Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    КОМУ В РОССИИ МЕШАЮТ РУССКИЕ
    Б. С. МИРОНОВ


    НАЦИЯ И ГОСУДАРСТВО

    Яко дым истаял шумливый еще вчера, крикливый кагал хулителей, ненавистников России, все сделались рьяными поборниками России, ревнителями ее силы и независимости. Уста, еще не остывшие от многозлобия к России, теперь
    фото
    неутомимо вещают о возрождении ее былой мощи. Все оборотились в «патриотов России», в «государственников», «державников». Только не дай Бог свершаемое оборотничество принять лишь за шутовской маскарад в политическом балагане, это значило бы прозевать страшный удар, выцеленный в русских, потому что под шум и гам возрождения великой России сводят русский народ, потому что велеречивый гомон о спасении, сохранении, приумножении России, становлении богатого, мощного, независимого российского государства вовсе не означает, не содержит в себе и грана заботы о спасении, сохранении и приумножении русского народа. Идет тонко продуманная игра на подмене понятий. Мы, русские, обоснованно, на выверке веков, считаем, так оно и есть, что основу крепости, необоримости России извечно составлял русский народ, ныне стодвадцатимиллионный народ в стапятидесятимиллионной России. Когда нам говорят о возрождении мощи и славы России, само собой разумеем благо русского народа — наше национальное благо. Но вчитайтесь, вслушайтесь в нынешних «спасителей» России, тех, что у власти, и тех, что рвутся к власти, у них же и слова нет о русской нации, более того, как черти от ладана бегут они от всякого помыслия о национализме, для них весь круг забот — только интересы государства.

    Но мера интересов государства расплывчата, неосязаема, самое главное, может не иметь ничего общего с интересами нации. Ведь было уже, пережили, когда государство богатое и могучее, а народ нищенствовал, закрома государства были полны, а народ голодал, с каждым годом нарастал вал производства стали, чугуна и сплавов, а в магазинах шаром покати, не хватало самого насущного. И сейчас наше государство не обеднело, да только народ в нем бедствует и вымирает. Поэтому хватит говорить об интересах государства, пора громко и внятно заявить об интересах нации, и каждый шаг, каждое политическое, экономическое действие вымерять, оценивать именно интересами нации.

    Не нация для государства, а государство для нации!

    Государство лишь машина, обслуживающая нацию. Весь сложнейший механизм государства, каждая его шестеренка подчинены только одному — росту могущества нации. Если государственный механизм тесен, неловок, мешает развитию нации, ничуть зазорного, если нация будет раз за разом его переналаживать под свои нарастающие потребности. Когда профессор, лауреат Государственной премии, автор 120 изобретений не имеет возможности купить такую же квартиру, машину, как владелец торговой лавки, — это свидетельство разлаженного государственного механизма, отсутствия в государстве заботы о развитии и укреплении нации. Когда труженик нищ в государстве, в котором процветает жулик, то такое антинациональное государство требует немедленной починки.

    Ничего во имя государства, все во имя нации!

    Так называемые «государственные интересы» — это, как правило, чьи-то личные, корыстные интересы, групповые, партийные, олигархические, замаскированные под общественно значимые, они раздраивают общество на классы, сословия, прослойки. Только национальные интересы крепят общество в монолит. Что угодно и как угодно можно закамуфлировать под государственный интерес, государственную необходимость — неосязаемую, незримую, когда весь народ, за исключением жуликов от власти, портняжек «государственных интересов», ради «государственных интересов» может прозябать в нищете. Только национальный интерес имеет четко осязаемую оценку — нация нравственна, крепка, уверена в себе.

    Руководящий принцип государственного строительства — поддержание жизнетворчества нации, создание условий для национального политического и социального расцвета. И то государство разумнее, эффективнее для нации, которое дает больше возможностей для этого. Такому государственному устройству чужды любые революционные преобразования, социалистические ли, демократические, потому что всякие революции посягают в первую очередь на национальные традиции, национальный уклад жизни — основу жизни нации.

    Нация, порабощенная революционными реформами, перестает жить естественной для нее жизнью, она отупляется и принижается, приучается жить и действовать не по своему национальному разуму, согласно со своим национальным инстинктом, а по команде захватчиков власти, которые, в свою очередь, действуют исходя из заимствованных извне, чуждых для нации идей. Уже само их стремление к революционным преобразованиям, губительным и гибельным для нации, есть свидетельство их непонимания нации, для которой они чужие.

    Нация творит исходя из своей истории и руководствуясь своей совестью.

    Только то государственное строительство имеет смысл, только та политика в основе государства разумна, а само государственное устройство надежно, целью и обязанностью которых является создание наиболее благоприятных, жизнеудобных, жизненно стойких условий для нации, для воспитания национальной духовной личности, перед которой бессильны соблазн и искушение насылаемого на нее сатанизма.

    Благо такого государственного устройства в сохранении национальной души народа, потому что не войны и экономические поражения, а только паралич народной души способен обречь нацию на гибель.

    Вопрос о приоритете национальных интересов над государственными — кто для кого и кто кому служит — для дальнейшего развития России не теоретический и не просто назрел, а стал насущным, нет первозначимее его ориентира в определении пути России, в выборе ее вожатых от депутатов до Президента.

    Сегодня все жаждущие мандатов и государственных кресел проникновенно много говорят о своей любви к России, о своем стремлении сделать ее богатой и могучей. Как будто в этом есть проблема, экая задача! сделать богатой и могучей Россию, у которой 64 процента мирового сырья, больше, чем у какой-либо другой страны мира, больше, чем у всех стран мира вместе взятых. Да как же не любить такую громаду богатств! Тут самый распоследний для России негодяй полюбит ее и заставит себя, приучит себя, почти не картавя, выговаривать возжеланное, хоть и ненавистное ему имя.

    И зачем делать Россию богатой, если она и так сказочно богата, нет богаче ее на земле. И независимее ее нет никого, потому что она более других обладает основой независимости — людьми, сырьем и пространством. Надо не позволять грабить Россию, прекратить вывоз ее богатств,— и больше ничего не надо для ее процветания, ни к чему уши всем прожужжавшие гении-теоретики от экономики и прочих наук, что уже десять лет обещают облагодетельствовать Россию заемными заумными теориями по западному образцу, о котором еще Ф. М. Достоевский сказал: «На этот подкопанный и зараженный гражданский строй и указывают народу нашему как на идеал, к которому он должен стремиться...»

    Конечно же обещать укрепить и обогатить государство куда проще, чем взять на себя ответственность за процветание нации. Укрепление государства, его обогащение — это внешние изменения строя и быта, не раз опробованные колониальной системой Запада. Достаточно завезти в страну оборудование, поставить под него коробки сборочных заводов, приставить к станкам людей, дать им возможность зарабатывать, магазины товаром набить, опять же из-за рубежа завезенным, — и все. Чем плохо государство? Люди работают, при деле и сыты. Но будет ли крепка и независима нация в таком государстве?

    Вывести государство из кризиса — создать рабочие места, оживить экономику, — именно к этому сводят все дело нынешние властьимущие и вставшие в очередь на власть, — но все это может сделать для России и чужой дядя, и сколько таких дядей уже объявилось по миру. А вот вывести нацию из кризиса, вывести народ из апатии, уныния, духовной лености — пробудить его национальное сознание, национальное творчество, национальную гордость — этого за нас не сделает никакой дядя. Более того, заморский дядя, по-родственному опекающий находящихся у власти в России, больше всего боится именно пробуждения русской нации, возрождения национального сознания в русском народе, коренном народе России, способном поднять, увлечь, повести все остальные народы России.

    Почему так важно уяснить всю пропасть разницы между становлением богатого, независимого государства и богатой, независимой нации? Потому что вненациональное государство разваливается также быстро, как и создается, даже очень богатое, даже очень независимое, и СССР тому в пример, трагичный, горький урок. Если бы интересы русской нации лежали в основе политики прежнего СССР, сплоченного вокруг великой России и великого русского народа, то Советский Союз не распался бы никогда, потому что ни его руководителям, ни народу невозможно было бы смириться с разделением нации.

    Крепко лишь национальное государство.

    Только нация, объединенная единым духом, вечна, непоколебима, незыблема.

    Сегодня вопрос определения приоритета государства и нации — это вопрос быть или не быть русской нации. Все, кто у власти, все, кто рвется к власти, настырно говорят о своем желании видеть Россию богатой и независимой, об одном при этом умалчивают, что богатой и независимой Россия может быть и без русских. Россия, как государство со своим сырьевым богатством, уже есть сверхбогатая и независимая страна. Это правящие Россией недомерки зависимы от западных правителей, но не сама Россия. Россия обладает всем необходимым и не только сырьем, а и огромным научным, творческим, высококвалифицированным рабочим персоналом, высокими технологиями, плодороднейшими землями, чтобы, опустив «железный занавес» на своих границах, даже не почувствовать изоляции. Это только наши правители, в рот смотрящие Западу, не знающие, не понимающие, не любящие и не гордящиеся своим народом, а уже и боящиеся его, это они страшатся остаться со своим народом один на один, это президенту важнее быть на ковре у правящей миром «семерки», нежели со своим народом в страшный буденновский час национальной трагедии.

    Когда нерусские соискатели российского президентства объясняются в любви к России, они не народу России объясняются в любви, они богатству России объясняются в любви. Когда они говорят: «Мы за свободную, богатую Россию», они, может быть, и искренне так говорят, только там, в их России, в той стране, которую они по-прежнему будут называть Россией, если еще будут называть, места русским уже может не быть и скорее всего не будет, потому что русская нация — это прежде всего национальный дух, а те западные проекты, по которым они сегодня строят и собираются дальше строить Россию, не имеют ничего общего с историческими, православными корнями русской нации. Иначе 25 миллионов русских не оказались бы изгоями за пределами России.

    Идея возрождения великой России как возрождения великой русской нации их, конечно же, не привлекает, им нужны разобщенные, раздробленные, распыленные малые народы, беспомощные, зависимые извне и враждующие друг с другом. Мы должны осознать, что если интересы нации не возобладают в государстве над внутренними дрязгами партий и движений, непримиримостью кланов, если над всем этим не возобладает один мощный национальный диктат, такое государство точно не устоит перед малейшей внешней опасностью. Мы должны понять, что если внутренние дрязги партий и их лидеров не отступают перед национальной идеей, значит, это уже не внутренние дрязги, это внешний враг вцепился в горло нации, для него священные национальные устои и есть объект разрушения. Мы должны пробудить самосознание народных масс, чутье нации на врага нации, не важно, сидит ли он на Капитолийском или на Боровицком холме.

    Идея государственного строительства сама по себе не несет идеи национального спасения, сохранения нации, национального приумножения. Такое уже случалось в истории, чуть больше двухсот лет назад в одной стране, когда страна эта стала и свободной и могучей, только для коренного народа в ней больше места не нашлось... Страна эта Соединенные Штаты, ныне возмечтавшая выстроить Россию по своему образу и подобию.

    Вожди нации должны думать и действовать не только в соответствии с физическими и материальными нуждами народа, как обещают действовать нынешние и претендующие на их место лидеры, но и с непременным учетом исторического достоинства народа, его наследия, его национального духа. Однако именно об этом молчат власть имущие и претендующие на власть лидеры в России. Первые поторопились конституционно объявить о «деидеологизации» общества, а, значит, о лишении русского народа его идеалов, поспешили протрубить о «светском характере» общества, а, значит, об отторжении русского народа от его православной веры. Идущие им на смену не заикаются здесь что-либо менять, впрочем, наивно ожидать иного от людей чужих по крови и чуждых по духу коренным народам России.

    Многочисленное полчище претендентов на российскую власть говорит лишь об экономических программах удовлетворения человеческих потребностей. Как в них самих нет национального духа, как для них самих нет ничего важнее и желаннее жирного куска, так и в идеалах России они не представляют ничего иного, и навязывают нам плохо переведенную с английского и иврита псевдоэкономическую теорию богатства и дурачат и шантажируют народ своей научной незаменимостью, элитностью, особенностью экономической породы. Но нации нужен духовный лидер, а не бухгалтер, умеющий считать по иностранной указке нетто и брутто российских богатств.

    Они не просто противники русских национальных идеалов, они их ненавистники, потому что вера народа в свои идеалы навсегда лишит их шансов управлять Россией, а, значит, лишит их доступа к самому для них сокровенному — сырьевым запасам России. Отсюда понятна череда их действий. Для того, чтобы овладеть богатством России, нужно взять власть в России в свои руки, а для того, чтобы эту власть взять, тем более удержать, нужно изничтожить национальный дух, что они и торопятся делать, справедливо усматривая для себя врагом номер один возрождающийся в русской нации дух национализма.

    Национализм — это преобладание интересов нации над всеми другими интересами — государства, партийного строительства, теорий коммунизма, социализма, капитализма.

    Национализм — это прививка от любой чумы, которую нам могут в очередной раз подсунуть в ярко размалеванном фантике свободы, равенства, братства, в приманке общечеловеческих ценностей, прав, в обещаниях расцвета и укрепления России. Потому что у националистов есть только одно, очень жесткое испытание идеи — во пользу нации или ей во вред.

    Когда впереди интересов нации выставляются интересы государства, — это расхожий трюк наперсточников от власти, корыстного люда, жирно кормящегося у государственного корыта или рвущегося к нему, а потому не может быть у власти, во главе государства, на любом государственном посту человек, не национально мыслящий, не националист. В противном случае напридуманные интересы государства всегда будут довлеть над интересами нации.

    Мы, русские, должны развить в себе национальный эгоизм. Наша национальная энергия всегда сдерживалась нашим собственным сопротивлением. Над Россией должен, наконец, воцариться высший интерес, над всем обществом, над всеми политическими дрязгами, и это интерес сохранения, сбережения, приумножения русской нации.

    Сегодня интересы русского нам должны быть значимее и дороже интересов целых континентов. Сегодня понятие нация должно быть нам так же близко, дорого и свято, как понятие семья.

    На слово и понятие национализм сегодня в обществе наложено проклятие, его избегают, его изничтожают, перед ним прививают страх. Дело доходит до смешного, когда на элементарный вопрос, как называется человек, кровь от крови, плоть от плоти своей нации, гордящийся своей нацией, любящий свою нацию, готовый жертвовать собой во имя интересов своей нации, на этот вопрос впротиву элементарным законам русского языка отвечают: «патриот».

    Избегая, изничтожая, прививая страх перед словом и понятием национализма, обсушивают, обкорнывают, подбираются к самому понятию нации. Но никаким иным словом не заменить ни понятие нации, ни производимых от него, вырастающих из него национализма и националиста. Я говорю сейчас даже не об исторических корнях, этимологическом происхождении этих слов, я говорю о национально-эмоциональном, духовном восприятии в народе этих понятий, их энергии.

    Нерусские средства массовой информации, составляющие в прямом смысле слова подавляющее большинство в России, вся нерусская рать претендентов на российское президентство, как черти ладана избегают слова нация, все больше о народе пекутся. Но народ — лишь население, объединенное территорией да языком, может быть, совместной деятельностью да общей бедой, но не духом, не идеей, не общенациональной памятью. Когда мы говорим народ, то вольно или невольно, но представляем только тех, кто живет сейчас, вместе с нами, рядом с нами — ныне живущие. Когда мы говорим нация, то вольно или невольно, но представляем рядом с собой тех, кто жил задолго до нас, творил нашу историю, терпел поражения и выносил из них уроки, побеждал, осваивал, открывал, изобретал, обживал, создавал Империю, самоотверженно защищал Отечество, представляем рядом с собой тех, кто будет жить после нас — наших потомков, наших пристрастных судей, перед которыми мы ответственны за все, что совершаем.

    Нет вернее пути для нации, чем национализм, но вместо национализма нам усиленно и настойчиво навязывают патриотизм. Почему? Патриотизм— понятие материальное. Любовь к березкам, плакучей иве, к речке детства, своей малой родине, — все это настоящий патриотизм, не в осуждение говорю, но чтобы понятным стало, что и Ельцин, и Черномырдин, и Гайдар, и Явлинский, и Чубайс — они тоже самые настоящие патриоты России. Только одни патриоты любят березки и ивы, а эти — богатства России, ее нефть, газ, молибден, золото, алмазы, и вот эти искренние, убежденные патриоты России, другой земли им действительно не надо, нет богаче российской земли, именно эти патриоты довели русский народ до вымирания.

    Нам позволяют быть патриотами, любить свои березки и речки сколько влезет, но только не свой народ, не свою нацию. Потому что это уже национализм, с которым, как с фашизмом, ведут ожесточенную борьбу в России все властные структуры, начиная от администрации президента, начиная с самого президента. Потому что национализм — понятие духовное. Личное в нем вырастает до общенационального. Общенациональное становится личным. Национализм — понятие ратное. Национализм активен и действен. Националист — воин, он не лицезрит, он действует.

    Можно быть патриотом России и печься о ее богатстве и могуществе, как пекутся ныне Ельцин и Черномырдин, и искренне хотят неслабой России, кому ж охота быть руководителем хилой страны, но при этом попускать, чтобы коренная нация — русские — теряла в год уже по миллиону человек. Если бы Ельцин с Черномырдиным действительно строили национальное государство, они бы этого не допустили.

    Ельцину с Черномырдиным все равно с кем строить «новую Россию», лишь бы быстрее получить приставную табуретку к столу правящей миром «семерки», и если понадобится для этого сменить народ, они не задумываясь, не мучаясь национальной совестью, пойдут на это. Ведь стреляли же они в русский народ и продолжают убивать русских, и до сих пор не раскаялся Ельцин за взрыв национальной святыни — Ипатьевского дома. Чего же иного ждать от них, и чем они отличаются от Ленина, Троцкого, Свердлова, Бухарина, Дзержинского, которые тоже ради строительства «новой России» истребляли русский народ, и тоже, как их последователи Ельцин и Черномырдин, окружали себя сплошь нерусскими помощниками, экспертами, министрами, для которых душа русского человека не просто пустой звук, она ненавистна им. Они не скрывали никогда своей ненависти к русской нации, не скрывали прежде, не скрывают и ныне в своем ненавистническом отношении к национализму в России, к национализму коренного русского народа, станового хребта России.

