Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    ОККУЛЬТНЫЕ ВОЙНЫ НКВД И СС
    А. И. ПЕРВУШИН


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото
  • Глава 1. Битвы шаманов
  •   Понятия тайного общества и оккультизма
  •   Шаманизм как прообраз оккультной науки
  •   Обряд инициации
  •   Космология шамана
  •   Атрибуты шамана, предметы силы
  •   Камлание шамана
  • Глава 2. Битвы алхимиков
  •   Алхимия и алхимики
  •   Философский камень в действии
  •   Франц Таузенд, алхимик из Баварии
  •   Эрих Людендорф
  •   Голем и гомункулус
  •   Алхимик Трофим Лысенко
  •   Учение о кенраке
  • Глава 3. Битвы тамплиеров
  •   Рыцари храма
  •   Разгром ордена тамплиеров
  •   Оккультные тайны тамплиеров
  •   Тамплиеры Ланца фон Либенфельса
  •   ОГПУ против московских тамплиеров
  • Глава 4. Битвы розенкрейцеров
  •   Братство креста и розы
  •   Философия розенкрейцеров
  •   НКВД против ленинградских розенкрейцеров
  •   Всеволод Белюстин, новый Сен-Жермен
  • Глава 5. Битвы масонов
  •   Масоны, мартинисты, иллюминаты
  •   "Великий Восток народов России"
  •   Ленинградские мартинисты Григория Мебеса
  •   "Братство истинного служения"
  •   "Кремлевская ложа"
  • Глава 6. Битвы за наследие предков
  •   Легенда об Атлантиде
  •   Легенда о Лемурии
  •   Теософия Елены Блаватской
  •   Теософия на немецком языке
  •   Ученики Георгия Гурджиева
  •   Германский Орден и общество "Туле"
  •   Воспитание Адольфа Гитлера
  •   Апостолы сатаны
  •   СС у власти
  •   "Аненербе", оккультный институт СС
  • Глава 7. Битвы за Гиперборею
  •   Легенда об Арктиде
  •   Легенда о Гиперборее
  •   Александр Барченко в поисках Гипербореи
  • Глава 8. Битвы за Шамбалу
  •   Легенда о Шамбале
  •   Шамбала: мистическая и реальная
  •   Барон Унгерн-Штернберг и воины Шамбалы
  •   Бадмаев, Доржиев и советские экспедиции в Тибет
  •   "Единое трудовое братство" в поисках Шамбалы
  •   Рерихи в поисках шамбалы
  •   Призрак с задатком.
  •   Разгром советских оккультистов
  •   Третий рейх в Тибете
  •   Эрнст Мулдашев и воскрешение мифа
  • Глава 9. Битвы за реликвии
  •   Гитлер и копье Лонгина
  •   История святого Грааля
  •   Святой Грааль Третьего рейха
  •   Отто Ран и сокровища альбигойцев
  •   Проклятие Тимура и план "Барбаросса"
  • Глава 10. Битвы магов
  •   Маги и конспирологи третьего рейха
  •   Ледяной мир Ганса Гербигера
  •   Полый мир Бендера
  •   Перевернутый мир Мигеля Серрано
  •   Третий Рейх в Антарктиде
  •   Астрологическая дуэль
  •   Массажист-мистик Феликс Керстен
  •   Мистика программы "Окончательное решение"
  •   Последнее жертвоприношение
  •   Маги Советского Союза
  •   Маги современной России
  • Послесловие. "Тень, знай свое место!", или Главная тайна оккультной войны
  • Список литературы

    Книга, которую вы держите в руках, является своего рода дополненным и переработанным вариантом моей предыдущей книги, посвященной современному оккультизму и публиковавшейся ранее под названием "Оккультные тайны НКВД и СС".

    Четыре года назад, когда я заканчивал работу над "Оккультными тайнами", мне и в голову не могло прийти, как скоро придется вернуться к этой теме. Причина же, побудившая меня к этому, проста: по всей видимости, в первой книге мне не удалось показать и доказать читателю, что оккультные науки являются всего лишь культурным феноменом и чрезмерное доверие к тем, кто называет себя эзотериками или оккультистами, может привести к очень плачевным результатам.

    К такому неутешительному для любого автора выводу я пришел после того, как получил несколько писем от читателей, в которых были превратно истолкованы мои намерения и убеждения.

    Например, в одном из писем мне предлагалось вступить в некое эзотерическое общество, проповедующее буддизм и учение Живой Этики. При этом почему-то был совершенно проигнорирован тот факт, что *автор "Оккультных тайн" с плохо скрываемым подозрением относится и к самому учению Живой Этики, и к "философскому" наследию семьи Рерихов в целом.*

    В следующем письме меня прямо обвинили в том, что я своей книгой выполняю "известно чей заказ", способствуя тайным махинациям международных масонских лож. И вновь читатель не обратил внимания на то, что автор "Оккультных тайн" не верит в действенность тайных обществ с эзотерическим уклоном, а "мировой заговор международных масонов" считает вымыслом, попыткой выдать желаемое за действительное.

    Однако главное было впереди. Утром 31 мая 1999 года в моей квартире раздался звонок. Звонивший представился как Андрей Валентинович, "парафизик из Москвы". Он сообщил, что читал мою книгу в рукописи, и хотел бы сообщить мне новую информацию по заявленной теме. Я легко согласился, и Андрей Валентинович приступил к рассказу. Он заявил, что располагает некими документами, касающимися некоего артефакта, якобы вывезенного эсэсовцами в тридцатые годы из Тибета. Артефакт представляет собой устройство, "позволяющее непосредственно влиять на процессы, происходящие во вселенной". На вопрос, что имеется в виду, Андрей Валентинович ответил, что с помощью артефакта можно легко и непринужденно поменять, например, власть в любой стране. К артефакту прилагается ключ, без которого он неработоспособен. И артефакт, и ключ к нему продаются - их можно приобрести за скромную сумму в… 80 (восемьдесят!) тысяч долларов.

    Разумеется, я не поверил ни единому слову Андрея Валентиновича. Если нацисты действительно располагали устройством с подобными возможностями, то, спрашивается, почему они проиграли Вторую мировую войну? Тем не менее, сама необычность (если не сказать, бредовость) ситуации меня заинтриговала, и я решил выяснить, что же именно за артефакт предлагают мне приобрести за 80 тысяч зеленых бумажек, которых у меня отродясь не было и теперь, скорее всего, уже никогда не будет. Поэтому я попросил Андрея Валентиновича прислать краткое описание артефакта. И тут торговец грезами стал вести себя очень странно. Он звонил мне каждую неделю по утрам, чтобы осведомиться, получил ли я его записку, однако письмо куда-то запропастилось. Точно так же "пропала" и вторая посылка, и третья. В конце концов, терпение мое лопнуло, и я попросил одного из своих московских приятелей нанести Андрею Валентиновичу визит. Отчет о визите с описанием загадочного устройства я получил через две недели. И был невероятно разочарован.

    В качестве великого артефакта, доставшегося нам в наследство от древнейших цивилизаций и добытого в Тибете нацистами, мне пытались всучить довольно известную фигуру - две слившиеся воедино свастики (правосторонняя и левосторонняя), которые, как утверждалось, могут служить средством связи между человеком и высшими надмирными силами. Для этого следовало построить указанную фигуру высотой в человеческий рост. Ось конструкции нужно ориентировать по линии запад - восток. В центр артефакта заходит человек с поднятыми руками; внутри он должен стоять лицом к югу, спиной к северу. Теперь он может о чем-нибудь попросить "высшие силы". Будет ли выполнена просьба, предсказать нельзя, поскольку артефакту нужен пресловутый ключ. Имея этот ключ, можно быть уверенным в выполнении любого приказа. Что собой представляет ключ? Согласно описанию Андрея Валентиновича, это "специальный шлем уникальной формы, надеваемый на голову оператора".

    В ходе беседы с моим приятелем Андрей Валентинович путался в собственных показаниях. В частности, он утверждал, что артефакт необходимо делать только из белой глины, которую добывают в Тибете. Потом сообщил, что он должен состоять из бериллия, и у немцев был именно такой вариант артефакта. С какого-то момента все это стало напоминать средневековый магический рецепт, в основе которого всегда лежал какой-нибудь редчайший элемент, вроде уха разбойника, повешенного в полночь на перекрестке. Но вдруг Андрей Валентинович заявил, что построил артефакт из обыкновенных досок у себя на даче, и одно его желание уже исполнилось: в начале лета 1991 года он попросил у "высших сил" сменить власть в СССР, а в августе, как мы все помним, случился переворот. Так что теперь я знаю, кто несет персональную ответственность за путч и последовавший за ним развал Советского Союза…

    Вы скажете, этот Андрей Валентинович - сумасшедший? Вы поторопились с диагнозом. Он вполне нормален. Может быть, нормальнее большинства жителей нашей страны. Просто он живет не в материалистическом, а в идеалистическом мире. Но многие из нас гордятся этим.

    Из истории с артефактом Андрея Валентиновича я усвоил два основных урока. Во-первых, миф о всесилии оккультных наук жив и здравствует, невзирая на всю абсурдность его базовых положений; более того - он становится частью новейшего мировоззрения россиян, приходящего на смену коммунистической идеологии. Во-вторых, моя книга "Оккультные тайны НКВД и СС" не оказала ровно никакого влияния на этот процесс; более того - меня записали в сторонники и популяризаторы мифа, а мои выводы о гибельности пути, на котором происходит замена естествознания эзотерическими доктринами, были попросту проигнорированы читателями.

    По этой причине новая книга будет гораздо более резкой в плане оценок и суждений - автор постарается не допустить двоякого истолкования своих идей и выводов: принимайте меня таким, какой я есть, или не принимайте вообще!

    Теперь, когда мы обговорили главное, можно перейти к частностям.

    Так, в этой работе я решил отказаться от хронологического принципа расположения материалов в пользу тематического. Дело в том, что во время написания тех или иных глав книги "Оккультные тайны НКВД и СС" я постоянно сталкивался с необходимостью возвращаться к уже сказанному и повторяться, поскольку эволюция идей, что вполне естественно, имеет циклический характер, а значит, к одним и тем же теориям народы возвращались многократно - при самых разных королях, императорах, диктаторах. В результате за счет многократных отсылок к другим главам текст получался сложный, путаный. Надеюсь, при новой системе изложения отсылок и путаницы будет много меньше.

    Изменится и само содержание. Если в первом варианте работы для меня главный интерес представляли перипетии деятельности спецслужб на ниве оккультных наук, то теперь поле обзора расширилось, и я буду рассказывать о том же самом, но в общекультурном контексте. То есть оккультизм представляется в этой книге как некий историко-культурный феномен, слагаемый из множества отдельных явлений, мнений, событий, фактов и комментариев. Исходя из этого, определилось и название книги - "Тайны оккультной войны", - как описывающее гораздо более широкую тему (или даже целое поле тем) и гораздо больший период времени (включающий, кстати, доисторическую и современную эпохи с той и другой стороны).

    В связи с тем, что в последнее время появилось достаточно много общедоступной исторической литературы, посвященной истории XIX и XX веков, а также личностям, делавшим эту историю, я не буду отдельно и подробно пересказывать биографии вождей и политических деятелей эпохи. Я исхожу из предположения, что мой читатель уже знает, кто такой Сталин и кто такой Гитлер, - для этих и подобных им персонажей я буду приводить лишь краткую биографическую справку (персоналию), взятую из имеющихся у меня энциклопедий и, что называется, творчески переработанную. О тех, чьи имена менее известны или неизвестны вообще, я расскажу более подробно.

    Кроме того, в новый текст будут внесены все исправления, сделанные на основе замеченных опечаток и неточностей. Например, для меня до сих пор остается загадкой, на каком этапе подготовки предыдущей книги к печати все немецкие надписи превратились в абракадабру - в рукописи подобного точно не было. Надеюсь, в этот раз такого рода ошибок удастся избежать.

    Впрочем, насколько эта книга лучше или хуже первой, судить только вам, дорогой читатель.

    С уважением, Антон Первушин.


    Глава 1. Битвы шаманов

    Куда бы я ни пошел, - подумал Михаил Иваныч, с удивлением садясь на диван, - везде обязательно оказывается хоть один сумасшедший. Но вот, наконец, я в одиночестве…

    Да и потом, - продолжал Михаил Иваныч, с удивлением поворачиваясь к окну, - где бы я ни оказался, везде обязательно присутствовал хоть один мертвец. Но вот я один, слава богу…

    Настало время, - сказал себе Михаил Иваныч, с удивлением открывая ставень, - подумать о главном…

    Виктор Пелевин, "Колдун Игнат и люди.


    Понятия тайного общества и оккультизма

    Однажды меня всерьез спросили, верю ли я в существование тайных обществ. Почти не задумываясь, я ответил, что нет. Поскольку мой визави ожидал противоположного ответа, он потребовал объяснений. Чтобы не углубляться в полемику, я сказал ему так: "Тайных обществ не бывает, потому что они создаются исключительно честолюбивыми людьми - раньше или позже они сами расскажут нам о своем обществе".

    Так оно и происходит на самом деле. Мы ничего не можем знать или рассказать об обществе, которое в настоящий момент остается тайным, - его все равно, что и нет вовсе. А когда мы узнаем о существовании того или иного общества, оно в тот же самый миг перестает быть тайным.

    Ныне существует довольно развитая система классификации тайных обществ. В ее основе лежит монография некоего Юссона "Политическая синархия", опубликованная в 1946 году. Весьма примечательно, что автор поставил на обложку своего труда мистический псевдоним - Жоффруа де Шанре. Так звали руководителя Ордена тамплиеров - одного из древнейших известных нам тайных обществ.

    Все тайные общества Юссон разделяет на три категории.

    *Первая категория* - низшие тайные общества, известные широкой публике если не по своим целям, то хотя бы самим фактом существования. Среди них можно назвать "синее" франкмасонство, Теософическое общество; сюда же можно отнести политические группы - от монархистов до антиглобалистов. По большому счету эти общества вообще нельзя назвать тайными. Их члены отличаются высокой активностью, вербуют неофитов самыми разными способами. Что бы там ни говорили руководители низших обществ, принимаются почти все желающие. Критический склад ума, хорошее образование и яркий ум служат скорее препятствием для вступающих, чем рекомендацией. Под прикрытием процедуры посвящения происходит обработка, усвоение лозунгов, инструкций к действию.

    *Вторая категория* - кадровые тайные общества. По утверждению Юссона, эти общества являются по-настоящему тайными, поскольку лишь несколько человек знают или подозревают об их существовании и целях. Эти

    организации не заявляют о своем существовании или прячутся под прикрытием внешне безобидных общественных групп. Решение о принятии нового члена принимает внутренний совет. Часто (но не всегда) избранные проходят испытательный срок в низшем тайном обществе. Руководители разрабатывают тактику вербовки, они раскрывают себя лишь в последний момент, приняв меры предосторожности и безопасности, соблюдая жесткую конспирацию. Новый член выбирается авторитарным путем; его отказ вызовет суровое наказание. В соответствии с обстоятельствами кадровые общества изменяют свои названия и даже структуру. Они становятся известными лишь после ликвидации. В список кадровых обществ попадают Братство розенкрейцеров, иллюминаты Баварии, Общество мартинистов, каббалисты Кехиллы и немецкое общество "Эдельвейс".

    *Третья категория* - высшие тайные общества. Люди даже не предполагают об их существовании. Они неизвестны низшим тайным обществам, а для кадровых разговор на эту тему - табу. Лишь случайная находка какого-либо таинственного документа или вырвавшееся откровение могут навести на след. Так, во время предсмертной агонии после покушения на него в 1922 году Вальтер Ратенау, германский промышленник и финансист, министр иностранных дел, произнес: "Миром управляют семьдесят два человека…" По утверждению Юссона, в этот международный штаб входит ограниченное число посвященных, большинство из них являются руководителями или видными государственными деятелями. Некоторые из них живут в подполье уединенной аскетической жизнью - никто и не подозревает об их влиятельности или об истинном лице. Французский писатель-дипломат Луи Жаколио был еще более категоричен, утверждая, что миром правят всего лишь девять человек - Девять Неизвестных.

    Трехступенчатая классификация тайных обществ допустима, но несколько поверхностна. Ведь можно использовать и другое разделение - например, по внешним атрибутам: религиозные общества (различные секты, розенкрейцеры, софианцы), военные общества (тамплиеры, тевтонцы), судебные общества (священные фемы), общества ученых (алхимики, иллюминаты), гражданские общества (масоны) и так далее.

    Но, в общем-то, нас мало интересует классификация сама по себе. Применительно к заявленной теме мы должны выделить в совокупности тайных обществ подгруппу таких обществ, которые имели бы в основе своей идеологии эзотерические доктрины.


    ***


    Слово *ЭЗОТЕРИКА* происходит от греческого "esoterikos" - "внутренний". Термин возник в эпоху эллинизма (IV-III век до нашей эры). Исторически он обозначал некую внутреннюю систему догм религиозного, философского или иного учения, доступную лишь прошедшим обряды посвящений.

    Таким образом, получается, что если рассматривать термин "эзотерика" в первоначальном смысле слова, то эзотерическим можно назвать любое тайное общество. Однако за прошедшие столетия слово приобрело новое звучание. Теперь под термином эзотерика (или эзотеризм) понимают представление о мире и человеке как единстве макрокосма и микрокосма, не ограничивающееся рассмотрением одних только материальных характеристик - это еще и метод познания "внутренней сущности" всех вещей.

    Отсюда вытекает прямая связь между эзотерикой и оккультизмом. *ОККУЛЬТИЗМ,* в свою очередь, происходит от латинского "occultus" - "скрытый" и обозначает собой учение о скрытой взаимосвязи между событиями и явлениями, не объяснимой полностью ни с точки зрения канонического богословия, ни с точки зрения рациональной науки.

    Если сравнивать с классической наукой, то эзотеризм и оккультизм в современном толковании соотносятся друг с другом как естествознание и технология соответственно. То есть эзотерика дает общее представление, а оккультизм - частные решения.

    К оккультизму можно отнести магию (во всех ее разновидностях), астрологию (и другие способы предсказания судьбы), методики неконтактного воздействия на человека, связанные с паранормальными явлениями (в частности телепатия) и тому подобные дисциплины. Гипноз в рамках этой книги тоже рассматривается как разновидность оккультной науки, поскольку довольно продолжительный период времени этот феномен был частью магической практики (об этом пишет, например, в своей монографии "Магия и гипноз" знаменитый доктор Папюс).


    ***


    Проводя разграничительную линию по оккультизму, мы четко отделяем эзотерическое тайное общество от церкви и от секты. И те, и другие могут претендовать на эзотеричность своего знания, однако им не хватает прагматизма. Для религиозного человека главное - вера, для оккультиста из тайного общества главное - знание (или то, что он принимает за знание). Для Церкви всемогущество было и остается за Богом, для сектантов - за лидером секты; члены оккультного общества полагают, что способны обрести божественное могущество, поднимаясь по ступеням посвящения к Высшему Знанию. В этом оккультисты сходятся с учеными, однако если рациональная наука ищет ответы на вопросы во внешнем мире, то оккультные практики рекомендуют почаще заглядывать внутрь самого себя.

    Луи-Клод де Сен-Мартен, "неизвестный философ", говорил своим ученикам:

    "Чтобы достичь посвящения, нет иного способа, как проникать все глубже и глубже в само существо человека, отовсюду извлекать живой и животворный корень. Потому что тогда все плоды, которые мы должны приносить, как положено человеку, будут естественным образом произрастать в нас и вне нас, как это происходит у деревьев, так как они связаны каждое со своим корнем, беспрерывно получая от него соки…"

    Оккультисты прибегают и к другой символике. Они говорят, что обычный человек, не приобщенный к эзотерическому знанию, спит и действует лишь как сомнамбула. Для него посвящение в члены тайного общества станет пробуждением. Юлиус Эвола, оккультный советник Муссолини, так и озаглавил свой фундаментальный труд - "Доктрина пробуждения".

    В развитие темы обратимся к трудам Петра Успенского, ученика оккультного "гуру" XX века Георгия Гурджиева. Вот что писал Успенский:

    "Обычный человек постоянно находится в бессознательном состоянии, аналогичном сну. Даже худшем, потому что во сне он совершенно пассивен, а в состоянии псевдободрствования может действовать. Последствия его действий отражаются на нем и его окружении, и тем не менее он не помнит самого себя. Человек - всего лишь машина: с ним может случиться всякое. Он не способен контролировать ни свои мысли, ни свое воображение, ни свои чувства. Он живет в субъективном мире, то есть мире, состоящем из того, что человек (как ему кажется) любит или не любит, что желает или отвергает. Он игнорирует Реальность. Подлинный мир скрыт от него за стеной собственного воображения. Он живет во сне.

    Как по-настоящему проснуться? Это - жизненная проблема для любого человека, достойного носить это звание. Тренировка, переобучение должны начаться с понимания того, что он спит. Когда человек не только поймет, но и прочувствует, что ему ничего неизвестно о самом себе и что обращение к себе составляет первый шаг к настоящему пробуждению, будет пре одолен этот барьер.

    Но механический человек не может проснуться сам. О нем должен "заботиться" другой человек, который не спит. Наличие подобного инструктора абсолютно необходимо".

    Резюмирую. Выше мы договорились, что оккультизм - это своеобразная наука, претендующая на звание Высшего Знания и практикуемая в тайных обществах эзотерического толка. Ниже мы попробуем разобраться, насколько претензии оккультистов обоснованны.

    Шаманизм как прообраз оккультной науки

    Когда 40 тысяч лет назад наши чернокожие предки-кроманьонцы пришли в Европу из Африки, то на европейских равнинах они встретились с иным видом человека - светлокожими и коренастыми неандертальцами. (Это название происходит от долины Неандерталь близ Дюссельдорфа, что в Германии, где впервые были найдены останки доисторических европейцев).

    Неандертальцев смело можно назвать старожилами Европы - их предки переселились сюда из Африки около 300 тысяч лет назад. Неандертальцам приписывают первые в истории человечества "произведения искусства" - кости с орнаментом из множества мелких насечек. Существует даже предположение, что это было не абстрактное искусство, а первобытные счеты и календари. Так или иначе, но к этим испещренным насечками костям стоит отнестись с уважением. Однако неандертальцы оставили и более масштабные свидетельства своего разума. Они первые начали хоронить мертвых, посыпая их красной охрой и укладывая в могилы целебные травы. Они же создали первые пещерные храмы, в которых поклонялись черепам пещерного медведя и мамонта.

    Но и это еще не все. В пещере Шанидар (горы Загрос, Ирак) было обнаружено погребение неандертальца, засыпанное цветами. Этот старик при жизни был глубоким инвалидом - у него отсутствуют один глаз и рука. Причем это не посмертные изменения, а именно прижизненные травмы. Археологи, исследовавшие кости Шанидара, убеждены, что он получил свои увечья еще в молодости и дожил с ними до весьма преклонного возраста. Выходит, его сородичи заботились о нем, лечили и кормили его. Почему? Из жалости? Из симпатии?

    И тут идиллическую картину разрушили данные этнографов. Дело в том, что однорукое и одноглазое существо давно известно исследователям современных первобытных культур. Это шаман, одна половинка которого принадлежит потустороннему миру духов.

    Современные дикари хорошо знакомы с художественной условностью, и сегодня они всего лишь "обозначают" разрубание шамана на куски посредством рассказа об экзекуции в ритуальных песнях или через нанесение на тело краски (рудиментом этого обряда является клоунский костюм, одна половина которого красная, а вторая - синяя) . Однако неандертальцы вполне могли воплотить свои представления в жизнь, а потом до конца дней исправно кормить посредника между миром живых и миром духов.

    Наши предки кроманьонцы генетически не родственны неандертальцам - это два разных вида. Последние неандертальцы умерли около 30 тысяч лет назад. Однако кроманьонцы сумели позаимствовать у старших братьев погребальный обряд, поклонение тотемам-животным и искусство резки по кости. Заодно они позаимствовали и некоторые магические ритуалы.

    Во все времена, начиная с каменного века, человек нуждался в посреднике - в том, кто способен жить на границе и осуществлять связь между мирами: между поселением и лесом, между жизнью и смертью, между людьми и духами.

    В европейской литературе такой посредник называется *ТРИКСТЕРОМ,* или *МЕДИАТОРОМ.* Трикстер - это и оборотень с волчьим оскалом, и шут в дурацком колпаке, и темный двойник по ту сторону зеркала, и старый колдун, живущий в лесной чащобе, - целая коллекция отталкивающих, но в то же время до дрожи притягательных образов.

    Если присмотреться к мировой культуре (к тем же народным сказкам, например) , там без труда можно обнаружить блестящую плеяду трикстеров: от Иванушки-дурачка до гамельнского Крысолова. Это чрезвычайно привлекательный персонаж, и авторы художественной прозы, не боящиеся трудностей в своей работе, любят вводить трикстера в повествование.

    По этому поводу моя жена, Елена Первушина, написала целую монографию под названием "Герои, которых мы выбираем". К сожалению, эта работа пока не опубликована, но, если ее час когда-нибудь пробьет, обязательно отыщите и прочитайте - вас ждет трудное, но интересное чтение.

    Пересказывать упомянутую монографию здесь не имеет особого смысла, приведу лишь конечный вывод.

    Трикстер (медиатор) как элемент культуры не дает человеку и человечеству "сойти с ума", потерявшись во вселенной, которая скользит по тонкой грани между порядком и хаосом, между закономерностью и случайной последовательностью. Благодаря этому образу сама культура становится устойчивым образованием, способным сохраняться во времени и переда ваться дальше - от поколения к поколению.

    На заре нашей цивилизации функцию трикстера (медиатора) выполняли шаманы.

    По этому поводу известный английский литератор Кеннет Медоуз писал в своей книге "Шаманский опыт" следующее:

    "Антропологи и этнологи пришли к выводу, что шаманы участвовали в человеческих делах задолго до появления первых исторических свидетельств их существования. Этнологи полагают, что шаманская традиция происходит от народностей Северной и Центральной Азии, чья духовная жизнь сосредоточивалась вокруг племенного шамана - человека, способного влиять на жизнь общины благодаря своему предполагаемому контакту с "тайными" силами природы. (…)

    Шаман понимает, что жизнь находится во всем сущем и что существует много способов ее восприятия. Человеческое восприятие лишь одно из них. Шаман знает, что другие формы жизни - животные, птицы, рыбы, деревья, насекомые - воспринимают жизнь такой, как она есть, но в своей перспективе. Таким образом, шаман относится ко всему живому с уважением и учится распознавать дыхание жизни во всех вещах. Делая это, он приходит к пониманию целостности самого себя и взаимной зависимости всего сущего. (…)

    Слово "шаман" имело еще одно определение - "тот, кто ходит между мирами". Это глубокая интерпретация, потому что она отождествляет шамана с иными видами реальности. Различные миры соприкасаются с обычным физическим миром, но остаются скрытыми от известных органов чувственного восприятия, так как существуют в других измерениях. Эти иные миры не могут быть достигнуты перелетами на огромные расстояния во внешнем Космосе за долгие периоды времени; их можно воспринимать лишь через проекцию на измерение внутреннего Космоса, где время практически не имеет значения".

    Итак, шаман - это посредник (медиатор) между мирами: между миром внешним, физическим, и миром духа, миром подсознательного.

    Само слово "ШАМАН" проникло в европейские языки из якутского в XVII веке; в Якутию же оно пришло через Монголию из Индии (от санскритского "camas" - "успокоение, покой").

    Шаманизм практиковали народы Сибири, Урала, Севера. Под именем нойдов существовали шаманы у лапландцев, у венгров - талтосы. У казахов и киргизов шаманов называют бакши или бахши - одаренный чародейской силой врач, поэт и музыкант в одном лице. К сибирским шаманам близки в формах своей деятельности цыганские шаманки-човали. В Турции существует клан танцующих дервишей-суффиев - бекташей, мистерии и ритуалы которых весьма сходны с шаманскими. Не надо забывать и о гаитянской прошаманской религии Вуду. Китайские ву, малайские поянш, эскимосский ангакок, грузинские кадаги, сибасо с Суматры - все это воплощения шамана. Нечто подобное шаманизму существует и у племен Австралии, Южной Африки и Америки.

    Одно из самых примечательных свойств шаманских методов - их сходство вне зависимости от географического положения. Так, в Австралии, Северной и Южной Америке, Сибири и Центральной Азии, Восточной и Северной Европе, Южной Африке шаманские методы, по сути, одинаковы.

    Один из современных антропологов заметил:

    "Где бы шаманизм ни встречался в наши дни - будь то в Азии, Австралии, Африке или Америке, - шаман действует одним и тем же способом и со сходной техникой: как хранитель психического и экологического равновесия своего племени и его членов, как посредник между видимым и невидимым мирами, как хозяин духов, как сверхъестественный врачеватель и т. д.".

    Тут нужно остановиться и заметить, что шаман получает не только экзистенциальный опыт, путешествуя по этажам внутреннего космоса, но и пытается достигнуть практической выгоды - упросить духов излечить больного или оказать помощь на охоте, покалечить или убить врага, вызвать или прекратить дождь. По всей видимости, в его обязанности входило и присваивание имен новым предметам и явлениям, с которыми встречались люди. От того, насколько шаман был умел в решении этих насущных задач, зависела жизнь племени - неудивительно, что он пользовался большим уважением среди своих сородичей. В шаманизме мы видим ранний прообраз оккультной науки с ее прагматичными таинствами.

    В настоящей книге я попытаюсь доказать, что всякий оккультизм суть шаманизм, и со времен неандертальцев в этой области мало что изменилось, увеличилось лишь количество сущностей и символов, с помощью которых эзотерики всех мастей завлекают неофитов, подчиняя их своей воле.

    Обряд инициации

    Известный исследователь культуры народов Севера Лев Штернберг считал:

    "Талант шамана - не дар, а бремя".

    Искусство шамана никогда не было наследственным в прямом смысле слова, однако оно имело "родовую приуроченность". Считалось даже, что великим (наиболее сильным) шаманом может стать только тот, у кого в роду было не менее 10 шаманов-предшественников, которые после смерти становились духами-покровителями по отношению ко вновь избранному.

    Шаманскими способностями обладают как мужчины, так и женщины. Однако во многих племенах женщинам приходится так много заниматься хозяйством и уходом за детьми, что им элементарно не хватает времени на обучение шаманскому искусству. Поэтому в большинстве случаев шаман - это мужчина.

    Чтобы стать шаманом, необходимо пройти обряд посвящения *(ИНИЦИАЦИЯ).* Однако перед тем "духи" сами должны выбрать и указать, кто из членов племени станет шаманом. Духи эти имеют множество имен - например, ута и онггор у бурятов и дагуров. Являясь своего рода "дополнительной душой" и источником силы, персональный шаманский дух управляет процессом взаимодействия шамана с другими духами, часть из которых может стать помощниками. Хотя человек может иметь склонность к шаманизму с раннего возраста, дух ута может обнаружить себя совершенно неожиданно, вызвав душевную или физическую болезнь. Во время протекания этой болезни новичок имеет видения, в которых дух ута посвящает его в шаманы. Типичными составляющими этих видений являются путешествия в иные миры.

    Вот рассказ старого шамана о том, как он им стал:

    "Двадцати лет от роду я сильно захворал и стал видеть очами, слышать ушами то, чего не видели и не слышали другие. Девять лет я перемогался и никому не говорил о том, что со мной творится, так как я опасался, что люди не поверят и будут надо мной смеяться. Наконец я разболелся до того сильно, что угрожала мне неминуемая смерть. Когда же я стал шаманить, мне стало легче. И теперь, если долго не шаманю, со мной бывает нехорошо, я хвораю!"

    Когда человек заболевает, шаман, которого позвали, чтобы провести лечение, сразу способен определить, что его пациент был избран духом ута. После этого, если человек соглашается стать шаманом, он может быть вылечен; в случае отказа такой человек обычно умирает. Обучение и инициация, которые проводятся во время процесса излечения, считаются лишь подтверждением инициации, которую новичок прошел в мире духов.

    После инициации новоиспеченный шаман уходит в тайгу, горы или степь и там в одиночестве совершает свои первые вызовы духов. Отшельническая жизнь шамана продолжается до трех лет. После этого он еще пару лет учится бить в бубен. Далее процесс идет по-разному. В одних случаях шаман самостоятельно познает свою науку, в других - учится у старого шамана. Порой он может стать шаманом только после того, как умрет его учитель.

    Потом приходит время ритуала "принятия" в шаманы, кандидат на эту должность должен стать шаманом не только для духов, но и для своего племени. За несколько дней до этого будущий шаман удаляется в лесной шалаш или любое пустынное место и здесь предается самому суровому посту в течение трех, пяти или даже девяти дней. Он не берет в рот абсолютно ничего. В этот период он не может быть один, так как нуждается в опеке. Он лежит с пеной на губах, его суставы опухают, по телу расползаются трупные пятна. Он заживо переживает свою смерть: видит, как духи рассекают его тело на куски и варят их в котле, прежде чем сложить снова; как ему выкалывают глаза и вставляют новые; как пробивают уши, чтобы он смог слышать голоса духов. Фактически перед нами планомерное превращение человека в трикстера - существо, способное жить на границе между мирами.

    "Смерть заживо" - упражнение, открывающее в шамане способность самостоятельно погружаться в транс и самостоятельно, без чьего-либо посредничества, оставаться в контакте с окружающими людьми, управлять в этом состоянии собой и ими. Один раз перейдя границу между живым и мертвым, шаман в дальнейшем может совершать это произвольно и в любое время, хотя для этого и требуется приложить некоторые усилия.

    Следующая за этим открытая церемония посвящения нового шамана считается праздником для его сородичей. Она состоит большей частью из плясок и песен старых шаманов, специально приглашенных для этого, а также из множества необыкновенных действий. Так, у индейцев племени винебага (Северная Америка) по условному знаку все старшие начинают делать движения, как будто они давятся, после чего, наконец, выплевывают маленькую раковинку. Они утверждают, что эта раковинка, которая называется врачебным камнем, постоянно находится у них в желудке и только при этом торжественном случае появляется на свет, В конце церемонии новый шаман получает знахарский мешок - сшитую шкуру, наполненную разными диковинами, - а в рот ему кладут врачебный камень. После этого он уже считается настоящим шаманом.

    У всякой народности свой порядок принятия в шаманы, однако обращает на себя внимание одна деталь - любой кандидат по определению не нормален. Он имеет очевидную предрасположенность как к внушению, так и к самовнушению. Возможны и чисто психические отклонения. Поэтому нет ничего удивительного в том, что многие специалисты, занимающиеся шаманизмом, относят к категории "стихийных шаманов" юродивых, а также неуравновешенных, истеричных людей. В то же время "профессиональный" шаманизм отличается от "стихийного" существованием определенной мировоззренческой системы, передаваемой от учителя к ученику, а значит, перед нами все же наука, а не болезнь.

    Космология шамана

    Космологию шаманов наиболее удобно изучать по известным верованиям исконных сибирских народов: они наиболее полно описаны в специальной литературе. Отметим для порядка, что космология, скажем, североамериканских шаманов мало отличается от сибирской, что лишний раз подтверждает наличие объективных закономерностей в формировании эзотерического (или религиозного) мышления.

    Классический образ сибирского шамана, каким его себе представляют большинство людей, сформировался после исследований культуры народностей

    Алтайского региона: бурятов, монголов, тунгусов и других. Будем исходить из этого.

    Вселенную сибирские шаманы представляли в виде круга, причем не только в пространственных измерениях, но и во времени. Все в мире находится в циклическом движении. В качестве примеров можно привести ежедневный путь Солнца, смену времен года, а также цикл существования всех живых духов, раз за разом возвращающихся на Землю для новой жизни. Круг делится на четыре части осями четырех направлений, или сторон света, а ось, проходящая через его центр, направляется через Отца-Небо в Верхний мир и через Мать-Землю в Нижний мир. На эту схему накладывается образ Вселенной в том виде, как он предстает в шаманских путешествиях.

    Несмотря на то что глубина неба считается в верованиях сибирских племен бесконечной, шаманы настаивают на существовании пути, позволяющего проникнуть за небеса. Точно так же, хотя Земля и считается глубокой и твердой, существует много путей, пройдя через которые духи и шаманы могут попасть в Нижний мир.

    Еще одним аспектом традиционного образа Верхнего и Нижнего миров является то, что они очень похожи на Землю, имеют свои Солнце, Луну, леса и похожих на людей жителей. Обитатели Верхнего и Нижнего миров невидимы, когда оказываются в нашем, Среднем, мире, и точно таким же образом шаманы, путешествующие в эти миры, являются в них невидимыми. Присутствие пришельцев может быть выдано неожиданным треском костра, воем собак, лаем лис. Их также могут обнаружить находящиеся в экстатическом трансе шаманы.

    Нижний мир полностью подобен нашему, с тем лишь отличием, что его обитатели имеют одну душу, в то время как люди обладают тремя. Душа "ами", которая отвечает за дыхание и тепло тела, у них отсутствует, из-за чего обитатели Нижнего мира холодны, а в их жилах течет черная кровь.

    Некоторые из жителей этого мира также являются человеческими душами "сане", ожидающими очередной реинкарнации в нашем мире.

    Солнце и Луна в Нижнем мире менее яркие, чем в нашем. Согласно верованиям самоедов причина этого в том, что они имеют полусферическую форму, а не сферическую, как у нас.

    В Нижний мир и обратно ведет множество путей. Одним из них является путешествие по текущей туда Реке Мира. Река Мира имеет множество стремнин, и путешествовать по ней в одиночку шаману очень рискованно. Когда во время путешествия шаман умирает, говорят, что его душа "теряется" в том мире. Кроме Реки Мира, проникнуть вниз можно через пещеры, водовороты, источники, а также через один из многочисленных туннелей, по которым обитатели Нижнего мира попадают в наш.

    Верхний мир, подобно Нижнему, выглядит очень похожим на мир, в котором мы живем. Однако в нем не встречается человеческих душ, кроме путешествующих по нему шаманов. Этот мир ярче нашего: некоторые легенды говорят, что он имеет семь солнц. Верхний мир остался не испорченным людьми, и его обитатели до сих пор живут по традиционным законам предков. Иногда, когда ворота из нашего мира в Верхний открываются, люди могут видеть его сияние, которое выглядит как лучи солнечного света, пробивающиеся сквозь тучи. Молитвы, которые произносятся в такой миг, обладают особенно большой силой.

    Чтобы отправиться в Верхний мир, надо уметь летать, и шаманы, решив совершить путешествие туда, часто превращают себя в птиц. Другими образами, которые шаман может принять для этого, являются летающий олень или конь. Направление путешествия может быть прямо вверх или к югу, откуда проистекает Река Мира.

    В некоторых культах, перед тем как кандидат в шаманы пройдет инициацию в нашем мире, он должен отправиться в Верхний мир и пройти посвящение у живущих там духов.

    Другим способом попасть туда является путешествие вверх по Дереву Вселенной, образ которого в шаманских церемониях представляет обычное дерево. Находясь в состоянии экстатического транса, шаман лезет по этому дереву вверх, а его душа в это время, как считается, поднимается по настоящему Дереву на небеса.


    Рунный камень с изображением лошади Иггдрасиль


    Дерево - вообще один из основных элементов шаманской космологии. Прежде всего оно символизирует связь между временным и физическим, с одной стороны, между вечным и духовным - с другой. Римские завоеватели в древней Британии иногда называли кельтских друидов "пастырями деревьев", так как те часто разговаривали с деревьями. Шаманы северных культур Британии, Европы и Скандинавии сравнивали Космос с живым деревом, развивающимся организмом, обладающим собственным разумом. Скандинавские шаманы называли его Древом Иггдрасиль. Иггдрасиль - старонорвежское название, означавшее "скакун Игга", а Игг - одно из имен Одина, одноглазого (!) и обожествленного отца всех шаманов. Скакун Одина был мифологическим существом, способным путешествовать в другие царства бытия. Поэтому Древо Иггдрасиль символизировало доступ к другим мирам - иным уровням реальности.

    Вершина Дерева Вселенной соприкасается с небом там, где находится Полярная звезда - гвоздь, удерживающий небеса на месте.

    В некоторых сибирских и монгольских традициях Древо Мира находится не в центре Вселенной, а на юге, где соприкасаются Средний и Верхний миры.

    Еще один путь, ведущий в Верхний мир, - это "сулонг", магическое сновидение. В обычном монгольском языке слово "солонго" означает "радуга", и шаман может в своем сновидении отправиться по радуге в Верхний мир, после чего, проснувшись, рассказать, что он там видел.


    ***


    Мировоззрение шамана требует глубокого уважения всех форм жизни и столь же глубокой скромности, вызванной пониманием зависимости человека от животных, растений и неорганических форм вещества.

    В то время как мистический рай животно-человеческого единства утерян в обычной реальности, во внутреннем космосе шамана он по-прежнему достижим. Только шаман способен реализовать единство людей и животных во время своих путешествий по невидимым мирам. Через это единство шаман "подключается" к могущественным силам млекопитающих, птиц, рыб, насекомых и других живых существ. Для осуществления этого шаману необходим особый дух-хранитель, который помогает совершать шаманскую работу известными ему (хранителю) способами.

    Таким духом-хранителем часто бывает какое-то животное. Являясь хранителем шамана, животное наделяет его способностью перевоплощения из человека в животное и обратно.

    Уверенность шамана в том, что он может принимать форму своего духа-хранителя, - давнее и широко распространенное убеждение. Шаманы часто превращались в волков, медведей, оленей, рыб, птиц.

    Перевоплощение шамана в зверя у народов Сибири называется "ие-кыла". Оно тщательно скрывается от всех. В древности люди в этих местах верили, что только один раз в году, когда последний снег почернеет, шаманские ие-кыла появляются на земле; тогда души шаманов, воплощенные в них, рыщут везде: их видит только глаз колдуна, обыкновенные же люди их не замечают.

    Приобретение ие-кыла, а вместе с тем и присущих ему качеств вовсе не зависит от воли шамана: оно или случайно, или предначертано свыше.

    Древняя шаманская вера в способность превращаться в животных сохранялась в Западной Европе до эпохи Возрождения. Такое воплощение шамана (колдуна) получило в ту эпоху название "оборотень". Викинги, прозванные своими жертвами морскими волками, оказывается, были хорошо осведомлены об оборотнях. Во время кровавых набегов их колдуны надевали на себя звериную личину, как это делал в IX веке воин Кведд-Улф, в переводе - "Ночной Волк".

    Похожее значение имеет слово "берсеркр" ("berserkr" - "медвежья шкура"). Это, как многие из вас, наверное, помнят, была особая категория воинов, которые перед началом битвы приводили себя в экстатическое состояние, сходное с шаманским. Берсеркр, облаченный в медвежью шкуру, сам становился медведем и дрался соответственно.


    ***


    У каждого шамана есть свой дух-покровитель. Согласно поверьям, это душа почившего шамана, в исключительных случаях - кого-либо из небожителей, но всегда второстепенных, так как человеческое тело не может вынести мощи великих богов.

    Дух-покровитель "витает" поблизости от избранного им человека и охотно является на его зов. В трудные минуты он помогает шаману, заступается за него, дает советы.

    Помимо духа-покровителя у каждого шамана есть духи-помощники, которых ему дает его дух-покровитель. Они выполняют его поручения, помогают сражаться с враждебными духами, узнают то, что сокрыто от других людей. Чем больше у шамана духов-помощников, тем он сильней.

    Когда-то люди верили в то, что плохие шаманы-колдуны посылают духов-помощников в тела своих жертв, чтобы сделать последних больными или убить. В этих случаях шаманы-целители пользовались своими духами-помощниками для борьбы и изгнания враждебных духов из тела больного.

    Атрибуты шамана, предметы силы

    Главнейшим атрибутом шамана является его костюм. Костюмы шаманов у разных народов бывают различные.

    В качестве примера приведем описание костюма сибирского шамана:

    "Платье шамана представляло собой кафтан из выделанной кожи, спереди настолько короткий, что не закрывает колен, а сзади длинный, до самой земли; по краям и по всей поверхности этого кафтана, но только сзади, нашито нечто вроде бахромы из пучков тонко нарезанной ровдуги; на этих ремешках прикреплены погремушки и железки разной формы, имеющие особые названия, места и отчасти символические значения.

    Кафтан спереди гладкий и завязывается на груди ременными завязками, а под шеей застегивается на пряжку. На нем спереди нашиты фигуры животных, птиц, рыб, зверей, всякие бляшки, эмблемы небесных светил, а также железки, изображающие части человеческого скелета и внутренностей. На севере при отсутствии описанного выше костюма надевают меховое, из выделанной телячьей кожи, пальто, шерстью наружу, на котором иногда навешивают сзади некоторые более важные железки, как-то: оба "солнца", рыбу, иногда там, где у женщины груди, вешают две круглые жестянки, долженствующие изображать их. На голову на севере надевают женскую дорожную шапку с наушниками. По общему поверью, железка и побрякушка шаманского платья имеют свойство не ржаветь и имеют душу" (Кандыба Д. Русский гипноз. - М.: КСП, 1995).


    ***


    Другим важнейшим атрибутом является бубен (или барабан). Как и костюм, бубен делался для молодого шамана его учителем.

    У сибирских шаманов, например, бубен всегда яйцевидной формы; его обод сделан из старого, высохшего на пне лиственного дерева, из лучшей части такого дерева, называемой "киль"; снаружи обод бубна украшен семью, девятью и одиннадцатью угловатыми выпуклостями, покрытыми той же кожей, которой обтянут весь бубен (причем кожа должна быть с трехгодовалого бычка); внутри бубна идут ремни, привязанные накрест посередине к железному кругу с поперечинами или к кресту; за это железо шаман, продевши пальцы в соответствующие отверстия, держит бубен. Внутри бубна, вдоль обода, особенно там, где привязаны ремни-"завязки", висит множество бубенчиков, колокольцев, железных и костяных погремушек, послушных малейшему движению шамана-музыканта. Для игры на бубне шаман берет небольшую, слегка изогнутую деревянную колотушку, обшитую кожей с кобыльих или оленьих ног.

    Бубны саамских шаманов отличаются большими размерами и круглой формой, имеют широкую обечайку, деревянную продольную рукоять в виде широкой пластины, один или несколько поперечных (по отношению к рукояти) железных или деревянных стержней, а также сложный рисунок на наружной стороне обтяжки бубна. Эти рисунки достаточно разнообразны, но большинство из них отражает представление о трех мирах - Нижнем, Среднем и Верхнем. Поверхность обтяжки бубна разделена полосами или иным способом на три части, каждая из которых заполнена фигурками людей, животных, изображениями мифологических существ, относящихся к соответствующим мирам. В некоторых случаях в центре обтяжки бубна изображалось солнце, от которого отходят лучи, как бы разделяющие сферы деятельности различных существ.

    Интересны способы использования бубнов. У большинства народов шаман держал бубен за рукоять левой рукой, а правой держал колотушку, которой он ударял по бубну со стороны, обтянутой кожей. Как правило, бубен в это время находился в вертикальном положении. Поскольку бубен использовался в разных целях (при лечении больного, предсказании будущего, гадании и тому подобное), не исключено, что положение бубна было различно.

    Пока не находит аналогий положение бубна во время культовых действий у саамов:

    "На него клали кольцо, изготовленное из металла либо из ольхи; к этому кольцу обыкновенно привязывалось несколько маленьких колец. Когда кольцо было положено посредине бубна, начинали ударять в бубен молотком, сопровождая удары песнью. Колотушка бывала обыкновенно деревянной или изготовленной из рога оленей. По направлению, которым кольцо двигалось от ударов, узнавали то, что требовалось. Если, например, нужно было узнать, какое животное следует принести в жертву, то, смотря по тому, около изображения какого животного кольцо остановится, то и определяли для жертвоприношения (…) Когда требовалось узнать об исходе задуманного предприятия, нойд (саамский шаман. - А.П.) клал большое кольцо с привязанными к нему малыми кольцами на бубен так, чтобы оно приходилось на изображение солнца. Затем он начинал ударять молотком по бубну: если маленькие кольца двигались посолонь, то это считалось хорошим предзнаменованием…" (Хомич Л. Шаманский бубен саамов (к проблеме этнических контактов). /В кн. Проблемы этнической истории и межэтнических контактов прибалтийско-финских народов. - СПб., 1994).

    У разных народов со временем бубен вышел из употребления. У Кольских саамов шаманы заменили его на пояс - "почень". Этот пояс делали из полосы кожи, наружная сторона обшивалась в длину суконными полосами трех цветов - желтого, красного и черного. В центре пояса одно над другим прикреплялись три металлических кольца, справа и слева от них располагались по три ромба, вышитых бисером. Во время обрядов шаман надевал этот пояс на себя и в нем пророчествовал или лечил больных. Еще позже пояс был заменен платком.


    ***


    Среди других атрибутов шамана следует обратить внимание на посох - прообраз жреческого жезла. В шаманическом понимании посох обозначает ось между солнцестояниями - властью Солнца и властью Земли.

    Североамериканские шаманы изготавливали посох из ветки, срезанной с живой лещины или другого орехового дерева. Его длина примерно равна расстоянию между плечом и кончиками пальцев вытянутой руки. Перед тем как предпринять "хирургическую операцию", шаман не только просит разрешения у дерева, но и ждет указания, в каком месте можно сделать надрез. Срезанная ветка бережно готовится для дальнейшей обработки; прежде чем покрыть посох резьбой, шаман снимает большую часть коры. Древко некоторых посохов украшено резным изображением змеи. В пасть резной змеи иногда вставлялся кристалл горного хрусталя. Некоторые посохи украшаются перьями, подвесками и даже колокольчиками. Символы, имеющие важное значение для шамана, вырезаются или наносятся краской на древко и торец посоха.


    ***


    Еще один атрибут - шаманская маска - служит средством для выражения внутреннего потенциала, обычно в церемониальном или шаманском танце. Маска может изображать какое-либо животное или духа-покровителя. Ее надевают для укрепления внутреннего контакта с этими силами. Маски изготавливают из различных материалов. Самую простую маску рисуют на лице.


    ***


    В некоторых культурах шаманы пользовались маятником. Маятник состоит из небольшого груза - например, кристалла хрусталя, камешка или деревянного конуса, подвешенного на нити или тонком шнуре. Шнур держат между указательным и большим пальцами, в 7-8 сантиметрах от груза. Круговое движение груза (по или против часовой стрелки), а также его колебание в горизонтальной или вертикальной плоскости дает положительный, отрицательный или нейтральный ответ на вопрос, заранее сформулированный в мысленном виде. Шаман пользуется маятником как средством общения между сознательным и подсознательным и для разговора со скрытым "я". Это метод получения знаний о вещах, которые находятся за пределами разума.


    ***


    Птичьи перья имели огромное символическое значение и высоко ценились американскими индейцами, наделявшими их богатыми оттенками смысла. Шаман пользуется перьевым веером, чтобы окуривать дымом себя и других, а также для очищения и освящения определенных предметов. Американские шаманы часто пользовались перьями орлов и других священных птиц, но для наших целей подойдут перья любой дикой птицы. Они прикрепляются к деревянной рукояти, обитой мягкой кожей или тканью и украшенной узором из бисера с символами и эмблемами.


    ***


    Своеобразным дополнением к бубну в отдельных культурах служит погремушка. Это древнее звуковое устройство использовалось для того, чтобы создать атмосферу ожидания в процессе перехода от одного уровня реальности к другому. Обычно погремушка изготовляется из высушенной тыковки или сыромятной кожи и содержит семена, бобы, камушки или мелкие кристаллы, издающие характерный звук при встряхивании инструмента. Тыковка прикреплена к деревянной или костяной рукояти. Звук погремушки мягко успокаивает разум, убирая барьер между восприятием материального мира и реальностью духа. Иными словами, подобно бубну, он служит "мостом между мирами"; поэтому погремушки так хорошо успокаивают плачущих младенцев.


    ***


    Свисток - сигнальный инструмент для призыва к высшим энергиям и связи с союзниками и наставниками шамана в духовном мире. Коренные американцы делали свистки из костей птичьего крыла, обычно орлиного. Свисток (свистулька) является и шаманским атрибутом племен славянской группы. В Европе он постепенно превратился в дудочку и свирель. Это заставляет нас заподозрить, что легенда о Крысолове, уведшем из города Гамельна крыс, а затем детей, имеет отношение к некоему шаманскому обряду.


    ***


    Шаманы хранят свои коллекции кристаллов, камней, трав и прочих предметов силы в легко доступных и удобных для переноски мешочках. Иногда эти мешочки кладут в большую наплечную сумку. Материалом для изготовления сумки и мешочков обычно служит кожа или плотная ткань. Их украшают бахромой и бисером, вышивают или раскрашивают узорами и символами, имеющими отношение к владельцу. Чтобы содержимое не вываливалось наружу, мешочки обычно стягивают плотными нитками или кожаными шнурками.

    Шаманские сумки и мешочки сами по себе являются предметами силы, поскольку служат хранилищем для вещей, содержащих силу.


    ***


    В то время как предметов силы может быть неисчислимое множество, один из них стоит особняком - это кристалл кварца. Шаманы придают особое значение этим шестигранным заостренным камням, цвет которых может варьироваться от прозрачного до молочно-белого.

    Кристалл кварца считается самым могучим предметом силы, поскольку его материальная и духовная природа едины. Многие народы называют его "живым камнем".

    Кристаллы часто вдавливают в кожу, натирают ими тела тренирующихся шаманов и даже льют на свои тела "разжиженный" кварц. Кристалл кварца шаманы кладут в воду и пьют ее, после чего обретают способность видеть призраков.

    Шаманы уже давно использовали кристаллы кварца для видения и предсказания. Хрустальный шар, который знаком людям нашей культуры, - просто полированный потомок старого шаманского кристалла.

    В Австралии лучшие шаманы смотрели в кристалл, чтобы вызывать видения прошлого, настоящего и будущего. Индейцы часто посылали кварцевый кристалл или его духа поймать образ чужого лица. Эта техника употреблялась также для лечения на большом расстоянии. Шаман посылал ночью кристалл, чтобы он принес образ больного. Когда образ прибывал, шаман плясал вокруг кристалла, потрясая трещоткой. Затем шаман просил кристалл убрать из образа вредную силу. Больной человек, находившийся далеко, таким образом выздоравливал.

    Как правило, шаман носит свой кристалл спрятанным от людей и от лучей солнца. Шаман сибирской народности сахов хранит его в своем наплечном мешке. Австралийский шаман также хранит свои кристаллы кварца в сумке вместе с другими предметами силы, но может хранить их также в желудке. Тсимпанский шаман носит кристалл в мешочке на шее. Папайский шаман настолько зависит от кристалла кварца, что тот больше похож на духа-хранителя, чем на духа-помощника.

    У шамана Южной Америки кристаллы кварца находятся внутри погремушки. Считается, что после смерти душа шамана сливается с ними и поднимается в небо в виде света. И наоборот, душа шамана может вернуться на Землю из своего небесного жилища в форме кристалла кварца.

    Кристалл кварца также ассоциируется с небом и может быть найден шаманом у подножия радуги. Австралийский шаман Каби "со многими кристаллами в своем теле мог путешествовать вниз в глубочайшие колодцы, где жил дух радуги, и обретать еще больше кристаллов". Такой шаман поднимается "полный жизни" и "становится врачом в высочайшей степени".

    Некоторые шаманы Калифорнии обладали очень сильными кристаллами - "предками", которые считались особо могущественными. По некоторым поверьям, работать с ними нужно очень осторожно, особенно с крупными: если повредить кристалл, то может наступить "конец света".


    ***


    Существенную роль в ритуалах шаманов играют психодислептические средства (галлюциногены).

    На всей территории Сибири и Арктики издревле основным психоактивным средством был красный мухомор. У хантов, например, шаманским путешествиям предшествовал однодневный пост, в конце которого шаман съедал от трех до семи мухоморов и ложился спать. Через несколько часов он внезапно пробуждался, сотрясаемый дрожью, и объявлял, что ему сказали духи. У коряков шаманы ели мухоморы, если надо было вступить в контакт со злыми духами или душами умерших.

    Известно, что красные мухоморы вызывают отравление. После их употребления возникает покраснение лица, шеи и груди, учащение пульса, галлюцинации в виде ярких цветных пятен, нарушение ориентировки во времени и пространстве. Уже спустя несколько минут эти явления сглаживаются. Дольше сохраняется чувство спокойствия, переходящее в состояние блаженства, которое длится несколько часов.

    Кстати, европейские мухоморы несколько более ядовиты, чем сибирские, и требуют большей осторожности при употреблении. Легким формам отравления сопутствует определенное оживление и спонтанность движений, как от алкоголя. При более глубоком отравлении окружающие предметы начинают казаться то очень маленькими, то очень большими, поочередно сменяются оживление и депрессия.

    Наевшийся мухоморов шаман сидит спокойно и, покачиваясь из стороны в сторону, разговаривает с членами семьи. Внезапно глаза его закатываются вверх, он начинает конвульсивно жестикулировать, говорить с кем-то еще, петь, танцевать. Потом наступает перерыв, и, чтобы вернуться из другого мира в наш, он должен еще съесть один или два мухомора.

    Действие мухомора было бы сильнее, если бы алкалоид не выводился из организма с мочой. Поэтому коряки, например, считают мочу мухомороеда ценным напитком. Он обычно выпивает ее сам или предлагает другим как угощение.

    Тут надо заметить, что употребление мухоморов было распространено не только среди шаманов, но и в самых разнообразных культах Индии. Изображения их повсеместно находят на стенах храмов. Германцы приготовляли из них напиток для берсеркров.

    Название мухомора у уральских и сибирских народов - "панк" или "банг" - синоним иранского названия конопли. Конопля же в качестве экстатического средства широко применялась скифами. Из описаний Геродота мы знаем о крытых войлоком кумирнях с раскаленными камнями в центре шалаша. На них жрецы бросали зерна конопли и, находясь в облаках опьяняющего дыма, вступали в контакт с духами и душами умерших.

    В шаманской практике на Американском континенте до сих пор широко используются "разговорчивые" грибы: пейотль, страфария и другие, а также экстракты из лиан, например аяхуаска - отвар, основной составляющей частью которого является водная лиана. Этот напиток наиболее широко распространен среди встречающихся в экваториальной части Нового Света галлюциногенов, используемых шаманами.

    Вот что сообщал об аяхуаске Тереке Маккенна, совершивший в начале 1970-х годов исследовательскую экспедицию по колумбийской Амазонке:

    "Шаманы дживаро в Эквадоре принимают аяхуаску, после чего они - и любой другой, кто ее примет, - получают способность видеть некую субстанцию, про которую говорят, что она фиолетовая или темно-синяя и пузырится, как жидкость. Когда после приема аяхуаски у вас возникает рвота, вы выбрасываете именно эту жидкость; кроме того, она выступает на коже как пот. Вот эту любопытную штуку дживаро и используют в большинстве своих колдовских обрядов. Все это держится в строжайшей тайне. Очевидцы утверждают, что шаманы выливают жижу на землю перед собой и, глядя в нее, видят другие края и времена. Если верить им, природа этой жидкости полностью выходит за пределы обычного опыта; она состоит из пространства, времени или мысли или же представляет собой чистую галлюцинацию, которая приобретает объективное выражение, но всегда ограниченное пределами жидкости".

    В качестве галлюциногена на Американском континенте применяется также крепкий табак, используемый в виде дыма или жвачки.

    Камлание шамана

    Ритуалы шаманов начинаются с изготовления одежды. Учитель-шаман помогает в этом своему ученику и обучает его основным приемам камлания.

    С помощью бубна, монотонной речи или пения особых шаманских текстов, упруго-ритмичных прыжков и бега, а также вдыхания наркотических запахов (в совокупности эти действия и называются *КАМЛАНИЕМ*) шаман вводит себя в состояние особого шаманского экстаза, находясь в котором он может путешествовать по иным мирам, общаться с духами и божествами. Бубен в этом процессе превращается то в быстрого оленя, несущего шамана в иные пределы, то в чудо-птицу.

    Для описания особого состояния, достигаемого шаманами в процессе камлания, и схожих с ним психофизических феноменов специалисты вводят термин *ИЗМЕНЕННОЕ СОСТОЯНИЕ СОЗНАНИЯ.* При измененном состоянии сознания человек отчетливо ощущает качественный сдвиг в своих мыслительных функциях, то есть он чувствует не просто количественное изменение (большую или меньшую живость ума, большую или меньшую зрительную образность, большую резвость или тупость и тому подобное), но и то, что стало иным какое-то качество (или группа качеств) его мыслительных процессов. Оказываются задействованными мыслительные функции, которые обычно не бывают задействованы; проявляются качества восприятия, которые не имеют нормальных сдерживающих барьеров.

    Что считается измененным состоянием сознания? Все, что угодно - от сна до гипнотического транса, от состояния покоя, вызванного медитацией, до состояния эйфории, вызванного наркотиками.

    Одно из наших основополагающих допущений состоит в том, что наши глаза видят мир таким, каким он является в действительности, что они аккуратно передают эту информацию в наш мозг и что проходящие по зрительному нерву сигналы квалифицированно расшифровываются и обрабатываются в зрительных центрах мозга и затем надежно откладываются в нашей памяти. Если бы мы были недовольны этим представлением, мы тратили бы наше время, ставя под сомнение каждый полученный нами чувственный сигнал, вместо того чтобы работать, отдыхать, развлекаться и вообще жить. Однако в измененном состоянии сознания наше восприятие реальности безнадежно искажено. В таком состоянии реальность становится иллюзией, а наши иллюзии - реальностью.

    Камлание как одна из практик погружения в измененное состояние сознания является важнейшим элементом шаманизма. Оно представляет собой сильнейшее психическое и эмоциональное переживание, в которое одновременно вовлекаются не только шаман, но и его соплеменники, присутствующие на камлании. Во время этого действа, например, для исцеления больного, шаман прилагает огромные усилия, чтобы изменить у пациента обычное представление о реальности, показывает ему, что он не одинок в своей борьбе с болезнью и смертью, что ему помогают могущественные силы для изгнания принесших болезнь злых духов. Таким образом, срабатывает сильнейший психотерапевтический эффект, построенный на абсолютной вере и убежденности в исцелении.

    Аналогичным образом действует шаман, когда его просят предсказать будущее. Так, один европеец, посетивший сахов, впоследствии писал:

    "Когда я уезжал в свое летнее путешествие, я спросил колдуна в Обдорске: повезет ли мне? Он начал бить в барабан и полетел на облаках в место моего назначения. Когда он прибыл к реке Пур, то у него заболела голова, значит, я тоже заболел бы там. В небольшом водовороте в устье реки его лодка перевернулась - это случилось бы и со мной. В конце концов, плывя дальше по реке Таз, он достиг Дающего Свет Духа. Значит, путешествие должно было окончиться для меня счастливо, и я бы благополучно вернулся".

