Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    ПРОГРАММА СОЮЗА РУССКОГО НАРОДА


    За Веру, Царя и Отечество. Русскому Народу.

    фото

    Объединяйтесь, Русские люди; Я рассчитываю на вас. Я верю, что с вашей помощью Мне и Русскому Народу удастся победить врагов России. Поблагодарите всех Русских людей, примкнувших к Союзу Русского Народа».

    Царские слова Союзу Русского Народа, сказанные 23 Декабря 1905 года.

    Союз Русского Народа поставляет себе целью объединение всех честных Русских людей, верных долгу присяги во имя Веры, Царя и Отечества.

    Союз открыто заявляет, что вовсе не желает возвращения к бюро критическим порядкам последних годов, когда именем Царя на Руси творились всякия беззакония.

    Союз как в жизни, так и в Государственной Думе, будет отстаивать следующая положения:

    I. Православие.

    Союз признает веру Православную, исповедуемую всем коренным Русским населением, основою Русской жизни, господствующею в России,

    не делая в Православии никакого различия между последователями старого ц нового обряда. К другим вероисповеданиям Союз относится с полной веротерпимостью и не препятствует людям иного вероисповедания молиться по своему.

    II. Самодержавие.

    Самодержавие Русских Царей, Православною Церковью искони освященное, по воле Государя Императора осталось и после 17 Октября незыблемым, каким было и встарь, и должно всегда оставаться таковым для блага и процветания России.

    Самодержавный Государь есть высшая правда, закон и сила, а посему Союз приглашает всех Русских людей сплотиться вокруг своего Государя, решившаго при участии Государственной Думы и Государственного Совета, при полном общении со своим Народом, наилучшим образом разрешать все неотложные задачи о благоденствии Русского народа и могучем росте нашей родины.

    III. Народность.

    Союз Русского Народа исповедует, что Русская народность, как собирательница земли Русской и устроительница Русского государства, — есть народность державная; прочия народности в России пользуются правами гражданского равенства, за исключением евреев.

    IV. Единство и неделимость России.

    Союз Русского Народа твёрдо объявляет и всенародно исповедует неделимость Российской Империи в ея теперешних границах и поставляет своим священным непреложным долгом всеми силами содействовать тому, чтобы завоёванныя кровью предков земли навсегда оставались неотъемлемой частью Русского государства и чтобы все попытки к расчленению России, под каким бы то ни было видом, решительно и безусловно были устраняемы.

    V. Еврейский вопрос.

    Евреи в течение многих лет, и особенно в последние два года, вполне выказали непримиримую ненависть к России и ко всему Русскому своё невероятное человеконенавистничество, свою полную отчуждённость от других народностей и свои особые иудейския воззрения, которыя под ближним разумеют одного только еврея, а в отношении христиан-гоев допускают всякия беззакония и насилия до убийства включительно.

    Как известно и, как заявляли неоднократно сами евреи в своих «манифестах" и прокламациях, — переживаемая нами смута и вообще революционное движение в России — с ежедневными убийствами десятков верных долгу и присяге честных слуг Царя и родины, — всё это дело рук почти исключительно евреев и ведется на еврейские деньги.

    Русский народ, сознавая всё это и имея полную возможность, пользуясь своим правом хозяина земли Русской, мог бы в течение одного дня подавить преступный желания евреев и заставить их преклониться его волей, пред волей державного хозяина земли Русской, но, руководясь высшими задачами христианского вероучения и слишком сознавая свою силу для того, чтобы отвечать им насилием, избрал другой путь для решения еврейскаго вопроса, являющагося одинаково роковым вопросом для всех цивилизованных народов.

    Принимая во внимание, что в последние годы евреи сами всеми способами стремятся к переселению в Палестину и, главным образом, к образованию собственного государства, и находя, что выселение их из всех стран, в которых они ныне проживают, является единственным верным средством для избавления человечества навсегда от зла, какое для него представляют евреи, Союз Русского Народа будет всеми мерами стремиться, чтобы его представители в Государственной Думе прежде всего выдвинули вопрос об образовании еврейскаго государства, о содействии их выселению в это государство, каких бы материальных жертв такое выселение ни потребовало от Русского народа.

    Мало того, Союз Русского Народа обяжет своих представителей в Государственной Думе, идя навстречу желанию самих же евреев, обратиться к своему правительству с просьбой — войти в сношение с иностранными правительствами о всяческом содействии евреям для переселения их в свое царство.

    Руководясь этим и веря в успешное осуществление данного проекта, идущего навстречу желаний самих евреев, Союз Русского Народа полагает, что близкая возможность осуществления этой мечты несомненно отразилась бы на нормальном выполнении евреями их гражданских обязанностей в странах, оказавших им гостеприимство, и не во вред народам, среди которых они живут.

    А потому Союз Русского Народа обязывает своих представителей в Государственной Думе домогаться, чтобы все проживающие в России евреи были немедленно признаны иностранцами, но без каких бы то ни было прав и привиллегий, предоставленных всем прочим иностранцам. Такая мера, в связи с другими ограничительными мерами, несомненно поддерживала бы энергию евреев в деле скорейшаго переселения в собственное царство и обзаведения собственным хозяйством.

    Исходя из всего вышеизложенного, Союз Русского Народа находит, что, ввиду предстоящего переселения евреев в собственное царство, было бы не только неприятно для них, но вредно и для страны дальнейшее исполнение ими некоторых гражданских обязанностей, а потому считает своим долгом домогаться:

    1. Чтобы евреи не могли быть допускаемы ни в армию, ни во флот, ни военнослужащими, ни по вольному найму, ни в строевыя части, ни в интендантство. Чтобы евреи не могли быть военными врачами, фельдшерами и фармацевтами.

    С другой стороны, Союз находит справедливым и необходимым заменить для евреев отбывание воинской повинности -денежной; непрерывное же поступление этой денежной повинности возложить на всё еврейское население с круговой порукой.

     

    2. Немедленнаго возстановления строгой черты еврейской оседлости в прежних пределах, с предоставлением подлежащим обществам, входящим в черту оседлости, права делать постановления о недопущении евреев в свои пределы, а равно и выселении из них.

    Отмены всех законов, расширяющих черту оседлости евреев, дабы были воз-становлены законы, действовавшие по ограничению евреев до 1903 года. Отмены привилегии для евреев по образованию, ремеслам, предоставляющим им право повсеместнаго жительства. Воспрещения евреям проживать и пребывать в портовых городах.

    3. Недопущения евреев во все учебныя заведения, где обучаются дети христиан, и лишения их права основывать учебныя заведения высшия и средния. Воспрещения евреям быть преподавателями и начальниками (директорами, инспекторами и т.п.) в казённых, общественных и частных учебных заведениях.

    Воспрещения евреям быть домашними и сельскими учителями. (Воспрещение это распространяется и на евреек).

    4. Недопущения евреев на государственную и общественную службы. Воспрещение евреям получать какия бы то ни было концессии и участвовать в каких бы то ни было общественных и казённых подрядах и поставках. Воспрещения евреям быть судовладельцами и судоводителями и вообще службы в торговом флоте и на железных дорогах.

    Воспрещения евреям принимать участия в выборах в общественныя учрежден ния и самоуправления, а равно иметь в оных своих представителей по назначению административной власти.

    5. Недопущения евреев под каким бы то ни было видом в Государственный Совет и в Государственную Думу, ни к выборам в оные.

    6. Воспрещения евреям содержать аптеки и аптекарские магазины, быть провизорами, управлять и служить в оных.

    Воспрещения евреям производить торговлю медикаментами и медицинскими продуктами.

    7. У евреев, уличённых в участии в революционных действиях, конфискации всякаго имущества, каковое поступает в казну.

    8. Недопущения евреев ни в редакторы, нив издатели периодических изданий. Воспрещения евреям иметь книжные магазины, типографии и литографии.

    9. Воспрещения евреям - иностранным подданным - пребывать в России.

    VI. Земельный вопрос.

    Союз Русского Народа будет домогаться всеми силами расширения крестьянского землевладения, памятуя, однако, великая слова Государя Императора Александра III, подтвержденные Императором Николаем II: «Всякая собственность, в том числе и земельная, должна быть неприкосновенна", откуда вытекает, что никакая меры, направленныя к улучшению быта крестьян, не должны нарушать неприкосновенности земельной собственности.

    Союз будет домогаться:

    1) Уравнения имущественных и семейных прав крестьянскаго и прочих сословий, не предпринимая притом никаких насильственных мер, ни против общины, ни против иных местных бытовых особенностей устройства крестьян. Земельные участки крестьянских наделов (отведённые по закону 19 Февраля 1861 года и закону 1865 г.), находящиеся во владении каждаго отдельнаго крестьянина, должны быть признаны полной его собственностью с воспрещением отчуждения их в руки не крестьян.

    2) Передачи малоземельным крестьянам на выгодных для них условиях всех годных для земледелия казённых земель.

    3) Вследствие недостаточности казённых земель для удовлетворения земельной нужды всей малоземельной части крестьянства, Союз будет добиваться покупки для той же цели за счет государства у частных владельцев добровольно продаваемых ими земель.

    4) Продажи приобретённых за счёт государства земель нуждающимся в ней малоземельным крестьянам по ценам, доступным для крестьян, с принятием в случае надобности разницы между ценой, по которой земля приобретена от частных владельцев, и ценой, по которой она будет предоставлена крестьянам, на счет общих государственных средств.

    5) Увеличения помощи переселенцам, как для переезда на новыя места, так и для обзаведения на них.

    6) Установления легкаго порядка продажи крестьянами, желающими переселиться или заняться каким-либо не земледельческим промыслом, принадлежащих им наделов.

    7) Улучшения способов землепользования крестьянами на принадлежащих им ныне землях посредством разселения желающих, устранения черезполосности наделённых земель и сведения мелких земельных полос, находящихся во владении отдельных крестьян, в более крупные земельные участки.

    8) Признания, что в обществах, которыя не производили переделов ; течение 24 лет, земельные участки, состоящие в пользовании отдельных хозяев, составляют их неотъемлемую собственность и что, следовательно, переделы земли в таких обществах производимы быть не могут.

    9) Предоставления в обществах, производящих переделы земли, отдельным крестьянам права выйти из общества и укрепить за собою вою частную собственность (участки общинной земли), сохранив за общиной право выкупать земельные участки выходящих из ее состава членов, уплатив им стоимость их деньгами.

    10) Предоставления земельным обществам права вполне самостоятельно распоряжаться принадлежащими им землями, ограничив правительственный надзор наблюдением за тем, чтобы общества не нарушали требований закона.

    В случаях черезполосицы крестьянских наделов с землями частных владельцев, необходимости устранения оной путём обмена или покупки при содействии казны.

    11) Урегулировки законодательным порядком арендных отношений собственников земли к нанимателям для каждой местности.

    12) Установления для каждой местности наименьшего размера земельной собственности, не подлежащей принудительной продаже за долги владельца.

    13) Выкупа всех сервитутных прав при содействии казны по существующей казённой оценке.

    14) Устройства казённых зернохранилищ (элеваторов) для покупки крестьянскаго хлеба и выдачи под него ссуд, что освободит мелких землевладельцев от эксплуатации их скупщиками и комиссионерами и упорядочит заграничный вызов.

    15) Учреждения и развития мелкаго государственнаго сельскаго кредита для поддержки мелких землевладельцев (крестьян), кустарей и потребительных обществ.

    16) Всяческаго облегчения крестьянам и вообще мелким землевладельцам приобретения племеннаго скота и улучшенных сельскохозяйственных орудий. Независимо от сего, принимая во внимание много раз оказанныя и теперь ока-зываемыя России историческия услуги славным казачеством, Союз Русскаго Народа признаёт необходимым употребить все силы для улучшения быта отдельных казачьих хозяев в земельном и денежном отношениях.

    Кроме того, по тем же причинам Союз находит целесообразным добиваться, чтобы административны» и полицейския должности с присвоенными им окладами в настоящее смутное время замещались бы преимущественно казачьими чинами, состоящими на льготе или по войску. Казачьи сословия, ныне расформированныя, прежних малороссийских новороссийских полков в Полтавской, Черниговской, Киевской и Бессарабской губерниях — должны быть уравнены в преимуществах и обязанностях с остальным казачеством. VII. Рабочий вопрос.

    Союз признает необходимым всеми мерами способствовать облегчению труда и улучшению быта рабочих. С этой целью Союз вменяет себе в обязанность содействовать:

    а) Возможному сокращению рабочаго дня.

    б) Устройству Русского государственного промышленного банка с целью облегчения образования рабочих и промышленных артелей и товариществ и снабжения их дешевым кредитом.

    в) Добиваться государственного страхования рабочих на случай смерти, увечий, болезни и старости.

    г) Добиваться упорядочения условий труда и взаимных отношений фабрикантов и рабочих.

    VIII. Народное образование.

    Союз Русского Народа будет требовать безплатнаго народного все-общаго образования, главным образом земледельческого и ремесленного. Признавая, однако, что школа, кроме, образования, должна давать и надлежащее воспитание, Союз ставит своею целью заботиться о том, чтобы Русская школа — низшая, средняя и высшая — воспитывала бы юношество в духе Православных христианских начал: любви к Царю, Отечеству и преданности долгу, и чтобы школа была вполне национально русскою.

