Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    ВЕРНЫЙ БОГУ И ЕГО ЦАРЮ РАВНОАПОСТОЛЬНЫЙ МАКАРИЙ


    Алтайский миссионер иеромонах Макарий.

    фото

    Тех ревнителей веры христианской, которые, подобно святым Апостолам, посвятили свою жизнь насаждению и утвержде-нию правой и спасительной ве-ры посреди нехристей, святая Церковь именует равноапо-стольными. Таков был и Митро-полит Московский Макарий (Невский), многими трудами приведший ко Христу несколько народностей Алтая. Великий ду-хоносный Старец был избран Богом для апостольского подви-га не только в среде диких языч-ников. Промысел Божий поста-вил "Апостола Алтая" на столич-ную кафедру, чтобы "живои рус-ский святой" в сане Митрополи-та проповедовал объязычев-шейся столице спасительную верность и Богу и Его Царю.

     

    Происхождение Святителя

     

    Митрополит Макарий, в миру Михаил Андреевич Парвицкий, а по прозвищу, данному ему в Се-минарии, Невский, родился первого октября 1835 года в се-ле Шапкине Ковровского уезда Владимирской губернии, где отец его, Андрей Иванович, был пономарем в храме Рождества Богородицы.

    В семье Миша был шестым ребенком. Когда ему было семь лет, сгорел дом и все, что в нем было. Крайняя нищета вынудила родителей оставить родные мес-та и отправиться в далекую Си-бирь.

    Там будет легче, утешал Мишин отец скорбящую супругу. В Тобольске Андрей Иванович получил благословение направиться на приход в Томскую епархию, где он подвизался до своей кончины.

     

    В начале духовного пути

     

    Михаил поступил в Тобольскую семинарию, в которой окончил обучение в 1854 году Будучи лучшим уче-ником духов-ной школы, он мог поступить в Академию, но отка-зался от представившейся ему, возможно-сти. Избрал путь пропо-ведника.

    Еще на школьной скамье мысль о мис-сионерстве занимала ме-ня, свиде-тельствовал он сам при наречении его во епи-скопа.

    Сердце Михаила устремилось к неведомому и далекому Алтаю, где он желал служить простым людям. Отец и мать благословили его на подвиг миссионерства, и поэтому, как он вспоминал, обретен был мир в душе, томившейся исканием пути.

     

    Молитвами Богородицы

     

    Неземная радость наполнила сердце Михаила, когда он впервые  увидел предгорья Алтая. Пер-вым делом после вступления его в состав Алтайской Миссии в 1855 году было изучение алтайского языка, который давался ему с большим трудом. Но после усерд-ной молитвы к Богоматери Михаил стал свободно говорить по-алтай-ски. Матерь Божия открыла ему, что отныне он будет владеть сво-бодно всеми наречиями этого язы-ка.

     

    Благословение на благовествование

     

    Чем больше Михаил узнавал о подвижнической жизни основате-ля Алтайской Миссии, архимандри-та Макария (Глухарева) (1792 1847), тем более сам воз-горался желанием подражать ему.

    Однажды архимандрит Мака-рий сам явился Михаилу в сонном видении и, назначив его своим преемником, благословил на пред-стоящие труды.

    Первые семь лет Михаил Парвицкий в качестве послушника провел на Телецком озере, за двести верст в глубь Алтая, вместе со старцем иеромонахом. Ущелье, где они подвизались, было глухим, диким местом, напоминавшим о жизни древних пустынников.

    Проповедовать Евангелие язычникам приходилось на их языках, которыми, по словам местных жителей, Михаил владел лучше их самих.

    Автор Алтайской письменности

     

    По окончании семилетнего ис-пытания Михаил был назначен на должность учителя Центрального миссионерского училища в Улалу.

    16 марта 1861 года Михаил Ан-дреевич Невский принял монашество, получив имя основателя Миссии, подвигу которого подражал. А 19 марта был рукоположен во ие-ромонахи.

    С того времени священноинок Макарий приступил к переводам на алтайские языки (ойротский, тувинский, хакасский) Священного Писания, Литургии, огласительных и требных текстов. Начиная с 1864 года иеромонах Макарий осуществлял печатание переводов в столичной синодальной типографии. Им самим была окончательно установлена транскрипция алтайской письменности.

    В июле 1863 года он направлен в Казань для издания грамматики алтайского языка. Там благодаря трудам отца Макария в Казанской инородческои школе хоровое пение и Богослужение стало проходить на татарском языке.

    Деятельность иеромонаха Макария (Невского) была так высоко оценена, что по решению Святейшего Синода он был награжден, саном игумена, в который он был возведен 29 июля 1871 года.

    С 1875 года игумен Макарий - помощник начальника Алтайской Миссии. После возведения в сан архимандрита 29 июня 1883 года он был назначен начальником Миссии. А 12 февраля 1884 и хиротонисан был во епископа Бийского.

     

    Месть революционеров

     

    Семь лет прожил владыка Макарий (Невский) в Бийске, где не раз Господь посещал скорбями Своего угодника.

    Епископ Макарий ревностно и постоянно обличал богоборческую антимонархическую деятельность революционеров (которые, как известно, находились в ссылке в Сибири), призывая власти к жестким мерам по отношению к разного рода социалистам. Последние, будучи врагами Православия и Самодержавия, старались не остаться у него в долгу. Они несколько раз пытались убить владыку и наконец подожгли двухэтажный архиерейский дом, где размещались Миссия и Катехизаторское училище, архив и библиотека. С опасностью для жизни епископ Макарий успел вынести из огня только святыни: антиминс, Евангелие и потир (чашу для причащения), находившиеся в его домовой церкви. Впоследствии Владыке Макарию еще не раз приходилось открыто исповедовать перед лицом отступнического  мира богоустановленность, а посему необходимость и полезность Самодержавия.

     

    Просветитель и молитвенник

     

    Епископ Макарий 26 мая 1891 года был определен на Томскую кафедру. До прибытия его в Томск даже в самом городе не было церковных школ. При нем же Томская епархия по их числу заняла в Сибири первое место.

    Многие сибиряки к тому времени испытали на себе великую заботу Владыки не только об их духовном, но и телесном здравии. Сила его молитвы за болящих широко была известна. По количеству исцеленных Богом (по усердной молитве Владыки) его можно сравнить только с одним пастырем отцом Иоанном Кронштадтским, Всероссийским Чудотворцем, имя которого в то время гремело на всю Россию.

    Когда же к преподобному Иоанну Кронштадтскому приезжали сибиряки с просьбами о молитвенной помощи в скорбях и болезнях, то Батюшка Иоанн говорил: "Что вы ко мне ездите, ведь у вас есть свой Макарий, который лучше меня молитвенник!"

     

    Первопрестольный Митрополит

     

    Преосвященныи Макарий 6 мая 1906 года был награжден саном архиепископа, а 25 ноября 1912 года, волею Провидения, возведен на святительскую кафедру первопрестольной столицы с назначением постоянным членом Святейшего Синода. Оказавшись в положении первоиерарха Российской Церкви, Митрополит Московский Макарий продолжал ревностное служение делу проповеди Евангелия, ни о чем не помышляя, кроме славы Божией и спасения ближних.

    Несмотря на то, что будущие царские изменники (революционеры-февралисты), переучившиеся карьеристы архиепископы Антоний (Храповицкий), Сергий (Страгородский), одержимые страстью властолюбия, претендовали на столичные кафедры, Господь, видя их лицемерное "верноподданничество", дал Царю опору в Москве в лице святого Старца Митрополита Макария, единственного из владык того времени, не имевшего высшего духовного образования.

    За Владыкою Макарием были полувековой миссионерский под-виг и продолжительный монаше-ский, святительский и старческий опыт, разумеется, во сто крат пре-вышающие всякие академические степени.

