрей Дикий слишком самоуверенно утверждает: “Неужели вся эмиграция, отлично понимающая и знающая, что никакого “антисемитизма” в России-СССР нет, не может мужественно и открыто выступить против этого навета?”

    Я лишь недавно стал эмигрантом, но я бы не рискнул выступить с таким категорическим заявлением. Более того, я абсолютно не согласен с тем мнением, что “вся эмиграция отлично понимает и знает, что никакого “антисемитизма” в России-СССР нет”. Интересно, откуда это знает сам Дикий? Из каких источников?

    Может быть Дикий разъяснит, чем же руководствовались советские коммунисты, когда, совершили зверское убийство артиста Михоэлса? Почему были переполнены советские тюрьмы еврейской интеллигенцией? Почему давным давно была так трусливо и позорно закрыта газета “Эйникайт”? Кстати, цитируя высказывание редактора московской еврейской газеты “Эйникайт” С. Рабиновича, Андрей Дикий ставит дату: Москва, 1966. Но почему же не указывает Дикий, что “Эйникайт” уже давно закрыта? Да и откуда получил Дикий эту цитату в 1966 году?

    Андрей Дикий с пеной у рта доказывает, что “никаких “гонений” на евреев в СССР не произошло” (стр. 323). Такое утверждение, вероятно, постеснялись бы напечатать даже в бесстыдной советской прессе. Достаточно вспомнить дело врачей, ограничения в приеме на работу, недопущение евреев в учебные заведения. Это знает каждый советский ребенок.

    Дикий еще берется утверждать, что “никогда за все время своего рассеяния, ни в одном государстве делу развития еврейской культуры, а отнюдь не ее подавления или преследования, как часто пишут недобросовестные исследователи положения еврейской культуры в СССР” (стр. 291) не уделялось такого внимания.

    Есть такое выражение: “Москва слезам не верит”. Особенно не верят крокодиловым слезам. Я жил много лет в Москве. И я хотел бы, чтобы господин Дикий (или товарищ Дикий — как принято называть в Москве) привел факты. Но он их не приводит. Живя в Америке, не трудно убедиться в том, что там действительно существуют условия для развития еврейской культуры. В Америке издается множество литературы на еврейском языке, собирается фольклор еврейского народа, исследуются памятники еврейской материальной культуры. Как же господин (или товарищ) Дикий, живя в Америке этого не замечает? Он не замечает, что европейские культурные организации существуют во многих некоммунистических странах. Да и не хочет замечать. А вот в СССР ему “удалось заметить”. Что же Дикий называет развитием еврейской культуры в СССР? Быть может закрытие еврейского театра в Москве и в других городах? Быть может неумение евреев в СССР разговаривать на своем родном языке?

    Да и сам Дикий не прочь “пооткровенничать” по поводу еврейской культуры и причисляет Шолом-Алейхема, Бялика и других еврейских писателей к числу третьеразрядных. (см. стр. 142). Недовольно приходится удивляться высокой оценке русского писателя Максима Горького в отношении Шолом-Алейхема. И еще более удивительно, что в СССР решили издать собрание сочинений Шолом-Алейхема на русском языке. Жаль, что не посоветовались с Андреем Диким.

    * * *

    Когда говорят об антисемитизме в СССР, Андрей Дикий это рассматривает как навет на русский народ. Но часто сам же себе противоречит, ссылаясь на то, что существует в СССР антиеврейские настроения среди населения и поэтому правительство СССР вынуждено было “их учитывать”.

    Я долго жил в СССР, почти полвека. Я хорошо знаю подлинные настроения различных кругов населения. И со всей откровенностью я берусь утверждать, что антисемитизм чужд истинно русскому человеку. Коммунисты и русский народ — это не одно и то же. Коммунисты — это раковая опухоль на теле русского народа.

    В разные времена возникали стихийные антиеврейские погромы не только в России, но и во многих странах. Но история антиеврейских настроений начиналась сверху, а не снизу. Честные люди всегда выступали против антисемитизма.

    Да, действительно были ограничения в России по отношению к евреям. Но в царской же России широко развилась замечательная еврейская литература, музыка и театр. Братья Антон и Николай Рубинштейны, лица еврейского происхождения, основали более 100 лет назад первые русские консерватории в Петербурге и в Москве. А кому не знакомы имена художника Исаака Левитана, скульптора Марка Антокольского, певца и режиссера (с 1909 год), да и при том главного режиссера Марьинского Императорского оперного театра в Петербурге Иохима Тартакова! Все они были евреями. Более того, в Петербургской консерватории преподавал еврей Леопольд Ауэр и среди его учеников были Яша Хейфец, Михаил Эльман, Ефрем Цимбалист, Натан Милыптейн. Все они считали возможным жить при царском режиме и предпочли эмигрировать из советской России.

    В моих руках интересная брошюра. Она посвящена еврейскому литературно-музыкальному вечеру, который состоялся 22 марта 1916 года в Петрограде. А организатором этого вечера было “Русское общество для изучения еврейской жизни”. Председателем этого общества был Гофмейстер Высочайшего Двора граф И. И. Толстой. Среди членов комитета этого общества — член государственной Думы Н. В. Некрасов.

    А вот 1-й § Общества: “Русское Общество для изучения еврейской жизни имеет целью: изучение еврейской жизни в ее прошлом и настоящем. Для этого Общество занимается изучением и исследованием еврейской истории, письменности, литературы, искусств, фольклора, быта, экономического и правового положения”

    Известно, что Общество собрало множество интереснейших памятников еврейской культуры. В свободном и демократическом советском государстве, где существует полное “равноправие” всех национальностей, эти памятники стали недоступными.

    Именно в царской России была широкая еврейская пресса. Именно в царское время была издана в России многотомная еврейская энциклопедия. Издавался журнал “Еврейская жизнь”, печатавший интереснейшие литературные произведения.

    Еще раз вернусь к литературно-музыкальному вечеру 22 марта 1916 года. Знаете ли, господин Дикий, кто принимал участие в организации этого вечера? Сообщаю. Писатель Леонид Андреев, композитор Александр Глазунов, Максим Горький, сенатор С. В. Иванов, член Государственного Совета М. М. Ковалевский, А. И. Куприн, член Государственной Думы П. Н. Милюков, Федор Иванович Шаляпин и многие другие русские люди. А ответственным распорядителем вечера был граф. И. И. Толстой.

    Но это было в 1916 году, в самом Петрограде. Не думаю, что такой вечер может быть организован, да еще при участии таких знаменитых русских людей, в 1968 году. Скорее будет организован суд над молодым писателем Гинзбургом, или митинг протеста против действий израильских “агрессоров”.

    * * *

    Дикий лишь вскользь упоминает о постыдном разговоре между Риббентропом и Сталиным по поводу судьбы трех миллионов польских евреев. Сталин отказывался их впустить в СССР. А те польские евреи, которые все же надеялись спасти свою жизнь в СССР были подвергнуты насильственному возвращению в оккупированную гитлеровцами Польшу, где их ждала смерть в Освенциме и в других лагерях. И когда С. Шварц в своей книге об этом вспоминает, Андрей Дикий с негодованием отчитывает Шварца. Вот, что пишет Андрей Дикий: “Перечисление всех случаев недопущения без разрешения в СССР свидетельствует только о бдительности Рабоче-Крестьянской Красной Армии, которой правительством была поручена охрана границ, что г. Шварцу следовало бы знать и своим возмущением не демонстрировать свое полное непонимание основных норм права” (стр. 321).

    Заметьте, с каким высоким уважением и любовью говорит Дикий о Рабоче-Крестьянской Красной Армии! О той самой армии, которая расстреливала и давила танками недовольных советских режимом советских рабочих и крестьян.

    Дикий утверждает, что “вряд ли можно сомневаться и в том, что все население СССР не особенно бы огорчилось, если бы все до одного представители еврейской этнической группы навсегда покинули страну” (стр. 347). Невольно хочется заметить, откуда Дикий так хорошо знает истинные желания населения СССР? А может быть все таки бы огорчились, если бы навсегда покинули СССР скрипач Давид Ойстрах, пианист Эмиль Гилельс, дирижер Большого театра в Москве Борис Хайкин, балерина Майя Плисецкая, знаменитые шахматисты, врачи, ученые, писатели и спортсмены? Кстати, многие представители еврейской “этнической группы” с удовольствием бы покинули СССР. Но вот беда, их не пускают. А те, кто посмел заявить Сталину в письменном виде о своем намерении уехать в Израиль, были вывезены в концентрационные советские лагери.

    Дикий иллюстрирует свою книгу специально подобранными из органов советской охранки статистическими данными. Его смущает, что в первые годы советской власти евреи занимали важные государственные посты. Но Дикий не разъясняет, что во главе советской власти был Ленин, который сам назначал на эти посты евреев, латышей и представителей других народностей. Если это не нравится Дикому, он должен прежде всего винить в этом самого Ленина. Что же касается чиновников разных национальностей, то они лишь выполняли указания Ленина. И еще известно, что Ленин не либеральничал с теми, кто ему не подчинялся.

    Очень смущают эти специально подобранные таблицы. Те, кто снабжал Дикого такими таблицами, верили, что они окажутся в “надежных руках”.

    Книга Дикого издана в 1967 году. Это был памятный год, когда советские антисемиты получили от Израиля звонкую оплеуху. Правда, ее стыдливо стараются прикрыть ладонью. А на плевки в лицо говорят, что это дождь. Говорить можно все, что угодно! Когда я в Мюнхене разговорился с одной старой русской женщиной и спросил ее, в чем она видит преимущество советского режима перед другими режимами, она наивно ответила: “Ах, у них такой чудный балет?” Можно было подумать, что в царской России вовсе не было балета, что никогда не было Анны Павловой или Михаила Фокина. И еще я услыхал от одного наивного человека, что Советский Союз “специально вооружил арабов, чтобы только доказать им свою дружбу. А сами советские вожди прекрасно знали, что арабы потерпят поражение от Израиля. Этим поражением СССР хотел усмирить воинственный пыл арабов и прибрать их в свои руки”. Вот же какие теории можно придумать!

    Язык без костей, говорить можно все, что угодно. Правда, это не относится к населению СССР. За такие разговоры жители СССР могут угодить за решетку.

    Другое дело, когда в США создается книга, которая преследует желание спасти коммунистических авантюристов, оправдать их действия и их идеологию. А что собой представляет коммунистическая идеология, хорошо знает весь мир. Все знают, кому обязаны напряженной обстановкой, страхом перед военными авантюрами и шантажом, кто снабжает оружием арабов, кто засылает террористов и убийц.

    Андрей Дикий сообщает свои домашние адреса. Летом, от мая до ноября он живет: 14, Springier St., Maine 04357. А зимой — от ноября до мая: 518 W 111 St. App. 2, New York, NY 10025.

    Андрей Дикий ждет отклика на свою книгу. Но я решил не воспользоваться предложенными домашними адресами. У меня они вызывают неприятные чувства.

     

    А. Дикий

    О “МЫСЛЯХ ВСЛУХ” МИХАИЛА ГОЛЬДШТЕЙНА

    Укрывшись в стенах Иерусалима, новейшей эмигрант, до 1966 года активный сотрудник Советской власти — журналист, композитор и музыкант, Михаил Гольдштейн напечатал в русской эмигрантской газете “Русская Мысль” (№2676) свои “Мысли вслух” по поводу моего исторического очерка “Евреи в России и в СССР”.

    И по форме, и по содержанию “Мысли вслух” являются доносом и клеветой, в чем легко сможет убедиться всяких культурный и внимательный читатель моей книги, так взволновавшей советского журналиста Михаила Гольдштейна, по-видимому набившего себе руку в подобного рода произведениях в бытность его сотрудником многочисленных органов печати в СССР.

    Вот что пишет этот свежеиспеченный “антикоммунист”, в “Мыслях вслух”:

    “Дикий иллюстрирует свою книгу специально подобранными из органов советской охранки статистическими данными. Его смущает, что в первые годы советской власти евреи занимали важные государственные посты. Но Дикий не объясняет что во главе советской власти был Левин, который сам назначал на эти посты евреев, латышей и представителей других народностей. Если это не нравится Дикому — он должен винить в этом самого Ленина Что же касается чиновников разных национальностей, то они лишь выполняли указания Ленина. И еще известно, что Ленин не либеральничал с теми, кто ему не подчинялся. Очень смущают эти специально подобранные таблицы. Те, кто снабжал Дикого такими таблицами верили, что они окажутся в “надежных руках”... Цитирую эти слова г. Гольдштейна без каких либо изменений, предоставляя читателям самим вынести суждение о понимании автором таких строк, что такое полемика, что такое журналистская этика и что такое есть просто донос и клевета.

    Читателям же предоставляю и вынесение суждения о серьезности и обоснованности утверждения г. Гольдштейна о вынужденном участии евреев в создании аппарата власти в СССР вообще, а карательных органов — ЧК и НКВД — в частности.

    Моя книга “Евреи в России и в СССР”, вызвавшая статью г. Гольдштейна в газете “Русская Мысль” (28 февраля 1968 г.) озаглавленную “Мысли Вслух”, имеет подзаголовок “Исторический Очерк”. Это обязало меня быть строго объективным, отрешиться от личных симпатий и антипатий и оперировать только с фактами и данными, проверенными мною (по мере возможности) и никогда в эмигрантской печати не опровергнутыми. В ходе изложения, а также в приложениях, я всегда указываю источник (книгу или периодическое издание), из которого почерпнуты, приводимые в очерке факты, события и имена, причем оговариваюсь, что в именах могут быть неточности по той причине, что многие евреи принимали псевдонимы, чисто русские и под таковыми действовали как советские вельможи, дипломаты, деятели и руководители всех областей жизни страны, а, в особенности, в ЧК и НКВД я разных карательных органах. Делая эту оговорку, я просил читателей указать на допущенные мною ошибки, буде таковые будут ими обнаружены.

    По-видимому, не будучи в состоянии оспорить или опровергнуть, приведенные в очерке факты, события и имена, г. Гольдштейн в своих “Мыслях Вслух”, не касаясь вопроса о точности приведенных данных, пустился в рассуждения о том, каким путем я получил эти данные и клеветнически утверждает, что этими данными меня “снабдила советская охранка”, что значит, что я с этой “советской охранкой” имею контакт, будучи политическим эмигрантом — антикоммунистом и гражданином США.

    К сожалению, я лишен возможности прибегнуть к суду или реагировать другим способом по той причине, что г. Гольдштейн укрылся за стенами Иерусалима и, в случае судебного разбирательства таковое должно будет происходить в государстве Израиль, причем я, как обвинитель, должен нести все судебные издержки, внеся их вперед, до разбирательства дела. Для этого я не имею материальных возможностей. Не имею возможности и приехать в Израиль для встречи с клеветником... Надо полагать, что на это и рассчитывал Гольдштейн, пославши из Иерусалима свою статью-донос и клевету — в русскую газету, выходящую во Франции.

    Для читателей этой газеты, а отнюдь не для Гольдштейна, который своим доносом дисквалифицировал себя для какой бы то ни было полемики с ним, я послал в ту же газету (“Русская Мысль”) мой “Ответ вслух” на “Мысли вслух” Гольдштейна. Но, к сожалению, мой “Ответ вслух” не был напечатан полностью, а из него приведены только выдержки, хотя мой “Ответ вслух” и был во много раз короче доноса Гольдштейна, названного им “Мысли вслух”.

    Это обстоятельство и побуждает меня более подробно остановиться на той части “Мыслей вслух”, которые являются или диффамацией по отношению ко мне лично, бросая тень на мое доброе имя, или искажают и извращают некоторые факты и события, приведенные мною в моем очерке “Евреи в России и в СССР”.

    Восторгов г. Гольдштейна, его единоплеменниками, игравшими и плясавшими в России и в СССР, я не разделяю и Ицика Фефера, Переца Маркиша, Шолом Алейхема, Семена Юшкевича, Бялика и других евреев, писавших по русски и по еврейски, “первоклассными” писателями не считаю, а причисляю к “третьеразрядным”. Один Пушкин, Гоголь или Достоевский, по моему мнению, внесли вклад в русскую и мировую литературу неизмеримо больший чем все евреи, писавшие по русски, вместе взятые. То же самое можно сказать о евреях — музыкантах и других деятелях искусства, каковых было не мало в России и стало еще больше в СССР...

    Но все это — дело вкуса, а о вкусах не спорят... И свое субъективное мнение никому не навязывают. Не пытаюсь и не хочу навязывать и я. Если для г. Гольдштейна артист С. Михоэлс “гениален”, а евреи — поэты и писатели — “замечательны” — от дискуссии по этому вопросу воздерживаюсь, зная что вкусы русские и еврейские различны.

    “Ответить вслух” (не для Гольдштейна, а для читавших его “Мысли вслух”) и кое что разъяснить я считаю нужным по трем, затронутым им вопросам:

    I.         О принудительном участии евреев в создавши каркаса советской власти.

    II.       О “снабжении” меня списками органами “советской охранки”.

    III.     Об отношении к евреям коренного населения СССР.

     

    I. Принудительное участие — по приказу Ленина.

    Утверждение Михаила Гольдштейна о вынужденном участии евреев в создании и укреплении аппарата власти в СССР, напечатанное в русской эмигрантской газете заслуживает особого внимания ибо находится в полном противоречии со всем, что по этому вопросу было напечатано за последние пол столетия, на языках всего мира.

    Если поверить г. Гольдштейну, то не жажда власти и материальные выгоды, а только страх ослушаться, как он выражается, “приказаний Ленина, который не либеральничал с теми, кто ему не подчинялся” был той причиной, которая толкнула евреев в аппарат новой власти вообще, а в его карательные органы, в особенности.

    “Страх” этот был настолько силен, что распространился даже через океан — на прерывавших в США евреев и они двинулись через океан “углублять революцию”, заполнивши собою два, специально для “углубителей” зафрахтованных парохода.

    Эти мореплаватели — Урицкий, Володарский, Бронштейн и много сотен их единоплеменников по прибытии в Россию пролили не мало русской крови, создавши “Чрезвычайки” и установивши “красный террор”.

    Гольдштейну, как советскому журналисту, не может не быть известно, что среди этих мореплавателей — “углубителей” не-евреев почти не было. Это не трудно установить на основании списков пассажиров этих пароходов, которые в свое время печатались в американских газетах и еще не уничтожены. В своей книге я не привел сотни имен из соображений экономии места.

    Не этот ли самый “страх” ослушаться Ленина заполнил евреями “пломбированные вагоны”, в которых они проследовали в Россию через территорию Германии, находившейся в состоянии войны с Россией — с разрешения германского командования. Списки пассажиров этих “пломбированных вагонов” тоже хорошо известны. Прибыли они в Россию в двух поездах. В первом было всего 29 пассажиров, из которых 20 были евреи. Во втором поезде было пассажиров 130, из них евреев 119.

    Все эти пассажиры были призывного возраста и, как русские подданные, должны бы были немедленно явиться в воинские присутствия для отбывания воинской повинности. Все их сверстники — русские были на фронте. Однако “пломбированные” пассажиры об этом и не вспомнили и занялись “углублением революции”.

    В годы гражданской войны Центральные Комитеты партий социалистов-революционеров и социал-демократов-меньшевиков, состоявшие в подавляющем большинстве из евреев (поименно приведены в моей книге) вынесли решение поддержать коммунистов, разлагая тылы антикоммунистических сил и вступая в ряды Красной Армии, которой командовал Бронштейн-Троцкий. Сделано это не по принуждению Ленина, а по собственной инициативе. То же самое сделал и многочисленный чисто еврейский “Бунд” во главе со своим лидером Рафесом.

    Не редки были случаи в те годы, когда евреи, занявшие крупные посты в министерствах во времена Керенского после октябрьского переворота пошли не за бежавшим Керенским, а за теми, кто сверг законное правительство.

    Так, например, начальник отделения (генеральская должность) в Министерстве Труда, Соломон Шварц, в годы гражданской войны, следуя рекомендации своей партии (меньшевиков) добровольно и без всякого принуждения поступил под начальство своего единоплеменника Бронштейна-Троцкого в Красную Армию. Этот эпизод из его биографии был напечатан в “Социалистическом Вестнике” (Нью Йорк) в 1953 году, когда отмечалось 70-летие Шварца.

    Его однопартиец — бундовец и коллега по высокой должности в министерстве Труда, Ляховецкий, превратившись в “Майского” пошел по линии советской дипломатии...

    Все это было добровольно, без каких бы то ни было “приказаний” Ленина, о которых совершенно голословно пишет Гольдштейн, не потрудившись привести ни одного примера этих “приказаний”. По той простой причине, что таковых не было. Да они и не были нужны, ибо широкие массы русского еврейства, видя своих единоплеменников на самых высших постах при коммунистической власти, к этой власти тянулись, встречая с ее стороны всяческую поддержку. А это, в свою очередь, порождало в коренном населении страны, чувства отчужденности и неприязни к евреям вообще. Отрицать это вряд ли решится и сам Гольдштейн.

    В моей книге приведено множество высказываний по этому вопросу, как евреев, так и не-евреев, как коммунистов, так и антикоммунистов, причем всегда приведено, когда и где это было напечатано. И нигде и никогда не было оспорено... Даже сам Калинин, как приведено в моей книге, предупреждал евреев, что их чрезмерное участие в административном аппарате новой власти вызывает отрицательное к ним отношение у коренного населения. Но ни это предупреждение, ни жесточайшие кары за проявление антиеврейских настроений не помогли.

    Заполнивши еще во времена Ленина весь аппарат власти, евреи крепко и цепко продолжали держать эту власть в своих руках на протяжении 30 лет, превративши фактически свое племя в правящий класс России, переименованной ими в СССР.

