Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат
фото

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа
фото

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2010 » Август » 28 » • Города Золотого кольца России •
09:24
• Города Золотого кольца России •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  •   Сергиев Посад. История древнего города
  • Архитектурные памятники
  •  Суздаль. История древнего города
  • Архитектурные памятники
  • Ярославль. История древнего города
  • Архитектурные памятники
  •   Спасский монастырь
  •   Архитектурный ансамбль в Коровниках
  •   Архитектурный ансамбль в Толчкове
  •   Введенский Толгский монастырь
  •  Рязань. История древнего города
  • Рязанский кремль
  •  Всё об истории древнерусского зодчества
  • Деревянное зодчество
  • Каменное зодчество
  • Краткий словарь архитектурных терминов
  •  Как зарождалось русское изобразательное искусство
  • Памятники прикладного древнерусского искусства
  • Краткий словарь архитектурных терминов
  •  Владимир. История древнего города
  • Архитектурные памятники
  •  Новгород Великий
  • Боголюбово. Боголюбовский архитектурный дворцовый ансамбль
  • Юрьев-Польский
  •  Переславль. История древнего города
  • Архитектурные памятники
  •  Нижний Новгород. История древнего города
  • Кремль
  • Исторические памятники и достопримечательности Нижнего Новгорода XVII – XVIII веков
  •   Архангельский собор
  •   Успенская церковь
  •   Благовещенский монастырь
  •   Печёрский монастырь
  •   «Строгоновские» церкви
  •   Рождественская церковь
  • Исторические памятники XVIII века
  •  Псков
  • Кострома. История древнего города
  • Ипатьевский монастырь
  • Памятники зодчества на посаде
  • Памятники классицизма
  •   Смоленск

    Сергиев Посад

    История древнего города

    Сергиев Посад основан в XIV веке и назван в честь Преподобного Сергия Радонежского. Посадами в Древней Руси назывались торгово-ремесленные слободы. Расположен Сергиев Посад по берегам речек Кончуры и Вондюги. Крестьяне и ремесленники этих мест северного Подмосковья работали в обширном хозяйстве Троице-Сергиева монастыря, ставшего впоследствии одним из богатейших землевладельцев страны.

    Согласно летописям Троице-Сергиев монастырь возник в 40-х годах XIV века на холме Маковец недалеко от города Радонежа (ныне село Городок). Основателем монастыря был сын ростовского боярина Варфоломей, получивший после пострижения в монахи имя Сергий. Время основания монастыря пришлось на период борьбы великокняжеской Москвы против феодальной раздробленности Руси и борьбы русского народа против монголо-татарского нашествия.

    В то время Москва, начавшая объединение русских земель, искала опоры у богатой церкви. Она поддерживала строительство монастырей и способствовала освоению новых земель. В новую обитель стекались иноки и богомольцы. Вскоре вокруг деревянных стен монастыря начал формироваться посад. Постепенно вблизи монастыря стали селиться и крестьяне. Первыми поселениями, ставшими основой будущего города, были села Панино, Кокуево и Клементьево.

    С самого начала своего существования Троице-Сергиев монастырь принял активное участие в поддержке политики Москвы. Влияние монастыря в XIV веке было очень велико. Основатель его Сергий Радонежский ездил в Ростов и Нижний Новгород для улаживания конфликтов между великим князем и суздальско-новгородскими князьями, мирил с Москвой рязанского князя Олега.

    После введения в монастыре общежитийного устава, он превратился в учреждение, подчиненное единой дисциплине. Согласно уставу, все имущество монастыря стало общим, и монастырская братия принимала участие в повседневных монастырских делах.

    Перед Куликовской битвой 1380 года в Троице-Сергиевский монастырь приезжал московский князь Дмитрий Иванович, получивший от отца Сергия благословение. Чтобы еще больше поднять дух русского войска, вместе с Дмитрием Ивановичем на поле боя отправились два монаха – Пересвет и Ослябля. По преданию, Куликовская битва началась поединком Пересвета и татарина Темир-Мурзы. Куликовская битва закончилась блестящей победой русских войск и положила начало освобождению Руси от монголо-татарского ига. Однако набеги врагов продолжались. В 1408 году хан Едигей сжег монастырь, в 1411 году его отстроили вновь. Вскоре от Дмитрия Донского монастырь получил первые феодальные привилегии. Тогда в Московском Кремле было выделено место для монастырского двора и дано право взимать пошлину с клеймения лошадей, что приносило большой доход. Известна жалованная грамота 1392 года, данная монастырю боярином Семеном Морозовым на половину соляной варницы у Соли Галицкой. В те же годы монастырь получил право на ловлю рыбы в озерах Стародубского княжества. Все это послужило созданию собственности монастыря. Полученные льготы способствовали развитию торговли и ремесел. На территории вокруг монастыря постепенно создавались слободы мастеровых людей. Появились Иконная, Поварская, Конюшенная, Тележная, Стрелецкая и Пушкарская слободы.

    В последующем столетии владения Троицкого монастыря за счет государственных и частных пожалований росли очень быстро. Одним из распространенных источников роста земельных богатств были вклады за право быть погребенным в стенах монастыря. Свидетельством этого является белокаменная надгробная плита 1494 года, найденная на территории монастыря над захоронением Юрия Романовича Алексеева. Сын известного дьяка Романа Алексеева, посланного Иваном III в 1496 году в покоренную Тверь для приведения к присяге ее жителей, был погребен в монастыре за вклад села Романовского на реке Наре, Боровского уезда.

    Удельные и великие князья не зря вкладывали в монастырь земли или деньги. Довольно часто им приходилось использовать обитель в своих частых распрях. Одним из свидетельств этого является участие некоторых представителей троицкого духовенства на стороне врагов великого князя во время войны, названной «шемякиной смутой», в середине XV века. Эта война разразилась между великокняжеской властью и удельными князьями, которых поддерживали бояре. Троице-Сергиев монастырь поддерживал противников великого князя, которые являлись щедрыми вкладчиками в монастырь.

    В монастыре сторонник Дмитрия Шемяки князь Иван Можайский захватил Василия II. Через некоторое время Иван II вернул престол и, не смотря на обиды, продолжал делать большие вклады в монастырь, стараясь заручиться его влиятельной поддержкой.

    В XV веке монастырские земли выходили далеко за пределы Радонежского уезда, на территории которого находился монастырь. Ему принадлежали пахотные земли, пустоши, крестьянские дворы с огородами, заливные луга, соляные варницы, места ловли бобров, рыбные промыслы и др. Все работы выполнялись монастырскими крестьянами.

    За деревянной монастырской крепостной стеной, простоявшей до середины XV века, находились многочисленные хозяйственные службы монастыря – конюшенный двор, житница, кузни, огороды и сады. В 1422 – 1423 годах на средства князя галицкого и звенигородского Юрия – сына Дмитрия Донского, в монастыре был сооружен Троицкий собор; в 1469 году были построены трапезная и поварня; в 1476 – 1477 годах построена Духовская церковь.

    В начале XV века в Троице-Сергиевском монастыре, расположенном недалеко от Москвы – центра русской культуры, пребывали выдающиеся зодчие, художники, писатели и мастера прикладного искусства Древней Руси. Это был один из центров и книжного искусства со специальной мастерской по переписке книг. Здесь жили и работали выдающиеся писатели Древней Руси Епифаний Премудрый и Пахомий Логофет.

    В 20-е годы XV века выдающиеся русские художники Андрей Рублев и Даниил Черный украсили своими фресками и иконами Троицкий собор монастыря. В том же столетии в монастыре работал резчик и ювелир Амвросий. Среди талантливых зодчих, обстраивавших крепость, был и Василий Ермолин. Этот перечень славных имен свидетельствует о том большом значении, которое принадлежало Троицкому монастырю в развитии русской национальной культуры.

    В XVI веке земельные владения Троицко-Сергиева монастыря, а также денежные богатства росли с необычайной быстротой. В основном это шло за счет развивавшейся торговли хлебом, рыбой, солью. Правительство давало монастырю большие торговые льготы. Свои продукты монахи сбывали в Новгороде, Великом Устюге, Белоозере. Даже английские купцы отмечали, что в торговых делах в России монахи превосходят светских купцов.

    Значительные богатства продолжали поступать в монастырь и за счет погребения на его территории знатных лиц из княжеских и боярских родов. В 1561 году в монастырь приезжал Иван Грозный для совета с троицким духовенством перед организацией опричнины. Заручившись поддержкой монастыря, он уехал в Александровскую Слободу. За годы опричнины значительно выросли земельные владения монастыря за счет земель опальных землевладельцев, а его казна пополнилась вкладами по казненным.

    В годы правления Ивана Грозного Троице-Сергиеву монастырю уделялось большое внимание как военно-стратегическому пункту на северных подступах к Москве. Это было время, когда многочисленные монастыри превращались в опорные пункты и военные крепости. С 1540 по 1550 годы в монастыре велось крупномасштабное строительство крепостных стен. Монастырские крестьяне получили разрешение бесплатно брать строительный материал, на чьих бы землях он ни находился. Довольно быстро крепость Троице-Сергиева монастыря стала образцом русского фортификационного искусства своего времени. При этом мощная крепостная стена с башнями поражала не только своей неприступностью, но величественной красотой.

    Через несколько десятилетий эти фортификационные сооружения подверглись суровому испытанию. В 1604 году польско-литовские князья, воспользовавшись сложной обстановкой в России, выдвинули в качестве своего ставленника на русский престол самозванца Лжедмитрия I и вторглись в пределы России. Когда народ свергнул Лжедмитрия, появился второй самозванец, прозванный в народе «тушинским вором». Поляки блокировали Москву с юга и запада и стремились отрезать к ней подступы с севера, где в качестве первоклассной русской, хорошо вооруженной крепости, находился Троицкий монастырь. Здесь находился сильный отряд воинов под предводительством воевод Г. Долгорукова-Рощи и А. Голохвостова, посланный сюда царем для поддержки.

    В сентябре 1608 года 15 тысяч интервентов во главе с воеводами Сапегой и Лисовским подошли к стенам крепости, за которыми собрались жители посада и крестьяне окрестных деревень с семьями. Началась шестнадцатимесячная осада. Силы были неравными: 15-тысячному войску осаждавших противостояли 2 400 человек.

    На предложения сдаться, защитники крепости ответили отказом. Тогда враги решили взять крепость штурмом. Первый штурм был предпринят в октябре 1608 года. В течение всей осени продолжались частые атаки, но крепость оставалась неприступной. Не помог и подкоп, который сделали поляки под одну из башен. О подкопе стало известно от пленных солдат, и два крестьянина Никон Шилов и Слота взорвали его, пожертвовав своими жизнями.

    Осажденные в стенах монастыря жестоко страдали от голода, недостатка воды, вражеского обстрела, цинги и других болезней. О голоде, болезнях, изменах среди бояр, дворян и даже монахов сообщала в своих письмах Ксения Годунова, находившаяся в монастыре во время осады.

    Героическая защита крепости и помощь войск М. В. Скопина-Шуйского сделали свое дело. Осада была снята, и в январе 1910 года интервенты отступили. Подвиги защитников Троицкого монастыря описаны участником осады троицким келарем Авраамием Палицыным. Его "Сказание" является одним из значительных произведений литературы русского средневековья. Рассказ Палицына описывает мужество осажденных, их ратные подвиги, верность долгу и любовь к Родине. Благодаря Палицыну стали известны имена многих героев обороны – простых русских крестьян. По сей день на монастырских воротах сохранилась поставленная в XIX веке чугунная доска в память подвига двух из них – Никона Шилова и Слоты, ценой собственной жизни спасших крепость от взрыва.

    После окончания интервенции хозяйство Троицкого монастыря быстро восстанавливается и монастырь, всегда игравший видную роль в политической жизни государства, вновь оказался в центре событий конца XVII века. Как мощная подмосковная крепость, в 1682 и 1689 годах он был использован для борьбы с восставшими стрельцами. В 1682 году во время восстания стрельцов их начальник князь Хованский хотел воспользоваться смутой, чтобы возвести на престол своего сына Андрея. В эти опасные для царствующего дома дни за монастырскими стенами укрылись малолетние цари Петр и Иван с приближенными людьми. После раскрытия заговора Хованский и его были казнены в селе Воздвиженском в 10 км от монастыря.

    В 1689 году заговор против юного Петра организовала правительница государства царевна Софья, решившая опереться в своей борьбе за власть на стрельцов. Петру I вновь пришлось скрываться в монастыре. Сюда же пришли верные ему стрелецкие полки. Попытка царевны Софьи завладеть престолом провалилась.

    Значение Троице-Сергиева монастыря было велико не только во внутриполитической жизни страны XIV-XVII веков, но и в истории культуры и искусства России этого времени. Как уже упоминалось, здесь работали художники Андрей Рублев, Даниил Черный, Симон Ушаков, писатели и публицисты Епифаний Премудрый, Пахомий Логофет, Максим Грек, Авраамий Палицын, велось летописание. Широкой известностью пользовались произведения троицких иконописцев, мастеров обработки камня и драгоценных металлов. В стенах монастыря была собрана одна из лучших библиотек страны.

    Для усиления экономической мощи государства Петр I нередко использовал богатства монастыря на государственные нужды и забирал из монастырской казны значительные суммы. В период создания русского флота монастырь был обязан построить три корабля и три галеры со всем военным снаряжением.

    Несмотря на некоторые мероприятия, направленные на ослабление церковного влияния, Петр I нуждался в церкви как опоре при установлении власти, поэтому Троице-Сергиеву монастырю были даны новые привилегии. В 1721 году он провозглашается верховным пастырем русского православного христианства. В 1782 году слободам и селам присваивается статус посада и название «Сергиевский». Сергиев Посад получил свой герб.

    Капитальное строительство в городе вела в основном Лавра. Поблизости от монастыря были построены монастырские гостиницы, богадельни, лавки, доходные дома и др. Такому строительству способствовал приток богомольцев, возросший в связи с постройкой в 1845 году благоустроенного шоссе и открытием в 1865 году железнодорожного сообщения между Сергиевым Посадом и Московой.

    В XVIII веке и первой половине XIX века экономическое развитие города, как и ранее, во многом продолжало зависеть от монастырских нужд. В это время монастырь усиливает свою хозяйственно-предпринимательскую деятельность. Было увеличено количество ремесленных слобод.

    В связи с большим спросом у паломников на предметы религиозного культа здесь было развито производство крестов, икон, подсвечников и др. Но наибольшую популярность завоевала гордость горожан знаменитая сергиевская игрушка. Именно здесь родилась известная во всем мире русская матрешка. Изготовляли ее из дерева и папье-маше. Игрушки неоднократно получали высокую оценку на российских и международных выставках. Недаром Сергиев Посад называли «столицей потешного царства». Купить игрушку у стен Лавры означало совершить богоугодное дело. Ведь сам Преподобный Сергий резал игрушки на потеху ребятишкам. Вскоре в городе насчитывалось более 300 мастерских по производству игрушек.

    В XIX веке монахи, стараясь не отстать от местных промышленников, развивали широкую хозяйственную деятельность, создавая собственные предприятия. Ими были созданы бумажные фабрики, кирпичный завод, типография, фарфоровое производство, шелкоткацкая фабрика и др. Эти предприятия сдавались в аренду или обслуживались наемными рабочими.

    В 1919 году город был переименован в Сергиев, в 1930 году – в Загорск, в честь революционера В.М. Загорского. В 1991 году городу было возвращено его историческое название. В период пятилеток в Сергиевом Посаде стали появляться новые фабрики и заводы, изменившие облик города. В 1932 году на базе переведенного из Москвы Музея игрушки здесь был создан единственный в мире НИИигрушки. Таким образом, традиционный промысел получил новую производственную и научно-исследовательскую базу для своего развития.

    С началом Великой Отечественной войны жизнь Сергиева Посада, как и жизнь всей страны, круто изменилась. Многие жители Сергиева Посада воевали на фронтах, 14 из них стали Героями Советского Союза, а летчик Г. М. Паршин удостоен этого высокого звания дважды. В городе на братской могиле воздвигнут монумент в честь воинов, отдавших жизнь в боях за Родину.

    В настоящее время Сергиев Посад является крупнейшим административным, промышленным, культурным и туристическим центром Подмосковья, жемчужиной туристического маршрута «Золотое кольцо». Удобное месторасположение города на транспортных магистралях, соединяющих регионы России с Москвой, отличное автомобильное и железнодорожное сообщение способствуют развитию города и района. В древний город не иссякает поток туристов. Интерес к древним памятникам строительного и архитектурного искусства Сергиева Посада огромен и продолжает возрастать.

    Особое внимание посетителей привлекают драгоценные сокровища отечественной истории и культуры в Сергиев Посадском историко-художественном Музее-заповеднике. Основу коллекции музея составляют сокровища, собранные в стенах Троице-Сергиевой Лавры в течение нескольких столетий и отражающие не только смену вкусов, стилей и эпох русского искусства, но и его широкую географию – практически все центры древнерусской культуры представлены здесь разнообразными памятниками живописи и декоративно-прикладного искусства.

    Музей стал составной частью историко-художественного и архитектурного заповедника, в который Троице-Сергиева Лавра была обращена 1 февраля 1940 года, что положило начало научным исследованиям и реставрации архитектурных шедевров Сергиева Посада, получивших мировую известность.

    Собрание древнерусского искусства представлено в музее коллекциями икон и произведений художественных ремесел, начиная с XIV века. Среди произведений древнерусской живописи особый интерес представляют иконы, относящиеся ко второй половине XIV-XV веков, а также работы троицких мастеров XVII-XVIII веков.

    В здании ризницы экспонируются уникальные изделия мастеров золотого и серебряного дела, мелкой пластики и древнерусского шитья ХIV-ХVII веков. Коллекция шитья, собранная в Сергиевом Посаде, считается одной из лучших в стране.

    Произведения живописи, графики и прикладного искусства XVIII – начала XX века размещены в Наместничьих покоях и служат продолжением экспозиции древнерусского прикладного искусства. Здесь можно увидеть не только церковные сосуды из драгоценных металлов, облачения, шитые жемчугом и серебром, но также изделия из фарфора и стекла, гравюры и акварель, светскую портретную живопись, мебель и т.д.

    Творчеству русских мастеров XVII – начала XX века посвящена экспозиция народного искусства. Резьбу и роспись по дереву, керамику, изделия из кованного и орнаментального "просечного" железа, ткани-"набойки" с затейливыми узорами, народный костюм, северную резную кость и многое другое можно увидеть в музейном собрании.

    Южнее зданий Лавры на высоком речном берегу в краснокирпичном доме бывшей городской гимназии (1893 год, архитектор А. Латков) разместился музей игрушки. Ныне собрание игрушек превысило десятки тысяч экземпляров и включает в себя не только русские игрушки, но и богатую коллекцию зарубежных образцов.

    Архитектурные памятники

    Архитектурные памятники Сергиева Посада давно известны среди знатоков и почитателей древнего русского зодчества. Наиболее интересные из них сосредоточены в стенах Троице-Сергиевой Лавры. Существующий ныне архитектурный ансамбль Троице-Сергиевой Лавры складывался на протяжении более чем четырех веков, вбирая в себя первоклассные сооружения XV-XVIII веков, и являя пример композиционного совершенства, гармоничного сочетания памятников разных стилей и эпох русского строительного искусства.

    Самыми древними церквями Сергиева Посада являются расположенные с юго-восточной стороны от Троице-Сергиевой лавры, у подножия холма «на Подоле» – церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы и храм мученицы Параскевы Пятницы. В 1547 году на месте деревянной приходской церкви слободы выстроили две каменные церкви. Введенская церковь была построена на средства боярина И.Хабарова, строительство Пятницкой церкви финансировал Троицкий монастырь.

    Троицкий собор (1422 – 1423).

    Троице-Сергиев монастырь был основан на невысоком холме Маковце в 30 – 40-х годах XIV века братьями Варфоломеем и Стефаном. Варфоломей, принявший монашеский сан с именем Сергий, вошел в историю не только как основатель монастыря, но и как активный сторонник московских князей, выступавших за объединение русских земель вокруг Москвы. Именно он благословил князя Дмитрия Донского перед Куликовской битвой.

    В 1355 году в Троицком монастыре впервые в северо-восточной Руси был введен общежитийный устав, что вызвало перестройку всей обители. Монастырь стал походить на небольшой деревянный городок, состоявший из трех частей: общественной, жилой и оборонительной. За прочной деревянной оградой, состоявшей из прямоугольника келий, располагались церковь и трапезная. Эту планировку монастырь перенес через все последующие столетия и сохранил до наших дней. Первые каменные сооружения в монастыре возникли в XV веке.

    В 1392 году скончался Преподобный Сергий. В 1422 году состоялась его канонизация и закладка на месте деревянной Троицкой церкви белокаменного Троицкого собора в память заслуг основателя монастыря. Возведен монастырь при преемнике Сергия Радонежского Никоне.

    Для постройки Троицкого собора были приглашены выдающиеся зодчие, придавшие собору все основные черты ранней московской архитектуры. Собор имеет типичную для того времени планировку, приближающуюся к квадрату, три полукруглых выступа-апсиды с востока, четыре столба внутри, на которые опирается мощный барабан с десятью световыми окнами с куполом. Весь собор сложен из белокаменных блоков. Его северный фасад членят по вертикали четыре пилястры, а по горизонтали, примерно на половине высоты сооружения, тянется трехчастный резной белокаменный пояс с растительным и крестчатым орнаментом.

    Стены собора завершают килевидные закомары. Диагональные кокошники закомар, поднимающиеся к барабану купола, придают своеобразную динамику монументальному сооружению. Глава собора имеет форму шлема. С трех сторон стены собора имеют углубленные порталы тоже с килевидным завершением. К порталам ведут белокаменные лестницы. Внешне небольшой по размерам, приземистый, с лаконичными формами собор производит впечатление величия и силы.

    Внутри собор кажется более высоким и величественным благодаря несколько вытянутым аркам сводов, легкости парусов и открытому барабану купола, откуда льется основной поток света. Соразмерное соотношение частей собора, приближающегося к классическим пропорциям, его монументальность, а также искусная резьба по камню ставят его в разряд лучших памятников раннего московского зодчества. Подобных сооружений до наших дней сохранилось очень мало.

    Роспись храма была поручена Андрею Рублеву, уже прославившемуся к тому времени своими работами во Владимире и Московском Кремле, а также другому именитому живописцу – Даниилу Черному. В короткий срок были созданы фресковая роспись и иконы для иконостаса. Фресковая роспись, завершенная в 1427 году, не сохранились. В 1635 году ее сменили фрески, и ныне украшающие стены.

    С творчеством Андрея Рублева "сотоварищи" связан многоярусный, по сей день существующий в неразрозненном виде иконостас, где представлены 42 произведения кисти Андрея Рублева и мастеров его круга, а также иконы XV-XVII веков. Первый снизу ряд некогда украшала знаменитая рублевская "Троица" (ныне находится в Государственной Третьяковской галерее), замененная в 1929 году удачно выполненной копией. Следующий ряд, состоящий из двухметровых икон, деисусный, а также расположенные выше праздничный и пророческий ряды относятся к эпохе Рублева. Верхний, праотеческий ряд, добавлен в конце XVI века и является вкладом Бориса Годунова. В то же время иконостас был смонтирован в его теперешнем виде.

    В первом ряду иконостаса Троицкого собора в XV – XVII веках появились и другие произведения живописи. К школе знаменитого московского живописца Дионисия относится икона Сергия с «житием» конца XV века. Мастера московской школы исполнили также и царские врата XVII века, обитые чеканным и просечным серебром. В соборе находятся две подписные иконы XVII века Симона Ушакова – «Нерукотворный образ Спаса» и «Спас на престоле». В конце XVI века по заказу царя Бориса Годунова была написана копия с «Троицы» Андрея Рублева.

    Интерьер собора украшают и произведения прикладного искусства. Во второй половине XVI века была вычеканена серебряная рака для останков Сергия и золоченый оклад на надгробную икону. За эту искуснейшую работу московские мастера-серебряники были награждены царем Федором Ивановичем. В XVIII веке над ракой установили роскошную серебряную сень на четырех столбах, исполненную по указу императрицы Анны Ивановны мастером Давидом Прифом по рисунку Каравакка. На это изделие было израсходовано 32 пуда высокопробного серебра.

    С течением времени архитектура собора, его фресковая живопись и живопись на иконах претерпели большие изменения. Фресковая живопись, исполненная гениальными мастерами XV века, была полностью сбита вместе со штукатуркой. В 1637 году собор был полностью расписан вновь. Живопись позднее неоднократно «подновлялась». Иконы рублевского иконостаса много раз переписывались ремесленниками, покрывались вековой копотью. Кропотливая работа по восстановлению древней архитектуры и живописи собора началась с 1920 года.

    К Троицкому собору примыкают две пристройки – с запада паперть XVI века, сохранившая фрагменты орнаментальной росписи того же времени, и Никоновский придел. Никоновский придел представляет собой одноапсидный бесстолпный храм, сооруженный в 1548 году над гробом строителя собора (перестроен в 1623 году). Частые вертикальные валики членят полукруг апсиды. Храм завершает ряд кокошников. Декоративная насыщенность фасада Никоновского придела прекрасногармонирует со сдержанным обликом Троицкого собора.

    Духовская церковь (1476 – 1477).