    Будучи истинным христианином, Государь Николай Александрович понимал, что осуетившаяся и обьязычевшаяся "образованная" Москва нуждается в окормлении Старца как пастыря высшей ступени опытности, прошедшего молитвенный искус, познавшего духовную брань, стяжавшего дар прозорливости и рассуждения и поэтому способного руководить паствой.

    Особое потрясение в связи с назначением на Москву Старца Макария (Невского) претерпел архиепископ Антоний (Храповицкий) автор двух ересей (крестоборчество и имяборчество), мечтавший о патриаршем куколе.

     

    Святой старец в синоде

     

    У владыки Макария появились новые заботы по причине того, что всякий архиерей, занимая столичную кафедру, обязан был занять и свое место в Синоде.

    Митрополит Московский Мака-рии вместе с Митрополитом Санкт-Петербургским Питиримом (Окyовым), также врагом всякого либерализма и поборником церковного учения о священных правах в Церкви Богопомазанника, удостоились от синодалов отношения, мало поддающегося описанию. На заседаниях Синода их обоих погружали в атмосферу недоброжелательства и интриг, нескрываемой неприязни и революционного угара, исключавшую возможность нормальной работы, приводившую Синод к недоразумениям и конфликтам.

    Митрополит Макарий заслуживал иного отношения к себе уже хотя бы потому, что был вдвое старше этих господ, возомнивших себя "Генерал-Губернаторами в рясах".

    О том, что Святитель Макарий за свои твердые убеждения систе-матически подвергался травле и насмешкам со стороны членов Синода, свидетельствует даже один из них протопресвитер армии и флота отец Георгий Шавельский в своих "Воспоминаниях": "В Синоде Митрополит Макарий всегда молчал и безропотно принимал все решения. В его присутствии Синод проваливал одно за другим все его представления, а он не на-ходил ни одного слова, чтобы за-щитить самого себя" (4, 146].

    "Благостнейший Митрополит Московский, обезсмертивший свое имя подвигами на Алтае, че-ловек выдающегося ума и вели-чайших достоинств, вспоминает Товарищ Обер-Прокурора Святей-шего Синода князь Н.Д.Жевахов, чувствовал себя чужим в Сино-де, и, хотя общая молва и называ-ла его святым, в чем действитель-но не было преувеличений, однако же именно эта святость его и от-талкивала от него его собратьев по Синоду... С мнением Митропо-лита Московского Синод вовсе не считался..." (3, 190 — 191).

     

    Право именоваться русским

    Еще в 1910 году в Томске вы-шло первое издание полного соб-рания проповеднических трудов Преосвященного Макария, кото-рое было прочитано Царем Нико-лаем Вторым и оценено по досто-инству. Спустя восемь десятилетий стала очевидной та духовная про-ницательность, с которой святой старец-митрополит предупреждал о близгрядущем царстве тьмы на Руси, желая оградить христиан от совратителей умов, стремящихся погубить Веру, Царя и Отечество:

    "Кто не молится о Царе Русском, православном, тот не рус-ский, не православный человек, тот не слуга верноподданный, не сын Отечества. Он, как прише-лец, только живет на русской зе-мле, но в действительности не имеет нравственного права име-новаться русским..." (стр. 62). "Обьединимся около державного Царя Православного... станем на защиту власти, от Государя поста-вленной" (стр. 178). "Наше зна-мя, наша хоругвь Вера Право-славная, Царь Самодержавный, Русь Единая, Нераздельная. Ум-рем за это знамя, за эту хоругвь, но никому не отдадим их. В этом да поможет нам Бог!" (стр. 127).

    Вот такими воодушевленными словами в защиту Церкви и ее по-кровителя Царя Святитель-рато-борец согревал паству, пламенея ревностью о их спасении. Прочих же противников и Бога и Имже поставленной власти Владыка Макарий грозно в архипастыр-ском послании предупреждал:

    "Не хотите вы своей русской власти, так будет же у вас власть иноплеменная".

     

    У Иоанна Кронштадского

     

          Взаимное почитание друг друга двумя великими праведниками Зе-мли Русской преподобным Иоан-ном Кронштадтским и Святителем Макарием Московским — весьма дополняет духовный облик обоих Старцев.

    Однажды Митрополит Макарий написал отцу Иоанну письмо с просьбой назначить время, когда он может его принять.

    При встрече друг с другом Ми-трополит Макарий просил благо-словения у отца Иоанна. Отец же Иоанн просил благословения у Ми-трополита Макария. Тогда Влады-ка стал перед Батюшкой на коле-ни. Но отец Иоанн тотчас опустился на колени перед ним. Кончилось тем, что оба праведника обняли друг друга и отец Иоанн исполнил просьбу Митрополита благословил его, а Святитель Макарий, исполняя просьбу, благословил отца Иоанна.

    Уже позднее преподобный Иоанн Кронштадтский был, согласно воле Государя, назначен на должность постоянного члена Святейшего Синода, что вызвало такую же бурю негодований среди синодалов, как и в случае с назначением туда Святителей Макария и Питирима.

    Впрочем, по причине тяжелой болезни в последние годы жизни отец Иоанн Кронштадтский так ни разу и не посетил заседания Синода, что позволило ему не стать (на ряду с названными Владыками третьей мишенью для "любителей топтать" горячую любовь к Помазаннику Божию.

    Мало кому известно о том, что архиепископ Антоний (Храповицкий), требовавший запрещения публикаций некоторых "неправославных" сочинений отца Иоанна позднее заявлял, что не допустил бы никакого участия Кронштадтского пастыря в делах Синода за его "сомнительное учение"! Это учение об Имени Божием преподобного Иоанна Кронштадтского после его кончины пришлось отстаивать Митрополиту Макарию Московскому как учение истинно церковное.-

     

    Патриаршество вместо Самодержавия?

     

    Так в чем же, по мнению архиепископа Антония (Храповицкого), погрешал против Истины отец Иоанн? Оказывается, якобы, в том, что учил о благодатности и предвечности Имени Спасителя: "Имя Божие есть Сам Бог. Имя Его есть Он Сам Единый Бог в Трех Лицах, простое существо, в едином слове изображаемое и в то же время не заключаемое, то есть не ограничиваемое им и ни-чем сущим",— читаем в его книге "Мысли христианина".

    "Спор за Божество Имени Гос-подня в России впервые произо-шел между приснопамятным отцом Иоанном Кронштадтским и епископом Феофаном затворни-ком Вышенским. Это было в 70-х годах вслед за первыми издания-ми отцем Иоанном своих сочине-ний, в коих он Имя Божие назвал Богом. Епископ Феофан возстал против этого, не допуская почи-тать Имя Божие за Бога. Однако вскоре отступил от спора" (Имя-славие, СПб, 1914, стр. 76).

    Адепт масонской ложи "Лафай-ет Астория" архиепископ Антоний практически возглавлял самую крупную архиерейскую группиров-ку, которая методично вела борьбу против немногочисленного духо-венства, исповедающего богоус-тановленность Самодержавия.

           Проповедуя необходимость "восстановления" патриаршества, владыка Антоний мечтал об узур-пации всех священных прав Бого-помазанника для себя как будуще-го патриарха.

    Восстанавливать же можно только то, что было утрачено, то есть в данном случае патри-аршество симфоническое пер-вого епископа при Царе, каковое по византийской традиции, и име-ла Российская Церковь в семнад-цатом веке. Но большинство епи-скопата, занедуговав в то время либерализмом, напротив, исполь-зовало идею патриаршества в ка-честве знамени для антимонархи-ческой свистопляски.