    К сожалению, рассказчик не сообщает, исполнилось ли предсказание шамана, однако, скорее всего, исполнилось, если этот европеец действительно поверил шаману, приняв правила игры. Любое предсказание так или иначе оказывает влияние на наше будущее, выступая в качестве подсознательной (или даже сознательной) программы наших будущих действий.

    Новейшие нейрохимические исследования показали, что человеческий мозг сам вырабатывает вещества, меняющие состояние сознания, в том числе и галлюциногены, - такие, как диметилтиптамин. В процессе камлания активизируется этот естественный защитный биологический процесс как у шамана, так и у его пациента и зрителей.

    О феномене шаманизма много пишут и современные исследователи. Вот некоторые из их высказываний.

    Когда во время камлания шаман (постепенно или внезапно) падает на пол, говорят, что он "погружается", то есть в это самое время посещает иные миры.

    Шаманское путешествие - одна из важнейших задач, стоящих перед ним. Она непременно должна быть выполнена. Основная форма этого путешествия - путешествие в Нижний мир. Чтобы свершить его, шаман пользуется особым входным отверстием. Оно существует как в обычной, так и в необычной реальности. Например, таким отверстием может служить горячий источник. Шаманы проходят сотни километров под землей, входя через один горячий источник и выходя из другого.

    Входом в Нижний мир могут быть также дуплистые деревья (в этом случае шаман следует за корнями такого дерева вниз, в землю), пещеры, норы землеройных животных и даже особые дырки в земляных полах домов.

    Входы в Нижний мир обычно ведут вниз, в туннель или трубу, которые приводят шамана к выходу в чудесные и необыкновенные места. Оттуда шаман путешествует в те места, в которые ему хочется. Такие путешествия могут продолжаться в течение нескольких часов. В конце концов шаман возвращается вверх сквозь трубу, чтобы подняться на поверхность там, где он вошел.

    Иногда, спускаясь через туннель, шаман оказывается поднимающимся или спускающимся по реке, которая может быть, а может и не быть частью туннеля. Так, один шаман, описывая свое первое путешествие в Нижний мир, рассказывал:

    "Когда я посмотрел вокруг, я заметил в земле дыру. Она становилась все больше. Мы (он сам и его дух-хранитель. - А.П.) спустились через нее и оказались возле реки, которая образовывала две протоки, текущие в разные стороны.

    - Ну отгадай, - сказал мой спутник, - один поток течет из центра к северу, другой - к югу, в сторону солнца".

    Описание Нижнего мира получают в основном от шаманов, считающих, что они посетили его в состоянии транса, то есть находясь в другой, необычной реальности. Связывание двух реальностей - очень важная часть деятельности шамана (как и любого другого трикстера). При этом он никогда не просит помощи. Способность шамана успешно действовать в двух реальностях считается доказательством его силы.

    Шаману необходимо быть адекватным любой реальности. Он должен владеть обычной реальностью так же хорошо, как и необычной. Только тогда его можно считать мастером.

    Шаманизм в современном мире

    Ныне шаманизм и его ритуалы кажутся архаикой. Тем не менее рецидивы его случаются до сих пор. Мы узнаем об этом из сообщений СМИ о том, что в той или иной стране "третьего мира" вынесен смертный приговор в отношении колдуна, практика которого очень напоминает шаманскую.

    Реальное же влияние шаманам удалось сохранить лишь на Африканском континенте и в Южной Америке, где по сегодняшний день весьма сильны родоплеменные связи, а под покровом лощеной респектабельности скрывается первобытная дикость.

    Колдунам Африки и Южной Америки посвящено достаточное количество трудов. Чтобы познакомиться с темой, вы можете воспользоваться, например, знаменитой книгой Гарри Райта "Свидетель колдовства".

    Описывая свои впечатления от общения с современными шаманами, Райт указывает на важнейшее обстоятельство, на которое и нам стоит обратить особое внимание, - шаманские методы оказываются эффективными только в том случае, если клиент безусловно доверяет колдуну:

    "…Наблюдая за тем, как местный представитель медицины готовится продемонстрировать свое искусство, я в первый раз осознал, какое значение имеет доверие пациента к врачу. Габрио (пациент шамана-знахаря. - А.П.) безропотно подчинялся знахарю, как бы ни были странны и чудовищны его действия. Можно назвать это верой, хотя я предпочитаю другое слово - доверие, но, как его ни называй, ясно, что здесь мы имеем дело с областью, которую называем психотерапией, или наукой врачевания психики человека. Лихорадочный блеск глаз Габрио смягчился, когда знахарь приступил к делу. У этого местного представителя медицинской профессии были высокий для его соплеменников рост, морщинистое лицо пожилого человека и острый, проницательный взгляд. Он не стал тратить время на гигиенические формальности, свойственные даже простейшей медицине. Он не вымыл рук, и, судя по их виду, было сомнительно, чтобы он когда-либо в жизни проделывал подобную предоперационную процедуру.

    О зубоврачебном кресле, естественно, не могло быть и речи. Он просто уложил Габрио на землю и сам сел на корточки, зажав голову "пациента" между коленей. Габрио открыл рот с черными, пораженными кариесом зубами. Придерживая голову одной рукой, знахарь запустил вторую ему в рот, с силой разжимая челюсти несчастного. Габрио застонал, но принял диагностические действия знахаря как должное. Кроме рта, на лице Габрио, казалось, осталась только пара молящих глаз, сходящихся над перемычкой плоского носа. Двумя пальцами знахарь ощупал его воспаленную десну и издал возглас удовлетворения, хотя я не представляю себе, что он мог установить при таком приблизительном осмотре. Мальчик - очевидно, ученик знахаря - принес чашу с отвратительной на вид жидкостью. Знахарь наклонился над нею, бормоча заклинания и продолжая смотреть на Габрио гипнотическим взглядом. Его тело раскачивалось в унисон с "молитвами". Вдруг знахарь схватил чашу и большими глотками выпил ее содержимое. Я не удивился, когда его сразу же вырвало. Старик - ему было не меньше 60 лет, а это немалый возраст для индейца - сделал знак рукой, чтобы подали вторую чашу. Процедура повторилась.

    Я могу только строить предположения о том, что достигалось этим приемом, действовавшим не на "пациента", а на "врача". Однако несомненно, что все это каким-то образом действовало и на Габрио, Он смотрел как зачарованный на знахаря, который, похоже, впадал в транс. Потом знахарь подал знак, и его помощник снова уложил Габрио на землю лицом вверх. Знахарь еще раз стал на колени, крепко зажав голову Габрио между ног. Снова запустив руку в рот Габрио, он принялся жевать какой-то мешочек вроде табачного кисета, сплевывая на землю сначала по одну сторону от Габрио, затем по другую. Все это время он нараспев бормотал одни и те же слова в странном, монотонном ритме.

    Я с возрастающим интересом наблюдал за этим представлением. Мне были немного знакомы основные приемы туземного колдовства, непременное условие которого - установление абсолютного доверия между "пациентом" и "врачом".

    И, к слову сказать, полное доверие Габрио к знахарю могло бы служить образцом отношений между врачом и больным для нашего цивилизованного общества. Внезапно старик припал ртом к опухшей щеке Габрио и начал яростно и шумно сосать. Это, очевидно, было чрезвычайно болезненно, и Габрио завопил. Однако знахарь продолжал сосать щеку, а помощник крепко прижимал голову пациента к земле. Наконец знахарь поднял голову и выплюнул что-то. Я подошел ближе: это была острая щепка. Как она попала ему в рот, не знаю, но уверен, что не из щеки Габрио. Старик посмотрел вокруг, что-то резко произнес на своем диалекте, очевидно, объясняя результаты лечения. Габрио поднял голову и уставился на злосчастный кусочек дерева, но знахарь снова довольно грубо прижал его голову к земле и опять принялся сосать щеку. Через некоторое время он выплюнул муравьев. Я был поражен его фокусами.

    Судя по всему, старик незаметно совал все это себе в рот, и, когда в третий раз он выплюнул кузнечика, а в четвертый - ящерицу, я был просто сбит с толку. Ящерица, очевидно, считалась чем-то очень важным. Знахарь потрясал ею в воздухе, показывая столпившимся вокруг индейцам. Габрио было разрешено сесть, и старик начал расспрашивать о том, как он себя чувствует после извлечения этих ужасных вещей из его рта. Габрио осторожно потрогал щеку и кивнул, но по выражению его лица и тем нескольким словам, что я мог понять, было ясно, что зуб все еще давал себя знать. Знахарь начал шарить среди выплюнутых им предметов. И кузнечик, и ящерица были мертвы. Вдруг он указал на ящерицу - у нее недоставало одной ноги. Это осложнение, судя по всему, требовало более серьезного подхода.

    "Доктор" взял у своего помощника маленькую двустворчатую раковину. Пользуясь ею как щипцами, он вытащил из горевшего рядом костра раскаленный уголь и протянул его Габрио. На секунду я подумал, что он хочет заставить его проглотить этот уголь. Но знахарь быстро дал понять, что Габрио должен взять в рот раковину, внутрь которой он положил уголь. Затем он быстро растер какие-то сухие листья и посыпал ими уголь в раковине. Распространился запах, схожий с запахом лаврового листа. Знахарь помог Габрио держать раковину во рту так, чтобы дым окуривал зубы. Через несколько минут напряженное выражение сошло с лица Габрио. За несколько секунд зубная боль оставила его, он радостно повернулся ко мне и объявил: "Коготок ящерицы выкурил зуб!" Этого загадочного объяснения было вполне достаточно, по крайней мере для Габрио. Боль прекратилась. Она "выкурена"…"

    Подобно шаманам древности, современные колдуны способны не только лечить пациентов, но и убивать врагов. Тот же Райт рассказывает о чернокожей колдунье Лусунгу, которая на его глазах спасла от неизбежной смерти изнасилованную девочку, провела расследование и приговорила виновника к смерти. Сила ее внушения была столь велика, что виновник умер в определенный колдуньей срок, хотя никто из племени не тронул его и пальцем.

    В Африке могущественные колдуны (читай - шаманы) оказывают влияние не только на отдельные племена, но и на страны, совсем недавно появившиеся на политической карте мира.

    В один из воскресных дней 1979 года государственное радио Родезии вдруг начало изрекать следующее:

    "Духи вместе с правительством! Те, кто восстанет против него, будут истреблены. Деревни поразят молнии или разрушат наводнения!"

    Позже белое правительство отрицало свою причастность к этому сообщению, однако ему никто не поверил. Всем было очевидно, что многочисленные колдуны из различных племен Родезии захватили контроль над правительством.

    Африканское сопротивление тоже стремилось заручиться поддержкой колдунов. Например, в Конго людям раздавали талисманы против ООН. Колдуны учили детей, что делать, чтобы самолеты падали. И, кажется, их метод сработал: самолет генерального секретаря ООН разбился в джунглях, и выжить никому не удалось.

    Пожалуй, трое африканцев из четырех твердо уверены, что у власти находятся колдуны. В некоторых странах Африканского континента существует даже партия колдунов. Учитывая их влияние на массы, каждый политический лагерь был заинтересован в поддержке колдунов. Жак Бержье, французский физик и популяризатор оккультных наук, утверждает, что во времена "холодной войны" КГБ разыскивало колдунов по всей Африке и направляло их на учебу в Советский Союз. Кстати, и кубинским солдатам, сражавшимся в Африке, были даны четкие инструкции поддерживать дружественные отношения с колдунами.

    Являясь яблоком раздора в борьбе за влияние, колдуны, в свою очередь, иногда сами становились жертвами. Чью бы сторону они ни заняли, они всегда рискуют жизнью. Так, во время южноафриканского рейда в Анголу среди шестисот убитых было около пятидесяти колдунов. Генерал Джек Даттон стер с лица земли их лагерь, названный ими "Москвой" (?!).

    Логично было бы предположить, что колдуны должны быть яростными противниками белых и их интересов там, где они еще сохраняют свое влияние. На самом же деле, как говорил великий французский этнолог Баландье, Африка двойственна. Некоторые колдуны являются сторонниками деколонизации, другие - склоняются к белым и неоколониализму.

    Часто политическая позиция определяется корыстными или какими-либо другими интересами. Так, один колдун встал на сторону многонационального общества, когда ему пообещали регулярно поставлять в нужном объеме пенициллин для его пациентов. Другие поддерживают горнодобывающие или нефтяные компании за большие деньги, которые те кладут на их счет в швейцарских банках.

    Итак, африканские шаманы вполне нашли свое место в современном быстро изменяющемся мире. И в этом нет ничего странного или нелепого, ведь история нашей цивилизации (в том числе история политическая) во многих аспектах связана с деятельностью европейских шаманов, которые, правда, предпочитают называть себя адептами оккультных наук.

    Глава 2. Битвы алхимиков

    Один Телец висит высоко в небесах, Другой своим хребтом поддерживает прах, А меж обоими тельцами, - поглядите, Какое множество ослов пасет Аллах!

    Омар Хайям, "Рубаи".


    Алхимия и алхимики

    К оккультным наукам, без сомнения, можно отнести и алхимию. Первоначально в ее основе лежало все то же желание повелевать незримыми духами, которое мы видели в шаманской практике. Но со временем алхимия обрела еще более прагматичную и конкретную цель - превращение низких металлов в золото посредством катализатора, называемого философским камнем (Lapis philosophorum).

    Было предложено много интересных гипотез относительно происхождения алхимии. Одна из них полагает, что алхимия была открыта людям таинственным египетским полубогом Гермесом Трисмегистом. Эта возвышенная личность, проступающая сквозь туман времени, несущая в руках бессмертный Изумруд, по мнению древних египтян, являлась автором всех наук и искусств. В честь него все научное знание собирательно именуется герметическими искусствами. Когда тело Гермеса было предано земле в Долине Гебра, божественный Изумруд был захоронен вместе с ним. Через много веков Изумруд раскопали; по одной версии, это сделали арабские мудрецы, по другой - Александр Македонский. С помощью могущества, присущего этому Изумруду, на котором были выгравированы таинственные письмена Трижды Великого Гермеса (всего тринадцать предложений), Александр завоевал весь известный тогда мир. Не сумев, однако, справиться с собой, он потерпел в конце концов крах.

    Алхимия процветала в Египте с самых ранних времен, и говорят, что Соломон занимался ею. Ее золотой век начался с завоеваний арабов в Азии и Африке. Легковерные сарацины, знакомые с рассказами о талисманах и небесных влияниях, горячо верили чудесам алхимии. При великолепных дворах Альманзора и Гарун-аль-Рашида профессора герметической науки нашли покровительство, учеников и вознаграждение.

    Долгое время алхимия оставалась поистине тайным учением, и до XI века единственным известным широкой публике алхимиком был аравиец Гебер, собственное имя которого Абу-Муза-Джафар, прозванный эль-Софи. Его попытки превратить неблагородные металлы в золото повели к разным открытиям в химии и медицине. Он был также знаменитым астрономом, но дошел до наших времен как создатель языка, известного под названием "тарабарщины".

    Крестоносцы привезли алхимию в Европу, и около XIII столетия Альберт Великий, Роджер Бэкон и Реймонд Люлли воскресили ее. Генрих VI, король английский, приглашал лордов, дворян, докторов, профессоров и священников заниматься изысканием философского камня.


    ***


    Первым и самым знаменитым алхимиком Европы был Альберт фон Больштат (Великий). Он родился в 1206 году и умер в возрасте 74 лет. О нем говорят, что он был "велик в магии, силен в философии и непревзойден в теологии".

    Альберт Великий состоял членом Доминиканского Ордена и был воспитателем Фомы Аквинского в алхимии и философии. Известно, что Альберт Великий был епископом Регенсбурга, и его причислили к лику блаженных в 1622 году. Альберт был аристотелианцем в философии, астрологом и большим знатоком медицины и физики. В молодости его считали слабоумным (!), но его искренняя вера была вознаграждена видением, в котором перед ним появилась Непорочная Дева Мария и дала ему великие философские и интеллектуальные способности.

    Став мастером магических наук, Альберт начал конструирование любопытного автомата, который он наделил способностью к речи и мышлению. Андроид, как назвал его создатель, был сделан из металла и неизвестной субстанции, выбранной согласно "велению звезд", и наделен духовными качествами через магические формулы и заклинания. Труд этот занял целых тридцать лет. Согласно легенде Фома Аквинский, посчитав этот механизм дьявольским, разбил его, тем самым разрушив труд всей жизни Альберта. Несмотря на это, Альберт оставил Фоме Аквинскому свои алхимические формулы, включая секрет философского камня.


    ***


    Следующий замечательный человек, уверявший, будто владел философским камнем, был Парацельс, которого звали собственно Филипп Ореолл Теофраст Парацельсус Бомбаст из Гогенгейма и которого последователи называли "князем врачей, философом огня, швейцарским трисмегистом, преобразователем алхимической философии, верным секретарем природы, обладателем жизненного эликсира и философского камня, великим монархом химических тайн".

    Общепринятой датой рождения Парацельса считается 17 декабря 1493 года. Он был единственным ребенком в семье. Его мать и отец интересовались медициной и химией. Отец его был врачом, а мать руководила лечебницей. Еще будучи молодым, Парацельс сильно заинтересовался сочинениями Исаака Голландца и решил реформировать медицинскую науку своего времени.

    Двадцатилетним юношей он отправился в путешествия, продолжавшиеся двенадцать лет. Он посетил многие европейские страны, включая Россию. Вполне вероятно, что он проник даже в Азию. В Константинополе арабскими мудрецами ему были доверены секреты герметических искусств. Знание о природных духах и обитателях невидимых миров он, вероятно, получил от индийских браминов, с которыми вошел в контакт либо непосредственно, либо через их учеников. Он стал военным лекарем, и его умение принесло ему огромную известность.

    По возвращении в Германию Парацельс начал реформацию медицины. На каждом шагу он встречал сопротивление и подвергался жесточайшей критике. Его необузданный темперамент и яркие личностные качества, несомненно, навлекли на него много нападок, которых он мог бы легко избежать, будь хоть немного осторожней. Он резко критиковал аптекарей за то, что те неправильно приготавливают лекарства и не учитывают нужды своих пациентов, заботясь только о своих доходах.

    Замечательные успехи Парацельса на медицинском поприще заставили его врагов ненавидеть его еще больше, потому что они не могли повторить творимые им чудеса. Его системы лечения по тем временам казались столь еретическими, что медленно, но верно его противники вытесняли Парацельса с обжитого места и заставляли искать убежища в новом, где он не был известен.

    Относительно личности Парацельса существует много противоречивых слухов. Несомненно, что он был вспыльчив. Он ненавидел врачей и женщин. Насколько известно, у него никогда не было любовного увлечения. Неумеренность, которую ему приписывали, навлекала на него много неприятностей. Говорили, что даже в то время, когда он был профессором в Базеле, его мало кто видел трезвым.

    Обстоятельства смерти Парацельса неясны, но наиболее правдоподобной версией является такая: он погиб в драке с убийцами, нанятыми его врагами, желавшими избавиться от своего соперника.


    ***


    Говорят, что учителем Парацельса был таинственный алхимик по имени Соломон Трисмозин. О нем ничего практически не известно, за исключением того, что после многих лет странствий и поисков он нашел формулу превращения металлов и сделал огромное количество золота. Рукопись этого автора, датированная 1582 годом и называемая "Великолепное солнце", находится в Британском музее. По слухам, Трисмозин жил 150 лет благодаря своим алхимическим знаниям. Очень примечательное утверждение появляется в его работе "Алхимические блуждания", где он рассказывает о поисках философского камня:

    "Исследуй, что можешь, и то, что ты можешь, является частью того, что ты знаешь, и вот это-то ты действительно умеешь. То, что вне тебя, также и внутри тебя".

    Этот принцип является фундаментальной догмой алхимии. Бог находится "внутри" и "снаружи" всех вещей. Он проявляет себя через рост, направленный изнутри наружу, через борьбу за выражение и проявление. Рост и умножение золота является не большим чудом, чем произрастание из маленького семени куста, в тысячи раз большего этого семени. Если это может случиться с семенем растения, то почему это не может случиться с семенем золота, если "посадить его в землю" (в основные металлы) и "питать" согласно секретным алхимическим рецептам?

    Алхимия учит, что Бог во всем, что он есть универсальный дух, проявляющийся в бесконечном множестве форм. Бог есть духовное семя, посаженное в темную землю (материальную вселенную). Через искусство алхимии возможно вырастить и умножить это семя так, что вся вселенская субстанция будет пропитана им и станет, подобно золотому семени, чистым золотом. В духовной природе человека это называется "возрождением", в материальном теле элементов это называется "превращением".

    Каждая песчинка по представлениям алхимиков содержит не только семена драгоценных металлов и семена драгоценных камней, но и семена Солнца, Луны и звезд. Точно так же, как природа человека отражает всю Вселенную в миниатюре, так и каждая песчинка, каждая капля воды, каждая частичка космической пыли скрыты во всех частях и элементах космоса в форме маленьких зародышей - столь малых, что даже самый мощный микроскоп не может распознать их. В триллионы раз меньшие, чем ионы или электроны, эти семена, нераспознаваемые и непостижимые, ожидают своего времени, чтобы проявиться и начать расти.

    Есть два метода, посредством которых может быть обеспечен их рост. Первый - Природа, потому что Природа является алхимиком, достигающим кажущегося невозможным. Второй - это искусство, и посредством искусства результат достигается за сравнительно короткое время, тогда как Природе для этого требуется бесконечно много времени.

    Истинный мудрец согласует свою деятельность с законами Природы, осознавая, что искусство алхимии есть просто метод, скопированный у Природы, но с помощью некоторых секретов формула в значительной степени укорачивается, а процесс интенсифицируется. Посредством этого искусства семя, которое находится внутри души камня, может расти столь быстро, что в несколько мгновений гранитный камень может превратиться в большой алмаз. Поскольку семя находится во всех вещах, алмаз можно вырастить из любой субстанции во вселенной. Из некоторых субстанций, однако, это чудо выполнить гораздо легче, потому что в них зародыши алмаза были уже давно оплодотворены и таким образом более подготовлены для оживляющего процесса искусства.

    Алхимия, таким образом, может считаться искусством увеличения и приведения в совершенное состояние уже имеющихся процессов. Природа может осуществлять желаемые ею цели или нет. Но с помощью истинного искусства Природа всегда достигает своих целей, потому что это искусство не подвержено пустой трате времени или вандализму стихийных реакций.

    В своей книге "История химии" Джеймс Браун так формулирует цели, которых хотели достичь алхимики средневековья:

    "Таким образом, это было общей целью алхимиков - выполнить в лаборатории, насколько это возможно, процессы, над которыми Природа работала внутри земли. Семь главных проблем занимали их внимание:

    1. Приготовление сложного вещества, называемого эликсиром, универсальным лекарством или философским камнем, который обладал свойством превращения основных металлов в золото и серебро…

    2. Создание гомункулуса, или живого существа, о котором рассказывалось много восхитительных, но неправдоподобных историй.

    3. Приготовление универсального растворителя, который бы растворял любую субстанцию…

    4. Палингенез, или восстановление растений из пепла. Если бы они преуспели в этом, у них была бы надежда оживлять мертвых.

    5. Приготовление spiritus mundi, мистической субстанции, обладающей многими свойствами, главным из которых была способность к растворению золота.

    6. Извлечение квинтэссенции, или активного первоисточника всех субстанций.

    7. Приготовление aurum potabile, жидкого золота, совершеннейшего средства для излечения, потому что золото, совершенное само по себе, может производить совершеннейшее воздействие на человеческую природу".

    Тот факт, что алхимия в основе своей является лишь слегка облагороженным шаманизмом, подтверждается космогонией алхимиков, известной нам прежде всего по трудам Парацельса.

    Согласно Парацельсу каждый из четырех первичных элементов, известных древним (земля, огонь, воздух и вода), состоит из тонкого газообразного элемента и грубой телесной субстанции. Воздух, следовательно, двойственен по природе - это осязаемая атмосфера и неосязаемая летучая субстанция, которая может быть названа "духовным воздухом". Огонь является видимым и невидимым, различимым и неразличимым. Вода понимается как состоящая из плотной жидкости и потенциальной сущности жидкой природы. Земля также имеет две сущностные части, низшая из которых неподвижная, земная, а высшая - прореженная, подвижная и виртуальная. Общий термин *ЭЛЕМЕНТЫ* приложим к низшим, или физическим, фазам этих четырех первичных элементов, а термин стихийные сущности (elemental essenses, *ЭЛЕМЕНТАЛИ*) - к их невидимым духовным составляющим. Минералы, растения, животные и люди живут в мире, состоящем из грубой стороны этих четырех элементов, а из различных их комбинаций состоят живые организмы.




    Саламандра (из книги Парацельса "Толкование 30 магических фигур")


    Подобно тому, как видимая Природа населена бесчисленным количеством живых существ, так и невидимый, духовный аналог видимой Природы населен сонмами причудливых существ. Парацельс разделял их на четыре группы, которые названы им гномами, ундинами, сильфами и саламандрами. Он учил, что они являются на самом деле живыми созданиями, во многом напоминающими по форме человеческие существа и населяющими свой собственный мир, неизвестный людям в силу недоразвитости их чувств, неспособных проникнуть за пределы мира грубых элементов.

    Парацельс пишет:

    "Они живут в четырех элементах: Нимфы - в элементе воды, Сильфы - воздуха, Пигмеи - земли и Саламандры - огня. Они также называются Ундинами, Сильвестрами, Гномами, Вулканами и т.п. Каждый вид движется только в элементе, к которому он принадлежит и который для него то же, что воздух для нас или вода для рыб, и ни один из них не может жить в элементе, принадлежащем другому виду.

    Каждому стихийному духу соответствующий элемент является прозрачным, невидимым и пригодным для дыхания, как и наша атмосфера".

    Из вышеописанной космогонии вытекает и медицинская методика, применяемая алхимиками, которая также весьма напоминает шаманский опыт.

    Убеждение в том, что все причины болезней происходят от невидимой природы человека, есть фундаментальный принцип герметической медицины, которую пытался внедрять в широкий обиход Парацельс.

    Согласно его выкладкам эфирная теневая оболочка человека не распадается после смерти, но остается до тех пор, пока не распадется полностью физическая форма. Эти "эфирные двойники" видны часто на могилах и являются основанием веры в духов. Будучи гораздо тоньше в своей субстанции, нежели земные тела, эфирный двойник гораздо более подвержен импульсам. Беспорядок в этом астральном теле является причиной многих болезней. Парацельс учил, что человек с болезненным умом может отравить свою собственную эфирную природу, и эта инфекция, нарушая естественный ток жизненной силы, позднее проявится как физическая болезнь. Парацельс, считая расстройства эфирного двойника наиболее важной причиной болезни, "искал способы гармонизации его субстанции, приводя в контакт с другими телами, чья жизненная энергия могла бы снабдить необходимыми элементами и была достаточно сильной для преодоления болезни, существующей в ауре страдающего. Как только устранена невидимая причина, беспокойство быстро проходит" (Мэнли П. Холл. Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии. - Новосибирск: ВО "Наука", Сибирская издательская фирма, 1993).

    Согласно Парацельсу растения очищают атмосферу, принимая в себя окись углерода, выдыхаемую животными и людьми, но таким же образом растения могут перенимать от людей и животных болезни. Те низшие формы жизни, организмы и нужды которых отличны от людских, способны ассимилировать эти субстанции без вреда. Иногда же растения или животные умирают, жертвуя собой ради более разумных и, следовательно, более полезных созданий, которые при этом выживают. Парацельс утверждал, что в любом из этих случаев пациент постепенно выздоравливает.

    Философский камень в действии

    Со времени бессмертного Гермеса алхимики утверждали, что могут получить золото из олова, серебра, свинца и ртути. Императоры, знать, священники и простолюдины становились свидетелями "чуда" превращения металлов. Поскольку алхимики действительно работали с химическими соединениями, не удивительно, что наиболее талантливые из них сумели уже в средние века реализовать и описать химические процессы, переоткрытые много позже, - в эпоху Просвещения и НТР. Многие алхимики и герметические философы занимают почетное место в Зале славы истории науки, и мы не можем отрицать их достижений. Однако сама алхимия была навсегда опорочена огромным количеством фокусников и шарлатанов, возомнивших себя носителями тайного знания, доставшегося в наследство от предыдущих поколений.

    На первый взгляд история алхимии прямо-таки пестрит необъяснимыми (или труднообъяснимыми) чудесами. В свое время доктор Франц Хартман собрал "убедительные доказательства" того, что как минимум четверо из известных ныне алхимиков действительно "превращали металлы в золото" и проделывали это не единожды.

    Рассмотрим эти примеры по очереди и попробуем выяснить, что в действительности стояло за опытами по превращению элементов.


    ***


    В честь победы на море над французами в 1340 году английский король Эдуард III (царствовал с 1327-го по 1377 год) повелел чеканить специальные золотые монеты, которые назывались нобли. До 1360 года нобли сохраняли провокационную надпись: "Король Англии и Франции". Монеты эти, согласно утверждению ряда авторов, были изготовлены из золота, произведенного Раймундусом Луллусом.

    Алхимик Раймондус Луллус (Раймонд Луллий) из Испании родился в 1235 году в городке Пальма на острове Мальорка, умер же в 1315-м, по другим источникам - не позднее 1333-го. Прожил необычайную жизнь. Еще мальчиком был приближен к арагонскому двору, а позже стал королевским сановником и воспитателем будущего правителя Мальорки Иакова II. До тридцати двух лет Луллус вел жизнь повесы и дуэлянта. Но затем жизнь его внезапно переменилась. Он удалился от мира, поселившись на вершине горы. В это время он пишет богословско-математический трактат "Книга созерцания". Луллус поставил себе целью дать логическое доказательство истинности христианства, превратив тем самым веру в аксиоматизированную "науку".

    Король Эдуард смог привлечь странствующего алхимика к сотрудничеству обещанием организовать и возглавить крестовый поход против неверных - турок; за это Луллус обязался изготовить 60.000 фунтов (27 тонн) золота из ртути, олова и свинца, которое будет "лучшего качества, чем золото из рудников".

    Раймондусу были предоставлены помещения в Тауэре, и, как гласит легенда, он выполнил свое обещание, создав необходимое количество золота, которое затем было превращено в шесть миллионов ноблей.

    Однако король Эдуард и не думал идти крестовым походом на неверных. Роскошные помещения Раймондуса в Тауэре оказались почетной тюрьмой. Алхимик вскоре почувствовал, как обстоят дела на самом деле. Он провозгласил, что Эдуарда ждут несчастья и неудачи из-за его слабой веры. И ускользнул из Англии.

    Было бы весьма просто отнести это деяние алхимика Луллуса к области басен, чего поистине заслуживает большинство алхимических историй. Однако те самые нобли можно и сейчас увидеть в музеях. Они изготовлены из золота высокой пробы и были выпущены, вероятно, в большом количестве, ибо многие расчеты в те времена проводились этой монетой. Это тем более поразительно, свидетельствуют историки, что Англия в те времена практически не вела морской торговли и не обладала ни колониями, ни золотыми рудниками, а всякий импорт обычно оплачивала оловом. Из каких же источников король Эдуард черпал золото, с помощью которого он, очевидно, смог покрыть издержки тридцатилетней войны с Францией?..

    В истории средних веков имеются и другие загадки такого рода.

    Например, не меньшую сенсацию произвели сокровища, которые оставил император Рудольф II после своей смерти в 1612 году. В его наследстве совершенно неожиданно обнаружились 84 центнера золота в виде слитков и 60 центнеров серебра. Таинственную жидкость, находившуюся там же, сочли изготовленной из философского камня. Рудольф II, который с 1576 года в качестве германского императора имел резиденцию в Праге, славился как большой приверженец тайных наук. В те времена при его дворе пестрой чередой толпились астрологи, ясновидцы и алхимики. Поэтому для многих казалось несомненным, что оставшееся золото и серебро имеет алхимическое происхождение.

    Рудольф II нашел многочисленных последователей при немецких княжеских дворах. Одним из них был саксонский курфюрст Август, который собственной персоной проводил в лаборатории опыты с философским камнем - и, как говорили, успешно. Его лабораторию народ называл не иначе, как "золотым домом". Она была оборудована им самим в резидентском городе Дрездене, где на него работал также профессиональный алхимик Шверцер. Курфюрст Август писал в 1577 году итальянскому алхимику:

    "Я уже настолько вошел в курс дела, что могу из восьми унций серебра сделать три унции полновесного золота".

    Уходя из жизни, Август оставил золотой запас в 17 миллионов талеров - сумму по тем временам значительную. Весь мир считал, что курфюрст нашел рецепт превращения металлов. Узнать эту тайну весьма стремились его преемники, в том числе Август II, названный Сильным. В качестве курфюрста Саксонии и короля Польши в 1701 году в государственном споре с прусским королем Фридрихом I Август II отнял у него алхимика Иоганна Бетгера. Последнего держали пленником в Дрездене, а позже в крепости Кенигштейн, пока он не получил нечто, что немецкие князья в то время ценили на вес золота. Это был фарфор. Будучи назначенным директором фарфоровой мануфактуры в Мейсене, основанной в 1710 году, Бетгер остался, видимо, верен своим склонностям к алхимии. В дрезденской государственной коллекции фарфора и поныне хранится королек чистого золота весом около 170 граммов, который Бетгер получил в 1713 году якобы путем алхимических манипуляций.


    ***


    Каково же истинное происхождение всего этого золота?

    Как-то раз Иоганн Христиан Виглеб, историк с образованием аптекаря, задал себе такой вопрос. Точный ответ мы находим в его "Историко-критическом исследовании алхимии или воображаемого искусства изготовления золота", появившемся еще в 1777 году. Для опровержения легенды о золоте алхимиков Виглеб перерыл исторические источники и обнаружил, что золотому сокровищу саксонского курфюрста есть весьма рационалистическое объяснение.

    В XV и XVI веках разработка серебряных руд в саксонских рудоносных горах достигла неожиданного расцвета. Из плодоносных рудников в Шнееберге, Фрайберге и Аннаберге добывали большое количество серебра. Десятая часть (так называемая десятина) должна была принадлежать властителю. Такое же количество курфюрст получал с монетного двора за предоставленную привилегию чеканки монет. Исторически доказано, что в период с 1471 по 1550 годы саксонские курфюрсты присвоили только из шнеебергских серебряных рудников более 4 миллиардов (!) талеров.

    В период правления курфюрста Августа серебряное изобилие рудоносных гор не уменьшилось. Поэтому, по мнению Виглеба, "уже не является загадкой, как Август после 33-летнего правления и столь же длительной эксплуатации рудников… смог оставить 17 миллионов талеров… Можно удивляться, что он не оставил больше".

    Кстати, шнеебергский пираргит содержал немалые количества золота, которое также извлекалось. Шверцер, назначенный придворным алхимиком, имел особое пристрастие к этой серебряной руде и "трансмутировал" ее до тех пор, пока в плавильном тигле не начинало сверкать золото.

    Что касается золота короля Эдуарда III, то исторически достоверно, что он собирал военные контрибуции путем повышения налогов и наложения долговых обязательств. Не стесняясь, он конфисковал золотые предметы из церквей и монастырей, налагая арест даже на символы коронации…


    ***


    В своем фундаментальном труде "В пронаусах Храма Мудрости", воспевающем фантастические достижения алхимиков, Франц Хартман пишет:

    "Наиболее неоспоримое свидетельство превращения основных металлов, могущее убедить всякого, лежит в Вене. Это медаль из императорских сокровищ, и, говорят, часть ее, состоящая из золота, была сделана таковой алхимическими средствами тем самым Венцелем Зайлером. который впоследствии был посвящен в рыцари императором Леопольдом I и которому был дарован титул Венцеслауса Риттера фон Райнбурга".

    Поговорим об этом "наиболее неоспоримом свидетельстве". Пересказываю по книге Клауса Гофмана "Можно ли сделать золото?".

    Император Леопольд I, правивший с 1658-го по 1705 год, считался большим покровителем всех алхимиков. При его дворе алхимики проделывали сенсационные опыты по превращению элементов. Еще недавно ученые ломали над ними головы. Самое волнующее алхимическое приключение связано с именем монаха Венцеля Зайлера. Вот его история.

    В 1675 году молва о веселой жизни алхимиков при венском дворе привлекла этого монаха в резиденцию императора. Жизнь в монастыре, в Праге, наскучила ему. Зайлер сам собирался служить алхимии. У одного собрата он похитил красный порошок, полагая, что это и есть таинственный философский камень.

    Император Леопольд I благожелательно выслушал все, что ему смог поведать монах. Будучи покровителем всех странствующих умельцев, он приютил также и Зайлера. Монах должен был показать свое искусство в секретной лаборатории императора. Это был мрачный подвал с узкими окнами, которые лишь скудно пропускали дневной свет. Зайлер должен был призвать все свое самообладание, чтобы казаться внешне хладнокровным. Ведь от предстоявшего эксперимента зависела не только его карьера при дворе, но и сама жизнь. Суд над обманщиками был обычно краток. Немало из них заканчивали свою жизнь на виселице, окрашенной сусальным золотом.

    Зайлер сообщил императору, что он частично "окрасит", то есть превратит, медный сосуд в золото.

    "Ну, что же, начинайте!" - приказал правитель вполне милостиво.

    Монах начал церемонию, сопровождая ее театральными жестами и таинственными словами. Слуга держал наготове медную чашу, чтобы по знаку Зайлера поместить ее на огонь. Когда она раскалилась докрасна, мастер высыпал на нее щепотку чудодейственного красного порошка. Бормоча какие-то заклинания, Зайлер повертел медный сосуд несколько раз в воздухе и наконец погрузил его в приготовленный чан с холодной водой. Чудо свершилось! Повсюду, где философский камень соприкасался с медью чаши, виднелся блеск золота.

    Монах повернулся к стоявшему поодаль тиглю с клокотавшей ртутью. Зайлер приказал подручному усилить огонь, ибо, как он с воодушевлением объявил, теперь он хотел "окрасить меркурий до золота". Для этой цели он часть красного порошка облепил воском и бросил в кипящую жидкость. Повалил густой, едкий дым. Почти мгновенно сильное бурление в тигле прекратилось. Расплав затвердел.

    Однако монах заявил, что огонь еще недостаточно силен. Уверенным движением он бросил несколько углей в расплав. Они сгорели сверкающим пламенем. Когда Зайлер приказал слуге перелить жидкий расплав в плоскую чашу, стало видно, что содержимое значительно уменьшилось. Вновь произошло нечто чудесное. Застывающий металл сверкал светлым блеском золота, ярко отражая свет факелов. Кивком император распорядился, чтобы пробу золота отнесли к золотых дел мастеру, который ожидал в соседнем помещении.

    Леопольд I и придворные с нетерпением ожидали, каков будет приговор золотых дел мастера. Наконец был оглашен результат: ювелир заявил, что это самое чистое золото, с каким он когда-либо имел дело!

    Император не скупился на похвалы:

    "Представляйте нам, не колеблясь, дальнейшие доказательства вашего высокого искусства. Добывайте золото, а мы осыплем вас милостями!"

    Из "искусственного" золота император Леопольд I повелел чеканить дукаты. С одной стороны на них - его изображение, с другой - надпись, помещенная вокруг даты 1675: "Я превращен из олова в золото могуществом порошка Венцеля Зайлера". Проба на этих монетах показывала чистоту большую, чем золото в 23 карата. Правда, критически настроенным современникам дукаты казались несколько легковесными.

    С большой пышностью Зайлеру присвоили звание "королевского придворного химикуса", а в сентябре 1676 года произвели в рыцари. Кроме того, Леопольд I не без дальнего прицела назначил его обермейстером монетного двора Богемии. Вероятно, император рассчитывал, что благодаря ловкости Зайлера богемские оловянные копи вскоре будут приносить больше доходов, чем венгерские золотые рудники.


    ***


    Рецептура изготовления философского камня была неоднократно описана в многочисленных алхимических трактатах, но в такой форме, что никто, а часто и сам алхимик не мог ничего понять. Некоторые из этих "рецептов" составлены относительно ясно, как, например, пропись для изготовления философского камня в "Химическом своде" Базилиуса Валентиниуса. Если некоторые важнейшие данные в ней и зашифрованы алхимическими символами, то их разгадка все же довольно проста. Там описывалось изготовление химическим путем кроваво-красной жидкости из ртутной руды путем растворения последней в царской водке; смесь в конце концов нагревали в течение нескольких месяцев в закрытом сосуде - и волшебный эликсир был готов.

    Тут следует заметить, что в некоторых деталях все алхимические рецепты совпадают. Часто указывается, что философский камень представляет собой ярко-красное негигроскопичное вещество. При получении его из ртути и других составных частей вещество несколько раз изменяет свою окраску - от черной к белой, затем к желтой и наконец к красной. Профессор ван Ниевенбург в 1963 году взял на себя труд повторить многочисленные операции алхимиков. В одном из опытов он действительно наблюдал описанные изменения окраски. После удаления всей ртути, введенной по прописям алхимиков, а также ее солей путем разложения при высоких температурах или возгонкой он получил очень красивое красное негигроскопичное вещество. Сверкающие призматические кристаллы были химически чистым хлорауратом серебра. Возможно, что это соединение и было тем самым философским камнем, который в силу высокого содержания в нем золота (44%) мог вызвать желаемое превращение - скажем, поверхностное золочение либо сплавление с неблагородными металлами. Понятно, что с помощью этого соединения нельзя было наколдовать больше золота, чем оно само содержало.

    Сегодня уже нельзя установить, брал ли Венцель Зайлер вещество типа хлораурата или же он воспользовался каким-то изощренным фокусом, чтобы под критическим взором императора Леопольда I довести до желанной цели свои опыты по превращению металлов. Однако Зайлер проделал еще один фокус, которому можно поражаться и сегодня. В собрании медалей и монет Музея истории искусств в Вене хранится медальон весом более 7 килограммов. Его диаметр около 40 сантиметров, а по содержанию золота он соответствует 2055 старым австрийским дукатам. На художественном рельефе лицевой стороны видны портреты многочисленных предков императорского дома. На оборотной стороне надпись по-латыни сообщает, что в год 1677, в праздник святого Леопольда, Венцелем Зайлером был проведен "этот истинный опыт действительного и полного превращения металлов".

    На глазах у императора, перед собравшимися придворными, представителями духовенства и знати Зайлер превратил описанный серебряный медальон в золотой. Он опускал медальон примерно на три четверти в различные жидкости, которые, как многословно утверждал, приготовил из великого эликсира. После этого он досуха вытер медальон шерстяным платком. Когда эффектным жестом Зайлер убрал платок, все присутствующие были буквально ослеплены золотым блеском медальона.

    Еще сегодня можно отчетливо увидеть ту границу, до которой алхимик опускал медальон в колдовскую жидкость: верхний, меньший, участок медали остался серебристым; нижняя часть имеет окраску золота и действительно является золотом, как это доказали опытные ювелиры.

    Несмотря на такую удачную демонстрацию, карьера Зайлера как придворного алхимика пришла к концу. Он должен был сознаться, что больше не может делать золото. Быть может, он истратил весь свой чудодейственный порошок.

    Историки считают, что алхимик обошелся императору Леопольду в 20 тысяч гульденов, Зайлер оставил кучу долгов различным придворным и государственным служащим, слишком легко поверившим в его искусство.

    В конце концов Леопольд I лишил незадачливого умельца всех его званий и отослал назад в монастырь. Однако Леопольд не возбудил против Зайлера судебного процесса, который, несомненно, закончился бы смертью на виселице - напротив, император молча оплатил все долги алхимика.

    Решающей причиной такого необычного поведения обманутого владыки был, возможно, тот самый золотой медальон, который уже в течение нескольких столетий поражает нас как доказательство истинного алхимического искусства. Ученые и специалисты делали все возможное, чтобы проникнуть в тайны явной трансмутации, - в нескольких местах на медальоне видны срезы проб. Анализы неуклонно подтверждали, что нижняя часть медальона состоит из золота.

    Прошло 250 лет, прежде чем ученые сумели раскрыть тайну алхимического медальона. Это произошло в 1931 году, когда два химика из Института микроанализа Венского университета, Штребингер и Райф, сумели нарушить запрет музея на взятие новых проб, заверив руководство, что используют для каждого анализа не более 10 миллиграммов.

    Чувствительные методы микроанализа дали поразительный результат: медальон имеет совершенно однородный состав, а именно: 43% серебра, 48% золота, 1% меди и небольшие количества олова, цинка и железа.

    Как же удалось Зайлеру придать серебряному сплаву такой оттенок, что все приняли его за чистое золото?

    По просьбе ученых венский монетный двор изготовил сплав такого же состава. Штребингер и Райф погружали его образцы в самые различные кислоты и растворы солей, пока не открыли вновь рецепт Венцеля Зайлера. Холодная, наполовину разбавленная азотная кислота, которую хорошо умели готовить средневековые алхимики и использовали для разделения золота и серебра, сообщает погруженным в нее серебряным сплавам желаемый золотой блеск! В настоящее время такое травление, или "желтое кипячение", относится к самым употребительным рабочим приемам ювелиров. Обработкой различными минеральными кислотами достигается желаемая окраска чистого золота в 24 карата.

    Франц Таузенд, алхимик из Баварии

    Биографии большинства алхимиков являлись, как правило, цепью неудач и разочарований.

    Поначалу казалось, что это не относится к Францу Таузенду, подмастерью из Баварии, однако и его не миновала чаша сия.

    Таузенд оставил ремесло жестянщика и опробовал свои возможности в различных других "видах искусства". Следуя музыкальным склонностям, он искал и нашел лак, который должен был придать скрипкам звучание инструментов старинных итальянских мастеров. Он пытался получать морфий из поваренной соли, произвести революцию в переработке стали, рассылал препараты против тли, ящура и язв у животных, а также кровоостанавливающее средство. Все эти "тайные средства" он изготовлял в своей "лаборатории" на принадлежащем ему участке в Оберменцинге близ Мюнхена.

    Венцом его химических изысканий стала книжонка, отпечатанная им самим в 1922 году: "180 элементов, их атомные веса и включение в гармонически-периодическую систему".

    Бывший жестянщик основательно перекроил классическую систему элементов и создал новую: "Кто использует такое размещение, сразу поймет, что периодическая система Менделеева оставлена далеко позади". Таузенд расположил элементы по правилам "учения о гармонии" и пришел к солидному числу - 180 элементов. Больше ста из них предстояло еще открыть. Так, в таблице имелось 12 элементов легче водорода, которые, однако, "трудно получить на нашей планете".

    Автор брошюры не скрывал, куда, собственно, должны привести исследования, для которых баварский жестянщик создал "теоретические предпосылки": целью его изысканий является трансмутация элементов! Тысячелетние чаяния, надежды и мечты алхимиков теперь - слава Таузенду! - были близки к осуществлению.

    Тут следует заметить, что по Германии в начале 1920-х годов бродило множество "призраков", и одним из них был призрак алхимических превращений. Мирный договор, заключенный в Версале в июне 1919 года между воюющими империалистическими государствами, принес немецкому народу усиление эксплуатации как со стороны собственных хозяев монополий, так и со стороны иностранного капитала. В апреле 1921 года репарационная комиссия союзников установила сумму репараций, которые должна была выплатить Германия, - 132 миллиарда золотых марок (!). Чтобы достать такую убийственную для любой экономики сумму, немецкому хозяйству, сотрясаемому послевоенными кризисами, пришлось бы затратить десятилетия.

    В послевоенной Германии тема золота была притчей во языцех. В газетах и журналах периодически появлялись сенсационные и несущие надежду заголовки: "Победное шествие немецкого гения", "Германия овладела тайной трансмутации и сможет откупиться от репараций; золотой ключ откроет неслыханные перспективы", "Первое золото, изготовленное рукой человека", "Золото из ртути - всемирно-историческое достижение немецкой науки".

    От журналистов не отставали фантасты. Например, роман Рейнхольда Эйхакера, появившийся в 1922 году, так и назван: "Борьба за золото". Герой романа, немецкий инженер Верндт, умеет улавливать энергию солнечного излучения ("ураганный поток квантов энергии") с помощью мачты из нового сплава алюминия длиной в 210 метров; эта энергия, превращенная в несколько миллионов вольт, позволяет ему отщеплять от каждого атома свинца две альфа-частицы и одну бета-частицу. В мгновение ока Верндт фабрикует 50.000 тонн репарационного золота. Весь мир заполняется искусственным золотом…

    В романе "Конец золота" другой фантаст, Рудольф Дауман, в увлекательной форме описывает будущие события 1938 года. Немецкий профессор химии по имени Баргенгронд открывает способ получения золота путем атомного превращения, в результате чего за ним гоняется банда американских гангстеров. После дикого преследования удается вырвать у профессора его тайну: золото можно получить, если отщепить от висмута две альфа-частицы при помощи "ритмизированных О-лучей" - очень жесткого рентгеновского излучения. Когда герою романа Даумана посчастливилось сконструировать мощные рентгеновские трубки, он начинает изготовлять золото центнерами.

    Капиталистические рынки золота рушатся, мировой биржевой крах приводит к обесцениванию золота…

    Поэтому нет ничего удивительного в том, что алхимик новейшего времени Франц Таузенд находил среди своих ожидающих чудес соотечественников достаточное количество спонсоров.

    Первого же найденного им "партнера" Таузенд объегорил на кругленькую сумму в 100.000 марок. "Производственный капитал" он использовал, чтобы удовлетворить свое давнее стремление приобретать поместья. Без всякого разбора Таузенд скупал дома, земельные участки, развалившиеся замки, чтобы спекулировать ими на рынке недвижимости. Когда у партнера стали возникать некоторые подозрения, Таузенд сообщил ему (в апреле 1925 года), что как раз сейчас начнется получение золота. Не обратиться ли к только что избранному президенту рейха Гинденбургу с просьбой стать поручителем в предприятии? Нашли посредника, государственного секретаря Майснера - шефа президентской канцелярии Гинденбурга, который благожелательно отнесся к идее; через него был найден в конце концов и другой представитель правительства для создания баварской "золотой кухни" - генерал Людендорф.

    Эрих Людендорф

    Эрих Людендорф (Ludendorff) - немецкий военный и политический деятель, генерал пехоты (1916 год). Родился 9 апреля 1865 года в Крушевни, близ Познани, в помещичьей семье. Окончил кадетский корпус, с 1894 года служил в генштабе. В 1908-12 годы - начальник оперативного отдела генштаба. Во время Первой мировой войны сначала был обер-квартирмейстером 2-й армии, а с 23 августа до ноября 1914 года - начальником штаба 8-й армии, начальником штаба Восточного фронта и 1-м генерал-квартирмейстером штаба верховного командования (с августа 1916 года). После Компьеннского перемирия в ноябре 1918 года Людендорф эмигрировал в Швецию. Весной 1919-го он вернулся в Германию и стал лидером наиболее крайних контрреволюционных кругов, был активным участником Капповского путча в 1920-м. Тесно сблизившись с национал-социалистами, Людендорф в ноябре 1923-го возглавил вместе с Гитлером "Пивной путч" в Мюнхене. Во время процесса над участниками путча Людендорф был оправдан. В 1924 году он был избран депутатом рейхстага от НСДАП. Выставив свою кандидатуру на президентских выборах в 1925 году, Людендорф потерпел поражение. Был основателем Танненбергского союза, целями которого была борьба с "внутренними врагами государства" в лице евреев, масонов и марксистов. После возникших разногласий с президентом Гинденбургом, с одной стороны, и со своим бывшим единомышленником Гитлером - с другой, Людендорф отошел от активной политической деятельности. Он умер 20 декабря 1937 года в Татцинге (Бавария).

    Будучи издателем пропагандистского листка национал-социалистов "Фелькишер курир", Людендорф не вылезал из долгов. Теперь он искал денежные источники для себя и своей партии. В этой ситуации алхимик Таузенд показался "герою мировой войны" посланцем свыше.

    Людендорфом был приглашен специалист-химик, который должен был подвергнуть процесс Таузенда экспертизе. На его глазах Таузенд из расплава свинца, к которому он добавил 3 грамма оксида железа (скажем просто - ржавчины), получил 0,3 грамма золота. Показательная алхимическая трансмутация прошла с успехом.

    Когда стали говорить, что даже такой человек, как Людендорф, доверяет "этому Таузенду", несколько финансистов с готовностью предложили к услугам алхимика свои денежные средства.

    С Людендорфом в качестве поручителя Таузенд основал "Общество 164". Это не тайный шифр: в системе элементов Франца Таузенда золото имело номер 164. Чтобы птичка не улетела до того, как снесет золотые яйца, Людендорф заключил с Таузендом частное соглашение, в соответствии с которым алхимик отказывался в пользу Людендорфа от всякой реализации своего процесса синтеза золота. Таузенду предоставляли 5% от прибыли. Акционеры и пайщики должны были получить 12%, ассистенты - 8%. А 75% Людендорф собирался забирать в казну национал-социалистов.

    Среди членов "Общества 164" были такие крупные промышленники, как Маннесман и Шелер, промышленные и финансовые воротилы немецкого рейха, знать, как, например, князья Шенбург-Вальденбург. Более одного миллиона марок доверили они Францу Таузенду для его алхимических опытов.

    "Общество 164", переименованное позднее в "Исследовательское общество Таузенда", основало на эти деньги лаборатории алхимиков по всему германскому рейху.

    Таузенд видел свою задачу преимущественно в том, чтобы путешествовать от филиала к филиалу, заключать сделки на покупку земельных участков и замков и проводить переговоры "на высшем уровне". Например, у председателя совета управления казначейства, бывшего министра Ленце, Таузенд хотел узнать, куда надежнее всего в будущем поместить золото со своих фабрик. Затем алхимик поехал в Италию, завязал связи с одним из секретарей диктатора Муссолини.

    К началу 1929 года "Исследовательское общество" было вынуждено признать себя несостоятельным. Растрачено оказалось более миллиона золотых марок. Никто толком не знал, куда девалась эта огромная сумма. Неработающие фабричные установки, земельные участки для новых мастерских, полуразрушенные замки - все это свидетельствовало о расточительстве Таузенда. Во всех частях Германии доверившиеся ему люди предъявляли Таузенду судебные иски.

    В конце концов бежавшего злоумышленника задержали в Италии. В качестве подследственного он был перевезен в Милан, где полгода находился в тюрьме.

    Не падая духом, преступник упорно настаивал на своей невиновности. Он умеет делать золото килограммами, и пусть ему сначала докажут, что он не может его сделать. Следователь и прокурор вышли из себя. Они назначили показательное испытание.

    Это алхимическое представление состоялось в октябре 1929 года на главном монетном дворе Мюнхена в присутствии его директора, нескольких специально проинструктированных полицейских, прокурора, следователя, а также защитника.

    Трюки жуликоватых алхимиков были к тому времени хорошо известны, и все предохранительные меры приняли. Когда Таузенд прибыл на монетный двор, его раздели догола, тщательно осмотрели, начиная от зубов до ногтей на ногах, даже выворачивали веки. Однако искусник действительно сделал золото! Из свинцовой пробы весом 1,67 грамма он выплавил блестящий металлический шарик, который содержал, как показали позднейшие анализы, 0,095 грамма чистого золота и 0,025 грамма серебра.

    Хотя эксперимент был закрытым, молва об удачной трансмутации распространилась по городу с быстротой молнии. Директор монетного двора под натиском репортеров заявил, что у него наверняка полегчало бы на сердце, если бы этого сверкающего кусочка золота, сфабрикованного Таузендом, вовсе не существовало.

    В экстренных выпусках на первых страницах газет пресса сообщила о сенсационном результате опыта; большими буквами был напечатан заголовок: "Алхимик Таузенд доказывает свое искусство". Находчивый защитник Таузенда потребовал освобождения его из заключения. Однако верховный суд страны отклонил это прошение: Таузенд находится под следствием, прежде всего за мошенничество.

    Основной процесс начался только в январе 1931 года. Понятно, что судебное разбирательство вызвало большое внимание немецкой общественности.

    Во время процесса речь пошла и об удачном эксперименте на мюнхенском монетном дворе. Были заслушаны эксперты. Мнение университетского профессора Гонигшмида из Мюнхена было категоричным. Невозможно провести превращение элементов путем простой химической реакции, как это практиковал Таузенд.

    Превращение свинца в золото, которое на первый взгляд столь убедительно продемонстрировал Таузенд на монетном дворе, тоже получило во время процесса поразительное объяснение. "Искусственное" золото в количестве 95 миллиграммов вполне могло образоваться… из золотого пера авторучки. Когда прокурор услыхал это, он приказал немедленно доставить улику в суд, однако авторучку Таузенда с золотым пером нигде не смогли найти.

    Суд признал Франца Таузенда виновным в многократном обмане. Его приговорили к тюремному заключению сроком на три года и восемь месяцев, с учетом срока предварительного заключения.

    Адвокат Таузенда пытался по мере сил убедить суд в том, что виноват не только его подзащитный: на самом деле надо судить не Таузенда, а Людендорфа и других партийных бонз из НСДАП, а также тех, кто давал Таузенду кредит. Они "обожествляли" Таузенда, пока тот в фантазиях не стал принимать собственный обман за чистую правду.

    В период правления Гитлера и его клики нацисты отыскали свой и, как им казалось, перспективный источник поступления золота. Это были конфискованные золотые вещи и вырванные золотые коронки тех, кто отправлялся на конвейер смерти в концентрационные лагеря. Алхимики оказались больше не нужны - их заменили профессиональные убийцы в черных мундирах СС.

    Голем и гомункулус

    Помимо опытов по созданию философского камня и всеобщего растворителя алхимики пытались постигнуть тайны происхождения жизни и, сравнившись в этом с самим Господом Богом, создать искусственное существо - гомункулуса (от латинского "homunculus" - человечек).

    Античность знала много искусственных существ - от медного быка Молоха, проглатывавшего осужденных и изрыгавшего из ноздрей дым, до шагающих статуй, охранявших покои царских усыпальниц. Однако все они были лишены самого главного качества, которое делает вещь живой, - души.

    Наибольшую известность в деле оживления мертвой материи приобрел один из первых европейских алхимиков Альберт Великий. Об этом существует свидетельство его ученика, крупнейшего католического философа Фомы Аквинского.

    Фома рассказывает, как однажды он навестил своего учителя. Дверь ему открыла незнакомая женщина, двигавшаяся странными замедленными рывками и говорившая столь же замедленно, с паузами между фразами. Будущий философ испытал чувство сильного страха в обществе этой служанки Альберта. Страх оказался столь велик, что Фома Аквинский набросился на нее и несколько раз ударил посохом. Служанка упала, и из нее вдруг высыпались какие-то механические детали. Выяснилось, что женщина была искусственным существом (андроидом), над созданием которого Альберт Великий работал в течение тридцати лет.

    В то же самое время над сотворением искусственного человека бился испанский алхимик Арнольд де Вилланова, чьи достижения позже использовал Парацельс, создавший подробный рецепт выращивания гомункулуса. В своей работе "О природе вещей" Парацельс написал:

    "Много споров шло вокруг того, дали ли природа и наука нам в руки средство, с помощью которого можно было бы произвести на свет человека без участия в том женщины. По-моему, это не противоречит законам природы и действительно возможно…"

    Рецепт Парацельса по производству гомункулуса таков. Первым делом необходимо поместить в колбу-реторту свежую человеческую сперму, затем запечатать сосуд и закопать его на сорок дней в конский навоз. В течение всего периода "созревания" гомункулуса надлежит непрестанно произносить магические заклинания, которые должны помочь зародышу обрасти плотью. По истечении этого срока колба открывается и помещается в среду, температура которой соответствует температуре лошадиных внутренностей. Сорок недель маленькое существо, родившееся в колбе, нужно ежедневно подпитывать небольшим количеством человеческой крови.

    Парацельс заверял, что, если все сделать правильно, на свет появится младенец, который затем вырастет до нормальных размеров и будет отвечать на самые сокровенные вопросы.

    В оккультной литературе того времени имелись и другие рецепты изготовления гомункулуса, но все они так или иначе перекликались с учением Парацельса и отличались от него лишь деталями.

    Выращивание гомункулусов считалось не только трудным, но и опасным занятием, потому что неверные действия могли породить ужасное чудовище. Угроза исходила и со стороны церкви, которая запрещала под страхом смертной казни производить человека неестественным образом. Но тяга к "высшему знанию" для алхимиков всегда была сильнее церковных догматов: то и дело находились храбрецы, заявлявшие, что они покорили неодушевленную природу.


    ***


    На рубеже XVI-XVII веков появилась легенда о раввине Иегуде-Леве Бен-Бецалеле и о его детище Големе.

    Иегуда-Лев Бен-Бецалель (известный также как Махарал ми-Праг) родился в 1512 году в городе Познань в семье выходцев из Вормса, давших множество известных талмудистов. После учебы в ешиве с 1553-го по 1573 год Иегуда был окружным раввином в Мораве, а затем переехал в Прагу. Здесь он основал ешиву, пользовавшуюся огромной известностью, и общество по изучению Мишны. В Праге он жил до 1592 года. К этому же периоду жизни относится его знакомство с чешским королем и императором Священной Римской империи Рудольфом И. С 1597 года и до конца жизни Махарал был главным раввином Праги. Он умер в 1609 году и похоронен на пражском кладбище. Могила его хорошо известна. По сей день она является местом поклонения - и не только для евреев.

    Следует сказать, что деятельность Махарала оказала огромное влияние на дальнейшее развитие еврейской этики и философии. Самые известные его сочинения - "Тропы мира", "Слава Израиля" и "Вечность Израиля" - не утратили своей актуальности и по сей день.

    Кроме религиозных трудов, рабби Иегуда-Лев Бен-Бецалель написал великое множество книг нерелигиозного содержания - по астрономии, алхимии, медицине и математике. Вообще следует отметить, что Махарал входил в плеяду тогдашних европейских ученых, и его ближайшим другом был знаменитый датский астроном (и астролог) Тихо Браге.

    Бецалель искал формулу оживления, полагаясь на указания Талмуда, в котором говорится, что, если бы праведники захотели создать мир и человека, они смогли бы сделать это посредством перестановки букв в непроизносимых именах Бога. Поиск привел Бецалеля к созданию искусственного существа по имени Голем.

    Жизнь в Големе поддерживалась магическими словами, имеющими свойство притягивать из Вселенной "свободный звездный ток". Слова эти были написаны на пергаменте, который днем вкладывался в рот Голема, а ночью вынимался, чтобы жизнь покинула это существо, так как после захода солнца детище Бецалеля становилось буйным.