    Они боятся именно русского национализма, и под свой истерический страх подводят теоретическую базу, дескать, национализм больших наций, таких, как русская, непременно приведет к притеснению малых наций, и что национализм возможен и разрешителен лишь для малых наций как форма защиты их от произвола больших наций, как средство выживания перед угрозой со стороны больших наций. Удел больших наций, утверждают «теоретики», оставаться интернациональными, потому что вымирание им не грозит. Но назовите хотя бы одну нацию в России или в бывшем Советском Союзе, которая понесла бы за все годы советской власти больший национальный урон, чем русские. Кого еще, кроме русских, нынешние демократы подвели к последней черте истребления. Без малого миллион человек мы потеряли в позапрошлом году, полтора миллиона — в прошлом году, изменений пока не предвидится. Вы только вдумайтесь! это сравнимо с вымиранием до последнего ребенка целых народов, таких как мордва — их всего 313 тысяч в Мордовии, как тувинцы — их всего 206 тысяч, удмурты — 714 тысяч, чеченцы — 899 тысяч, евреи — 537 тысяч и многих им подобных.

    Об угрозе национализма в России особенно надсадно кричат евреи, это легко проследить по их газетам «Известия», «Сегодня», «Московские новости», «Московский комсомолец», «Общая газета», по визгу в Думе и Правительстве их нахрапистых полпредов. Им есть с какого страха вопить. Испугались возвращения в дом истинного хозяина, который не позволит им во всякое западное хотение, на жировую потребу их исторической родины обкрадывать Россию, ослаблять ее, гадить в ней, используя газеты, радио, телевидение для растления национальной души. Испугались и не без основания, что с приходом настоящих хозяев не только неповадно будет пакостить и грабить Россию, придется всерьез отвечать за произвол, за зло сотворенное с Россией.

    Да, русский человек долготерпелив и вынослив, и готов не только поделиться, но и отдать последний кусок хлеба, последнюю рубаху. Однако он терпелив и жертвен, пока дело касается лично его. Но когда чужие липкие руки тянутся к его национальным святыням, к его Вере, от русского долготерпения не остается и следа. Терпение становится нетерпением, и куда девается сострадальческое добродушие и мягкость. Русский человек становится жесток, зол, ненавидящ. Берегитесь! Нельзя злоупотреблять русским долготерпением. Нельзя и крайне опасно принимать русское добродушие, русское великодушие за русскую слабость. Кто этого не понимает, как показывает история, тот жестоко платит за нежелание знать, чувствовать, бояться русской натуры. Можно долго пользоваться русским добродушием, но нельзя злоупотреблять русским долготерпением. Это всегда печально кончается для тех, кто, добро принятый на русской земле, обжившийся на ней, уже и посчитал, что он оседлал русскую шею и вправе вертеть русской головой.

    Национализм — это естественная забота нации о самой себе, физическом, нравственном, духовном здоровье — крепости русского духа, крепости православной Веры. Это здоровая, крепкая, естественная реакция нации на давление чужих и чуждых, противных ей сил. И как это здоровое чувство нации может не нравиться самой нации? Все равно что здоровому телу может не нравиться собственное здоровье. Значит, об угрозе национализма может кричать лишь чужак для нации, кому противны, ненавистны и крепость нации, и ее дух. Об угрозе национализма может кричать лишь враг нации, ее ненавистник. Это мы должны знать и помнить, чтобы не запутаться в словах, понятиях, наветах, которыми нас пытаются оглупить, оглушить, отбить у нас национальное природное чувство многочисленные враги русской нации, которым мы ненавистны уже тем, что у нас есть все для того, чтобы жить размеренно, богато и спокойно, не изменяя своим вековым традициям и привычкам, не изменяя своим славнопамятным отцам и дедам, чтобы уверенно и спокойно развивать и укреплять великую нацию в великой России.

    ЖУПЕЛ «РУССКОГО ФАШИЗМА»

    Тема «русского фашизма» взошла не на русской земле. О «русском фашизме» прежде шумно и много заговорили американские политики, историки, публицисты, а уж потом с их голоса, но сразу на высокой, истеричной ноте зашлась в кликушестве о надвигающемся «русском фашизме» так называемая демократическая пресса в самой России. Тема «русского фашизма» стала так агрессивно навязываться России, отодвигая на задний план другие проблемы, действительно важные для российской жизни, что депутаты Государственной Думы, спешно созванные в зал Аллой Гербер и Андреем Нуйкиным, целых пять часов заседали на парламентских слушаниях о фашизме.

    Кому это надо и какая выгода нагнетать сегодня в России истерию о «русском фашизме»?

    Журнал Стэнфордского университета, а этот университет в перечне наиболее влиятельных центров в определении внешней политики Соединенных Штатов, пишет: «Сегодня для России инфляция не является врагом номер один. Этот враг — фашизм». Так как журнал предназначен для практикующих политиков Соединенных Штатов и пропитан, конечно же, не заботой о благополучии России, а, как и все у американцев, лишь исключительно тревогой о собственных национальных интересах, ясно, что не для России, а для себя в России Соединенные Штаты определяют «русский фашизм» врагом «номер один» и заразительно передают свой страх российским структурам, которые разве что по их территориальному расположению можно называть российскими, на самом деле это настоящие полпреды и форпосты американских интересов в России. Именно поэтому помощник российского президента по национальной безопасности Батурин суетился создавать антифашистские комитеты, в тон и в глас американцам вторил прежний руководитель администрации президента Филатов, а сонмище так называемых демократов выплеснуло свой панический страх «о росте русского фашизма» в письме президенту, опубликованном в «Известиях», и президент, торопливо созвав перепуганных авторов письма в Кремль, поспешил заверить, что разделяет их тревогу, и поручил тем же Батурину с Филатовым срочно готовить проект указа о борьбе с фашизмом, и в рекордно короткие сроки авральный указ вышел.

    Что же это за «русский фашизм», страшнее которого зверя нет ни для американских, ни для российских демократов?

    «Русский фашизм» — это умно, или, точнее сказать, злоумно, но хорошо придуманный ярлык на возрастающее ныне национальное самосознание русских, на русский национализм. Американские политолога сами того не скрывают и, определяя врагом номер один «русский фашизм», настоятельно рекомендуют своей администрации помочь демократическим кругам в России «сделать российское население менее восприимчивым к авторитарной и националистической риторике», а также «Инициировать программы и выделить финансовые средства на укрепление демократических сил (получается, что понимать их надо как антинационалистические, Б. М.) и оказание им помощи в просвещении граждан относительно своих политических платформ».

    Чтобы доказать умышленно творимую подделку русского национализма под «русский фашизм», я далеко за примерами ходить не буду, достаточно своего опыта. Демократическая пресса, а это газеты «Известия», «Московские новости», «Московский комсомолец», «Сегодня», «Общая газета» и их единокровные, возопили обо мне как о фашисте без всяких кавычек, и именно как фашист я был представлен помощниками президента самому президенту, и в истерии борьбы с фашизмом, в начавшейся «охоте на ведьм» я был снят с поста председателя Комитета Российской Федерации по печати, а затем в письме к президенту «Наша демократия слаба, реформы тяжелы, а в умах — хаос» еврейская интеллигенция потребовала от президента гарантий, чтобы такие фашисты, как я, более не приходили к власти.

    Что же фашиствующего нашли в моей работе сподвижники президента, и сам российский президент, в создании каких фашистских изданий обвинил меня с телеэкрана кликуша-демократ Карякин?

    Фашистской для них стала опубликованная мною в «Российской газете» доктрина национального воспитания. Фашистской была ими объявлена моя конкретная программа преодоления духовного кризиса в обществе. Фашизм для них то, что я предложил через принятие ряда законов; и проекты таких законов мы уже начинали готовить, в том числе о борьбе с порнографией, создать в государстве нравственную цензуру. Я стал для них фашистом уже потому, что, будучи директором издательства «Русская книга», издавал, а, став руководителем отрасли, содействовал изданию русской литературы, в том числе первого в России полного собрания сочинений Гоголя, наиболее полного и лучшего на сегодня собрания произведений Пушкина, я стал для них фашистом, уже потому, что издавал не издававшихся с 1917-го года лучших русских философов Ильина, Победоносцева, Леонтьева, Розанова и многих других лучших мыслителей России. Вот оно, в их представлении, лицо «русского фашизма»!

    «Московский комсомолец» откровенно писал, что, мол, рано уволили Миронова, пусть бы сначала вернул деньги, потраченные им на собственную прихоть — Гоголя и Пушкина. А Еврейский культурно-просветительский центр в Москве (МЕКПО) потребовал от Генеральной прокуратуры России привлечь меня к уголовной ответственности за издания Победоносцева и Шульгина. Можете себе представить, чтобы в Израиле Русский культурно-просветительский центр подал на еврейского министра печати в суд за то, что он издает лучших еврейских мудрецов? Бред, конечно. Но русских те же евреи публично, шумно, торжествующе клеймят «фашистами» только за то, что они хотят поднять и укрепить свой национальный дух, свое национальное сознание!

    Для чего понадобилось наводить фашистскую тень в России на правое, исконное дело любой нации — укреплять свой национальный дух?

    Вряд ли кому из здравомыслящих людей надо доказывать, что творимое сегодня в России является продолжением, углублением и расширением гигантской по замыслу, полвека готовившейся программы развала Советского Союза, развала России, о чем еще в пятидесятые годы предупреждал Иван Александрович Ильин (издание которого в России так не любо демократам), об этом же свидетельствуют документы американского генерала Аллена Даллеса, руководителя политической разведки США в Европе, ставшего впоследствии первым директором ЦРУ. Даллес еще в 1945 году планировал, как эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания русского самосознания. «Посеяв в России хаос,— рассчитывал Аллен Даллес, — мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих помощников и союзников в самой России... Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность. Отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением, исследованием тех процессов, которые происходят в глубине народных масс. Литература, театры, кино — все будут изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых творцов, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, предательства — словом, всякой безнравственности... Честность и порядочность будут осмеиваться и никому ни станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу,— все это мы будем ловко и незаметно культивировать. И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище. Найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества.»

    И вот теперь гигантский сатанинский комбайн, только что успешно перемолотивший поле под названием Советский Союз, с проверенным в разрушительном деле экипажем переключился на российское поле. Как был ведущим идеологом разрушения Советского Союза А.Н. Яковлев, которого бывший председатель КГБ Крючков публично назвал «агентом влияния» Запада, и, промолчав в ответ, Яковлев в суд не подал, он таковым остается и сегодня и демонстрирует свое идеологическое главенствующее положение, сидя по правую руку президента. Прежде верткими, на все способными подручными у Яковлева были «Огонек» с Коротичем и «Московские новости» с Егором Яковлевым, теперь его руках оказалось мощнейшее телевидение, и плод идеологических усилий Александра Яковлева мы каждодневно видим на антирусском, антигосударственном голубом экране, изображающем и прославляющем самые низменные человеческие чувства, — точное исполнение программы Аллена Даллеса.

    То, что Соединенные Штаты как вели, так и ведут войну против России, мало у кого вызывает сомнение, разве что так называемые демократы изображают из себя неведающих. Сами же американцы спешат-торопятся трубить о своей победе. «Россия — побежденная страна, — безаппеляционно заявляет бывший помощник президента Соединенных Штатов по национальной безопасности Збигнев Бжезинский. — После 70 лет коммунизма она проиграла титаническую борьбу. И говорить «это была не Россия, а Советский Союз» — значит бежать от реальности. Это была Россия, названная Советским Союзом. И она побеждена. Сейчас у нее есть шанс через глубокую, ответственную, полную реконструкцию стать зрелым демократическим европейским государством. Но для этого не надо подпитывать иллюзий о великодержавности России. Нужно отбить охоту к такому образу мыслей».

    Бжезинский уже не советует, не рекомендует, как делал два-три года назад, он угрожает отбить у нас охоту думать о России, возрожденной в ее прежнем, державном могуществе.

    «Никто из нас не учитывал, до какой степени организованное общественное мнение Запада настроено против России и против Православной Церкви,— писал И. А. Ильин, давно предупреждавший нас не питать иллюзий в отношении Запада. — Западные народы боятся нашего числа, нашего пространства, нашего единства, нашего душевно-духовного уклада, нашей Веры и Церкви, наших намерений, нашего хозяйства и нашей армии. Они боятся нас и для самоуспокоения внушают себе, что русский народ есть народ варварский, тупой, ничтожный, привыкший к рабству и деспотизму, к бесправию и жестокости, что религиозность его состоит из суеверия и пустых обрядов.

    Европейцам нужна дурная Россия: варварская, чтобы «цивилизовать» ее по-своему; угрожающая своими размерами, чтобы ее можно было расчленить; завоевательная, чтобы организовать коалицию против нее; реакционная, религиозно-разлагающая, чтобы вломиться в нее с пропагандой реформации или католицизма; хозяйственно-несостоятельная, чтобы претендовать на ее «неиспользованные» пространства, на ее сырье или, по крайней мере, на выгодные торговые договоры и концессии».

    Полвека прошло со дня написания этих строк — ничего не изменилось. Все так же западные специалисты по «русскому вопросу», но уже с огромной армией подручных в самой России пытаются изолгать Россию, не желают смириться с очевидным: Россия великодержавна не потому, что таковой ее пытаются выставить русские националисты, она великодержавна сама по себе, обладая гигантской территорией, многочисленным народом и богатейшими сырьевыми запасами.

    Вера, история и суровый климат выковали в русском человеке сильный, стойкий характер. Русь не раз разоряли, сжигали дотла, но всякий раз она отстраивалась краше прежнего. В борьбе с завоевателями русский человек быстро учился воевать. Однако став искусным воином и разгромив непобеждаемых до него шведов, немцев, татар, турок, французов и еще «двунадесять языков», русский человек не потянулся копьем за близко лежавшими заграничными лакомыми землями, а двинулся на север, в Сибирь, и даже в Америку на Аляску осваивать далекие суровые земли, до которых не находилось тогда иных охотников. В то время, когда другие народы могли и по тридцать, и по сто лет воевать за кусок земли размером с сибирский огород, русский мужик, полагаясь на Бога и крепость характера, обживал, поднимал новые края. Богатства российской земли — более 60 процентов разведанных на сегодня в мире месторождений, к которым тянутся из-за океана жадные руки, эти богатства не с бананового дерева на нас свалились, они добыты мужеством, талантом и тяжким трудом русского человека, не раз пугавшего Европу своим умением работать.

    Академик Тарле, разбирая свитки французского двора в Москве времен Екатерины, обнаружил, в каком страхе наблюдали французы, как мощно оседлывает Россия торговую дорогу в Европу, и просили своего императора что-то делать с Россией, иначе Франция может остаться на обочине торговой дороги. Статью Тарле «Была ли екатерининская Россия экономически отсталою страной» я напомнил одному французскому миллионеру в разговоре о западной помощи России, говорил ему, что не нужна нам от них помощь при наших-то возможностях, и что в действительности не Запад помогает нам жить, а мы помогаем Западу хорошо жить, и не нам надо бояться «железного занавеса», а Западу, который чем только не кормится с России помимо сырья, и нашими идеями, и нашими изобретениями, и нашими технологиями. Переманивает наших ученых, специалистов, наших артистов, даже спортсменов. Именно Запад, а не Россия пострадает в первую очередь в случае нашей размолвки, и если мы хоть чуть привстанем, то вновь окажемся для Запада Гулливером среди лилипутов, и тогда не одна Франция, вся Европа завопит, как вопили французские послы во времена императрицы Екатерины: «С Россией что-то надо делать!» Засмеялся мой богатый француз и искренностью на искренность ответил, что я, очевидно, прав.

    Тогда за какой же помощью не устают наезжать на Запад наши власть ухватившие? Смешно, тоскливо наблюдать, как сначала достижением демократической власти было получить, выпросить у Запада кредиты, берущие Россию в кабалу, а теперь успехом их же зарубежных вояжей считается добиться отсрочки выплаты процентов по долгам, разумеется, под новые проценты. Детей наших и внуков закладывают в рабство. Хотя и эти кредиты Запад не спешит давать, да и не разрешает вкладывать, как должно бы, в развитие экономики страны, лишь продает за них свой же товар и тем самым нацелено и точно бьет по российской промышленности. Назовите хоть один базовый для отрасли завод, вставший за последние годы на крепкие ноги благодаря западным инвестициям. Нет такого завода, не будет и быть не может, кому ж охота плодить конкурентов на свои же деньги,

    Если правящая миром «семерка» между собой не может найти общего языка, нам-то с чего она будет помогать? Сажать восьмого едока за стол, где и семерым тесно? И потому лучшая помощь от Запада — не мешать нам. Они же не просто мешают, они не просто палки, они целые бревна пихают в колеса. Мы обладаем уникальными космическими, ядерными технологиями, лучшими ракетными двигателями, самолетами, танками и ничего теперь не можем продать, не потому что товар плох, повторяю, он лучший на мировом рынке, а потому, что на восхваляемом западном рынке, куда нас так усиленно заманивают десять последних лет, впротиву всем законам экономики, побеждает не тот, у кого лучший товар, у кого лучшего качества рабочая сила, а тот, у кого мошна потуже и кулак потолще. В результате перестройки и демократических реформ, об успешном осуществлении которых так истово печется Запад, мы отстранены даже от торговли с нашими традиционными партнерами.

    Вся черная забота Запада о «развитии» России, вся их черная забота об успешном, развитии «демократии» в России шита белыми нитками корысти дорваться до наших сырьевых запасов. Покупать сырье у России при нормальных отношениях продавца и покупателя для Запада слишком накладно, и не потому, что Запад жаден, хотя он и жаден, но не в том причина, а в том, что Запад слишком беден по сравнению с Россией и для него просто разорительно покупать у нас сырье по мировым ценам и в нужном для Запада количестве. Двадцать процентов населения Земли, в основном те, кто проживает на процветающем Западе, поглощают более восьмидесяти процентов добываемого в мире сырья, то есть живут за счет обкрадывания других народов. У них есть два варианта для своего дальнейшего развития, и оба для них губительны: или снижать жизненный уровень, по своей сырьевой одежке протягивать ножки, или честно закупать сырье в других странах, главным образом в России. Но первое грозит немедленной сменой правительств, а второе — полным экономическим банкротством. Вот почему Запад жаждет сделать Россию дармовым сырьевым придатком и очень давно, точно и злоумно рассчитал как этого добиться.