    А Митрополиты Макарий Мос-ковский, Питирим Санкт-Петер-бургский, Флавиан Киевский и другие подвижники благочестия после кончины преподобного Ио-анна Кронштадтского продолжали ограждать Царский Престол от властолюбивых "наемников" (Ин. 10; 12), откровенно высказыва-ясь против такого "патриаршест-ва".

     

     

    О причинах духовной диверсии

     

    Будущий нарушитель архиерей-ской присяги архиепископ Анто-ний (Храповицкий) упорно искал компромат на преподобного Иоан-на Кронштадтского Всероссийско-го Чудотворца, желательно ка-кую-нибудь "ересь", дабы, подор-вав его высокий авторитет, начать расправу с его многочисленными чадами и единомышленниками - своими идеологическими врагами. Такая возможность ему представилась в 1912 году.

    Ставленник владыки Антония на Афоне, иеромонах Алексей (Киреевский), известный ниги-лист, по его же заданию состряпал клевету на ту часть братии, кото-рая придерживалась симфониче-ской (монархической) идеологии. Он сообщил в Синод владыке Анто-нию, что большинство монахов Афонского монастыря (ссылаясь на кронштадтского пастыря) яко-бы обожествляют буквы и звуки Имени Божия, почитая Имя от-дельно от Бога. Их стали дразнить "имябожники".

    Прозорливый Кронштадтский Пастырь, ведая о грядущем разо-рении монашества на Афоне, древнего училища умно-сердечно-го делания Иисусовой молитвы, заранее предупредил своих духов-ных чад, отправляющихся туда подвизаться, сказав одному из них: "Будешь подвизаться за Имя Божие, вот тебе в руководство...", и благословив его книгой "Мысли христианина".

    Сами же афонские монахи, православно исповедающие свя-тость и предвечность Имени Бо-жия, себя называли имяславцами, а своих клеветников — имяборца-ми. Имяборческая ересь, впро-чем, как и антимонархическая, яв-ляются разновидностями одной ереси иконоборческои. И не слу-чайно в рядах имяборцев оказа-лись будущие революционеры, а чтущие святость Имени Божия ос-тались верны и Богу и Царю. Промыслительно посетивший Афон в 1912 году, знаменитый проповедник владыка Трифон (Туркестанов) викарий Москов-ский стал свидетелем первых при-теснений имяславцев, ставших жертвой клеветнической кампа-нии врагов Царского престола. Проведя элементарное разбира-тельство, при котором открылась злонамеренная клевета на иси-хазм, Владыка Трифон распоря-дился убрать иеромонаха Алексея (Киреевского) с Афона. И это был не первый и не последний случай, когда Преосвященному Трифону суждено было защищать учение православной Церкви о почита-нии Имени Иисусова.

    В начале 1913 года другой имя-борец игумен Иероним добавил несколько клеветнических обвине-ний в адрес большинства афон-ских монахов, дескать, те отожде-ствляют Имя Божие и существо Божие. За это он был смещен с должности (по традиции афонской обители подавляющим большинст-вом голосов) и на соборе старцев обвинен игуменом Давидом в ере-си. Заняв исповедническую пози-цию по отношению к немногим ху-лителям Имени Божия, братия, подписав вероисповедный акт, обратилась письменно в Святейший Синод за поддержкой.

     

    Послание об Имени Божием

     

    Тайно от Митрополита Макария Московского старейшего члена Синода архиепископ Антоний предложил своим единомышлен-никам синодалам заслушать три "доклада" об Имени Божием. Ав-торами этих трех полемических статей были: сам владыка Антонии (Храповицкий) вместе с другим ие-рархом, также известным своим страстным вмешательством в по-литические дела, архиепископом Никоном (Рождественским), да профессор С. Троицкий препода-ватель провинциального училища, решительно ничем не известный. В итоге: частные и случайные мнения трех христиан были поло-жены в основу Послания об Име-ни Божием, выдаваемого не толь-ко за мнение всех членов Синода, но и за голос всей Российской Церкви. Само это Послание от имени Синода, но без ведома пер-венствующих его членов было ад-ресовано "всечестным братиям, в иночестве подвизающимся" и опубликовано в "Церковных Ведо-мостях" в мае 1913 года. Оно запрещало касаться этой темы всем лицам и изданиям, подведомст-венным Синоду. Этот запрет объ-ясняется внутренней богослов-ской несостоятельностью самого этого документа.

    Все три докладчика так и не смогли объединиться в одной тео-рии, противореча друг другу в са-мых основных и ответственных пунктах. Например, в Послании го-ворится: "Имя Божие не есть энергия Божия" (стр. 285), а в до-кладе Троицкого: "Имя Божие есть энергия Божия" (стр. 906); в Послании утверждается: "Имя Бо-жие не может быть называемо Божеством" (стр. 285), а у Троиц-кого к Имени Божию "приложимо наименование Божество" (стр. 907), и так далее...

    Не проходивший сам даже мо-литвенного искуса под руководст-вом опытного старца, составитель Послания архиепископ Антоний решительно отрицал, "чтобы и вне нашего сознания Имя Божие было тожественно с Богом, было Божеством", и тем самым проповедо-вал идеалистический магизм вме-сто молитвы, так как самопредста-вление несуществующего вовсе не есть молитва, а есть психологи-ческий субъективизм, порождаю-щий прелесть самоспасания.

    Последовательный защитник имяславия как церковного учения Митрополит Вениамин (Федчен-ков) позднее вспоминал: "Митро-полит Антоний (Храповицкий) как главный противник этого учения известен был не только резкостью и легкомыслием (его доклад в Си-ноде был недопустимым, невоз-можным, бранчливым), но и склон-ностью допускать в своих воззре-ниях и объяснениях человеческую мысль, так называемую "нравст-вено-психологическую" концепцию. И нередко он переходил рели-гиозные границы, увлекаемый оригинальностью своих домыслов. Таков он был в отношении вообще догматов; в особенности же - в ложном, человеческом истолковании искупления" (так называемая крестоборческая ересь, отрицаю-щая необходимость смерти для ис-купления человечества).

    Само учение имяборцев о не-предвечности и безблагодатности Имени Господа практически было направлено против делателей Ии-сусовой молитвы, особенно про-тив монашествующих.

    Как это ни странно, но содер-жание "синодального" Послания об "Афонской смуте" от 18 мая 1913 года стало известно члену Синода Митрополиту Макарию только благодаря церковной пери-одике.-

     

    Разгром афонского монашества

     

    После опубликования Посла-ния владыка Антонии (Храповиц-кий) решил поступить с настроен-ным исповеднически афонским монашеством как с бунтовщика-ми. Этим открывается самая по-зорная страница в борьбе архие-рействующих революционеров против исповедников-имяслав-цевсторонников аскетической церковной традиции и верных слуг Государя.

    Один из авторов Послания, ар-хиепископ Никон (Рождествен-ский), срочно отправился на Афон для усмирения "мятежни-ков", почему-то опять "забыв" получить полномочия у Митрополита Макария действо-вать от имени Синода. Без всяко-го разрешения Государя исполь-зовать войска он 5 июня 1913 го-да прибыл на Греческий Афон с двумя ротами солдат. Угрожая расправой, владыка Никон прину-ждал монахов подписаться под Посланием.

    К примеру, описывая свое впе-чатление от этого Послания, ми-трополит Вениамин (Федченков) свидетельствует: "ощутил такой острый духовный удар, будто от меня потребовали отречения от православия".