    Приведенные в моей книге списки красноречиво свидетельствуют об этом. А происходило все это тогда, когда Ленина уже давно не было на свете и не было никаких оснований бояться “ослушаться его приказаний”, чем г. Гольдштейн неудачно пытается объяснить чрезвычайное рвение и старание евреев в деле создания и укрепления советской власти.

    Особенное же рвение и успех проявили они в деле занятия разных постов и должностей в органах ЧК и НКВД, столь ненавидимых населением. Начиная с организатора концлагерей, погубивших миллионы коренного населения, и кончая разными следователями и комиссарами.

    Многочисленные имена приведены в моей книге, главным образом тех, кто занимал высшие и руководящие посты. Приведу здесь и имена тех, кто был рангом пониже.

    Вот разного рода “начальство”, с которым пришлось столкнуться одному инженеру, бывшему рабфаковцу из Ленинграда, осужденному на 5 лет за “антисемитский” анекдот, рассказанный во время одной пирушки.

    Натан Френкель — начальник “Гулага” — Главное управление лагерей. Верман — начальник строительства Беломор-Канала. Коган — начальник строительства канала Москва-Волга. Его заместитель — Фирин. Начальник 1-го отдела этого строительства — Вольф (его брат — начальник милиции города Москвы). Начальник Дмитревского отдела — Бовшер. Начальники строительства железной дороги Котлас-Воркута — Мороз, Шейман, Лазарь Ключкин. (Сын Мороза был одним из мужей дочери Сталина — Светланы). Начальник 3-го (“Особого”) отдела Бамлага — Шедвид. Его заместитель — Лифшиц. Начальника УРУ (Учетно-Распределительного Управлении) — Конфедерат. Особо уполномоченный Гулага по Дальнему Востоку — Грач, по распоряжению которого в 1938 году было расстреляно 7 тысяч заключенных “Колонны Особого Отдела” на железнодорожной станции Арга, Амурской жел. дороги. Все, поименованные выше начальники, под властью которых осужденному русскому инженеру пришлось пробыть пять лет (1937-1941 годы) были евреи. Точность, приведенных выше списков г. Гольдштейн легко сможет проверить по линии своих еврейских связей... Если пожелает это сделать...

    Как дополнение к настоящей книге, в конце ее приведен и список советских вельмож именно того периода, когда, Гольдштейн активно сотрудничал в газетах, периода перед последней войной. Список взят из соответствующих газет того времени. Неужели же и в конце 30-х годов “страх ослушаться” давно мертвого Ленина толкал евреев в органы власти и в начальники концлагерей?

    Зная все это, с объяснением г. Гольдштейна причин участия евреев в органах власти, в частности, в органах ЧК и НКВД согласиться никак нельзя.

     

    II. О снабжении меня списками органами Советской охранки

    На это клеветническое утверждение г. Гольдштейна считаю нужным дать разъяснение. Не для него лично — клеветникам не разъясняют, а реагируют иначе, — для тех, кто прочитал его “Мысли вслух”, а мою книгу “Евреи в России и в СССР” не читал.

    Никогда и никто никакими списками меня не “снабжал”, как лжет г. Гольдштейн, а тем более “советская охранка”, с которой я, как политический эмигрант и гражданин США никогда никаких контактов не имел.

    Приведенные в моей книге списки, имена и факты я почерпнул из книг, статей, брошюр, как свободного мира, так и СССР, всегда и неизменно приводя и источник, откуда взято то, что приведено в книге. В этом не трудно убедиться, добросовестно прочитавши мою книгу, о которой пишет г. Гольдштейн.

    Изучая период пребывания евреев в России и в СССР, я сам “снабдился” интересовавшими меня данными при чтении многочисленных материалов по этому вопросу, разных авторов, напечатанных на разных языках и в разных странах.

    Список евреев — активных деятелей СССР первых лет революции взят мною из книги-брошюры “Правители России”, изданной в Дублине, Ирландия, содержание которой “проверено и одобрено к печати” католическим архиепископом Иеремией, Ватерфорским и Лисморенским, что и приведено в моей книге часть II страница 209. Несмотря на высокий сан архиепископа, за которым стоит весь авторитет католической церкви, я все же постарался проверить по другим источникам точность этого списка и убедился в его правильности.

    Все остальные списки, имена и факты почерпнул я из книг и периодической печати, как советской, так и эмигрантской, каждый раз с точным указанием источника, откуда это взято.

    Целый ряд русских эмигрантских писателей и журналистов не мало писали и печатали данных и высказываний по вопросу евреев во всех областях жизни России после Октябрьской Революции. Начиная с “правых” — Вейнберга и Шульгина и кончая “левыми” — Екатериной Кусковой, Ариадной Тырковой-Вильямс, лидером партии “Крестьянская Россия” Сергеем Масловым, одним из лидеров НТС — А. Столыпиным, огласившим в швейцарских газетах племенной состав делегации СССР в Лиге Наций (из 9 делегатов — 8 евреев и один грузин).

    Не мало данных почерпнул я из чисто еврейских изданий, как, например, сборников “Еврейский Мир”, “Книга о русском еврействе” и других, а также и из эмигрантских газет, выходящих на русском языке и имеющих сотрудников, как евреев, так и не-евреев, как, например, “Новое Русское Слово” в США и “Русская Мысль” во Франции, и из журналов “Социалистический Вестник” и “Новый Журнал”, выходивших в США.

    И без всякой помощи и содействия “советской охранки” из статей и высказываний сотрудников этих периодических изданий я почерпнул имена, факты и события, приведенные в моей книге. Причем каждый раз, когда я их приводил, указывался точно не только автор, но и приводились данные, когда и где это было напечатано.

    И если кто меня “снабдил” материалом, использованным при составлении моей книги, то это была не “советская охранка”, а писатели и журналисты — сотрудники разных органов печати в эмиграции, как немногочисленные русские, так и очень многие евреи, писавшие по русски.

    Так, например, из статей в “Новом Русским Слове” его русских сотрудников Крымова и Корякова я почерпнул сведения об известном полпреде “Бородине” и о ряде евреев, которые, прикрывшись чисто русскими псевдонимами, подвизались на руководящих постах во время гражданской войны в Испании, например, Каценельсон — “Орлов” и много других, выдававших себя за “русских”.

    “Снабдили” меня именами, фактами и событиями не “органы советской охранки”, как клевещет г. Гольдштейн, а многочисленные евреи, писавшие книги и статьи по русски, в которых (за своей подписью) приводили те данные, которые я счел нужным привести в моей книге. Генерал Грулев описал быт и обычаи русских евреев, приведенные в моей книге; профессор Соломон Лурье в своей книге, изданной в СССР в 1922 году, проанализировал миропонимание и мироощущение еврейского племени и объяснил особенности еврейского характера, вызывающие на протяжении веков отталкивание тех народов, среди которых жили евреи.

    Соломон Шварц, Марк Вишняк, Григорий Аронсон. Илья Троцкий, Давид Шуб, Юлий Марголин, Марк Слоним, А. Кулишер, Р. Абрамович, Давид Бург и ряд других сотрудников эмигрантских газет и журналов, выходивших или выходящих на русском языке в своих статьях дали мне не мало данных для моей книги и мне вовсе не было надобности прибегать к помощи “советской охранки”...

    Повторяю — каждый раз при упоминании имен, фактов и событий, я привожу и источник, с указанием органа печати и имени автора. Сообщения и сведения устные, полученные мною от некоторых эмигрантов, в прошлом членов Союза Советских Писателей, я не счел возможным привести в моей книге, если не мог нигде найти в органах печати того что мне было сообщено устно.

    Из всего вышеизложенного с предельной очевидностью вытекает, что автор “Мыслей Вслух”, М. Гольдштейн или книгу мою вообще не читал и имел нахальство написать свои “мысли” о ней, или — что еще хуже, — что он сознательно солгал, клеветнически утверждая, что данными для моей книги меня “снабдила” советская охранка”.

    Как в первом, так и во втором случае Гольдштейн дал мне право назвать его ЛЖЕЦОМ и КЛЕВЕТНИКОМ, что я настоящим и делаю.

    Что же касается “списков”, так взволновавших г. Гольдштейна, то для полной ясности, считаю нужным еще раз напомнить, что за абсолютную точность некоторых имен в “списках” я не могу ручаться по той причине, что очень многие его единоплеменники переменили свои еврейские фамилии на чисто русские или, наряду со своими еврейскими фамилиями выступают в печати, принявши русские псевдонимы. Это, последнее относится к многочисленным писателям и журналистам в СССР.

    Не так давно, в 1968 году, в книге “Русский антисемитизм и евреи” приведен целый список этих псевдонимов, с указанием, что он далеко не полный. Список этот полностью приводится в приложении, помещенном в конце этой книги, написанной и изданной не русскими “антисемитами”, а евреями, совсем недавно выехавшим из СССР.

    Из каких соображений и побуждений издатели поместили в своей книге этот список (действительно, далеко не полный) я не знаю и не понимаю.

    С утверждением же издателей, что евреи были вынуждены пользоваться чисто русскими псевдонимы, согласиться вряд ли возможно.

    Я полагаю, что принятие чисто русского псевдонима — результат желания скрыть свою еврейскую племенную принадлежность. А желание скрыть, в свою очередь, можно объяснить отрицательным отношением к евреям (“юдофобией”) коренного населения во все времена и у всех народов.

    А что во все времена отношение к евреям тех народов, среди которых они жили было далеко не дружественное — об этом всегда и везде твердят сами евреи, объясняя это тем, что евреи — жертва пропаганды “антисемитов” вообще, а христианской церкви, в особенности.

    Насколько это справедливо — судить не берусь, но хочу только напомнить, что “юдофобия” существовала и до Христа; и что причину ее надо поискать в самих евреях, как в свое время сказал Спиноза, вызвавши негодование всего еврейства.

    Так или иначе, но нельзя оспорить, что евреи, внедряясь в жизнь других народов, свое еврейство старались скрыть или замаскировать литературными или политическими псевдонимами. В результате, основываясь на чисто русских псевдонимах, у неосведомленного читателя создается впечатление, что он читает произведения русского, а не еврея.

     

    III. Отношение к евреям коренного населения

    В своих “Мыслях вслух” г. Гольдштейн пишет: “Я хорошо знаю подлинные настроения различных кругов населения. И со всей откровенностью берусь утверждать, что антисемитизм чужд русскому народу. Коммунисты и русский народ — не одно и тоже. Коммунисты — это раковая опухоль на теле русского народа.

    В разные времена возникали СТИХИЙНЫЕ антиеврейские погромы, не только в России, но и во многих странах. Но история антиеврейских настроений начиналась “сверху”, а не “снизу”.

    Это категорическое утверждение М. Гольдштейна вряд ли можно принять и с ним согласиться, ибо оно находится в противоречии с высказываниями целого ряда евреев, писавших по этому вопросу, с которыми г. Гольдштейн вероятно не знаком.

    Соломон Шварц, произведения которого так восхваляет г. Гольдберг, пишет так: “Русский не скажет еврею того, что скажет русскому”. О чем это свидетельствует? А г. Гольдштейн, если хочет быть откровенным, должен признать, что “еврей не скажет русскому того, что скажет еврей еврею”.

    Какой же отсюда логический вывод? Полагаю, что не ошибусь, сказавши, что это свидетельствует о взаимном недоверии и отчужденности.

    Утверждение г. Гольдштейна, что “коммунисты — это раковая опухоль на теле русского народа” нуждается в уточнении и разъяснении. Ведь раковая опухоль, как известно, состоит из отдельных клеток. Написавши “коммунисты” (а не “коммунизм”), г. Гольдштейн, разумеется, имел в виду отдельных людей — коммунистов. А люди бывают разных национальностей : русские, украинцы, татары, евреи... Так кого же, каких клеток этой “раковой опухоли” было больше всего?... Не евреев ли?...

    Так возмутившие г. Гольдштейна “списки” дают точный ответ на этот вопрос.

    О подлинных настроениях населения, которые, по словам Гольдштейна, ему “хорошо известны”, писали и другие авторы — евреи, например, Давид Бург, который в статье “Еврейский вопрос в СССР” (полностью приведена в моей книге) пишет, что евреи в СССР опасаются, что “в случае революционной смены власти все евреи будут попросту перебиты в результате антиеврейских настроений в массах”.

    Такое же точно высказывание мы находим и в книге Тейлора “Евреи, Ближний Восток и Кремль”, а также в ряде других статей и книг, посвященных этому вопросу.

    Как советский журналист того времени, когда за слово “жид” полагалась ссылка, г. Гольдштейн должен был бы задуматься, чем был вызван соответствующий параграф в уголовном кодексе СССР и хотя бы попытаться его объяснить, вместо голословного утверждения об отсутствии антиеврейских настроений в массах населения СССР.

    Или все ошибаются — прав только Михаил Гольдштейн? Тот, который “все знает”?...

    А на деле обнаруживает свое незнание (или умышленное извращение) вопроса, о котором пишет.

    Неувязка получается у г. Гольдштейна, когда он пускается в рассуждения об “антисемитизме”, утверждая, что антиеврейские настроения и погромы всегда и во все времена были “стихийны” и тут же говорит, что они начинались “сверху” и что в СССР существует “постоянный государственный антисемитизм”...

    Ведь если антиеврейские настроения “стихийны”, то нет никакой надобности начинать их “сверху”. “Стихийное” начинается “снизу”, из широких масс народа, а власть евреев защищает и спасает от гнева народного, а потому, как упомянуто выше, евреи так боятся свержения власти, о чем, как упомянуто выше, писали и Тейлор и Давид Бург, а в последнее время, в 1968 году, о том же пишут и издатели книги “Русский антисемитизм и евреи” ибо, по словам одного из сотрудников, Шапиро, “по опыту знали, что любое ослабление власти означает резню евреев”.

    Утверждение М. Гольдштейна о наличии в СССР “постоянного государственного антисемитизма” нуждается в существенных и значительных исправлениях и разъяснениях, Если действительно таковой всегда существовал, то как же могло случиться, что все было не только заполнено, но и переполнено евреями, начиная с высших учебных заведений и кончая дипломатами и министрами. А что это было действительно так — об этом красноречиво говорят, приведенные в моей книге списки, точность которых никто из евреев и не пытался оспорить. Да и сам М. Гольдштейн при этом самом постоянном антисемитизме преуспевал в Москве... Не есть ли это доказательство, что выражаясь очень мягко, М. Гольдштейн “немножко ошибся”? Или “отклонился от истины”

    А своими “Мыслями вслух” г. Гольдштейн не только никого не убедил и ничего не доказал, кроме того, что он усвоил все приемы “советского журналиста” превращать черное в белое и делать доносы, придавая им форму газетной статьи, а, главное — всегда попадать в тон “генеральной линии” момента и страны.

    Своей же собственной автобиографией, напечатанной вскоре после “Мыслей вслух” Михаил Гольдштейн опроверг все свои утверждения о “постоянном государственном антисемитизме” в СССР. Содержание этой автобиографии прилагается.

    При чтении этой автобиографии с подробным описанием всех достижений, успехов, премий еврея Гольдштейна в Москве у всякого здравомыслящего читателя возникает или сомнение в наличии там антисемитизма, или сомнение в правдивости автобиографии советского композитора, скрипача, виолончелиста, поэта и журналиста и пропагандиста, воодушевлявшего бойцов Красной Армии — Михаила Гольдштейна. Жаль только что он не привел и тексты, сочиненных им песен для Армии СССР.

    Как видно из всего вышеизложенного, трудно согласиться, что М. Гольдштейн “хорошо знает” настроения населения СССР и его отношение к его, Гольдштейна, единоплеменникам. Вряд ли кто поверит сказке об “угнетении и преследовании” евреев в СССР и о “запрещении” выезжать за границу, раз сам автор в своей автобиографии сообщает о своем беспрепятственном оставлении пределов СССР.

    Зато в чем то другом успел и преуспел г. Гольдштейн, “выбравший свободу” и уехавший на Запад. — Он сразу попал в тон и уловил генеральную линию печати свободного мира, неутомимо твердящей о преследовании евреев в СССР, будто бы страдающих там и теперь, как страдали всегда — и до революции, и после того, как царский режим был свергнут.

    И, как большинство его единоплеменников, в разные времена выехавшие из России и занявшиеся охаиванием России и русского народа, Гольдштейн нашел тихое пристанище в разного рода учреждениях Запада, занимающихся “русским вопросом”...

    А то, чем он и все его единоплеменники во всем мире пребывающие, обязаны русскому народу, забыто крепко и не вспоминается...

    Ведь не будь пролито море русской крови в годы последней войны, вряд ли уцелел бы во всем мире хоть один еврей... Что бы было, если бы победил Гитлер ?... Подумал ли об этом Михаил Гольдштейн? Сказал ли он хоть одно слово благодарности своим спасителям?...

    Увы, этого слова не слышал мир, ни от г. Гольдштейна, ни от всех его единоплеменников, рассеянных по всему миру... А следовало бы...

    Еврейство всего мира об этом забыло. Не любит даже вспоминать, не то что благодарить... А вот забыл ли все это русский народ — это покажет будущее, может быть не такое уже далекое.

    Андрей Дикий

     

    Михаил Гольдштейн. Краткие автобиографические данные, помещенные им в газете “Русская Мысль” в статье “Ври да меру знай”. 1 августа 1968 года, № 2697.

    Недовольный статьей своего единоплеменника А. Хейфеца, который, по словам Гольдштейна, хотел его, “раздраконить”, Гольдштейн называет его “сивым мерином” и приводит данные о своих успехах и достижениях в СССР в области музыки, пения и журналистики, в бытность его, Гольдштейна, гражданином СССР.

    В газете “Советская Культура” от 12 января 1963 года помещен результат Всесоюзного конкурса композиторов, из которого видно, что Михаил Гольдштейн был награжден тремя лучшим премиями (сразу три!) за произведения для скрипки и виолончели. “Словом, нет повода сомневаться в моих композиторских способностях” — пишет сам о себе г. Гольдштейн и добавляет, что он участвовал во Всесоюзном конкурсе музыкантов-исполнителей, совместно с Давидом Ойстрахом и да же получил премию. “Значит, умею играть на скрипке”! — восклицает Гольдштейн.

    Во время войны г. Гольдштейн был освобожден от службы в армии, по его словам, из за плохого состояния его зрения. “Тем не менее я не хотел сидеть в тылу и стремился быть на фронте, где я дал тысячи концертов, где написал ряд армейских песен и где часто мне приходилось рыть окопы, помогая солдатам”, — пишет дальше Гольдштейн. Однако содержания этих песен не приводит. Не потому ли что это было восхваление коммунизма и Сталина?

    “Я много лет преподавал в СССР. Даже был педагогом в знаменитой школе юных талантов имени профессора П. С. Столярского. Некоторые время был и ассистентом Столярского. — Значит, научился преподавать!” — сообщает о себе г. Гольдштейн, добавляя, что в настоящее время (август 1968 года) работает в Иерусалимской Академии Музыки.

    Дальше г. Гольдштейн сообщает о себе следующее: “Писательской деятельностью занимаюсь давно. Еще в 1935 году появился мой первый опус. Писал статьи во многих газетах, в том числе в “Комсомольской Правде”, “Московской Правде”, “Красной Звезде”, а одно время (в 1965-1966 годах) посылал свои статьи из Восточного Берлина в “Советскую Культуру”. И их охотно печатали”.

    В 1966 году я подал просьбу о выходе из советского гражданства и 25 октября 1966 года моя просьба была удовлетворена, что облегчило переход на Запад и в Израиль.

    ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО г. ГОЛЬДШТЕЙНУ

    Трескучие фразы первых строк “Мыслей вслух” о том, что “антисемитизм достался советским коммунистам от Гитлера и стал привилегией советских коммунистов и их арабских марионеток”... По обыкновению, в этом вопросе многое извращено. А истинный смысл событий затемнен, представлен односторонне.

    Когда интернациональный коммунизм сокрушил Россию и ее великие достижения, на гребне разрухи выскочила полновластным распорядителем судеб России еврейская группа российских граждан и, нахлынувших со всего мира, их единоплеменников. В результате слухов о действиях этой группы, антисемитизм (юдофобия) пополз по всей Европе. И Гитлера можно скорее рассматривать, как одно из следствий угрозы коммунизма для Европы, скорее коммунизм породил Гитлера, с его антисемитизмом, а не наоборот, как утверждает г. Гольдштейн.

    Помогло Гитлеру и непротивление Запада коммунизму. Об антисемитизме в Советском Союзе стали говорить на Западе только после 1948 года, года создания государства Израиль.

    До этого же на Западе, особенно в США — одни восторги поклонников власти в России, восторги, доходящие до того, что люди, заикнувшиеся об ужасах разрушения страны и гибели миллионов коренного населения — эти люди подвергались явной и тайной травле. Если они были на виду, занимали высокие посты в выборных учреждениях или в государственных, в экономике страны, в печати — то травля и всякого рода инсинуации разбивали карьеру. В лучшем случае они исчезали с горизонта, в худшем — кончали самоубийством. — “Милый дядя Джо” было у всех на устах во время и после войны. За первые 30 лет советской власти, говорить об антисемитизме в Советском Союзе никому и не приходило в голову. Такого бы, говоря фигурально, просто растерзали...

    Г. Гольдштейн в своих “Мыслях вслух” тщательно избегает разделять эти два периода: до и после 1948 года. Здесь он точно следует установленному и внедряемому за последние 20 лет взгляду затушевывания слишком глубокого участия еврейской группы в Советском Союзе за период до 1948 года, т.е. период самых неслыханных злодеяний уничтожения миллионов коренных жителей страны и разбазаривания ее сокровищ.