    Во многом Запад уже преуспел, успешно реализуя задуманное, — в России хозяйничает доллар, по заокеанскому сценарию осуществлен первый акт спектакля под названием «Приватизация в России», и кадры на ключевые позиции в окружении российского президента, в российском правительстве они расставили свои, но, учитывая опыт российской истории, понимают западные стратеги, что вся их блестяще разработанная стратегия очередной «барбароссы», все их реально достигнутые успехи в интервенции России не будут стоить и понюшки табаку, если поднимутся в коренных народах России, и в первую очередь в русских — национальный дух, национальное достоинство, национальное самолюбие, национальная гордость, словом, то, что нашими предками в боях и в труде за тысячелетнюю историю православного подвижничества и создало тот могучий дух, всеобъемлющее название которому — национализм.

    Национализм — та сила, которая дает человеку непоколебимую веру в свою нацию, в свой народ, в свою Родину, когда любовь к Родине соединяется с верою в нее, в ее призвание, в творческую силу ее Духа, в тот грядущий расцвет, который ее ожидает. Веру и ведение, любовь и волю, живой опыт и победы прошлого — все объединяет в себе национализм, сосредоточивает веру народа в свою Нацию, в свое Отечество, крепкую уверенность в то, что дни падения преходящи, а национальный дух вечен и незыблем.

    Русского национализма больше всего боятся чужеземцы в России, потому и бесятся, клеймят его «фашизмом», тем самым фашизмом, который мы победили в 1945 году именно благодаря силе своего национального духа. Не могли мы иначе победить фашизм при том раскладе сил, какой сложился на июнь 1941 года, и по всем здравомыслящим, прагматическим расчетам, каковыми и ныне пользуется Запад, надо было нам, не раздумывая, сдаваться, как сдавались другие «умные» страны. Но хватило у Сталина чутья прислушаться к митрополиту Гор Ливанских Илии, поверил он в явление Богородицы, приказал открывать храмы, выпускать священников из тюрем и лагерей. Вместе с Верой Православной воскрешался народный дух, который поднимали имена и подвиги достославных героев русской земли Сергия Радонежского, Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Васильевича Суворова, Михаила Илларионовича Кутузова, адмиралов Нахимова, Ушакова... — многочисленная, забытая было, из народной памяти гонимая русская рать.

    И, подняв национальный дух, мы победили фашизм. Вместе с победой военного искусства одержали в той войне еще одну, не менее значимую, просто реже поминаемую — экономическую победу. Когда не только количеством, хотя и количеством важно, но и качеством вооружения мы превзошли гитлеровскую Германию, поставившую себе на службу и на труд всю Европу. Так чего же вдруг сегодня испугались, когда нет на отеческой земле вооруженного до зубов врага, и молох фронта не перемалывает каждый день тысячи наших лучших людей, и не женщины, дети, старики стоят у станков, и не надо эвакуировать заводы, и не бомбят, и не по карточкам отпускают скудные пайки черного хлеба — так с чего вдруг психоз катастрофы, уныние поражения охватило так много русских людей? почему вдруг увидели спасение в Западе, как за милостыней едем побираться туда, унизительно выклянчивать какой бы миллион взаймы?

    Психоз этот нагнетается власть ухватившими, демократической печатью, не знающими русского народа, не верящими в русский народ, никогда не гордившимися русским народом, не жившими с русским народом одной национальной душой, иначе б не взрывали горькую святыню Ипатьевский дом, последнее пристанище российского государя-великомученика, иначе б во рвении угодить иностранному гостю не сажали бы на кремлевский пятачок вертолеты, опасные своей вибрацией для русских святынь — кремлевских храмов, иначе бы не определяли своих детей на жительство в иноземные государства... Не знают российские правители своего народа, не любят и не верят в него, нет у них душевного и духовного запала, чтобы из груди вырвалось «братья и сестры». Зато у западных кукловодов наших властей и прессы хватает чутья, страха и знаний, чтобы сполна оценивать наш народ, его дух, силу и мощь, а потому понимают они, что успешно развиваемая ими интервенция в России, она хоть и победно быстро развивается, да в любой момент может больно обломаться о русский дух. Все силы, всю свою мощь бросают они против подъема русского духа.

    Ярлык «фашизма» на русском национализме — это не только научно точно, психологически верно выбранная подмена, когда генетически присущее нации — национализм — подменяется на генетически ей ненавистное — фашизм, но и безрасчетно выкрикнутая всей перепуганной натурой ненависть и страх перед русским духом.

    Ненавидят иноземцы наш национальный дух, и прежде ненавидели, а теперь, когда о него может, как и прежде, сломаться так хорошо задуманное и почти что осуществленное, когда так близко возжелаемое, ненавидят стократ больше. Но своим нетерпением и своей ненавистью к русскому духу и нам оружие против себя выказывают. Имя ему — русский национализм.

    Без уверенности в себя, без крепкого национального духа, без опоры на прежние победы нам не одолеть нового нашествия иноземцев В разное время по-разному наступал для России 41-ый год. Но знает русский народ, как никогда должен верить сегодня в то, что восстань в нем русский дух, как было в русском народе во времена Александра Невского, Дмитрия Донского, Козьмы Минина, Александра Суворова Михаила Кутузова, Георгия Жукова и тогда непременно наступит победный сорок пятый.

    КОМУ МЕШАЕТ НАЦИОНАЛИЗМ
    Об отношении русских к народам России

    Первое инстинктивное, а может уже и генетическое восприятие русскими людьми самого понятия национализм — в лучшем случае подозрительно-настороженное, чаще и вовсе с порога отторгаемое — тут же выплескивается в негодующее: «А другие?! Мы же обидим их своим национализмом, оскорбим их национальное сознание, унизим их национальную гордость!» Понятие «национализм» уже настолько ложно воспитанно, вдолблено, что почти неосознанно воспринимается непременно как вызов другим народам, как покушение на их национальный суверенитет, как объявление войны другим народам. Нам умышленно и усиленно внушают, что националисты любой нации, а уж тем более русской громады, стремятся не просто укрепить, обогатить, возвысить свою нацию, но непременно возвысить свою нацию над другой, укрепить, обогатить свою нацию за счет других наций. Обществу обостренно навязывается убеждение, что в основу национализма заложено нетерпение, высокомерие, презрение, ненависть к другим народам. Именно поэтому у совестливого, добросердечного русского человека при слове русский национализм тотчас сжимается сердце от сопереживания за инородцев. «Да, — соглашается русский человек, — негоже нам быть на родной земле безголосыми и бесправными, но и национализм с его гордыней и кичливостью, конечно же, перебор. Сами себя запишем в первосортные, а других, что же, в третий сорт определим?» И в сострадании к другим народам и нациям не желают видеть и понимать русские люди, что искренним стремлением не обидеть своим национализмом другого, они губят и себя и других, порождая национальное беспамятство, национальное оскопление, национальную слепоту, лишая себя и других национального самоуважения, гордости за себя как за нацию. Приходится объяснять и доказывать очевидное, что если ребенок, а мы — дети нации, любит свою мать и считает ее лучшей во всем свете, разве он своей любовью унижает или оскорбляет другую мать, у которой свое дитя, для которого она лучшая в мире? И вот тут, я продолжу начатое сравнение, самое важное понять: только любящий сын, не скрывающий своей любви к матери, не стесняющийся своего полноценного, здорового чувства, а и гордящийся этим чувством, поймет любовь другого сына к другой матери, оценит и будет уважать эту любовь, но никогда не поймет их обоих, не разделит их любви, не будет ни считаться, ни уважать эту любовь взращенный без материнской ласки и любви детдомовец, интернатовский воспитанник — интернационалист, космополит. Чужая сыновняя любовь будет ему не только не понятна и неуважаема им, но будет для него чужой и чуждой, а то и вовсе ненавистной ему.

    Только национализм — полная открытая любовь к своей нации, гордость за свою нацию, страстное желание служить своей нации, до самопожертвования быть верным ей, быть ответственным перед ней — дает возможность каждому человеку, каждому народу дышать полной грудью, не скрывать своей любви к своему народу, к своей нации, не стесняться этой любви, не избегать ее. Сегодня же получается, что великий и талантливый народ, а каждый народ, живущий в России, мы сейчас о России говорим, велик и талантлив — татары, чуваши, башкиры, марийцы, хакасы, буряты, тувинцы, удины, алеуты, агулы.., равно как и русские, так вот, каждый из российских народов, не желая обидеть кого своей национальной гордостью, счастьем быть плотью своей умной, сильной, смелой, умелой, храброй нации, должен скрывать полноту своих национальных чувств именно из-за ложно выставляемых обвинений в кичливости национализма, в ложно прививаемой скромности перед другим народами, с оглядкой быть непонятым, обвиненным в гордыне, в превосходстве своей нации. И в служении своему народу, своей нации человека гнетет страх обвинений в национализме. От того, что человек и целые народы вынуждены дышать не полной грудью, вынуждены утаивать всю полноту своих национальных чувств, подавлять в себе жажду деятельности во имя нации, они рано или поздно, но начинают испытывать раздражение от того, что вынуждены таиться, оглядываться, быть яко тать в своей любви к матери, обкрадывая стеснением своих чувств и себя и мать, и вот это накопленное и накапливаемое раздражение рано или поздно, но выплеснется на тех, ни в чем не повинных инородцев, из-за которых надо скрывать и скрадывать свои чувства. Но и те инородцы тоже ведь молчат, не вольны и не полны в выражениях своих чувств, в своей национальной жизни, и накапливается взаимное раздражение друг на друга ни в чем не виноватых друг перед другом людей и народов. Только национализм дает возможность дышать полной грудью; вольно, легко и свободно без оглядки на кого другого ценить, любить, гордиться своим народом, искренне и полно считать его лучшим, и стремиться его таким крепить.

    Крепость нации и полноценность нации, гарантия ее нерастраченности, ее деятельная активность хранится только в народе, гордящимся собой, любящим себя. Так как же можно это жизненно необходимое, здоровое, крепкое чувство национализма выдавать за больное, непременно ущемляющее другие народы обличать как покушение на другие народы? Разве не национализм, а именно национализм и в первую очередь национализм является основой мирного жительства народов, потому что национализм крепит не только нацию, национализм крепит отношения между нациями.

    Оберегая свой народ, храня свой народ, националист никогда не пойдет на то, чтобы ввергнуть свой народ в пучину страданий, горя, смерти, а потому, хорошо сознавая ответственность за свой народ, его сбережение, каждый любящий свой народ националист понимает, с каким жестоким отпором он столкнется в попытке улучшить жизнь своего народа за счет другого народа; по себе, своей готовности жизнь отдать за свой народ, он понимает, какой мощный отпор встретит от другого народа. Поэтому никогда националист, если он действительно националист и интересы нации, а не собственная президентская папаха его интересуют больше всего, не решится поставить под удар, реальный, жесткий удар, свою нацию в призрачном поиске удачи, в приращении благ своего народа за счет другого народа.

    Национализм в России — единственный гарант недопущения распада России, он единственный способен спасти Россию от повторения трагедии Советского Союза. Каждый народ, живущий рядом с русским народом, хорошо понимает, что его жизнь, благополучие, развитие будут зависеть от крепости дружбы с русским народом, многочисленным, сильным, наделенным от Бога чувством любви, сострадания, понимания другого народа — сострадания до самопожертвования, до готовности отдать свой последний кусок хлеба и снять с себя последнюю рубаху. Собственное национальное чувство достоинства русского, его самоуважение всегда были основой уважительного отношения русских к другим народам. Не идеология и не власть, а именно инстинкт добра, заложенный в нас, русских, изначально, заставлял русских горевать над бедой чернокожего дяди Тома, искать возможности помочь бурам, объяснял уход русских добровольцев в Америку, Испанию, Китай... Миллионы подписывались в защиту Патриса Лумумбы, вагонами слали собранные по домам одеяла, одежду, обувь в помощь пострадавшим от землетрясения армянам, а до того — узбекам... Там, где обнажался рубеж между добром и злом, русский человек инстинктивно занимал сторону добра, не взирая на цвет кожи и цвет знамен. Это и есть самый настоящий национализм — воспитанное нацией обостренное сочувствие добру и неприятие зла. Мы, русские, никогда ни против кого не выступали из-за нетерпения к языку, цвету волос или цвету кожи. Мы всегда выступали в борьбу со злом.

    Националист якут, националист калмык, националист мордва.., каждый националист каждого проживающего в России народа во имя благоденствия своего народа будет стремиться к сохранению своего народа рядом с большим, стодвадцатимиллионным русским народом на богатейшей российской земле. Да и что есть Россия, как не ковер, прочность и красоту которого определяют плотно и надежно сотканные нити, и чем больше их, чем разнообразнее они, тем прочнее и красивее ковер. А что есть государство Российское, как не прочный и надежный якорь России, и чем крепче каждая жилка каната, тем надежнее канат держит якорь.

    Если каждая нация России националистически настроена и в том залог крепости, дальнейшего развития каждой нации и всей России, если вся Россия заинтересована, чтобы каждая нация в ней живущая, была крепка и здорова, ведь только вместе мы представляем ту государственную мощь, с которой прежде считался и должен считаться мир, кому же тогда в России так ненавистна и противна идея национализма — основа крепости каждого народа в отдельности и всей России в целом? Кто же тогда умышленно, осознанно и обильно сеет зерна ненависти к национализму, кто так усиленно вытаптывает и пропалывает, не дает взрастать здоровым силам национализма?

    Если для каждой нации национализм лишь в укрепление нации, кому же тогда выгодно здоровое выдавать за больное?

    Очевидно тому, кого пугает здоровость и крепость национальных чувств, кому не нужны, не выгодны, опасны национальные чувства. Тому, кто заинтересован в ослаблении России, ее распаде. Тому, кому не выгодна, не нужна крепость России. Тому, кто заинтересован, чтобы ослабленная Россия распалась на отдельные куски, богатые, но слабые, легко проглатываемые мало-мальски организованной силой.

    У национализма нет и не может быть противников в самой России, среди народов России. Как человек в здравом уме не может бороться со своим собственным здоровьем, так и страна не может отторгать то, что ей в здравие, силу и крепость.

    Может быть непонимание, может быть неосознание национализма, но это легко и быстро усваивается, потому что это заложено в крови нормального человека, конечно, не перекати-поле космополита, а человека, не потерявшего чувство нации, своего народа и Отечества. Мы же сегодня в России имеем мощное, организованное средствами массовой информации, официальной пропагандой, неприятие национализма, официально, в том числе устами президента заклейменного фашизмом, без малейшей попытки понять, осмыслить национализм. Это уже не борьба с национализмом, выставляемым как угроза межнациональным отношениям внутри России, это уже проявление и диктат той силы, что боится восторжествования истинно прочных национальных отношений внутри России, это уже проявление и диктат той силы, которая хорошо понимает, что на почве национализма народы России быстрее поймут друг друга, и это будет государство прочнее былого Союза, который в первую очередь развалили межнациональные противоречия, — результат интернациональной политики КПСС, провозгласившей создание «советского народа». Интернационализм основан на сдерживании национального дыхания, а, значит, на неминуемом задыхании народов, когда малейшая попытка сделать глубокий вольный вздох тут же кончалась обвинением в национализме, и тьма примеров тому, что с Шелестом на Украине, что с Машеровым в Белоруссии, что с преследованием истинно русских писателей и художников в России. Шло хорошо продуманное смешение народов, когда на пусковые заводы в Прибалтику присылали тысячи русских рабочих и инженеров, а на строительство Байкало-Амурской магистрали ехали прибалтийские отряды, когда во главе российского правительства не было русских, а в руководство всех союзных республик вторыми секретарями ЦК с широчайшими полномочиями ставились русские по национальности, а по сути безродные космополиты, для которых все равно было, какой народ гробить во исполнение исторических решений партии, какую землю изничтожать, жемчужину ли Сибири — Байкал или сказку Киргизии — Иссык-Куль.

    Дело не в том вовсе, что в России сегодня кто-то искренне боится национализма, потому что переживает за сохранение, сбережение других наций от русских, и потому, оберегая их авторитет, независимость, самоуважение, беспокоится, что русский национализм способен нанести им урон. Ведь тот, кто боится русского национализма, не допускает ни татарского, ни чувашского, ни башкирского, ни бурятского.., вообще никакого национализма, он до ненависти боится как русского, так и любого другого национализма, потому что боится крепости, уважения, самосиянности любой нации, нации, как таковой. Национализм ненавистен тому, кому страшна крепость России. Кому же?

    Об угрозе национализма вопиют так называемые, сами себя так называющие, «демократические» средства массовой информации. Тьма статей, интервью, бесед, выступлений, уже хорошо освоенный жанр открытых писем Президенту,— и все они равняют национализм к фашизму, а чаще и вовсе определяют национализм синонимом фашизма, как пишет Егор Гайдар — «идеология нацизма, фашизма — злокачественная мутация национализма». Но вот что примечательно, авторы многочисленных речей и статей, энергично бьющие в набат о нависшей над демократией в России националистической угрозе, все на одно лицо, и это иудейское лицо. Что движет ими, чего хотят они и почему именно иудеи самые ревностные поборники интернационализма в России? Может, всё дело в особенности бескорыстной иудейской души нести другим народам мир, покой и дружбу, заботиться о равном праве больших и малых российских народов, о благе и общем согласии в России? Давайте присмотримся к наиболее активным из них на поприще борьбы с национализмом. К Алле Гербер, например, инициатору парламентских слушаний в Государственной Думе об угрозе фашизма-национализма в России. Никак не скажешь, что Аллу Гербер беспокоит мир между народами России, единственное, что искренне беспокоит Гербер — ее собственный народ. Своей пламенной страсти к единственному народу — еврейскому — Гербер и не скрывает. Избранная в Государственную Думу первого созыва по одномандатному округу, население которого не отличается еврейским большинством, Алла Гербер тем не менее всегда открыто заявляла, что она представитель еврейского меньшинства, чьи интересы в Думе пришла защищать, и если Россия для нее «эта страна», то Израиль — «моя страна, моя любовь», и самая большая мечта для Аллы Гербер, чтобы ее внук, хоть и урожденный от русской невестки, жил в Израиле, ходил в еврейскую школу. Можно радоваться, что в лице Аллы Гербер одной националисткой, истово и нежно любящей свой народ, гордящейся этой любовью и все делающей для процветания своего народа, стало больше, если бы не ее неприкрытая ненависть к другому, русскому национализму. Но если любящий свой народ человек терпеть не может любви другого человека к своему народу, отказывает другому в такой любви, то это уже не национализм, это шовинизм, расизм, нацизм, это и есть фашизм. И чем больше постигаешь так называемых борцов с национализмом в России, тем явственнее предстают они шовинистами, озабоченными лишь интересами одного своего народа, игнорируя и подавляя интересы других народов. Вспомните авторов письма — предтечи Указа президента Ельцина о борьбе с фашизмом и политическим экстремизмом (письмо озаглавлено в «Известиях» «Наша демократия слаба, реформы тяжелы, а в умах хаос»), которые определяли фашизм как антисемитизм, и вся страсть их письма в том, чтобы Ельцин вновь выдвинул на первые роли людей с демократическим образом мысли — их людей, чтобы сам Ельцин был ближе к демократическим партиям и движениям — их партиям и движениям.