    После отказа православных иноков поставить подписи под до-кументом неправославного со-держания архиепископ Никон организовал их кровавое избие-ние в самом буквальном смысле этого слова. Во время всенощной на монахов Пантелеимонова мо-настыря (по его приказу) были брошены подпоенные солдаты. В ход пошли приклады и штыки. Мощной струей воды монахов сшибали с ног, а затем избитых и окровавленных насильно погру-жали на корабль, в трюм. Всего со Святой Горы было насильно вы-везено шестьсот семьдесят ино-ков. По прибытии в Одессу они без какого-либо церковного или мирского суда оформлялись в тюрьмы и в ссылку на каторгу. В считанные дни после этих собы-тий еще более тысячи имяславцев-исповедников вынуждены были оставить Святую Гору Афон

    Позднее выяснилось, что еше на пути к Афону архиепископ Ни-кон приказал всем матросам на корабле вычеркнуть из личных мо-литвословов Имя Спасителя — Ии-сус, а затем по очереди топтать сапогами это Имя Господа, начер-танное мелом на палубе, отказы-вающиеся сделать это подвергались дисциплинарным наказа-ниям.

    После того как Государю Николаю Александровичу было до-ложено о беспрецедентном само-чинии архиерея и были предъявле-ны для наглядности испорченные молитвословы, Царь решил пре-сечь развитие событий, протекав-ших в антиканоническом русле. От-ношение Царской Семьи к "афон-скому погрому" легко выясняется из переписки Августейших Супру-гов за 1915 год: "Никон, этот зло-дей с Афона" (8 сент.), "у него на душе грех Афона" (9 сент.).

    По причине того, что Синод во-все не имел канонического права принимать решения богослов-ско-догмати-ческого харак-тера, Государь Николай Вто-рой (как вер-ховный в Цер-кви покрови-тель правове-рия и благоче-стия) распоря-дился произве-сти на Церков-ном суде бого-словскую экс-пертизу и при-нять соборное решение, которое только и может стать основанием для законного решения Си-нода.

    Церковный суд при Мос-ковской Сино-дальной Кон-торе возглав-ил (по пору-чению Царя) старейший член Синода Высокопреос-вященнейший -Мака-рий, Москов-ский Митро-полит.

     

    На защиту имяславия

     

    Уже на первой стадии спора об Имени Божием на сторону афон-ских исихастов (представителей аскетически-богословской тради-ции в монашестве) стали некото-рые высокопросвещенные россий-ские богословы. Имя одного из них, экстраординарного профессо-ра богословия Московской Духов-ной Академии М.Д. Муретова, пользуется заслуженной и почет-ной известностью. В письме вла-дыке Феодору (Поздеевскому), ректору МДА, он писал: "Вопрос, поднятый афонитами, я считаю весьма своевременным для всеоб-щего обсуждения. Он может дать повод к перенесению спора об Имени Иисус в общедогматиче-ские области... (6, 25 26] Глуми-лись над защитниками Имени Ии-сус и молитвы Иисусовой, конеч-но, по недомыслию, а вернее по отсутствию истинно христианского чувства, которое всегда может указывать истинным христианам верный путь во всех соблазнах и недоумениях... Наша мысль есть движение духа, наше слово есть духовно-телесное движение. Поэ-тому произносящий молитву Иису-сову реально соприкасается с Самим Богом Иисусом, как Фома, осязает Его духовно" (6, 28).

    Еще до официально назначен-ного Церковного суда при Москов-ской Синодальной Конторе рас-смотрение "Исповедания" имя-славцев (от 18 марта 1914 года) состоялось на Архиерейском Собо-ре Киевской епархии, проходив-шем под председательством Высо-копреосвященнейшего Флавиана, Митрополита Киевского, где и бы-ло признано вполне православ-ным.

     

    Синодальный суд и указ синода

     

    В работе Церковного суда при Московской Синодальной Конторе принимали участие лучшие представители Московской богословской школы: Владыка Феодор (Поздеевский), ректор МДА, профессор М.А. Муретов, архимандрит Арсений (Стадницкий) и другие ревнители торжества Истины. В газете "Гроза" (от 31 мая 1914 года) эти события описаны так: "Суд над афонскими монахами закончился тем, что прибывшие в Москву шесть афонцев были спрошены Митрополитом Макарием об их веровании о Имени Божием и признаны исповедающими святость Имени Господня согласно учению Святых Отцов Вселенской Церкви".

    По поручению Святителя Макария (Невского), сразу после окончания суда Владыка Модест (Никитин) отправился в Петербург к остальным афонским монахам, чтобы объявить им о единогласном оправдательном решении Церковного суда в пользу имяславия и о том, "что трех архиепископов, восставших против Имени Божия, нельзя отождествлять со Святейшим Правительствующим Синодом!"

    Только по результатам богословской экспертизы Церковного суда появилась возможность принятия законного синодального решения.

    Посему вскоре и появился Указ Святейшего Синода от 24 мая 1914 года за 4136, в котором констатировалось, что согласно решению Церковного суда исповедание имяславцев является абсолютно православным:

    "Московская Синодальная Контора нашла, что в "исповеданиях веры в Бога и во Имя Божие", поступивших от названных иноков... содержатся данные к заключению, что в них нет основания к отступлению ради учения об Именах Божиих от православной Церкви". Совершенно очевидно, что если бы разбирательство по существу этого богословского вопроса состоялось на год раньше, то названным выше архиереям не удалось бы учинить погром в Афонских обителях. Так называемая "Афонская смута, а точнее, избиение русских монахов, молящихся о Царе, была очередным этапом борьбы мирового масонства против влияния Русского Самодержца в этом регионе.

    Ставленники нераскаянного имяборца архиепископа Антония (Храповицкого) на Афоне, действуя через находящихся в Солуни масонов (консула Гирсу и вице-консула Щербину), добились полного запрещения для подданных русского Царя пребывать на Афоне. И до сего времени русским монахам не дозволяется подвизаться в русских же монастырях на Афоне без принятия греческого гражданства.

     

    Решение на поместном соборе

     

    Несмотря на то, что Церковный суд признал исповедание имяславцев совершенно православным, что и отражено в Указе Синода от 24 мая 1914 года, эти важнейшие факты умышленно замалчиваются до сих пор. Единственным объяснением тому, что эти важнейшие документы, восстанавливающие в Церкви мир, так и не были опубликованы в церковных изданиях, является тот факт, что вся церковная печать подчинялась в то время имяборцу архиепископу Никону (Рождественскому). Поэтому и сегодня есть люди, наивно думающие, что Послание от 18 мая 1913 года, сочиненное от имени Синода двумя владыками, и было последним словом русских иерархов.

            Некоторые противники имяславия не успокоились и игнорировали все позднейшие законные решения Российской Церкви по этому вопросу, продолжая обвинять имяславцев в ереси и препятствовать их лужению. По этой причине Митрополит Макарий в августе 1914 года по согласованию с Обер-Прокурором Саблером разослал документ с разрешением служения оправданных афонцев и донес ему об этом телеграммой.

    Для того чтобы окончательно решить возникшую проблему, необходим догмат о природе Имени Божия, принятый Собором Церкви. Оправданные афонцы в Заявлении Митрополиту Макарию Московскому писали:

    искреннею любовию припадая к стопам Вашего Высокопреосвященства, мы приносим глубочайшую благодарность за то, что Вы, Владыко Святый, совместно с подведомственными Вам иерархами... сняли с нас несправедливо возведенное на нас тяжелое обвинение в ереси... относительно же Имени Божия и Имени Иисуса Христа мы, согласно учению Святых Отец, исповедали и исповедаем Божество и Божественную Силу Имени Господа, но сие учение не возводим на степень догмата, ибо оно соборне еще не формулировано и догматизировано, но ожидаем, что на предстоящем Соборе будет формулировано и догматизировано..."

