Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    РЫЦАРИ ТЕРНОВОГО ВЕНЦА 1923 ГОД
    Л. В. ПОЛОВЦЕВ


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото
  • I. РАЗРУХА и НЕМЦЫ
  • II. ДОНСКАЯ ОБЛАСТЬ. ГЕН. АЛЕКСЕЕВ
  • III. КАЗАКИ И ЗАПАСНЫЕ ПЕХОТНЫЕ ПОЛКИ
  • IV. ПЕРВЫЙ БОЙ. КАЗАЧЬЕ ИНТЕНДАНТСТВО. ГЕН. НАЗАРОВ
  • V. СНАБЖЕНИЕ АРМИИ
  • VI. ГЕН. Л. Г. КОРНИЛОВ
  • VII. ОРГАНИЗАЦИЯ АРМИИ
  • VIII. НЕЙТРАЛЬНЫЕ ОФИЦЕРЫ
  • IX. ОТХОД ИЗ РОСТОВА. АКСАЙСКАЯ И ОЛЬГИНСКАЯ СТАНИЦЫ
  • X. ВОЕННЫЙ СОВЕТ В СТ. ОЛЬГИНСКОЙ
  • XI. ТРЕВОГА
  • XII. ОБОЗ. ПЕРВЫЙ ГРАБЕЖ
  • XIII. ЧЕРНОЗЕМНАЯ ГРЯЗЬ. ПОХОДНАЯ ЖИЗНЬ. ИЗМЕНЕНИЕ ПЛАНА
  • XIV. ИНОГОРОДНИЕ
  • XV. БОЙ ПОД ЛЕЖАНКОЙ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ
  • XVI. ПРОДОЛЖЕНИЕ
  • XVII. КУБАНСКИЕ КАЗАКИ. НОВОЛЕУШКОВСКАЯ. БОИ ПОД БЕРЕЗАНСКОЙ И ВЫСЕЛКАМИ. НОВЫЕ ВЕСТИ
  • XVIII. БОЙ ПОД СТАНИЦЕЙ КОРЕНОВСКОЙ
  • XIX. БОЙ ПОД СТ. КОРЕНОВСКОЙ (продолжение)
  • XX. ВРАГ В ТЫЛУ. ВРАГ НА ФРОНТЕ. ВРАГ НА ФЛАНГАХ. СВЕТОВАЯ ТЕЛЕГРАММА
  • XXI. МАНЕВРИРОВАНИЕ АРМИИ. БОИ НА Р.БЕЛОЙ. ЧЕРКЕСЫ
  • XXII. ГОЛОДОВКА. ГЕН. ПОКРОВСКИЙ. В ЕКАТЕРИНОДАР
  • XXIII. ЛЕДЯНОЙ ПЕРЕХОД
  • XXIV. РЕОРГАНИЗАЦИЯ АРМИИ. ПОЛК. КОРВИН-КРУКОВСКИЙ. СУД и КАЗНИ, ДОМАШНИЕ ДЕЛА
  • XXV. В ГЕОРИЕ АФИПСКОЙ. ПЛАН КОРНИЛОВА. ПЛАВНИ
  • XXVI. ПЕРЕПРАВА ЧЕРЕЗ КУБАНЬ
  • XXVII. ОТСТУПЛЕНИЕ. С. ГНАЧБАУ
  • XXVIII. БОЙ С БРОНЕВЫМИ ПОЕЗДАМИ ПОД СТ. МЕДВЕДОВСКОЙ
  • XXIX. ПОСЛЕДСТВИЯ БОЯ ПОД МЕДВЕДОВСКОЙ
  • XXX. ВОССТАНИЕ НА ДОНУ
  • XXXI. ОСВОБОЖДЕНИЕ ЮЖНОЙ ЧАСТИ ДОНСКОЙ ОБЛАСТИ. НЕМЦЫ. САНИТАРНЫЙ ТРАНСПОРТ
  • XXXII. НОВОЧЕРКАССК
  • ЗНАЧЕНИЕ ЛЕДЯНОГО ПОХОДА
  • I. РУССКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ
  • 2. КАЗАКИ
  • 3. НЕМЦЫ
  • ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    I
    РАЗРУХА и НЕМЦЫ

    Конец октября 1917 г.

    Зимний дворец в Петрограде пал, под натиском большевиков, а с ним вместе исчезла и последняя, quasi-законная, власть в России. Правительство Керенского сдалось на милость Ленина и Троцкого.

    Бешеная оргия убийств, грабежей и неслыханных издевательств над человеческой личностью сопровождала торжество победителей.

    Сопротивления не было.

    Геройские выступления военной молодежи в Петрограде и в Москве кончились полным разгромом. Никто не поддержал, а начальство только предавало. 

    Русская интеллигенция, столько лет мечтавшая о революции, в ужасе спряталась по углам. Только теперь познала она, что ее розовые мечты о «бескровнейшей в мире революции» были мечтами неопытной институтки.

    Армия превратилась в толпу разбойников, грабивших и бессмысленно разрушавших все и вся на своем последнем походе «домой».

    Лучшие генералы и офицеры, остававшиеся еще в армии, или убиты, или арестованы в ожидании суда и убийства. Большинство—бежало, и им удалось скрыться в скромных профессиях извозчиков, грузчиков на железных дорогах и рабочих на фабриках.

    Предпарламент разогнан большевиками самым бесцеремонным способом.

    Исчезло всякое понятие о праве и нравственности. Суд превратился в комедию с трагическим окончанием. Неслыханный произвол воцарился в стране, и никто не знал, какой ужас ожидает завтра его или его близких.

    Убивали всех, кто чем-нибудь выдавался из толпы.

    Это было организованное истребление всех лучших сил русской интеллигенции. Убивали инженеров, но не тех, кто дурно обращался с рабочими, или чем-нибудь проявлял свою контрреволюционность, убивали самых способных. Хватали профессоров наиболее выдающихся. Арестовывали и потом убивали фабрикантов и купцов самых предприимчивых.

    Большевикам, а главное их антрепренерам немцам, нужна была лишь бессмысленная толпа рабов. Только над рабами могли властвовать невежественные демагоги, и только послушные рабы представляли для немцев величайшую в мире добычу.

    Колоссальные естественные богатства России, России без интеллигенции, попали бы на век в бесконтрольную власть немцев.

    Вот, как мечтали они вознаградить себя за все протори и убытки ужасной войны.

    Немцы предполагали повторить в России то, что они проделали когда-то с чехами. Во время упорной борьбы с ними, в начале новых веков, немцы истребили в Чехии поголовно все дворянство, духовенство и крупную буржуазию, т. е. все, что стояло выше толпы по своему умственному развитию и материальному благосостоянию. Чехия была разорена, обезглавлена, и целые века она не могла освободиться от немецкого рабства. 

    То же самое грозило и России. Истребить интеллигенцию и перекачать в Германию русские богатства.

    Брестский договор был только первым актом этой антрепризы, а русский золотой запас уже полился широкой струей в Германию.

    Ничто, казалось, не могло помешать этому ужасному плану разграбления богатейшей в мире страны.

    II
    ДОНСКАЯ ОБЛАСТЬ
    ГЕН. АЛЕКСЕЕВ

    Большевизм огнем и кровью заливал всю Россию; его волны докатились и до Донской области, далекой от центра государства.

    Здесь большевистские верования воспринимались также с большой готовностью, но только городским населением и частью сельского— не-казачьего.

    Громадное большинство казаков относилось к большевизму отрицательно. Ни войсковой круг, ни первый выборный войсковой атаман ген. Каледин не признали большевистского правительства и объявили Донскую область самостоятельной частью Русского государства.

    Сюда, на Дон, под защиту казачьей автономии, и спаслась часть русской интеллигенции, не желавшая подчиниться варварскому игу большевиков.

    С ужасом смотрели они на беспощадное разрушение русской государственности и в полном отчаянии не видели выхода из страшной бездны, в которую ринулась Россия.

    В начале ноября 1917 г. в Новочеркасске, столице донского казачества, появился скромно одетый, преклонного возраста, господин в очках, с видом профессора. Господин этот о чем-то хлопотал, его видели постоянно у атамана; он собирал у себя военную молодежь и беседовал с офицерами.

    По городу ходили разные слухи о каком-то заговоре; рассказывали, что Дон идет на Москву, чтобы положить конец издевательствам над Россией; называли даже разных походных атаманов, которые, якобы, уже назначены.

    Через несколько дней дело разъяснилось. Этот господин оказался генералом Михаилом Васильевичем Алексеевым, бывшим начальником штаба Императора Николая II, а впоследствии верховным главнокомандующим русской армии при временном правительстве.

    Ген. Алексеев, ближе всех видевший ужасные результаты разложения армии, еще при временном правительстве предпринимал всевозможные меры к воссозданию армии. Но все его попытки в этом направлении и в Петрограде и на Московском совещании остались без результата. 

    Между тем он ясно сознавал, какое тяжелое будущее предстоит России, если она так печально и позорно нарушит свои обязательства перед союзниками в мировой борьбе. Он уже не мечтал об активных операциях, но думал, что и при ничтожном сопротивлении со стороны России немцы будут крайне затруднены на западном своем фронте.

    После разгона предпарламента ген. Алексеев убедился в том, что все легальные способы борьбы бесплодны. Но, несмотря на всю свою усталость и болезни, он не сдал еще своих позиций. Чего нельзя было добиться законным путем, то, казалось ему, возможно сделать иначе. Он думал, что не все еще потеряно.

    Если большевистская Россия уже примирялась с немцами и если прежней русской официальной армии не существовало, то нужно было создать иную армию и с ней продолжать войну с немцами, во что бы то ни стало.

    Ген. Алексеев решил образовать новую армию на особых началах. Он задумал созвать на Дон всех, кто пожелал бы служить родине добровольно.

    Эта добровольческая армия должна была организоваться, при помощи союзников, в казачьих областях, на Дону, на Кубани и на Тереке. Получив здесь надлежащее снабжение, армия могла двинуться на запад, чтобы остановить беспрепятственное шествие немцев.

    Союзным представителям план ген. Алексеева казался вполне исполнимым и они обещали оказать полное содействие, конечно, только с финансовой стороны. В то время Донская область была отрезана от союзных государств, так как Дарданеллы находились еще в руках враждебной Турции. Черное море было заперто, да к тому же и русский военный флот захватили большевики. Поэтому никто и не мечтал о помощи, со стороны союзников, путем снабжения армии вооружением, военными припасами, обмундированием и т. п. Все это армия должна была добыть сама на месте или силой или за деньги,

    Получив от союзников твердое обещание оказать армии возможно скорую помощь деньгами, и заручившись согласием донского атамана ген. Каледина, ген. Алексеев выработал план добровольческой организации и немедленно приступил к его выполнению.

    Ближайшими сотрудниками ген. Алексеева были в то время: его адъютант рот. Шапрон, начальник штаба полк. Веденяпин, подп. Лисовой и кап. Шатилов; начальник строевой части бежавший из Быховской тюрьмы ген. инф. И. Г. Эрдели; начальник хозяйственной части — член Госуд. Думы Л. В. Половцев; по политическим вопросам — член Госуд. Думы Н. Н. Львов, С. С. Щетинин и А. А. Ладыженский.

    В Ростове и Таганроге работал председатель общества заводчиков и фабрикантов В. А. Лебедев.

    Для сбора добровольцев с фронта в Киеве была создана особая организация, во главе которой стоял ген.-кав. А. М. Драгомиров и член Госуд. Думы В. В. Шульгин.

    На первый призыв ген. Алексеева отозвалось около 50 офицеров и юнкеров, бежавших в Новочеркасск из Петрограда и Москвы после октябрьских стычек с большевиками. Из них были составлены кадры первых воинских частей: офицерского и юнкерского батальонов.

    Прибывали добровольцы и из соседних местностей—оборванные, без белья, без сапог, в каких-то опорках. Их надо было разместить, одеть, обуть и кормить; а денег было мало. 

    Получив самые широкие обещания денег со стороны различных общественных организаций в Москве и Петрограде, ген. Алексеев приступил к выполнению своего плана, имея в кармане 10.000 руб., занятых им у частного лица. На эти 10.000 руб. и жили несколько дней кадры будущей армии.

    Постепенно стали поступать в кассу местные пожертвования, но в ничтожных размерах. Наконец наступил момент, когда стало ясным, что завтра надо бросить все дело, потому что денег больше нет.

    Помочь делу решили сами добровольцы. Наиболее состоятельные из них, не имея сами наличных денег, воспользовались своими кредитоспособными именами и выдали векселя. По учете векселей, при содействии Н. Н. Львова, в местных банках получилась сумма около 350.000 руб., которые и спасли дело на некоторое время.

    Одному Богу известно, какие мучительные часы переживали Алексеев и его сотрудники в это время.

    Поставив на карту все — и доброе имя и жизнь и все свое прошлое, увидав полную возможность осуществления своей мечты о великом деле, ген. Алексеев мог оказаться в самом ужасном положении.

    Ведь от великого до смешного один только шаг. А разве не смешно было бы для бывшего верховного главнокомандующего собрать армию — в 50 чел. и затем распустить ее

    Но ген. Алексеева эта мысль не пугала. Он хлопотал, просил, умолял и, хотя с величайшими затруднениями, но армия создавалась и увеличивалась. 

    III
    КАЗАКИ И ЗАПАСНЫЕ ПЕХОТНЫЕ ПОЛКИ

    В самом начале будущая армия организовывалась тайно. Совещания созывались в частных домах, приказы передавались из рук в руки.

    Тем не менее скрыть от немецких шпионов даже зародыш будущих организаций не удалось. Немцы поняли сразу всю серьезность дела и немедленно приняли свои меры, а послушные им большевики провели эти меры в жизнь.

    Прежде всего, среди донских казаков была поведена самая широкая агитация с целью дискредитировать в их глазах добровольческую армию. Казакам внушалось, что армия эта создается совсем не для борьбы с немцами, а для восстановления монархической власти в России, для уничтожения всех свобод, приобретенных народом.

    Эта агитация, подкрепленная раздачей громадных денежных сумм, имела очень большой успех. Казаки относились к добровольцам недружелюбно.

    Для организации воинских частей необходимы были помещения, — но их не давали. На помощь пришел союз городов. Создали фикцию, что все собравшиеся офицеры и юнкера — слабосильная команда, выздоравливающие, требующие ухода, а потому для них и отвели общественные лазареты.

    Атаман Каледин, искренне сочувствовавший идее добровольческой армии, приказал выдать оружие и патроны добровольцам, но его приказания не исполнялись.

    Молодежи отцы их безусловно запрещали вступать в ряды армии и лишь немногим казакам удалось тайком бежать к добровольцам.

    Особый успех эта агитация имела среди не казачьих воинских частей, находившихся в Донской области. Два пехотных запасных полка были расположены под самым Новочеркасском, четыре таковых же в 40 верстах, в г. Ростове и 3 — в Таганроге.

    Полки эти получили приказание от большевиков немедленно уничтожить зачаток армии. Конечно, будь полки в порядке, а не так дезорганизованы, как была дезорганизована вся русская армия, им не стоило бы никакого труда, в один час, искрошить кучку офицеров и юнкеров, собравшихся в Новочеркасске.

    Произошло же на самом деле обратное.

    Пока солдаты собирались на митинги и бесконечно спорили о том, как произвести нападение на буржуев, атаман Каледин, как командующий войсками в области, отдал приказ — расформировать все запасные полки, расположенные в Донской области, и отправить солдат по домам.

    В подкрепление приказа на Хутунок, место расположения двух полков под Новочеркасском, демонстративно были наведены орудия и пулеметы, под прикрытием добровольцев, число которых не превышало тогда 600 чел.; и 10.000 пехоты сдались; беспрекословно исполнили они приказ атамана, — разъехались в два, три дня из Донской области. 

    Не так просто обошлось дело с разоружением четырех полков, расположенных в Ростове. Солдаты не только не исполнили приказа атамана, но, при содействии прибывшего в Ростов отряда черноморских матросов, сами 

    напали на казачьи части, стоявшие в городе; после краткой борьбы казаки сдались и разоружились.

    Упоенные успехом большевики решили атаковать Новочеркасск.

    Это был тяжелый момент. Добровольцев было только 600 чел. С другой стороны наступало около 15.000 солдат, прекрасно вооруженных и снабженных, с артиллерией и пулеметами.

    Сопротивление казалось невозможным, тем более, что офицеры и юнкера только что прибыли в Новочеркасск, не отдохнули, не сорганизовались в воинские части; они не были ни одеты, как следует, ни обуты, с разнокалиберным оружием, нахватанным кое-где и кое-как.

    Казачьи части были неподвижны и в действительности почти не принимали участия в боях.

    2 ноября ген. Алексеев начал собирать около себя офицеров и юнкеров, а 26 ноября эта кучка воинов уже дралась под ст. Кизитеринкой, в 15 верстах от Ростова с неприятелем, в 25 раз сильнейшим.

    Но добровольцы были воодушевлены идеей, — 

    идеей воссоздания своей родины, восстановления ее попранной военной мощи; на другой же стороне действовало только приказание, неведомо кем отдаваемое; там была апатия и полная дезорганизация; отсутствовало какое либо желание подвергать себя зачем-то излишней опасности. 

    IV
    ПЕРВЫЙ БОЙ
    КАЗАЧЬЕ ИНТЕНДАНТСТВО. ГЕН. НАЗАРОВ

    Первый бой под Кизитеринкой оказался нерешительным.

    Хотя добровольцы и продвинулись вперед под Нахичевань, но посланные совместно с ними казачьи части действовали вяло и неопределенно. Наступление прекратилось. Надо было хотя бы удержать занятые позиции, но это было очень трудно. Враг был впереди, но не друзья были и сзади; не раз свистали над добровольцами пули, летевшие со стороны казачьих частей.

    Подвоза патронов не было, а на другой день добровольцы не получили даже пищи.

    Произошло это благодаря полной бездеятельности казачьих артиллерийской и интендантской частей.

    Перед выступлением из Новочеркасска, по соглашению атамана с ген. Алексеевым, все снабжение отрядов, казачьих и добровольческого, возложено было на казачьи учреждения.

    Не особенно доверяя казакам, начальник хозяйственной части добровольческой армии приказал выдать добровольцам усиленный дневной запас пищевых продуктов, почему добровольцы и были сыты хотя первый день. Казакам же не привезли ничего. Интенданты еще переписывались.

    Лишь вечером добрался до Новочеркасска посланный атаманом из Кизитеринки полк. Карпов, который должен был экстренно организовать снабжение отрядов.

    Не получив от интендантов ничего, кроме обещаний, он, в отчаянии, обратился за помощью к одной из местных дам, имевшей репутацию энергичного организатора.

    Генеральша немедленно, по телефону, созвала совещание из оставшихся в городе чинов добровольческого штаба и других лиц, сочувствующих делу. Члены совещания распределили между собой роли, кто купит хлеб, кто сало, кто чай и сахар, а кто повезет патроны, и на другой день к вечеру все уже оказалось на позициях.

    Тем временем на фронте положение становилось весьма серьезным. Обозначилось фланговое движение противника, угрожавшее отрезать добровольческий отряд от Новочеркасска

    В виду бездействия казачьих частей, противник наступал свободно, добровольцам угрожала гибель.

    Отстреливаясь направо и налево, отряд в течение трех дней не сдает, однако, своих позиций и стойко отбивает атаки неприятеля.

    Но вот засвистали пули и с тыла.

    Обошли. Отступления нет.

    —    Умирать, так умирать с честью, — решили добровольцы и бросились в последнюю смертельную атаку на неприятеля.

    Буря огня несется им навстречу. Не добежать до штыкового удара, все полягут.

    Но вдруг огонь противника стихает; в цепях его видно какое-то смятение.

    —    Бум, бум — слышится в тылу красных и над их резервами рвутся шрапнели неизвестного происхождения.

    Все в недоумении.

    Добровольцы удваивают усилия.

    Неприятель отступает, а потом обращается в паническое бегство. Добровольцы преследуют солдат по пятам и врываются в Ростов; но союзник их не видим и лишь снаряды, летящие с таганрогской дороги, свидетельствуют, что там стоит какая-то часть.

    Между тем солдаты запасных полков, добежав до своих казарм, бросили оружие и объявили, что они сдаются.

    Добровольцы и расхрабрившиеся казачьи части занимают город, и наконец показывается и союзник, — г. м. Назаров с двумя пушками и прислугой при них из 50 чел., — офицеров, фельдшеров и гимназистов. Больше никого и ничего.

    Оказалось, что ген. Назаров, бывший в Таганроге, приказал местным казачьим частям выступить к Ростову. Части не пошли, за исключением команды фельдшеров. К ним присоединились гимназисты и несколько офицеров артиллеристов. Они запрягли два орудия и два зарядных ящика и пошли на помощь к Каледину.

    По дороге к Ростову Назаров увидал двигающийся вверх по Дону из Азовского моря отряд мелких морских судов с черноморскими матросами, которые шли на помощь к своим товарищам, возбудившим восстание в Ростове. 

    Укрывшись в ложбинке, ген. Назаров открывает беглый огонь из своих орудий. Одно судно тонет, другие, отстреливаясь от невидимого неприятеля, поворачивают и спешно спускаются к морю. Назаров преследует их метким огнем.

    Прогнав моряков, он спешит к Ростову. Узнав о положении дел здесь, он немедленно открывает огонь по неприятелю.

    Его орудия действуют с невероятной быстротой. Меняя позиции одну за другой, два орудия производят впечатление чуть ни нескольких батарей и неприятель ошеломлен.

    Солдаты знали наверное, что серьезного врага перед ними не более 600 штыков, а потому и наступали бойко. Но оказалось, что и эти кусаются. А тут еще какие-то союзники с артиллерией. Считая себя окруженными, солдаты потеряли дух и сразу ударились в панику.

    После боя под Ростовом разошлись по домам и три запасных полка, стоявшие в Таганроге.

    V
    СНАБЖЕНИЕ АРМИИ

    Армия увеличивалась числом, но теперь уже медленно. Большевики приняли все меры, чтобы воспрепятствовать проезду добровольцев на Дон. По всем станциям железных дорог были размещены особые команды, производившие день и ночь обыски пассажиров.

    На ст. Волноваха задержан был пор. Николаев. При обыске у него нашли зашитым в фуражке офицерский билет.

    Участь Николаева была решена — на рассвете расстрелять.

    На ночь его, вместе с пятью другими обреченными, поместили в сарай. Кроме наружного часового в сарай поставили еще другого внутри у дверей.

    Через час второй часовой начинает дремать. 

    Николаев тихонько подкрадывается к нему. Выждав момент, когда наружный часовой отходит от двери, Николаев бросается на дремлющего и душит его. Винтовка валится на землю и ее подхватывает другой офицер.

    Услыхав шум, наружный часовой окликает товарища. Офицер отвечает за него. Чуя что-то недоброе, солдат откидывает затвор, приотворяет дверь и, без звука, падает, пораженный штыком в грудь.

    Офицеры скрываются в темноте и все шестеро благополучно прибывают в Новочеркасск.

    Но не все так счастливо отделываются и сотни офицеров заплатили своей жизнью за попытку пробраться на Юг. Тем не менее, и пешком, и на лошадях, и с казачьими эшелонами, возвращавшимися с фронта, добровольцы прибывали в армию.

    Образовались новые войсковые части; к прежним офицерскому и юнкерскому батальонам прибавились: георгиевский батальон, второй офицерский батальон и кавалерийский дивизион.

    Для хозяйственной части армии настали трудные дни. Денег было мало и надо было беречь их как зеницу ока. Но добровольцев надо и одеть и кормить и вооружить.

    Между тем в хозяйственную часть никто из добровольцев не шел. Были среди них и пожилые штаб-офицеры, были и специалисты, заведывавшие ранее хозяйственными частями, но все шли в строй, простыми рядовыми и не соблазнялись тыловыми местами.

    — Мы пришли драться, а не бобы разводить, — говорили старики полковники и шли в роты под команду молодых обер-офицеров, военного времени.