    IX. Торговля, промышленность и финансы.

    Союз ставит себе задачей всеми мерами способствовать развитию русской торговли и промышленности, захваченной в настоящее время иностранцами и евреями, и переходу таковой в русская руки:

    1) Союз будет добиваться увеличения количества денежных знаков путём уничтожения золотой валюты и введения национального кредитного рубля.

    2) Союз считает своею обязанностью стремиться к тому, чтобы русские финансы вышли из подчинения иностранных рынков.

    3) Союз должен всеми способами содействовать тому, чтобы призывать русских капиталистов к борьбе с еврейскими и иностранными капиталами и вызвать приток государственных капиталов на арену борьбы русских предпринимателей с еврейскими и иностранными.

    4) Союз, признавая, что частные земельные банки служат к эксплуатации населения, будет домогаться уничтожения таковых и образования общегосудар-ственнаго земельнаго банка.

    5) Союз, признавая великим благом для народа положение о государственном страховании жизни, введённое в 1905 году, почтет своим долгом распространить его, возможно увеличив число видов страхования.

    6) Союз будет настаивать на том, чтобы все без исключения казённые заказы исполнялись бы в России, а не за границей, и чтобы в промышленных и мореходных предприятиях, получающих правительственную поддержку, не допускались бы иностранцы.

    7) Союз будет стремиться к упорядочению вывозной торговли посредством учреждения в местах ея получения русских арбитражных комитетов и посреднических контор

    8) Кроме того, Союз будет настаивать, чтобы правительственные заказы выполнялись отечественными заводами и не поступали к иностранным.

    X. Правосудие.

    Союз вменяет себе в обязанность добиваться всеми мерами устранения служебного произвола, судебной волокиты как по уголовному, так и гражданскому производству, удешевления такового и возстановления правосудия.

    Преступления против государства, против жизни, грабеж, поджог, недозволенное приготовление, хранение, перевозка, ношение и употребление взрывчатых веществ и снарядов анархистами и революционерами, соучастие в этих преступлениях, укрывательство и пристанодержа-тельство, насильственное снятие с работ и закрытие промышленных и торговых заведений, порча мостов, путей и машин с целью прекращения движения или остановки работ, вооруженное сопротивление властям, революционная пропаганда в войсках, подстрекательство женщин и малолетних к преступлениям выше перечисленным — должны караться смертной казнью.

    Союз Русского Народа, признавая, что русский суд иногда находится под влиянием евреев и, благодаря этому, весы правосудия пристрастно наклоняются в их пользу, обязывается отстаивать интересы русского правосудия и Русского народа на суде, нещадно обличая в издаваемых им органах все неправильности, отстаивая чистоту русского правосудия.

    Союз Русского Народа будет настаивать на том, чтобы в судебном ведомстве прекратились случаи покровительства революции. Поэтому должны быть устранены от должности те чины судебного ведомства, которые принимали участие в политических партиях, враждебных Православию, Самодержавию и Русской народности, и не должны быть допускаемы в адвокаты (присяжные поверенные, присяжные стряпчие, помощники присяжных поверенных и частные поверенные) евреи.

    Настоящая избирательная программа выработана и единогласно принята Первым Всероссийским съездом уполномоченных отделов Союза Русского Народа и является, в силу этого, обязательною для всех отделов Союза по всей Российской Империи.

    «Почаевский листок». Сентябрьский выпуск N» 38. 1906.

    №7

    А. Открытое письмо Председателя Главного Совета Союза Русского Народа А.И. Дубровина Митрополиту С.-Петербуржскому Антонию, Первенствующему Члену Св.Синода.

    Ваше Высокопреосвященство!

    15 Ноября сего года, в беседе с представителями Главного Совета Союза Русского Народа, Председателем коего я имею честь состоять, Ваше Высокопреосвященство впервые, наконец, ясно и определенно вы сказали своё отношение к русским патриотическим партиям, союзам, громадам, собраниям, разбросанным в числе свыше четырехсот по всей России и ныне объединившимися под именем «Объединенного Русского Народа».

    Цо настоящего времени Ваше Высокопреосвященство уклонялись от решительного осуждения патриотических организаций, а мы, их члены, в сознании чистоты и святости преследуемой нами цели, считали прямо невероятным допустить, чтобы Первосвятителъ Русской Церкви, будущий Патриарх Всероссийский, мог отрицательно и враждебно относиться к тем единственным в России политическим организациям, ныне объединенным, которые во главу угла своего политического исповедания поставили Святую Православную Веру.

    Мы просили Ваше Высокопреосвященство совершить у нас в Союзе Богослужение, по случаю сооружения и освящения хоругви и знамени Союза; мы ждали и жаждали первосвятителъского благословения. Для людей нашего духовного склада ведь это так понятно, как, наоборот, совершенно непонятно представителям наших либеральных партий, которые, под видом и предлогом веротерпимости и свободы совести, давно стали свободны и от Веры и от совести. Оказалось, к удивлению, все Ваши симпатии тяготеют к последним. На просьбу нашу Вы ответили отказом приехать лично, но обещали «командировать» викария. Да и это неприветливое обещание Вы поспешили ещё более расхолодить и обесцветить: Вы тотчас же не преминули заявить, что для Вас безразличны все партии, что если бы к Вам обратились партии Мирного Обновления или 17 Октября с просьбой помолиться, то и в этом случае Вы также командировали бы и к ним викария, ибо Вы, по словам Вашим, хотя программ этих партий не читали, но знаете, что они разрешены Правительством. В этом формально-бездушном отношении к текущей действительности и к современному положению дел в нашем Отечестве,, Вы, по Вашим словам, находитесь «выше и вне политики». И тем не менее Вы тут же нашли нужным скрыть свое отношение к патриотическим русским или, так называемым, правым партиям, и этим показали, что Вы не так мало осведомлены в политике и в группировке политических партий. Вы нам заявили: «правым Вашим партиям я не сочувствую и считаю Вас террористами: террористы-левые бросают бомбы, а правые партии, вместо бомб, забрасывают камнями всех с ними несогласных».

    Но ведь я и наша депутация не спрашивали Вас, Владыко, о Ваших политических воззрениях, — Вы сами о них нам поведали. В то же время Вы хулили только патриотические правые партии, ничего не сказавши о других партиях, хотя и разрешенных Правительством. Очевидно, Вы им более сочувствуете.

    Ваше Высокопреосвященство! Я вынужден своим положением дать Вам ответ на Ваше жесткое и несправедливое слово, столь неуместное в устах Первосвятителя по отношению к людям, ищущим покрова и утверждения Православия. Вы, конечно, понимаете, как трудно мне писать, как трудно подбирать выражения, мне, убежденному Православному Русскому человеку, в письменной беседе с Митрополитом. Я мучился, колебался — писать ли это письмо. Я решил было молчать, подавив в себе чувства негодования и обиды. И вот, на страницах бульварной газетки «Петербургский Листок» в № 329, я читаю статейку, которая под видом защиты Вашего Высокопреосвященства от ожидаемых обвинений со стороны Союза Русского Народа, рисует пред нами ярко весь смысл Вашей деятельности в последние два года: а факт публичного, цинически наглого заявления, возросшего под покровительством Вашим, Архимандрита Михаила* о том, что он социалист, подтвердил всё то, что приписывает Вам, в виде заслуги, «Петербуржский Листок». Мы видим, что Ваше Высокопреосвященство своей деятельностью создали столь невозможное положение для верующих Русских людей, так обо--стрили отношения между ними и официальной иерархией, которую Вы захолодили своим мертвящим бюрократизмом, что молчать долее значит совершать преступление. Я отвечаю. Ответ мой — вынужденный ответ.

    Я давний петербуржский житель и знаю Ваше Высокопреосвящен-~ ство последние двадцать лет в столице: Ваша служба и деятельность у всех нас на глазах.

    Ничем не выдающийся в науке, по отзывам товарищей, доцент Казанской Духовной Академии, получивший высшую богословскую степень только за новое, даже не переделанное, издание того же труда, который дал Вам и предыдущую ученую степень, против чего в свое время* так горячо и справедливо протестовал в Синодe благочестивый митрополит Иоаникий. По-видимому, судя по Вашим же словам и действиям, никогда не читавший иных газет, кроме либеральных и прогрессивных? составитель бездушных проповедей с выглаженными фразами, не пробуж* дающими в верующих ни мысли, ни чувства; воспитанный в духе либеральных веяний 60 и 70-х годов, Вы, овдовевши, из профессорского фрака спокойно переоделись в рясу, но ряса не согрела Вас: и до сих пор Въе остались, в сущности, в том же фраке — бездушным, формальным исполнителем не духа, а буквы закона.

     

    * Архимандрит Михаил (Семёнов) - профессор С.-Петербуржской Духовной Академии; открыто заявил о своих социалистических взглядах, опубликовав «Программу русских христиан-социалистов». Внешние обстоятельства для служебной карьеры Вам улыбались, и Вы быстро шли триумфатором, по ступеням иерархической лестницы, минуя заслуженных и поседелых иерархов, славных ученостью и умом, мужеством и даром проповедничества, как Амвросий, архиепископ Харьковский, славных молитвенным духом и заслугами миссионерскими, как Иркутский архиепископ TVXOH, Томский архиепископ Макарий, Владимир, архиепископ Казанский; славных долголетним служением Церкви Божией, как Павел, бывший епископ Пензенский, Гурий, Феогност, архиепископ Кавказский, и многие другие старцы святители, выше которых и во главе которых Вы скоро стали. Вы поднимались на глазах умирающего Митрополита Исидора, пользуясь особым благоволением придворных сфер, на виду у покойного Императора, Самодержавию и Заветам которого Вы теперь изменили, в царствование его Августейшего Сына, вступив в Союз с графом Витте, преступным провокатором, деятелем столь печальной известности. Умер старец Исидор, Вы стали архиепископом Финляндским; для Вас лично создали эту ненужную кафедру только для того, чтобы держать Вас в Петербурге. Вы были постоянной угрозой Митрополиту Палладию, Вашему отцу и благодетелю, от коего Вы приняли монашеский постриг. Престарелый святитель всюду видел Вашу личность и следы искусно подготовляемого Вашего влияния — во дворце, в учебных заведениях, в общественных местах; его душу Вы отравили терзаниями, ревностью и подозрениями в домогательстве его митрополичьего престола.

    Он умер, и его подозрения оправдались. Вы взошли бодро и необычайно быстро по ступеням амвона к его престолу, ничем особенным — ни личным благочестием, ни даром проповедничества, ни административным опытом, ни долголетним служением Церкви не заслуживши такого возвышения.

    По-прежнему придворные сферы Вам особо покровительствовали; обер-прокуратура Ce.Синода стояла за Вас; даже бдительный взор испытанного государственного мужа К.П. Победоносцева видел в Вас защитника Православия, Самодержавия и Русского народа. И как было не обмануться! При Императоре Александре III и в первые годы Царствования нынешнего Государя Вы ничем не выдавали своих старых свободных воззрений бывшего профессора и заурядного либерала 60 и 70 годов. Вы поддерживали направление К.П. Победоносцева, Вы проводили усердно все его меры; Вы везде стояли за исконные Русские начала; Вы были другом убитого доблестного Н.И. Бобрикова и говорили речь при его гробе, пока ещё не торжествовала крамола. Потом уже ни о Чухнине, ни о Сахарове, ни о Слепцове, ни о Козлове, ни о Мине* Вы таких речей больше не говорили... Напротив, в разразившееся лихолетье, в эти последние два года, Вы всё более и более открывали свои планы и свои настоящие свободные, а не показные воззрения, с которыми теперь так услужливо ознакомил нас «Петербуржский Листок».

    * B.К. Плеве, ГЛ. Чухнин, В.В. Сахаров, C.В. Козлов, ГА. Мин - русские государственно-политические и военные деятели, убитые в 1904-1905 гг.революционерами-террористами.

    Ваших викариев по митрополии Вы уже давно усердно проводите на все выдающиеся кафедры, создавая себе из них будущих сторонников: но особое покровительство за последнее время Вы оказываете только крамольникам из духовных: Антонина, бывшего в лечебнице для душевнобольных и подавшего проше ние о снятии священного сана архимандрита, за либерализм Вы поставили своим викарием; Исидора, запятнавшего иноческий сан и явившего себя сомнительными деяниями в Петербурге, на Кавказе Вы провели в епископы, воспитали Гапона; поддерживали и доселе поддерживаете еретика Григория Петрова*, на которого нет управы: ведь, он находит в Вас могучего покровителя и защитника! Вы воспитали 32 бунтовщиков иереев: обратили постепенно «Церковный Вестник» и «Церковный Голос» в революционные органы; Духовные Академии введением автономии Вы обратили в революционные гнезда, наподобие светских высших учебных заведений.

    В Вашей Петербуржской Духовной Академии возрос и был профессором еврей, и архимандрит Михаил, открытый социалист. Вы его держали когда вся верующая Россия возмущалась иго еврейскими брошюрками, растлевавшими Православие, пока, наконец, на днях в армяно-еврейской революционной газетке «Товарищ» не появилось его вторичное печатное заявление о том, что он социалист, и пока в дело не вмешался Св. Синод. Всё противоцерковное, противогосударственное в среде духовенства, как видите, выросло около Вас, пользовалось Вашим покровительством в столице, а внутри России, в надежде на Вашу поддержку, видя безнаказанность церковных бунтовщиков, подняло голову. Усиливалось освободительное движение, и Вы всё более и более выдавали себя. За последние три года Вы развернули перед нами, простыми верующими Русскими людьми, картину таких деяний и воззрений Ваших, от которых нас бросает в ужас и холод.