    И действительно, недостаточно было снять клевету с молящихся иноков; нужен был догмат и соборное осуждение имяборчества как богохульной ереси. Наконец-то этот вопрос был выдвинут на обсуждение Поместного Собора 1917 года, который поручил особой комиссии провести всю богословскую подготовительную работу. Эта Соборная комиссия в результате глубокого и тщательного исследования темы пришла к выводам и решениям, которые (после отчетного доклада) должны были быть утверждены Собором. Но заслушивать и утверждать доклад по итогам деятельности комиссии было некому, так как делегаты Собора из-за обстрела Москвы большевиками в 1918 году опросту разбежались.

     Надо заметить, что председательствовал в комиссии лучший (того времени) знаток богословия, получивший высокую ученую степень за труд о природе ветхозаветных Божественных имен, архиепископ Феофан Полтавский (Быстров), который никогда не скрывал своих имяславческих убеждений. Одна из последних его работ (подготовляемая к изданию) посвящена богословскому обоснованию имяславия как традиции исключительно святоотеческой.

    По решению революционного "правительства" и признавших его архипастырей Митрополит Макарий Московский из-за своих твердых монархических убеждений (вместе с дюжиной иных достойнейших иерархов) вовсе не был допущен к участию в Поместном Соборе. Как только старец-митрополит прибыл на открытие Собора, так сразу его "развернули и отправили" с применением физической силы. С этой демократической акции, то есть с удаления святого, и началось сие мероприятие. Надо ли после этого удивляться тому, что история Церкви не знает ни одного настолько бесплодного Церковного Собора подобного этому!

    -

    Охранитель Царского Престола

     

    Владыка Макарий не только почитал Царя и Царскую власть но также обличал и указывал Его врагов, называя их врагами Православия. Святитель предвидел скрытую цель либерально-демократической государственной Думы - уничтожение Самодержавия на Руси. Думцы, а среди них ведь было немало духовенства и даже высшего, были главными и притом легальными разрушителями Церкви и Родины, так как открыто выступали и против Помазанника Божия и всех тех, кто оказывал ему поддержку. Митрополит Макарий удерживал православный народ от разделения, постоянно разъясняя, что Господь дает единение только вокруг Царского Престола, ограждающего мечом вещественным Святую Церковь. Владыка Макарий оказался главным врагом грядущих узурпаторов Царской власти. Он стоял на их пути перед Троном Государя Кормчего святой Церкви (Ис. 49; 23), не допуская их к беззаконному управлению Церковным Кораблем и охраняя от них Царский Престол Давидов духовным мечом, "который есть Слово Божие" (Еф. б; 17). Сибирский Столп Православия, поистине став Всероссийским, принял на себя всю горечь и тяжесть оплеваний и клеветы, которая была обрушена на его седую святительскую голову после февральской революции. Владыка Макарий был непреклонен в вопросе власти:

    "Царская власть дарована нам Господом, говорил он. Для русского народа Бог на небе, Царь на земле. Это означало то, что как на небе один Бог, один Вседержитель, одна власть, никому не подчиненная, никому не дающая отчета, всем управляющая, так и на земле одна власть Царская, она источник всякой власти в государстве".

    Старец-Митрополит непрестанно умолял не поддаваться соблазнительным призывам против Царя, пророчески предупреждая о тех тяжелых последствиях, которые неизбежны при потере Самодержца.

     

    Господи, иду за Тобой!

     

    И до сего времени многим русским людям непонятен духовный подвиг нашего Государя Николая Второго сама добровольность Его отречения, страданий и смерти. Подвиг Его им не понятен и не приемлем потому, что им чужда и противна евангельская мораль и небесная логика. Но тем немногим, кто ищет во всем и всегда только славы Божией, Господь открывает истинный смысл и настоящих и грядущих событий.

    "Говорит Бог: излию от Духа Моего на всякую плоть... и старцы ваши сновидениями вразумляемы будут" Деян. 2;1 7).

     Вскоре после февральской революции 1917 года митрополиту Макарию, беззаконно удаленному с Московской кафедры "временным правительством", было чудное сонное видение, которое и поныне вразумляет всех ищущих вразумления свыше: "Вижу я поле. По тропинке идет Спаситель. Я за Ним и все твержу:

    Господи, иду за Тобой!

    А Он, оборачиваясь ко мне, все отвечает:

     Иди за Мной!

    Наконец подошли мы к громадной арке, разукрашенной цветами. На пороге арки Спаситель обернулся ко мне и вновь сказал:

     Иди за Мной!

    И вошел в чудный сад, а я остался на пороге и проснулся. Заснувши вскоре, я вижу себя стоящим в той же арке, а за нею со Спасителем стоит Государь Николай Александрович. Спаситель говорит Государю:

     Видишь в Моих руках две чаши: вот эта горькая для твоего народа, а другая сладкая для тебя.

    Государь падает на колени и долго молит Господа дать ему выпить горькую чашу вместо его народа. Господь долго не соглашался, а Государь все неотступно молил. Тогда Спаситель вынул из горькой чаши большой раскаленный уголь и положил его Государю на ладонь. Государь начал перекладывать уголь с ладони на ладонь и в то же время телом стал просветляться, пока не стал весь пресветлый, как светлый дух.

    На этом я опять проснулся.

    Заснув вторично, я вижу гро-мадное поле, покрытое цветами. Стоит среди поля Государь, окру-женный множеством народа, и своими руками раздает ему ман-ну. Незримый голос в это время говорит: "Государь взял вину рус-ского народа на себя, и русский народ прощен!" (9, 147 148).

     

    От смерти к жизни

     

    О чем же таком важном и не-обходимом поведал Господь владыке Макарию (а через него и всем) в этом чудесном видении? Господь ясно показал всем, что в Его руках две чаши. Одна, горькая, для Русского народа, согрешившего изменой против своего Царя. А другая, сладкая,— для Царя, не согрешившего против своего народа. Русский народ как соборное тело, предательски сам усекнув свою главу Царя, сразу вкусил духовную смерть, неизбежно ведущую к постепенному разложению народного организма.

    Из любви к своему народу Госу-дарь Николай Второй молитвенно просил Господа переложить на не-го наказание, заслуженное его народом. Но справедливый Гос-подь так и не дал Царю выпить горькую чашу вместо народа.

    Сам Спаситель мира возложил на Государя иной крест; Господь призвал его совершить подобие Своего славного Искупительного подвига, для чего и возложил ему на ладонь раскаленный уголь. Этот библейский символ означает Тело Божественного Искупителя, через причащение Которым про-исходит благодатное очищение, попаление греховной скверны. В молитвах Последования ко Свято-му Причащению говорится: "Сло-ве Божий и Боже, угль Тела Твое-го да будет мне помраченному в просвещение и очищение" (Песн. 5), "да будет ми угль пресвятаго Твоего Тела... во освящение и просвещение" (мол. И. Злат. 2). Добровольно вступив на путь, указанный Спасителем, Госу-дарь Николай Александрович через страдания постепенно про-светлялся, приготовлялся к смерти, которой он и искупил, приоб-рел свой народ — Безкровной Жертве подобно.

    В конце видения Господь показал духовное воскрешение наро-да святым Царем Николаем Вто-рым силою Божественной благо-дати, преподание которой под ви-дом манны Государь и осуществ-ляет по своей христоподража-тельной искупительной заслуге.

    И в завершение видения не-зримый голос пояснил, что Рус-ский народ именно потому полу-чил от Бога прощение греха изме-ны своему Царю, что Государь сам по воле Бога взял смертный грех своего народа на себя! А от-сюда яснее ясного, что Русский народ непременно перейдет от соборной смерти к соборной жизни, как только соборно прос-лавит искупителя своего греха— святого Царя Николая Второго - нашу Русскую пасху чиститель-ную!