    Почти на одной линии с Троицким собором, к востоку от него, возвышается изящная Духовская церковь, сооруженная в 1476 – 1477 годах. Духовная церковь является редким и самым ранним из сохранившихся в русском зодчестве примером сочетания в одном здании церкви и колокольни. В основании барабана располагается звонница на массивных столбах.

    Возводили это оригинальное сооружение мастера из Пскова, вызванные в Москву Иваном III. До этого они работали в Московском Кремле, где построили Благовещенский собор и Ризположенскую церковь. Звонница на столбах представляет собой башеннообразный, вытянутый кверху храм, имеющий под барабаном купола открытую звонницу на нескольких приземистых круглых столбах. Вытянутые пропорции храма, позакомарное покрытие кровли с диагональными кокошниками, открытая звонница и сужающаяся кверху вытянутая шея купола создают впечатление стремительного движения вперед, изящества и легкости.

    В отличие от Троицкого собора Духовская церковь сложена из кирпича-плинфы на белокаменном цоколе и украшена не белокаменной резьбой, а терракотовым трехчастным поясом, покрытым коричневой глазурью и желтым ангобом. На апсидах церкви находятся оригинальные рогообразные украшения, соединенные провисающими полуваликами и тягами.

    Духовская церковь особенно ценна тем, что, как единственная из сохранившихся построек такого типа XV века, помогает представить внешний вид старой звонницы Московского Кремля, смененной затем колокольней Ивана Великого.

    Художественный облик здания, значительно искаженный переделками, восстановлен реставраторами. Иконостас, как и живопись в интерьере, относится к XIX веку.

    Успенский собор (1559 – 1585).

    Центральную часть Троицкого монастыря занимает здание Успенского собора, размерами и формой повторяющего Успенский собор Московского Кремля XV века. В отличие от более ранних сооружений Троицкого монастыря Успенский собор пятиглавый и пятиапсидный. Внутри в нем шесть опорных столбов. Снаружи северный и южный фасады имеют шесть сильно выступающих пилонов выложенный из кирпича аркатурный пояс.

    Как и другие памятники Лавры, в XVIII веке Успенский собор подвергался значительным перестройкам. Позакомарное покрытие заменили четырехскатной кровлей, для чего надстроили барабан центрального купола. К западной стене в XVI веке была пристроена паперть, позднее разобранная, в XIX веке у всех порталов собора сделали крыльца, сохранившиеся до наших дней.

    Строительство собора было начато в 1559 году по указу Ивана Грозного, но из-за нехватки средств работы продвигались медленно. Только в 1581 г. после трагической гибели наследника престола, царевича Ивана, сраженного посохом в припадке отцовского гнева, монастырь, получив от Грозного крупную сумму "на помин души" покойного, смог завершить строительство. Освящен был Успенский собор уже после смерти Ивана Грозного в 1585 г., но еще 100 лет стоял без росписей.

    В 1684 году росписи выполнили местные мастера и славившиеся в XVII веке по всей России стенописцы Ярославля. Имена художников, осуществивших ранее стенописные работы в Москве и Ростове Великом, перечислены в надписи на западной стене Успенского собора. В надписи так же сказано, что роспись была завершена всего за один сезон – с 20 мая по 30 августа.

    Барочный резной деревянный иконостас был изготовлен в конце XVII века. Изображения евангелистов на царских вратах сделаны рукой одного из виднейших русских живописцев этого времени – Симоном Ушаковым.

    В последней трети XVIII века была разобрана западная паперть собора, где в начале XVII века были погребены царь Борис Годунов и члены его семьи – сын Федор, жена Мария и дочь Ксения. Над местом захоронения Годуновых была создана усыпальница в виде палатки – гробница Годуновых.

    В северо-западном углу собора находятся гробницы племянницы Ивана Грозного Марфы Владимировны Старицкой и ее дочери Евдокии.

    Надкладезная часовня, построенная рядом с Успенским собором в конце XVII века, отличается богатством и пышностью декоративного убранства. Она представляет собой миниатюрное четырехъярусное сооружение, обильно украшенное белокаменной резьбой, росписью и цветной майоликой. Интерьер и иконостас относятся к XIX веку.

    Трапезная (1686 – 1692)

    В 1686-1692 годах вдоль южной стены монастыря, на месте бывших царицыных келий, из кирпича и белого камня была построена нарядная Трапезная. Это замечательное сооружение дворцового типа свидетельствовало о новых достижениях в области русской строительной техники и инженерного искусства.

    Трапезная представляет собой длинное светлое здание, к которому с востока примыкает двухэтажная Сергиевская церковь. Все сооружение поднято на высокий подклет и окружено открытым гульбищем, арки которого раньше опирались на круглые белокаменные столбы, которые позднее заменили четырехугольными столбами из кирпича. Расписные наружные стены церкви и Трапезной нарядно декорированы белокаменной резьбой. Большой зал Трапезной не имеет внутри опорных колонн. Перекрывающий его коробовый свод опирается непосредственно на стены, скрепленные сверху коваными металлическими связями. Благодаря такому инженерному решению было создано большое открытое пространство (70 х 15 метров) и значительно облегчена масса здания.

    Церковь и зал Трапезной были украшены декоративной лепниной и расписаны темперой в XVIII веке. Предназначался Трапезный зал для торжественных церемоний, праздничных обедов и торжественных приемов царя и высшего духовенства. Золоченый резной иконостас перешел в Трапезную из московской церкви Николы «Большой крест».

    Ежедневные монастырские обеды происходили в малой трапезной, примыкавшей к основному зданию с юга. На втором этаже церкви находилась библиотека древних рукописей Лавры, а в подклете – кухня и другие хозяйственные помещения.

    Трапезная является одним из выдающихся произведений русского зодчества, построенная в традициях архитектуры "московского барокко".

    Петр I благоволил к монастырю, оказавшему ему поддержку в сложной обстановке политической борьбы конца XVII века и неоднократно бывал здесь. Начало его правления было отмечено строительством в монастыре нескольких зданий, в том числе и Трапезной. Не случайно одну из ее комнат мастера украсили алебастровыми медальонами с изображениями победных баталий петровского времени.

    Одновременно с Трапезной были сооружены и кельи настоятеля, в XVIII веке надстроенные и обращенные в покои московских митрополитов. Они расположены рядом с Трапезной в юго-западном углу монастыря. Фасад эффектно декорирован в духе "столичного барокко". Над дверью балкона белым рельефом выделяется вензель "ПЛ" – инициалы митрополита Платона Левшина, при котором производились строительные работы. Между трапезной и Духовской церковью расположена одноглавая, необычной, восьмигранной, формы Михеевская церковь, воздвигнутая в 1734 году. Она сохранила модную в первой половине XVIII века форму двухъярусной кровли.

    Ризница (1781 – 1782).

    Вдоль западной стены монастыря, с юга на север, разместился ряд построек. Сразу за Троицким собором в 1781 году была поставлена Ризница (архитектор И. Яковлев), предназначенная для хранения монастырских сокровищ – драгоценной церковной утвари, икон, одежды и богослужебных книг с окладами из золота и серебра, украшенные драгоценными камнями и жемчугом.

    Вплотную к ней примыкает Казначейский корпус, представляющий собой административное здание, состоящее из нескольких построек XVII века, объединенных между собой в XVIII веке. В его составе сохранилась вросшая в более поздние постройки так называемая "крепостная" палата – место хранения в XVII веке монастырских архивов.

    Больничные палаты (1635 – 1637). Севернее расположены Больничные палаты. Двухэтажное здание, предназначенное для пропитания престарелых монахов, состоит из нескольких помещений с возвышающейся посередине одноапсидной шатровой церковью Зосимы и Савватия Соловецких. Сооружены они на средства келаря А. Булатникова. Первый этаж ближайшей к Казначейскому корпусу части здания и церковь сооружены в 1635-1637 годах, остальное достроено во второй половине XVII века. Эта церковь представляет собой одно из самых поздних шатровых сооружений в русском зодчестве, которые постепенно исчезнут к середине XVII века.

    Декоративное начало усиливают элементы фасадного оформления: кокошники с ярко-зелеными изразцами, пояски и наличники, эффектно выделяющиеся на беленых стенах здания.

    Смоленская церковь (1745 – 1753).

    Рядом с Больничными палатами располагается восьмигранная ротонда Смоленской церкви, построенная в середине XVIII века на средства графа Алексея Разумовского. Автором ее проекта считается известный зодчий Д. В. Ухтомский. Приглашение такой знаменитости, возможно, связано с тем, что заказчиком был А. Г. Разумовский – фаворит императрицы Елизаветы Петровны, занимавший исключительное положение при дворе.

    Четыре открытых крыльца с широкими лестницами "на два всхода", излюбленная в то время бело-голубая окраска фасада сближают здание церкви с дворцовым павильонами елизаветинских времен и придают творению Ухтомского легкость и выразительность.

    Разобранные в XVIII веке лестницы были восстановлены реставраторами. Первоначальный интерьер, выполненный в стиле "елизаветинского барокко", не сохранился. Сейчас здесь находится резной иконостас, созданный тем же Ухтомским для московской церкви Параскевы Пятницы в Охотном ряду и позднее перенесенный в Смоленскую церковь.

    Колокольня (1741 – 1769).

    Между Смоленской церковью и Успенским собором возвышается композиционный центр архитектурного ансамбля Троице-Сергиевской Лавры – величественная стройная колокольня, возводившаяся в течение 30 лет – с 1741 по 1769 год. Проект колокольни был разработан петербургским архитектором И. Шумахером. Строительные работы велись под руководством московского архитектора Ивана Мичурина, внесшего изменения в проект. Недостаток постройки обрисовался только к моменту завершения второго яруса: здание выходило слишком приземистым. Сменивший Ивана Мичурина в 1747 году архитектор Д. В. Ухтомский увеличил число ярусов до пяти, а высоту здания – до 88 метров, превысив самое высокое здание Москвы – колокольню Ивана Великого.

    На купольное завершение монастырской колокольни пошло более 500 пудов железа и около 300 пудов меди. Между третьим и четвертым ярусами установили часы, изготовленные тульским мастером И. Кобылиным– Большим (сейчас на их месте часы начала XX века). Выдерживала колокольня около пятидесяти колоколов.

    Многочисленные резные белокаменные украшения – пышные капители колонн, поставленные по ярусам вазы разнообразной формы и размера – великолепно сочетаются с бирюзовым цветом стен. Изысканность пропорций, богатство декоративных элементов дают полное основание считать Троицкую колокольню шедевром русского зодчества XVIII века.

    Чертоги (конец XVII века).

    К северу от Успенского собора и колокольни находится памятник гражданской архитектуры – так называемые чертоги. Этот дворец, воздвигнутый в конце XVII века, сменил сравнительно скромные деревянные хоромы, предназначенные для царя, совершавшего ежегодное пешее паломничество от Москвы к Троице. Здание сохранило декоративное убранство в духе "московского барокко" – белокаменную резьбу и оконные наличники, выложенные из полихромных поливных изразцов с богатым растительным орнаментом. Роспись стен хорошо сочетается с общим характером оформления здания.

    Чтобы подойти к архитектурным памятникам, расположенным вдоль восточной стены монастыря, необходимо пройти между чертогами и Успенским собором. Вдоль восточной стены непрерывной цепочкой выстроились примыкающие друг к другу монашеские кельи: Инспекторский, Успенский, Экономовский, Предтеченский и Варваринский корпуса. Сооруженные в XVII веке из кирпича, эти здания еще в прошлом столетии утратили древнюю планировку, а Инспекторский и Успенский корпуса были основательно перестроены в 1816 году. В наибольшей степени сохранился Предтеченскии корпус (1640), ныне отреставрированный и дающий представление о первоначальном облике остальных.

    Согласно устава монашеской жизни, кельям надлежало быть изолированными друг от друга и иметь индивидуальные входы. Этим объясняется необычное обилие дверей на фасаде (12). К кельям верхних этажей вели снаружи деревянные лестницы. По монастырской описи 1641 года в Предтеченском корпусе проживали иконописцы и ювелиры.

    Над Святыми воротами монастыря возвышается Предтеченский храм (конец XVII века), построенный на средства богатых вкладчиком, знаменитых сольвычегодских промышленников Строгановых и, возможно, при участии строгановских зодчих.

    Легкий трехапсидный пятиглавый храм, пышно декорированный полуколонками с коринфскими капителями, резными раковинами и оригинальной формы восьмигранными окнами, возведен над арочным проездом. Купола церкви, возвышающейся над монастырскими стенами, хорошо просматриваются издали, отмечая вход в обитель. Предтеченский храм является одним из ярких образцов русской архитектуры конца XVII века.

    Крепостные стены и башни XVI – XVII веков. Троице-Сергиевский монастырь играл важную роль при защите подступов к Москве с северо-востока, что и обеспечивало развитие в нем крепостного зодчества. В монастыре получил крещение Иван Грозный, в годы правления которого большое значение придавалось превращению монастыря в мощную крепость. Могучие стены и башни монастыря представляют собой ансамбль оборонительных сооружений средневековой Руси. В 1540-1550 гг. на фундаменте из белого камня были воздвигнуты кирпичные шестиметровые стены протяженностью 1,5 километра, сменившие прежние деревянные сооружения и усиленные 12 башнями. Образцом для них послужили укрепления московского Китай-города. Четыре башни, восьмиугольные, располагались по углам стены, а остальные, прямоугольные, – по пряслам.

    В 1608 – 1610 годах монастырь находился в осаде польско-литовских интервентов. Подвиг защитников обители приобрел широкую известность и способствовал росту авторитета монастыря. При Петре I монастырь по-прежнему сохранял значение царской крепости. В 1689 году во время стрелецкого бунта в Москве царь Петр укрылся за стенами монастыря.

    Значительно пострадавшие во время осады, укрепления монастыря в XVII были отремонтированы, а стены надстроены до 12 метров. К этому времени они имели три яруса: нижний, второй и третий. Нижний ярус делился на замкнутые помещения-казематы с бойницами на уровне земли; второй ярус был открыт с внутренней стороны, на нем находились бойницы для стрельбы; третий имел снабженную кровлей галерею, опирающуюся на квадратные зубцы.

    Пушки и пищали размещались вдоль бойниц. В крепости имелись запасы пороха, который изготовлялся в монастыре, запасы ядер разного калибра, а также котлы для кипячения смолы и воды на случай осады. В дальнейшем внешний вид крепостных стен и башен неоднократно изменялся.

    Возвышающаяся над главным входом Красная ("красивая") башня отличается характерной для фортификации XVI века лаконичностью архитектурных форм. В XVII веке башня была перестроена, но нижняя ее часть, построенная ранее, сохранилась и легко узнаваема. В кладке хорошо заметна граница между облицованным белым камнем древним основанием и краснокирпичными стенами. В XIX веке башня обросла пристройками.

    Угловая юго-восточная башня – Пятницкая (рядом с ней располагался небольшой Пятницкий монастырь) занимала важное место в системе оборонительных сооружений. Именно отсюда, с юга, артиллерия интервентов вела бомбардировку крепости, а под башню осаждавшие безуспешно пытались подвести подкоп, чтобы взорвать ее. Декоративное убранство в виде полуколонн относится к XVII веку. Шесть внутренних ярусов использовались для размещения орудий и хранения боеприпасов.

    Луковая башня, получившая название от находившегося за стенами монастыря огорода, является единственной башней южного прясла. В XVIII веке ее верх был украшен открытой беседкой, соединенной галереей с Митрополичьим корпусом.

    Угловая башня, защищавшая подступы с юго-запада, выходит на пруд и называется Водяная. На случай нападения неприятеля в ней еще в середине XVII века держали 100-ведерный котел для кипятка. Рядом с башней располагались Водяные ворота, снабженные опускающейся решеткой-герсой. Через них защитники крепости во время осады неоднократно устраивали вылазки, и не только с военными целями. Осажденные нуждались в дровах, за которыми смельчаки направлялись в один из оврагов на запад от монастыря. Выходы нередко сопровождались кровопролитными схватками.

    Далее от угла на север на высоком склоне холма возвышается Пивная башня, использовавшаяся в хозяйстве монастыря для хранения пива и меда. По соседству с ней расположена Келарская башня, выстроенная в 1643 году как парадные покои для второго после настоятеля лица в монастырской иерархии – келаря, ведавшего обширным троицким хозяйством. В то же время ее возведение значительно усилило оборонную мощь западной стены, замыкаемой на севере Плотничьей башней, которая была вынесена вперед для удобства кругового боя. Названием своим башня обязана находившемуся вблизи нее плотничьему двору – мастерской, принадлежавшей монастырю. Существовало и другое название башни – Оружейная: здесь находился арсенал.

    Северную стену защищала Каличья башня. В XVI веке на ее месте располагались Конюшенные ворота, называвшиеся так по стоявшим за ними монастырским конюшням. Современная башня построена по проекту И. Жукова и И. Яковлева на месте разобранной башни из-за ветхости в 1727 году. Тогда же были разобраны и стоявшие рядом с башней кельи оружейного монаха (существовала в монастыре и такая должность), отвечавшего за хранение оружия.

    Каличья башня смыкает углом прясло стены, идущее от Плотничьей башни к Звонковой. Археологические раскопки обнаружили между ними остатки Соляной башни, существовавшей до середины XVII века. За нею находился соляной двор, где хранился этот весьма дорогостоящий в древности продукт, добываемый в собственных монастырских соляных варницах на севере России.

    Далее на восток на изломе стен стоит Звонковая башня, украшенная пилястрами и декоративными арками. Висевший на башне колокол своим звоном приглашал к началу занятий студентов Троицкой семинарии. Раньше она носила название Кузнечной по стоявшей за ней кузнице.

    Северо-восточный угол стены защищала Уточья башня. Согласно преданию, Петр I стрелял с этой башни уток на соседнем пруду. Исключительно красиво декоративное убранство башни, венчаемой четырехъярусной ажурной башенкой со шлемом. Исследователями установлено, что прототипом такого оригинального решения послужило завершение ратуши голландского города Маастрихта, – это легко объясняется оживленными культурными связями России и Голландии на рубеже XVII-XVIII веков. Прежнее название башни, Житничья, было дано по находившемуся вблизи житному двору, хранилищу хлебных припасов.

    На восточной стороне крепостной стены, между Уточьей башней и Святыми воротами, находится единственная башня – Сушильная, по архитектуре близкая Красной башне до перестройки, но более высокая и массивная.

    Интересные памятники архитектуры сохранились и вне стен Троице-Сергиевой Лавры. У входа в монастырь, на Красной площади, располагается Красногорская часовня, построенная в 1770 году. Она является памятником архитектуры, который был создан в традициях позднего барокко.

    На север от Красной площади, недалеко от Уточьей башни, стоит Конный двор (1790) – одна из старейших сохранившихся гражданских построек в городе. Первоначальный вид одноэтажного здания, украшенного куполами со шпилями, изменился в начале XX века при надстройке второго этажа.

    Южнее площади расположились три постройки Пятницкого на Подоле монастыря, существовавшего здесь до 1660 года. Введенская церковь (1547) – ровесница оборонительных стен Троице-Сергиева монастыря, пострадала во время военных действий начала XVII века. С нею соседствует Пятницкая церковь, построенная в то же время, что и Введенская, но капитально перестроенная в XVII века и тогда же получившая сохранившееся по сей день декоративное оформление. Пропорции и формы Пятницкой церкви отличаются простотой и изяществом.

    Автомобильная дорога, соединившая в 1845 году Сергиев Посад с Москвой, отделила от остальных построек этого единого ансамбля прекрасный памятник "московского барокко" конца XVII века – часовню Пятницкого, или Сергиевского колодца, построенную близ реки Кончуры на рубеже XVII-XVIII веков. В 1976 году она отреставрирована, восстановлены утерянные части декора: наличники окон, фигурная ограда.

    Южнее монастыря, возвышается здание Вознесенской церкви, построенное в 1766-1779 годах – самого позднего представителя барочной архитектуры в Сергиевом Посаде. Церковь была построена на территории монастырской Иконной слободы.

    К западу от монастыря, в бывшей Пушкарской слободе сохранился один из лучших в Загорске памятников архитектуры конца XVIII века – Ильинская церковь (1773 г.), ярко декорированная белеными наличниками.

    В 1774 году указом императрицы Елизаветы Петровны монастырь был удостоен почетного звания Лавры, что подчеркивало главенствующую роль монастыря среди других церковных учреждений. С 1919 по 1946 год монастырь был закрыт. Храмы были изъяты из ведения монастыря, монахи разогнаны или репрессированы.

    В настоящее время Троице-Сергиева Лавра – действующий мужской монастырь, духовный центр православной России. На территории монастыря находятся Московские Духовные академия и семинария, а также Музей-заповедник. Все они по-своему служат сохранению духовных традиций, истории и памятников этого удивительного места. Многочисленные лаврские сооружения, возведенные на протяжении XV – XIX веков лучшими мастерами России, представляют собой своеобразное пособие по истории русского зодчества, музей под открытым небом. Архитектурный ансамбль Троице-Сергиевой Лавры включен в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

    В одиннадцати километрах от Сергиева Посада находится город Хотьково, расположенный на реке Паже. Основная летопись города началась с появления здесь в 1308 году древнейшего в Подмосковье Покровского монастыря. Согласно Житию Преподобного Сергия Радонежского здесь принял монашеское пострижение брат Преподобного Стефан, здесь же были погребены их родители – ростовские бояре Кирилл и Мария.

    Поначалу существовавший как обитель смешанного типа для проживания здесь и мужчин, и женщин, в 1544 году Покровский монастырь царской грамотой был передан под управление Троице-Сергиева монастыря и превращен в девичий. Одним из указов Петра I в обитель были приглашены мастерицы кружевного и золотошвейного дела из Голландии, которые обучали монахинь этим искусствам. Поэтому все богомольцы, шедшие в Троицу, старались приобрести кружево или искусно вышитый платок.

    В настоящее время монастырь представляют постройки XVIII – XIX веков. Главными из них являются Покровский собор (1811 – 1816) и Никольский храм (1899-1904). Поселение Радонеж возникло на реке Паже примерно в XI веке. С Радонежем связано имя Преподобного Сергия Радонежского, который будучи отроком, жил в Радонеже с родителями.

    Первым Радонежским князем был Андрей Владимирович, сын знаменитого сподвижника Дмитрия Донского в Куликовской битве Владимира Храброго. При Андрее Владимировиче Радонеж стал столицей небольшого удельного княжества, защищавшего Москву с севера. К этому времени Радонеж из села становится городом.

    Во время событий «смутного времени» Радонеж запустел. Царским указом он был пожалован в 1616 году Троицкому монастырю, который переселил на территорию Радонежа крестьян из других своих вотчин. Возродилось поселение с названием Городок.

    Рядом с Преображенским храмом (1836-1842), построенном на средства прихожан, в 1988 году установлен памятник Преподобному Сергию. У подножия лежит камень с надписью «Сергию Радонежскому благодарная Россия». В 1989 году селу Городок вернули древнее название Радонеж.

    Суздаль

    История древнего города

    Суздаль особенно популярен. Его посещают миллионы туристов и путешественников. В 1983 году Международная федерация журналистов присудила Суздалю свой почетный приз «Золотое яблоко». Таким образом, этот прекрасный город стал первым в России, получившим столь высокое международное призвание за сохранение памятников национальной культуры, за их использование в интересах туризма и пропаганду культурно-исторического наследия.

    «Музей под открытым небом» – самое точное определение этого древнего русского города. Суздаль очаровывает не только прекрасными памятниками архитектуры и искусства – свидетелями его славной многовековой истории, но и своеобразным колоритом маленького провинциального городка, чудом сохранившимся в наше индустриальное время.

    У Суздаля – самая счастливая и знаменитая в истории страны судьба. Не было в России ни одного крупного события, в котором не участвовал бы город или его граждане. Юрий Долгорукий, Александр Невский, Александр Суворов, Дмитрий Пожарский, Дмитрий Виноградов – эти и многие другие знакомые всем россиянам имена связаны с древней суздальской землей.

    Впервые Суздаль упоминается на страницах русских летописей в 1024 году. Но археологические находки на берегах протекающей через город реки Каменки показывают, что уже в IX веке на месте Суздаля существовали крестьянские и торгово-ремесленные поселения.

    Быстрое хозяйственное освоение Владимирского Ополья (а поля и перелески по сей день являются характерными чертами пейзажа здешних мест) привлекало к нему пристальное внимание киевских правителей. Со времен Ярослава Мудрого Суздаль считался вотчиной великих князей и давался при разделе земель потомкам князя в числе самых завидных уделов. Не случайно название города упоминается летописцами, как правило, в рассказах о междоусобной борьбе за богатые земли северо-востока Руси.

    В начале XI веке Суздаль является крупным городом на северо-востоке Киевской державы, в середине XI века он достигает наивысшего расцвета, становится столицей и крупным торговым центром. Это было во время правления сына Владимира Мономаха Юрия Долгорукого, ставшего первым самостоятельным суздальским князем. В состав большого княжества, не считая мелких городов, входили Ростов и Владимир.

    При внуке Ярослава Мудрого, Владимире Мономахе, придававшем особое значение укреплению здесь своей власти, в Суздале начинается каменное строительство. На рубеже ХI-XII веков в городе были воздвигнуты белокаменный Успенский собор, а также примыкавшие к нему княжеские хоромы. Город опоясал земляной вал с рубленными из толстых бревен стенами и башнями.