    Всё началось с несчастной Русско-Японской войны. Её позор подготовил и завершил Ваш близкий друг, граф Витте.

    Что делали Вы во время этой войны? Вы, первосвятитель Русской Церкви! — Вы стояли «выше и вне политики..»

    Страдал народ, умирали его сыны, лилась кровь, смута росла внутри, волновались окраины, неистовствовала печать, бранью Царя и Правительства она мутила население, издевалась над Верою, глумлением гасила патриотизм...

    Я помню картину, появившуюся в одном из журналов в начале войны; Русский народ, окруживший Царя, обнажившего меч, а впереди всех,

    * Петров Григорий Спиридонович - (р.1868) священник, лидер Кадетской партии, депутат Государственной Думы.3а активную политическую деятельность лишён сана; восстановлен Поместным Собором 1917-18 гг.

    в порыве вдохновения, фигура митрополита Антония, высоко поднявшего свой Крест... Вот каким хотели Вас видеть Русские люди, не евреи и освободители, радовавшиеся позору Родины, а Русские патриоты. Какою это оказалось иронией по отношению к Вам, Ваше. Высокопреосвященство! Вы ездили на заседания, подписывали бумаги, принимали посетителей, — бездушная, формальная работа Ваша шла по-прежнему в Синоде. Но Вы не явились к Царю, Вы не поднимали упавших в унынии душ Русских людей, Вы не согревали скорбных сердец, Вы не обратились к народу ни с единым призывом, Вы не ограждали его от развратностей. Вы были «выше и вне политики»!

    Покровительствуемый Вами Гапон поднял восстание рабочих. Покровительствуемый Вами Антонин в своих дерзких речах доказывал, что Самодержавие есть языческий строй жизни, растлевал священные догматы Святой Троицы, чтобы оправдать конституцию, звал и дозвался «Мордозаев" в Государственную Думу, а защитников и верных сынов Самодержавия он же сравнивал с поклонниками Далай-Ламы, целующими в хвост коня, на котором сидит их владыко. Дерзко он выбросил, наконец, из молитв церковных о Царе слово «Самодержавный" и всё-таки остался безнаказанным*.

    Покровительствуемый Вами Петров сеял вражду, смуту, искажая Евангелие, проповедуя в одно и то же время и толстовщину и призывая крестьян к погромам. Покровительствуемый Вами архимандрит Михаил, профессорствуя в Академии, воспитывал будущих пастырей и учителей духовно-учебных заведений в духе социализма. Вы опять молчали: — Вы стояли и «выше и вне политики"!..

    По бывают времена и обстоятельства, когда молчание имущего власть хуже открытой, самой ожесточенной проповеди неверия, измены и безумия.

    Только самый злобный враг Родины в дни внешней войны начнет заниматься внутренними реформами, этим занялся Витте, и к нему примкнули Вы. Граф Витте в роли спасителя Русской Церкви от «паралича"! Что может быть отвратительнее и чудовищнее этого зрелища!.. Но Вы читали в Комитете Министерств его записку; Вы, минуя Синод, отстранивши К.П. Победоносцева, воспользовались его болезнью, в Комитете Министров, в светском учреждении, где сидели и иноверцы, стали обсуждать реформы Церкви, отменять духовную цензуру на разврат верующих; безмолвно соглашались на умаление Православия и торжество сект, раскола и иноверия.

    Только Воля Государя повернула дело и направила его к обсуждению в Cинодe. В этих недоразумениях пострадала и идея Церковного Собо ра, для всех нас дорогого, пострадала и идея Патриаршества, столь нам вожделенного, потому что эти идеи Вы выдвинули революционным путем и связали их с позорным именем Витте, который в них видел только средство более глубокого революционирования Русского народа.

    * В начале 1920-х гг. епископ Антонин (Грановский) примкнул к обновленчеству, возглавив созданный им «Союз церковного возрождения».

    При гласных и негласных пособиях гражданской и церковной власти, при Вашем безмолвии и потакательстве рясофорным крамольникам, дело революции шло успешно: бунтовал «Потёмкин", бунтовали запасные, бунтовали рабочие, бунтовали академии и семинарии, гибло народное достояние, поджаривая на горячих плитах Русских патриотов-рабочих, расстреливали губернаторов, солдат, казаков, полицейских. Шайки грабителей врывались среди бела дня в банки и общественные учреждения, в винные лавки и почтовые конторы, на фабрики и заводы, в магазины и жилища частных лиц и, нагло угрожая смертью, и часто зверски убивая, расхищали деньги и драгоценности. Прошло под такими знамениями и 17 Октября. Русская жизнь целиком потекла под аккомпанемент револьверных выстрелов и свист разрывающихся бомб. Человеческая кровь полилась как вода. В это время, друг Вашего друга Витте, князь Оболенский, из акциза перешел в Синод и стал обер-прокурором. Это был Ваш, единомышленник. Тут Вы не стали «вне и выше политики!" Вы не протестовали против затей либерального обер-прокурора; Вы послушно, по его указке, писали послания, оправдывая умаление Царской Власти, пропускали безмолвно в тнодальном органе «Церковные Ведомости"статьи, напоминавшие писания оскорбительных органов еврейского пошиба. Вы же, по указке князя Оболенского, постыдно передали на обще-церковное глумление доблестного Московского митрополита за правдивое слово, которым он осудил бунты и измены. О, история не забудет, как подписывался этот позорный и ложный акт осуждения мужественного пастыря; как без заседания Синодa no домам его членов вынужденного под давлением, под Вашей подписью, собрались поодиночке, подписи членов Синода, не знавших, что подписываемое ими определение уже печатается в «Правительственном Вестнике" для успокоения общественного мнения! Вы стояли «выше и вне политики!"

    Один ли митрополит Московский пострадал? Гнали и гонят всякое духовное лицо, если оно выступит открыто за патриотическое дело. Услали в Соловки игумена Арсения; изгнали из Москвы епископа Никона; изгнали из Ярославля о. Илиодора, изгнали, опозорили, лишили мест и должностей многих других патриотов из духовных лиц, имена которых я не хочу упоминать, чтобы не подвергнуть их опять злобе и мстительности духовных кадет. Патриотов гнали, Антонин же на месте; Сергий*, служивший крамольникам кощунственную панихиду по бунтовщику

    * Имеется в виду ректор С.-Петербуржской Духовной Академии епископ Сергий (Страгородский), будущий Патриарший Местоблюстителъ,а с 1943г. Патриарх.

    Шмидту, на месте, и Вы его защищали даже тогда, когда у него обнаружилась в академии, по его вине, кража денег, Вы эти деньги пополнили; на месте и Исидор, который в течение 4 лет в трех епархиях не удержался в викариатстве и отовсюду переводился по усиленным про събам епархиальных владык, не знающих, что делать с этим Вашим другом и приближённым, действующим в либеральных партиях, кадет-ствующим в Нижегородском «Белом Знамени», вопреки монархическим тенденциям его членов, похваляющимся письмами Витте и Вашими, проживающим во время частных приездов в Северную столицу на даче у митрополита Петербуржского в качестве его друга, приближенного и единомышленника...

    Ещё повторяю: всё свободомыслящее и религиозное в среде церковных деятелей; всё, склонившееся к политиканству, в сторону левых и крайних партий, — всё это почему-то оказалось около Вас и укрывается теперь под Вашей защитой.

    Между тем, Вы «вне и выше политики!" Но, в таком случае, не умываете ли Вы руки подобно Пилату? И водою ли? Не кровью ли Русского народа?! Можно ли, в самом деле, при переживаемых обстоятельствах стоять «вне и выше политики*?! И Вы не стояли вне её, но Вы имели свою политику, увы! пагубную для Русского духовенства, Вам подчиненного, и для Русского народа. Несчастное Русское духовенство, которое, в девяносто девяти случаях из ста, всё сплошь национально, патриотично и предано Самодержавному Монарху, сбито с толку этой Вашей политикой. Оно по настоящее время ещё не получило в сущности никаких разъяснений о том, какую политическую партию поддерживать: оно, по Вашему мнению, тоже должно быть «вне политики". Но, ведь оно избирается в Государственную Думу, в Государственный Совет; оно во всем должно руководить народом, кроме... участия народа в выборах в Думу. Намеренно, под Вашим давлением и по указаниям князя Оболенского, по указаниям Витте, духовенству нашему даны затемняющие дело разъяснения и указания, на чьей стороне стоять: стойте, мол, за тех, кто за Царя Православного и за Веру истинную. По-видимому, все здесь хорошо, но в сущности, — что это, как не высокой степени провокация! В то время, когда спор идет «о Самодержавии Царя", Вы подставляете вместо слова «Самодержавный" — «Православный", и на этом успокаиваетесь. Но, ведь в России, не только Православный, но и Самодержавный Царь. Наименование Царя Самодержавным вошло в Основные Законы; сам Царь заявил, что его Самодержавие остаётся таким же, как оно было встарь; из церковных молений не выброшен этот дорогой для Русского сердца титул Царя. И при всём том Ваше Высокопреосвященство, 16 Октября сего года, когда епархиальный съезд духовенства и мирян Вашей епархии вырабатывал текст телеграммы Государю, — Вы не включили в текст телеграммы слово «Самодержавный", находя, что это «политика». Не слишком ли далеко Вы зашли в Вашей политике стоять «вне и выше политики"!? Один из членов съезда мирянин просил, молил съезд включить слово «Самодержавный»- в телеграмму, просил занести его отдельное мнение об этом в протокол, ездил с председателем съезда к Вашему Высокопреосвященству — и остался ни с чем. Священники, отводя его в сторону, заявляли, что они с ним согласны, но... это, мол, неудобно, вероятно, потому, что может не понравиться митрополиту!..

    Я оглашаю этот возмутительный факт, чтобы все видели и знали, какова политика «вне политики" у первенствующего митрополита и почему духовенство русское, в годину смуты, было остановлено в своем патриотическом порыве и бросило паству в разгар политической борьбы на произвол судьбы, по приказу и наказу свыше.

    Русское духовенство, по воле Государя, призвано в Думу и Государственный Совет. В Государственном Совете оказались и Вы, Ваше Высокопреосвященство. Но как только там нужно было сказать ясное слово осуждения крамоле, Вы немедленно ушли из состава Государственного Совета, сославшись на обилие дел Синодcкиx, которых у Вас было гораздо больше в то время, когда Вы соглашались пойти в члены Государственного Совета, чем тогда, когда Вы от этого звания отказались. Зато Вы милостиво принимали Огневых, Поярковых и Афанасьевых — крамольных иереев — членов Государственной Думы, из революционного её состава. Вы не спросили о. Афанасьева, почему он подписал проект о свободе неверия. А в Предсоборном Присутствии Вы заявили, — Слава Богу, один против всего Присутствия — о своем согласии с крамольной Цумой в её намерении лишить Православную Церковь её первенствующего и господствующего положения.

    Газеты оповестили тогда, что Вы это делали из служения чистой евангельской идее самоотречения и по своей глубокой религиозности. Так, по крайней мере, об этом поведали газеты.

    Не по этой ли же идее Вы опозорили торжество открытия мощей Преподобного Серафима, предав гласности, на соблазн верующим, тайный по существу протокол осмотра останков Святого, как будто это был обычный полицейский протокол осмотра могилы. Не по этой ли идее Вы письмом в «Новое Время" (новая форма поучительного слова первосвятителъского, Вами открытая), защищали мощи Преподобного и ссылались при этом, для большей убедительности, не на Слово Божие и учение Св.Отец, а на мнение либерального профессора. Мы же до сего времени полагали, что в вопросах религиозных, наоборот, профессора должны ссылаться на учительное и авторитетное слово первосвятителя.

    Не по этой ли идее Вы, не сказавши далее поучения при открытии мощей Преподобного Серафима, скрылись от сотен тысяч Православного верующего народа, собравшегося к целебноносному источнику дивного старца и действительно излучавшего и видевшего множество чудес и исцелений, и, на соблазн России, поспешили искать себе исцеления и утешения у другого, для Вас более привлекательного, источника в весёлом Кисловодске, по известной Вам и нам причине, Вами столь излюбленной. Да, там покойнее и веселее чем среди серого святого Русского люда, заветным святыням которого: Православию, Самодержавию и глубокому народному патриотизму Вы не сочувствуете, стоя вне политики, и не только сами не сочувствуете, но и «хотящих внитш препятствуете, запрещая Русскому духовенству основывать, утверждать, укреплять и поддерживать отделы преданного вере, Царю и Родине Союза Русского Народа. Для патриотов у Вас нашлось слово осуждения: они — террористы — они забрасывают камнями противников. Но на нашей совести, владыко, нет ни одного случая насилия: камней мы не бросали; между тем, для тех, у кого на совести бомбы, браунинги, грабежи и реки крови — для тех у Вас не нашлось слова осуждения, мы ещё не слышали этого слова из уст нашего Первосвятителя!.. Что это?