    Письмо опубликовано в «Известиях» под рубрикой «Мнения». Мнение небольшой горстки экстремистски настроенных еврейских деятелей культуры моментально стало руководящим документом, определившим дальнейшую жизнь России. Тут же последовала встреча президента Ельцина с авторами письма в Кремле, мало, что проговорили несколько часов, но и дружно пообедали вместе в Грановитой палате, а пока обедали, и Указ состряпали. Страна приступила к борьбе с фашизмом.

    Согласованность и оперативность прессы, авторов письма, помощников президента, та стремительность, с какой мнение авторов письма вылилось в жесткие строки Указа, стали возможны лишь потому, что всех участников действа объединяет принадлежность к одному, еврейскому, народу.

    Россия сегодня столкнулась с самым страшным и трагичным, что может быть в судьбе любого государства: власть в стране, ее финансы, средства массовой информации захватил один народ, причем из самых малочисленных народов России. Но когда один народ возвеличивает себя над другими народами, удовлетворяет свои потребности в ущерб другим народам — это и есть фашизм. И уж если с чем бороться согласно Указу президента, то именно с этим фашизмом — с фашиствующей властью политических еврейских авантюристов, финансовых еврейских воротил, еврейских газет и телевидения, творящих настоящий геноцид других народов России.

    Мы зачастую недооцениваем, как велик в человеке, необорим зов предков, зов земли, когда многие поступки, решения и действия принимаются на генетическом уровне. К примеру, давно, казалось, обрусели евреи, века живущие на российской земле, отродясь не знавшие, многие и вовсе не слыхавшие родного языка, в глаза не видевшие своей исторической родины, но как только Израиль призвал нацию к объединению, тут же и потянулись тысячи российских евреев из России на свою историческую родину. Чего тут больше? Корысти? Конечно, есть и она. Но только хоть и есть корысть, то непременно и зов родной земли присутствует, и само решение ехать продиктовано не только головой, голым корыстным расчетом, но и порывом души... Так как же мы можем отдавать высшую власть, ключевые посты в государстве, рулевые посты России людям не коренной российской национальности, людям с зовом чужой, далекой от России земли — иудеям, а именно они занимают места ведущих помощников Президента, но и они же наиболее активны и инициативны в борьбе с национализмом. И послушный, подручный им дружный хор прессы, услужливо и ревностно выставивший свои перья на борьбу с национализмом,— сплошь евреи: «Известия» возглавляет еврей Голембиовский, «Общую газету» — еврей Егор Яковлев, «Коммерсант-Дейли» — его сын Владимир Яковлев, «Московские новости» — еврей Лошак, газету «Сегодня» — еврей Остальский, «Московский комсомолец» — еврей Гусев, «Литературную газету» — еврей Удальцов, газету «Вечерняя Москва» — еврей Лисин, «Новое время» — еврей Пумпянский... Можно долго продолжать, будут меняться только фамилии, но национальность останется той же.

    Жуткий спрут, как петля на шее России, когда, с одной стороны, люди, облеченные гигантской властью, как свиньи подгрызающие дуб, проводят экономическую политику, разваливающую, уничтожающую российскую экономику, выгрызают корни национальной промышленности, низводят национальных производителей, распродают по дешевке национальные богатства, созданные не одним поколением народов России, с другой стороны, эти же люди, как только дело заходит о защите национальных интересов России, активно кричат об угрозе национализма и все силы бросают на борьбу с ним. Обвиняют, пугают, вопят об угрозе национализма, издают Указы, сами являясь истинно шовинистами, не просто возмечтавшими создать лучшие условия для своего народа, а делающие это и делающие это за счет других народов, в ущерб другим народам.

    В России живут десятки народов многочисленнее еврейского, скажем, татар по последней переписи больше пяти с половиной миллионов, чувашей — около двух миллионов, полтора миллиона башкир и долго еще будем продолжать список, пока подойдем к евреям, которых лишь полмиллиона, но ни татары, ни чуваши, ни башкиры своего театра в столице России не имеют, а у евреев один из лучших в Москве, и школы у них здесь свои, национальные, и синагоги, даже на Поклонной горе собираются строить, и свой университет.., а по телевидению судить, по пышно отмечаемым юбилейным вечерам, так в России, кроме как еврейских артистов и писателей, других не имеется, незамеченными остаются юбилеи выдающихся мастеров других народов, как остался незамеченным последний прижизненный юбилей великого Леонида Леонова. И вот недавно еврейский шовинизм сбросил последние фиговые листки приличия: крупнейшие банки России «Мост-банк», «Альфа-банк», банк «Российский национальный кредит» объединили свои капиталы на учреждение российского еврейского конгресса, программно заявив создание таких условий жизни для евреев в России, чтобы они не только не уезжали из «этой страны», но и уже уехавшие могли вернуться сюда и не чувствовать своего отрыва от исторической родины. ..Москва — еще один Тель-Авив или вся Россия — новый Израиль? Благо, строить им есть на что. Но за счет кого? За счет других народов России. Ведь что такое «Мост-банк»? Банк, который в огромном количестве прокручивает государственные, народные деньги, но полученную прибыль теперь собирается вкладывать в культуру, в развитие одного лишь своего народа...

    Вот кому страшен и ненавистен русский национализм, национализм всех проживающих в России народов. Иудеи насаждают свой шовинизм, из которого прорастает истинный фашизм, уже открыто кричащий, что России не нужны ни Пушкин, ни Гоголь, ни Ильин, ни Шульгин, ни Победоносцев... Но только не иудеи во всем этом виноваты. Это мы, в первую очередь, русские, попустили им хозяйничать безоглядно и нагло на нашей земле. Это мы, в первую очередь, русские, потеряли инстинктивное природное кровное расположение друг к другу, когда с времен сбора силы против половцев ли, поляков ли, французов ли, русские люди обретали невиданный до того подъем национального сознания. Когда русская барыня, уходя от французов, отдавала своим холопам телеги для отъезда, и не думала, в мыслях не держала, что француз ей ближе по языку, по воспитанию, по манерам, по социальному положению и происхождению, нежели холоп; русский холоп для нее становился тотчас родным, а француз — врагом. Русская кровь говорила в барыне. Зов крови всегда был силен в русских и сплачивал их. Русский человек, каков бы он ни был, добрый и худой, богатый и бедный, честный и изовравшийся, почвенник или пропитанный чужим духом, в крайнюю минуту опасности для Отечества всегда становился националистом. И ничто в тот момент, ни интересы богатства, карьеры, ни даже жизни не могли заслонить для него главного — защиты и спасения нации.

    Ныне этот инстинкт стерт, а то и вовсе потерян. Мы без сопротивления допустили чужеземное засилье во власти, в армии, в финансах, в производстве, в экономике, в школах. Мы допустили, что Россией правят иноземцы и иноверцы — иудеи. Утерянного за десятилетия в год не вернешь, но и времени на долгое осмысление и опамятование не остается. Надвигается на всех нас, русских, татар, чувашей, калмыков, башкир, мордву.., на все коренные народы России надвигается диктатура иудейского фашизма. Сегодня в их руках уже власть, экономика, финансы, средства массовой информации. Осталось им подмять под себя нерастленные еще до конца наши души. И подомнут, если русские, все коренные народы России не осознают своего спасения в национализме, который так ненавистен еврейским шовинистам.

    РОССИИ НУЖНЫ ГЕРОИ

    Извелись на Руси герои — вот главная и единственная причина того, что происходит в России, что происходит с Россией и почему. Прежде как было? Приходил на Россию враг, и, оставив все, шел русский люд побивать врага. Иного для себя никто не представлял, размышлять и толковать было не о чем. А теперь что? Целые армии русских генералов, политиков, политологов, экономистов, идеологов, министров, директоров, да просто здоровых русских мужиков выдвигают доктрины, строят концепции, начертывают программы, малюют лозунги, митингуют, совещаются, консолидируются, избираются.., много чего еще делают, да и чего еще только ни делают, чтобы прикрыть свой страх, свою беспомощность, свое мелкодушие, свое безволие, свое безверие, свое бессилие перед врагом. А что враг на русской земле — так это только дураку и трусу надо объяснять, доказывать очевидное, что разрушение национального государственного устройства, развал национальной экономики, распродажа за бесценок национального богатства, созданного, хранимого и приумножаемого десятками поколений русских людей, и, наконец, как завершение, итог социальной и экономической политики нынешней демократической власти — убийство русского народа это не чья-то глупость или ошибка, да и нет в правлении страной таких дураков, алкоголиков, взяточников, чтобы можно было содеянное ими объяснять их дуростью, пьянством или мздоимством — идет целенаправленное, злоумное, наперед рассчитанное изничтожение русского народа, Российского государства. В доказательство истребления русского народа приведу официальную статистику, взятую из доклада Комиссии по вопросам женщин, семьи и демографии при Президенте Российской Федерации, в которой я еще недавно состоял.

    За последние десять лет, за годы так называемых демократических социальных и политических реформ, резко упала рождаемость в России, сократилась почти в два раза, и теперь на тысячу жителей в год приходится меньше десяти новорожденных. Если пользоваться демографическим понятием «потерять неродившимися», то Россия с начала «перестройки», с 1986 года, потеряла неродившимися свыше шести миллионов человек. И это лишь начало трагичного поминальника русской нации. За это же время общая смертность в России возросла в полтора раза и список преждевременно умерших составляет более трех миллионов человек.

    С 1992 года смертность в России превысила рождаемость и начались, как говорят специалисты, процессы депопуляции, проще говоря, с 1992 года Россия вымирает. Нас с каждым днем становится меньше и меньше в жутко нарастающей прогрессии. Если в 1990 году прирост населения в России был еще заметно ощутим — больше миллиона человек, точнее 1.400.000 человек, то уже в 1991 году прирост населения сразу упал до 162 тысяч, а с 1992 года Россия вымирает в самом прямом и полном смысле этого слова.

    В трагичном для судьбы России 1992 году впервые в современной истории Российского государства население страны сократилось на 30.900 человек. И дальше началось невиданное по темпам и масштабам вымирание нации. В 1993 году нас стало меньше уже на 308 тысяч человек, в 1994 году мы потеряли почти миллион человек, в 1995 году — полтора миллиона человек! Такой демографической катастрофы, столь громадной по своим масштабам и столь стремительной, в текущем, завершающемся столетии не знала ни одна страна в мире, ни одна нация. Ничего подобного не происходило ни в годы первой, ни в годы второй мировых: войн, ни в годы послевоенных разрух. Даже во времена большевистских довоенных репрессий, в период неприкрытого геноцида русского народа, от которого нас спасла война с Германией, интенсивность уничтожения нации была несравнимо ниже.

    Русские женщины перестают рожать, они боятся рожать, боятся, что при нынешней нарастающей безработице, нищенской заработной плате, развале медицинского обслуживания они не смогут, не хватит ни сил, ни средств, благополучно выходить ребенка. Иметь сегодня ребенка для многих стало просто не по карману. Оттого зловеще велико количество абортов в России, катастрофически велико для сохранения национального государства, немыслимо велико для развитого человеческого общества, преступно велико для православного мира: масштабы детоубийств в России достигли четырех миллионов в год! Официально зарегистрированных абортов. А сколько еще остается вне подсчетов? Специалисты утверждают, что на каждый официально зарегистрированный аборт приходится два, а то и три неучтенных плодоубийства. Тем более, что нынешнее правительство не собирается нести ни малейшей ответственности за массовое уничтожение будущего нации. «Демократические» газеты буквально ломятся от предложений интимных услуг с заманчивой рекламой убивать нарождающуюся нацию без болей и последствий. Но нет абортов без последствий. Аборт не только убивает плод, аборт калечит, убивает мать.

    Материнская смертность — еще одна страшная строка в поминальнике России. По числу материнских потерь не только от абортов, но и при рождении ребенка, Россия на позорном, чудовищно рекордном первом месте. За сто тысяч новорожденных мы расплачиваемся 60 матерями, это в 15—20 раз больше, чем в других странах мира.

    Страх рожать детей, нежелание обзаводиться семьями (все больше в России разводов, все меньше браков), вообще нежелание жить — таков результат проводимых о России социально-экономических реформ, приведших к общему спаду производства, нарастающей безработице, к снижению уровня жизни, разгулу преступности.

    С 1991 года самоубийц в России стало больше вдвое. Прежде — 26 человек на сто тысяч жителей, теперь — 56. Целый город в 84 тысячи взрослых людей каждый год накладывает на себя руки от нежелания, невозможности жить дальше. Это больше всемирно известных жертв в Нагасаки, где атомной бомбардировкой американцы убили и ранили 75 тысяч человек. У нас каждый год — по 84 тысячи убитых жизнью. Это гибель целого народа, такого, как хакасы или балкарцы.

    Прежде причинами самоубийств были семейные и личные неурядицы, разводы, супружеская неверность, смерть близких, одиночество, теперь, начиная с 1992 — 1993 годов, толчком к погибели стали потеря работы, нищенская зарплата, потеря сбережений, потеря смысла жизни. Если прежде большинство пациентов Кризисного центра составляли женщины, теперь — мужчины.

    Страшные цифры. Однако есть и того страшнее. В России все больше самоубийц среди детей. Отдельной, специально заведенной строкой статисты фиксируют теперь детскую погибель в разряде самоубийств. Больше двух тысяч детей ежегодно кончают свою жизнь. И прежде среди детей случались самоубийцы, но то были случаи настолько редкие, единичные, что хватало им места в примечаниях статистических отчетов. Но чтобы постоянно фиксировать все возрастающее число детей-самоубийц, вынужденно заводить отдельную графу для этого — до такого ужаса не доходило, такое и в кошмаре присниться не могло.

    Так называемые «демократические» преобразования России в первую очередь резко сказались на сроках жизни народа. Никогда так стремительно не укорачивался век русских людей: у мужчин сразу на три года, у женщин — на год с лишним. Если и дальше сохранится нынешний повозрастной уровень смертности, то, по расчетам специалистов, официально представленных Президенту, из нынешнего поколения родившихся мальчиков сорок процентов не доживут до 60 лет, а в сельской местности Тувы, Хакасии, Ленинградской, Новгородской, Псковской, Владимирской, Тверской, Тульской, Кемеровской, Иркутской, Амурской областей до пенсионного возраста не доживет половина родившихся сегодня.

    И рождается мало и у родившихся короткий век.

    Я старательно придерживался точного цитирования документа, но одно, на мой взгляд, требует обязательного тут же уточнения: мы не вымираем, не вымирает русский народ, как говорится в президентских документах; точнее, правильно, честнее сказать — русских убивают.

    Вся реформаторская, демократическая политика последних лет во всех областях жизни Российского государства — финансовой, промышленной, сельскохозяйственной, военной, медицинской, образовательной — создает погибельные условия, условия невыживания русского народа. Как, спрашивается, жить миллионам стариков, немощных уже трудиться, если в один день все их сбережения, по трудовой копейке откладываемые всю жизнь на старость и смерть, государство превратило в ничто, сделав враз всех нищими. Но и работающим, мастеровым людям не легче, если сокращаются в России объемы производства, каждый день останавливаются заводы, гражданские, оборонные, не суть, все идут под одну уничтожающую гребенку, и миллионы русских людей хорошо еще, если оказываются в безработных, когда можно куда-то идти, требовать и получать какие-то пособия и определяться, как теперь жить дальше в своем новом обездоленном положении, когда ни твои знания, ни твой опыт, ни твое умение, еще недавно гарантированно ценимые в обществе, вдруг оказались никому не нужными, но во много крат больше безработных среди тех, кто продолжает работать, они при деле и действительно делают дело, не сидят сложа руки, но нет им платы за работу, и уйти им самим с работы, искать себе другое место — страшно; и работают, и хуже безработных.

    За ничтожно малым исключением население России стало жить хуже, беднее, бесправнее. Десятки тысяч заводов, фабрик, пароходов, рудников, комбинатов, магазинов, складов, клубов, театров, институтов, музеев, санаториев, домов отдыха, пансионатов, пионерских лагерей.., выстроенных на деньги всех жителей России, их родителей и дедов, оттого всю жизнь получали они мизерную зарплату, что на недоплаченное им за их труд создавалось общенациональное, общенародное богатство, и все это в одночасье оказалось в частных руках новоявленных капиталистов, загнавших еще вчера свободных и гордых граждан великой страны в положение рабов новых «хозяев» России.

    Как пережить честным и совестливым русским людям все это, когда на твоих глазах прежде богатый и достойный дом твой, твое Отечество — твою Россию унижают, разоряют, разворовывают. Какое отеческое сердце может это в спокойствии наблюдать, какая русская душа не будет разрываться, хорошо понимая, что не в землетрясение и не в войну то происходит, не по злому року или сошествию обстоятельств, а по авторскому, точно прописанному сценарию продуманно и взвешенно подводят русский народ к его последней черте.

    Вот как это делается.

    Опустошили сбережения граждан в сберегательных банках, государственных! заметьте, банках, пустили народ по миру, народ заметался схватился за голову: как теперь жить, как умирать, если на похороны не осталось ни копейки. Многие старики так и говорят: и жить не хочется, и умирать боюсь, боюсь, что в целлофановом мешке похоронят. И вдруг просвет во мраке безнадежности, случай поправить свое положение: финансовые пирамиды с нахрапистой агрессивной рекламой на экранах государственного (!) тогда еще телевидения. От безысходности, от только что пережитого ужаса рванулись люди со всем последним, что оставалось у них на руках после ограбления государством, рванулись к мавродиям, как голодная весенняя рыба бросается на голый крючок...