    Став столицей обширного княжества, Суздаль быстро растет. Размеры торгово-ремесленного посада, к XIIIвеку обнесенного еще одним рядом укреплений, значительно превосходили территорию кремля, который являлся княжеской резиденцией. В это время продолжают активно расти и копить богатства окружающие город монастыри. Но уже при сыне Юрия Долгорукого, Андрее Боголюбском, Суздаль постепенно утрачивает свое положение столицы в пользу соседнего Владимира, хотя по-прежнему остается одним из крупнейших городов княжества.

    Зимой 1238 года на Суздаль напали орды хана Батыя. Они разграбили, разрушили и сожгли город. Большая часть населения была уведена в плен. Суздальцы неоднократно восставали против иноземного гнета. На Куликовом поле 8 сентября 1380 года среди головных полков они сражались за свободную Русь, но вернуть себе былое значение и политическую самостоятельность город уже не смог. Суздаль остается заметным религиозным, ремесленным и культурным центром Руси.

    В этот период Суздаль и его художественная культура переживают значительный подъем: развиваются тесно связанные с декоративно-прикладным искусством ремесла, воскрешаются традиции летописания. Возможно, именно в Суздале в 1377 г. монах Лаврентий переписывает один из старейших из сохранившихся списков древнерусского летописного свода – "Повесть временных лет".

    В конце XIV века Суздальское княжество окончательно теряет политическую самостоятельность, и попадает под власть великих князей московских. В XV-XVI веках город остается религиозным центром страны, средоточием монастырей, которые поддерживали широкие контакты с царским двором и верхушкой московской знати.

    В Суздале идет интенсивное каменное строительство. Суздальская епископия постепенно превращается в мощную духовную феодальную корпорацию, а двор епископа символично перемещается на территорию кремля, где некогда располагались княжеские хоромы.

    Несмотря на тяжелый ущерб, нанесенный Суздалю во время польско-литовской интервенции в начале XVII века, город нашел в себе силы для восстановления и дальнейшего роста. В XVI – XVII веках создаются все архитектурные ансамбли, лучшими из которых являются ансамбли древнего кремля, Покровского и Спасо-Ефимиева монастырей. В конце XVII века происходит настоящий экономический подъем Суздаля.

    Новые веяния принесло с собой времена Петра I. В 1714 году в городе учреждается "цифирная школа", выпускником которой был Д. И. Виноградов, изобретатель русского фарфора. Начальное образование в городе получил М. М. Сперанский, сын дьячка, ставший впоследствии одним из крупных государственных деятелей России начала XIX века.

    Ярким показателем расцвета в XVII – первой половине XVIII века суздальских ремесленных слобод является широкое строительство на посаде, обзаведение зажиточных горожан каменными домами. В XVIII – ХIХ веках Суздаль еще более укрепил славу купеческой провинции. На деньги местных финансовых магнатов строятся общественные здания, в городе появляются каменные торговые ряды, мощеные улицы и площади. Особую известность принесли Суздалю его огородники и садоводы, славившиеся по всей стране. В городе существовали кустарные ремесленные производства, мануфактуры, регулярно собирались ярмарки.

    Появившаяся в 1862 году Московско-Нижегородская железная дорога привела к значительному падению роли Суздаля как перевалочного пункта в торговле северо-востока России. Приходит в упадок и городская промышленность, убывает население. Пролетариата в Суздале практически не существовало, так как большинство населения составляли мещане. Однако волна революционного подъема докатилась и сюда.

    После Октябрьской революции город не потерял своеобразия заповедника русского зодчества. Работа по сохранению, изучению и пропаганде историко-культурных богатств Отечества, проводимая в Суздале, охрана памятников искусства и культуры, уникальный характер застройки города, всего его облика требовали особого подхода, не только удовлетворявшего целям сохранения памятников прошлого, но и дававшего перспективу развития древнему городу.

    Был разработан план реставрации архитектурных памятников Суздаля и использования их для потребностей современного туризма. Комплексное развитие города как туристского центра, предусмотренное этим планом, включало восстановление древних архитектурных ансамблей с последующим использованием памятников зодчества под нужды музеев, а также для приема и обслуживания туристов, путешественников и экскурсантов. Намечалось строительство новых зданий, не нарушающих гармонии историко-художественного облика Суздаля и в то же время удобных и красивых. За Покровским монастырем был построен главный туристский комплекс, изящные, светлые невысокие постройки которого деликатно вписались в городской пейзаж. Свидетельством признания заслуг суздальцев в деле сохранения и развития культурного наследия явилось награждение города в связи с 950-летием орденом "Знак Почета".

    Чтобы с максимальной полнотой ознакомить гостей города с уникальными и разнообразными коллекциями историко-художественного характера после завершения реставрационных работ в архитектурных памятниках и исторических зданиях Суздаля размещаются экспозиции архитектурного музея-заповедника, декоративно-прикладного искусства и живописи, а также историко-художественные экспозиции.

    Архитектурные памятники

    Кремль. Знакомство с архитектурными достопримечательностями Суздаля, как и в других старых русских города, лучше всего начать с древнего центра города – кремля.

    При входе в него со стороны центральной площади, у разрезающего оборонительный вал проезда, расположилась скромных размеров Успенская церковь. Нижний четверик ее, судя по форме наличников, более древний и относится ко второй половине XVIIвека, в то время как верхний восьмерик, венчаемый одним маленьким куполом, более позднего происхождения. Такой тип конструкции храма стал практиковаться в России при Петре I. Деревянная предшественница Успенской церкви, стоявшая тут еще в 1617 году, отмечала место двора, в XV столетии принадлежавшего московскому великому князю Ивану III.

    В центре окруженного валами древнего ядра города возвышается 25-метровый Рождественский собор, насчитывающий восьмивековую историю. Это старейшая из сохранившихся в Суздале построек. Под 1222-1225 годами летопись сообщает о том, что каменных дел мастера, разобрав стоявшую на этом месте церковь времен Владимира Мономаха, возвели новое здание из белого камня – главный собор города.

    В середине XV века верх собора от старости обрушился и был восстановлен с пятиглавым завершением в 1530 году. Значительные изменения внешнего и внутреннего вида собора связаны с XVII-XVIIIвеками. На рубеже столетий были разобраны хоры в западной части храма, окна растесаны, немного позже на барабанах установили синие луковичной формы купола со звездами. Граница между древнейшей частью храма и надстройкой XVIвека хорошо видна на беленой стене. Нижняя, белокаменная часть заметно отличается от верхней кирпичной кладки.

    Собор опоясывает цепочка соединенных легкими небольшими арками вертикальных колонок, покрытых затейливым резным орнаментом. Между окнами второго яруса разместились выразительные лики святых с широко раскрытыми глазами, смотрящими на мир уже восемьсот лет. Характер декоративной фасадной резьбы роднит Рождественский собор с находящимися в соседнем Владимире княжескими храмами XII века. Сохранившаяся белокаменная резьба является лишь частью декоративного оформления древнего храма и не дает представление о его первоначальном великолепии.

    Внутри собора вверху правой алтарной апсиды сохранились фрагменты росписей древнейшего времени. Основная часть фресок датируется 1635-1636 годами. К XVII относится и пятиярусный иконостас, среди авторов которого известно имя москвича Григория Зиновьева – "государева жалованного иконописца", вышедшего из крепостных, талантливого ученика прославленного Симона Ушакова. В интерьере собора экспонируется коллекция выносных фонарей.

    Подлинным украшением собора являются двустворчатые Золотые врата западного и южного порталов. Этот уникальный памятник древнерусского искусства, был выполнен в технике золотой наводки, при которой на медные пластинки наносился особым способом золотой контур изображения, затем на основу наносились квадратные клейма с библейскими сценами, создавая эффектную световую игру динамичных человеческих фигур, орнамента и фантастических животных, ярко выделявшихся на темном фоне. Массивные ручки мастера выполнили в виде львиных масок с кольцами в пасти, ставших теперь символом города.

    Рождественский собор был также местом погребения привилегированной феодальной знати, прежде всего наиболее именитых из многочисленных потомков суздальских удельных князей, игравших видную роль в политической жизни страны. Надписи на могильных плитах возвращают нас в средневековье. В ХV-ХVII веках здесь были похоронены несколько представителей князей Шуйских (северо-западная и западная часть собора), Ногтевых (северная стена), у южной сосредоточены погребения знатного рода выходцев из Литвы князей Вельских, наделенных поместьями в Суздальском уезде в XV веке и захиревших в XVII веке. При Иване IIIи особенно в малолетство Ивана Грозного Вельские играли большую роль во внутриполитической жизни страны.

    Напротив южного фасада собора возвышается восьмигранный столп колокольни (1635). До того как в начале XIX века была построена колокольня Ризположенского монастыря, кремлевская колокольня была самым высоким зданием Суздаля. Ее воздвигли местные мастера. В конце XVII века под венчающим здание шатром были установлены часы с боем, реставрированные городскими умельцами в 1967 году. Ныне, как и три с лишним столетия назад, колокольчик отбивает минуты, четверти часа и часы.

    Колокольня соединяется реставрированной двухъярусной галереей на высоких арках и переходом с архиерейскими палатами – комплексом жилых и хозяйственных построек высших суздальских церковных иерархов, сложившимся в течение нескольких столетий.

    Юго-восточный угол палат сохранил белокаменную кладку конца XV века. В XVI веке корпус был перестроен и в конце XVII века принял современный вид. Шатер парадного крыльца, крытый зеленой поливной плиткой и выходящие на соборную площадь окна, обрамленные резными наличниками, придают зданию праздничный вид.

    Интерьер архиерейского корпуса представляет исключительный интерес. Он восстановлен по старинным описям и превосходно передает внутренний вид богатых покоев XVII века. Сени ведут в Крестовую палату являющуюся уникальным инженерным творением русских зодчих. Огромное по площади (более 350 квадратных метров) перекрытие зала не имеет обычного в таких случаях центрального столпа, на который опираются своды. Зал предназначался для торжественных приемов. Далее цепочкой вытянулась анфилада покоев, где ныне располагается историческая экспозиция.

    В XVIII веке кремлевский ансамбль дополнили воздвигнутые в юго-восточной его части две Никольские церкви (1771, 1739 годы) – зимняя, отапливаемая, и летняя, холодная. Скромных размеров однокупольные постройки оформлены довольно просто. Зато колокольня с единственной на весь город архаичной формы шлемовидной главкой (так же выглядели когда-то и завершения Рождественского собора) по разнообразию декоративной отделки относится к числу лучших в городе.

    Напротив архиерейских палат стоит перенесенная на территорию кремля из владимирского села Глотова одноглавая деревянная Никольская церковь (1766). Перекрытая высокой двускатной кровлей, она относится к типу клетских храмов, основу которых, как и в избах, составляла клеть – четырехугольный бревенчатый сруб. Это прекрасный образец мастерства русских плотников.

    Церковь из Глотова была перевезена в 1960 году. С этого времени в Суздале начинается выявление, собирание и реставрация памятников сельской архитектуры. В итоге был создан музей деревянного зодчества и крестьянского быта, расположившийся на противоположном от кремля берегу реки Каменки. Посетить его лучше всего после осмотра кремля и посада. Тщательно восстановленные деревенские избы, украшенные затейливой резьбой, хозяйственные постройки: ветряные мельницы, амбары, колодцы позволяют совершить увлекательное путешествие по "Руси деревянной".

    Памятники зодчества на посаде. После осмотра памятников древнейшей части города следует ознакомиться с архитектурой посада. Рост и усиление в XVIII веке торгово-ремесленной прослойки суздальцев, живших на посаде и в пригородных слободах, ярко отразился на облике города. На средства горожан было построено около трех десятков каменных приходских церквей. Не являясь в большинстве своем архитектурными шедеврами, они придают Суздалю неповторимый облик.

    В излучине реки Каменки располагаются два памятника посадской архитектуры – Предтеченская (1739) и Богоявленская (1781) церкви, построенные в пригородной слободе Кожевники. Богоявленская церковь интересна сочетанием декоративных приемов разных архитектурных стилей: обработка наличников килевидными кокошниками характерна для XVII века, в то время как рустовка, украшающая углы, вошла в моду в XVIII века. Смена одного стиля другим затянулась в Суздале почти на столетие, чему способствовала устойчивость местных традиций зодчества.

    Наиболее интересный архитектурный комплекс располагается в районе торговой площади старого посада. Пройти туда можно по мосту через Каменку. В древности левобережье Каменки было обнесено валами и острогом. Теперь это центральная часть Суздаля. С моста через реку открывается чудесный вид на город.

    На повороте Каменки, если смотреть вдоль течения, на высоком берегу изящно расположилась Козьмодемьянская церковь (1725) – одно из самых поэтичных творений суздальских зодчих. В водах реки отражаются примыкающие друг к другу низкая, вытянутая горизонтально трапезная, стоящая за ней справа церковь с легкой стройной главкой и колокольня слева, придающая зданию необходимое вертикальное движение. Сочетание разной высоты объемов, собранных как бы случайно, но в то же время создающих продуманную композицию, поражает легкостью решения непростой архитектурной задачи объединения нескольких построек в целостный ансамбль.

    Южнее, на берегу речки Мжары, видны строения Знаменских церквей (1749, 1777 годов), расположенных в древнем предместье Суздаля. Это характерная для города пара теплой и холодной церквей отмечает древнюю дорогу из Суздаля во Владимир. Неудивительно поэтому, что обращенная к городу северная сторона фасада декорирована богаче южной, смотрящей "в поле".

    Центральная площадь города была, как и в большинстве других древнерусских городов, местом торга и продолжала оставаться таковым долгое время. Торговые ряды, сооруженные в 1806-1811 годах, замыкающие ее с запада, строились в расчете на обслуживание нужд суздальского купечества и состояли из торговых лавок и складов. Крытую галерею с парными колоннами по фасаду венчает в центре шпиль с соколом – древним гербом города.

    В юго-западной части площади стоят Входоиерусалимская (1707) и Пятницкая (1772) церкви. Необычно для Суздаля декоративное оформление фасада Входоиерусалимского храма – карниз из кокошников, опирающихся на маленькие консоли. Восьмигранный небольшой барабан Пятницкой церкви венчается куполом, напоминающим формой вазу. Такую форму завершения, характерную для барокко XVIII века, активно использовали столичные придворные архитекторы, в провинции подобные купола встречаются нечасто.

    Южнее, по восточному валу подсада, стоит Иоанно-Предтеченская церковь (после 1720 года). Скромная, почти без характерных для посадской архитектуры элементов фасадного украшения, она выделяется необычной конструкцией колокольни, опирающейся на два мощных столба. Этот архитектурный прием заставляет вспомнить зодчество северо-западных русских земель – новгородской и псковской, где звонницы, покоящиеся на столпах, известны были в более древнее время.

    Напротив торговых рядов в центральной части площади расположился ансамбль Воскресенской (1720) и Казанской (1739) церквей. Подкупольный барабан Воскресенской церкви украшают декоративные глухие наличники, с южного фасада пристроено двухстолпное крыльцо с двускатной кровлей. Появление этого необычного для Суздаля архитектурного элемента связано с тем, что южный фасад церкви выходил на центральную торговую площадь и требовал особого оформления. С торга хорошо просматривалась и колокольня с высоким шпилем, декорированная зелеными муравлеными и полихромными изразцами.

    Сейчас в интерьере размещается экспозиция "Народная деревянная резьба", знакомящая с образцами древнего и особо любимого на Руси искусства. В северо-восточном углу площади стоят Цареконстантиновская (1707), или, как ее называют в городе, Царевская (холодная) и парная ей теплая Скорбященская церкви (1787). Небольшие размеры Скорбященской церкви подчеркиваются колокольней, примыкающей к храму с запада. Царевскую церковь венчает не один, как обычно в городе, а пять небольших куполов, посаженных на высокие подкупольные барабаны, – прием для суздальского зодчества этого времени нехарактерный. Оригинальный декоративный карниз с небольшими полукруглыми арочками и зубчатым фризом-поребриком под кровлей выделяют ее из числа других посадских храмов города.

    Северо-западнее, у выхода за пределы посада, стоят Лазаревская (1667) и Антипиевская (1745) церкви. Первая из них – не только одна из старейших построек, сохранившихся в черте посада, но и интересный образец зодчества. Своды храма поддерживают два столба. Для лучшего освещения интерьера, затемненного опирающимися на них арками, все подкупольные барабаны снабжены окнами.

    Двустолпные храмы достаточно редки в русской архитектуре, и строительство такого сложного в инженерном отношении здания говорит о незаурядном таланте суздальских каменных дел мастеров.

    Антипиевская церковь интересна декоративными украшениями кузнечной работы: кружевной гребешок по кровле крыши и подзор по периметру главок выполнены из просечного железа местными кузнецами. Примыкающей к церкви с запада колокольне при реставрации возвращена яркая фасадная декоративная роспись.

    Гражданское посадское зодчество в Суздале представлено деревянными домами в один-два этажа, по сей день определяющими внешний облик центра города. Планами реставрационных работ предусмотрено сохранение исторической застройки центральных кварталов, возвращение первоначального облика целым улицам.

    Ризположенский монастырь. Архитектурные памятники за валами суздальского острога группируются в основном вокруг пригородных монастырей, и один из них виден от Антипиевской церкви в перспективе выходящей за валы Старой улицы. Это древний Ризположенский монастырь. По некоторым данным, он был основан еще в начале XIII в. Его архитектурный ансамбль складывался на протяжении XVI-XVII веков.

    Внутрь монастыря с южной стороны ведут смотрящие на город Святые ворота (1688), построенные суздальскими зодчими Маминым, Грязновым и Шмаковым. Над проездной аркой стоят два восьмискатных шатра с рядами глухих окон (слухов), обрамленных наличниками. Яркая двухцветная роспись и поливные изразцы усиливают впечатление декоративности и праздничности.

    Центральную часть ансамбля занимает Ризположенский собор (первая половина XVI века). Небольших размеров, трехкупольный храм хорошо сочетается с архитектурным обликом построек XVII века. Со сдержанным оформлением фасадов контрастируют фриз под апсидами из пятигранных, похожих на домики, ниш, незатейливые узкие проемы окон.

    Сказочной палатой кажется пристроенная с запада к собору паперть. Ее зодчие, а ими были создатели Святых ворот, как будто задались целью на сравнительно небольшом пространстве продемонстрировать все разнообразие приемов фасадного убранства, характерного для архитектуры XVII века: наличники, пояски со сложными профилями, порталы и др.

    Издалека заметна в Суздале монастырская колокольня воздвигнутая в 1813-1819 годы. Это самое высокое здание города. Легенда объясняет ее строительство желанием горожан отметить победу русского оружия в Отечественной войне 1812 г.

    Рядом с монастырем стоит редкий в Суздале памятник гражданской архитектуры эпохи классицизма – Блохинская богодельня, построенная в 1844 году. Двухэтажное здание призвано было служить последним пристанищем для стариков, больных и увечных, хотя портик с колоннами в стиле классицизма скорее напоминает средней руки дворянский особняк, в котором происходят балы.

    Александровский монастырь. Северо-западнее, на берегу Каменки, издали заметны постройки Александровского монастыря. Предание приписывает инициативу его создания князю Александру Ярославичу Невскому, несколько лет занимавшему великокняжеский владимирский стол. Значительно пострадавшие во время польско-литовской интервенции начала XVII века, монастырские постройки вскоре пришли в полную ветхость. В конце XVII века, в царствование Петра I, почитание Александра Невского – полководца и государственного деятеля – приобретает политический смысл в связи с активизацией внешней политики России.

    Монастырь получает необходимые для строительства деньги. В 1695 году строятся Вознесенская церковь и колокольня с тремя ярусами узких окон в шатре – слухов. Если колокольня совсем лишена каких бы то ни было украшений, что нехарактерно для суздальцев, то храм, по типу близкий городским посадским церквам, очень наряден. Особенно хороша смотрящая на Святые ворота южная стена с двумя рядами окон и с врезанным в нее порталом, декорированным резными валиками.

    Далее на север, вверх по руслу реки, на ее противоположных берегах расположились два архитектурных ансамбля – гордость суздальского зодчества. Это бывшие Спасо-Евфимиевский и Покровский монастыри.

    Спасо-Евфимиевский монастырь. Высокий берег занимают мощные краснокирпичные стены основанного в середине XIV века Спасо-Евфимиевского монастыря, сделавшие бы честь любой крепости. Возникший в пору княжеских междоусобиц, мужской Спасский монастырь был призван играть роль оборонительного форпоста на подступах к городу, но достоверных сведений о наличии в нем в это время каменных построек нет.

    На рубеже ХV-ХVI веков монастырь попадает под особое покровительство московских великих князей. Потоком идут богатые вклады, растут монастырские вотчины и угодья, разворачивается обширное каменное строительство. В начале XVII века монастырь выдержал осаду интервентов, а в середине столетия его постройки опоясываются кирпичными стенами с башнями. Над их возведением работали крестьяне принадлежавших монастырю деревень и слобод.

    Реставрационные работы, развернувшиеся в Суздале в советское время, вернули архитектурным памятникам их первоначальный внешний вид. Стараниями сотрудников музея на территории монастыря создано несколько экспозиций.

    Стена протяженностью более километра строилась в 1660-1664 годы и была укреплена 12 башнями. Напольная часть ее, смотрящая на юг, внушительнее выходящей к речному обрыву северной стены. Она тщательно отделана, как этого требовали законы фортификации. В то же время ансамбль призван был стать украшением северного въезда в город, и архитекторы старались увязать утилитарное, боевое назначение стен с художественным обликом городского пейзажа.

    Особенно впечатляет в этом могучем фортификационном ансамбле проездная башня монастыря – крепкое квадратное сооружение 20-метровой высоты, крытое шатром. Нижняя часть башни до уровня стены лишена декоративного убранства. Верхний же ярус башни, далеко видимой из города, зодчие украсили несколькими рядами идущих по периметру колонок и поясами изразцов. Даже бойницы второго снизу ряда, напоминающие о боевом характере сооружения, взяты в мирные белокаменные наличники. Низкие своды двухпролетной арки ведут внутрь монастыря.

    Сразу за воротами располагается надвратная Благовещенская церковь (1624), выполнявшая до сооружения стен ту же роль, что теперь играет проездная башня. Минуя входную арку под церковью, можно попасть на монастырский двор. Главным сооружением ансамбля является Спасо-Преображенский собор. Основной массив пятикупольного храма, сохранившего фасадную роспись, относится к 1594 году.

    Исключительный интерес представляют фресковые росписи интерьера, выполненные прославленными мастерами Поволжья – Силой Савиным и Гурием Никитиным (1689). Особенно интересны сюжеты росписей Евфимиевского придела храма. Это сцены из жизни монастыря и Суздаля, включающие изображения реальных персонажей русской истории, разумеется, в интерпретации художников конца XVII века. Легко различаются вид Суздаля с берега Каменки, а также сцены строительства монастыря под руководством его первого игумена Евфимия, который изображен с чертежом в руках.

    В соборе и рядом с ним обнаружены могильные плиты, самая ранняя из которых относится к первой четверти XVI века. В 1642 году здесь был погребен герой освободительной борьбы русского народа против иноземного нашествия князь Д. М. Пожарский. Над родовой усыпальницей князей Пожарских воздвигнут мемориальный комплекс (скульптор Н.А.Щербаков). В память о Д. М. Пожарском перед стенами монастыря установлен его бюст (скульптор З.И. Азгур).

    К западу от собора стоит Успенская трапезная церковь (около 1525 года), восьмигранный шатер которой как бы вырывается из нескольких рядов овальных кокошников. Архитектура церкви представляет исключительный интерес, поскольку представляет собой один из примеров самого раннего использования шатрового завершения церквей – чисто национального приема зодчества, сложившегося в русской архитектуре в первой половине XVI века. Дальнейшее развитие шатровое зодчество получит в следующие десятилетия в таких шедеврах архитектуры, как церковь села Коломенского и собор Василия Блаженного в Москве.

    С севера к трапезной примыкают покои архимандрита, а с юга келарня – помещение для хранения припасов. Перестройки XIX века значительно изменили первоначальный вид здания, особенно второй его этаж, исчезли фресковые росписи. Но в целом оно сохранило первоначальный объем и планировку. Стоит обратить внимание на оригинальный прием декоративного оформления фасада: в нижней части выходящих на собор алтарных апсид кокошники имеют в середине кружок – горлышко вмазанного в стену кувшина, заполненного известью.

    С противоположной, восточной стороны Спасо-Преображенского собора в XVI века была выстроена звонница, позже значительно изменившая свой облик. Ядром нынешней постройки является девятигранный мощный столп, когда-то завершавшийся шатром (современное завершение появилось через столетие). Посвящение Иоанну Предтече, а также тот факт, что строительство велось на деньги великокняжеской семьи, заставляет связывать возведение монастырской колокольни с рождением в семье московского правителя наследника престола – будущего царя Ивана Грозного.

    Примыкающую к столпу трехпролетную аркаду звонницы пристраивали в XVI и XVII веках по мере вложения в монастырь состоятельными дарителями новых колоколов (одним из вкладчиков был Д. М. Пожарский). При реставрационных работах зданию была возвращена первоначальная охристая окраска стен, на которой красиво выделяются беленые кокошники, переплетенные на южной стороне столпа, а также горизонтальные пояса разного профиля.

    Двухэтажное здание келейного корпуса (первая половина XVII века), вытянувшееся почти на 100 метров направо от входа в монастырь, в северо-восточной его части, показывает, что обитель не имела недостатка в средствах.

    Архитектурные переделки коснулись в XIX веке в основном второго этажа, в то время как первый сохранил древнюю планировку.