     

    Гонения от Лжебратии

     

    После беззаконного низложе-ния со столичной кафедры святи-тель Макарий отправился было на поселение в Свято-Троицкую Сер-гиеву Лавру, но революционное "правительство", испугавшись возможности использования Лаврской типографии знамени-тым проповедником, приняло ре-шение о его заточении в подмос-ковном Николо-Угрешском мона-стыре, где святой владыка впос-ледствии и окончил свое земное служение.

    "По церковно-каноническим правилам насильственное лише-ние епископа своей кафедры яв-ляется недействительным, хотя бы оно произошло "при рукописании" изгоняемого. И это понятно: всякая бумага имеет формальное значение, написанное под угро-зой не имеет никакой цены, — пи-сал в своих "Воспоминаниях" епископ Арсений. Насилие оста-ется насилием" (10, 202—203). "Я лишен управления Москов-ской митрополией без суда и дос-таточных оснований, говорится в письменном обращении митро-полита Макария к патриарху Тихо-ну (Белавину), в отношении ме-ня, как Московского митрополи-та, всепочтительнейше прошу Вас, Ваше Святейшество, пред-ложить Высшему Церковному Уп-равлению войти в суждение о восстановлении нарушенных мо-их прав" (10, 203).

    Старец-святитель считал, что канонические нарушения, допу-щенные по отношению к нему как Московскому архипастырю, прежде всего оскорбительны для всей Русской Церкви, и поэтому добивался их ликвидации. Считая себя законным Московским ми-трополитом, он огорчался всяким новым назначением на Москов-скую кафедру.

    "Слышу продолжают незаконное дело: назначили без мое-го согласия Московским митропо-литом Евсевия, архиепископа Владивостокского, говорил ми-трополит Макарий в мае 1920 го-да, узнал я об этом и поскорбел. Так и хочется сказать: "Брат, не по праву ты сел на мою кафедру, неужели сего не чувствуешь? (10, 206).

    Уже первые христиане бывали "в опасностях между лжебратия-ми" (2 Кор. 11;26). "А вкравшим-ся лжебратиям, писал в Посла-нии к Галатам Апостол Павел,— мы ни на час не уступили и не по-корились, дабы истина благовест-вования сохранилась у вас" (2;4). Ради проповедания Евангельского учения о законной власти, искаженного царскими изменни-ками, не уступил им и Апостол Ал-тая святитель Макарий Москов-ский.

     

    Вера творит чудеса

     

    Как возможно объяснить тот факт, что митрополит Макарий Московский, митрополит Пити-рим Петроградский, писатель Сергей Нилус и другие христиане оставшиеся в России и до конца сохранившие верность и Господу и Его Помазаннику, почили естественной смертью; а многочисленные революционеры и в рясах и из числа мирян, напротив, погибли насильственной смертью хотя и поклонились "благоверному" масонскому "правительству" молясь о сохранении новой "власти"?-

    На любой вопрос дает ответ Слово Божие: "Кто будет единомыслен с ними, тех подвергнут они посмеянию, поношению и попранию. (...) Слушайте, возлюбленные Мои, говорит Господь: вот перед вами дни скорби, и от них Я избавлю вас. Не бойтесь и не сомневайтесь, ибо вождь ваш - Бог" (3 Езд. 16; 70, 75-76)

    "Много книг нужно было бы написать, чтобы хотя вкратце очертить облик почившего праведника, являвшего примером своей жизни, особенно в послед-ние годы борьбы с большевика-ми, такую изумительную веру во всемогущество Божие, какая обезоруживала сатанистов, со-вершавших неоднократные напа-дения на монастырь с целью убить митрополита и всякий раз отгоняемых невидимою силою Бо-жией, писал князь Н.Д. Жева-хов. Кто знает, что несколько разбойников, коим удалось про-никнуть в монастырь и даже при-близиться к дверям келии правед-ного старца, мгновенно ослепли и затем на коленях и со слезами вымаливали прощение, ссылаясь на то, что действовали по прину-ждению, а не по доброй воле, что в другой раз густое облако окута-ло целую роту красноармейцев, приближавшихся к Николо-Уг-решскому монастырю с целью убить митрополита, и они сбились с пути и, проблуждав до поздней ночи, вернулись обратно в Моск-ву, не выполнив заданного пору-чения...

    И точно, почивший митрополит Макарий был одним из немногих иерархов, знавших, что Господь сильнее большевиков, и остав-шихся верными Господу и своей вере в силу Божию. И эта вера творила чудеса, пред которыми смирялись и не могли не смирять-ся слуги диавола" (11, 267).

    Воистину, заточение для про-поведника подобно смерти! Но сие святое семя, им посеянное, не погибло и, веруем, принесет в свое время плод мног! Ведь свя-титель Макарий (Невский) душу свою положил за правую Веру, за-конного Царя и родное Отечест-во!

    Вскоре после Великой Отечест-венной войны патриарх Алексий (Симанский) благословил перене-сти останки митрополита Мака-рия из подмосковного села Ко-тельники в Свято-Троицкую Сер-гиеву Лавру для перезахоронения их в крипте Успенского собора. Патриарх, почитавший сего угод-ника Божия, завещал похоронить себя рядом со святым старцем.

    В апреле 1957 года в Котель-ники прибыла Комиссия из Мос-ковской Патриархии с участием военных властей, которая вскры-ла склеп с гробом владыки Мака-рия. И тогда обнаружилось чудо: тело владыки осталось нетлен-ным! Его перевезли в храм Рус-ских Святых, находящийся под Ус-пенским собором Лавры. Тело пе-реложили в новый гроб, так как старый истлел, и сооружена гроб-ница с мраморной плитой, где святые мощи нашего Всероссий-ского Апостола находятся и по сей день.

    Составил К.В.П.

     

    ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ

     

    1. Царю Небесному и земному верный. Митрополит Макарий Московский Апо-стол Алтайский (Парвицкий "Нев-ский"), Москва, "Паломник", 199б.

    2. Сурский И.К. Отец Иоанн Крон-штадтский. Том 1, Белград, 1938.

    3. Воспоминания Товарища Обер Про-курора Святейшего Синода князя Н.Д. Жевахова. Том 1, Мюнхен, 1923.

    4. Шавельский Г. Воспоминания послед-него протопресвитера армии и флота. Нью Иорк, 1954.

    5. Митрополит Вениамин (Федченков). Протоиерей Иоанн Сергиев. 1954, маши-нопись.

    б. В поисках правды. Письмо проф. М.Д. Муретова. Петроград, 191б.

    7. Дмитриевский С.П. Макарий, митро-полит Московский и Коломенский. Томск, 1913.

    8. Полное собрание проповеднических трудов Макария, митрополита Москов-ского и Коломенского, за все время его слу-жения в архиерейском сане (1884 1913гг.). Сергиев Посад, 1914.

     9. Сергей Нилус. На берегу Божьей реки. Ч.2. Изд. Свято Троицкой Сергиевой Лавры.1992.

    10. Епископ Арсений (Жадановский). Воспоминания. Москва, 1995.

    11. Воспоминания Товарища Обер-Прокурора Святейшего Синода князя Н.Д. Жевахова. Том2. Новый Сад. Королевство С.Х.С., 1928.

     

    Наша хоругвь

     

    Мы переживаем время еще небывалой в нашей Церкви и в нашем Отечестве смуты, с ее ужасными последствиями: неповиновением власти церковной и гражданской, разделением членов некогда единой православной Всероссийской Церкви на еретические секты и раскольнические толки и разделение единой государственной семьи на части (партии), одни другим враждебные. Если есть у этих сект и толков какое-либо единение, то в одном они согласны – во вражде к святой православной Церкви и ее учреждениям. Если чем-либо связаны между собой так называемые политические партии, то, несогласные между собой по своим учениям и целям, они согласны только во вражде к тому, что составляло издревле основы земли Русской, - во вражде к православной вере, к самодержавию Царя и нераздельному единству господствующего Русского народа.