    По вопросу об антисемитизме в Советском Союзе мое и г. Гольдштейна мнения расходятся. Для установления исторической правды, я полагаю, следует всегда иметь в виду два периода при описании положения еврейской этнической группы в СССР.

    30-летний период от начала революции до 1948 года и — второй период — после 1948 года.

    Г. Гольдштейн придерживается, очень явного, за последние 20 лет, стремления внушить, что положение евреев в Советском Союзе вообще все время трагично, что власть их преследует, уничтожает еврейскую культуру — там свирепствует геноцид.

    Я придерживаюсь мнения, высказанного г. Давидом Бург, в “Социалистическом Вестнике” и г. Тейлором в его книге “Евреи, Ближний Восток и Кремль” (на англ. языке). Оба утверждают, что юдофобия разлита всюду до размеров, раньше незнакомых, и что именно только власть спасает евреев от физического уничтожения их, самим населением Советского Союза.

    Откуда же это взялось?... Ни жандармов, ни царской охранки больше нет; выросло два новых поколения; 5-летнее заключение грозило за проявления неприязни к еврейскому племени... А юдофобия появилась во всех глухих углах страны, где до революции население никогда евреев и не видело, но сразу после воцарения коммунизма почувствовало их всемогущую руку: когда настал период неслыханного заушения, недоверия, унижения, всякого рода издевательств, когда быть русским стало почти преступлением...

    Во всяком случае, ни внутри страны, ни за ее пределами до 1948 года евреи никогда и не заикались об антисемитизме, о, якобы трагическом положении еврейской этнической группы в Советском Союзе.

    Наоборот, на Западе, а особенно в Соединенных Штатах, все они хором поддерживали коммунистическую власть и со всех концов земного шара устремились в Россию на помощь “великому опыту”, без всякого стеснения в средствах его проведения. Поднял ли кто из евреев голос за первые 30 лет советской власти о геноциде над коренным населением страны, о геноциде гомерических размеров, доходящего до 50 миллионов уничтоженного народа (по вычислениям европейских демографов)?... Сделали ли попытку коммунистические вельможи — евреи смягчить этот геноцид, если уже они не были его участниками, как это пытается внушить всему миру еврейская печать в разных странах и на разных языках.

    Эти ужасы просто не замечали и замалчивали на Западе и в Советском Союзе, как явление “закономерное” при строительстве “нового мира”.

    Доминируя на Западе в прессе, радио, в источниках информации, заполняя собою целые орды “знатоков русского вопроса” — от евреев зависело очень многое в деле передачи и освещения тех сведений, которые поступали из Советского Союза на Запад, которыми жадно интересовался весь мир. Интерес этот был настолько велик, что в начале двадцатых годов в Европу была послана группа японцев с целью изучить, что такое представляют собою евреи и как удалось этому малочисленному племени возглавит все отрасли жизни великой страны, как удалось почти полностью заполнить представительства Советского Союза на Западе и на Востоке: дипломатические, экономические и партийные. И как был создан в России “новый мир”, к построению которого евреи приложили все свои незаурядные способности.

    “Мы построили каркас власти”, — хвастались они. (Книга Пасманика). “Мы создали коммунистическую власть — мы ее и разрушим”, — похваляется некий Шибер, работающий в недрах украинских самостийнических организаций на Западе, прикрываясь, как щитом, “антикоммунистической деятельностью”...

    Так вот, господин Гольдштейн, Вы жили и процветали, как музыкант, композитор, писатель и журналист в этом “новом мире” полстолетия — и ни один волос не упал с Вашей головы.

    Вы не воспользовались тысячью возможностей оставить этот “новый мир”, как сделали многие другие. Ведь запрет покидать страну, в основном, был направлен против коренного населения и при желании членами “господствующий группы” легко обходился.

    Необходимо указать еще на одно явление последних 20 лет, которое пришлось на руку кричащим всюду об антисемитизме в Советском Союзе. Это увольнение, вернее, недопущение евреев после 1948 года на уязвимые, ключевые позиции государственной структуры... Вот из за этого то, главным образом, и поднялся весь шум и обвинения в антисемитизме... Что нет больше дипломатов-евреев, что они не допускаются в атомные исследовательские институты (г. Бург) и вообще на высокие государственные посты. Сокращено и число студентов в высших учебных заведениях, где раньше евреев было до 50%. Но никто их не трогал ни в торговой сети, ни в других профессиях внутри страны. Просто они были лишены неслыханных привилегий, которыми пользовались в течении первых 30 лет коммунистической власти.

    Как нам, русским, так и евреям совершенно ясны причины этого явления: — с образованием государства Израиль сионисты-евреи могли оказаться иногда нелояльными гражданами.

    Во время дебатов в Объединенных Нациях о создании государства Израиль, во всех странах обсуждался очень страстно вопрос, могут ли сионисты быть искренними патриотами случайного “отечества”, где они пребывают (всегда “временно”).

    В Советском Союзе дебаты не допускаются. С грубой прямолинейностью коммунисты сделали вывод “береженого Бог бережет”... И, со свойственными режиму, уже полстолетия, методами не постеснялись провести в жизнь свое решение.

    50 лет г. Гольдштейн прекрасно уживался с методами управления коммунистического режима и только без году неделя, выехав за границу, стал приходить в негодование от всего там происходящего.

    Мы, жившие 50 лет на чужбине, не удивляемся никакому ограничению с той стороны. Мы только научились в чужих странах (и также у евреев) игнорировать многое из переходящего, если оно — это “многое” — в будущем обернется на благо нашей страны. Каждый англичанин говорил: “Англия всегда права” — какие бы мерзости эта страна ни делала. Мы до этого еще не дошли. Но западные и “ближне-восточные” страны нас многому научили.

    По-видимому г. Гольдштейн сразу забыл все, что делалось с начала революции при режиме, который он обслуживал 50 лет, не замечая бревна — геноцида русского народа — а теперь вдруг пришел в благородное негодование по поводу “сучка” — геноцида народа еврейского, — какого геноцида в действительности нет, и не было.

    Как это можно изъять большого артиста Михоэлса, поэта Фефера и некоторых других? — восклицает он и клеймит это, как антисемитизм...

    Это просто изъяты возможные враги коммунистической власти в порядке превентивном (красного террора) — нормального явления в “новом мире”, который он сам помогал строить. Таким же методом, в порядке красного террора, были изъяты 50 миллионов коренного населения на глазах г. Гольдштейна. Он не заметил наших бесчисленных жертв: талантливых ученых, писателей, поэтов, мыслителей, целого класса крепких крестьян — хозяев, ремесленников, духовенства, высоко образованных служилых людей, учащих и учащихся — всю национальную элиту великого народа и государства.

    В своих высказываниях г. Гольдштейн удивительно созвучен с высказываниями еврейской печати западного мира в ее замалчивании наших миллионных жертв и в выпячивании и подчеркивании незначительных потерь своей расы.

    Это не значит, что мы оправдываем акты злодеяния, как бы незначительно не было их число. Но мы не можем оправдать полное отсутствие такта г. Гольдштейна и почти всего еврейства при обсуждении вопроса о потерях и жертвах.

    Мне крепко запомнилась фраза, сорвавшаяся у одного беженца, немецкого еврея. — На мое указание о потрясающей разнице в количестве жертв разных народов в последние полстолетия, он ответил: “Да, количество... Но качество!...”

    Вот эта исходная точка и руководит оценкой в общей акции еврейства. Мы читаем это каждый день в газетах.

    Немцы, исполнявшие приказы правительства Гитлера во время войны — преступники и их казнят. Евреи (по Гольдштейну) выполнявшие “приказы Ленина” через 30 лет после его смерти — герои, выходящие сухими из воды...

    Казни в Ираке вызвали негодование и шум во всем мире, т. к там было повешено 9 евреев. Во время шума, перестав стесняться, просто забыли, что там казнены и еще четыре человеческие существа... Если бы среди казненных не было евреев, то об этом может быть сообщили бы петитом на последней странице газеты. Или и вовсе ничего не напечатали бы. — Вот где поистине двойное мерило!...

    Насчет мифа о якобы безжалостном преследовании и уничтожении еврейской культуры в Советском Союзе, можно сказать, что если таковое в какой то степени и есть, то это явление “закономерно” в “новом мире” сейчас, как считалось “закономерным” разгром российской замечательной культуры и уничтожение национальной элиты до 1948 года.

    Национальные традиции, исторические ценности, религия, национальная культурная элита не могли уцелеть при беспощадно внедряемом в стране в первые десятилетия советской власти марксизме — коммунизме.

    Думаю, что и г. Гольдштейн прибил какой нибудь гвоздь в сооружение структуры власти за 50 лет своей активной работы на пользу Советского Союза.

    А г. Гольдштейн опять странно умалчивает о несоответствии объема и ценности утрат еврейских и русских.

    Насчет еврейского театра нужно заметить, что он существовал в Москве на государственный счет и, полагаю, что при хозрасчете его постигла бы судьба еврейского театра в Нью-Йорке, где он тихо заглох. А в Нью-Йорке живет три с половиной миллиона евреев!... Мало кого удовлетворяет сейчас “идиш”. Большинство молодежи его совершенно не знает, даже в Советском Союзе. Новые времена — новые песни всюду. Напрасно г. Гольдштейн прибегает к восхвалению старого режима, описывая литературно-музыкальный вечер в Петрограде, организованный “Русским обществом для изучения еврейской жизни”. — Мы все знаем, что нигде в мире еврейская культурная жизнь не цвела так глубоко и широко, как в императорской России.

    Мы знаем также, что ни одну страну мира так не охаивали, систематически, десятилетиями, гнусными измышлениями в еврейской и прореволюционной печати на Западе, создавая непривлекательный образ России.

    До сих пор считается дурным тоном и отсталостью заикнуться о том, что и там было не хуже, чем в хваленых странах демократии.

    Мы прожили 50 лет в так расхваливаемых странах Запада и можем судить лучше, чем г. Гольдштейн о том, что мир потерял с разгромом удивительного образа культурной России.

    В своих “Мыслях Вслух” г. Гольдштейн, описывая эпизод — литературно-музыкальный вечер в Петрограде “Общества для изучения еврейской жизни” — не попал в тон, требуемый печатью Запада, за последних 20 лет.

    Е. О.

    ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ — ПРИЛОЖЕНИЯ

    ИЗРАИЛЬ

    Государство Израиль появилось на карте Ближнего Востока 14 мая 1948 г. По решению Генеральной Ассамблеи ООН, еврейскому государству отводилось 13 тысяч кв. километров.

    Палестина, на части которой возник Израиль, с 1922 по 1948 г. была подмандатной территорией Англии и управлялась английским верховным комиссаром. Для укрепления своего господства в Палестине, английские колонизаторы умело использовали сионизм.

    Как одна из форм крупной националистической еврейской идеологии, сионизм возник в 80-х годах XIX в.

    Всемирная сионистская организация, созданная в 1897 г. на конгрессе в Базеле (Швейцария), провозгласила своей целью переселение всех евреев, где бы они ни жили, в Палестину.

    Выдвигая это требование, лидеры сионизма утверждали, будто евреи представляют некую единую нацию, несмотря на то, что разбросаны по различным странам, тесно связаны с окружающей их средой и говорят на различных языках. От этого положения вынуждены были отступить теперь сами руководители государства Израиль.

    В предисловии к “Израильскому правительственному ежегоднику 1960-61 г.” премьер-министр Бен-Гурион признает, что понятие “нация” нельзя распространять даже на евреев, живущих в Израиле. Свыше миллиона иммигрантов, — пишет он — поселились в новом Израиле; гораздо меньше половины прибыло из Европы и Америки, гораздо больше половины — из Азии и Африки. Они говорят на поразительной смеси языков; их культурный уровень, их обычаи резко отличаются друг от друга.

    Еврейский народ в Израиле является нацией еще в потенции, а не в действительности. Иммигранты, прибывшие после возникновения государства, все еще не слились с новым образом жизни, экономикой, культурой.

    Сионисты проповедовали, что “концентрация” всех евреев у горы Сион является якобы путем, притом единственным, решением еврейского национального вопроса и спасения от антисемитизма.

    Характерно, что сама сионистская концепция происхождения антисемитизма основывается на неприкрытой расистской теории “избранных рас и народов”.

    Как утверждают сионистские идеологи, еврейский народ стоит выше всех других народов, является “народом избранным Богом”.

    Истошные призывы к евреям, проживающим в других странах, иммигрировать в Израиль, сионистские пропагандисты выдавали и выдают за заботу о евреях. Но жизнь показала, что сотни тысяч иммигрантов, приехавших на “обетованную землю” Палестины из стран Европы и стран Азия и Африки, оказались лицом к лицу с теми же жгучими проблемами, с которыми они сталкивались у себя на родине, с социальным неравенством, безработицей и нуждой.

    В стране практикуется дискриминация не только арабского населения. Национальному гнету подвергаются разные группы евреев, в первую очередь выходцы из стран Африки и Азии, которых презрительно называют в Израиле “черными” евреями.

    Национальная программа сионистов проникнута шовинизмом. Палестина исторически была родиной двух народов — еврейского и арабского, причем на протяжении последних тринадцати веков арабы составляли подавляющее большинство населения страны.

    До 636 года евреи также не составляли большинства населения этой территории, а по данным израильских источников, “были маленьким народом, вкрапленным в мозаику племен Среднего Востока”. (А Галин. Израиль — еврейское государство. Тель-Авив, 1958, стр. 10).

    Сионисты же требовали создать в Палестине путем иммиграции еврейское большинство и провозгласить чисто еврейское государство. Подобная политика не могла осуществляться без поддержки какой-либо державы. Не удивительно, что сионисты с готовностью приняли в 1920 году английский мандат, включавший декларацию Бальфура с обязательством поддержать создание “еврейского национального очага” в Палестине.

    Считается, что в те годы Англия, не желая допускать Францию в страны Среднего Востока, решила перехватить возможность такой же декларации о еврейском государстве со стороны Франции. Расчет Бальфура тогда оказался правильным. Французское влияние было отодвинуто на север — в Ливан и Сирию, подальше от нефти. Попытка Франции укрепиться в Ираке была не без участия Англии быстро ликвидирована.

    Используя политику сионистов, Англия разжигала национально-освободительное движение от его основной задачи — борьбы против империализма, переключая его на борьбу против сионизма. Но сотрудничество с сионистами было негодно Англии только до определенного времени.

    Волнения палестинских арабов в 1936-1939 годах, нашедшие широкий отклик во всех арабских странах, показали, что политика сотрудничества с сионизмом, укрепляя английские позиции в Палестине, подрывает их в других арабских странах и мешает налаживанию отношений с правящей верхушкой арабских стран.

    Накануне второй мировой войны Англия, в 1939 году, сделала резкий поворот в своей палестинской политике, ограничила еврейскую иммиграцию и скупку земель сионистскими фондами.

    Сионистское руководство, уже в ходе второй мировой войны, нашло себе нового покровителя—американское нефтяные монополии, которым, по выражению американского сенатора Эдвина Джонсона, “еврейская Палестина была нужна в качестве якоря и форпоста на Среднем Востоке”.

    Соед. Штатам Америки нужно было найти послушное орудие на Арабском Востоке — в этом богатейшем нефтяном районе мира, и они нашли его в лице сионистской верхушки.

    Государство Израиль было создано на основании решения Генеральной Ассамблеи ООН от 19 ноября 1947 года о разделе Палестины на два независимых государства — арабское и еврейское.

    Если верить Бен-Гуриону, создание государства Израиль “было обеспечено мессианским провидением пророков Израиля”. Но если бы дело было в пророках и желаниях сионистов, то Палестина и по сей день, возможно, оставалась бы английской полуколонией.

    Завоевание Палестиной независимости было результатом общего подъема национально-освободительного движения, захлестнувшего весь Арабский Восток после окончания второй мировой войны.

    Независимость Палестины завоевали арабские народные массы, развернувшие 1945-1946 гг. успешную вооруженную борьбу против 100-тысячной английской армии. Но воспользовалась плодами этой победы сионистская верхушка, своевременно перехватившая руководство борьбой арабских и еврейских масс против английского мандата.

    Арабо-израильская война 1948-1949 годов принесла победу израильской армии. Израильские войска в дополнение к территории, отведенной Израилю по плану раздела, захватили 6,7 тыс. кв. км., включая пустыню Негев, предназначавшуюся арабскому палестинскому государству. В результате, Израиль клином врезался в Арабский Восток, отделив Египет от других арабских стран. Оставшуюся часть арабской Палестины оккупировал Арабский легион короля Иордании Абдуллы, а район Газы оказался под управлением Египта, хотя и не был включен в его состав.

    Нападение на Египет в октябре 1956 года наглядно показало агрессивность внешнеполитического курса. Израиля, его политику территориальных захватов.

    Но идеи территориальной экспансии за счет арабских соседей чужды большей части израильского народа, уставшего от постоянного разжигания военного психоза и непосильного бремени милитаризации страны, превращенной правящими кругами в осажденную крепость на Арабском Востоке.

    Причиной такой политики является зависимость Израиля от западных держав, прежде всего от США, которые превращают эту маленькую страну с двухмиллионным населением в послушное орудие давления на арабские страны. В основе военно-политической привязанности Израиля лежит непомерная экономическая зависимость от США.

    Если рассеять туман сионистской фразеологии и пропаганды, окутывающей американо-израильские отношения, то неприглядная роль, отводимая Израилю Соединенными Штатами на Ближнем Востоке, сведется к формуле: охранять интересы американских концернов, прежде всего большой пятерки американских нефтяных монополий, опутавших своими щупальцами все арабские страны.

    По секретному соглашению, заключенному с США в 1952 году, которое было впервые опубликовано в официальном органе газете “Решумот” лишь 25 мая 1961 г. Израильское правительство обязалось предоставить военный и экономический потенциал Израиля в распоряжение Соединенных Штатов в случае локальной или мировой войны.

    В результате войны 1967 года, Израиль занял и продолжает оккупировать значительную часть территории трех арабских государств — объединенной Арабской Республики, Иордании и Сирийской Арабской Республики. Общая площадь этих земель равняется 60 тысячам кв. километров. Она втрое превышает размеры самого Израиля в границах, установленных соглашением о перемирии 1949 г. и в четыре раза больше площади, отведенной для еврейского государства решением Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1947 года.

    Мероприятия, проводимые израильскими властями на оккупированных территориях, в настоящее время говорят о стремлении Тель-Авива закрепиться на этих землях. 29 февраля 1968 года министерство внутренних дел Израиля официально объявило, что Синайский полуостров, район Газы, западный берег реки Иордан и Голанские высоты отныне “не будут считаться территорией противника”. Тем самым Израиль пытается превратить линию прекращения огня в свою государственную границу, стремится к аннексии территории арабских стран.

    С этой целью Тель-Авив создает военизированные отряды израильских колонистов.

    В Тель-Авиве вынашивались планы “экономического освоения” захваченных земель. Так, министерство сельского хозяйства Израиля в целях развития многоотраслевого хозяйства в районе Газы и западного берега Иордана разработало перспективный пятилетный план, в соответствии с которым сельское хозяйство на этих землях будет служить источником сырья для экономики Израиля.

    А. Морачевич

    (“Русская Жизнь”, 1968 г.)

    ПРАВИТЕЛИ И ВЕЛЬМОЖИ СССР ПЕРЕД II МИРОВОЙ ВОЙНОЙ

    (Список составлен по данным следующих газет СССР: “Известия” от 8 апреля 1936 года; “Известия” от 11 июня 1936 года; “Известия” от 7 августа 1936 г.).

    Заместитель Сталина                         Лазарь Моисеевич КАГАНОВИЧ.

    Министр Иностранных дел              ФИНКЕЛЬШТЕЙН, (Литвинов)

    Внутренние дела — ГПУ                  ЯНКЕЛЬ ЯГОДА.