    После завершения реставрационных работ здание было отдано под музей самодеятельного творчества. В экспозиции были представлены образцы декоративно-прикладного искусства из разных уголков республики, сделанные руками художников-непрофессионалов.

    По соседству с келейным корпусом, к северу от него, в затененном деревьями углу стоит подобное же двухэтажное здание – Больничный корпус со скромной по архитектуре Никольской церковью, современными монастырским стенам (1664). Строители этой церкви сумели возвести перекрытия без обычных в таких случаях опор-столпов, значительно затеняющих интерьер. Свет проникает в храм через окна, расположенные под кровлей и над порталом.

    В древних стенах Спасо-Евфимиевского монастыря разместилась одна из интереснейших экспозиций музея-заповедника – Золотая кладовая – собрание изделий мастеров обработки драгоценных металлов и древнерусского шитья.

    От монастырского двора отделена стеной постройка совершенно другого характера – печально известная тюрьма. Вытянувшийся с севера на юг корпус "арестантского отделения" (таково было официальное название тюрьмы, учрежденной в 1764 году.) построен с таким расчетом, чтобы узники были лишены даже солнечного света: окна камер выходят на север. Официально тюрьма предназначалась для узников с нарушенной психикой, но использовалась также и в целях политических: среди заключенных числился, например, декабрист Ф. П. Шаховской. За решетку попадали как лица духовного, так и светского звания, представители официальной церкви и преследовавшиеся ею раскольники, униаты, сектанты и прочие "отступники". Об этом рассказывает развернутая здесь экспозиция "Узники тюрьмы".

    За стенами Спасо-Евфимиевского монастыря на месте слободки, когда-то принадлежавшей обители, стоят парные церкви – Смоленская (1696-1706) и Симеоновская (1749). Среди работного люда, населявшего слободы, были и мастера-строители. Очевидно, их профессиональной наблюдательности Смоленская церковь обязана разнообразием приемов оформления фасада, напоминающего сразу несколько современных мастерам построек. Празднично смотрится северный портал: между стройными валиками-колонками заключены три ряда крупных "бусин", – переходящие над входом в дробную сень.

    Недалеко от Смоленской церкви, на юго-восток от монастыря сохранился до наших дней жилой дом XVIII века. Редкий образец посадского каменного строительства в Суздале, дом повторяет конструкцию деревянного жилища крестьян и ремесленников, хотя дорогостоящий материал выдает в заказчике человека состоятельного. Крытые традиционной двускатной крышей жилые и хозяйственные помещения находятся в двух примыкающих друг к другу беленых постройках. Выходящие на улицу три окошка украшены наличниками. Реставраторы вернули зданию первоначальный облик и скрупулезно восстановили все интерьеры.

    Покровский монастырь. На противоположном, низком берегу Каменки за невысокими белыми стенами раскинулись кажущиеся издали сказочным городком сооружения бывшего женского Покровского монастыря. Основанный в XIV веке, монастырь вплоть до начала XVI века ничем не выделялся и целиком состоял из деревянных построек, пока до Суздаля не докатились отзвуки острой, подчас трагичной, династической борьбы в великокняжеской семье.

    Одной из форм борьбы являлась ссылка в монастырь реальных и возможных соперников в борьбе за власть. Покровский монастырь становится последним пристанищем для именитых монахинь-узниц. Этим и объясняется усиленный интерес к далекой суздальской обители московских великих князей, богатые вклады деньгами и вотчинами, позволившие развернуть в начале XVI века каменное строительство.

    В 1525 году в Покровском монастыре умерла первая ссыльная – инокиня Александра, дочь великого князя Ивана III, участница борьбы за престол враждующих партий боярской знати. Вскоре монастырь стал тюрьмой для жены великого князя Василия III Соломонии Сабуровой – инокини Софьи. Официальной причиной развода и вторичной женитьбы великого князя на Елене Глинской – будущей матери Ивана Грозного – было бесплодие Соломонии. Но вопрос о потомстве выходил за рамки внутрисемейных дел, поскольку в острой борьбе боярско-княжеских группировок за влияние на политические дела родственные связи были не последним орудием в достижении цели.

    В 1934 году при обследовании подклета Покровского собора – нижнего полуподвального этажа – исследователи столкнулись с одной из исторических загадок. Дело в том, что после заточения Соломонии в монастырь стали активно распространяться слухи о рождении у бывшей княгини сына, что в корне меняло всю ситуацию. Народное предание гласило, что для спасения сына Соломонии была инсценирована смерть младенца, вместо которого похоронили куклу. И вот погребение с куклой было обнаружено рядом с могилой Соломонии. К сожалению, дальше гипотез и догадок разрешение этой тайны не продвинулось.

    И позднее монастырь являлся местом постоянного пребывания знатных монахинь. В подклете собора сохранились могильные плиты с именами одной из жен Ивана Грозного, Анны Васильчиковой, царской снохи Евдокии Сабуровой, а также жены известного опричника, любимца Грозного – Алексея Басманова и других. Много лет в Покровском монастыре провела жена Петра I Евдокия Лопухина.

    Богатые вклады, следовавшие в казну "по пострижении" и "по душе" после смерти, позволяли монастырю иметь обширное хозяйство и на протяжении трех веков вести строительные работы.

    Существующие стены и башни строились в ХVII – ХVIII веках. Башни XVII века сосредоточены по северной стене монастыря и легко отличаются от более поздних по высоким восьмигранным шатрам с узкими оконцами – миниатюрная имитация величественных оборонительных сооружений соседнего Спасо-Евфимиевского монастыря.

    На юг обращены двухпролетные Святые ворота – парадный вход в обитель, одно из самых оригинальных творений суздальского зодчества. Куб башни завершает маленькая Благовещенская церковь с двумя рядами кокошников, расположенных в шахматном порядке, и тремя куполами с узкими окнами в барабанах (20-е годы XVI века). Тип такого сооружения в русской средневековой архитектуре достаточно редкий.

    В надвратной церкви помещалась "моленная" опальных цариц Соломонии Сабуровой и, спустя почти 200 лет, Евдокии Лопухиной. Сам выбор места для уединения представляется далеко не случайным. Монастырские ворота выходили на древнюю Стромынку – дорогу, берущую начало в Москве, покинутой бывшими государынями не по своей воле, и не раз, наверное, взор их обращался на юго-запад, к оставленной столице.

    Воздвигнутый в 1510 – 1514 годах Покровский собор является первым в монастыре каменным сооружением, построенным по приказу Василия III, и представляет собой легкую трехкупольную постройку, окруженную с севера, запада и юга аркадой галерей. Килевидные кокошники галереи, перекликаясь с подобными им завершениями центрального куба собора, создают ритмичное движение вверх, ощущение праздничности. В то же время интерьер собора производит впечатление суровой торжественности.

    Надстроенная в конце XVII века колокольня обычным для этого времени шатром, в нижней части современна собору. Переход, появившийся в XVIII веке, соединяет тяжелый восьмигранный столп ее с западной папертью собора. В глубине монастырского двора, севернее Покровского собора, находится двухэтажное здание монастырской трапезной с Зачатьевской, или, как ее еще называют, Иоакимо-Анненской церковью.

    Пристроенная с запада небольшая колокольня органично вписывается в ансамбль здания, датируемого XVI веком. Необычны здесь и пролет под шатром, надстроенным в XVIIвеке, близким по форме завершениям крепостных башен, и ярко выделяющийся на беленой стене ромбический орнамент, выложенный красным кирпичом, не имеющий аналогий в русском зодчестве. Историки предполагают участие в сооружении трапезной архитектора из Польши, где подобный прием декорирования фасадов был широко известен.

    В конце XVII веке к трапезной была пристроена поварня – помещение для приготовления пищи – с глубоким каменным подклетом для хранения припасов. Не только представительницы знатных фамилий становились узницами монастыря. В XIX веке это здание использовалось под тюрьму для присланных на исправление из заволжских скитов раскольниц.

    Покровский монастырь, богатый феодал-вотчинник, зорко следил за состоянием своего обширного хозяйства, для чего имелся специальный штат приказных – дьяков и подьячих, творивших суд и расправу над крестьянами принадлежавших монастырю сел и деревень. Приказная изба, или Судный дом, была выстроена для приказной администрации в XVII века и является достаточно необычным для монастырской архитектуры памятником гражданского зодчества. В Судном доме имелась и специальная камера для провинившихся, представляющая собой каменный мешок размером два на четыре метра с единственным, закрытым решеткой маленьким оконцем.

    Благодаря работе сотрудников музея восстановлен интерьер Приказной избы XVII века – средневековой канцелярии с длинным столом и дубовыми лавками. Тут же развернута экспозиция, знакомящая с историей Покровского монастыря.

    В кельях монахинь демонстрируется интересная коллекция образцов белошвейного промысла XVIII – ХIХ веков, одного из традиционных занятий русской женщины, в котором вышивальщицы достигали виртуозного мастерства.

    На месте изб, стоявших к западу от входа в монастырь, сейчас выстроился ряд крепко срубленных построек, внешне хорошо имитирующих своих предшественников, но гораздо более комфортабельных: это номера суздальского гостиничного комплекса, предоставляющие возможность гостям древнего города провести ночь в монастырских стенах.

    Знакомство с памятниками архитектуры Покровского монастыря завершается посещением Петропавловской церкви (1694), расположенной к югу от монастыря в принадлежавшей когда-то ему слободе. Пятиглавая церковь, украшенная кокошниками и резными наличниками окон, резко выделяется среди прочих городских церквей своими большими размерами.

    С южной стороны к ней пристроена маленькая теплая церковь в честь Николая Угодника (1712). Посвящение одного из приделов ее Алексею – человеку божию связывают с именем заказчицы – Евдокии Лопухиной, этим отметившей память о единственном своем сыне – царевиче Алексее Петровиче. В 1718 году он умрет при таинственных обстоятельствах в заключении в Петропавловской крепости, обвиненный в заговоре против отца. И жена, и первенец-сын были противниками бурных реформ, проводившихся в жизнь Петром I, что и сблизило их судьбы.

    Расположенная в Петропавловской церкви одна из экспозиций музея-заповедника знакомит посетителей с коллекцией образцов росписи по дереву. Это исконно народное искусство, издревле существовавшее на Руси, достигло высочайшего расцвета. Свидетельство этому – представленная в экспозиции так называемая иорданская сень (конец XVII века).

    Напоминающий беседку девятиметровый шатер на четырех столбах, состоящий из более чем 200 деревянных деталей, виртуозно расписан яркими цветами и травами. Сень уникальна – подобной нельзя увидеть ни в одном музее страны.

    Еще к одному архитектурному комплексу – бывшему пригородному Васильевскому монастырю – от города на восток за валы ведет древняя Васильевская улица. Возникший в XIII веке, монастырь обзавелся каменными постройками только четыре столетия спустя – собором в честь Василия Великого (1662-1669), однокупольной постройкой небольших размеров, и тогда же сооруженной трапезной со Сретенской церковью. Скромные по оформлению, здания, безусловно, проигрывают в богатстве архитектурных форм и фасадного убранства по сравнению с посадскими постройками.

    Здесь можно завершить знакомство с чудом, именуемым Суздалем, городом, по обилию памятников, по сохранности своего первоначального вида, не знающего себе равных на свете. В настоящее время здесь на площади 9 кв. км имеется и подлежит охране свыше 200 памятников архитектуры XII – XIX веков. Город сумел сохранить древнюю топографию, непередаваемый колорит старинного русского города, удивительную гармонию древнерусской архитектуры и окружающей среды.

    Ярославль

    История древнего города

    В 1010 году на месте селения Медвежий гром при слиянии рек Которосли и Волги ростовским князем Ярославом Мудрым был заложен город, основной задачей которого была охрана пути от Волги к Ростову Великому. В летописи Ярославль упоминается с 1071 года. Предание рассказывает, что на месте будущего города было языческое мерянское святилище, где князь зарубил священную медведицу. Эта легенда объясняет происхождение ярославского герба (медведь с секирой в лапах), известного по изображениям с XVII века.

    Город был основан на высоком мысу (Стрелке), при впадении в Волгу реки Которосли. Он служил торговым и военным форпостом Ростова, бывшего тогда важнейшим центром Залесской земли. Роль форпоста Ярославль играл вплоть до основания Костромы (1152 год), когда граница древнерусского государства сдвинулась вниз по Волге.

    В летописи Ярославль упоминается в связи с одним из первых на Руси народных восстаний, когда во время голода в ростовской земле произошло восстание против богатых людей, укрывавших запасы продовольствия.

    Долгое время Ярославль оставался небольшим поселением. В начале XIII века благодаря выгодному экономическому положению он превратился в один из крупных городов Ростовской земли. К этому времени относится первый расцвет города. В 1215 году ростовским князем Константином Всеволодовичем был заложен городской Успенский собор из камня, в 1216 году начали строить каменный собор в загородном тогда Спасо-Преображенском монастыре. Эти сооружения до нашего времени не дошли.

    В 1218 году Ярославль достался в удел второму сыну князя Константина – Всеволоду-Иоанну и стал столицей княжества. В 1238 году мирная жизнь города была прервана нашествием орд хана Батыя. Обстоятельства взятия Ярославля (как и многих других русских городов) неизвестны. В летописях он упомянут в числе городов, плененных захватчиками.

    Предание первой половины XVI века говорит о приходе под Ярославль самого хана Батыя. Князь Всеволод вместе с братом, ростовским князем Васильком, присоединил свою дружину к войску великого князя Юрия Всеволодовича, чтобы объединенными силами выступить против кочевников. Битва была проиграна, погиб и ярославский князь. Но ярославцы не покорились. В 1257 году они дали бой захватчикам на плоской горе напротив города за Которослью. В память этой битвы гора получила название Туговой (туга – печаль): горожанки оплакивали на ней тела защитников, павших в бою с захватчиками. В 1380 году ярославские дружины приняли участие в исторической Куликовской битве, положившей конец безраздельному ордынскому владычеству на Руси. Среди участников этой битвы "Сказание о Мамаевом побоище" называет, ярославских князей Андрея, Романа Прозоровского и Льва Курбского.

    В 1463 году Ярославль присоединился к Московскому княжеству.

    XVI век стал для Ярославля временем нового экономического и культурного подъема. После пожара 1501 года в городе возобновляется каменное строительство. Отстраиваются заново рухнувший в огне городской Успенский собор и пришедший в негодность собор Спасо-Преображенского монастыря. После пожара 1536 года город получает новую систему укреплений: к деревянному Рубленому городу на Стрелке прибавляется Земляной город – ядро посада, обнесенное валом и обведенное рвом. К посаду, преимущественно вдоль Волги и Которосли, примыкают многочисленные слободы.

    В 1552 году к Москве было присоединено Казанское, а в 1556-м Астраханские ханства, затем был открыт торговый путь в Европу, что поставило Ярославль в исключительно выгодное положение. В городе возникают подворья английской, голландской и немецкой компаний, он становится одним из важнейших торговых центров страны.

    События Смутного времени начала XVII века не обошли Ярославль стороной. В 1606 года после убийства Лжедмитрия I и воцарения Василия Шуйского сюда была выслана Марина Мнишек с отцом и частью свиты. В 1608 году городские власти признали законным царем "тушинского вора", и Ярославль некоторое время служил базой "тушинцам" и их польским союзникам в борьбе с ополчением северных городов. В марте 1609 года город был освобожден отрядами ополчения и вскоре выдержал более чем трехнедельную осаду польских интервентов и их союзников.

    В 1612 году Ярославль, куда вступило нижегородское ополчение под руководством Минина и Пожарского, стал фактически временной столицей страны. Здесь было создано временное правительство – "Совет всея земли", чеканилась монета с именем последнего царя Федора Иоанновича, отсюда рассылались воззвания во все концы страны, сюда собирались новые отряды на помощь ополчению.

    XVII век стал временем наивысшего расцвета города. К концу этого столетия Ярославль становится одним из крупнейших городов Российского государства, важным ремесленным, торговым и культурным центром. О богатстве города свидетельствует тот факт, что в это время в нем проживала шестая часть русского патрициата – гостиной сотни, в которую входили богатейшие купцы. Известные ярославские купеческие фамилии – Лыткины, Светешниковы, Назарьевы-Гурьевы, Скрипины и другие, хотя и уступали в богатстве знаменитым Строгановым, тем не менее, играли огромную роль в экономической жизни страны. Некоторые из них основывали целые города. Так, К. А. Светешников основал Надеино Усолье на Волге, Гурий Назарьев основал Гурьев в устье Урала.

    Основные строительные работы в Ярославле развернулись после великого пожара 1658 года, чем и объясняется поразительное архитектурное единство города. Широкого расцвета достигло распространившееся в XVI веке иконописание. С этого времени можно говорить о сложившейся местной иконописной школе.

    Ярославцем по происхождению был ведущий мастер московской Оружейной палаты, которая была своеобразной академии художеств XVII века, один из первых теоретиков русского искусства Иосиф Владимиров. В последней трети XVII века в Ярославле работали лучшие русские монументалисты и художники: Гурий Никитин и Сила Савин, Д. Г. Плеханов, С. С. Холмогорец, Ф. Е. Зубов (отец граверов петровского времени братьев Зубовых) и др.

    Вместе с ремеслами и искусствами пышно расцвела посадская литература. Значение города лучше всего характеризуют слова царевича Алексея Петровича, который зимой хотел жить в Москве, а летом – в Ярославле. В первой четверти XVIII века Ярославль переживает заметный экономический упадок. Сокращение международной торговли через Архангельск, вызванное стремлением Петра I поднять значение нового петербургского порта, отрицательно сказалось на торговом обороте Ярославля. В то же время намечаются тенденции к превращению города в промышленный центр. В 1722 году за Которослью купец Затрапезнов закладывает полотняную мануфактуру и бумажную фабрику, которая стала самой первой и крупной в Петровскую эпоху.

    В 1777 году было образовано Ярославское наместничество. В него входили Вологодская, Костромская и Ярославская губернии. Ярославль становится крупным административным, а затем и епархиальным центром. Перемены, произошедшие в положении города, требовали перепланировки старого Ярославля и строительства многочисленных административных зданий. В 1778 году был разработан новый план города, который в центральной его части без больших перемен сохранился до настоящего времени.

    Первым губернатором нового наместничества стал известный екатерининский вельможа генерал-аншеф А. П. Мельгунов. По его инициативе в Ярославле начал издаваться первый русский провинциальный журнал "Уединенный пошехонец" (1786). С его именем связано также начало работ по составлению "Топографического описания Ярославского наместничества" – большого историко-статистического обзора Ярославля и ярославской губернии конца XVIII века.

    В начале XIX столетия в городе на средства П. А. Демидова было создано одно из первых в провинции высших учебных заведений -Демидовское училище, в 1811 году преобразованное в Демидовский юридический лицей. С Ярославлем связаны имена многих видных деятелей русской науки и культуры XIX и начала XX веков. В 1812 году в семье профессора лицея родился крупнейший русский филолог И. И. Срезневский, в 1846-1848 годах здесь преподавал замечательный педагог К. Д. Ушинский, целую плеяду талантов дала семья М. В. Ляпунова, в те годы возглавлявшего лицей.

    Во время Отечественной войны 1812 года Ярославль, как и другие центры соседних с Московской губерний, стал местом формирования народного ополчения, участвовавшего в изгнании армии Наполеона из России и в заграничном походе русских войск.

    В 1820-30-х годах завершилась реконструкция исторического центра Ярославля. Были снесены валы и засыпаны рвы Земляного города, на их месте созданы бульвары. На набережных устроены откосы, через овраги-спуски, ведущие к Волге, перекинуты виадуки. С этого времени волжская набережная стала неотъемлемой частью архитектурного облика города.

    Во второй половине XIX века, после реформ 1860-х годов, в Ярославле быстрыми темпами развивается промышленность. Город становится перекрестком железнодорожных магистралей. В 1899 году бельгийская акционерная компания начала строить здесь первую в России линию электрического трамвая.

    Памятные места и музеи. В 1901 году Ярославль стал центром "Северного рабочего союза". В апрельские дни 1917 года по инициативе Ярославской большевистской организации был создан местный Совет рабочих и солдатских депутатов. Через два дня после победы Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде власть в Ярославле перешла к Советам. Молчаливыми свидетелями революционных событий остались дома и улицы древнего города.

    У Ярославля славное боевое прошлое. Его воинские памятники дошли до нас с XVII века. Громоздкие постройки Казанского монастыря являются памятником победы русского оружия – монастырь был основан в память успешной обороны города весной 1609 г. от польских интервентов.

    Неподалеку от монастыря стоит трехэтажное здание со скругленным углом – полуротондой. В 1812 году здесь размещался штаб "Ярославской военной силы" – народного ополчения, собиравшегося против армии Наполеона. В конце августа 1812 года 11-тысячное войско, состоящее почти целиком из крепостных, выступило из Ярославля. Ополченцы принимали участие в изгнании Наполеона из России и особенно отличились в 1813 году при осаде и взятии Данцига (ныне Гданьск).

    В 1968 году у древнего Медведицкого оврага был установлен монумент в честь боевых и трудовых подвигов ярославцев в годы Великой Отечественной войны (автор Л. Е. Кербель). Навечно вписаны в историю имена более 200 ярославцев, удостоенных высокого звания Героя Советского Союза.

    В 1975 году в сквере на улице Чайковского был открыт обелиск в честь 30-летия Победы советского народа над немецко-фашистскими захватчиками (скульптор Н. А. Пимонов).

    Сегодняшний Ярославль – большой современный город, областной центр, в его жизни которого произошли огромные перемены. В 1971 г. за успехи, достигнутые в выполнении заданий по развитию промышленного производства, Ярославль был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

    Памятники и монументы, стоящие на улицах и площадях города, составляют неотъемлемую часть его облика. На Юбилейной площади, получившей свое название в 1960 году в связи с 950-летием Ярославля, там, где на нее выходит проспект Толбухина, в 1973 году открыт памятник Ф. И. Толбухину, известному полководцу, Маршалу Советского Союза, уроженцу Ярославского края (скульптор Ю. Г. Орехов).

    С Ярославлем неразрывно связаны имена многих выдающихся деятелей науки и культуры. В нем жил основатель жил основатель русского профессионального театра Ф. Г. Волков, который в 1752 году вместе с труппой был вызван ко двору императрицы Елизаветы Петровны и остался работать в столичном театре.

    Нынешнее здание театра в Ярославле сооружено в 1911 году, тогда же театр был назван именем Волкова (площадь получила это название в 1938 году). На сцене театра выступали выдающиеся актеры России – М. С. Щепкин, П. А. Стрепетова, И. М. Москвин, М. Н. Ермолова, К. С. Станиславский, В. И. Качалов и др. Памятник Ф. Г. Волкову, основателю русского профессионального театра, в Ярославле был установлен в 1973 г. на площади его имени (скульптор А. Соловьев).

    На Волжской набережной, возле Красного спуска, стоит памятник Н. А. Некрасову, великому русскому поэту (1958 год, скульптор Г. И. Мотовилов). В жизни поэта многое было связано с Ярославлем. С трех лет он жил недалеко от города в родовом отцовском имении Грешнево, учился в Ярославской гимназии и жил в квартире неподалеку. Впоследствии поэт часто бывал в Ярославле.

    Ярославль был родиной великого русского педагога К. Д. Ушинского, здесь жил известный русский поэт-демократ Л. Н. Трефолев. Сделанный им перевод стихотворения "Когда я на почте служил ямщиком" польского поэта В. Сырокомли стал популярной русской песней. Народными песнями стали и собственные стихотворения Трефолева – "Дубинушка", "Песня о камаринском мужике". Помимо поэтических занятий Л. Н. Трефолевувлекался историческим краеведением. В 1960 году в скверике на пересечении улиц Трефолева и Крестьянской был установлен бюст поэта (скульптор А. Н. Черницкий).

    В 1872 году в небольшом ярославском домикродился выдающийся оперный певец Л. В. Собинов. Корпус гимназии на площади Челюскинцев, где он учился в 1881-1890 годах до сих пор называют "Собиновской гимназией". Уже став признанным артистом,Л. В. Собинов неоднократно приезжал в родной город с концертами.

    В Ярославле родились известный композитор, профессор Петербургской консерватории С. М. Ляпунов и т.д. С Ярославлем связаны юные годы первой в мире женщины-космонавта В. В. Терешковой.

    В Ярославле много богатейших музеев. В 1980 году в бывшей монастырской книгохранительнице Спасо-Преображенского собора, открылся музей "Слова о полку Игореве" с экспозицией, посвященной находке великой поэмы и ее первому изданию. В библиотеке музея хранится уникальная коллекция рукописных книг ХIII-ХХ веков и богатейшее собрание старопечатных изданий ХV-ХVIII веков.

    Филиалами музея-заповедника являются церкви-музеи Николы Надеина, Рождества Христова, Ильи Пророка и Богоявления.

    Ярославский художественный музей создан в 1970 году, когда выделился изсостава музея-заповедника. Он занимает два здания на живописной Волжской набережной. В бывшем дворце наместника, расположены экспозиции, посвященные русскому изобразительному искусству XVIII – начала XX века и советского периода. В коллекции представлены работы многих выдающихся живописцев и графиков.

    Отдел древнерусского искусства художественного музея занимает митрополичьи палаты. На втором этаже разместилась богатейшая коллекция иконописи XIII-XVIII веков, включающая такие знаменитые произведения искусства, как Спас (XIII век), Деисусный чин (конец XV века), Богоматерь Толгская (1314) и др.

    Нижний этаж палат отведен под выставку изразцов XVI – ХХ веков.