    Подобные жестокие финансовые фокусы мавродии проделывают не в первый раз, не в первый век, не в первой стране — классические иудейские штучки, однако в других странах за такие финансовые трюки уже давно отрывают головы, но только не в строящей демократию России, где хорошо все знающие, все понимающие мавродии в правительстве, мавродии на телевидении, со скорбной улыбкой брезгливой жалости глядели на суетливые стада вкладчиков, как мясники глядят на скот, уготовленный к убою.

    Ведомо было всем властным структурам России, что творят мавродии, но они, правители от демократии, осознанно добивали народ, ломали его силу, ломали его волю, опускали его достоинство, лишали его уверенности в себе, растаптывали его гордость. Народ умышленно гнали на инфаркты, загоняли в петлю. Для чего? Растерянным, опустошенным, немощным уже что-либо понять в происходящем, обезволенным и обессиленным людям легче внушить необходимость приватизации — распродажи в частные руки общенационального, общенародного добра. Дескать, вы бедны а у государства столько заводов, фабрик, рудников.., вам же все это в бремя, а продадим — казне прибыль, и вам — достаток, государственную собственность поделим на всех. Хоть и видели правители государства, что добились чего хотели: в шоке народ, а все ж боялись его гнева, сопротивления, потому так многоголосо и лгали, фарисействовали не сходившие с телевизионного экрана Гайдары и Чубайсы, делали вид, что просят и получают народное согласие на приватизацию. Хотя и логика была в их фарисействе. Если у вас в доме лишний стул, а то и целый стол, зачем он вам, не лучше ли продать, на вырученные деньги завести себе нужную обнову или получить прибавку к столу, а нет — и деньги на будущее сгодятся. Но вот продали сотни, тысячи, десятки тысяч предприятий, больших и малых, никому не известных и славных на весь мир — где эти деньги? где обновы в государстве? где прибавка к столу? Нет ничего. Значит, не проданы предприятия, а разворованы, прикарманены, спущены за так. Промотаны, одним словом. Почему же спроса за то ни с кого никакого? Да потому, что так и задумано было, именно так — сначала отнять личное у человека, выскрести у него все до последнего грошика, потом лишить человека общего, но тоже частью ему принадлежащего, чтоб раздавила его, размозжила глыба «как теперь жить?» А чтоб подтолкнуть, подпихнуть еще вчера крепкого, здорового, уверенного в себе мужа, отца к жизненному обрыву, лишают его и последней цепки за жизнь — рушат его былые идеалы, те нравственные критерии, на которых он рос, вырастал и растил своих детей...

    Нас, русских, убивают. Убивают продуманно, спокойно и уверенно, и будут убивать до тех пор, пока русский народ не истощится, не измельчится, не растворится в массе других малочисленных народов, пока не исчезнет вообще.

    То, что русских убивают, это очевидно, об этом говорят и сказано немало, поразительно другое: убийство происходит у всех на глазах; массовое уничтожение целого народа, истребление великой нации творится на глазах у всех и сознается всеми, но вот кто убийца, кому мешает, кому так ненавистен русский народ — об этом никто не проронил ни слова. Целый народ уничтожают с хорошо продуманной жестокостью — и молчок! Убийцы молчат — понятно, но почему молчат те, кого убивают? В каком кроличьем страхе пребываем мы, что даже боимся назвать своего убийцу, чего уж там говорить про отпор убийцам.

    Ответ на вопрос кто убивает русский народ будет убедителен и доказателен лишь в том случае, если прежде мы внятно разберемся за что нас убивают, кому мы ненавистны и почему?

    Сегодня легче понять, что происходит в мире, потому что упростилась первопричина всего происходящего, до корешка обнажилась первопричина войн, смен правительств, убийств президентов, межнациональных конфликтов, любви и ненависти стран и режимов. К концу нынешнего столетия запасы земных кладовых катастрофически тают, многие на исходе, и тот, кто будет владеть разведкой, освоением, добычей, переработкой, распределением и продажей сырья, тот и будет вершить власть в мире, определять уровень жизни, состоятельность, мощь, независимость государств. Во главу всех интересов всех стран, в основу всех интриг в мировой политике поставлено сырье, которого у России 64 процента всех разведанных на сегодня месторождений в мире, а, значит, тот, кто будет хозяйничать в России, тот и будет если не всецело определять, то существенно влиять на происходящее в мире. Поэтому богатейшая Россия въяве становится если не ключом к парадному подъезду, то уж точно отмычкой к потайной двери мирового господства. Овладеть Россией — значит овладеть миром.

    Прежде в статье «Кому мешает национализм» я уже писал, почему Россия не может наладить нормальный сырьевой торг с Западом, (1) остро нуждающимся в нашем сырье. По той очевидной причине, что Запад не может быть полноценным и равным партнером в деловых отношениях с Россией. Запад слишком беден для того, чтобы покупать у нас в нужных ему объемах нужное ему сырье, хотя сам же и устанавливает существующие ныне мировые цены. Но даже если бы Запад и был состоятелен платить сполна нам, он все равно бы не захотел, не смог бы допустить, это для него самоубийственно, чтобы Россия богатела, набирала финансовый вес в мире. Запад больше всего боится потерять свое финансовое влияние на Россию, свой единственный крепкий рычаг воздействия на Россию. Вся сила, весь авторитет Запада, все его влияние не только на Россию, но и тайное, и явное воздействие на дела всех стран в мире держатся только на манипулировании деньгами. Гигантская, крепко сплетенная финансовая сеть с моментально регулируемой ячеей банков, финансовых, товарных бирж, валютных фондов, рынков ценных бумаг наброшена на мир и жестко спеленала его, и только Россия, по неприязненному откровению бывшего шефа ЦРУ Аллена Даллеса названная «самым непокорным на земле народом», не дает затянуться петле, более того, оказавшись последней в неводе и застряв в горловине сети, Россия может и вовсе удавочку эту порвать, и тогда вся сеть, не один век плетенная, может ослабнуть, а то и вовсе опасть.

    Количество имеющегося сегодня в России сырья на общем фоне всемирного сырьевого оскудения и обнищания, переводит Россию в качественно новое состояние. Тот, кто будет владеть Россией, той частью богатейшей земли, называемой Россией, тот и будет определять судьбу всего мира. Борьба за сырьевые богатства России — это не просто борьба Запада за собственное процветание и выживание, это борьба Запада за реальную власть в мире, когда на карту поставлен успех или поражение всего содеянного Западом за последние полтораста лет. Принесет ли невод, опутавший весь мир, желанный улов Западу, зависит от того, окажется ли в стянутом неводе Россия.

    Слишком дорог невод, плести его требовались крючья мировых войн, революций, партий, диктатур, терроров, режимов, переворотов, чтобы Запад мог согласиться, смириться с малейшей возможностью неудачи. После стольких лет, стольких трудов, стольких затрат не завершить путину из-за одной только России, кто ж согласится на это. Да и много ли осталось «делов» с Россией, когда она почти вся уже в неводе, когда сделано главное, еще недавно казавшееся немыслимым, далекой и дорогостоящей мечтой — разрушена великая империя, мощнейшая супердержава Советский Союз. Обкорнана, морально разложена, до позорной нищеты доведена российская армия. Уничтожен российский флот. Разлажена экономика страны. Контроль над производством и наукой в руках международных организаций. Все руководящие структуры России, начиная с президентской, устойчиво и надежно проводят в жизнь западную антирусскую политику. В России хозяйничает доллар. Все экономические разрушительные реформы проводятся строго по западным антирусским программам и чертежам. Когда президент России — западная кукла, что уж говорить о его министрах и помощниках...

    Так почему же тогда Запад не покидает тревога в отношении России? Да потому, что слишком велик и своенравен русский народ — стержень и основа России. Вся прозападная верхушка России с ничтожно малым новым классом прозападных банкиров, предпринимателей, капиталистов жируют и властвуют в России лишь потому, что миллионы и миллионы русских людей оболванены антирусскими телевидением, радио, газетами, но уже завтра эти люди прозреют, они уже сегодня начинают приходить в себя, и что тогда? Куда денется эта ничтожная кучка национальных предателей? Расточится в пыль! Но даже если не кучка предателей, а все сто двадцать миллионов русских и по их примеру еще тридцать миллионов народов России ударятся в ноги Западу и добровольно, подчеркиваю — добровольно, осознанно согласятся с потерей своей национальной, государственной независимости, с колонизацией своей богатейшей, родной земли, откажутся от своего родного языка, своей культуры, своей истории, единогласно проголосуют за вхождение еще одним штатом в американский состав или любезно призовут иудеев безопасно строить свое государство в России, все равно это не успокоит Запад, не лишит его тревоги. Выпадало России и триста лет быть под чужим игом, да нарастали новые поколения русских, поднимался в них национальный дух и разносили они чужеродное ярмо так, что и осколков того ярма не оставалось более на свете.

    Сейчас, пока контужены русские люди национальной катастрофой — развалом великой державы, придавлены обрушившейся на них нищетой, они могут и проголосовать, как Западу угодно, но завтра наступит опамятование не одного, не тысячи — миллионов, и что тогда? что стало с посаженным на Москве польской шляхтой Лжедмитрием или что стало с Наполеоном, занявшим царские палаты в Кремле?..

    Это, как и многое другое поучительное в российской истории, западные стратеги хорошо знают и помнят, чтобы не обольщаться сегодняшним днем в России, понимают, что ни сломить, ни обольстить русский народ не удастся; уж если большевикам, узурпировавшим всю власть в России, за 75 лет не удалось не то что извести, но даже поколебать Православную Веру — опору национального русского духа, тем более западным проповедникам не перекрестить русский народ. Вот и получается, что для достижения мирового господства, к которому Запад давно и напряженно стремится, и теперь только Россия одна у него на пути, ничего иного не остается Западу ради достижения цели, одно ему остается — убрать с дороги «мешающий» ему, оттого так ненавистный ему русский народ. Вот откуда жестокий, истребляющий, убийственный характер всех «демократических» реформ в России, вот откуда десятки миллионов русских людей, не доживших свой век, не родившихся за годы «демократического» российского реформаторства.

    Теперь, когда мы разобрались, почему и за что убивают русский народ, можно доказательно ответить на вопрос кто убивает русский народ.

    Нас убивают за то, что мы, русские, встали поперек дороги тем, кто рвется к мировой власти, к мировому господству, встали на пути тех, кто повершает в России свои многовековые устремления к владычеству над миром.

    Но кто конкретно? Обратимся к истории.

    В VIII — VII веках до Рождества Христова под ударами Ассирии и Вавилона пали маленькие ближневосточные царства Израильское и Иудейское. Местные мудрецы, превратно истолковав священные книги, стали учить свой народ тому, что скоро грядет мессия — царь Израильский, который не только восстановит справедливость, вернет иудеям утерянное, но и сделает их господами мира. С тех пор иудеи, считая себя народом, избранным для мирового господства, ревниво оберегали свою национально-религиозную исключительность. Закоснев в ожидании мессии как политического и военного лидера, иудеи отвергли истинного мессию — Иисуса Христа, пришедшего в мир с проповедью покаяния и любви. Особую ненависть вызвало у иудеев то, что Христос обличил заблуждения иудейских «законников» — книжников и фарисеев, разрушил миф о «богоизбранности» иудейского народа. Обличая сатанинские истоки безмерной гордыни самозванных претендентов на мировое владычество, «Иисус сказал им... Ваш отец диавол и вы хотите исполнять похоти отца вашего» /Ин. 8:42,44/.

    Простить Ему правды «сионские мудрецы» не могли. Христос был оклеветан и по лжесвидетельству осужден на смерть. Но распятым Христос, оказался для иудейских богоборцев еще страшнее. Христианство стремительно завоевало мир, отодвинув мечту иудеев о мировом господстве. Тогда иудеи объявили войну христианской церкви. Вести ее открыто христоненавистники не могли, не хватало у них для того ни людей, ни сил, их оружием стали тайные общества и организации, скрывавшие за внешне благовидной деятельностью свою главную цель — низвергнуть христианство, разрушить национальные государства и подготовить «добровольное» объединение мира в рамках единой международной политической структуры под властью единого мирового правительства. Оно и должно по замыслу «архитекторов» этого «общемирового дома» на фундаменте общечеловеческих прав воплотить в жизнь многовековую мечту иудеев о господстве над миром. Сегодня их мечта реальна, сегодня иудеи близки к своей цели. Крупнейшие страны мира в воле иудеев — высшие государственные посты, господство в финансах и торговле, полнейший контроль над средствами массовой информации, всевластие в культуре,— все в их руках. «В Америке почти вся оптовая торговля, тресты и банки, природные богатства, и, главным образом, сельскохозяйственные продукты, в особенности табак, хлопок и сахар, находятся под господствующим влиянием еврейских финансистов или их агентов. Еврейские журналисты представляют собою в Америке также большую и могущественную группу... Евреи являются самыми многочисленными и крупнейшими собственниками городских земель. Они играют выдающуюся роль в театральном деле. Безусловно, они держат в руках информационное дело во всей стране... Еврейский вопрос делается. таким образом, вопросом жизни для самого американского духа.» — итожил Генри Форд (2) захват Америки иудеями в начале века.

    Прежде Америки, в конце прошлого века, «о мирном завоевании» иудеями Франции мягким способом, лишая людей «сперва собственности, потом традиций, нравов и религии», писал Эдуард Дрюмон. (3) Не смогла противостоять иудеям Англия, быстро смирившаяся с тем, что «еврей истинный повелитель мира, что еврейство представляет собою сверхнацию, стоящую над народами, и что оно господствует силою золота, и, оставаясь в тени, играет народами, как пешками». Тогда, в конце прошлого — начале нынешнего века, в каждой стране еще находились национально мыслящие люди, у которых хватало чистоты национального сознания и крепости национального духа, чтобы не только чувствовать, видеть смертельную опасность для нации в захвате иудеями финансовых структур, прессы, политических постов, но и внятно говорить о разрушителях национальных государств.

    За прошедшие с тех пор десятилетия, наполненные новыми войнами, революциями, переворотами, сменами правительств, убийствами президентов, иудеи сделали стремительный рывок к власти, к деньгам, к управлению общественным сознанием,— победоносные, триумфные для иудеев десятилетия. От частных побед в разных странах иудеи перешли к созданию единой системы управления миром. По их сценариям создаются, развиваются, набирают непреодолимую мощь межгосударственные, международные финансовые, политические, военные системы. Стежок за стежком сшиваются сети, прежде опутавшие отдельные страны, в прочную сеть для всего мира. С такой гигантской сетью иудеям одним не справиться, не под силу, жаден роток, да кусок больше, выручает масонство — айсберг иудейской власти, как айсберг гигантский по мощи своей и как айсберг не выказывает глазу всю свою мощь. Изумительная по хитрости и изворотливости организация — заставить других служить себе. И среди русских сыскались иудейские слуги, предавшие интересы своей Отчизны. Масонские организации в России процветают теперь уже без всякой ширмы.

    Все крупнейшие финансовые системы, а, значит, все деньги мира сосредоточены в руках иудеев. Это действительно самый мощный, самый универсальный рычаг управления. И нет уже в мире ни Дрюмона, ни Форда, ни Кондряну, ни Достоевского, ни Даля, ни Нилуса, ни Гамсуна, ни тех тысяч менее известных политиков, философов, писателей, которые мужественно и честно спасали свои народы от иудейского порабощения. Одни уничтожены, другие подкуплены, большинство просто запуганы. Мир замер и сдался, как кролик перед удавом, но не сомкнулись еще ядовитые клыки змеиной пасти, змея захватила и крепко держит, но доглотить пока не может Россию. Готовится змея для последнего глотка, вся в напряжении, еще бы: или проглотит или подавится.

    Кабала России повторяет кабалу Франции, Соединенных Штатов, Великобритании, Германии, Испании, Италии.., разве что суеты в иудеях заметно прибавилось, то ли от жадного предчувствия долгожданной победы, то ли от животного страха в предчувствии ответа за все содеянное.

    «...Евреи монополизировали общественные богатства, все захватили в свои руки...

    Без шума захватывают все места, все должности в стране от низших до самых высоких...

    Создали свой собственный странный язык, который теперь в ходу во всех газетах Поржеств, Рейнахов, Дрейфусов... Евреи стали руководителями общественного мнения...

    В деле разрушения посредством насмешки, которое французы одобряют с идиотской улыбкой... Его, еврея, воодушевляет ненависть ко всему прекрасному и славному в нашем прошлом...

    Надо видеть эту низкую еврейскую манеру: сразу же, как по мановению волшебной палочки, начинают поливать честного человека грязью из сотен и тысяч ведер. Для этих разбойников печати нет ничего такого, что не годилось бы как средство к их грязной цели... А если, несмотря на все изыскания, он не найдет ни в общественной, ни в частной жизни своего противника ничего такого, что можно было бы использовать, тогда этот негодяй прибегнет к простой выдумке. И он при этом твердо убежден, что если даже последует тысяча опровержений, все равно кое-что останется. От простого повторения что-нибудь да прилипнет к жертве. При этом такой мерзавец никогда не действует так, чтобы его мотивы было легко понять и разоблачить. Боже упаси! Он всегда напустит на себя серьезность и «объективность». Он будет болтать об обязанности журналиста и т.п. Более того, он будет говорить о журналистской «чести»... Именно эти негодяи более чем на две трети фабрикуют так называемое «общественное мнение»...

    Победы своей мировой программы евреи добиваются следующими способами: а) финансовым господством над миром, б) политическим господством, в) еврейским влиянием на воспитание, г) опошлением всей духовной жизни при посредстве продуманной системы развлечений и удовольствий, которую можно выразить, пожалуй, одним словом «балаган», д) посевом идей, но не идей истинного прогресса, а посевом призрачных и разлагающих экономических теорий и разрушительных тенденций...»

    Все это написано не сегодня, не в России и не о России, это написано в разное время, даже в разные века, написано разными авторами, на разных языках и в разных странах, но как будто написано сегодня в России и о России. Так что в отношении к России иудеи ничего нового не придумали, буквально по писанному добирают они Россию к своим жадным и липким рукам, уже забрав себе финансы России, власть, контроль над производством через продажу промышленных предприятий и покупку их, через систему распределения всех финансовых вливаний в экономику. Их идеология, благодаря захвату и присвоению ими всех ведущих средств массовой информации, в первую очередь телевидения, стала господствующей в России. Разрушив систему образования, они создали свою. Даже присматриваться не надо, только посмотрите, всё ведь на виду: кто владеет Россией, кто управляет нашей страной? — сомнительных кровей Президент, если даже и русский по происхождению, то абсолютно нерусский по духу и национальному сознанию, национальному инстинкту, иначе бы не взрывал русскую святыню Ипатьевский дом в Екатеринбурге — последний приют русского Царя-великомученика и его семьи, иначе бы он не окружал себя полнокровным иудейским кагалом. Поэтому в Кремле снова, как в 1613, 1812, в 1918 годах не русский дух, не Русью там пахнет.