    Из суждений Предсоборной Комиссии видно, что Вы уверенно и надежно шествуете к Патриаршеству. Над каким же народом Вы будете Патриархом? Ведь, создалось такое положение: народ шёл к Вам, Вы от него; Вы идете к кадетам и всякого рода освободителям, а они от Вас. И кому же из святителей Русских вы захотели подражать? Святым Петру, Алексею, Ионе, Филиппу? Каким Патриархам Вы подражали; Гермогену, Филарету, Никону? Но Никон, хотя и из полумордовского рода, хотя и загнанный в ссылку и обиженный, не согласился всё таки пойти ни к бунтовщику Стеньке Разину, ни даже в Киев на святительство, ибо «не мыслил зла Царю Богоданному» (даже обидчику) и народу Русскому. Не берёте же Вы примера с Игнатия, который, стоя некогда тоже «вне и выше политики», служил крамольникам Московским — Сигизмунду и Лже-Дмитрию — и помазал Марину? Ваше Высокопреосвященство!

    Как Русский патриот и Православный верующий человек, я не мог молчать и всё сказал, что требовало моё исстрадавшееся русское сердце. По моему глубокому убеждению, перед Вам два выхода: или станьте на высоте Вашего положения и дайте благословение Русским Православным людям, стоящим за Веру, Самодержавного Царя и Русский народ, призовите к этому же духовенство и не гоните его за патриотизм, или... или уйдите. Иных выходов нет; настоящее положение невыносимо, не гоните русских патриотов отрадной Церкви, в которой Вы перво-стоятелъ и первосвятитель. Вы стали немощны телом. Может быть, в слабом теле Вашем уже не будет мощно действовать дух... Тогда уступите свое место иному, могущему.

    Среди архипастырей русских найдутся, мы уверены, крепкие столпы Веры, патриотизма и преданности Царю Русскому, Самодержавному, народу свято-Русскому, Православному. Пусть такой первосвяти-телъ не угоден будет евреям и еврействующим, пусть бешено опрокинутся на него либералы, кадеты, революционеры, пусть даже мученически прольется его кровь от руки злодеев-крамольников! Лилась же и льется на Руси кровь Русских невинных людей и многих верных слуг царевых. Мы окружим такого первосвятителя благоговейной преданностью, мы станем около него стеной, а по смерти сама могила его станет нам источником живой силы и вечного воодушевления.

    Я пока кончил. «Еже писах, писах!» Простите, владыко, за слово укоризны, за жесткое слово, невольно вырвавшееся у меня. Пред саном святителя я благоговею, а лично против Вас, как человека, у меня нет ни гнева, ни раздражения; но я буду бороться, не страшась ничего, до гробовой доски, отдам всю жизнь до последней капли крови за торжество священных для меня начал: Святой Веры Православной, Самодержавного Русского Царя и великого Русского Народа.

    2 Декабря 1906 года Александр ДУБРОВИН

    «Русское Знамя». 6 Декабря 1906.

    В. Ответ Митрополита Антония

    Многоуважаемый Петр Петрович*).

    На гнусное письмо г.Дубровина отвечать не буду. Оно все почти лживо и тенденциозно. Но мне хотелось Вас ознакомить с моими на него возражениями и вчера набросал я их бегло. Посылаю. Вас могут расспрашивать и самим Вам б.[ыть] м.[ожет] интересно узнать мои возражения. Если можно, — по миновании надобности мне их возвратите. Здоровье мое улучшилось. Предполагаю завтра приехать в Заседание. Благослови и храни Вас Господь. С сердечным Вам почтением

    Ваш покорный слуга Митрополит Антоний. 1906 Декабря 7.

    По поводу письма Дубровина.

    Отказался служить молебен по крайнему недосугу и указал пригласить викария. Это обычный порядок даже и в назначении богослужений в храмовые приходские праздники.

    На вопрос: стали бы Вы служить Октябристам молебен, — ответил: тоже не мог бы. Затем, в виду недовольства Дубровина и сопутстпвовавших ему моим отказом, счёл необходимым заметить, что ими, очевидно, руководит не желание молиться, тогда и простой священнической службы было бы достаточно, — а тщеславие, — стремление выделить себя из других.

    * Взято из: «Русское прошлое», историко-документалъный альманах, книга 5. С.-Пб. Изд-во «Logos». 1994. Сс.20-29. За пояснениями к тексту мы отсылаем любознательного читателя к Сс.28-39 этого же издания, отметив лишь, что данный документ был адресован П.П. Извольскому, придворному Государя, бывшему в 1906-1909 гг. обер-прокурором Святейшего Синода. Полагаем, что оба эти документа - как письмо А.И. Дубровина, так и ответ на него Высокопреосвященнейшего Владыки Антония (Вадковского) достаточно характеризуют и личности и эпоху.

    При этом указал на их нетерпимость, употребление насилия и террора, разумеется газетную травлю достойнейших Архиепископов — Ярославского и Херсонского. В заключение высказал свой взгляд , что «для меня закон — самодержавная воля ГОСУДАРЯ. Он благоволил дать Манифест 17 Октября, и я обязан содействовать мирному его проведению в жизнь. Если же ГОСУДАРЬ отменит Манифест, буду всех учить повиноваться воле ГОСУДАРЯ*.

    На этом беседа окончилась, и она собственно относилась к Союзу Русского Народа, представители которого у меня были, а не к правым партиям вообще, — как утверждает Дубровин.

    Утверждение, что я получил степень доктора [богословия — авт.] за то же сочинение, за которое удостоен степени магистра, — ложь. Утверждение, что я отравил терзаниями душу Владыки Палладия, — ложь. До последней минуты жизни он относился ко мне с любовию, как к сыну, и я чтил его, как отца.

    Финляндскую епархию, по словам Дубровина, открыли для меня. А Новгородскую для кого? — Со смертию митрополита Исидора одновременно из митрополии выделили эти две епархии, в интересах пользы дела.

    Бобрикова я знал лично и службу свою в Финляндии он начал при мне. Его хоронили в Сергиевой пустыни и я отпевал его и речь говорил. Тоже было и в отношении к Плеве. Чухнина, Сахарова, Козлова, Мина* я совсем не знал, при погребении их не участвовал не по своему нежеланию, а потому и речей не говорил. Митрополитом я стал помимо многих заслуженных иерархов, но на это была воля ГОСУДАРЯ, а не какое-либо мое искательство.

    Дубровину угодно приписать меня к левым. — Это гнусная клевета. Никогда моих симпатий к ним не было и быть не может. Их стремления противны моему духу и моим убеждениям, как христианина и священника. Никакой формы самочиния я не люблю и не выношу.

    За веру Православную, за ЦАРЯ Самодержавного и за народ Русский православный я душу отдам, но не под знаменем таких людей, как Дубровин и ему подобных.

    Ко всем епископам имею братскую любовь. Своих викариев воспитываю в истинных слуг ЦАРЯ и Отечества. Я просил бы г.Дубровина указать из бывших моих викариев, теперь самостоятельных епископов, хоть одного неблагонадежного.

    Петрова поддерживал не я, а аристократия, называвшая меня гонителем его. Теперь Петров состоит под судом. Гапона поддерживал тоже не я, а покойный Министр Плеве. Его пустили руководителем в рабочие союзы не только без моего ведома, но и вопреки моему запрещению. Архимандрит Михаил вырастал в Казанской Академии, — разумею студенчество его. В Петербуржскую же Академию был определён профессором, как подававший надежды молодой ученый. Как только обнаружилось его политическое направление, он немедленно уволен был со службы, и не по вмешательству Святейшего Синода, а по моему о том в Синод представлению.

    Дубровин называет меня другом Витте. Но я и в знакомстве с ним никогда не состоял и не состою. В Комитет же Министров на три заседания был им приглашён с ВЫСОЧАЙШЕГО соизволения. О реформах Церкви рассуждений там не было. Синодa я не миновал, но совещался с ним по вопросам, подлежавшим обсуждению в Комитете Министров. Митрополит Московский глумлению никогда не подвергался. Про токол, правда, по домам разносили, но прежде чем его подписать, я его исправил так, чтобы никакой тени на митрополита не падало, ибо он был совершенно прав. А содержавшийся в протоколе призыв архиереев руководиться началами мира и любви разве позорен? Что протокол уже набирался в «Правительственном Вестнике", когда его ещё только подписывали, узнаю в первый раз от Дубровина.

    Вор академический — бывший эконом; об этом идёт дело. Никого я тут не защищал, и денег не пополнял. Их должен внести виновный.

    Факт о невнесении слова «Самодержавный» в телеграмму. Да разве в телеграммах полный титул ГОСУДАРЯ пишется? Вся телеграмма была проникнута верноподданическими чувствами и удостоилась ВСЕМИЛОСТИВЕЙШЕГО от ГОСУДАРЯ ответа.

    Я принимал Огневых,. Поярковых, Афанасьевых? Да, один раз принимал, но вместе с оо. Горчаковым и Буткевичем, чтобы отдать их под руководство сих последних, о чём Дубровин предусмотрительно умолчал.

    Поучение при открытии св.[ятых] мощей в Серове я говорил, — и тут Дубровин лжёт. От массы молящихся в Сарове не скрывался, а провёл среди них почти весь Июль месяц, подготовляя всё к торжеству открытиия св.[ятых] мощей. Уехал в Кисловодск лечиться, и не считаю грехом пользоваться Божиими дарами к облегчению болезни. Для меня нужны были воды, солнце и целебный воздух. Это мне известная причина поездки в Кисловодск, а какая известна г.Дубровину, — про то не ведаю.

    По желанию Дубровина c[о] своего поста не уйду, а уйду когда повелит мне то ГОСУДАРЬ, возложивший на меня бремя моего нелёгкого служения.

    1906 Декабря 6 Митрополит Антоний

    № 10

    Письма русских людей в Св. Сунод

     

    24 Июля 1917 г. *

    В Святейший Правительствующий Cинод Господина нашего Святейшаго Митрополита

    Святейший Синод,

    Мы, православные христиане, усерднейше просим разъяснить нам в газете «Русское Слово», что означает в предстательстве перед Господом Богом присяга, данная нам на верность Царю, Николаю Александровичу? У нас идут разговоры, что ежели эта присяга ничего не стоит, то ничего не будет стоить и новая присяга новому Царю.

    Так ли это, и как надобно всё это понимать? Мы обращались за разъяснением к своему брату, умному человеку, но он нам прислал ни два, ни полтора, что вы сами увидите из писем этого человека*, которые посылаем Правительствующему Cинодy в суждение.

    * Дата поступления документа в Св. Синод.

    Нам желательно не самим решить это дело, как нам советует мой* знакомый человек, а Сшодом Правительствующим, чтобы все это понимали как надо понимать, без разногласия. Потому что от разногласия жить стало нельзя и нету никакого порядка. Жиды говорят, что присяга — ерунда и обман, что можно и без присяги; попы молчат; а миряне каждый по-своему, а это не годится. Опять же стали говорить, что Бога нету совсем, а церкви скоро закроются по ненадобности. А мы по-своему думаем, зачем же закрывать, иному при Церкви жить лучше. Теперь сничтожили Царя — плохо стало, а ежели прикрыть Церкви — ещё хуже того будет, а нам надо, чтобы лучше было.

    Потрудитесь нам, Святейшие Отцы наши, разъяснить для всех одинаково, как быть со старой присягой и с той которую принимать заставят? Какая присяга должна быть милее Богу, первая аль вторая? Потому как Царь не помер, а живой, в заточении находится.

    И правильно ли что все церкви позакроются? Где же нам тогда молиться Господу Богу? Неужто идти к жидам в одну компанию и с ними молиться? потому как теперь вся власть и которою они над нами бахвалются. Ежели этак всё будет и дальше — то это нехорошо, и мы очень недовольны.

    Православные христиане

    2.

    Любезный друг, Трофим Егорович,

    я получил твое письмо, за которое тебе благодарен. Ты просишь меня написать тебе о крестьянских депутатах, которые где-то заседают в Петрограде и в Москве. Просишь объяснить, кто выбирал от нас этих депутатов. Но, голубчик мой, я столько же знаю об этих депутатах, сколько и ты. Думаю, что они просто сами себя выбрали, сами себя уполномочили говорить от нашего имени. Думаю также, что эти депутаты от крестьян ничего общего с нами, крестьянами, не имеют.

    Я не совсем понимаю тебя, почему ты по интересующим Ваш край вопросам просишь меня навести справки в Св. Синоде? Те вопросы, которые ты возбуждаешь в своем письме, совершенно не касаются Св.Сшо-да, за исключением вопроса о Присяге.

    Всё это такие вопросы, которые относятся к области права гражданского, а не канонического, и должны быть обращены к новой гражданской власти. Ты вспоминаешь мои рассказы о покойном Победоносцев, который много занимался такими вопросами, и надеешься, что нынешний Обер-Прокурор мне всё объяснит, как объяснял Победоносцев.

    * Ответ этого человека (Коронева) приводится далее.