    Архитектурные памятники

    Лучший вид на Ярославль открывается с Волги. Купола и колокольни древних храмов, стоящие на высоком правом берегу реки, образуют множество вертикалей и придают остроту и своеобразие силуэту города. Великолепен вид на Ярославль и сверху – с высокойзвонницы Спасского монастыря. Древние постройки тянутся цепочкой вдоль рек Которосли и Волги, на некотором расстоянии от берега.

    Спасский монастырь

    В бывшем Спасском монастыре, возникшем в начале XIII века, сохранились древнейшие здания Ярославля. В 1216-1224 годах здесь на средства ростовского князя Константина Всеволодовича был возведен кирпичный собор, украшенный резными белокаменными деталями, а в 1218 году заложена церковь Входа в Иерусалим. Остатки этих сооружений были обнаружены археологическими раскопками в 1950-х годах.

    Значение монастыря в жизни города особенно возрастает с конца XIII века, когда он становится княжеской усыпальницей. На протяжении ХIV-ХVI веков настоятели Спасского монастыря нередко становились во главе ростовской епархии. После вхождения Ярославля в состав Русского централизованного государства монастырь приобретает покровительство великих князей, а позднее и царей. Он входит в число крупнейших церковных феодалов и получает статус "степенного".

    После пожара 1501 года древний собор пришел в негодность. Для сооружения нового храма по указу великого князя Василия III были присланы московские мастера, закончившие строительство к 1516 году.

    Спасо-Преображенский собор представляет собой стройное здание на высоком подклете, увенчанное тремя шлемовидными главами, с открытой галереей на западном фасаде. В его облике заметно влияние построек Московского Кремля конца XV – начала XVI веков. В интерьере храма сохранились росписи 1563-1564 годов множества работ московских и ярославских мастеров. Исследователи отмечают богатство сюжетов и мастерство исполнения. Особым разнообразием и изяществом рисунка отличаются орнаменты "полотенец" в нижнем ярусе росписей, напоминающие гравюру на металле.

    Одновременно со строительством Спасо-Преображенского собора возводились укрепления монастыря. От первоначальной крепости сохранились Святые ворота на южной стене (1516 год, с позднейшими перестройками), служившие в древности главным въездом в монастырь. Это сложное сооружение, включало крепостную башню с двумя проездами и укрепленным двориком (почти полностью разобран в XVIII веке), надвратную церковь и дозорную башню-часозвонню, которая была надстроена в 1620-х годах. В 1564 году своды проездных арок были расписаны фресками на тему Апокалипсиса. По остаткам живописи, таким, как фигуры трубящих ангелов, можно догадываться о ее былом великолепии.

    Современна собору и трапезная. Это одно из наиболее монументальных сооружений такого рода в русском зодчестве первой половины XVI века. Мощь постройки подчеркивают широкие лопатки, членящие стены, и окна, углубленные в тройные ниши. Внутри своды опираются на мощные столбы (своды второго этажа восстановлены в 1950-х годах).

    В конце XVI века с запада к трапезной было пристроено здание Настоятельских покоев, богато украшенное наличниками и сложным профилированным карнизом. Видимо, тогда же, судя по рисунку наличников, была сооружена или перестроена Рождественская церковь при трапезной. Верхний этаж церкви искажен переделками XIX века. В XVI столетии была построена и первоначальная звонница, частично вошедшая в постройку XVII века, на восточном фасаде которой хорошо видны следы кокошников, завершавших древнее здание.

    В событиях Смутного времени начала XVII века Спасский монастырь с его каменной крепостью был одним из главных узлов обороны города. В XVII веке стены и башни были обновлены и перестроены. В 1623 году была сооружена северо-западная Богородская башня, в 1635-м – северо-восточная Угличская, служившая одновременно и городскими воротами. Несмотря на сравнительно небольшую высоту, эти квадратные башни, снабженные четырьмя рядами бойниц и увенчанные остроконечными шатрами, придают монастырю вид настоящей крепости.

    Во второй половине XVII века на территории монастыря параллельно северо-восточной стене были возведены двухэтажные корпуса келий. Звонница была расширена пристройкой с южной стороны и надстроена площадкой звона, завершавшейся двумя шатрами. С севера к собору пристроили закрытую паперть с палаткой, где размещалась монастырская библиотека, среди книг которой хранился сборник, содержавший величайшее творение древнерусской литературы – "Слово о полку Игореве".

    Превращение монастыря в 1787 году в архиерейский дом – резиденцию архиепископов, переведенную из Ростова в губернский город, вызвало волну переделок, нарушивших целостность ансамбля.

    Значительная часть крепостных стен была перестроена в декоративную каменную ограду. На юго-восточном и юго-западном углах появились круглые башенки в ложноготическом стиле. Такое же по стилю завершение получила надстроенная в 1809-1823 годах звонница. К югу от собора была сооружена громоздкая церковь Ярославских чудотворцев (1827-1831), в северо-восточной части сохранились фрагменты древней постройки.

    В 1918 году сооружения монастыря были повреждены артиллерийским обстрелом. После реставрационных работ в 1920-х и 1950-х годах многим зданиям вернули первоначальный вид.

    Памятники в древней части города. На главной площади Ярославля, ранее называвшейся Ильинской, стоит один из самых прославленных памятников (русского зодчества и искусства XVII столетия – Ильинская церковь. Это сложное по композиции здание соединяет в себе главный храм во имя Ильи Пророка, небольшой северный придел, южный Покровский придел с трапезной, увенчанную шатром церковь Ризположения, колокольню, галереи, крыльца. Здание поднято на подклет. Главный храм венчается пятиглавием. В прошлом он имел позакомарное покрытие, отчего казался еще более стройным и высоким.

    Ильинская церковь строилась в 1647-1650 годах на деньги известных в те времена купцов Скрипиных, владевших огромными богатствами. Скрипины не жалели денег на строительство и украшение храма и пригласили лучших мастеров, талант и труд которых дали возможность Ильинскому храму занять достойное место в истории русского зодчества и искусства. Чтобы оценить архитектурные достоинства храма, нужно не торопясь обойти его вокруг. Благодаря своему сложному, не симметричному построению здание многолико и открывается по-разному с разных точек обзора. Следует обратить внимание на узорные детали крылец, висячие гирьки, стройные пропорции ризположенского шатра и кокошники в его основании.

    Внутри храм поражает каждого, впервые входящего в него, мноцветностью и пышностью убранства. Стены, арки и своды сплошь покрыты многофигурными красочными фресковыми росписями, сверкает позолотой резной иконостас, в котором находятся замечательные по своим художественным достоинствам иконы.

    Фрески церкви Ильи Пророка выполнены в 1680-1681 годах знаменитыми художниками костромичами Гурием Никитиным, Силой Савиным и их сподвижниками из Костромы и Ярославля. Они посвящены деяниям пророка Ильи, именем которого названа церковь, его ученика Елисея и ряду библейских сюжетов. Росписи привлекают своей живостью и разнообразием. В них уже нет того сурового, аскетического духа, который был столь характерен для многих более ранних образцов русской монументальной живописи. Во второй половине XVII века художников начинает привлекать многоцветный земной мир, наполненный движением и разнообразными событиями. Они любят изображать жанровые сцены, бытовые детали, изобильную цветущую природу, нарядные одежды и предметы житейского обихода (колесница Неемана на западной стене), красоту человеческого труда (знаменитая композиция жатвы на южной стене храма) и т.д.

    Стенопись галереи выполнена в 1682 году и дополнена в 1716-м. Здесь обращают на себя внимание фантастические сцены из Апокалипсиса, а также иллюстрации к назидательным историям, широко распространенным в то время, например, история инока Феофила, продавшего свою душу дьяволу.

    Среди икон нарядного иконостаса можно увидеть превосходные живописные произведения конца XVII века – Илья Пророк, Иоанн Предтеча, где, кроме мастерски написанных главных фигур, интересны пейзажи и отдельные детали. На южной стене рядом с иконостасом висит икона Знамение новгородское. На ней следует внимательно рассмотреть различные сцены – клейма с тончайшей прорисовкой фигур и пейзажа.

    Существующий резной иконостас относится к концу XVII столетия. Он выполнен в стиле барокко и является замечательным произведением декоративного искусства. С восточной стороны у столпов рядом с иконостасом находятся так называемые "моленные места" – царское и патриаршее, прекрасный образец резьбы по дереву мастеров второй половины XVII века.

    В убранстве Ильинской церкви есть и многоцветные изразцы, которые, широким нарядным поясом проходят по стене храма в галерее. Сохранились и двери XVII века с металлическими деталями, украшенными орнаментом.

    Таково далеко не полное описание произведений живописи и декоративно-прикладного искусства церкви Ильи Пророка, являющейся одним из филиалов Ярославского историко-архитектурного музея-заповедника. Церковь стоит в центре просторной и красивой площади, к которой лучами сходятся улицы центральной части Ярославля.

    Планировка центральной части Ярославля является выдающимся произведением градостроительного искусства. Лучи улиц были направлены на выразительные по силуэту сооружения – крепостные башни и храмы. Особое место отведено Ильинской церкви, ставшей градостроительным ядром старой части города. При застройке улиц и площадей соблюдалась определенная этажность, порядок расположения городских усадеб и более скромных по своему внешнему виду и планировке жилых номов.

    Правило сохранения определенной этажности при застройке центральной части города соблюдается и сейчас. В старой части Ярославля не строится и, согласно новому генеральному плану города не будет строиться высоких зданий, что позволит сохранить обликодного из самых красивых городов Поволжья.

    Среди других памятников зодчества древнего Ярославля, следует отметить один из первых памятников ярославского посадского зодчества – церковь Рождества Христова (1644). Она построена на средства торговавших с Востоком купцов Назарьевых-Гурьевых, о чем свидетельствует изразцовая надпись, поясом обходящая фасады храма. Церковь возведена на подклете, служившем складом купеческих товаров. Первоначально храм был пятиглавым, существующий сплющенный купол сооружен в XIX веке. С трех сторон храм обходит галерея, опирающаяся на столбы с арками.

    Тонко профилированные архитектурные детали памятника: карнизы, архивольты арок галереи, порталы создают богатую игру светотени на фасадах. Высокое крыльцо на ползучих арках украшено небольшими зелеными изразцами круглой и квадратной формы, с орнаментальным узором. Особенно изящно убранство юго-западного Казанского придела. Внутренняя галерея с миниатюрными столбиками и портал этой постройки по тонкости рисунка производят почти скульптурное впечатление. Купол придела венчает редкой красоты кованый крест – шедевр кузнечной работы начала XVIII века.

    Самую живописную часть этого миниатюрного ансамбля составляет надвратная церковь-колокольня, стоящая вблизи и некогда соединявшаяся с храмом переходом. Это сложное сооружение завершается композицией из трех шатров: центрального, богато декорированного над открытым ярусом звона, и двух глухих, четырехгранных – один из которых венчает часовую башню, второй – помещение с винтовой лестницей. Архитектура верхнего яруса церкви-колокольни оказала сильное влияние на строителей позднейших ярославских звонниц.

    Интерьер церкви был расписан фресками в 1683 году. Стенопись в основном сохранилась под записями XIX века. В нижнем ярусе западной стены реставраторами раскрыта большая композиция «Всякое дыхание да хвалит Господа» с изображением фантастических и реальных зверей и птиц. В церкви сохранился современный постройке тябловый иконостас с иконами середины XVII века работы московских мастеров.

    Неподалеку от Рождественского храма стоит древнейшая в Ярославле каменная постройка на посаде – Никольская церковь, или, как ее называют, церковь Николы Надеина, построенная в 1620-1622 годах. Заказчиком ее был богатый ярославский купец Епифаний Светешников, по прозвищу Надей.

    Постройка возведена в то время, когда каменное строительство, прерванное событиями Смутного времени, только начало возрождаться. Судя по особенностям декора, здание возводили московские мастера.

    Архитектура Никольской церкви тяготеет к памятникам зодчества конца XVI века. Тип постройки, взятый за основу в этом памятнике, представляет собой четырехстолпный пятиглавый собор, увенчанный световыми главами и окруженный пристройками. Он определил развитие ярославского зодчества до конца XVII столетия.

    До нашего времени памятник дошел с большими перестройками. Первоначально он имел пять глав и позакомарное покрытие. В конце XVII века, пролеты окружающей его галерей были заложены, тогда же надстроена стоящая на северо-западном углу колокольня и сооружен юго-восточный придел. Роспись храма выполнена в 1640 -1641 годах художниками во главе с костромичом Любимом Агеевым.

    На стенах размещены четыре яруса росписей. Главной темой росписей являются "чудеса" хранителя храма – Николая Чудотворца, покровителя путешественников и купцов. Росписи содержат много сюжетов, впервые встречающихся в монументальной живописи, например "Возвращение Николой зрения сербскому царю Стефану". Интересны в сюжетном отношении и фрески северо-восточного Благовещенского придела – домовой церкви Надея Светешникова. Здесь художники проиллюстрировали обличающее корыстолюбие монахов – "Притча о юноше, нашедшем злато».

    В церкви сохранился великолепный резной барочный иконостас середины XVIII века, по преданию, выполненный по рисунку Федора Волкова – прихожанина этого храма. Особенно эффектное зрелище возникает, когда открываются царские врата: движение створ создает иллюзию движения фигур евангелистов и ангелов. В иконостасе сохранились иконы XVI – XVII веков. В алтаре храма висит шатровая надпрестольная сень – прекрасный образец плоской резьбы первой половины XVII века.

    В древнейшей части Ярославля стоит Волжская (Арсенальная) башня являющаяся одной из 16 городских башен, возведенных в 1658-1668 годах. До нашего времени сохранились лишь две. Волжская башня немного возвышается над набережной, облик ее сильно испорчен перестройками, в особенности плоской крышей, поэтому как крепостное сооружение она воспринимается только вблизи или со стороны реки. Лучше, хотя и с поздними пристройками, сохранилась Власьевская (Знаменская) башня, возвышающаяся над застройкой XIX века.

    От кремлевских построек на Стрелке до нашего времени сохранились два здания XVII века – Митрополичьи палаты и церковь Николы Рубленый город. Митрополичьи палаты представляют собой редкий памятник дворцовой архитектуры. Выстроены в 1680-х годах для ростовского митрополита Ионы Сысоевича. Здание расположено торцом к Волге, внутренняя его организация четко читается на фасадах: это два почти равных объема с сенями посередине. Восточную часть второго этажа занимали личные покои митрополита, западная предназначалась для торжественных приемов. Здание было перестроено в 1830 году, когда сломали ведшие в сени высокие крыльца. После пожара 1918 года палаты (кроме крылец) были восстановлены реставраторами.

    Церковь Николы Рубленый город (1695) своим местоположением и именем напоминает о древнем деревянном кремле на Стрелке. Эта скромная, полностью лишенная архитектурного убранства постройка, увенчанная пятиглавием на тонких глухих барабанах, с почти готической по остроте силуэта шатровой колокольней, особенно живописно смотрится с противоположной стороны оврага.

    За мостом, на невысоком пригорке стоит церковь Спаса на Городу (1672), одна из многих построек, заменивших сгоревшие деревянные церкви после сильного пожара 1658 года. Церковь, подобно другим храмам этого времени, лишена подклета и выглядит несколько приземистой. Наиболее живописен ее северный фасад, выходивший в древности на торговую площадь. С этой стороны здание почти симметрично фланкируют шатровый придел и шатровая колокольня.

    Церковь была расписана в 1693 году ярославскими мастерами во главе с Лаврентием Севастьяновым и Федором Федоровым. В двух нижних ярусах росписи, посвященные введению христианства в Византии в начале IV века, помещены живописные изображения многочисленных битв этого времени.

    К северу от Спасского монастыря стоит церковь Михаила Архангела, возведенная в 1658-1682 годах. Длительный срок строительства отразился на разнохарактерном облике отдельных частей здания (своды и главы к тому же перестраивались в 1730-х годах). Храм сооружен на высоком подклете, с крыльцом на ползучих арках, украшенным древними зелеными изразцами. В 1731 году он был расписан Федором Федоровым "сотоварищи". Девять ярусов росписей, покрывающих стены церкви, напоминают яркие и жизнерадостные лубочные картинки.

    По другую сторону Спасского монастыря стоит церковь Богоявления (1684-1693 годы), построенная на средства купца Алексея Зубчанинова. Храм сказочно красив, его красные стены богато украшены лентами многоцветных изразцов. В этой постройке ярославские мастера обратились к московскому архитектурному опыту: Богоявленская церковь лишена внутри столпов, сомкнутый свод опирается на стены. Внутри храм поражает светлостью интерьера. Источником света служат огромные окна. Главы на тонких барабанах играют чисто декоративную роль. Четверик венчают два ряда крупных кокошников, углы здания украшены строенными полуколонками. Высоту и стройность храма подчеркивают окружающие его низкие галереи.

    В 1918 году Богоявленская церковь сильно пострадала от артиллерийского обстрела. Реставрационные работы 1950-х годов вернули этому замечательному памятнику его первоначальный облик, вновь заблестели на солнце его бесчисленные многоцветные изразцы.

    Высокий сине-зеленый с золотом резной иконостас церкви современен постройке. Росписи выполнены в 1690-х годах первоклассными мастерами, имена которых, к сожалению, неизвестны. Наиболее живописны сцены Страстей Христовых на западной стене. В 1970-е годы фрески были отреставрированы.

    На берегу Которосли стоит один из живописнейших архитектурных ансамблей Ярославля XVII века – летняя церковь Николы Мокрого (1665-1672) и зимняя церковь – Тихвинской Богоматери (1686). При строительстве главного храма были использованы лучшие достижения ярославского зодчества предшествующего периода. По плану и композиции (пятиглавый, с двумя фланкирующими шатровыми приделами) памятник близок к церкви Иоанна Златоуста в Коровниках, в колокольне повторены формы звонницы Ильи Пророка, а рисунок наличников ее слуховых окон восходит к колокольне церкви Рождества Христова. Однако совершенством форм церковь Николы Мокрого значительно уступает храму в Коровниках.

    Летняя церковь была расписана в 1673 году. Живопись имелась и на фасадах (в закомарах центральный барабан был расписан между окнами гирляндами серафимов) и в интерьере. Фрески, кроме нижних ярусов, где живопись утрачена, сохранились хорошо. На западной стене размещается грандиозная композиция Страшного суда. В южном пределе, посвященном «отцам Киево-Печерским», можно увидеть изображение Нестора-летописца. Красива гамма красок, построенная на сочетании охристо-желтых тонов и голубца с малиново-розовыми пятнами киновари.

    Первоначальное украшение составляли красные неполивные и зеленые изразцы, частично уцелевшие на стенах галереи. На рубеже 1680 – 1690–х годов на фасадах появились полуколонки, апсиды украсились тремя огромными изразцовыми наличниками сложной формы.

    Зимняя церковь Тихвинской Богоматери на основных фасадах украшена очень скупо. Алтарь у нее редкий, прямоугольной формы, декоративная главка поставлена на квадратный постамент. В конце XVII века к западным фасадам были пристроены притворы, необычно богато украшенные изразцами. Ими украшены даже порталы, над которыми возвышаются изящные керамические шатры.

    Недалеко от этих церковных построек стоит дом Иванова, являющийся редким памятником жилой архитектуры XVII века. Название дому дано по последнему владельцу. В этом доме жил богатый горожанин. В нижнем этаже расположены кладовые, в верхнем – жилые покои. Украшено здание тонкими наличниками.

    Колокольня церкви Никиты Мученика, возведенная в конце XVII века, принадлежит к типу построек, которые к концу столетия пришли на смену шатровым. Она лишена украшений, но очень красива по силуэту.

    Архитектурный ансамбль в Коровниках

    На том месте, где река Которосль впадает в Волгу, низкий волжский берег в прошлом славился заливными лугами с сочной травой. Крестьяне прибрежной слободки занимались скотоводством, пасли скот и жители ярославского посада. Слободу называли Коровницкой, или просто Коровники.

    В середине XVII века на средства жителей слободы и богатых посадских людей Неждановских была построена церковь Иоанна Златоуста. В конце 60-х годов того же столетия рядом появилась Владимирская церковь, а в конце века – колокольня и ворота с оградой.

    Наиболее известным сооружением архитектурного ансамбля является церковь Иоанна Златоуста. Ее центральный кубический объем окружен с трех сторон галереей, к которой пристроены три крыльца. Два придела, северный и южный, венчаются высокими и стройными кирпичными шатрами. Одной из самых запоминающихся особенностей церкви является высокое пятиглавие, равное по высоте объему храма. На барабанах находятся крупные маковицы, увенчанные узорными крестами.

    Наибольшее впечатление производит восточный фасад храма, обращенный к Волге. Отсюда особенно хорошо виден его выразительный пирамидальный силуэт. На стенах и сводах церкви сохранились росписи 30-х годов XVIII века. Пятиярусный иконостас украшен богатой позолоченной резьбой. Церковь Иоанна Златоуста сыграла важную роль в формировании ярославской школы зодчества XVII века. Ее четкий по построению план, выразительный силуэт оказали заметное влияние на развитие архитектуры в Ярославле, Костроме, Угличе и других городах Верхнего Поволжья.

    Владимирская церковь скромнее по своим формам и убранству. Ее высота и основные членения удачно сочетаются с церковью Иоанна Златоуста. Выдающимся памятником зодчества является колокольня, которую часто называют "ярославской свечой". Высокая и стройная, она почти не имеет декоративных деталей в нижней половине. Зато ярус звона и красивый по пропорциям шатер обильно украшены поясками, ширинками, кокошниками, наличниками оконцев, изразцами. Контраст спокойной глади стен и насыщенного декором верха надолго остается в памяти.

    Последним по времени сооружением, завершившим формирование архитектурного ансамбля в Коровниках, стали небольшие, изящные по своим формам ворота, поставленные посередине между церковью Иоанна Златоуста и Владимирским храмом на одной оси с колокольней. Они зрительно еще больше связали в единое целое разные по своему облику строения.

    Архитектурный ансамбль в Толчкове

    В бывшей Толчковской слободе находится другой ценнейший памятник ярославского зодчества – церковь Иоанна Предтечи. Жители богатой и процветающей Толчковской слободы занимались выделкой кожи. В 70-80-егоды XVII столетия они возвели на свои средства и в основном своими руками на южном берегу Которосли огромный храм, один из самых больших среди многих возводившихся в ту пору в Поволжье.

    План церкви Иоанна Предтечи почти повторяет план церкви Иоанна Златоуста. Так же галереи с крыльцами окружают основной объем, так же, как и в Коровниках, расположены приделы, только завершены они не шатрами, а небольшими пятиглавиями, отчего церковь в Толчкове стала одной из самых многоглавых (15 глав) в русском зодчестве.

    Толчковский храм выделяется среди всех строений XVII века в Ярославле и его окрестностях исключительно хорошей кирпичной кладкой и мастерски изготовленными керамическими деталями: валиками, полуколонками и др. Стены храма щедро украшены изразцами. На восточном фасаде и на ставнях окон сохранились остатки живописи, на апсидах – так называемый "бриллиантовый руст". Все это сделало церковь Иоанна Предтечи одним из самых нарядных и красочных сооружений ярославской школы зодчества.

    До наших дней здание сохранилось почти без изменений и перестроек, лишь маковица центральной главы в начале XVIII века после пожара была заменена другой, более сложной по своим формам.

    Славится церковь Иоанна Предтечи и своими фресками, которые были выполнены в конце XVII века ярославскими художниками во главе с Дмитрием Плехановым и Федором Игнатьевым.

    В галерее обращают на себя внимание фигурные кирпичные скамьи, идущие вдоль стен, они так же имеют роспись, и металлические двери со скульптурными вставками.

    Недалеко от храма стоит высокая колокольня, сооруженная, вероятно, в конце XVII – начале XVIII века. Формы ее не совсем обычны для звонниц того времени, разнообразные детали заслуживают внимания. К западу от храма расположены небольшие ворота, очень похожие на те, что в Коровниках.

    Ярославль сохранил немало и других архитектурных памятников XVII века таких, как церкви Благовещения (1688-1702), Владимирская (1670-1678), Димитрия Солунского (1671-1673), Федоровская (1687,) Николы Пенского (1691), Николы в Меленках (1672). Многие из них сохранили росписи ХVII-ХVIII веков.

    В первой половине XVIII столетия за Которослью, около Большой мануфактуры Затрапезновых, рядом с одним из мельничных прудов, построено здание, необычное не только для Ярославля, но и вообще для русской провинции. В 1736-1742 годах здесь на средства Затрапезновых была построена Петропавловская церковь, напоминающая обликом одноименный храм в петербургской Петропавловской крепости. Огромное трехэтажное здание с высоким шпилем колокольни на западном фасаде мало похоже на церковь (особенно после утраты главки на восточном фасаде) и скорее напоминает ратушу западноевропейского города. Постройка не оказала влияния на развитие местного зодчества, но она, безусловно, интересна как пример поиска архитектурных решений.

    Среди построек Ярославля второй половины XIX – начала ХХ века уцелело немало интересных жилых и общественных построек этого времени, деревянных особняков, богато украшенных сквозной резьбой и др. Некоторые из них представляют большую художественную ценность. Ряд построек первой четверти XIX века, таких, как Гостиный двор и Епархиальное училище, по мнению исследователей, проектировались архитекторами из окружения выдающегося зодчего К. И. Росси.