    Все крупнейшие банки России, все фонды и биржи — сплошь под иудеями. Все средства массовой информации — их же. Государственную Думу по количеству нашедших там себе место иудеев в пору переименовывать в «кнесет». А посмотрите на Правительство России — не сразу и определишь, то ли правительство России, то ли правительство Израиля. Когда встречаются министры иностранных дел разных стран — поистине братская встреча. И это только первый ряд властных структур в России, который иудеи как правило стараются избегать, как моль избегает солнечного света. Они предпочитают оставаться в тени, в роли кукловодов. Жены, помощники, заместители, консультанты, эксперты, референты, аналитики — вот где подлинной иудейской чистоты террариум. Если и сыщите одного-двух неиудеев из десятка заместителей министра, так и те верно служат им, давно потеряли национальный стыд, малейшее чувство ответственности перед Россией, давно продали и предали интересы русской нации.

    Собрав в кулак всю власть в России, все ее ветви и ответвления, иудеи бросили всю эту мощь на уничтожение русского народа.

    Нас, русских, хотят убить, это вполне понятно и здраво, если исходить из логики и цели иудеев, но почему мы, русские, стали настолько покорны, что воистину обратились в самое настоящее быдло — скот, уготовленный на убой.

    Что с нами?
    Почему мы такие?
    Кто мы такие?

    В кажущейся нелепости последнего вопроса может быть и скрыт весь драматизм происшедшего с нами, русскими, и в нас, русских, за последнее столетие.

    Показалось недавно, когда открылись архивы, пали цензурные запреты, что мы прозрели на пережитое Россией в XX веке, и, развидев, наконец, правду сквозь мрак баснословия, искренне ужаснулись содеянному с нами, с русской нацией, с русским народом. Однако тут же охотно и спешно мы отмежевали себя от минувшего и праведный гнев свой весь обратили лишь во вчерашний день, не мучаясь исповедальной болью, а стали ли мы другими, как поведем себя, попав на искус промолчать и выжить, предать и благоденствовать?.. Поставь нас, сегодняшних, так много узнавших за последнее время, ставших такими свободными и независимыми, так вот, поставь нас сегодня перед выбором «ты или тебя», не будем ли мы, как и прежде в треклятые годы, выживать за счет других, выживать, предавая родных, друзей, единомышленников, предавая Россию, предавая нацию?..

    Щадим себя, сторожимся подобных вопросов. Да русские ли мы? Что в нас осталось от Веры и Чести, кои отличали наших родоначальников? И надо иметь совесть признать, да какие мы русские, так, одонки одни, когда сливки сняты, да и молоко, можно сказать, уже спито. Не сохранили мы в чистоте Духа своего, не избавил нас Всевышний от лукавого, обороло нас искушение. Иначе не правил бы Россией сегодня иудей, не помыкал бы он русскими, не гнал бы, как быдло, русских на убой.

    Надо набраться мужества честно ответить на вопрос для нас, русских, жизненно важный: что с нами, как и почему это произошло, как возродить былой русский дух?

    Вместе с коренным русским народом долгие годы после революции семнадцатого года изничтожались Вера и Честь, истреблялся национальный русский дух. Последние восемь десятилетий для русской нации страшнее трехсотлетнего монголо-татарского ига. Нашествия иноплеменных не убили столько русских, сколько истребил большевистский красный террор. Чужеземцам не удавалось, да они и не стремились к тому, чтобы подрубить столпы русской нации — православное духовенство, воинство и дворянство. Это удалось новой иудейской власти, которая не мешкая поторопилась избавиться от людей мыслящих, творческих, и потому, не дожидаясь пока достроят первые концентрационные лагеря, принялась изгонять чуждые ей русский ум и русский дух за границу, неизгнанные, неуехавшие вскоре пошли под нож, за ними русское воинство, потом дошло и до крестьянского рода — стойкого хранителя национальных нравственных устоев...

    Революции с гражданской войной сполна хватило, чтобы уничтожить, распылить по белу свету лучших русских людей, элиту русской породы, а кто и остался, пережив войну, разруху, голод, не надорвался на восстановлении разрушенного революцией, войной народного хозяйства, того добрал когановско-бериевский террор. Стреляли в застенках, гноили на северах, морили в концлагерях лучших, тех, кто не мог, не хотел бездумно маршировать в колоннах строителей чуждого светлого будущего, кто еще сохранял способность самостоятельно думать, жить своим умом, тех и добивали чекисты под руководством свердловых, троцких, бухариных, дзержинских, ягод.

    Мы храним себя от сполна честного ответа на вопрос, лично нас касающийся, как удалось Сталину с кучкой сотоварищей расклевать миллионы? Да потому что еще большие миллионы справно служили подручными злу: доносили, охраняли, убивали, голосовали, молчали... Мы избегаем признаться сами себе в том, что мы, нынешние русские, потомство тех, кто выжил благодаря тому, что пригнулся, прогнулся, затаился, промолчал, впротиву себе голосовал «за», когда душа криком кричала «против», ненавидя себя одобрял, поддерживал, принимал, с портретами палачей ходил на демонстрации, подлецам с готовностью подавал руку, в ком победили страх и осторожность. «И помрачились глаза их, чтобы не видеть, и хребет их согбен навсегда.»

    Наши отцы и деды, которыми мы привыкли гордиться и клясться на верность начатому ими делу, гнили в лагерях и падали расстрелянными в энкэвэдэшных застенках, но они же, наши родные русские отцы и деды, составляли миллионные армии надсмотрщиков, стукачей и палачей, они конструировали, строили концлагеря и стреляли в затылки в энкэвэдэшных застенках, именно они, кто же еще, откуда было взяться миллионам и миллионам других палачей, стукачей, надсмотрщиков, именно они, наши отцы и наши деды стали исполнителями, винтиками и шестеренками гигантского по замыслу того еще, 1917-го года плана извода русского народа, и пусть иудеи были авторами и руководителями уничтожения самодержавной Российской империи, но исполнителями, подручными были наши отцы и наши деды, родительская наша русская кровь, и мы, их дети и внуки их, родные им русские кровинушки унаследовали их страх, их немощную совесть.

    Мы легко и охотно обманули себя, а теперь уже и крепко уверовали в сочиненное самими же, что причины всех тяжких бед нашего Отечества вне нас самих. Вздыхаем тяжко: не везет России!, продолжаем привычно винить в том царизм, ленинизм, революцию, большевизм, сталинизм, гитлеризм, волюнтаризм, застой, партократию, и вот уже до так называемой демократии добрались, не давая себе честного отчета, а кто мы сами в этих «измах», не мы ли и есть их опорные кирпичики, те самые надежные колесики и винтики, что, вздыхая и скрипя, продолжают справно нести свою шестереночную службу, прикрываясь самоуничижительной философией своей малости, незначительности в этом мире, каждый раз находя причины, на которые можно свалить собственные недоученность, криворукость, лень, безволие, трусость, лакейство, подлость.

    Конечно же, было бы так же бесчестно умалять в погибели нации бесовскую вину партократии и демократии, взрастающих на русской земле из одного корня и взращиваемых одними садовниками, но нынешнее всеохватное упоение критикой коммунистической партии — одними, и демократии — другими, опасно тем, что делает возможным для каждого из нас в отдельности не испытывать должного и необходимого чувства вины за содеянное и творимое ныне с Отечеством, не дает в полной и необходимой мере испытать покаяние, стыд, отвергнуть лжеца и труса в себе. Оправдываем себя: это коммунисты, демократы виноваты, что я такой, это партия заставила, это демократы понуждают поступать меня против совести, и охотно в пристяжку к тому обеливающее всех подспорье, дескать, мы все одинаково во всем виноваты, а потому, не надо искать виновных, вносить распри в общество, бередить совесть, а, значит, снова не судится зло и не висит над подлецом дамоклов меч расплаты, по-прежнему процветают подлец и лицемер. Лги, предавай, двурушничай — все спишется, все простится. Не ты же виноват — обстоятельства, жизнь заставила — вот оно наше духовное рабство. И до тех пор, пока не почувствуем себя лично ответственными за содеянное и творимое в нашем отеческом доме, нам не изжить в себе раба.

    Работая в Совете Министров СССР, мне довелось читать письма родственников репрессированных, в основном их детей, реже внуков, братьев и сестер, адресованные Правительству страны. Больше всего в этих письмах поражало то, что за редким исключением письма были требованием вернуть незаконно конфискованные в свое время дома, дачи, квартиры, выплатить компенсацию за изъятое имущество, и мало кто, единицы, взывали к суду над следователями и судьями — насильниками и убийцами, которые знали, что творят незаконное, что творят зло, что служат сатане. Многие считают, что это хорошо, хорошо, что в обществе нет жажды мести, но хорошо ли? Хорошо ли, что вчера легко простили палачам русского народа, чтобы сегодня опять же забыть и простить воров, грабителей России, нынешних убийц русского народа? Мы ведь не от мести избавляемся, мы от собственной памяти избавляемся, которая предъявляет нам более высокие требования, нежели под силу нашей тщедушной совести. Мы должны понять самое, драматичное для нас сегодня, первопричину всех наших бед — как же мы далеки оказались от самих себя, русских, и все дальше, все больше, все зримее этот уход. Случайно разве целые народы, прежде стремившиеся обрести и обретавшие в нас, русских, опорного, мудрого и сильного старшего брата, ныне чураются нас, стыдятся родства с нами. Но кто бы из них пожелал сделать это, оставайся мы такими, какими были наши предки — сильными, гордыми, непокорными, уверенными в себе, мудрыми, охочими до меча, как до плуга, храбро и стойко оберегавшими свою Веру и Честь. Но мы же не в себя стремимся всмотреться, чтобы понять, отчего сторонятся нас еще недавно родные нам народы, считавшие за честь сродниться с нами, находившими гордость и покой в родстве с нами. Мы смотрим на себя глазами, которыми не видим, прислушиваемся к себе ушами, которыми не слышим. Но если не наступит прозрение, и мы не оборем трусости своей, не захотим честно вглядеться в себя, тогда уж точно конец наш — погибель, и бог наш — чрево, и слава наша — в сраме. Тогда уж точно не одолеть нам нынешнего врага, тогда верная смерть русского народа, закат русской нации.

    Сегодня именно от нас, ныне живущих, от нашей воли и пешего духа зависит судьба всего русского народа — останемся ли мы русскими людьми, нацией, в сыновьях Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Михаила Кутузова, Георгия Жукова, в отцах будущих русских поколений или от великого русского народа останутся лишь жалкие остатки, хранящие воспоминания о себе, как о нации, о своей культуре, армии, Вере в этнографических музеях резерваций.

    Если наш страх, нашу немощь, наше безволие, нашу трусливую философию «уметь жить» не одолеет сегодня национальный дух, если мы не осознаем себя в ответе за нацию, если не обретет в нас Россия воинов духа, всегда являвшихся России в годины тяжких испытаний, способных победить во спасение и благоденствие русской нации, тогда уж точно иудеи завершат начатое ими, истребят и русский дух, и русский люд. Тогда уж точно сбудутся самые мрачные «фантазии» Достоевского: «Ну что, если бы это не евреев было в России три миллиона, а русских; а евреев было бы 80 миллионов — ну, во что обратились бы у них русские и как бы они их третировали? Дали бы они им сравняться с собою в правах? Дали бы им молиться среди них свободно? Не обратили ли бы прямо в рабов? Хуже того: не содрали ли бы кожу совсем? Не убили бы дотла, до окончательного истребления, как делывали они с чужими народностями в старину, в древнюю свою историю?..»

    Написано это Федором Михайловичем больше ста лет назад, за это время иудеи стали мощной силой в мире, они заправляют сверхвлиятельными организациями, объединяющими деньги, народы и страны, решают глобальные вопросы от развития экономики в рамках стран и между странами до расстановки президентов и использования военной силы во внутри- и межгосударственных спорах. За то же время мы, русские, сделали стремительный шаг назад и от равнодушия, апатии к национальной судьбе России, что, как ржа, во времена Достоевского уже начинала разъедать русскую интеллигенцию, перешли к прямому предательству национальных интересов России.

    В конце прошлого — начале нынешнего века Святейший Синод судил, можно ли дозволять иудеям носить христианские имена. «Пусть иудеи носят имена ветхозаветных праведников, — писал член Государственного Совета и член Святейшего Синода архиепископ Никон, — к сожалению, мы едва ли в праве запретить им это, хотя бы очень желали,— ввиду того, что и многие из нас носят сии имена,— чтобы иудеи и произносили эти имена не по-нашему, а по-своему — чтобы Моисеи именовались Мойшами, Израили — Срулями; но допускать, чтобы они носили имена святых Божиих, во Христе прославленных, было бы кощунством и святотатством с точки зрения Церкви Православной.

    Представьте себе, — приводил пример архиепископ Никон, — что какой-нибудь иудей, заклятый враг Христа и нашей Веры святой, назовет себя именем святителя Христова Николая только ради того, что так ему будет удобнее, так сказать, замешаться в толпе православных людей, чтобы удобнее их обманывать: ужели не оскорбим мы позволением носить сие имя нашего великого заступника и святителя-чудотворца? Ужели не будет даже для нас самих оскорбительным, если иудей, в своем обществе издевающийся над нашими подвижниками, будет — без сомнения только у нас на глазах — носить имя преподобного Сергия?.. По какому праву будут величать себя нашими православными именами, столь для нас священными, а для них, в сущности, ненавистными? И для чего все это нужно? Нет ни малейшего сомнения, что иудеи, почти две тысячи лет не имевшие в том нужды, теперь хлопочут о том, чтобы получить законное право на то, чем иногда пользовались незаконно — для того только, чтобы, прикрываясь христианскими именами, постоянно обманывать нас, укрывать от нас свою настоящую личину... Нет, церковь должна крепко отстаивать святыню имен святых Божиих от такою святотатства. Еще шаг и их синагоги будут, тоже для отвода глаз наших сентиментальных бюрократов, называться синагогами князя Владимира, Александра Невского, Николая-чудотворца, Георгия Победоносца...

    Итак, даже с точки зрения гражданской, не говоря уж о церковной, давать право иудеям именоваться христианскими именами нежелательно. Вспомним, что теперь у нас входит в жизнь избирательное право. Убедите простого человека, что Николай Григорьевич есть Натан Гиршевич! Раз он формально запишет себя именем христианским — он для выборщиков будет равен по правам с христианином. Если и теперь в нашу несчастную Государственную Думу попадают иудеи даже от столиц, то при новом порядке вещей будут сплошь и рядом попадать даже некрещенные иудеи от православного населения, Ужели желательно это? Ужели мало зла на Руси от нашей дряблости, от нашей сентиментальности, якобы — гуманности, от лжелиберализма?

    Помнить надо: в наше смутное время всякая попытка иудеев к незаметному слиянию с русским православным населением есть великое зло и поблажать этому злу есть великий грех.»

    Русские люди в начале нынешнего века противились отдавать свои имена иудеям на поругание, теперь, что имена! президентское кресло готовы отдать иудеям, коих выстроилась к правящему креслу целая очередь. И миллионы, десятки миллионов русских людей отдают иудеям свои голоса! Какие же мы низкопадшие грешники, да русские ли?, что уже не имена, саму святую Русь отдаем иудеям на поругание.

    Уже привычным, обыденным стал иудей в правительстве России, иудей — в Государственной Думе, а теперь уже, дожили! иудей нахраписто рвется в президенты России. Да мыслится ли нам искушение крепче и сильнее! Да отчая ли это для нас земля, действительно ли здесь могилы наших предков, что хозяйничать на святой для нас земле мы позволяем заклятому врагу православного человека — иудею, да и не просто хозяйничать, уже доходим до того, что не прочь избрать иудея в Президенты! На Российский трон, пусть не царский, но все равно всевластный над Россией, трон Михаила, Иоанна, Петра, Екатерины, Александра, Николая, иудеями убиенного, на православный русский трон готовы посадить антихриста!..

    Пора опамятоваться. Да и чего мы ждем, чего медлим? Нам мало того, что нас убивают? наши души оскверняют? наших детей развращают? наши богатства расхищают? нам в лицо заявляют: «Россия — побежденная страна» и обращаются с нами, как с поверженными? Торжествующе итожат, что дух русского народа окончательно разложился и может отныне служить лишь удобрением для иных, более здоровых и сильных культур.

    Время и ситуация в России столь драматичны, что требуют от нас думать только о России, о возрождении ее Духа, ее Веры — без этого нам России не спасти, без этого русский народ обречен на погибель, а погибнет русский народ, — не спасется ни один народ России.

    Как в 1240-ом году, как в 1380-ом году, как в 1613-ом году, как в 1812-ом году, как в 1941-ом году понимал русский человек, что его воля, его решительный шаг, его поступок решает судьбу России, судьбу русского народа, так и каждый из нас сегодня должен ясно и мужественно понимать: будут ли наши дети, наши внуки молиться на нас, поклоняться нашим могилам, или будут плевать на них, если еще будет кому и на что плевать, а то и могил русских не останется, — зависит от того, хватит ли в нас, сегодняшних русских, той русскости, той силы духа, чтоб одолеть врага, пришедшего на русскую землю и убивающего русский народ. Никакая армейская дисциплина, никакое военное мастерство, никакое пусть и самое совершенное оружие, никакой самый искусный полководец не способны подвигнуть ни одного солдата на подвиг. Подвиг — это порождение духа. Только дух способен созидать подвиг.

    Так что же есть русский дух, который делал русских воинов непобедимыми, русское оружие неодолимым, что это за дух, который приносил победу там и тогда, где и когда она казалась немыслимой и невозможной? Дух этот есть сознание того, что лично ты, именно ты и именно сейчас в ответе за свой народ, за всю Россию, судьба которой сейчас зависит от того, как ты поведешь себя: пойдешь ли вперед или отступишь; хватит ли у тебя мужества или тебя одолеет страх и тогда твоя собственная жизнь покажется тебе дороже жизни всех тех, кто был в России до тебя и будет в России после тебя. Быть ли русскому народу вольным, сильным хозяином или холопом в услужении заморским новым хозяевам русской земли — все решает твой шаг, твой удар, твоя воля.