    Это был первый призыв добровольческой армии, это были убежденные люди, искавшие не карьеры, а стремившиеся исполнить свой долг перед родиной.

    На помощь хозяйственной части пришли жены добровольческих вождей и городские дамы.

    С утра до вечера бегали они по городу, собирали белье, одежду, обувь, скупали, торгуясь до хрипоты, на базарах теплые носки и перчатки, и вообще оказывали колоссальные услуги армии в хозяйственной ее жизни. Но, несмотря на все усилия, дело обмундировании армии подвигалось медленно, так как главное, а именно казенное имущество, захватывали казаки и лишь случайно попадало оно в руки добровольцев.

    С помощью дам были устроены и лазареты, в которых они же служили и сестрами и сиделками, конечно, безвозмездно.

    Не мало трудностей пришлось испытать и с вооружением армии.

    После первого боя под Ростовом начальник хозяйственной части распорядился собрать винтовки и патроны, оставшиеся на местах столкновений с неприятелем; все это собрали, но казаки взяли в свои склады, и ничего не выдали добровольцам.

    Пришлось прибегать к нелегальным способам: подкупили в ту же ночь других казаков, охранявших транспорт оружия на станции, и увезли целый вагон новых винтовок, не бывших в употреблении.

    Тяжело было добровольцам без артиллерии. Кадры были в готовности, в виде остатков юнкеров Михайловского и Константиновского артиллерийских училищ.

    У казаков были запасные батареи и ген. Каледин приказал передать их добровольцам, но казаки отказались выдать орудия. 

    В это время в армии были получены сведения о том, что в соседнюю с Донской областью Ставропольскую губернию прибыла 39-я пехотная дивизия, самовольно оставившая кавказский фронт. Вместе с дивизией пришла артиллерийская бригада. Бригада была расположена на самой границе Донской области. Части эти были дезорганизованы, охраны казенного имущества почти не было, караулы не держались.

    Между тем юнкера артиллеристы не знали покоя ни днем, ни ночью, мечтая добыть себе пушки. А тут, под боком, в каких-нибудь 200 верстах бесхозяйные орудия.

    Не вытерпели. Собралось 25 офицеров и юнкеров, достали лошадей и отправились за добычей.

    В темную ночь бесшумно вошли добровольцы в с. Лежанку, где стояла батарея. Окружили место расположения орудий и подняли обезумевшую от неожиданности прислугу; под наведенными револьверами приказали запрячь одно орудие и два зарядных ящика, полных снарядами, и ускакали, вместе с ездовыми большевиками.

    Пока в Лежанке разобрались, что произошло, и пока снарядили погоню, наши молодцы проскакали уже верст 20 и, свернув с дороги, в степь затаились. Погоня промчалась мимо, а добровольцы другой дорогой, быстрым ходом, ушли на Дон и благополучно привезли свою добычу в Новочеркасск, к несказанной радости своих сотоварищей. 

    VI
    ГЕН. Л. Г. КОРНИЛОВ

    6 декабря в Новочеркасск приехал ген. Лавр Георгиевич Корнилов.

    Назначенный, при временном правительстве, верховным главнокомандующим русской армией ген. Корнилов, к ужасу своему, убедился в невозможности продолжать войну с немцами. Полная дезорганизация армии была неотвратима в виду непрерывной агитации большевизма. Все самые строгие меры по восстановлению дисциплины были бесплодны, т. к. агитация делала свое разрушительное дело, а правительство не предпринимало никаких мероприятий к прекращению этой разрушительной работы с тыла. Правительство само боялось большевиков и не решалось на открытую борьбу с ними.

    Наконец первый министр Керенский пришел к полному тупику; он ясно увидел, что завтра будет покончено и с ним, т. е. большевики захватят в свои руки всю власть.

    Настойчивые указания ген. Корнилова на необходимость силой водворить порядок в государстве теперь подействовали на Керенского и он предоставил генералу свободу действий.

    Ген. Корнилов, совершив необходимые приготовления, в августе 1917 г. двинулся с армией на столицу и его передовые части уже подходили к Петрограду.

    В этот момент Керенский опять струсил и правительство объявило Корнилова бунтовщиком. Эта измена так подействовала на Корнилова, что он пробыл несколько дней в нерешительности, ожидая разъяснения, как казалось ему, какого-то недоразумения. Нерешительность погубила все дело. Его предали все и Керенский посадил Корнилова, в ожидании суда, в Быховскую тюрьму.

    Этого времени Корнилов даром не потерял. Совместно с ним сидели в заключении лучшие генералы русской армии, изъявившие полную с ним солидарность. Там обдумывались планы создания новой России, просматривались прежние ошибки и создавались новые комбинации. С ген. Алексеевым поддерживались постоянные сношения.

    Наконец был придуман план освобождения из Быхова. План удался. Ген. Корнилов, переодетый текинцем, оказался за стенами тюрьмы.

    Со всех сторон помчалась за ним погоня, но текинские кони уносили все дальше и дальше будущего вождя добровольцев. Ген. Корнилов испытал целый ряд приключений и наконец в теплушке вместе с большевистскими солдатами благополучно прибыл на казачью территорию.

    Около этого же времени пробрались на Дон под видом мастеровых, торговцев и т. п. и другие быховские сидельцы — генералы. Ген. С. Л. Марков прибыл в таком неприглядном виде, что его, сначала, даже не пустили в офицерское общежитие, не веря, что он бывший офицер, а тем более генерал.

    18 декабря состоялся первый военный совет армии и ген. Алексеев изложил собравшимся свои планы и что им сделано для их выполнения.

    Армия состояла тогда из 1.500 чел., вооруженных уже однообразным оружием, русскими трехлинейками, с 200 патронов на винтовку. Артиллерию представляло одно орудие. Обмундирование не было единообразным, но каждый доброволец был одет и обут. Медицинская часть была значительно пополнена благодаря санитарному поезду Императрицы Александры Феодоровны; этот поезд подогнал к Ростову, каким-то искусным маневром А. И. Гучков. Запасов для дальнейшего формирования не было никаких. Не было и главного — денег, так как союзники не исполнили своего обещания.

    Ген. Корнилов, выслушав доклад, заявил: — Такой армии я не принимаю, — и ушел из заседания совета.

    Это был тяжелый удар для ген. Алексеева. Он работал не для себя; он боролся за общее дело.

    Ген. Алексеев понимал, что во главе армии должен быть человек железной воли и популярный. Корнилов обладал и тем и другим качеством. Его беспримерное мужество, проявленное в боях с Германией, его непреодолимые наступления, его чудесное спасение из австрийской тюрьмы, наконец, последнее бегство из Быхова сделали имя его легендарным. Такой генерал мог совершить чудеса. И в самый решительный момент, когда маленькая еще армия, уже доказала на деле, что она стоит, — все заколебалось. 

    По счастью, минутная слабость Корнилова была только вспышкой, которая и потухла бесследно. Через день стало известным, что Корнилов принял на себя командование армией, а ген. Алексеев оставил за собой политическую и финансовую части. 

    VII
    ОРГАНИЗАЦИЯ АРМИИ

    Добровольческая армия в начале января 1918 г. перешла в Ростов на Дону и состояла к тому времени уже из 4.000 чел.

    К старым воинским частям — 1-му и 2-му офицерским, юнкерскому, георгиевскому батальонам и кавалерийскому дивизиону, прибавились: Корниловский ударный полк, остатки которого, в количестве около 200 офицеров и солдат, были приведены с фронта кап. Нежинцевым, студенческий батальон — из учащейся молодежи, морская рота — из морских офицеров, гардемаринов и кадетов, инженерная рота и чехословацкий инженерный батальон — из пленных чехов.

    Все эти части были сведены в дивизию и во главе их — старшим строевым начальником — был поставлен г.-л. А. И. Деникин; начальником его штаба состоял г.-л. С. Л. Марков.

    Увеличилась и артиллерия. К первому орудию прибавилось еще четыре покупкой у казаков.

    Тут был применен особый прием. Нельзя было просто выложить деньги и получить Пушки. Надо было предварительно войти в компанию с фронтовыми казаками, поговорить с ними, попить вина и тогда только приступить к делу.

    Для этой цели был командирован особый специалист полковник N. Он пил с казаками трое суток, без просыпа, перепил их всех и получил 4 орудия.

    В последовавших вскоре боях с большевиками добровольцы добывали себе артиллерию и никогда более в орудиях не нуждались. Число пушек в артиллерии всегда согласовалось с количеством снарядов, имевшихся в артиллерийском парке. Прибывало снарядов, — добровольцы возили с собой больше и орудия, взятых у неприятеля, расстреливались запасы снарядов, что, к сожалению, случалось гораздо чаще, армия портила и бросала на дороге излишние орудия.

    Одновременно изменялся и самый состав батарей.

    Недостаток снарядов и патронов был хронической болезнью добровольческой армии, хотя расходование их и производилось прямо в гомеопатических дозах. Характерным в этом отношении может быть следующий эпизод.

    После ледяного похода ген. Деникин, на смотру в столице Мечетинской, заметил одного хорошо известного ему по его доблести офицера из офицерского полка. Офицерский полк был оплотом армии: в авангардных боях — полк впереди всех, в арьергардных — полк сзади последней повозки обоза.

    Ген. Деникин спросил, между прочим, этого офицера:

    —    Сколько патронов вы выпустили из своей винтовки за поход?

    —    Восемь, — ваше высокопревосходительство.

    Восемь патронов. Армия имела 35 боев, из которых, может быть, только в пяти полк не участвовал.

    Как же сражались?

    Да, были люди в наше время, Не то, что нынешнее племя, Богатыри — не вы.

    В Ростове помещался инженерный склад, из которого и было выбрано соответствующее инженерное имущество.

    К сожалению нигде не находили взрывчатых веществ, которые так необходимы были для порчи железно-дорожных и мостовых сооружений.

    Начальник инженерной части разослал своих офицеров по угольным рудникам; они проникали туда переодетыми, под видом торговцев, и скупали у рабочих по фунтам динамит, взрывчатые капсюли и шнуры.

    В техническом отношении на помощь добровольцам пришли местные инженеры, а также и некоторые промышленники, во главе с упомянутым выше В. А. Лебедевым.

    Был образован особый военно-технический штаб. В этом штабе разработаны были проекты упрощенных способов начинки снарядов и изготовления патронов; приступили к постройке броневых поездов; ремонтировали и выпустили в исправности броневые автомобили; создавались проекты самых примитивных ангаров для аэропланов.

    Первый аэроплан был приобретен особым способом. В Таганроге находился аэропланный завод В. А. Лебедева, попавший, как и все заводы того времени, в распоряжение большевистских организаций. При содействии владельца на завод поступили, в качестве рабочих, два офицера летчики: Гурлянд и Попов.

    Проработав там несколько дней, офицеры собрали аэроплан и предложили заводскому комитету проверить его сборку пробным полетом. Те согласились.

    Аэроплан сделал круг над Таганрогом а затем, отсалютовав комитету, направился на восток и скоро скрылся из вида. Комитет пришел в ярость, но крыльев у них не было и первый аэроплан благополучно спустился на луг около Хутунка, в Новочеркасске.

    С приездом быховских генералов, людей знания и опыта, организация армии могла бы идти ускоренным темпом.

    Начальником штаба армии был назначен опытный военный администратор г.-л. А. С. Лукомский; к сожалению он вскоре был отправлен с особой миссией в Екатеринодар; там кубанское казачье правительство успешно еще боролось с большевистским напором черноморских матросов, обосновавшихся в 

    Новороссийске. Необходимо было установить связь с Кубанью.

    Лукомского сопровождал г.-л. И. А. Ронжин. Оба они были перехвачены по дороге большевиками, осуждены на смерть, но случайно спаслись и присоединились к армии после ледяного похода.

    Место Лукомского занял г.-м. И. П. Романовский.

    Дежурным генералом назначен был г.-м. Трухачев.

    Начальником отдела снабжения состоял г.-л. Эльснер.

    Начальником артиллерийской части был пол. Мальцев; инженерной — член Гос. Думы Л. В. Половцов, а потом подпол. Селиванов; санитарной — полковник, он же врач, В. П. Всеволожский; интендантской — таврический земец Н. Н. Богданов.

    VIII
    НЕЙТРАЛЬНЫЕ ОФИЦЕРЫ

    ОБОРОНА РОСТОВА.

    Работа в Ростове кипела, но пополнение армии людским составом происходило медленно.

    Правда, в Ростове и Новочеркасске было еще много немобилизовавшихся офицеров, гулявших по улицам и кутивших по ресторанам. Но это были случайные офицеры, у которых не было ничего, ни воинского духа, ни гражданского самосознания; они даже радовались, когда революция освободила их от службы в строю.

    В армию пошли случайно попавшие на Юг сербские офицеры, пленные чехи, и беззаветно отдавали свою жизнь во имя общеславянских идеалов; а эти местные офицеры объявили себя нейтральными. Они думали, что таким отношением к междоусобной борьбе они спасут свою жизнь, в случае победы большевиков. 

    Их трусость была жестоко наказана. Все, кто не умел хорошо укрыться, после отхода армии из Ростова, были с величайшими издевательствами убиты.

    Таких оказалось, по счету большевиков, около трех тысяч.

    Надежды на пополнение армии казачьим населением не оправдались. Казаки также держались нейтралитета и также страшно, впоследствии, пострадали за это.

    Пополнение из внутренних губерний прекратилось совершенно, потому что Ростов был окружен.

    Немцы так испугались неожиданных успехов нарождающейся армии, что приняли самые решительные меры. Большевикам было отдано приказание уничтожить армию немедленно, пока не поздно. На фронт были посланы лучшие германские офицеры.

    Большевики перешли в наступление на Ростов со всех сторон.

    С северо-запада надвигалась армия ф.-Сиверса, в составе около 20 т. штыков и сабель; с севера к самому Новочеркасску подходила Воронежская армия, пополненная фронтовыми казаками с Подтелковым во главе, около 10 т. штыков и сабель, с востока угрожала, в том же количестве, Царицынская армия; наконец, выход на юг был занят 39-ой пехотной дивизией с отрядами кубанских большевиков и черноморских матросов.

    Все эти армии были прекрасно снабжены и, главное, имели тяжелую артиллерию, противопоставить, которой добровольцы могли только свое личное мужество.

    Но мужество их было беспримерным. Целый месяц эти 4.000 защищали Ростов против врага в 20 раз сильнейшего.

    Заняв Таганрог, полк. Кутепов продвинулся к Матвееву Кургану. При этом армия находила еще возможным посылать помощь атаману Каледину. С атаманом остались только партизанские части, состоявшие из учащейся молодежи. Особенно прославился тогда отряд ес. Чернецова, совершавший чудеса храбрости.

    Строевые казачьи части и станичные дружины были совершенно ненадежны; сегодня они дрались с большевиками, а завтра расходились по домам или переходили на сторону неприятеля.

    Измученный этими постоянными изменами казаков ат. Каледин, в отчаянии, застрелился, издав последний приказ, которым пригвоздил к позорному столбу ужасное предательство донцов своей родной земле.

    Запертые в Ростове добровольцы дрались отчаянно. Роты смело шли на полки, батальоны — на дивизии и разбивали их. Поля кругом Ростова были завалены телами большевиков, но вместо убитых вырастали все новые и новые враги и, наконец, в начале февраля стало очевидным, что отстаивать Ростов далее было бы безумием.

    Ряды добровольцев редели, а пополнения не было. Армию заваливали массами и одно только мужество и искусство не могли противостоять неубывающему в числе противнику.

    Вспыхнуло восстание в Батайске, железнодорожном узле, на 7 версте к югу от Ростова.

    Туда переселились остатки совета рабочих депутатов из Ростова и взволновали местных железнодорожников. К ним послали парламентеров, в количестве 6 добров., с предупреждением о бомбардировке Батайска, если волнения не прекратятся.

    Парламентеры не возвратились. 

    На следующий день добровольцы с боем заняли Батайск и нашли своих парламентеров в железнодорожном депо с выколотыми глазами, с отрезанными ушами, носами и губами. Некоторые еще дышали, а один из них, Хмельницкий, прожил еще 6 дней в 69-том сводном госпитале.<

    IX
    ОТХОД ИЗ РОСТОВА
    АКСАЙСКАЯ И ОЛЬГИНСКАЯ СТАНИЦЫ

    9 февраля 1918 г. добровольческая армия, нанеся последний, но тяжелый удар наступавшему противнику, вечером под прикрытием темноты, незаметно покинула Ростов.

    Большевики, наблюдая решительные действия армии днем, совершенно не ожидали отхода добровольцев, и не только не преследовали их но, даже долго не решалась войти в Ростов, опасаясь какой-нибудь хитрой засады. Так напугали их.

    Снег крутился в воздухе и леденящий ветер пронизывал насквозь плохо одетых добровольцев. Эти ужасные норд-осты сопровождали армию в течение всего этого ледяного похода и дали ему его название.

    Измученные непрерывными боями, голодные, обледенелые, добровольцы с радостью увидали приветливые огоньки Аксайской станицы, где предположен был ночлег.

    Вдруг остановка. Что такое? 

    К генералу Корнилову, шедшему пешком во главе армии, подлетели посланные из станицы.

    —    Г. генерал, Аксайская станица постановила — не допускать к нам добровольцев; так что потрудитесь проходить мимо станицы.

    Глаза Корнилова сверкнули.

    —    Если, через час, для армии не будет приготовлен ночлег и ужин, я смету станицу с лица земли. Поняли? —

    —    Так точно, ваше превосходительство. Поняли. Не извольте беспокоиться.

    —    Первая батарея вперед, — пронеслось по рядам.

    Казаки исчезли.

    Подошли к станице.

    У дверей встретили приветливые хозяева. На столе кипел самовар и богатые казаки не поскупились на угощение.

    Ночь прошла спокойно.

    На другой день, утром, добровольцы перешли по льду через Дон и благополучно прибыли в ст. Ольгинскую около 30 верст к востоку от Ростова. Здесь они остановились на несколько дней.

    Большевики грабили магазины Ростова, расправлялись, по старым счетам, с неугодными им жителями, ужасными пытками вымучивали у состоятельных лиц деньги и драгоценности, реквизировали направо и налево у богатых и бедняков все, что нужно им было и что ненужно.

    Начался сплошной пьяный разгул, прерываемый, для развлечения, расстрелами и пытками.

    О добровольцах временно как бы забыли и не смотря на настойчивые приказания немцев, солдаты не хотели покинуть богатый и теплый Ростов.

    Конечно, Корнилов этим воспользовался. Выставив сторожевые охранения, армия спокойно реорганизовалась. 

    Мелкие воинские части были соединены в более крупные и образовались три отряда: 1) офицерский полк, поглотивший в себе мелкие офицерские образования, под командой г.-л. Маркова; 2) партизанский отряд — под командой г.-м. Богаевского и 3) Корниловский полк, под командой подполковника Нежинцева ; к этому полку присоединялись часто и оставшийся временно юнкерский батальон, чехословацкий инженерный батальон и др., под общим командованием обыкновенно г.-м. Козановича.

    В конных частях насчитывали до 200 сабель, но больше половины были пешими.

    Всех добровольцев, строевых штабных, нестроевых чинов, врачей и сестер милосердия числилось до 4.000 чел.

    Подтянулись и отставшие добровольцы; прибыли из Новочеркасска раненые, кто только способен был к передвижению; подошли остатки чернецовских партизанов, не пожелавших остаться с казаками; подвезли из Аксайской станицы патроны, снаряды и прочее военное снабжение, доставленное туда вперед по железной дороге.

    Из взятых за плату конных подвод составлен был большой обоз, на который и решено было погрузить прежде всего раненых, а затем и все свое небогатое военное имущество. Остальное, что не могло вместиться в обоз, сожгли. 

    Орудий у добровольцев было восемь — трехдюймовок, а снарядов к ним около 600. Патронов приходилось около 200 на винтовку. Броневые автомобили бросили еще по дороге — в снегу. Медикаментов и перевязочных средств осталось так мало, что через неделю, если бы не захватили этих запасов у большевиков, перевязывать раненых было бы нечем.

    Всех денег было 6 мил. рублей.

    Между тем в Ростовской и Новочеркасской кассах государственного банка хранилось около 200 мил. казенных денег. Но ни Каледин ни добровольческие вожди не считали себя в праве пользоваться этими суммами ; они распределили между донским войском и добровольческой армией лишь 25 мил. руб. акцизного сбора, поступившего с Донской же области.

    Все остальные деньги достались большевикам.

    Несмотря на тяжелое положение армия не унывала. Добровольцы отдохнули. Станица была полна оживлением; сыпались шутки, слышался смех, раздавались песни. Все бодро смотрели вперед, веря в своих испытанных вождей.

    Но вождям было не до смеха.

    Они сознавали всю тяжесть, почти безвыходность положения.

    Одни.

    Одни во всем свете. Кругом, и спереди, и сзади, и справа, и слева — только враги. 

    Ни одного друга, ни одного союзника.

    Нет тыла, куда можно было бы отступить в случае катастрофы; нет баз, из которых можно было бы черпать снабжение и получать пополнение людьми.

    Надо уходить, уходить немедленно. Враг проснется от разгула и уничтожит без следа последние кадры будущей армии, а с ней и Россию.

    Но куда идти и для чего?

    Донская область была избрана для создания армии, конечно, по известным соображениям. Русская земля велика; везде, казалось бы, можно было найти место для сбора добровольцев. Однако собрались на Дону.

    Но, если необходимо оставить область, то значит место было избрано неудачно; соображения, на которых был основан выбор, казались неосновательными.

    X
    ВОЕННЫЙ СОВЕТ В СТ. ОЛЬГИНСКОЙ

    Командующий армией созвал военный совет для разрешения вопроса о дальнейших действиях армии.

    На заседание совета прибыл, из ст. Старочеркасской, походный атаман донского войска ген. Попов. Он отступил в станицу из Новочеркасска с 2.000 казаков, оставшихся верными правительству. Ген. Попова сопровождал его штаб.

    На совете выяснен был целый ряд вопросов, смущавших вождей армии и вызывавших их колебания, — относительно современного положения и дальнейшей деятельности добровольческой армии.

    Выбор места для сбора добровольцев был далеко не случайным. Донская область была намечена для этого в виду целого ряда соображений.

    Прежде всего, казалось, что собрать армию легче всего среди наиболее воинственного населения, а таковым в России представлялись, конечно, казаки.

    Когда вся армия на фронтах разложилась, казаки не только сохраняли воинский порядок, но даже усмиряли первые взбунтовавшиеся части.

    Из казачьих областей наиболее обширная, как по пространству, так и по количеству населения, была Донская область.

    Затем, когда после революции, на Дону создалась своя политическая организация, то стоящий во главе Дона, войсковой круг, рядом своих постановлений, настаивал на продолжении войны с немцами до победного конца и решительно восстал против интернационализма не только большевиков, но даже и временного правительства Керенского.

    Представители Дона и в Петрограде и на Московском съезде так внушительно высказывались за сохранение порядка в армии и в государстве, что вся Россия с надеждой смотрела на Дон, ожидала от него одного спасенья.

    Наконец, что нового хорошего мог получить Дон от победы немцев и от торжества социализма в России?

    Дон всегда был демократической областью. 

    Выдвигались на Дону люди благодаря своей храбрости или иным личным заслугам.

    Земля, за очень малыми исключениями, принадлежала войсковой казне и переделялась между казаками по числу работников в семье. Если же, несмотря на большие наделы, казаку казалось жить тесно, то в южной части области отводились для таких любителей простора огромные свободные пространства, на которых и воздвигались все новые и новые станицы; причем на выход со старого места из казачьей казны выдавалось еще пособие.

    Очевидно, что разрешение аграрного вопроса, по рецепту большевиков, никаким образом не могло прельщать казаков, владевших необъятным количеством земли.

    Рабочий вопрос совершенно не интересовал донцов. Хотя на Дону и были заводы и угольные копии, но казаки на заводы не поступали, а занимались земледелием.

    Недра земли они просто признали на войсковом круге собственностью войска и совершенно не стремились передавать их государству, чего требовала большевистская программа.