    Церковь и Отечество находятся в великой опасности от разделений.

    Между простым народом и так назы-ваемым образованным обществом опять образовалась пропасть, препятст-вующая им сблизиться между собой. Од-ни желают остаться истинно русскими по вере, по преданности Царю и по любви к своему народу, к старым обычаям. Дру-гие все это променивают на взятое ими от западных, на их безверие, на их нра-вы и обычаи, начиная от покроя одежд до переустройства порядка государст-венной жизни.

    Чего ждать нам теперь, как не бедст-вий, если только не полного разрушения, за то, что мы оставили благочестие первых христиан и наших предков и по-шли путем тех народов, которые наказа-ны были за нечестие?

    Рим пал за то, что цари и правители его восстали на брань с Христом, проли-ли реки крови мученической. Награблен-ное у народов имущество развратило жителей городов: они предались неге и разврату вследствие роскоши. Простой народ перестал трудиться, требуя от пра-вительства хлеба и зрелищ. Не соверша-ется ли нечто подобное теперь в нашей стране? В верхних слоях отпадение от веры, от Бога, крайнее пренебрежение к уставам Церкви и добрым заветам ста-рины. Взгляните в наши храмы в празд-ничные дни: кем они наполняются тог-да? Не простым ли только народом или людьми, находящимися в услужении гос-под? Не замечается ли тогда почти пол-ное отсутствие тех, кто состоит на служ-бе государственной?.. Кем наполнены в это время дома увеселения? Не этими ли последними людьми? Посмотрите на сре-днее сословие торговое, не заменена ли там религия Христа поклонением богу Маммоне, или золотому тельцу, за малы-ми исключениями.

    Нравственная зараза от верхних и средних слоев стала переходить и на нижние. В городах рабочий класс не-дельный заработок свой, также за ма-лым исключением, пропивает. Мнимые радетели и освободители народа освобо-ждают его прежде всего от уз закона нравственного, посевая смуту, безбо-жие и противление богоучрежденной власти.

    По всем этим признакам можно су-дить, что ожидает нашу страну в буду-щем, если не случится отрезвления, если не пошлет нам Господь дух сокрушения, дух покаяния и решимости всем и каж-дому исправить свою жизнь.

    Что принесет нам новое (двадцатое) столетие? Ужели оно будет для нас тем роковым временем, когда число отступ-ников превзойдет число верных чад Цер-кви; когда нечестие наполнит наши горо-да, наши домы, государственные и об-щественные учреждения, а благочестие останется достоянием сел и деревень— в городах же оно будет находить себе место только в запустелых храмах?

    Православие, Самодержавие и Русь нераздельная вот знамя Русского народа. Как бы стоя в соответствии к трех-цветному русскому знамени, Правосла-вие, Самодержавие и Русская народ-ность в то же время составляют три главнейшие основы, на которых стояло и стоит Русское государство.

    Православие объединило народ Рус-ский в одно тело. Принявшие правосла-вие инородцы стали русскими: право-славный, в устах народа, значит — рус-ский. Иноверец, по понятию того же на-рода, значит нерусский; ему предоста-влялись права, почет и полная свобода жить и веровать по-своему, но все-таки он считался гостем, а не своим семей-ным человеком. Вся земля Русская, куп-ленная кровью русских людей, мысли-лась как одна Русская семья, у которой гостило много людей, которых хозяин не обижал, но радушно принимал, делил с ними хлеб-соль.

    Самодержавие явилось вместе с Цар-скою властью. Царь мыслился не иначе, как самодержавным. Бог на небе, Царь на земле, так говорил Русский народ. Это значило: как на небе один Бог, одна власть, всем управляющая, никому не подчиненная, никому не дающая отчета, так и на земле одна власть Царская: она источник всякой власти в государст-ве. Царь никому не дает отчета, кроме Бога и своей совести. Русский народ ни-когда не желал ограничивать власть сво-его Царя, ибо у него были на глазах те иноземные государства, где власть Ца-ря ограничивалась народным предста-вительством, называемым там парла-ментами. Видел Русский народ, к каким бедствиям приводило страну ограничение Царской власти.

    Говоря о самодержавии, мы разуме-ем под этим именем сосредоточие вся-кой власти в одном лице, для водворения правды, справедливости и порядка; но мы отнюдь не хотим утверждать этим названием права на самоволие и произвол.

    Для Царя нужно представительство от народа, которое излагало бы пред ним свои нужды и вместе с Царем обду-мывало бы, как помочь народной скор-би.

    В старые времена Благочестивей-шие Цари наши собирали к себе пред-ставителей от народа для обсуждения особенно важных дел. Такого рода соб-рания носили название Земских Собо-ров.

    Было и в старину лихолетье на Руси, какое видим теперь. Так, когда на Руси прекратился царственный род Рюрико-вичей, то стали происходить смуты; бо-яре делились на партии, одни хотели из-брать себе царем польского царевича, другие шведского, а иные желали са-ми овладеть престолом. Одни пристава-ли к одному самозванцу, другие перехо-дили к другому, а потом оставляли и то-го, и другого. Русь была на краю погибе-ли. Когда же собрался Земский Собор, то он пришел к единомыслию не только между собой, но и со всем народом. Ко-гда митрополит вышел к народу, чтобы объявить об избрании на царство Миха-ила Феодоровича, то, прежде чем успел сказать об этом слово, весь народ еди-ногласно воскликнул: "Михаил Феодоро-вич Романов да будет Царем всея Ру-си". Деление на партии прекратилось; ибо Русский народ и на себе, и на сосе-дях своих видел, к каким бедствиям приводит это разделение.

    Да послужит это уроком для нашего времени. Прекратим наши разделения: объединимся все около Святой Церкви, около Царского престола.

    Теперь перенесем наш взор с про-шлого на будущее. Что ожидает в буду-щем нашу Церковь, наше Отечество? За церковь мы не боимся: она имеет великие обетования Учредителя, и Спа-сителя, и Руководителя ее. Не только враги видимые, но и невидимые вра-та адова не одолеют ее. Церковь го-нима, но не сокрушима; как прежде, так и теперь, так и в будущее время. Что касается нашего Отечества, то бла-гополучие его стоит в зависимости от того, устоит ли она на тех основах, на которых создалась, росла, укреплялась и достигла своего величия Русская зем-ля. Эти основы составляют: правосла-вие веры, самодержавие Царя и неде-лимость земли и народа русского.

    Горе земле Русской, если она снята будет или сама сойдет с этих основ! Го-ре Русскому народу, если он потеряет свое православие! Горе России, если она не сохранит самодержавие своего Царя! Горе земле Русской, если она пе-рестанет называться и быть Русскою!

    И страна русская, как государство, находится в опасности, с одной сторо-ны, от стремления окраин ее к обособ-лению, с другой от волнений, проис-ходящих внутри ее, и делений народа на партии. Эти партии, не имеющие почти ничего общего между собой, объ-единяются также только в одно во вражде к православию веры, к само-державию Царской власти и к нераз-дельному единству русского народа как господствующего племени.

    Что же делать нам, плывущим на ко-рабле государственной жизни и желаю-щим спасти этот корабль и плывущих на нем?

    Нужно беспрекословно повиноваться Царю, как кормчему, и властям, как ко-рабельщикам. Всем и каждому нужно заботиться прежде всего не о пере-стройке корабля, ибо во время бурного плавания кораблей не перестраивают, а каждому, по возможности, содейство-вать спасению корабля и прекращению бури смут и волнений.

    Думающие, что посредством смуты, крамолы, возмущения против начальст-ва и власти можно достигнуть благоуст-роения государственной жизни, весьма ошибаются.