    Однажды, как повествует легенда, Бецалель перед вечерней молитвой забыл вытащить изо рта Голема пергамент, и тот взбунтовался. Когда в синагоге закончили читать 92-й псалом, на улице раздался страшный крик. Это мчался Голем, убивая всех, кто попадался на его пути. Бецалель с трудом догнал его и порвал пергамент, оживляющий искусственного человека. Голем тут же превратился в глиняный чурбан, который до сих пор показывают в пражской синагоге на улице Алхимиков.

    Позже говорили, что секретную формулу оживления Голема сохранил некий Элеазар де Вормс. Она якобы занимает двадцать три столбца рукописного текста и требует знания "алфавита 221 ворот", который используется при заклинаниях.

    Легенда также повествует о том, что на лбу глиняного человека нужно было написать слово "эмэт", означающее "истина". То же слово, но со стертой первой буквой - "мэт", переводимое как "смерть", превращало Голема в неодушевленный предмет.


    ***


    Сказания об андроиде, гомункулусах Парацельса и Големе были основной темой для обсуждения в научных кругах XVIII века. То тут, то там рождались новые слухи о найденном способе превращать мертвое в живое.

    Одна из этих историй повествует о том, что знаменитый врач, ботаник и поэт Эразм Дарвин, дед создателя теории эволюции, хранил у себя в пробирке кусок вермишели, которая могла двигаться сама собой.

    Огромный интерес к такого рода экспериментам проявляли и розенкрейцеры, усвоившие и развившие традицию алхимии.

    "В сосуде, - читаем мы в секретных розенкрейцерских актах, - смешивается майская роса, собранная в полнолуние, две части мужской и три части женской крови от чистых и целомудренных людей. Сосуд этот ставится на умеренный огонь, отчего внизу отложится красная земля, верхняя же часть отделяется в чистую склянку и время от времени подливается в сосуд, куда еще подливается один гран тинктуры из анимального царства. Через некоторое время в колбе будет слышен топот и свист, и вы увидите в ней два живых существа - мужчинку и женщинку - совершенно прекрасных… Путем определенных манипуляций можно поддерживать их жизнь в течение года, причем от них можно узнать все что угодно, ибо они тебя будут бояться и почитать".

    В 1775 году на сцену выходит граф фон Кюфштейн из Тироля со своими десятью "спиритами", заключенными в бутыли.

    Граф был богатым австрийским землевладельцем, служившим при императорском дворе. Секретарь его, Каммерер, скрупулезно подсчитывая, во сколько талеров графу обошелся вояж в Италию (гостиничные счета, пудра для париков, расходы на гондолы и чаевые), как бы между прочим упоминает и о случайном знакомстве с аббатом Желони, который, как и его сиятельство, принадлежал к розенкрейцерскому братству. Так совершенно неожиданно среди меркантильных выкладок затесалась более чем фантастическая история, достойная пера Гофмана.

    За пять недель, проведенных в таинственной лаборатории австрийского замка, графу с аббатом удалось вырастить нескольких "спиритов": короля, королеву, архитектора, монаха, монахиню, рыцаря и рудокопа. Вдобавок к ним в закопченном стекле возникли и три вовсе фантастических персонажа: серафим и два духа - красный и голубой.

    Для каждого заранее была приготовлена затянутая бычьим пузырем двухлитровая колба с водой, где им и надлежало жить, как рыбкам в аквариуме. Следуя рецепту Парацельса, сосуды поместили в навозную кучу, которую аббат каждое утро поливал каким-то раствором. Вскоре началось интенсивное брожение, и на двадцать девятый день колбы вновь оказались на лабораторном столе. Желони какое-то время над ними поколдовал, и вот наконец восхищенный граф вновь смог увидеть своих питомцев. Происшедшие с ними метаморфозы и впрямь были достойны изумления. Кавалеры успели порядком обрасти бородой и усами, а единственная дама заблистала ангельской красотой. Вдобавок к этим чудесам король дивным образом обзавелся короной и скипетром, рыцарь - латами и мечом, а на груди ее величества засверкало бриллиантовое колье.

    Но вскоре радость великого свершения была омрачена своенравным поведением крохотных пленников. Всякий раз, когда приходила пора их подкормить, они норовили сбежать из стеклянной тюрьмы! Аббат даже как-то пожаловался, что обнаглевший монах едва не откусил ему палец. Еще хуже повел себя коронованный пленник. Ухитрившись улизнуть во время очередной трапезы, он успел добежать до колбы королевы и даже сорвал подвешенную к пузырю восковую печать. Очевидно, завет Парацельса отказаться от женщины пришелся ему не по нраву.

    Смех смехом, но закончилось все довольно скверно. Братья розенкрейцеры отнеслись к демонстрации Кюфштейна весьма скептически. Кто-то даже заметил, что в колбах сидят просто "скверные жабы". Лишь один из адептов, кстати, целитель, проявил готовность с помощью наложения рук соучаствовать в эксперименте, но его репутация была уже серьезно подорвана откровенным мошенничеством в Лейпциге.

    Не радовало и столь долгожданное общение с гомункулусами. Вещали они, надо полагать, исключительно через Желони. Вместо мудрых советов и обещанных тайн довольно невразумительно толковали про свои собственные дела. Король был озабочен одними политическими проблемами. Королева не хотела даже думать ни о чем, кроме придворного этикета. Рыцарь постоянно чистил оружие, а рудокоп ссорился с невидимыми гномами из-за подземных сокровищ.

    Но хуже всего получилось с монахом. Едва граф попытался спросить его про какую-то рукопись Парацельса, как вздорный инок устроил такой скандал, что колба рухнула со стола и разбилась вдребезги. Спасти беднягу так и не удалось. После торжественных похорон на той же грядке в саду последовал очередной сюрприз. Король вновь пустился в бега, расколотив чуть ли не всю лабораторную посуду. Неудачей закончились и попытки возместить утрату монаха более лояльной персоной. Графу хотелось заполучить адмирала, но вышло что-то вроде головастика. И впрямь - "скверные жабы".

    В конце концов Кюфштейн внял мольбам жены, озабоченной не столько богопротивными занятиями мужа, сколько бессмысленной растратой семейного капитала. На сем записи секретаря и кончаются. Остается только догадываться, как и при каких обстоятельствах имперский граф расстался со своей необычной коллекцией и, что не менее интересно, куда подевался аббат-чернокнижник..

    Некоторый ключ к разгадке "чуда" с гомункулусами Желони дает, как ни странно, бычий пузырь. В Европе широкое распространение имеет довольно забавная игрушка, представляющая собой заполненную водой стеклянную трубку с резиновой грушей на конце; внутри груши плавает отлитый из разноцветного стекла чертик, который, стоит надавить на грушу, начинает кувыркаться и двигать рукам и ногами. Среди "спиритов" попадаются не только чертенята, но и рыцари, и утки, не говоря уж про обнаженных красавиц.

    Эта игрушка, вероятно, была известна и в средние века. И как знать, была она следствием легенд о гомункулусе или, наоборот, породила их?..

    Алхимик Трофим Лысенко

    В XX веке большинство из фокусов алхимиков были разоблачены, а самой алхимической практике была дана соответствующая оценка и в академических кругах, и в научно-популярной литературе.

    Тем не менее говорить о том, что с наступлением просвещенной эпохи алхимики исчезли, как динозавры, несколько преждевременно. Хорошее образование и твердые материалистические взгляды не являются надежной защитой от алхимических приемов обмана публики. Как говаривал лейтенант Коломбо, для того чтобы разоблачить фокус, нужно быть твердо уверенным, что это фокус. А как быть с "уверенностью", если алхимика поддерживает само государство?..

    Невзирая на подчеркнуто материалистическую идеологию, Советское государство периодически превозносило самых отъявленных алхимиков, давая им славу, деньги и власть. Одним из них был печально известный "мичуринец" Трофим Лысенко.

    Крестьянский сын Трофим Денисович Лысенко (1898 года рождения) приложил немало сил, чтобы "выбиться в люди", то есть избежать тяжелого и неприбыльного крестьянского труда. Перед мировой войной он уже учился в Полтавской садоводческой школе, а в начале 1920-х мы находим его на Белоцерковской селекционной станции Сахаротреста Украины. Две краткие публикации 1923 года (в "Бюллетене" управления по сортоиспытаниям Сахаротреста), посвященные селекции томатов и прививке сахарной свеклы, демонстрируют его стремление освоить приемы научной работы, но также и зародыши его будущих фантастических теорий.

    Во второй половине 1920-х он - сотрудник Центральной опытной селекционной станции в Гандже (Азербайджан). Ему была поручена работа по проблеме проращивания бобовых в зимнее время, но Лысенко не довел ее до конца. Он стал "алхимиком от зерновых".

    Первый толчок новому виду деятельности Лысенко был придан в 1927 году, когда станцию посетил Виталий Федорович - маститый публицист, печатавший свои очерки в "Правде". Корреспонденту понадобился прототип на роль героя из рабоче-крестьянской среды, и заезжему журналисту представили Лысенко. Два дня тот занимал Федоровича рассказами, водил по полям, показывал посевы. Увиденное воодушевило корреспондента, и он попытался создать вокруг первого опыта, интересного по замыслу, но скромного по результату, настоящую сенсацию. В газете "Правда" появилась его большая статья "Поля зимой". В ней начинающий агроном, импонировавший автору крестьянским происхождением, был всячески расхвален. В полном согласии с веяниями времени корреспондент умилился даже тем, что его герой не блистал образованностью: "…университетов не проходил, мохнатых ножек у мушек не изучал, а смотрел в корень".

    Корреспондент писал о Трофиме восторженно и даже величал его "босоногим профессором". Интересно, что как человек Лысенко произвел впечатление неважное, и Федорович дал ему удивительную характеристику:

    "Если судить о человеке по первому впечатлению, то от этого Лысенко остается ощущение зубной боли - дай бог ему здоровья, унылого он вида человек. И на слово скупой, и лицом незначительный, - только и помнится угрюмый глаз его, ползающий по земле с таким видом, будто, по крайней мере, собрался он кого-нибудь укокать". Но о его многообещающей работе с горохом журналист отозвался с завидным уважением:

    "Лысенко решает (и решил) задачу удобрения земли без удобрений и минеральных туков, обзеленения пустующих полей Закавказья зимой, чтобы не погибал скот от скудной пищи, а крестьянин-тюрк жил зиму без дрожи за завтрашний день… У босоногого профессора Лысенко теперь есть последователи, ученики, опытное поле, приезжают светила агрономии зимой, стоят перед зелеными полями станции, признательно жмут ему руку…"

    После появления статьи в "Правде" Лысенко тут же охладел к бобовым, перестал работать с ними, но за такое вольничанье его не выгнали со станции, а благосклонно разрешили переключиться на новую тему - влияние температуры на развитие растений.

    Материалы, полученные в ходе исследовательской работы, дали основу одному из приблизительно 300 узкоспециальных сообщений на грандиозном (2000 участников) съезде по генетике, селекции, семеноводству и племенному животноводству, прошедшем под руководством Николая Вавилова в январе 1929 года в Ленинграде. "Ленинградская правда", освещавшая пленарные заседания в духе сенсаций, дала однажды материал, озаглавленный "Можно превратить озимый злак в яровой". Речь шла о работах крупного физиолога растений Максимова. Лысенко же (выступившего на секционном заседании) там никто особенно не заметил, кроме Максимова, раскритиковавшего низкий уровень его работы. (Через пять лет, после ареста и высылки, Максимов будет тщательно выбирать выражения, говоря о новом любимце номенклатуры).

    Крах ожиданий заставил Лысенко сменить ориентацию с академической карьеры на поиск успеха среди партийных и государственных чиновников. Для быстрого взлета ему требовалась сенсация. Но такую же сенсацию искали партийный руководитель Украины Постышев и украинский нарком земледелия Шлихтер: две зимы подряд, 1927-28-го и 1928-29-го, вымерзали громадные посевы озимой пшеницы. После двух неурожаев резонно было ожидать повышенного урожая. Но местному начальству требовалось чудодейственное средство решения всех проблем - для победного рапорта Кремлю.

    По официальной версии, в феврале 1929 года Лысенко написал отцу, чтобы тот зарыл в снег семенную озимую пшеницу и затем высеял наклюнувшиеся семена. (В середине 1960-х была в ходу циничная, но правдоподобная версия: Лысенко-отец прятал от продотрядов пшеницу; зерно промокло и проросло; по жадности он и засеял поле этим зерном и получил некоторый урожай). 1 мая Лысенко-старший засеял полгектара; о контрольном посеве речи не было. В разные годы по поводу этого случая сообщалось об удвоении и утроении урожая, об увеличении его на 10 или на 15 процентов. Летом 1929 года наркомзем Украины объявил о решении проблемы зерновых. В награду Лысенко был направлен для работы в одесский Институт селекции и генетики.

    Летом сенсация прокатилась по центральным газетам. Никаких научных сообщений об "опыте" отца и сына Лысенко в печати не появилось. Информацию для них могли поставлять лишь сами Лысенко.

    Осенью Лысенко получил весомую поддержку со стороны только что назначенного наркома земледелия СССР Яковлева (который позже стал заведующим сельхозотдела ЦК и последовательным гонителем генетиков). Чудодейственная яровизация (вместо кропотливой селекционной и агротехнической работы) пришлась ко времени: Сталин требовал получать в каждой конкретной области угодные ему результаты, невзирая ни на какие известные науке пределы возможностей.

    Вообще же история с мгновенным признанием открытия Лысенко могла бы показаться какой-то мистификацией или крупномасштабным помутнением рассудка сразу у сотен начальников, если бы не существовало простого объяснения: под ними горела земля, и они готовы были подписаться под любым бредом, лишь бы продемонстрировать вышестоящему руководству заботу о сельском хозяйстве. Только этим можно объяснить странную, даже парадоксальную ситуацию, при которой руководители сельского хозяйства Украины и страны в целом не видели никаких трудностей в использовании на практике несостоявшегося открытия. Они разом уверовали в чудо Лысенко и решили, что жар-птица у них уже в руках.

    В начале 1935 года Лысенко удостоился высочайшей похвалы. Его выступление на 2-м съезде колхозников-ударников с демагогическими призывами к классовой бдительности было прервано на психологически точно выдержанном заявлении: "Сталин: "Браво, т. Лысенко, браво!" В зале аплодисменты".

    После этого советский алхимик почувствовал, что у него развязаны руки. Генеральное сражение состоялось на сессии ВАСХНИЛ СССР (Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени Ленина) в декабре 1937 года. Основным на дискуссии был вопрос: "С чем должны идти биологи-материалисты на строительство сельского хозяйства: с генетикой или ламаркизмом?"

    Тут следует отметить, что наименование "ламаркизм" получила излюбленная теория романистов конца XIX века, основанная на гипотезе об унаследовании видами внешних влияний.

    Ламарк, Жан Батист (фр.: Lamarck, 1744-1829), французский естествоиспытатель, предшественник Чарльза Дарвина, основоположник зоопсихологии. Создал учение об эволюции живой природы (ламаркизм). Основным заблуждением Ламарка принято называть его убежденность в том, что появление новых видов связано с влиянием факторов внешней среды.

    Именно на ламаркизме базировалась доктрина Лысенко о возможности переделки природы растений и животных в направлении и масштабах, угодных советской номенклатуре. Известно, что и сам Сталин верил в идеи ламаркизма, а алхимик новейшего времени верно уловил тайное желание вождя уничтожить принцип изначальности гена.

    В своем докладе на сессии ВАСХНИЛ Лысенко сосредоточился на двух вопросах. Первый - "повышение качества посевного материала растений-самоопылителей путем внутрисортового скрещивания", второй - "переделка природы растения путем воспитания". И вновь бредовейшие, совершенно алхимические по своей сути, теории находят поддержку у властей предержащих.

    Следующим шагом властей стал арест в 1940 году Николая Вавилова и других замечательных ученых. Сталин уже наметил "окончательное решение" генетического вопроса, а для этого следовало вывести из игры всех влиятельных генетиков.

    Известный генетик Иосиф Рапопорт вспоминал: "А. Р. Жебрак, профессор генетики Тимирязевской академии, рассказывал, что после применения к нему после сессии (август 1948-го, - А.П.) мер он попал на прием к одному очень ответственному лицу, которое начало беседу с ним неслыханным утверждением: "Вас, генетиков, спасли немцы. Если бы не война, мы вас уничтожили бы еще в 1941 году".

    Но и после войны ситуация мало изменилась. В августе 1948 года состоялась очередная сессия ВАСХНИЛ СССР, на которой сторонники Лысенко при молчаливом одобрении высшего руководства ЦК КПСС устроили решительный бой генетикам. Об этике можно было не думать, и за словом лысенковцы в карман не лезли:

    "…Додуматься до представлений о гене как органе, железе с развитой морфологической и очень специфической структурой может только ученый, решивший покончить с собой научным самоубийством. Представлять, что ген, являясь частью хромосомы, обладает способностью испускать неизвестные и ненайденные вещества, - значит заниматься метафизической внеопытной спекуляцией, что является смертью для экспериментальной науки…"

    "…История развития менделевской науки о наследственности с необычайной наглядностью демонстрирует связь науки при капитализме со всей растленной идеологией буржуазного общества…"

    "…Загнивающий капитализм на империалистической стадии своего развития породил мертворожденного ублюдка биологической науки - насквозь метафизическое, антиисторическое учение формальной генетики…"

    Теперь известно, что текст доклада Лысенко на сессии ВАСХНИЛ 1948 года был предварительно просмотрен, отредактирован и одобрен лично Сталиным.

    Самое унизительное было на последнем, десятом, заседании сессии. Накануне вечером раздались телефонные звонки в квартирах некоторых "менделистов-морганистов". Им позвонили из "инстанций". И три человека - выдающийся ботаник профессор П. М. Жуковский, генетик, доцент Московского университета С. И. Алиханян и профессор И. М. Поляков выступили с заявлениями об изменении своих взглядов и "переходе в ряды мичуринцев".

    Разгром был полный. Когда Совмин СССР постановил ввести в состав ВАСХНИЛ 35 новых действительных членов - академиков, среди них не было ни одного генетика - все были ставленниками Трофима Лысенко.

    Немедленно заработал репрессивный аппарат. Закрывались кафедры, генетики изгонялись с занимаемых постов и лишались званий.

    По приказу министра высшего образования Кафтанова около 3000 ученых, имеющих отношение к генетике, были уволены с работы.

    В мае 1949 года был арестован Владимир Павлович Эфроимсон - один из основателей медицинской генетики в нашей стране.

    Интересно, что он требовал, чтобы в обвинительном заключении было указано, что его арестовали за борьбу с Лысенко. Но такой статьи в уголовном кодексе не было, и Эфроимсону присудили "антисоветскую агитацию".

    В лагеря ГУЛАГа потянулась вереница "вавиловцев" и "менделистов". Их судили в основном по обвинению в "преклонении перед Западом" и "восхвалении американской демократии". Многие из них так и сгинули в снегах Сибири.

    Нередко они добровольно уходили из жизни. Так, не выдержав травли, покончил с собой защищавший генетику физиолог Дмитрий Анатольевич Сабинин. Покончили с собой еще два генетика - А. Н. Промптов и Л. В. Ферри.

    В атмосфере торжества алхимии стали появляться настоящие чудовища. Так, безграмотная 80-летняя старуха Ольга Борисовна Лепешинская заявила, что ею давно открыто образование клеток из бесформенного "живого вещества" (например, сенного настоя, сока алоэ и так далее). Более 70 профессоров, протестовавших против этого бреда, были изгнаны из научных учреждений и университетов. Ее дочь - тоже Ольга (Пантелеймоновна) Лепешинская и зять Крюков публиковали в самых престижных научных журналах фантастические статьи о превращении клеток в кристаллы и кристаллов в клетки.

    А вскоре некто Бошьян опубликовал книгу "О происхождении вирусов и микробов". В ней он сообщил, что вирусы превращаются в бактерии, а бактерии и низшие грибы могут превращаться в… антибиотики. Из пенициллина же образуется пенициллум - плесневый гриб!

    Чем не опыты по получению "спиритов"?..

    Только время все расставило на свои места…

    Учение о кенраке

    Рецидивы алхимии, рядящейся в одежды экспериментальной науки, не являлись специфической особенностью лишь Германии или Советского Союза. Они могли происходить в других странах с вождем-диктатором во главе. Поучительным, хотя и малоизвестным примером может служить история с открытием "системы кенрак", сделанным в 1961 году в Северной Корее профессором Ким Бон Ханом. Суть открытия в следующем. В теле высших позвоночных и людей им была обнаружена сложная система кенрак, состоящая из трубок, названных бонхановыми, и связанных с ними бонхановых телец. Эта система отличается от кровеносной, лимфатической и нервной. Она якобы осуществляет целостность организма и связь его со средой. По бонхановым трубкам циркулирует жидкость, содержащая дезоксирибонуклеиновую кислоту, которая входит в состав зерен, названных саналовыми. Зерна санала могут превращаться в клетки, а клетки распадаться на зерна. Это "цикл Бон Хана: саналклетка".

    Система кенрак рассматривалась как теоретическая основа восточной медицины "доньихак", дающей, в частности, научное обоснование иглоукалывания.

    С 1962 года в Советский Союз начала поступать обильная информация о кенраке через журнал "Корея" и труды Ким Бон Хана, иллюстрированные отличными цветными микрофотографиями. Знакомство с опубликованными материалами не оставляло никаких сомнений в том, что все это является мистификацией. На фотографиях, якобы изображающих бонхановые трубки и тельца, легко узнаются общеизвестные гистологические структуры - коллагеновые, эластические, нервные волокна, срезы корней волос, инкапсулированные нервные окончания и тому подобное. Цикл Бон Хана ничем не отличался от позорно провалившегося учения Лепешинской о возникновении клеток из живого вещества.

    Вместе с тем стало известно, что в Пхеньяне для Ким Бон Хана был создан специальный институт со многими лабораториями, богато оснащенными современным импортным оборудованием. Институт занимал пятиэтажное здание. Периодически созывались конференции по кенраку и публиковались труды на разных языках. Оценки давались самые хвалебные: "великое открытие", "великий перелом в решении основных проблем биологических наук", "революция в развитии медицины" и так далее. Президент Академии медицинских наук Кореи Хон Хак Гын, называя труд Бон Хана "выдающимся научным открытием", писал:

    "Эти успехи были достигнуты лишь благодаря мудрому руководству Трудовой партии Кореи и любимого вождя корейского народа Председателя кабинета министров Ким Ир Сена".

    Как могло случиться, что алхимическая теория, не имеющая ни малейшего отношения к науке, был принята за "великое открытие"? Единственным объяснением может служить тот факт, что 1 февраля 1962 года Ким Бон Хану и его коллективу было послано письмо Председателя ЦК Трудовой партии Кореи и Председателя Совета Министров КНДР Ким Ир Сена, в котором говорится:

    "Горячо поздравляю Вас с великим научным достижением, открытием субстанции кенрак… Весь корейский народ высоко оценивает Ваш подвиг и гордится им как великим достижением в развитии науки нашей страны… Ваша преданность партии и народу демонстрирует благородный облик красных ученых, выпестованных нашей партией…" и так далее. Этого оказалось достаточно.


    ***


    Подведем промежуточные итоги. На примере истории алхимии мы выяснили, какие формы может обретать первобытная проторелигия в развитии. Пока еще перед нами одиночки, претендующие на особое (я даже сказал бы, исключительное) место в человеческом обществе и во вселенной, но очень скоро они начнут объединяться в группы по интересам, которые, в свою очередь, вырастут, превратившись в тайные оккультные сообщества. Однако даже деятельность этих одиночек демонстрирует, сколь деструктивной может быть практика введения оккультных (в данном случае - алхимических) теорий в рамки официальной науки или государственной политики. Мы можем всячески уважать и воспевать гений Парацельса, но не следует забывать о том, что великий врач во многом заблуждался и не все его рецепты эффективны. Нужно уметь отделять правду от лжи, домыслы от истины, и тогда, быть может, человечество научится обходить те опасные повороты, которые ведут к сумеркам разума. Ведь Франц Таузенд, Трофим Лысенко и Ким Бон Хан - это еще не запредельный случай, в следующих главах я расскажу об оккультных теориях, которые едва не привели к катастрофе весь мир.

    Глава 3. Битвы тамплиеров

    Жил на свете рыцарь бедный ,

    Молчаливый и простой,

    С виду сумрачный и бледный.

    Духом смелый и прямой.

    Он имел одно виденье,

    Непостижное уму,

    И глубоко впечатленье

    В сердце врезалось ему.

    Путешествуя в Женеву,

    На дороге у креста

    Видел он Марию деву,

    Матерь господа Христа.

    С той поры, сгорев душою,

    Он на женщин не смотрел,

    И до гроба ни с одною

    Молвить слова не хотел.

    С той поры стальной решетки

    Он с лица не подымал

    И себе на шею четки

    Вместо шарфа привязал.

    Александр Пушкин.


    Рыцари храма

    Выше я уже упоминал, что в отличие от сект, структура которых основана на жесткой централизации с признанием безусловного авторитета в лице главы секты, противопоставляющего себя какой-нибудь из официальных религиозных конфессий, оккультные кружки и тайные общества образуются на принципах равноправия всех прошедших инициацию. Существуют, конечно, различные "степени" (или "градусы") посвящения, однако любой из членов общества без ограничений и в процессе "самосовершенствования" может претендовать на более высокий статус - вплоть до статуса главы общества или ордена.

    Именно на таком принципе было построено одно из древнейших известных нам оккультных обществ - Орден тамплиеров.

    *ОРДЕН ТАМПЛИЕРОВ* ("храмовники", от лат. "templum" - "храм") - Templarii sive fratres militiae templi - духовный рыцарский орден, возникший в ходе крестовых походов, был основан в начале 1118 года Гуго де Пэйнсом "для охраны пилигримов, следующих к Святым местам".

    Девять храбрых и благочестивых рыцарей составили общество на традициях монашества и рыцарства. Они выбрали своей покровительницей Кроткую Матерь Божию (La douce mere de Dieu) и поклялись жить сообразно правилам святого Августина, посвятить свои мечи, силу, жизнь защите таинств христианской веры. Они также приняли обеты целомудрия и бедности. Это символизировала и печать Ордена - два всадника на одном коне.

    Первые сведения о тамплиерах дает нам историограф Гийом Тирский, чье объемное произведение, посвященное этому Ордену, было создано между 1169-м и 1184 годами, то есть в то время, когда крестовые походы достигли своего апогея. Когда Гийом начал писать свою книгу, королевства крестоносцев на Святой земле, которые тамплиеры называли Outremer (страна по ту сторону моря), существовали уже давно, а Орден храмовников отметил полувековой юбилей. Поэтому сведения обо всех событиях, связанных с образованием Ордена, европейцы получили из вторых, если не из третьих рук. Мы почти ничего не знаем о том, какими источниками пользовался Гийом Тирский, поэтому многие его высказывания следует подвергать сомнению. И все же его книга дает определенную информацию, на которой строятся все более поздние сведения о тамплиерах. Согласно Гийому, свое название - тамплиеры - эти воины-монахи получили потому, что их главной штаб-квартирой поначалу служило помещение, находившееся с южной стороны дворца иерусалимского короля Балдуина I и примыкавшее к церкви Гроба Господня. В свое время она была мечетью аль-Акса, святыней мусульман - огромным сооружением XI века, которое поддерживали 280 массивных колонн. На том же месте, по преданию, находился храм царя Соломона.

    Более чем странным выглядит тот факт, что хронисты того времени не пишут ни о Гуго де Пэйнсе, ни о его друзьях-рыцарях. Молчание, которым окружен начальный период деятельности храмовников, тоже вызывает вопросы.

    Нет также доказательств того, что тамплиеры исполняли свое предназначение - охраняли паломников. Да и как могла реально справиться с такой задачей группа из девяти рыцарей, которая в течение девяти лет никого более не принимала в Орден?

    Тем не менее весть о "бедных рыцарях Христовых" довольно скоро пришла в Европу, где популярность их стала расти. Церковные сановники расточали похвалы в их адрес, и сам святой Бернар, монах монастыря из Клерво, в 1128 году написал в их честь трактат под названием "Хвала новому рыцарству", в котором приветствовал появление "монахов по духу, воинов по оружию", превозносил до небес добродетели тамплиеров, их любовь к ближнему и объявлял цели ордена идеалом и воплощением всех христианских ценностей. В этом панегирике святой Бернар противопоставлял холеному и ленивому светскому рыцарю простого монаха-храмовника, не заботящегося о своей внешности и манерах, но зато ведущего праведный образ жизни, воюющего за Христовы идеалы, ставящего превыше всего свое служение Богу.

    Особенно подчеркивалась в трактате сплоченность и дисциплина рыцарей Ордена, где "каждый совершенно не следует собственной воле, но более заботится о том, чтобы повиноваться приказывающему".

    В 1127 году все девять рыцарей Храма возвратились в Европу, где были встречены с триумфом.

    В январе следующего года в Труа, владении графа Шампанского, владельца феода Гуго де Пэйнса, был созван собор, который по представлению Бернара официально утвердил Орден тамплиеров, признав его цели военно-религиозными. Гуго де Пэйнс получил титул великого магистра. Вместе со своими рыцарями он должен был разработать статус военно-монашеского ордена, который соединил бы строгую дисциплину монастыря с постоянной готовностью к военным действиям во славу Божию.

    Святой Бернар подчеркивал, что обет бедности - основной для тамплиеров. Параграф II устава Ордена даже предписывает двум братьям-храмовникам есть из одной миски. Позаботился Бернар и о том, чтобы ничто не отвлекало тамплиеров от служения Христу, а именно: запрещены были любые светские развлечения (посещения зрелищ, игра в кости, соколиная охота и тому подобные), возбранялись смех, пение, суесловие. Подробный перечень всевозможных штрафов за различные нарушения устава составляет более 40 параграфов.

    Своеобразным символом Ордена стал белый плащ, надевавшийся поверх остальной одежды того же цвета. По этому поводу в орденском уставе сказано:

    "Всем профессам мы выдаем как для зимы, так и для лета, поелику возможно, белые облачения, по которым их могут распознать все, кто провел жизнь в темноте, так как их долг - посвятить свои души Творцу, ведя чистую и светлую жизнь".

    Однако, если внимательно ознакомиться со свидетельствами современников, можно прийти к выводу, что жизнь и деятельность тамплиеров не соответствовали тем высоким идеалам и целям, которые были провозглашены при образовании Ордена. Созданный вскоре после Первого крестового похода Орден тамплиеров рассматривался и папой, и иерусалимскими королями как ударный отряд, призванный не только защищать паломников в Святой земле, но и расширять государства крестоносцев в Палестине и Сирии.

    Несмотря на то что храмовники наряду с иоаннитами стали наиболее организованной военно-политической силой Иерусалимского королевства, они не только ни в коей мере не способствовали расширению крестоносных владений в Святой земле, но и фактически не оказали никакой существенной помощи франкским феодалам по удержанию в своих руках Восточного Средиземноморья.

    Уже в первые десятилетия после своего образования Орден терпел поражения от мусульман - например, в 1153 году под Аскалоном, где в бою погибли все сорок участвовавших в нем храмовников.

    С момента основания тамплиеры больше заботились об упрочении своего влияния в Европе, нежели на Ближнем Востоке. Когда в конце 1128 года Гуго де Пэйнс прибыл в Англию, то был принят королем Генрихом I с большим почетом. Многие молодые аристократы из западноевропейских стран охотно вступали в Орден, со всех концов христианского мира в казну тамплиеров шли щедрые пожертвования, Ордену передавались земельные угодья, замки и поместья.

    К 1130 году Орден уже располагал обширными земельными владениями во Франции, Англии, Шотландии, Фландрии, Испании и Португалии. А еще через десять лет он стал крупным землевладельцем и в других странах: Италии, Австрии, Германии, Венгрии и Святой земле.

    Вопреки обету бедности тамплиеры накапливали несметные богатства. При этом они не брезговали торговлей, спекуляцией, а то и прямым грабежом. По свидетельству того же Гийома Тирского, рыцари Храма нападали на арабские караваны и обирали купцов.

    Когда речь шла об обогащении, то "чистые и светлые душой" тамплиеры шли и на прямое предательство Христовых интересов. Пример тому - осада Дамаска в 1142 году во время Второго крестового похода. Вюрцбергский хронист свидетельствует: осажденные подкупили рыцарей Храма, которые оказали им поддержку, что и стало одной из основных причин провала

    тщательно подготовленного крестоносцами предприятия.

    Правдами и неправдами сосредоточив в своих руках колоссальные богатства, тамплиеры занялись банковскими делами и ссужением денег под проценты, превратившись в банкиров практически всех европейских королевских домов и даже некоторых мусульманских властелинов. Филиалы Ордена по всей Европе и на Ближнем Востоке осуществляли выдачу денег в кредит купцам, которые постепенно попадали в зависимость к храмовникам. Таким образом "бедные рыцари Христовы" стали крупнейшими ростовщиками своей эпохи, а парижский орденский дом превратился в центр европейских финансов.

    Тамплиеры вели сложную систему финансового делопроизводства: бухгалтерские книги, документы приходно-расходной отчетности и тому подобное. Именно храмовники придумали векселя и банковские чеки.

    Завершая тему о богатствах тамплиеров, скажу еще, что во время Третьего крестового похода английский король Ричард Львиное Сердце, как всегда остро нуждавшийся в деньгах, продал рыцарям Храма захваченный им у Византии остров Кипр, за который в 1191 году тамплиеры заплатили аванс в 40 тысяч безантов, а 60 тысяч отдали позднее.

    Располагая огромными по тем временам финансовыми средствами, Орден превратился во влиятельную силу международного значения. В Европе, Палестине и Сирии тамплиеры действовали подчас как посредники между князьями и монархами. Например, в Англии великих магистров регулярно приглашали на заседания парламента и рассматривали их в качестве глав всех католических орденов. Вследствие этого им подчинялись фактически все приоры и аббаты страны.

    Политическая деятельность рыцарей католической церкви не ограничивалась только Западом - и с исламским миром Орден установил самые тесные деловые отношения.

    Почти на всех политических уровнях храмовники выступали как официальные третейские судьи, и нередко короли признавали их авторитет.

    В 1252 году английский король Генрих III отважился угрожать Ордену конфискацией земельных владений.

    "Вы, тамплиеры, пользуетесь большими свободами и привилегиями и располагаете такими крупными владениями, что ваша надменность и гордыня не знают удержу, - заявил король. - То, что было когда-то так непродуманно вам дано, может быть мудро и отобрано. То, что было слишком быстро уступлено, может быть возвращено назад".

    Великий магистр Ордена отвечал так:

    "Что вы сказали, о король? Было бы лучше, если бы ваши уста не произносили таких недружественных и неумных слов. Пока вы творите справедливость, вы будете править. Если же вы нарушите наши права, то вряд ли останетесь королем".

    Справедливости ради нужно сказать, что рыцари Храма своей деятельностью способствовали развитию науки и техники. Летописцы того времени подчеркивают, что вследствие своих довольно тесных контактов с мусульманской и иудейской культурами тамплиеры обладали монополией на самую передовую технику.

    Орден не скупился, выделяя средства на развитие геодезии, картографии, строительство дорог и мореплавание. Он располагал своими портами и верфями, а также собственным флотом, суда которого были оснащены невиданной диковиной - магнитным компасом. Имея несколько десятков грузовых кораблей и судов для транспортировки людей, храмовники перевозили паломников из Европы в Святую землю и в обратном направлении, получая за свои богоугодные дела приличную мзду.

    Наряду с несением военной службы многие тамплиеры должны были обладать и соответствующими знаниями в области медицины, поскольку уход за больными и ранеными составлял один из компонентов храмовнической деятельности. Рыцари Ордена изготовляли лекарства на травах и использовали другие традиционные средства народной медицины.

    В то же время надменность и далеко не монашеский образ жизни храмовников не были секретом. Поговорку "пьет, как тамплиер" знали по всей Европе.

    В марте 1185 года скончался король Иерусалима Балдуин IV. В борьбе за его наследство великий магистр Ордена тамплиеров Жерар де Ридефор нарушил клятву, данную покойному королю, и тем самым привел христианскую общину в Палестине чуть ли не на грань междоусобной войны. И это был не единственный бесчестный поступок Жерара. Та надменность, с которой он обращался с сарацинами, привела фактически к прекращению долговременного перемирия - боевые действия вспыхнули вновь. В июле 1187 года Ридефор послал своих рыцарей вместе с остатками крестоносного воинства на битву, окончившуюся катастрофическим поражением при Хаттине. Христианские войска были наголову разбиты Салах ад-Дином, и через два месяца завоеванный за сто лет до этого Иерусалим вновь оказался в руках сарацин. А еще через четыре года египетский султан захватил последний "вольный" город Палестины Сен-Жан-д'Акр, или Акру.

    С потерей Святой земли фактически лишалось смысла само пребывание тамплиеров в этом регионе. После падения Акры храмовники устроили свою резиденцию на Кипре, а затем окончательно перебрались в Европу.


    Разгром ордена тамплиеров

    Большая часть тамплиеров осела во Франции, которой правил тогда король Филипп IV Красивый. Постоянные войны с феодальными сеньорами настолько истощили французскую казну, что Филипп не брезговал самыми "грязными" методами, чтобы ее пополнить. Например, он распорядился обрезать золотые монеты и чеканить из сэкономленного таким образом металла новые, более тонкие.

    Естественно, что сказочное богатство тамплиеров привлекло его внимание. Однажды он сам имел возможность увидеть и оценить их, когда во время бунта "черни" в марте 1306 года нашел убежище в Тампле, парижской резиденции храмовников. К тому же король задолжал Ордену довольно много денег и не смог бы расплатиться до конца своих дней.

    И все же Филипп отдавал себе отчет в том, что рыцари-тамплиеры не только имели вооруженные силы, состоявшие из профессиональных воинов, но и были в отличие от королевской армии прекрасно организованы и дисциплинированны. Наряду с этим во Франции храмовники занимали важные посты и полностью выходили из-под власти Филиппа.

    Тогда Филипп начертал прошение великому магистру, где просил оказать ему честь и сделать его, короля Франции, почетным рыцарем Ордена тамплиеров. Жаку де Молэ, тогдашнему главе храмовников, было ясно, что французский монарх тщится рано или поздно добиться звания великого магистра, чтобы сделать его наследственным для французской короны. В учтивых, но твердых выражениях де Молэ отверг притязания Филиппа.

    Не видя другого выхода из создавшегося положения, кроме как через организацию суда над Орденом, Филипп IV составил список обвинений по показаниям Эскена де Флойрана, исключенного в свое время из числа храмовников за "убиение одного из братьев". Этот ренегат обвинил тамплиеров в идолопоклонстве, отречении от Христа, в грехе содомии и других кощунственных деяниях.

    23 сентября 1307 года вместо архиепископа Нарбоннского, который отказался судить тамплиеров, канцлером был назначен Гийом де Ногаре, страстный ненавистник рыцарей Храма. 24 сентября де Ногаре собрал в Мобюиссоне главных советников короля, инквизиторов и епископов. Этот форум принял нужное Филиппу решение: все тамплиеры - иерархи, рыцари, капелланы, сержанты и братья служители - должны быть арестованы и преданы инквизиции.

    И вот в утренних сумерках 13 октября 1307 года, в пятницу, все члены Ордена были подвергнуты аресту, орденские дома и замки поставлены под надзор королевских властей, а вся их недвижимость конфискована.

    Хотя Филипп и использовал момент внезапности, но не добился своей главной цели - сокровищ и документов Ордена король не получил. Как утверждают, в одну из ночей перед волной арестов сокровища были вывезены из Парижа и доставлены в порт Ла Рошель, где погружены на 18 галер, отбывших в неизвестном направлении. Поэтому многие историки сомневаются, что акция французского короля была неожиданной для тамплиеров.

    Известно, что Жак де Молэ незадолго до начала арестов успел сжечь многие документы и рукописи Ордена. Во все орденские дома во Франции великий магистр сумел направить письмо, в котором приказал не сообщать даже минимальной информации об обычаях и ритуалах тамплиеров…


    ***


    Бафомет (из книги Леви "Трансцендентальная магия")

    Арестованные тамплиеры предстали перед судом. Храмовникам инкриминировали то, что они поклонялись дьяволу по имени Бафомет. Во время своих бдений они якобы падали ниц перед головой бородатого мужчины, который говорил с ними и наделял их оккультной силой; случайные свидетели этих ритуалов уничтожались. Тамплиеров обвиняли также в том, что они убивали детей, принуждали женщин к абортам, целовали неофитов в самые непотребные места и поддерживали между собой гомосексуальные отношения. Однако самое страшное обвинение состояло в том, что тамплиеры отказались от Иисуса Христа, попирали крест ногами и плевали на него.

    В ходе "следствия" тамплиеры подвергались разнообразным и самым чудовищным пыткам. С их помощью удавалось выбить из храмовников довольно странные признания. Вот что можно прочитать в протоколе допроса великого магистра Жака де Молэ:

    "* Вопрос: * Кто вас посвятил в рыцари Ордена тамплиеров?

    * Де Молэ: * Меня посвятил рыцарь Юбер де Пейро в городе Боне около сорока лет тому назад. Сначала я дал обет соблюдать различные правила и пункты устава Ордена, затем на меня надели плащ. Далее брат Юбер велел принести бронзовый крест с изображением Христа и велел мне отречься от Христа, изображенного на этом распятии. Против воли я сделал это. Затем брат Юбер велел мне плюнуть на крест, а я плюнул на землю.

    * Вопрос: * Сколько раз это было?

    * Де Молэ: * Только один раз, я хорошо помню.

    * Вопрос: * Когда вы произнесли обет целомудрия, намекнули ли вам, что вы должны вступить в плотскую связь с другими братьями?

    * Де Молэ: * Нет. И я никогда этого не делал.

    * Вопрос: * Посвящение других братьев происходило точно так же?

    * Де Молэ: * Не думаю, чтобы церемониал моего посвящения отличался от общепринятого, а мне самому не слишком часто приходилось руководить этим церемониалом. После посвящения я обычно просил моих помощников отвести новообращенных в сторону и повелеть им сделать что полагается. Я хотел, чтобы они совершали поступки, некогда совершенные мной".

    Уже к концу следующего после ареста тамплиеров дня, 14 октября 1307 года, королевский бальи на площади зачитал показания рыцарей Храма.

    А 12 августа 1308 года кардиналы получили папскую буллу "Faciens misericordiam" ("Творя милосердие"), где Климент V (бывший архиепископ Бордо Бертран де Гот) сообщал о гнусностях иерархов Ордена, которые "в присутствии двух кардиналов признались в совершении чудовищных обрядов посвящения, а также поведали о других ужасных и позорных делах, о коих папа из стыда желал бы умолчать".

    Во Франции расследования, допросы и процессы над храмовниками продолжались долго. В 1310 году на поле возле монастыря святого Антония под Парижем на медленном огне были сожжены 54 рыцаря церкви, отказавшиеся от своих прежних показаний, вырванных у них под пытками.

    Судьба тамплиеров, по крайней мере во Франции, была решена. Филипп IV немилосердно преследовал их, пытал, бросал в казематы, сжигал на кострах. Король подверг и папу римского страшному давлению, в результате чего Климент V 3 апреля 1312 года на заседании XV Вселенского собора огласил буллу "Vox clamantis" ("Глас вопиющего"), согласно которой Орден тамплиеров был распущен. А через месяц появилась новая папская булла "Ad providam Christ! vicarii" ("Попечением наместника Христова"), которая содержала решение практических вопросов, связанных с ликвидацией Ордена Храма: запрещается носить орденские одеяния и называться тамплиером.

    Еще два года после этого несправедливого с правовой точки зрения упразднения Ордена - ведь вина храмовников не была доказана - продолжалась травля "рыцарей церкви", апогей которой пришелся на март 1314 года, когда перед собором предстали великий магистр Жак де Молэ и приор Нормандии Жоффруа де Шарне. И здесь великий магистр вновь попытался воззвать к справедливости, отказавшись от своих показаний. Но его уже никто не хотел слушать.

    18 марта 1314 года Жака де Молэ и приора Нормандии в бумажных колпаках еретиков сожгли на Еврейском острове напротив королевского дворца, из окна которого Филипп Красивый и дал сигнал палачу. В последний момент над собравшейся толпой пронесся голос великого магистра:

    "Папа Климент! Король Филипп! Не пройдет и года, как я призову вас на суд божий!"

    Его проклятие сбылось. Через две недели в ужасных судорогах скончался Климент V. А в ноябре того же года Филипп Красивый умер от неизвестной болезни - легенды утверждают, что тамплиеры были искусны в изготовлении сильнодействующих ядов. Вера в тайные силы тамплиеров и в то, что сбывалось проклятие де Молэ, получила новую пищу.

    Казалось, что со смертью великого магистра и приора Нормандии рыцари Храма навсегда исчезнут со страниц истории. Однако Орден не мог в одночасье прекратить свое существование. Несмотря на усилия французского короля распространить гонения на храмовников по всей Европе, он в этом мало преуспел. Даже его собственный зять Эдуард II Английский занял позицию в пользу Ордена. Было арестовано несколько храмовников, но во искупление "грехов" их поселили в монастырях, где они вели довольно приятную жизнь. Их земли передали госпитальерам. А Шотландия так вообще предоставила убежище тамплиерам из Англии и, возможно, из Франции.

    После роспуска Ордена многие германские рыцари Храма влились в состав Тевтонского Ордена или перешли к иоаннитам. То же сделали и испанские тамплиеры. В Португалии храмовники были оправданы судом и в 1318 году изменили свое название, став рыцарями Христа. Под таким названием Орден сохранился до XVI века. Васко да Гама, например, был рыцарем Ордена Христа, а принц Энрике Мореплаватель - его великим магистром. Корабли Ордена плавали под восьмиконечными тамплиерскими флагами. Под этими же флагами каравеллы Христофора Колумба "Санта-Мария", "Пинта" и "Нинья" пересекли Атлантический океан и достигли острова Сан-Сальвадор в Багамском архипелаге. Кстати сказать, сам первооткрыватель Америки был женат на Фелипе Мониз Перестрело, дочери сподвижника Генриха Мореплавателя, рыцаря Ордена Христа, который передал ему свои морские и лоцманские карты…

    Оккультные тайны тамплиеров

    Уже во времена своего деятельного существования Орден тамплиеров в глазах современников виделся как некий магический институт. Рыцарей Храма подозревали в волшебстве, колдовстве и алхимии. (Эпохой раньше их подозревали бы в шаманизме). Считалось, что многие из тамплиеров связаны с "темными силами". Еще в 1208 году папа Иннокентий III призвал храмовников к порядку вследствие их "нехристианских действ и заклинания духов".

    Известно, что тамплиеры мечтали о водворении на земле Царства Мира и Единения всех народов, для чего занимались эзотерическими изысканиями и поиском межконфессиональной церковности на основе гностических учений. "Церковность" при этом понималась в ее изначальном смысле - от греческого "ekklhsia", то есть "общность" людей, объединенных идеей.

    Несколько слов о гностиках. Гностики - александрийская секта, основанная на секретных доктринах раннего христианства. Гностики интерпретировали христианские мистерии в соответствии с языческим символизмом. Свою секретную информацию и философские достижения они скрывали от посторонних и учили только небольшую группу специально посвященных лиц.

    Гностики искали (и полагали, что нашли) Истину с большой буквы. Основой ее они считали Гносис (греч. "gnosis" - "знание"), то есть тайное знание о Боге, мире и подлинной духовной природе человека, открытое пророками и сохраняемое эзотерической традицией. Обладание подобным знанием, удостоиться которого могли лишь избранные, само по себе ведет к Спасению. Зло в мире считалось возникшим изначально в результате "ошибки технологии". Уничтожение его происходит лишь постепенно, в ходе мирового процесса восстановления планировавшейся гармонии, ускорить который помогают опять же пророки и божественные посланники. Бог, по учению гностиков, скрыт и непознаваем. Но в то же время это - верховный истинный Бог. Большинство же людей (не относящихся к гностикам) поклоняются неистинному Богу, образ которого они запечатлевают в форме икон и фресок. Между тем это - всего лишь производное от истинного Бога, отец не мира, но "лжи этого мира", то есть Дьявол. Впрочем, для гностиков Дьявол был не отцом зла, а всего лишь неудачником, жертвой собственных заблуждений.

    Тамплиеры, в частности, заимствовали у гностиков символ Андрогина. Для них это был оккультный образ вселенского единения. Его изображали в виде фигуры с крыльями, восседающей на кубе. На голове - факел с тремя языками пламени. Правая рука мужская (с латинской надписью "solve" - "разрешай"), левая - женская (с надписью "coagula" - "сгущай"). Беда в том, что у Андрогина была козлиная голова; ее рога, борода и уши складываются в *ПЕНТАГРАММУ* (известную нам как пятиконечная звезда). У христианских иерархов эта голова, понятное дело, ассоциировалась с Дьяволом. И впоследствии факт поклонения Андрогину был поставлен тамплиерам в вину. Между тем пентаграмма еще у пифагорейцев являлась символом здоровья и опознавательным знаком общины.

    Андрогин гностиков у тамплиеров имел свое имя, назывался Бафометом.

    * Бафомет * (Baphomet) - прочитанное справа налево слово "Temophab", означающее "Templi omnium hominum pacis abbas", то есть "Настоятель храма мира всех людей". Под этим термином тамплиеры понимали эманацию мирового "Мы", астральный вихрь, могущий повести людей по пути усовершенствования, ко всеобщему миру и братству.

    Все это было на виду. Однако более поздние исследования показали, что, скорее всего, внутри Ордена тамплиеров имелся узкий крут посвященных, которые разрабатывали и охраняли от посторонних куда более глубокую оккультную доктрину, чем могли себе представить гонители храмовников.

    В XVIII веке в Гамбурге нашли два документа, относящихся к средневековью. Они содержали тайное уложение для храмовников, достигших "внутреннего круга" Ордена, и дополняли церковный устав. Это были "Устав избранных братьев" и "Устав утешенных братьев". В своей книге "История ордена храмовников и крестовых походов" Жерар Себанеско подробно комментирует эти тексты и доказывает, что речь в них идет об указаниях, целью которых было сохранить тайны оккультной иерархии, строго отделенной от остальных членов Ордена.

    Существует множество версий об эзотерических тайнах, столь ревностно оберегаемых тамплиерами. И в наши дни продолжают появляться труды, посвященные этой теме. В своей удивительной книге "Жан де Фодоас" писатель-оккультист Морис Магр выдвигает гипотезу, согласно которой тамплиеры во время сражений использовали заряженную магией фигуру Бафомета. Она якобы обеспечивала им победу до тех пор, пока не была у них украдена в ходе одного из сражений христианской армии с монгольскими захватчиками в Богемии.

    Морис Магр добавляет:

    "Вполне вероятно, что все великие завоеватели, которые оставили свой след в судьбах различных народов, использовали магию, что позволило им управлять мировыми силами в своих интересах".

    Мы не верим в магию, а потому не будем всерьез рассматривать этот последний тезис, но, похоже, храмовники самого высокого ранга действительно обладали эзотерическими познаниями. Находясь в Турене, в донжоне замка Шинон, они рисовали на стенах своих камер символические граффити, которые целые поколения эрудитов пытаются расшифровать.

    Современный алхимик Эжен Канселье, автор книги "Два жилища алхимиков", считает, что ему удалось истолковать самый загадочный и сложный из этих рисунков. Согласно его версии, тамплиеры знали, как будет развиваться земной цикл вплоть до Апокалипсиса.

    "На стене одной из камер, - пишет Канселье, - тамплиеры, сидящие в донжоне замка Шинон в ожидании казни, оставили среди других не менее интересных граффити краткую схему развития природы. На боковине дверного проема выделяется процарапанный стилетом на мягком камне круг, правая сторона которого едва намечена и решительно заштрихована вертикальными линиями. Действительно, золотой и серебряный века закончились, когда в 1308 году адепты ордена Храма представили потомкам изображение безжалостного хода времени. Вот почему гномон на космическом циферблате, проведенный из меньшего круга с буквой "S" в центре ("S" - первая буква французского слова "soleil" - солнце), разделяет на две половины верхний сектор, то есть бронзовый век. Одна половина - это прошедшие триста лет, а другая - будущие триста лет, на ней еще стоит буква "В", которая у римлян обозначала число 300. Эти шесть веков помечены также буквами А, В, С, D, Е, F. Буква "А" крупнее, чем другие, и соединена фигурной скобкой с другой буквой "А", расположенной прямо над ней, что символизирует два упомянутых века. Справа и немного выше Солнца мы видим Луну и Землю - круг, перечеркнутый крестом, жизнь, которая завершится с концом железного века, обозначенного в нижней четверти круга. Стилет неизвестного тамплиера неумолимо двигается дальше, чтобы, достигнув вертикала, отметить великое смятение в шуме труб. Вот тогда Избранные и смогут повторить пророческие слова прорицателя из Патмо:

    "Я видел новое небо и новую землю; потому что первое небо и первая земля исчезли, а моря больше не существовало".

    Довольно вольная трактовка, не находите? Мы еще не раз встретимся с тем, как оккультисты вольно трактуют деяния предшественников. А пока попытаемся ответить на вопрос, а чего, собственно, добивались тамплиеры, укрепляя и расширяя свой Орден.

    Конспиролог Жан Маркес-Ривьер в своей книге "История эзотерических доктрин" дал определение политическому аспекту деятельности внутреннего кружка Ордена Храма:

    "Похоже, в самом Ордене была вдохновляемая строгим эзотеризмом группа, имевшая тайную цель захватить власть".

    Итак, власть тамплиерам нужна была для того, чтобы объединить западный мир и стать его настоящими оккультными правителями. Какое средство они собирались использовать для осуществления своего замысла? Фактический союз светской и религиозной власти? Однако для этого необходимо было примирить Крест христианства и Полумесяц ислама, превратив Средиземное море из разделяющей пропасти в центр единения мировых религий.

    Тамплиеры, не ограничивавшиеся одними мечтами об идеальном обществе, прекрасно понимали, что для того, чтобы рано или поздно исчезло противостояние между христианским миром и Востоком, надо методически развивать коммерческие контакты между двумя сторонами. Руководители Ордена всячески стремились взять под свой контроль промышленность, торговлю и финансовые отношения между христианским и мусульманским мирами. Замысел тамплиеров имел в виду подрыв существующих норм, полную реорганизацию традиционной структуры человеческого общества, причем Европа была лишь промежуточным этапом на пути реализации этого проекта.

    Хотя к большинству политических руководителей той эпохи тайный кружок тамплиеров относился лишь как к пешкам и слепым исполнителям своей воли, были и некоторые исключения. В частности, император Священной Римской империи Фридрих II Штауфен был, возможно, одним из посвященных в дерзкий план. В частности, невзирая на сильное возмущение Рима, он устанавливал контакты с мусульманскими адептами, вместо того чтобы идти на них крестовым походом. Вне всякого сомнения, этот император Германии не был пешкой в чужой игре - напротив, он достиг высших кругов посвящения. Именно он в 1228 году председательствовал за "круглым столом" в Акко, где собрались представители всех рыцарских орденов, как христианских, так и мусульманских.

    И по сей день в самом гористом и наименее посещаемом туристами месте, в итальянской провинции Апулия, в предместье города Андрия, расположен огромный укрепленный замок, который построил Фридрих II. Кое-кто называет это сооружение Замком хозяина мира. Эта массивная крепость, Кастель дель Монте, построена в полном соответствии с восьмиугольным планом, как и часовни тамплиеров. Хотя впоследствии замок служил резиденцией высоких особ, он явно предназначался для других целей, в нем не было ни одной комнаты с утилитарным назначением: ни спален, ни столовых, ни гостиных. При жизни императора Кастель дель Монте, безусловно, использовался лишь по торжественным случаям для собраний и церемоний. Восьмиугольный план сохраняется и внутри замка: все комнаты расположены вокруг одной центральной, также восьмиугольной, комнаты хозяина. Вероятно, это помещение было Средней комнатой - наиболее скрытой и, следовательно, самой священной.

    Тамплиеры Ланца фон Либенфельса

    Ореол таинственности, окружавший храмовников, сохранился и после роспуска Ордена. А в XVIII веке самые различные "тайные" организации ссылались на тамплиеров как на своих предшественников.

    Так, многие масоны свои ритуалы и церемониалы позаимствовали у рыцарей Храма и рассматривали себя в качестве стражей "тайны тамплиеров".

    Накануне Великой французской революции легенды вокруг Ордена приняли неслыханные размеры, и историческая правда о нем исчезла за дымкой мрачной романтики. Рыцарей Храма считали героями и мучениками, предвестниками антиклерикального духа.

    Многие французские масоны, как утверждается, лишь потому выступали против Людовика XVI, чтобы внести свой вклад в исполнение проклятия Жака де Молэ всему французскому королевскому дому. По словам современников, после того, как короля обезглавили на эшафоте, какой-то мужчина прыгнул на помост, окунул руку в кровь мертвого монарха и показал ее толпе, громко крикнув: "Жак де Молэ, ты отмщен!"

    И ныне, в начале XXI века, существует по меньшей мере три объединения, которые называют себя тамплиерами и утверждают, что ведут свою родословную с 1314 года. Однако попытки связать фуппировки неотамплиеров с их историческим Орденом Храма - дело бесперспективное, ибо не выдерживает элементарной исторической проверки.

    Самое ужасное же заключается в том, что неотамплиерство содержит в себе немало скрытых угроз для современного общества. Ведь принятие традиций храмовников подразумевает и преемственность идеи всемирной власти на основе принципов, которые имеют мало общего с тем, что мы привыкли называть человеческой моралью и нравственностью. За примерами далеко ходить не надо. В XX веке европейская цивилизация однажды породила общество, в структуре которого нашлось место и для традиции тамплиеров. Однако о "защите паломников" уже речи не шло.


    ***


    Человек, который называл себя Иорг Ланц фон Либенфельс (нем. Lanz von Liebensfels) и утверждал, что родился 1 мая 1872 года в Мессине (Сицилия) от барона Иоганна Ланца фон Либенфельса и его жены Катарины, урожденной Скала, в действительности родился 19 июля 1874 года в пригороде Вены. Его отец, Иоганн Ланц, был учителем; мать действительно звали Катариной, урожденной Гоффенрайх. При крещении ребенок получил имя Адольф Йозеф.

    В детстве Ланц горячо интересовался средневековым прошлым и религиозными орденами, к которым он относился как к духовной элите. Сам он рассказывает, что его особенно воодушевлял Орден тамплиеров и что он с головой ушел в изучение их истории, традиции и легенд. Эти впечатления определили его решение принять послушничество в одном из аббатств Вены. Несмотря на возражения семьи, он вступил в Орден как брат Георг 31 июля 1893 года.

    Аббатство оказало серьезное влияние на жизнь Ланца. Белый камень церковных нефов, белые плиты, строгий романский стиль, уединенный монастырский сад, мозаика цветных стекол и могилы двенадцатого века - все это совпадало с атмосферой средневекового рыцарского романа. Ланц был истовым послушником и делал серьезные успехи. В 1897 году он постригся в монахи, а еще через год приступил к преподаванию в духовной семинарии.

    Жизнь в монастыре удовлетворяла его сентиментальным стремлениям отождествить себя со священной элитой древности; кроме того, эти годы предоставили ему исключительную возможность расширить свое образование. Зрелые труды Ланца несут на себе ясный отпечаток глубокого знания Библии, редких апокрифов и гностических текстов, а также религиозных традиций и языков Ближнего Востока. Он также прилежно изучал историю аббатства и опубликовал свои исследования в нескольких научных журналах.

    Особенно важна самая первая из опубликованных им работ, поскольку она является наиболее ранним свидетельством его зарождающейся ереси и специфического мировоззрения. Это был комментарий к отпечатку на могильном камне, извлеченном из-под монастырских плит в мае 1894 года. Отпечаток изображал дворянина, ошибочно идентифицированного как Бертольд фон Трейн, топчущего неизвестное животное. Ланц интерпретировал эту сцену как аллегорическое изображение вечной борьбы между силами добра и зла, соответственно представленными дворянином и странным чудовищем. Размышления над буквальным смыслом этой аллегории убедили его в том, что корень всякого зла в мире заложен в животной природе человека. Для того чтобы найти решение этой проблемы, он начал заниматься зоологией.

    Изучая Священное Писание, апокрифы, современную археологию и антропологию, Ланц объединил существовавшие в то время расистские идеи в дуалистическую религию. Голубые глаза и светлые волосы, свойственные арийской расе, окончательно отождествлялись для него с добрым началом, тогда как различные темные отклонения - негроиды, монголоиды, жители Средиземноморья - он связал с принципом зла. Собственным вкладом Ланца в расистскую идеологию стала адаптация научных взглядов применительно к гностической доктрине, представляющей светлые и темные силы в качестве космических сущностей, ответственных за порядок и хаос в мире.

    Трудно сказать, насколько этими идеями Ланц обязан своему послушничеству в монастыре. Его учитель Шлегль презирал евреев Ветхого Завета как самонадеянное и надменное сообщество, и его переводы Библии попали в список книг, запрещенных церковью за антисемитизм. Расистские тенденции в мышлении Ланца вполне могли сформироваться под влиянием Шлегля. Впрочем, его неортодоксальные убеждения, по-видимому, вызывали серьезные трения между ним и его наставниками. Стремление же Ланца к свободе, интеллектуальной и физической, стало причиной разочарований, в связи с чем он отказался от обета и покинул аббатство в апреле 1899 года.

    С этого времени Ланц был свободен в выборе путей для развития своих идей, и период с 1900 по 1905 годы был отмечен его быстрым интеллектуальным ростом. В это время он был зарегистрирован как член по меньшей мере двух научных обществ, где имел возможность встречаться с выдающимися историками и учеными. Он получил патент на три изобретения. Он также начал писать для таких народнических и социал-дарвинистских журналов, как "Хаммер" ("Hammer") и "Политико-антропологический обзор". Одна из статей Ланца содержала более ста ссылок на сугубо научные исследования, что подтверждало глубину его недавних занятий антропологией, палеонтологией и мифологией.

    Поскольку в 1902 году Ланц получил докторскую степень, по-видимому, он защитил и диссертацию на одну из тем в рамках этой доисторической сферы.

    В 1903 году Ланц опубликовал основные положения своей доктрины, названной им "Теозоологией". Этот текст являлся странным соединением религиозных идей, заимствованных из традиционных иудейско-христианских источников, но переработанных в свете данных современных наук о жизни. Целью первой главы была попытка понять природу и происхождение существ, которых Ланц называл пигмеями и на которых возлагал ответственность за разрушение арийской цивилизации прошлого. Следующие четыре главы - под заголовками "Gaia" (земля), "Pege" (вода), "Руг" (огонь) и "Aither" (воздух) - описывали сатаническое царство, рассказывали историю первого пигмея по имени Адам, который породил расу человеко-зверей (Anthropozoa).