    Русский дух — когда ты отвечаешь за Россию. Не по должности и положению, а по духу своему. Тогда тебе действительно некуда отступать, ты не можешь бежать, но и не можешь погибнуть — ты должен, ты обязан победить. Вот когда уходит страх и отступает смерть. Вот когда удесятеряются силы.

    Вся история русских битв, история русских побед — есть история русского духа, история побед русского духа.

    С кем бы не доводилось сходиться в смертельной схватке, с Золотой ли Ордой, великим княжеством Литовским или Тевтонским Орденом, с наполеоновской ли Францией или гитлеровской Германией.., Россия всякий раз вступала в бой с превосходящим ее числом грозным противником. Мы так привычно уже обыденно и всуе говорим о Куликовской битве, что мало кто, а некоторые и вовсе никогда не задумывались, как могла истощенная, разоренная, обескровленная Золотой Ордой Русь, по убеждению историков, «отброшенная Батыем на несколько столетий», не просто выстоять, а разгромить Мамая. Проведшие тотальную мобилизацию среди орд и подвластных колоний, кочевники во много раз превосходили числом русскую дружину, но значимее того было превосходство Золотой Орды над русскими в умении выставленного войска, почти полностью состоявшего из конницы — основного, решающего преимущества тогдашних войск. Это были прекрасно вооруженные войска, искусные, удачливые воины, незадолго до Куликова Поля разгромившие польских, немецких, венгерских, австрийских, французских рыцарей. Легко представить их пренебрежительное высокомерие, с каким разглядывали они вставший против них пеший русский люд, где и детей хватало, и седобородых стариков. Редко у кого из русских поблескивал шлем на голове, а грудь защищал железный панцирь, если хранила кого кольчуга из крупных колец, и то хорошо, богато, а так, в основном, лишь щит в защиту и тот не железом окованный, а простой, деревянный. И вооружен был русский люд топорами на коротких топорищах да рогатинами на коротких древках. Другого русское ополчение не имело. И это против конницы, мощных стрел и длинных копий! Было от чего тешиться войскам Мамая, на русских глядя. К тому же стояла русская рать без стрелкового прикрытия, а «поле чисто и место твердо» не оставляло и малой надежды на маневр плохо вооруженного, вовсе не обученного пешего люда против умелой профессиональной конницы Мамая...

    Выходило, что, перейдя Непрядву, русские обрекали себя на погибель? Не мог же талантливый воевода Дмитрий Иванович, зная, кто с ним и кто перед ним, питать малейшую надежду на победу. Тогда на что он рассчитывал? Вообще на что надеялись тысячи русских землепашцев, сменившие привычные серпы и цепа, пора стояла уборочная, на боевые топоры и пики, и влившиеся в войско Донского? А никто из них ни на что не рассчитывал. Не было ни счета, ни расчета, никто вообще не думал ни о победе, ни о поражении. Понимали мужики одно: от них сейчас зависит судьба Руси, жизнь их детей и внуков, оставаться ли им в ордынской неволе и дальше терпеть ненавистное иго, или стать, наконец, снова хозяевами родной земли.

    Русские люди взяли в руки оружие и встали в пеший строй, потому что иначе, по-другому повести себя не могли, иного для себя не представляли. Душа их боя просила, душа в бой рвалась, и никакие расчеты, никакие доводы были уже ей не в указ.

    Русские люди взяли в руки оружие, встали в пеший строй, не потому что они думали то-то и то-то, а, взвесив все, поняли, что иного пути у них просто нет, — не было у них тех мучительных раздумий, душа запросила, душа дальше уже не могла сносить позора унижений, притеснений иноверческой Орды. Никто из них не взвешивал ни шансов на победу, ни достоинств своих воевод, просто наступило время, когда русские люди не могли не взяться за оружие, иначе это были бы уже не русские люди.

    И эту своеобычность русской души, своенравность характера русского человека хорошо изучили те, кто сегодня видит в русском человеке для себя помеху, хорошо понимают, что договориться, сговориться, сторговаться, выказав русскому человеку его же якобы собственную выгоду, это все зряшный, пропащий труд, все равно рано или поздно, но русский человек сделает так, как того его душа запросит, и ничто тут тогда не поможет, ничто им в расчет приниматься не будет: ни личная выгода, ни превосходство стоящей против него вражьей силы. И слыл бы за это русский человек недоумком, дураком, действительно, мужику ли от сохи браться за топор и копье против лучших в мире профессиональных воинов, кабы при всем своем неразумии ввязываться в битву с намного превосходящим его и числом и умением врагом, русский мужик не побеждал. Как победил он на Куликовом Поле превосходящим его числом Мамая и неизмеримо более того вооружением и ратным мастерством; как победил он турок на берегу Ларги, 14-тью тысячами русских штыков против 80-ти тысяч турецких ятаганов, когда погибло 29 русских гренадеров, а побежавшие турки оставили на поле боя более тысячи тел; как разбил он в пух и прах 17-тью тысячами 150-ти тысячное войско визиря Халил-бея; как не отступил и на шаг русский солдат 7-го корпуса генерала Раевского, на редут которого пришелся страшной силы главный удар французских войск в Бородинскую битву, когда превосходство наполеоновских солдат было втрое больше русских... Да что за примерами далеко в историю ходить, если совсем рядом Великая Отечественная война, ведь тогда, по состоянию наших войск на июнь 1941 года, по тому, как вооружены мы были, сколько было нас под ружьем, как мало оставалось опытных грамотных командиров, и какая гигантская армада гитлеровских войск двинулась на нас, что будь тогда рядом со Сталиным не русские воины Шапошников и Жуков, а нынешние иудейские помощники, эксперты, аналитики Ельцина, не знающие и не ведающие русского духа, они бы непременно цифрами, диаграммами, рейтингами, общественным мнением стали убеждать, что немыслимо даже, самоубийственно и браться за оружие, нужно как можно быстрее сговариваться с Германией, принимать ее условия и соглашаться на мировую. Еще бы! если, к примеру, в Западном военном округе все шесть механизированных корпусов не имели ни одного 152-мм выстрела к танковым пушкам, а восемь механизированных корпусов Киевского военного округа имели их всего 12 процентов от необходимого. Как докладывал 18 июня 1941 года командир 33 танковой дивизии начальнику оргмоботдела штаба ЗапОВО обеспеченность горючесмазочными материалами составляет: бензина 1-го сорта — 15%, автобензина — 4%, керосина — 0%, дизельного топлива — 0%. Езжай — воюй! Не лучше положение было с боеприпасами, мехтранспортом, боевыми машинами, медицинским оборудованием и медикаментами... Но вот сцепились с прекрасно вооруженными, отлично подготовленными к войне гитлеровцами и произошло то, что не поддается ни логике, ни расчету, ни здравому смыслу, свершилось то, что никак вроде не должно было свершиться.

    Западные историки, да и своих, доморощенных, хватает, каждую победу русских пытаются все время объяснить какой-нибудь причиной случая, то Карл XII был рассеян, то Наполеон не ко времени схватил насморк, то неожиданно ударили сильные морозы и помешали вхождению Гитлера в Москву... И всякий раз, ищут и находят невнятные, неубедительные, невразумительные причины русских побед, однако именно те причины, в которые очень хочется верить врагам русского народа, потому что кажется им, очень хочется им в это верить, что в другой раз другим мамаям, карлам, наполеонам, гитлерам повезет с настроением, погодой, здоровьем, это же так просто и доступно пониманию: теплее одеваться, не лезть в русскую зиму, это же так понятно: погода, здоровье, плохие дороги..,— хилые, но утешительные, многообещающие причины русских побед. Сами же руссконенавистники их придумывают и сами же за придуманные ими самими гнилые соломинки своих надежд цепляются, не желая сознаваться в своем паническом страхе перед реальной причиной русских побед, знать которую они не просто не желают, они боятся знать, и не прошлого в русской истории боятся, боятся грядущего, потому что основа свершившихся русских побед — русский дух, сознание каждым русским себя в ответе за Россию — это и основа грядущих русских побед.

    Каждый русский не просто понимал, сознавал себя частью всей державы, но в критический момент он, русский, сознавал себя последним рубежом державы, когда позади него лишь бесславие и позор России, а потому отступать нельзя, отступать некуда. Вот почему иноземные офицеры после боев с русскими изумленно писали о том, что русских убить трудно, а обратить в бегство и вовсе невозможно. «Многие, будучи простреленными насквозь, не переставали держаться на ногах и до тех пор драться, покуда их могли держать на себе ноги; иные, потеряв руку и ногу, лежали уже на земле, а не переставали еще другою здоровою рукою обороняться и вредить своим неприятелям... Русские полегли рядами, но когда их рубили саблями, они целовали ствол ружья и не выпускали его из рук».

    И это всеохватное чувство ответственности за Россию, за русский народ, за русскую нацию объединяло весь русский народ, от солдата и крестьянина до Патриарха и Государя.

    Великий Петр накануне Полтавской битвы взывал к войскам:
    «Воины! Вот пришел час, который решит судьбу Отечества. И так не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство Петру врученное... А о Петре ведайте, что ему жизнь не дорога, только бы жила Россия!..»

    Русский героизм всегда отличался своей беспредельной и безусловной верностью нации, государству, он ничего не требовал взамен. Английский путешественник Ченслер в XVI веке отмечал удивившее его свойство русского человека: «Русские не могут сказать, как говорят ленивцы в Англии: я найду королеве человека служить вместо себя.. Нет, это невозможно в этой стране; русские должны подавать низкие челобитные о принятии их на военную службу, и чем чаще кто посылается в войны, тем в большей милости у государя он себя считает».

    Если в Европе в трудный час ратников призывали встать грудью на защиту своего домашнего очага, жен и детей своих, то Минин, напротив, требовал «дворы продавать, жен и детей закладывать», чтобы только помочь Московскому государству, потому как чувствовал русский человек, что он человек, отец и муж только в сохраненном им Отечестве, но сохрани он кров свой, жену и детей, а в Отечестве будет царить чужой и чуждый ему дух, другая вера, другой язык, другие нравы и порядки — страшнее плена, гибели ему такая жизнь, хоть тепла и сыта она может статься, да не телом бренным жив русский человек, а душою своею. Давно отмечено, что русский человек поступит так, сделает так, что себе вроде сделает хуже, себе в убыток, но он сделает именно так, как душа его того просит. Тело может жить в неволе, довольствоваться теплом и сытостью, но русской душе нужна воля, для нее и дворец, но чужой — темница.

    О чем говорил последнее слово перед битвой великий князь Дмитрий Иванович, объезжая полки с рассветом: «Уже ведь гости наши близко от нас, на реке, на Непрядве, утром ведь, братья, все будем пить от них чашу общую, чашу смертную, за землю святорусскую!» Опять же не о доме говорит великий князь, не о женах, детях и внуках говорит, а говорит о земле русской, потому что только на родной земле, с родным языком, в родных традициях и обычаях может быть для русского человека и дом и семья в счастье, все остальное для него невольница, сыта, в тепле и скотина в хлеву.

    Когда нынешние правители России так много и только об одном говорят — о достоинствах и торжестве экономических реформ в стране, обещая всеобщую сытость и материальный достаток, уже гордясь изобилием прилавков, не замечают при этом или делают вид, что не замечают, не хотят замечать, как истребляется национальный дух в России, уничтожается русский язык, русское национальное воспитание и образование, русская литература, русская музыка, русский театр, русские обычаи и традиции, на который раз переписывается русская история, но опять же руссконенавистниками переписывается, и пусть эти правители будут до восьмого колена русскими по крови, они все равно чужие русскому духу, не знают, не понимают, не ведают ни русского народа, ни России, ни русской нации. Отсюда их страх, их ненависть к русскому национализму, который несет в себе идеологию русского духа. Сам русский национализм и есть сегодня воплощение русского духа, которого они страшатся, не только потому что он им неведом и чужд, не чувствуют они его, глуха их национальная душа, но и потому что русский национализм требует оторваться от корыта, оторваться от которого они не в силах, в корыте их смысл жизни; они ненавидят и боятся русского национализма, потому что русский национализм требует от них стать воинами в защиту национального достоинства, но стать воинами они не могут, нет у них для того ни мужества, ни воли.

    Россию может спасти и спасет от ее нынешних врагов только национализм. Не только русский национализм, национализм всех коренных народов России, Мы, русские националисты, не только не боимся национализма других народов России, но и готовы всевозможно поддерживать его рост и укрепление, потому что только в национализме всех народов России гарантия незыблемости и прочности России, потому что каждый истинно националист своего народа понимает, что его трехмиллионный или двухсоттысячный или тридцатитысячный народ может развиваться, богатеть только тогда, когда он будет в одной семье с проверенным на общежитие русским народом.

    Но чтобы освоить идею национализма, как единственную, способную спасти Россию, как единственную идею, способную поднять с колен русский народ, вытащить его из бездуховной ямы, чтобы идея эта покорила все наши чувства и нашу волю, мы должны прежде физически ощутить всю глубину своего национального падения, мы должны сполна продумать и прочувствовать все наше национальное унижение... Это важная, очистительная работа для каждого из нас: через осознание собственного греха, через личное покаяние и негодование на самого себя каждый из нас должен прочувствовать себя лично в ответе за все, что совершается в России. И только через дикую боль души, через пережитый стыд, через осознанный собственный срам за все, что сделали и делают в России, сыновнее чувство к России вырастет до отцовской ответственности за нее, за русский народ, за русскую нацию, и только тогда, когда ты начинаешь понимать, что надеяться, кроме как на самого себя, больше не на кого, ты в ответе за все, с тебя спрос и здесь, на земле, перед своими внуками, и там, перед Всевышним, за Россию,— вот когда рождаются воины духа, так необходимые сегодня России ответчики за Россию, за русскую нацию.

    Мы вступили в самую опасную и коварную войну, какой еще не знала Россия, потому что всегда был ясен и четко обозначен враг, были рубежи, были фланги, была передовая, был тыл, были, наконец, союзники, здесь же нас убивают, а врага как бы и нет. Можно сколько угодно, до посинения кричать, что враги русского народа сидят в Кремле и в Государственной Думе, оккупировали суды и телевидение, но это все равно что бомбить их мыльными радужными пузырями. Как воевать с таким врагом, вообще как воевать, когда нет ни Поля Куликова, ни Полтавы, ни Цусимы, ни Курской дуги?.. Когда вот он, самодовольный, по-хозяйски уверенный в своей силе и безнаказанности враг не сходит с экрана телевизора и доказывает нам, что он и есть то осуществление курса реформ России, за который проголосовал дружно на президентских выборах русский народ, «россияне», как они все говорят, помню, Елена Боннэр на сахаровских чтениях поучала Ельцина брать пример с Сахарова и никогда не говорить «русские». Вот и получается, что нынешний враг одолевает нас нашими же собственными руками, бездумно и безумно голосующими за свое собственное уничтожение. Так как воевать с нынешним врагом? Силой собственного духа. Надо осознать и всегда помнить, что ты русский. И второе надо понять, прочувствовать, поверить, наконец, что против нас, русских, развязана самая страшная война, война не на победу, война не на захват территории и сырьевых запасов, а война на уничтожение русского народа. Понять, что все то разрушительное, раззорное, что происходит сегодня в финансах, промышленности, здравоохранении, образовании, культуре, приватизации — это и есть беспощадная война против русского народа. Осознать и понять, что враг воюет против нас нашими же собственными руками, что мы сами отдаем ему власть над собой, которую он использует для нашего уничтожения. Но если каждый из нас усвоит сегодня три непреложных правила национальной борьбы, нам не так страшны и опасны будут постоянно навязываемые выборы и референдумы. Вот эти три правила:

    Русский, помоги русскому!
    Русский, защити русского!
    Русский, поддержи русского!

    Кто бы ты ни был, какой бы работой не был занят, какой бы пост не занимал, руководствуйся этими правилами, — так мы еще не победим, но заметно ослабим натиск врага. Идешь голосовать, сразу думай, кто из кандидатов русский, голосуй только за русского. Если ты пришел на рынок, покупай у русского, помоги ему, поддержи его. Если покупаешь вещь, прикинь, нет ли возможности купить нужное тебе отечественного производства. Ведь ты своим рублем выбираешь, кого поддержать в дальнейшем развитии, своего ли, отечественного производителя или его зарубежного конкурента. Да, сейчас очень многие наши товары уступают западным, порой не принципиально даже, а по внешнему виду, броскому оформлению, но если в принципе наши товары на равных или чуть-чуть хуже,— покупай наше, укрепляй российскую экономику. Иначе с твоей помощью, с помощью твоего рубля, отданного западному производителю, мы будем вечно отставать, потому что, покупая импортное, ты развиваешь чужое производство и отбрасываешь назад свое. Помни, что ты русский, что против тебя идет беспощадная война, думай, как помочь, как поддержать русский народ.

    Да, сегодня нет ни Поля Куликова, ни Бородина, нет вообще никакой передовой линии, потому что наш враг — он растворился между нами, он вездесущ и повсеместен, он деятелен, он рядом с Президентом, он в Правительстве России, он на телевидении, он везде, и, самое главное, самое страшное, он в нас самих, уже пропитанных и напитанных его, нашего врага, взглядами и мыслями, его настроением. Круглые сутки, сотни часов в сутки иудеи, владея всеми каналами телевидения, радио, всеми ведущими газетами, зомбируют нас. Скоро не только их идеи, мысли, настроение, скоро уже их картавость будет считаться нормой, эталоном чистоты русского языка. Так как же бороться с таким врагом сегодня, когда ни вражеских войсковых порядков, ни даже хотя бы мысленно очерченной линии фронта? а так и бороться, сознавать что ты и есть та самая линия обороны, последний рубеж, дальше которого отступать некуда.

    Если ты ученый, талантливый ученый и тебя приглашают на роскошных условиях в престижный зарубежный институт или предлагают тебе там прекрасную лабораторию, не обманывай себя, не тешь надеждой, что и там ты будешь служить российской науке. Служи России здесь. Как бы заманчиво ни было уехать туда, ты должен понимать, что, покидая в тяжкий час Россию, ты предаешь ее.