    Богатейшее имущество в виде рыбных ловель всегда принадлежало войску. 

    Что же касается других экономических вопросов и вопроса о политических и гражданских свободах, то, получив автономное устройство, казаки сами могли издавать, какие им угодно, демократические законы.

    Вопрос же об автономном устройстве будущей России был предрешен еще в Государственной Думе и совершенно одинаково понимался всей русской интеллигенцией, в самом широком смысле этого слова.

    В этом отношении большевики, с своей централизацией, могли воздействовать только отрицательно.

    Одним словом, ничего нового, улучшающего положение казаков, большевики не могли принести Дону.

    Казаки были богаты. Их амбары ломились от запасов пшеницы.

    Дворы были полны домашней птицей. На безбрежных степях паслись табуны коней и бесконечные стада рогатого и мелкого скота.

    Больших буржуев нельзя было бы найти в целой России, как по состоятельности, так и по складу жизни и по политическим воззрениям.

    Вот почему войсковой круг и высказывался так отрицательно по отношению к тенденциям большевиков и их образу действий.

    Чем же объяснить тогда те явления, которые наблюдала армия во время краткого своего пребывания на Дону?

    Почему же самая идея создания армии, стремившейся к продолжению войны с немцами, чего требовал и войсковой круг, не нашла отклика в казачьих умах? Почему та же армия, уже защищавшая Дон от вторжения большевиков с величайшим самопожертвованием, встречала безразличное, а иногда и прямо враждебное к себе отношение казаков?

    Что же было неверного в этих соображениях, которые и привели ген. Алексеева и его сотрудников к мысли о Доне, как наилучшем месте для сбора армии?

    Все эти соображения были верны, но жизнь внесла свои поправки и пошатнула их основательность.

    Прежде всего вернувшиеся на родину фронтовики-казаки устали от продолжительной войны с немцами, а кони их посбились.

    Донцы, после тяжкой дороги, прибыли наконец, домой и мечтали о полном отдыхе и об устройстве своих личных дел, потерпевших урон за их долговременное отсутствие.

    Новая война их совершенно не прельщала, несмотря на торжественные заявления войскового круга.

    Затем, казаки только что вернулись с фронта, где ясно выразилось нежелание русского простолюдина продолжать военные действия. За войну высказывались только офицеры и вообще интеллигенция. Значит надо еще силой заставить москалей идти воевать? Значит нужна еще особая домашняя война? Но что для казака война, на которой нельзя получить добычи. Не грабить же своих? А без добычи для казака война не война.

    А тут еще колоссальная пропаганда большевиков, совершенно извращавших цели и задачи добровольческой армии.

    Собираясь в донской поход, большевики засыпали казаков своей литературой. Они обещали казакам, что их не тронут. Они заявляли, что казачьи демократические учреждения вполне подходят к социалистическим учениям, а потому большевики не будут вмешиваться во внутренние дела казаков.

    Вся задача большевизма на Дону, говорили они, это уничтожить кучку офицеров и буржуев, мечтающих о монархии,—а затем мы уйдем.

    — Будьте нейтральны, твердили большевики, и останетесь нами довольны.

    И подавляющее число казаков решили оставаться нейтральными.

    Пусть подерутся, и мы посмотрим. Наше дело—сторона.

    Этот нейтралитет и был неожиданностью для создателей армии и поставил добровольцев в тяжелое положение.

    Но этот нейтралитет был ненадежным. Он не мог продолжаться долго. Зная большевистских вождей, можно было с уверенностью заранее предрешить, что казаков обманывают, что их хотя и демократические учреждения, но выросшие на русской почве, совсем не по сердцу большевикам интернационалистам, что они учреждения эти уничтожат или подгонят под свою коммунистическую линейку с полной беспощадностью.

    С другой стороны было ясно, что казаки этого обмана не простят, что их природная свобода покажется раем в сравнении со страшным государственным гнетом большевизма и что все эти явления будут иметь своим последствием—восстание казаков против их угнетателей.

    Так, постепенно, шаг за шагом разъяснялся мрачный горизонт перед глазами добровольческих вождей.

    Ошибки не было, надо только переждать неминуемые события.

    Где же ждать, чтобы быть под рукой в случае необходимости?

    Решено было вести обе армии, и добровольческую и казачью,—в южные безлюдные степи на границах донской области, астраханской и ставропольской губерний.

    Там, вдали от железных дорог, легко было бы отбиться от большевиков, чувствовавших себя неуверенно без броневых поездов.

    Без дорог, без тяжелой артиллерии силы бы сравнялись.

    В маневренной войне большевики теряли все свои преимущества, а добровольцы выигрывали, имея искусных и опытных вождей. 

    Армии должны были следовать дорогами, параллельными друг другу, но разными, чтобы не обременять чрезмерно население и продовольствием своим и средствами передвижения грузов.

    Все, казалось, предусмотрено. А если не удастся?

    — Если нужно, сказал Корнилов, мы покажем, как должна умереть, русская армия.

    XI
    ТРЕВОГА

    Через день армия выступила из Ольгинской.

    Первый переход, около 25 верст, прошел без всяких приключений и добровольцы остановились ночевать в ст. Хомутовской.

    Рано утром, кто еще спал, кто умывался, вдруг: трах, трах.

    —    Что такое?

    Та-та-та... ответили пулеметы, и свинцовые шмели зажужжали по станице.

    Выскочили на улицу.

    По направлению от противника шел разъезд конного дивизиона.

    —    Что щеголи, проспали, посыпались насмешки добровольцев.

    Несчастные щеголи, в рваных полушубках, благоразумно промолчали. Нужно было видеть их истрепанных коней, чтобы понять, в чем дело.

    Беглым шагом вышли дежурные роты офицерского полка и рассыпались в цепи перед 

    станицей. Впереди мелькала белая папаха командира полка ген. Маркова.

    Снаряды сыпались на станицу, как из мешка. Пулеметы подвигались все ближе и ближе.

    В обозе суета. Спешно запрягают коней; те пугаются выстрелов, бросаются, путаются в постромках. Начальство ругается. Вот выдвинулся санитарный обоз; на рысях прошел политический отдел.

    — Бум, бум, бум, заговорили наконец и добровольческие трехдюймовки.

    На душе сразу стало легче.

    Пулеметы противника стыдливо умолкают. Попали, значит, в самый раз.

    Вышел из станицы артиллерийский парк и потянулось интендантство.

    Ружейная пальба удалялась. Противника видимо отгоняли; но артиллерийский огонь усилился. Обстреливали выход из станицы, где, поневоле, группировались повозки.

    По счастью, у большевиков не было гранат и они обстреливали станицу шрапнелями, поставленными на удар, и тем же способом, к удивлению, крыли и дорогу.

    Снаряды зарывались глубоко в подтаявшую землю и площадь поражения была ничтожной.

    Тут оправдалось верное правило для движения обоза,—идти по дороге в линию. Действительно, на самую дорогу не попал ни один снаряд; все ложились справа и слева,

    Ранены были, и то всего несколько человек, те, которые, из боязни обстрела, сворачивали с дороги.

    Бой смолкал и обоз быстро двигался по направлению к ст. Кагальницкой.

    Но, впереди—переход через железную дорогу—Донскую ветку.

    А что, если большевики окончательно проспались и выслали на перерез броневые поезда?

    Кругом голая ровная степь; ни кустика, ни ложбинки. Ясный день.

    Переезд через железную дорогу один,— никуда не сунешься.

    Перестреляют, как куропаток.

    Послали вперед конницу—взорвать справа и слева от переезда железнодорожный путь, хоть не так близко подойдут броневики.

    Чу, выстрел, другой, третий. Впереди.

    — Попались.

    Промчался Корнилов с своим штабом и текинцами.

    — И куда скачет. Непременно надо ему влезть в самую кашу.

    Обоз остановился. Легко раненые и обозные из добровольцев приготовляли винтовки и укладывали поближе патроны.

    Томительное ожидание длилось полчаса.

    Перестрелка смолкла. Ложная тревога.

    Авангард, состоявший из молодежи — партизан, забавлялся расстреливанием телеграфных стаканчиков, чтобы прервать линию.

    За эту забаву получили несколько, но крепких, слов.

    Большевики еще не проспались и ограничились посылкой конного отряда с батареей для восстановления связи с противником.

    Этот отряд и атаковал Хомутовскую.

    Других войск, на перерез хода армии, послано не было, что и спасло добровольцев.

    Большевики потеряли удобный случай для нанесения жестокого удара армии, не имевшей иного пути, как через линию железной дороги у ст. Злодейской.

    Два броневых поезда, слева и справа, могли бы, если не закрыть совсем пути, то, во всяком случае, нанести тяжелое поражение армии с таким обозом. 

    Случай был потерян.

    Но, с тех пор армия за исключением крайней необходимости не переходила железную дорогу днем. 

    XII
    ОБОЗ
    ПЕРВЫЙ ГРАБЕЖ

    В этот день впервые держал свой боевой экзамен и обоз. И надо сказать выдержал его недурно.

    Обоз, по сравнению с армией, был огромный, около 500 повозок, и тянулся, при подборе, версты на три, а в конце перехода верст на пять.

    Армия, не имея никаких баз впереди, должна была везти с собой все. По дороге нельзя было ни на что рассчитывать, так как настроение населения было неопределенным. Брать же силой, и тем еще более возбуждать против себя казаков, было бы недальновидным.

    На первых переходах возили с собой не только печеный хлеб, но даже зерновой фураж и прессованное сено.

    Потом оказалось, что за деньги можно было получить эти продукты беспрепятственно, в особенности в более южных станицах.

    Но, тогда, свободных повозок все-таки не оказывалось, а приходилось число подвод все  

    увеличивать и увеличивать, так как, с продвижением армии вперед, росло, к сожалению, и число раненых. Оставлять же раненых по станицам, как приходилось делать потом, считалось невозможным. Противник с невероятной жестокостью добивал всех, кто попадал в его руки.

    Такой огромный обоз был, конечно, большой обузой для армии. Но, он был бы мертвым ее камнем, если бы не представлял некоторых отличий от обыкновенного военного обоза.

    Все знают особый термин — «обозная паника». Такая обозная паника, в некоторых армиях, была даже причиной жестоких поражений, когда обезумевшие от страха обозы неслись на строевые части, сминали их, запружали и ломали, на своем бешеном ходу мосты, гати и т. п.

    Сегодня, все данные для паники, и не только для обозных, были на лицо.

    Противник под прикрытием ночи, подошел к Хомутовской совершенно незаметно.

    Конное охранение прозевало. Лошади были заморены, и разъезды высылались неаккуратно; да и части жались к станице.

    Большевики подкрались почти к самому селению и сразу открыли сильный артиллерийский и пулеметный огонь.

    В станице еще спали.

    Полусонным людям все представляется в преувеличенном виде, и легко было бы ожидать прямо повального бегства обозных, куда глаза глядят.

    Ничего подобного не наблюдалось; наоборот, во всех обозах, кроме интендантского, замечалась лишь спешная запряжка и погрузка; но все свое имущество обозы вывезли, никаких крупных поломок не произвели и нигде дорогу не забивали.

    Только начальник интендантского транспорта, подп. X. не дождался нагрузки своего обоза и уехал вперед; а без него некоторые грузы оставили и пришлось потом досылать за ними подводы из Кагальницкой.

    В тот же день он был смещен с должности.

    Порядок в обозе соблюдался потому, что за этим строго следили все, власть имущие, начиная с ген. Алексеева. Генерал по болезни не мог ехать верхом, и следовал с обозом. Затем и сами обозные состояли, по большей части, из казаков, видавших виды, и из гражданских чинов, служивших в армии.

    Там можно было видеть на кучерском месте и полковника с ранеными ногами, и профессора донского политехникума, и члена Государственной Думы.

    Вот подобным составом возчиков только и объяснялось то, что обоз, выросший потом до 1.500 повозок, не задушил армии.

    На этом же переходе ген. Корнилов показал, что он может быть не только любимым, но и строгим вождем.

    У ворот железнодорожной казармы доброволец режет петуха.

    Корнилов проезжает мимо.

    —    Стой. Откуда взял? Купил?

    —    Никак нет, Ваше высоко-ство.

    —    Что? Украл? Ограбил?

    Арестовать и под суд.

    А доброволец был занятный. Красавец собой, безумно храбрый в боях, он известен был еще и по своему подвигу во время московского восстания.

    Пулемет, направленный от Храма Христа Спасителя на Пречистенку и запиравший подход с этой стороны к Кремлю, бездействовал. Всех, кто пытался подойти к нему, сейчас же убивали.

    Офицер, сегодняшний грабитель, все-таки бросился к пулемету и хладнокровным, метким огнем отогнал нахлынувшую было толпу большевиков.

    Офицер этот была дочь титулованного генерала, — женщина — прапорщик, говорившая о себе всегда в мужском роде.

    Бросились к командующему и умоляли отменить приказ.

    Корнилов был непоколебим.

    —    За воинскую доблесть — честь ему и слава; а за грабеж — петля.

    —    Вы не понимаете, что вы делаете, — добавил Корнилов. — Армия ничтожна по своим размерам. Но я скую ее огнем и железом, и не скоро раскусят такой орех. Если же офицеры начнут грабить, то это будет не армия, а банда разбойников.

    Произвели расследование.

    Прапорщик откровенно рассказал, что в Хомутовской станице он уже поголодал; запоздал по службе; а когда приехал, армия уже все съела. Петуха он взял даром, но с удовольствием заплатил бы деньги; только в казармах не было ни души.

    Свидетели все подтвердили.

    Нашли: принимая во внимание смягчающие обстоятельства, грабителя следовало бы разжаловать в рядовые; но, в виду боевых заслуг, можно наказание понизить до ареста.

    Командующий, выслушав доклад. Покачал головой, но утвердил его.

    Тем не менее и окрик командующего, и его разговор с ходатаями стали известны армии и произвели прекрасное впечатление. Любители легкой наживы поняли, что Корнилов шутить с ними не будет.

    Когда к армии стали приставать по дороге, под видом добровольцев, разные проходимцы, случались не только кражи, но и насилия.

    С виновными Корнилов был беспощаден и, без всяких колебаний, утверждал смертные приговоры военно-полевого суда.

    Все добровольцы платили наличными деньгами за выпитое и съеденное, и даже прибавляли хозяйкам за хлопоты.

    Вообще в армии старались поддержать порядок, возможно строгий, насколько позволяли условия вечно-походной жизни. Начальников, не сумевших справиться с порученным им делом, Корнилов немедленно увольнял, не взирая на прежние заслуги.

    — Отчего погибла царская Россия? говорил Лавр Георгиевич. — От безвластия и произвола. Всякий делал, что хотел. Никто из высших не наказывался не только за проступки, но даже за преступления. Низших суд миловал.

    Законы не применялись. Внедрялась полная анархия. — За последнее время Россия была не государством, а просто толпой людей, не признававших никакой власти. Если мы хотим создать новую Россию, то прежде всего мы должны завести у себя порядок и законность. Нашей страной смогут управлять только те, которые сумеют искоренить анархические страсти во всем народе, сверху до низу. Это бесконечно трудная задача, и для выполнения ее требуется безграничная воля, неумолимая настойчивость и непреклонная решительность.

    XIII. ЧЕРНОЗЕМНАЯ ГРЯЗЬ.

    ПОХОДНАЯ ЖИЗНЬ. ИЗМЕНЕНИЕ ПЛАНА.

    По дороге от ст. Кагальницкой на Мечетинскую и Егорлыцкую ничего особенного не произошло.

    Но переходы эти были невероятно мучительны. Днем, на солнце, сильно таяло, и черноземная дорога превратилась в вязкое, невылазное болото. Улицы в селениях сделались совсем непроходимыми.

    И лошади, и люди прямо выбивались из сил. Повозки были нагружены тяжело для сокращения обоза. Приходилось разгружать, временно оставлять одни повозки на топких местах, а коней припрягать к другим, да и самим впрягаться, чтобы только вывезти воз из котловины.

    Между тем черноземная грязь невероятно липкая. Ступишь' ногой в сапоге; вытянешь, — нога босая; тащи сапог, да еще обеими руками. 

    Переходы большие.— 25-30 верст. Станицы огромные — 10-15 тыс. жителей, но расположены редко, и хуторов по дороге мало. Измучились кони, — ночуй на дороге в мороз, голодный и под леденящим ветром.

    Все это приходилось переносить и переносили без ропота и жалоб люди интеллигентные, состоятельные, избалованные, не привыкшие обходиться без прислуги.

    Денщиков на походе не было. И генерал, и рядовой делали все сами. Утром встал, пои и корми коня; вычисти его, а скорее вымой, потому что и кони, и люди напоминали собой крокодилов, вылезших из тины.

    Вычисти и самого себя, чтобы людей не пугать.

    Наскоро закусил, уже кричат: — «по коням».

    Днем дела, походная служба; пожуешь чего-нибудь на ходу, покормишь коня у стога.

    Пришел на ночлег, — обряди коня. Вычистил винтовку, ступай по начальству за приказаниями на другой день. Вернулся, — опять к коню. Поел и только что разоспался, будят: твоя очередь коней караулить; прозевал—сведут коней; народ кругом, без всякого начальства, страшно избаловался. 

    И так изо дня в день. Поэтому приказ о дневке встречался с полным восторгом. Можно и доспать бессонные ночи, и починиться, смазать сапоги и сбрую, вообще привести себя, хотя в некоторый порядок.

    О том, что происходит на белом свете до добровольцев — не доходило. Редко, когда попадет в руки большевистская газета; тогда узнают о чем-нибудь, да и то в перевранном виде.

    За то слухов было, сколько и каких угодно. Эти слухи и служили иногда очень плохую службу.

    Дошел до армии слух, будто на Кубани казаки, приняв советскую власть, уже раскаиваются в этом и жаждут освобождения.

    Добрые слухи всегда воспринимаются охотно и проверяются не так тщательно, как следовало бы.

    Штаб положился на пресловутую контрразведку и поручил ей проверить слух.

    Контрразведка проверила, будто бы, и докладывает: слух верный; на Кубани, как везде в России, ждут не дождутся каких-нибудь чужих избавителей.

    Корнилов собрал совет.

    Долго спорили и обсуждали.

    Одна сторона требовала соблюдения соглашения с ген. Поповым и отрицала возможность столь быстрого перерождения казаков; другие настаивали на необходимости немедленно повернуть на Кубань, рассчитывая усилить армию недовольными казаками.

    Второе мнение одержало верх. Решили уведомить немедленно ген. Попова о новых намерениях и пригласить его присоединиться к добровольцам.

    Ген. Попов настаивал на первоначальном соглашении и отказался следовать с добровольцами по одному пути.

    Пошли на Кубань одни, кратчайшей дорогой к кубанской столице — Екатеринодару.

    Туда еще ранее был послан ген. Эрдели для вербовки добровольцев; по достоверным сведениям Екатеринодар занят еще войсками кубанского казачьего правительства и успешно отбивается от большевиков.

    По дороге решили заглянуть так же в Ставропольскую губернию, в с. Лежанку, которое было очагом большевизма, влиявшим и на 

    Донскую область. Там рассчитывали добыть снарядов, по старой памяти о первом добровольческом орудии, ухваченном из Лежанки в декабре.

    XIII
    ЧЕРНОЗЕМНАЯ ГРЯЗЬ
    ПОХОДНАЯ ЖИЗНЬ. ИЗМЕНЕНИЕ ПЛАНА

    По дороге от ст. Кагальницкой на Мечетинскую и Егорлыцкую ничего особенного не произошло.

    Но переходы эти были невероятно мучительны. Днем, на солнце, сильно таяло, и черноземная дорога превратилась в вязкое, невылазное болото. Улицы в селениях сделались совсем непроходимыми.

    И лошади, и люди прямо выбивались из сил. Повозки были нагружены тяжело для сокращения обоза. Приходилось разгружать, временно оставлять одни повозки на топких местах, а коней припрягать к другим, да и самим впрягаться, чтобы только вывезти воз из котловины.

    Между тем черноземная грязь невероятно липкая. Ступишь ногой в сапоге; вытянешь, — нога босая; тащи сапог, да еще обеими руками. 

    Переходы большие.— 25-30 верст. Станицы огромные — 10-15 тыс. жителей, но расположены редко, и хуторов по дороге мало. Измучились кони, — ночуй на дороге в мороз, голодный и под леденящим ветром.

    Все это приходилось переносить и переносили без ропота и жалоб люди интеллигентные, состоятельные, избалованные, не привыкшие обходиться без прислуги.

    Денщиков на походе не было. И генерал, и рядовой делали все сами. Утром встал, пои и корми коня; вычисти его, а скорее вымой, потому что и кони, и люди напоминали собой крокодилов, вылезших из тины.

    Вычисти и самого себя, чтобы людей не пугать.

    Наскоро закусил, уже кричат: — «по коням».

    Днем дела, походная служба; пожуешь чего-нибудь на ходу, покормишь коня у стога.

    Пришел на ночлег, — обряди коня. Вычистил винтовку, ступай по начальству за приказаниями на другой день. Вернулся, — опять к коню. Поел и только что разоспался, будят: твоя очередь коней караулить; прозевал—сведут коней; народ кругом, без всякого начальства, страшно избаловался. 

    И так изо дня в день. Поэтому приказ о дневке встречался с полным восторгом. Можно и доспать бессонные ночи, и починиться, смазать сапоги и сбрую, вообще привести себя, хотя в некоторый порядок.

    О том, что происходит на белом свете до добровольцев — не доходило. Редко, когда попадет в руки большевистская газета; тогда узнают о чем-нибудь, да и то в перевранном виде.

    За то слухов было, сколько и каких угодно. Эти слухи и служили иногда очень плохую службу.

    Дошел до армии слух, будто на Кубани казаки, приняв советскую власть, уже раскаиваются в этом и жаждут освобождения.

    Добрые слухи всегда воспринимаются охотно и проверяются не так тщательно, как следовало бы.

    Штаб положился на пресловутую контрразведку и поручил ей проверить слух.

    Контрразведка проверила, будто бы, и докладывает: слух верный; на Кубани, как везде в России, ждут не дождутся каких-нибудь чужих избавителей.

    Корнилов собрал совет.

    Долго спорили и обсуждали.

    Одна сторона требовала соблюдения соглашения с ген. Поповым и отрицала возможность столь быстрого перерождения казаков; другие настаивали на необходимости немедленно повернуть на Кубань, рассчитывая усилить армию недовольными казаками.

    Второе мнение одержало верх. Решили уведомить немедленно ген. Попова о новых намерениях и пригласить его присоединиться к добровольцам.

    Ген. Попов настаивал на первоначальном соглашении и отказался следовать с добровольцами по одному пути.

    Пошли на Кубань одни, кратчайшей дорогой к кубанской столице — Екатеринодару.

    Туда еще ранее был послан ген. Эрдели для вербовки добровольцев; по достоверным сведениям Екатеринодар занят еще войсками кубанского казачьего правительства и успешно отбивается от большевиков.

    По дороге решили заглянуть так же в Ставропольскую губернию, в с. Лежанку, которое было очагом большевизма, влиявшим и на Донскую область. Там рассчитывали добыть снарядов, по старой памяти о первом добровольческом орудии, ухваченном из Лежанки в декабре.

    XIV
    ИНОГОРОДНИЕ

    Егорлыцкая была последней станицей Донской области, верстах в 130 — 140 на юго-восток от Ростова; далее, на юго-восток же, начинается Ставропольская губерния и, рядом с ней, на юго-запад, лежит Кубанская область.

    Южная часть Донской области исключительно богата, даже по сравнению с остальными донскими округами. Глубокий чернозем покрывает подпочву, где на аршин, где и на два. Земля обрабатывается, сравнительно, недавно и урожаи не успели истощить неизмеримые запасы питательных веществ в почве.

    При благоприятных условиях сбор пшеницы доходит до 200 пудов с десятины. Неурожаи сравнительно редки; сухие юго-восточные ветры, так губительно действующие в средней и северной части Дона, здесь обезвреживаются близостью моря и гор, посылающих свою влагу.