    Но, во-первых, я не знаю лично нынешнего Об(ер-Прокурора) и не могу к нему обращаться. На машинке я тоже писать не умею, и опять-таки не понимаю, почему ты думаешь, что в Св.Cинод надо писать обязательно на машинке? Если уж тебе так хочется написать в Cв.Cинод, то в случае я откажусь сделать это за тебя, то пиши как умеешь, только пиши правду, ничего не сочиняй из головы, так как важно не то, как ты напишешь, а то, что ты напишешь. По моему личному мнению всё дело в распущенности нашей деревенской и фабрично-заводской молодежи. Помнишь, как мы в 905—906 годах, организовав союз под моим руководством, подтянули эту молодежь? Теперь этого не было сделано нами самими, а одни попы тут ни при чём. Ты напрасно всё ставишь в вину только попам. Во всём происшедшем виновны больше всего гражданские власти. Царя окружали малоумные советники, а так как их было много, а Царь один, то ему ничего другого не оставалось, как отречься от престола, что Он и сделал. Конечно, Царь этим погубил не только Себя, но и нас всех, которые любят Царя и стоят за порядок. Ты правильно говорил, что народ и не собирался делать революцию, поняв всё её зло ещё в 1905 году, когда лично я объезжал всю Россию, давая всем вам указания какого берега нам держаться. Если бы народ в Феврале месяце желал революции, то уж мы-то с тобой первые знали бы его желания. Но в Феврале произошёл доселе невиданный солдатский бунт, к которому примкнули рабочие и те люди, которые давно мечтали взять в России власть в свои руки. Эти последние и использовали выгодно для них случайно сложившиеся обстоятельства. Ты удивляешься, почему я, как было 905—906 г.г. не посылаю в деревни от своего имени печатных писем, разъясняющих народу, чью руку он должен держать теперь, но, друг мой, у меня нету своей печатной машины, а в других типографиях мои письма к крестьянам не стали бы печатать даже за деньги. Когда мы с тобою повидаемся лично и поговорим в живой речи, я объясню тебе почему. Потам я должен напомнить тебе, что Сам Царь в своем акте отречения дал понять всем, что мы должны делать. Мы должны ради прекращения смуты подчиниться новому правительству. Всякая смута во время войны гибельна для России.

    В Учредительное Собрание я не пойду. На родине я уже дал знать нашим, чтобы на меня не рассчитывали. Брата старшину пускай посылают, если хотят, но я нахожу, что мой брат стар и мало пригоден для какой-либо полезной работы в Учредительном Собрании. Что я буду делать в будущем, я ещё хорошо не знаю. Пока приехал из деревни в Москву, ради последнего сына, которому, как и старшим детям, стремлюсь дать высшее образование. Харчи, конечно, беру из деревни. В Москве такой грабеж, что жить здесь на покупное впору только миллионерам. Я очень рад, что ты выбран в Председатели, за твое материальное положение. Жалование, конечно, подспорье в хозяйстве. Но боюсь, что ты сделал ошибку в политическом отношении. Видным в крестьянстве людям сейчас следовало бы от всего отстраниться и не расходовать жизненную энергию на переливание из пустого в порожнее. Пусть бы галдела пока одна сволочь, а там будет видно. Сейчас в этом пьяном угаре сумасшедших солдат можно только растерять все ценные и честные мысли, не принеся никакой пользы делу.

    Ты, должно быть, позабыл всё то, чему я тебя, по дружбе к тебе, учил в былые годы. Я напомню тебе это, в немногих словах, чтобы поставить тебя на правильные рельсы, просто так, на всякий случай. Мы с тобой были всегда плохие граматеи и читали только одну книгу, книгу жизни. В этой книге написано про психологию сволочи вот что: когда ты сволочи говоришь хорошие слова, она слушает, запоминает эти слова. Когда она запомнила несколько слов, употребив на это немало времени, она помаленьку спорит с тобой самим о правильности запомнившихся слов; споря, сволочь смелеет, а, осмелев, тебя уже начнёт бить за эти слова, но не словами, а чем попало... Вот почему нам, людям опыта, знающим психологию сволочи, надо молчать. Пусть говорят в данное время все те, которым хочется быть избитыми жалование Председателя. Я говорю тебе это как другу, но ты волен поступать, как тебе нравится. Ртуть в градуснике прёт кверху. Это означает, что она будет опадать и книзу. И вот когда начнется её обратное падение, тогда и должны браться за дело рассудительные умные люди. Ты бы и себя поберёг.

    Потом ты не смешивай меня с собою. Не сравнивай мои выступления перед тысячными толпами сволочи в 905 году с твоими участием в делах нынешних. Насколько я согласовывал свои действия с психологией того времени, настолько твои действия идут в разрез с психологией того, что происходит сейчас. Конечно, я могу и ошибаться в правильности моих выводов лишь по одному твоему письму, в котором ты освещаешь мне положение. Однако ты хорошо знаешь, часто ли я ошибаюсь... А это свое знание прими к сведению... Я доволен, что на всех собраниях православные вспоминают обо мне и выражают охоту знать, что бы сказал я, случайно заехав к вам. Передай всем от меня только следующие слова: искренне желаю им всем всякого добра. Но не пускайся ни в какие суждения со всеми о том, что пишу тебе в этом письме. Помни, что я твердо решил держаться ото всего в стороне. Для этого и приехал с сыном в Москву. Не хочу, чтобы теперь толпы ходили ко мне за разными советами. В Москве они меня не сыщут. Но тебе я дам свой настоящий адрес, чтобы твои письма приходили прямо ко мне. Вот мой правильный на всё время войны адрес: Москва, улица Зацепа, дом № 28, кв. № 6. Тут живёт мой старший сын Михаила, любимчик-то твой. Только его положение теперь очень скверное. Дело в том, что его произвели офицером. Этого офицера я теперь и должен охранять. В полку много мужиков, которые, если не знали меня лично, то слышали про меня. А есть и мои старые приятели. От этого к моему Михаиле солдаты всей душой. Сейчас он болен, похоже на чахотку — лежит в госпитале. От солдат нету отбою, из разных полков приходят ко мне справляться про здоровье. Я рад и не рад этим визитам, потому что не хватает и самим сахару, а чайком не попоить, сам знаешь, нельзя. Купил секретно 10 фунтов по 1 руб. 75 коп. за фунт и пою солдат, давая по кусочку. Некоторые приносят сахар с собою. Так что с этой стороны я чувствую себя неважно. Отбился от мужиков, уехав в Москву, не могу отбиться от солдат, благодаря Михаиле. Все они идут с политикой, но я только слушаю, сам не высказываю никаких мыслей. От этого молодые солдаты, когда попадают ко мне со стариками, смотрят на меня, как на какое-то пугало. Но, увидав, что я всё молчу, не мешая им говорить, о чем они желают, уходят неудовлетворенными, разочарованными в моих знаниях и опыте. Но очень многие робеют от того, что я молчу. Воевать не хотят. Ты спрашиваешь меня, как надо понимать слово «буржуш и «буржуазия».

    «Буржуазия» — это не русское слово, а французское. Во Франции это слово означает средний класс мещан — городских маленьких собственников. По образу своей жизни почти ничем не отличаются от нас, крестьян. Поэтому нас, крестьян, как маленьких собственников, в отличии от пролетариев, у которых на заднице одни штаны, и те рваные, также надо признать буржуазией.

    Слово «буржуй», как бранное слово, употребляется в России неумными пролетариями против всех людей, у которых что-нибуди есть, кроме штанов. Однако пролетарии этим словом первоначально называли одних миллионеров, а теперь зовут всех, не понимая смысла этого слова. Вообще это слово в устах неумных и скверных людей получило широкое употребление вследствии недоедания и той разрухи в жизни каждого бедняка, которую нанесла нам всем эта ужасная война. Каждое лицо на вид полное здоровья теперь называется дураками «буржуйская морда». Не могу тебе ничего сказать на вопрос о том, за какой строй в будущем стоит большинство горожан. Я очень мало с кем вожусь, и не хожу ни на какие собрания. Этот вопрос буду решать не горожане, а мы — крестьяне. Многое будет зависеть от техники выборов, но, главным образом, от того, кому свои голоса доверит крестьянство. Будущее для меня ясно, но об этом поговорим при личном свидании. Всего не напишешь. Я и так, чтобы не остаться у тебя в долгу, на два твоих листа посылаю тебе два свои.

    Что касается последняго твоего вопроса о том, имел Царь право отрекатъся от престола и за своего Сына, то я затрудняюся дать тебе Юридический анализ этого акта. Мне кажется, что как Царь он имел право делать всё. Но правильно ли он поступил как отец в отношении своего сына, то тут разобраться мог только Он один в зависимости от тех чувств Отца к сыну, которые нам с тобой понятны лишь в своей жизни. Во всяком случае, акт отречения говорит сам за себя слишком многое. Он прежде всего говорит о том, что Царь очень сильно любил свою родину и пошел на всё, чтобы спасти её от смуты и завоевания немцами.

    Потом акт отречения говорит о том, что Царь искренно поверил в то, что народ разлюбил Его. Конечно, это должно лечь на совести тех, кто убеждал Царя от имени народа. Подлинные свои мнения и чувства к Царю народ обнаружит не скоро и не ближе, пока соберется на выборах в Учредительное Собрание. Но мы с тобой вперед знаем эти чувства, и это наше знание должно нам служить ответом на вопрос о том, правильно ли Царь отрекся за Сына.

    А насчет Присяги обратись уж лучше к Отцу Григорию, а если не веришь ему, пиши в Св.Cинод. Неважно, если ты напишешь и без машинки. Но если в вашем уездном городе есть переписчики, попроси переписать написанное, конечно это будет почище и попонятливее в чтении. Митрополиты и Архиереи большей частью глубокие старцы. На машинке повидней. Но и лист бумаги уж ставь хороший. А то машинка да на грязном листе серой бумаги, всё одно, что бриллиант на куче навоза. Не знаю только захочет ли Cинод отвечать частному лицу. Если бы был жив Победоносцев, тогда я, конечно, исполнил бы твою просьбу. Покойный мне отвечал на все мои письма. Но теперь я там никого не знаю, да и дух в Синоде не тот, что был. Ну будь здоров, кланяюсь твоей хозяйке. И сейчас вспоминаю, какие она вкусные лепёшки нам пекла, да как сливками с ягодами кормила. Любящий тебя

    Коронев

    Мая 12 дня 1917.

    3.

    Любезный друг, Трофим Егорович,

    Получив твое письмо от 30-го Мая, я очень удивился тому, что ты неправильно понял мое письмо, в котором я по вопросу о присяге советовал тебе обратиться к отцу Григорию или даже в Cв.Cинод, как ты сам хотел это сделать. Я не потому дал тебе такой совет, что хочу от тебя скрывать свое мнение, а потому, что разъяснение такого вопроса было бы гораздо удобнее взять на себя отцу Григорию, чем мне. Но если, однако, ты непременно хочешь знать, как смотрю на вопрос о присяге, то изволь, я сказку тебе.

    Как простой верующий человек, присягавший двум Государям, вследствие смерти одного из Них, я думаю, что присяга верующаго обязательна до перехода в неземную жизнь. Без этого сознания присяга явилась бы ложью, добровольно направленной против себя. Таково мое личное убеждение, которого изменить я не могу без противоречия самому себе по моей вере в Бога. Сущность присяги я понимаю как акт духовно-связующий верующаго до самой смерти и, если хочешь, для доброй смерти, т.е. спокойного, с чистой совестью предстательства перед Тем, чьим Именем я клялся. Изменить присяге я нахожу невозможным, поскольку не могу допустить расхождения с верою отцов своих. Давать новую присягу Временному Правительству значило бы обманывать кого-либо из трех, а именно: Бога, прежнего Царя или новую власть. Может быть и есть такие люди, которые с лёгкостью способны на такой жуткий обман, но я не в состоянии этого сделать над собой.

    А посему, оставаясь верным присяге, обусловленной сущности веры отцов, я повинуюсь новому Правительству. Миллионы людей верующих теперь должны переживать эту великую трагедию их духа, т.к. новое Правительство вправе требовать от всех граждан, чтобы они, не касаясь веры отцов, точно исполняли его волю в области гражданских регламентации. Но мне думается, что меня не могут осуждать как те, кому я присягал, за то, что я подчинился силе новой власти, так и те, кому я подчинился — за то только, что я присягал, когда этой власти ещё не было.

    Вот, дорогой Трофим Егорович, тебе мое совершенно искреннее мнение. Но отец Григорий, быть может, скажет тебе, что я и неправ. По этой только причине я в том письме и не высказывался, не желая тебе навязывать свое мнение, не зная хорошо того, какого мнения по этому вопросу держатся наши Иерархи.

    Сам я ещё не говорил об этом с московскими священниками. Не говорил, потому что в переживаемое время не хочу ни с кем спорить. А такой вопрос без спора решить было бы нельзя. Лично мне думается, что наше духовенство, допуская присягу новому Правительству, впало в противоречие с Церковью Православной, и весьма сильно, не замечая того, подорвало основы религии. Но я ещё мало продумал это и не хочу утверждать, что буду прав, отстаивая такое мнение. Не хочу закреплять этого мнения и в твоих глазах. Подумай и реши сам, и как бы ты не решил этот вопрос, не навязывай своего решения другому-другим. Теперь смутное время, и, если духовенство сделало ошибку — спотыкнулось, то мы должны его поддержать от падения в пропасть.

    Когда Цари умирали, то присяга их наследникам была естественной. В данное время этого нет. Было отречение, была передача Престола Брату, но был и условный отказ брата от Престола. Если предположить даже, что народ в Учред(ительном) Соб(рании) скажет — не надо Царя — то и тогда раз данная им присяга должна бы быть снята с народа особым постановлением высших служителей Богу и Церкви Православной. Но присяга, данная новой власти теперь, Временному Правительству, предрешает события и логически не может быть проведена бел нарушений коренных начал канонического права.