    При этом Ланц использовал очень своеобразный принцип перевода древних текстов: согласно ему слова "земля", "камень", "дерево", "хлеб", "золото", "вода", "огонь" и "воздух" все означали получеловека, а глаголы "называть", "видеть", "знать" и "скрывать" означали "совокупляться с" и так далее. В соответствии с Ланцем, основным сюжетом древней жизни был поиск и воспитание любовников-пигмеев (Buhlzwerge) для извращенных сексуальных развлечений. Поэтому основная цель Ветхого Завета выглядела как предупреждение избранных людей (арийцев) о последствиях этой скотской практики.

    Не забывает Ланц и про богов. Он начал с утверждения, что поколение богов существовало как наиболее ранняя и высшая форма жизни (Theozoa), совершенно отличная от Anthropozoa, родоначальником которых стал Адам. Ланц предположил, что эти божественные существа обладали необычными чувственными органами, предназначенными для восприятия и передачи электрических сигналов. Подобные органы наделяли их обладателей мощной способностью к телепатии и всемогуществом, но позже они атрофировались в рудиментарные гипофизарную и шишковидную железы, как можно видеть у современного человека; и это произошло благодаря скрещиванию божественного племени со звероподобным.

    Впрочем, Ланц допускал, что всеобщая программа сегрегации могла бы вернуть эти способности арийцам как ближайшим наследникам божественного племени.

    Ланц выдвигает и программу действий, которые могли бы помочь арийцам вернуться к "божественному" состоянию. Его рецепты просты и безжалостны. Культурный подъем низших рас во всей Европе и в ее колониях должен быть обращен вспять. Социализм, демократия и феминизм должны быть отменены. Женщины должны войти в полное подчинение их арийским мужьям. Дальнейшее размножение пигмеев должно быть остановлено при помощи принудительной стерилизации. И так далее и тому подобное. Пройдет совсем немного времени, и миллионы людей по всей Европе окажутся за колючей проволокой концентрационных лагерей, воплощающих собой бредовые идеи Ланца фон Либенфельса.

    В конце 1905 года Ланц начинает выпускать расистский журнал "Остара" ("Ostara"). В первой вступительной статье Ланц проинформировал читателей о том, что "Остара" - первый и единственный "расово-экономический" журнал, который намерен "практически использовать антропологические данные для того, чтобы научным образом сломить восстание низших рас и защитить благородство расы европейской".

    Ланц самолично выпустил семьдесят один номер журнала. Основными их темами были расовая соматология, антифеминизм, антипарламентаризм, духовные различия между черными и белыми расами в сферах сексуального поведения, искусства, философии, коммерции, политики и войны, а также кастовый закон, заимствованный из индуистских кодексов Ману. Первая мировая война рассматривалась в журнале как эсхатологическая фаза в борьбе между белыми и черными.

    За военные годы связь Ланца с народническими публицистами значительно возросла. Журнал оставался верен провозглашенным намерениям и тщательно отслеживал отрицательные социокультурные и экономические последствия эмансипации низших рас во всех сферах общественной жизни. Эти анализы сопровождались "эмпирическим материалом", полученным от журналистов. Темы анализов легко могли быть установлены по названиям серий. Среди номеров с 26-го по 89-й семь были тесно связаны с классификацией расовых типов, восемнадцать - посвящены вопросам пола, женщинам и проституции, двадцать девять - духовным и физическим различиям белых и черных, девять - религиозным и оккультным вопросам.

    Идеологические связи Ланца с оккультизмом еще усилились, когда он обратился к современной астрологической жизни Германии. Весной 1915 года Ланц опубликовал подробные обзоры астрологической литературы. После этого он счел, что усвоенных идей ему достаточно, чтобы самому включиться в предсказательский процесс. По его мнению, Первая мировая война свидетельствовала о мессианском "исполнении времен". Растущий расовый беспорядок, военный и культурный хаос должны были завершиться новым монгольским нашествием на Европу в период с 1960 по 1988 годы, предав Землю во власть демонического господства. Следующий за этим Страшный суд предвещает Золотой век, когда возникнут новая Церковь Святого Духа и Арийское государство, власть в котором будет отдана вечному священничеству, посвященному в таинства древнего сексуально-расистского гнозиса. Географическим местом рождения расистского Золотого века была названа Вена; в новом политико-религиозном устройстве ей отводилась главная роль.


    ***


    Желание Ланца основать рыцарский орден прямо вытекало из его элитаристских концепций. Выбор рыцарства в качестве носителей гностической традиции определялся комплексом факторов, включающим в себя и собственную психологическую склонность, и неоромантический климат австрийской и германской культуры на рубеже веков.

    Впервые Ланц заинтересовался тамплиерами, читая средневековые легенды о рыцарях Круглого стола.

    Предания о рыцарях Круглого стола восходят к легенде об Артуре. *КОРОЛЬ АРТУР* (одна из этимологии - от кельт, "artos", "медведь") - герой кельтской мифологической традиции, впоследствии персонаж средневековых европейских повествований. Согласно легенде, Артур утвердил свое владычество над Британией, сумев вытащить из-под лежащего на алтаре камня чудесный меч Экскалибур. Артур основал резиденцию в Карлионе, отмеченную явной символикой Центра мира - таинственного и труднодостижимого. Во дворце Артура (Камелоте) установлен знаменитый Круглый стол (сведения о нем впервые появляются у авторов на рубеже XII и XIII веков), вокруг которого восседают лучшие рыцари короля. Центром пиршественного зала был добытый Артуром при путешествии в Аннон (потусторонний мир) магический котел. Закат королевства, гибель храбрейших рыцарей знаменует битва при Камлане, где Артур сражается со своим племянником Мордредом, который в отсутствие короля посягнул на его супругу Гиньевру; Мордред был убит, а смертельно раненный Артур перенесен своей сестрой феей Морганой на остров Аваллон, где он и возлежит в чудесном дворце на вершине горы. По другим преданиям, бытовавшим до позднего времени, Артур сделался правителем подземного мира или превратился в ворона.

    Ланц пришел к выводу, что рыцари Круглого стола связаны с историческими тамплиерами, что доблестное поведение последних в Святой земле обеспечило им превращение в архетип религиозного рыцарства XIII века. Рыцари для него были прежде всего носителями расистского гнозиса на протяжении всех средних веков. В их намерения, по мнению Листа, входило создание "Великого германского ордена" - государства, которое включило бы в себя все Средиземноморье и Средний Восток. В 1913 году он опубликовал короткое исследование, в котором Грааль интерпретировался как электронный символ, отвечающий "парапсихическим" силам чистокровной арийской расы.

    В героическом образе рыцарей Храма соединились идеи веры и собственного достоинства, столь распространенные в неоромантических кругах, с современными представлениями о расовом спасении, элитаризме и пангерманизме. Осуждение и преследование тамплиеров в 1312 году также имело особый смысл в рамках этого мировидения. Безжалостное искоренение благородного Ордена означало триумф расовых меньшинств, на протяжении долгого времени стремившихся к устранению основных защитников евгенического культа. Господство низших сил по всей Европе наряду с нарастающим расовым хаосом в последующие века разрушило "арио-христианскую" цивилизацию и современный мир привело на грань кризиса. Однако Ланц не ограничивал себя ностальгическими образами славного прошлого, решив вновь создать исчезнувший военный Орден как свой собственный "Ordo Novi Templi", целью которого будет новый крестовый поход.

    В 1907 году Ланц с помощью своих венских друзей приобрел замок Верфенштайн (Burg Werfenstein), ставший штаб-квартирой Ордена. Этот замок представлял собой романтическую средневековую руину, расположенную на краю отвесной скалы над Дунаем в деревне Штруден, в Верхней Австрии. В декабрьском номере журнала "Остара" Ланц опубликовал программу Ордена новых тамплиеров, характеризуя его как арийское общество взаимопомощи, призванное воспитывать расовое самосознание посредством генеалогических и геральдических изысканий, турниров красоты, а также создания расовых утопий в слаборазвитых частях мира. Рождество 1907 года Ланц отметил поднятием на башне замка флага с изображенной на нем красной свастикой.

    Первыми формами деятельности Ордена стали фестивали, проводимые в Верфенштайне. Однажды весной несколько сотен гостей прибыли на пароходе из Вены, приветствуемые залпами маленьких пушек из увенчанного флагами замка. После завтрака в местных гостиницах гости прослушали концерт во внутреннем дворе замка. Праздник закончился поздно ночью фейерверками и хоровым пением. Это событие широко освещалось в национальной прессе, способствуя тем самым распространению идей "Остары" среди широкой аудитории.

    Помимо публичных празднеств общегерманского характера Ланц изобрел службы и церемониал для самого Ордена, которые оставались большим секретом для непосвященных. В это время Ланц начал разрабатывать правила Ордена, выполненные в форме дисциплинарного кодекса, соблюдаемого в традиционных религиозных орденах. И хотя он не был напечатан вплоть до окончания Первой мировой войны, возможно, что в списках он циркулировал среди членов Ордена много раньше.

    Девять пунктов кодекса заключают в себе утверждение о целях Ордена и его принципах; перечисление прав и обязанностей братьев; краткое описание ритуалов Ордена. Отдельные статьи посвящены церемониалу, иерархии, геральдике и формам одежды. Наконец, в кодекс были включены статьи, касающиеся собственности Ордена, правил диспута и процедуры отставки.

    В первом пункте Орден описывался как расово-религиозная организация, в которую могли входить лица с преобладанием чистой крови, а именно те, кто в большей или меньшей степени светловолос, голубоглаз и обладает "арийским" телосложением.

    Члены Ордена должны были оказывать предпочтение братьям и равным по расе в делах, касающихся профессиональных должностей, благотворительности и бизнеса. В их обязанности входил поиск достойных неофитов и заключение евгенически чистых браков. Состоятельные члены Ордена должны были поддерживать создание новых домов Ордена в местах, отличающихся своим естественным великолепием или богатых историческими ассоциациями; особенно ценились места, отмеченные следами тамплиеров и монастырской жизни: такие дома должны были служить "арио-христианскими" центрами.

    Со временем Ланц разработал иерархию Ордена. В соответствии с кодексом братья разделялись на семь рангов в зависимости от их готовности к службе и степени расовой чистоты. Низший разряд состоял из слуг (Server, SNT), расовая чистота которых определялась менее чем на 50 процентов. Следующий разряд состоял из близких друзей (Familiar, FNT) - людей, оказывавших особые услуги Ордену, но не стремившихся к вступлению в него. Разряд неофитов (Novice, NNT) включал в себя всех, достигших двадцати четырех лет, расово чистых более чем на 50 процентов, но еще не готовых к вступлению в высшие разряды. Высшие разряды включали в себя Мастеров (MONT) и Каноников (CONT), они должны были обладать соответственно 50-75 процентами и 75-100 процентами расовой чистоты. Два самых высоких разряда иерархии - Пресвитеры и Приоры (pONT и PONT). Любой Мастер или Каноник мог стать Пресвитером, но для этого он должен был создать новый дом, новую филиацию Ордена. В их права входило чтение служб и торжественных месс, но они не были допущены к приему и рукоположению братьев. Пресвитер, в чьей власти находилось более пяти Мастеров или Каноников, мог выступать в качестве Приора и пользоваться всеми правами священной службы. При любых обстоятельствах братья должны были соблюдать установленный порядок старшинства с самого первого дня их вступления в Орден.

    План иерархии Ланц сопроводил описанием одежд, геральдических знаков и титулов, соответствующих разряду каждого из братьев. Основной одеждой братьев была белая сутана с капюшоном, украшенная красным рыцарским крестом. Пресвитер дополнительно носил красный берет. Приор имел золотой жезл.

    В 1912 году Ланц объявил себя Приором Ордена. Между 1913 и 1918 годами в номерах "Остары" упоминались и другие братья.

    В 1915 и 1916 годах Ланц выпустил бревиарий новых тамплиеров в двух частях, содержавший в себе "арио-христианские" псалмы и гимны, написанные им самим и его ближайшими друзьями. Эти сочинения были основаны на традиционных христианских текстах, но смысл их был изменен в расистском и гностическом смысле, предвосхищая тем самым более поздние ритуальные книги. Пронзительные мольбы, обращенные к Христу-Фрайя (готское имя Иисуса), о спасении расы и искоренении низших рас отражают уже знакомую дуалистическую доктрину.

    Картины Голубой комнаты тамплиеров в замке Верфенштайн изображали Гуго де Пэйнса, первого гроссмейстера тамплиеров, а также святого Бернара и должны были символизировать страдания Христа.

    Ритуальная жизнь в Ордене, несомненно, происходила и до и после войны, но трудно сказать, как много людей были причастны к эзотерическим структурам. Популярность журнала "Остара" доказывает, что Орден новых тамплиеров был хорошо знаком многим австрийцам, особенно жителям Вены. Местные старожилы вспоминают, что в те времена "Остара" широко продавался во всех табачных и газетных киосках. Сам Ланц утверждал, что в 1907 году количество изданных экземпляров достигло 100.000 экземпляров. Из этого можно сделать вывод, что шовинистские и расистские идеи Ланца разделялись читателями "Остары", даже если лишь очень немногие из них были причастны к эзотерическим практикам новых тамплиеров…

    Значение Ордена новых тамплиеров открывается скорее в том, что он выражал собой как организация, нежели в том, чего он в действительности достиг. Этот Орден стал символом эпохи, в которой рассеянные настроения недовольства и страха перед будущим породили сильный геноцидальный порыв, замешанный на псевдоисторической романтике.

    Позднее идеи Ордена новых тамплиеров были взяты на вооружение национал-социалистической партией, которая скоро станет в Германии правящей и взорвет весь мир.

    ОГПУ против московских тамплиеров

    Однако не только в Австрии периода Первой мировой войны предпринимались попытки возродить традицию храмовников. Для кого-то это может стать откровением, но неотамплиеры проникли даже в советскую Москву.

    У истоков московского оккультного общества "Орден Духа" стоял Аполлон Андреевич Карелин (1863-1926), известный в определенных кругах под эзотерическим именем Сантей. Модный писатель, он начинал как народник, позже перешел к эсерам, а к 1905 году окончательно сформировался как анархист.

    Эмигрировав за границу, Карелин читал лекции в Высшей школе социальных наук в Париже, где был, по всей видимости, посвящен в масоны.

    В Россию Аполлон Карелин вернулся осенью 1917 года с репутацией теоретика анархо-коммунизма. Здесь он сразу же был введен в состав ВЦИКа и развернул кипучую деятельность. При его участии была учреждена Всероссийская федерация анархистов и анархо-коммунистов, создан "Черный крест" (организация, оказывавшая помощь анархистам) и знаменитый клуб анархистов в Леонтьевском переулке.

    "Не помню, при каких условиях я познакомился с Карелиным, - писал в своих показаниях актер Юрий Завадский, член "Ордена Духа", - кто и когда меня к нему привел, знаю только, что он мне представлялся человеком, принятым Советской властью и вполне лояльным. Он жил в 1-м Доме Советов и сам мне рассказывал о своих хороших отношениях с А. С. Енукидзе, которому, в свою очередь, я как-то рассказал о своем знакомстве с Карелиным… В те времена, воспитанный моим учителем по театру Е. Б. Вахтанговым в большой мере идеалистически, я интересовался всевозможными философскими и мистическими проблемами. Карелин меня тогда заинтересовал своей философией - я сейчас совершенно не в силах восстановить в памяти (так это для меня далеко сейчас) подробное содержание его взглядов, но помню только, что они были очень отвлеченными и туманными, касались, главным образом, проблем подсознательной работы, проблем душевных и духовных сущностей и т.д.

    У Карелина я встречал Смышляева, жену Солоновича, мою сестру - В. А. Завадскую, Аренского и ряд лиц, которые, промелькнув, вовсе не остались в моей памяти. Белая роза - его любимый цветок - часто стояла у него на столе. Карелин рассказывал легенды, потом слушатели задавали вопросы и беседовали… Иногда вместо Карелина у него в квартире вел с нами такие беседы Солонович".

    Весной 1924 года кружок был реорганизован в "Орден Света" (или Орден тамплиеров), руководителем которого стал Александр Сергеевич Поль - преподаватель экономического института имени Плеханова. "Братья", посвященные ранее в "Орден Духа", автоматически перешли в разряд его старших рыцарей. Всего этих степеней было семь, и каждой из них соответствовала определенная орденская легенда: об атлантах, потомки которых якобы жили в подземных лабиринтах в Древнем Египте, об эонах, взявших на себя роль посредников между миром духов и миром людей, и так далее и тому подобное.

    Штаб-квартирой тамплиеров стал Музей имени Кропоткина. Это не случайно: почти все руководители Ордена (Григорий Аносов, Алексей Солонович, Александр Уйттенховен, Николай Проферанцев, Николай Богомолов) были видными анархистами с большим дореволюционным стажем политической борьбы, состояли членами кропоткинского, бакунинского и карелинского комитетов и членами анархистской секции музея.

    Обряд посвящения в Орден был довольно прост. Приведу его по показаниям Феликса Гиршфельда:

    "Проводивший посвящение старший рыцарь с белой розой в руке рассказывал вступавшим в Орден легенду о Древнем Египте. К посвящаемому подходили два других старших рыцаря (мужчина и женщина), призывая его быть мужественным, блюсти честь и хранить молчание. Затем принимавший ударял посвящаемого рукой по плечу, имитируя удар плашмя мечом в рыцарском посвящении, и предлагал ему выбрать орденское имя. В разных кружках эти имена начинались с разных букв. При вступлении неофиту сообщалось следующее: Орден имеет семь степеней, во главе его стоит командор; рыцари переводятся из степени в степень в зависимости от их деяний (практически это делалось по прослушивании определенного количества орденских легенд); цель Ордена - борьба со злом (которое заключается во всяком проявлении власти и насилия); в Орден не принимаются члены политических партий (принадлежность к анархическим группировкам допускается)".

    Проводились и другие ритуальные акты. В архивно-следственном деле имеются показания Елены Поль с описанием рождественской трапезы, происходившей в конце 1924 года:

    "Мы сидели за круглым столом, накрытым скатертью, в середине которого стояла чаша с вином, накрытая белым покровом с черным крестом посреди. Сверху лежала какая-то веточка. На столе лежало Евангелие, заложенное голубой лентой. Праздник начался с вопроса младшего из присутствовавших о том, есть ли совершенная красота. Все остальные по очереди отвечали на этот вопрос, после чего можно было приступить к еде. Затем руководитель рассказывал какой-то миф, содержание которого совершенно не помню. Праздник закончился пением хором гимна архангелу Михаилу. Надо прибавить, что на стене висело изображение рыб, а в руке корифея была небольшая черная палочка, которой давался знак к действию".

    Дочерними организациями "Ордена тамплиеров" в Москве были ложа "Храм искусств" и "Общество милосердия". На периферии - в Нижнем Новгороде и в Сочи - действовали филиалы московской организации, соответственно: "Орден Духа", куда входили студенты агрономического факультета Нижегородского университета, и "Орден тамплиеров и розенкрейцеров".

    Что касается способов, при помощи которых производилось пополнение личного состава кружка, то ничего оригинального тут московские тамплиеры не придумали. Подбирались люди, интересующиеся оккультными науками, историей эзотерики; они приглашались на лекции по этим предметам; потом им делалось предложение стать полноправным членом Ордена, и многие соглашались.

    Вот что рассказывал по поводу формирования мировоззрения типичного члена Ордена бухгалтер Николай Богомолов:

    "Одного анархо-коммунизма мне казалось мало, казалось необходимым подвести под него более обширные основания идеологического порядка. Толстой связывал свое учение с христианством… Так я вошел в число членов-соревнователей Толстовского общества в Москве. Посещал собрания общества и много думал, какой путь правильный: с применением насилия или без применения насилия? Решение этого вопроса я считал для себя важным. На этом пути мне пришлось обратиться даже к прочтению Евангелия и литературы по истории христианства. Должен оговориться, что я вообще не церковник, не хожу в церковь. К церкви, как властной организации, как к организации принципиально иерархического порядка у меня всегда было ярко отрицательное отношение. Нужно проводить резкую грань между церковью и христианством, беря последнее как одно из учений о нравственности. Прочитавши некоторые источники, я увидел в поучениях церкви, что вопрос об оправдании государства и власти, оправдании насилия является нелогичным, двойственным и явно неверным. Размышления над текущей политической деятельностью как в СССР, так и за границей, привели меня к мысли, что применение насилия и должно становиться все менее действенным для тех, кто его применяет. Насилие не дает тех результатов, которые ожидают от него… Ознакомление с мистическими идеями, с учением Христа по Евангелию показало мне и с этой стороны правильность основных установок анархизма, как я их понимал, то есть принципов любви, красоты, безвластия, принципа добра… Слова Христа "не убий", "взявший меч от меча и погибнет" явились для меня определяющими мое личное поведение".

    Московские наследники тамплиеров не стеснялись валить в одну кучу анархо-коммунистические идеи, христианство, гностицизм, средневековое рыцарство и даже оккультную египтологию. Подобная всеядность позволяет говорить об игровом характере Ордена, однако заметим, что его руководители числились видными анархистами, а значит, принимали участие в политической борьбе.

    Впрочем, и рядовые тамплиеры не упускали случая "поагитировать" народные массы в свою пользу. Поскольку среди членов Ордена был уже упоминавшийся актер Юрий Завадский, в качестве одной из своих трибун они использовали Белорусскую государственную драматическую студию, находившуюся в Москве. Первоначально студия была создана при МХАТе. Однако в связи с тем, что его основная труппа гастролировала за рубежом, опекуном студии утвердился 2-й МХАТ.

    Уже первый спектакль Белорусской студии - "Царь Максимиллиан" по Ремизову (1924) - был решен в форме средневековой мистерии с использованием рыцарской символики. В таком же мистическом духе был поставлен и второй спектакль - "Апраметная".

    Помимо Музея Кропоткина, одним из центров кружка стала квартира Леонида и Веры Никитиных в доме на углу Арбата и Денежного переулка. "Собрания, происходившие у Никитиных, - рассказывала на следствии пианистка Покровская, - носили определенно организованный характер… Программа была следующая. Читали стихи А.Блока, К.Бальмонта, Н.Гумилева, рассказывали легенды и сказки, читали доклады на разные художественные и мистические темы, как-то: иероглифы в Египте, Врубель и его творчество, портрет и его развитие. С этими докладами выступал Никитин. Были музыкальные номера и чай. Никитин же водил нас в музеи - в Щукинский, Кропоткинский, Морозовский, Музей изящных искусств. По прочтении докладов бывал обмен мнениями. Жена Поля пела следующих композиторов - Глиэра, Рахманинова, Чайковского, Римского-Корсакова. Я играла и аккомпанировала".


    ***


    Неожиданный арест одного из "высших рыцарей", Алексея Солоновича, в апреле 1925 года приостановил работу кружков, которая возобновилась только осенью. К этому времени был освобожден из Суздальского лагеря и сам Солонович, что объясняется, по мнению исследователя истории московских тамплиеров Андрея Никитина, "провалом широкомасштабной провокации ОГПУ против анархистов, задуманной как раскрытие терактов против правительства (в частности, Зиновьева)". Вслед за провокацией должен был начаться широкий процесс над анархическим движением в целом. В этом причина массовых арестов анархистов весной 1925 года. Однако провокация не удалась, а внимание Государственного политического управления переключилось на "троцкистско-зиновьевскую оппозицию", уничтожение которой заняло три года.

    После смерти Аполлона Андреевича Карелина 20 марта 1926 года Алексей Солонович, преподаватель математики МВТУ имени Баумана, становится духовным лидером не только Ордена, но и всего движения. Наиболее крупным и, к сожалению, не сохранившимся теоретическим трудом Солоновича является его трехтомное исследование "Бакунин и культ Иальдобаофа" (Иальдобаоф - одно из воплощений Сатаны), ходившее в машинописном виде по рукам среди членов сообщества. Впоследствии именно эта работа будет цитироваться в обвинительном заключении как главное доказательство вины.

    Посмотрим, что выбрал помощник начальника 1-го отделения СО ОГПУ Э. Р. Кирре из пухлого машинописного труда для того, чтобы изобличить руководителя "Ордена Света":

    "Принцип власти привит человечеству как болезнь, подобная сифилису. От властолюбия надо лечиться, а с его безумством беспощадно бороться, ибо по следам Иальдобаофа ползут лярвы и бесовская грязь пакостит души людей и их жизни… Среди наиболее мощных фанатиков власти, для которых цель оправдывает средства, мы найдем Ивана IV, Филиппа II, Лойолу, Торквемаду, Ленина, Маркса и др. Все они были под непосредственным руководством ангелов Иальдобаофа в той или другой форме или степени (т. II, с. 22).

    Благодаря союзу рабочих и крестьян с интеллигенцией русская революция победила в октябре. А затем большевики вогнали клин государства между рабочими и крестьянами, разъединили город и деревню благодаря мероприятиям эпохи военного коммунизма и затем в 20-м-21-м гг. подавили революцию, шедшую глубже… Последние всплески революции раскатились громами Кронштадтского восстания, махновщины, крестьянских восстаний и так называемых голодных бунтов. То, что Носке проделал в 1918 г. в Германии (Носке, Густав (1868-1946), став членом правительства в декабре 1918 года, в январе 19-го жестокими репрессиями подавил революционное движение в Германии. - А.П.), большевики проделали в еще большем масштабе в России. Удушив революцию, погубив революционные элементы крестьянства, они тем самым подготовили себе прочную и бесславную гибель в объятиях буржуазно-мещанского элемента и того же крестьянства, а растоптав все элементы общественной самодеятельности, они отрезали себя и от пролетариата как массы, как революционного класса в городах. Они, таким образом, выделили и обособили сами себя в новый, неслыханно беспощадный и глубоко реакционный отряд иностранных завоевателей (т. II, с. 362).

    Империализм же московских большевиков пока, т.е. в 1927 г., занят внутренней войной и безнадежным старанием покорить страну. Однако занятость внутренняя может искать себе сил и во внешних завоеваниях. Но *не нужно забывать немецко-еврейского происхождения большевизма,* остающегося и обреченного всегда оставаться чуждым совокупности народов СССР (т. III, с. 358).

    Человек есть "гроб Господень" - его надо освободить новыми крестовыми походами, и должно для этого возникнуть новое рыцарство, новые рыцарские ордена - новая интеллигенция, если хотите, которая положит в основу свою непреоборимую волю к действительной свободе, равенству и братству всех в человечестве (т. III, с. 10)".

    Впрочем, и сам Солонович не стал отпираться, рассказывая следователю о своей жизни буквально следующее:

    "После Октябрьской революции моя установка по отношению к советской власти была: принципиально не признал советской власти, как и всякой другой, но фактически считал невозможным и нецелесообразным вести против нее борьбу, так как такая борьба могла бы дать только победу буржуазии, ибо такова была общая ситуация и, в частности, положение самого анархического движения. Однако считал возможным и необходимым вести пропаганду анархических идей в легальных и лояльных формах. До 1919 г. я входил в Московский союз анархистов, а затем во Всероссийскую федерацию анархистов-коммунистов и анархистов. Состоял членом секретариата (кто входил в секретариат, кроме меня, я принципиально отказываюсь говорить)…

    После смерти Кропоткина организовался Кропоткинский комитет, в который я вошел (других членов принципиально отказываюсь называть). Моя работа в Комитете заключалась в музейной деятельности - собирание средств при помощи подписных листов, пожертвований, выступлений публичных и пр.; в архивной - собирании биографических материалов, писании очерков, библиотечной работе; в организационной - организации анархической секции Комитета, научной секции, социально-экономической и литературной, причем сам я состоял в анархической и научной секциях. Наконец, была пропагандистская работа, которая заключалась в написании статей и в лекциях по различным вопросам, связанным с личностью, мировоззрением и отдельными идеями Кропоткина (…). Мои лекции, читаемые в музее Кропоткина, дома или по приглашению на какой-либо квартире, стенографировались анархическим кружком и потом давались мною читать желающим. Их задачей было показать, как от любого мировоззрения можно прийти к анархизму. Особенное значение здесь имели религиозно-мистические установки, так как они свойственны очень многим людям, и гораздо целесообразнее не суживать анархизм до одного частного типа мировоззрения, но расширить его, показать его совместимость с любым…".

    Разгром московского Ордена тамплиеров и связанные с этим аресты во многом были обусловлены борьбой, которую развернули против Солоновича его противники во главе с видным анархистом А. А. Боровым. Стремясь во что бы то ни стало убрать Солоновича из Кропоткинского музея, Боровой не стеснялся в средствах, выставляя в печати Солоновича и Кропоткинский комитет как "цитадель реакции и черносотенства".

    Апофеозом развязанной кампании против московских анархо-мистиков стала статья Юрия Аникста, опубликованная в 1929 году в парижском анархическом журнале "Дело труда":

    "Преподаватель Московского Высшего Технического Училища по курсу математических упражнений, наследник покойного А. А. Карелина по "анархическим" и оккультно-политическим делам и организациям, Алексей Александрович Солонович, несомненно, талантливая и незаурядная личность. Внешнее безобразие придает энергии его внушения особую силу, особенно действующую на восторженных натур и женщин. Громадная активность, пропагандистская и организационная, искупает его организационную бездарность, окружая его постоянно видимостью организационного кипения, вереницей эфемерных организаций. Бесконечные ордена и братства: Света, Духа, Креста и Полумесяца, Сфинкса, Взаимопомощи и т.п., целая иерархия оккультных, политических, "культурных" организаций, посвященных Иальдобаофу и его альтер эго - архангелу Михаилу, феерией болотных огней вспыхивают на темных и извилистых тропинках его жизни…

    Талант Солоновича своеобразен. Он пишет стихи. Но они никуда не годны по форме и их нельзя понимать: это какой-то набор звонких слов и образов. Он читает лекции и доклады, ошеломляет ими публику до одурения: столь они блестят эффектами остроумия, сравнений, неожиданных "новых" (хотя и вычитанных) взглядов и оборотов. Но как я ни пытался самое позднее на другой день после их произнесения узнать от его слушателей, о чем же говорил в лекции Солонович, ни разу ни один, несмотря на все потуги, не мог ничего, кроме внешних эффектов, припомнить…

    Он написал труд "О Христе и христианстве", "Волхвы и их предтечи", "Бакунин-Иальдобаоф" и т.п. - бесконечный ряд трудов, кроме оккультных "Голубых сказок", пьес (подражая Карелину), медитаций и т.п. О "Бакунине-Иальдобаофе" он ухитрился в два года написать шесть громадных томов".

    Отрекомендовав Солоновича как "отъявленного антисоветчика и антисемита", Аникст припомнил ему едва ли не все прегрешения перед Советской властью, начиная от симпатий к кронштадтским мятежникам 1921 года и кончая принадлежностью к зарубежному масонству, - словом, весь тот букет, который вскоре будет предъявлен уже в качестве официального обвинения.

    По-настоящему же за "Орден Света" взялись только в августе 1930 года. В течение нескольких суток было арестовано 33 человека.

    В ходе допросов некоторые члены сообщества пытались оправдаться тем, о чем мы говорили выше, - несерьезным, игровым характером Ордена.

    "В период 1924-25 годов, - показывал 23 января 1931 года Леонид Никитин, - увлеченный формами романтического искусства, я близко подошел к представлениям о рыцарстве как универсальной форме романтической культуры… Никаких организационных форм, никакой мысли о воссоздании рыцарства в орденском смысле у меня не было, и потому никаких уставов, никаких программ какого-либо действия тоже не предполагалось… Лабораторные занятия, требовавшие участия иногда нескольких лиц, породили, по-видимому, у некоторых представление о действительном наличии рыцарской организации, чему могло многое способствовать. Во-первых, наименование работы Орденом Света произошло от как бы некоего лозунга или девиза, под которым эта работа проводилась. Дело в том, что, взявшись за идею рыцарства как материал для разработки, я прежде всего постарался отбросить все то историческое и классовое, что было связано с рыцарством средневековья, взяв здесь рыцарство как бы в некой его абстракции. Таким образом, был поставлен вопрос о вообще "светлом" рыцарстве, понимая под этим отсутствие всякого рода каких-либо иных его определений… Наряду с этой основной работой наметилась также возможность идеологической проработки вообще проблем искусства под лозунгом искусства большого стиля в духе мистерии с привлечением соответствующей терминологии вроде "храма искусства". Мистериальная основа такого искусства взята была именно потому, что вообще представляла собой форму синтетического искусства, из которой в дальнейшем развился театр и другие виды искусства. Все это в целом, однако, не ставило никаких политических целей и задач, и те организационные формы, в которые это выливалось, существовали постольку, поскольку какой-то минимум организованности должен был быть для осуществления самой работы…"

    Успеха, однако, избранная тактика не имела. Это связано с тем, что сами следователи ОГПУ не слишком интересовались орденскими делами. Главное внимание их было сосредоточено на констатации нелегального характера собраний и на антисоветских высказываниях членов кружка. К моменту ареста членов Ордена ОГПУ, уже давно следившее за московскими анархо-мистиками, имело среди них своего агента - некоего Я. К. Шрайбера (или Шрейбера?). Существенную помощь следствию оказали и некоторые из арестованных, которые не только дали откровенные показания, но и охотно изобличали своих несговорчивых товарищей.

    Обвинительное заключение по делу "контрреволюционной организации Орден Света" (дело N103514) было утверждено 9 января 1931 года, а уже 13 января особым совещанием коллегии ОГПУ (С. Мессинг, Г. Бокий в присутствии прокурора Р. Катаняна) была решена и участь арестованных: руководители получили по пять лет тюрьмы (Леонид Никитин - 5 лет лагерей), остальные - по три года. В отношении тех, кто активно помогал следствию, дело было прекращено.


    ***


    Прокомментирую вышесказанное. Орден тамплиеров - это нечто новое в оккультной традиции по сравнению с шаманским и алхимическим опытом. В нем мы видим прообраз тайного общества с элементами эзотерики. При этом обращает на себя внимание крайний прагматизм "бедных рыцарей Христа", сумевших создать самую совершенную в условиях средневековья финансовую систему, позволявшую им немыслимо обогащаться. Помимо беспредельного обогащения рыцари Храма мечтали о мировом господстве, о подчинении народов и государств единому правительству, состоящему из высших посвященных. Мы мало что знаем о тех реальных доктринах, которые проповедовали эти высшие посвященные, однако их беспринципность и вероломство по отношению к крестоносцам из других орденов сами по себе говорят о многом.

    Значит, дело не только в желании проникнуть в тайны мироздания и овладеть знаниями, недоступными большинству современников. Представители эзотерических школ с самого начала стремятся к власти над миром и над людьми. В этом таится немалая опасность. Оккультные игры (даже на сравнительно невинном уровне Ордена новых тамплиеров Ланца фон Либенфельса или анархо-мистического "Ордена Света") в конечном итоге ведут к разрушению морально-этических установок, сформированных на основе многовековой традиции. С какого-то момента тамплиеры перестали быть лишь медиаторами между мирами материи и духа - они замахнулись на такую власть, которая по силе воздействия сопоставима с воздействием опытного шамана на рядового члена племени; только вот в роли "члена племени" должны были выступать целые народы.

    Выскажу гипотезу, что такой вектор развития характерен для любого эзотерического общества. Доказательства тому - в следующих главах.

    Глава 4. Битвы розенкрейцеров

    Вместо того , чтоб гнить в глуши,

    Дыры латать, считать гроши,

    Можно, пожалуй, шутки ради

    Что-нибудь сделать от души.

    Во изумленье стад земных,

    Пастырей их и всех иных,

    Скажем, начать с высот астральных,

    Благо рукой подать до них.

    Михаил Щербаков.


    Братство креста и розы

    Алхимические теории и эзотерические доктрины в стиле тамплиеров были объединены в мистическое учение, которое сохранилось в истории как философия розенкрейцеров.


    Золотой крест розы (из книги "Основные фигуры розенкрейцеров")


    *БРАТСТВО РОЗЕНКРЕЙЦЕРОВ* (нем. Rosenkreuzer, англ. rosicrucians) - тайное общество "братьев Креста и Розы", основанное в Германии для занятий религиозными, оккультными и естественнонаучными опытами. Общество возникло на основе одной из мистических сект ("Братство Розового Креста") под влиянием идей философа-мистика Якова Беме и теолога Иоганна Валентина Андреа. Членство в Братстве приписывается таким знаменитым людям, как Френсис Бэкон, Лейбниц, Декарт, Вольфганг Гете.

    Свой отсчет известная история розенкрейцеров ведет с издания в 1614 году манифеста под названием: "Fama Fraternitatis" ("Весть о Братстве"). Однако сами розенкрейцеры возводили ее к известному реформатору, фараону Эхнатону (Аменхотеп IV). Потерпев неудачу с введением единого солнечного культа, фараон якобы посвятил в него нескольких избранных, которые и пронесли это знание через века. Хранителями этого знания были и Моисей, и Соломон, и Пифагор, и Корнелий Агриппа.

    Главным же своим идеологом и основателем Братства розенкрейцеры считали некоего Христиана Розенкрейца (Christian Rosie Cross, по определению розенкрейцеров - Прославленный Отец и Брат C.R.C.), немецкого ученого, освоившего оккультную науку в таинственном арабском городе Дамкаре.

    Традиционно считается, что Христиан Розенкрейц родился в 1378-м или 1388 году в дворянской немецкой семье, ребенком воспитывался в монастыре, а шестнадцати лет от роду отправился на Восток, к святым местам христианства. По дороге паломник познакомился с восточными оккультистами и вместо догматов христианства стал изучать магию и каббалистику.

    В обратный путь Розенкрейц пустился, нагруженный многочисленными сокровищами восточной мудрости. Рассказывают, что некоторые из привезенных им книг попали в руки Парацельса, что и позволило последнему стать самым знаменитым врачом Европы.

    Согласно легенде, вернувшись из Дамкара, C.R.C. решил посвятить свою жизнь делу реформации наук и искусств. Для выполнения этой миссии он призвал трех братьев из монастыря, где прошла его юность, взяв с них клятву свято хранить доверенные секреты. Эти четверо разработали секретный шифр и, как утверждает "Весть", солидный словарь, в котором все формы мудрости были классифицированы во славу Господа. Тогда же они составили ряд документов, регламентирующих цели Братства и способы их достижения.

    Завершив постройку тайной резиденции, которая была названа Домом Святого Духа, розенкрейцеры порешили привлечь еще четырех человек в Братство, увеличив таким образом число его членов до восьми, семь из которых были немцами.

    Затем они решили разъединиться и посетить другие страны, - не только для того чтобы передать свое учение другим, но также для сравнения его с другими точками зрения и исправления возможных ошибок, существующих внутри их собственной системы. Перед тем как расстаться, братья подготовили шесть правил, или законов, которым каждый из них обязан был повиноваться.

    Первое из правил гласило, что лечение они должны проводить не за плату, а руководствуясь собственным желанием.

    Второе правило гласило, что у них не должно быть специального одеяния и что они должны носить общепринятые одежды.

    Третье правило гласило, что каждый год они должны встречаться в Доме Святого Духа, а в случае невозможности сделать это должны уведомлять об этом остальных в письме.

    Четвертое правило гласило, что каждый должен подготовить себе достойного наследника для того, чтобы тот последовал примеру Братства в случае смерти наставника.

    Пятое правило состояло в том, что отныне их знаками будут буквы R.C. - знак этот будет и печатью, и инициалами.

    Шестое правило заключалось в том, что Братство должно оставаться неизвестным миру в течение ста лет.

    После того как члены Братства поклялись исполнять эти правила, пятеро из них отправились в отдаленные страны, а через год отправились еще двое, оставив основателя Братства одного в Доме Святого Духа. Год за годом они встречались с огромной радостью друг с другом, спокойно и искренне распространяя свое учение среди мудрых земли.

    Когда один из членов Братства умер, было решено, что место погребения розенкрейцеров должно держаться в секрете. Вскоре же и сам Отец C.R.C. собрал всех розенкрейцеров, чтобы подготовить свое собственное символическое погребальное место. Умер он в возрасте 106 лет (по другим источникам - в возрасте 150 лет), но не по причине естественной дряхлости, а потому, что устал от жизни.

    С местом погребения Отца C.R.C. также связано несколько легенд розенкрейцеров, одна из которых, например, гласит, что членам Братства долгое время было неизвестно, где находится тело Отца C.R.C., и лишь счастливая случайность позволила обнаружить гробницу: во время перестройки Дома Святого Духа один из братьев обнаружил замурованный ход к ней. В центре маленького помещения о семи стенах и семи углах стоял круглый алтарь, на котором лежали медные пластины со странными письменами. В каждой из семи стен была небольшая дверь, ведущая в комнату, набитую ящиками с древними книгами и секретными инструкциями. Сдвинув алтарь в сторону, братья обнаружили массивную медную крышку. Подняв ее, они увидели тело Отца C.R.C., который, несмотря на прошедшие с момента его смерти 120 лет, выглядел так, будто бы только что был помещен в могилу. Тело было одето в одежды Братства, в одной руке была Библия, а в другой - манускрипт из пергамента. После тщательного исследования секретного захоронения медную крышку снова водрузили на место, а гробницу запечатали. Братья повели обычную жизнь, но дух и вера их укрепились после чудесного открытия.

    Манифест Братства розенкрейцеров кончается словами:

    "В соответствии с волей Отца C.R.C. будет подготовлена "Весть о Братстве", которая будет разослана мудрым и образованным умам Европы на пяти языках, чтобы все могли узнать и понять секреты августейшего Братства. Все искренние души, которые трудятся во славу Господа, приглашаются вступить в общение с Братством. Голос их будет услышан независимо от того, где они находятся и как будет послано сообщение. В то же время люди будут предупреждены, что эгоистичные и имеющие скрытые желания получат от общения только скорбь и печаль, если они попытаются раскрыть секреты Братства без чистого сердца и ясного ума".

    Такова краткая история "Вести о Братстве". Те, кто принимает этот манифест буквально, считают Отца C.R.C. подлинным основателем Братства, которое, как полагали, было основано в 1400 году. Тот факт, что не было найдено исторических подтверждений этой версии, говорит против нее. Таинственный город Дамкар также никогда не был обнаружен, и нет свидетельств, что в Германии имелось такое место, где лечили необычно много и успешно. В книге А.Уэйта "Секретные традиции в масонстве" есть портрет Отца C.R.C., на котором он изображен сидящим за столом, с длинной бородой. На столе - свеча, одна рука поддерживает голову, а другая - покоится на черепе, лежащем на столе. Картина эта ничего не доказывает. Отца C.R.C. никогда никто не видел, кроме членов его собственного Ордена, и не сохранилось ни одного описания его внешности.


    ***


    Большая часть историков вообще отрицает реальность существования Братства розенкрейцеров и Отца C.R.C. Авторство же знаменитого манифеста приписывают немецкому пастору Иоганну Валентину Андрэ (1586-1654), в молодости служившему учителем в знатных домах и немало путешествовавшему по

    Германии, Австрии, Франции и Италии. Возможно, Иоганн Андрэ писал пародию, собираясь высмеять герметическую философию, но, против своих ожиданий, стал главным ее пропагандистом.

    Начало XVII века - время расцвета философии розенкрейцеров. Между 1614-м и 1620 годами было издано не менее 207 произведений, подписанных псевдонимом R.C. - более трети всех сочинений, опубликованных членами Братства до конца XIX века.

    Вряд ли все эти сочинения принадлежали перу одного Андрэ. Скорее всего, здесь потрудилась целая группа, что придает легенде о розенкрейцерах новое звучание: даже если никакого Братства до публикации манифеста не было и в помине, оно возникло благодаря этим публикациям хотя бы как виртуальное образование.

    Многочисленные несообразности в известной истории Братства объясняются также трансцендентальным образом. Ее сторонники утверждают, что розенкрейцеры действительно обладали сверхъестественными способностями, которые им приписывались; что они являлись "гражданами" двух миров: их физические тела были материальными, но они были способны, благодаря полученным от Братства инструкциям, функционировать в таинственном эфирном теле, не подверженном временным и пространственным ограничениям. Посредством этой "астральной" формы они были способны проникнуть в невидимый мир Природы, и именно там, недостижимые для профанов, они обитали в своем храме. Узнаваемый образ, не правда ли?

    Согласно такой точке зрения, истинное Братство розенкрейцеров состояло из небольшого круга в высшей степени способных адептов, или посвященных, и принадлежащие высшим степеням посвящения не были подвержены законам смертности. Адепты обладали секретом философского камня и знали тайны превращения металлов в золото, но при этом учили, что это только аллегорические термины, составляющие истинную тайну человеческого возрождения через превращение "основных элементов" низшей человеческой природы в "золотую" субстанцию духовных и интеллектуальных возможностей. По этой теории те, кто пытался разрешить противоречия, связанные с существованием Братства, не смогли достичь успеха потому, что подходили к этому вопросу с чисто физической или материалистической точки зрения.

    Широкое убеждение в существовании Братства розенкрейцеров привело к тому, что к его предполагаемым членам обращались многие, желавшие вступить в Орден. Другие лица, наоборот, претендовали на то, что являются уполномоченными Ордена.

    Розенкрейцеров (или тех, кто выдавал себя за них) преследовали, но не очень активно и главным образом со стороны церкви, упрекавшей их в использовании "дьявольской" каббалистической символики и фаллической интерпретации креста. Впрочем, времена костров уже миновали, да и сами розенкрейцеры усиленно подчеркивали свою приверженность христианской вере. Лишь в 1620 году Адам Хазелмейер, секретарь эрцгерцога Максимилиана, был сослан на галеры за участие в "делах розенкрейцеров". Известно также, что пятеро человек были повешены в Германии за принадлежность к Братству.

    Свою роль в том, что масштаб репрессий по отношению к розенкрейцерам был заметно меньшим, чем по отношению к тамплиерам, сыграло и более последовательное желание Братства сохранить свои достижения в тайне. Точно известно, что к концу XVIII века Братство более не афишировало свою деятельность, окончательно уйдя в подполье.

    Философия розенкрейцеров

    Роза в символике розенкрейцеров означала материю (согласно метафизике - вечную и неизменную), возрождающиеся силы природы, а крест был символом оплодотворяющего духа - это, в принципе, те же инь и янь, то есть символы женского и мужского начала. Существует и трактовка розы, растущей на кресте Древа жизни как символа возрождения и воскрешения.

    Согласно одной из легенд, розенкрейцеровская роза была нарисована на Круглом столе короля Артура. Присутствие розы на мемориальной доске Мартина Лютера породило много спекуляций на тему, была ли какая-нибудь связь между Реформацией и деятельностью Братства…

    Розенкрейцеры ставили перед собой задачу изменения человеческого общества в эзотерическом духе.

    "Все люди должны осознать свою взаимосвязь с миром невидимым, с Космосом, - говорили розенкрейцеры, - и стараться не нарушать космического равновесия. Их можно этому научить; для этого они должны читать книги и проходить розенкрейцерские посвящения".

    "Тот, кто примет это знание, - писали розенкрейцеры в еще одном своем манифесте, "Признание Братства Розы и Креста ученой Европе", - станет мастером всех искусств и ремесел; ни один секрет не будет ему недоступен; все хорошие работы прошлого, настоящего и будущего будут ему доступны. Весь мир предстанет как одна книга, а противоречия науки и теологии будут преодолены… Двери мудрости сейчас открыты миру, но только тем, кто заработает эту привилегию, Братья сами представятся, потому что это знание запрещено открывать даже нашим собственным детям. Право восприятия духовной истины не может быть наследственным: оно должно возникать в душе каждого человека само по себе".

    Степеней посвящения у первых розенкрейцеров было три. Тогда, считали они, возможно достижение триединой цели розенкрейцерства.

    Цель первая - "реформа", а точнее, объединение науки, философии и этики на основе метафизики, для осуществления которого они вырабатывали символический язык.

    Цель вторая - исцеление всех больных и полная ликвидация болезней, для чего они при помощи алхимии искали эликсир жизни.

    Цель третья - "устранение всех монархических форм правления и замена их правлением избранных философов". Впрочем, об этой последней цели говорили только в узком кругу высших посвященных.

    Космология розенкрейцеров базировалась на представлениях алхимиков с незначительными вариациями в ту или иную сторону.

    В одном раннем манускрипте, приписываемом Братству, безымянный философ провозглашает алхимию, каббалистику, астрологию и магию "божественными науками", но впоследствии через извращение ставшими ложными доктринами, ведущими искателей мудрости все дальше от их целей. Тот же самый автор дает весьма ценный ключ к пониманию эзотерического розенкрейцерства, предлагая разделить путь к духовному совершенствованию на три этапа, или школы, которые он называет вершинами. Первая и низшая из этих вершин - София, вторая вершина - Каббала и третья - Магия. Эти три вершины являются последовательными стадиями духовного роста. Неизвестный автор затем устанавливает:

    "Под философией понимается знание того, как работает Природа, знание, посредством которого человек взбирается на те высочайшие вершины, которые находятся за пределами смысла. Под каббалистикой понимается язык ангельских или небесных существ, и тот, кто овладел им, способен разговаривать с посланниками Бога. На высочайшей из вершин находится Школа Магии (Божественной Магии, которая является языком Бога), где человек учится истинной природе всех вещей Самим Богом".

    Орден золотых розенкрейцеров

    Среди многих тайных союзов второй половины XVIII века особое внимание привлекал Орден золотых розенкрейцеров. Однако связь розенкрейцеров XVIII века с действительным или мнимым Братством розенкрейцеров не имеет документальных подтверждений.

    Наиболее раннее свидетельство существования розенкрейцеров XVIII века находят в изданном в 1710 году трактате Самуэля Рихтера (писавшего под псевдонимом Синсерус Ренатус) "Правдивое и полное описание философского камня Братства Ордена золотых розенкрейцеров". В трактате разъяснялось, что философия должна позволить проникнуть в тайны природы и способствовать достижению земного счастья, а философия розенкрейцеров призвана раскрыть тайны божества и вечной жизни.

    В трактатах первой половины XVIII века, упоминавших о розенкрейцерах, сообщались взаимоисключающие сведения. В это время в германских государствах, особенно южных, действовало значительное число алхимиков; некоторые из них именовали себя "золотыми розенкрейцерами". Число их значительно возросло примерно с 1755 года во всей Германии, Австрии и в других владениях Габсбургов, а также в Польше.

    Реальное существование Ордена золотых розенкрейцеров как организации может быть прослежено, вероятно, только с 1757 года. В изданном в 1761 году трактате фигурируют устав и ритуалы Ордена.

    Во главе Ордена стояли "император" и "вице-император" с неясными полномочиями. Члены Ордена делились на семь классов. Как утверждалось, орден насчитывал 77 "магов", 2700 "верховных философов первого ранга", 3900 "высших философов второго ранга", 3000 "младших магов", 1000 "адептов", 1000 молодых членов Ордена, не выполнявших самостоятельной работы, и, наконец, не указанное число недавно принятых новичков. С 1775 года управление Орденом переместилось в Вену, а для Северной Германии центром союза стал Берлин.

    1770-е годы были временем быстрого возрастания численности и влияния Ордена золотых розенкрейцеров. Утверждали, что Орден насчитывал свыше 5800 членов, поделенных на 9 степеней. Это были врачи, теологи, ученые, офицеры, представители дворянства и верхов буржуазии. 8 августа 1781 года под именем Ормезуса в Орден вступил наследник прусского престола, через несколько лет ставший королем Фридрихом-Вильгельмом II (1788-1797).

    Однако во второй половине 1780-х годов появились первые симптомы упадка Ордена. Многие были разочарованы неосуществлением надежд на приобщение к "божественной мудрости". Представления розенкрейцеров об их прошлом, их притязания на сверхъестественные знания стали объектом резкой критики, в том числе и в рядах самого Ордена.

    В 1790-х годах сильное недовольство в Пруссии вызвало засилье при дворе шайки духовидцев и алхимиков, которые в полном согласии с высшими сановниками дурачили недалекого Фридриха-Вильгельма II.

    Так, в Париже с легкой руки Бомарше рассказывали, что однажды Фридриха-Вильгельма вызвали с бала условным паролем розенкрейцеров, и в полутемной комнате перед королем предстал призрак его деда Фридриха II. Его умело сыграл известный актер Флери, специально для этого выписанный из Парижа. "Призрак" поведал королю, будто бы его дурачат французские роялисты, скрывая от него, что народ Франции против вмешательства иностранцев в дела страны. Король запомнил предостережение, и две недели прусская армия оставалась около Вердена, так и не получив приказа о наступлении на Париж. А потом произошло сражение при Вальми, где неожиданный успех охваченных революционным пылом, но слабо обученных и плохо организованных французских войск был во многом следствием непонятной нерешительности прусского командования.

    По всей видимости, это был один из первых прецедентов, когда оккультисты использовали доверчивость одного из своих высокопоставленных адептов для решения военно-политических вопросов в пользу враждебного адепту государства. Запомним его! Ведь нам еще не раз придется столкнуться с чем-то похожим.

    После смерти Фридриха-Вильгельма II Орден золотых розенкрейцеров начал быстро клониться к упадку. Конечный этап истории Ордена остается столь же неясным, как и время его возникновения.

    НКВД против ленинградских розенкрейцеров

    Новую жизнь в философию розенкрейцерства пытались вдохнуть уже в наших, отечественных, палестинах. Только вот время для этого было выбрано не самое подходящее. Да и уровень образованности новоиспеченных братьев был совсем не тот, что прежде.

    Новое Братство возглавил "епископ церкви Иоанновой, каббалист, хиромант, иерофант", известный поэт и скульптор Борис Михайлович Зубакин (Эдвард) (1894-1938).

    Сам Борис Зубакин определял себя как свободомыслящего анархиста-мистика и христианина. Еще в 1911 году из числа своих товарищей по 12-й Санкт-Петербургской гимназии он организовал первую в своей жизни мистическую ложу - "Лоджия Астра". Собирались, как правило, на даче Зубакина, сочиняли и пели гимны, изучали оккультную литературу и символику.

    В 1913 году Зубакин познакомился с руководителем петербургского отделения ложи розенкрейцеров "Астрея" Александром Каспоровичем Кордингом и вместе со своими друзьями вступил в его организацию. В 1915 году Кординг умирает, передав руководство Орденом Зубакину.

    В 1922 году Зубакин был арестован, но вскоре освобожден. Это сразу дало основание московской интеллигенции заподозрить в нем провокатора и агента ОГПУ. Справедливы ли были эти подозрения или нет, неизвестно до сих пор. В 1929 году Зубакина высылают в Архангельск. А 3 февраля 1938 года он был расстрелян. Это, конечно же, ни о чем не говорит. Провокаторы страдали порой не меньше, чем те, кого они "закладывали".

    "По матери, - рассказывал Зубакин на допросах, - наш род английский, Эдварды, мистики, масоны. Мистикой интересуюсь с детства".

    Отвергая предъявлявшиеся ему обвинения в принадлежности к контрреволюционной организации и в 1922-м, и в 1929-м, и в 1937 году, он неизменно подчеркивал, что с 1913 года принадлежал к духовно-религиозному мистическому братству неорозенкрейцерского характера, отличающемуся "отсутствием политической идеологии, духовно-каббалистическим вероучением, целью". На вопрос, почему общество Зубакина скрывало свою деятельность от официальных органов, он отвечал так:

    "Почему было "нелегальным"? По исторической традиции всегда маленькие (по своей природе не могли быть большими) группы - так называемые братства,… - были тайны и интимны, желая жить в тишине и не подвергаться обвинению официальных церковников в ереси, чтоб не слыть еретиками…"

    Первый арест Зубакина и его подозрительно скорое возвращение из "застенков" привели к тому, что его общество распалось. В 1924 году он объявил о прекращении деятельности кружка. Братья разошлись. У Зубакина остались лишь персональное учительство и надежда когда-нибудь вновь воссоздать обитель-общежитие. Братство "Лоджия Астра" стало "странствующей церковью Иоанновой".

    В 1927 году Зубакин уходит, по его словам, на покой, назначив своим духовным преемником Леонида Федоровича Шевелева, однако фактически это произошло едва ли раньше 1929 года, когда Зубакина выслали в Архангельск.

    Конец наступил 26 января 1938 года.

    "Слушали: дело N13602, - гласит выписка из протокола, состоявшегося в этот день заседания тройки ОГПУ, - по обвинению Зубакина Бориса Михайловича, 1894 г. рожд., уроженца г. Ленинграда, бывшего дворянина, бывшего офицера царской армии, беспартийного, за контрреволюционную деятельность арестовывавшегося органами НКВД в 1922 и 1929 гг., осужденного к 3 годам высылки в Северный край, скульптора.

    Обвиняется в том, что проводил и был организ(атором) и руководит(елем) антисоветской мистическ(ой) фаш(истской) и повст(анческой) организ(ации) масонского направления, ставил себе задачей сверж(ение) сов(етской) власти и установл(ение) фаш(истского) строя.

    Постановили: Зубакина Бориса Михайловича - расстрелять".

    Как и любые приговоры 1938 года, приговор Зубакину был суров и совершенно необоснован. Главное - существовала "подпольная" организация, а каковы были ее истинные цели, следователей НКВД интересовало мало.


    ***


    Из провинциальных лож неорозенкрейцерского "Ордена Духа" (Невель, Смоленск) наибольший интерес по составу участников и их дальнейшей судьбе представляет минская ложа "Stella" (1920 год), с которой также связывают имя Зубакина и куда входили художник, поэт, востоковед Павел Аренский и знаменитый кинорежиссер Сергей Эйзенштейн.

    "Я никогда не забуду помещения ложи в Минске, - вспоминал позднее Эйзенштейн. - Мы приходили туда - несколько человек. Громадного роста, состоявший когда-то в анархистах дегенерировавший аристократ с немецкой фамилией (Борис Плеттер. - А.П.). Неудачник - сын одного из второстепенных русских композиторов (Павел Аренский. - А.П.). Актер Смолин из передвижной фронтовой труппы… Тренькает за дверью балалайка. Стучат котелки из походной кухни во дворе. А здесь, накинув белую рубаху поверх гимнастерки и обмоток, - трижды жезлом ударяет долговязый анархист. Возвещает о том, что епископ Богори готов нас принять. Омовение ног посвященным руками самого епископа. Странная парчовая митра и подобие епитрахили на нем. Какие-то слова. И вот мы, взявшись за руки, проходим мимо зеркала. Зеркало посылает наш союз в… астрал. Балалайку сменяет за дверью гармонь. Красноармейцы уже веселы. Печаль их была ожиданием ужина. А мы уже - рыцари-розенкрейцеры".

    Очень зло. И непонятно. То ли Эйзенштейн действительно вскоре разочаровался в доморощенном розенкрейцерстве, то ли не хотел, чтобы его обвинили в сочувствии к очередной "подпольной" организации.

    После посвящения новых рыцарей в "таинства" Ордена Зубакин читал им лекции по каббале, по символизму арканов Таро и другим азам оккультизма.

    "Не сплю, - вспоминает далее Эйзенштейн, - только на самой интересной части учения, все время вертящегося вокруг божеств, Бога и божественных откровений. А тут в самом конце выясняется, что посвященному сообщают: "Бога нет, а Бог - это он сам". Это мне нравится".

    "Имел здесь очень интересную встречу, - писал из Минска Эйзенштейн о Зубакине своей матери, - сейчас перешедшую в теснейшую дружбу нас троих с лицом совершенно необыкновенным: странствующим архиепископом Ордена Рыцарей Духа… Начать с того, что он видит астральное тело всех и по нему может о человеке говорить самые его сокровенные мысли. Мы все испытали это на себе. Сейчас засиживаемся до 4-5 утра над изучением книг мудрости Древнего Египта, Каббалы, Основ Высшей Магии, оккультизма… Какое громадное количество лекций (вчетвером) он нам прочел об "извечных вопросах", сколько сведений сообщил о древних масонах, розенкрейцерах, восточных магах, Египте и недавних (дореволюционных) тайных орденах! Тебя бы все это бесконечно заинтересовало, но всего писать не могу и прошу дальше никому не говорить. Сейчас проходим теоретическую часть практического курса выработки воли. Вообще он излагает удивительно захватывающее учение, и опять же дальнейшее - Москва. Туда, вероятно, прибудет и он. Знания его прямо безграничны…"

    В Москве занятия Зубакина с рыцарями были продолжены, причем большое внимание им уделялось теме "Незримого Лотоса", расцветающего в груди каждого посвященного.

    "Несомненно, в Незримом Лотосе что-то есть, - иронизировал в связи с этим один из новоиспеченных розенкрейцеров, Михаил Чехов. - Вот возьмите собачек. Мы не видим ничего. А они что-то друг у друга вынюхивают под хвостиками…"

    Всеволод Белюстин, новый Сен-Жермен

    Поскольку имен настоящих членов исторического Братства розенкрейцеров никто не знает, то в принадлежности к этой организации подозревались все сколько-нибудь выдающиеся ученые XVII и XVIII веков. И не только ученые, но и самые знаменитые авантюристы. Одной из таких загадочных личностей был граф Сен-Жермен - человек-легенда, споры о котором не прекращаются до сих пор.

    *СЕН-ЖЕРМЕН* (фр. Saint-Germain, 1710?-1784?) - авантюрист, медиум, алхимик. По свидетельствам современников, Сен-Жермен был светским, блестяще образованным человеком, свободно говорившим на всех европейских языках и умевшим изящно уходить от ответов на любые прямые вопросы.

    По некоторым данным, Сен-Жермен побывал в России во время царствования Екатерины II (1762). Согласно преданию, именно он назвал Наталье Петровне Голицыной, выведенной у Пушкина в качестве старой графини, три выигрышные карты (вспомним "Пиковую даму"). С 1770-го обосновался в Париже. Утверждал, что живет (или реинкарнирует) уже несколько тысяч лет. Занимался "изготовлением" золота, алмазов, торговал эликсиром долголетия, читал прошлое и предсказывал будущее представителям высшего дворянства, причем его предсказания были по большей части пессимистичны. Когда началась Французская революция, Сен-Жермен благополучно исчез с международной арены, предоставив последующим историкам гадать, что с ним стало. Трудов он после себя не оставил.

    Современники считали Сен-Жермена сыном венгерского короля Ракоши и в то же время - Великим Посвященным, истинным членом Братства розенкрейцеров, которым доступны все тайны мира. Смерть Сен-Жермена, как то и положено подлинному розенкрейцеру, окутана тайной. Никто из знавших его при жизни не мог поручиться, что он действительно умер. Поэтому современные "розенкрейцеры" не удивились, когда в 20-х годах XX века на улицах Москвы появился человек, которого близкие называли "Графом" или прямо - "Сен-Жерменом".