    Его заместитель                                  АГРАНОВ Яков Саулович

    Заместитель Верховного прокурора СССР и верховный

    прокурор Красной Армии              РОЗОВСКИЙ

    Главное Управление Государственной Безопасности

    Нач. Отдела Хозяйства                      МИРОНОВ Л. Г.                                 еврей

    Нач. Особого Отдела                         ГАЙ М. И.                                            еврей

    Нач. Заграничного Отдела               СЛУЦКИЙ А. А.                                 еврей

    Нач. Транспортного Отдела            ШАНИН А. М.                                    еврей

    Нач. Антирелигиозного Отд.           ИОФФЕ И. Л.                                       еврей

    Нач. Глав. Управл. Милиции           БЕЛЬСКИЙ Л. Н.                                 еврей

    Нач. Глав. Управл. внутр. Безопасности                                                      МОГИЛЕВСКИЙ Б. И.       еврей

    Главное Управление концентрационными лагерями

    и ссыльными пунктами НКВД

    Нач. Главного Управления              БЕРМАН Яков Моисеевич              еврей

    Его заместитель                                  ФИРИ Самуил Яковлевич                еврей

    Нач. концлагерей в Карелии            КОГАН Самуил Львович                 еврей

    Нач. ГПУ Советской Украины        КАЦНЕЛЬСОН С. Б.                           Еврей

    Нач. концлагерей Северной Области                                                            ФИНКЕЛЬШТЕЙН             еврей

    Нач. лагерей Соловецких Остр.       СЕРПУХОВСКИЙ                               еврей

    Начальник областей в Московском Районе:

                                                                    РАППОРТ                                            еврей

                                                                    АБРАМПОЛЬСКИЙ                          еврей

                                                                    ФАЙВИЛОВИЧ                                  еврей

                                                                    ЗЕЛЕГМАН                                         еврей

                                                                    ШКЛЯР                                                 еврей

    Комиссариат внутренней торговли

    ВЕЙЦЕР Израиль, Н. И., зам. наркома внутр. торговли СССР                 еврей

    ЛЕВЕНСОН, Н. Н., заместитель наркома внутренней торговли             еврей

    АРОНШТАМ Григорий Наумович, нач. гос. торг. Инспекции             еврей

    БЕДДЕСКИЙ Самуил Б., нач. гос. торг. учебными пособиями              еврей

    ВЕШНЕР Лазарь Абрамович, нач. госторговли галантереей                  еврей

    ГАПЕЛИН Израиль Е., нач. Свинтреста и Московских столовых          еврей

    ГИТТИС Израиль Абрамович, нач. объед. Московских столовых        еврей

    ГОЛЬДМАН Давид М., начальник объед. Столовых Донской обл.      еврей

    ГОРДОН Лазарь Г., дир. торговли промтоварами Московской обл.   еврей

    ГУРЕВИЧ Н. Г., нарком внутренней торговли Белоруссии                    еврей

    ГУХМАН Соломон Исаакович, Директор Мосторга                               еврей

    ДАВИДСОН Вен. А., нач. главного управления Аукционами               еврей

    ЗЕЛЕНСКИЙ Исак Абрамович, пред. кооперат. СССР и РСФСР           еврей

    ЗЮСМАН Г. А., нач. внутренней торговли Одесской области              еврей

    КАГАНОВИЧ Л. Н., начальник Киевского отд. Союзпродмаг               еврей

    КАПЛАН София, дир. треста столовых в Москве                                      еврейка

    КРЕМИН Л. И., дир. Белорусского треста торг. съест. припасами        еврей

    НОДЕЛЬ Вольф Абр. редактор газеты “Советская Торговля”                еврей

    СМОРГОНСКИЙ, Ефим Моис., начальник внутр. торговли в Баку      еврей

    ШАЛЯМЭЙЗЕР X. Л., директор гор. торговли в Ростове-на-Дону       еврей

    ШИНКАРЕВСКИЙ, Н. И., дир. гос. торговли колониальными тов.        еврей

    ЭПШТЕЙН, Мейер Самуил., нач. Моск. отд. внутр. Торговли               еврей

    Промышленность, индустрия

    КАГАНОВИЧ М. М., зам. наркома тяжелой промышленности            еврей

    РУХИМОВИЧ А. Д., нач. глав. управ. металлургии                                  еврей

    ГУРЕВИЧ А. Д., зам. нач. глав. управ. металлург. пром.                         еврей

    КАГАН И. Б., нач. главного управ. угольной промышленности           еврей

    ИЗРАИЛОВИЧ А. И., нач. глав. управ. газовой промышленности       еврей

    ГИНСБУРГ С. С., нач. глав. управ. строительной пром.                          еврей

    ГАЛЬПЕРИН Э. И., главный инженер азотной промышленности        еврей

    БИТКЕР Г. С., нач. глав. управ. резиновой промышленности                еврей

    БУСКИН Д. А., директор Челябинского тракторного завода                  еврей

    ШМАН А. М., нач. глав. упр. Вагоностроения                                           еврей

    АЛЬПЕРОВИЧ А. Н., нач. глав. управ. станкостроения                           еврей

    ФИГАТНЕР И. Г., нач. рабоч. сектора тяжелой промышленности       еврей

    ФАЙНБЕРГ В. Г., нач. глав. управ. строит. горно-рабоч. Машин         еврей

    КАГАН Б. Д., начальник треста “Продмашина”                                        еврей

    ФРУМКИН М. Л., нач. хим. треста “Союзхимпластмасс”                       еврей

    БИРЕНЦВЕЙГ М. Д., нач. загранич. треста нарком. тяж. пром.             еврей

    ИЗРАИЛОВИЧ, глав. инженер. строит. сельско-хозяйств. машин         еврей

    СЛУЦКИЙ С. Б., начальник Азербайджанского нефтекомбината         еврей

    РОЗЕНОЕР С. Л., нач. нефт. треста и газопром. в Грозном                     еврей

    ФАЛЬКОВИЧ С. И., нач. машино-строит. завода в Крематорске          еврей

    ЛЕВЕНБЕРГ М. Г., глав. инженер завода “Орджоникидзе”                     еврей

    ШЕЙМАН И. Б., дир. паровозостроит. завода в Ворошиловграде         еврей

    ИЦКАХЕН И. И., дир. турбогенераторного завода в Харькове              еврей

    ФРЕНКЕЛЬ А. М., директор аллюминевого комб. в Днепропетр.         еврей

    ЗЛОТЧЕВСКИЙ И. Е. директор Макеевского металлург. завода           еврей

    ГРАНБЕРГ Л. И., нач. мастерск. завода “Дзержинский”                         еврей

    РАВИКОВИЧ Е. М., нач. мастерск. Тульского оружейного завода      еврей

    БРУСКИН А., второй зам. наркома тяжелой промышленности            еврей

    Народный комиссариат продовольствия

    БЕЛЕНЬКИЙ М. Н., зам. наркома продовольствия                                    еврей

    ДУКОР Г. И., начальник финансового отдела                                            еврей

    ШАГАН, начальник планово-хозяйственного отдела                               еврей

    СТРИКОВСКИЙ, Л. С., нач. глав. управ. мясной пром.                            еврей

    ГИБЕР Б. В., нач. глав. управ. маслобойной промышленности             еврей

    БРОНШТЕЙН Г. А., нач. глав. управ. молочной промышленности      еврей

    МАРГОЛИН Г. С., нач. глав. управ. производства маргарина               еврей

    ГЛИНСКИЙ А. Л., нач. винокуренной промышленности                       еврей

    ЗАВОДНИК И. С., нач. глав. управ. макаронной промышленности     еврей

    КИСИН А. А., нач. глав. управ. по выделке дрожжей                               еврей

    ЗИМИН, М. И., уполн. комиссар продовольств. для Ленинграда          еврей

    НИКОЛАЕВСКИЙ Л. С., уполн. комиссар продов. на Украине             еврей

    БРЕЙТМАН А. С., управляющий украинским консервн. трестом        еврей

    Народный комиссариат обороны

    ГАМАРНИК Янкель, глава полит. контроля вооруженных сил             еврей

    ШИФРИС А. Л., нач. военно-интендантской академии                            еврей

    ШТЕРН Г. И., особо уполномоченный военного комиссара                 еврей

    ГЕККЕР С. А., нач. отд. иностр. сношений в воен. комиссариате          еврей

    КАЗАНСКИЙ, Е. С., нач. глав. управления мобилизации РККА            еврей

    ФИШМАР Я. М., нач. химического управления РККА                            еврей

    АШЛЕЙ П. М., нач. финансового управления РККА                               еврей

    РОГОВСКИЙ Н. И., нач. военно-хозяйствен. управления РККА            еврей

    ЛАНДА М. М., главный редактор газеты “Красная Звезда”                   еврей

    ТУРОВСКИЙ С. Я., начальник политуправления воздушных сил          еврей

    ГЕРМАНОВИЧ М. Я., зам. нач. политчасти Северо-Кавказ. В. О.         еврей

    УРИЦКИЙ С. Б., нач. политотдела Закавказского Воен. Округа             еврей

    ТАИРОВ, Г. А., нач. политчасти Сибирского Военного Округа            еврей

    АРОНШТАМ Л. Н., нач. политчасти Дальневосточной армии              еврей

    РАБИНОВИЧ (Гришин) А. С., нач. политчасти Балтийского Флота      еврей

    Внешняя торговля СССР

    РОЗЕНГОЛЬЦ А. П., нарком внешней торговли СССР                            еврей

    При нем, согласно сообщению “Известий” от 8 мая 1936 г., образован “совещательный комитет”, в который вошло, как члены, 34 еврея. Главнейшие из них:

    БАРИТ Я. М., глав. бухгалтер комиссариата внешней торговли            еврей

    ГЕНДИН Я. М., начальник управления импорта внешторга                  еврей

    ТАЙЦ М. И., начальник планового сектора внешторга                           еврей

    РАБИНОВИЧ Ф. Я., нач. экспортного управления внешторга               еврей

    ИЕВИН М. И., начальник сектора торгпредств при внешторге              еврей

    Список этот далеко не полный. Можно привести целый легион представителей правящего класса СССР — евреев, которыми были не только наполнены, но и переполнены все учреждения СССР.

    Хотя в моей книге “Евреи в России и в СССР” приведено не мало разных списков и данных о племенном составе тех, кто правил в СССР (каждый раз с указанием источников), привожу еще и этот список (как отдельное приложение) в надежде, что г. Райс, назвавший мое утверждение, что евреи 30 лет были “правящим классом” в СССР “явной нелепостью и чудовищной клеветой”, прочитавши и этот список и его проверивши, убедится, что “явной нелепостью” является не мое утверждение, а его, Райса, возражение на мое утверждение.

    Полезно будет и г. Гольдштейну, клеветнически утверждающему, что “списками меня снабдила советская охранка”, убедиться, что и без содействия охранки можно составить списки его единоплеменников, поведение и действия которых вызвали резко отрицательное отношение к евреям в СССР. Мне не нужна для этого никакая “охранка” — нужно было только прочитать несколько номеров советских газет тех времен, когда единоплеменники Гольдштейна правили Россией.

    Полагаю, что не без интереса этот список прочитают, как те, кто читал мою книгу “Евреи в России и в СССР”, как и те, кто с ее содержанием не знаком.

    В наше время, когда со всех сторон слышатся обвинения нас — русских в том, что мы во все времена и при всех режимах “угнетали и притесняли” евреев, живших на русской земле — одним только этим списком можно опровергнуть все эти обвинения, а обвиняющих назвать клеветниками, имея для этого полное основание. Опровергнуть же и оспорить точность этого списка никто не сможет...

    Из этих соображений я и счел нужным поместить этот список в “Русско-Еврейском Диалоге”.

    * * *

    Кроме того, как приложение II, помещаю и еще один “список”, озаглавленный “Литературные” псевдонимы. Список этот напечатан в книге “Русский антисемитизм и евреи”, вышедшей в Лондоне, в 1968 году, в издательстве “Флегон Пресс”. Книга (сборник) составлена двумя евреями — Флегоном и Наумовым и вся проникнута острой ненавистью к русскому народу, по мнению авторов, “угнетающему и преследующему” народ еврейский.

     

    САМЫЙ КРОВАВЫЙ ПЕРИОД ИСТОРИИ РОССИИ

    Пятьдесят лет достижений советской власти

    Данные профессора И. А. Курганова

     

    ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ЖЕРТВЫ (в круглых цифрах)

    Гражданская война в России (1917-1921)

    3.000.000

    Война против Финляндии (1918)

    50.000

    Война против Балтийских стран (1918-1919)

    110.000

    Война против Польши (1920)

    600.000

    Война против Грузии (1921-1922)

    20.000

    Война против Японии (1928-1931)

    30.000

    Война против Польши (1939)

    3.000

    Война против Финляндии (1939)

    400.000

    Вторая мировая война (по свидетельству Хрущева)

    20.000.000

    Красный террор (1917-1923):

    академики, профессора, писатели, художники учителя, студенты

    160.000

    чиновники, офицеры, фабриканты, торговцы

    170.000

    полицейские и жандармы

    50.000

    духовенство

    40.000

    крестьяне и рабочие

     1.300.000

     

    Вторая волна чекистского террора (1923-1930)

    2.000.000

    Первый голод (1921-1922)

    6.000.000

    Второй голод (1930-1933)

    7.000.000

    Убитые “кулаки”

    750.000

    Третья волна чекистского террора (1933-1937)

    1.60.000

    Ежовщина (1937-1938):

    интеллигенция, рабочие, крестьяне

     635.000

    члены коммунистической партии

    340.000

    чистка красной армии

     30.000


     

    Предвоенные и послевоенные годы (1937-1947)

    2.700.000

    Находились в концентрационных лагерях и, если не погибли от непосильного труда, издевательств и голода, то были обречены на верное умирание после освобождения

    20.000.000

     

    Всего, из-за советской власти, население России уменьшилось на

     67.558.000[1]

     

    УБИЙСТВО БЕЗ ЕДИНОГО ВЫСТРЕЛА

    Каганович, самый подлый

    Красный сталинский нарком

    В тридцать третий год голодный

    Украинцев ел живьем.

    Целых восемь миллионов

    Умертвил своих рабов,

    Без попов, крестов, без звонов

    Их зарыли без гробов...

    Опустел и край казачий,

    Заросли травой поля,

    Над станицей ворон крячет,

    Зажурились тополя...

    Все забрали: плуг и скрыню,

    Свиту, сало и плоды,

    Превратили край в пустыню

    Комиссары и жиды.

    Жизни нет на этом свете,

    Но сказать не можешь вслух,

    Всюду жид расставил сети,

    Тело спутали и дух.

    Всюду ходит агент красный

    Невидимкою, живой

    И страшится раб несчастный

    Хама с дьявольской душой.

    Воздух нюхают, собаки,

    Где услышат русский дух,

    Гонят жертвы в буераки —

    Ликвидируют, как мух.

    Уничтожили все группы

    Остальных рабов — в колхоз...

    Трупы, трупы, трупы, трупы...

    Жаль погибших...

    Жаль до слез...

    Колхозник с Украины

    “ЛИТЕРАТУРНЫЕ” ПСЕВДОНИМЫ[2]

    Во всех странах есть люди, которые предпочитают писать под псевдонимом. Так был и будет. Например, вместо Покровский — Медынский, вместо Рабинович — Шолом-Алейхем. Но когда в советской молдавской республике еврейское имя Векслер превращается в чисто молдавское Влэстару, в русской республике еврейское имя Рабинович превращается в русское Волынский, когда такие псевдонимы вынуждены взять почти все писатели с еврейскими именами, что вовсе не обязательно для других писателей, то здесь идет речь не о литературе, а о социальном неравноправии, о борьбе за существование, вкратце — о советском антисемитизме.

    Ниже приводится неполный список советских писателей еврейского происхождения с соответствующими псевдонимами.

    Псевдоним

    Настоящее имя

    Адрес

    Адалис

    Эфрон Аделина Ефимовна, поэт, прозаик, переводчик

    Москва, ул. Б. Хмельницкого, Старосадский пер., д. 4/5, кв. 37.

    Алешин С.

    Котляр Самуил Иосифович, драматург

    Москва Д-319, 2-я Аэропортская ул., д. 7-15, кв. 78.

    Анненков Ю.

    Анненков-Солитерман Юлий Лазаревич,

    Москва К-6, ул. Медведева, д. 8, кв. 11

    Арго

    Гольденберг Абрам Маркович, поэт, драматург, переводчик

    Москва, Арбат, д. 54, кв. 105.

    Арсеньева Клара

    Арсеньева-Букштейн Клара Соломоновна, поэт

    Москва, ул. Кирова д. 15, кв. 33.

    Белов А.

    Элинсон Авраам Моисеевич, прозаик, переводчик

    Ленинград П-47, Морской проспект, д. 37, кв. 31.

    Буркатов Б.

    Гольдштейн Борис Абрамович, критик

    Украинская ССР, Киев, пер. Коцюбинского, д. 3/17, кв. 6.

    Былинов

    Бейлинов Александр Иосифович, прозаик

    Украинская ССР, Днепропетровск, ул. 40 лет Октября, д. 1, кв. 3.

    Бытовой Семен

    Каган Семен Михаилович, поэт, очеркист

    Ленинград, Невский просп., д. 110, кв. 32.

    Важдаев В.

    Рубинштейн Виктор Моисеевич, прозаик

    Москва, Ломоносовский просп., д. 15, кв. 45.

    Вендров Натан

    Файвелевич Моисей Павлович, литературовед, критик

    Москва, Тихвинский пер., д. 10/12, кв. 67.

    Вендров 3.

    Вендровский Давид Ефимович, прозаик, переводчик

    Москва Г-19, ул. Фрунзе, д. 13, кв. 53.

    Влэстару Б.

    Векслер Борис Модикович, прозаик, очеркист

    Молдавская ССР, Кишинев, Костюженское шоссе, д. 7.

    Володин А.

    Лившиц Александр Моисеевич, драматург, прозаик

    Ленинград, ул. Рубинштейна, д. 20, кв. 31.

    Волынский

    Рабинович Леонид Наумович, прозаик

    Украинская ССР, Киев, Мало-Васильковская ул., д. 23, кв. 12.

    Галанов Б.

    Галантер Борис Ефимович, критик

    Москва, Ломоносовский просп., д. 19, кв. 48.

    Галич

    Гинзбург А. А., драматург

    Москва, 2-я Аэропортская ул., д. 7-15, кв. 37

    Галь Нора

    Гальперина Элеонора Яковлевна, критик, переводчик

    Москва, Варсанофьеский пер., д. 7, кв. 14.

    Гарф А.

    Гарфункель Анна Львовна, прозаик

    Москва, Большой Харитоньевский пер., д. 14, кв. 12.

    Големба Александр

    Рапопорт Александр Соломонович, переводчик

    Москва, Трубниковский пер., д. 24, кв. 22.

    Гор Геннадий

    Гор Гдалий Самуилович, прозаик

    Ленинград, Канал Грибоедова, д. 9, кв. 51.

    Гроссман Василий Семенович

    Гроссман Иосиф Соломонович, прозаик

    Москва, Беговая ул., д. 1 А, корпус 31, кв. 1.

    Давурин Д.

    Урин Давид Исаакович, проз. драматург

    Москва, Кутузовский проспект д. 14, кв. 16.

    Давыдов И.

    Шейнберг Давид Исаакович, прозаик

    Тюмень, ул. Республики, д. 58, кв. 10.

    Давыдов Л.

    Ломберг Лев Давидович, прозаик

    Москва, Ново-Сущевская ул., д. 17, кв. 5.

    Давыдов Сергей

    Давидович Спартак Давидович

    Ленинград, ул. Куйбышева, д. 19, кв. 8.

    Дар Д.

    Рыбкин Давид Яковлевич, прозаик, драматург

    Ленинград, Марсово Поле, д. 7, кв. 4.

    Дворецкий Игнатий

    Дворецкий Израиль Моисеевич

    Иркутск, ул. Освобождения, д. 129.

    Делану Ливну

    Ригман Лейба Самуилович, поэт, драматург

    Кишинев, ул. 28 Июня, д. 40.

    Днепров В.

    Резник Вольф

    Ленинград, канал Грибоедова, д. 9, кв. 88.

    Ермашев И.

    Иерухимович Исаак Израилевич, очеркист, прозаик

    Москва, М. Толмачевский пер., д. 6/7, кв. 34.

    Жестев Михаил

    Левинсон Марк Ильич, прозаик, очеркист

    Ленинград, канал Грибоедова, д. 9, кв. 48.

    Знаменский В.

    Зарохович Яков Абрамович, прозаик

    Калининград, Зоологический пер., д. 6, кв. 4.

    Заречная

    Кочановская Софья Абрамовна, прозаик

    Москва, ул. Чехова, д. 8, кв. 15.

    Званцев Сергей

    Шамкович Александр Исаакович

    Ростов-на-Дону, ул. Суворова, д. 18, кв. 11.

    Зив Ольга

    Вихман Ольга Максимовна прозаик

    Москва, 2-я Аэропортская ул., д. 7-15, кв. 54.

    Зорин Михаил

    Симхович Михаил Израилевич, прозаик, критик

    Рига, ул. Ленива, д. 66, кв. 15.

    Кленов Андрей

    Купершток Аарон Ильич

    Москва, 2-я Аэропортская ул., д. 7-15, кв. 66.

    Кондря Константин

    Кон Калман Абрамович

    Кишинев, ул. Ленина, д. 66, кв. 162.

    Кучар Алесь

    Кучар Айзик Авелевич, критик, драматург

    Минск, ул. Яна Купалы, д. 18/30, кв. 87.

    Лаврецкий А.

    Френкель Иосиф Моисеевич, литературовед, критик

    Москва, 1-я Черемушкинская д. 4/34, корпус Б. кв. 11.

    Ланской М.

    Либенсон Марк Зосимович, прозаик-драматург, очеркист

    Ленинград, Серпуховская ул., д. 2, кв. 24.

    Максимов М.

    Липович Марк Давидович, поэт

    Москва, 2-я Хорошевская ул., д. 10, корпус 124, кв. 94.

    Метелица Семен

    Ицкович Соломон Борисович, прозаик, поэт

    Улан-Уде, ул., Куйбышева, д. 21.

    Нагорный С.

    Вайсбейн Семен Григорьевич, прозаик

    Москва, 2-я Аэропортская ул., д. 7-15, кв. 44.

    Нальский Я.

    Нудель Яков Исаакович, прозаик литературовед

    Душанбе, проезд Куйбышева, д. 6, кв. 3.

    Нович Иоан Савельевич

    Файнштейн, литературовед, критик

    Москва, проезд МХАТа, д. 2, кв. 42.

    Огнецвет

    Каган Эди Семеновна, поэт

    Минск, проспект Сталина, д. 39, кв. 5.

    Озеров Лев

    Гольдберг Лев Айзикович, поэт

    Москва, 2-я Аэропортская ул., д. 7-15, кв. 128.

    Пархомов М.

    Клигерман Михаил Ноевич, прозаик

    Киев, Красноармейская ул., д. 7/9, кв. 7.

    Перов Г.

    Перпер Григорий Самуилович, переводчик, поэт

    Кишинев, ул. Пирогова д. 58.