    В 1820-30-х годах благоустраивается Волжская набережная, по праву снискавшая славу одной из красивейших на всем протяжении великой реки. От этого времени сохранились арочный мост через Красный спуск, беседка и чугунная решетка набережной и др.

    Введенский Толгский монастырь

    Прежде чем покинуть Ярославль, следует ознакомиться еще с одним древнерусским памятником – живописным ансамблем Введенского Толгского монастыря, который находится в старинном селе Песочном (Толгоболь).

    По преданию, Толгский монастырь был основан в 1314 году ростовским епископом Прохором. Достоверность древней легенды подтверждают замечательные памятники древнерусского искусства, происходящие из монастыря, – три иконы с изображением Богоматери (так называемые 1, 2 и 3-я Толгские, хранящиеся в Третьяковской галерее, Ярославском художественном музее и Русском музее), датируемые концом XIII – первой половиной XIV века. Название монастырю дала неприметная речушка Толга – приток Волги. В те далекие времена обитель стояла в сосновом бору.

    О древнейшей истории монастыря известно мало. Первые полтора века он был родовой обителью ярославских князей, а со второй половины XV века перешел под покровительство великих князей московских. В XVI веке монастырь стал очень богатым. По преданию, во времена Ивана Грозного здесь на царский вклад был построен каменный собор, замененный в конце XVII веке ныне существующим. В 1609 году обитель на Толге была разграблена и сожжена одним из польских отрядов, действовавших в окрестностях Ярославля.

    XVIIстолетие стало для монастыря, как и для всего Ярославля, временем наивысшего расцвета. Главная святыня обители – икона Богоматери – получила общерусскую известность, на поклонение к ней приезжали представители царского дома. Именно в этот период на богатые вклады местных княжеских и купеческих фамилий создается основной архитектурный ансамбль монастыря, в последующие века лишь частично перестраивавшийся.

    Архитектурным центром ансамбля является Введенский собор (1681-1688). Это массивное четырехстолпное пятиглавое здание на высоком подклете, с крыльцом на ползучих арках, с трех сторон окружено галереями. Крыльцо и галереи богато украшены многоцветными изразцами, рисунок которых не повторяется в других постройках Ярославля.

    Вскоре после завершения строительства храм был расписан ярославскими художниками, которыми руководили известные мастера Федор Федоров и Лаврентий Севастьянов. Росписи собора поражают многообразием сюжетов. Особенно интересны фрески нижних ярусов южной и западной стен, посвященные истории монастыря. На последних по времени фресках изображены события 1681 года – приезд царя Федора Алексеевича с сестрами, которое происходило если не на глазах, то на памяти расписывавших собор мастеров, случай для древнерусского искусства редчайший.

    Интересны также росписи южного придела собора, посвященные одной из самых ярких фигур в истории средневекового Ярославля – князю Федору Ростиславичу Черному, жившему в XIII веке. Собор соединялся также со звонницей, сооруженной 1683-1685 годах на средства князя Никиты Львова. Некогда в открытых пролетах этой огромной, прямоугольной в плане башни висело 14 колоколов. Один из них, весом в 200 пудов, был отлит в 1677 году московским мастером Федором Маториным, отцом создателя знаменитого Царь-колокола.

    В 1826 году старые арки звона были заложены, звонница получила завершение в стиле позднего классицизма. Эту работу, по проекту губернского архитектора П. Я. Панькова, выполнили крепостные каменщики, руководимые мастером из пригородного села Диево Городище И. Катышевым.

    К югу от собора сохранилась древнейшая постройка ансамбля – Крестовоздвиженская церковь с трапезной. Возведенная вскоре после Смутного времени, в 1620-х годах, она отличается скупостью архитектурных форм. К сожалению, первоначальный облик памятника искажен перестройками второй половины XVIII века. В XVII веке трапезная соединялась с Введенским собором крытой каменной галереей на столбах (след примыкания перехода виден на южном фасаде собора).

    У северной стены монастыря расположилась одна из самых интересных построек ансамбля – Спасская церковь с больничными палатами (1710-е годы) – единственный значительный памятник стиля "московского барокко" во всем ярославском зодчестве. Восьмерик храма венчается мощным куполом, прорезанным большими световыми окнами. Из затейливого рисунка наличники служат постаментами для восьми малых декоративных глав, над которыми высится центральная глава, венчающая декоративный ярусный восьмерик. Восточный фасад храма и больничных палат богато украшен белокаменной резьбой и деталями из лекального кирпича, тогда как обращенный к стене северный фасад практически лишен декора.

    Каменные стены и башни были возведены в 1690-е годы, при этом в состав укреплений вошла Никольская церковь над Святыми воротами, сооруженная в 1672 году на средства ярославских купцов Сверчковых.

    Неотъемлемой частью монастырского ансамбля является кедровый сад за южной стеной – один из древнейших памятников отечественного садово-паркового искусства. Возникновение его относится ко второй половине XVII века, так как на известной гравюре 1731 года работы Алексея Ростовцева с панорамой Ярославля, где этот парк отмечен особо, изображены уже большие деревья. К сожалению, в наше время многие старые кедры погибли.

    Лучший вид на Толгский монастырь открывается с Волги, на водную гладь которой он в первую очередь и ориентирован. Если же повернуться к монастырю спиной, то взгляду откроется высокий правый берег великой русской реки – село Иваньково и древние Норские слободы с живописными храмами XVIII столетия.

    Рязань

    История древнего города

    Рязань – великий древний русский город. Древняя Рязань – столица Рязанской земли, находилась в сорока километрах от нынешней Рязани, на крутом правом берегу Оки, недалеко от впадения в нее Прони, на границе лесов Муромского края и степей Придонья.

    Память о первых обитателях Рязанской земли – племенах меря, весь, мурома, мещера, мордва – запечатлена во множестве географических названий и в памятниках археологии. Перемещение на восток славянских племен в конце первого тысячелетия н. э. привело в эти места в основном вятичей и радимичей, проживавших на левых притоках Днепра. Поскольку славянская колонизация носила преимущественно мирный характер, постепенно произошла ассимиляция древнего финского населения.

    Впервые в «Повести временных лет» Рязань упоминается в 1096 году под именем «Резань». В то время княжил знаменитый в истории княжеских раздоров Олег Гориславович. Затем Рязань отошла к его младшему брату Ярославу. Ярослав также участвовал в княжеских усобицах, но в обиду половцам Русь не давал. Защищая южные и восточные рубежи Руси, Рязань постоянно находилась в состоянии войны. Только зимой половцы оставляли русские земли в покое и отходили к Сурожскому морю, а девять месяцев в году от них в любой момент можно было ждать нападения.

    На востоке, там, где Рязанская земля граничила с мордовскими лесами, было также неспокойно. Кроме ближайших соседей, часто нападали и отряды волжских булгар.

    В XII веке Рязанские земли выделились из Муромо-Рязанского княжества и Рязань стала столицей. До конца XII века Рязань входила в Черниговскую епископию и в области архитектуры опиралась на опыт черниговских мастеров. Превращение Рязани в самостоятельное княжество сопровождалось строительством каменных зданий. От Старой Рязани, ставшей в XII веке крупным культурным центром с многочисленным торгово-ремесленным населением, с мощными деревоземляными укреплениями и каменными храмами, ныне остались лишь огромные валы и поле, заросшее травой. В 1237 году монголо-татарские полчища Батыя захватили город и разорили его.

    В городе были развиты различные ремесла: гончарное, кузнечное, ткацкое, косторезное, ювелирное и др. Некоторые из ювелирных изделий были обнаружены во время раскопок городища Старой Рязани.

    Верхом совершенства древнерусского ювелирного искусства считается оправа с крестовидной прорезью. Между двенадцатью драгоценными камнями, оправленными в золото, мастер расположил крошечные золотые цветки, посаженных на спиральные пружинки в четыре-пять витков. У каждого витка пять, размером с маковое зернышко, лепестков, припаянных к пестику. На пространстве в четверть квадратного сантиметра рязанский мастер разместил от семи до десяти золотых цветов, которые трепетали на едва видных глазу стеблях на уровне лиловых самоцветов. Недаром летописцы того времени в похвалу называли жителей города «узорочьем рязанским».

    В XIV веке столица княжества была перенесена в Переяславль Рязанский – современную Рязань. В письменных источниках под этим названием город упоминался с XVI века.

    Археологические исследования на городище Старой Рязани ведутся уже более 182 лет. При этом раскопано только 5% территории. Усилиями исследователей Старая Рязань была открыта заново, изучены жилища ремесленников, обнаружены фрагменты трех каменных храмов. Большинство исследователей относят постройку двух шестистопных рязанских соборов к 40 – 60 годам XII столетия. Оба они как по планировке, так и по технике строительства достаточно близки черниговским зданиям.

    Для собора, остатки которого раскопаны в 1836 году, прототипом, очевидно, служил Успенский собор Елецкого монастыря, а храм, обнаруженный в 1949, имеет много общего с Борисоглебским. Сходные клейма на кирпичах позволили предположить, что в Рязани и Чернигове работали одни и те же мастера. Следы полуколонн у лопаток, фрагменты аркатурного фриза, значительное количество резных архитектурных деталей указывает на стилистическую общность рязанских и черниговских памятников, что позволяет сделать вывод о том, что в Рязани получила развитие характерная для Чернигова техника строительства из кирпича с включением каменных резных деталей.

    Более широкое применение камня не только для декоративных целей, но и в качестве материала стен, совершенствование орнаментально-пластических форм дают основание рассматривать рязанское зодчество как переходный этап от порядовой кладки с имитацией под каменную в Чернигове к белокаменным постройкам Владимира.

    Внимание к Старой Рязани было привлечено в 1822 году, когда на городище был найден клад высокохудожественных ювелирных изделий из золота, украшенных драгоценными камнями и эмалями, который теперь хранится в Оружейной палате Московского Кремля. После первой находки древнерусских украшений было обнаружено еще 14 кладов с драгоценностями. В 1922 году экспедиция, руководимая В.П. Даркевичем, обнаружила женский головной убор с искусными украшениями из золота и драгоценных камней. В 2005 году был найден большой клад из ста серебряных предметов. Шедевры ювелирного искусства из Старой Рязани хранятся и в Государственном Эрмитаже, и в Историческом музее. Много ценных находок в фондах Музея-заповедника «Рязанский кремль».

    После создания в 1884 году Рязанской ученой архивной комиссии удалось организовать раскопки на городище. Но проводились они на любительском уровне и плохо документировались. В 1926 году было положено начало научному изучению домонгольской Рязани. Важнейшим открытием 1997 года стали фрагменты берестяной грамоты, найденные археологами на территории посада.

    В настоящее время Старая Рязань имеет статус памятника культурного наследия федерального значения, и как составная часть Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника ее территория отнесена к землям историко-культурного назначения. Славянские памятники домонгольского периода, кроме Старорязанского, представлены Пронским городищем, Жокинским и др. Всего на территории области выявлено 2200 памятников археологии.

    В XII веке над деревянной Рязанью возвышались главы трех каменных храмов – Борисоглебского, Успенского и Спасского. Город, площадью около 60 гектаров, со всех сторон защищали крепостные валы с деревянными стенами и башнями. За пределами города, поберегами Оки и Серебрянки, раскинулся посад.

    Яркий след в древней истории города оставило правление Рязанским княжеством князя Олега Ивановича (1350 – 1402). При нем Рязанское княжество достигло наивысшего развития. Город был надежно укреплен, развивался как торговый и ремесленный центр, играл значительную роль в транзитной торговле Северо-Восточной Руси и Востока.

    Историки считают, что основным стремлением князя Олега Ивановича было создание центра, возле которого могла бы собраться вся Юго-Восточная Русь. На город постоянно нападали враги. Сначала Рязань разоряли монголо-татарские орды, затем московские войска. Благодаря участию Сергия Радонежского в 1385 году разногласия между Московским и Рязанским княжествами были улажены. Великий князь умер летом 1402 году и был погребен в Покровском храме основанного им Солотчинского монастыря.

    Рязанский кремль

    Рязанский кремль является одним из красивейших архитектурных ансамблей России. Архитектурный облик Рязанского кремля в наибольшей степени определяют постройки XVII столетия. Однако он имеет и сооружения XV века, очень ценные для истории раннемосковского зодчества и произведений классицизма. Помимо архитектуры, Рязанский кремль хранит первоклассные изделия древнерусского декоративно-прикладного монументального искусства и образцы допетровской монументальной живописи.

    Кремль находится в северо-восточной части Рязани и, доминируя в панораме города, во многом определяет его облик и силуэт. Архитектурный ансамбль Рязанского кремля расположен на высоком крутом мысу при впадении в реку Трубеж ее правого притока Лыбеди.

    Считается, что в 1095 году здесь был заложен город Переяславль Рязанский, который в 1778 году был переименован в Рязань. В письменных источниках этот город упоминается лишь с 1301 года. По археологическим данным, город возник здесь не позднее конца XII века как опорный пункт рязанских князей в их борьбе против владимиро-суздальских, однако здесь, на берегу озера Быстрое, поселение существовало уже в I тысячелетии.

    К концу XIII века сюда из древней Рязани (ныне городище у села Старая Рязань), разрушенной во время монголо-татарского нашествия, переместился центр Рязанского княжества. С 1389 года на территории Рязанского кремля разместилась резиденция епископов. Кремль, распространившийся в XIII – XV веках к югу и западу и занявший при князе Василии Ивановиче (1456 – 1483) нынешнюю территорию, был защищен с трех сторон реками Лыбедь, Трубеж и Дунайчик.

    В 1950-х годах при раскопках в кремле были найдены зеленые и полихромовые изразцы, а также срубы и частокол XV века. В летописи под 1512 годом упоминается дубовый острог, защищавший центральную часть Переяславля Рязанского. В то время на территории кремля выделялся обширный северо-западный участок, где до 1521 года располагался княжеский двор с деревянными постройками. Здесь в 1522 году епархиальный архиерей Иона выстроил себе Архиерейский дом. С этого времени до прихода советской власти Рязанский кремль был церковной территорией. При этом в XVI – XVII веках он входил в систему укреплений против набегов крымских татар на Москву.

    В конце XVI века крепостные стены и башни Переяславля Рязанского пришли в запустение, но в 1624 – 1631 и в 1650-х годах, их отстраивают заново. В то время в состав кремлевских укреплений входили как деревянные сооружения, так и каменные. Высота башен достигала 18 метров. Последний раз крепостные сооружения Переяславля Рязанского использовались против набега крымских татар в 1673 году.

    Рядом с княжеским двором, в кремле располагались монастыри. У западного вала находился Спасский монастырь, упоминаемый в документах с 1467 года, в северном углу кремлевского комплекса – Духовской (основан в XV веке, в документах упоминается с 1505 года). Эти обители были самыми древними в городе.

    В центральной части кремлевского холма XVI веке был основаны Казанский Явленский монастырь, окруженный оградой из бревен с передними и задними воротами, каменный Казанский храм с Никольским приделом, кельи, погреб и амбар. В 1786 году Казанский Явленский монастырь был перенесен за пределы кремля, а на его мести разбили сад при Архиерейском доме.

    Широкое каменное строительство на кремлевской территории началось в XVII веке. В 1642 году в Духовском монастыре появилась двухшатровая Духосошественная церковь. В 1647 году, когда Переяславль Рязанский пострадал от пожара, на древнем основании возвели церковь Богоявления в Спасском монастыре (одноименный деревянный храм на этом месте упоминался уже в 1626 году). В середине века в кремле сооружали каменные палаты для архиепископа Мисаила. Во второй половине XVII века вокруг Архиерейского дома выстроили несколько административных и хозяйственных корпусов – консисторский, певческий, хозяйственный и конюшенный корпуса, а также длинное здание амбаров. Это единственный в России уцелевший комплекс древнерусских зданий подобного назначения.

    Архиерейский собор был обнесен высокой каменной оградой, которую позднее разобрали. К концу ХХ века реставраторы воссоздали ее фрагмент, примыкающий к консисторскому корпусу, у южной апсиды Успенского собора.

    Успенский собор. Грандиозный пятиглавый Успенский собор является основой в разросшемся кремле. Это лучший архитектурный памятник в Рязанской области и один из самых крупных городских соборов времен Петра I. Богатый и оригинальный фасадный декор в нарышкинском стиле, завершающем развитие древнерусского зодчества, выполнен в белом камне. Огромные размеры, сложные технические задачи, виртуозное исполнение многих деталей и исключительная градостроительная роль делают Успенский собор первостепенным памятником Рязани.

    Огромный объем трехсветного храма вместе с тремя более низкими апсидами возведен на высоком подклете. В прошлом, при незаложенных арках подклета и фигурных парапетах над ними, собор будто парил в воздухе. Нынешняя белизна стен в храме, которая отличается от первоначальной тем, что на сводах и отчасти на столбах сохраняется академическая роспись конца XIX века, подчеркивает великолепие и масштаб первоначального иконостаса.

    Иконостас состоит из семи ярусов, из которых четыре – основные, высокие. Завершается иконостас плоскостным распятием с двумя фигурами по сторонам на уровне шести икон, размещенных с интервалами. Под семиконечным крестом распятия находится золотистое кольцо с лучами во все стороны, которое символизирует Ветхозаветную Троицу. Внутри словесно перечислены Бог Отец, Бог Сын и Бог Святой Дух. Большинство икон второго, третьего и четвертого основных ярусов вытянуты вверх и одинаково узки, оттеняя парадность широких икон средней вертикали и местного чина.

    Во фризе антаблемента, украшенного резными пальметтами, над иконами местного чина барочная резьба расступается, освобождая место для их названий: Благовещение Пресвятыя Богородицы, Вознесение Господа Иисуса Христа, Рождество Христово, «Призри во смирение, Господь Вседержитель, Успение Пресвятыя Богородицы. Над Воскресением и Преображением надписи во фризе утрачены.

    Горельефная резьба иконостаса, с широким включением барочных форм представляет собой одно из лучших произведений этого вида искусства. Многие крупные фрагменты иконостаса вырезаны из одного куска дерева. В резьбу иконостаса включены выпукло-вогнутые арки над проходами в жертвенник и дьяконник. Вогнутая поверхность арочных проходов в дьяконник и среднюю апсиду расписана в середине XIX века под кессоны с лепными розетками на темно-синем фоне. Кессоны окружены нежно-зелеными рамками с оранжевой окантовкой.

    Вогнутая поверхность арок в основном объеме храма украшена декоративной росписью, представляющей собой острые изломы пурпурно-красных и золотисто-желтых прямолинейных элементов на синем фоне. Аналогичными сложными переплетениями окружены и погрудные изображения святых в круглых медальонах на юго-восточном столбе в основном помещении храма. Медальоны расположены в трех уровнях по странам света и числом соответствуют главной группе апостолов.

    Соборная колокольня. Неподалеку от Успенского собора возведена величественная соборная колокольня. Для работы над проектом ее сооружения приглашались различные архитекторы. В собранных средствах для постройки колокольни значительную часть составили вклады Николо-Радовицкого монастыря, а также купцов Г.В. Рюмина и П.А. Мальшина. Строительство колокольни закончилось в 1840 году под руководством академика архитектуры Н.И. Воронихина. Он сумел сделать сооружение очень высоким (83,2 м), избежав рискованной нагрузки благодаря облегчающим стальным конструкциям и дополнительным пазухам во втором ярусе. 25-метровый шпиль, а также весь четвертый ярус были изготовлены из металла, что позволило на 30 метров увеличить высоту колокольни по сравнению с проектом. Средства на возведение четвертого яруса и на часы предоставил Н.Г. Рюмин. Колокольня вместила в себя древние колокола, отлитые в 1676 году Федором Маториным и в 1679 году Филиппом Андреевым.

    Колокольня возвышается над остальными кремлевскими сооружениями, контрастно выступая на фоне массивного Успенского собора. Поставленная по его оси и по оси Глебовского моста и в продолжение Соборной улицы, она замыкает с севера западный фронт кремля, со стенами Спасского монастыря за земляным валом. Монастырская территория соединила главную группу кремлевских зданий с обширными садами в южной части кремля. Благодаря колокольне древний ансамбль кремля был дополнен новым, сильным архитектурным акцентом в формах классицизма.

    Спасский монастырь. Спасский монастырь занимает южную часть кремлевской территории. Его ограду сооружали с середины XVII века. Глухая стена, беленная по кирпичной кладке, соединяет на углах круглые башни. Лучше всего стена ограды сохранилась на северном и западном участках, включающих в себя ворота в монастырь. С востока роль ограды выполняли корпуса архиерейского и конюшенного дворов, поставленные по границе монастыря. Из башен уцелели северо-западная и юго-западная.

    Стены всех сооружений кирпичные, с побелкой по кладке, в которую в некоторых местах включен белый камень. Северная стена монастыря проходит вдоль подклета Успенского собора. С восточной стороны стену ограды заменяют консисторский и хозяйственный корпуса Архиерейского двора. С южной стороны к монастырю подступают сады и огороды, занявшие юго-восточную половину кремлевской территории после ликвидации Казанского монастыря, двух церквей к югу от него и Воеводского двора.

    В Спасском монастыре находятся, поставленные по одной плавной дуге с Успенскими и Рождественскими соборами, два храма. Главным храмом монастыря является Преображенский собор. В монастыре он занимает центральное место.

    Пятиглавый Богоявленский храм с шатровой колокольней почти прижат к северной стене монастыря, оттеняя своим изяществом мощь соседнего Успенского собора. Современный вид церкви Богоявления в основном определился к 1647 году, когда она заменила сгоревший одноименный храм. Но некоторые элементы указывают на более раннее происхождение каменного здания, например, белокаменный подклет и нависание верхней половины четверика на нижней. Небольшое здание с живописной компоновкой несложных, но выразительных архитектурных форм несет выразительные тенденции русского, в первую очередь московского, зодчества середины XVII века. Несмотря на некоторые переделки, памятник в кремлевском ансамбле воспринимается цельным, оттеняющим изяществом своих форм монументальность соседних построек.

    В храме сохранились некоторые росписи второй половины XIX века. На западной стене трапезной, поверх закладки косого хода в палату под колокольней, роспись изображает Василия Рязанского. Святой с архиерейским посохом идет по берегу реки, придерживая белой епитрахилью с распятием на Голгофе икону Богородицы. На противоположном, обрывистом берегу, за острожной стеной находится деревянная шатровая церковь с такой же колокольней. По пропорциям церковь близка южнорусским храмам.

    С XV века домовой церковью рязанских князей и местом захоронения рязанских архиереев, был собор Михаила Архангела. Собор Михаила Архангела является древнейшим на Рязанщине храмом, хорошо сохранившим интерьерную структуру своего времени. В 1471 году здесь был похоронен епископ Феодосий, в 1481 году – епископ Симеон. После пожаров 1638 и 1647 годов храм капитально ремонтировали и частично перестроили, изменив верхнюю часть здания. В работах 1647 года участвовал каменных дел мастер Василий Харитонов, за пять лет до того строивший Духовскую церковь в Рязанском кремле.

    В 1864 – 1865 годах по проекту губернского архитектора С.А. Щеткина в собор был сделан парадный вход, представляющий собой пышный портал, ряд деталей в котором навеян замечательной отделкой интерьеров XVII века в Архиерейском доме, например киот с причудливым килевидным верхом. По совершенству пропорций и изысканной прорисовке немногочисленных деталей интерьер этого храма не имеет равных в Рязанской области.

    С западной стороны в кладку юго-западного столба вмурована красивая вкладная доска из белого камня. Желтоватые буквы, сильно выступающие над светло-бирюзовым фоном отлично сохранились. Текст, обрамленный барочной резьбой, говорит о смерти митрополита Иллариона в 1673 году. Изнутри храма к его западной стене пристроены полукруглые кафельные печи. Под позднейшими метлахскими плитками обнаружены полы из белокаменных плит и треугольных керамических пластинок с коричневой поливой, собранных в звездчатый узор. В куполе написан Бог-творец, окруженный херувимами. В широких простенках расположены рисованные коробовые арки с фигурами ангелов.

    В 1970– е годы при реставрации по проекту И.В. Ильенко многие наслоения XIX века, нанесенные на ценный памятник XV столетия, были устранены. Стены здания побелены по кладке. Внешний вид храма практически восстановлен, однако сохранены кокошники XVII века и связанное с ними четырехскатное покрытие.

    Над крутым обрывом холма, параллельно Успенского собору, вытянулся Христорождественский собор, обращенный северным фасадом к Трубежу. Под апсидами Успенского собора стоит небольшой Архангельский собор, соединенный в прошлом стенами ограды с консисторским корпусом и с переходом от Архиерейского дома в Успенский собор (так называемый Архиерейский переход).

    Архиерейский дом. Архиерейский дом является главным сооружением обширного Архиерейского двора, занимающего большой участок в северной части кремлевской территории.

    Архиерейский дом поставлен на участке, где в XIV веке, возможно, находился дворец князя Олега Рязанского, князя-воина, совершившего настолько много славных дел для предотвращения окончательного разорения пограничных рязанских земель от татарских набегов, что его образ был запечатлен на древнем рязанском гербе. По грамоте рязанских писцов 1568 года епископу Филофею было известно, что в кремле на владычном дворе к этому времени существовала каменная церковь Усекновения Иоанна Предтечи, две каменные палаты на подклетах и две каменные поварни.