    Впрочем, в быту он носил другое имя. Его звали Всеволод Вячеславович Белюстин, и каждое утро он шел из дома на углу Трубной площади и Неглинной на Кузнецкий мост, в Наркомат иностранных дел, где составлял обзоры зарубежных газет и журналов. А вот после работы, в кругу ближайших друзей, он превращался в мага и учителя, человека, поставившего перед собой задачу возродить на российской почве подлинное розенкрейцерство.


    ***


    Всеволод Белюстин родился в конце прошлого века в семье военного генерала, позднее сенатора по Второму департаменту Правительствующего Сената. Еще до того, как он окончил Александровский лицей по специальности филолог-языковед, Белюстин проявлял интерес к спиритизму, астрологии, оккультизму. Годы гражданской войны он провел в Крыму, но в Белой армии не служил, в эмиграцию не уехал и в 1922-м вернулся из Крыма в Москву, где с 1924-го по 1932 год работал в Народном комиссариате иностранных дел в качестве переводчика. Затем, как бывший дворянин, он был уволен из комиссариата, весной 1933 года арестован, но вскоре освобожден.

    Причиной ареста был выявленный органами ОГПУ Орден московских розенкрейцеров, во главе которого, как оказалось, и стоял Белюстин. Сам он рассказывал об этом следующее.

    Среди многочисленной литературы, издававшейся в России до революции и посвященной магии и оккультизму, обращала на себя внимание фундаментальная работа молодого инженера путей сообщения Владимира Алексеевича Шмакова под названием "Священная книга Тота". Вторую, гораздо более значительную работу, посвященную феноменологии духа, - "Пневматология" - автор опубликовал в 1922 году. Именно эта книга заставила Белюстина искать знакомства со Шмаковым. Оно произошло в мае 1923 года у Шмакова на квартире, где собирались весьма примечательные люди, как, например, искусствовед и историк книжного искусства А. Сидоров, известный философ и богослов П. Флоренский, биофизик и антропософ М. Сизов. Бывали здесь и представители других тайных обществ, богоискатели, православные священники и сектанты. Еще пестрее был состав этого кружка по служебной деятельности и происхождению этих людей.

    Попав в такое общество, Белюстин сразу же занял в нем ведущее положение: Шмаков, оценив его эрудицию, предложил молодому розенкрейцеру читать собравшимся курс арканологии и вести практические занятия по каббалистике.

    Показания Всеволода Белюстина органам НКВД во время его последнего ареста в 1940 году являются единственным источником сведений о судьбе инженера-мистика Шмакова и об обстоятельствах его отъезда из Москвы. Вот что рассказывал Белюстин:

    "В. А. Шмаков, по его словам, еще до революции (со времен войны) был тесно и дружески связан с бывшим президентом бывшей Чехословакии Масариком, которому он, Шмаков, в бытность Масарика в России в годы войны, неоднократно оказывал различные дружеские услуги и заручился его дружбой. По отъезде Масарика в Прагу Шмаков продолжал поддерживать с ним связь через бывшего посланника Чехословакии в Москве - Гирса, так что когда Шмаков уезжал за границу в 1924 г., то визы и отправка денег оформлялись Шмаковым через Гирса…

    В августе 1924 г. В. А. Шмаков с семьей выехал в Германию, а оттуда в Прагу, где оформил свое чехословацкое подданство по представлению президента Масарика, как я мог догадаться. Эти сведения о Шмакове я лично узнал, однако, позднее, когда получил от него в конце 1924 г. последовательно два письма с пути в Южную Америку, куда окончательно решил отправиться Шмаков. Он писал мне, что едет в Аргентину, в Буэнос-Айрес, осуществляя свое давнишнее желание… Более писем от Шмакова я не получал, кроме поздравительной открытки к Новому (1925) году от его жены.

    От В. И. Жданова я слышал, что Шмаков писал ему еще один или два раза о своем устройстве в Аргентине по инженерной специальности, и на этом сведения о семье Шмаковых прекратились, пока, наконец, насколько помню, в конце 1930 г. Ждановым было получено письмо от жены Шмакова, извещавшее его, что В. А. Шмаков умер от удара в октябре 1929 г. в Аргентине".

    С отъездом Шмакова Белюстин стал неофициальным главой московских розенкрейцеров, а в 1926 году основал Московский Орден неорозенкрейцеров "орионийского посвящения". Слово биофизику Сизову:

    "Белюстин организовал Орден самостоятельно, не получив ни от кого на это прав или посвящения, исключительно своей работой над собой достигнув больших знаний… Мы имеем много литературы - результаты своих изысканий и трудов по оккультным вопросам. Цели Ордена - воспитание своих членов в духовном отношении по теориям нашего Ордена.

    Орден имеет отличительные знаки степеней. Так, зеленая лента с черными каймами означает начала "астральной сознательности" и надевается при собраниях. Сам Белюстин носит ленту, смотря по характеру собрания, то белую, то лиловую".

    Всеволод Белюстин был умен, образован, воспитан, красив, и в его внешности находили определенное сходство с историческим Сен-Жерменом. Свое тождество с человеком-легендой сам Белюстин не утверждал, но никогда и не отрицал. Образ дополняли, казалось, безграничная эрудиция этого молодого еще человека в области оккультных наук.

    В отличие от широкого круга посетителей кружка Шмакова, в Ордене, организованном Белюстиным, состояло всего 16 человек. Его члены имели разные степени посвящения и, соответственно, располагались по рангам. После периода ученичества, то есть изучения соответствующей литературы под руководством наставника и написания ряда собственных сочинений, вступающий в Орден получал посвящение в "оруженосцы". Затем - две "рыцарские" степени: "рыцаря внешней башни" и "рыцаря внутренней башни", после чего следовали степени высшего духовного посвящения, которыми обладали члены Верховного капитула Ордена.

    "Формирование Ордена происходит путем вербовки членов, т.е. подходящий по своему развитию человек постепенно подвергается, так сказать, "рассматриванию" со всех точек зрения, а затем постепенно вводится в круг обычного учения розенкрейцеров. Формальное вступление в Орден совершается по особому обряду, более длительному или сокращенному, причем со вступающего берутся клятвы:

    1) молчания, т.е. хранения орденских тайн, а следовательно, и конспирации, и иногда

    2) готовности погибнуть во славу Ордена и не выдавать тайн.

    От вступающего требуется известное развитие, как интеллектуальное, так и моральное, и широта кругозора".

    В отличие от руководителей других тайных обществ оккультного толка, целью Белюстина было, по показаниям одного из членов Ордена, "достижение астрального посвящения", то есть "жизни в двух мирах" - на физическом плане в физическом теле и, одновременно, в плане астральном. Впрочем, и это было не целью, а средством. Подлинная цель состояла в подготовке к овладению магическими способностями древних розенкрейцеров. Достичь этого следовало путем длительных тренировок, путем перестройки сознания в определенном направлении. Ведь именно это советовал делать всем своим последователям таинственный C.R.C.


    ***


    Среди частных задач Ордена розенкрейцеров, основанного Белюстиным, было освоение телепатии и ясновидения. И здесь выяснилось, что параллельно с Орденом этими проблемами занималась другая группа московских экспериментирующих розенкрейцеров во главе с Евгением Тегером и Вадимом Чеховским. За их работой, не вступая с ними в непосредственный контакт, Белюстин весьма пристально следил через некоего Веревина, который был допущен к работам этой группы.

    Как можно понять из показаний Белюстина в ОГПУ, идея возродить подлинное, то есть оперативное, розенкрейцерство в Москве была им выдвинута в 1923-24 годах и предложена двум оккультистам - Веревину и Тегеру. Но в 1925 году между ним и Тегером произошел конфликт на почве выбора пути, по которому следовало идти. Впрочем, иначе и быть не могло. По своему происхождению, образованию, мистическому и житейскому опыту Тегер был совершенным антиподом Белюстина.

    Немец, родившийся в Германии, Евгений Карлович Тегер ребенком переехал с родителями в Россию. В 1905 году подростком он принял участие в декабрьских боях в Москве на стороне анархистов, был сослан в Якутию, вернулся по амнистии 1913 года в Москву, уже будучи мистиком. Поскольку Тегер оставался подданным Германии, после начала Первой мировой войны в августе 1914 года он был интернирован в Вятку, где и встретил революцию. После октябрьского переворота 1917 года Тегер сразу перешел на сторону советской власти, участвовал в гражданской войне. По окончании войны он снова вернулся в Москву, работал в Наркомате иностранных дел, был краткое время советским консулом в Кашгаре и в Афганистане, но самое главное, что к середине 20-х годов он успел познакомиться с большинством оккультных кружков Москвы и Ленинграда, и ни один из них его не удовлетворил.

    Вот как описывал Белюстин свое знакомство с Тегером и попытку начать совместные работы по практическому оккультизму:

    "С Тегером я познакомился впервые осенью 1923 г. через Ф. П. Веревина у него на квартире в Москве. Веревиным и Тегером мне было сделано предложение принять участие в мистических работах по теории и практике западного и восточного оккультизма… Предложение Тегера и Веревина я принял, и до начала 1925 г. мы встречались втроем и занимались мистическими вопросами до тех пор, пока между нами не произошел разлад по вопросу изучения оккультизма. Я тогда вышел из группы Тегера-Веревина и все последующие новости о деятельности Тегера по мистической линии в Москве знал со слов Ф. П. Веревина".

    Знакомство с Белюстиным утвердило Тегера в необходимости "восстановить древнее посвящение", то есть попытаться овладеть тайными знаниями средневековых розенкрейцеров. В отличие от Белюстина, он относился к магии как к практической науке, будучи скорее атеистом, чем теистом, и с пренебрежением относился к теоретическим знаниям, которые для розенкрейцеров считались обязательными.

    Такой прагматичный подход к мистическим таинствам не мог не оттолкнуть от него Белюстина. Но Тегер уже нашел единомышленника - способного молодого метеоролога Вадима Чеховского.

    Чеховский на собственный страх и риск вел эксперименты по передаче мысли на расстояние и уже сделал несколько докладов об этом на заседаниях научной комиссии института мозга в Ленинграде. Благосклонные отзывы специалистов Института вдохновили Чеховского, и он предпринял попытку открыть в Москве филиал комиссии Института мозга с привлечением лучших научных сил столицы. Для этой цели Чеховский, который жил на Малой Лубянке, вместе с Тегером арендовали у домкома обширный подвал, где и разместилась их так и не разрешенная официально лаборатория.

    Замысел экспериментаторов был достаточно прозрачен. Комиссия должна была стать легальным прикрытием их деятельности. На самом же деле в подвале начала работать небольшая засекреченная группа в области практического оккультизма. Цель была та же, что и у розенкрейцеров

    Белюстина: восстановление древнего посвящения путем овладения астральными планами и подчинением себе элементалей.

    По словам самого Чеховского, в их организации существовало девять степеней посвящения:

    "1-я - научное исследование метапсихических явлений, выражавшихся, главным образом, в работах по передаче мыслей на расстояние и работе по ясновидению;

    2-я - слушание курса арканологии и начало оккультной тренировки;

    3-я - оккультная магическая практика, изучение магии;

    4-я - центр "Эмеш Редевивус", не претендующий на достижение полноты оккультных возможностей;

    5-я - то же после создания подходящей базы для серьезной оккультно-магической работы в течение ряда лет;

    6-я - то же по достижении некоторых результатов и после начала строительства мирового оккультного магического центра на собственной территории в СССР или за границей;

    7-я - мировой оккультно-магический центр, овладевающий полностью астральным планом;

    8-я - то же при полном овладении ментальным планом;

    9-я - то же при полном овладении божественным планом.

    Все эти девять ступеней делились на три группы по три последовательные ступени в каждой по признаку:

    первая группа - периферия,

    вторая - центр (Эмеш Редевивус) как орудие для создания мирового оккультного центра, обладающего полнотой оккультного знания и реализационных возможностей;

    третья группа мирового оккультного магического центра, владеющего этими возможностями и обслуживающего ими культурный прогресс и человечество…

    В нашей организации существовало четыре степени. В первую степень входили лица, не знавшие о существовании организации. Во вторую степень входили лица, которые при прохождении курса начинали подозревать существование неизвестной оккультной организации с магическим уклоном. В третью степень входили лица, знавшие о существовании организации и получавшие некоторые понятия о ее целях, но не знавшие ни наименования, ни строения, ни основных положений организации. В четвертую степень входили лица (только мужчины), знавшие наименование и цели организации и имевшие право знакомиться со всеми материалами, которыми располагала организация, причем за каждым членом этой степени не оставалось права личного владения материалом и сведений, относящихся к другим подобным организациям, если они предварительно имели с ними дело".

    Для проведения экспериментальной работы членами общества организовывались сборы дикорастущих магических и лекарственных трав в Московской области, планировалось их выращивание на плантациях и проводились эксперименты в области галлюциногенных препаратов, ароматов, мазей и так далее.

    Подвал, помещавшийся на Малой Лубянке, был тоже выбран совсем не случайно. Как показывал на очной ставке с Чеховским его ближайший сотрудник по оккультной практике Преображенский, "когда я в первый раз был приведен в подвал дома N16 по ул. Малая Лубянка вместе с руководителями организации Тегером и Чеховским и спросил их, почему для работы избрано такое неблагоустроенное помещение, то получил ответ, что подвал, во-первых, находится в центре города, во-вторых, он расположен рядом с подвалами ОГПУ, где проливается кровь расстреливаемых, а, как известно, кровью умерших питаются лярвы, создающие царство мрака и тьмы, которое должно быть разрушено токами света от магических операций в генераторе подвала…"

    Однако все это очень скоро закончилось. По совершеннейшей случайности органы ОГПУ в феврале 1928 года арестовали Чеховского и Тегера, а вместе с ними и еще два десятка молодых людей. Оба руководителя были сосланы на Соловки, откуда Тегер по болезни был переведен в Среднюю Азию, а Чеховский, пытавшийся возглавить массовый побег заключенных, был расстрелян в октябре 1929 года.


    ***


    Арест Тегера и Чеховского, а вместе с ними и других розенкрейцеров, связанных с Белюстиным, казалось, должен был задеть "орионийцев", но в этот раз все обошлось благополучно. Московский Сен-Жермен оправдал свою репутацию могучего мага: продержав Белюстина три месяца на Лубянке, ОГПУ отпустило его на свободу. Нет сведений, что он был завербован Государственным политическим Управлением, поэтому трудно сказать, что же ему тогда помогло. Возможно, Белюстина спасло то, что он в свое время отказался лично знакомиться с Чеховским и его сообщниками. Тегер же был опытным конспиратором и Белюстина в своих показаниях не упоминал. Молчал о Белюстине и Веревин, привлекавшийся в качестве свидетеля по делу Тегера и Чеховского. В результате органы ОГПУ не трогали Белюстина и его розенкрейцеров до весны 1933 года - на протяжении семи лет (!). Чем же они в это время занимались?

    Выяснить это оказалось довольно легко, поскольку сами "орионийцы" постарались изложить на бумаге все то, чем они жили и что, как они надеялись, должно было помочь России и всему человечеству. Ими был создан огромный комплекс рукописных работ, остатки которого сохранились у самого младшего из розенкрейцеров - избежавшего ареста В. П. Монина. В них излагались верования московских розенкрейцеров, расчеты, легенды, тщательно разработанная символика, вычисления, необходимые для магических обрядов; скрупулезно описывались различные цветовые сочетания, магические знаки, которыми следует украсить помещение и надеть на себя в ходе справления обряда, цвета одежд, драгоценные камни, ароматы и курения на различных алтарях, формулы заклинаний и молитв, которые произносят хором участвующие.

    Вот, например, чрезвычайно детальное описание порядка коллективного совершения розенкрейцерами "Великой Мистерии Стихий", которое историк Андрей Никитин обнаружил в одной из их рукописей:

    "Общее благословение присутствующих. Великое заклинание Владыки Телема. Коллективное исполнение священного гимна, присущего Пентаграмме Великих Стихий:

    "О Великий Телем, Духо-Материя проявленной Вселенной! Твоя стихия объемлет необъятные бездны Мироздания и пребывает во мне, ибо Вселенная и я - едины. О Великий Огонь, Принцип Жизни! Ты горишь в каждом атоме бытия и сознания Сущего и пылаешь во мне неугасимой искрой Жизни… О Великий Воздух, принцип Творчества! Ты замыкаешь Миры в круг свето-идей и хранишь их сокровенной Тайной… О Великая Вода, принцип Произрождения! Ты проникаешь в недра всех Вещей и течешь во мне алым потоком… О Великая Земля, принцип Смерти и Возрождения! Ты поглощаешь Материю, дабы открыть Духу Врата Свободы… Благословляем и славословим тебя, Неизреченная Пентаграмма Стихий, пребывающая в Великой Пентаграмме Человека и пробуждающая ее лучи к извечному Творчеству в Боге, Человеке и Вселенной!".

    Все это произносилось, естественно, на сакральном языке, созданном розенкрейцерами, после чего происходил "великий вызов Владык Пентаграммы Стихий. Покой погружается во мрак. Присутствующие преклоняют колена и погружаются в ментальное созерцание серебряного диска. Фиксация возможных зрительных восприятий. Покой освещается. Присутствующие поднимаются, подходят к престолу и замыкают вокруг него магическую цепь. Вознесение предметов ритуала (крест, жезл, меч, чаша, пантакль, магические зеркала - квадратные, черно-матовые, курильница). Великое заклинание Владык Пентаграммы Великих Стихий. Присутствующие размыкают магическую цепь и, поклонившись Верховному Жрецу, возвращаются на свои места.

    Покой вторично погружается во мрак. Личный экстаз присутствующих, которые преклоняют колена. Возможные ментальные образы.

    Покой освещается. Верховный Жрец благословляет присутствующих священными предметами ритуала. Присутствующие поднимаются и, начиная с младшего и кончая старшим, преклоняют колена и, поклонившись Верховному Жрецу, возвращаются на свои места. Священная молитва, присущая Пентаграмме Великих Стихий.

    Присутствующие, начиная со старшего и кончая младшим, подходят к престолу, держа меч в правой опущенной руке. Опускаются перед ним на колена, встают, и во главе с Верховным Жрецом по очереди обходят вокруг него и вокруг малых престолов и, поклонившись Верховному Жрецу, возвращаются на свои места. Это символизирует мистический обряд обручения присутствующих адептов со Стихиями".

    И так далее в том же духе. Эти чудом сохранившиеся рукописи открывают нам удивительный мир, в котором жили московские розенкрейцеры. Вселенная представала перед ними в виде семи "космических кругов", включающих в себя различные звездные системы, каждая из которых имела собственное имя и о которых им было все известно: от количества обитаемых и необитаемых миров до числа комет, бороздящих межзвездные просторы. Соответствующим образом они рассматривали историю Земли - как поле битвы Света и Тьмы, Добра и Зла.

    Они приняли дуализм древних мистерий как основу мироздания, а потому считали, что каждый розенкрейцер должен пройти два посвящения - не только светлое, но и темное, чтобы уметь распоряжаться силами тьмы.

    "Различаются "ток Света" и "ток Тьмы", что дает нам Белое и Черное посвящение. Белое Посвящение, основанное на "токе Света", способствует эволюционному восхождению в область раскрытия сознания и достижения совершенства. Черное Посвящение, базирующиеся на "токе Тьмы", завлекает в область материи и затемняет сознание, мешая эволюции.

    В астрале происходит вековечная, непрекращающаяся борьба светлых и темных сил, причем успех бывает то на одной, то на другой стороне. Настоящий переживаемый момент является моментом господства темных сил, т.е. сил, принуждающих к остановке на пути эволюции благодаря порабощению сознания материей. Избавление от уз материи совершается при сознании иллюзорности физического плана и направлении сознания на мир идей.

    Приблизительно получается концепция Ормузда-Аримана, или бога Добра и бога Зла, как борющихся начал. Как известно, эта концепция отразилась в христианстве в виде будущего пришествия Антихриста, сына Сатаны, который будет править Землей. Отсюда попы провозглашали "Антихристом" каждое лицо, которое вставало на их дороге. Очень близкие им по своей духовной немощи теософы, кажется, еще в 1924 г., рассматривали большевизм как некое проявление сатанизма. От них эта концепция перешла в мистические кружки и т.д., благодаря чему в настоящее время сплошь и рядом можно слышать, что большевики, как и вожди их, суть сатанисты. Этому еще способствовал циркулировавший по Москве слух в 1924 г., что в Кремле есть "Люциферианский центр". Таким образом, сравнение коммунизма с сатанизмом есть результат концепции "добра-зла", толкуемой в превратном смысле.

    Розенкрейцеры обычно уделяют много места философскому понятию "добра-зла", рассматривая первое как освобождение от уз материи, а второе - как "окутывание" материей. В официальном орденском учении "добро-зло" трактуется только с метафизической точки зрения. В практической магии, указывающей путь борьбы со злом, даются более конкретные указания относительно носителей зла в астрале и способах борьбы с ними".

    Не в этой ли самодеятельности и заключен главный просчет московских розенкрейцеров? Они стремились к власти - сначала, как исторические розенкрейцеры, к власти над стихийными силами Земли и Космоса, затем - к власти над мировыми силами зла, чтобы стать владыками мира и облагодетельствовать человечество. Они считали себя защищенными своим знанием от людей и от стихийных духов, которыми они хотели повелевать, неуязвимыми для сил зла, в то время как реальные его приспешники все более и более сжимали вокруг них кольцо, завлекая своей кажущейся слабостью. И когда, наконец, в 1933 году ловушка ОГПУ захлопнулась и все розенкрейцеры во главе с новым Сен-Жерменом оказались на Лубянке, им оставалось только признать свое поражение.

    Любопытно, что серьезнее всего пострадали только готовившиеся вступить в Орден супруги Трущевы, для которых с тех пор начались мыкания по лагерям и ссылкам. Остальные розенкрейцеры, в том числе и Белюстин, были благополучно отпущены по домам, а Орден московских розенкрейцеров - закрыт.

    По-разному сложились их дальнейшие судьбы. Биофизик Сизов благополучно пережил аресты 1935-38 годов, после чего уехал с новой семьей в Сочи, где работал в каком-то биологическом институте Академии наук СССР, откуда вернулся в Москву только в начале 50-х годов. Меньше повезло Веревину, но и его репрессии затронули лишь отчасти. Во время Второй мировой войны он служил на Тихоокеанском флоте и даже охотно делился своими оккультными знаниями с молодежью. Он сохранил весь свой архив, и его "зеленый сундучок" с заветными рукописями до сих пор кочует где-то среди потаенных российских розенкрейцеров.

    Все же кое-кто из розенкрейцеров, арестованных в середине 30-х, погиб в лагерях, кто-то вышел на юлю после долгих мытарств. Но самая загадочная судьба, как и следовало ожидать, выпала на долю московского Сен-Жермена.

    Вторично Белюстин был арестован в апреле 1940 года - в Сталинабаде (Душанбе), куда он уехал для работы в местном педагогическом институте в качестве преподавателя английского и немецкого языков. После ареста его привезли в Москву. На Лубянке в те годы была задумана грандиозная провокация против ученых-востоковедов, которых предполагалось объявить шпионами разных государств, спрятавшимися за покрывалом мистики, а главным свидетелем по этому делу должен был выступить Белюстин при поддержке своих знакомых-масонов - Сергея Полисадова и Бориса Астромова. Привлекли было еще и Тегера, найдя его в одном из лагерей ГУЛАГа, но он категорически отказался участвовать в этом спектакле, и после избиений в Лефортовской тюрьме бывшего оккультиста вынуждены были отправить назад.

    Несмотря на такие "накладки", все шло, как задумано: составлялись протоколы, назывались имена, но, когда дело было завершено и Белюстин первый должен был предстать перед военным трибуналом, он отказался подписать себе расстрельный приговор, и дело лопнуло. С фактами в руках он доказал сначала вызванному прокурору, а затем и военному трибуналу, почему он не был и не мог быть шпионом, особенно после его освобождения в 1933 году, а все, что написано в протоколах, - их совместная со следователем выдумка. И - был оправдан по этому, самому страшному пункту обвинения (!).

    Однако, поскольку он и теперь не отрицал своего особого положения в Ордене московских розенкрейцеров, на этом же судебном заседании военный трибунал приговорил Белюстина к 10 годам лагерей.

    Где он отбывал свой срок? Когда умер? Все это до сих пор остается загадкой. Сведений о его смерти не смогли найти ни в 1957 году, когда по заявлению его вдовы он был полностью реабилитирован, ни теперь. Он сошел с "физического плана" жизни, как настоящий граф Сен-Жермен, не оставив никаких свидетельств о своей смерти.


    ***


    Независимо от того, существовало историческое Братство розенкрейцеров в действительности или оно было порождением фантазии Иоганна Валентина Андрэ, возникновение легенды о нем представляется необычайно важным этапом в эволюции мистического мировоззрения. Преследование отдельных алхимиков и разгром Ордена тамплиеров научил оккультистов нового времени, что эзотерическое общество по возможности должно быть скрытым от людей, законспирированным. Розенкрейцеры продемонстрировали, что такое вполне возможно. Более того, они сумели сохранить в тайне свои цели и имеющиеся возможности для их достижения. Современным последователям Братства повезло меньше, но это скорее связано с характером советского общества, чем с ошибками неорозенкрейцеров.

    Впрочем, тут же выясняется, что и розенкрейцеры не ограничивали свою деятельность лечением больных и поиском путей к познанию "невидимого мира" - они хотели изменить человечество, привив ему эзотерическую идеологию. При этом восторженные почитатели Братства Розы и Креста как-то забывают, что эзотерические доктрины очень часто вступают в противоречие с моральными нормами. В иерархии идеалистического мира, описанного еще шаманами и алхимиками, человек занимает весьма скромное место, уступая по своей ценности камням и деревьям.

    Я не возьмусь утверждать, что именно философия розенкрейцеров может привести оккультиста за ту грань, за которой система координат меняется и он перестает отличать добро от зла, путает цель и средство и все более погружается в мир холодных бесчеловечных символов. Однако точно так же я не возьмусь отрицать то влияние, которое розенкрейцеры (возможно, против своей воли) оказали на формирование оккультной традиции XX века, которая привела к чудовищным преступлениям и к еще более чудовищным жертвам.

    Глава 5. Битвы масонов

    Иезуитский орден есть такой орден , который все человечество, помимо всякого желания, уже несколько веков носит на своей шее.

    К сожалению, люди до сих пор не научились вешать этот орден как следует.

    Всеобщая история, обработанная "Сатириконом".


    Масоны, мартинисты, иллюминаты

    Наследие тамплиеров и розенкрейцеров недолго оставалось "бесхозным". В Европе появилось тайное общество, члены которого довольно безапелляционно заявляли, что являются прямыми продолжателями дела этих эзотерических организаций. Себя они называли масонами.


    Член средневекового цеха "вольных каменщиков"


    *МАСОНЫ* (англ, "free-mason", фр. "franc magons", нем. "Freimaurer" - "свободные каменщики", "вольные каменщики") - тайное общество, образованное в начале XVIII века и первоначально представлявшее собой профессионально-ремесленный союз. В союз входили так называемые "sculptores lapidum liberorum" (лат. "каменотесы свободных камней"). "Свободными камнями" ("free-stones"), в свою очередь, назывались в Англии мягкие каменные породы вроде мрамора или известняка, использовавшиеся для тонкой барельефной работы.

    В эпоху готического стиля франкмасонами называли квалифицированных строительных рабочих. Позднее, когда различие двух категорий каменщиков утратило практическое значение (XIV век), цехи каменщиков стали называть безразлично то просто масонскими, то франкмасонскими.

    Масонские ложи (братства) лишь постепенно выделились из цехов в виде особой организации. При этом братство, более сплоченная и дружная часть цеха, хранит традиции морального общения и взаимопомощи. Члены цеха уже могут и не быть членами братства, а с другой стороны, для поступления в братство не требуется быть цеховым рабочим.

    Древнейший документальный случай принятия в масонскую ложу постороннего лица относится к Эдинбургской ложе: 3 июня 1600 года в ложу был принят сэр Джон Бозуэль, лорд Очинлекский. Присутствие знати в шотландских ложах становится с тех пор заурядным явлением.


    ***


    В те времена для приема в братство нового члена требовалось собрание из пяти или шести франкмасонов. Обряд инициации заключался в сообщении неофиту тайных знаков, "посредством которых члены общества узнают друг друга, где бы они ни находились", и сопровождался банкетами по установленному ритуалу. Новички (как, например, в Шотландии) вдень приема дарили "братьям" перчатки и давали обещание оказывать им помощь на случай старости, болезни или безработицы.

    Как и любое уважающее себя тайное общество с эзотерическим уклоном, сами масоны возводят свою предысторию к глубокой древности. Посвящаемым в масонские таинства рассказывалась легенда о мастере-каменщике Хираме Абиффе, которого еще царь Соломон нанял для строительства храма (заметим в скобках, что речь идет о том самом храме, в честь которого свое наименование получили тамплиеры). Все работники, занятые на строительстве, делились на три разряда, и у каждого разряда имелись свои тайные знаки и слова, по которым царь вручал им соответствующую плату. Но вот трое низших работников (называемых по масонской традиции Jubela, Jubelo, Jubelum) задумали узнать знаки и слова высших, для чего подстерегли Хирама и потребовали раскрыть тайну под угрозой смерти. Сами масоны рассказывают об этом так:

    "У Хирама был всегда обычай в полдень, как скоро людей позовут на отдых, идти в святая святых, приносить свою молитву истинному и живому Богу; тогда трое убийц стали у восточных, западных и южных дверей храма. На севере не было входа, потому что лучи солнца никогда не падают с этой стороны.

    Хирам, кончив свою молитву к Богу, пришел к восточной двери и встретил при ней Jubela, который решительным образом потребовал у него мастерского прикосновения. Хирам отвечал ему, что не в обычае требовать этого прикосновения таким тоном и что он сам получил его не так; Хирам прибавил, что он должен ждать и что время и терпение это сделают. Хирам сказал ему дальше, что не во власти его одного открыть это (прикосновение), и что может это сделать только в присутствии Соломона, царя израильского, и Хирама, царя тирского.

    Недовольный этим ответом ударил его по шее 24-дюймовым масштабом. Хирам после этого поступка его побежал к южной двери храма и там встретил другого, который спросил у него мастерское прикосновение и слово таким же образом, как прежде первый, и, получив от своего мастера тот же самый ответ, другой нанес ему удар наугольником в левую грудь, заставивший его покачнуться. Пришедши в себя, Хирам прибежал к западной двери - единственное оставшееся средство уйти, но этот проход стерег третий, который спросил его в том же смысле и, получив такой же ответ, нанес ему страшный удар по голове каменщицким молотом, что и причинило ему смерть.

    После того убийцы вынесли тело Хирама в западную дверь и скрыли его под мусором до двенадцати часов следующей ночи, когда они, по уговору, сошлись и похоронили его на скате холма в могиле в шесть футов глубиной, вырытой от востока к западу".

    Таким образом, Хирам был убит; преступников же впоследствии изобличили и наказали смертью.

    Поздние ритуалы посвящения в каждую из степеней представляли собой "театрализованное повторение" эпизодов этой легенды. Приемные залы масонских лож были убраны черным и украшены символами смерти. Посвящаемому наносили символические удары, изображающие раны Хирама. В конце церемонии ему вручались знаки масонского достоинства, а также орудия-атрибуты, символизирующие принадлежность к каменщикам.

    Если повнимательнее приглядеться к этому ритуалу, то в нем мы увидим отголоски все того же обряда шаманской инициации. Напомню, что в процессе инициации будущий шаман переживает состояние, подобное умиранию, а нанесение виртуальных ран (или даже "разрывание тела на части") - непременная и характерная особенность этого процесса.


    ***


    Шаг за шагом из средневековых гильдий мастеровых выросла конкретная форма тайной оккультной организации - "умозрительное масонство".

    Днем рождения нового эзотерического течения считается 24 июня 1717 года, когда "вольные каменщики" из лондонской ложи "Гусь и противень" (по названию таверны, где обычно собирались франкмасоны) приняли братьев из трех других лож, находившихся в столице Англии: "Короны", "Яблони" и "Виноградной грозди". Именно в "Гусе и противне" и было принято решение создать организацию - первую Великую ложу масонов. Великий мастер и Великий надзиратель увенчали эту иерархию. А уже через 15 лет Великая ложа стала центром всего английского масонства (к 1733 году в Англии насчитывалось уже 126 лож), а через 30 лет - под названием Великой материнской ложи - "вольных каменщиков" всей планеты.

    Декларируемая цель масонства - объединение людей на началах братской любви, взаимопомощи и верности.

    "Масонство, - гласит конституция Великой ложи Франции, - есть всемирный союз, покоящийся на солидарности. Цель масонства - нравственное совершенствование человечества. Его девиз - Свобода, Равенство и Братство. В глазах масонов все последователи равноправны, невзирая на различия национальные, расовые, религиозные, на различия в состоянии, звании и положении… Конечное стремление масонов - объединение на основе свободы, равенства и братства всех людей, без различия рас, племен, наций, религий и культур, в один всемирный союз для достижения царства Астре и, царства всеобщей справедливости и земного Эдема (рая)".

    Первоначально "умозрительное масонство" развивалось в русле вольнодумства и оппозиции по отношению к официальной церкви, но со временем в нем усилился мистицизм. Масонство осуждено церковью: в 1738 году папа Климент XII выступил с резким осуждением движения франкмасонов как тайной секты, подрывающей церковь и общественный порядок, и запретил верующим под угрозой отлучения вступать в масонские ложи и сотрудничать с ними.

    В отличие от розенкрейцеров масоны довольно быстро разработали сложную систему посвящений ("градусов"), в которой было от трех до тридцати трех различных степеней, каждой из которых соответствовала своя доля информации. Свой "градус", а тем самым и свою степень посвящения в тайны организации каждый масон обязан был хранить в глубокой тайне.

    Однако, сколько бы ни было степеней, все они, в сущности, представляют собой градации трех важнейших: ученика, товарища и мастера.

    Ученик "должен почувствовать свою тьму, пороки и научиться работать, повиноваться и молчать"; ему вручалась лопатка (мастерок), которую он должен был "полировать своей работой".

    В обязанности товарища входило научиться "изощрять свой разум" и ощущать астральный план.

    Мастер же был учителем, "гуру", осознавшим идею жизни и смерти, имеющим ключ к пониманию всех трех степеней духовного роста.

    В символике масонов преобладает атрибутика все той же легенды о строителях храма Соломона: угольник и циркуль, фартук и лопатка-мастерок. Кроме них, фигурируют еще "Пламенеющая Звезда" и раскрытая книга (обычно - Библия).


    Джордж Вашингтон в масонской ложе (картина начала XIX века)


    Масонскую символику можно встретить в самых неожиданных местах. Например, на однодолларовой банкноте находится изображение масонских символов: пирамида с Оком Божиим (Всевидящим Оком) наверху и щит Давида в виде двух наложенных друг на друга тетрактид (13 звезд). Это легко объяснимо, поскольку и Бенджамин Франклин, и Джордж Вашингтон (первый президент США) были членами масонских лож.

    Впрочем, на ранних советских ценных бумагах вы также можете увидеть и пирамиду, и Око Божие.

    Однако одни и те же символы истолковываются по-разному. Так и масону на каждой новой ступени посвящения открывали новый смысл символа - более высокий. К примеру, Око Божие, лучезарный треугольник, для ученика трактовался как символ внимания, познания триединства всего сущего; для товарища - символ невидимого света, "третьего глаза"; для мастера это - Солнце, свет и опора нашей солнечной и десятичной системы, но также и Бог Непознаваемый, Саваоф гностиков, Абсолют буддистов, Дао, Единое, одним словом - великая Истина Космоса.

    С течением времени обряды и символика масонства трансформировались. Изменились и задачи, которые ложи ставили перед собой. В частности, масоны все больше и больше увлекались политикой. Это не могло не сказаться на успехе их эзотерических изысканий.

    "Реальное поведение братьев-масонов ничуть не соответствовало проповедуемым ими идеалам", - констатирует Морамарко.

    Как это нам знакомо!

    Хотя отдельные ложи, а особенно - российские, очень старались приобщить своих адептов к познанию устройства мира и помочь им стать "новыми людьми", удавалось это крайне редко.

    "Нужно, - писал князь Владимир Федорович Одоевский, - чтобы человек в первую очередь думал, какую пользу принесет его труд для человечества, во вторую - о пользе для родного государства, в третью - о пользе для своих друзей и близких и лишь в последнюю очередь - о своей собственной пользе. У нас же, - добавлял он печально, - дело обстоит как раз наоборот".

    Чрезмерная политизация масонского движения заставила некоторых приверженцев чисто духовных занятий "отпочковаться" от Ордена и основать свои собственные ложи. Так, например, возникло общество мартинистов.


    ***


    *МАРТИНИСТЫ* - тайное общество масонского типа. Около 1760 года некто Мартинец де Паскуалис (Martinez de Pasquallis), крещеный еврей, основал в Париже и нескольких других городах "Братство отборных священнослужителей" (Elus Cohens), В своем "Трактате о реинтеграции существ в их первоначальных свойствах, качествах и силах, духовных и божественных" де Паскуалис проповедовал своеобразный мистический пантеизм с примесью гностицизма.

    Вначале все существа, писал де Паскуалис, заключались в лоне Божием. Созданный Богом человек пал, но стремился вернуть свое прежнее состояние и для этого должен отождествлять свою волю с волей Бога и, следовательно, слиться с Богом.

    Для своего Братства де Паскуалис установил девять степеней посвящения, разделенных на три класса. Класс первый - ученик, подмастерье, мастер, великий избранник и ученик Коэн. Второй класс - подмастерье Коэн, мастер Коэн, великий архитектор и рыцарь-командор. Третий, высший, класс - рыцарь золотого и розового креста, то есть фактически - розенкрейцер.

    В 1765 году Великая ложа Франции отвергла учение де Паскуалиса и отказалась принять его ложи, что не помешало мартинистам продолжить свои изыскания.

    После смерти основателя (1774) общество возглавил маркиз Луи-Клод де Сен-Мартен, отставной военный, филантроп, мистик и философ-теург, прозванный Неизвестным Философом.

    Сен-Мартен переустроил школу на мистический лад, упростив ритуал посвящения до одной степени: "Высший Неизвестный" (Superieur Inconnu), позже были введены две ученические степени - A (Associe) и I (Initie).

    В 1773 году вышла книга де Сен-Мартена "О заблуждениях и истине. Сочинение неизвестного философа". В ней он нападал на существующие религии и на саму власть. Религии осуждены уже самим их разнообразием. Правительство ложно в своей основе вследствие того же различия и бессмысленных столкновений. Гражданский и уголовный кодекс слепы и, пропуская виновных, карают невинных. Мрачной картине всеобщего упадка де Сен-Мартеном противопоставляется живое изображение естественного состояния всеобщего равенства, которое продолжалось до тех пор, пока человек не употребил свою свободную волю во зло. Единственное спасение для "павшего" человека - в любви ко всем, живущим на этом свете. Только тому, кто возвышается своим желанием сделать людей счастливыми и способностью любить, и должна принадлежать власть, пока не вернется естественное равенство.

    Все теоретические положения Сен-Мартена были проникнуты одной идеей - идеей добра. Высшая моральная цель человека, как считали мартинисты, состоит в единении с Богом, а достигается она путем отрешения от всего чувственного и материального.

    Другие, наоборот, решили отказаться от занятий "никому не нужной алхимией", чтобы создать чисто политическую организацию. Таковы были иллюминаты.


    ***


    *ИЛЛЮМИНАТЫ* (лат. "просветленные") - название нескольких религиозно-мистических орденов. Чаще всего под ними понимают Орден, основанный профессором канонического права Адамом Вейсхауптом 1 мая 1776 года в городе Ингольштадте (Бавария) в качестве альтернативы масонским обществам.

    Выходец из семьи ученого, Вейсхаупт учился в иезуитском колледже, однако вынес из него только презрение к идеалам, проповедуемым "Обществом Иисуса". При этом он высоко оценивал структуру Ордена, дисциплину его членов, их умение использовать самый широкий набор средств для достижения цели.

    Средства для совершенствования общественного устройства Вейсхаупт видел в распространении просвещения, правильных представлений о природе человека и в моральном возрождении человечества. Это просвещение должно быть наполнено антиклерикальным и антифеодальным содержанием. Секретный же Орден должен был стать, по замыслу, инструментом постепенного осуществления мечты просветителей о создании гармоничного общественного строя свободы и равенства и даже всемирной республики, которая покончит со всеми сословными различиями, религиозным гнетом, монархическим деспотизмом, войнами и национальной враждой. Впрочем, иллюминаты не отвергали христианства, а лишь пытались толковать его рационалистически, как всемирное этическое учение, своего рода "естественную" религию.

    Устав Ордена требовал от его членов соблюдения правил конспирации, безоговорочного подчинения старшим, постоянной самопроверки путем ответов на специально составленные вопросники. Кроме того, иллюминаты скрывали свои подлинные имена, пользуясь псевдонимами, заимствованными из Библии или античной истории (сам Вейсхаупт именовал себя Спартаком). Занятия магией и оккультными науками были для членов Ордена запрещены.

    Однако цели, которые ставило перед собой руководство Ордена, шли вразрез с интересами существовавших тогда правительств. Это привело к тому, что в 1784 году курфюрст баварский запретил иллюминатские ложи. Вейсхаупт сумел сбежать и был приговорен к смерти заочно. Двумя годами позже иллюминаты были запрещены и в России.

    "Великий Восток народов России"

    Считается, что первым русским масоном был Петр I (Великий). Будто бы сам Кристофер Врен, знаменитый основатель новоанглийского масонства, посвятил его в таинства Ордена. Предание это, лишенное, кстати, какой бы то ни было основы в виде исторических документов, находит себе лишь косвенное подтверждение в том высоком уважении, которым имя Петра пользовалось среди русских масонов XVIII века.

    Первое же безусловно достоверное свидетельство о начале деятельности масонов в России относится к 1731 году, когда английский гроссмейстер Великой лондонской ложи лорд Ловель назначил капитана Джона Филипса провинциальным великим мастером "для всей России". Масонский кружок Филипса собирался весь период правления Анны Иоанновны.

    Но настоящая история масонства в России начинается лишь в семидесятых годах XVIII века, когда одновременно возникают две масонские системы, пользовавшиеся успехом в обществе: Елагинская и Циннендорфская. Ложи этих систем работали, главным образом, в первых трех степенях "иоанновского", или "символического", масонства, преследовавшего цели религиозно-нравственного воспитания человека. Члены ложи приобретали более широкие, чем раньше, религиозные понятия, глубоко задумывались над вопросами веры и нравственности. По меткому сравнению Павла Милюкова, русское масонство - это "толстовство" XVIII века, с его проповедью личного самосовершенствования и "убегания зла".

    Главная роль в этом периоде истории русского масонства принадлежит Ивану Перфильевичу Елагину (1725-1794). Писатель, сенатор, управляющий императорскими театрами, он был в то же время и одним из самых деятельных пропагандистов вольного каменщичества в нашем Отечестве. 22 мая 1770 года в Петербурге была открыта Великая провинциальная ложа России, работавшая по системе трех иоанновских степеней и имевшая непосредственную связь с берлинской ложей "Ройял Йорк" - филиалом Великой ложи Англии в Пруссии. Неудовлетворенность Ивана Елагина, как главы нового масонского центра, тем, что ему приходилось общаться с Великой ложей Англии через берлинских посредников, привела к тому, что в результате непосредственных переговоров его посланца с главой Великой ложи Англии де Бофором уже 26 февраля 1772 года на имя Елагина был оформлен официальный масонский патент, согласно которому он провозглашался великим мастером Провинциальной ложи России и обязывался давать ежегодный отчет в Лондон о проделанной работе и даже пересылать туда денежные взносы.

    В общественно-политическом плане елагинские ложи 1770-х годов представляли собой умеренно-либеральное направление в русском масонстве. Консервативная линия обозначилась в нем не ранее начала уже следующего десятилетия. Это были ложи так называемой шведской рыцарской системы и розенкрейцеры. Что же касается елагинских лож, то они работали на основании своего устава "Права, преимущества и обряды Главной провинциальной ложи". Всего под ее управлением в первой половине 70-х годов XVIII века насчитывалось 14 лож; общее число членов, согласно современным оценкам, не превышало 400 человек. Сколько-нибудь серьезной работы в ложах Елагина не велось. Как вспоминал позже один из посвященных, "собирались, принимали, ужинали и веселились; принимали всякого без разбору, говорили много, а знали мало".

    В 1822 году был издан указ, запрещающий масонские ложи в России. От масонов требовались подписки о "непринадлежности" впредь к ложам и тайным обществам. До сих пор неясны мотивы издания такого указа. По всей видимости, они заключались в том предубеждении, которое имел император Александр I против европейского либерализма. Когда за границей началось преследование тайных обществ, русскому правительству показалось, что отечественные ложи также представляют опасность.


    ***


    Первой попыткой легализации масонства в России после его запрета явилось посвящение в 1866 году в Копенгагене цесаревича Александра Александровича - будущего царя Александра III. Руководил процедурой посвящения будущий тесть цесаревича - датский король Кристиан IX. Впрочем, большого впечатления на воспитанного в национальном духе наследника российского престола масонская церемония не произвела.

    "Да, все это интересно, - заявил он, - но боюсь, что преждевременно в России вводить".

    Несмотря на это высказывание, члены Братства вольных каменщиков развернули кипучую деятельность по распространению идей масонства в России. Первоначально это ограничивалось созданием спиритических кружков.

    *СПИРИТИЗМ* как учение возник в Соединенных Штатах Америки. Основателем этого учения считается Эндрю Дэвис (1826-1910). Когда ему было 17 лет, через их городок проезжал магнетизер Левингстон. Он открыл у мальчика способности медиума. Тот бросил лавку, в которой служил приказчиком, и погрузился в исследование мира духов.

    Открыв для себя этот мир, Дэвис разработал целую теорию общения с духами. Все души, считал Дэвис, живые и мертвые, движутся по пути самосовершенствования. Физическая смерть облегчает и ускоряет этот процесс, поэтому души умерших знают и умеют больше, чем живые. Общения между этими двумя мирами не происходит, потому что "ни духи, ни люди еще не умеют пользоваться" самой возможностью общения. Однако, считал он, "настало время, когда два мира, духовный и естественный, подготовлены к тому, чтобы встретиться и обняться на почве духовной свободы и прогресса". Его учение пало на добрую почву протестантского мистицизма и нашло немало последователей. Американские спириты активно использовали медиумов и сомнамбул, изобрели "столоверчение" и "блюдце-верчение", а Дэвиса провозгласили Сведенборгом Нового Света и присвоили ему степень доктора медицины и антропологии.

    Большинство сведений спиритов о мире духов в основном совпадает с буддийскими и йогическими представлениями. Однако здесь следует учесть один очень важный момент. Так называемые спиритические сеансы представляли собой просто коллективную медитацию, во время которой "медиум" находился в состоянии транса. Таким образом, информацию спириты получали чаще всего не от духов, а либо от самого медиума, либо же из собственного подсознания. Чего стоит такая "информация", ясно и без комментариев.

    В России первые спиритические сеансы были устроены в 1853 году и сразу же вызвали большой интерес. Дело дошло до того, что в 1875 году по предложению профессора Дмитрия Менделеева была образована комиссия для изучения спиритических явлений. Членам ее были представлены три медиума из Англии: братья Петти и женщина-медиум Кляйер. Результаты спиритического сеанса, устроенного ими, оказались плачевными.

    Так, коронным номером братьев Петти была демонстрация водяных капель, выделяемых духами. Кроме того, духи под руководством этих медиумов звонили в колокольчик. Капли в присутствии комиссии действительно выделялись. Но их химический состав оказался в точности таким же, как состав слюны медиумов! Что же касается колокольчика, то он, опять-таки, звонил, но лишь в тот момент, когда до него могла дотянуться человеческая рука. Стоило только членам комиссии сконструировать и разместить незаметно для медиумов ловушку, надежно преграждавшую путь к колокольчику, как звон прекращался…

    Были подвергнуты проверке и многочисленные "феномены" с другими медиумами. Результат тот же. "Прыгающие" и "летающие" столы, например, после того как их заменяли другими, с конфигурацией, заведомо исключавшей подталкивание ногами, переставали летать и прыгать.

    В итоговом заключении комиссии от 21 марта 1876 года можно было прочитать:

    "Спириты и люди науки, увлекшиеся спиритизмом, с особенной настойчивостью распространяют мистические воззрения, выдаваемые ими за новые научные истины. Они пользуются тем, что эти воззрения принимаются многими на веру прежде всего потому, что соответствуют стародавним суевериям, с которыми давно борется наука…

    На основании всей совокупности узнанного и виденного, - гласил окончательный вывод, - члены комиссии пришли к следующему заключению: спиритические явления происходят от бессознательных движений или от сознательного обмана, а спиритическое учение есть суеверие…"

    Это заключение, однако, нисколько не охладило энтузиазм приверженцев нового учения. К 1910 году число спиритических кружков перевалило за три с половиной тысячи, из которых не менее тысячи функционировали только в Петербурге. Основной контингент последователей учения составлял, разумеется, служебный и чиновный люд - 53 процента, в меньшей степени сельские жители - 27 процентов, лица свободных профессий - 12 процентов и духовенство - 8 процентов.

    Повальное увлечение российской интеллигенции спиритизмом и столоверчением во многом облегчило восприятие ею более сложных религиозно-мистических учений, подобных "умозрительному масонству".


    ***


    Возобновление работ русских "вольных каменщиков" во второй половине XIX - начале XX века в основном связано с Францией, где в этот период масонство организованно изменяло доктрину в зависимости от политической ситуации.

    В период революционного подъема конца пятидесятых годов французские масоны усиленно проявляли солидарность со всеми радикальными кругами. Но сразу после подавления антиправительственных выступлений в Европе 10 августа 1849 года "Великий Восток Франции" принял новую редакцию своей конституционной программы, где в качестве основополагающего принципа масонства провозглашалась вера в Бога и бессмертие души. Тем самым французские масоны подтвердили свою верность основам, сложившимся в учениях британских "вольных каменщиков" в XVIII веке.

    Ответом на антимасонское движение стала и модернизированная масонская конституция, принятая в 1854 году в Бельгии, - в ней был отменен пункт о запрете обсуждения в ложах политических и религиозных вопросов. Годом позже изменения были внесены и в конституцию "Великого Востока Франции" - теперь здесь говорилось, что масонство "считает свободу совести естественным правом каждого человека и не исключает никого из-за его убеждений". В свою очередь, "Великая объединенная ложа Англии" - материнская ложа мирового масонства - перестала считать французский "Великий Восток" организацией "вольных каменщиков" и отнесла его к так называемому "либеральному" масонству.

    Именно в этот период трансформации европейских лож началось новое посвящение в масонство российских подданных. Отдельные факты посвящения в Европе купцов из России имели место в 1830-1840 годах, но это являлось скорее не следствием духовных поисков, а стремлением установить выгодные связи.

    Ситуация изменилась во второй половине 1840-х годов, когда в масонство стали стекаться оппозиционеры всех мастей, в том числе и выходцы из России. Именно в этот период масоном становится известный теоретик анархизма Михаил Александрович Бакунин. К сожалению, сведения о его членстве в ордене "вольных каменщиков" отрывочны. Известно лишь, что Бакунин был посвящен в масонство в 1845 году во Франции, а затем стал членом итальянской ложи "Социальный прогресс" во Флоренции. Позже, 3 апреля 1865 года, Бакунину был вручен патент на 32-ю степень "Древнего и принятого шотландского устава" (всего в этом уставе 33 степени) от великой консистории "Великого Востока Италии".

    Масонские искания идеологии анархизма привели Бакунина к созданию Международного братства, где он попытался объединить всех революционеров. Бакунин составил "Современный катехизис масонства", в котором обосновал тождество движения "вольных каменщиков" и революции. Однако он понял, что по самой своей природе масонство не может стать революционной организацией, и в дальнейшем отказался от использования масонских форм в своей деятельности.


    ***


    Активно подвизались на российской почве и духовно-мистические общества откровенно масонского толка: мартинисты, розенкрейцеры, иллюминаты. Скрытная деятельность этих организаций продолжалась до 1925 года, когда ими всерьез занялось ОГПУ.

    Особого внимания заслуживают связи этих оккультных обществ с другими масонскими группами, в том числе и заграничными. Например, посвящение в итальянское политическое масонство ("Великий Восток Италии") в свое время прошли такие видные деятели московского мартинизма, как Петр Михайлович Казначеев, его сын Дмитрий, Леон Гольторп, Юрий Константинович Терапиано и другие. К "Великому Востоку Италии" принадлежал и один из руководителей петербургских мартинистов в 1918-1919 годах - Борис Кириченко (Астромов).

    Значительной угрозы для устоев Российской империи деятельность доморощенных оккультистов, конечно же, не представляла. Тем не менее в порядке профилактики чиновники Департамента полиции (как впоследствии и ВЧК - ОГПУ) вели работу и в этой области: в "тайные" общества и кружки засылались агенты, вербовались действительные члены, при случае департамент оказывал прямое давление, высылая из страны наиболее одиозных деятелей от оккультизма.

    Так, в 1908 году руководитель зарубежной агентуры в Европе А. М. Гартинг сумел внедрить во французскую ложу "Жюстис" "Великого Востока Франции" своего агента - некоего Биттара-Моненана, который сумел продержаться в этом качестве аж целых пять лет, прежде чем его разоблачили. Благодаря донесениям Биттара Департаменту полиции стало известно о приезде в Россию в мае 1908 года двух масонских эмиссаров из Парижа - Бертрана Сеншоля и Жоржа Буле - с целью формального открытия ими в Петербурге и Москве двух масонских лож: "Полярная звезда" и "Возрождение". Это сообщение произвело сенсацию, поскольку до этого момента русские мартинисты, иллюминаты и розенкрейцеры, заявлявшие о своей принадлежности к Братству, формально масонами не являлись. Да и политикой наши оккультисты интересовались в те годы мало. Совсем другое дело - "Великий Восток Франции", чисто масонская организация, огромную роль которой в политической жизни Европы того времени трудно переоценить. Не скрывали французские масоны и своего отрицательного отношения к русскому самодержавию, которое они называли "стыдом цивилизованного мира". Понятно, что стоило двум эмиссарам только еще появиться на горизонте, как охранка немедленно бросила все свои резервы на решение этой новой проблемы.

    Заметной личностью среди русских "братьев" был в эти годы бывший профессор Московского университета, социолог Максим Максимович Ковалевский. Он долгие годы (с 1887-го по 1906-й) провел за границей, встречался и переписывался с Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом. Именно Ковалевский, этот старый член французской ложи "Верные друзья", возвратившись в 1906 году в Россию, не только основал здесь "прогрессистскую партию", но и, победив на выборах, прошел в депутаты I Государственной думы. Ему же принадлежит инициатива организации в России первых временных "кадетских" масонских лож: "Возрождение" (Москва) и "Полярная звезда" (Санкт-Петербург). Мастером-наместником московской ложи был выбран врач-психиатр Николай Баженов. "Полярную звезду" возглавил сам Ковалевский.

    Большинство масонов как в Москве, так и в Петербурге высказывались за то, чтобы принадлежать к влиятельному "Великому Востоку Франции". Ковалевский, однако, возражал и настаивал на том, чтобы присоединиться к "Национальной ложе Франции", стоящей за шотландский ритуал. В начале февраля 1908 года на квартире Максима Максимовича состоялось общее собрание русских масонов, на котором он заявил о своем выходе из "Полярной звезды". Никто из "братьев" не возражал. Новым мастером-наставником был выбран граф Орлов-Давыдов. Секретарем-казначеем назначили князя Давида Иосифовича Бебутова. Заседания ложи с этого момента проводились на квартире Бебутова.

    В феврале 1908 года Бебутов и Баженов выехали в Париж просить мастеров "Великого Востока Франции" об официальном открытии масонских лож в России. Встретили их там хорошо.

    "Заявление наше, - вспоминал Бебутов, - было принято с большим вниманием, и Верховным советом решено было командировать двух членов Верховного совета гг. Буле и Сеншоль (Boulet, Sincholl). Расходы по поездке мы обязались уплатить, по тысяче франков каждому. Одну тысячу принял на себя граф Орлов-Давыдов, а другую тысячу петербургская и московская ложи взяли на себя. Мы были представлены Верховному совету. Гроссмейстером в то время был депутат Лафер - лидер радикалов в парламенте. Баженова и меня сразу возвели в 18-ю степень и очень с нами носились. Все поздравляли нас и желали успеха в наших начинаниях. Мы имели случай присутствовать на масонской свадьбе и видеть весь обряд венчания. Надо сказать, что самый церемониал и весь обряд чрезвычайно интересен и торжественен. Приезд французов в Россию был назначен на 8 мая того же 1908 года. Мы торжествующе вернулись: я в Петербург, а Баженов - в Москву. По моем возвращении снова начались регулярные заседания и прием новых братьев".

    Наконец точно в назначенное время прибыли долгожданные посланцы "Великого Востока Франции" - Сеншоль и Буле. Встречавшие их на вокзале Бебутов и Орлов-Давыдов отвезли французов в гостиницу "Англетер". Вскоре состоялось заседание ложи, на котором было объявлено о ее признании "Великим Востоком Франции". Слово Бебутову:

    "После завтрака я поехал делать нужные приготовления, устраивать комнату, как это требуется по наказу. У меня в это время квартиры не было, так как старую квартиру я сдал ввиду отъезда дочерей, а новая еще ремонтировалась. У Орлова-Давыдова тоже шел ремонт, и мы решили воспользоваться квартирой Маклакова. Квартира его была еще тем удобна, что собрание стольких людей днем у депутата не вызывало особых подозрений. Все уже были в сборе с 2 часов дня. Я расставил столы и стулья, разложил все необходимые масонские предметы, словом, привел комнату в настоящий вид. Ровно в три часа приехали французы с Орловым-Давыдовым и Баженовым. Тут благодаря рассеянности Баженова случилось несчастье, которое могло иметь очень печальные последствия. Баженов забыл в автомобиле масонские книги, и шофер увез их в гараж. В гараже легко могли их заметить, начать рассматривать, и кто-нибудь легко мог донести о странных книгах; пришлось ехать выручать книги.

    Французов я провел в приготовленную для них комнату. Французы облачились, в ложе все заняли свои места. В этот день приглашены были также Ковалевский и отколовшиеся вместе с ним братья. Для них были приготовлены специальные места, как это полагается для гостей, сзади председателя. Я должен был вводить французов, а в ложе, в самых дверях, встретил их Орлов-Давыдов, как мастер-наместник, с двумя братьями-наблюдателями. После обмена приветствиями Буле занял место мастера-наместника, Сеншоль - место первого наблюдателя, вторым наблюдателем был поставлен Баженов, я занял свое место секретаря, а оратором в этот день был назначен Маклаков.

    Начался церемониал установления ложи. По совершении ритуала я огласил привезенную французами от Верховного совета грамоту. Ложа получила название "Полярная звезда". После этого все присутствующие начали подписывать клятвенное обещание в двух экземплярах, одно для нас, другое французы отвезли в Париж. Затем французы произнесли прекрасные речи. Им отвечал, как это полагается, брат оратор. После этого все были удалены. Остались только я, Орлов-Давыдов, Кедрин, Баженов, Маклаков и барон Майдель. Я и Баженов получили 18-ю степень, будучи в Париже. Названных лиц нужно было также возвести в 18-ю степень, чтобы имелось нужное число для шапитра (совет этой степени)… Совет 18-й степени необходим для решения вопросов, которые не могут быть известны ложе. Все было кончено в 7 часов, а в 8 часов все собрались на обед… На второй день мы возили французов показать город, обедали в ресторане "Медведь", и в 11 часов поездом Николаевской железной дороги французы вместе с Баженовым уехали в Москву устанавливать там ложу. С ними поехал и Орлов-Давыдов. В Москве самый церемониал был сокращен ввиду немногочисленности членов, и, пробыв там только один день, французы уехали в Париж. Таким образом, почти на глазах Столыпина и его многочисленной охраны, при всех строгостях всяких собраний, было организовано по всем правилам, с полным ритуалом масонство. Масоны… устраивали ложи в двух столицах, а правительство со Столыпиным ничего не подозревало".

    Бебутов ошибается. Правительство много чего подозревало - только времена тогда были мягкие, а будущие чекисты еще сидели за школьными партами.

    Однако и при этом "тепличном" режиме у масонов не обошлось без инцидентов. Неосторожное поведение некоторых "братьев" привело к тому, что сведения об их принадлежности к масонству просочились в прессу. Воспользовавшись этим обстоятельством как поводом, наиболее радикальная часть "братьев" во главе с левым кадетом Николаем Некрасовым добилась того, что на специальном совещании масонов в феврале 1910 года ими было принято формальное решение о прекращении своей деятельности. Сделано это было с одной целью - устранить из руководства Верховного совета Бебутова и его ближайших друзей.

    Очистив свои ряды от "ненадежных" лиц, инициативная группа во главе с Некрасовым тут же развернула работу по воссозданию масонской подпольной организации.

    Обряд посвящения в "кадетское масонство" того времени подробно описал Николай Чхеидзе:

    "Как-то раз - это было в 1910 г. - ко мне подошел член Государственной думы Степанов, левый кадет, и спросил меня, не нахожу ли я возможным вступить в организацию, которая стоит вне партий, но преследует политические задачи и ставит своей целью объединение всех прогрессивных элементов; упомянул он при этом, что для вступления необходимо принятие какой-то присяги и что вообще это связано с некоторым ритуалом. О том, что это масоны, он мне прямо не сказал. Я не был знаком с характером этой организации, равным образом я мало знал и о масонстве вообще, но почему-то - не припомню теперь, почему именно, - сразу догадался, что речь идет о масонской ложе, и тотчас же выразил свое согласие. Степанов указал, куда я должен прийти, - адреса я теперь не помню, В назначенное время я пришел. Меня ввели в отдельную комнату, где Степанов дал мне анкетный листок с рядом вопросов, на которые я должен был ответить (Степанов об этой анкете предупредил меня заранее), и оставил меня одного. Я сел писать ответы. Насколько вспоминаю, вопросы были следующие (приведу, что помню, вместе со

    своими ответами).

    Как вы относитесь к семье? - Признаю ее как ячейку, имеющую воспитательный и объединяющий характер.

    Как вы относитесь к человеческому прогрессу? - Признаю, что человечество идет к тому, чтобы стать одной семьей, к этому ведут объективные условия развития человечества, и считаю необходимым всеми силами работать над этим.