    Рабий Барбу

    Рабинович Бахур Хилелович, критик, поэт

    Кишинев, ул. 28 Июня, д. 12, кв. 4.

    Ратволина Ида

    Литвакова Юдифь Марковна, прозаик, критик

    Москва, 1-я улица Строителей, д. 4, корпус 7.

    Рунин Б.

    Рубинштейн Борис Михайлович

    Москва, Сретенка, Просвирин пер., д. 7, кв. 9.

    Самойлов Д.

    Кауфман Давид Самуилович, поэт

    Москва, площадь Борьбы, д. 15, кв. 49.

    Самойлов

    Фарфель Соломон Шмулевич, очеркист

    Ленинград, Марсово Поле, д. 7, кв. 53.

    Снегов Сергей

    Штейн Сергей Иосифович, прозаик

    Калининград, Красная ул., д. 36, кв. 7.

    Танк Евгений

    Канторович Евгений, очеркист, переводчик

    Ленинград, Суворовский проспект, д. 30/9, кв. 22.

    Тонин Ю.

    Эшман Юлий Аронович, прозаик

    Ленинград, Мойка, д. 40, кв. 3

    Феличев Е.

    Фельдман Ефим Абрамович, драматург

    Москва, Филипповский пер., д. 16, кв. 8.

    Шляху Самсон

    Шлейзер Самсон Гершович, прозаик

    Кишинев, ул. Ленина, д. 34.

     

    Примечание: — Приведенный выше список, авторы сборника “Русский Антисемитизм и евреи” назвали неполным.

    Действительно, он неполный — в нем отсутствует множество евреев, пишущих и писавших под псевдонимами, скрывающими их еврейское происхождение.

    Например: “Кольцов”, “Никулин”, “Богданов”, “Казаков”, “Некрасов”, “Квитка” и много других.

    Утверждение о вынужденности скрывать свое еврейское происхождение путем принятия псевдонима, чисто русского трудно принять и с ним согласиться, зная, что целый ряд евреев, не прибегая к псевдонимам, преуспевали и преуспевают в СССР и их произведения печатались и печатаются на государственный счет и по сей день. Например: Оренбург, Маршак, Пастернак, Вера Инбер (сестра Троцкого), Бабель, Гинзбург, М. Гольдштейн и много других.

    То же самое явление наблюдается и в эмиграции. В то время, когда ряд евреев, пишущих по-русски не скрываются за чисто русскими псевдонимами, как, например, Вейнбаум, Шварц, Шуб, Марголин и другие — мы видим и превращение Левина — в “Далина”, Гуревича — в “Двинова”, Ландау — в “Алданова”, Якова Цвибака. — в “Андрея Седых”...

    Чем это объяснить — не знаю. Что принудило Цвибака превратиться в “Седых” — не понимаю.

    Не понимаю также, из каких соображений в сборнике “Русский антисемитизм и евреи” помещен и, приведенный выше список.

    Андрей Дикий

     

    НОВЫЕ КНИГИ О “СТАРОМ ВОПРОСЕ” (К “РУССКО-ЕВРЕЙСКОМУ ДИАЛОГУ”)

    В конце 1968 года вышли из печати и поступили в продажу две книги, каждая из которых касается “старого” вопроса о русско-еврейских взаимоотношений, освещая его, как с русской, так и с еврейской точки зрения.

    Вопрос этот стал особенно актуальным после последней войны, после которой евреи в СССР утратили свое привилегированное положение и, недовольные этой переменой, занялись клеветой и наветами на русский народ.

    Одна из книг — это “В круге первом” А. Солженицына, широко рекламируемая во всем мире. Другая — “Русский антисемитизм и евреи” — произведение двух евреев, выехавших из СССР и занявшихся распространением клеветы на русский народ.

    В процессе “Русско-еврейского Диалога”, который вскоре выйдет отдельным изданием, позволяю себе занять внимание читателей краткими данными о содержании этих двух книг.

    А. СОЛЖЕНИЦЫН О “ЕВРЕЙСКОМ ВОПРОСЕ” В СССР

    Выражение “правящий класс”, который я употребил в своей книге “Евреи в России и в СССР”, описывая роль еврейской этнической группы в первые 30 лет советской власти, вызвало резкую реакцию некоторых русско-еврейских журналистов, назвавших это утверждение “чудовищной клеветой и явной нелепостью”, как это написал г. Райс на страницах журнала “Часовой” №501, 1968 г.

    На это писание г. Райса я соответствующим образом и ответил г. Райсу на страницах того же журнала в № 508.

    А несколько месяцев спустя этот же вопрос затронул и известный писатель А. Солженицын в своей книге “В круге первом”, получившей мировое признание и переведенной на многие иностранные языки.

    В главе “Космополит безродный” мы находим следующие строки:

    “Ведь в революцию и еще долго после нее слово “еврей” было благонадежнее, чем — “русский”. Русского еще проверяли дальше: — а кто были родители? на какие доходы жили до 1917 г.? — Еврея не надо было проверять: евреи были все поголовно за революцию, избавившую их от погромов, от черты оседлости.

    И вот... бич гонителя израильтян, незаметно, скрываясь за второстепенными лицами, принимал Иосиф Сталин.

    Когда группу людей травят за то, что они были раньше притеснителями, или членами касты, или за их политические взгляды или за круг знакомств — всегда есть разумное (или псевдо-разумное?) обоснование. Всегда знаешь, что ты сам выбрал свой жребий, что ты мог и не быть в этой группе. Но национальность?...

    (Внутренний ночной собеседник тут возразил Ройтману: но соцпроисхождение тоже не выбирали? А за него гнали.). Нет, главная обида для Ройтмана в том, что ты от души хочешь быть своим, таким, как все, — а тебя не хотят, отталкивают, говорят: Ты — чужой. Ты — неприкаянный. Ты — жид”. (стр. 466 и 467).

    Так описывает А. Солженицын ночные размышления Адама Вениаминовича Ройтмана, майора МГБ, лауреата сталинской премии, принадлежавшего к высшим слоям “правящего класса” в 1948 году. Размышления эти были вызваны известием о появлении не только в разговорах, но и в печати вопроса о “космополитах безродных” и о их праве принимать активное участие в жизни страны и занимать руководящие положения.

    И Ройтман начинает вспоминать свою прошлую жизнь и деятельность... “Чем он был занят все эти годы? Интригами. Борьбой за. первенство в институте. С группой друзей они делали все, чтобы опорочить и столкнуть Яконова, считая, что он заслоняет их своею маститостью, апломбом и получает сталинскую премию единолично. Пользуясь, что у Яконова подточенное прошлое и поэтому в партию его не принимали, как он ни бился, “молодые” вели атаку через партийные собрания — ставили там его отчет, потом просили его уйти, или тут же, при нем (“голосуют только члены партии”) обсуждали и выносили резолюцию. И всегда Яконов по партийным резолюциям оказывался виноват. Ройтману минутами даже было жалко его. Но не было другого выхода...

    И как все враждебно обернулось! В своей травле Яконова “молодые” и думать забыли, что среди них пятерых — четыре еврея. Сейчас Яконов с каждой трибуны не устает напоминать, что космополитизм — злейший враг социалистического отечества”. (“В круге первом” стр. 468).

    Дальше Солженицын описывает воспоминания Ройтмана о временах, когда Ройтман был еще мальчишкой-пионером:

    “Двенадцатилетний Адам в пионерском галстуке, благородно-оскорбленный, с дрожью в голосе стоял перед общешкольным пионерским собранием — и обвинял, и требовал изгнать из юных пионеров и из советской школы — агента классового врага. Выступали и до него, и после него — Митька Штительман, Мишка Люксембург, и все они изобличали соученика своего Олега Рождественского в антисемитизме, в посещении церкви, в чуждом классовом происхождении, и бросали на подсудимого, трясущегося мальчика, уничтожающие взоры. Кончались двадцатые годы; мальчики еще жили политикой, стенгазетами, самоуправлением, диспутами. Город был южный, евреев было с половину группы. Хотя были мальчики сыновьями юристов, зубных врачей, а то и мелких торговцев, — все себя остервенело — убежденно считали пролетариями.

    Олег, бледный, худенький, первый ученик в классе, избегал всяких речей о политике, явно нехотя вступил в пионеры. Мальчики-энтузиасты заподозрили в нем чуждый элемент. Следили за ним, ловили. Однажды Олег попался, сказал: “Каждый человек имеет право говорить все, что он думает”. “Как — все?” — подскочил к нему Штительман. — Вот Никола меня назвал “жидовской мордой” — так это можно?” — “Говорить”, — не уступал Олег, поводя узкой шейкой, — “Говорить каждый имеет право, что хочет”...

    Из того и начато было на Олега дело. Нашлись друзья-доносчики, Шурик Буриков и Шурик Ворожбит, как видели, как виновник входил с матерью в церковь и как он пришел один раз в школу с крестиком на шее.

    Начались собрания заседания учкома, группкома, пионерские сборы, линейки — и всюду выступали двенадцатилетние робеспьеры и клеймили перед ученической массой пособника антисемитов и проводника религиозного опиума, который две недели уже не ел от страха, скрывая дома, что исключен из пионеров и скоро будет исключен из школы...

    Адам Ройтман не был там заводилой, его втянули — но даже и сейчас мерзким стыдом залились его щеки.

    Кольцо обид! Кольцо обид!... И нет из него выхода, как нет выхода из тяжбы с Яконовым... С кого начать исправлять мир?... С других... Или с себя? (Стр. 470 и 471. “В круге первом” А. Солженицын).

    * * *

    Приведенные выше выдержки из книги, переведенной на многие языки являются драгоценным материалом для опровержения клеветы на русский народ в “угнетении и преследовании” евреев, о чем не перестает трубить печать всего “свободного мира”. А кроме того, дает правдивую картину того отрезка истории, когда израильтяне превращались в “правящий” класс в СССР и описывает, как это произошло.

    Узнать это будет не бесполезно всему миру, а его политическим деятелям в особенности.

    Почти одновременно с книгой Солженицына, выдержки из которой приведены выше, вышла и книга “Русский антисемитизм и евреи”, составленная двумя евреями, “выбравшими свободу” и занявшимися издательской деятельностью в Лондоне.

    В этой книге-сборнике — его составители, Наумов и Флегон, не жалеют черных красок, описывая “преследование” евреев в СССР, анализируя “глубокие лабиринты русской души” и страдания евреев в результате “русского антисемитизма”.

    Призывая весь мир “спасти” евреев, авторы сборника сочли нужным поместить такое стихотворение:

    “Мы часто плачем, слишком часто стонем,

    Но наш народ, огонь прошедший, чист.

    Недаром слово “ЖИД” всегда синоним

    С большим, великим словом “КОММУНИСТ”.

    Как это стихотворение согласовать с “антикоммунизмом” составителей сборника — непонятно. А сами они не сочли нужным это разъяснить подробнее. Зато они сочли нужным и возможным в своем сборнике напечатать следующее: “Несмотря на ярко выраженный антисемитизм сталинского периода, несмотря на почти поголовное истребление еврейских писателей, актеров, деятелей культуры, несмотря на закрытие еврейского театра в Москве, на закрытие еврейских школ, издательства “Дер Эмес” и одноименной газеты, хотя это был самый настоящий коммунистический официоз, несмотря на отказ Сталина признать евреев нацией на основании того, что евреи не подходили под его определение нации, состоящее из трех пунктов: наличие общего языка, территории и исторического прошлого (евреи признавались лишь “национальностью”) — несмотря на все это многие молились, чтобы Сталин остался жив, так как по опыту знали, что любое ослабление власти означает резню евреев. Мы хорошо чувствовали хулиганские настроения “братских народов” по отношению к нам.

    Иностранцы и даже западные евреи не в состоянии понять, о чем идет речь. Они спрашивают: чем евреи в Союзе недовольны? И требуют ясно сформулированного ответа, как статью закона. Они не понимают, что антисемитизм в Союзе переживается эмоционально больше чем физически, что это больше дело моральных травм, чем физических ущербов.

    Иностранцы читают Достоевского и утверждают, что благодаря ему они в состоянии понять русскую душу. Но Достоевский не осветил одну, весьма существенную, сторону русской души, одно существенное обстоятельство, которое заставляет евреев всегда быть настороже, так как эта сторона неизменно направлена против них. В огромных глубинах душевных лабиринтов русской души обязательно сидит погромщик. Большое ли он занимает место или маленькое — дело индивидуальное, но факт его существования остается фактом.

    Достоевский проник в самые глубокие лабиринты русской души, однако везде он побывать не успел. В некоторых темных ее углах сидит антисемит и погромщик. Сидит, временами притаившись, а временами выходя наружу во всем своем обличье. Сидит там также раб и хулиган. О рабской натуре русской души мало писали, ошеломленные всем треском русских военных побед и примерами храбрости... Однако, я знаю, что такое русский характер на практике. А это проявляется в принципе: “Сильного бойся, а слабого бей”, (стр. 50 и 51. “ Русский антисемитизм и евреи”. Лондон. 1968 год).

    Полагаю, что приведенных выдержек из этого творчества “антикоммунистов”, выехавших ив СССР и подвизающихся сейчас в Лондоне, достаточно, чтобы составить впечатление и обо всей книге, выдержанной в том же духе.

    Почти год прошел со дня появления в продаже этой книги, но, насколько мне известно, о ее содержании нигде никто не высказался на страницах эмигрантской антикоммунистической печати всех направлений, ни русские, ни многочисленные евреи, сотрудничающие в газетах и журналах, выходящих на русском языке вне СССР. Почему? В чем дело? — возникают оправданные вопросы.

    А что бы было, если бы русские антикоммунисты выпустили и начали распространять книгу о “лабиринтах еврейской души” и исследовать, что сидит в “темных углах этих лабиринтов”?... Не завопил бы весь мир на всех языках мира о том, что все русские “хулиганы и погромщики”? А мы?.. Молчим, не реагируем... Не из страха ли, что выступление может быть сочтено за “антиамериканскую деятельность”?... Или за проявление “антисемитизма?... Не плохо бы было. чтобы те организации, которые много говорят о своих возможностях пересылать литературу в СССР, послали туда для ознакомления и осведомления всего населения СССР, что пишут о русском народе те евреи, которые получили бесплатное образование, а потом, по их словам, “выбрали свободу”, объявили себя “антикоммунистами” и занялись распространением клеветы на русский народ. Тот народ, кровью которого во время последней войны были спасены от поголовного уничтожения все евреи всего мира. Что это? Благодарность за спасение?...

    Андрей Дикий

    (“Русская Жизнь” — 12 марта 1969 г.)

    О ГЛУБИНАХ ЛАБИРИНТОВ ДУШ

    В книге “Русский антисемитизм и евреи”, вышедшей в Лондоне в 1968 году, напечатано исследование о “лабиринтах русской души”, в котором утверждается, что в этих лабиринтах “сидит погромщик, раб и хулиган”.

    Какими методами исследования это установлено — не сообщается.

    Прошло больше года после появления этой книги, но, насколько мне известно, никаких откликов в периодической печати общероссийской эмиграции всех направлений не было. Значит ли это, что русские согласны с утверждением, что в нашей душе “сидит погромщик, раб и хулиган”? Или причины молчания какие либо другие? Это остается не выясненным.

    Исходя из положения, что характер народа, а, следовательно, и всех лабиринтов его души вернее всего определяется внутренним обликом его народных героев, прославляемых в народном эпосе и исторических преданиях, попробуем и мы — русские — заглянуть в “глубины лабиринтов еврейской души”.

    Материала для этого имеется больше чем достаточно: в Библии, которая весьма подробно описывает деяния своих народных героев — пророков, судей и царей народа израильского, равно, как и отдельных представителей избранного народа, прославляемых и до настоящего времени.

    Начнем с праотца Авраама. Библия подробно описывает, как Авраам выдал свою жену, Сару, как сестру и получил от фараона, взявшего ее в наложницы, богатые дары. Когда фараон, обнаруживший обман, вернул Аврааму его жену, он не потребовал возвращения даров и Авраам все полученное, в результате обмана, унес с собой. Благочестивый Лот, племянник праотца Авраама, как повествует Библия, за свое благочестие был спасен при уничтожении Содома и Гоморры, городов погрязших в грехах. А после спасения, напившись пьян, “оплодотворил” двоих своих собственных дочерей, которые его напоили пьяным. От этого пьяного кровосмешения произошли два народа: аммонитяне и маовитяне.

    Моисей, который вывел евреев из Египта, совершил следующее: “внушил народу (тайно), чтобы выпросили каждый у ближнего своего, и каждая женщина у ближней своей вещей серебряных и вещей золотых. (“Исход. Гл. 11-2).

    “И сделали сыны Израилевы по слову Моисея, и просили у египтян вещей серебряных и вещей золотых, и одежд”. (Исход. Гл. 12, 35).

    “Господь дал милость народу в глазах египтян, и они дали ему; и обобрал он египтян”. (Исход, гл. 12, 36).

    Таким образом израильтяне обобрали своих соседей, знакомых и друзей — египтян, которые ссужали израильтянам свои вещи на время богомолья в пустыне (см. Исход, гл. 5, 1-3), уверенные, что приятели — богомольцы вернутся. Но израильтяне брали чужие вещи, зная, что уходят навсегда.

    При исходе из Египта вышло 625 тысяч мужчин старше 20 лет. Примерно столько же было и женщин. Всего, с детьми, вышло около трех миллионов евреев. А пришло за 400 лет до исхода с праотцем Иаковом всего 70 мужских душ по данным Библии. Примерно (с женщинами и детьми) около 350 душ.

    Такой стремительный рост числа евреев в Египте дает основание предполагать, что жизнь их там не была такой невыносимо тяжелой, как описывает Библия.

    А то обстоятельство, что они при выходе смогли получить взаймы золотые и серебренные вещи свидетельствует о том, что они поддерживали добрые отношения с зажиточными египтянами, которые вряд ли общались с рабами и вряд ли бы дали взаймы золотые и серебряные вещи.

    Так или иначе, но несомненно одно — евреям удалось обобрать, поверивших им египтян, о чем сами евреи в своей Библии сообщают весьма подробно и такого рода действия не только не порицают, но всячески одобряют.

    Эта определенно мошенническая проделка не только Моисея, но и всех евреев, поступивших по его совету и указанию, в античном мире не была забыта и ставилась евреям в вину много столетий спустя. Это видно из того, что еврейский трагический поэт Езекииль, живший во П веке до Р. X. нашел нужным защищать своих единоплеменников в предпасхальном мошенничестве. Похищенные (при исходе из Египта) драгоценности — плата за тяжелые строительные работы, которые еврейский народ принужден был выполнять в течение многих лет безо всякого вознаграждения. Так говорит Езекииль.

    Характерно, что эта определенно мошенническая операция подробно описывается в Библии, а те, кто были совершителями и подстрекателями на это недостойное дело, не только оправдываются, но и прославляются.

    Какой же отсюда можно сделать вывод о “лабиринтах еврейской души”, если этим вопросом заняться, как евреи в, названной выше книге занимаются исследованием “лабиринтов русской души” и утверждают, что в этих лабиринтах сидят “погромщик, раб и хулиган”?...

    Кроме праотца Авраама, праведного Лота и пророка Моисея, деяния которых приведены выше, Библия описывает еще много “деяний” сынов Израиля, которыми евреи гордятся и их восхваляют. А не-евреи могут судить о еврейском миропонимании и правосознании. Приведем несколько из многочисленных случаев, характеризующих духовный облик тех, кого евреи прославляют и по сей день.

    Иаков, как повествует Библия (Бытие, гл. 27), воспользовавшись голодным состоянием своего добродушного старшего брата Исава, купил себе за чечевичную похлебку право первородства. А затем, не очень, по-видимому, полагаясь на эту сомнительную продажу, ловко надул престарелого своего отца, почти слепого, назвался Исавом и получил отцовское благословение, предназначавшееся не ему, а старшему брату. Характерно, что Библия не осудила этот гнусный поступок и спокойно приняла событие к сведению: раз удачно выкрал у отца благословение — значит благословенным стал Иаков и его потомство, а не обкраденный старший брат Исав.

    Затем Иаков бежал к своему дяде Лавану, там женился на его дочери и прожил там 20 лет, хитро и ловко надувая своего тестя и дядю при дележе приплода скота. Подробно эти махинации изложены в Библии (Бытие, гл. 30, 31 - 43).

    Описывает Библия и разбойное нападение и погром, учиненный Иаковом над жителями города Сихем (Бытие, гл. 34). Дело было так. Сын сихемского князя Эмора воспылал любовью к дочери Иакова Дине и пожелал взять ее в жены. Иаков согласился, но поставил условие, чтобы все сихемцы совершили обрезание. Желавшие с израильтянами слиться и составить единый народ, сихемцы согласились. Когда на третий день после обрезания все сихемцы была больны, израильтяне на них напали, перебили поголовно всех мужчин, полонили женщин и детей и дочиста ограбили город.

    После погрома в Сихеме Иакову пришлось из тех мест уходить из опасения мести жителей других городов — единоплеменников сихемцев. Но никто не решился Иакова преследовать. Библия об этом событии пишет: “И был ужас Божий на городах, которые вокруг них и не преследовали сыновей Иаковлевых” (Бытия, гл. 35,5).

    Судья Самуил, помазавший на царство Саула лишил его своего доверия и покровительства после того, как Саул, перебивший и уничтоживший всех амаликитян не казнил и их царя Агага. Самуил собственноручно “рассек его перед Господом”, о чем повествуется в “Первой книге царств”, гл. 15, 33.

    А пророк Илия заколол 450 жрецов Вааловых (Третья книга царств, гл. 18, 40).