    Станицы переполнены всякой живностью, которая дешево кормится остатками при очистке хлебов. Много также рогатого скота и лошадей, отгуливающихся на вековых, нетронутых степных пространствах.

    Земельный простор велик, каждый казак получает надел на себя от 8 до 16 десятин и столько же на каждого сына. Кроме того станицы обладают еще громадными запасами земли на будущее, запускаемыми под пастбища и сенокосы.

    Сами казаки с своими наделами не справляются, а отдают часть земли в аренду пришлому элементу, так называемым иногородним, переселяющимся сюда из малоземельных губерний.

    Эти иногородние в начале появлялись в виде рабочих у богатых казаков. Скопив за два-три года работы небольшую сумму «грошей», иногородний покупал пару старых тощих волов и плуг с бороной.

    Сняв в аренду небольшой клочок земли, он засевал его и, пока хлеб вырастет, ютился в землянке на нанятом дворовом месте в станице и под жидким навесом хранил свою скотину.

    Вырос хлеб; иногородний выписал уже к себе нищенствующую на родине семью; собрал урожай, и, вместо землянки, появилась маленькая мазанка, домик из земляных кирпичей.

    Опять нанял он землю, но теперь уже участок побольше.

    Проходит несколько лет и чумазый «Охримко» превращается в крупного съемщика земли, владеющего десятками пар волов, выводящего на конскую ярмарку свой косяк лошадей, или торгующего на десятки тысяч салом, кожей или шерстью.

    На месте первоначальной землянки стоит каменный дом под железной крышей, с зелеными ставнями и кисейными занавесками, амбары завалены хлебом, на дворе толчея от птицы.

    Иногородний сыт и богат. Кажется, должен быть доволен; что же нужно еще человеку?

    Увы, он несчастен. Он бесправен. Он не может быть атаманом станицы, и не может даже избирать его, так как это право казаков. 

    Его дом стоит на чужом, станичном плане, он пашет казачью землю, которую не может купить ни за какие деньги. Он не собственник, а арендатор; он не свой, а иногородний.

    Это неполноправное положение мучает его и не дает ему спокойно наслаждаться жизнью и всеми дарами ее, находящимися в его обладании.

    Отсюда его затаенная, смертельная ненависть к казакам, ко всему складу их жизни, к их законам и обычаям.

    Вражда, годами скрываемая в тайниках души, за время «свобод» вырвалась наружу.

    Составляя во многих местностях значительное большинство населения, и пользуясь уходом казаков на войну, иногородние сразу захватили власть в свои руки, как только, вместо казачьих учреждений, образовались различные комитеты и советы.

    Перестали они платить и аренду за землю. Мало того, их аппетиты разгорались все больше и больше. Арендованной земли им оказалось недостаточно, и они требовали, чтобы вся казачья земля была поделена поровну между ними и казаками.

    Казаки разделились. Молодежь, вернувшаяся с фронта и зараженная идеями о безграничной свободе и о полном равенстве, стала большей 

    частью на сторону иногородних, к ним же присоединились и различные казачьи «изгои», опустившиеся, обнищавшие, которые думали, что хуже не будет, а лучше — может быть.

    Казаки — хозяева глубоко негодовали; но, пока земли их еще не трогали и ограничивались лишь угрозами, они молчали и только запоминали все, чему в будущем следовало бы предъявить счет.

    Идеи большевизма нашли самую благоприятную почву среди иногородних. Не вникая в суть ученья, они ухватились за большевизм, как за оппозиционную базу для борьбы с казачеством. Не понимая, чем грозит большевизм таким состоятельным людям, какими были они, иногородние, в особенности молодежь, составляли основу красных армий в казачьих областях.

    При подходе добровольцев все, наиболее активные элементы из иногородних и их сторонников уходили из станиц и хуторов и, по слухам, группировались в селе Лежанке. 

    XV
    БОЙ ПОД ЛЕЖАНКОЙ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ

    22 февраля, на рассвете, армия выступила из Егорлыцкой в направлении на с. Лежанку (Средне-Егорлыцкое-тож).

    Погода разгулялась и, вместо леденящего норд - оста, лицо обвевает теплый южный ветерок. Дорога начинает быстро просыхать. Верна пословица: — осенью — час мокнет и неделю сохнет, а весной — неделю мокнет и день сохнет. На пригорках показалась даже пыль.

    Перед станицей, впереди всех, строится офицерский полк. Его командир ген. Марков, возбужден и весел. Запахло, значит, порохом.

    Пришел рысью ген. Корнилов с своим конвоем из текинцев и трехцветное знамя блеснуло на солнце.

    Идут с сумками за плечами две сестры Энгельгардт. Удивительно неутомимые девушки. Весь поход совершили они пешком, в мужских сапогах, по колено в грязи и совсем не пользовались повозками, как другие сестры милосердия.

    С трудом пролезая уличную слякоть, выкатилась на дорогу батарея. Кони все в пене еле отдышались на дороге за селом.

    Авангард двинулся, а за ним потянулся и обоз.

    Прошли верст пятнадцать. Большой привал. Отдохнули, закусили, подкормили коней и снова в путь.

    Взошли на пригорок.

    — «Бум — бах», — на голубом небе закрутилось кольцо от разорвавшейся шрапнели и поплыло все выше и выше.

    То Лежанка приветствовала непрошенных гостей.

    Впереди лежала открытая равнина; за ней сверкала река, и на другой стороне ее, на возвышенном берегу, расположилось большое и богатое село.

    Там ждали армию и были спокойны, владея великолепной позицией для защиты.

    Артиллерия противника гремела, а пулеметы заполняли паузы.

    То была старая знакомая 39-ая пех. дивизия с своей артиллерийской бригадой пополненная местными большевиками.

    Густые цепи солдат расположились впереди реки и непрерывным огнем осыпали подходивших добровольцев.

    Казалось, ничто живое не перейдет эту долину смерти, открытую и ровную, как скатерть.

    Сердце сжимается за своих.

    Как можно такие позиции брать прямо в лоб?

    Но, добровольцы не рассуждали. Корниловский полк уже спустился и повел наступление.

    Где же, однако, офицерский полк?

    Что они молчат?

    Пригорок закрывает от глаз спуск, куда пошел со своими ген. Марков.

    Вот, наконец, мелькнула его папаха.

    Что же это? Парад на Марсовом поле?

    Стройными, ровными, как по ниточке, линиями выходят офицеры на равнину.

    Зачем же тут какие-то лошади и что они везут?

    Ничего не понять.

    Хватились за бинокли. Глазам не верится.

    Артиллерия? Идет в атаку? Вместе с пехотными цепями?

    Вот заезжает орудие. С передков: —Бум — бум — бум, — прямо в упор. На передки и опять вперед и вперед.    _

    Весь, казалось, огонь противника льется на эти цепи.

    Клубки дыма от шрапнелей свиваются в облако,— так часто рвутся они, одна за другой.

    Вот падают — один, другой третий…    

    Залегли, что ли? Не выдержали?

    Нет, — эти уже не встанут.

    У офицеров перебежек нет.

    Молча, без выстрела, равняются цепи.

    Винтовки за плечами, с полным презрением к врагу, идут марковцы.

    Не гнутся они под пулями и смотрят прямо в глаза смерти.

    Дрожь пробегает по спине.

    Все ближе и ближе. Наконец, — винтовки на руку, бегом и... пошла работа.

    Что за каша у солдат?

    Бросая винтовки, скидывая на бегу шинели, а кто даже и сапоги, — бегут все, сломя голову.

    Кто через мост; столкнулись, летят через перила; кто прямо в реку, не разбирая глубоко, не глубоко; вязнут, тонут... Но скорей, скорей, лишь бы не видеть этих ужасных глаз, полных гнева и презрения.

    Воображение беглеца лихорадочно работает; совесть подсказывает:

    —Что, узнал? Давно ли они были в твоих руках? Чуть не вчера рвал ты с них погоны и топтал в грязи; бил, мучил, плевал в лицо.

    —А теперь? Теперь твоя очередь? —Вот они, дьяволы.

    —    Заговоренные.

    —    Скорей, скорей, а не то смерть от одного ужаса. — 

    И был ужас.

    Этот ужас на век запечатлелся на лицах мертвецов; этот ужас не могли скрыть и мирные жители селения.

    Бледные, с трясущимися руками, они бросались на первый зов своих постояльцев. С перекошенными лицами, они чуть не душили своих плачущих детей, только бы не раздражить этих страшных пришельцев. Да, удар был нанесен жестокий.

    Не опоздай конница, посланная в обход, — ни один большевик не остался бы в живых.

    Во второй приход добровольцев в Лежанку, через два месяца, жители рассказывали, что преследуемые тогда солдаты были в невероятной панике.

    Верстах в двенадцати от села они побросали все: оружие, обозы, артиллерию; перерезали постромки у запряженных лошадей и ускакали, кто успел.

    Если бы добровольцы дошли тогда до этого места, добыча была бы колоссальной. Но надо вспомнить, что еще до боя армия сделала в это г день переход около 25 верст; а кавалерия только в этом селе получила, наконец, свежих коней.

    Слух об этом тяжелом поражении большевиков разнесся далеко кругом и предшествовал добровольцам на всем ледяном походе. При этом рассказывалось нечто невероятное о стремительности офицерских атак, о беспощадной их жестокости.

    Не раз, потом, на Кубани, казачки, ознакомившись ближе с добровольцами и увидав, что это люди, как люди, изумленно спрашивали их: 

    —Да, вы ли это были в Лежанке? Или другие?—

    Те ничего, сначала, не понимали. Хозяйки объясняли, что добровольцы, по рассказам, представлялись им не в виде людей, а каких-то чуть не одноглазых, чудовищ, пожирающих живых детей.

    Все это было последствием, действительно, ужасного боя; но, в этом бою, однако, не погибали не только ни женщины, ни дети, но не пострадал ни один мирный житель.

    Пленных солдат, правда, не было.

    XVI
    ПРОДОЛЖЕНИЕ

    Бой под Лежанкой имел большое значение. Он показал армии ее силу, но обнаружил также и некоторые недостатки.

    Здесь столкнулись лицом к лицу, грудь в грудь, — два мира — большевистские солдаты и добровольцы — офицеры.

    39-ая дивизия была воинскою частью, не так давно вернувшейся с фронта. Правда, дивизия была перестроена на большевистский лад; главную роль играли комиссары и начальство из солдат; но были и офицеры, конечно, уже третьего сорта, из тех, кому все равно, где служить, за что сражаться, лишь бы получать жалованье.

    Дивизия недавно имела даже успех под Ростовом, вытеснив из Батайска две-три сотни добровольцев. Это окрылило ее.

    — Шапками закидаем это офицерье, — бахвалились солдаты, поджидая добровольцев на превосходной позиции.

    Давно ли, несметные силы турок и курдов в панике бежали от них и очищали область за областью перед неодолимым натиском дивизии.

    А тут каких-то две, три тысячи, да и ког0? — буржуев? Без снарядов, без патронов? — Пусть попробуют, — выдерем зубы. —

    Да, перед ними была горсточка буржуев.

    Но, кто были эти буржуи?

    Половина состояла из офицеров, из лучших офицеров армии, так оскорбленных в своем достоинстве этими же солдатами.

    То был первый призыв в добровольческой армии. Явились все, кто страдал за попрание русской воинской чести и всем сердцем стремился смыть своей кровью с родины ее позорное пятно.

    С невероятными трудностями и опасностями пробрались они к ген. Алексееву; днем и ночью работали чтобы создать армию, закончить войну с немцами; — и опять мешают! И кто? свои же; те же самые солдаты, которые в бессмысленной ярости расстреливали их с тыла, когда офицеры фронта, образовав ударные полки, стремительно бросались на немцев.

    Нижними чинами в армии были — инженеры, адвокаты, земские и городские деятели, журналисты и, главным образом, учащаяся молодежь — юнкера, студенты, гимназисты и кадеты всех кадетских корпусов, откуда и пошло название добровольцев — «кадеты».

    Эти «буржуи» были также первого призыва. Их влекло в армию то же чувство любви к родине, но они пришли не с фронта, а из центра страны.

    Они были разорены, оторваны от своих семейств, и многие прошли через руки страшных большевистских «чрезвычаек». У одного разорили до тла и сожгли на глазах любимое родовое гнездо-имение; у другого замучили отца, брата, и всех ограбили до ниточки.

    Они видели, как православные церкви превращены были в кинематографы.

    Они знали из большевистских же газет, что их матери, жены и сестры — социализированы, т, е. выданы на полное поругание китайцам и латышам — этим бессмысленным преторианцам «свободнейшей в мире республики». 

    А кто сделал это? Разве не те, или не братья тех, кто стоит сейчас перед ними?

    И теперь, когда они готовы были забыть все, во имя долга перед родиной, кто же встал между ними и немцами? Кто защищал от них векового русского врага?

    В безумном гневе сжимается в руках винтовка.

    —    Вперед, вперед — лишь бы добраться до этой солдатни. —

    Тут не до разведки, тут не до подготовки боя.

    —    Вперед, вперед, мы им покажем. —

    И показали.

    Одним из крупных недостатков в организации армии, обнаруженным в этом бою, было отсутствие отличительных знаков на одежде для добровольцев. Штаб в свое время не подумал об этом весьма важном вопросе.

    По счастью не было печальных случаев взаимного обстрела. Но много солдат ушло безнаказанно только потому, что офицеры пулеметчики перестали обстреливать мост, не зная, где кончаются большевики и где начинаются преследующие их добровольцы. 

    Командующий просто приказал — немедленно надеть на околыши фуражек и на папахи кусок белой материи.

    Корнилов не любил комиссий и подкомиссий «с соответствующими окладами содержания». 

    XVII
    КУБАНСКИЕ КАЗАКИ
    НОВОЛЕУШКОВСКАЯ
    БОИ ПОД БЕРЕЗАНСКОЙ И ВЫСЕЛКАМИ
    НОВЫЕ ВЕСТИ

    Нагнав страху ставропольским большевикам в Лежанке, армия повернула на юго-запад и вошла в пределы Кубанской области.

    Все слухи об остром недовольстве казаков советским режимом и их готовность восстать,—оказались «преждевременными». Большевики действовали весьма осмотрительно и стараясь повсеместно распространить свои учреждения, тем не менее остерегались вводить у казаков коренные реформы. Нигде не оскорбляли они религиозного чувства кубанцев, очень щепетильных в этом отношении.

    Казачья молодежь была увлечена советскими учениями, отбилась, как жаловались старики, от рук, бездельничала, не работала, а только шаталась с митинга на митинг, да проклинала буржуев, о которых, однако, не имела никакого понятия.

    Пожилые казаки были уже обеспокоены слухами, что на Тамани иногородние, при содействии советов, отнимают лучшую землю у станичников и делят ее между собой. Но это беспокойство не переходило границ брюзжания, а рассказам добровольцев о неистовствах большевиков в центре государства — они просто не верили.

    Борьба советов с казачьим правительством Кубани еще не окончилась, и большевики были осторожны.

    Казаки, как и на Дону, думали: — посмотрим, и оставались совершенно нейтральными

    Они были приветливы к добровольцам, гостеприимны, многие отказывались даже от денег за продовольствие; но в армию они не вступали, за небольшими исключениями.

    Что было делать? Возвращаться назад?

    Но, в Екатеринодар уже дали знать о своем предстоящем походе. Тогда не было еще известно, что большевики посланных перехватили.

    Решили идти дальше, надеясь на иные настроения в других местах, где, опять по слухам, советы уже распоясались. 

    Кратчайшую дорогу на Екатеринодар запирала ст. Тихорецкая, железнодорожный узел, с большими мастерскими, — самое крупное гнездо большевизма в этой части области. Там собраны были большие силы с броневыми поездами.

    Корнилов решил обойти Тихорецкую: тем не менее делали вид, что армия идет туда. Расспрашивали везде про Тихорецкую, разузнавали открыто о дорогах, ведущих на станцию, но, под шумок, разведывали и о способах и путях обхода.

    Направившись из ст. Незамаевской по Тихорецкой дороге, армия, ночью, повернула в другую сторону. Сделав огромный переход Корнилов, неожиданно для противника, подошел к владикавказской жел. дороге у станицы Новомушковской верстах в 20 на северо-запад от Тихорецкой и там беспрепятственно перешел железнодорожную линию.

    Обычные взрывы пути по обеим сторонам, перехода через железную дорогу, привлекли внимание железно-дорожных большевиков и те дали знать на Тихорецкую о появлений добровольцев; но было уже поздно. Подошедшие с обоих концов броневые поезда не могли ничего сделать.

    Пути были хорошо испорчены; подвинуться ближе было нельзя, а с дальней дистанции снаряды не долетали, и орудия большевиков лишь салютовали армии.

    Пройдя около 100 верст по кубанской области армия не встречала сопротивления и безостановочно двигалась к Екатеринодару вдоль ж. д., по тракту, верстах в десяти на запад от линии.

    В каждой станице Корнилов созывал сходы, сам выступал на них с речами, но безуспешно.

    Огромные станицы, с несколькими тысячами жителей, давали 10-15, а самое большее 30 добровольцев.

    Жатва не созрела; большевики остерегались.

    Пройдя беспрепятственно через ст. Старолеушковскую и Ирклиевскую, армия, под ст. Березанской, имела короткий бой и заняла селение.

    Здесь Корнилов отечески наказал жителей. Те выслали еще в предшествовавшую станицу Ирклиевскую свою депутацию и приглашали армию к себе. Между тем, вырыв окопы, они встретили добровольцев огнем из винтовок и пулеметов. После боя, при входе армии в станицу, местное начальство поднесло Корнилову хлеб-соль, но командующий отвернулся и проехал мимо.

    Затем он вызвал стариков и приказал им объяснить свое вероломство. Те сослались на иногородних и на свою молодежь. Иногородние уже ушли. Корнилов велел собрать молодежь на площадь и приказал отцам выпороть своих сыновей нагайками, что они и исполнили с превеликим удовольствием.

    2 марта подошли к ст. Журавской и там узнали разные новости, весьма тревожные.

    Оказалось, что два дня тому назад в 10 верстах от ст. Журавской, при жел.-дорожной станции Выселки, происходил бой между екатеринодарскими войсками и большевиками.

    Большевики нанесли правительственной армии сильное поражение. Последствием боя было отступление казачьих войск к самому Екатеринодару; а по слухам Екатеринодар даже эвакуирован.

    Победители до сих пор находятся в поселке при станции и сегодня еще был от них разъезд на хуторах.

    Командующий приказал корниловскому полку немедленно выгнать большевиков из Выселок, что и было исполнено почти без потерь.

    На ночь в Выселках была оставлена кавалерия, которая, по какому то недоразумению, вдруг покинула поселок и пришла на Журовские хутора. Этим воспользовался противник и, получив подкрепление, срочно засел в Выселках.

    Пришлось на другой день вновь брать поселок; но за ночь большевики вырыли окопы и встретили посланных на них партизан сильным и упорным огнем.

    Молодежь понесла большие потери. Пришлось послать на подмогу офицерские части, и ген. Марков жестоко отомстил бывшим победителям. Бросив все свое добро, большевики разбежались.

    На станции добровольцы раздобыли себе сахара, в котором очень нуждались.

    Корниловский же полк долго щеголял в дамском белье; целая партия этого добра была захвачена в вагоне и, за неимением мужского белья, добровольцы облеклись в кружева и прошивки. 

    Здесь же был найден инженером Половцовым большой враг армии: хорошо снабженные материалами вагоны вспомогательного поезда для восстановления железнодорожных повреждений. В вагоны наложили горючего материала, облили керосином и торжественно сожгли.

    По железным дорогам в то время ездили только большевики, и блуждающим по степям добровольцам каждый вагон и паровоз были враждебны.

    В поселке нашли несколько казачьих офицеров; один из них только что приехал из Екатеринодара. Все подтвердили, что правительственная армия, под командой ген. Покровского, оставила столицу и двинулась куда-то, кажется на юг, в предгорья Кавказа.

    Для проверки этих сведений в тот же день были посланы переодетые офицеры.

    XVIII
    БОЙ ПОД СТАНИЦЕЙ КОРЕНОВСКОЙ

    Известие об уходе армии ген. Покровского из Екатеринодара поставило добровольческую армию в тяжелое положение.

    Быть почти у цели своего похода, в каких-нибудь 80 вер. от Екатеринодара, и увидать всю бесплодность перенесенных жертв и лишений? Шли в надежде соединиться с большой, по слухам, армией и предпринять крупные операции по очищению Кубани от большевиков и, вместо этих широких планов, пришлось думать вновь о своем спасении.

    Впереди, верстах в 12, по дороге к Екатеринодару, расположена, при жел. дорожной линии большая станица Кореновская, одна из баз большевистской армии. Там, по собранным сведениям, стоял отряд около 15 тыс. пехоты, кавалерии и артиллерии.

    Корнилов решил атаковать Кореновскую, как бы продолжая свой путь на юг. Он рассчитывал найти в станице необходимые армии военные припасы, которые значительно сократились за предшествовавшие бои. Военная добыча в этих боях была невелика.

    4 марта, утром, армия покинула Журавские хутора, и через несколько верст авангард уже вошел в соприкосновение с противником.

    Начался бой по всей линии.

    В центре вели наступление корниловцы и встретили упорное сопротивление красных. Станица была укреплена несколькими рядами окопов. Очевидно, большевики заранее подготовили позицию, чтобы задержать и остановить здесь победоносное до сих пор шествие армии Корнилова.

    Артиллерия противника действовала превосходно. Удачно выбрав наблюдательные пункты, открывавшие широкий горизонт, артиллеристы замечали каждое передвижение добровольческих частей и немедленно крыли их метким огнем.

    Бой затянулся, и положение становилось серьезным.

    Отступив к самой станице, большевики встречали атаки добровольцев непрерывным огнем из винтовок и пулеметов, скрываясь сами в окопах.

    Корниловцы вели энергичное наступление; но, взяв один ряд окопов, встречали вновь сосредоточенного противника, превосходившего числом в несколько раз.

    Артиллерия добровольцев, не имея большого запаса снарядов, расходовала их весьма осторожно и не могла поддерживать пехотные цепи непрерывным огнем.

    Движение корниловцев вперед замедлилось.

    —    Усилить огонь, — отдан приказ артиллерии.

    Взят еще ряд окопов.

    —    Снарядов больше нет, докладывают Корнилову.

    —    Послать за ними в обоз — был ответ.

    На правом фланге противника выдвинулся вперед бронированный поезд.

    —    В артиллерийском парке осталось только 30 шрапнелей — докладывают из обоза.

    Противник перешел в контратаку. Густыми цепями поднялись из окопов красные и ринулись на редкие линии корниловцев.

    Те подались назад.

    —    Центр прорван — докладывают Корнилову.

    Необходимо послать на подмогу, а резервов больше нет.

    Мимо командующего проходит кучка легкораненых юнкеров чел. 10-12, возвращающихся с перевязки в строй.

    —    А это разве не резерв? — спрашивает Корнилов. — Полковник Тимановский, примите командование.

    Пол. Тимановский, раненный за японскую и германскую кампанию 17 раз, невозмутимо покуривая свою неизменную трубочку, исполняет приказ.

    Опираясь на полку, хладнокровно ведет он свою армию для заполнения прорыва; по дороге к ним присоединяется гусар Лопуховский с льюисовским пулеметом.

    Лопуховский вскакивает на стожок сена и оттуда поливает в упор наседающие цепи.

    Большевики останавливаются.

    —    В тылу показалась густая пыль — доносят из обоза. — Подходит отряд, очевидно, с кавалерией.

    —    Построить вагенбург — отдается приказ.

    —    Выслать в тыловую цепь всех способных действовать оружием.

    Оцепенелая змея обоза оживает. Звенья свиваются. Повозки становятся рядами, и беззащитный, до сих пор, обоз превращается в четырехугольное живое укрепление, — вагенбург, — последняя опора на случай неудачи боя.

    Все чины армии, шедшие с обозом, около 100 чел., без различия положения и возраста, берут винтовки и выходят из вагенбурга. К ним присоединяются и раненые, способные двигаться.