    Однако, опять-таки сказку тебе, что я не знаток Церковного Права, поэтому ты не должен признавать моего суждения правильным. Ведь если предположить, что знатоки Церковного Права впали в ошибку, то легче всего предположить, что не они, а я ошибаюсь, как не знаток этого права. Ты пишешь, что ты и все мужики согласны больше верить мне, чем О. Григорию, как своему же брату-мужику, потому что я вас никогда ничем не обманывал и всё знаю. А это неправильно. Я действительно вам никогда не лгал, а всегда говорил только то, что думал. Но ведь из этого можно сделать только один правильный вывод, а вывод будет в том, что я с вами как ваш брат-мужик был всегда искренен. Из этого же нельзя заключать, что я всё знаю. Нет человека на земле, который бы всё знал. По всем знаниям есть отдельные специальности. В вопрос сох Церковного Права, конечно, самыми знающими людьми являются Члены Св. Синода. И уж если вы не хотите положиться на знания О.Григория, хотя я нахожу, что он и должен разобраться правильно в мучающем вас, и особенно дезертиров, вопросе, то обратитесь в Св.Cинод. Если же боитесь, чтобы вам за это не попало, то не подписывайтесь в бума~ ге, а попросите Св.Cинод высказаться по этому вопросу в газетах. «Русское Слово», которое вы получаете, напечатает то, что скажет Св.Cинод, и вам всё будет ясно.

    Спасибо за поклоны от Фадея Семёновича и Гаврилы Фёдоровича'. Взаимно им кланяюсь, и буду рад, когда со всеми вами увижусь. За присланные лепёшки твоей хозяйкою и масло очень благодарю и посылаю ей почтой фунт хорошего чаю. Прислал бы конфеточек, да теперь их нет. Кончилось правление Царя, кончились с Ним и конфетки.

    Любящий тебя В. И. Коронев 3-го Июня 1917 г.

    P.S. Ты спрашиваешь пишут ли мне — сказку прямо — одолевают^ от этого задержал тебе и ответ. ••«

    РГИА. Ф.796. Оп.204. I отд. V ст. Д. 54.*

     

    4.

    В Святейший Правительствующий Cинод

    Крестьянина с. Покровского, той же волости Таганрогского

    округа О(бласти) В(ойска) Донского Тихона Ив. Минкина.

    *Архивная ссылка относится к письмам 1,2,3.

    Смотря на бедствия Родины, осмелился по долгу своей совести донести Святейшему Cинодy, почему пастыри и Архипастыри церкви молчат, — почему не спасают Родины, зачем покрывают изменников, не предают их запрещению, где те пастыри, которые были в годины тяжких испытаний Родины: Святые Сергий Радонежский, Пётр Могила, Пётр митрополит Московский, Патриарх Гермоген, Дионисий Палицын и многие другие, которые не боялись молвы развратных людей в свое время, а словом и делом спасали родину, молились за неё всенародным молением к Господу и Пречистой Матери, хождением по сёлам и городам всем причтом церквей, со святостями и народом, и Господь внимал просьбам — щадил Отечество и спасал народ Русский от нашествий иноплеменников. Дорогие Архипастыри, умоляйте подведомственную Вам паству и пастырей священников ходить по сёлам и городам со святостями по Воскресным и праздничным дням с народом — с просьбою к Творцу нашему о спасении дорогой Родины России от нашествия Тевтонов-немцев, поверяйте их служение Овцам, добре ли они пасут стадо Христово, родят ли о Овцах. Уже много достоверно известно, что многие солдаты, даже части поздавались в плен Немцам добровольно. Почему они не предаются Проклятию как изменники своей родины, почему они покрываются. Народ невежественный проводит время в лени и играх, а высший класс правящий, интеллигенция и духовенство тоже сие творят; откуда нее будет Спасение. Зачем сельские отцы-батюшки в своих проповедях не громят нас о нашей лени, неправдах, изменах солдат Родине, почему не говорят проповедей, как Апостол Павел говорит: «настой благовремение и безвременне, умоли, упрети, запрети, разъясни» и т.д. Почему Святейший Cинод не делает попыток поддержки Временного Правительства и почему не слыхать его последняго веского слова, почему Церковь об опасности Родины ничего не говорит, последнее призвание Cинодa к народу и православным чадам известно только из газет, священники же в церквах нигде ничего не говорят, так как будто это послание Cинодa было только к редакторам газет. Народу надо говорить в церквах, да не раз или два раза, а сто раз, претить гневом Божиим как народу, воинам, так и начальникам, не радеющим о подчиненных людях и халатно относящихся к своим обязанностям. Дорогие Архипастыри спасайте Родину, призывайте всех опомниться. Напоминайте каждому об обязанности пред Отечеством. Почему на фронтах нет ни одного Владыки, который бы мог словом и делом вразумлять развратных воинов; почему Церковь не проникает в невежествия людские, чтобы знать как их врачевать. Зная мнение людей простых, заявляю, что они ахкают** о разрухе Государственной, говоря, зачем неразумному дают нож, которым он может обрезаться.

    * Очевидно, «проверяйте».

    ** т.е. «ахают».

    *** Очевидно имеются в виду революционеры,

    Почему не обуздают молокососов и непрактитов*** в их бездельных речах о строительстве государственном, только развращающих малознателъный народ. Почему не запрещается пропаганда в Войсках большевиков и Ленинцев и в корне не истребляется сеятель ея; почему не вводится самая строгая диктатура для спасения Родины и не обуздывается язык лентяя и. невежды. В настоящее время нужен II Иоанн Грозный, только таким путем можно спасти Россию от немцев, этого делового, умнаго, трудолюбивого и дисциплинарного** тевтона народа. Все внутренние порядки надо оставить до кон ца войны, а по окончании, если устоит Россия, всё можно сделать и устроить. Простите меня, что осмелился сказать, Помоги Вам Господи, дорогие наши Архипастыри, спасать Отечество Россию.

    29 Июля 1917 года TИXOH Минкин

    РГИА. Ф. 797. Оп. 86. II отд. 3 ст. (1917). Д. 3. Л. 6-7.

    5.

    9 Мая 1917 г. ***

    Христос посреди нас.

    Слуги Христа!

    Я, слуга Божия, смею просить Вас обратить внимание нашего нового временного Правительства на то, что творится войсках**** и по всей нашей дорогой родине; первое, о чём мы должны подумать — о помощи Божией, чем же мы её должны заслужить как не теплой и общей молитвой, а прежде всего исполнением заповедей Божиих и жизнью не по нашим хотеньям, а по воле Божьей. Господу угодно было допустить нашего бывшего царя взойти на царский престол, и потом быть низвер-жену с него и это всё было попущение Божие, но теперь мы все должны опять его «оставить***** на престол, на то есть Воля Небесного Царя, потому что русский народ не должен быть без верховной власти, власти, получившей благословение от Господа. Враги Церкви и Христа не хотят, чтобы мы жили по воле Божьей, а жили по порядку французов, а поэтому, не бывши верноподданными, мы все виновны, а на одно лицо свалили, забывая, что один Бог без греха, одному лицу трудно справиться с такими некультурными людьми, какие мы есть. Мы каждый живём личной жизнью, не замечая, какая вокруг нас гадость, разврат, пьянство, беззаконие, и мы, видя это всё, остаёмся слепы.

    * т.е. «малосознательный».

    ** т.е. «дисциплинированный».

    *** Дата поступления документа в Синод.

    **** Так в тексте подлинника.

    ***** Так в тексте подлинника.

    Духовныя наши очи закрыты, потому что у нас выдохся русский дух, мы все заразились от Франции, почему мы и не желаем иметь Царя, нам нужно лицо, которое не помазывалось Богом, а выбиралось людьми ни во что не верующими и живущими не по-Евангельски. Все беды в виде болезней в войсках, наводнения и междуусобия — всё доказывает, что мы все согрешили перед Богом и получаем по заслугам, а поэтому я, слуга Божия, прошу вас разослать по войскам по всей России воззвания том*, чтобы все выбросили с головы идти против воли Божьей и не лить крови своих братии, а особенно на Кавказе, здесь надо, чтобы в каждом городе был бы миссионер, только не в одежде духовного, но в штатской и посещал бы на-родныя собрания, а также и в Церквах наставлял бы людей не быть трусами и мужественно идти коварному врагу Христианской жизни и Церкви, за что и на помазанника Божия наклеветали и загрязнили как только возможно, вся ложь, какую на него несут враги закона Божия и устава Св.Церкви, которую и врата ада не одолеют. Довольно радовать нам внешняго врага, который смеется над нами, называя нас, простите, дураками, что мы заставили своего царя оставить престол. Будем все верующия во Христа и Его Св.Церковь <молиться> о даровании нам мира внутренняго и внешняго; оставим, хотя на это тяжелое время, театры, клубы, био и другия развлечения, которыя не прекращались даже в дни Поста Господня: в храмах служения, а в театрах открыто позволяют играть, биллиардныя открыты, картежныя игры, не только взрослыя, а даже и дети на улицах собираются. На позициях войска проигрывают казённы» вещи, а до объявления свободы мало солдаты и стар-шия чины высылали домой казённые вещи, а царя обвиняют, что он ввел Россию в долги. Если бы у нас меньше было подлых людей, то у нас и Царь был бы хорош, а то мы сами гаденькие, вот и других гадим. Правды нет нигде, только у Бога, а поэтому, слуги Божий, прошу Вас эту грамоту прочесть Российскому народному комитету, а тот комитету рабочих и солдат. Что воля Божия требует возвращения Царя на престол и тогда на земли засияет заря справедливой жизни и всеобщей любви. Благодать Божия не оставит нас и мы соединимся с помазанником Божиим, потому что без него вы, рабы Божий, ничего не выработаете хорошаго. Вы сами видите, что с отречением дурака Царя, как его бедного называет народ, на Кавказе Господь не стал нам давать ничего хорошаго. Когда будет мне свыше благословение, тогда я Вам объявлю ещё многое.

    Странница. РГИА. Ф. 796. Оп. 204. I отд. V ст. Д. 9. Л. 27-28.

    * Очевидно «о том».

    9 Мая 1917 г. Новгородская губ.

    Ваше Превосходительство!

    Глубокая скорбь души, боль, обида и страх за дорогую Родину побуждают меня писать Вам несколько слов.

    Родина в опасности, она на краю гибели, это сознаёт всякий здравомыслящий человек!

    Что же делает духовенство в этот грозный момент? Какую лепту своей моральной силы несёт оно на алтарь спасения Отечества?

    В массе оно глухо ( я не беру отдельных случаев). Оно упорно молчит, не зная куда стать и что сказать. Это молчание в городах, вероятно, проходит безследно, не оказывая видимаго влияния на массы. Другое дело село, деревня. Здесь ещё чутко прислушиваются к тому, что скажет «батюшка». А батюшка молчаливо вздыхает, не зная что сказать. Серая масса разсуждает так: раз батюшка молчит, значит дело что-то неладно и это молчание истолковывается, как отрицательное отношение к происходящим событиям. В массе пока народ ещё ждёт чего-то, напряжённо, мучительно, но ждёт. Между тем деревню наполняют теперь солдаты-дезертиры с фронта, но, к сожалению, не многие из них несут здоровые семена социализма, большинство несёт лозунг «долой», а что «долой», часто не могут дать реального ответа. Вот тут-то и должно бы выступить духовенство со своим «отрезвляющим" словом, но оно молчит. Молчит же оно потому, что нет предписания свыше, своей же инициативы у него нет, т.к. всю жизнь привыкло действовать по «бумажке». За свой риск и страх немногие решаются выступать. И вот возникает вопрос, почему свыше не дать твёрдое предписание выступать после каждаго праздничноаго богослужения с проповедью полного и безпрекословного повиновения Временному Правительству в данный опасный момент.

    Поймите, что крестьянин напряжённо ожидающий, что будет дальше и солдат дезертир, наполняющий села и деревни, по традиции в праздник утром идёт в церковь, быть может и не по религиозным мотивам, а просто за раз повидаться со всеми окрестными соседями, но всё-таки — в церковь.

    И вот здесь ему нелишне было бы напомнить лозунги нашего Великого Социалиста — Христа! Напомнить ему, что настал час, когда каждый из нас может и должен пойти по пути указанному Христом: «душу свою положить за други своя».

    Наши союзники, французы и англичане в опасности и наш святой долг помочь им, иначе лице Господне отвернётся от нас и гнев Божий постигнет нас! Каждому христианину напомнить, что настал час, когда из милосердия и любви к ближнему он должен принести посильную жертву и накормить армию! Напомнить всем и каждому, что «добрый Пастырь душу свою полагает за овцы, наёмник же бежит», что теперь именно у нас не наёмники, как было раньше, а «добрые пастыри», которых мы сами псе избрали. Что только в повиновении этим Пастырям, Временному Правительству, мы сможем вывести нашу Родину на путь расцвета! Быть может Вы возразите, что нельзя церковь делать ареной политической борьбы. Совершенно верно. Но ведь не о борьбе партий я говорю. Пусть пастырское слово прозвучит бодро и твёрдо и разбудит совесть «взбунтовавшихся рабов»! Я очень извиняюсь, что отнимаю у Вас время, но голос совести не позволяет молчать в этот час. Если я направляю своё письмо не по адресу и если оно достойно внимания, то не откажите его направить куда следует. Поверьте, что оно рождено муками и страданиями наболевшего сердца.

    Голос женщины из глухой деревни Новгородской губ.

    Не пишу фамилии не потому, что хочу выступить анонимно, а просто потому, что моя фамилия никому ничего не скажет, т.к. я только пылинка из толпы. РГИА. Ф. 797. Он. 86, I отд. 1 ст. (1917). Д. 17. Л. 262.