    Ваш взгляд на религию? - Считаю, что нужно быть терпимым ко взглядам каждого.

    Какие пути и методы международных отношений вы признаете? - Считаю, что только пути мирного сотрудничества, что только общечеловеческая солидарность и стремление к взаимному пониманию являются основами, на которых должны складываться международные отношения.

    Как вы относитесь к войне? - Считаю, что метод решения международных споров путем войн должен быть навсегда и совершенно исключен из списка допущенных…

    Какую форму правления вы считаете наиболее приемлемой для России? - Республиканскую.

    Других вопросов и своих ответов я не помню, но помню хорошо, что вопросов, имевших то или иное отношение к социализму и классовой борьбе, среди них не имелось. Этих тем не коснулся я и в своих ответах.

    Когда я написал ответы, в комнату вошел Степанов, взял их и удалился, оставив меня ждать ответа. Я знал, что в это время ответы мои были оглашены в собрании ложи. Через некоторое время вошел Степанов, туго завязал мне глаза и провел куда-то, где меня усадили. Здесь мне был задан вопрос:

    "Знаете ли вы, где вы сейчас находитесь?"

    Я ответил: "На собрании масонской ложи".

    В говорившем я тотчас узнал Некрасова - его голос мне был хорошо знаком. Вслед за тем Некрасов задал мне вопросы, повторявшие вопросы анкеты, я ответил в духе своих только что написанных ответов. Затем Некрасов предложил мне встать, я встал и услышал, что встали и все присутствующие. Некрасов произнес слова клятвы - об обязанности хранить тайну всегда и при всех случаях, о братском отношении к товарищам по ложе во всех случаях жизни, даже если это связано со смертельной опасностью, о верности в самых трудных условиях. Потом Некрасов задал, обращаясь ко всем присутствующим, вопрос:

    "Чего просит брат?"

    Присутствующие хором ответили:

    "Брат просит света!" - Вслед за тем Степанов снял мне повязку с глаз и поцеловал меня, нового брата. С такими же поцелуями ко мне подошли и все остальные из присутствующих".

    Как видите, церемония принятия неофита в Братство вольных каменщиков к началу XX века упростилась донельзя.

    Пройдет всего несколько месяцев, и уже сам Чхеидзе (в 1917 году этот человек станет первым председателем Петроградского Совета) вынужден будет, выполняя задание масонского руководства, подыскивать подходящие кандидатуры для своей ложи.

    Конституирование масонской организации произошло на конвенте русских масонов летом 1912 года в Москве. Председательствовал на конвенте все тот же Николай Некрасов. Горячую дискуссию вызвал вопрос о названии сообщества. Большинство делегатов стояло за название "Великий Восток России", однако быстро выяснилось, что ничего, кроме неприязни, слово "Россия" у ряда "братьев" не вызывает.

    "Первым в порядке для конвента стоял вопрос о конституировании русской масонской организации. Были сделаны сообщения - докладчиком от Верховного совета был Некрасов, - что в России имеется всего около 14-15 лож, из них в Петербурге - 5, 3-4 в Клеве, 1-2 в Москве и по одной в Нижнем, Одессе и Минске, и что это число достаточно для выделения русских масонов в самостоятельную организацию наряду с другими "Великими Востоками".

    Предложение это встретило только слабые возражения. Некоторые сомневались, возможно ли совершить подобное выделение, не получив предварительного согласия от "Великого Востока Франции". На это сторонники немедленного решения вопроса отвечали указанием, что санкцию от Франции можно будет получить потом. По существу против предложения никто не возражал, и вторая точка зрения победила значительным большинством.

    Зато большие споры разгорелись по вопросу о том, какое название надлежит присвоить организации: в этой связи поднялся спор между русскими и украинскими ложами. Подавляющее большинство конвента стояло за название "Великого Востока России"; Грушевский же требовал, чтобы в названии ни в коем случае не было слова "Россия". Он занимал в этом вопросе совершенно непримиримую позицию, отрицая вообще за Россией как государственной единицей право на целостное существование; его с рядом оговорок поддерживал Василенко.

    Против Грушевского выступали все остальные, и спор, временами очень резкий, длился два дня… В конце концов было принято название "Великий Восток народов России".

    Далее было принято решение поручить Верховному совету выработать устав организации и разослать его для ознакомления ложам, с тем чтобы на следующем конвенте можно было его утвердить".

    И действительно, на втором конвенте "Великого Востока народов России", прошедшем в 1913 году, был принят устав организации, в основу которого был положен устав "Великого Востока Франции". Генеральным секретарем Верховного совета "Великого Востока" на этом конвенте был избран левый кадет Александр Колюбакин, убитый в начале 1915 года на фронте. Его обязанности до лета 1916-го, когда состоялся третий (и последний) конвент "Великого Востока", исполнял Николай Некрасов. Новым генсеком на этом третьем конвенте стал Александр Керенский (тот самый, который позднее возглавит Временное правительство). Однако и он в должности своей пробыл недолго, в том же 1916 году передав ее Гальперну.

    "Великий Восток народов России" имел откровенно политический характер. Общие задачи организации сводились к следующему:

    "Стремление к моральному усовершенствованию членов на почве объединения их усилий в борьбе за политическое освобождение России. Политического заговора, как сознательно поставленной цели, в программе… работы не было, и если бы кто-либо попытался в задачи организации такой заговор ввести, то это вызвало бы протесты со стороны многих. Был, правда, целый ряд лиц, из них часть очень влиятельных, которые очень сильно к заговору склонялись, - например, Мстиславский и Некрасов. Но в организации они свою точку зрения проводили осторожно и закрепить ее в качестве официальной точки зрения организации не стремились. Борьба за свободу, конечно, входила в задачи организации; об этом говорилось даже в клятве, но конкретно средства и пути нигде сформулированы не были. Задачи личного усовершенствования для многих тоже играли весьма значительную роль… Для некоторых же эта сторона задач организации имела главное значение. Так, например, в Киеве преобладали в организации люди, для которых этические задачи стояли на первом месте…

    Очень характерной для настроений подавляющего большинства организации была ненависть к трону, к монарху лично - за то, что он ведет страну к гибели. Это был патриотизм в лучшем смысле слова - революционный патриотизм. Наиболее сильно это настроение выступило, конечно, в годы войны, но в основе оно имелось и раньше. Конечно, такое отношение к данному монарху не могло не переходить и в отношение к монархии вообще, в результате чего в организации преобладали республиканские настроения; можно сказать, что подавляющее большинство членов были республиканцами, хотя республика и не была зафиксированным догматом организации" (Николаевский Т. Русские масоны и революция. - М.: Терра, 1990).

    Главными экспертами департамента полиции по масонскому вопросу были в те годы полковник Мец и чиновник МВД Алексеев, регулярно составлявшие для своего руководства специальные обзоры на эту тему. Командированный во Францию Алексеев вошел там в контакт с руководителем "Антимасонской лиги" аббатом Жюлем Турмантэном, с помощью которого предполагалось получать интересующую департамент конфиденциальную информацию напрямую из источников внутри самих французских лож. Однако за свое сотрудничество Турмантэн требовал денег. Премьер-министр Столыпин, которому был сделан соответствующий доклад, вопроса не решил. Не решил его и царь, к которому с докладом обратился в декабре 1910 года товарищ министра внутренних дел Курлов. А 1 сентября 1911 года Столыпин был убит, Курлов подал в отставку, и масонская проблема оказалась отодвинутой на второй план. Остался невостребованным и составленный департаментом полиции предварительный список русских масонов.

    Те, избавившись of опеки правоохранительных органов, процветали. Польский историк Людвик Хасс только к 1913 году насчитал около 40 масонских лож в России общей численностью до 400 человек. К 1915-му лож было 49, а число членов перевалило за 600. Если же добавить к этой цифре общества чисто оккультного характера (розенкрейцеры и мартинисты), а также членов зарубежных лож, подвизавшихся в России, то картина получится весьма впечатляющей.

    Очень скоро многие члены "Великого Востока народов России" выступят на стороне "революционных масс". Кое-кому из них даже повезет занять посты в новом Советском правительстве. Другие так и останутся в "подполье", играя в тайное общество, вербуя новых членов и проповедуя свои не всегда внятные идеи. Новое время разведет "братьев". И время же воздаст каждому по делам его…

    Ленинградские мартинисты Григория Мебеса

    Как бы там ни было, но масонская идеология в начале XX века пустила настолько глубокие корни в среде российской интеллигенции, что даже знаменитый большевистский террор 1920-х годов оказался не в состоянии сразу искоренить ее. Известно, что по крайней мере восемь тайных масонских или полумасонских организаций действовали в 1920-е годы в СССР: "Орден мартинистов", "Орден Святого Грааля", "Русское автономное масонство", "Воскресенье", "Братство истинного служения", "Орден Света", "Орден Духа", "Орден тамплиеров и розенкрейцеров". И пять первых из названных обществ обосновались в Санкт-Петербурге.

    Самой крупной оккультной организацией 1920-х годов был "Орден мартинистов", представлявший собой ветвь одноименного французского общества.


    ***


    Сделаем небольшое отступление и посмотрим, что это были за люди - русские мартинисты начала XX века.

    В 1895 году в Париже председателем Верховного совета мартинистов Жераром Энкоссе (д-р Папюс) был принят в масоны граф Валериан Валерианович Муравьев-Амурский. В этом событии не было бы ничего особенного (кого только не принимают в масоны!), если бы не одно обстоятельство - вновь обращенный являлся полковником русской армии и военным атташе Российской империи во Франции.

    А четыре года спустя Муравьев-Амурский возвращается в Петербург, где с ходу основывает ложу с непосредственным подчинением парижской штаб-квартире мартинистов. Сам же бывший атташе и брат министра юстиции является в это время генеральным делегатом ордена, и его представительство длится вплоть до 1907 года, когда парижские мартинисты лишают его права представительства за откровенный саботаж.

    Сам д-р Папюс посетил Россию в 1902 году, где нашел множество поклонников. В октябре 1905-го он был даже представлен императору Николаю II, желавшему узнать будущее России. Он же представил царю медиума Филиппа из Лиона. Николай II, пораженный "сверхъестественными" способностями мага, пригласил того перебраться в Санкт-Петербург, посулив престижную должность медика Военной академии и звание генерала. Филипп не заставил себя долго упрашивать. Вскоре Филипп уже определял внешнюю и военную политику Российской империи. На медиумических сеансах по желанию царя Филипп вызывал дух его отца Александра III, "советовавшего" Николаю II поддерживать союз с Францией и подталкивавшего его к войне с Японией. Как тут не вспомнить золотых розенкрейцеров, сумевших очень похожим способом удержать прусскую армию от наступления на Париж.

    Проведя весну и лето 1903 года вместе с семьей Николая II в Ливадии, Филипп 25 ноября был вынужден возвратиться к себе на родину, поскольку проводимые под его руководством спиритические сеансы вредно отражались на здоровье императрицы. Через несколько лет после смерти Филиппа (1905 год) императрица не только не забыла его, но и упоминала в письме к Николаю II в 1916 году как "одного из двух друзей, посланных им Богом" (под вторым другом подразумевался, конечно же, Григорий Распутин).

    Взамен Муравьеву-Амурскому Верховный совет мартинистов делегировал в столицу России Чеслава фон Чинского. 9 июля 1910 года фон Чинский вручает градоначальнику Санкт-Петербурга заявление о своем назначении членом Верховного совета Ордена мартинистов и генеральным делегатом Ордена для России. Однако этот господин позабыл представить устав объединения, без чего легализация его была невозможна.

    Однако Чинский и без этого развернул кипучую деятельность. Он начал с пропаганды спиритизма и теософии. А благосклонность царской семьи способствовала укреплению положения Чинского в самом высшем свете.


    ***


    Одним из наиболее эрудированных и последовательных адептов русского мартинизма считался выходец из Лифляндии барон Григорий Мебес.

    Григорий Оттонович Мебес родился в 1868 году в Риге. После окончания в 1891 году физико-математического факультета Петербургского университета всецело посвятил себя изучению "тайных наук". Глубокий ум, прекрасное знание древних языков (греческий, латинский, древнееврейский), не говоря уже о языках новых, а также солидная математическая подготовка позволили ему создать фундаментальный "Курс энциклопедии оккультизма" в двух томах (1913) - наиболее серьезное пособие по этому предмету не только в русской, но и западноевропейской оккультной литературе того времени.

    В конце 1910 года Мебес становится генеральным инспектором (секретарем) петербургского отделения "Ордена мартинистов", генеральной ложей которого стала "Великая ложа Аполлония Тианского".

    Революция не помешала деятельности Григория Оттоновича на поприще мартинизма. Его Орден рос. Он сам читал неофитам лекции по основам каббалы. А его жена Мария Нестерова (Эрлангер) - по истории религии. Помимо чисто теоретических занятий в его школе велась и практическая работа по развитию у членов Ордена способностей к телепатии и психометрии.

    Всего известны имена 43 человек, прошедших школу Мебеса в период с 1918 по 1925 год. Среди них выделялись известный военный историк Г. Габаев и поэт В. Пясг. Однако в целом состав Ордена был вполне зауряден: юристы, бухгалтеры, студенты, домохозяйки, несостоявшиеся художники и журналисты - одним словом, рядовая разочаровавшаяся в жизни и ударившаяся в мистику русская интеллигенция.


    ***


    Роковую роль в судьбе ленинградских мартинистов сыграл другой руководитель Ордена - Борис Викторович Aстромов (настоящая фамилия - Кириченко). Выходец из обедневшей дворянской семьи, он уехал в 1905 году в Италию, где поступил на юридический факультет Туринского университета. Там он познакомился со знаменитым криминалистом и масоном Чезаре Ломброзо, и уже через четыре года состоялось посвящение Астромова в Братство (ложа "Авзония", принадлежавшая к "Великому Востоку Италии").

    В 1910 году Борис Астромов возвратился в Россию, но в работе русских масонских лож, по его собственным словам, участия не принимал. Посвящение его в "Орден мapтинистов" состоялось только в 1918 году после знакомства с Григорием Мебесом.

    В следующем Году Мебес назначил Астромова генеральным секретарем Ордена. Трения, возникшие в конце концов между ними, привели к тому, что в 1921 году Борис Acтромов ушел из Ордена. Казалось, пути незадачливого генсека и мартинистов разошлись навсегда. Однако будущее показало, что это далеко не так.

    В мае 1925 года Астромов неожиданно появился в приемной Государственного политического управления в Москве и предложил свои услуги по освещению деятельности "советского" масонства в обмен на разрешение покинуть СССР. Его предложение заинтересовало чекистов. После допросов и бесед в московском ОГПУ Борис Астромов отправился в Ленинград, где и стал "работать" под контролем этой организации. Оперативную связь с ОГПУ Астромов осуществлял через некоего Лихтермана, встречаясь с ним время от времени на конспиративной квартире на Надеждинской улице.

    О моральных качествах Бориса Астромова говорит хотя бы то, что он "заложил" не только мартинистов, но и собственную организацию "Русское автономное масонство", созданную им еще в 1921 году.

    Некоторое представление об этой организации дает подготовленный Астромовым специальный доклад для ОГПУ, целиком посвященный возможному сотрудничеству между большевиками и масонами. Этот доклад не был личной инициативой Астромова. Это был ответ масона с большим стажем на конкретные вопросы, интересовавшие сотрудников Государственного политического управления.

    Разумеется, речь в первую очередь шла о возможности использования масонской организации в интересах социалистического строительства. Развивая эту мысль, Астромов в своем докладе подчеркнул, что, "конечно, масоны не претендуют на открытую легализацию, так как это будет скорее вредно, чем полезно для работы". И тогда, отмечал он, масонство смогут обвинить в "чекизме" и "рептильности", что непременно оттолкнет от масонства русскую интеллигенцию. Роль масонства, по мнению Бориса Астромова, должна была главным образом заключаться в том, чтобы убедить лучшую часть интеллигенции в "закономерности переживаемых событий, а следовательно, и неизбежности их". Здесь реальная работа "Русского автономного масонства" могла бы выразиться, например, "в укреплении в правосознании русской интеллигенции идей интернационализма и коммунизма, а также в борьбе с клерикализмом".

    В заключение Астромов предлагал советскому правительству следующий расклад: советская власть терпит существование масонских лож, составляющих "Русское автономное масонство", а те, в свою очередь, берут на себя обязательстве "не иметь никаких тайн от правительства СССР и не находиться в связи или в союзе ни с одним иностранным масонским орденом".

    Что и говорить, документ примечательный. Остается, правда, открытым вопрос: сам ли Борис Астромов додумался до идеи масонизации советской интеллигенции или ее ему подсказали сотрудники ОГПУ.

    Некоторый свет на эту загадку проливают показания масона Николая Николаевича Беклемишева, который свидетельствовал, что уже в конце 1925 года Борис Астромов говорил ему о своем желании устроить в Москве "ложу с ведома политуправления, чтобы работать совместно на сближение с западными державами".

    "Припоминаю, - рассказывал Беклемишев на допросе 3 марта 1926 года, - что сначала Астромов приписывал эту идею некоему Барченко, а потом уже стал говорить от себя и, кажется, ездил по этому вопросу в Москву".

    Таким образом, выясняется, что идея использования масонских каналов для сближения Советской России с западными державами была подброшена Астромову Александром Васильевичем Барченко, масоном и одним из наиболее активных оккультистов. Об этом человеке, жизнь положившем на алтарь "оккультизации" всей Советской страны, мы еще поговорим.

    При разговорах с чекистами Астромов всячески выпячивал некоторое сходство между коммунистическими идеями и теми доктринами, которые проповедовало его "Русское автономное масонство".

    "Иисус Христос, - говорил Астромов, - самый первый христианин, можно сказать, был и первым масоном… Но его можно также назвать и первым большевиком. Хотя все это очень спорно… В нашем понимании Христос - самозванец. Мы чтим Бога как Архитектора Вселенной, как нечто отвлеченное, отвергая официальную религию и церковь. Масоны - скорее большевики, чем христиане".

    Впрочем, чекисты имели свое мнение на этот счет. К тому времени у них уже накопилось достаточно материала по ленинградским масонским ложам, чтобы сделать вывод о том, что среди членов лож немало "высококвалифицированных научных как гражданских, так и военных сил, технических специалистов и пр. - лиц, занимающих крупные должности в советском аппарате, готовящихся выступить против Соввласти".

    Чекистам было известно также и о связях ленинградских масонов с заграницей, в частности, с масонскими ложами фашистской Италии. Не остались без оценки и конспиративный характер работы масонских лож, и их бешеная борьба с "засильем жидов", Соввластью и ВКП(б).

    Семь месяцев продолжалась провокационная по своей сути деятельность Бориса Астромова, пока наконец работавшие с ним чекисты не поняли, что их подопечный явно не та фигура, с которой можно иметь серьезное дело. Дело в том, что Астромов пользовался у масонов незавидной репутацией неуравновешенного, лживого, морально нечистоплотного человека. Ни о каком уважении к нему со стороны учеников не могло быть и речи. Весь авторитет Астромова среди "братьев" основывался на присущей ему силе гипнотического воздействия на собеседника. В связи с этим среди "братьев" даже распространилось поверье, что вся магическая сила Астромова заключается в семи длинных волосках на его лысом черепе, направление концов которых якобы "регулярно меняется им с переменой направления астрального влияния". Особенно же много нареканий вызывало практикуемое Астромовым принуждение своих учениц к вступлению с ним в половую связь в извращенных формах - так называемое "трехпланное посвящение", якобы распространенное в некоторых эзотерических ложах Западной Европы. Обвиняли его и в клептомании.

    Характерны в этом отношении его показания от 11 февраля 1926 года:

    "Предупрежденный, что за дачу ложных показаний буду привлечен к ответственности по статье 178 УК, показываю:

    Bonpoc. Крали ли у кого-либо из знакомых или присваивали ли себе чужие вещи?

    Oтвeт. Ни у кого и ничего никогда не крал и чужих вещей не присваивал. В краже меня обвиняет, очевидно, приемная мать моей жены - Нагорнова-Иванова Ольга Евграфовна. Был следующий случай: в 1923 году, когда Г.О.М(ебес) окончательно запретил ей бывать у него (с Г.О.М. она жила до 1912-13 года), благодаря ее интриганскому и взбалмошному характеру она, разозленная на Г.О.М., предложила мне кому-нибудь продать подаренный ей Г.О.М. мартинистический знак 4-й тайной степени в виде пятиконечной звезды, состоящий из семи металлов. Тогда я ей сказал, что зачем ей продавать другим, когда я сам куплю у ней его. Мне она ответила: "Нет, Вам я его подарю". Когда же у нас начались с ней несогласия, я ей возместил этот знак вещами, стоимость коих значительно превосходит указанную ею сумму - 50 рублей. Правдивость вышеизложенного могут подтвердить письма моей жены. Никаких других вещей я у Нагорновой не брал и споров о вещах с ней не заводил, зная ее характер…

    В. Какие меры запугивания вы употребляли в отношении непокорных или уходивших от вас масонов?

    О. Никаких физических мер запугивания мною не предпринималось. Помню один случай, когда на масона Сверчкова было наложено взыскание за недисциплинированность, а он, обидевшись, подал заявление об уходе. Тогда мною ему было написано письмо, где указывалось, что из-под наказания не уходят, что нужно его сначала выполнить, а потом уходить. В письме была ссылка на принесенную им при посвящении присягу с вытекающими из нарушения ее нравственными последствиями. После этого Сверчков явился ко мне со слезами раскаяния и извинениями. Уходящих учеников у меня не было, и никаких мер и угроз в отношении других масонов мною не предпринималось".

    Отрицал Борис Астромов и факты принуждения к сожительству своих учении, признавая, впрочем, свою приверженность к "нетрадиционному" сексу.

    "Фактов своей извращенности не отрицаю", - отмечал он в показаниях.

    Однако моральный облик Астромова, судя по всему, не так уж интересовал следствие. Другое дело - заграничные связи. "В. Кому за границу вы посылали сведения о русском масонстве?

    О. Собирался послать выдержки из своей лекции о масонстве для напечатания в итальянских журналах и об этом писал Горрини. Но этой статьи не собрался перевести на итальянский язык и послать. Предполагал везти с собой.

    В. Имеете ли родственников за границей помимо жены, и где?

    О. Имею только одного брата Михаила Викторовича в Мукдене. Письмо от него получил одно летом 1924 года и на него не отвечал. Был один дядя (двоюродный) в Италии, католик, настоятель католической церкви в Риме. Умер в 1910 году.

    В. Почему вы искали знакомства с консульствами?

    О. Знакомств с консульствами я не искал, но когда собирался уезжать за границу, то хлопотал о визах для себя и своей жены. Бывал в латвийском, итальянском, германском и в Москве был в австрийском консульстве уже с готовым паспортом моей жены. Знаком по итальянскому обществу с итальянским консулом, секретарем итальянского консула, а из германского консульства знаю служащего Блюменфельда по коллегии защитников. В каждом из этих консульств я был не более двух-трех раз по надобностям виз.

    В. Кто вам дал визу из Италии?

    О. О визе я начал хлопотать в 1923 году через находившееся тогда в Ленинграде коммерческое представительство, где и познакомился с нынешним секретарем итальянского консульства. Визу я получил непосредственно из итальянского министерства иностранных дел по представлению коммерческого агентства.

    В. В каких взаимоотношениях вы находитесь с парижской конторой по розыску наследников?

    О. Ни в каких. Но знаю о ней следующее. Дризен мне рассказывал, что гражданин Хазин, наживший в свое время крупный капитал на розыске наследников, ныне, переехав в Париж, открыл там такое же бюро и имеет, полагаю, большую агентуру в СССР. Дризен является его рядовым агентом, так как я знаю, что он сам ездил куда-то за Москву, кажется, в Рязань, за какими-то документами по поручению Хазина. Я лично с Хазиным виделся несколько раз: в моих хлопотах о получении паспорта в бюро виз и на квартире у Дризена. Хазин мне однажды дал адрес парижского адвоката, некоего Бентовского, полагаю, что это его поверенный".

    Воспользовавшись словоохотливостью Бориса Астромова, следствие потребовало от него подробной характеристики известных ему оккультных групп и их отдельных членов. Астромов с готовностью выполнил эту "просьбу":

    "Дополнительно к предыдущему показываю.

    Помимо упомянутых оккультных групп существовал "Эзотерический орден Восточного Послушания" под руководством Семигановского Антона Николаевича. Он родился в Париже в 1887 году от матери-итальянки Диальти, почему эту фамилию он и присоединил после революции к своей. Кончил университет в Санкт-Петербурге. В 1916-17 годах читал лекции по оккультизму в обществе "Сфинкс", председателем коего был Лобода Георгий Осипович. С Г.О.М. он познакомился в 1916 г. (кажется) у оккультистки Гревцовой. Скоро Семигановскому была дана 4-я степень мартинизма, соответствующая 30-й масонской, которая дает право посвящать в младшие степени, и было ему поручено управлять мартинистской ложей "Зодиак". Эта ложа находилась на квартире Семигановского на площ. Мариинского театра. В этой ложе находились также Ларионов Сергей Дмитриевич и Киселев Борис Львович, а также, кажется, и художник Молчанов Николай Петрович. В своих практических работах по оккультизму (так наз. астральный выход) Семигановский стал прибегать к морфию, к которому скоро пристрастился. К нему же он приучил и своего ученика - Киселева Б. Л.

    Благодаря морфию у Семигановского развилась болтливость и мания величия. Для подтверждения ходивших об этом слухов к Семигановскому была подослана мартинистка Демченко Екатерина Григорьевна, которой Семигановский действительно выболтал о своей тайной степени посвящения и своих планах образовать самостоятельный орден, так как он "не хочет подчиняться женщине", то есть Нестеровой Марине Альфредовне. За это он был лишен своих степеней и исключен в 1919-20 годах из ордена мартинистов.

    Семигановский не успокоился и основал собственный христианский "Эзотерический орден". Его помощниками были Ларионов С. Д., Киселев Б. Л. и Смирнов Н. П., которым он для авторитетности сразу дал третью степень мартинизма (чисто формально, не дав им посвятительных тетрадей и не подготовив их теоретически к этой степени). Зимой 1923 года член ложи "Трех северных звезд" Казанский Петр Васильевич доложил мне, как своему мастеру стула, что на Бассейной, 8, в квартире некоего Орловского (бухгалтера по профессии) читаются лекции по оккультизму, причем лектора говорят, что у них имеется несколько групп, большая библиотека по оккультизму и что всю организацию возглавляет видный оккультист, имя которого они пока отказались назвать. Заинтересованный этим, я вместе с Казанским стал посещать эти лекции под видом якобы интересующегося оккультизмом. Сразу же я узнал в лекторах исключенных из среды мартинистов Ларионова и Киселева, которые, как младшие, меня, конечно, не знали…

    Случай раскассировать Орден скоро представился. Ларионов, который был "великим канцлером", давно собирался "съесть" Семигановского, но некем было его заменить. Сам же он, очевидно, не решался на самостоятельную деятельность. Мой приход в этом отношении был ему на руку. Тем более что я совершенно не был в курсе их орденских дел, а следовательно, сделав меня магистром, а себя наместником, Ларионов получал полную свободу действия. Он подговорил Киселева, слабовольного как морфиниста, и тот подал заявление в капитул, прося суда над магистром.

    Вместо того чтобы исключить Семигановского, я воспользовался своими правами верховного судьи и, взяв предварительно с них подписку… закрыл "Эзотерический орден" и примыкающую как подготовительная ступень к нему "Эзотерическую церковь" - кружок подготавливавшихся. Происходило это весной 1923 года. Ларионов и Киселев затаили недоброжелательство против меня, но им пришлось подчиниться…

    О других руководителях оккультных групп в Ленинграде дополняю.

    Клочков Григорий Владимирович. Знаю, что он был литератором, печатавшимся в газетах. Теперь "профессор" в каком-то военно-учебном заведении. В 1918-19 гг. жил в Ялте, где, как говорят, успешно лечил магнетизмом (пассами). Говорят, что некоторые, приходившие на костылях, уходили от него совершенно здоровыми.

    Лобода Георгий Осипович, бывший председатель общества "Сфинкс", где бывали Семигановский и Барченко А.В. Серьезное вначале, общество впоследствии выродилось в столоверчение и в ужины с вином за отдельными столиками. В 1917 году Лобода составил компилятивный сборник "Сфинкс", который, если бы не был так проникнут "лампадным маслом", мог бы служить руководством для начинающих оккультистов. Занятия Лободы оккультизмом носили явно выраженный эротический характер, за что он и поплатился: в него стреляли, пуля попала в рот и, выбив несколько зубов, вылетела наружу, и рана быстро зажила, не оставив повреждений, кроме следов пороха на лице. В 1923-24 годах он принимал участие в комиссии по изучению психических явлений при Институте мозга. Жена его - популярная в Сенновском районе гадалка".

    Словоохотливость Бориса Астромова на следствии, помимо чисто шкурного интереса, связанного с возможностью облегчения своей участи, имела и другую причину. Всякие отношения с "братьями" у него были к этому времени порваны. "Братья" очень быстро догадались о контактах Астромова с ОГПУ и, разумеется, не одобрили их. Смута, возникшая в связи с этим в масонской среде, закончилась в конце концов тем, что 16 ноября 1925 года астромовская ложа была закрыта "братьями", что означало фактическое исключение его из им же созданной организации. Это был конец Астромова, ибо как частное лицо он интересовал ОГПУ лишь в качестве подследственного.


    ***


    30 января 1926 года Борис Астромов был арестован.

    Следом начались усиленные допросы ленинградских оккультистов: Мебеса, его жены Нестеровой и других.

    "Эзотеризмом, - рассказывал Григорий Мебес на допросе 28 апреля 1926 года, - интересовался с давних пор (могу сказать, с молодости). В 1910 году, имея уже вполне сложившееся эзотерическое миросозерцание, знакомлюсь с фон Минским, тогдашним делегатом Ордена мартинистов парижского послушания; через два месяца посвящаюсь им в Неведомого начальника (полное март. посвящение); в конце 1910 (или в начале 1911), несмотря на снабжение меня Парижской Высшей герметической школой Почетным дипломом на степень доктора герметизма и очень почетное и доверчивое обращение со мною фон Минским, я неофициально ухожу из Ордена, недовольный поверхностным отношением к науке и преданию большинства членов Ордена, его печати, а также периодической печати дружественного с ним Парижского каббалистического ордена Креста и Розы. В 1911-1912 гг. работаю самостоятельно, прочитываю несколько публичных лекций; в 1912-1913 читаю лекции у себя на дому. В этот период времени, собственно, и возникает у меня Автономный разряд мартинизма русского послушания (термин "русский" после Октябрьской революции заменен термином "восточный", и тот и другой термины фактически означали - "не зависящий от Парижа"), что не мешает мне в 1912 исполнить по просьбе Минского два-три поручения по части справочной и по посвящению отдельных лиц. В конце 1912 (или в начале 1913) я официально сообщаю Папюсу, что я категорически утверждаю не только фактическую, но и формальную свою автономию и прошу провозгласить это печатно, что и выполняется журналом Initiation (правда, в очень мягкой и почтительной ко мне форме, но все же категорично)…

    Вся работа по школе велась мною и М.А.Н. только в Ленинграде. Иногородних делегатов не имелось, и самый институт делегирования признается мною неортодоксальным и нецелесообразным, ибо его отрицательные стороны мне исторически известны, хотя бы на примере Парижского мартинизма.

    Лично я работаю программно только с полноправными Нев(едомыми) нач(альниками), расширяя их философское миросозерцание и критико-исторические подходы к Преданию и к этиологии религиозных верований.

    В общем плане работы своей идейно преследую ниже перечисленные цели: мне желательно заставить ученика в строгой постепенности самоанализа пересмотреть все свои знания, все свои верования, все свои привычки, все свои этико-эстетические подходы к жизни. Для облегчения этой работы я с ним рассматриваю сложный философский, научный, жизненный и т.п. материал в очень широких пределах - от грубейших суеверий почти дикою человека до тончайших методологических потуг человека высококультурного. Таким планом работы думаю развить в человеке, во-первых, сознательность, во-вторых, бодрое, мужественное отношение к жизни и спокойное довольство своим положением, как бы скромно оно ни было. Никаких догматических тезисов не навязываю, но как учитель ставлю обязательство работать по моему плану и вести себя согласно тому, что я считаю обязательным минимумом порядочности и серьезности.

    На вопрос о том, как я отношусь к дивинации, отвечаю, что считаю уместным для работающих у меня проверять в жизни данные френологического, физиогномического характера, а также данные теории психологических "планетных" типов и так называемых "аналогично-групповых планетных влияний". Что касается астрологии, то она, по-моему, интересна только с точки зрения ознакомления с ее терминологией, проникшей далеко за пределы учения о дивинации, а отчасти и с точки зрения истории религий. Лично я к астрологии отношусь ультраскептически, но годичный гороскоп для Северного полушария составляю, признавая за ним педагогическое значение в смысле указания на опасность тех или других человеческих слабостей: люди всегда лучше запомнят указание на определенные слабости, чем на слабости вообще, хотя бы эти определенные слабости были выбраны случайно.

    На вопрос о том, какое я себе отвожу место как оккультисту и знаю ли я себе равного по эрудиции в этой области в пределах территории СССР, вынужден ответить, что самого себя судить не могу, а стараюсь только применить честно те скромные познания, которыми обладаю…

    Раскрывать псевдонимы и называть своих учеников я не могу - не позволяет совесть".

    Решительно отказалась выдавать своих учеников и Мария Нестерова:

    "Руководила школой Старого восточного послушания, причем отвечала за правильность руководства перед Григорием Оттоновичем Мебесом. Эта школа организована мною весной 19-го года и работала до последнего времени. Школа ставила своей задачей общеобразовательные цели и затем этико-эстетическое развитие. Устав и программа школы нигде не были зарегистрированы, и школа, следовательно, не является легальной. Ничего противного существующему строю в школе не преподавалось. Всего приблизительно через школу прошло человек 35. Школа отличалась текучестью состава.

    Вопрос. Кто персонально являлись Вашими учениками?

    Ответ. Отказываюсь назвать".

    Принципиальная позиция отказа от "сотрудничества" с органами, занятая руководителями мартинистов, заслуживает всяческого уважения. Однако это уже не могло спасти Орден. Астромов начал давать показания и не мог остановиться. Он не только открыл следствию состав "Ордена мартинистов", но и "засветил" ряд других оккультных кружков Ленинграда, чего, конечно, мог и не делать.

    Уже находясь в доме предварительного заключения, Астромов пишет 11 февраля 1926 года письмо Иосифу Сталину, где развивает свою старую мысль об использовании "красного" масонства как объединения коммунистически мыслящих интеллигентов:

    "В поданном в авг. м. пршл. года вместе с управляющим мастером московской ложи "Гармония" Полисадовым докладе наблюдающему органу СССР о возможности совместной деятельности Авт.(ономного) рус(ского) мас.(онства) и коммунизма, была вскользь брошена фраза: "красное масонство свободно могло бы существовать рядом с буржуазным - ведь существует же Профинтерн и Коминтерн рядом с рабочими и крестьянскими союзами, примыкающими к Амстердамскому соглашению".

    Теперь я хочу указать на красное масонство не только как на объединение коммунистически мыслящих, но как на форму и маскировку, которую мог бы принять Коминтерн. Ни для кого не секрет, что Коминтерн (негласное московское правительство и штаб мировой революции, как его называют на Западе) является главным камнем преткновения для заключения соглашений с Англией, Францией и Америкой, и, следовательно, задерживается экономическое возрождение СССР.

    Между тем, если бы Коминтерн был перелицован по образцу масонства, т.е. принял бы его внешние формы (конечно, упростив и видоизменив многое), ни Лига Наций, ни кто другой ничего не осмелились бы возразить против его существования как масонской организации. Особенно Франция и Америка, где имеются целые ложи с социалистическим большинством и где правительство большею частью состоит тоже из масонов (напр. президент Тафт, не бывший раньше масоном, сейчас же по избрании был посвящен в масоны).

    Принятие Коминтерном масонской личины совсем несложно и коснется лишь внешности. Каждая национальная секция его могла бы образовать отдельную ложу - мастерскую, а представители их (президиум) сформировали бы генеральную ложу.

    Я удивляюсь, как рабоче-крестьянскому правительству раньше не пришло в голову воспользоваться этой старорабочей, профессиональной организацией, захваченной буржуазией. Конечно, реформировав ее и очистив ее согласно духу и заветам ленинизма (ведь позаимствовали же рабочие организации идею скаутизма и завели у себя отряды пионеров). Тем более что Соввласть уже взяла масонские символы: пятикон(ечную) звезду, молоток и серп.

    Наконец, сама пропаганда ленинизма, благодаря масонской конспирации и дисциплине, могла бы вестись успешнее, особенно в странах Востока, где так склонны ко всему таинственному.

    Все, что я здесь пишу, только отдельные мысли, не обработанные и не детализированные.

    Мне хотелось бы этими строками лишь дать толчок, пробудить Вашу творческую созидательную мысль.

    А может быть, это Вас заинтересует. Тогда я готов служить своими знаниями и опытом в этой области в качестве советчика-консультанта или как Вы найдете удобным".

    Характерно, что себя незадачливый генеральный секретарь "Русского автономного масонства" видел в качестве "советчика-консультанта" при Сталине. Жизнь, однако, распорядилась по-другому.

    Сразу же после ареста Бориса Астромова дошла очередь и до других членов "Русского автономного масонства" и "Ордена мартинистов". В ночь с 16 на 17 апреля 1926 года ОГПУ провело обыски на квартирах наиболее активных деятелей этих лож. "Улов" чекистов поражал всякое воображение: огромное количество книг, масонских значков, мечей, шпаг, плащей, ленточек и других предметов масонского ритуала, которые были немедленно изъяты. Сложнее обстояло дело с масонским алтарем и молельней, обнаруженными на квартире у Мебеса, которые было решено оставить на месте под расписку хозяина. После этого ленинградских оккультистов стали одного за другим вызывать для дачи показаний в ОГПУ. Однако под арестом держали одного только Бориса Астромова: нравы тогда были еще очень мягкие.

    Характерно, что уже после ареста Астромова его бывшие друзья пытались спасти организацию, преобразовав ее в ложу "Возрожденного Сфинкса", основанную на розенкрейцерских началах. Но было уже поздно.


    ***


    20 мая 1926 года Борису Астромову, Григорию Мебесу и другим оккультистам Ленинграда было предъявлено официальное обвинение.

    "История масонства в России, - читаем мы в обвинительном заключении, - показывает, что оно всегда было в услужении того или иного капиталистического государства и как течение выросло и развилось из усилий буржуазии, направленных на то, чтобы притупить противоречия, рождаемые классовой борьбой и капиталистической эксплуатацией… Усилия буржуазии в этом направлении чрезвычайно разнообразны, и в маскировке классовых противоречий масонство занимает важное место, создавая в обществе атмосферу незыблемости капиталистического строя. Политика буржуазии делается не только в парламентах и передовых статьях. Буржуазия обволакивает сознание промежуточных слоев общества и вождей рабочих партий, парализуя их мысль и волю, создавая на их пути могущественное, хотя и не всегда заметное препятствие.

    Масонство по существу своему является не чем иным, как мелкобуржуазной переделкой католицизма, где роль кардиналов и аббатов играют банкиры и парламентские дельцы, продажные журналисты и адвокаты, а также прочие политические авантюристы. Разбавив католицизм и сократив небесную иерархию до одного лица - Великого архитектора вселенной, масонство приспособило к своему обиходу терминологию демократии: братство, гуманность, истина, справедливость, добродетель - и в такой форме является важной составной частью буржуазного режима.

    Вступление в масонскую ложу в буржуазных странах означает, как правило, приобщение к высшим сферам политики, так как именно здесь завязываются карьеристские связи, создаются группировки, и вся эта работа покрывается флером морали, мистики и обрядности… Масонство не меняет своей тактики в отношении коммунистической партии: оно не исключает коммунистов из своей среды. Наоборот, оно широко открывает перед ними двери, поскольку его политической функцией как раз и является всасывание в свои ряды представителей рабочего класса, дабы содействовать размягчению их воли, а по возможности и мозгов".

    Опасения, что широкая огласка этого дела могла бы привлечь к нему внимание "еще не окрепших идеологически некоторых групп населения" СССР, привели к тому, что судьба ленинградских оккультистов была решена во внесудебном порядке. 18 июня 1926 года дело было рассмотрено особым совещанием Президиума коллегии ОГПУ. Самое тяжелое наказание - три года лагерей по статье 61 УК РСФСР - получил сотрудничавший с ОГПУ Борис Астромов, заподозренный чекистами в неискренности. Остальные обвиняемые подлежали административной ссылке в отдаленные местности СССР сроком на те же три года.

    Судьба Григория Мебеса, отбывавшего ссылку вместе с Марией Нестеровой, неизвестна. Что же касается провокатора Бориса Астромова, то местом его пребывания после отбытия наказания стал город Гудауты (Абхазская АССР), где он устроился работать заведующим лабораторией местного табачного завода. 10 июля 1940 года он был вновь арестован сотрудниками 2-го отдела ГУГБ НКВД СССР.

    "Братство истинного служения"

    В начале февраля 1927 года ленинградские чекисты стали получать сведения о том, что в квартире N28 дома 43-В по Кирочной улице у Георгия Анатольевича Тюфяева, конторского служащего из недоучившихся студентов (три курса юридического факультета Петербургского университета), проходят собрания мистиков, устроивших тайный оккультный клуб для "совершения молитв и проведения спиритических сеансов". После соответствующей проверки выяснилось, что сведения эти соответствуют действительности. На квартире Тюфяева происходят собрания членов нелегальной оккультной и религиозной организации, носящей название "Братство истинного служения".

    Собрания членов этой ложи происходили каждые девять дней в специально приспособленном храме для совершения молитв, после которых устраивались спиритические сеансы. В них участвовало около 40 человек.

    Прием новых лиц производился по поручительству одного из членов "Братства". Вступающий приносил клятву верности "Братству" и брал на себя обязательство под страхом строгой кары хранить в тайне все происходящее в "Братстве", а также само его существование. После этого новоиспеченный член "Братства" принимал посвящение в первую степень - "ищущего". Всего существовало четыре степени посвящения: "ищущий", "идущий", "ведущий" и "поучающий".

    Как доложил информатор ОГПУ, основной целью "Братства" являлось практическое и теоретическое изучение эзотерических явлений посредством спиритических сеансов.

    Общество располагало рукописными материалами, в которых описывалась технология обрядов, по которым совершались молитвы, а также содержались формулы клятв и посвящений. Особый интерес у ОГПУ вызвали проповеди пастырей "Братства" - Георгия Анатольевича и Лидии Владимировны Тюфяевых об извечной борьбе между Христом и Антихристом.

    В 1917 году, говорили они, в России победил Антихрист и с силой распространяет свою власть, увлекая всех в непроглядную бесконечную тьму "Черного треугольника". Постепенно, через организации, устроенные Антихристом на земле, он разрушает храмы и церкви, а руководителей их убивает и отправляет в ссылку.

    В ночь на 13 мая ОГПУ произвело обыски у членов "Братства" и арестовало 15 наиболее активных его участников. При обысках было изъято оборудование двух храмов "Братства", а также большое количество оккультной литературы, символических изображений, пастырская одежда, устав и печать "Братства", а также такие сугубо "мирские" предметы, как пишущая машинка и револьвер.

    Следствие, в частности, выяснило, что этот оккультный кружок непрерывно пополнялся за счет людей, наивно надеявшихся через спиритические сеансы пообщаться со своими умершими родственниками, что вполне определенно обещал им Георгий Тюфяев. Картина вырисовывалась достаточно неприглядная. Выходило, что Тюфяев использовал эзотерику в чисто корыстных целях, наживаясь на доверчивости людей. В ходе следствия он в этом сознался.

    Видную роль в "Братстве" играл безработный артист драмы Владимир Николаевич Очнев-Лефевр. Вот что впоследствии писала об этом человеке "Красная газета":

    "Этот дом по Советскому проспекту почти ничем не выделяется среди остальных. На нем нет ни памятной доски, ни геральдических гербов. Однако - кто бы мог подумать - еще совсем недавно в нем проживал Людовик XVI, король Франции и Наварры. Он проживал здесь до нынешних времен, пока не выбрал места не столь отдаленные, к северу от Ленинграда. Впрочем, настоящее имя Людовика XVI было Владимир Николаевич Очнев-Лефевр. Дворянин, сын придворного кондитера, он был одним из активнейших членов "Эзотерического ордена", или "Братства истинного служения". Этот Орден был основан в 1924 году и работал вплоть до наших дней. Мистическое братство это возглавлялось неким Тюфяевым, отцом Георгием - бывшим дворянином, бывшим студентом, бывшим человеком. Очнев же играл в "Братстве" роль перевоплощенного Людовика XVI, призванного спасти Россию и Францию… В одной из проповедей Тюфяев, между прочим, сообщил, что наряду с "Братством истинного служения" существует "Черное братство", где собираются слуги антихриста. И что на одном из этих "Черных братств" он, Тюфяев, был и видел, как Зиновьев причащался кровью двухлетнего убитого ребенка".

    Приговор коллегии ОГПУ был суров: Георгий Тюфяев получил 10 лет лагерей, остальным присудили от трех до пяти.

    "При ликвидации этой веселой компании, - отмечала "Ленинградская правда", - можно только удивляться и разводить руками. Действительно, вот необыкновенное дело! Какой странный и нелепый парадокс. На десятом году революции в Советской стране, в городе рабочей диктатуры - такие странные птицы. Поистине, нужно быть талантливым авантюристом, чтобы в век атомистических теорий, химического анализа, индустриализации, волго-донских каналов, гидростроительства, океанских перелетов, шедевров металлургии проповедовать масонство. Да где еще - в Советском Союзе!

    Но этот парадокс, если вглядеться в него поглубже, совсем не так удивителен, а пропитан печальной иронией. Это маленький парадокс, создавшийся в результате больших социальных перемещений. Масонская ложа в 1927 году - это последняя и диковинная форма, в которую вылились искания внутренней эмигрантщины и опустошенной обывательщины. Это последняя спазма изгоев революции, сиротливо шатающихся на историческом ветру как недожатые колосья. Это одно из предчувствий выражения "бессильной активности" "третьей силы". И в небывалой нелепости этой масонской истории можно прочесть издевательскую иронию времени над историческим барахлом, забытым в наших днях прошедшей эпохой".


    ***


    Авторы статей сознательно упрощали проблему, сводя ее к авантюризму отдельных масонов. Отчасти они были правы: в этом мы убедились на примерах Астромова и Тюфяева. Однако заявление о том, что в новом XX веке, веке "атомистических теорий, химического анализа, индустриализации, волго-донских каналов", а тем более в Советском Союзе, невозможен оккультизм в массовых масштабах, представляется несколько самонадеянным. Борис Астромов совсем не случайно в своем письме о "красном" масонстве намекал Сталину, что имеет место связь между идеологией молодого Советского государства и масонскими доктринами. И в своих подозрениях он был не одинок.

    "Кремлевская ложа"

    Если приглядеться повнимательнее к первым годам Советской республики, то мы увидим, что радикальный атеизм пролетарской революции удивительным образом сочетался с радикальным же мистицизмом.

    Прежде всего следует обратить внимание на то, что религия и мистицизм, уже по самой логике вещей, не могли не оказывать влияние на сознание вождей революции. Основоположник "научного коммунизма" Карл Маркс явно находился под влиянием мессианских, эсхатологических идей. Американский историк Генри Норт вообще считал возможным утверждать, что в марксизме возродился древний языческий эсхатологизм с его идеей вечного, циклического обновления мира через хаос - "Марксистская религия революции".

    Определенный вклад в разработку этого вопроса внес эмигрант Василий Иванов, пользовавшийся, по его утверждению, источниками информации, близкими к французскому политическому масонству.

    "В 1918 году, - писал Иванов, - над Россией восходит пятиконечная звезда - эмблема мирового масонства. Власть перешла к самому злобному и разрушительному масонству - красному во главе с масонами высокого посвящения - Лениным, Троцким и их приспешниками - масонами более низкого посвящения: Розенфельдом, Зиновьевым, Парвусом, Радеком, Литвиновым… Программа борьбы "строителей" сводится к уничтожению православной веры, искоренению национализма, главным образом великорусского шовинизма, разрушению быта, русской православной семьи и великого духовного наследия наших предков".

    По мнению Иванова, в начале 1930-х годов Россия превращается в "самое чистое и самое последовательное масонское государство, которое проводит масонские принципы во всей их полноте и последовательности".

    Заявление более чем смелое. И как любое смелое заявление, представляет собой ту крайность, которая может только очертить проблему в целом, но не дать правильного ответа.

    Что же происходило на самом деле? И насколько сильным было влияние масонских идей на идеологию первого коммунистического государства?

    Вождь большевистской революции Лев Троцкий длительное время увлекался изучением масонских объединений. Он писал довольно объемные конспекты по истории данного мистического направления, которые, к сожалению, не сохранились. На этом основании некоторые современные исследователи даже говорят о принадлежности к масонству самого Троцкого, хотя документальных подтверждений этому нет. Тем не менее показателен интерес коммунистического лидера к масонской мистике.

    Другой видный большевик - Николай Бухарин - признавался, что в детстве на полном серьезе считал себя Антихристом и изводил свою мать вопросом, не блудница ли она. Само собой, такие ранние духовные переживания не могут не влиять на отношение человека к религии.

    Менее всего фактического материала на интересующую нас тему дает Владимир Ильич Ленин. Тем не менее многие оккультисты были в восторге от него и считали вождя "своим человеком".

    Рассказывают и о масонской ложе "Союз Бельвиля" "Великого Востока Франции", членом которой до 1914 года Ленин якобы числился. Согласно другой версии, ложа, в которую входили Ленин и Зиновьев, называлась "Ар э Травай". И хотя документального подтверждения эти сведения также не получили, каких-либо препятствий для вступления большевиков в заграничные масонские ложи я, например, не вижу.

    Вожди революции, конечно же, не были мистиками в полном смысле этого слова, и мы можем говорить лишь о наличии в системе их мышления некоторых элементов эзотеризма.


    ***


    Впрочем, были и исключения. Наиболее яркий пример - Александр Богданов (Малиновский), который считается одним из лидеров русской социал-демократии. Талантливый философ, создатель оригинальной теории управления, он занимал еще более радикальные позиции, чем даже Ленин. В подполье он возглавил крайне левое течение "отзовистов", выступавшее за отзыв социал-демократической фракции из Государственной думы. Интересно, что многие "отзовисты" считали необходимым создание особой религии для рабочего класса.

    Одной из проблем, волновавших Богданова, было достижение долголетия и даже бессмертия. Красный теоретик находился под мощным воздействием философа-"космиста" Николая Федорова, мечтавшего о преодолении смерти и воскресении всех умерших людей. В своих изысканиях Богданов уделял огромное внимание фактору крови, которая, как известно, имеет огромнейшее значение в самых разных мистических традициях.

    В 1908 году Богданов опубликовал роман-утопию "Красная звезда", ставший невероятно популярным в среде революционной молодежи. В нем описывалось идеальное коммунистическое общество, построенное на Марсе. Богдановские марсиане достигли бессмертия благодаря особым технологиям обмена кровью между молодыми и пожилыми членами общества.

    Технология омоложения состарившихся марсиан описывается в романе следующим образом:

    "Мы устраиваем обмен кровью между двумя человеческими существами, из которых каждое может передавать другому массу условий повышения жизни. Это просто одновременное переливание крови от одного человека другому и обратно… Кровь одного человека продолжает жить в организме другого, смешиваясь там с его кровью и внося глубокое обновление во все его ткани.

    …Молодой человек не стареет от крови пожилого: то, что в нем есть слабого, старческого, быстро преодолевается молодым организмом, но в то же время из нее усваивается многое такое, чего не хватало этому организму".

    Свою теорию Александр Богданов пытался обратить в практику, основав в Советской России первый за всю историю науки Институт переливания крови. Здесь практиковался обмен кровью между старыми ветеранами-партийцами и молодыми, здоровыми, полными сил людьми. Налицо зловещий символизм - старое паразитирует на молодом, умирающее - на начинающем жизнь. А присутствие при этом фактора крови сразу напоминает о вампиризме, о попытке "живого трупа" обрести жизнь посредством присваивания жизненных энергий полноценного живого существа.

    "В институте многое было сделано впервые в мире, - рассказывает доктор биологии Валерий Канюка. - В том числе и полное переливание крови от одного человека другому. В числе добровольцев, на которых ставились эти опыты, был сын Богданова, Александр Александрович Малиновский (впоследствии - известный генетик). В эксперименте отца он участвовал в возрасте 25 лет. Его собственную кровь заменили на кровь сорокалетнего атлета. Вскоре конституция Малиновского, который был хил от рождения, стала меняться. Мне он помнится мощным, ширококостным мужчиной".

    Самому Богданову не суждено было прожить долго - во время одного из экспериментов этот красный мистик трагически погиб.


    ***


    В своих странных взглядах Александр Богданов был далеко не одинок. В опубликованных воспоминаниях видного большевика Ольминского содержится любопытное свидетельство о публичном заявлении Леонида Красина, "мага и волшебника большевицкой партии" (по выражению Ленина), входившего впоследствии в комиссию по увековечению памяти вождя и наблюдавшего за сооружением Мавзолея и бальзамированием трупа. Итак, Красин заявил, что верит в грядущее воскрешение мертвых, но не всех, а только "великих исторических личностей". Столь смелое высказывание прозвучало в 1921 году на похоронах Льва Карпова - руководителя первой химической лаборатории, на базе которой и была создана лаборатория Мавзолея.

    В этом специфическом учреждении, кстати, изучали и древнеегипетские мумии, и мощи русских святых.

    Исследования В. Авдеева показали, что идеологическая основа всех тех манипуляций, которые претерпело тело Ленина, были заложены в книге биолога Пауля Камерера "Смерть и бессмертие". Она увидела свет в Вене в феврале 1923 года, а после смерти Ленина ученого тут же пригласили в Советскую Россию. Книга этого "парабиолога" снабжена огромным количеством оккультных терминов, в том числе явно восходящих к магии Древнего Египта.

    По этому поводу Авдеев пишет:

    "Напрашивается аналогия с практикой Древнего Египта, где мумия фараона служила оккультным источником передачи всему народу той мощи, которой он был наделен при жизни. (В частности, специальный жрец контролировал детородные функции владыки. При их ослабевании его свергали, так как неплодность могла передаться всей стране.) Напротив, мумия Ленина, который при жизни был отягощен многими неприятными болезнями, является источником деградации народа, особенно при прохождении через Мавзолей больших масс людей".

    Все это проявления космизма - направления, гораздо более глубокого и радикального в оккультном смысле, чем коммунизм. Упоминавшийся выше Николай Федоров видел создание физически бессмертного Человека, обретшего уже в этом мире максимум могущества. Такой бессмертный человек мог, к примеру, летать, активизируя достаточное количество клеток головного мозга (единомышленник Федорова и родоначальник теоретической космонавтики Константин Циолковский считал, что человечество само доведет свою эволюцию до перехода в энергетическое "лучистое" состояние).


    ***


    В 1970-е годы среди сотрудников КГБ была очень популярна легенда, будто бы и сам основатель главной советской спецслужбы Феликс Эдмундович Дзержинский принадлежал к числу масонов. Возможно, возникновение этого слуха пятьдесят лет спустя после смерти "железного Феликса" было связано с очередной чисткой архивов, затеянной Юрием Андроповым, и какими-то новыми фактами, обнаруженными по ходу.

    Любопытно, что созданная Дзержинским знаменитая организация "Трест" строилась по масонскому образцу, а по сути являла собой смесь провокации и собственных амбиций главы ВЧК. Она стала продолжением двойной игры Дзержинского, начавшейся летом 1918 года, когда его сотрудники оказались замешаны в левоэсеровском мятеже, покушении на Ленина и убийстве Володарского. "Трест" при определенном развитии событий превращался в организацию, которая могла при поддержке англичан взять власть в стране. На случай провала Дзержинский предусмотрел и другой вариант, который в конечном итоге принес ему лавры хитрого контрразведчика: засвеченный прежде времени "Трест" был объявлен чекистской ловушкой для белоэмигрантов (чему белоэмигранты так и не поверили).


    ***


    Предпринимались и попытки официального воссоздания масонства в СССР. К этому, в частности, приложил руку С. Маркотун - видный украинский федералист, глава мартинистской ложи в Киеве. В 1930-е годы он (к тому времени масон 32-й степени парижской ложи "Дружба народов") активно добивался советского гражданства с целью возрождения масонства на Украине. Вероятно, с его именем связано "Воззвание Великой ложи Украины к всемирному масонству", датированное январем 1933 года. Некоторые исследователи считают, правда, и воззвание, и само существование такой ложи блефом ОГПУ, а Маркотуна объявляют советским агентом. Если это так, то чего в данном случае хотел Кремль? Выманить у Братства "вольных каменщиков" деньги на "восстановление украинской ложи"? Или что-то еще?..

    В том же 1933 году из Советского Союза за границу было направлено масонское обращение. Карл Радек, хотя и отодвинутый Сталиным от первых ролей в партии и Коминтерне, но все еще влиятельный коммунист, вроде бы написал письмо в "Великий Восток Франции", в котором сообщил, что "советское правительство дает согласие на открытие масонских лож в СССР". Глава французского "Великого Востока" Гастон Бержери даже зачитал это послание на чрезвычайном заседании ложи. Автор послания был охарактеризован как "бывший член Великого Востока брат Радек". Тот писал буквально следующее:

    "Советское правительство намерено оставаться в тесном контакте с мировым масонством и просит нас… повлиять на наших американских братьев, чтобы те напрягли, в свою очередь, все усилия, дабы побудить правительство Рузвельта признать Советскую власть".

    Само по себе обращение советских масонов именно в "Великий Восток Франции" было бы неудивительно. Согласно масонским правилам, на открытие лож в новой стране требовалась санкция старшего масонского центра. Для русских масонов таким центром издавна был Париж.


    ***


    Красной мистикой увлекались и многие деятели культуры. Так, октябрьская эйфория породила течение "скифства" (лидер - левый эсер Алексей Иванов-Разумник), участники которого были уверены в религиозном характере пролетарской революции. В "скифстве" участвовали гиганты русской литературы: Александр Блок, Сергей Есенин, Николай Клюев, Евгений Замятин. Они выступали за спасительный хаос "нового варварства", за "скифское" нашествие на безбожный Запад. В идеологии "скифства" отчетливо прослеживаются и христианские, и языческие мотивы, заметно определенное влияние герметизма. Например, в стихотворениях Николая Клюева содержится алхимический символизм. В цикле "Ленин" (1919 год) поэт отождествляет вождя мирового пролетариата с "красным львом" - важнейшим символом алхимической работы.


    ***


    Коммунистическая доктрина, как и любая революционная теория начала века, должна была нести в себе эзотерические элементы, иначе она не смогла бы привлечь на свою сторону достаточный для захвата и удержания власти процент населения. В данном случае это была утопическая идея всемирной интернациональной республики, и в этом тоже можно усмотреть связь с политическими программами масонов.

    Однако утверждение, что "все - масоны", не менее самонадеянно, чем тезис "у нас это невозможно". Наоборот, факты свидетельствуют о том, что начиная с середины 1930-х годов правительство нашей страны резко изменило курс именно в направлении ухода от первоначальных большевистских идей, которые принято связывать с масонством и оккультизмом. Суровые приговоры мистикам - тому прямое подтверждение. Да и следов "Кремлевской ложи", при всем старании, ни одному историку-профессионалу обнаружить не удается.

    Впрочем, одно государственное оккультное учреждение в советской России все же имелось. Просуществовало оно почти двадцать лет, и обойти его вниманием мы не можем. В следующих главах мы поговорим об оккультной деятельности людей, которые вышли из тех же самых орденов и кружков, но оказались на службе у власти, а потому всяческим образом мешали своим "братьям" (и, как им казалось, конкурентам), истребляли их, жаждая заполучить всю славу и власть единолично.

    Глава 6. Битвы за наследие предков

    Дело было как-то ночью ,

    За околицей села,

    Вышла из дому Настасья

    В чем ее мама родила.

    Налетели ветры злые,

    В небесах открылась дверь,

    И на трех орлах спустился

    Незнакомый кавалер.

    Он весь блещет, как жар-птица;

    Из ноздрей клубится пар -

    То ли атман, то ли брахман,

    То ли полный аватар.

    Он сказал: "У нас в нирване

    Все чутки к твоей судьбе.

    Чтоб ты больше не страдала,

    Я женюся на тебе!"

    Борис Гребенщиков, "Инцидент в Настасьино".


    Легенда об Атлантиде

    Мы до сих пор не знаем, как и когда появился первый человек. Существуют различные теории на этот счет, но прямых доказательств нет. По этой причине тайна происхождения человека и человечества была и остается темой для спекуляций. Кто-то говорит, что мы произошли от обезьян; кто-то уверен, что нашими предками были пришельцы со звезд; кто-то продолжает верить в божественную волю, создавшую нас "по образу и подобию".

    Новейшие раскопки археологов доказывают, что история человека как вида гораздо дольше, чем принято было считать. От нескольких тысяч лет, записанных в иудейском календаре, мы пришли к пониманию, что история человечества насчитывает как минимум несколько миллионов лет. Радикалы от археологии и специалисты по аномальным явлениям говорят даже о десятках и сотнях миллионов лет, относя появление первых людей к эпохе динозавров (!).

    История же современной нам цивилизации (если считать начало этой истории с момента возникновения земледельческих культур) насчитывает менее десяти тысяч лет У любого, кто мало знаком или совсем не знаком с существующими моделями этногенеза, может возникнуть вопрос: а почему продолжительность истории человеческой цивилизации столь разительно отличается от продолжительности существования человека разумного? Неужели наши предки были столь глупы, что за миллионы лет научились только обрабатывать камнем кости убитых животных и добывать огонь трением?..

    Этот вопрос порождает подозрение: а все ли мы знаем об истории человека? Может быть, по ходу этих миллионов лет уже возникали могущественные цивилизации, о которых мы ничего не знаем по причине их гибели в результате какого-то глобального катаклизма - от столкновения Земли с шальной кометой до внезапного скоротечного потепления, вызвавшего всемирный потоп?

    Здравый смысл подсказывает нам, что - да, такое вполне возможно; а недостаток доказательств компенсируется сохранившимися легендами. В этом смысле наибольшую известность имеет легенда об Атлантиде.