    Отойдя на несколько сот шагов назад, они рассыпаются в цепи и залегают.

    Два последних пулемета ставятся в центре.

    Вот и вся тыловая защита.

    Между тем, в центре боя, наступление противника усиливается резервами.

    Корниловцы не выдерживают и подаются еще назад.

    Тяжело раненые стреляются. Не имеющий револьвера с мольбой смотрит на отступающих своих.

    Глухой выстрел. Исполнен страшный обет — не оставлять своих живыми. 

    К противнику подходят новые резервы. Положение делается критическим. Участь боя решается.

    Снарядов и патронов больше нет. С тыла обойдены.

    XIX
    БОЙ ПОД СТ. КОРЕНОВСКОЙ
    (продолжение)

    В то время, как корниловцы вели бой в центре, на правом фланге упорно отстаивались партизаны, под командой ген. Богаевского.

    Левый фланг занимал офицерский полк.

    Сделав большой обход, Марков подошел к станице с другой стороны.

    Быстро выбили офицеры противника из передовых окопов и погнали к станице вдоль железной дороги.

    Красные, отстреливаясь, отступали.

    На их защиту вылетает броневой поезд.

    Искусно маневрируя, он избегает обстрела артиллерии, и его многочисленные пулеметы сметают, кажется, все кругом.

    Офицеры остановились.

    — Штаб за работу — командует генерал Марков.

    Штаб офицерского полка немногочислен: молоденький, но видавший виды, капитан — адъютант; врач, он же казначей, — Родичев и заведующий оружием — инженер Жемчужников.

    Этот штаб писал немного донесений и отношений; все текущее делопроизводство полка и весь архив помещались за голенищем адъютанта; но в бою штаб не отходил от командира и был его последним резервом.

    Штаб работает, чуть не под самым поездом. Один тащит обломок рельса, два несут шпалу, — и через две минуты путь загроможден, — на рельсах горка всякой дряни.

    Поезд замедляет ход.

    Офицеры с пулеметами бросаются на него в атаку.

    Броневик раздумывает и сначала медленно, а потом все скорее и скорее, уходит и больше не показывается.

    Красные, видя неудачу броневика, отступают на рысях.

    Еще нажим, и все в панике бежит в станицу.

    Офицеры врываются за ними и штыками выбивают их из хат. 

    «Товарищи» пытаются скрыться за рекой, запружают гать и целыми сотнями летят в воду, скошенные пулеметами.

    Станица занята.

    Торжествующее «ура» офицеров доносится до центра боя.

    Красные победители в недоумении останавливаются. Их задние ряды уже обстреливаются с тыла марковцами и бегут мимо станицы.

    Измученные корниловцы оживают.

    — Наши обошли. Вперед. —

    Бой кончился. Обоз вытягивается снова в линию и исчезает в станице.

    Зловещая пыль в тылу относится в сторону вечерним ветерком, и из нее выходят три сотни брюховецких казаков, шедших на соединение с добровольцами.

    Казаки, очевидно, выжидали результатов боя. Из станицы их гнала злоба на иногородних, здесь уже не стеснявшихся в социализации казачьего добра ; но идти к добровольцам, когда они ведут такой сильный бой, было рискованно.

    А вдруг их разобьют? Куда же деться казакам?

    — Не зная броду, не суйся в воду, — решили станичники и послали своих на разведку.

    Теперь с песнями, под несмолкаемое «ура» добровольцев, они гордо входили в Кореновскую.

    Армия была в восторге. Блестящая победа над врагом, в пять раз сильнейшим, засевшим на укрепленной заранее позиции, воодушевила добровольцев.

    Огромная военная добыча была, как нельзя более, кстати, в виду полного истощения боевых припасов. Красные оставили несколько орудий, вполне исправных, тысячу снарядов, до ста тысяч патронов, много винтовок и другого военного имущества.

    А тут еще в добавление пришел и первый казачий отряд; две сотни были конными. До сих пор вся конница добровольцев не превышала этого числа.

    На большевиков Кореновский бой также произвел огромное впечатление.

    Они совершенно не ожидали такого исхода. Они рассчитывали встретить отряд, истомленный долгим походом, измученный предшествовавшими тремя боями.

    Эти бои следовали один за другим без передышки и, по донесениям большевистских командиров, добровольцы понесли жестокие потери. Но, вместо «остатков разбитых банд», как писали в их листках, большевики встретили стройные части, дисциплинированные железной рукой и полные боевой инициативой.

    Не имея возможности сказать всю правду, их начальство прибегло ко лжи и впало в другую крайность.

    В большевистских газетах появилось описание боя в таком, приблизительно, виде:

    — Наш передовой отряд под Кореновской потерпел неудачу, столкнувшись со всем авангардом Корниловских банд, состоящим из 20.000 добровольцев. —

    Они не понимали, что, преувеличивая силы противника, тем самым они его рекламировали. 

    XX
    ВРАГ В ТЫЛУ. ВРАГ НА ФРОНТЕ
    ВРАГ НА ФЛАНГАХ
    СВЕТОВАЯ ТЕЛЕГРАММА

    Остатки красных добежали до следующей ст. Платнировской. Там, встретив подкрепление из Екатеринодара, они остановились и принялись за окопы.

    Через день, темной ночью из Кореновской, бесшумно, выступили добровольцы. Запрещено было курить и громко разговаривать.

    Выслав заслон к Плотнировской, армия свернула с екатеринодарского тракта, перешла железно-дорожную линию и направилась на юго-восток, по дороге к ст. Усть-Лабинской.

    Корнилов избрал очень рискованный путь. Добровольцы вошли внутрь треугольника, образуемого железнодорожными линиями, соединяющими Екатеринодар, Кавказскую и Тихорецкую.

    Эти вершины треугольника были крупными базами противника. Там находились сильные гарнизоны и стояли броневые поезда. Малейшая задержка на ходу и армия могла быть задержана, а это предрешало ее гибель.

    На рассвете вошли в Раздольную, в 12 верстах от Кореновской и в таком же расстоянии от Планировской. Задав корм коням, расположились закусить и отдохнуть после бессонной ночи. Но это были лишь сладкие мечты.

    Шрапнель — одна, другая, третья — и загорелся арьергардный бой. Большевикам дали знать об уходе добровольцев, и те бросились в погоню.

    Армия двинулась вперед, оставив партизан и кавалерию отгрызаться от наседавшего противника. Ген. Богаевский не подпускал красных к обозу, переходя неоднократно в контратаку. Но, неприятельская артиллерия все время крыла транспорты шрапнелями.

    Прошли так верст пятнадцать.

    —    Стой. —

    И завязался авангардный бой с войсками, вышедшими навстречу добровольцам из ст. Усть-Лабинской.

    Обоз свернулся и замер.

    Бой разгорается.

    —    Пришлите снарядов — требуют партизаны с тыла.

    — Давайте патронов — кричат присланные из авангарда.

    А шрапнели несутся и сзади и спереди, и с боков.

    Прямо перед армией, пересекая тракт, лежит железно дорожная линия, связывающая Екатеринодар с Кавказской. Далеко белеют дымки паровозов, спешно подвозящих и справа и слева эшелоны пехоты и артиллерии на помощь усть-лабинским большевикам.

    Налево — болото. Сзади плотнировский отряд. Направо — пожалуйте в Екатеринодар.

    Окруженная со всех сторон армия, тем не менее не ограничивает своих действий пассивной обороной, а смело бросается на врага.

    Корниловцы и офицерский полк, соперничая между собой в доблести, сминают усть-лабинцев и гонят их в станицу.

    Но, красные подваливают по железной дороге с обеих сторон и сжимают фланги.

    Добровольцы бьют направо и налево, эшелон за эшелоном, и неудержимо наступают вперед.

    Офицерский полк захватывает батарею. Повернув орудия, офицеры встречают метким 

    огнем один из броневых поездов, спешивший на помощь к расстроенным «товарищам».

    Не ожидая найти так близко артиллерию противника, поезд быстро уходит, а «товарищи», в полном ужасе, — за ним.

    Корниловцы врываются в станицу. Большевики бегут за Кубань. Добровольцы преследуют их по пятам. и также переходят через мост.

    Тем временем к самой станице скрытно подходит новый эшелон пехоты, выброшенный из поезда за несколько верст от места боя.

    В селении остались только Корнилов со штабом и небольшой конвой.

    — Мы пережили несколько скверных минут — говорили потом штабные.

    По счастью успели повернуть часть корниловцев, и штаб был спасен.

    Не останавливаясь ни на минуту, обоз пробегает через станицу и, к ночи армия уже за Кубанью, прикрытая рекою с тыла.

    Еще восемь верст перехода, и добровольцы расположились на ночлег в ст. Некрасовской. 

    Лишь тут сказалось утомление армии от непрерывных переходов с ежедневными боями. Все повалились, где стояли, и станица замерла.

    Не спится лишь вождям армии. Заботы гонят сон:

    —    Теперь ушли; счастливо вывернулись из проклятого треугольника. Дальше что? Куда идти? В горы? А кто кормить будет? Голод. Смуты. Все пропадет. —

    Легкий скрип двери.

    —    Кто там?

    —    Дежурный, ваше пр-ство. Потрудитесь выйти на минутку. —

    Генерал вскакивает с кровати и спешит за дежурным на крыльцо.

    —    Прислушайтесь, ваше пр-ство. —

    Мертвая тишина. Небо ясно, и лишь на западе темнеют какие-то облачные полосы.

    Но вот, тучка вспыхнула и, через несколько минут, как будто, проворчал отдаленный раскат грома.

    Еще и еще раз.

    —    Да, несомненно, они там. Ночной бой, Разбудите командующего. —

    Но командующему самому не спится. Он слышит шепот и выходит на террассу.

    —    Что тут у вас?

    —    Покровский и Эрдели дерутся там. Новая вспышка указывает место боя на

    юго-западе.

    Никто из разведчиков, тайно посланных отыскать хотя бы следы армии ген. Покровского, не вернулся.

    Местные жители давали показания, друг другу противоположные; армия пропала; и только теперь это ночное безмолвие открыло важную тайну. 

    XXI
    МАНЕВРИРОВАНИЕ АРМИИ
    БОИ НА Р.БЕЛОЙ
    ЧЕРКЕСЫ

    Простояв два дня в ст. Некрасовской, армия отдохнула. Правда, этот отдых был относительным. С утра до вечера станица обстреливалась артиллерийским огнем из хуторов, лежащих за рекой Лобой.

    Но кони поели, люди отоспались, а ждать было некогда. Надо возможно скорее соединиться с екатеринодарской армией, пока она не отошла далеко или, что могло случиться, пока она не разбита и не рассеяна.

    Пошли по хуторам и черкесским аулам. Утром били армию артиллерией на месте ночлега, а днем армия била красных на поле.

    На завтра та же очередь.

    Замечательно одно: не было случая, чтобы армия не ночевала в том селении, которое было назначено приказом, отданным накануне вечером.

    Армия всегда была окружена со всех сторон отрядами большевиков. Но каждый день, добровольцы сметали все, стоящее на их пути, много ли, мало ли было выслано им навстречу. Выдерживали подряд по два боя в день, но ночевали там, где было приказано.

    Когда ген. Маркову, обыкновенно командовавшему авангардами, докладывали, что противник очень многочисленен, он отвечал:—«Не считай, а бей; — это — рвань, а не солдаты».

    Не считали и били; рвались вперед и трепали во все стороны, как волки, в стаде овец. Зазнались до того, что бой считался равным только тогда, когда большевики раз в пять превосходили числом; и все-таки их били, если не силой натиска, то искусным маневрированием.

    Армия подвигалась быстро и часто, совершенно внезапно, меняла направление. Имея мало карт, офицеры, при первой возможности, снимали копии предполагаемого пути с карт их счастливых владельцев ; но, через переход, бросали эти копии: — армия пошла совсем в другую сторону.

    Эти прыжки сбивали противника, и нигде не успевали большевики сконцентрировать такие силы, чтобы могли задавить армию просто той громадной численностью, которая была в их распоряжении. 

    Перейдя реку Белую в селении Царский Дар, добровольцы встретили упорное сопротивление больших сил красных, расположившихся за рекой, на возвышенности.

    Свернули обоз в котловине и бросились в атаку.

    Но всему есть границы. Казалось, тут положен был предел и воинской доблести.

    Великолепные позиции, занятые противником, и численное его превосходство сломили стремительность офицерских атак.

    Все было послано в цепи. Конвой командующего дрался уже чуть не с начала боя.

    Все легко раненые офицеры и чины обоза, кто был помоложе снимались с повозок при переходе через мост, строились и уходили в поле. Последняя защита обоза, охранная рота из инвалидов, давно уже в цепи.

    Несчастный обоз кроют перекрестным огнем и с фронта, и с тыла. На ген. Богаевского, бывшего с партизанами в арьергарде, также наседает упорный враг и давит превосходными силами.

    К правому флангу противника подходит подкрепление с артиллерией. Шрапнели летят на обоз и с третьей стороны.

    Спешно работает артиллерийский парк, непрерывно отпуская патроны и снаряды нетерпеливым посланным из частей. Измученные врачи и сестры перевязывают, под непрерывным огнем, десятки раненых, бредущих поддерживая друг друга, со всех сторон.

    Над самыми головами рвется шрапнель, и две сестры, санитар и пять раненых падают на землю, пораженные пулями.

    Пулеметы противника такают все громче и громче.

    — Послать музыкантов, — передается приказание по обозу; и этот последний резерв армии уже использован.

    Казалось — все потеряно.

    Но отчаянный натиск офицеров разрывает, наконец, на минуту, сомкнувшееся железное кольцо и обоз рысью устремляется в свободное пространство. Пули и шрапнели летят в него со всех сторон.

    Вдруг, радостное «ура» несется в воздухе: — прискакал джигит из армии ген. Покровского; екатеринодарцы дерутся верстах в пятидесяти от армии.

    Недоумевающий враг приостанавливается, и победа его бесплодна.

    Обоз уже в ст. Рязанской и, не задерживаясь, переходит через мост, оставив реку за собой.

    Армия в черкесских аулах.

    Движение ее замедляется. На каждом шагу дорогу прерывают реки и речки, стремящиеся с предгорий Кавказа. Зыблящиеся мостики, на высоте пяти, шести сажень, ненадежны. Повозки тянутся с интервалами. Кавалерия идет прямо вброд, и только кони фыркают от брызг ледяной воды.

    Дорога пошла лесами; обоз медленно движется по узкому пути; колеса вязнут в непросохшей глине.

    Прошли, где с боями, где беспрепятственно, аулы Габукай, Несшукая, Понежукай, Вочепший и Гатлукай.

    Черкесы встречают приветливо. Вход в аулы указывается белыми ленточками в знак миролюбия их жителей.

    Но это миролюбие не спасло их от большевистских зверств. Скот у них угнали, сакли поразорили, даже ульи пчел уничтожили, разрубая их топорами, чтобы поскорее достать мед.

    Собрав в один аул цвет черкеской молодежи, под видом мобилизации, «товарищи», внезапно накинулись на них и всех перебили. Эти груды изуродованных трупов черкесы показали добровольцам, они не смели хоронить их без приказа.

    В бешенстве сжимаются кулаки и даются клятвы не щадить этих зверей.

    Черкесы молча стоят кругом; но в каждом ауле к армии присоединяются мстители за свою кровь, поклявшиеся отплатить врагам.

    Постепенно из черкесов была образована особая конная часть, превратившаяся впоследствии в шестисотенный черкесский полк.

    Черкесы были храбры и смело бросались конной атакой на врага.

    Но артиллерийский огонь действовал на них угнетающе, и они вначале совершенно терялись под сильным орудийным обстрелом. Потом привыкли и, в свою очередь, пугали большевиков, бросаясь на них с каким-то особо пронзительным визгом.

    Пощады врагу они не знали и пленных никогда не приводили. 

    Большим недостатком черкесов была их беспечность. Ночью они все спали, включая и часовых. Их бранили, наказывали; ничего не помогало.

    — Твоя боится, говорили они, — не спы, а моя не боится, мы спать будэм.

    Спали, платились за это своими головами и все-таки спали. 

    XXII
    ГОЛОДОВКА
    ГЕН. ПОКРОВСКИЙ
    В ЕКАТЕРИНОДАР

    В черкесских аулах пришлось немного поголодать.

    Здесь кончились роскошные кубанские равнины, и глинистые предгорья Кавказа не были так плодородны. К тому же и черкесы плохие земледельцы; хлеба было совсем мало даже для самих хозяев.

    Их главное занятие — скотоводство; большие стада буйволов и овец находят себе прекрасный корм в перелесках, на полянах и по речным долинам.

    Торговля скотом доставляла им все необходимое и хлеб, и соль, и всякие продукты промышленности.

    Большой доход давал им также и лес, который они разрабатывали и свозили на Кубань, где лесной растительности нет.

    Землю из-под срубленного леса у черкесов брали в аренду армяне и греки из Трапезонда. Они выкорчевывали пни, разрабатывали землю сначала ручными кирками и сеяли на ней табак. На свежей земле, никогда не бывшей под обработкой, табак давал великолепные урожаи в течение нескольких лет и щедро отплачивал за тяжкие труды по обработке среди корней и каменьев.

    За время войны и междоусобий все эти промыслы пали. Большевики разграбили скот, угнали лошадей, и черкесы остались без всего, что необходимо было для их жизни.

    Голодали хозяева, голодали и постояльцы, хотя черкесы и делились с ними последним, соблюдая законы гостеприимства.

    Добровольцы запаслись всякими мясными продуктами еще на покинутых большевиками хуторах, но все эти запасы пропали даром. Оказалось, что черкесы, как правоверные магометане, не могли готовить в своей посуде живности, зарезанной не по их законам и не их резниками.

    Великолепный жирный гусь, потерявший свою голову при нечаянной встрече с казачьей шашкой, был, с магометанской точки зрения, — поганью.

    С великой грустью кидали добровольцы и безусловно поганых — молочных поросят.

    Сохрани Бог, было обидеть бедняков черкесов и осквернить их посуду и самый очаг нечистым. Корнилов никогда не простил бы этого.

    Пожевали кукурузных лепешек, подтянули пояса и опять пошли вперед, навстречу неизвестной судьбе.

    Аул Шенжи, 14 марта.

    Балконы и изгородки усеяны добровольцами.

    Все смотрят на дорогу по направлению к ст. Калужской.

    Из предместья доносится громкое — «ура». По дороге идет конная сотня. На папахах наискосок зеленая лента с мусульманским полумесяцем. То черкесский отряд сопровождает командующего екатеринодарской армией ген. Покровского, прибывшего на свидание с ген. Корниловым. Рядом с генералом—милейший И. Г. Эрдели.

    Сзади офицерская сотня.

    — Сотня, стой.

    Генералы входят в помещение штаба.

    Общее радостное оживление.

    Среди прибывших много знакомых еще по германской войне. Взаимные расспросы о близких:

    —    Где Иванов?

    —    Убит в Пашковской.

    —    А Тюмрюков?

    —    Командует сотней. — и т. д.

    Оказалось, что екатеринодарская армия, окруженная большими силами противника в Екатеринодаре, вышла из него за Кубань, чтобы не быть отрезанной от гор Кавказа, куда могла укрыться в случае неудачи.

    Перейдя реку армия блуждала в окрестностях столицы, поджидая Корнилова, о приближении которого имелись сведения.

    Большевики бросились за екатеринодарцами в погоню, но маленькая армия отбивалась от них, хотя и с большим трудом.

    Тщетно вызывал г. Покровский через радиостанцию: — Корнилов, Корнилов... Полное молчание. У добровольцев беспроволочного телеграфа не было.

    Потеряв надежду на соединение с Корниловым, кубанская армия решила уйти в предгорья Кавказа, к с. Горячий Ключ. Там местные условия способствовали бы обороне от большевиков, так как подступы к селению преграждались горным хребтом.

    Последние бои не были удачными, один из отрядов армии оказался отрезанным и почти весь погиб. Недовольство вождями вызвало брожение среди кубанцев, которое грозило очень печальными последствиями. Но это упавшее настроение сразу сменилось радостными надеждами, когда к ним прорвался наконец, разъезд корниловцев. Теперь они стоят в ст. Калужской.

    —    Смирно! — раздается команда.

    На золотистом кровном скакуне подъезжает Корнилов.

    Поздоровавшись с конвоем, он в кратком, горячем слове приветствует давно желанное соединение армий и зовет всех на новые подвиги во имя великой родины.

    Бурный восторг овладевает всеми, и радостное оживление царит в ауле.

    Теперь все вместе. Силы удвоились.

    —    В Екатеринодар, в Екатеринодар! 

    А соединенная даже армия не превышала пяти тысяч, считая все, что было в обозе, т. е. раненых и больных, врачей, штабных и штатских, число которых значительно увеличилось с беженцами из Екатеринодара.

    Но радость объединения, имена известных всем генералов, непрерывные удачи добровольцев, — все это так воодушевляло, что люди забыли о существовании науки — арифметики.

    XXIII
    ЛЕДЯНОЙ ПЕРЕХОД

    На следующий день, 15 марта, добровольцы двинулись из аула на соединение с екатеринодарцами. Обоз армии должен был идти в ст. Калужскую, где расположился ген. Покровский, а строевые части направились к ст. Ново Дмитриевской. Эта станица была местной базой большевиков.

    Красных предполагалось атаковать совместно с ген. Покровским, который со своей армией должен был подойти с другой стороны по направлению к ст. Григорьевской.

    День был пасмурный; шел мелкий дождик; низкие облака неслись, гонимые вечным норд-остом. Становилось все холодней и холодней.

    Тщетно укутывались добровольцы в свои лохмотья. Дождь промочил насквозь их убогую одежду, а в дырявых сапогах хлюпала ледяная вода.

    Прошли так половину пути. 

    Норд-ост рассвирепел; его порывы слились в сплошную бурю. Дождь превратился в ледяные иглы, больно бившие по лицу.

    Верхняя одежда смерзлась и связала движение рук и ног. Лошади также покрылись ледяной корой и еле передвигали ноги.

    Добровольцы замерзали на открытых отрогах Кавказа.

    Наконец, вместо дождя стал падать снег гуще и гуще, и все затмевает степной буран.

    Сгорбленная фигура приткнулась у подножья дерева, и снег заносит ее своей белой пеленой.

    Подходит санитар и расталкивает ее.

    — Оставьте, не могу больше, я умираю, — шепчут побелевшие губы, и из глаз молоденькой сестры льются бессильные слезы.

    — Нельзя, сестра, замерзнете; — и санитар силой поднимает ее и ведет дальше под руку.

    ~ Трах, — рвется граната у самой дороги, и как бы встряхивает понурый отряд.

    Роты подходят к речке, окаймлявшей ст. Новодмитриевскую.

    Об армии Покровского сведений нет, и посланные разъезды не нашли никого, кроме неприятельских дозоров.

    Красные уже осведомлены о приближении добровольцев и встречают их огнем с гребня берега.

    Что делать?

    Маленькая речка от дождя превратилась в бурный поток и снесла все мосты.

    Под непрерывным огнем неприятеля выбирается место, где течение не так быстро.

    А вдруг тут-то и глубоко?

    Ген. Марков приказывает двум пленным большевикам идти в воду—исследовать брод. Те, еле ворочая языком от холода, отказываются.

    Револьвер к носу, и красные уже в речке; барахтаясь и спотыкаясь, переходят они, по грудь в воде, на другой берег.

    — Посадить пехоту на крупы коней и марш, командует Марков.

    Добровольцы не могут сами сесть верхом,— вся одежда превратилась в лед. Их подсаживают и поочередно перевозят через поток.

    Менее терпеливые бросаются сами в эту кашу из снега и воды, держа над головой винтовки и патроны.

    — Пропал табачок, — горюет неисправимый курильщик.

    Артиллерия добровольцев молчит. Орудия вмерзли в грязь при остановке, и их бросили.

    Неприятельский огонь неистовствует, и грохот орудий вырывается из завываний бури.