    Государства устраиваются не посред-ством смут и волнений, а мирным путем, посредством благоустроения каждым членом государства своей собственной жизни.

    Итак, да прекратятся смуты и волне-ния. Соберись, Русский народ, воедино около своего богоданного Царя и по при-зыву Его думай с Ним единую думу о бла-гоустроении земли Русской; делай это дело мирно, с молитвой, и Бог возвратит тебе благоденственное и мирное житие.

    Народ без Царя то же, что тело без головы...

    Честь Царя честь народа, благо Царя - благо народа, Царь за всех, и все - за Царя. Царь православный сугубо дорог для народа православного, как охранитель и защитник веры православной, как охранитель веры своего народа. Итак, умереть за Царя есть подвиг великий и святый.

    Объединимся около матери нашей— земли Русской, твердо оберегая древние устои ее: православие веры, самодержавие Царя и единство народной жизни.

    "Бойся Царя и Бога и будет тебе повсюду дорога" таков завет русской старины. "Бойся, сын мой, Господа и царя; с мятежниками не сообщайся" (Прит. 24; 21) так повелевает нам и мудрость израильского мудреца.

    Да воскреснет Бог и расточатся врази Его! Да оживет древняя Святая Русь и побегут от лица ее ненавидящие ее, да исчезнут они с лица земли Русской, как исчезает дым! Как тает воск от огня, так да погибнут грешники мятежники земли, а праведные сыны Церкви, истинные дети земли да возвеселятся пред Богом! Наше знамя, наша Хоругвь вера православная, Царь самодержавный и Русь единая, нераздельная.

    Братие возлюбленные! Нам ли бы так беспечно вести себя, как беспечны мы теперь? Нам ли бы веселиться, пиршествовать, скакать и смеяться, как делается у нас, даже в эти дни народного бедствия? Нам ли бы вести детей наших к ликованию, для веселых песен и плясок, когда бы следовало их учить вместе с нами скорбеть со своей Родиной; с постом и воздержанием от смеха и игр умолять Бога о помиловании нашей страны?

     Мы как бы пришли к тому состоянию, в каком некогда оказался народ Израильский, к которому обращены были пророком слова обличения: "Увы, народ грешный, народ обремененный беззакониями! Оставили Господа, презрели Святаго Израилева, повернулись назад" (Ис. 1; 4). Поэтому приличен нам и этот призыв к покаянию: "Смех ваш да обратится в плач, и радость в печаль" (Иак. 4; 9).

    Не пора ли и нам начать покаяние исправлением нашей жизни, возвращением к искренней вере в Бога, к послушанию Церкви, к добросовестному исполнению наших обязанностей в отношении к Помазаннику Божию, к богоучрежденному пастырству и к делам нашего служения государственного или общественного?

    Да воцарится опять на святой Руси Бог и Его святой закон! Да правят нашей страной не кто иной, как только Помазанники Божии, наши Благочестивые и Самодержавные Цари, Которые дают ответ в делах одному Царю царей, от которого они приемлют и помазание для царствования над врученным им народом!

    Будем усердно молиться за Царя, за дорогую Родину, за Христолюбивое воинство! Воскресни, Господи, помози нам, да вознесется рука Твоя, яко Ты царствуеши во веки!

    Составил К.В.П.

     

    Утвержденная Грамота Великого Московского

    Земско-Поместного Собора от 21 февраля 1613 года:

     

                «Послал Господь Бог Свой Святый Дух в сердца всех православных христиан, яко едиными усты вопияху, что быти на Владимирском и Московском и на всех Государствах Российского Царства, Государем, Царем и Великим Князем всея Руси Самодержцем, Тебе, Великому Государю Михаилу Феодоровичу.

                Целовали все Животворный Крест и обет дали, что за Великого Государя, Богом почтенного, Богом избранного и Богом возлюбленного, Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича, всея России Самодержца, за Благоверную Царицу и Великую Княгиню, и за Их Царские Дети, которых Им, Государям, впредь (вперед, в будущем) Бог даст, души свои и головы положити и служити Им, Государям нашим верою и правдою, всеми душами своими и головами.

                Заповедано, чтобы избранник Божий, Царь Михаил Феодорович Романов был родоначальником Правителей на Руси из рода в род, с ответственностью в Своих делах перед Единым Небесным Царем.

                И кто же пойдет против сего Соборного постановления - Царь ли, патриарх ли, и всяк человек, да проклянется таковой в сем веке и в будущем, отлучен бо будет он от Святой Троицы.

                И иного Государя, помимо Государя, Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича, всея России Самодержца, и их Царских Детей, которых Им, Государям, впредь Бог даст, искати и хотети иного Государя из каких людей ни буди, или какое лихо похочет учинити, то нам боярам, и окольничьим, и дворянам, и приказным людям, и гостем, и детям боярским, и всяким людям, на того изменника стояти всею землею за один.

                Прочтоша сию Утвержденную Грамоту на Великом Всероссийском Соборе, и выслушав на большее во веки укрепление - быти так во всем по тому, как в сей Утвержденной Грамоте писано. А кто убо не похощет послушати сего Соборного Уложения, его же Бог благослови, и начнет глаголати ино, и молву в людех чинити, то таковой, аще от священных чину, и от бояр, царских синклит и воинских, или ин кто от простых людей, и в каком чину не буди; по священным правилам Святых Апостол и Вселенских седми Соборов - Святых Отец, и Поместных, и по Соборному Уложению всего извержен будет, и от Церкви Божией отлучен, и Святых Христовых Тайн приобщения, яко раскольник Церкви Божией и всего православного христианства, мятежник и разоритель Закону Божию, а по Царским Законам месть восприимет, и нашего смирения и всего освященного Собора, не буди на нем благословения от ныне и до века. Да будет твердо и неразрушимо в будущая лета, в роды и роды, и не прейдет ни едина черта от написанных в ней.

                А на Соборе были Московского Государства изо всех городов, Российского Царства, власти: митрополиты, епископы и архимандриты, игумены, протопопы и весь освященный Собор. Бояре и окольничие, чашники и стольники и стряпчие (придворные чины), думные дворяне и дияки (министры) и жильцы, дворяне большие и дворяне из городов, дияки из приказов (министерств), головы (офицеры) стрелецкие, и атаманы казачьи, стрельцы и казаки, торговые и посадские и великих чинов всякие служилые и жилецкие люди, и из всех городов, всего Российского Царства выборные люди. Своеручные подписи.

                А уложена и писана бысть сия утвержденная Грамота за руками и печатьми Великого Государя нашего Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича всея России Самодержца, в царствующем граде Москве, в первое лето царствования его, а от сотворения мира 7121-го».

                «Торжественная и вместе страшная грамота, - пишет преподобный о. Феодосий (Кашин) Кавказский, - Ею клятвенно связаны с царями из Дома Романовых не только сами предки составители ее, но и все мы, потомки их, до скончания века. Многие угодники Божии не только новозаветные, но и ветхозаветные хранили обеты, данные за них прежде рождения родителями их; это обязывает и нас к тому же. Соблюдение сего обета, данного за нас клятвенно нашими предками, - залог нашего благополучия, как временного - на земле, так и вечного - на небесах - по слову Божию; и наоборот: несоблюдение его есть великий грех перед Богом, влекущий за собою наказание, как и показала революция».

    Источник — http://monar.ru/

    Обсудить на форуме...

    фото

    счетчик посещений



    Все права защищены © 2009. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник. http://providenie.narod.ru/

    Календарь
     
     
     
     
    Форма входа
     

    Друзья сайта - ссылки

    Наш баннер
     


    Код баннера:

    ЧСС

      Русский Дом   Стояние за Истину   Издательство РУССКАЯ ИДЕЯ              
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году
    Создать сайт бесплатно