    После пожара 1647 года вместо прежних палат в 1653-1655 году построили новый одноэтажный архиерейский дом, включив в кладку подклет и часть двух ярусов белокаменной церкви Иоанна Предтечи. В 1658 году был достроен второй этаж этого здания, а в 1692 – третий, после чего здание приобрело гражданский облик. Пространственную силуэтность домовой церкви сменила плоскостная – с небольшой главой в форме луковицы над крестом. В 1778 году императрица Екатерина II предоставила Синоду 1000 рублей на строительство в Рязани Архиерейского дома. При постройке Архиерейского дома корпус епископских палат был значительно удлинен к в востоку. Одновременно с удлинением Архиерейского дома многие элементы первоначального убранства на старых палатах заменили новыми, в духе классицизма. Проведенная реставрация во многом вернула этому ценному памятнику древнерусского гражданского зодчества тот внешний вид, которым он обладал в конце XVIII века.

    В XIX веке при выполнении ремонтных работ у юго-западного входа в Архиерейский дом был обнаружен ход в подземелье. Крутой спуск шириной 85 см был вымощен каменными ступенями и перекрыт каменным сводом. По указанию рязанского архиепископа вход в подземелье был закрыт кирпичным котрфорсом. Стены здания в основных, наземных, этажах сложены из кирпича и побелены по кладке. В подклете и в древних частях, вошедших в нынешнее здание, использован белый камень. Здание Архиерейского дома принадлежит к наиболее ярким архиерейским резиденциям в Древней Руси. По архитектурному богатству фасадов и интерьеров оно сопоставимо лишь в Теремным дворцом в Московском Кремле.

    На углу кремлевского холма неподалеку от Архиерейского двора находятся небольшая Духосошедственная церковь с двумя главами и низенькая частовня-столп под шатром. С юго-востока к этому комплексу примыкала пятиугольная территория Казанского монастыря. За Духовской церковью, у самого обрыва стоит двухэтажный дом регента Успенского собора.

    В настоящее время почти все здания кремля окрашены в белый цвет. На их фоне выделяется вишнево-красный массив Успенского собора с центральной золоченой главой. Боковые синие главы Успенского собора с золотыми звездами перекликаются с завершением собора Покровского.

    Мягкая теплая желтизна, созвучная золоту на куполе Успенского собора, колоритна в облике кремля благодаря окраске соборной колокольни, собирающей своей вертикалью весь комплекс к фасадам Христорождественского собора, включившего в свои стены фрагменты самой древней кремлевской постройки, низа белокаменного Успенского собора начала XV века.

    Обозревая панораму древней Рязани, следует отметить, что Рязанский кремль был и остается центральным ансамблем города. С левого берега Трубежа он смотрится как цепочка вертикалей, нарастающих от парных шатров Духосошественной церкви к величавому шпилю соборной колокольни. У слияния рек Трубеж и Лыбедь, возвышаются соборы Христорождественский, выстроенный в XV веке, и перестроенный в 1826 году в стиле классицизма; одноглавый Архангельский (XVI век), надстроенный в 1647 году; пятиглавый Успенский, общей высотой около 60 м (1693 – 1699), с тремя ярусами больших окон, обрамленных белокаменными резными наличниками; четырехярусная, увенчанная шпилем колокольня, общей высотой 83,2 м (1789 – 1840); двухшатровая церковь Святого Духа Солотчинского монастыря, выстроенная в 1642 году; Архиерейские палаты (1653 – 1692) с фигурным белокаменным фронтоном, соединенным каменным переходом с Успенским собором; Спасский монастырь с церковью Богоявления с шатровой колокольней и церковью Преображения (1702).

    Среди памятников XVII века в городе сохранились также церковь Благовещения (1673); церковь Входа в Иерусалим (1680); церковь Воскресения (1683), церковь Бориса и Глеба (1686), церковь Спаса на Яру с шатровой колокольней (1695) и др.

    Легкий силуэт пятиглавия над Богоявленской церковью, Рождественский собор над крутым обрывом к Трубежу, очертания кровель над входом в Спасский монастырь, глава Преображенского собора, размещенные на разных дистанциях, обещают богатство впечатлений от массива Успенского собора и других древних памятников Рязани.

    В начале XVIII века в окрестностях Рязани на левом берегу Оки был основан монастырь в честь Иоанна Богослова. В надписи на иконе Иоанна Богослова, хранящейся в монастыре, была изложена удивительная история. По легенде, в VI веке неподалеку от Константинополя жил мальчик, который пас гусей. Часами он мог смотреть на образ Иоанна Богослова, висевший над городскими воротами. При этом мальчик молил святого даровать ему талант воспроизвести этот образ. Молитва была услышана. Апостол Иоанн явился мальчику и научил его иконописанию. Выполненную им икону Константинопольский патриарх прислал рязанскому князю, а тот передал ее в монастырь.

    Во время нашествия монголо-татарских орд, к монастырю подошли полчища хана Батыя. Внезапно Батый и его военачальники были поражены слепотой. Ночью Батыю приснился сон, в котором к нему явился старец и сказал: «Подыми меня!» Хан нашел икону и поклонился ей, после чего прозрел. Желание разорить монастырь у него тотчас пропало.

    В течение многих столетий главной святыней монастыря был чудотворный образ святого апостола Иоанна Богослова, хранящийся в храме. Первоначально доска иконы имела рукоять, которую отпилили в 1700 году и хранят в ризнице обители. Век от века росло число чудес, связанных с иконой Иоанна Богослова. Жителям окрестных сел, прибегавших к ее заступничеству, она помогала останавливать пожары и холеру, засуху и нашествия насекомых-вредителей. В одном из давних справочников о чудотворном образе говорится, что икона, написанная тысячу лет назад, переходившая с места на место и не разу не возобновленная, сохраняет первоначальную свежесть красок. Есть что-то живое и в лике апостола… В 1931 году Иоанно-Богословский монастырь был закрыт, а икона исчезла. Остались сделанные с нее списки, в том числе XVI века.

    Среди старинного бора, в 19 километрах от Рязани, на живописном берегу реки Старица находится Солотчинский Покровский монастырь, основанный в конце XIV века князем Олегом Рязанским, с Рождественской церковью (XVI – XVII века), надвратной Предтеченской церковью, построенной в 1688 – 1699 годах, богато украшенной изразцовыми рельефами и трапезной с церковью Святого Духа, построенной в 1688 – 1689 годах.

    В 1521 году Рязань была присоединена к Московскому государству и до середины XVII века сохраняла свои военно-оборонительные функции.

    По генеральному плану 1780 – 1782 годов Рязань получила регулярную планировку с трезубцем улиц, сходящихся к центральной, бывшей Соборной площади. Город застраивался зданиями в стиле классицизма, среди которых находятся бывшие Присутственные места (1796), дом Морозова (конец XVIII века), Дворянское собрание (конец XVIII – начало XIX веков), торговые ряды, гимназия (1808 – 1815), семинария (1812 – 1816), а также деревянными жилыми домами, богато украшенными декоративной резьбой и каменными зданиями в псевдорусском стиле.

    Всё об истории древнерусского зодчества

    «Золотое кольцо» России состоит из прекрасных древних городов: Москвы, Сергиева Посада, Ростова Великого, Ярославля, Суздаля, Костромы, Переславля-Залесского, Владимира, занимающих особое место в истории Русской земли. Здесь складывалось единое русское государство, ставшее великой Россией. Здесь, во Владимиро-Суздальской земле, зарождалась сила для будущих побед над монголо-татарами.

    Кроме названных основных городов, составляющих славу Золотого кольца, нельзя не сказать о таких прекрасных древнерусских городах как Новгород Великий, Псков, Нижний Новгород, Смоленск, Рязань, Муром, которые как драгоценные жемчужины придают кольцу еще большую красоту и славу.

    От разных периодов истории в этих городах остались памятники, архитектурные шедевры и шедевры изобразительного искусства, о которых нельзя не знать. Нельзя не знать о Троице-Сергеевой Лавре и ее Успенском соборе в Сергиевом Посаде; о Спасо-Преображенском соборе и Горицком монастыре в Переславле-Залесском; о Кремле, Яковлевском монастыре и ростовских звонах в Ростове Великом; о Спасском монастыре и Спасо-Преображенском соборе в Ярославле; о Троицком соборе Ипатьевского монастыря в Костроме; о Золотых воротах и Успенском соборе Владимира; о самом прекрасном из всех многочисленных Божьих храмов России храме Покрова на Нерли; о храмах древней Москвы и иных городов. Нельзя не знать о царских и княжеских дворцах и хоромах, о других прелестях и чудесах великой Русской земли. Нельзя не знать о великих зодчих и художниках Древней Руси, создавших бессмертную красоту – Андрее Рублеве, Феофане Греке, Данииле Черном… Все это было на самом деле, и это можно увидеть.

    Каждая эпоха вписывала в историю России имена людей, чьи судьбы связаны с судьбой городов: Владимир Мономах, Ярослав Мудрый, Сергий Радонежский, Юрий Долгорукий, Дмитрий Донской, Андрей Боголюбский, Иван Грозный, Борис Годунов, Петр I, Екатерина II… Нельзя не прикоснуться, к этой связи времен, дороге в животворящий мир красоты и прекрасного, потому что настоящее начало берет в прошлом. Нельзя не поклониться тем, кто жил в том далеком прошлом, за то, что создали и сберегли эту прекрасную боль-красоту для нас, их потомков, чтобы мы восхищались и гордились ими, чтили и бережно передавали эту красоту памяти будущих поколений.

    Путешествие-прикосновение по Золотому кольцу, которое нельзя не увидеть, начинается в столице России – Москве, из которой Троицкая дорога ведет к Троице-Сергиевой Лавре, к великому старцу русской земли – преподобному Сергию Радонежскому.

    Происхождение и становление древнерусского зодчества

    От сотворения мира и до изобретения книгопечатания зодчество было великой книгой человечества, выражавшей человека во всех стадиях его развития как существа физического, так и существа духовного.

    За свою долгую историю строительное искусство прошло огромный путь от шалаша до сложнейших по своим планировочным и конструктивным решениям сооружений. Меняются представления о возможностях строительных материалов, меняются и сами материалы.

    В наше время практически можно построить все, что подскажет воображение архитектора. Вопрос лишь в том, будет ли это целесообразно, красиво и экономично. В этом случае и молодому, и умудренному знаниями зодчему могут прийти на помощь архитектурные образцы прошлого, занявшие почетное место в ряду шедевров и являющиеся общечеловеческими памятниками культуры.

    Предлагаемая книга рассказывает о древних архитектурных сооружениях на Руси и истории их создания. Даже разрушенные и исчезнувшие с лица Земли, они продолжают учить зодчих прекрасному, вдохновляя на творческие поиски и смелые инженерные решения. И не удивительно, что истоки современных строительных традиций уходят в глубокую древность.

    Зодчество является одним из древнейших искусств на Земле. Свое первое жилище человек соорудил в начале палеолита – древнего каменного века. С тех пор прошли тысячи веков, на которые приходится 98 % времени существования человека. Первобытные люди жили, вернее, спали, в неглубоких ямах в земле. Устраивались на ночлег в густых кустарниках или лесных завалах, потом стали сооружать шалаши, хижины и окружать их камнями. Этим легким, непрочным сооружениям суждена была продолжительная история, так как они являются самыми древними видами сооружений, которые существуют в некоторых местах и поныне.

    На Урале раннепалеотическое жилище было устроено в расщелине между скал. На стоянке Молдова, что на Днестре жилище имело овальную форму, площадь – около 40 кв. м. Для сооружения стен и крыши были использованы черепа, лопатки, тазовые кости, кости ног, бивни и челюсти мамонта. Внутри в разных местах обнаружены следы очагов, а вокруг них большое количество изделий из камня и отходов от производства каменных орудий. Такие жилища представляют собой зачатки архитектуры.

    В эпоху позднего палеолита складываются различные типы жилищ. Например, для Русской равнины были характерны следующие виды жилищ:

    длинные наземные жилища с очагами в центре, окруженные небольшими землянками и ямами-кладовыми;

    округлые в плане наземные костно-земляные жилища с двумя-четырьмя окружающими его ямами-кладовыми;

    округлые углубленные в землю жилища с очагом в центре, сооруженные без заметного использования крупных костей в конструкции;

    небольшие наземные жилища с очагом, сооруженные без использования крупных костей животных.

    Поселения древнекаменного века на реке Ангара (25 – 30 тыс. лет до н.э.) расположены вдоль реки. По краю прямоугольной землянки в строгом порядке были вертикально вкопаны в землю бедренные кости мамонта. Внизу их укрепляли плитами известняка. На столбы из костей мамонта опирались рога оленя, которые переплетаясь между собой, составляли каркас крыши. К реке вел узкий коридор. Кости мамонта и оленя использовались для строительства жилья потому, что в это время, в период наступления ледника, здесь не было леса. Применялся тот материал, который давала охота.

    Эскимосы и чукчи строили свои жилища из плавника и китовых костей, а также из китовых челюстей. По конструкции эти жилища, которые называют валькар, то есть «дом из челюстей кита», очень похож на ангарские жилища. Те и другие были углублены в земле, на поверхность выступала только крыша в виде расплывчатого куполообразного бугра. Такая обтекаемая форма наиболее хорошо противостояла ветру. Вся жизнь людей сосредоточивалась вокруг очага.

    До настоящего времени основными в архитектуре считаются два типа конструкций – балочно-стоечный и арочный. Ученые предполагают, что, судя по простоте, балочно-стоечный тип является наиболее древним. Конструкция его состоит из двух столбов и перекладины, на которых крепятся кровля и стены. Арочный проект требует более точных методов расчета, так как при малейших неточностях арка может не выдержать и сооружение рухнет.

    Наиболее древними памятниками балочно-стоечной конструкции считаются дольмены. В Прикубанье и Причерноморье известно довольно много таких сооружений, построенных около 5 тыс. лет назад.

    Жилища древнекаменного века свидетельствуют о том, что арка также была известна давно – более 10 тыс. лет назад. Были найдены жилища, в которых фасад держался на арке, изготовленной из двух бивней мамонта, соединенных посредине муфтой, сделанной также из бивня мамонта. Основания бивней мамонта, которые образовывали фасадную арку над входом в жилище, были поставлены в отверстия в черепах мамонта. Черепа были закопаны в землю на 20 см и повернуты так, чтобы бивневые ячейки в челюсти, откуда росли бивни, образовывали угол, необходимый для создания арки. Арка из бивней мамонта была надежной опорой для кровли и дверного устройства. Арочный каркас жилища, устроенный из костей мамонта, удерживал кровлю весом до 2 – 3 тонн.

    Принцип арки успешно применялся и в более поздние времена. Древнейшие горшки неолита, как правило, имеют большие размеры и очень тонкие стенки. Высота сосудов зачастую достигает полуметра и более, а между тем толщина их стенок не превышает одного сантиметра. Шедевром архитектурного зодчества является купол Пантеона, который имеет соотношение диаметра к толщине купола 1 : 20, что свидетельствует о том, что в каменном веке при создании сосудов достигалось более оптимальное соотношение толщины и диаметра свода, нежели в более поздние времена. При этом необходимо иметь в виду, что купол Пантеона сооружали из прочных материалов, тогда как сосуд изготовлялся из песка и глины, в мокром состоянии рыхлых и тяжелых материалов. Свод сосуда должен был бы неминуемо рухнуть под собственной тяжестью, если не была точно рассчитана его форма.

    Такие сосуды археологи называют яйцевидными, так как своей формой они напоминают огромные яйца. Например, найденные при раскопках неолитического поселения в Башкортостане очень редкие целые сосуды имеют диаметр 30 – 40 см, высоту 50 – 70 см, а толщину всего – 1 см. По форме они напоминают яйцо, у которого срезана на 1/4 тупая часть. При любой другой форме сосуды развалились бы под собственной тяжестью еще до обжига. Более оптимальной формы свода в архитектуре до сих пор не существует.

    До нас дошли и глиняные жилища с яйцевидным сводом. Их возраст более 10 тыс. лет. Таким образом, архитектура зародилась тогда, когда человек стал сооружать свои жилища, конструировать сосуды и т. п., то есть еще в каменном веке. В то же время при строительстве стали использовать камень, глину и дерево.

    Деревянное зодчество

    Деревянные сооружения древнекаменного века до нашего времени, основном из-за пожаров, не дошли. Глинобитные и каменные строения сохранились довольно хорошо, поэтому изучены полнее. На территории лесной полосы уже в каменном веке сооружались как прямоугольные наземные дома, так и округлые, земляночного типа с перекрытиями из бревен. Встречаются и остатки сооружений из хвороста и жердей летних шалашевидных сооружений. На Урале землянка на стоянке Суртанды была вырублена в скале и перекрыта бревнами. В каменном веке стали сооружать и деревянные тамбуры, способствовавшие сохранению тепла в помещении.

    Дерево, если оно постоянно находится в воде, например в торфяниках, сохраняется тысячелетия. В эпоху бронзы бревенчатые строения господствовали даже в степной зоне. В некоторых культурах характерно преобладание срубных сооружений, бревенчатые срубы в то время ставили даже внутри могил.

    Деревянное зодчество на большей части страны господствовало до Х века почти безраздельно. Для древнерусского традиционного жилища, а также иного типа построек, было характерно соединение отдельных небольших срубов (избы, сени, клети) в одно конструктивное целое.

    Клеть – представляет собой крытый деревянный сруб прямоугольной формы; шатер – пирамидальное четырех-, шести – или восьмигранное покрытие башни, колокольни или церкви; закомара представляет собой полукруглую верхнюю часть наружных стен здания; главка, глава – увенчание церковных построек, имеющее форму луковицы, шлема, груши, устанавливается на барабане. Барабан – представляет собой цилиндрическую или многогранную верхнюю часть здания, на которой возводиться купол; обло, рубка в «обло» – способ соединения бревен по углам, при котором концы бревен выходят за пределы стены сруба; лапа, рубка в «лапу» – способ соединения бревен по углам сруба, при котором концы их не выходят за пределы стен сруба; иконостас – украшенная иконная стена, отделяющая алтарь от средней части храма. Иконы в иконостасе размещались по строгой системе. Внизу – ряд «местных» икон, выше – «деисусный», еще выше – праздничный» и пророческий; портал – архитектурно оформленный вход. Порталы украшались резьбой, росписью, лепникой, изразцами; изразцы – облицовочные плитки из обожженной глины, покрытые, как правило, глазурью; прапор – значок, знамя, флюгер, которым завершались башни крепостей и кремлей; прясло – отрезок крепостной стены между двумя башнями; ризница – помещение при церкви дл хранения утвари и одежды; балясина – фигурная стойка, из которой делают ограждения балконов, гульбищ, галерей и др.; бочка – один из видов деревянных зданий, имеющей в разрезе форму луковицы.

    В северных краях в давние времена возводились большие срубные сооружения, включавшие в единый комплекс жилье и хозяйственные постройки. Огромные северные дома ставились на высоком подклете, перекрывались двускатной тесовой крышей и выходили торцовой стороной на улицу.

    На фасадной стороне дома прорубали одно или два окна, причем в некоторых (более южных) уездах дома снаружи обмазывали глиной и белили. Необходимость закрыть щели между бревенчатой стеной и рамой вызвала появление наличников. Чтобы защитить торцы слег крыши от дождя, в конструкцию кровли была введена причелина – доска, укладывавшаяся на солому для предохранения ее от сползания с крыши. По тем же причинам появились подзоры, полотенца, пилястры по углам сруба и т. п.

    Вначале крыльцо, балкон, галерею вокруг дома и террасы строили из практических соображений. Со временем они приобрели декоративное значение. Наличники, подзоры и другие детали украшали резьбой, живописью и лепкой. Иногда резные узоры и архитектурные детали раскрашивали и расписывали красками.

    Художественное оформление здания и разнообразие архитектурных форм складывалось в зависимости от климата, преобладания различных видов строительных материалов, степени развитости промыслов и традиций. В орнаментальных узорах или скульптурных фигурах, украшающих избы и другие постройки, можно найти отражение древних дохристианских верований, быта и представлений народа.

    На начальной стадии становления каменной архитектуры Руси различные детали и элементы, характерные для деревянного зодчества, переносились в архитектуру каменных церквей и различных построек дворцового типа.

    Живописны двускатные крыши. Крепление крыши по древней традиции производилось без гвоздей. По слегам крыши укладывались курицы – еловые лесины вместе с куском корневища, загнутым наподобие крюка. На эти крюки клались деревянные желоба с двух сторон крыши (водотоки, потоки и т. п.), в них вправлялись концами доски кровли. Верхний конец досок кровли зажимался по гребню крыши охлупнем – длинным бревном с треугольной выемкой. Стоит выбить два деревянных шипа, закрепляющих охлупень, и можно легко сменить любую доску.

    Конец охлупня обычно представлял собой естественное корневище дерева, которому придавали разнообразные фигурные очертания. Иногда тесовые скаты прижимались гнетами, концы которых со стороны фронтона скреплялись небольшой, обычно резной доской, называемой огнивом. В курной избе обычно устраивали дымник высоко над крышей, для выхода дыма с боков делали орнаментированную прорезь, а сверху его покрывали маленькой двускатной крышей также с резным охлупнем.

    Выступающие торцы слег кровли часто зашивали досками (причелины, косицы, покрылки). Перпендикулярно причелинам прикреплялись короткие доски, предохраняющие от сырости торцы верхних бревен сруба, – сережки, малые подкрылки и др. Стык причелин под коньком крыши прикрывала короткая доска, называемая ветреницей. На севере такую доску называли кистью или чуской. На линии потолка снаружи иногда помещали длинную доску – подзор, которая стала прототипом позднейшего карниза.

    Металлические пилы известны с XII века, но пиленые доски использовались только для корабельного дела, а для домов до XVIII века их получали путем раскалывания бревен с помощью клиньев. При этом получались довольно толстые (до 20 см) плахи, на которых топором, долотом, а с XVIII века и пилой, наносились различные узоры. На фронтоне иногда устраивался балкон.

    Обрамление окон вначале было довольно простым. Округлость бревен вокруг оконного проема немного стесывали, и на эти стесы наносили различные узоры, наружных обкладок такие окна еще не имели. Позднее появились окна, обрамленные косяками. Их называли красными (красивыми). Верхний брус красного окна часто закрывался тесиной, украшенной резным орнаментом. Первоначально красное окно было одно, в центре фасада, а по бокам его были расположены волоковые (простые, без обкладок) окна. Такое расположение окон встречается в деревянных трапезных XVII века.

    Высокий подклет избы породил разнообразные типы крылец.

    Простейший тип состоит из лестницы и верхней площади – рундука. Сложное крыльцо имело два рундука. Крыльца были открытые и закрытые. Крыша поддерживалась колоннами. Сбоку рундуки и всход ограждались перилами, которые нередко зашивали досками. В более позднее время перила делали из резных и точеных баляс. Крыша над верхним рундуком часто была двухскаткой. Встречаются крыльца с двумя симметрично расположенными входами, направленными в разные стороны от рундука.

    Интересной архитектурной деталью построек были галереи (выходы), опоясывающие дом на уровне перекрытий второго этажа. Сбоку галереи ограждались перилами, навесом над ними часто служило продолжение ската крыши, поддерживаемое колонками. Позднее такие галереи – гульбища – устраивались в дворцовых постройках и в церквах.

    Существенным архитектурным элементом древнерусской усадьбы были ворота, располагавшиеся чаще всего возле фасада дома и обильно украшавшиеся. В северной и средней полосе России, где бытует крытый двор, ворота прорубаются в бревенчатых стенах двора. Они подвешиваются на толстых бревнах, косяках – вереях, соединенных вверху перекладиной – притолокой. Ворота обильно украшались. По воротам часто судили обо всем хозяйстве. В русских деревнях был распространен асимметричный тип ворот с проезжей частью и одной калиткой. Они крепились на трех вереях и перекрывались двускатной тесовой крышей. В западнорусских областях и в Сибири крышей покрывались не только ворота, но и вся передняя часть двора – от избы до амбара.

    Первоначально русские деревянные церкви представляли собой ту же избу (клеть), только на ее крыше устраивалась небольшая маковка – главка. Такие храмы назывались клетскими. Позднее стали сооружаться грандиозные ярусные деревянные храмы, часто крытые шатром. В русском деревянном зодчестве при строительстве церквей, при сооружении крепостных башен на обычный четырехстенный сруб – четверик – часто ставили восьмерик меньшего размера. Восьмерик был удобным переходом от квадратного сруба-клети к круглой шатровой крыше. Шатровые крыши обычно ставились над колокольней, а над храмом ставились купола.

    При строительстве дворцов соблюдался тот же принцип: на квадратную основу (четверик) – ставился другой квадрат – поменьше, затем ставили восьмигранник (восьмерик) и еще восьмерик – и так до нужной высоты. Таким образом, получался столп, который наверху заканчивался конусообразной крышей, а на церквах – куполом и маленькой луковкой. С боков пристраивали шатры или прямоугольники, соединенные между собой крытыми переходами, наружными лесенками, крылечками и т. д. Нередко получались сложные ансамбли удивительной красоты. Таким, например, был летний дворец царя Алексея Михайловича в селе Коломенском под Москвой. До нашего времени он не сохранился.

    Для украшения построек на Руси широко применялась роспись и раскраска. В летописях рассказывается о златоверхих церквах, украшенных полихромной живописью. Таким же образом был раскрашен и горел золотом Коломенский дворец. Несмотря на недолговечность деревянных построек, до наших дней сохранились некоторые храмы XVI – XVII веков. Наиболее известный из них является Преображенская церковь, построенная более 270 лет назад в Кижах на Онежском озере.