    7.

    Пастыри Всероссийские!

    Объявите народу да покается в грехах своих по примеру предков своих, которые переставали грешить, да, кроме того, налагали на себя трехдневный пост и пребывали в молитве; да не развращаются и современные народы, но да пребудут в посте тридневном и молении о даровании победы и мирнаго жития Российскому и союзному ея воинству.

    Война зависит от людей; скорее покаются — скорее Всевышний перестанет наказывать, а начнёт оказывать Свою Всесильную Милость.

    Ца пребудет народ ещё раз в тридневном посте и молении о покаянии и о даровании победы воинству нашему и союзному нам.

    1916 года Сентября 27 дня.

    РГИА. Ф. 796. Оп. 203. Эксп. Д. 3. Л. 262.

    8.

    Письма в Св.Сунод С.М. Булатова

    По повелению Божию написал сие И.Полищук Член Православного Исаакиевского Братства Штабс-капитан С.М.Булатов 24 Ноября 1914 г. г.Вознесенск

    Святейшему Правительствующему Cинодy

    Прошу прилагаемое всеподданнейшее прошение об устройстве у нас православных прихода представить Его Императорскому Величеству Государю Императору.

    Ваше Императорское Величество, Великий Государь Император Николай Александрович Самодержавец Всероссийский Государь Всемилостивейший. Просит Член Православного Исаакиевского братства Сергей Михайлович Булатов.

    О нижеследующем:

    В Декабре месяце 1907 г. Ваше Императорское Величество соизволили приказать Св.Пр. Синоду представить проэкт устройства прихода при Православной Церкви. Наиболее подходящий устав прихода для нас православных существует у наших православных Единоверцев старообрядцев, дарованный им Императором Николаем I указом 5 Апреля 1845 г., почему всеподданнейше умоляю Ваше Имеператорское Величество дать нам право теперь же устроить приход по такому же уставу. Творец мира за грехи наши оставил нас, смерть уже витает над нами, немцы, австрийцы, турки хотят нас уничтожить, и внутри России мы не в безопасности: иноверцы наши указали неприятелю наши слабые стороны. Все они сплочены, помогают друг другу и сообща губят православную Русь, поляки и немцы имеют приход, татары обшину, жиды — кагал.

    Только мы православные до сих пор лишены возможности предупредить намерения врагов родины, т.к. разрозненны между собою и не знаем друг друга в лицо. Без прихода умаляется Св.Вера Православная, сектантство уже грозит целости Государства, без прихода ослабнет в вере и выродится Православный народ, без прихода Русь не устоит! Верноподданный ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА

    Шт. -капитан Сергей Булатов. 24 Ноября 1914 года г. Вознесенск, Херс. губ.

    РГИА. Ф. 796. Оп. 203. Эксп. Д. 3. Л. 266.

    9.

    Член Братства при Исаакиевском Соборе,

    Поручик С.М. Булатов.

    10 Января 1916 г. г.Гапсаль Эстляндск. Губ. СВЯТЕЙШЕМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУЮЩЕМУ СИНОДУ

    И не выходишь, Боже, с войсками нашими? (Пс. 59-12) И нет победы! и не будет победы без помощи Твоей, Господи Боже наш!

    СЕРБИЯ И ЧЕРНОГОРИЯ пали!

    Господь, Творец неба и земли не дал им помощи! Православные государства все разъединившись, лютеранские народы соединились приходами и бьют православных! В православных государствах Греции, Румынии, Болгарии выбраны на престолы подлые немцы-лютеране, которые делают смуту в народе и тем помогают Германии и Австрии.

    Мы в Православном Государстве тоже все разъединены, и поэтому не представляем из себя силы — нас немцы бьют! Мы не только не знаем, что у нас делается, но мы даже друг друга не знаем! Если когда и объединяемся для совместной работы, то в обществах, союзах, клубах, ресторанах, трактирах, но не в Церкви! В Церковь только молиться ходим, когда когда вздумается! О делах оказания помощи и милосердия своим бедствующим Православным единоверцам собираемся и расзсуждаем в О(бщест)вах, клубах и т.д., но не в Церкви, ибо у нас нет, не получили права устроить Прихода! Дело помощи, дело любви Христовой у нас на последнем месте: холодный камень — сердце наше!

    И странно: мы ждём победы, лепечем молитвы, думаем одурачить Господа Творца неба и земли, в каком-то ослеплении надеемся на свою силу, когда нет таковой! Сила или в крепком мече, или ещё вернее в милости Бозкией! Меч не докован, а милости Божией не получим, оттого что и сами не любим друг друга, и всему Православному народу не даём возможности устроить свою жизнь по заповеди Господа нашего Иисуса Христа Сына Божия о любви к ближнему, т.к. сами не желаем возобновить Православный Приход!

    Одумаемся! ведь мы погибаем!

    Теперь все войска нападавшие на Сербию и Черногорию бросятся на нас! Мои многие солдаты в роте, только православные — совершенно неграмотны, цифр не знают, не могут правильно поставить прицел на Ружье, т.е. не могут правильно стрелять по команде, т.е. не могут поражать противника, противник может подойти к такому стрелку! 20-летние парни, ищут как бы достать алкоголю, хоть бы денатурированного) спирта, «Отче наш* не знают, воруют друг у друга деньги, ссорятся, и всё Православные; вот горе, которое произошло оттого, что нет Прихода! да ещё в письмах из дома читают жалобы и про обиды, падают духом, а немец уже занял около 20 наших губерний!

    О, Боже. Милосердный, просвети наши сердца холодный и каменныя, просвети наш ум и очи, чтобы мы вняли учению Твоему, размягчи наши когти, которыми мы, как хищные звери схватили пищу и сидим на ней, видим, что наши правосл(авные) братья умирают с голоду и не поделимся с ними куском хлеба, не даем им помощи в стенах Церкви Твоей Святой. Туда мы только для того ходим, чтобы показать другим народам, что и мы молимся! Не прокляни и не остави нас, Господи Боже!

    С.Булатов

    РГИА. Ф. 796. Он. 203. Эксп. Д.З. Л. 267-268. 10.

    Член братства при Исаакиевском соборе, Поручик

    С.М.Булатов.

    19 Января 1916 г. г. Гапсаль

    Предсоборному Присутствию.

    Отцы и Мужи!

    Прошу скорее поднести на утверждение Его Императорскому Величеству устав Прихода, выработанный прошедшим Предсоборным Присутствием, иначе мы не одержим победы над Германцами, и не освободимся у себя на родине от внутренняго немецкого засилья! Все наши сектанты — это дело немцев заграничных и живущих у нас в России, а как вредны сектанты, особенно в войсках, многие и не подразумевают! Сектанты угашают в войсках веру в Милость Божию и заражают Православных воинов неверием и настраивают против защиты веры, Царя и России. Без Прихода нельзя бороться с сектантами, борьба будет безплодна! Ещё раз и ещё раз повторяю: без Прихода не одержим победы над Германцами!

    Без Прихода, т.е. не устроивши Приходских просветительных и благотворительных учреждений мы издеваемся и смеёмся Господу Богу в Его Святой Невидимый Лик, плевать хотим на святые заветы Господа нашего Иисуса Христа Сына Божия о любви к ближнему! Именно плевать хотим, т.к. если мы нагло, подло, как Иуда, правой рукой ставим 5 к. свечку пред Иконою Христа Спасителя и Его Святой Матери-Деве Марии, а левой снимаем последнюю рубашку с бедствующаго Православного христианина: беженца, жены или вдовы солдата с детьми, и если этого Церковь наша не осуждает в наше время, а я этого не слышал, хотя хожу в Церковь, то мы хуже Иуды Искариота — нечестъ какая-то, гады в образе людей, и ещё безконечно хуже! Я и сам мерзкий грешник, но если бы был Приход и священники имели право говорить всё об учении Христа Спасителя — я не пал бы так низко и не омрачил душу свою тяжкими грехами, и уверен — много людей православных жили бы лучше и более любили бы заветы Христа Спасителя, чем теперь; и может быть не прогневили бы Творца Вселенной и эта война была бы для нас не так несчастна, как теперь! Ведь мы висим на волоске; Германец летал уже на днях над г. Речицй на 1/2 дороги между городами Двинском и Псковом, а мы и сегодня ещё думаем нагло обмануть и Бога, и Царя, и русский народ! Православные христиане знают, отчего они несчастны и кто мешает им быть верными сынами Св.Православной Церкви. Когда будет приход: будут школы, приюты, больницы, богадельни и др. благотворителъныя учреждения; Православный народ просветится, а не будет как теперь грамотен только на 20%. Иисус Христос говорит: «Я Свет пришел в мир, чтобы всякий верующий в Меня не оставался во тьме» (Иоанна 12—46), а Святейший Cинод, упираясь в Имя Христово говорит: довольно 20 грамотных на 100 православных! больше не надо! русские немцы говорят, что православный народ должно держать в темноте, и Святейший Синод, исполняя волю немцев — не строит школ!

    Господи, уничтожь врагов Твоего учения!

    С.Булатов. РГИА. Ф. 796. Оп. 445. Д. 347. Л. 1-2.

    11.

    Член братства при Исаакиевском Соборе, поручик С.М. Булатов 20 Января 1916 г. г. Гапсаль Эст. Губ. В Предсоборное Совещание

    В телеграмме от 16 Января из Стокгольма сообщено, что Д-р Молин агитирует в пользу вооруженного выступления Швеции для отторжения Финляндии от России. Вот надвигается новая беда, и если Господь Бог не пошлёт Ангелов Своих умирить сердце новых врагов наших, будет нам ещё хуже, чем теперь!

    Мужи братия и Отцы! Неужели же и теперь мы будем устраивать канитель и проволочки с возобновлением Прихода, будем дурачить весь Православный русский народ, что будто бы так тяжело составить устав прихода? Неужели же даже и в душе своей мы так омрачены, что думаем, что дело Прихода — дело любви Божией, требует каких-то особенных форм, которых мы никак не можем найти? Мы сами себя обманываем, так мы привыкли давить и обижать своих бедствующих православных единоверцев! Побольше милосердия к православному бедняку, поменьше форм и бумаги! Вспомним хоть теперь, в минуты вновь грозящей опасности, заветы о любви к ближнему Господа нашего Иисуса Христа Сына Божия! Оставим обманывать Творца неба и земли! Мы думаем больше о жалованьи 29-го числа да об орденах и званиях, чем о Христе Иисусе. Только Приход спасет Православный народ и от пьянства, от темноты, от бедности и малоземелья. 250 почти лет татары мучили наших пращуров за их недружную жизнь; Наполеон загадил наши Святыни, 200 лет нами управляют немцы и мы за награды от них держим в темноте Православный народ. Я принимал новобранцев, из православных попадалось на сотню 5—в чел<овек> грамотных. Из 100 православных почти 1/2 сыновья совершенно безземельных крестьян, в то время как немцы-колонисты имеют каждый не менее 30—40 дес(ятин) земли. На немецкие деньги множилось и поддерживалось сектантство. Вильгельм лобызал издохшаго проклятого Витте за спаиванъе Православного народа, а водка окончательно губила наших бедных тёмных Православных крестьян, отрывала их от Церкви, пошли секты. И теперь Придворные немцы и их русские православные помощники нагло говорят, что Приход не так нужен, т.к. образовалось масса благотв<орительных> О<бщест>в.

    Не будет Прихода сейчас же, теперь, на этих днях — заберёт Вильгельм Москву и Петроград! ибо Господь не помилует нас! Если так тяжело составить Устав Прихода, возьмем образец устава, существующий в Прав<ославных> Церквах Финляндии или у наших Православных старообрядцев-единоверцев.

    Без Прихода мы погибнем! Мужи братия и Отцы! ведь мы у себя дома в России проданы нашими русскими немцами и не знаем друг друга, не знаем своего духовенства, духовенство не знает нас, а чтобы быть сильными надо всем нам соединиться во едино в Св<ятой> Прав<ославной> Церкви. Тогда мы исполним заповедь Иисуса Христа о любви к ближнему и Господь даст нам победу.

    Повесьте меня, расстреляйте, отрубите голову или сошлите в вечную каторгу, если я говорю неправду. Без Прихода немцы разобьют нас наголову, окончательно, Церкви наши разрушат, и истребят всё население — стариков, женщин и детей.

    С.Булатов.

    РГИА. Ф. 796. Оп. 445. Д. 347. Л. 3-4.

    12.

    Святейшему Правительствующему Cинодy

    О бедствии православных) беженцев в связи с вопросом о возобновлении Прихода.

    Поручика по Адмиралтейству С.М. Булатова, Члена Братства Исаакиевского Собора.

    РАПОРТ

    Март и Апрель м-цы с/г я находился в служебной командировке и проехал с товарным поездом от г. Петрограда до г. Владивостока и обратно в г. Петроград, и т.к. ехал медленно и подолгу останавливался на станциях ж. дорог, я имел возможность наблюдать бедствие Православных беженцев. Почти по всем станциям ж. дорог от г. Петрограда до г. Владивостока на 8156 верст разбросаны исключительно только Православные беженцы; об этом я также написал по просьбе Г. Секретаря Председателя Совета Министров И.Ф. Мануйлова, который обещал представить эти сведения Б.В. Штурмеру. Господь Бог знает, нам неизвестно, но я полагаю, что те земли, которыя заняли немцы для нас пропали, м.б. потом, но теперь мы их не отвоюем, поэтому следовало бы православных беженцев водворять на жительство, т.е. дать им землю и казён. лес на постройку изб.