    Добровольцы лезут на крутой, обледенелый откос берега. Скользят, падают; метель слепит глаза, руки коченеют от холодной, как лед, винтовки; вперед, вперед на эти бьющие в упор пулеметы!

    Вот кучка офицеров уже на гребне и ударила в штыки.

    Красные, не видя, сколько врага, бросают все и бегут через станицу.

    Добровольцы преследуют их, а другие очищают хаты.

    В середине станицы даже не знали, что армия уже вошла, и много красных захватили врасплох; они не думали, чтобы в такую погоду можно было вести серьезное наступление, а, за шумом бури, засевши в теплые хаты, вероятно, не слыхали и звуков боя в самой станице.

    Ген. Корнилов со штабом вошел в селение вместе с передовыми отрядами и, по обыкновению, направился на площадь, к станичному управлению.

    Оттуда их встретили огнем из винтовок и, только после перестрелки, командующий армией завоевал себе право на убежище от метели.

    — Только наши баричи, — говорил генерал Марков, — могут драться в такой сатанинской обстановке.

    Пока шел бой под Ново-Дмитриевской, обоз тянулся по дороге в Калужскую.

    Несчастные раненые и больные, как ни были они укрыты одеялами и халатами, реквизированными в последней ст. Рязанской, — испытывали страшный холод. Одежда обледенев, коробилась, и дьявольский ветер пробирал насквозь.

    Грязь была невылазная, и кони еле-еле плелись по размокшей, липкой глине с косогора на косогор.

    Только в сумерки подобрались к станице отсталые повозки, а все расстояние было 16 верст.

    Поздно вечером начальнику снабжений генералу Элиснеру доложили, что одна повозка с четырьмя ранеными не пришла, и никто их не видел.

    Немедленно послали верховых на розыски; те всю ночь искали повозку, прошли по дороге вплоть до Шенжи и лишь на обратном пути, на рассвете, заметили в стороне от дороги, пропавших.

    Повозка стояла среди реки. Обледенелые раненые были без движения и без языка.

    Потом они рассказали, что разыскивая дорогу получше, несчастные возницы забрели в яму в реке, и усталые кони не смогли их вытащить. Кругом вода, а их криков о помощи не слышно было за бурей. Так и провели всю ночь под снежным бураном.

    Милость Божья покровительствовала добровольцам. Десятки коней пали после этого ледяного перехода; но из раненых и больных умер только один. Многие жестоко простудились, но, похворав, оправились. Правду говорят, что человек — один из самых выносливых животных. 

    Корниловские обозные по приходе в станицу, к своему величайшему удивлению, встречали на предназначенных им квартирах строевые части екатеринодарской армии.

    Кто же пошел на подмогу добровольцам?

    Никто.

    Правда, конные части все-таки были посланы, но вернулись, объявив, что реки разлились, и кони не пошли в воду.

    В Корниловской армии подобное неисполнение приказания было немыслимым.

    При реорганизации армии в ст. Ново Дмитриевской, ген. Покровский, несмотря на свои колоссальные услуги Кубани, командования частью не получил.

    В ст. Калужской в числе беженцев из Екатеринодара оказались б. председатель Гос. Думы, М. В. Родзянко, и сын его Н. М, бывший потом в армии начальником санитарной части.

    XXIV
    РЕОРГАНИЗАЦИЯ АРМИИ
    ПОЛК. КОРВИН-КРУКОВСКИЙ
    СУД и КАЗНИ, ДОМАШНИЕ ДЕЛА

    В ст. Ново-Дмитриевской армия приводила в порядок различные свои домашние дела.

    С кубанцами было заключено соглашение, по которому их армия была подчинена Корнилову.

    Соединение армий требовало их реорганизации.

    Все оставшиеся еще мелкие воинские части были соединены в крупные единицы, и войска были сведены в три бригады: 1-я, под командой г.-л. Маркова, состояла из офицерского добровольческого и стрелкового кубанского полка; 2-я, под командой г. м. Богаевского, — из корниловского и партизанского полков, и 3-я, под командой г. от инф. Эрдели — из всех конных частей — двух офицерских полков и одного черкесского. 

    Пришел в Ново Дмитриевскую и соединенный обоз армии. Дорога была ужасная; выпавший снег растаял, все ручьи превратились в бурные потоки и уничтожили мосты.

    Помог переходу комендант армии пол. Корвин-Круковский — герой знаменитой в свое время «Козювки» на Карпатах, где он со своими стрелками день и ночь отбивал повторные атаки превосходных сил.

    Полковник был не только храбрым воином и строгим командиром, но оказался и находчивым инженером. Из всякого, казалось бы, неподходящего материала: сломанной телеги, изгороди, соломы, он созидал, при содействии пленных большевиков, какие то небывалые сооружения; называл их мостами и переводил через них обозы. Долго ли потом его постройки прославляли архитектора,— неизвестно, но обозы соединились с армией.

    Из Ново Дмитриевской были посланы отряды, которые и заняли с боями ближайшие селения Смоленскую и Григорьевское, куда пытались укрыться красные после боя 12 марта.

    Долго простояла армия в этой станице. Но тут, в связи с полученными сведениями, решался целый ряд вопросов о дальнейших ее действиях.

    Никто не сомневался, что Екатеринодар падет. Разведчики приносили самые благоприятные вести. Гарнизон в столице, будто, слабый, всего несколько тысяч; артиллерии немного; большевистское начальство перессорилось и т. п. Отсюда делались и соответствующие выводы.

    Весь вопрос заключался только в том, как атаковать Екатеринодар. Город стоял по ту сторону Кубани, и для перехода через реку был только один мост. Такой путь не мог считаться надежным; стоило подорвать мост и вопрос исчерпан. Следует, очевидно, искать иных способов.

    Подумали, порасспросили и нашли; но решение совета держали в самой строгой тайне, и никто его не знал. Под большим секретом передавали, что армия пойдет на кубанскую столицу все-таки прямо, кратчайшим путем, т. е. через Георгие-Афипскую и вдоль железной дороги через Энем.

    Этот секрет сделался секретом полишинеля, что и требовалось. Конечно, он немедленно был сообщен и противнику.

    Шпионы в армии были, и, к сожалению, они проникали во все места, где могли получить нужные им сведения. Когда их ловили, то, конечно, немедленно уничтожали.

    Казнили также и большевистских комиссаров, если, по произведенному расследованию оказывалось, что они злоупотребляли своей властью.

    Мелких преступников наказывали нагайкой, в особенности за кража и за стрельбу в воздух на стоянках. Кража лошади или насилие над жителями каралось смертью.

    В Ново Дмитриевской в свободное сравнительно время, военно-полевой суд разобрал целый ряд дел по старым еще счетам, и восемь человек были повешены на площади.

    Среди них были два добровольца, осужденных за насилие над женщинами. Это были персы из Корниловского полка, приставшие к армии по дороге.

    Пользуясь досугом, добровольцы справляли свои дела. 

    День и чуть не всю ночь работали кузнецы, перековывая лошадей и ремонтируя повозки. Все износилось, истрепалось по ужасным дорогам в весеннюю распутицу. Сапожники чинили остатки обуви, а сами добровольцы, смешно держа иглу вперед себя, зашивали свои лохмотья и чинили сбрую.

    Все работали между ежедневными боями с большевистскими отрядами. Враг не спал и постоянно тревожил армию усиленными рекогносцировками. Шрапнели над станицей рвались с утра до вечера. Но к этому так привыкли, что никто не обращал внимания; только счет раненых увеличивался с каждым днем. 

    XXV
    В ГЕОРИЕ АФИПСКОЙ
    ПЛАН КОРНИЛОВА
    ПЛАВНИ

    26 марта, утром, соединенные армии выступили из Ново Дмитриевской, прямой дорогой, в Георгие-Афипскую, что и подтверждало, как будто, всем известный секрет.

    Вновь добровольцы увидели своего старого врага, железную дорогу, и броневые поезда послали им свои приветствия.

    После упорного боя станица была занята, но броневой поезд подходил со стороны Екатеринодара на такую дистанцию, что мог обстреливать селение. Эта неприятность была последствием неточного исполнения приказания, данного полк. X.

    Он хотя и испортил предшествовавшей ночью железную дорогу, но не подорвал все мосты, которые были ему указаны, и тем не оградил станицу от обстрела броневиком, В тот же день пол. X был отставлен от командования частью.

    Заняв Георгие-Афипскѵю, Корнилов остался там ночевать; но, в тот же вечер, конница вышла из станицы с неизвестным никому приказанием.

    На следующий день армия, взорвав за собой мосты, вышла из станицы; но взяла направление не на северо-восток, где находился Екатеринодар, а на северо-запад, на аул Панахес. Только в пути узнали действительный секрет Корнилова и то тогда, когда посланный от ген. Эрдели доложил, что приказание, ему отданное, уже исполнено.

    Ген. Эрдели захватил внезапным набегом оба берега Кубани у ст. Елизаветинской, вместе с паромной переправой. Там армия и должна была перейти Кубань. Этот план не был совершенно предусмотрен большевиками, хотя ст. Елизаветинская расположена от Екатеринодара, по прямой дороге, всего в 16 верстах и должна была бы находится под наблюдением.

    Дорога в Панахес, проселками, была опять отвратительной,—сплошная топкая грязь; много повозок с ценным военным имуществом было брошено, чтобы протащить остальное. Но, никто не предполагал, что ожидает армию за аулом.

    Поздно вечером измученные кони, слегка подкормленные в Панахесе, вошли с повозками в плавни.

    Это было нечто неописуемое. Плавни, просто глубокое болото, образовавшееся от разлива реки. Путь по плавням указывается темной полосой, перемолотой колесами травы и грязи. Никакой настилки из хвороста или из бревен (знаменитые чертовы ребра), как делается на севере, не полагается.

    Повозки сейчас же увязли, а кони стали.

    Началась самая мучительная работа. И кони и люди, впрягшись в постромки, с невероятными усилиями, протаскивали повозку на несколько десятков саженей и совершенно измученные останавливались. Передохнув несколько минут, снова принимались за тот же адский труд.

    Все это происходило в темную, безлунную ночь в насыщенной болотными миазмами атмосфере.

    Вот лопнула постромка. Конь рвется вперед, путается в вожжах и становится поперек дороги. Тащи его назад, вяжи постромку; а упряжь вся мокрая, в грязи, руки скользят; насилу завяжешь узел.

    Вот, наконец, выбрались на местечко посуше; валишься на землю без сил, без воли и без мысли.

    Но, не ночевать же тут, и снова в грязь.

    Впереди что-то ворочается.

    —    Стой. —

    —    Смотришь — брошенный конь; отлежался и силится встать, но не может. Помогай и ему, иначе не проедешь. Конь поднялся и плетется сзади какое-то грязное, взъерошенное чучело.

    Лошади захрапели и стали. Перед ними огромная лужа, прямо озерко. Объезда не видать.

    Иди в лужу, исследуй путь.

    Подберешь фалды шинели и прешь прямо, на авось. Ледяная вода льется за голенища.

    Что-то чернеет. Опрокинутая повозка; а с боку только дышло торчит, телегу уже засосало. Упаси Боже.

    Прошел, пощупал ногами, где дно потверже.

    —    Езжай прямо на меня. —

    —    Да где ты? —

    —    Тут, прямо. — 

    —    Где прямо? ничего не видать. —

    — Да езжай на голос, черт.

    И смех и горе.

    Кони пенят копытами воду и опять не идут.

    Тащись назад, весь в тине, как леший.

    До самой смерти не забудешь этой ужасной ночи. Но шли и шли измученные, ошалелые; кляли только штаб, что не поставил живых маяков на распутьях, и многие заблудились.

    XXVI
    ПЕРЕПРАВА ЧЕРЕЗ КУБАНЬ

    На берегу Кубани, против Елизаветинской, суета. 2-я и 3-ья бригады уже переправились и второй день бьются под Екатеринодаром.

    Марковцы охраняют тыл переправы, отбивая бурные атаки матросов, подоспевших из Новороссийска.

    Переправа шла медленно; пригнанный из соседнего имения второй паром оказался дырявым, и трос его не был в порядке. Но молодцы чехи из инженерного батальона работали без устали. Срастили второй канат, законопатили паром и перевозка ускорилась.

    Трос снова рвется; опять за работу.

    Много помогли армии эти чехи еще ранее починкою непроходимых, казалось, гатей и разрушенных мостов. И сейчас же от топора и лопаты — за винтовку и смело в бой, 

    Их начальники — горбатенький полковник Краль и подп. Неметчик, всегда ровные и спокойные, как в бою, так и за работой, были неутомимы. Немного чехов вернулось из похода; полегли костьми за родную им, — единую Россию.

    Третий день идет переправа. Круглые сутки работают паромы. В полном порядке, не задерживаясь, но и не обгоняя друг друга следуют повозка за повозкой. Начальство торопить, а паромы маленькие; возы тяжелые, и тросы ненадежны; поневоле переправа затягивается.

    —    Екатеринодар взять — несется по обозу, и бурный восторг царит на берегу. Все оживлены, веселы.

    К парому подлетает посланный от кубанского правительства:

    —    Очистите дорогу, — обращается он к дежурному офицеру, — сейчас подъедет правительство и рада.

    —    В очередь, — спокойно отвечает распоряжающийся переправой.

    —    Помилуйте, это недопустимо. Войска войдут одни в столицу, без правительства? —

    —    Шли бы раньше, без войск, — острят из толпы.

    —    Мы будем жаловаться командующему, — грозит посланец.

    —    Жалуйтесь.

    Но, не сегодня и не завтра войска не вошли в Екатеринодар.

    Слух оказался ложным.

    Большевиков было в десять раз больше, чем предполагал штаб.

    Все снаряды и патроны уже выданы из обоза, но их нет и на фронте.

    —    Соберите все, что осталось у обозных— приказывает Корнилов.

    Осматривается каждая повозка и еще ящик поскакал на позицию.

    —    Еще патронов.

    Но их уже нет.

    Инж. Половцов собирает в станице толпу ребят, с ними идет сзади цепей и в оставленных красными окопах находит еще несколько тысяч патронов.

    Пули свистят кругом, но дети не боятся.

    Большевики, заметив маленькую армию, кроют ребят шрапнелями.

    Половцов, боясь за своих помощников, выводит их из огня.

    Спешно подходит к переправе 1-я бригада.

    Ген. Марков недоволен.

    —    Вот теперь зовут, — к шапочному разбору. Эх, штаб, штаб; давно бы взял город, а тут — торчи в болоте.

    Пошла в бой и 1-я бригада. Чудеса храбрости показали офицеры. Дом за домом, квартал за кварталом, — заняли половину города и вышли уже на главную улицу — Красную.

    У врага паника. Спешно грузятся красные на подводы и в поезда; лихорадочно эвакуируют свое награбленное имущество, все, что в данную минуту кажется наиболее ценным.

    Раненые, конечно, брошены.

    Завтра город очистят.

    Но, вдруг, что-то мрачное и страшное ползет по рядам добровольцев.

    Люди бледнеют, руки опускаются, и винтовка валится на землю.

    Беззаветные храбрецы, закрыв лицо, рыдают как дети.

    —    Корнилов убит.

    Эта ужасная весть несется в воздухе.

    Неприятель видит что-то недоброе и удваивает усилия.

    Отряд черноморцев вырывается с фланга, грозит отрезать армию от обоза.

    Ген. Эрдели бросает всю конницу в атаку. Место топкое, поросшее кустами и деревьями. Черноморцы метким, прицельным огнем встречают кавалерию.

    Но месть, месть за убитого, — и полки несутся, как бешеные. Рубят с плеча, топчут лошадьми, и отборное войско «товарищей» мечется в ужасе. Влезают в кусты, прячутся за деревьями, но везде достает их острая шашка, а пощады нет.

    Триста всадников, однако, полегло на месте, и среди них красавец прапорщик, о котором упоминали раньше. Он пал в день смерти своего суды. Защищая девственной грудью командира полка, баронесса Бодэ была сражена на смерть пулей в сердце.

    Обходная колонна разбита, и грозная опасность для обоза, со всеми ранеными, миновала.

    В ночь, с 31 марта на 1-е апреля, намечен был общий штурм столицы.

    Но командующий был убит, и это страшное событие должно было повлиять на все дальнейшее.

    Л. Г. Корнилов был смертельно ранен и контужен большевистской гранатой, взорвавшейся в комнате, где он сидел один за столом, рассматривая карту окрестностей Екатеринодара.

    В момент взрыва в комнату входил адъютант Доминский со стаканом чая для генерала, но был выброшен газами взрыва.

    Прибежавшими штабными командующий был найден лежащим на полу в бессознательном состоянии. Через час, около 9 ч. утра, 31 марта 1918 г., Л. Г. Корнилов, не приходя в сознание, скончался.

    Его смерть произвела потрясающее действие на Добровольческую Армию. Его боготворили добровольцы, беспредельно верили ему и беспрекословно исполняли его приказания.

    Он всегда был среди них, а во время боя, иногда, даже и впереди их.

    Добровольцы видели его всюду, на самых опасных местах, совершенно спокойным и ровным.

    Он ничего и никого не боялся, и армия совершала чудеса.

    — Командующий приказал. — Это было альфой и омегой. Приказание невероятное. Препятствия неодолимые. Но все летело прахом.

    — Командующий приказал.

    Это был человек железной воли и неодолимой энергии.

    Жизнь его была несладка. Судьба то возвышала его, то низвергала в пропасть. Сегодня он вождь, а завтра пленник. Опять вождь, верховный вождь всей русской армии, и опять — в Быховской тюрьме.

    Бой был его стихией. Свистали пули, гремели пушки, рвались гранаты, а он улыбался.

    Его умоляли беречь себя, ему доказывали, что Добровольческая армия не нуждается в примере; — он пожимал плечами.

    Верные текинцы силой стаскивали его со стога, откуда он следил за боем, осыпаемый снарядами; он уходил без конвоя.

    Это был гений войны, он смеялся над смертью, и смерть щадила его. Но, всему положен предел.

    Во время штурма Екатеринодара Корнилов жил в маленьком домике, на ферме Кубанского Экономического Общества, верстах в пяти от казачьей столицы. Красные, очевидно, знали его местопребывание, и гранаты рвались кругом домика. 

    Все окружающие умоляли его перенести ставку в другое место; он не отвечал.

    Так погиб наш народный герой, погиб накануне осуществления своей мечты — возрождения русской армии.

    Но, жизнь не ждет, армия ни на минуту не может остаться без головы, и, приказом ген. Алексеева, командующим добровольцами был назначен помощник Корнилова, г.-л. А. И. Деникин. 

    XXVII
    ОТСТУПЛЕНИЕ
    С. ГНАЧБАУ

    Новый командующий созвал военный совет.

    Армия пала духом. Истомленные пятидневными непрерывными боями, добровольцы были сражены вестью о смерти своего вождя.

    Екатеринодар взять еще можно, но потери уже понесены колоссальные. В некоторых частях осталось в строю не более 40 процентов; остальные убиты или тяжело ранены; легко раненые не считались, — все они возвращались в строй.

    Новый штурм повлек бы за собой и новые потери.

    Что же осталось бы на защиту Екатеринодара, если бы и удалось его взять? Ничтожная горсточка измученных людей.

    Между тем силы красных были велики. В несколько дней они собрали в Екатеринодар до 40.000 солдат, около 40 орудий и подвезли 4 броневых поезда.

    У добровольцев в строю осталось не более 1.800 — 2000 чел. На восстание казаков надежды были сомнительные. В Елизаветинской станице мобилизовали несколько сотен.

    Им роздали винтовки и поставили в строй. Казаки не выдержали упорного боя и вернулись домой. Ясно было, что ни на кого, кроме своих, надеяться было нельзя.

    Совет решил отменить назначенный штурм и отвести армию от Екатеринодара.

    В ту же ночь, с 31 марта на 1 апреля, обоз двинулся из Елизаветинской на север и, прикрывая его, отошла и армия.

    Отходили ускоренным маршем, для пехоты брали подводы в селениях; но это не было беспорядочным, паническим бегством.

    Отступали в полном порядке.

    Большевики не преследовали, опасаясь какого-нибудь скрытого маневра. Лишь броневые поезда посылали снаряды вдогонку.

    К вечеру того же дня, при подходе к одному из хуторов, окружавших немецкую колонию Гначбау, добровольцы были встречены артиллерийским огнем. Армия перестроилась к бою, а обоз, под прикрытием одной охранной роты из 50 инвалидов был послан другой дорогой в обход.

    Но, местность была заполнена большевистскими отрядами, и через несколько верст и над обозом стали рваться шрапнели. Однако, обоз шел прямо на артиллерию, и орудия смолкли. Очевидно, большевики не поняли, кто был перед ними, и отступили.

    Поздно вечером собралась армия в колонии Гначбау, и измученные шестидесятиверстным переходом, без сна и отдыха, добровольцы заснули мертвым сном.

    На другой день, 2 апреля, оказалось, что армия была окружена превосходными силами неприятеля. Одиннадцать орудий гремели со всех сторон и засыпали снарядами колонию.

    Гначбау — селение из небольших; армия разместилась в страшной тесноте. Улицы и переулки были загромождены повозками, а в хатах места не хватало.

    Все было на улице, под непрерывным огнем. 

    Положение казалось критическим. Сил не хватало отбивать пехотные атаки, а снарядов и патронов в обозе совсем не осталось. Все было отдано частям еще во время Екатеринодарских боев; даже у раненых, ехавших на повозках, были отобраны последние патроны и оставили только по одной обойме, — четыре патрона на врага и один на себя.

    Решено было прорываться; будь, что будет. Может быть, кто-нибудь и уцелеет.

    Обозом, конечно, придется пожертвовать; можно ли было себе представить, чтобы 1.500 повозок могли прорваться вместе с армией?

    Однако, жертвовать всем своим небольшим, но весьма ценным, военным имуществом, а в особенности транспортом раненых, было невыносимо тяжело.

    Надо было попытаться спасти, что можно. Облегчили обоз, оставили в колонии все менее ценное, уничтожили орудия, кроме четырех, и в голову обоза поместили санитарный транспорт.

    К вечеру огонь неприятеля усилился; шрапнели и гранаты рвались непосредственно одна за другой, а то и по две, по три сразу. Хотя большевики стреляли плохо, и шрапнели рвались высоко, но скученный на улицах обоз нес потери; приказано было вывезти его за колонию, в ложбину. 

    Лишь только обоз двинулся, неприятель довел огонь до степени ураганного и начал крыть дорогу, ведущую на север; армия, однако, пошла другой дорогой на восток, что, по счастью, не было замечено красными.

    Наступила темнота; обоз скучился в версте от колонии. Партизаны отстаивали подступы к Гначбау.

    Час томительного ожидания.

    Г. Марков, шедший с офицерским полком, во главе обоза, внимательно прислушивается.

    Огонь прекратился. Темно, тихо, ни звука.

    Но вот, далеко впереди, как будто кто то крикнул; громче и громче; послышалась учащенная стрельба, и отдаленное «ура» доносится до ген. Маркова.

    —    Рысью, марш, — командует генерал. «Ура» — было условным знаком. Обложение прорвано там, где большевики не ожидали.

    Обоз стремительно несется по дороге. Пролетев так верст десять, дают вздохнуть лошадям и опять рысью.

    —    Вырвались.

    Полной грудью вздохнули добровольцы.

    Свободны.

    Да, сейчас свободны, но впереди переход через железную дорогу и там ждут четыре броневых поезда.

    Между тем достаточно и одного, чтобы уничтожить эту безоружную горсточку.

    Вся армия, на самом деле, представляла из себя большой обоз с прикрытием по одному добровольцу на повозку. 

    XXVIII
    БОЙ С БРОНЕВЫМИ ПОЕЗДАМИ ПОД СТ. МЕДВЕДОВСКОЙ

    Обоз крадется в ночной темноте.

    Ни слова, ни огонька от папиросы.

    Сто шагов в сторону, и ничего не видно, ничего не слышно, кроме какого-то шелеста; черноземная пыль заглушает все движение. Усталые кони не ржут.