    Царь Саул потребовал от будущего царя Давида сто краеобрезаний филистимлян как свадебный дар в день свадьбы Давида с дочерью Саула Мелхолой.

    Давид принес Саулу не сто, а двести. Причем всю эту операцию над 200 филистимлян провел в их стране, не оставивши никаких следов, по которым можно бы было догадаться, кто это совершил. Уничтожались не только обрезанные филистимляне, но и все то, что бы могло навести на след израильтян, которые под командой Давида производили обрезания. Женщины, мулы, ослы, даже собаки — все уничтожалось без пощады и следа.

    Библия этот эпизод описывает так: “Еще не прошли назначенные дни, как Давид встал и пошел сам, и люди его с ним, и убили двести филистимлян, и принес Давид краеобрезания их и представил их в полном числе царю, чтобы сделаться зятем царя. И выдал Саул за него Мелхолу, дочь свою, в замужество. (Первая Книга Царств, гл. 18, ст. 27).

    Еще одно из многочисленных деяний “кроткого” Давида. Во второй книге Царств, в гл. 8, ст. 2 мы читаем: “Поразил маовитян и, положив всех на землю, размерил веревкой к две части из них отмерил на убиение, а одну полную часть оставил в живых. И стали маовитяне рабами, платящими дань”.

    А в главе 12 ст. 31 той же книги повествуется: “Народ же, бывший там он вывел и присудил к пилам, к железным молотилам и к железным секирам и ввергал их в печь для обжигания кирпичей. Так поступил он со всеми городами маовитян. Затем возвратился Давид и весь народ в Иерусалим”.

    Когда Давиду приглянулась жена одного из его военно-начальников, Давид послал его на войну, отдавши распоряжения, чтобы была создана такая обстановка в битве в которой этот военноначальник неизбежно должен погибнуть. Все было выполнено по плану. Муж погиб, а его вдова сделалась наложницей царя Давида. В псалмах, написанных царем Давидом, мы читаем следующие строки: “Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень” (Псалом 136, стих 9).

    Что можно сказать об авторе этих строк и народе, его воспевающем и прославляющем, как “кроткого” своего царя?

    Еще один пример из Библии. Излюбленный герой народа израильского — Самсон, женившись на филистимлянке, устроил свадебный пир, на котором сам предложил гостям загадку. Если гости ее разгадают, Самсон обязался дать отгадавшему 30 пар одежды, а если не отгадают — такое же количество дадут гости. Новобрачная — филистимлянка помогла своим сородичам разгадать загадку. Самсон пошел в Аскалон, убил там 30 человек и, снявши с них одежды, отдал их разгадавшим загадку. Подробно это деяние Самсона описано в Библии (Книга Судей, гл. 14, 19). Но ни слова осуждения такого способа приобретения одежд в Библии читатель не найдет.

    Массовое уничтожение потенциальных врагов, которые еще ничего не совершили, но по мнению, евреев, “мыслили им зло”, подробно описано в Библии в книге Эсфирь. А подстрекатели и вдохновители этого массового убийства — Эсфирь, наложница персидского царя и ее дядя — Мардохей и по сей день прославляются евреями, как еврейские национальные герои и к их памятникам (находящимся в Персии) совершаются паломничества. Повсеместный кровавый погром, учиненный евреями над персами был проведен организованно во всем государстве в 13-й день месяца Адара и было убито 75.000 персов, без всякого суда и следствия и только подозреваемых евреями в отрицательном отношении к “избранному” народу. Библия об этом пишет так: “И избивали иудеи всех врагов своих, побивая мечем, умерщвляя и истребляя, и поступали с неприятелем своим по своей воле” (“Эсфирь”, гл. 9, 5).

    В память этой кровавой бойни, по распоряжению той же царской наложницы Эсфири евреи установили праздник “Пурим” — день пиршества и веселья. В этот день каждый добрый еврей должен напиться до того, чтобы “не мог различить Амана от Мардохея”. Пурим празднуется и по сей день во всем мире, как праздник радости и веселья.

    Во всем Нью-Йорке к этому дню можно увидеть в кондитерских и булочных небольшие треугольнички с повидлом, называемые “Аманово ухо”. Это в память того Амана персидского сановника, который, по словам Библии, замышлял “зло” против евреев.

    * * *

    Приведенные выше примеры взяты из Библии, истории еврейского племени, а потому из них, без боязни впасть в ошибку, можно делать выводы о том, какие деяния и поступки евреями восхваляются и прославляются, а, следовательно и о “глубинах лабиринтов еврейской души”. О их правосознании и миропонимании, чуждым и непонятным для народов, среди которых евреи живут, а потому порождающих конфликты между евреями всей диаспоры я коренным населением стран рассеяния.

    Конфликты были и до Христа, и в странах христианской культуры. Не значит ли это, что все утверждения о роли христианской церкви в деле создания антиеврейских настроений не выдерживают никакой критики? Не значит ли, что причина конфликтов лежит в чем то другом? Не правы ли еврей Спиноза и англичанин Тойнби, утверждающие, что юдофобия появляется там, где появляются евреи?...

    На протяжении всей трехтысячелетней истории еврейского народа всегда пребывавшего в рассеянии, конфликты эти и отталкивание от евреев коренного населения стран их пребывания были постоянным явлением. Иногда они разгорались и принимали острые формы, иногда затихали, но никогда не исчезали совершенно.

    Не отрицая наличие этого отталкивания и конфликтов, евреи все объясняют особенностями тех народов, среди которых они жили в рассеянии, и соответствующей пропагандой, не допуская даже мысли, что причиной отталкивания может быть нечто, что евреи несут с собой и что неотделимо от еврейского племени.

    Не-евреи объясняют это отталкивание и извечный конфликт между евреями и всеми другими народами особенностями духовного облика евреев.

    О духовном облике евреев можно судить из их истории — Библии — и деяний и лиц евреями прославляемых. Некоторые данные об этих деяниях приведены выше.

    Об отношении к евреям крупнейших и известнейших представителей других народов в разные эпохи приводим их высказывания по этому вопросу, которые были напечатаны в одном журнале в США в 1961 году.

    МНЕНИЕ О ЕВРЕЯХ

    (всемирно известных людей)

    1. Жорж Вашингтон (1-й президент США. Род 22 февраля 1732 г., ум. 14 дек. 1799 г.). В его книге “Максимы Вашингтона” о евреях написано:

    “Весьма прискорбно, что ни одно государство, более старое чем это, не смирило их, как чуму общества и величайших врагов его, присутствием которых осчастливлена Америка”.

    2. Марк Цицерон (Римский оратор. Родился в 106, умер в 43-м году до Р. X.).

    “Евреи принадлежат к темной и отталкивающей силе. Кто знает, как многочисленна эта клика, как они держатся вместе и какую мощь они могут проявлять благодаря своей спаянности”.

    3. Сикул Диодор (Греческий историк. Род. в 30 г. до Р. X. Умер в 20 г. по Р. X.).

    “Друзья короля Антиоха Сирийского (которой правил с 223 до 187 года до Р. X.) посоветовали ему изгнать евреев, которые не пожелают смешиваться с другими и считать таковых своими врагами”.

    4. Люций Сенека (Римский философ. Род. в 4 г. до Р. X., умер в 65 г. после Р. X.).

     “Этот народ — чума (евреи) сумел приобрести такое влияние, что нам — победителям диктует свои законы”.

    5. Тацит (Римский историк. Род. в 55 г. после Р. X., умер в 122 г. после Р. X.).

    “Евреи считают осквернительным все то, что является святым для нас”.

    (Взято из М. Кармоли — “Биография евреев во Франции”, стр. 2).

    6. Марий Юстиниан (Св. Юстиниан. Римский философ. 100-165 г. после Р. X.).

    “Евреи всегда были за спиной христианских преследований. Они путешествовали по стране, всюду ненавидя и подкапывая устои христианской веры”.

    7. Гунтрам (Король франков., родился в 525 г., а умер в 593 году после Р. X.).

    “Да будет проклят этот дьявольский и вероломный еврейский народ, который живет только обманами. Сегодня они прославляют меня только для того, чтобы отстроить их синагогу, которая была разрушена христианами. Этого, разумеется я не буду делать, ибо Господь запрещает мне”.

    8. Магомет (Основатель магометанства. 570-632 г. после Р. X.)

    “Это непостижимо мне, что до сих пор никто не изгнал этих скотов, дыхание которых подобно смерти. Не уничтожит ли каждый диких зверей, пожирающих людей, даже если они сами имеют человеческий облик? Являются ли евреи кем-либо другим, кроме пожирателей людей?” (Взято из Корана)

    9. Св. Фома Аквинский (философ, род. в 1225 г., умер в 1274 году).

    “Евреям не должно быть дозволено иметь то, что они приобрели путем ростовщичества от других. Было бы лучше, если бы они работали, дабы честно зарабатывать на жизнь, ибо от ничего не делания они становятся более корыстолюбивы”.

    10. Аббат Тритгайм Вюрцбургский (1462-1616 г.).

    “Ясно, что отталкивание от еврейского ростовщичества развивается сверху и снизу. Я одобряю законные методы ограждения людей от эксплуатации еврейского ростовщичества и обмана. Возможно ли, чтобы иностранные пришельцы правили нами не благодаря своей силе мужества или возвышенным добродетелям, но только посредством своих жалких денег? Смеет ли этот народ безнаказанно жиреть за счет пота крестьян и мастеровых?”

    11. Эразм Роттердамский (Дезидериус Эразмус, голландский ученый, 1468-1536 г.).

    “Что за грабеж и угнетение, творимые евреями, над бедными, которые дальше не могут этого переносить... Помилуй их Боже! Еврейские ростовщики быстро пускают корни даже в маленьких деревнях, и, если они одалживают пять флоринов, то требуют залог в шесть раз больше. С процентов они взимают проценты и со всего этого еще раз проценты, так что бедный теряет все, что он имел”.

    12. Мартин Лютер (Церковный реформатор. 1483-1546 г.).

     “Страстные желания кричащих сердец евреев уповают на тот день, когда они смогут обращаться с нами, как они действовали во времена Эсфири в Персии. И как евреям близка книга Эсфирь, которая оправдывает их кровожадность, мстительность и аппетиты разбойничьих надежд! Никогда солнце не светило народу, более кровожадному и мстительному, который лелеет идею уничтожения и удушения иноверцев”.

    “Никто из других людей под солнцем не является таким жадным, как они, которые есть и будут жадными, на что указывает их проклятое Богом ростовщичество. Они утешают себя тем, что, когда придет Мессия, то он соберет и разделит золото и серебро всего мира между ними”.

    “Должны быть уничтожены их молитвенники и книги Талмуда, которые учат их безбожию, лжи, кощунству. Молодым евреям и еврейкам следует дать мотыги, секиры, лопаты, прялки, веретена, чтобы они зарабатывали свой хлеб в поте лица”.

    “Князья и законодатели сидят и похрапывают своими открытыми ртами и дают возможность евреям брать, красть, грабить, что им угодно из их открытых кошельков и сундуков. Да, это так! Они позволяют еврейскому ростовщичеству все у них высасывать и снимать с себя шкуру. Они превращают себя в попрошаек за свои же собственные деньги. Евреи забирают наши деньги и имущество, делаются хозяевами нашей собственной страны”.

    (Взято из “Произведений Лютера”, изд. Эрланген. Том 32).

    13. Джордано Бруно (Итальянский ученый и философ. 1548-1600)

     “Евреи являются зачумленной, прокаженной и опасной расой, которая заслуживает искоренения со дня ее зарождения”.

     (Взято из произведений Спаццио. 1888 г. том 2, стр. 500).

    14. Папа Климент 8-ой (Глава Кат. Церкви с 1592-1605 г.)

    “Весь мир страдает от ростовщичества евреев, их монополии и надувательств. Они кинули много несчастных людей в состояние нищеты, особенно крестьян рабочих и бедняков”.

    “Теперь, как и раньше, евреям надо напомнить, что они пользуются правами хозяев в любой стране”.

    “Избранным народом нации являются настоящие жители данной страны и члены другой, иммигрирующей, расы или нации в такой стране должны быть рассматриваемы, как и пользоваться только правами гостей. Правовые и законодательные установления учреждаются гражданами данной страны, но не кучкой иностранцев, которые оказались оснащенными чудовищными дозами лени и бедным словарем, движимые сильными страстями и парой жадных глаз”.

    15. Петр Великий (Русский император. 1672-1725 г.).

    “Я предпочитаю видеть в моей стране магометан и язычников, нежели евреев. Последние являются обманщиками и мошенниками. Они не получат разрешения поселяться я устраивать свои дела. Несмотря на мои распоряжения, они стараются осуществить это подкупом моих чиновников с целью стать равноправными”.

    16. Жан Франсуа Вольтер (Французский писатель. 1694-1778 г.).

    “Евреи являются ничем иным, как презираемым и варварским народом, который на протяжения длительного времени сочетал отвратительное корыстолюбие с ужасным предрассудком и неугасаемой ненавистью к народам, которые их терпят и на которых они обогащаются”.

    “Маленькая еврейская нация смеет показывать непримиримую ненависть к собственности других народов; они пресмыкаются, когда их постигает неудача и высокомерничают при процветании дел”.

    1Т. Бенджамин Франклин (Амер. ученый и государственный деятель. 1706-1790 г.).

    “Где бы ни было, в стране, где поселяются евреи, независимо от их количества, они понижают ее мораль, коммерческую честность, изолируют себя и не поддаются ассимиляции. Они высмеивают христианскую религию, стараясь ее подорвать, строят государства в государстве и в случае оппозиции к ним, стремятся смертельно задушить страну в финансовом отношении”.

    “Если мы, путем Конституции, не исключим их из Соединенных Штатов, то менее чем через двести лет они ринутся в большом количестве, возьмут верх, проглотят страну и изменят форму нашего правления. Если вы не исключите их, то менее чем через двести лет наши потомки будут работать на полях, содержа их, в то время, как они будут потирать руки в своих конторах. Я предупреждаю вас, джентльмены, если вы не исключите евреев навсегда, то ваши дети будут проклинать вас в ваших могилах. Евреи, джентльмены, являются азиатами, они не могут быть никогда другими”.

    18. Фридрих Великий (Король Пруссии. 1712-1786 г.)

    “Правители не должны выпускать из поля зрения евреев, предотвращать их проникновение в оптовую торговлю, следить за ростом их населения и лишать их возможности где бы то ни было замышлять нечестивые деяния. Ничто так не ущемляет торговцев, как та недозволенная прибыль, которую делают евреи”.

    19. Мария-Терезия (Австрийская императрица. 1717-1780).

    “Впредь ни один еврей, независимо от того, кто он такой, не будет оставаться здесь без моего письменного разрешения. Я не знаю никакой другой злополучной чумы внутри страны, как эта раса, которая разоряет народ хитростью, ростовщичеством, одалживанием денег и занимается делами, отталкивающими честных людей. Следовательно, по возможности, они будут перемещены и изгнаны отсюда.

    20. Елизавета Петровна (Русская императрица. 1709-1761).

    “Евреи существуют в различных частях России. От этих ненавистников Христа мы не можем ожидать ничего хорошего. В связи с этим обстоятельством, я издаю следующий приказ: все евреи, мужчины и женщины, независимо от их положения и богатства, со всем их имуществом должны немедленно убраться за пределы границы. От этих врагов Христа я не хочу иметь никакой прибыли”.

    21. Эдуард Гиббон (Английский историк. 1737-1794 г.).

    “Евреи показали животную ненависть против Римской Империи, которую они разрушали постоянно неистовыми убийствами и мятежами. Человечество содрогается при пересказывании этих отвратительных варварств”.

    22. Наполеон Бонопарт (Император Франции. 1769-1821 г.).

    “Евреев нужно рассматривать, как нацию, но не как религиозную группу. Они являются нацией в средине нация. Я бы хотел на определенное время лишить их права выдавать займы под заклад, потому, что слишком унизительно для французского народа быть обязанным этой низкой нации. Собственность целых деревень грабится евреями, они восстановили крепостничество; они являются настоящими стаями воронов. Нищета, вызываемая евреями не исходит от одного индивидуального еврея, но является сущностью всего этого народа. Они, как гусеницы или саранча, которые поедают Францию”.

    “Я решил исправить евреев, но я не хочу их иметь больше чем их есть в моем государстве. Я делаю все, чтобы доказать мое презрение к этой подлейшей нации мира”.

    “Евреи являются нацией способной к самым ужасным преступлениям. Я хотел сделать из них нацию граждан, но они негодны ни к чему кроме торговли подержанным добром. Я был вынужден провозгласить закон против них за их ростовщичество и крестьяне Эльзаса передали мне свои благодарности”. (Из апрельской сессии Сената. 1806 года).

    23. Николай 1. (Русский Император. 1796-1855 г.).

    “Главной причиной разорения крестьян являются евреи, которые по значимости являются вторыми после землевладельцев; своим уменьем они эксплуатируют несчастное население. Они являются здесь всем: торговцами, подрядчиками, содержателями кабаков, мельниками, поставщиками, ремесленниками и т. д. Они настолько хитры в обманывании людей, что предоставляют деньги наперед за непосеянные хлеба и удешевляют цены на урожай перед тем, как поля еще не убраны. Они обыкновенные пьявки, которые высасывают все и полностью истощают области”.

    24. Фридрих Геббель (Немецкий поэт. 1831-1863 г. ).

    “Эмансипация евреев на условиях, которые они сами предлагают, в ходе истории приведет к кризису, когда христианам нужно будет эмансипироваться”.

    25. Крюгер (Президент Трансвааля. 1825-1904 г. ).

    “Если бы можно было сбросить с шеи нации еврейских монополистов, не вызвавши войну с Великобританией, — проблема мира в южной Африке была бы решена”.

    26. Гельмут фон Мольтке (Немецкий генерал и стратег. 1800-1891 г.).

    “Евреи образуют свое общество и, подчиняясь собственным законам, умеют обходить законы страны, их приютившей”.

     “При расследовании краж, редко еврей не бывает замешан или как сообщник, или как укрыватель краденого”.

    “Для накопления богатства для них все средства хороши. В войне 1812 года евреи были шпионами у обеих сторон, предавая при этом каждую из них”.

    27. Франц Лист (Венгерский композитор. 1811-1886 г.).

    “В час опасности для страны, еврей, открывая или закрывая свою мошну, способен или ее поддержать или содействовать ее поражению.”

    “Настанет момент, когда все христианские нации, среди которых живут евреи, поставят вопрос, терпеть ли их дальше или депортировать. И этот вопрос по своему значению так же важен, как вопрос о том, хотим ли мы жизнь или смерть, здоровье или болезнь, социальный покой или постоянное волнение”.

    28. Кн. Мобучум Окума (японский ученый. Род. 1871 г.).

    “Евреи во всем мире разрушают патриотизм и здоровые основы государства”.

    29. Эрнст Ренан (французский ориенталист и историк. 1823-1892 г.).

    “В восточной Европе еврей подобен раку, медленно въедающемуся в самое тело другой нации. Эксплуатация других людей — это его цель. Эгоизм и отсутствие личного мужества — его главная характеристика; самопожертвование и патриотизм, вместе взятые, совершенно чужды ему”.

    30. Джан Ф. Хайлан (Бывший мэр г. Нью Йорка. Род. в 1868 г.).

    В своей речи 26 марта 1922 года он сказал:

    “Настоящая угроза нашему государству в невидимом правительстве, которое, подобно гигантскому спруту, простирает свои щупальца над нашим городом, штатом и нацией. Во главе этого спрута стоит маленькая группа банкирских домов, которая обычно называется как “интернациональные банкиры”. Эта небольшая артерия могущественных интернациональных банкиров на самом деле управляет нашим правительством в своих эгоистических целях”.

    31. Ньюдигейт (Член английской Палаты Представителей).

    Из речи 22 марта 1858 р.

    “Я не верю, что еврей может быть хорошим членом Палаты Представителей, ибо он прямой последователь Талмуда, тенденции которого аморальны, антисоциальны и антинациональны”.

    “Евреи прямо и косвенно вызывают агитации, и революции. Они способствовали разорению и нищете подобных им творений безнравственными и лукавыми уловками. Причина ненависти к ним лежит в характере иудаизма, который объединяет своих приверженцев на аморальных основах”.

    32. Лорд Харрингтон (Член английской Палаты Лордов).

    Из речи 12 июля 1858 г.

    “Я возражаю против допущения евреев, ибо они великие денежные заимодавцы во всем мире. Им безразлично, поддерживают ли они плохие или хорошие дела. Вследствие этого нации мира стонут от непосильно тяжелой системы налогов и национальных долгов. Они являются всегда величайшими врагами свободы”.

    33. Генри Форд (Американский автопромышленник и писатель. 1863-1947 г.).

    В “Нью Йорк Таймс” 8 марта 1925 г. писал следующее:

    “Подвергните контролю 50 более богатых еврейских финансистов, которые творят войну для собственных прибылей, — и войны будут упразднены”.

    34. Вильгельм II (Император Германии.).

    “Сионисты не являются прямой угрозой Турции, но евреи — это повсеместная чума, от которой мы хотели бы освободиться”.

    (Источник — “Дневник”. Т. Герцль.).

    35. Чарльз И. Хьюз (Государств. Секретарь США).

    19 июня 1922 г. сказал:

    “Народ не может выносить мудрое суждение без надлежащей информации. И проблема в том, как его осведомлять. Соприкасаясь с проблемой развития здорового общественного мнения, главное понимание всегда должно быть в том, что дезинформация является врагом общества, злейшим, нежели все конспирации, которых обычно боятся”.

    36. Джэкоб Коннер (Бывший консул США в Петербурге).