    ***


    Трагическая история Атлантиды была рассказана известным древнегреческим философом Платоном (427-347 годы до нашей эры) более двух тысяч лет назад. Здесь я не буду подробно комментировать те тексты из трудов этого философа (диалоги "Тимей" и "Критий"), в которых говорится об Атлантиде. Приведу только важнейшие выдержки из этих диалогов, дабы читатели, знакомые с проблемой Атлантиды, смогли освежить их в своей памяти, а не знакомые - получить общее представление.

    Вот что писал Платон об Атлантиде в диалоге "Тимей":

    "Тогда ведь море это (Атлантическое. - А.П.) было судоходно, потому что перед устьем его, которое вы по-своему называете Геракловыми Столпами (Гибралтарский пролив. - А.П.), находился остров. Остров этот был больше Ливии (северо-западной Африки. - А.П.) и Азии (Малой Азии. - А.П.), взятых вместе, и от него открывался плавателям доступ к прочим островам, а с тех островов - ко всему противолежащему материку (к Америке? - А.П.), которым ограничивался тот истинный понт (море. - А.П.). Ведь с внутренней стороны устья, о котором говорим, море представляется бухтой, чем-то вроде узкого входа, а то, что с внешней стороны, можно назвать уже настоящим морем, равно как и окружающую его землю, по всей справедливости, - истинным и совершенным материком".

    Из вышеприведенного текста можно сделать следующий вывод.

    Платон ясно указывает, что так называемое Атлантическое море является не чем иным, как Атлантическим океаном в нашем понимании - недаром он называет это море "истинным понтом". В то же время он четко указывает, что внутреннее, то есть Средиземное, море является как бы "бухтой" внешнего - Атлантического океана. Не следует забывать, что современники Платона прекрасно знали о существовании Атлантического океана, ибо еще около 660 года до нашей эры грек Колей прошел в Атлантику через Гибралтарский пролив, о чем сообщал известный древнегреческий историк Геродот.

    Из текста также следует, что "остров Атлантида" находило именно в Атлантическом океане, где-то к западу от Гибралтарского пролива, "по ту сторону устья", "перед устьем", а не в Средиземном море, то есть "по эту сторону устья". Следовательно, Атлантиду Платона нужно искать только в Атлантическом океане.

    Платону также известно о существовании дальше на западе, за пределами Атлантиды, огромного заатлантического материка, то есть Америки.

    В диалоге "Тимей" свое повествование Платон заканчивает следующими словами:

    "Впоследствии же времени, когда про исходили страшные землетрясения и потопы, в один день и бедственную ночь вся наша воинская сила (праафинян, на которых пошли войной атланты. - А.П.) разом провалилась в землю, да и остров Атлантида исчез, погрузившись в море Поэтому и тамошнее море оказывается теперь несудоходным и неисследимым: плаванию препятствует множество окаменелой грязи, которую оставил за собой осевший остров".

    Следовательно, Атлантида погибла, опустившись на дно океана; опускание это не было очень глубоким, поскольку выпавший вулканический пепел и пемза образовали труднопроходимые мели. Можно предполагать, что Атлантида, будучи уже погруженной, продолжала и в дальнейшем опускаться все глубже и глубже.

    Описание Платоном цивилизации атлантов, данное им в "Критии", выглядит так. В первые века боги разделили меж собой землю пропорционально своему положению. Каждый стал богом для определенной территории, где он создал себе храм и культуру приношений. Посейдону досталось море и островной континент Атлантида.

    Посредине этого острова была гора, на которой жили три человекоподобных создания: Эвенор, его жена Левкиппа и их единственная дочь Клейто. Девушка была прекрасной, и после внезапной смерти родителей ее взял Посейдон, от которого она родила пять пар детей. Посейдон разделил территорию между этими десятью отпрысками, а старшего сына Атласа поставил над ними всеми.

    Вот что сообщает Платон в "Критии" относительно наибольшего, главного из десяти царств Атлантиды, управлявшегося Атласом:

    "Во-первых, вся эта местность, говорят, была очень высока и крута со стороны моря; вся же равнина около города (столицы Атлантиды. - А.П.), обнимавшая город и сама, в свою очередь, объятая кругом горами, спускавшимися вплоть до моря, была гладка и плоска и в целом имела продолговатую форму, простираясь по одному направлению на три тысячи стадий (около 555 километров. - А.П.), а посередине, вверх до моря, - на две тысячи стадий (около 370 километров. - А.П.). Местность эта по всему острову была обращена к югу и защищена с севера от ветров. Окружавшие ее горы прославлялись тогда за то, что превосходили все существующие и числом, и величиной, и красотой".

    Далее Платон сообщает о наличии обводного канала, окаймлявшего по периметру всю равнину и имевшего в длину 10 тысяч стадий (около 1850 километров). Возможно, что канал играл также роль мелиоративную, служа для отвода вод горных потоков в сезон дождей.

    Главное царство Атлантиды представляло собой неправильный четырехугольник со сторонами 184, 368, 552 и 736 километров; следовательно, площадь его составляла 160 тысяч квадратных километров. О прочих царствах Платон ничего не сообщает.

    Потомки Атласа продолжали править Атлантидой и мудрым правлением вознесли эту страну на необычайную высоту. Естественные ресурсы Атлантиды были безграничны. Наслаждаясь полутропическим климатом, островитяне тем не менее возводили дворцы, храмы, доки. Они провели к океану канал из центра острова, где стоял храм Посейдона, превосходящий размерами все известные сооружения. Остров был покрыт огромным количеством мостов и дамб, а также каналов, связывающих различные части их царства.

    Платон описывает белый, черный и красный камни, которые добывались атлантами под землей и использовались ими для возведения зданий и порта. Они окружили каждую зону своего острова стенами, при этом внешняя стена была покрыта медью, средняя - оловом и внутренняя стена цитадели - орихалком, желтым металлом. Внутри цитадели располагались храм, дворцы и другие публичные здания. В центре, окруженном золотой стеной, имелось святилище, посвященное Посейдону и Клейто. Храм Посейдона снаружи отделан серебром, а его верх - золотом. Внутри храм был украшен золотом, серебром и костью, а также орихалком от пола до потолка. В храме стояла гигантская статуя Посейдона, правящего колесницей, запряженной шестью крылатыми лошадьми, а около него сотня нереид на дельфинах.

    В рощах и садах имелись горячие и холодные источники. Было много храмов, посвященных разным божествам, места для отдыха горожан, бани и огромный ипподром. В удобных местах устроены гавани, и в порт заходили корабли всех морских держав. Город был столь перенаселен, что в воздухе все время висел неумолчный говор.

    Каждый из царей Атлантиды имел полный контроль над своим царством, но их взаимоотношения определялись кодексом, выбитым на камне; стела с этой надписью стояла в храме Посейдона. Через каждые пять или шесть лет попеременно, чтобы четным и нечетным числам отдать равные почести, совершались паломничества. Здесь с соответствующим приношением каждый царь давал клятву верности на священной надписи. Главными законами царей Атлантиды были такие: не поднимать руку друг на друга, приходить на помощь друг другу в случае опасности для кого-либо из них. В делах войны и когда речь шла об особо важных событиях, окончательное решение принималось прямыми потомками Атласа. Ни один царь не мог распорядиться жизнью или смертью своих подданных без учета мнения большинства из десятки.

    Платон заключает свое описание, говоря, что это громадное государство напало на эллинские города. Такого не случалось, пока сила и слава царей Атлантиды не совлекли их с пути мудрости и добродетели. Исполненные амбиций, правители Атлантиды хотели завоевать весь мир. Зевс, узнав о злонамеренности атлантов, собрал богов в своей обители и обратился к ним. Здесь рассказ Платона в "Критии" внезапно обрывается. Этот диалог никогда не был закончен.

    Платон нигде не указывает дату гибели Атлантиды, приводится только дата мифической войны между праафинянами и атлантами (атлантологи полагают, что между окончанием войны и гибелью Атлантиды прошло не очень много времени). Однако есть некоторые основания предполагать, что, основываясь на сведениях о позднейшем состоянии культуры на остатках Атлантиды, Платон считал, что такая же культура существовала и в то время, которым он датирует мифическую войну, то есть 12 тысяч лет назад. Ведь в античное время полагали, что история человечества последовательно проходила через золотой, серебряный, медный и железный века, из которых наиболее совершенна и счастлива была жизнь в золотом веке.


    ***


    Из тщательного изучения платоновского описания Атлантиды становится ясно, что она должна рассматриваться не чисто исторически, а скорее исторически и аллегорически.

    Платоновская Атлантида символизирует тройную природу вселенной и человеческого тела. Трезубцем Посейдона эти цари повелевали обитателями семи малых и трех больших островов, которые и составляли Атлантиду; философски десять островов символизируют тройную силу Высшего Божества и семи регентов, коленопреклоненных перед Вечным троном. Если Атлантиду рассматривать как символ, то ее погружение означает нисхождение рационального организованного сознания в иллюзорный мир смертного невежества. Как погружение Атлантиды в морские пучины, так и библейская история о "падении человека" означают духовное вырождение как неизбежное условие сознательной эволюции.

    В середине центрального острова Атлантиды возвышалась гора, вершина которой касалась сферы эфира. Эта гора есть ось мира, священная для многих народов, и она является символом головы, вырастающей из четырех элементов тела. Город Золотых Ворот - столица Атлантиды - является одним из наиболее распространенных символов в религиях многих народов как Город Богов или Священный Город.

    "История Атлантиды, - пишет исследователь этой темы Игнаций Донелли, - есть ключ к греческой мифологии. Нет никаких сомнений, что эти боги греков были людьми. Тенденция придавать божественные атрибуты великим земным правителям глубоко присуща человеческой природе".

    Далее, замечает Донелли, божества греческого пантеона не должны рассматриваться как творцы вселенной. Сад Эдема, из которого человечество было изгнано пылающим мечом, вероятно, служит напоминанием о земном рае, предположительно располагавшемся к западу от Геракловых Столпов и разрушенном вулканической деятельностью. Легенда о потопе может быть прослежена к наводнению в Атлантиде, во время которого мир был разрушен водой.

    Те, кто верит в существование Атлантиды, считают, что знания атлантов (или хотя бы их часть) были спасены во время катастрофы. Солнечный культ атлантов сохранился в ритуалах и церемониях как христианства, так и язычества. И крест, и змея были в Атлантиде эмблемами божественной мудрости.

    Религиозным центром Атлантиды был храм в виде великой пирамиды, стоявшей на вершине плато, вздымавшегося в середине Города Золотых Ворот. Отсюда ведут свое происхождение пирамиды в Египте, Мексике и в Центральной Америке. Могильные насыпи в Нормандии и Британии такие же, как и у американских индейцев, поскольку и те и другие являются остатками одной и той же культуры.

    Мифы многих народов говорят о богах, которые "вышли из моря". Шаманы индейцев рассказывают о священных людях, одетых в перья, и вампум, возникших из воды и обучивших людей ремеслам и искусствам. Среди халдейских легенд есть такая, где говорится об Оаннесе, существе, частично земноводном, которое вышло из моря и учило дикарей, живущих вдоль морского побережья, читать и писать, возделывать почву, культивировать лечебные травы, изучать звезды, устанавливать рациональные формы правления. У майя Кецалькоатль, Бог-Спаситель, вышел из моря и после того, как научил людей основам цивилизации, вернулся назад на волшебном плоту.

    Не могло ли быть так, что полубоги мифического сказочного века, вышедшие из моря, были жрецами Атлантиды?..

    Легенда о Лемурии

    "…Есть народы, которые, подобно рыбам, выныривающим из бездонных океанских пучин и не оставляющим на синей морской ряби даже недолгого следа на зыбкой пене, внезапно возникают из черных доисторических глубин на поверхности цивилизованной истории, неся с собой богатую и самобытную культуру, устоявшуюся литературную традицию, тонкий поэтический вкус, поразительную изысканность в выборе чувств, предметов и ситуаций, превращенных затем под пером поэта в темы, образы и сюжеты своей классики. К таким народам нужно отнести и тамилов. Попытайтесь представить себе древних греков без крито-микенской культуры, древних римлян - без этрусков и кельтских италийцев, наконец, оставивших Веды ариев, заселивших Северную Индию, - без оставивших Авесту ариев, заселивших Иранское нагорье. Не таковыми ли явятся взору историка тамилы, уже к началу нашей эры почти полностью утерявшие память о своем далеком прошлом и не сохранившие до периода письменных источников следов своей первобытности?" - так поэтично пишет тамильский критик Кирушнан о прошлом своего народа.

    Самые ранние памятники тамильской литературы появились в начале нашей эры, однако они вполне осознавались и авторами, и читателями, и слушателями как плод литературного творчества. Но нигде у тамилов не удается отыскать следы неизбежной дописьменной стадии, которая предшествует литературной: тамильская поэзия в истории появляется сразу и во всеоружии изощренных технических средств. Очевидно, древние корни тамильской традиции просто нам пока неизвестны.

    Родиной тамилов называли различные страны и даже части света. А сами тамилы, вернее, их историки, считали, что "Тамалахам, или родина тамилов, в отдаленном прошлом находилась в южном районе большого острова Навалам, который был одной из первых земель, появившихся возле экватора".

    Другие индийские предания говорят о стране Руга и стране Даитья, также затонувших в волнах океана…

    У геологов есть гипотеза о том, что когда-то существовал огромный мост суши, который и соединял Индию с Африкой. Крутой и длинный уступ Гатских гор, отделяющих Индию от океана, уже сам по себе внушает мысль о том, что когда-то здесь произошло опускание суши - и причем в грандиозных размерах.

    О существовании подобного моста говорят и косвенные данные. Так, негроиды Африки и Океании разделены просторами Индийского океана. А весь огромный массив суши между Африкой и Океанией - Азиатский материк - населен представителями двух других больших рас - европеоидной и монголоидной. Может быть, их расселению и способствовал исчезнувший ныне мост?..

    Многие античные географы, в том числе и знаменитый Птолемей, считали Индийский океан огромным озером, со всех сторон окруженным сушей. Древние карты изображали эту сушу. Но позднее выяснилось, что этой суши нет… Может быть, потому, что она затонула?


    ***


    Согласно средневековым тамильским комментаторам в древние времена существовало три санги ("санга" - "собрание, община"). В первых веках нашей эры процветала поздняя санга, с творчеством которой нас знакомят два больших сборника тамильской поэзии: "Восемь антологий" и "Десять лирических поэм". Вторая санга была основана великим отшельником Агатгияном, пришедшим в страну тамилов несколько тысяч лет назад и обосновавшимся на самой южной оконечности Индийского субконтинента. Санга эта распалась, ибо, говоря словами одного из средневековых тамильских комментаторов, "страну поглотило море".

    В океане затонула и древнейшая, третья санга, основателем которой был "Владыка йоги", "Создатель сущего", верховное божество народов Южной Индии бог Шива. Находилась эта санга "в городе Мадурай, поглощенном морем", в царстве "протяженностью в 700 кавадам", то есть около 7000 километров, которое также "уничтожило и поглотило море".

    Рождение рассказа о затонувшей родине тамилов восходит к глубочайшей древности.

    "Легенда не только не выдумана комментаторами XIII- XIV вв., но бытует в тамильской литературе около 2 тысяч лет, - пишет ленинградский исследователь Николай Гуров. - Существуют, однако, реальные основания отнести время возникновения этой легенды к еще более древнему периоду. Если выйти за рамки словесного творчества тамилов и обратиться к мифологии и фольклору других южноиндийских народов, то можно убедиться в том, что тамильское предание о сангах и потонувшем царстве генетически связано с группой сказаний и легенд, которые в целом можно назвать "легендами о прародине". Наиболее вероятное объяснение заключается в том, что все эти сказания восходят к некому единому архетипу, который мы можем условно назвать "южноиндийской легендой о прародине". Этот архетип возник, по-видимому, еще в период существования южнодравидийской языковой и культурной общности, т. е. где-то в середине II тыс. до н. э.".

    Таким образом, рассказ об "Атлантиде Индийского океана" более чем на тысячу лет старше "Диалогов" Платона, из которых впервые стало известно об острове-континенте в Атлантическом океане.

    Ныне эту легендарную страну принято называть Лемурией. За названием стоит целая история.

    "Лемурами" древние римляне называли души людей, не нашедшие себе

    убежища в загробном мире. Когда европейцы столкнулись в Индии, Юго-Восточной Азии, на Мадагаскаре и других островах Индийского океана с удивительными существами, ведущими ночной образ жизни, имеющими светящиеся глаза, голоса, напоминающие вой или плач, и внешний облик, в котором причудливо смешаны черты человека, кошки и медвежонка, они назвали их лемурами.

    В середине девяностых годов XVIII столетия французский натуралист-эволюционист Этьен Жоффруа Сент-Илер провел систематику и классификацию лемуров Африки, тропической Азии и островов Индийского океана. А затем этот же ученый высказал мысль о том, что лемуры на острова, в первую очередь Мадагаскар, подлинное царство этих удивительных существ, попали из Азии или Африки по "мосту" суши, который некогда был в Индийском океане. В середине прошлого столетия известный английский зоолог Филипп Склэтер, развивая идею Сент-Илера, дал название этому гипотетическому "мосту" - или даже более обширному участку суши - Лемурия.

    Далеко не все ученые приняли гипотезу о Лемурии. Но совершенно неожиданно эта гипотеза получила поддержку со стороны мистических объединений, среди которых особое место занимает Теософское общество, созданное Еленой Блаватской.

    Теософия Елены Блаватской

    *ТЕОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО* (англ. Theosophical Society) было основано Еленой Блаватской и полковником Генри Олькоттом в 1875 году в Нью-Йорке с целью "образовать ядро всемирного братства", исследовать неизученные законы природы и скрытые способности человека на основе синтеза духовных достижений Востока и Запада.

    Само слово "теософия" означает "богопознание". Оно также использовалось эллинами, понимавшими под этим словом науку познания воли богов и судьбы. *В случае же с обществом Блаватской оно служило лишь новым названием эзотеризма: Блаватская предпочла так назвать свою доктрину, чтобы подчеркнуть ее отличие от других и даже ненавязчиво заявить ее претензию на роль новой мировой религии.*

    Сами теософы определяют свое учение в следующих словах:

    "Существует два вида знания: низшее и высшее. Все то, что может быть преподано одним человеком другому, вся наука, все искусство, вся литература, даже святые Писания, даже сами Веды, - все это было причислено к формам низшего знания…

    Высочайшее знание - это познание Единого, зная которое, познаешь все. Познание Его и есть Теософия. Это и есть "познание Бога, являющееся Жизнью вечной".


    ***



    Елена Блаватская


    *Елена Петровна БЛАВАТСКАЯ* родилась 12 августа 1831 года в городе Екатеринославе (Екатеринославская губерния).

    Все исследователи жизни Блаватской особо отмечают ее более чем благородное происхождение. Действительно, ее отец принадлежал к роду наследных мекленбургских принцев фон Роттенштерн-Ган, а ее мать была внучкой князя Павла Васильевича Долгорукого.

    Относительно условий детства Блаватской мы можем получить вполне ясное представление из ее собственных мемуаров.

    "Мое детство? - пишет она. - В нем баловство и проказы, с одной стороны, наказания и ожесточение, с другой. Бесконечные болезни до семи-восьми лет, хождение во сне по наущению дьявола. Две гувернантки: француженка мадам Пенье и мисс Августа София Джефрис, старая дева из Йоркшира. Несколько нянек, и одна - наполовину татарка… Солдаты отца заботились обо мне. Мать умерла, когда я была ребенком".

    Далее Блаватская продолжает:

    "Странствовали с отцом и его артиллерийским полком до восьми-девяти лет, иногда навещая бабушку и дедушку. Когда мне исполнилось одиннадцать лет, бабушка взяла меня к себе. Жила в Саратове, где дедушка был губернатором, а прежде он занимал эту должность в Астрахани и под его началом было несколько тысяч калмыцких буддистов.

    …В детстве я познакомилась с ламаизмом тибетских буддистов. Я провела месяцы и годы среди ламаистских калмыков Астрахани и с их первосвященником… Я была в Семипалатинске и на Урале вместе со своим дядей, владельцем обширных земель в Сибири у самой границы с Монголией, где находилась резиденция Терахан-ламы. Совершала также путешествия за границу, и к пятнадцати годам я узнала многое о ламах и тибетцах".

    Уже в юности особенности психической конституции Елены Блаватской заявили о себе в полную силу.

    Об этом свидетельствует ее родная тетка, Надежда Андреевна Фадеева, которая была всего только на три года старше Елены Петровны:

    "Феномены, производимые медиумическими силами моей племянницы Елены, чрезвычайно замечательны, истинные чудеса, но они не единственные… Столько сил, сосредоточенных в одной личности, соединение самых необычайных проявлений, идущих из одного и того же источника, как у нее, - это, конечно, небывалый случай, возможно, и не имеющий равных себе. Я давно знала, что она владеет величайшими медиумическими силами, но, когда она была с нами, силы эти не достигали такой степени, какой они достигли теперь… Она была воспитана как девушка из хорошей семьи, но об учености не было даже и речи. Но необыкновенное богатство ее умственных способностей, тонкость и быстрота ее мысли, изумительная легкость, с которой она понимала, схватывала и усваивала наиболее трудные предметы, необыкновенно развитый ум, соединенный с характером рыцарским, прямым, энергичным и открытым, - вот что поднимало ее так высоко над уровнем обыкновенного человеческого общества и не могло не привлекать к ней общего внимания, следовательно, и зависти и вражды всех, кто в своем ничтожестве не выносил блеска и даров этой поистине удивительной натуры".

    Просто чудо, а не ребенок! Но посмотрим, что представляли собой удивительные способности юной Елены. Для этого предоставим слово самой Блаватской:

    "В течение примерно шести лет (в возрасте от восьми до пятнадцати) ко мне каждый вечер приходил какой-то старый дух, чтобы через мою руку письменно передавать различные сообщения. Это происходило в присутствии моего отца, тети и многих наших друзей, жителей Тифлиса и Саратова. Дух этот (женщина) называл себя Теклой Лебендорф и подробно рассказывал о своей жизни. Родилась она в Ревеле, вышла замуж. Рассказывала о своих детях: захватывающую историю старшей дочери 3. и о сыне Ф., который покончил с собой. Иногда и сам этот сын приходил и рассказывал о своих посмертных страданиях. Старая дама говорила, что она видит Бога, Деву Марию, толпы ангелов. Двух из ангелов она представила нам всем, и, к великой радости моих родных, ангелы обещали охранять меня и т.д., и т.д.".

    Скажите, положа руку на сердце, вы в схожей ситуации не озаботились бы здоровьем девочки? Старшие родственники Елены почему-то не озаботились…

    Блаватская очень рано (7 июля 1848 года) вышла замуж. За старого и нелюбимого человека. Уже в октябре она бежит от него, и с этого момента начинаются бесконечные странствия Блаватской по миру, которые вполне могли бы стать основой для целой серии авантюрных романов.

    Возьмем географическую карту и будем отмечать на ней передвижения Елены Петровны за период с 1848-го по 1872 год. Получится следующая картина: от 1848-го по 1851 год - путешествие по Египту, Афинам, Смирне и Малой Азии; первая неудавшаяся попытка проникнуть в Тибет; в 1851 году Блаватская едет в Англию, и там происходит ее первая встреча с Учителем, который "являлся" ей в детстве и которого она звала своим Покровителем; с 1851-го по 1853 год - путешествие по Южной Америке и переезд в Индию, вторая неудавшаяся попытка проникнуть в Тибет и возвращение через Китай и Японию в Америку; с 1853-го по 1856 год - странствования по Северной и Центральной Америке и переезд в Англию; от 1856-го по 1858 год - возвращение из Англии через Египет в Индию и третья неудавшаяся попытка проникнуть в Тибет.

    В декабре 1858 года Елена Петровна неожиданно появляется в России у своих родных и останавливается сперва в Одессе, а потом в Тифлисе до 1863 года. В 1864 году она проникает наконец в Тибет, откуда уезжает на короткое время (1866 год) в Италию, затем снова перебирается в Индию и, через горы Кум-лун и озеро Палти, возвращается в Тибет. В 1872 году она едет через Египет и Грецию к своим родным в Одессу, а оттуда в следующем 1873 году уезжает в Америку.

    Легко увидеть, что главной целью в этой двадцатилетней одиссее является Тибет. Что тянуло Елену Петровну в этот удаленный от центров цивилизации район земного шара? Вот что рассказывает по этому поводу ее близкая знакомая графиня Вахмейстер:

    "В детстве своем она часто видела рядом с собой астральный образ, который всегда появлялся ей в минуты опасности, чтобы спасти ее в критические моменты. Е.П.Б. привыкла считать его своим ангелом-хранителем и чувствовала, что всегда находится под Его охраной и водительством.

    В 1851 году она была в Лондоне со своим отцом, полковником Ганом. Однажды, во время одной из прогулок, которые она обычно совершала в одиночестве, она с большим удивлением увидела в группе индийцев того, который являлся ей ранее в астрале. Первым ее импульсом было броситься к Нему и заговорить с Ним, но Он дал ей знак не двигаться, и она осталась стоять, остолбеневшая, пока вся группа не прошла мимо.

    На следующий день она пошла в Гайд-парк, чтобы там наедине спокойно подумать о происшедшем. Подняв глаза, она увидала приближающуюся к ней ту же фигуру. И тогда Учитель сказал ей, что он приехал в Лондон с индийскими принцами для выполнения какого-то важного задания и захотел ее встретить, так как Ему необходимо ее сотрудничество в некоем начинании. Затем он рассказал ей о Теософском обществе и сообщил ей, что желал бы видеть ее основательницей. Вкратце он поведал ей о всех трудностях, которые ей придется преодолеть, и сказал, что до этого ей надо будет провести три года в Тибете, чтобы подготовиться к выполнению этого очень трудного дела".

    *Весьма примечателен тот факт, что Елена Петровна передает авторство идеи о создании Теософского общества человеку, реальность существования которого, мягко говоря, не доказана.*

    Несомненно одно - этой встречи (может быть, вымышленной?) Елене Петровне вполне хватило, чтобы отправиться в длительное и изнуряющее путешествие.


    ***


    Сделаем небольшое отступление и попробуем разобраться, что же для Блаватской и вообще для теософов означает статус Учителя. Для этого обратимся к работам Елены Писаревой, исследовательницы жизни и деятельности Блаватской:

    "Для европейцев, утерявших всякое понятие об эзотеризме, представляется какой-то сказкой самое существование восточных Учителей, живущих совершенно особой жизнью, где-то среди неприступных Гималаев, никому не ведомых, кроме горсти теософов-мечтателей. Но это представление совершенно меняется, когда начинаешь знакомиться с внутренним смыслом религиозных учений Индии. Разница умственной и духовной жизни материалистического Запада и мистического Востока очень глубока, и непонимание со стороны Запада самых существенных особенностей Востока вполне естественно. На Востоке никто не сомневается в существовании высоких адептов Божественной Мудрости.

    …Но и западные ученые, по крайней мере наиболее передовые, не отрицают возможности сверхнормальных психических способностей, которые у большинства людей находятся в скрытом состоянии и только со временем разовьются до полного своего проявления; а если это так, совершенно нелогично отрицать возможность все более и более высоких ступеней психической и духовной эволюции, следовательно, и появления таких "Высоких Существ", душевные силы и свойства которых еще неведомы на нашей низшей ступени развития.

    Многих смущает тайна, окружающая их. Но на это существуют важные причины, из числа которых наиболее понятной для европейского ума должно быть естественное утончение всей нервной системы; в какой степени такая утонченная организация должна страдать от наших современных условий жизни, это поймут все, обладающие тонкими нервами".

    Итак, Елена Блаватская предпочла скучной жизни с нелюбимым мужем полные приключений странствия в поисках "сверхчеловеков" в лице Учителей, засевших в сердце Гималаев. Что ж, весьма достойное занятие, если не учитывать, к каким результатам оно ее привело.

    Мне могут возразить, что любое учение не застраховано от того, что его могут использовать в нечистоплотных целях. На это отвечу, что учение, проповедуемое Теософским обществом, буквально напрашивалось, чтобы его использовали в качестве идеологической базы при решении политических задач. Не буду голословным и постараюсь это доказать. Но несколько ниже, поскольку мы и так уже отвлеклись. Самое время вернуться к нашей героине.


    ***


    Вскоре после встречи с Учителем Блаватская покидает Лондон и отправляется в Индию. Туда она прибывает в конце 1852 года. Однако ее попытка проникнуть через Непал в Тибет не увенчалась успехом. Ее задержал английский военный патруль, когда она хотела переправиться через реку Рангит.

    Следующая попытка (1856 год) была более удачной, но из-за ошибок, допущенных членами экспедиции по незнанию местных обычаев, это путешествие также не достигло своей цели.

    "Товарищи мои, - вспоминала впоследствии Блаватская, - придумали для себя неразумный план попасть в Тибет в переодетом виде, но не понимая при этом местного языка. Только один из них (Кюльвейн) немного понимал по-монгольски и надеялся, что этого будет достаточно. Остальные не знали и этого. Понятно, что никто из них в Тибет так и не попал.

    Спутников Кюльвейна очень вежливо отвели обратно на границу прежде, чем они успели пройти 16 миль. Сам Кюльвейн… и этого не прошел, так как заболел лихорадкой и принужден был вернуться в Лахор через Кашмир".

    Только через восемь лет фанатичное упорство Елены Петровны будет вознаграждено. Свои впечатления о Тибете она изложит в книге "Разоблаченная Изида":

    "В Западном и Восточном Тибете, как и во всех других местах, где буддизм - преобладающая религия, существуют собственно две религии (то же можно сказать и о браманизме): общепопулярная ее форма и тайная, философская. Последней придерживаются члены секты Sutrantika (от слов Sutra - указания, правила; и antika - близкие).

    Они близко передают дух первоначальных учений Будды, показывающих необходимость интуитивного их восприятия, из которого они проводят надлежащие выводы. Эти люди не прокламируют своих взглядов и не допускают их публичного распространения…

    Во многих ламаистских монастырях имеются школы магии, но наибольшую известность в этом отношении имеет монастырская община в Шу-Тукту, в которой живут более 30.000 монахов. Это целый город. Некоторые из женщин-монахинь в этом монастыре обладают изумительными психическими силами. Мы встретили нескольких из них на их пути из Лхасы в Канди (Цейлон) - этот буддийский Рим с его чудесными храмами и реликвиями Гаутамы. Чтобы избежать встреч с мусульманами и другими иноверцами, они путешествовали только по ночам, ничем не вооруженные, но без малейшего страха в отношении диких зверей, ибо, как они говорили, никакой зверь не коснется их. При первых проблесках рассвета они прятались в пещерах и вихарах, специально устроенных им их единоверцами на определенных расстояниях друг от друга.

    Одна из этих бедных странниц - бикшуни показала нам очень интересный оккультный феномен. Это было много лет тому назад, когда подобные проявления были для меня еще новинкой. Один из наших друзей, родом из Кашмира, но принявший буддизм ламаистского толка, теперь постоянно проживающий в Лхасе, взял нас с собой, чтобы присоединиться к таким паломникам.

    - Зачем нести с собой этот пук мертвых цветов? - спросила одна из бикшуни, изнуренная старая женщина высокого роста, указывая на большой букет прекрасных свежих ароматных цветов в моей руке.

    - Мертвых? - спросила я. - Но ведь они только что были собраны в саду.

    - И все же они мертвые, - ответила она серьезно. - Быть рожденным в этом мире, разве это не смерть? Посмотрите, как выглядят они в мире вечного света, в садах нашего благословенного Фох.

    Не сходя с места, где она сидела на земле, она взяла один цветок из букета, положила его на колени и начала как бы загребать руками из воздуха какое-то невидимое вещество. В воздухе стало образовываться слабое облачко. Постепенно оно принимало форму и окраску, и наконец в воздухе возникла копия того цветка, который был у нее на коленях. Копия была точной, повторяя каждый лепесток, каждую линию цветка, и так же лежала на боку, как сам цветок на коленях женщины, но она была в тысячи раз великолепнее по окраске, изумительной красоты, как человеческий дух прекраснее его физической оболочки. Так, цветок за цветком, были воспроизведены все цветы букета, включая самые малые травинки в нем. По нашему желанию, даже по одной лишь мысли, цветы исчезали и вновь появлялись…

    В Будда-ла или, вернее, Фохт-ла (гора Будды) - важнейшем из многих тысяч ламаистских монастырей этой страны - находится жезл Будды, который парит в воздухе, ничем не поддерживаемый, и руководит деятельностью монастырской общины. Когда какого-нибудь ламу привлекают дать отчет в присутствии настоятеля монастыря, он знает заранее, что ему бесполезно произносить неправду: "управляющий правосудием" (жезл Будды) своими колебаниями, одобряющими или отвергающими его слова, немедленно и безошибочно покажет его виновность. Я не могу сказать, что сама присутствовала при этом, у меня нет таких претензий, но то, что я написала, подтверждается такими авторитетами, что я без колебаний готова подписаться под этим".

    Последнее замечание Блаватской говорит само за себя. Она действительно была склонна принимать на веру все, что ей говорили Учителя…


    ***


    Путешествие Блаватской в Тибет и годы, проведенные там, - это ключевой момент ее биографии как эзотерического "гуру" Западного мира. Елена Петровна прославилась не только благодаря своему заявлению о том, что ее "избрали" для высочайшей из доступных человеку ступени инициации в оккультной иерархии, но что своими достижениями она обязана тибетской школе, персонифицированной великими "махатмами". Однако отдельные исследователи-скептики ставят под сомнение сам факт этого путешествия. Имеется лишь одно-единственное свидетельство на этот счет. Уже после смерти Блаватской два британских офицера, служившие в тех местах, подтвердили, что они слышали *(не видели, но "слышали"!)* о европейской женщине, которая в одиночку путешествовала по горам Тибета в 1854 и 1867 годах. Но и это в высшей степени маловероятно. В те времена на Тибет не пускали почти никого, кроме редких путешественников, за действиями которых пристально следили сами тибетцы, а также китайские, русские и британские пограничные патрули, в обязанности которых входило перехватывать потенциальных шпионов.


    ***


    Следующий период жизни Елены Петровны, который она начиная с 1873 года провела последовательно в Америке (1873-1878 годы), в Индии (1878-1884 годы) и в Европе (1884-1891 годы), стал ее "звездным" периодом.

    В 1873 году по указанию своего Учителя Блаватская отправилась из Парижа в Нью-Йорк. В самом начале ее пребывания в Америке Блаватской пришлось немало бедствовать, но она никогда не унывала и, пока не получила деньги из дома, занималась то шитьем галстуков, то изготовлением искусственных цветов.

    Ко времени появления Елены Петровны в Северной Америке общественное внимание было приковано к городку Читтенден (штат Вермонт), где происходили весьма странные явления. Два брата-фермера Эдди, люди совершенно необразованные и темные, оказались настолько сильными медиумами, что в их присутствии постоянно наблюдались сильные спиритические феномены, до материализации включительно. В их доме Елена Петровна впервые встретилась с полковником Генри Олькоттом, который проводил здесь журналистское расследование и который с момента знакомства стал верным последователем Блаватской.

    7 сентября 1875 года состоялось первое заседание учрежденного

    Блаватской Теософского общества. В скромной квартире Елены Петровны собралось семнадцать человек: несколько литераторов, еврейский раввин, президент Нью-Йоркского общества по расследованию спиритизма, два врача и еще несколько лиц. Полковник Олькотт произнес речь, в которой обрисовал современное духовное состояние мира, конфликт между материализмом и духовностью, с одной стороны, и религией и наукой, с другой; их бесконечным и малорезультативным препирательствам полковник противопоставил философию древних теософов, умевших слить воедино оба полюса духовной жизни. Затем он предложил учредить Общество оккультистов и при нем библиотеку для изучения скрытых законов природы, которые были известны древним, но утрачены для нас. Предложение Олькотта было с энтузиазмом принято, и его немедленно выбрали президентом Теософского общества.

    В следующем 1876 году Елена Петровна начала писать "Разоблаченную Изиду", а в 1877 году "Изида" уже была издана.


    ***


    Не будучи профессиональным ученым, Блаватская тем не менее была достаточно образованна. В частности, она прекрасно разбиралась в азиатских священных текстах. В отличие от единобожия иудаистов, христиан и мусульман индуисты и буддисты поклоняются многочисленным божествам, каждое из которых исполняет особую роль в мировом плане. Центральной чертой их религиозной практики является понятие адептства (на санскрите "адепт" - *МАХАТМА*), ведущее свою родословную от первобытной субкультуры шаманизма. В рамках этого понятия считается, что любой человек может добиться огромной оккультной власти посредством тренировок и преданности поставленной цели. По утверждению Блаватской, большинство Учителей (хотя и не все) - это бывшие адепты, достигшие чрезвычайно высокого уровня.

    Непосредственным источником этой идеи в западном эзотеризме был, несомненно, английский романист Эдвард Бульвер-Литтон (1803-1873), с книгами которого Блаватская была хорошо знакома. Можно даже сказать, что ее новая религия фактически выросла на материале этих книг. Один из персонажей Бульвер-Литтона замечает:

    "В мечтах рождается все человеческое знание, в мечтах преодолевает оно безграничное пространство по первому хрупкому мостику между духом и духом - этим миром и мирами иными…" Мечты Блаватской легли в основу эзотерического ренессанса современности.

    Бульвер-Литтон был не только писателем-фантастом. Он сделал успешную карьеру в политике, в 1831 году стал членом парламента, а в 1858 году - секретарем министерства колоний (за работу в котором был удостоен титула пэра и в 1866 году стал лордом Литтоном).

    Однако сейчас его помнят только как писателя. Ранние рассказы Бульвер-Литтона написаны в духе аристократической школы фешенебельных романов (так называемых романов серебряной вилки). Их герои - денди-преступники в стиле Байрона или Бальзака.

    Позднее Бульвер-Литтон написал ряд исторических романов, в том числе "Последний день Помпеи" (1834), и рассказов о быте и нравах среднего класса. Добиваясь почти немедленно успеха во всех своих начинаниях, он вызвал зависть, восторг и даже подражание таких известных писателей, как Диккенс и Теккерей. Однако сам Бульвер-Литтон среди своих сочинений особенно ценил оккультные романы "Занони" (1842), "Странная история" (1862) и "Грядущая раса" (1871).

    Бульвер читал труды алхимиков и неоплатоников, был знаком с работой современных ему спиритических обществ и кружков. В его оккультных историях современное научное знание сочетается с древней магией, яркое воображение - с удивительным талантом писателя. Из этих составляющих складывается образ персонажа, владеющего некоей темной тайной. В магии Бульвер-Литтона в первую очередь привлекали аналогии с современной наукой. И магия, и наука - способы достижения власти над миром, но наука доказуема, а магия - нет. Будучи осторожным и скептичным человеком, не верившим в большинство феноменов, столь блестяще описанных в его собственных романах, Бульвер-Литтон при этом ничуть не исключал, что рано или поздно наука подтвердит притязания оккультистов на такие силы, как экстрасенсорное восприятие и пророчество.

    Разрабатывая эту идею, Бульвер-Литтон принял участие в магических опытах вместе со своим другом, Элифасом Леви (1810-1875). Элифас Леви (псевдоним Альфонса-Луи Констана), лишенный сана французский аббат, был основоположником оккультного ренессанса во Франции. Он проповедовал существование некоей "тайной доктрины", объединяющей все магические и религиозные системы. В своих сочинениях Леви во многом опирается на восточные источники, в особенности - священные писания индуизма. Результатом его трудов стала смесь ориентализма и оккультизма, чрезвычайно повлиявшая на Бульвера-Литтона, а впоследствии и на Блаватскую: особенно поразила обоих теория Элифаса Леви о том, что носителями тайного учения являются бессмертные адепты, наделенные магическими силами.


    ***


    *"Разоблаченная Изида" Елены Блаватской, против ожидания, мало чем напоминала катехизис новой религии. Эта книга представляла собой довольно бессвязный набор тирад, направленных против рационализма и материализма западной цивилизации.* Обращение Блаватской к традиционным эзотерическим источникам имело целью дискредитировать современные вероучения и делало "очевидным" преимущество древних религиозных истин перед наукой и агностицизмом.

    В 1878 году основатели Теософского общества решили переселиться в Индию. К этому моменту у них уже завязались заочные сношения с несколькими индусскими пандитами, и они пришли к выводу, что лучшей почвой для возрождения древневосточной духовности должна быть именно Индия.

    Там они начинают издавать журнал "Теософист" и разъезжают по всей стране, пропагандируя теософию.

    В конце 1882 года из-за сырого климата Бомбея, оказавшегося очень вредным для здоровья Елены Петровны, она тяжело заболела. Череда болезней, последовавших одна за другой, вынудили Блаватскую на время покинуть Индию. В Европе она начинает работу над новой книгой - главным трудом ее жизни под названием "Тайная доктрина".


    ***


    Эта новая книга, увидевшая свет в 1888 году, выглядела как комментарий к сакральному тексту под названием "Строфы Дзиан", который автор якобы видела в подземном гималайском монастыре. В "Тайной доктрине" содержалось описание Божественной деятельности, как ее представляла себе Блаватская, от начала периода сотворения мира до его конца. Первый том ("Космогенезис") охватывал собой общий план, в соответствии с которым единый неявленный Бог дифференцирует себя в многообразие мыслящих существ, постоянно заполняющих мир. Впервые Бог обнаруживается через эманацию и три следующие друг за другом формы Разума - три космические фазы создают время, пространство и материю и символизируются в серии священных знаков индуизма следующим образом: все последующие творения происходят в строгом подчинении божественному плану, проходя через семь кругов (эволюционных циклов). В первом круге мир подчиняется власти огня, во втором - воздуха, в третьем - воды, в четвертом - земли и в прочих - эфира. Этот порядок отражает постепенное удаление мира от божественной милости в первых четырех кругах и его искупление в следующих трех.

    Елена Блаватская иллюстрирует стадии космического цикла разнообразными эзотерическими символами: треугольниками, трискелионами и свастикой. Этот последний символ был настолько популярен в Европе XIX века, что Блаватская включила его в проект официальной печати Теософского общества.


    ***


    На свастике стоит остановиться особо. В книгах Елены Блаватской она выглядит так:



    Обратите внимание на то, куда загнуты концы свастики. Они загнуты по часовой стрелке, и такая форма символа нам хорошо знакома по сохранившимся кадрам кинохроники и фотоснимкам из архивов Третьего рейха. Именно эту свастику выбрали нацисты Германии в качестве своего основного символа (Гитлер считал такую свастику символом "борьбы за победу арийского человека"). Елена Блаватская понимала под свастикой символ "падения человека в материю", а также "Молот Тора" - грозное мистическое оружие, с помощью которого Тор побеждал людей и богов.

    Что же означает свастика на самом деле? Попробуем разобраться.


    ***


    *СВАСТИКА* (древнеиндийское, от "су" - "связанное с благом") - один из наиболее архаичных символов, встречающийся в орнаменте многих народов в разных частях света. Изображается в виде креста с загнутыми (под углом или овально) концами.

    Древнейшие свастики обнаружены на Урале. Они появляются в начале II тысячелетия до нашей эры в орнаменте сосудов "андроновской" культуры (бронзовый век) как упрощенный рисунок перекрещивающихся "уточек". Эти свастики наносились на дно сосудов и символизировали солнце как обиталище духа покровителей водоплавающих птиц у первобытных рыболовов. Позже смысл, связанный с рыболовством, был утрачен - свастика стала солярным символом.

    Крест свастики можно найти на скатертях племени Навахо, на греческой керамике, критских монетах, римских мозаиках, на предметах, извлеченных при раскопках Трои, на стенах индусских храмов и во многих других культурах самых разных времен.

    Еще позже статичный солярный символ стал динамичным, означая солнечный проход по небесам, превращающий ночь в день, - отсюда более широкое значение как символа плодородия и возрождения жизни; концы креста при этом интерпретируются как символы ветра, дождя, огня и молнии. В Японии свастика - это символ долгой жизни и процветания. В Китае это древняя форма знака "фан" (четыре части света), позднее - символ бессмертия и обозначение числа 10.000 (так китайцы представляли бесконечность).

    Ранние христиане изображали свастику на могилах в качестве замаскированной формы более ортодоксального креста, а в средние века его рисовали на витражах, чтобы заполнить пустое место внизу (fill the foot), отсюда его английское название - fylfot. В геральдике свастика известна под названием "крест крампоне" (от crampon - "железный крюк").

    Писатель Томас Карр в своей статье "Свастика, ее происхождение и значение" пишет о связи свастики с полюсом и полярным вращением. Вот его основные рассуждения.

    1. Этот знак не встречается ни в каменном веке, ни в эпоху палеолита и неолита.

    2. Но этот знак получил широкое распространение в бронзовом веке.

    3. В доисторический период он был принят китайцами, японцами, аккадцами и некоторыми египетскими династиями, а также строителями доисторических укреплений в долине Миссисипи и другими доколумбовыми народами Американского континента; его приняли первые арийцы Индии, хетты, троянцы, жившие в догомеровскую эпоху, этруски, критцы, киприоты, мисеанейцы и коренное население Греции и Малой Азии.

    4. С началом исторического периода этот знак рисовали китайцы, японцы, индийские буддисты, первые готы и скандинавы и, позже, римляне.

    5. В современную эпоху знак рисовали китайцы, японцы, лапоны, финны, индейцы Северной Америки, индийцы на севере Индии и скандинавы.

    6. Известно, что эти древние расы поклонялись звездам, и почти во всех местах, где встречается свастика, были обнаружены народы, поклонявшиеся Полярной звезде.

    На основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

    а) свастика появилась в бронзовом веке;

    б) она была известна, и ею пользовались многие народы;

    в) эти народы имеют туранское происхождение;

    г) эти народы поклонялись звездам, особо они чтили Полярную звезду и семь звезд Большой Медведицы;

    д) в мире свастику распространяли туранские народы; вначале она символизировала Полярную звезду и Большую Медведицу.

    По поводу свастики можно предположить следующее:

    - вначале она была символом вращения вокруг земной оси и как таковая представляла вращение семи звезд Большой Медведицы вокруг Полярной звезды;

    - в связи с первоначальным значением она стала символом Огня, ее рассматривали как символ Солнца;

    - она стала благотворным религиозным символом, и в этом смысле ею пользовались доисторические буддисты и их будущие последователи.

    Осталось только отметить, что свастика с загнутыми против часовой стрелки концами (называемая иногда "совастика") на Востоке может вызвать самые негативные ассоциации, являя собой символ Кали - бога смерти и разрушения.


    ***


    Второй том "Тайной доктрины" ("Антропогенез") пытается увязать историю человечества с эволюцией мироздания. Понятно, что представление об истории выходит здесь за рамки известной современной науке. Блаватская включает человека непосредственно в схему космического, физического и духовного развития. Ее теории представляют собой сплав из открытий палеонтологии конца XIX века и расовой теории эволюции. Она сопровождает свою циклическую концепцию утверждением о том, что каждому кругу сопутствует падение и возвышение семи последовательных "коренных" рас: в первом-четвертом круге расы испытывают упадок духовного развития, отдаваясь во власть материальному миру (явное заимствование гностических представлений), в пятом-седьмом кругах высшие расы поднимаются к свету.

    Согласно Блаватской, подлинная "человечность" может быть создана только пятой коренной расой, которой названа арийская. Ей предшествовали соответственно: астральная раса, возникшая в невидимой и священной земле; гиперборейцы, жившие на исчезнувшем полярном континенте; лемурианцы, процветавшие на острове в Индийском океане, и раса жителей Атлантиды, погибшая в результате глобальной катастрофы.

    Другим, принципиально важным, теософским убеждением была вера в реинкарнацию (переселение душ) и карму, также заимствованную из индуизма. Человеческий индивид рассматривался как незначительная часть божественного существа. Идея реинкарнации обязывала всякого пуститься в космическое путешествие по кругам и коренным расам, которое должно привести его к окончательному воссоединению с богом, от которого он был оторван. Этот путь бесчисленных перевоплощений пишет историю постепенного искупления. Процесс реинкарнации исполняется в соответствии с принципами кармы: кто совершал добрые поступки - перевоплощается удачно, кто был зол - перевоплощается в еще более низкие формы.

    Помимо расовых акцентов теософия также подчеркивала принципы элитаризма и иерархии. Подобно своим Учителям, которые якобы направили ее для того, чтобы передать мудрость веков арийской расе, Елена Блаватская претендовала на безусловный авторитет, определяемый ее местом в оккультной иерархии. В своих рассказах о предыстории человечества она также часто ссылалась на выдающуюся роль элитарных священников коренных рас прошлого. Так, когда лемурианцы погрязли во зле и пороке, только иерархия избранных осталась чиста духом. Эти немногие составили лемуро-атлантическую династию королей-жрецов, обитающую в легендарной стране Шамбале в пустыне Гоби. Они были связаны и с Учителями Блаватской, которые должны были служить наставниками пятой арийской коренной расы.


    ***


    Несмотря на запутанную и неграмотную аргументацию, частые противоречия, возникающие по причине множества псевдонаучных ссылок, теория Блаватской вызвала определенный интерес у образованной европейской публики. Объясняется это, видимо, смутным обещанием оккультного посвящения, просвечивающим через бесчисленные заимствования из древних верований, за цитатами из утраченных апокрифов, традиционных гностических источников. Теософия предложила привлекательную смесь из древних религиозных идей и новых для того времени научных концепций для тех, чьи привычные взгляды были опрокинуты, с одной стороны, дискредитацией ортодоксальной религии, с другой - научно-техническим прогрессом.

    В мае 1891 года, почти без всякой предупреждающей болезни, Елена Петровна Блаватская скончалась в своем рабочем кресле. Ее тело было предано сожжению, а оставшийся пепел был разделен на три части: одна часть сохраняется в Адьяре, другая в Нью-Йорке, третья оставлена в Лондоне.

    На этом закончился земной путь Елены Петровны Блаватской, но мы еще вспомним о ней, когда придет время поговорить о тех, кто захотел возродить "величие арийской расы".

    Теософия на немецком языке

    Теософские общества появились в Германии еще при жизни Блаватской. В июле 1884 года в городе Эльберфельде возникло первое немецкое Теософское общество под председательством Вильгельма Губбе-Шлейдена (1846-1916).

    Губбе-Шлейден служил старшим чиновником в колониальной конторе в Гамбурге. Он много путешествовал, некогда управлял имением в Западной Африке, активно занимался политикой. Познакомившись с Еленой Блаватской и ее неизменным спутником, полковником Олькоттом, Губбе-Шлейден активно включается в работу Теософского общества. Однако *именно в это время разразился скандал, связанный с расследованием деятельности лондонского Общества психических исследований, убедительно показавшим, что методы, применяемые Блаватской при работе с оккультными феноменами, являются, мягко говоря, некорректными*. Немецкое Теософское общество распалось; скандал же приобрел еще более публичный характер в связи с исходом теософов из Индии в апреле 1885 года.

    Позднее, в начале 1890-х годов, возникло более широкое немецкое теософское движение. На этот раз оно было связано с популяризаторскими усилиями Франца Гартмана (1838-1912). Будучи профессиональным врачом, Гартман тем не менее проявлял самый живой интерес к паранормальным явлениям. Начав со спиритизма, он постепенно стал верным последователем учения Блаватской. Гартман решил посетить теософов в Мадрасе, приехав туда аж из Калифорнии (конец 1883 года), где он до того работал коронером. Когда в 1884 году Блаватская и Олькотт отправились в поездку по Европе, Гартмана назначили действующим президентом общества на время их отсутствия.

    Работы Гартмана первоначально посвящены розенкрейцерам, Парацельсу и другим авторитетам западной эзотерической традиции; он публикует свои статьи в Америке и в Англии. Но, поработав однажды директором санатория "Реформы жизни" ("Lebensreform" - общественное движение, возникшее в Германии в конце XIX века, представляло собой попытку сгладить противоречия современной жизни, вызванное ростом промышленности и городов), Гартман начинает распространять теософское учение среди своих сограждан.

    В 1889 году он организовал теософский светский монастырь в Асконе. С 1892 года печатал переводы индийских священных текстов и переводы Блаватской в своем журнале "Цветы лотоса". Это первое немецкое издание, титул которого был украшен теософической свастикой.

    Впрочем, теософия в классическом ее варианте осталась ограниченным феноменом в Германии, представленным маленькими и часто враждующими местными группами. Большее признание в этой стране получили различные ереси от теософии.

    Одной из таких ересей была антропософия.


    ***


    *АНТРОПОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО* было основано в январе 1913 года Рудольфом Штайнером (нем. Rudolf Steiner, 1861 - 1925), бывшим генеральным секретарем немецкого отделения Теософского общества.

    Рудольф Штайнер получил довольно широкое образование в Венской политехнической школе, включавшее глубокое знакомство с математикой, естественными науками, философией, литературой, историей. В возрасте 21 года он начал свои собственные научные изыскания с углубленного изучения творчества Гете. В Гете он видел мыслителя, воззрения которого на природу "вели к переходу от естественных наук к науке о духе".

    В 1891 году в Ростокском университете Рудольфу Штайнеру была присуждена ученая степень доктора философии. В 1894 году вышел его основополагающий труд "Философия свободы". В 1897 году он переехал в Берлин, где начал сотрудничать в журналах, предназначенных для широкого круга образованной публики, стремясь донести свои взгляды до широкой аудитории. И тут произошло событие, значительно повлиявшее на дальнейшую судьбу Штайнера. Его книгой "Фридрих Ницше - борец против своего времени" заинтересовались теософы и пригласили его к себе сделать доклад о Ницше. Здесь впервые Штайнер почувствовал интерес к своим сообщениям о духовном мире. Он принял решение публично выступить с результатами своих духовных опытов. Для этого он стал генеральным секретарем немецкого отделения Теософского общества. С этого времени мы уже видим другого Штайнера.

    Он неустанно работает как лектор и писатель на эзотерические темы. Выходят такие его книги, как "Теософия. Введение в сверхчувственное познание мира и назначение человека" (1904 год), "Как достигнуть познаний высших миров" (1904 год), "Очерк тайноведения" (1910 год). Основная тема - путь к тайнам "духовных знаний", теософская космология и история человечества.

    Его лекции собирали огромные аудитории, книги были переведены на многие языки. Он становится властителем дум не только в Германии, но и в других странах, в том числе и в России. Среди наших соотечественников его учениками были Андрей Белый, Максимилиан Волошин, Михаил Чехов.

    Важнейшее место в лекционной деятельности Штайнера занимали лекции по христологии, в которых многосторонне освещаются значение Христа и акта распятия на Голгофе как центрального события в эволюции человечества.

    Метод познания мира по Штайнеру включает три стадии: испытания, озарения и посвящения (инициации). Этот метод также позволяет достичь трех фаз духовного восприятия: воображения, вдохновения и интуиции.

    Познавательная способность, основанная на воображении, открывает путь к духовному фону физического мира. Вдохновение снимает покровы с макрокосма и обитающих в нем эфирных существ. Интуиция делает человека полноправным гражданином макрокосма и дает ему способность общения с этими существами. На третьей стадии духовного восприятия становится возможным читать "космическую хронику", узнавая истинную историю человечества.

    По утверждению Штайнера, когда он прошел ступени посвящения, достиг интуитивного восприятия, то с удивлением обнаружил, что "космическая хроника" подтверждает подлинность Нового Завета.

    Штайнер провел на тему Евангелий целый цикл конференций, содержание которых целиком основывалось на его "духовном видении" событий. Среди докладов, сделанных Штайнером на этих конференциях, существует серия текстов, опубликованных под общим заглавием "Пятое Евангелие". Здесь Штайнер постарался заполнить белые пятна в четырех известных Евангелиях, касающиеся жизни Иисуса Христа в период между тринадцатью и тридцатью годами его земного существования. Штайнер в деталях рассказывает о путешествиях Иисуса по свету, и мы видим, как юный Назаретянин изучает религии и оккультные традиции различных народов. Везде - в Индии, Персии, Египте, Вавилоне, Халдее, Греции - он открывает, что эзотерические ритуалы этих древних цивилизаций пришли в упадок. "Темные силы" лишили человека способностей, благодаря которым он когда-то был духовным существом в духовном мире.

    Расхождения в понимании значения Иисуса Христа в мировой истории привели в 1913 году к конфликту с руководством Теософского общества, в результате которого Штайнер с большой группой своих последователей был вынужден его покинуть.

    В том же году им было основано Антропософское общество в Дорнахе (Швейцария), целью которого было объявлено пробуждение в человеке его скрытых духовных сил. В строительстве здания общества - так называемого Гетеанума - участвовали представители самых разных стран Европы, в числе которых был и Андрей Белый.

    Ныне считается, что антропософия - это теософия более высокого порядка, предназначенная для тех, кто хочет внести в нее дух научного знания, "Она увлекала, - как писал Николай Бердяев, - более культурных людей".

    В известной биографии Рудольфа Штайнера есть несколько весьма любопытных (с оттенком таинственного) моментов. Например, он был близким другом и "духовным" наставником Хельмута фон Мольтке-младшего. Кто такой Хельмут фон Мольтке-младший? Его имя сегодня известно только специалистам по военной истории, а когда-то этот человек держал в своих руках судьбу всей Европы. Именно он, будучи начальником штаба германской армии, отвечал за реализацию плана Шлиффена по быстрому разгрому французской армии. Согласно этому плану, Париж должен был пасть не позднее чем через 36 дней после объявления мобилизации в Германии. Однако из-за ряда нелепых ошибок, допущенных фон Мольтке у "врат победы", блицкриг провалился - при битве на Марне англо-французские войска пошли в контрнаступление, и война из скоротечной превратилась в позиционную, "окопную", затянувшись на целых четыре года. Какая тут связь с антропософией? Вроде бы совершенно никакой. Однако лидер НСДАП и фюрер немецкого народа Адольф Гитлер считал иначе.

    Еще во времена Веймарской республики, когда у нацистов Германии не было реальной власти, Гитлер распорядился устранить Штайнера. Он обвинил основателя антропософии в применении "черной магии", с помощью которой тот подчинил себе фон Мольтке и таким образом добился поражения Германии в Первой мировой войне. Было подготовлено покушение, однако летом 1922 года Штайнер тайно покинул Германию, чтобы уже не вернуться в нее никогда.

    Насколько были серьезны обвинения Гитлера? Почему нацисты жестоко преследовали сторонников антропософии и сжигали книги Штайнера на площадях? Может быть, потому, что Рудольфу Штайнеру было известно о тайной оккультной стороне нацизма куда больше, чем кому-либо еще в подлунном мире?..


    ***


    Процесс возникновения и развития мистических школ активно шел не только в Германии, но и в Австрии.

    История оккультной традиции здесь тесно связана с именем Фридриха Экштейна (1861 -1939). Личный секретарь композитора Антона Брукнера, этот "знаток всех наук" имел обширные знакомства среди ведущих мыслителей, писателей и музыкантов Вены. Его склонность к оккультизму впервые обнаружилась, когда, будучи членом группы "Реформы жизни", он практиковал вегетарианство и писал статьи о доктринах Пифагора и неоплатоников конца XIX века. Затем его интересы распространились на немецкую и испанскую мистику, легенды, окружающие тамплиеров, франкмасонов, на арийскую мифологию и восточные религии.

    После весьма теплой встречи с Еленой Блаватской, состоявшейся в 1886 году, Экштейн собрал кружок теософов в Вене. В конце 1880-х вышеупомянутые Франц Гартман и молодой Рудольф Штайнер были частыми посетителями этого кружка. Экштейн также состоял в переписке с Густавом Майринком, автором знаменитого "Голема" и основателем теософской ложи "Голубая звезда" в Праге.


    ***


    Можно еще долго перечислять организации теософского толка, возникшие в Германии и Австрии в конце XIX - в начале XX веков, однако мы ограничимся уже названными. Поскольку именно они определяли атмосферу, в которой развилось эзотерическое учение, ставшее основой мировоззрения миллионов людей. Хотя оккультизм был представлен очень разными формами, у него была одна задача. За системами астрологии, хиромантии и спиритизма, за доктринами теософии, за квазинаучными концепциями животного магнетизма и гипнотизма, за архаическими текстами тамплиеров, розенкрейцеров и алхимиков стояло отчетливое желание примирить результаты современных естественных наук, научно-техническую революцию с религиозным взглядом на мир, что могло бы вернуть человеку ею достоинство и центральное место в универсуме. Этой же задаче отвечала ариософия, основателем которой считается Гвидо фон Лист.

    Гвидо Карл Антон фон Лист (нем. Guido von List) родился в Вене 5 октября 1848 года в семье преуспевающего торговца. Его мать и отец принадлежали к торговым семьям, жившим в столице по меньшей мере на протяжении двух поколений. Семья Гвидо фон Листа проживала в районе города, располагавшемся на восточной стороне старого канала Данубе, в самом центре Вены.

    Молодой Гвидо имел очень добрые отношения с родителями. Листы любили водить своих детей на прогулки по окрестностям столицы, и эти экскурсии пробудили страсть Листа к природе и сельскому пейзажу. В нем очень быстро обнаружились и творческие способности: свои чувства он всякий раз пытался выразить пером и красками. Поощряя его усилия, отец давал ему уроки живописи и рисунка.

    Семья Листа, подобно многим австрийским семьям, была католической, и Лист в должное время принял крещение в храме Святого Петра в Вене. Но в 1862 году произошел случай, выдавший его весьма странное отношение к ортодоксальной религии. Его отец с друзьями, собираясь посетить катакомбы под собором Святого Стефана, решили взять Гвидо с собой. Темнота и низкие своды произвели на мальчика сильнейшее впечатление. Позже Лист рассказывал, что, преклонив колена перед разрушенным алтарем в подземной часовне, он поклялся создать храм Вотану, когда вырастет. (Напомню, что Вотан - это бог-шаман Один в германской интерпретации). Возможно, он видел в лабиринте под собором дохристианскую усыпальницу, посвященную языческому божеству. Главное, что с этой минуты Гвидо перестал быть христианином, обратившись к более ранней эзотерической традиции.

    Гвидо фон Лист хотел стать художником и ученым. Ученость означала для него романтический образ историка, который может читать прошлое по фольклору и пейзажам. Это желание привело к конфликту с отцом, поскольку тот, несмотря на поощрение творческих способностей Гвидо, прежде всего видел в нем наследника семейного бизнеса. Лист подчинился отцовским требованиям и занялся коммерческим образованием, но это подчинение не было полным. В рабочие часы он помогал отцу, а все свободное время посвящал пешим прогулкам и верховой езде по окрестностям во всякую погоду, делал зарисовки, записывал впечатления.

    Деревенские прогулки обострили интерес Листа к альпинизму и гребному спорту. Хорошо владея тем и другим видами спорта, он стал активистом Венского гребного клуба и секретарем Австрийской Альпийской Ассоциации. Знаменательно, что его первая публикация появилась в ежегоднике Альпийской Ассоциации. В спорте для него навсегда соединились деятельное братство и величественные стихии гор и рек.