    В стороне серебрится озеро. Во рту пересохло; хорошо бы напиться и коней напоить, да некогда; каждая потерянная минута может стоить жизни сотням людей.

    Тихо бежит по обозу: — «стой».

    Обоз замер.

    Впереди что-то чернеет.

    Железно-дорожная будка.

    Ген. Марков, со штабом входит в будку. Сторожа сейчас же схватывают.

    Телефонный звонок. Марков подходит к телефону.

    —    Кто говорит? — спрашивает генерал.

    —    Станция Медведовская. Что, не видать кадетов? 

    — Нет, отвечает Марков, все тихо.

    В полуверсте от будки находится станция Медведовская, где, по сведениям, добытым от сторожа, стоят два броневых поезда.

    Генерал приказывает полк. Лаврентьеву с двумя офицерскими ротами прокрасться на станцию и захватить поезда.

    Роты неслышно уходят.

    Добровольцы располагаются по обе стороны пути; одно орудие ставят у будки, а другое осторожно перевозят через железную дорогу.

    Стихает. В станице Медведовской, за дорогой перекликаются петухи. Небо светлеет. Сова бесшумно летит над полем и вдруг испуганно шарахается в сторону.

     Звезды одна за другой тихо угасают. На востоке показываются отблески зари. В кустах зачирикала какая-то ранняя птичка.

    Все молча ждут.

    Но вот, слева от станции, на рельсах замелькали огни.

    Добровольцы затаились. 

    Бесшумно, медленно, как бы нащупывая каждый шаг, подходит поезд. В классных вагонах, зачем то прицепленных к броневику, виден свет, слышны разговоры, смех.

    Вдруг все смолкло. Что-то заметили, и в ночную темноту врываются столпы огня и грохот пулеметов.

    Ген. Марков выскакивает к паровозу и, грозя нагайкой, кричит:

    — Стой, такие-сякие, не стреляй, — свои.

    Большевики ошалевают.

    В тот же момент снаряд из добровольческого орудия попадает в колеса локомотива и паровоз садится на месте.

    Добровольцы бросаются к поезду. Их осыпают непрерывным огнем.

    Ручные гранаты летят в вагоны. Один загорается. Красные выскакивают, но их встречают штыками.

    На крыше броневого вагона г. Марков сует бомбу в отверстие для воздуха.

    В другой вагон попадает снаряд из орудия.

    Страшные взрывы.

    Все мешается.

    Беспорядочная стрельба в темноте. Безумные вопли горящих. Ужасные звуки рукопашного боя, когда люди превращаются в бешенных зверей, и нет пощады никому.

    Какая то оргия огня и крови.

    Еще взрыв, и все кончено.

    Поезд взят, большевики уничтожены.

    —    Вторая батарея — карьером в авангард, — несется приказ ген. Маркова по обозу.

    —    Нельзя так передавать приказание,— возмущается один из штабных фазанов, засевший в коляске. — Не смейте передавать,— кричит он соседней повозке.

    —    Телефон еще не проведен, г. полковник, слышится в темноте.

    Два орудия, шедшие в центре обоза, скачут, сломя голову, и поспевают во время.

    Рассветает.

    Справа показывается еще броневой поезд и кроет гранатами переезд через железную дорогу.

    Удачный, первый же, снаряд добровольческого орудия заставляет его испуганно отодвинуться.

    Обоз вскачь несется через переезд.

    Неприятельские снаряды рвутся с недолетом ИВ пятидесяти саженях до перехода через линию, и осколки визжат над обозом.

    Армия вытягивается по дороге к ст. Дядьковской.

    Все радостны, возбуждены.

    Вместо неминуемой, казалось, гибели — огромная добыча — 800 снарядов и 100.000 патронов; уничтожены полтора броневых поезда. Один на переезде, а от другого, на станции, посланными двумя ротами, захвачена была половина; другая половина с паровозом успела отцепиться и ушла.

    — Ай да Марков — хохочут добровольцы — нагайкой броневик остановил.

    Произошло, действительно, что-то невероятное.

    Все это скрутило ночное время и темнота, а с другой стороны смелая решительность и самообладание добровольцев.

    Все хорошо, что хорошо кончается.

    Пробегая через станицу, добровольцы захватывают еще добычу.

    *

    Шт.-кап.Половцов разыскал большой склад белья, в котором так нуждались раненые, Пор. Трамдах нашел еще патроны в складе и при розысках открыл тайное местопребывание начальника Красной карательной экспедиции, посланной только что со станции в станицу, и захватил его самого.

    В довершение всех благ тот же Трампах нашел и порядочный склад виноградного спирта, увеселявшего карательный отряд.

    — Пошел купаться Веверлей, — Осталась дома Доротея, — несется шуточная песенка из рядов молодежи.

    Екатеринодарские ужасы уже пережиты, а осада Гначбау заменилась Медведовской победой.

    Четыре броневых поезда не сумели заградить путь, шириной в две сажени.

    И кому? Ничтожному, почти безоружному отряду измученных людей.

    Четвертый поезд, как оказалось, встретился с добровольческой кавалерией, посланной для демонстрации перехода, на семь верст севернее настоящего места.

    Кавалерия переходила по железно-дорожному мосту; коней переводили по боковым доскам.

    Поезд сразу открыл пулеметный огонь. Лошади взбесились, часть их вырвалась из 

    рук и попала на середину моста, где кони и провалились ногами между шпалами.

    Кавалерия ускакала, а живая каша из коней на мосту помешала этому поезду во время подойти к месту боя. 

    XXIX
    ПОСЛЕДСТВИЯ БОЯ ПОД МЕДВЕДОВСКОЙ

    Бой 3 апреля, под Медведовской, сослужил большую службу добровольцам.

    Хотя армия и вырвалась из двойного железного кольца, ее окружавшего, но положение добровольцев было еще очень затруднительным.

    Армия находилась в самом гнезде большевизма на Кубани, на границе Тамани и Черноморья.

    Силы красных были здесь велики, и все потери их восстанавливались пополнением из местных источников.

    Затем, через Медведовскую добровольцы вошли в пространство между Черноморской и Екатеринодарской линиями жел. дорог. Опять им угрожала встреча с сконцентрированными силами, которые могли быстро перемещаться по железным дорогам в любой пункт. 

    Направление армии было уже ясным; добровольцы шли на восток; стоило только подумать немного, и ловушку могли захлопнуть.

    Но, очевидно, большевики растерялись.

    Сначала счастье им, как бы улыбнулось.

    Им, конечно, известно было настроение армии после смерти ген. Корнилова. Поспешный отход от Екатеринодара объяснял все. Армию считали деморализованной. Ее заперли со всех сторон в Гначбау и с минуту на минуту ожидали конца.

    Вдруг феникс возродился; и осадные силы, и четыре бронированных поезда оказались несостоятельными.

    Большевики были поражены.

    Вместе с тем потери их под Екатеринодаром были очень велики; одних раненых красные газеты насчитывали до 15.000: а сколько было еще убитых.

    Очевидно борьба стоила им не дешево, и войска не шли.

    Только этим и можно объяснить, что дальнейшее движение армии не встречало никаких почти препятствий.

    В Дядьковской станице добровольцы получили приказ идти на ст. Березанскую, но на полдороге армия свернула на Журавские хутора и перешла железную дорогу у хутора Малеванного.

    Приказ идти на Березанскую был отдан, чтобы сбить с толку большевиков, что и удалось.

    Снова армия попала в грозный треугольник Екатеринодар, Тихорецкая и Кавказская.

    Опять приняли меры, чтобы спутать большевиков. Распустили слух, что идут на ст. Кавказскую, и шли в этом направлении, но в хуторе Владимирском повернули на северо-восток и перешли железную дорогу немного южнее ст. Архангельской, на Хоперские хутора.

    Небольшие встречные силы противника сметались с пути армии без всякого труда.

    Добровольцы шли в Ставропольскую губернию, чтобы там, вдали от железных дорог, отдохнуть и собраться с силами в ожидании грядущих событий.

    Но, опять, это была пустая надежда.

    Вместо отдыха армию ожидали новые задачи, предвиденные, однако, заранее.

    По дороге в ст. Ильинскую добровольцы услыхали впервые добрую, долгожданную весть о восстании Дона против большевиков

    Но, так как до армии неоднократно доходили добрые слухи, которые затем не оправдывались, решено было эти вести проверить.

    Полк. Барцевичу приказано было выбрать 20 офицеров на самых лучших конях и с этим конвоем прорваться через большевиков, слетать в Донскую область и привезти верные сведения.

    Барцевич ночью вышел из ст. Ильинской и исчез в темноте.

    В ст. Ильинской армии пришлось выдержать наступление значительных сил большевиков. Поколотив их в двух боях. добровольцы направились на стан. Успенскую, последнюю перед границей ставропольской губ.

    Шли опять черноземными степями. Погода стояла ясная.

    Солнце грело сильней и сильней.

    Показались озими. Пшеница всходила густо и ровно, но, вместе с хлебом подымались в изобилии и сорные травы; земля обрабатывалась плохо, а потому пырей, осот и пр. дрянь засоряли землю невероятно. 

    Чем богаче природа, тем ленивее жители страны. Климат здесь благодатный — тепло и влага выпадает равномерно. Почва еще богаче, чем в Донской области.

    Казалось бы рай земной.

    И действительно, народ здесь необыкновенно богат. Но война из-за земли идет такая же, как и в местах густонаселенных, с тощей почвой.

    Но там работают и трудятся день и ночь ; под озими пашут по три раза, землю унаваживают; и то кормятся с грехом пополам.

    Здесь же навоз идет частью для топлива, а главным образом для засыпки всяких ям; а то и прямо вывезут за станицу и сожгут.

    Под яровое еще некоторые хозяева пашут с осени, а большинство только весной.

    Случается же и так; пришла весна, хозяин зазевался; наступило время посева, а земля недопахана. Вышел земледелец в поле да прямо по прошлогодней стерне и разбросал семена; заборонил кое-как и ждет. Выпадет во время дождь и снимет этот землероб по 150 пуд. с непаханой десятины. Не выпадет, наплевать; хватит хлеба и с обработанной земли. 

    Несмотря на такое небрежное отношение к земле, все богаты, потому что и климат, и чернозем работают за них.

    В урожайные годы, у хороших хозяев, сбор пшеницы доходит до 300 пуд. с десятины.

    Бедствуют здесь только полные лентяи и бездельники. У доброго хозяина, если и случится беда, падеж скотины, пожар и т. п., он всегда быстро поправится, работая на других; заработки в страдную пору, доходят до колоссальных сумм, и рабочих рук не хватает; в короткое время дельный работник скопит достаточно, чтобы переждать до новой жатвы, которая вознаградит его с лихвой за все невзгоды.

    А все-таки из-за земли ссорятся, хотя половина ее не пашется, в виду недостатка рабочих рук.

    Дайте эту же землю в руки настоящих земледельцев, и одна Кубань завалит своим хлебом всю Европу. Это действительно рай для фермера, — неистощимая почва и благодатный климат. 

    Вы едете по пыльной дороге; кругом ровная степь; ни дерева, ни кустика; на северного жителя это однообразие нагоняет тоску. Мы привыкли и к лесу, и к веселым зеленым холмам, и к быстрой речке, подъезжая к которой чувствуешь приятную прохладу; здесь же степь и зной.

    Но вот вы подошли к речной долине, и вам сразу бросается в глаза белое, яркое пятно. Это хутор, утопающий в цвету плодовых деревьев. Зелени не видать; все покрыто сплошным белым покровом, с розовыми проблесками на абрикосах и персиках.

    Какое изобилие!

    Не подсчитывайте, однако, заранее урожая. Все это опадет бесплодно, и разве сотая часть цветов превратится в яблоки, груши и вишни, но весьма плохого качества.

    Земля под деревьями не вскопана; разве кое-где на один аршин вокруг ствола, т. е. там, где именно дерево не питается. Ветви не обрезаны, гусеницы с листьев не собраны, почва не удобрена, и вообще никакого ухода за садом нет. Понятно, что фруктов мало, а по качеству плоды ниже всякой критики.

    Роскошная природа и лень доходящая до крайних пределов.

    Урядник Остап Степанчук «старикует». Это значит, что Степанчук, которому на Пасхе минуло 45 лет, объявил себя «стариком»; он уже «дед». В полном расцвете сил и здоровья, разума и опыта, он выходит из строя рабочих. Он больше не пашет, не боронит, а ходит только около дома, покормит коней, съездит на базар, на мельницу, да и то с сыном, чтобы тот мешки таскал,

    Главное же его занятие это пить горилку с такими же «стариками» и ухаживать за снохами.

    В самую разве страду, в сенокос и в жнитво, оседлает он своего гнедого и поедет на поле. Не думайте, что он там много наработает. Пройдет ряда два с косой, выругает за безделье своих домашних, да и засядет с кумом в тень копны. Из пазухи вылезает заветная бутылочка и пошли приятные беседы о том, как в Питере купчихи конвойцев обожают, держат себя чисто, денег не жалеют и винцом запивают.

    — То-то было житье; а тут страдай, да в этакую жару.

    XXX
    ВОССТАНИЕ НА ДОНУ

    В ст. Успенской армия простояла несколько дней. Отдохнули немного, отмыли в бане дорожную пыль, надели вымытое белье и освободились хоть не на долго от внутреннего врага — вшей, которые одолевали добровольцев, Никакие средства, в роде нафталина, серного цвета и пр. не помогали; не было единственного надежного лекарства — чистоты. Все белье и все верхнее платье были переполнены насекомыми; а в страшной тесноте, на стоянках, если и извел своих, так соседи наградят.

    Через день прорвался в Успенскую и молодец Барцевич. Он, в своей отчаянной поездке, не потерял никого из спутников, и привел с собой еще целую сотню донских казаков.

    Донцы были живыми свидетелями происходящих в области событий и объяснили все в штабе. 

    На этот раз вести, дошедшие до добровольцев, оказались верными. Южные станицы области объединились между собой, перестреляли представителей советской власти и их главных приверженцев и поднялись против большевиков. Но, чувствуя недостаток своих сил, они прислали депутацию и просили добровольцев забыть старые казачьи грехи и придти снова на Дон на помощь к восставшим.

    Ген. Деникин созвал совет для обсуждения этой желанной просьбы. На совете, конечно, решили немедленно идти на Дон.

    Последний удар армия нанесла ставропольским большевикам под Новолокинскими хуторами, а затем 16 апреля вышла из станицы Успенской, взяв направление на север, как бы на сел. Белоглинное. Ночью добровольцы свернули с этой дороги на северо-запад и подошли к же жезнодорожной линии. верст на 8 юго-западнее с. Белоглинного.

    Разъезды донесли, что по линии идет какой-то поезд. Армия остановилась в котловине, около линии, и замерла. 

    Медленно тащился товарный поезд из Тихорецкой на Торговую. С трудом брал он подъем.

    — Увидит или не увидит?

    Казалось, паровоз, как бы нарочно, замедлял ход и всматривался своими круглыми глазами в темноту.

    Должно быть ничего не увидел и, спокойно пыхтя, взобрался на гору.

    Сейчас же после его прохода обоз бросился через железную дорогу.

    Уже рассветало.

    Через час со стороны Белоглинного показался броневой поезд и сразу открыл артиллерийский огонь по переходу. Но два взрыва, справа и слева от перехода, дали ему знать, что он опоздал.

    Еще и еще поезда и густые цепи пехоты двинулись на обоз.

    Завязался бой, но обоз рысью мчался по дороге,—и голова его уже втягивалась в с. Горькобалковское.

    Несколько снарядов разорвалось в обозе и, между прочими, был убит член Кубанской рады и тяжело ранен один из представителей Кубанского правительства.

    Добровольцы выразили кубанским офицерам свое соболезнование по поводу такой потери.

    — Черт бы их взял, — неожиданно услышали добровольцы; — и чего вы таскаете с собой эту дрянь; утопили бы их в первой реке.

    Они завели всю смуту на Кубани.

    Поверьте, раскаетесь и вы, что их спасали.

    Добровольцы были в полном недоумении. Кто знал тогда, что слова эти были пророческими.

    В с. Горько-балковском местные большевики, спросонья, задумали оказать сопротивление, но были уничтожены квартирьерами. Квартирьерам армии, несмотря на их мирные задачи, не раз приходилось исполнять свои обязанности с оружием в руках.

    За этот, хотя и короткий бой, перед выходом армии из селения, зажжено было большевистское предместье, и долго горело, встревожив всю округу.

    В ст. Плоской армия вышла на свою старую дорогу.

    19 апреля добровольцы вернулись в знаменитую Лежанку.

    Лежанка—большое и богатое село. Маленькая армия удобно расположилась в нем и добровольцы опять мечтали о некотором отдыхе перед переходом на Дон.

    Но ждать было нельзя. Новости оказались плохие. Большевики заняли из восставших станиц Ольгинскую, Хомутовскую, Кагальницкую, Мечетинскую и угрожали Егорлыцкой.

    В последней станице жители уже уложились на подводы и собирались выбираться в степи Сальского округа.

    Ген. Деникин разделил свою армию на три части.

    Первый отряд направился в с. Гуляй-Борисово, самый центр большевизма на юге Донской области.

    Второй отряд двинулся на помощь Егорлыцкой.

    Наконец, третий отряд, из офицерского полка и двух конных сотен, остался в Лежанке, для защиты штаба, обоза и санитарного транспорта.

    Лишь только первые два отряда отошли от Лежанки, как немедленно обозначилось наступление на село неприятеля с значительными силами. 

    Два дня офицерский полк отбивал атаки большевиков.

    С утра до вечера обстреливали село снарядами. Становилось тесно. Большевики стягивали все новые и новые силы, пытаясь отрезать Лежанку от сообщения с Егорлыцкой.

    Наконец, телефонная линия перестала действовать; очевидно, разъезды неприятеля перервали ее.

    С наблюдательного пункта видно было движение неприятельских колонн по направлению к Егорлыцкой дороге.

    Между тем в резерве оставались лишь две роты офицерского полка, т. е. около 200 штыков.

    Быстрым шагом вышли офицеры из Лежанки, рассыпались в цепи и залегли недалеко от дороги.

    Густые неприятельские цепи подошли уже на полторы тысячи шагов к дороге и открыли беглый огонь. Пулеметы трещали, не смолкая, над залегшими добровольцами непрерывно рвалась шрапнель.

    Офицеры лежали, как мертвые, — ни одного выстрела в ответ.

    Движение неприятеля замедлилось; цепи его залегли. Лишь какие то всадники, как потом говорили, матросы носились по цепям и стегали солдат плетьми.

    Большевики поднялись и быстро двинулись вперед.

    Опять никакого ответа.

    Неприятель опять залег.

    Еще и еще раз то же самое; все то же молчание.

    Наконец, когда красные подошли к офицерам шагов на пятьсот, те встали и молча двинулись вперед.

    Где же враг?

    Только пятки сверкали в воздухе. Все долой. Винтовки, шапки, шинели, пулеметы, сапоги, — вот все, что осталось от нескольких красных батальонов.

    Пустили конницу вдогонку и 500 трупов показывали дорогу отступления.

    В двух офицерских ротах ни одной потери.

    Так второй раз под Лежанкой полк показал, как дерутся офицеры.

    Телефонную линию с Егорлыцкой восстановили, но обоз уже без всякого прикрытия, выслали на Дон.

    В Великую субботу вечером 21 апреля вышли транспорты из Лежанки.

    Опять ужасный норд-ост не дает покоя. Страшный холод пронизывает насквозь. Ветер поднимает тучи морозной пыли и засыпает глаза.

    Негде остановиться, чтобы хотя на минуту, укрыться от стужи. Курить запрещено; можно нарваться на разъезды красных, прямо беда.

    Но вот, навстречу несутся отдаленные звуки колокола. Бьют к пасхальной утрене, и обоз втягивается в Егорлыцкую в самую пору.

    Успели обмыть с себя грязь, выколотить платье и попали еще к церковной службе.

    —    Христос воскресе — возгласил батюшка.

    —    Во истину воскресе — ответили радостно и казаки и добровольцы.

    Объятия были искренние. Все старое забыто.

    Угощали казаки на славу.

    Явилась и водочка, и винцо. Столы трещали под окороками, гусями, заливными поросятами, пасхами, куличами и прочей снедью.

    Забыли про большевиков и разговелись по настоящему. 

    Но, глаза слипались; хозяева разостлали тулупы и попоны на полу, накрыли чистыми простынями и оставили гостей в покое.

    XXXI
    ОСВОБОЖДЕНИЕ ЮЖНОЙ ЧАСТИ ДОНСКОЙ ОБЛАСТИ
    НЕМЦЫ
    САНИТАРНЫЙ ТРАНСПОРТ

    На другой день Пасхи в Егорлыцкую пришел и офицерский полк.

    По дороге добровольцы разрушили, и весьма основательно, железно-дорожную линию, соединявшую Егорлыцкую с с. Торговым, что и прекратило периодические нападения броневых поездов с юга.

    Первый и второй отряды армии, высланные из Лежанки, успешно исполнили свои задачи.

    Гуляй Борисов было взято после ожесточенного боя, и местные большевики рассеялись.

    Второй же отряд, поддержав казаков под Егорлыцкой, двинулся вместе с ними, на Мечетинскую, затем были взяты обратно у красных Хомутовская и наконец Ольгинская. 

    В то же время и ген. Попов со своими казаками вышел также из зимовников. Сломив сопротивление большевиков в черкасском округе, казаки освободили и свою столицу — Новочеркасск.

    К началу мая 1918 г., от большевиков были очищены: черкасский округ, северная часть сальского и почти весь ростовский округ.

    В последнем красные держались лишь по владикавказской жел. дороге, от Батайска до Кущевской, и западнее этой линии.

    Ростов занимали пришедшие через Украину немецкие войска.

    Немцы делали попытки, через посредников, войти в сношения с добровольцами, но командующий армией и ген. Алексеев решительно отказались от каких либо разговоров об этом, хотя союзники совсем не исполнили своих обещаний.

    Так и простояли весну 1918 г. обе армии недалеко друг от друга, не завязывая никаких сношений, пока добровольцы не ушли на Кубань в июне месяце.

    25 апреля 1918 г. штаб добровольческой армии и транспорты перешли в ст. Мечетинскую.

    Тридцать пять боев выдержала армия за три месяца похода.

    Настало, наконец, время для отдыха.

    Можно было позаботиться о раненых.

    Санитарная часть была одной из самых слабых сторон в ледяном походе.

    Медикаментов было очень мало; ничтожное их количество, взятое из Ростова и Новочеркасска, было использовано в первые же дни похода. В города армия не заходила, а сельские аптеки сами нуждались в лекарствах. Иногда захватывали кое-что у большевиков.

    Перевязочного материала тоже не хватало. Перевязывали рваным бельем.

    От недостатка медикаментов и перевязочных средств раны гноились, и больные погибали от осложнений.

    Тяжелым был вопрос об одежде и обуви для раненых.

    Строевые части также были в лохмотьях, без белья, без сапог. Однако, удачные бои давали не только снаряды и патроны, но также обмундирование и обувь. И то, и другое снимали с мертвых, да так, окровавленное, и надевали на себя. 

    Для раненых некому было доставать одежды: правда в селениях реквизировали некоторые, самые необходимые, вещи, но их было мало, и раненые были в ужасном положении.

    Армия, все время, была в движении, и раненых перевозили изо дня в день. Не легко было им и в начале похода, когда добровольцы совершали переходы по 20 30 верст в день. Но, как тяжко отзывались на них последние дни, когда армия проходила по 50 60 верст и когда повозки шли на рысях?

    Как Бог сохранил их? Как половина их не погибла?

    Мучились раненые, мучениками же были и врачи, и сестры милосердия.

    Личный персонал был ничтожным по численности и работал, выбиваясь из сил. Число раненых росло с каждым днем и, наконец, половина добровольцев оказалась в лазаретах. Их надо было принять, осмотреть, перевязать, иногда более 100 чел. в день, и, в тоже время заботиться и о прежних пациентах. 