     “Предоставьте иудаизму взять верх, неисчислимую власть, финансовую выгоду — и перед вами предстанет разоблаченный убийца, деспот, Шейлок, неумолимый и беспощадный, как смерть сама по себе”.

    (Из его книги “Христос не был евреем”. Нью Йорк. 1936).

    37. Винстон Черчиль (Английский государств, деятель).

    В Палате Представителей 5 ноября 1919 г. сказал следующее:

    “Нет надобности преувеличивать роль, сыгранную в создании большевизма и подлинного участия в русской революции, интернациональных евреев-атеистов. Более того, главное вдохновение и движущая сила исходит от еврейских вождей. В советских учреждениях преобладание евреев более чем удивительно. И главная часть в проведении системы террора учрежденного Чрезвычайной Комиссией по борьбе с контрреволюцией, была осуществлена евреями и, в некоторых случаях, еврейками. Такая же дьявольская известность была достигнута евреями в период террора, когда Венгрией правил Бэла Кун”.

    38. Джемс Джерард (Бывший посол США в Германии).

    “Как друг еврейской расы, я хочу констатировать, что, если американским народом овладеет убеждение, что еврейская раса и коммунизм тождественны, то возможен погром в США, по сравнению с которым царские погромы будут выглядеть маленьким парадом”.

    (“Нью Йорк Тайме”. 8 октября 1938 года).

    Примечание. Все вышеизложенное переведено из №29 газеты “Тандерболт”. Май 1961 года.

    (Газета издается в г. Бирмингем, шт. Алабама.)

    The Thunderbolt

    P. O. Box 783

    Birmingham, Alabama.

    Editor: Dr. Edward R. Fields


     

     

    Ф. М. ДОСТОЕВСКИЙ

    “ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС”

    “ДНЕВНИК ПИСАТЕЛЯ” 1877 год.

     

    Ф. М. ДОСТОЕВСКИЙ О ЕВРЕЯХ.

    Великий русский писатель-провидец Ф. М. Достоевский уже сто лет тому назад обратил свое внимание на роль евреев в русской культурной и общественной жизни, в каковые они вносили свое, чисто еврейское, миропонимание и правосознание, чуждые коренному населению — русскому народу, создавшему Россию.

    В своих произведениях он неоднократно высказывал свои мысли по этому вопросу, пророчески предвидя все то, что произошло в России впоследствии.

    Вот что писал Достоевский почти сто лет тому назад:

    “Интернационал распорядился, чтобы европейская революция началась в России. И начнется... Ибо нет у нас для нее надежного отпора ни в управлении, ни в обществе. Бунт начнется с атеизма и грабежа всех богатств. Начнут низлагать религию, разрушать храмы и превращать их в казармы, в стойла, зальют мир кровью, а потом сами испугаются...

    Евреи сгубят Россию и станут во главе анархии. Жид и его кагал — это заговор против русских. Предвидится страшная, колоссальная стихийная революция, которая потрясет все царства мира с изменением лика мира сего. Но для этого потребуется сто миллионов голов. Весь мир будет залит реками крови.” (том XI, стр. 63-66).

    “Да, новый дух придет, новое общество восторжествует. В этом не может быть никакого сомнения. И этот злой дух близко. Наши дети узрят его... Мир спасется уже после посещения его злым духом, (том XI, стр. 381)”.

    * * *

    Кроме отдельных высказываний о роли евреев в России, Достоевский в своем “Дневнике Писателя” за 1877 год посвятил этому вопросу целую главу (глава вторая), озаглавивши ее “Еврейский Вопрос”.

    * * *

    В настоящее время (1969 год) вопрос этот сделался не только злободневным, но и волнующим весь мир, далеко выйдя за пределы России и границы русско-еврейских взаимоотношений

    * * *

    По существу, “Еврейский Вопрос” в “Дневнике Писателя” есть начало того “Русско-Еврейского Диалога”, которому посвящена моя книга.

    А потому, как отдельное приложение, в книге помещается полностью глава вторая “Дневника Писателя” за 1877 год, посвященная этому вопросу.

    ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС

    О, не думайте, что я действительно, затеваю поднять “еврейский вопрос”! Я написал это заглавие в шутку. Поднять такой величины вопрос, как положение еврея в России, и о положении России, имеющей в числе сынов своих три миллиона евреев — я не в силах. Вопрос этот не в моих размерах. Но некоторое суждение мое я все же могу иметь, и вот выходит, что суждением моим некоторые из евреев стали интересоваться. С некоторого времени я стал получать от них письма, и они серьезно и с горечью упрекают меня за то, что я на них нападаю, “что я ненавижу жида”, ненавижу не за пороки его, “не как эксплуататора”, а именно как племя, то есть вроде того, что: “Иуда, дескать, Христа продал”. Пишут это “образованные” евреи, то есть из таких, которые (я заметил это, но отнюдь не обобщаю мою заметку, оговариваюсь заранее) — которые всегда как бы постараются дать вам знать, что они при своем образовании давно уже не разделяют “предрассудков” своей нации, своих религиозных обрядов не исполняют, как прочие мелкие евреи, считают это ниже своего просвещения, да и в Бога, дескать, не веруем. Замечу в скобках и кстати что всем этим господам из “высших евреев”, которые так стоят за свою нацию, слишком даже грешно забывать своего сорокавекового Иегову и отступаться от него. И это далеко не из одного только чувства национальности грешно, а и из других, весьма высокого размера причин. Да и странное дело: еврей без Бога как-то немыслим; еврея без Бога и представить нельзя. Но тема эта из обширных, мы ее пока оставим. Всего удивительнее мне то: как это и откуда я попал в ненавистники еврея, как народа, как нации? Как эксплуататора и за некоторые пороки мне осуждать еврея отчасти дозволяется самими же этими господами, но — но лишь на словах: на деле трудно найти что-нибудь раздражительнее и щепетильнее образованного еврея и обидчивее его, как еврея? Но опять таки: когда и чем заявил я ненависть к еврею, как к народу? Так как в сердце моем этой ненависти не было никогда, и те из евреев, которые знакомы со мной и были в сношениях со мной, это знают, то я, с самого начала и прежде всякого слова, с себя это обвинение снимаю, раз навсегда, с тем, чтоб уж потом об этом и не упоминать особенно. Уж не потому ли обвиняют меня в “ненависти”, что я называю иногда еврея, “жидом”? Но, во-первых, я не думал, чтоб это было так обидно, а во-вторых, слово “жид”, сколько помню, я упоминал всегда для обозначения известной идеи: “Жид, жидовщина, жидовське царство” и проч. Тут обозначалось известное понятие, направление, характеристика века. Можно спорить об этой идее, не соглашаться с нею но не обижаться словом. Выпишу одно место из письма одного весьма образованного еврея, написавшего мне длинное и прекрасное, во многих отношениях, письмо, весьма меня заинтересовавшее. Это одно из самых характерных обвинений меня в ненависти к еврею, как к народу. Само собою разумеется, что имя г. Н. Н. мне писавшего это письмо, остается под самым строгим анонимом.

    ... “но я намерен затронуть один предмет, который я решительно не могу себе объяснить. Это ваша ненависть к “жиду”, которая проявляется почти в каждом выпуске вашего. Дневника”.

    “Я бы хотел знать, почему вы восстаете против жида, а не против эксплуататора вообще; я не меньше вашего терпеть не могу предрассудков моей нации, — я не мало от них страдал, — но никогда не соглашусь, что в крови этой нации живет бессовестная эксплуатация.”

    “Неужели вы не можете подняться до основного закона всякой социальной жизни, что все без исключения граждане одного государства, если они только несут на себе все повинности, необходимые для существования государства, должны пользоваться всеми правами и выгодами его существования, и что для отступников от закона, для вредных членов общества, должна существовать одна и та же мера взыскания, общая для всех?... Почему же все евреи должны быть ограничены в правах и почему для них должны существовать специальные карательные законы? Чем эксплуатация чужестранцев (евреи ведь все такие же русские подданные): немцев, англичан, греков, которых в России такая пропасть, лучше жидовской эксплуатации? Чем русский православный кулак, мироед, целовальник, кровопийца, которых так много расплодилось во всей России, лучше таковых из жидов, которые все таки действуют в ограниченном кругу? Чем такой-то лучше такого-то?”...

    (Здесь почтенный корреспондент сопоставляет несколько известных русских кулаков с еврейскими в том смысле, что русские не уступят. Но что же это доказывает? Ведь мы нашими кулаками не хвалимся, не выставляем их как примеры подражания и, напротив, в высшей степени соглашаемся, что и те и другие нехороши).

    “Таких вопросов я бы мог вам задавать тысячами.”

     “Между тем, вы, говоря о “жиде”, включаете в это понятие всю страшно-нищую массу трехмиллионного еврейского населения в России, из которых два миллиона 900.000, по крайней мере, ведет отчаянную борьбу за жалкое существование, нравственно чище не только других народностей, но и обоготворяемого вами русского народа. В это название вы включаете и ту почтенную цифру евреев, получивших высшее образование, отличающихся на всех поприщах государственной жизни; берите хоть...”

    (Тут опять несколько имен, которых я, кроме Гольдштейна, считаю не в праве напечатать, потому что некоторым из них может быть, неприятно будет прочесть, что они происходят от евреев).

    “Гольдштейна (геройски умершего в Сербии за славянскую идею) и работающих на пользу общества и человечества. Ваша ненависть к “жиду” простирается даже на Дизраэли... который, вероятно, сам не знает, что его предки были когда-то испанскими евреями, и который уж, конечно, не руководит английской консервативной политикой с точки зрения “жида” (?).

    “Нет, к сожалению, вы не знаете ни еврейского народа, ни его жизни, ни его духа, ни его сорокавековой истории, наконец. К сожалению, потому что вы, во всяком случае, человек искренний, абсолютно честный, а наносите бессознательно вред громадной массе нищенствующего народа, — сильные же “жиды”, принимая сильных мира сего в своих салонах, конечно, не боятся ни печати, ни даже бессильного гнева эксплуатируемых. Но довольно об этом предмете! Вряд ли я вас убежу в моем взгляде, — но мне крайне желательно было бы, чтобы убедили меня”.

    Вот этот отрывок. Прежде чем отвечу что-нибудь, (ибо не хочу нести на себе такое тяжелое обвинение) — обращу внимание на ярость нападения и степень обидчивости. Положительно у меня, во весь год издания “Дневника”, не было таких размеров статьи против “жида”, которая бы могла вызвать такой силы нападение. Во-вторых, нельзя не заметить, что почтенный корреспондент, коснувшись в этих немногих строках своих и до русского народа, не утерпел и не выдержал и отнесся к бедному русскому народу несколько слишком уж свысока. Правда, в России и от русских то не осталось ни одного не проплеванного места (словечко Щедрина), а еврею тем “простительнее”. Но во всяком случае ожесточение это свидетельствует ярко о том, как сами евреи смотрят на русских. Писал это, действительно, человек образованный и талантливый (не думаю только, чтоб без предрассудков); чего же ждать, после того, от необразованного еврея, которых так много, каких чувств к русскому? Я не в обвинение это говорю: все это естественно! Я только хочу указать, что в мотивах нашего разъединения с евреем виновен, может быть, и не один русский народ, и что скопились эти мотивы, конечно, с обеих сторон, и еще неизвестно на какой стороне в большей степени. Отметив это, выскажу несколько слов в мое оправдание и вообще, как я смотрю на это дело. И хоть вопрос этот, повторяю, мне и не по силам, но что же нибудь ведь и я могу выразить.

     

     

     

    II

    Pro и contra

    Положим, очень трудно узнать сорокавековую историю такого народа, как евреи; но на первый случай я уже то одно знаю, что наверно нет в целом мире другого народа, который бы столько жаловался на судьбу свою, поминутно, за каждым шагом и словом своим, на свое принижение, на свое страдание, на свое мученичество. Подумаешь, не они царят в Европе, не они управляют там биржами хотя бы только, а стало быть, политикой, внутренними делами, нравственностью государств. Пусть благородный Гольдштейн умирает за славянскую идею. Но все таки, не будь так сильна еврейская идея в мире, и, может быть, тот же самый “славянский” (прошлогодний) вопрос давно бы уже решен был в пользу славян, а не турок. Я готов поверить, что лорд Биконсфильд сам, может быть, забыл о своем происхождении, когда-то, от испанских жидов (наверно однако не забыл); но что он “руководил английской консервативной политикой”, за последний год отчасти с точки зрения жида, в этом, по моему, нельзя сомневаться. “Отчасти-то” уж нельзя не допустить.

    Но пусть все это, с моей стороны, голословие, легкий тон и легкие слова. Уступаю. Но все таки не могу вполне поверить крикам евреев, что уж так они забиты, замучены и принижены. На мой взгляд, русский мужик, да и вообще русский простолюдин, несет тягостей чуть ли не больше еврея. Мой корреспондент пишет мне в другом уже письме:

    “Прежде всего необходимо предоставить им (евреям) все гражданские права (подумайте, что они лишены до сих пор самого коренного права: свободного выбора местожительства, из чего вытекает множество страшных стеснений для всей еврейской массы), как и всем другим чужим народностям в России, а потом уже требовать от них исполнения своих обязанностей к государству и к коренному населению”.

    Но подумайте и вы, г. корреспондент, который сами пишете мне, в том же письме, на другой странице, что вы “не в пример больше любите и жалеете трудящуюся массу русского народа, чем еврейскую” — (что уже слишком для еврея сильно сказано) — подумайте только о том, что когда еврей “терпел в свободном выборе местожительства”, тогда двадцать три миллиона “русской трудящейся массы” терпели от крепостного состояния, что уж, конечно, было потяжелее “выбора местожительства”. И что же, пожалели их тогда евреи? Не думаю; в Западной окраине России и на Юге вам на это ответят обстоятельно. Нет, они и тогда точно так же кричали и жаловались, что они забиты и мученики, и что когда им дадут больше прав “тогда и спрашивайте с нас исполнения обязанностей к государству и коренному населению”. Но вот пришел Освободитель и освободил коренной народ, и что же, кто первый бросился на него, как на жертву, кто воспользовался его пороками преимущественно, кто оплел его вековечным золотым своим промыслом, кто тотчас же заместил, где только мог и поспел, упраздненных помещиков, с тою разницею, что помещики хоть и сильно эксплуатировали людей, но все же старались не разорять своих крестьян, пожалуй, для себя же, чтоб не истощить рабочей силы, а еврею до истощения русской силы дела нет, взял свое и ушел. Я знаю, что евреи прочтя это, тотчас же закричат, что это неправда, что это клевета, что я лгу, что я потому верю всем этим глупостям, что “не знаю сорокавековой истории” этих чистых ангелов, которые несравненно “нравственно чище не только других народностей, но и обоготворяемого мною русского народа” (по словам корреспондента, см. выше ). Но пусть они нравственно чище всех народов в мире”, а русского уж, разумеется, а между тем, я только что прочел в мартовской книжке “Вестника Европы” известие о том, что евреи в Америке, в Южных Штатах, уже набросились всей массой на многомиллионную массу освобожденных негров и уже прибрали ее к рукам по-своему, известным и вековечным своим “золотым промыслом”, и пользуясь неопытностью и пороками эксплуатируемого племени. Представьте же себе, когда я прочел это, мне тотчас же вспомнилось, что мне еще пять лет тому приходило это самое на ум, именно то, что вот ведь негры от рабовладельцев теперь освобождены, а ведь им не уцелеть, потому что на эту свежую жертвочку как раз набросятся евреи, которых столь много на свете. Подумал я это, и, уверяю вас, несколько раз потом в этот срок мне вспадало на мысль: “да что же там ничего об евреях не слышно, что в газетах не пишут, ведь эти негры евреям клад, неужели пропустят?” И вот дождался, написали в газетах, прочел. А дней десять тому назад прочел в “Новом Времени” (№ 371) корреспонденцию из Ковно, прехарактернейшую: “дескать, до того набросились там евреи на местное литовское население, что чуть не сгубили всех водкой, и только ксендзы спасли бедных опившихся, угрожая им муками ада и устраивая между ними общества трезвости”. Просвещенный корреспондент, правда, сильно краснеет за свое население, до сих пор верующее в ксендзов и в муки ада, но он сообщает при этом, что поднялись вслед за ксендзами и просвещенные местные экономисты, начали устраивать сельские банки, именно чтобы спасти народ от процентщика-еврея, и сельские рынки, чтобы можно было “бедной трудящейся массе” получать предметы первой потребности по настоящей цене, а не по той, которую назначает еврей. Ну, вот я это все прочел и знаю, что мне в один миг закричат, что все это ничего не доказывает, что это от того, что евреи сами угнетены, сами бедны, и что все это лишь “борьба за существование”, что только глупец разобрать этого не может, и не будь евреи так сами бедны, а, напротив, разбогатей они, то мигом показали бы себя с самой гуманной стороны, так что мир бы весь удивили. Но ведь, конечно, все эти негры и литовцы еще беднее евреев, выжимающих из них соки, а ведь те (прочтите-ка корреспонденцию) гнушаются такой торговлей, на которую так падок еврей; во-вторых, не трудно быть гуманным и нравственным, когда самому жирно и весело, а чуть “борьба за существование”, так и не подходи ко мне близко. Не совсем уж это, по-моему, такая ангельская черта. А в-третьих, ведь я, конечно, не выставляю эти два известия из “Вестника Европы” и “Нового Времени” за такие уж капитальные и всерешающие факты. Если начать писать историю этого всемирного племени, то можно тотчас же найти сто тысяч таких же и еще крупнейших фактов, так что один или два факта лишних ничего особенного не прибавят, но ведь что при этом любопытно: любопытно то, что чуть лишь вам — в споре ли, или просто в минуту собственного раздумья, — чуть лишь вам понадобится справка о еврее и делах его, — то не ходите в библиотеки для чтения, не ройтесь в старых книгах или в собственных старых отметках, не трудитесь, не ищите, не напрягайтесь, а не сходя с места, не подымаясь даже со стула, протяните лишь руку к какой хотите первой, лежащей подле вас газете, и поищите на второй или на третьей странице: непременно найдете что-нибудь о евреях и непременно то, что вас интересует, непременно самое характернейшее и непременно одно и то же— то есть все одни в те же подвиги! Так ведь это, согласитесь сами, что-нибудь да значит, что-нибудь да указует, что-нибудь открывает же нам, хотя бы вы были круглый невежда в сороковековой истории этого племени. Разумеется, мне ответят, что все обуреваемы ненавистью, а потому все лгут. Конечно, очень может случиться, что все до единого лгут, но в таком случае рождается тотчас другой вопрос: если все до единого лгут и обуреваемы такою ненавистью, то с чего-нибудь да взялась же эта ненависть, ведь что-нибудь значит же эта всеобщая ненависть, “ведь что-нибудь значит же слово все!”, как восклицал некогда Белинский.

    “Свободный выбор местожительства!” Но разве русский. коренной человек уж так совершенно свободен в выборе местожительства? Разве не продолжаются и до сих пор еще прежние, еще от крепостных времен оставшиеся и нежелаемые стеснения в полной свободе выбора местожительства и для русского простолюдина, на которые давно обращает внимание правительство? А что до евреев, то всем видно, что права их в выборе местожительства весьма и весьма расширились в последние двадцать лет. По крайней мере, они явились по России в таких местах, где прежде их не видывали. Но евреи все жалуются на ненависть и стеснения. Пусть я не тверд в познании еврейского быта, но одно-то я уже знаю наверно и буду спорить со всеми, именно: что нет в нашем простонародье предвзятой, априорной, тупой, религиозной какой-нибудь ненависти к еврею, вроде: “Иуда, дескать, Христа продал”. Если и услышишь это от ребятишек или от пьяных, то весь народ наш смотрит на еврея, повторяю это, без всякой предвзятой ненависти. Я пятьдесят лет видел это. Мне даже случалось жить с народом, в массе народа, в одних казармах, спать на одних нарах. Там было несколько евреев — и никто не презирал их, никто не исключал их, не гнал их. Когда они молились (а евреи молятся с криком, надевая особое платье), то находил этого странным, не мешал им и не смеялся над ними, чего, впрочем именно надо бы было ждать от такого грубого, по вашим понятиям, народа, как русские; напротив, смотря на них, говорили: “это у них такая вера, это они так молятся” и проходили мимо с спокойствием и почти с одобрением. И что же, вот эти-то евреи чуждались во многом русских, не хотели есть с ними, смотрели чуть не свысока (и это где же? — в остроге!) я вообще выражали гадливость и брезгливость к русскому, к “коренному” народу. То же самое и в солдатских казармах и везде по всей России: наведайтесь, спросите, обижают ли в казармах еврея как еврея, как жида, за веру, за обычай? Нигде не обижают, и так во всем народе. Напротив, уверяю вас, что и в казармах, я везде русский простолюдин слишком видит и понимает (да и не скрывают того сами евреи), что еврей с ним есть не захочет, брезгает им, сторонится и ограждается от него сколько может, и что же, — вместо того, чтоб обижаться на это, русский простолюдин спокойно и ясно говорит: “это у него вера такая, это он по вере своей не ест и сторонится” (то есть не потому, что зол) и, сознав эту высшую причину, от всей души извиняет еврея. А между тем, мне иногда входила в голову фантазия: ну что, если б это не евреев было в России три миллиона, а русских; а евреев было бы 80 миллионов — ну, во что обратились бы у них русские и как бы они их третировали? Дали бы они им сравняться с собою в правах? Дали бы им молиться среди них свободно? Не обратили ли бы прямо в рабов? Хуже того: не содрали ли бы кожу совсем! Не избили ли бы до тла, до окончательного истребления, как делывали они с чужими народностями в старину, в древнюю свою историю? Нет-с, уверяю вас, что в русском народе нет предвзятой ненависти к еврею, а есть, может быть, несимпатия к нему, особенно по местам и даже может быть, очень сильная. О, без этого нельзя, это есть, но происходит это вовсе не от того, что он еврей, не из племенной, не из религиозной какой-нибудь ненависти, а происходит это от иных причин, в которых виноват уже не коренной народ, а сам еврей.