    Любовь Листа к природе была связана еще и с желанием уйти от суеты человеческого мира. Он не чурался общества друзей, но бывал счастлив, если ему удавалось совершать свои прогулки в одиночестве.

    Сохранившиеся описания его путешествий в компании рассказывают о странных причудах Гвидо фон Листа. Любое такое путешествие он сопровождал определенным ритуалом, что создало ему репутацию законченного мистика.

    Примером таких ритуалов могут служить встречи летнего солнцестояния.

    После долгого перехода через Мансфельд Лист и его друзья добираются до гостиницы. Разыгравшийся шторм принуждает группу заночевать там. Лист же покидает товарищей, чтобы ознаменовать солнцестояние (приветствовать солнце) одинокой ночевкой на вершине Гейзельберга.

    В другой раз, 24 июня 1875 года, он убеждает четырех друзей отложить послеполуденные дела и сесть за весла. По каналу Данубе они достигают развалин древнеримского города Карнунтум, где располагаются лагерем и пируют всю ночь. Для его друзей это был просто удачный вечер; для Листа, погруженного в свои фантазии, это была 1500-я годовщина победы германцев над римлянами, которую он праздновал огнем и захоронением восьми винных бутылок под аркой Языческих ворот.

    Лист открыто объяснял свое влечение к природе неприязнью к современному миру улиц, магазинов и заводов. Ему не нравилась новая Вена. Когда бы ни бросал он город ради деревни, он чувствовал, что убегает от "мутного савана метрополии" и "отвратительных сцен дикой погони за прибылью". Современная экономика, по мнению Листа, сбила человечество с пути.

    "Нужно бежать из тех мест, где пульсирует жизнь, - пишет он, - искать уединенные островки, которых не коснулась человеческая рука, чтобы поднять магический покров природы".

    Его уход в мягкий и спокойный мир природы был бегством от современности, но вместе с тем и от отеческого насилия, принуждавшего его к коммерческой карьере.

    Пока отец продолжал руководить делом, Лист мог свободно развивать свои наклонности одиночеством, долгими прогулками и спортом. Но после смерти Карла Антона в 1871 году Гвидо пришлось самому зарабатывать на жизнь. Но и теперь он, отвергнув всяческую коммерцию, предпочитает заниматься литературой и историей.

    В течение десяти лет, с 1877 по 1887 год он публикует множество статей об австрийской деревне и привычках ее обитателей. Его описания местности сопровождались языческими интерпретациями местных названий, обычаев и народных легенд. Одно из первых типичных идиллических описаний группы средневековых замков близ Мелка было опубликовано в "Neue Deutsche Alpenzeitung" в 1877 году. Эти первые статьи отличались от юношеских набросков своим отчетливо народническим (voelkisch) и националистическим духом.

    Все эти годы Лист работал над первым большим романом "Карнунтум", воодушевленный памятным возлиянием на древних развалинах. В 1881 году новоиспеченный писатель-"народник" опубликовал первые фрагменты из романа.

    Очарованный "гением" места, Лист всматривался в далекое прошлое Карнунтума. Улицы и великолепные здания вставали вокруг него, призрачные фигуры прежних обитателей проходили перед его мысленным взором; он видел роковое сражение германцев и римлян, приведшее к падению гарнизона в 375 году. Для Листа само слово Карнунтум несло волнующую ауру старой германской доблести, сигнал, напоминающий о событии, выведшем древних германцев на арену мировой истории. Карнунтум, описанный в романе, был захватывающей игрой воображения.

    Эта история была вдвойне привлекательна для немецких националистов Австрии. Во-первых, Лист поместил австрийские племена в авангард победы над Римом. Во-вторых, его повествованием предполагалось, что родовые племена доримской Австрии и постримских варварских королевств неизменно населяли родную землю. Их "высокая цивилизация", употребляя термин Листа, только дважды прерывалась за всю историю: впервые - римской оккупацией, с 100 по 375 год и вторично - с пришествием христианства или "другого Рима". Такое представление событий отражало неприязнь Листа к современному католическому состоянию Австрии. Действующее политическое устройство и общепринятое вероисповедание выглядели с этих позиций незаконными - следствием иностранного подавления немецкой культуры на протяжении многих веков.

    Публикация "Карнунтума" принесла Листу известность и в кругах австрийского пангерманизма, который связывают прежде всего с именами Риттера Георга фон Шонерера и Карла Вольфа.

    Шонерер в те годы участвовал в выборах в австрийский рейхсрат и был первым пламенным поборником антисемитизма и реакционизма среди немецких националистов Габсбургской империи. Он произнес свою первую антисемитскую речь перед рейхсратом в 1878 году и потребовал экономического и политического союза немецкоязычной Австрии с Немецким рейхом. С 1883 года он издавал крайне националистическую газету "Подлинное немецкое слово", в которой настаивал на германской сущности австрийских немцев и требовал отделения немецких провинций от многонациональной империи.

    В 1890 году Карл Вольф, пангерманист и депутат парламента, начал издавать еженедельный "Восточно-Германский обзор"; политический тон его был чуть менее националистичен, чем газета Шонерера. Гвидо фон Лист стал его постоянным сотрудником. В 1891 году газета опубликовала выдержки из новой книги Листа "Мифологические пейзажи Германии", которая представляет собой антологию его фольклорной журналистики за предшествующее десятилетие.

    Лист продолжал публиковать свою литературную продукцию на протяжении всех 1890-х годов. Успех ожидал и два следующих его исторических романа о германских племенах. "Возвращение юного Дитриха" (1894) рассказывало историю молодого тевтонца, в V веке насильно обращенного в христианство. Роман заканчивался радостным возвращением отступника к первоначальной религии огнепоклонников. Столь же мелодраматичной была сага "Пипара" (1895); это двухтомное повествование посвящалось поразительной карьере девушки племени квади из Эбуродунума (Брно), которая прошла путь от римской пленницы до императрицы. Пангерманисты были единодушны в своей восторженной оценке произведений Листа. Газеты Щонерера и Вольфа публиковали горячие отклики на "Пипару". Редакция "Восточно-Германского обзора" даже устроила творческий вечер Гвидо фон Листа.

    К концу века Лист добился широкой известности как автор, работающий в рамках неоромантического и националистического жанра. Его творчество целиком посвящено героическому прошлому и религиозной мифологии родной страны. Однако к 1902 году произошли существенные изменения в характере его идей: в воображаемый мир древних германских верований проникли чисто оккультные воззрения.

    В этом же году Лист перенес операцию по удалению катаракты и оставался слеп на протяжении одиннадцати месяцев. Все это долгое и тревожное время вынужденного безделья он находил утешение в размышлениях над происхождением рун и национального языка. Итогом этих размышлений стало то, что в апреле 1903 года он подготовил и отправил в имперскую академию наук в Вене работу об "арийском протоязыке". Этот документ содержал идею грандиозной псевдонауки, объединяющей немецкую лингвистику и символологию, - первая попытка Листа проинтерпретировать средствами оккультного откровения буквы и звуки рун, алфавит, с одной стороны, и эмблемы и знаки древних надписей - с другой. Хотя академия вернула работу без комментариев, этот небольшой труд разрастался и в последующие десятилетия превратился в настоящий шедевр оккультно-националистических изысканий Листа.

    История с отказом академии имела продолжение. В декабре 1904 года Рудольф Бергер поднял вопрос в парламенте, потребовав от министра культуры и образования объяснений причин такого обращения с Листом. Этот запрос был подписан пятнадцатью видными венскими сановниками. Никакого удовлетворительного ответа от академии не последовало, но поднявшийся шум привел сторонников Листа к идее основания "Общества Листа" ("Guido-von-List-Gesellschaft"), которое могло бы финансировать и издавать серии исследований Листа, посвященных национальному прошлому.

    2 марта 1908 года является днем торжественного открытия "Общества Листа", сразу же ставшего необычайно популярным в Вене. Среди его членов - журналисты, писатели, музыканты, ученые, депутаты парламента, активисты Теософского общества. Идеи Листа оказались приемлемыми для многих образованных людей, вышедших из высших и средних классов Австрии и Германии. Привлеченные уникальным соединением национальной мифологии и эзотеризма, эти люди готовы были ежегодно жертвовать обществу по десять крон.

    Поощренный поддержкой общественности, Лист написал серию "Ариогерманских исследовательских отчетов" ("Guido-List-Buecherei"), которые в основном содержали оккультные интерпретации национального прошлого. Шесть отчетов из этой серии были изданы в виде буклетов под покровительством "Общества Листа". Отчеты включали в себя объяснения смысла и магической власти рун (GLB-1), изучение политической власти и организации жрецов Вотана (GLB-2 и 2а), эзотерические толкования фольклора и местных названий (GLB-3 и GLB-4), словарь тайных арийских письмен в иероглифах и гербовых знаках (GLB-5). В 1914 году Лист опубликовал свой коронный труд по лингвистике и символологии (GLB-6).

    Идеи Листа распространялись тремя основными путями. Его идеология, основанная на конфликте немецких и славянских национальных интересов, привлекла народнические кружки Германии, которые также стремились к шовинистической мистике в целях зашиты германизма от либеральных, социалистических и "еврейских" политических сил.

    Второй путь распространения был связан с несколькими теневыми народническими фигурами в Германии, чья публицистическая деятельность обеспечила широкую аудиторию идеям Листа во время и после войны. В ноябре 1911 года Лист получил письмо, подписанное псевдонимом Тарнхари; автор утверждал, что является потомком или воплотившейся душой вождя древнего племени вользунген. Тарнхари сообщал Листу, что его родовые воспоминания-видения подтверждают реконструкцию ариогерманских традиций и иерархических институтов, выполненную Листом. Во время войны Тарнхари издал две патриотические брошюры и открыл народническое издательство в Лейпциге.

    Третий путь связан с теми, кто подробно разрабатывал идеи оккультного арийско-германского наследства и размышлял над мудростью рун, пророческих наук и тевтонской астрологией. Именно это направление деятельности последователей Гвидо фон Листа породило так называемое ариософское движение, которое получило расцвет в конце 1920-х годов.

    Сам Лист оставался мистическим мыслителем, далеким от проблем организации кружков и обществ своего имени. Единственной структурой, которая обязана ему своим существованием, является небольшая группа "посвященных" внутри "Общества Листа", обозначенная буквами ХАО (НАО от "Hoher Armanen-Orden").

    Группа ХАО возникла на празднике летнего солнцестояния 1911 года, когда наиболее деятельные и посвященные члены "Общества Листа" в Берлине, Гамбурге и Мюнхене отправились навестить своих австрийских коллег в Вене. Лист принял решение совершить паломничество к избранным местам "земли Остара, где еще жив дух Хари-Вотана". 23 июня группа посетила катакомбы собора, где юный Гвидо впервые ощутил "присутствие" языческого бога, и затем направилась к другим признанным "святыням", в том числе и в Карнунтум.

    Предполагалось, что ХАО будет форпостом строительства "новой духовной Германии", однако ее сектантская природа достаточна очевидна.

    Всю войну Лист предавался изучению оккультных и расовых проблем. Его последний "исследовательский отчет", озаглавленный "Арманизм и Каббала", содержал в себе намерение развить разрабатываемую еще в юности систему оккультных соответствий между различными объектами и качествами физического мира, включая животных, растения, минералы, цвета, звуки, музыкальные знаки, числа, и снабдить их эзотерической интерпретацией. Отчет так никогда и не был подготовлен к публикации.

    И во время войны идеи Листа по-прежнему привлекали тех, кто искал мистических объяснений трудностям и лишениям. Лист получал множество писем с фронта, в которых его благодарили за утешительные открытия. Руны и древние арийские символы находили на камнях, далеких от домашнего очага; они помогали верить в окончательную победу ариогерманцев. Книги Листа передавались из рук в руки в окопах и полевых госпиталях.

    Из-за голода, вызванного войной, здоровье семидесятилетнего ариософа было подорвано. Не спасло Листа и любезное предложение Эберхарда фон Брокхузена отдохнуть в его имении около Бранденбурга. По прибытии на вокзал в Берлине Лист почувствовал себя очень утомленным путешествием. Врач диагностировал воспаление легких. Утром 17 мая 1919 года Гвидо фон Лист скончался в берлинской гостинице. Его кремировали в Лейпциге, а урну с прахом захоронили на Центральном кладбище Вены.


    ***


    Теперь поговорим об идеях, которые Гвидо фон Лист излагал в своих работах и которые пользовались самой широкой популярностью как в Австрии, так и в Германии начала XX века.

    Начнем с истории. По мнению Листа, древние тевтонцы обладали гностической религией, позволявшей людям проникать в тайны природы. Вотан (Один) занимал место главного бога в немецком пантеоне. Основными источниками для древней религии служили руны и "Эдда" (древнеисландский сборник мифологических и героических песен, бытовавших в устной традиции германских народов). В "Эдде" Вотан почитался как бог войны и покровитель умерших героев Валгаллы. Он также считался великим шаманом и некромантом. Вотан предавался ритуальному самоистязанию, чтобы овладеть магическим видением тайн природы. Ценою боли исполнитель ритуалов приобретает магическую и физическую силу. Однажды Вотан был ранен копьем и, беззащитный, привязан к дереву на девять ночей без воды и питья (напомню, что это дерево Иггдрасиль, которое одновременно является конем для путешествия по иным мирам). На пике страданий к Вотану внезапно приходит понимание рун. Спустившись с дерева, он составляет восемнадцать рунических заклинаний, заключающих в себе тайну бессмертия, способность к врачеванию себя, искусство побеждать врага в бою, власть над любовными страстями.

    Руны общеизвестны как форма древнего северного письма - выразительные, отделенные друг от друга знаки, написанные или вырезанные в дереве, металле, камне. Каждая руна имеет имя и собственную символику, выходящую за пределы ее фонетики и буквального смысла. Необходимо признать, что Лист выступил пионером оккультного чтения рун, поскольку он первым связал рунический алфавит с руническими заклинаниями. Лист сопроводил каждый стих Вотана особой руной, присовокупив также ее оккультный смысл и окончательную формулу заклинания.

    Предполагалось, что эти оккультные смыслы и формулы составляют основное содержание вновь открытой религии - вотанизма. Ее классические максимы были таковы:

    "Познав себя, ты познаешь мир!"; "Заключи в себе мир, и ты станешь творцом универсума!"; "Не бойся смерти - она не может убить тебя!"; "Твоя жизнь в руке Бога, доверься ему!"; "Брак - корень арийской расы!"; "Человек - одно с Богом!". Ударение в этих максимах неизменно падало на внутреннюю силу человеческого духа и его единство с Богом, открывающее гностическую природу вотанизма.

    Но вотанизм также подчеркивает мистическое единство человека с миром и его магическую власть над ним. Мир здесь описывается как непрерывная череда превращений, как путь через "рождение", "бытие", "смерть" и "возрождение". Вращение планет, смена времен года, процветание и упадок всего живого подтверждают истинность простой циклической космологии. За этой цепью перемен и превращений Лист видел "первичные законы природы". Законы говорили о сокровенном присутствии Бога в природе. Все вещи Лист представлял себе как проявления духовной силы. Человек оказывался неотъемлемой частью единого космоса и потому был вынужден следовать простому этическому правилу: жить в согласии с природой. Расовая чистота выглядела естественным следствием верности природе.

    Для воссоздания древнего знания Лист использовал понятия современной ему теософии. В поздних его произведениях встречаешь ссылки постоянно на "Тайную доктрину" Елены Блаватской и "Утраченную Лемурию" Вильяма Скотта Эллиота с ее описанием сказочного континента и исчезнувших цивилизаций. Лист больше не употребляет привычное "немцы" и "народ", но пользуется словами "ариогерманцы" и "раса", как бы подчеркивая совпадение с пятой коренной расой в этнологической схеме Блаватской. Жрецы Вотана, вопрос о которых Лист впервые поднял в 1890-х годах, теперь превратились в просветленную гностическую элиту посвященных (Armanenschaft), что в полной мере соответствовало "Тайной доктрине".

    В статье Листа "Таинства ариогерманцев" (1908) основные элементы теософской космогонии в их предполагаемом отношении к арийской вере хлынули потоком. Скрытые и явные божества, рождение мира божественным дыханием, первичный огонь как источник силы, постепенная эволюция космоса в соответствии с подчинением этой силы "законам природы" - все это получило детальную проработку. Заголовки разделов сопровождались теософскими символами: свастикой, крестом мира и так далее.

    Лист обнаружил глубокое знание учения Блаватской, *при этом беспардонно его "модернизировав".* Теософские понятия неявного и явного божества, трех форм Логоса, пяти первоначальных сфер (включая эфир) и появления человечества Лист сопроводил мифологическими эквивалентами, взятыми из германских эпосов. Так, божество Аллватер раскрывалось у него в трех формах Логоса: Вотан, Вили и Ви. Серии направленных против часовой стрелки свастик (савастик), перевернутые треугольники символизировали этапы космической эволюции нисходящего цикла (движение от единства к множественности), в то время как движение по часовой стрелке и линии, обращенные вверх, свидетельствовали об обратном пути к Богу. Взаимное наложение падающих и восходящих линий образовывало знак сложной структуры, похожий на гексаграмму и мальтийский крест.

    Лист утверждал, что этот последний знак является особенно священным, поскольку соединяет противостоящие силы творения; он указывает на ариогерманского богочеловека - высшую форму, которой только может достичь разумная жизнь во вселенной.

    В его описании истории семи коренных рас также сказывается влияние Елены Петровны. Лист полагал, что арио-германцы представляли пятую действующую расу в нынешнем круге, а имена мифических тевтонских гигантов приписывал четырем предшествующим расам. Атланты были признаны родственными титану Бергельмиру, пережившему потоп в северной мифологии, а третья раса - титану Трудгельмиру. Соглашаясь с Блаватской, Лист полагал, что третья раса (лемурианцы) первой перешла к половому размножению. Две первые расы, родственные Имиру и Оргельмиру, были андрогинами и соответствовали астральной и гиперборейской расам в схеме Блаватской.

    Политическая мифология Листа о сословии служителей Вотана опирается на идею политической власти посвященных. Идея клана королей-священников послужила Листу основой для всех дальнейших политических построений. По его версии, короли-священники были ответственны за все дела правления и образования древнего общества, эти обязанности были возложены на них их глубокой мудростью. Мудрость состояла в знании германской теософии. Обладание этим знанием рассматривалось как абсолютное и священное право политической власти для посвященных, тогда как общество расслаивалось в соответствии с тем, насколько каждый класс причастен к знанию. Лист подчеркивал, что знание не было одинаково доступно всем членам общества. Он указывал на двухъярусную систему экзотерического и эзотерического обучения знанию.

    Экзотерическая доктрина - вотанизм - предполагала популярную форму мифов и притч, предназначенных для низших социальных классов; эзотерическая доктрина - арманизм - имела дело с тайными знаниями и ограничивалась учениками из высшего круга.

    Лист описывает свою элиту, заимствуя концепции франкмасонов и розенкрейцеров. Элита священнослужителей разделялась на три ранга в соответствии с рангами иерархии ложи: ученики, братство и мастера-масоны. Помня о масонских ритуалах, Лист каждый ранг древних священников снабдил особыми знаками, рукопожатиями и паролями.

    Помимо власти мастера над подчиненными ему братьями гностическая традиция поддерживала и коллективную власть элиты над непосвященным большинством. Поскольку и король, и знать происходили из коллегии мастеров, сословие абсолютно доминировало в делах правления. Знание священников сочетало в себе науку, религию и право, что позволяло им пользоваться абсолютной властью как учителям, жрецам и судьям. Органы правления, школы и суды являлись арманистскими центрами, или "высшими зонами" (Halgadome). Всякая власть, таким образом, выступала в виде средоточия законности и святости.

    Проекты новой пангерманской империи были разработаны Листом подробно и недвусмысленно. Они предполагали безжалостное подчинение неарийцев арийским мастерам в жестко организованном иерархическом государстве. Определение кандидата на образование или должность в общественных службах, в профессиональной и коммерческой сферах опиралось исключительно на признак расовой чистоты. "Героическая ариогерманская раса" освобождалась от всякого наемного труда и прочих унизительных занятий для того, чтобы управлять рабскими кастами неарийских народов.

    Лист был уверен в том, что открыл несомненные следы универсального "золотого века" арманизма, причем именно там, где он жил все эти годы. Он искал эти следы в археологических памятниках (насыпных холмах, мегалитах, укреплениях и замках, расположенных на древних языческих территориях); в местных названиях лесов, рек и гор. Этими "открытиями" в сфере краеведения и фольклористики Лист пытался убедить своих читателей в том, что западная или австрийская часть Габсбургской империи могла бы рассматриваться в историческом контексте национального прошлого как принадлежащая языческой Германии с незапамятных времен.

    Представления Листа о национальном прошлом в малой степени опирались на классические методы изучения истории. Скорее, его догадки возникали в результате "пророческих" откровений, которые австрийские и немецкие ландшафты будили в его душе. Так, после прогулки в Гейзельберге (к северу от Вены) Лист пережил состояние транса, в процессе которого стал свидетелем религиозных битв, произошедших в этих местах много веков назад.

    Наиболее же плодотворными источниками, подтверждающими существование древней арманистской культуры в Австрии, служили многочисленные народные сказания, легенды и эпосы, которыми Лист, как мы помним, интересовался с раннего детства. Он утверждал, что такие основные персонажи и мотивы волшебных сказок, как людоед, спящий король, вольный охотник и крысолов, отражают некоторые сюжеты религии Вотана.

    Вину за разрушение патриархального мира Лист возлагал на христианство. Его версия христианизации германских земель говорит об ослаблении тевтонских законов и морали, о разрушении немецкого национального сознания. Лист утверждал, что церковная проповедь любви и милосердия расшатала строгие евгенические правила "старой арийской сексуальной морали", что новые духовные объединения размыли границы традиционных этнических провинций, и все это было сделано для того, чтобы принудить немцев к политической лояльности и повиновению. Наконец, лишив побежденных германцев прежних религиозных ценностей и путей к самоопределению, удалось превратить их в рабов.

    Все эти моральные и политические преступления могли быть совершены только при условии уничтожения лидеров нации. В соответствии с Листом, деятельность христианских миссионеров началась с унижения ариогерманской элиты. Древние святилища были уничтожены. Ограбленные и нищие, короли-священники были вынуждены скитаться по стране, в которой никто не признавал их положения и не ценил их священного знания. Многие из них отправились в Скандинавию или Исландию, а те, кто остался в Центральной Европе, пополнили собой касту отверженных, добывая себе пропитание как медники и лудильщики, странствуя с цыганами и бродячими актерами. Тех же, кто упорствовал в старой вере, жгли на кострах.

    Начиная со средних веков, порабощенные немцы узнавали свою историю только со слов иностранцев. Лживые хроники римских, греческих и французских авторов убеждали немцев, что до пришествия христианства они существовали в крайне жалком и примитивном состоянии.

    Поскольку "христианский заговор" уничтожил все следы арманистского прошлого, для большинства немцев подлинная история их страны сделалась недоступна. Вот тут более чем где-либо проявляется оккультный характер философии Листа. Гвидо фон Лист приписывал многим культурным феноменам тайный смысл. Он утверждал, что существует сознательно культивируемое тайное наследие, которое вступит в силу одновременно с реставрацией арманизма в конце христианской эпохи.

    Рассказ Листа о тайном наследии арманизма возвращает к тем временам, когда германские племена были силой обращены в христианство. Тогда короли-священники быстро оценили неизбежный результат этого процесса и занялись созданием тайных обществ, которые ответственны за сохранение священного знания во все годы христианства. К обществам, которые хранили и хранят сокровенные знания ариогерманцев, Лист относил тамплиеров, розенкрейцеров и франкмасонов.


    ***


    Кроме этих уже знакомых нам тайных обществ, Лист упоминает гильдию Священные Фемы (Vehmgericht). Поскольку Фемы в действительности был тайной организацией, призванной отправлять правосудие в Священной Римской империи между XIII и XVI веками, она казалась Листу наиболее эффективным посредником для передачи оккультного наследства.

    Гильдия возникла в XII веке как противодействие новым владетельным князьям, пытавшимся узурпировать юриспруденцию. Она опиралась на полномочия множества местных судов. Сессии проводились публично или в тайне, приглашались только члены данного суда и судья, которому все безусловно повиновались. Новые члены клялись сохранять в секрете все, что касается Фем, и принимали присягу о том, что они целиком и полностью принадлежат этой тайной организации. Затем им сообщали пароль и условные знаки организации, они получали символы своей службы: веревку и кинжал с вырезанными на нем буквами S. S. G. G., которые означали не вполне понятный девиз: String, Stone, Grass, Gree (Веревка, Камень, Трава, Зелень).

    Человек, поставленный Фемами вне закона, не мог надеяться ни на чью помощь, потому что смерть поджидала всякого, кто попытается спасти осужденного.

    Часто приговоренный проживал в отдаленной провинции Германии, но это не меняло дела. Фемы были всюду, и при получении приговора долг каждого из исполнителей - выполнить решение суда. Отдельный судья должен был сперва получить документ с печатью Фем, а при отсутствии такового достаточно было свидетельства троих членов гильдии - они клялись, что этот человек осужден Фемами. Назначенный палач должен был привести приговор в исполнение, если даже осужденный был его лучшим другом или братом.

    И все же порой случалось, что кто-либо из судей, прознав об осуждении одного из друзей, рискуя жизнью, пытался спасти его, послав такое предупреждение: "Свой хлеб лучше есть в другом месте".

    Страх, внушаемый Фемами, был таков, что этих простых слов хватало, чтобы любой императорский подданный, несмотря на все свои титулы и богатства, бросался в бега, преследуемый, как загнанный зверь, и проводил остаток жизни вдали от родного очага и семьи.

    Список преступлений, подпадавших под юрисдикцию Священных Фем, был крайне обширен. Во-первых, наказывались преступления против религии и десяти заповедей; затем - "преступления против чести и закона, предательство, убийство, воровство, лжеприсяга, клевета, изнасилование и злоупотребление властью". На самом деле любой человек, вступивший в личный конфликт с членом тайной гильдии, рисковал быть осужденным. Любое дело можно было расценивать как "преступление против чести".

    Такова была историческая реальность Фем, но впоследствии эта служба стала предметом романтического воображения. Благодаря тайным средствам и традиционным целям - защита исторических прав против централизующих тенденций княжеского уклада - гильдия стала символизировать героическую и радикальную силу. Давно забытые готические романы, опубликованные в Германии в конце XVIII века, рисуют нам впечатляющий образ Фем как тайной мошной власти, вершащей справедливый суд над местными деспотами и их приспешниками. Эти готические истории целиком были посвящены мистике тайных судов. В полночь офицер гильдии мог начертить приговор на двери осужденного. Повинуясь приказу, обвиняемый должен был прибыть в назначенное ему место. Это могла быть залитая лунным светом пустошь или одинокий перекресток. Если человек был невиновен, его могли помиловать; если виновен - повесить без промедления. Отказ появиться после предъявления обвинений рассматривался как первое доказательство вины. Беглеца преследовали убийцы, они подстерегали его у кабаков, на лесных дорогах, повсюду, куда бы он ни бежал.

    Лист был хорошо знаком с этими впечатляющими образами. В одной из своих книг он описал сессию Священных Фем, которая предположительно происходила в замке Раухенштайн: приговоры, кинжалы, тайные путешествия, подземные тюрьмы, комнаты пыток - все это с успехом послужило для того, чтобы сделать арманистскую гильдию более живой и правдоподобной для широкой аудитории.

    Лист доказывал, что тайные суды являлись формой сохранения ариогерманского закона. Он полагал, что возрождение Фем необходимо для того, чтобы восстановить порядок в мире. Лист и его сторонники прямо-таки наслаждались образом военизированной тайной силы, обещавшей воскресить новую пангерманскую империю. Эта фантазия во всей ее мрачной силе воплотилась по окончании Первой мировой войны, когда крайне правые националисты назвали себя Священными Фемами и совершили ряд политических убийств в новой германской республике.


    ***


    Также в работах Листа весьма развиты апокалиптические мотивы. Его взгляд на будущее был мрачен. Причины возможного краха пангерманской нации он видел в новой экономической политике и урбанизации. Рост банковского дела и других финансовых институтов он оценивал как махинации безнравственного меньшинства, спекулирующего бумагами за счет честных людей, которые занимаются производством реального и качественного товара.

    Не менее пессимистическим было настроение Листа в отношении современных ему политических и культурных тенденций. Искренний защитник монархического принципа и династии Габсбургов, Лист отрицал все народные и демократические органы представительства. Парламентаризм был для него сущей нелепостью, поскольку опирался на большинство голосов. Культурные новшества также не радовали его: к феминизму он относился как к проклятию; к современной живописи - как к насилию над идеей немецкого искусства; в театре преобладали иностранцы и евреи. Расхожие мнения этого периода отражали апокалиптическое убеждение в том, что мир на грани вырождения и распада.

    Перед лицом этой опасности Лист занялся поиском путей к национальному спасению. Это выразилось в создании нескольких теорий, основанных на индуистской космологии и западной астрологии. В 1910 году он занялся теорией космических циклов и их теософской популярной версией. Размышления о периодическом рождении и разрушении всех организмов позволили Листу связать свои апокалиптические настроения с предположением о близком конце очередного цикла в развитии мира и цивилизации, при этом начало нового соответствовало бы и пришествию новой эры. Лист погрузился в сложные вычисления, опиравшиеся на схемы Блаватской.

    Блаватская в свое время писала о солнечном или звездном годе - времени, необходимом планетам для того, чтобы занять свое место в следующем "доме" Зодиака. Она определяла этот период в 26 тысяч земных лет. Лист воспользовался понятием "звездный год" для проведения собственных вычислений, в результате которых выяснил, что зимнее солнцестояние 1899 года совпало с зимним солнцестоянием текущего звездного года.

    Несчастья и лишения войн были интерпретированы им как отражение космических бурь равноденствия, предвещающих приход звездной весны. Этот сезон означал и совершенно новый период в истории человечества, наступление которого Лист увязывал с возможностью возрождения пангерманской империи.

    В 1911 году он написал пророчество о тысячелетнем сражении, которое должно воспоследовать с началом новой эпохи:

    "Да, арио-германо-австрийские корабли еще пошлют своих ядовитых пчел, лучами Донара еще ударят огромные пушки наших дредноутов, наши армии еще пойдут на юг и на запад, чтобы сокрушить врага и восстановить порядок".

    Поэтому неудивительно, что Лист воспринял объявление о начале Первой мировой войны с восторгом: он видел в ней подтверждение своим пророчествам.

    В апреле 1915 года Лист собрал встречу ХАО в Вене. Он произнес торжественную речь, в которой приветствовал войну как начало тысячелетнего сражения, предвещавшее приход новой эпохи. Он предупредил, что этот переходный период первоначально может быть связан с увеличением трудностей, "ужасными преступлениями и сводящими с ума мучениями". Но все эти испытания должны послужить окончательному отделению добра от зла, поскольку "все истинные немцы, вступая в новую эпоху, не должны брать с собой ничего, что не принадлежало бы исконной природе арманизма".

    От новой эпохи Лист ждал прихода к власти фигуры мессианского толка - исключительного, сверхчеловеческого индивида, способного решить все человеческие проблемы и установить вечный порядок.

    К концу Первой мировой войны Лист приобрел уверенность, что австрийские и немецкие жертвы, павшие на фронтах, перевоплотятся в коллективное мессианское тело. Он доказывал, что сотни тысяч убитых должны воскреснуть и войти в состав элитарных мессианских корпусов в окончательной послевоенной национальной революции.

    Исходя из своих вычислений, основанных на "космических и астрологических законах", Лист утверждал, что 1914, 1923 и 1932 годы имеют особого рода потаенную связь с грядущим арманистским тысячелетием. Он особо выделял 1932 год - как время, когда божественная сила должна овладеть коллективным бессознательным сознанием немецкого народа. Порядок, национальная месть и национальная страсть должны были превратить плюралистическое общество Веймарской республики в монолитное, вечное и нерушимое государство. Этот тоталитарный образ служил Листу наброском для будущего Великого Германского рейха.

    В своем пророчестве Гвидо фон Лист ошибся всего на один год. В 1933 году к власти в Германии пришли нацисты, основной целью которых было построение Тысячелетнего рейха. Однако "звездная" зима на этом не закончилась - она еще только начиналась.

    Ученики Георгия Гурджиева

    Новейшая западная эзотерика не ограничивалась одной только теософией в ее немногочисленных разновидностях. Периодически появлялись и другие учения, претендовавшие на универсальность в описании мира на основе объединения научных знаний с оккультными методиками. Автором одного из таких учений был Георгий Гурджиев.


    Георгий Гурджиев


    Георгий Иванович Гурджиев родился 28 декабря 1877 года в Александрополе (Кавказ). Отец его был грек, а мать - армянка. Несмотря на такую "пестроту" крови, род Гурджиева состоял в родстве с древним византийским родом Палеологов и, как это ни удивительно, с самим Иваном Грозным.

    Когда Георгий был еще мальчиком, его семья переехала в Карс, где будущий "гуру" стал учеником Декана Борша, настоятеля русского кафедрального собора, который вместе с отцом Гурджиева оказал огромное влияние на его развитие. Согласно воспоминаниям самого Гурджиева, эти два человека отличались "неукротимым старанием понять ясно точное значение всеобщего жизненного процесса на земле, все внешние формы дышащих созданий и, в особенности, цель человеческой жизни в свете этого объяснения".

    Юность Гурджиева прошла в местности, история и дух которой сами собой подталкивали мальчика к поиску ответов на вечные вопросы. Карс и окружающие его области, находящиеся между Черным и Каспийским морями, были плацдармом многих войн; здесь перемешались религии и традиции великого множества народов.

    Гурджиев многое вобрал в себя, особенно - из христианских монашеских источников. Он узнал о древнем символизме, литургии, о технике ритмичного дыхания и мысленных молитвах. Однако, несмотря на богатства его родной земли и религиозные традиции, в которых он рос, Георгий не был удовлетворен своими познаниями и вскоре оставил отчий дом, чтобы пополнить их.

    Гурджиеву еще не исполнилось и двадцати, а он уже отправился в путешествие через Азию и в такие далекие области, как Эфиопия и Соломоновы острова. В течение этих путешествий он, возможно, вступал в контакт с эзотерическими кругами некоторых исламских орденов, потому что именно суфийские труды являются источниками, с которыми соотносят многие положения его собственного учения. Так, эннеаграмма - центральный символ работ Гурджиева - суфийского происхождения.

    Помимо суфийских эзотерических доктрин Гурджиев освоил и учение школы ваджраяна, тибетского буддизма. Луи Повель в своей книге "Гурджиев" пишет следующее:

    "Гурджиев был главным тайным агентом России в Тибете десять лет. Ему были даны важные финансовые должности при тибетских властях и контроль над снабжением армии. Он мог играть политическую роль, так как они знали, что он обладал духовными силами, а в этой стране это наиболее важно, особенно среди высокопоставленного духовенства. Он был наставником Далай-ламы и бежал вместе с ним, когда англичане захватили Тибет".

    На самом же деле мало что известно о том периоде жизни Гурджиева, который он провел в Тибете и Центральной Азии (от середины 1890-х годов и до, возможно, 1910 или 1912 года). Со слов самого Гурджиева известно только, что он занимался археологическими и религиозными изысканиями, изучал практику ламаизма в теках и монастырях, где сохранилось "древнее знание", и даже проявлял интерес к сибирскому шаманизму (!) как к источнику, из которого в конечном итоге развились существующие религии.

    Очевидно, что во время своих поездок Гурджиев выработал определенный взгляд на мир, на основе которого сформировалось впоследствии его учение.

    Вот как описывает Гурджиев свои духовные странствия в опубликованной автобиографии:

    "Однажды я решил все бросить, уединиться на какое-то время, чтобы - путем активной медитации - вывести мои исследования на новую дорогу. Это совпало с пребыванием в Центральной Азии, где благодаря случайной встрече с одним цирюльником мне удалось проникнуть в монастырь, хорошо известный мусульманам.

    …Я начал собирать информацию, письменную и устную, среди разных азиатских народов и относящуюся к той весьма развитой области знаний античных времен, которую прежде называли "мекхнесс", а сегодня - гипнотизмом. В течение четырех или пяти лет это стало моим основным занятием, и я пришел к невиданным результатам".

    А вот и главное:

    "У меня была возможность проникнуть в святая святых почти всех закрытых организаций, как, например, оккультные, религиозные, философские, политические и мистические общества, недоступные обычному человеку…"

    В начале 1916 года Гурджиев появился в Петербурге уже как Учитель и адепт "высшего знания". Там он познакомился с Петром Успенским, который стал для него тем же, "кем был Платон для Сократа". Успенский описывает свою первую встречу с Гурджиевым в книге "В поисках чудесного" следующим образом:

    "Я очень хорошо помню эту встречу. Мы пришли в небольшое кафе на шумной, хотя и не центральной улице. Я увидел человека восточного типа с черными усиками и пронзительными глазами, который удивил меня прежде всего тем, что… он совершенно не гармонировал с местом и атмосферой. Я был еще полон впечатлений о Востоке, а этот человек с лицом индийского раджи или арабского шейха, которого легко было представить в белом бурнусе или в позолоченном тюрбане, сидел здесь… в черном пальто с вельветовым воротником и черном котелке и производил странное, неожиданное и почти пугающее впечатление, как человек, неудачно переодетый, вид которого стесняет вас, потому что вы видите, что он не тот, кем он хочет казаться, и вы должны говорить и вести себя так. как будто вы не видите этого. Он говорил по-русски неправильно, с сильным кавказским акцентом, и этот акцент, с которым мы привыкли ассоциировать нечто отличное от философских идей, еще более усиливал странность и неожиданность впечатления".

    Гурджиев высказывал идеи, по-новому освещавшие вопросы о взаимоотношении человека со вселенной, об уровнях сознания, смерти и бессмертия и о возможностях самореализации. Проникшись его идеями, Успенский собрал группу последователей Гурджиева, которые стали тайно встречаться в Москве до самой революции.

    После установления диктатуры пролетариата ученики во главе с Гурджиевым покинули Россию, совершив запутанное путешествие по горам к Ессентукам на Кавказ и затем, когда и туда добралась волна революции и гражданской войны, - в Тифлис. Но и Тифлис вскоре пришлось покинуть, и лишь через несколько лет скитаний Гурджиев обосновался в Париже. Здесь Георгий Иванович основал Институт гармонического развития человека, для чего им был куплен замок близ Фонтенбло.

    Десять лет, с 1923-го по 1933 год, было потрачено на напряженную работу с учениками в институте. В течение этих лет Гурджиев испытывал и проверял систему обучения, самонаблюдения, упражнений, направленных на "примирение" трех основных функций человека: мышления, чувств и физической деятельности.

    Гурджиев любил демонстрировать достижения своих учеников, устраивая публичные представления - самые настоящие балеты. Вот краткое описание одного из таких "балетов", проведенного в 1924 году в Нью-Йорке:

    "Это производило фантастическое впечатление. Каждый танцевал по-своему. Оркестр играл странную музыку, в которой преобладал барабанный ритм… Гурджиев дирижировал танцорами, давая сигнал к началу движения, а потом внезапно его останавливая. Танцоры замирали, как статуи. Казалось, они находятся под гипнозом… Нам было сказано, что такой танец может привести к высокой степени концентрации и по этой причине практиковался восточными мистиками… Этот танец помогает понять назначение всех функций организма, в то время как в обычной жизни человек имеет понятие не более, чем о четверти из них. К примеру, по утверждению Гурджиева, человек, постигший эту науку, может регулировать кровообращение и работу желез с такой же легкостью, как махать рукой или болтать ногой".

    Впрочем, в системе Гурджиева присутствовал и менее привлекательный элемент. Луи Повель, один из самых последовательных учеников Гурджиева, в своей книге "Гурджиев" признается, что в результате длительных тренировок по этой системе практически ослеп на один глаз и был настолько измотан, что обратился в госпиталь за медицинской помощью. Описывает он и двух американских девушек, доведших себя до схожего состояния:

    "Они были крайне истощены. Одна из них говорила о том, что чувствует, как вибрируют, сжимаясь вокруг горла и сердца, ее вены. Кровь, казалось, еле бежала в этих телах. Их лица были серыми, а глаза казались загипнотизированными. Они держались на последнем дыхании, готовые погрузиться в пучину смерти. Смерть в действительности уже склонилась над ними, очарованными ею".

    Помимо работы с учениками Гурджиев занимался чтением лекций в Европе и Америке. Благодаря этим поездкам ему удалось сформировать еще несколько групп последователей. Умер Георгий Гурджиев в Париже 29 октября 1949 года. Годовщину его смерти до сих пор отмечают заупокойной службой в Русской православной церкви.


    ***


    Гурджиев оставил очень мало работ, поэтому его влияние на европейскую мысль и культуру было, в сущности, равно нулю. Однако в связи с тем, что его имя очень часто увязывают с оккультными системами, получившими развитие и в СССР, и в Третьем рейхе, попробуем разобраться, что же проповедовал этот человек с лицом "индийского раджи".

    Согласно Гурджиеву, человек живет в очень ничтожном месте вселенной с точки зрения возможности своей эволюции. Самореализация человека максимально трудна благодаря жесткости физических законов, управляющих нашей планетой. Так что, хотя человек и "спроектирован" с потенцией к повышению уровня своего бытия, шанс, что какой-то конкретный индивидуум будет иметь на этом поприще успех, чрезвычайно мал.

    "Вы не понимаете вашей собственной ситуации. Вы в тюрьме. Все, что вы можете хотеть для себя, если вы здравомыслящий человек, - это освободиться. Но как освободиться? Необходимо прорыть туннель под стеной. Один человек не может сделать ничего. Но если, предположим, там десять или двадцать человек, если они работают по очереди и один охраняет другого, они могут закончить туннель и освободиться. Кроме того, никто не может освободиться из тюрьмы без помощи тех, кто освободился прежде. Только они могут сказать о том, какой способ побега возможен, и могут достать инструменты, напильники, все, что может быть необходимо. Но один-единственный пленник не может найти этих людей или прийти в контакт с ними. Ничто не может быть достигнуто без организации".

    Одним из препятствий, стоящих перед теми, кто хочет освободиться, является то, что человечество существует на этой планете для определенной цели и эта цель не будет достигнута, если более чем несколько процентов людей доберутся до высших уровней бытия - течение субстанции с высшего уровня к низшему резко нарушится.

    Главную движущую силу мироздания Гурджиев называл Абсолютом. Из Абсолюта происходит бесконечное число "лучей творчества". Один из этих лучей породил все планетарные системы, все звезды и галактики. Ступени в луче творчества отличаются числом законов. На уровне Абсолюта существует только один закон - единство воли к творению; на следующем - три закона; на следующем - шесть и так далее. Нашей Землей управляют сорок восемь законов. Единственное место в луче творчества, в котором было бы еще труднее бороться за освобождение - это Луна, которая управляется девяноста шестью законами.

    Так как мы живем под сорока восемью законами, мы очень удалены от воли Абсолюта. Если мы освободимся от половины этих законов, мы будем на один круг ближе. И так далее. Двигаясь к Абсолюту, освобождая себя шаг за шагом от механических законов, стесняющих нас, мы идем по пути самореализации.

    Из этих законов вселенной главнейшим (потому как он касается всех событий, безотносительно к тому, где они происходят) является закон, названный Гурджиевым Законом Трех. Этот закон гласит, что каждый феномен бытия - это результат действия трех сил, которые могут быть названы активной, пассивной и нейтрализующей. Эти силы присутствуют везде, даже в самой первой ступени луча творчества, где они объединяются, что отражено во многих мировых религиях: Брахма-Вишну-Шива или Отец, Сын и Дух Святой. Творение зависит от соединения этих сил - ничто не может существовать, если в нем не присутствуют все три.

    Следующий закон - Закон Семи. Этот закон управляет последовательностью событий. Он утверждает, что любой акт творчества происходит нелинейно. Закон Семи объясняет, почему, когда что-либо начинается, оно не может продолжаться до бесконечности: почему ливень ослабевает, а зима сменяется летом. Своего рода символом этого закона являются семь нот.

    Единство Закона Трех и Закона Семи представлено диаграммой, которая является центральной в учении Гурджиева, - эннеаграммой.

    *ЭННЕАГРАММА* - это круг, разделенный на девять равных частей. Двигаясь по кругу по часовой стрелке и нумеруя точки, мы можем затем обрисовать треугольник, соединив точки 9, 3 и 6. Этот треугольник представляет триединство или Закон Трех. Он подразумевает целое творчество как проявление, стремящееся быть вновь поглощенным Абсолютом, или единством; затем мы можем видеть троицу сохраненной: 3 стремится вернуться к 1, то есть, в математических терминах, единица разделена на 3, что является повторяющейся серией 33333333…. Другие точки на окружности соединены таким образом, что они есть стремление всех семи точек на луче творчества вернуться к единству: единица, деленная на семь, - повторяющаяся серия чисел 142957…, которая не содержит кратных трем. Таким образом, оба закона представляются на одной симметричной диаграмме способом, который отражает их независимость, а также их соотношение. Эннеаграмма может быть использована в изучении любых процессов, если они будут представлены во всей последовательности событий.

    Теперь о том, как представлял себе Гурджиев психологию человека.

    Состояние человека, в котором находится почти каждый из нас, в значительной степени отличается от нашего обычного представления о нем. Разница между тем, что о себе думает человек, и тем, чем он является на самом деле, наиболее явно проявляется в представлениях человека о своей личности, ответственности за свои действия и свободе воли, хотя это относится в равной степени и к другим значительным человеческим качествам. Когда человек говорит "я", он обращается к себе в целом. И каждый человек, который говорит "я", уверяет, что он говорит о себе как о целом, как о существующем час за часом, день за днем. "Иллюзия единства или неизменяемости создается в человеке в первую очередь ощущением собственного тела, собственным именем, которое в нормальных случаях остается одним и тем же, и в-третьих, множеством привычек, которые внушаются ему воспитанием или приобретаются подражанием. Имея всегда те же самые физические ощущения, слыша всегда то же самое имя и замечая в себе те же самые привычки и склонности, которые он имел прежде, он верит, что он всегда остается одним и тем же".

    В действительности, однако, психологическая структура и функция человека лучше объясняется при взгляде на его поведение в терминах многих "я", чем как одно "я". Эти "я" очень многочисленны: взрослый человек может иметь их до нескольких тысяч. В один момент присутствует одно "я", а в другой - другое "я", которое может быть, а может и не быть в хорошем отношении с предыдущим "я", так как между этими "я" часто существует непроницаемая стена, называемая буфером. Некоторые "я" образуют группы: есть подличности, состоящие из "я" по профессиональным функциям, и другие - составленные из "я" для обслуживания себя, и третьи - для родственных и семейных ситуаций. Согласно Гурджиеву, необходимо постепенно ослаблять действия буферов и знакомить "я" друг с другом.

    Гурджиев также сравнивает современного человека - его мысли, чувства и психологию - с наемным экипажем, лошадью и кучером. Экипаж аналогичен физическому телу, лошадь - эмоциям, кучер - уму, а в коляске едет также пассажир, которого мы называем "я". Этот экипаж должен управляться кучером, который никогда не понимал его устройства и который поэтому не промывает его части керосином и не смазывает их маслом надлежащим образом. Лошадь, говорит Гурджиев, никогда не получала никакого специального образования, но сформировалась исключительно под влиянием постоянных палочных ударов и ругательств. Она чувствует себя всегда усталой, а вместо овса ей дают только солому, которая совершенно бесполезна для ее действительных потребностей. Никогда не видя к себе ни малейших проявлений любви или дружелюбия, лошадь готова подчиниться любому, кто хоть немного приласкает ее. Кучер, сонный, сидит на сиденье, готовый ехать куда угодно, если его не заставляют слишком сильно напрягаться, со всяким, кто дает ему на чай, и совсем уж куда угодно, если ему хорошо заплатят.

    Рассматривая эту аналогию с точки зрения того, чем человек может стать, экипаж соответствует физическому телу, лошадь - астральному телу, кучер - ментальному телу, а пассажир - учителю, который, в отличие от случайного прохожего, может нанять экипаж, действительно владеет им, содержит в исправности и направляет этот экипаж.

    Обычный человек является программируемым устройством при совершении этих действий; причем закладываемая в него программа подчинена вышеупомянутым физическим законам. Развитие же всех четырех тел меняет направление контроля; настоящее, постоянное "я" или Учитель отдает приказание уму или эмоциям, а тело, в свою очередь, подчиняется мыслям и чувствам.

    Бессмертие, говорил Гурджиев, имеет несколько относительных уровней, которые зависят от проделанной индивидуумом психологической работы. Отсюда следует идея реинкарнации, или "возвращения".

    "Идея возвращения не является абсолютной и полной истиной, но это ближайшее возможное приближение к истине. В этом случае истина не может быть выражена в словах… Как может человек использовать знание о возвращении, если он не сознает его и если он сам не изменяется? Можно даже сказать, что, если человек не изменяется, возвращение не существует для него. Если вы говорите ему о возвращении, это будет только усиливать его сон. Зачем человеку делать какие-либо усилия, если у него так много времени и так много возможностей впереди - целая вечность? Именно поэтому система ничего не говорит о возвращении, а берет только одну эту жизнь, которую мы знаем. Система не имеет никакого значения или смысла без стремления к самоизменению".

    На основании всего вышеизложенного делался вывод, что человеческая душа рождается для того, чтобы завоевать себе особое, почетное место во вселенской иерархии. Тот, кому это удавалось в течение нескольких "возвращений", достоин Вечности, остальные же заслуживают только забвения. Весьма волюнтаристская философия, не правда ли?


    ***


    Можно еще долго говорить об особенностях учения, которое предложил миру Георгий Гурджиев. Однако и этого материала вполне достаточно, чтобы заметить определенное сходство между тем, что говорила Блаватская, и тем, чему учил Гурджиев. Снова попытка объединить западные мировоззренческие концепции с восточными; снова обращение к Тибету как духовному центру; снова требование самосовершенствования под чутким руководством вышестоящего авторитета в лице Учителя. Это легко объяснимо, если учитывать, что оба "наставника" выполняли своего рода социальный заказ. Причем один и тот же.

    О сути заказа я рассказывал выше, тут интересно другое: насколько ощутимо влияние подобных теорий на политическую историю XX века? *Что касается Гурджиева, то его давно подозревают в активном вмешательстве в процесс формирования государственных идеологий таких стран, как Советский Союз и Третий рейх.*

    К примеру, современные исследователи указывают на то, что Иосиф Сталин хорошо знал Георгия Гурджиева. Оба учились в одной семинарии в Тифлисе. Затем молодой Джугашвили стал фактически "духовным учеником" Гурджиева и даже жил одно время у него на квартире.

    В книге Гурджиева "Встречи с выдающимися людьми", которая читалась в узком кругу его учеников, была глава "Князь Нижарадзе", впоследствии почти вся уничтоженная по личному указанию автора. Это было сделано из-за некоего "щепетильного эпизода", воспроизведя который в книге, Гурджиев "нарушил правила одного из "братств", где ему помогали и его учили".

    Видимо, немного разъяснит это туманное указание следующий факт. "Князь Нижарадзе" - это один из псевдонимов Сталина, с документами на это имя его арестовали во время первой русской революция. Возможно, "гуру" эзотерической мысли не хотел раскрывать свои связи с "вождем народов"?..

    А если говорить об идеях Гурджиева в Третьем рейхе, то на ум сразу приходит Карл Хаусхофер - геополитик с расистским уклоном, прошедший выучку у Гурджиева и считающийся одним из учителей Адольфа Гитлера. Есть ли здесь связь? Думаю, ответ очевиден…

    В конечном итоге все европейские эзотерические доктрины, появившиеся на свет в конце XIX и в начале XX века, образовали причудливую смесь, питавшую в первую очередь идеологию тех, кто рискнул нарушить естественный ход истории во имя колоссального социального эксперимента. Теперь-то мы знаем результат этих экспериментов, и исхудавшие девушки-танцовщицы Гурджиева из нынешнего дня кажутся зловещими предвестницами тех миллионов изможденных, умирающих от голода и холода людей, загнанных за колючую проволоку во имя светлого будущего для элиты "посвященных".

    Германский Орден и общество "Туле"

    Однако своеобразным "центром кристаллизации", где сумасбродные идеи современных эзотериков стали воплощаться в реальность политических структур, стал немецкий город Мюнхен. А движущей силой этого превращения стал так называемый Германский орден (Germanen-Orden), одним из основателей которого считается бароном Рудольф фон Зеботтендорф.


    Обложка Устава Германского ордена


    Человек, называвший себя барон Рудольф фон Зеботтендорф (нем. Rudolf von Zebottendorf), был, как это часто случается с ариософами, которыми он восхищался, не более чем самозваным аристократом.

    Он родился 9 ноября 1875 года в Хойерсверде, торговом городе Саксонии, расположенном к северо-востоку от Дрездена. Его отец, Эрнст Рудольф Глауэр, был железнодорожником, мать звали Кристиан Генриетта, урожденная Мюллер. При крещении ребенок получил имя Адам Альфред Рудольф Глауэр.

    Отец Рудольфа умер в июне 1893 года, оставив осиротевшему сыну средства, достаточные для того, чтобы завершить среднее образование и начать учиться на инженера.

    Молодой Глауэр поступил в техническую школу Ильменау, как автобиография утверждает, но учебу не завершил. А вместо этого, подписав контракт на шесть месяцев, нанимается кочегаром на судно. Благодаря этой работе он путешествует по миру.

    Летом 1900 года Глауэр прибывает в Константинополь, где на некоторое время останавливается. Он изучает турецкий язык у имама в мечети

    Бейкоца и знакомится с местными обычаями. Именно здесь Глауэр серьезно увлекся оккультными науками. Гуссейн Паша, его богатый и образованный хозяин, исповедовал суфизм и обсуждал вопросы веры с Глауэром.

    В Бурсе Глауэр познакомился с семьей Термуди, греческими евреями из Салоников. Старый Термуди ушел от дел и целиком посвятил себя изучению Каббалы и коллекционированию алхимических и розенкрейцеровских текстов. Термуди были франкмасонами и принадлежали к ложе "Французский Ритуал Мемфиса", проникшей в Левант и на Средний Восток. Глауэр был посвящен в ложу старым Термуди и впоследствии унаследовал всю его оккультную библиотеку.

    В 1902 году Рудольф вернулся в Германию и поселился в Мюнхене. Несколько лет спустя газеты сообщили о том, что Глауэр предстал перед судом по обвинению в подделывании денег и прочих жульничествах. Он косвенно упоминает об этом инциденте, когда описывает размышления над своим жизненным выбором в кафедральном соборе Фрайбурга в 1908 году, - возможно, эти столкновения с властями и послужили причиной его решения во второй раз оставить Германию и вернуться в Константинополь.

    Известно, что Глауэр читал лекции на эзотерические темы в своем доме, в одном из районов Константинополя, а затем в декабре 1910 года основал мистическую ложу.

    Религиозная ориентация первоначально определяла собой и политические взгляды Глауэра: антиматериализм, алхимия, розенкрейцеры в сочетании с послевоенной ненавистью к большевикам, воплощающим в себе апофеоз материализма, - все это привело его к исключительно антидемократическим идеям. Его политическое мировоззрение нашло историческую параллель в фигуре короля Фридриха-Вильгельма II, поддерживавшего Орден золотых розенкрейцеров. Это сплетение политико-религиозных мотивов может объяснить и фантазии Глауэра о его аристократическом происхождении.

    Второй период Глауэра в Турции длился четыре года. После участия во Второй Балканской войне (октябрь-декабрь 1912 года) на турецкой стороне и будучи ранен, он вернулся в Германию и обосновался в Берлине. Вскоре он выгодно женился и стал богачом.

    Однажды Глауэру - нет, теперь уже Зеботтендорфу - попалась на глаза газетная реклама Германского ордена, приглашавшая светловолосых и голубоглазых немецких мужчин и женщин к вступлению в Орден. Под объявлением располагались три руны. Зеботтендорф был заинтригован и решил добиться членства. В сентябре 1916 года он нанес визит главе Ордена в Берлине. Этого человека звали Герман Поль. Зеботтендорф и Поль говорили о рунах, эзотерический смысл которых интересовал последнего, и об Ордене. Поль объяснил, что он пришел к изучению рун через Гвидо фон Листа и что он убежден - утрата арийцами знаний об их магической власти связана с нарушением расовой чистоты, в особенности скрещиванием с евреями. Он полагал, что это знание может быть восстановлено только путем очищения расы от иностранных влияний.

    В истории Европы уже был один Германский орден. Это Германский орден Святой Марии, отечественному читателю известный более под названием Тевтонский орден. Он был основан в Иерусалиме немецкими рыцарями, совершавшими паломничество по Святым местам, и утвержден в 1198 году папой Иннокентием III. Со временем этот монашеский и военный орден был вынужден отступить на христианскую землю. Сначала он базировался в Венеции, а затем переместился на восточную границу Священной Германской империи, в Мариенбург, где и достиг своего расцвета. Именно тевтонцам, а также Ордену меченосцев, примкнувшему к ним в 1237 году, Померания, Пруссия и Прибалтика обязаны своей германизацией.

    Эти страны были объединены в суверенное государство под управлением Великого магистра, резиденция которого находилась в Мариенбурге и который, как это было и у тамплиеров, имел абсолютную власть над всеми членами Ордена.

    В Германский орден набирались только немецкие дворяне, они давали четыре обета: три монашеских (бедности, безбрачия и послушания) и один заключал в себе клятву бороться не на жизнь, а на смерть с "врагами Святой Девы Марии и ее божественного Сына". Военная униформа тевтонцев напоминала униформу тамплиеров с той лишь разницей, что крест у них был не красного, а черного цвета.

    Завоевав Восточную Европу, тевтонские рыцари в 1410 году потерпели поражение в Грюнвальдской битве, а после подписания в 1466 году Торнского договора стали практически вассалами Польши.

    Зеботтендорф стал расспрашивать о планах Ордена на будущее, и ему объяснили, что оно определится на предстоящем плановом собрании. На этом собрании Зеботтендорф принял на свои плечи руководство баварским отделением Германского ордена, действуя с этого момента от имени Поля. Его переписка с людьми, чьи адреса он получил от руководства, измеряется томами. Он начал посещать своих корреспондентов, и эти визиты превратились в регулярные групповые встречи и лекции. Предложение Зеботтендорфа выпускать специальное периодическое издание было тепло встречено братьями по Ордену, и первый номер журнала "Руны" появился в январе 1918 года.

    В это время помощники Зеботтендорфа активно вербовали новых членов. Весной 1918 года вверенное ему отделение Ордена насчитывало уже 200 человек; следующей осенью - 1500.

    Поскольку, помимо ритуальных собраний, Германский орден постоянно устраивал политические митинги крайне правого толка, баварское отделение приняло особое название - Общество "Туле", чтобы избавить себя от нежелательного любопытства со стороны социалистов и прореспубликанских элементов. Комнаты Общества "Туле", которые они арендовали у гостиницы "Четыре времени года", были украшены эмблемой Туле, изображающей длинный кинжал и свастику.


    Герб общества "Туле"


    Общество "Туле" (нем. Thule Gesellschaft) изначально создавалось как оккультное, и его доктрины представляют собой прямое развитие идей Елены Блаватской и Гвидо фон Листа. В самом названии общества мы видим указание на мифологию современных эзотериков.

    Предание об острове Туле восходит к путешествию знаменитого Пифея из Массилии (нынешний Марсель), которого в античные времена считали отъявленным лгуном и который был полностью (или почти полностью) реабилитирован в эпоху Великих географических открытий. Во время своих странствий Пифей посетил остров Ультима Туле - "самую далекую из всех известных земель". Плавание от Оркад (то есть Оркнейских островов) до Туле продолжалось пятеро суток. Сама эта страна отличалась плодородием, здесь произрастали "поздно созревающие плоды" и обитало культурное население. Соотнести землю Туле с реальным географическим объектом не удалось до сих пор. Наряду с другими выдвигалась гипотеза о том, что таинственный остров исчез, став одной из банок Фарерской возвышенности.

    В интерпретации идеологов Германского ордена остров Туле был частью великого арктического континента, отличавшегося умеренным климатом и неистощимыми ресурсами - северный вариант легендарной Атлантиды. Этот континент населяли высокие светловолосые брахицефалы (короткоголовые), создавшие высокую цивилизацию, основанную главным образом на понятии чести. Другие же люди, рассеянные по всей земле, еще не успели выйти из животного состояния.

    Избранная раса, проживающая на северном континенте, называлась арийской. Их плодородная полярная земля была отделена морем от остального мира, благодаря чему полностью сохранялись традиции и чистота арийской крови.

    Однако в результате внезапного катаклизма направление земного вращения изменилось, что привело к изменению климата. В Туле исчезли плодородные земли и дичь, которой в основном питались арийцы. Жизнь там стала невозможной.

    Пятнадцать тысяч лет назад арийцы были вынуждены покинуть свою этническую колыбель и отправиться на поиски новых плодородных земель. Это расселение проходило в несколько волн. Вначале арийцы появились в европейской зоне Скандинавии и Балтикума, то есть преимущественно в Эстонии, Латвии, Литве и Финляндии. Позднее они предпочитали селиться в той части Центральной Европы, которая в дальнейшем стала территорией Священной Германской империи.

    Даже в изгнании арийцы хранили память о Туле. Чтобы не забыть традиции предков, они везде ставили полярный символ - свастику. Таким образом этот знак получил распространение повсюду в Европе.


    ***


    Зеботтендорф и его общество показали себя 9 ноября 1918 года во время социалистической революции в Баварии. Едва узнав о перевороте, Зеботтендорф собрал своих "братьев" и произнес страстную речь. Сохранившийся текст демонстрирует поразительную смесь монархических, антисемитских и ариософских чувств:

    "Вчера мы пережили гибель всего, что было нам дорого, близко и свято. Вместо наших принцев германской крови у власти - смертельные враги: евреи. Чем грозит нам этот хаос, мы еще не знаем. Но мы догадываемся. Время, которое придет, будет временем борьбы, горьких утрат, временем опасности… И пока я держу свой железный молот (речь идет о молоте Мастера. - А.П.), я клянусь все силы отдать этой борьбе. Наш Орден - германский Орден, и преданность наша - германская. Наш бог - Вальватер, его руна - Ар. И триединство: Вотан, Вили, Ви - едины в тройственности. Ар-руна означает Ариан, первоначальное пламя, солнце и орел. Чтобы показать волю орла к самопожертвованию, он окрашен в красный цве