    На медицинском персонале лежала не только медицинская часть, но и хозяйственная. По приезде на ночлег надо было снять раненых с повозок, приготовить солому для постели на полу, уложить и сейчас же бежать в отделение, чтобы получить съестные припасы, пока другие не расхватали.

    Вернувшись, сестры готовили пищу, пока врачи перевязывали.

    Кончалась вся работа к полночи, а утром в 5 б часов, надо опять поить пациентов чаем, спешно грузить на подводы и выступать.

    Бедные сестры изорвали все свое белье на перевязки и носили только, на спех вымытые солдатские рубахи. Их положение было вообще очень тяжелым. Весь день и всю ночь на глазах мужчин. Мужчины как то легче привыкают к грязи, но бедные сестры страдали ужасно.

    Сколько их погибло в боях? сколько было изувеченных на всю жизнь? Но, они шли и шли вперед, под самые пулеметы, и бестрепетными руками облегчали страдания раненых.

    А что ожидало бы их в случае поражения армии?

    Даже подумать страшно.

    Кто из добровольцев не помнит милую сестру Васю?

    Одетая с самого начала похода, солдатом, грубоватая, но бесконечно добродушная, она вносила с собой всегда шум и оживление.

    Со смехом исполняла Вася самые тяжелые и грязные работы, веселой шуткой рассеивала мрачное настроение раненых.

    И это безобидное существо испытало впоследствии ужасные страдания.

    Прежде всего пришло известие, что ее муж и маленький сынок замучены большевиками.

    Ужасное горе сковало смеявшиеся когда то уста Васи, и добрые глаза ее потухли, вспыхивая лишь временами мрачным, почти безумным огнем.

    Через несколько дней отряд, при котором состояла она, был разбит, окружен, и Вася попала в плен к большевикам.

    За отказ исполнить позорные требования, пять дней били они ее железными шомполами и окровавленную, истерзанную бросили в сырой и холодный подвал.

    Все выдержала железная натура Васи. Она могла бы избавиться от мучений; у нее был с собой, как и других сестер, стрихнин.

    Но Вася не хотела умирать. Она чего то как бы, ждала и дождалась. 

    Заболел комиссар отряда, и ей приказали за ним ходить. Вася аккуратно исполняла свои обязанности.

    Однажды, вечером, навестить больного приехали два других соседних комиссара и началось пьянство. Вася развела стрихнин, подмешала его к вину и исчезла.

    На утро в квартире нашли три ужасных трупа.

    XXXII
    НОВОЧЕРКАССК

    После переговоров с казаками южной армии решено было отправить санитарный обоз в Новочеркасск. Но и последний путь добровольцев не обошелся без боя, правда только дипломатического, с центральными казачьими властями.

    Посланный вперед член Гос. Думы Л. В. Половцов обратился за разрешением вопроса о размещении раненых к начальнику штаба походного атамана, пол. Сидорину.

    —    Ни одного раненого мы в Новочеркасск не пустим. Везите их в Ростов, — заявил пол. Сидорин.

    —    Как в Ростов? Да ведь в Ростове немцы.

    —    Ну, так что же?

    —    Значит вы хотите, чтобы мы дали полторы тысячи заложников немцам? Неужели вы не понимаете, — добавил Половцов, — что произойдет? Зачем же вы нас звали?

    —    Что делать, — ответил Сидорин.

    Ген. Попова в городе не было.

    В атаманском дворце Половцов нашел Янова, председателя правительства донской области.

    — Хотя я и не имею прямых приказаний ген. Деникина по этому вопросу, заявил ему Половцов, — но могу вам сказать наверное, что, если вы не примете наших раненых, добровольческая армия сейчас же уйдет с Дона

    Янов просил подождать до следующего дня, и назавтра Половцов уже телеграфировал об отданных правительством Дона распоряжениях по подготовке помещений для раненых.

    Лазареты были оборудованы плохо, но все-таки они были раем для бедных вечных странников.

    Какое счастье — сбросить с себя эти грязные, рваные лохмотья, полные ужасных паразитов, — вымыться в ванне и превратиться из кочующего дикаря в цивилизованного человека! 

    ЗНАЧЕНИЕ ЛЕДЯНОГО ПОХОДА
    I. РУССКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ

    Главной целью создания добровольческой армии было продолжение войны с немцами.

    К сожалению, эта идея не встретила сочувствия в большинстве русской интеллигенции, а потому и не нашла активной ее поддержки.

    Русское общество не сознавало всей колоссальной важности событий. Оно не отдавало себе ясного отчета в том, что измена России союзникам является не только позорным актом, но и величайшим историческим преступлением против вековых интересов родины. Интеллигенция не понимала, что это преступление не 'может остаться безнаказанным.

    Небывалый патриотический подъем во всех классах русского населения в начале войны, вполне сознательное отношение даже простолюдинов к происходившим событиям, полное понимание смысла и значения этого мирового столкновения, все это сменилось апатией и равнодушием.

    Между тем совершенно неожиданный успех революции объяснялся, между прочим, именно опасениями интеллигенции за дальнейшее участие России в войне. Общество прекрасно сознавало всю рискованность революции во время войны, но оно шло на это, боясь, что царское правительство заключит сепаратный мир с Германией.

    Таким образом следовало бы ожидать, что, раз интеллигенция приняла на себя тяжелую ответственность за переворот ради самой войны, то, тем самым она решилась на все, чтобы продолжать эту войну, во что бы то ни стало.

    Но, на самом деле, этой решимости и не оказалось!

    Временное правительство, в котором объединился весь цвет русской политической мысли, не нашло в себе твердости для борьбы с преступным разложением армии. Правительство не только не применяло самых обыкновенных мер, указываемых в подобных случаях правовым разумом всех государств, но оно связывало руки даже фронтовому начальству, в его мероприятиях против этого ужасного зла.

    Временное правительство только уговаривало.

    Когда же государственная власть окончательно выпала из рук этого олицетворенного «непротивления злу», русская интеллигенция совершенно растерялась.

    Такое бойкое при царском режиме, так умело и настойчиво защищавшее свои, а главным образом чужие, интересы, русское образованное общество впало в полную прострацию при столкновении с большевиками.

    «Обструкция» — вот единственный лозунг за которым последовали все, — и старые и малые, и либералы и консерваторы.

    — Без нас, — думали они, — большевики через неделю провалятся.

    Положение большевиков было действительно тяжелым. Но, зная прекрасно русских людей, большевики решили: — подождем, сами придут; и объявили приказ: — кто для нас не работает, тот не ест.

    Тем временем на ответственные места они назначили интеллигентов из своей партии, а на второстепенные должности брали первого попавшегося и широко использовали один своеобразный элемент — уголовных преступников. Большевики понимали, что преступники не могут быть орудием даже их строительства или органами нормального административного управления. Но, для выполнения первых практических задач большевизма, т. е. для разрушения всего прежнего социального строя, для истребления «врагов народа» — буржуев этот общественный отброс был незаменим.

    Преступники были не теоретическими, а практическими борцами против правовых и экономических идеалов современной жизни. Их преследовал буржуазный строй, и они ненавидели все орудия государственной власти, — полицию, суд, тюремное и всякое другое начальство, а также, конечно, и всех ими обворованных и ограбленных.

    Большевики провозгласили лозунг: — грабь награбленное.

    Где же найти лучших исполнителей этого приказа, как не в среде привычных грабителей?

    Преступники были смелы, решительны, сметливы, а главное беззастенчивы и беспощадны при исполнении возложенных на них приятных обязанностей.

    Их не могла тронуть никакая, самая жалостная мольба и они хохотали над бессильными слезами своих беззащитных жертв.

    Не долго продолжалась, однако, обструкция интеллигенции. Голод смиряет даже бурных, полных жизни и энергии диких животных. Можно ли было ожидать продолжительной борьбы со стороны мягкотелого, безвольного русского интеллигента, совершенно неприспособленного к суровым условиям ручного труда, от которого он думал получить средства к жизни.

    Общество сдалось и покорно стало под ярмо большевизма.

    Но, не все же попали в эту беду?

    Сотни тысяч русской интеллигенции, наиболее предусмотрительных людей, бежали отчасти еще при временном правительстве с севера на юг. Вся Украина, казачьи области, Дон, Кубань и Терек, Крым, Новороссия, Бесарабия были переполнены беженцами. Не только гостиницы и меблированные комнаты, но все частные свободные дома и комнаты брались на расхват.

    Этих беглецов гнали тогда в хлебородные места все возраставшая дороговизна на севере и всеми сознаваемая, неминуемая опасность полного голода и холода.

    Население южных городов возросло вдвое, а в некоторых местностях, как напр. в Крыму, даже втрое.

    Беженцами были наиболее энергичные, подвижные и, наконец, самые состоятельные люди, а потому от них и можно было ожидать известной прозорливости или просто хотя бы сознательного отношения к логике событий.

    Когда грянул большевистский гром, все эти беженцы были некоторое время вне досягаемости большевистской власти. Но близкая опасность уже угрожала и этим областям России.

    Раздался призыв генерала Алексеева.

    Если интеллигенция, сместив царя с престола, уже охладела к самой идее — продолжения войны с немцами, то можно было ожидать, что у нее остался хотя инстинкт самосохранения.

    Если основатели добровольческой армии ошиблись в своих надеждах, приняв теорию за факт, то все-таки они могли ожидать, что все, способное держать винтовку, устремится под их знамена хотя бы из чувства самозащиты.

    Ведь ясно же было, что добровольческая армия не могла уйти на фронт, не обеспечив себе тыла. Не могли же люди думать, что добровольцы пройдут Украину и не оставят там достаточно сил для сохранения в ней полного порядка.

    Никто не сомневался в том, что война будет на два фронта, внешний и внутренний для самозащиты армии.

    Увеличивая собой силы армии, беженцы тем самым способствовали бы ей и в охране местности, где жили их семы, где хранились остатки их последнего добра.

    Ни местная интеллигенция, ни приезжие не хотели ничего слушать.

    —    Большевики падут сами, — вот единственный ответ, который слышали основатели добровольческой армии.

    —    Но, ведь и карточный домик стоит, пока на него не дунут, — возражали добровольцы. — Помогите нам дунуть, встряхнуть их.

    Этого простого соображения не желали понимать и затыкали уши.

    Обманули надежды и на офицеров фронта. Около 30.000 офицеров скопилось в одном Киеве, а через местную организацию добровольческой армии прошли лишь сотни.

    Если бы хотя четвертая часть их пошла вступить в армию, то они силой пробились бы на Дон.

    Герои дроздовцы, в количестве 2.000 офицеров и вольноопределяющихся, сделали это при более трудных условиях. Несмотря на противодействие своего начальства, провожаемые насмешками своих товарищей, они двинулись и прошли походным порядком на Дон с юго-западного фронта, и прошли с боями, так как большевики тогда уже сорганизовались и ставили им тяжелые препятствия.

    Такими же инертными оказались и офицеры бывшие на местах.

    На Кавказских минеральных водах скопилось несколько тысяч офицеров, частью для поправления здоровья после ран и болезней а частью собравшихся сюда для отдыха и развлечений. Среди них было большое количество гвардейцев.

    Для вербовки их, на воды был послан генерал Эрдели, проводивший свою службу в гвардейских частях.

    Все его труды пропали даром. На его убежденные речи отвечали насмешками, и в армию оттуда пришли лишь единицы.

    Полное равнодушие к армии проявили и финансовые круги. Колоссальные богатства накопились на юге России. Кроме всех известных архи миллионеров Харькова, Екатеринослава, Ростова, Таганрога, в глубинах таились тысячи невзрачных на вид, скрытых богатеев. Десятками миллионов взимались с них потом контрибуции большевиками, а в армию поступали гроши от бедняков.

    Если бы в то время и люди, и деньги пришли бы на помощь к Алексееву и Корнилову то, конечно, большевики были бы стерты с лица земли. Ведь тогда они сами не понимали, каким чудом свалилась им в руки государственная власть, и, не вкусив еще плодов господства, они жили действительно только в карточном домике.

    Ледяной поход это доказал.

    Собралась кучка решительных и храбрых людей. Без снарядов и патронов эти четыре тысячи прошли всю южную часть донской области, пробежали севером ставропольской губернии и исколесили Кубань. Все, что становилось поперек их пути, они отметали и шли туда, куда хотели. 

    История знает много войн, в которых незначительные отряды партизанов сопротивлялись и причиняли колоссальные затруднения большим армиям. Но эти партизаны работали среди дружественного им населения, которое помогало им, оберегало их и укрывало в своей среде в случаях неудач.

    Добровольческая армия совершала свой поход, именно, в обратных условиях. Она проходила территории, в которых большинство населения было ей прямо враждебно, а меньшинство сохраняло недружелюбный нейтралитет. Армия боролась с войсками, состоявшими из местных жителей или с присланными из соседних губерний им же на помощь.

    Население Донской, Кубанской областей и Ставропольской губернии превышало 7 мил. Большая половина жителей казачьих областей, а именно все иногородние, и все крестьяне Ставропольской губернии были сплошь большевиками. Если считать из них пять процентов боеспособным материалом, то получится цифра около 200.000 чел. К ним надо прибавить еще войска, присланные в большом количестве извне, а также распропагандированную казачью молодежь, что увеличит указанную цифру по крайней мере в полтора раза.

    Таким образом большевики обладали в этих местностях колоссальными силами, сравнительно с горсточкой добровольцев.

    И действительно на своем походе армия сталкивалась все время с новыми и новыми частями, выраставшими на ее дороге, повсеместно, несмотря на самые неожиданные перемены пути следования.

    Все эти большевистские воинские части были вооружены и снабжены и артиллерией, и большими запасами патронов и снарядов, которые они расходовали без всякой бережливости.

    В полном распоряжении большевиков были телеграфы, и телефоны, и железные дороги, и броневые поезда, и громадные склады обмундирования, винтовок, патронов, снарядов, и вся казачья артиллерия, одним словом все средства нападения и защиты.

    А против них боролись нищие, раздетые, разутые добровольцы, блуждавшие по местности, пересеченной во всех направлениях железными дорогами.

    Чем же можно объяснить конечный результат Ледяного похода?

    Добровольцы действительно проявили невероятные мужества и выносливость; а вожди их оказались на полной высоте военного искусства. Однако, против одного стояло сто; такое несоразмерное численное превосходство и громадное преобладание в средствах борьбы, конечно, должны были дать немедленную победу большевикам.

    Отчего же произошло обратное?

    Ответ может быть один.

    У большевиков тогда не было опытных руководителей, и организация их еще только нарождалась.

    Вот почему и можно с полной уверенностью сказать, что, если бы в начале в армию пришла хотя бы половина того, что впоследствии пристало к добровольцам, и, если бы в ее кассу поступила бы хотя четвертая часть того, что было взыскано с местной буржуазии в вице большевистских контрибуций, —    при таких условиях всероссийская большевистская организация была бы уничтожена в самом зародыше.

    Порукой в этом был Ледяной поход.

    Но, чтобы хотя немного образумить русскую интеллигенцию, понадобился пример наглядного обучения. Когда и югом России завладели большевики и показали все прелести коммунистического рая, только после этого урока, ощипанные уже и голодные интеллигенты прибежали в армию и предложили свои услуги.

    Эти люди были уже не первого призыва, но они представляли собой единственный остаток русской интеллигенции, не находившейся еще в подчинении большевикам. Армия, приютив их у себя, дала им возможность впоследствии спастись от полной гибели. 

    2. КАЗАКИ

    Ледяной поход повлиял и на казачьи настроения.

    Армия проходила известную местность, и сейчас же вслед за ней все заполняли преследующие добровольцев большевистские войска.

    Теперь они уже не стеснялись и показали казакам свои настоящие зубы. Грабили, насиловали, убивали, жгли, одним словом, водворяли ад на земле.

    Одно только сравнение их бессмысленной жестокости со спокойным достоинством добровольцев должно было поразить воображение казаков.

    Добровольцы были страшны, но только во время боя. В станице же они превращались опять в культурных людей. Если же, в виде исключения, и случался какой-нибудь грех, то немедленная же расправа с преступником удовлетворяла чувство обиды.

    Большевики же, как раз обратно, — трусливые в боях, они были беспощадны к беззащитным.

    Первый кубанский поход дал армии, не считая отряда ген. Покровского, лишь сотни добровольцев.

    Но, когда армия вышла с Кубани, остановилась на юге донской области и обосновалась временно в ст. Мечетинской, к ней потекли уже тысячи казаков из одной северной части той же Кубани.

    Большевики перехватывали их и на месте расстреливали. Волонтеры собирались в отряды и силой пробивались через красные полчища.

    Когда же армия, через два месяца, пошла во второй Кубанский поход, то, проходя по тем же местам, она не таяла, как раньше, от боевых потерь, а росла, как снежный ком, катящийся с горы, и своей лавиной смела большевиков и с Кубани и с Терека.

    Добровольческая армия спасла положение и на Дону.

    Одиннадцать южных станиц первыми подняли знамя восстания; но силы, ими выставленные против большевиков, оказались недостаточными.

    В это время на Дон пришла большая большевистская армия, отступавшая с Украины перед немцами. Остановившись в Ростове, немцы дальше не преследовали большевиков и ограничились непрерывной бомбардировкой Батайска.

    Части этой большевистской армии и пришли на помощь к местным своим силам. Сопротивление казаков было сломлено и они быстро очистили целый ряд станиц.

    Но, когда красные неожиданно встретились с добровольцами, то, в свою очередь, они также быстро и возвратили свои завоевания.

    После кратковременного отдыха добровольцы бросились на большевистские части, расположенные вдоль и западнее владикавказской жел. дороги, и быстро очистили от красных всю юго-западную часть донской области. Тем самым они развязали руки ген. Попову, боровшемуся с большевиками на востоке области, а затем в центре и в северной ее части.

    3. НЕМЦЫ

    Деятельность добровольческой армии не ограничивалась лишь юго-востоком России. Эмиссары армии проникли и вглубь страны. Там создавали они ячейки, из которых потом выросли целые организации, причинившие не мало хлопот большевикам.

    Эти организации оказали большую помощь армии в ее борьбе с немцами.

    Казалось, что, с первого же момента своего возникновения, армия должна была отказаться от своей прямой задачи — продолжения войны с немцами.

    Да, злой рок нашей родины так судил. Боевое свое крещение армия получила в борьбе с защитниками немцев, русскими крестьянами, а с самими немцами никогда не встречалась на поле битвы.

    Но, тем не менее, добровольцы все-таки боролись с ними посредственно, через головы большевиков. 

    Армия не дала немцам возможности извлечь из мира с большевиками все те выгоды, которые Германия могла рассчитывать, и тем, конечно, ослабила ее силы на западном фронте.

    Германии необходим был мир с Россией не только потому, что с этим миром освобождался ее восточный фронт. Немцы нуждались до крайности и в тех военных припасах, которые заготовлены были в России для войны, и в сырье, необходимым для немецких фабрик, и в продуктах питания для своих истощенных жителей, и, наконец, в людях, в тех пленных, которые были взяты Россией во время войны. Даже больше того, Германии была обещана прямая активная помощь со стороны большевиков.

    Немцы получили много, но далеко не в тех размерах, о которых они мечтали.

    Гражданская война в России потребовала, прежде всего, напряжения всех перевозочных средств и сосредоточения их в направлении к районам военных действий. Это обстоятельство значительно ослабило и без того надломленные средства передвижения.

    Перевозка войск и военных грузов на юг парализовала всю деятельность по снабжению продовольствием северной и центральной частей России. Опора большевиков, рабочие и городские жители, голодали. Могли ли большевики отрывать от продовольственного транспорта последние вагоны, чтобы предоставить их немцам для экспорта?

    Конечно, нет.

    Затем, военные действия происходили, именно, в местностях, где остались неиспользованными самые богатые запасы и продовольственных продуктов, и такого сырья, как кожи, шерсть, сало, нефть и пр. Но там не было досуга для заботы о немецких интересах, когда собственное дело трещало по всем швам.

    На германском фронте и в ближайших к нему местностях немцы захватили громадную военную добычу. Но взрывы складов в Киеве, Калуге, Одессе и др. местах лишили их неисчерпаемых военных богатств. Наконец, гражданская война, сама по себе, требовала большого количества военных припасов, и большевики не могли отдавать того, в чем сами нуждались.

    Но, в особенности, нечего было и думать об активной помощи немцам на западном фронте, когда у большевиков не хватало войск для междоусобной борьбы.

    Большевикам нужны были самим громадные массы солдат, в виду их плохого качества, чтобы бороться на своем фронте. Но кроме того постоянные вспышки недовольства внутри страны, нападения на поезда, порча путей и т. п. работа тайных организаций требовала наличия больших вооруженных сил и по коммуникационным линиям.

    В этом отношении, наоборот, немцы помогли большевикам. Хотя их прямые интересы и требовали возвращения в Германию и Австрию военнопленных, но они сами задержали значительную и наиболее активную часть их и отдали большевикам.

    Этими военнопленными и были пополнены, так называемые, «латышские части». они действительно оказывали огромные услуги большевикам, служа им то в качестве головных ударных групп, то в виде неумолимых карательных отрядов, без пощады уничтожавших все, что не было послушно красным. 

    Немцы хотели возможно скорее покончить с добровольческой армией, а потому и лишили свои западные армии необходимого для них пополнения людским составом.

    Все эти последствия гражданской войны и помешали немецкому плану использовать Россию, как базу для снабжения Германии.

    Конечно, союзники эти обстоятельства междоусобной борьбы предвидели и учитывали. Вот почему их представители и поощряли генер. Алексеева в его начинаниях и надавали ему самых богатых обещаний, исполнения которых добровольцы так и не видали до самого конца похода. 

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    1 мая 1918 г. с приездом раненых в Новочеркасск, кончился Ледяной поход.

    Слава о подвигах добровольческой армии разнеслась по Дону и по всей Кубани, долетела и до Терека.

    Одна за другой поднимались казачьи станицы против азиатского гнета большевиков.

    Со всех сторон пошли в армию и добровольцы.

    Немного ранее прорвались в Новочеркасск герои дроздовцы.

    На своем долгом пути, с юго-западного фронта, они также совершили целый ряд подвигов и теперь соединились с добровольцами.

    Армия отдохнула, пополнилась, реорганизовалась, получила снабжение и, в июне 1918 г. вновь двинулась уже во второй Кубанский поход.

    Снова один шел на десятерых и бил их; опять судьба армии не раз висела на волоске.

    Но участь Кубани была решена.

    3 августа добровольцы взяли Екатеринодар, а к концу года от большевиков очищены были и Кубань и Терек и почти вся Донская область.

    Армия достигла колоссальных успехов. Завоевали громадный плацдарм. Союзники, тем временем, заняли Константинополь, вошли с добровольцами в непосредственные сношения и снабдили их богатыми военными припасами.

    Армию ожидало, казалось, великое будущее, но во внутренней жизни ее произошел крутой перелом.

    Назначено было гражданское правительство, и армия из добровольческой превратилась в правительственную, — по набору, по принуждению.

    Талантливый вождь армии ген. Деникин утонул в неведомой ему пучине гражданских дел. 

    Умер от непосильных трудов великий патриот, основатель армии, ген. Алексеев; пал смертью храбрых легендарный витязь, надежда армии, ген. Марков; погиб от ничтожной раны герой Дроздовский и многие, «иже с ними».

    Пришли новые люди и запели старые, губительные песни.

    Потускнели светлые идеалы трехцветного знамени.

    Исчезли импровизация и творчество; их заменила рутина.

    Добровольческая армия умерла, оставив наследнице доблестное свое имя.

    Мир праху вашему, страстотерпцы!

    Так перевелись на Руси богатыри.


    Л. ПОЛОВЦОВ.  

  • Источник — http://providenie.narod.ru/

    Обсудить на форуме...

    фото

    счетчик посещений



    Все права защищены © 2009. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник. http://providenie.narod.ru/

    Календарь
     
     
     
     
    Форма входа
     

    Друзья сайта - ссылки

    Наш баннер
     


    Код баннера:

    ЧСС

      Русский Дом   Стояние за Истину   Издательство РУССКАЯ ИДЕЯ              
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году
    Создать сайт бесплатно