    Если ты студент, и нынешняя власть умышленно ставит тебя в такие условия, когда приходится меньше всего думать о науках, а более всего приходится думать, как прожить, где заработать, тем более кругом столько соблазнов легко и много заработать, задави в себе эти соблазны, забудь о них, они от лукавого, помни, что учиться сегодня и как можно лучше — это и есть твой национальный подвиг, твое мужество, твое служение России, которая не сможет уже завтра обойтись без твоих знаний. Твои знания для России — гарантия крепости нации, основа ее быстрого развития. Помни, что твоему деду, пришедшему с войны и севшему за учебники, было еще тяжелее, но он, победив врага на фронте, понимал, что теперь его передовая, его бой, здесь, на студенческой скамье. Теперь это и твой бой, твое Куликово Поле.

    Если ты рабочий, инженер, конструктор, и у тебя есть работа, так делай ее как можно лучше, потому что против тебя сегодня все. И в Правительстве сидят, и Президента опекают не твои союзники, а союзники твоих конкурентов. Тебе сегодня умышленно не дают спокойно, с полной отдачей работать, делают все, чтобы ты не мог работать хорошо, вплоть до того, что за сделанное тобой не платят зарплату, но помни, что лучшего качества твой товар, высокая марка твоего предприятия — это и есть сегодня выигранный тобой бой.

    Если ты хороший спортсмен и тебя соблазняет Запад высокими гонорарами, оставайся в России, не изменяй национальному флагу, помни, что своими спортивными победами ты укрепляешь веру своих поклонников и болельщиков, тысяч мальчишек, в мощь и державность России, воспитываешь в них гордость за Россию. Своими победами умножаешь славу России.

    Если ты солдат и призван сегодня в ряды Российской армии, не струсил, не сбежал от призыва, а честно пошел защищать Родину, учиться ее защищать, не поддавайся на вражеские наущения служить полтора года, служить год, служить полгода, вообще не служить, пусть, мол, служат те, кому нужны деньги. Помни, служили под ружьем Отечеству твои отец, твой дед, твой прадед.., сколько ты будешь изучать свой род, столько поколений твоего рода служили Отечеству и служить России всегда было и остается почетной, священной обязанностью каждого русского. Ты должен знать и помнить, что овладеть воинским ремеслом, освоить ту громаду сложнейшей техники, что стоит сегодня на вооружении, действительно стать настоящим солдатом, для этого и двух лет мало, а потому все разговоры о сокращении сроков службы — это вражье стремление лишить армию ее основы — солдатского мастерства; все разговоры о службе за оплату — это вражье стремление лишить армию ее воинского духа — служить Родине, а не мамоне. Помни это и не поддавайся искушению. Учись военному делу самым серьезным образом, помни, что оно тебе непременно и скоро пригодится.

    Если ты руководитель и тебе предоставлены огромные возможности безнаказанно сказочно наживаться, богатеть, но богатеть одному во вред коллективу и порученному тебе делу,— избеги этого соблазна, знай и помни, что тебя специально ставят перед выбором забыть свой гражданский, свой профессиональный, свой национальный долг, попустить дело и разбогатеть. Не о тебе беспокоятся те, кто предоставляет тебе такую возможность, они думают, как с твоей помощью развалить, остановить отечественное производство. Но ты должен знать, что каждому предающему и продающему сегодня Россию предстоит держать ответ. Когда внуки твои узнают, а узнают они непременно, как с помощью тебя, не выдержавшего испытание наживой, враги разваливали Россию, они же проклянут тебя. Ты этого хочешь? их презрения, их проклятия? Так выдержи с честью это испытание, мужественно и честно делай свое профессиональное дело, храни и развивай производство, береги квалифицированные кадры, не растеряй учеников.

    Если ты занимаешь государственный пост, ты должен в первую очередь блюсти приоритет национальных интересов. Помни, обязательно придет время, не может оно не прийти, когда каждый государственный служащий, не важно, какой он пост занимал, будет отвечать перед законом за преступления против нации. Не мамоне служить, а России — вот должная заповедь каждого служащего.

    Помни, что дни отступления России коротки, но позор предательства бессрочен. Не тешь себя иллюзией, что все так поступают. Отвечать придется каждому. Помни, что Россия так сказочно богата, что жить в ней хорошо и зажиточно должен каждый, и мы будем так жить, но сначала надо отстоять право оставаться в России хозяевами, право оставаться в России русскими.

    Сегодня у каждого русского свое Поле Кулакова, и не надо русскому ждать ни трубы, ни призыва, ни команды. Идет жестокая, коварная война, на которой каждый русский должен стать воином, — воином русского духа. Наш жребий — не победа или поражение. Что для нас слава, что позор, когда решается быть или не быть России, быть или не быть русской нации — вот наша судьба, вот итог жизни нашего поколения.

    Примечания:

    [ 1 ] Интересно понятие «Запада» в сознании русских людей, оно не ограничивается территориальным очерком стран, расположенных на географическом Западе. Понятие «Запад» для русских включает и Соединенные Штаты и все другие страны, которые никак нельзя назвать друзьями России, да и есть ли они у России?

    [ 2 ] Генри Форд. «Международное еврейство», Москва, 1994 г.

    [ 3 ] Эдуард Дрюмон. «Еврейская Франция», Харьков, 1895г.

    ЭТО ДОЛЖЕН ЗНАТЬ РУССКИЙ

    О нации

    Сегодня понятие нации нам должно быть дорого, близко и свято, как понятие семьи.

    Только нация, объединенная единым духом, — вечна, непоколебима, незыблема.

    Над Россией должен, наконец, воцариться высший интерес — интерес сохранения, сбережения, приумножения русской нации.

    Инстинкт сохранения русской нации у русского должен быть сильнее инстинкта самосохранения.

    Нации нужен духовный лидер, а не бухгалтер, умеющий считать по иностранной указке нетто и брутто российских богатств.

    Мы должны пробудить чутье нации на врага нации, не важно, сидит ли он на Капитолийском или на Боровицком холме.

    Народ и нация

    Когда говорим народ, то представляем тех, кто живет сейчас ныне живущих. Когда говорим нация, то представляем рядом с собой и тех, кто жил до нас: терпел поражения и выносил из них уроки, побеждал, осваивал, открывал, изобретал, обживал, создавал Империю, самоотверженно защищал Отечество; представляем рядом с собой и тех, кто будет жить после нас — наших потомков.

    Крепость нации и полноценность нации хранится только в народе, гордящимся собой, любящим себя.

    Нация и государство

    Хватит говорить об интересах государства, пора громко и внятно заявить об интересах нации, и каждый шаг оценивать интересами нации.

    Не нация для государства, а государство для нации!

    Государство — машина, обслуживающая нацию, каждая шестеренка которой служит одному — укреплению нации. Если государственный механизм мешает развитию нации, нация будет раз за разом переналаживать его под свей нарастающие потребности.

    Ничего во имя государства, все во имя нации!

    О национализме

    Как не заменить другим словом понятие нации, так и вырастающих из него национализма и националиста.

    Нет вернее пути для нации, чем национализм.

    У национализма одна, но жесткая мера — польза нации.

    Национализм — это любовь к своей нации.

    Национализм — это преобладание интересов нации над всеми другими интересами — государства, партий, идеологий.

    Национализм — это прививка от любой чумы, которую нам могут в очередной раз подсунуть в ярко размалеванном фантике свободы, равенства, братства, в приманке общечеловеческих ценностей, прав, в обещаниях расцвета и укрепления России.

    Национализм — забота нации о своем физическом, нравственном, духовном здоровье.

    Национализм — понятие духовное. Личное в нем вырастает до общенационального. Общенациональное становится личным.

    Национализм — понятие ратное. Националист обязательно воин.

    Реально достигнутые успехи в интервенции России наших врагов не будут стоить и понюшки табаку, если поднимутся в русских национальный дух, национальное достоинство, национальное самолюбие, национальная гордость, словом, тот могучий дух, имя которомунационализм.

    Национализм — сила, которая дает человеку веру в свою нацию, в свой народ, в свою Родину, когда любовь к Родине соединяется с верою в нее, в ее призвание, в тот грядущий расцвет, который ее ожидает.

    Веру в нацию, любовь к Отечеству, уверенность в то, что дни падения преходящи, а национальный дух вечен и незыблем — все объединяет в себе национализм.

    Только национализм — полная открытая любовь к своей нации, гордость за свою нацию, страстное желание служить своей нации, до самопожертвования быть верным ей, быть ответственным перед ней — дает возможность каждому человеку, каждому народу дышать полной грудью, не скрывать своей любви к своему народу, к своей нации, не стесняться этой любви, не избегать се.

    Только национализм даст возможность дышать полной грудью;вольно, легко и свободно без оглядки на кого другого ценить, любить, гордиться своим народом, искренне и полно считать его лучшим.

    Национализм — основа крепости России

    Россию спасет национализм. Национализм всех коренных народов России. В национализме всех народов России гарантия незыблемости России. Истинно националист своего народа понимает, что его трехмиллионный или двухсоттысячный или тридцатитысячный народ может развиваться, богатеть только тогда, когда он будет в одной семье с русским народом.

    Национализм — основа мирного жительства народов. Национализм крепит не только нацию, национализм крепит отношения между нациями.

    Никогда националист, если он действительно националист и интересы нации, а не собственная президентская папаха его интересуют больше всего, не поставит под удар свою нацию в добыче благ за счет другого народа.

    Национализм в России — единственный гарант недопущения распада России, он единственный способен спасти Россию от повторения трагедии Советского Союза. Каждый народ, живущий рядом с русским народом, хорошо понимает, что его жизнь, благополучие, развитие будут зависеть от крепости дружбы с русским народом, многочисленным, сильным, с чувством любви и сострадания.

    Националист якут, националист калмык, националист мордва.., каждый националист каждого проживающего в России народа во имя благоденствия своего народа будет стремиться к сохранению своего народа рядом с большим, стодвадцатимиллионным русским народом на богатейшей российской земле. Да и что есть Россия, как не ковер, прочность и красоту которого определяют плотно и надежно сотканные нити, и чем больше их, чем разнообразнее они, тем прочнее и красивее ковер.

    Кому мешает национализм

    Об угрозе национализма может кричать лишь тот, кому противны, ненавистны крепость нации, ее дух.

    Об угрозе национализма может кричать лишь враг нации, ее ненавистник.

    Если каждая нация России националистически настроена и в том залог крепости, дальнейшего развития каждой нации и всей России, если вся Россия заинтересована, чтобы каждая нация в ней живущая, была крепка и здорова,— только вместе мы представляем ту государственную мощь, с которой прежде считался и должен считаться мир, — кому же тогда в России ненавистна и противна идея национализма — основа крепости каждого народа и России в целом? Кто же тогда умышленно, осознанно и обильно сеет зерна ненависти к национализму, кто так усиленно вытаптывает и пропалывает, не дает взрастать здоровым силам национализма?

    Если для каждой нации национализм лишь в укрепление нации, кому же тогда выгодно здоровое выдавать за больное?

    Тому, кого пугает здоровость и крепость национальных чувств, кому не нужны, не выгодны, опасны национальные чувства. Тому, кто заинтересован в ослаблении России, ее распаде. Тому, кому не выгодна, не нужна крепость России. Тому, кто заинтересован, чтобы ослабленная Россия распалась на отдельные куски, богатые, но слабые, легко проглатываемые мало-мальски организованной силой.

    Национализм ненавистен тому, кому страшна крепость России.

    У национализма нет и не может быть противников в самой России, среди народов России. Как человек в здравом уме не может бороться со своим собственным здоровьем, так и страна не может отторгать то, что ей в здравие, силу и крепость.

    Тот, кто боится русского национализма, не допускает ни татарского, ни чувашского, ни башкирского, ни бурятского.., вообще никакого национализма, он до ненависти боится как русского, так и любого другого национализма, потому что боится крепости любой нации, нации, как таковой.

    О русских и о России

    Над Россией должен, наконец, воцариться высший интерес — интерес сохранения, сбережения, приумножения русской нации.

    Мы, русские, должны развить в себе национальный эгоизм.

    Интересы русских нам должны быть значимее и дороже интересов целых континентов.

    Мы, русские, никогда ни против кого не выступали из-за нетерпения к языку, цвету волос или цвету кожи. Мы всегда вступали в борьбу со злом. Там, где обнажался рубеж между добром и злом, русский человек занимал сторону добра, не взирая на цвет кожи и цвет знамен.

    Нельзя злоупотреблять русским долготерпением. Нельзя принимать русское великодушие за русскую слабость. Кто этого не понимает, как показывает история, тот жестоко платит за нежелание знать, чувствовать, бояться русской натуры.

    Во главу всех интересов в мире поставлено сырье, которого у России 64 процента мировых запасов. Овладеть Россией — значит овладеть миром.

    Нас, русских, хотят убить, — это вполне понятно и здраво, если исходить из логики и цели иудеев, но почему мы, русские, стали настолько покорны, что воистину обратились в самое настоящее быдло — скот, уготовленный на убой.

    До тех пор, пока не почувствуем себя лично ответственными за содеянное и творимое в нашем отеческом доме, нам не изжить в себе раба.

    Если не оборем трусости, тогда уж точно конец наш — погибель, и бог наш — чрево, и слава наша — в сраме.

    Сегодня от нас, ныне живущих, от нашей воли и нашего духа зависит судьба русского народа — останемся ли мы русскими, нацией, в сыновьях Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Михаила Кутузова, Георгия Жукова, в отцах будущих русских поколений или от великого русского народа останутся лишь жалкие остатки, хранящие воспоминания о себе, как о нации, о своей культуре, армии, Вере в этнографических музеях резерваций.

    Если наш страх, нашу немощь, наше безволие, нашу трусливую философию «уметь жить» не одолеет сегодня национальный дух, если мы не осознаем себя в ответе за нацию, если не обретет в нас Россия воинов духа, способных победить, тогда уж точно иудеи завершат начатое ими, истребят и русский дух, и русский люд.

    Время и ситуация в России столь драматичны, что требуют от нас думать только о России, о возрождении ее Духа, ее Веры — без этого нам Россию не спасти, без этого русский народ обречен на погибель, а погибнет русский народ, — не спасется ни один народ России.

    Только через дикую боль души, через пережитый стыд, через осознанный собственный срам за все, что сделали и делают в России, сыновнее чувство к России вырастет до отцовской ответственности за нее, за русский народ, за русскую нацию.

    Помни, что ты — русский, что против тебя идет беспощадная война.

    Сегодня у каждого русского свое Поле Куликово. Не надо ждать ни трубы, ни призыва, ни команды. Идет жестокая, коварная война, на которой каждый русский должен стать воином русского духа. Наш жребий — не победа или поражение. Что для нас слава, что позор, когда решается быть или не быть России, быть или не быть русской нации — вот наша судьба, вот итог жизни нашего поколения.

    Русский человек в крайнюю минуту опасности для Отечества всегда становился националистом. И ничто в тот момент не могли заслонить для него главного — защиты и спасения нации. Ныне этот инстинкт стерт, а то и вовсе потерян.

    О подвиге и русском духе

    Подвиг — это порождение духа. Только дух способен созидать подвиг.

    Что есть русский дух, который делал русских воинов непобедимыми, русское оружие неодолимым, что это за дух, который приносил победу там и тогда, где и когда она казалась немыслимой и невозможной? Дух этот есть сознание того, что лично ты, именно ты и именно сейчас в ответе за свой народ, за всю Россию.

    Русский дух — когда ты отвечаешь за Россию. Ты не можешь бежать, но и не можешь погибнуть — ты должен, ты обязан победить.

    Вся история русских битв, история русских побед — есть история русского духа, история побед русского духа.

    Основа свершившихся русских побед — русский дух, основа грядущих русских побед.

    Каждый русский должен сознавать себя последним рубежом державы, когда позади лишь бесславие и позор России, а потому отступать нельзя, отступать некуда.

    Русский национализм это и есть воплощение русского духа.

    Без уверенности в себя, без крепкого национального духа, без опоры на прежние победы нам не одолеть нового нашествия иноземцев. Для России снова наступил 41-ый год. Поднимем русский дух придет победный сорок пятый.

    О «русском фашизме»

    «Русский фашизм» — это злоумно придуманный ярлык на возрастающее национальное сознание русских, на русский национализм.

    Фашистскую тень в России наводят на правое, исконное дело любой нации — укреплять свой национальный дух.

    Ярлык «фашизма» на русском национализме — это выплеснувшиеся в крике ненависть и страх наших врагов перед русским духом.

    О фашизме в России

    Россия сегодня столкнулась с самым страшным и трагичным, что может быть в судьбе государства: власть в стране, ее финансы, средства массовой информации захватил один народ, причем из самых малочисленных народов России. Но когда один народ возвеличивает себя над другими народами, удовлетворяет свои потребности в ущерб другим народам — это и есть фашизм. И уж если с чем бороться согласно Указу президента о борьбе с фашизмом, то именно с этим фашизмом — с фашиствующей властью политических еврейских авантюристов, финансовых еврейских воротил, еврейских газет и телевидения, творящих геноцид народов России.


    МИРОНОВ БОРИС СЕРГЕЕВИЧ

    Председатель Русской патриотической партии.

    Коренной сибиряк. 45 лет. Из семьи фронтовиков. Бывший пограничник. Окончил Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова и Академию общественных наук.

    Начал работать в 15 лет, монтером. Стал журналистом, профессиональный путь: от сибирской районной газеты — до «Правды». Автор книг «Не последний час живем», «Боль», «Сумасшедший», «Нас спасет национализм». Член Союза писателей России.

    После окончания Академии общественных наук работал в Совете Министров СССР.

    Создал «Российскую газету», был ее первым главным редактором.

    Возглавлял крупнейшее издательство «Советская Россия», преобразованное им в «Русскую книгу». Издатель Ильина, Победоносцева, Шульгина, Булгакова, Леонтьева.

    В декабре 1993 года назначен Председателем Комитета Российской Федерации по печати. Выступил с доктриной национального возрождения России. Указом Президента смещен с поста за ярко выраженную национальную политику. Выступил с широко известным обвинением Ельцина в служении антирусским интересам.

    После отставки возглавил Русскую патриотическую партию.

    Источник — http://rus-sky.com/

    Обсудить на форуме...

    фото

    счетчик посещений



    Все права защищены © 2009. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник. http://providenie.narod.ru/

    Календарь
     
     
     
     
    Форма входа
     

    Друзья сайта - ссылки

    Наш баннер
     


    Код баннера:

    ЧСС

      Русский Дом   Стояние за Истину   Издательство РУССКАЯ ИДЕЯ              
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году
    Создать сайт бесплатно