    Нет Прихода и некому позаботиться с христианским чувством к своим бедствующим единоверцам! Ни Государство, ни земства, ни части, благотв. О-ва не справились с устройством беженцев, а Приход с, всех устроил бы, как это сделали лютеранские и польские приходы, жидовские кагалы и магометанские общины! И по сию минуту Православные беженцы и сироты льют горькия слёзы и эти слёзы во 100 крат отольются на врагах и задерживающих возобновление Прихода.

    Не надо выборного духовенства, пусть по-прежнему остается при Церквах особо причтовый и церковный капитал, надо скорее возобновить Приход и собрать Приходский капитал, чтобы не дать умереть Прав. беженцам, вдовам и сиротам с голоду! «У Меня отмщение, Я воздам» — говорит Господь (Поел, к Евреям Гл.10, ст.ЗО)

    С.Булатов

    25 Мая 1916 г. адрес: г. Кронштадт, 1 Болт. Флотск. Экипаж.

    РГИА. Ф. 796. Оп. 203. Эксп. Д. 3. Л. 144-145.

    13.

    В ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННЫЙ КОМИТЕТ ПО БОРЬБЕ С НЕМЕЦКИМ ЗАСИЛЬЕМ.

    Все мы, православные русские люди, находимся накануне гибели, так как не желаем считаться со следующей страшной опасностью: главная лютеранская немецкая консистория в Берлине в Мае месяце 1901 г. тайно объявила всем лютеранским немецким киркам в России, что все немцы, живущие и служащие на различных должностях в России и колонисты должны принять вторую присягу на верность службы Германии, что в 1901 и 1902 г. г. исполнили (тайно) почти все немцы, служащие и живущие в России; вместе с тем было объявлено, что нарушение присяги, данной на верность России не есть «грех», наоборот, таковое обязательно и будет оценено Германией; а на случай войны России с Германией все немцы, желающие добра своей родине (Германии) должны всеми силами добиваться принять русское подданство и тем ввести русских в заблуждение, чтобы, свободнее нанести наибольший по силе и возможности вред России.

    Проведение этого (сатанинского) предательского плана посредством клятвы именем Божиим совершилось: множество немцев-лютеран, чтобы принести пользу своим шпионством Германии, поступило, поступает и теперь служит во всех министерствах Русского Правительства, причём очень многие немцы перешли из лютеранства в православие и, чтобы казаться совсем русскими, многие в течение этой войны переменили немецкия фамилии на русския. Я не могу сказать, что это сделали все русские немцы без исключения, но отличить тех, кто дважды присягал и Русскому Царю и немецкому королю от тех, кто не присягал немецкому королю — невозможно, так как присяга немецкому королю происходила в немецких кирках (приходах) тайно. Мы знаем, что с начала войны уже уличено в шпионстве и частью выслано в Сибирь около 50 чел. лютеранских немецких пасторов — духовных руководителей лютеран-немцев, поэтому будет ещё более затруднительно определенно сказать про какого-нибудь немца-лютеранина, если он ещё не пойман в шпионстве, изменник ли он России или нет! Мы также знаем, что все наши военные секреты и приготовления становятся задолго известны Германии, значит, без сомнения, среди нас живут немцы-изменники, служащие на государственной службе во всех министерствах. Мы не победим Германии, если наши планы будут известны немцам, поэтому я прошу Комитет просить Государя Императора уволить с государственной и общественной службы всех немцев-лютеран с военных и морских должностей от генеральских до штаб офицерских и со всех гражданских должностей, начиная с графа Фредерикса и Б.В. Штюрмера, так как на все эти освободившиеся должности хватит у нас православных русских военных и морских офицеров, гражданских чиновников, чиновниц и врачей. Без этой меры борьба с немецким засильем будет только обман русскаго народа и всё останется no-старому. Мы все присягали на верность службы Царю и России пред Св.Крестом и Св.Евангелием, поэтому для пользы и славы на многия лета св. веры Православной, Царя и дорогой России обязаны стараться очистить Россию от немецких убийц, воров и предателей. Кто из русских немцев пролил свою кровь (но не иначе) за Россию в эту войну, тому можно поверить, что он не присягал и не служит Германии!

    Поручик С.Булатов 1 Июля 1916 г. г. Петроград.

    РГИА. Ф. 797. Оп. 202. Эксп. Д. 3. Л. 231-232.

    14.

    Святейшему Правительствующему Cинодy

    Почетный член О-ва трезвости, Поручик С.М. Булатов 18 Августа 1916 г. г. Гапсаль.

    РАПОРТ

     

    О борьбе с пьянством Православного народа

    Германские и русские немцы-изменники, почувствовав свою слабость, добились разрешения продавать вина и пиво и из Аптек спирт, отлично зная, что когда Правосл(авный) рус(ский) народ нажрется алкоголю, то, ослабеет умственно и физически, и несмотря даже на помощь Румынии — мы не отберём обратно тех 18 губерний, которыя заняли немцы! В моей роте в прошлом месяце умерло от денат(урированного) или древесного спирта 8 чел(овек) и ослепло 5, всего вышло из роты 13 чел(овек); из одной только роты 13 человек! Страх, ужас и проклятие! И несмотря на это Св.Синод палец о палец не ударит, чтобы сократить пьянство среди Прав., рус. народа! Знайте, что благодаря тому, что Св.Синод всячески тормозил, чтобы Прав. рус. народ был весь грамотный, вопреки слов Спасителя в Св.Евангелии от Иоанна гл. 12 ст. 46: «Я Свет пришел в мир, чтобы всякий верующий в Меня не оставался во тьме». Прав(ославный) народ спился, благодаря неумению прочесть Св.Евангелие. Прав(ославный) рус(ский) народ не знает, что пьянство грех! Мой тесть Священник Гдовского у. Петроградской губ. умер от пьянства,, и многие другие, которых я знал! Ну как при таких примерах и незнании Св.Евангелия Прав. рус. народ не мог не спиться, и наши тёмные братья во Христе Иисусе спились! Да не поставит Господь в вину нам прежних грехов наших: покаемся и исправимся, братик и отцы! В О-вах трезвости и в Лаврах: Ал(ександро) Нев(ской), Киевской, Троицко-Сергиевской много напечатано листков и маленьких и дешевых книжечек против пьянства. Подо немедленно, помните, сейчас же, раздавать эту литературу по всем Православным Церквам по всей России, иначе нас побьют! Православный русский народ не умеет умеренно пить алкогольные напитки, редко кто из нас не нажрётся как свинья.

    Господь Бог ждет нашего исправления! народ тёмен, надо его проповедями в Церквах остановить от пьянства! О—в Трезвости очень мало! Вся Прав. Церковь должна бороться с пьянством, как Церковь Христова Воинствующая против пьянства — обольщения дьявольского!

    По долгу присяги пред Св.Крестом и учением Спасителя, изложенном в Св.Евангелии мы обязаны бороться с пьянством Прав. рус. народа для славы и счастья Св. веры православной, Царя, России и Прав. рус. народа на многие лета.

    С. Булатов. РГИА. Ф. 796. Оп. 203. Эксп. Д.З. Л. 269-270.

    15.

    Святейшему Правительствующему Синоду.

    30-го Июня с.г. я был дежурным офицером по 1-му Балтийскому Фл. Экипажу. Зайдя утром в обшре помещение карцера для арестованных матросов и услышав их мерзкие анекдоты, я посоветовал им прочесть Воинские уставы и Св. Евангелие. На мой совет один из арестованных матросов, православный, ответил мне, что Св.Евангелие, принесенное им с собою, отобрано у него офицером заведующим карцерами Софро-новым. Когда же я спросил Подпоручика Софронова, почему он отобрал Св.Евангелие, то он ответил мне, что сделал это по приказанию Командира I Балтийского Фл(ота) Экипажа Генерал-Майора Стронскаго.

    Не кончив ещё дежурства, я подал по этому случаю рапорт и лично донёс Генералу Стронскому, что отбирать Св.Евангелия не следовало, т.к. все мы принимали присягу на верность службы св. вере Православной, Царю и России пред Св.Крестом и Св.Евангелием. Я просил Генерала Стронского вернуть арестованному матросу Св.Евангелие. 1 Июля я уехал в командировку, а 10-го вернулся в г.Кронштадт за своими вещами. Узнав, что Св.Евангелие не возвращено, я подал жалобу Г.Коменданту Кронштадтской Крепости Генералу Данилову, как самому старшему Начальнику в крепости Кронштадт, которую Генерал Данилов послал для отзыва Главному Командиру Кронштадтского Порта Адмиралу Роберту Карловичу Вирен (лютеранину из немцев), т.к. Адмирал Вирен подчинён- Генералу Данилову. После этого в морские карцера были куплены Св.Евангелия для чтения арестованным матросам. Я считаю, что в столь тяжёлое время для России обязательно необходимо выдать каждому Православному матросу и солдату на передовых позициях и в тылу по Св.Евангелию, Св.Крестику, Молитвеннику и Образку, т.к. многие православные воины по бедности своей не имеют этих священных предметов на верность службы св. вере Православной, Царю и России пред Св.Крестом и Св.Евангелием, и тем более, что I § Устава воинской службы требует, чтобы каждый воинский чин был благочестив, помнил данную присягу и т.д.; а без чтения Слова Божия, изложенного в Св.Евангелии нельзя знать Заповеди Божественного Учителя! Кроме того, чтение слова Божия поможет нашим православным воинам исполнить воинскую дисциплину и послушание, а дисциплина в военной службе есть цемент и камень, на котором держится военная мощь России для защиты св. веры и Церкви Православной, Царя и родины от врагов.

    Я не мог допустить, как Православный христианин, чтобы у Православного христианина, хотя и заключённого, отнимали Св.Евангелие; (это в Русском православном Государстве!)

    За мою жалобу Адмирал Вирен (лютеранин из немцев) наложил на меня 7 дневный арест на гауптвахте, хотя я за всю службу офицером не подвергался ни одному взысканию, был ранен в П(орт) Артуре и награждён 4-мя Крестами с мечами. Если бы Св.Евангелие сразу было возвращено — я не стал бы жаловаться, но т.к. такового по моей просьбе не вернули, я обязан был пожаловаться, иначе я не был бы христианином! Но не о себе я беспокоюсь! Господь Бог не даёт нам победы! мы только это чувствуем и желаем победы. Я не стану говорить про развратную жизнь тыла, мы всё это видим, а вот на фронте устраивают солдатские театры и народные зрелища, но я утверждаю, что у многих православных воинов в окопах нет на шее Св.Креста, нет освящённой Иконки, нет молитвенника, нет Св.Евангелия! Мы не снабдили их этими священными предметами! Мы до сих пор не устроили Православного Прихода в угоду русским немцам: мы в своем церковном О-ве верующих не заботимся о вдовах и сиротах Православных воинов! И мы ждём победы? Не Ты ли, Боже, Который отринул нас, и не выходишь, Боже, с войсками нашими? Пс.59,12. Если и при всем том не послушаете Меня, то Я всемеро увеличу наказание за грехи ваши. Левит, гл. 26, ст. 18.

    Я прошу поверить мне, что во время боя, когда люди падают, пораженные огнём врага кругом меня, нет спасительных слов: Господи, Иисусе Христе! Пресвятая Троица! Богородице, Дево! Боже Милосердный, помилуй нас! Я был в 3-х больших сражениях и остался жив! И в эти страшные минуты боя у православного воина нет Св.Креста на шее, нет освященной Иконки, нет Св.Евангелия! да многие из них по неграмотности своей и не прочли бы Слова Божия! Поневоле, без духовной поддержки сдаются Православные воины в плен! Не они, а мы виноваты! ' Господь наш Иисус Христос говорит: «Я свет пришел в мир, чтобы всякий верующий в Меня не оставался во тьме» (Св. Ев. от Иоанна гл. 12 ст. 46) В Ноябре 1914 г. будучи И<сполняющим> Д<олжностъ> Воинского Н<ачальника>ка и военного приемщика я принимал в Балтском у. Подольской Губернии от 4 до 8 грамотных новобранцев из 100 (исключительно православных); новобранцы жиды, поляки, лютеране-немцы-колонисты все были грамотны!

    Отцы Духовные! Православная Россия на краю погибели! От православного христианина отнимают Св.Евангелие! Главные враги Православной Церкви русские немцы-лютеране. Св.Cинод должен охранять всеми мерами св. Православную веру. Я никогда не позволю немцам оскорблять Православную Церковь и веру, но я мал званием и чином и потому прошу Св.Cинод. Нас, православных, обманывают: в России господствующая Религия не Православная, а лютеранская с проклятыми пасторами, изменниками и шпионами. Будем беречь наши Святыни, иначе Господь Бог не даст нам победы.

    Поручик С.Булатов.

    РГИА. Ф. 796. Оп. 203. Эксп. Д. 3. Л. 300-301.

    Источник — http://www.krotov.info/

    Обсудить на форуме...

    фото

    счетчик посещений



    Все права защищены © 2009. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник. http://providenie.narod.ru/

    Календарь
     
     
     
     
    Форма входа
     

    Друзья сайта - ссылки

    Наш баннер
     


    Код баннера:

    ЧСС

      Русский Дом   Стояние за Истину   Издательство РУССКАЯ ИДЕЯ              
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году
    Создать сайт бесплатно