    III

    Status in statu. Сорок веков бытия.

    Ненависть да еще от предрассудков — вот в чем обвиняют евреи коренное население. Но если уже зашла речь о предрассудках, то, как вы думаете: еврей менее питает предрассудков к русскому, чем русский к еврею? Не побольше ли? Вот я вам представлял примеры того, как относится русское простолюдье к еврею; а у меня перед глазами письма евреев, да не из простолюдья, а образованных евреев, и — сколько ненависти в этих письмах к “коренному населению”! А главное, — пишут, да и не примечают этого сами.

    Видите ли, чтоб существовать сорок веков на земле, то есть во весь почти исторический период человечества, да еще в таком плотном и нерушимом единении; чтоб терять столько раз свою территорию, свою политическую независимость, законы, почти даже веру, — терять и всякий раз опять соединяться, опять возрождаться в прежней идее, хоть и в другом виде, опять создавать себе и законы и почти веру — нет, такой живучий народ, такой необыкновенно сильный и энергический народ, такой беспримерный в мире народ, не мог существовать без Status in statu, который он сохранял всегда. и везде во время самых страшных, тысячелетних рассеяний и гонений своих. Говоря про Status in statu, я вовсе не обвинение какое-нибудь хочу возвести. Но в чем, однако, заключается этот Status in statu, в чем вековечно-неизменная идея его, и в чем суть этой идеи?

    Излагать это было долго, да и невозможно в коротенькой статье, да и невозможно еще и по той даже причине, что не настали еще все времена и сроки, несмотря на протекшие сорок веков, и окончательное слово человечества об этом великом племени еще впереди. Но не вникая в суть и в глубину предмета, можно разобрать хотя некоторые признаки этого Status in statu, по крайней мере, хоть наружно. Признаки эти: отчужденность и отчудимость на степени религиозного догмата, неслиянность, вера в то, что существует в мире лишь одна народная личность — еврей, а другие хоть есть, но все равно, надо считать, что как бы их и не существовало. “Выйди из народов и составь свою особь и знай, что с сих пор ты един у Бога, остальных истреби, или в рабов обрати, или эксплуатируй. Верь в победу над всем миром, верь, что все покорится тебе. Строго всем гнушайся и ни с кем в быту своем не сообщайся. И даже когда лишишься земли своей, политической личности своей, даже когда рассеян будешь по лицу всей земли, между всеми народами — все равно, — верь всему тому, что тебе обещано, раз навсегда, верь тому, что все сбудется, а пока живи, гнушайся, единись и эксплуатируй и — ожидай, ожидай”... Вот суть идеи этого Status in statu, а затем конечно, есть внутренние, а может быть и таинственные законы, ограждающие эту идею.

    Вы говорите, господа образованные евреи и оппоненты, что уж это-то все вздор, и что “если и есть Status in statu, (то есть был, а теперь, де, остались самые слабые следы), то единственно лишь гонения привели к нему, гонения породили его, религиозные, с средних веков и раньше, и явился этот Status in statu, единственно лишь из чувства самосохранения. Если же и продолжается, особенно в России, то потому, что еврей еще не сравнен в правах с коренным населением”. Но вот что мне кажется: если б он был и сравнен в правах, то ни за что не отказался бы от своего Status in statu. Мало того: приписывать Status in statu одним лишь гонениям и чувству самосохранения — недостаточно. Да и не хватило бы упорства в самосохранении на сорок веков, надоело бы и сохранять себя такой срок. И сильнейшие цивилизации в мире не достигали и до половины сорока веков и теряли политическую силу и племенной облик. Тут не одно самосохранение стоит главной причиной, а некая идея, движущая и влекущая, нечто такое, мировое и глубокое, о чем, может быть, человечество еще не в силах произнести своего последнего слова как сказал я выше. Что религиозный-то характер тут есть по преимуществу — это-то уже несомненно. Что свой Промыслитель, под именем прежнего первоначального Иеговы, с своим идеалом и с своим обетом продолжает вести свой народ к цели твердой — это-то уже ясно. Да и нельзя, повторяю я, даже и представить себе еврея без Бога, мало того, не верю я даже и в образованных евреев безбожников: все они одной сути, и еще Бог знает чего ждет мир от евреев образованных! Еще в детстве моем я читал и слыхал про евреев легенду о том, что они, де, и теперь неуклонно ждут Мессию, все, как самый низший жид, так и самый высший и ученый из них, философ и кабалист-раввин, что они верят все, что Мессия соберет их опять в Иерусалиме и низложит все народы мечом своим к их подножию; что потому-то, де, евреи, по крайней мере в огромном большинстве своем, предпочитают лишь одну профессию, — торг золотом и много что обработку его, и это все будто бы для того, что когда явится Мессия, то чтоб не иметь нового отечества, не быть прикрепленным к земле иноземцев, обладая ею, а иметь все с собою лишь в золоте и драгоценностях, чтоб удобнее их унести, когда

    Загорит, заблестит луч денницы:

    И кимвал, и тимпан, и цевницы,

    И сребро, и добро, и святыню,

    Понесем в Старый Дом, в Палестину.

    Все это, повторяю, слышал я как легенду, но я верю, что суть дела существует непременно, особенно в целой массе евреев в виде инстинктивно-неудержимого Влечения. Но чтоб сохранялась такая суть дела, уж, конечно, необходимо, чтоб сохранялся самый строгий Status in statu. Он и сохраняется. Стало быть не одно лишь гонение было и есть ему причиною, а другая идея...

    Если же существует вправду такой особый внутренний, строгий строй у евреев, связующий их в нечто цельное и особенное, то, то ведь почти еще можно задуматься над вопросом о совершенном сравнении во всем их прав с правами коренного населения. Само собою, все что требует гуманность и справедливость, все что требует человечность и христианский закон — все это должно быть сделано для евреев. Но если они, во всеоружии своего строя и своей особенности, своего племенного и религиозного объединения, во всеоружии своих правил и принципов, совершенно противоположных той идее, следуя которой, доселе, по крайней мере, развивался весь европейский мир, потребуют совершенного уравнения всевозможных прав с коренным населением, то — не получат ли они уже тогда нечто большее, нечто лишнее, нечто верховное против самого коренного даже населения? Тут конечно, укажут на других инородцев, “что вот, дескать, сравнены или почти сравнены в правах, а евреи имеют прав меньше всех инородцев, и это, де, потому, что боятся нас, евреев, что мы, де, будто бы вреднее всех инородцев. А между тем, чем вреден еврей? Если и есть дурные качества в еврейском народе, то единственно потому, что сам русский народ таковым способствует, по русскому собственному невежеству своему, по необразованности своей, по неспособности своей к самостоятельности, по малому экономическому развитию своему. Русский, де, народ сам требует посредника, руководителя, экономического опекуна в делах, кредитора, сам зовет его, сам отдается ему. Посмотрите, напротив, в Европе: там народы сильные и самостоятельные духом, с сильным национальным развитием, с привычкой давнишней к труду и с уменьем труда, и вот там не боятся дать все права еврею! Слышно ли что нибудь во Франции о вреде от Status in statu и тамошних евреев?”

    Рассуждение, по-видимому, сильное, но однако же прежде всего тут мерещится одна заметка в скобках, а именно: стало быть, еврейству там и хорошо, где народ еще невежествен, или несвободен, или мало развит экономически, — тут-то, стало быть, ему и лафа! И вместо того чтоб, напротив, влиянием своим поднять этот уровень образования, усилить знание, породить экономическую способность в коренном населении, вместо того еврей, где ни поселялся, там еще пуще унижал и развращал народ, там еще больше приникало человечество, еще больше падал уровень образования, еще отвратительнее распространялась безвыходная, бесчеловечная бедность, а с нею и отчаяние. В окраинах наших спросите коренное население: что двигает евреев, и что двигало им столько веков? Получите единогласный ответ: безжалостность; “двигали им столько веков одна лишь к нам безжалостность и одна только жажда напиться нашим потом и кровью”. И действительно, вся деятельность евреев в этих наших окраинах заключалась лишь в постановке коренного населения сколь возможно в безвыходную от себя зависимость, пользуясь местными законами. О, тут они всегда находили возможность пользоваться правами и законами. Они всегда умели водить дружбу с теми, от которых зависел народ, и уж не им бы роптать хоть тут-то на малые свои права сравнительно с коренным населением. Довольно они их получали у нас, этих прав, над коренным населением. Что становилось, в десятилетия и столетия, с русским народом там, где поселялись евреи — о том свидетельствует история наших русских окраин. И что же? Укажите на какое-нибудь другое племя из русских инородцев, которое бы, по ужасному влиянию своему, могло бы равняться в этом смысле с евреем? Не найдете такого; в этом смысле еврей сохраняет всю свою оригинальность перед другими русскими инородцами, а причина тому, конечно, этот Status in statu его, дух которого дышит именно этой безжалостностью ко всему, что не есть еврей, к этому неуважению ко всякому народу и племени и ко всякому человеческому существу, кто не есть еврей. И что в том за оправдание, что вот на Западе Европы не дали одолеть себя народы, и что, стало быть, русский народ сам виноват? Потому что русский народ в окраинах России оказался слабее европейских народов (и единственно вследствие жестоких вековых политических своих обстоятельств), потому только и задавить его окончательно эксплуатацией, а не помочь ему?

    Если же и указывают на Европу, на Францию, например, то вряд ли и там так безвреден был Status in statu.. Конечно, христианство и идея его там пали и падают не по вине еврея, а по своей вине, тем не менее нельзя не указать и в Европе на сильное торжество еврейства, заменившего многие прежние идеи своими. О, конечно, человек всегда и во все времена боготворил материализм и наклонен был видеть и понимать свободу лишь в обеспечении себя накопленными изо всех сил и запасенными всеми средствами деньгами. Но никогда эти стремления не возводились так откровенно и так поучительно в высший принцип как в нашем девятнадцатом веке. “Всяк за себя и только за себя и всякое общение между людьми единственно для себя”, — вот нравственный принцип большинства теперешних людей [3], и даже не дурных людей, а, напротив трудящихся, не убивающих, не ворующих. А безжалостность к низшим массам, а падение братства, а эксплуатация богатого бедным, — о, конечно, все это было и прежде и всегда, — но — но не возводилось же на степень высшей правды и науки, но осуждалось же христианством, а теперь, напротив, возводится в добродетель. Стало быть, не даром же все таки царят там повсеместно евреи на биржах, не даром они движут капиталами, не даром же они властители кредита и не даром, повторяю это, они же властители и всей международной политики, и что будет дальше — известно и самим евреям: близится их царство, полное их царство! Наступает вполне торжество идей, перед которыми никнут чувства человеколюбия, жажда правды, чувства христианские, национальные и даже народной гордости европейских народов. Наступает, напротив материализм, слепая плотоядная жажда личного материального обеспечения, жажда личного накопления денег всеми средствами — вот все, что признано за высшую цель, за разумное, за свободу, вместо христианской идеи спасения лишь посредством теснейшего нравственного и братского единения людей. Засмеются и скажут, что это там вовсе не от евреев. Конечно, не от одних евреев, но если евреи окончательно восторжествовали и процвели в Европе именно тогда, когда там восторжествовали эти новые начала даже до степени возведения их в нравственный принцип, то нельзя не заключить, что и евреи приложили тут своего влияния.

    Наши оппоненты указывают, что евреи, напротив, бедны, повсеместно даже бедны, а в России особенно, что только самая верхушка евреев богата, банкиры и цари бирж, а их остальных евреев чуть ли не девять десятых их буквально нищие, мечутся из-за куска хлеба, предлагают куртаж, ищут где бы урвать копейку на хлеб. Да, это, кажется, правда, но что же это обозначает? Не значит ли это именно, что в самом труде евреев (то есть огромного большинства их, по крайней мере), в самой эксплуатации их заключается нечто неправильное, ненормальное, нечто неестественное, несущее само в себе свою кару. Еврей предлагает посредничество, торгует чужим трудом. Капитал есть накопленный труд: еврей любит торговать чужим трудом! Но все же это пока ничего не изменяет: зато верхушка евреев воцаряется над человечеством все сильнее и тверже и стремится дать миру свой облик и свою суть. Евреи все кричат, что есть же и между ними хорошие люди. О Боже! Да разве в этом дело? Да и вовсе мы не о хороших или дурных людях теперь говорим. И разве между теми нет тоже хороших людей? Разве покойный парижский Джемс Ротшильд был дурной человек? Мы говорим о целом и об идее его, мы говорим о жидовстве и об идее жидовской, охватывающей весь мир, вместо “неудавшегося” христианства...

    IV

    Но да, здравствует братство

    Но что же я говорю и зачем? Или я враг евреев? Неужели правда, как пишет мне одна, безо всякого для меня сомнения (что уже видно по письму ее н по искренним, горячим чувствам письма этого) благороднейшая и образованная еврейская девушка, — неужели и я, по словам ее, враг этого “несчастного” племени, на которое я “при всяком удобном случае (будто бы) так жестоко нападаю”. “Ваше презрение к жидовскому племени, которое “ни о чем кроме себя не думает” и т.д., и т. д., очевидно”. — Нет, против этой очевидности я восстану, да и самый факт оспариваю. Напротив, я именно говорю и пишу, что “все, что требует гуманность и справедливость, все, что требует человечность и христианский закон — все это должно быть сделано для евреев”. Я написал эти слова выше, но теперь я еще прибавлю к ним, что, несмотря на все соображения, уже мною выставленные, я окончательно стою, однако же, за совершенное расширение прав евреев в формальном законодательстве и, если возможно только, и за полнейшее равенство прав с коренным населением (NB., хотя, может быть, в иных случаях, они имеют уже и теперь больше прав, или, лучше сказать, возможности ими пользоваться, чем само коренное население). Конечно, мне приходит тут же на ум, например, такая фантазия: “Ну, что если пошатнется каким-нибудь образом и от чего-нибудь наша сельская община, ограждающая нашего бедного коренника-мужика от стольких зол, — ну, что если тут же, к этому освобожденному мужику, столь неопытному, столь не умеющему сдержать себя от соблазна, и которого именно опекала доселе община, — нахлынет всем кагалом еврей — да, что тут: тут мигом конец его: все имущество его, вся сила его перейдет назавтра же во власть еврея, и наступит такая пора, с которой не только не могла бы сравняться пора крепостничества, но даже татарщина”. Но несмотря на все “фантазии” и на все, что я написал выше, я все таки стою за полное н окончательное уравнение прав — потому что это Христов закон, потому что это христианский принцип. Но если так, то для чего же я писал столько страниц и что хотел выразить, если так противоречу себе? А вот именно то, что я не противоречу себе и что с русской, с коренной стороны нет и не вижу препятствия в расширении еврейских прав, но утверждаю зато, что препятствия эти — лежат со стороны евреев несравненно больше, чем со стороны русских, и что если до сих пор не созидается того, чего желалось бы всем сердцем, то русский человек в этом виновен несравненно менее, чем сам еврей. Подобно тому, как я выставлял еврея-простолюдина, который не хотел сообщаться и есть с русскими, а те не только не сердились и не мстили ему за это, а, напротив, разом осмыслили и извинили его, говоря: “это он потому, что у него вера такая” — подобно тому, то есть этому еврею простолюдину, мы и в интеллигентном еврее видим весьма часто такое же безмерное и высокомерное предубеждение против русского. О, они кричат, что они любят русский народ; один так даже писал мне, что он именно скорбит о том, что русский народ не имеет религии и ничего не понимает в своем христианстве. Это уже слишком сильно сказано для еврея, и рождается лишь, вопрос: понимает ли что в христианстве сам-то этот высокообразованный еврей? Но самомнение и высокомерие есть одно из очень тяжелых для нас, русских, свойств еврейского характера. Кто из нас, русский, или еврей, более неспособен понимать друг друга ? Клянусь, я оправдаю скорей русского: у русского, по крайней мере, нет (положительно нет!) религиозной ненависти к еврею. А остальных предубеждений где, у кого больше? Вон евреи кричат, что они были столько веков угнетены и гонимы, угнетены и гонимы и теперь, и что это, по крайней мере, надобно взять в расчет русскому при суждении о еврейском характере. Хорошо, мы и берем в расчет и доказать это можем: в интеллигентном слое русского народа не раз уже раздавались голоса за евреев. Ну, а евреи: брали ли и берут ли они в расчет, жалуясь н обвиняя русских, столько веков угнетений и гонений, которые перенес сам русский народ? Неужто можно утверждать, что русский народ вытерпел меньше бед и зол “в свою историю”, чем евреи где бы то ни было? И неужто можно утверждать, что не еврей, весьма часто, соединялся с его гонителями, брал у них на откуп русский народ, и сам обращался в его гонителя? Ведь это все было же, существовало, ведь это история, исторический факт, но мы нигде не слыхали, чтоб еврейский: народ в этом раскаивался, а русский народ он все таки обвиняет за то, что тот мало любит его.

    Но “буди! буди!”. Да будет полное и духовное единение племен и никакой разницы прав! А для этого я прежде всего умоляю моих оппонентов и корреспондентов-евреев быть, напротив, к нам, русским, снисходительнее и справедливее. Если высокомерие их, если всегдашняя “скорбная брезгливость” евреев к русскому племени есть только предубеждение, “исторический нарост”, а не кроется в каких-нибудь гораздо более глубоких тайнах его закона и строя, — то да рассеется все это скорее и да сойдемся мы единым духом, в полном братстве, на взаимную помощь и на великое дело служения земле нашей, государству и отечеству нашему! Да смягчатся взаимные обвинения, да исчезнет всегдашняя экзальтация этих обвинений, мешающая ясному пониманию вещей. А за русский народ поручиться можно: о, он примет еврея в самое полное братство с собою, несмотря на различие в вере, и с совершенным уважением к историческому факту этого различия, но все таки для братства, для полного братства нужно братство с обеих сторон. Пусть еврей покажет ему и сам хоть сколько-нибудь братского чувства, чтоб ободрить его. Я знаю, что в еврейском народе и теперь можно отделить довольно лиц, ищущих и жаждущих устранения недоумений, людей при том человеколюбивых, и не я буду молчать об этом, скрывая истину. Вот для того-то, чтоб эти полезные и человеколюбивые люди не унывали и не падали духом и чтоб сколько-нибудь ослабить предубеждения их и тем облегчить им начало дела, я и желал бы полного расширения прав еврейского племени, по крайней мере, по возможности, именно насколько сам еврейский народ докажет способность свою принять и воспользоваться правами этими без ущерба коренному населению. Даже бы можно было уступить вперед, сделать с русской стороны еще больше шагов вперед... Вопрос только в том: много ли удастся сделать этим новым, хорошим людям из евреев, и насколько сами они способны к новому и прекрасному делу настоящего братского единения с чуждыми им по вере и по крови людьми ?

    Ф. М. Достоевский

    “Дневник писателя” за 1877 год.

    К ЧИТАТЕЛЯМ

    В предисловии настоящей книги указаны причины ее напечатания.

    * * *

    На странице 2-ой обложки приведены высказывания о свободе печати русского писателя Солженицына и французского ученого Поля Расинье.

    * * *

    Они испытали то же самое, что приходится испытывать и мне при попытке коснуться вопроса, над которым во всем мире тяготеет “табу” — вопроса о роли и положении евреев в России и в СССР.

    * * *

    Навет и клевета на русский народ и обвинения в “дискриминации” евреев уже сто лет заполняет страницы мировой печати.

    * * *

    Русская эмиграция в лице своих лидеров молчит и не делает попыток опровергнуть навет.

    * * *

    Появление моего очерка “Евреи в России и в СССР” вызвало широкий отклик эмиграции, а приведенные в нем данные не смогли быть опровергнуты и, надеюсь, послужат ценным материалом для будущего объективного и беспристрастного рассмотрения вопроса о положении евреев в России.

    * * *

    Вопроса о допустимости выступать от имени русской эмиграции лицам, связанным родственными или семейными связями с евреями, на что обратили внимание мои многочисленные читатели, я не коснулся, хотя значения этого вопроса и не отрицаю.

    * * *

    Обо всех замеченных неточностях прошу писать мне по моему личному адресу. “Русско-Еврейский Диалог” далеко не закончен и все новые данные могут быть полезны для будущих исследований.

    Андрей Иванович Дикий

    Адрес: А. Diky, 14 Springer St., Richmond, Maine 04357

     




    [1] От 1918 до 1948 года евреи были правящим классом СССР, занимая ключевые посты по всех областях жизни страны.

    [2] Напечатано в книге “Русский антисемитизм и евреи”. Издательства “Флегон Прес”. Лондон, 1968.

    [3] Основная идея буржуазии, заместившей собою в конце про­шлого столетия прежний мировой строй, и ставшая главной идеей всего нынешнего столетия во всем европейском мире.

    Источник — http://rusprav.org/

    Обсудить на форуме...

    фото

    счетчик посещений



    Все права защищены © 2009. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник. http://providenie.narod.ru/

    Календарь
     
     
     
     
    Форма входа
     

    Друзья сайта - ссылки

    Наш баннер
     


    Код баннера:

    ЧСС

      Русский Дом   Стояние за Истину   Издательство РУССКАЯ ИДЕЯ              
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году
    Создать сайт бесплатно