    Преображенская церковь поднимается на 37 метров, то есть до высоты 11-этажного дома. Стены церкви срублены из кондовой (особенно крепкой) смолистой сосны, а кровля покрыта лемехом из осины. Лемех – это пластины длиной около 40 см, сужающиеся к одной стороне. Лемехи вырубали топором. На покрытие Преображенской церкви в Кижах пошло 30 тысяч лемехов. Гвоздей было мало. Где можно было обойтись без них, строители применяли деревянные штыри, от ржавчины гвоздей дерево разрушается быстрее.

    Размеры крупного здания из дерева были ограничены длиной бревна, поэтому деревянные храмы больше росли ввысь, чем вширь. Для расширения их площади деревянные постройки стали делать не четырехугольными, как избы, а восьмиугольными, из восьмериков. Восемь бревен, соединенных в один сруб, давали большую площадь, чем четыре. Кроме того, восьмигранный сруб был устойчивей. К нему можно было пристроить больше приделов, галерей, крылец и др., что увеличивало площадь строения и придавало ему величественность и живописность. В основе Преображенской церкви в Кижах находятся три поставленных друг на друга и последовательно уменьшающихся восьмерика. Храм венчают 22 неодинаковых по размеру купола, что создает чувство перспективы и нарушает мертвую симметрию.

    Преображенская церковь в Кижах представляет собой многоглавый тип церкви. В деревянной архитектуре бытовали и другие типы сооружений – клетский, с кубоватым покрытием, с шатром на крещатой бочке, ярусный и др. Наиболее популярный из них был шатровый. Люди очень любили шатровые храмы за их красоту. Однако официальная церковь подвергала их яростным гонениям. В XVII веке строительство шатровых храмов было запрещено патриархом Никоном.

    Шатровый тип был естественным завершением развития многогранной формы строений. Клеть-четверик становится тесным, а шестерик, восьмерик и десятерик позволяли значительно расширить площадь храмов, их лучшим завершением был многогранный шатровый верх строения.

    Одним из историко-архитектурных памятников шатрового типа является Спасская церковь в городе Зашиверске на Индигирке, построенная в 1700 году. В своем первозданном виде без капитального ремонта она простояла более 300 лет, что говорит о необычайной прочности храма, благодаря применению в строительстве традиционных приемов русского зодчества. Из дерева в Новгороде делали не только дома и храмы (первый христианский храм – тринадцатиглавая София – была построена в 989 году из мощных дубовых бревен), но и водопровод мосты и мостовые. Мостовые на улицах Новгорода появились на 200 лет раньше чем в Париже, и на 500 лет раньше, чем в Лондоне. На окраинах Архангельска до недавнего времени находили деревянные мостовые, построенные по древнему образцу.

    Каменное зодчество

    Несмотря на то, что дошедшая до нас древнерусская каменная архитектура в какой-то мере изменена позднейшими влияниями, она имеет древнюю основу. Большое каменное строительство на Руси началось в Х веке. В архитектуре первых каменных храмов сказывалось влияние Византии, но с самого начала ярко проявились самобытные черты русского каменного зодчества. Так, в основе киевской Софии лежал пятинефный принцип, но в то же время храм отличался большим своеобразием – имел тринадцать куполов над сводами, а не дошедшая до нас Десятинная церковь (первое каменное здание Киева) – имело 25 куполов.

    Характерной чертой древнерусского каменного зодчества с самого начала его возникновения являлось умение создателей органически вписывать храмы в окружающий ландшафт. Мастера умело выбирали места для храмов по берегам рек, озер, на возвышениях, чтобы они были маяками для путников. В широкий равнинный пейзаж, пересекаемый мягкими очертаниями холмов, древние русские церкви вписывались как необходимый завершающий вертикальный акцент среди волнистых линий. Церкви не были слишком высокими, ни угловато-остроконечными, им свойственна компактная пластичность и округленность форм. Они не противоречат пейзажу (хотя и господствуют над ним), а объединяются с ним в единое целое.

    В XII веке утвердился тип крестово-купольного храма. Он был шести – или четырехстолпный, одноглавый, со шлемовидной главой на высоком барабане и выступающими полуцилиндрическими абсидами с восточной стороны. Другие стены расчленены лопатками (пилястрами) на три части – соответственно разделению внутреннего пространства храма. Каждое деление стены завершается полукружиями коробового свода – закомарами. Закругленные абсиды, волнистая линия закомар, круглый барабан и мягко завершающий его купол исключают угловатость, храм выглядел почти скульптурно. Чудесным произведением древнерусской архитектуры является церковь Покрова на Нерли. Она одна стоит в поле, на берегу реки, вокруг нет никаких строений, словно огромная белоснежная статуя церковь видна издалека, даже с окраины Владимира.

    Очень рано сложились на Руси определенные архитектурные школы: новгородская, киевская, псковская, владимирская и др. Особенностью, например, псковской и новгородской архитектуры было то, что здесь строили крупные здания не из кирпича, а из естественного камня. Во Владимире широко применяли белый тесаный известняк. Редчайшим памятником владимирской архитектуры являются Золотые ворота Владимира, сохранившиеся до нашего времени.

    Основными характерными особенностями архитектурного стиля древнерусского зодчества X – XII века являются стройность силуэта, изящество плавно изогнутых линий и строгость внешнего вида в контрасте с пышным убранством интерьера.

    В конце XII века начинается новый этап развития древнерусской архитектуры, прерванный в 30 – 40–х годах следующего столетия монголо-татарским нашествием. В этот период большое внимание уделяется внешней отделке зданий. Если в предшествующее время даже такие значимые храмы, как новгородская София, были выложены простым, необработанным камнем без каких-либо особых украшений, то теперь почти повсеместно основное внимание уделяется внешним формам – экстерьеру. В этом состоит особенность нового архитектурного направления. Для него также характерны стройная пирамидальность силуэта здания и чрезвычайно богатая декоративная разработка фасадов.

    Вертикальная динамическая устремленность композиции, придававшая архитектурному образу русской церкви характер храма-монумента, проявлялась во всех русских архитектурных школах того времени. Дальнейшему его развитию помешало нашествие. На большей части страны каменное строительство надолго прекращается. Ценнейшие памятники архитектуры разрушаются. Однако древние традиции русской архитектуры сохранились.

    После превращения Москвы в столицу государства особенно оживленное строительство идет в Московском Кремле. В 1475 – 1479 годах строится Успенский собор. Здание собора по стилю близко владимирской архитектуре, с характерными для нее узкими щелевидными окнами, куполами-шлемами, строгими, белокаменными стенами с аркатурным поясом. В 1484 – 1489 годах неподалеку от Успенского собора возводится Благовещенский собор, в 1505 – 1509 годах сооружается Архангельский. Удивительным архитектурным памятником этого времени является Грановитая палата, представляющая собой квадратное одностолпное строение с замечательной фресковой живописью. В 1485 году начинается сооружение стен нового Кремля. В центре Кремля высится Иван Великий – церковь-столп со звонницей наверху.

    В XVI веке русская архитектура достигает нового расцвета. В это время создаются такие выдающиеся памятники, как храм Вознесения в селе Коломенском (1532 год), Покровский собор на Красной площади, Смоленская крепость и др.

    Огромную роль в жизни страны сыграли монастыри. В XIV веке митрополит Алексей, Сергий Радонежский и их ученики перевели монастыри с келиотского устава на общежитейный. В связи с этим в монастырях начинают строиться крупные столовые – трапезные. Площади монастырей разрастаются. Для их охраны возводятся мощные сооружения. В XIV – XV веках возникли крупнейшие монастыри: Троице-Сергиев, Ферапонтов, Кирилло-Белозерский, Соловецкий, Спас-Ефимьев и др. К концу XVI века в стране насчитывалось до 200 монастырей. Создание многих монастырей связано с деятельностью тех, кто осваивал российские земли.

    Одним из выдающихся памятников зодчества является Соловецкий монастырь. Монастырь был мощнейшей крепостью, в течение почти 300 лет прикрывавшей единственный морской путь в Западную Европу. Строительство Соловецкого кремля началось в XV веке, а завершилось к началу XVI-го. Несокрушимость кремля обусловлена, прежде всего, тем, что при его создании было найдено оптимальное решение древней строительной проблемы.

    С давнего времени в архитектуре боролись два принципа: стремление использовать естественный камень и попытка заменить его искусственным кирпичом. Кирпич – хрупок, а естественный камень – практически вечен, однако для того чтобы сложить из него крупное сооружение, нужно придать каждому камню ровную поверхность, что требовало огромного труда.

    Небольшие пустоты или слабые места в стене вели к разрушению здания. Стены кремля на Соловках сложены из огромных многотонных глыб, но их не обтесывали и не подгоняли. Пространство между глыбами заполняли кирпичом и известью. Стены получились особенно прочными, так как внешняя цементирующая камень корка не была нарушена. Занимая малую площадь, кирпич не разрушался, ему некуда было осыпаться, так как со всех сторон он был зажат многотонными валунами. Так издавна строили и в Новгороде, но таких огромных блоков, как в Соловецком монастыре, нигде не использовали.

    В XVI веке внутри Соловецкого кремля возводятся крупнейшие каменные сооружения Руси того времени – Успенская трапезная церковь (1552 – 1557), Спасо-Преображенский собор (1558 – 1566) и многочисленные постройки. Для промысла в монастыре строились одни из первых на Руси каменные производственные помещения. Здание водяной мельницы является древнейшей из сохранившихся построек производственного характера. Через крытую аркаду оно соединялось с помещением сушильни, где перед помолом сушилось зерно.

    Очень интересна архитектура этих зданий. Фасад мельницы членится широкими лопатками и завершается под карнизом декоративным фризом – богатым на освещенном фасаде и более скромным – на фасаде, затененном галереей. Торцовые фасады завершались щипцами, и линия карниза здесь соответствовала наклонным линиям двускатной крыши. Таким образом, декоративный пояс карниза изменялся в зависимости от линии кровли и условий освещения при одних и тех же декоративных элементах. Стремление к высокохудожественному совершенству архитектуры скромного хозяйственного сооружения, расположенного на скрытом от посторонних взоров хозяйственном дворе, является важной особенностью, свидетельствующей о тонком художественном чутье народных мастеров.

    Тысячелетние традиции деревянной архитектуры не были забыты и в XVI – XVIII веках. В XVI – XVII веках и в каменной архитектуре сформировался своеобразный шатровый стиль, копирующий соответствующие деревянные сооружения. Так, в Москве в Покровском соборе на Красной площади можно увидеть много типичных для деревянной архитектуры деталей. Здесь и крытые переходы, и наружные лестницы, крылечки, и сочетания шатрового и луковичных верхов, и многое другое, определяющее народный вкус.

    В Софийском соборе Новгорода также сказалось влияние традиций русской деревянной архитектуры, но в более скрытой форме. В начале XVII века наблюдается некоторый упадок в развитии архитектуры, связанный с иностранной интервенцией и разрухой. Конец XVII века характеризуется новым расцветом русской архитектуры. В это время с Запада в русские города проникают элементы архитектурного стиля барокко (в переводе с итальянского – странный, неправильный), который распространился из Италии во многие страны.

    Барокко представляет собой торжественный и пышный стиль, который характеризуется изогнутыми формами и линиями, обилием лепных или резных внешних и внутренних украшений, затейливыми завитками узоров, статуями, лепными виньетками и др. В русской архитектуре влияние барокко сказалось несколько позднее. Сложившийся в конце XVII века стиль нарышкинского или московского барокко вырос на основе местных архитектурных традиций и свидетельствовал лишь об отходе строителей от церковных догм.

    В основном эти памятники строились как типичные для Руси ярусные храмы с колоколами. Главной частью таких зданий является восьмерик на четверике с восьмилотковым сомкнутым сводом и колокольней над ними с небольшой главкой. Такие здания были типичны для конца XVII века. Эти церкви-колокольни имели в русской архитектуре давние традиции. К ним относятся Духовская церковь XV века в Троице Сергиевском монастыре, церковь-колокольня в Александрове XVI века и др.

    Русские храмы в стиле барокко обычно высокие, с легкими изящными контурами. В XVIII веке русское барокко начинает приобретать западноевропейские черты. В этом стиле начинают строиться петербургские дворцы, а также дворцы в Царском Селе и Петергофе. Великолепие Екатерининского дворца поражает: огромной длинный фасад, скульптуры, яркая позолота на белом и голубом фоне, серебристые крыши и др. Не менее прекрасны и торжественны Зимний дворец и Смольный институт. В стиле барокко строили известные зодчие – Растрелли, Ухтомский, Чевакинский, Квасов и др.

    Во второй половине XVIII века в России, как и во многих европейских странах, распространяется новый архитектурный стиль – классицизм. Подобно архитектуре эпохи Возрождения, классицизм возвращается к основным античным ордерам или стилям, существовавшим в Древней Греции – дорическому, ионическому, коринфскому. В принципе ордерная система представляет собой ту же балочно-стоечную конструкцию, которая лежала в основе древнего жилища и дольмена, но более сложная, усовершенствованная и четко разработанная.

    В дорическом ордере массивный ствол колонн с вертикальными ложбинами – канелюрами – вырастает прямо из каменного пола – стилобата, вверху колонна завершается круглой подушкой – эхином, поддерживающим более широкую квадратную плиту – абаку. Эхин, абак и примыкающую к ним снизу шейку колонны называют вместе капителью колонны. На капителях лежит поперечное крепление – антаблемент. Он состоит из балки – архитрава, горизонтально лежащей на капителях колонны, фриза, расположенного над архитравом и расчлененного на прямоугольные триглифы и квадратные плоскости – менопы с рельефными изваяниями, и карниза. Выше антаблемента находится фронтон – треугольник, образующийся при двускатном покрытии на торцах здания. На нем обычно расположены многофигурные композиции монументальной скульптуры.

    Ионический стиль – более изящный. В некоторых случаях дорические храмы сравнивают с мужской фигурой, а ионические – с грациозной фигурой женской. Колонна здесь вырастает из базы и завершается капителью с волютами (закруглениями в виде спирали).

    В коринфском ордере по сравнению с дорическим колонны более стройные и изящные. Капитель колонны со временем стала похожа на корзину из листьев. Образцы ионического стиля в сравнении с ними казались уже скромными.

    На территории страны стали вновь возрождаться и распространяться белоснежные портики и храмы античного вида. Однако в некоторых случаях колонны из несущих конструкций превращаются теперь в декоративные элементы. Наряду с ними часто употребляются пилястры, представляющие собой четырехгранные колонны, утопленные одной стороной в стену.

    Отличительными признаками классицизма в архитектуре являются строгие геометрические формы, безупречная композиция и точно выдержанные пропорции здания. Архитекторы Д. Кварнеги, И. Старов, К. Росси, М. Казаков, О. Бове, А. Воронихин, В. Баженов и другие создали выдающиеся произведения в этом стиле: Казанский собор в Санкт-Петербурге, дом Пашкова в Москве и др.

    В конце XVIII – первой половине XIX интенсивно развивается усадебная архитектура, в которой господствует стиль классицизм, как ранний, так и ампир (от франц. – «империя») – поздний классицизм. Примерами являются ансамбли Архангельского, Останкина, Кускова, Муранова, Остафьева, Ольгова, Никольского-Урюпина. В это время богатые купцы заказывали вычурные, перегруженные излишними украшениями особняки с деталями самых разных стилей – от романского до барокко. Как правило, строения романского стиля представляют собой возвышающиеся на холмах каменные храмы и замки со сторожевыми башнями. Фасады храмов несут выразительную скульптуру с большеголовыми и большерукими изваяниями. В романском стиле отразились древние христианские и языческие представления. На капителях и у подножия колонн, на окнах, стенах, особенно у дверей романских соборов, гнездятся и кентавры, и львы, и полуящеры-полуптицы, и всякого рода языческие химеры.

    Позднее распространяется так называемый псевдорусский стиль, представляющий собой имитацию старинной русской архитектуры. Одновременно с псевдорусским стилем зарождается стиль модерн, не получивший широкого распространения.

    Краткий словарь архитектурных терминов

    Алтарь – восточная возвышенная часть христианского храма. В православной церкви отделена от общего помещения иконостасом.

    Ампир – художественный стиль, ориентированный на римскую античность, копирование образцов древнеримского и древнеегипетского декора.

    Анфилада – ряд помещений, последовательно соединенных дверными проемами, расположенными на одной оси.

    Апсида – алтарный выступ с восточной стороны в христианских церковных зданиях, полукруглый или многоугольный.

    Арка – архитектурная форма в виде проема с криволинейным очертанием верхней части.

    Аркада – ряд арок, опирающихся на столбы или колонны.

    Аркатура – украшение стены в виде декоративных арочек.

    База – основание колонны или пилястры.

    Барабан – столб, несущий, купол или главу.

    Барельеф – скульптурное изображение или орнамент на плоскости, выступающие над поверхностью фона не более чем на половину своего объема.

    Барокко – художественный стиль, отличающийся декоративной пышностью, сложными формами, живописностью и эмоциональной экспрессивностью.

    Витражи – композиции из цветного стекла в оправе.

    Волюта – завиток в виде спирали, архитектурная деталь.

    Восьмерик – восьмигранный объем.

    Галерея – длинное крытое светлое помещение, соединяющее части здания.

    Глава – купол с барабаном, венчающий здание христианского храма. Церкви бывают одноглавые, трехглавые, пятиглавые, многоглавые.

    Граффити – древние и средневековые посвятительные, магические, бытовые надписи, нацарапанные на стенах зданий.

    Гульбище – галере, опоясывающая здание с двух или трех сторон.

    Декор – совокупность элементов украшений.

    Детинец – внутренняя часть крепости, где во время осады укрывалось мирное население.

    Закомара – полукруглая верхняя часть наружных стен здания.

    Звонница – верхняя часть колокольни, в которой подвешивают колокола. В древнерусской архитектуре еще и ранняя форма колокольни – стена с проемами для колоколов (XII – XVI века).

    Изразцы – облицовочные плитки из обожженной глины, покрытые, как правило, глазурью.

    Иконостас – украшенная иконами стенка, отделяющая алтарь от средней части храма.

    Интерьер – внутреннее пространство здания или отдельного помещения.

    Капитель – верхняя, обычно декоративная, часть колонны или пилястры.

    Карниз – выступающий горизонтальный пояс на стене. Бывает венчающим стену и промежуточным, имеющим декоративное значение.

    Классицизм – художественный стиль, ориентированный на античное искусство как норму и идеальный образец. Отличается стремлением к ясности и чистоте пропорций, уравновешенности и гармонии форм.

    Колокольня – башня с открытым ярусом для колоколов, стоящая рядом с храмом или включенная в его композицию.

    Колонна – вертикальный опорных элемент, оформленный в соответствии с определенным архитектурным стилем.

    Колоннада – ряд колонн, объединенных горизонтальным перекрытием.

    Кокошник – декоративное украшение в виде полукружия с повышением в центре.

    Купол – сводчатое перекрытие.

    Лопатка – вертикальный плоский выступ на стене.

    Локарн – чердачное окно.

    Мезонин – надстройка над средней частью дома.

    Мозаика – изображение или узор, выполненный из цветных камней.

    Наличник – декоративное обрамление оконного проема.

    Неф – вытянутое помещение, часть интерьера, ограниченная с одной или обеих продольных сторон рядом колонн или столбов.

    Ниша – углубление в стене, пригодное для установки в нем скульптуры, иконы, вазы или других предметов.

    Ордер – порядок в расположении несущих и несомых частей, решающий и конструктивные, и художественные задачи.

    Пейзажный парк – территория, где искусственно создается среда, подобно естественной, природной, но с учетом появления привлекательных картин.

    Пилястра – плоский вертикальный выступ на поверхности стены, повторяющий все части и пропорции колонны того или иного ордера.

    Подклет – нижний этаж жилого дома или храма, обычно имеющий служебно-хозяйственное назначение.

    Портал – декоративно обработанный дверной проем здания.

    Портик – галерея с колоннами или столбами.

    Придел – пристроенные к основному храму небольшие церкви, имеющие дополнительный алтарь для богослужения. Чаще всего соединяются с притворами галереями.

    Притвор – дополнительная пристройка, обычно перед главным и боковыми входами в храм, предназначающаяся для лиц, не имеющих права присутствовать на богослужении.

    Прясло – отрезок крепостной стены между двумя башнями.

    Рака – гробница, в которой хранятся мощи святых.

    Регулярный парк – территория, на которой деревья, кустарники и цветы посажены по строго геометричным рисункам.

    Ризалит – выступ стены со всеми частями.

    Рококо – художественный стиль, характеризующийся деструктивностью, изысканностью, граничащей с манерностью. Другое название – стиль Людовика XV.

    Ротонда – круглое в плане здание перекрытое куполом.

    Рустовка (рустика) – рельефная кладка или облицовка здания камнями с выпуклой поверхностью.

    Свод – перекрытие из кирпича или камня. В русской архитектуре наибольшее распространение получили типы сводов: цилиндрический, коробовый, крестовый, сомкнутый, крещатый, купольный, ступенчатый.

    Стилобат – каменные плиты под колоннами, трехступенчатое подножие храма.

    Трапезная – тип монастырского сооружения, включающего зал для собраний и трапез. Пристройка с западной стороны церкви.

    Фреска – живопись по сырой штукатурке. Краски при этом разводятся чистой или известковой водой.

    Фриз – орнаментальная композиция в виде горизонтальной полосы, расположенная в верхней части стены внутри или снаружи помещения.

    Фронтон – треугольное поле, ограниченное двумя скатами крыши по бокам и карнизом у основания. Декоративные фронтоны могут украшать двери и окна в здании.

    Хоры – балкон в верхней части церковного здания.

    Цоколь – нижняя часть стены, стоящая непосредственно на фундаменте.

    Четверик – четырехугольный объем.

    Шатер – пирамидальное четырех-, шести, – восьмигранное покрытие башни, колокольни, крыльца или церковного здания. Применялось в русском деревянном и каменном зодчестве.

    Шпиль – остроконечный конусообразный стержень, которым заканчивается верхушка здания.

    Ярус – горизонтальное членение фасада, соответствующее этажу здания.

    Как зарождалось русское изобразательное искусство

    Происхождение и становление древнерусского изобразительного искусства

    Возникновение искусства связано с познанием человеком окружающего его мира. Со времени позднего палеолита до нас дошли памятники живописи, скульптуры и прикладного искусства. Первые памятники первобытной живописи найдены более 130 лет назад. В 1879 году испанский археолог М. Саутола открыл многокрасочные изображения палеолитической эпохи в пещере Альтамира в Испании. В 1895 году были найдены рисунки первобытного человека во Франции. В 1901 году во Франции обнаруживают более 300 рисунков мамонта, бизона, оленя, лошади, медведя, человека. Позднее находят рисунки и в других пещерах. Изображения животных на потолке и стенах пещер изумительны. Искусствоведы сравнивают их с творениями Фидия, Леонардо да Винчи, Микеланджело.

    В 1959 году палеолитические рисунки, на которых были изображены мамонты, лошади, носороги были открыты и в пещерах Урала. Глубокая древность найденных рисунков была подтверждена специальными анализами. Самые ранние образцы пещерной живописи насчитывают свыше 30 тысяч лет, самые поздние – около 12 тысяч лет.

    В позднем палеолите распространенным становится скульптурное изображение обнаженных женщин. Размеры статуэток невелики – от 5 до 10 см и обычно не более 15 см в длину. Вырезаны они из мягкого камня или мраморной кости. Такие фигурки найдены в Бельгии, Италии, Германии, Франции, Австрии, очень много их найдено на территории бывшего СССР.

    Среди женских статуэток есть и фигуры в одежде: обнажено только лицо, все остальное затянуто в сшитый шерстью наружу, плотно облегающий тело, своеобразный комбинезон. Очень похожую одежду носят до сих пор арктические охотники на морского зверя и оленеводы тундры. 25 тысяч лет назад на берегах Байкала тоже была тундра. Холодные зимние ветры заставляли древних людей закутываться в теплые одежды из меха, позволяющие быстро передвигаться.

    В большом количестве на Урале найдены сосуды каменного века, по которым видно, как первобытные охотники и рыболовы разрисовывали свою утварь. Под Нижним Тагилом вместе с обломками сосудов найдены деревянные изображения людей и животных – «уток». Особенно интересны, сделанные с большим мастерством, ковши в виде птиц. Чаще всего рисунки на них выдавливались специальным штампом. Особенно много таких штампов найдено на стоянках озер яшмового пояса Урала, а также в других местах.

    Штампы делали из раковин, кости, дерева. С помощью комбинации различных оттисков штампов на стенках сосудов создавались сложные рисунки и удивительные картины. К памятникам искусства относят также изделия из резного камня с орнаментом.

    Многие произведения искусства найдены в курганах эпохи раннего металла. Интересны рисунки птиц на сосудах, найденных в курганах II тыс. до н. э., на Урале. Известные на Урале с неолита, деревянные ковши в виде уток и лебедей, вновь широко изготовляются здесь много веков спустя в XVI – XVII столетиях. Даже когда деревянную посуду стали делать с помощью токарного станка, и она стала круглой, ковши в виде птицы ладьевидной формы продолжали мастерить вручную. Исследователи русской деревянной посуды отмечают сходство таких ковшей с неолитическими ковшами Урала. Как правило, они хранились в церквах и употреблялись во время полуязыческих праздников, когда усопших поминали совместной трапезой.

    Богаты произведениями искусства курганы I тыс. до н. э., особенно курганы предскифского и скифского времени. В могилу царя скифы клали не только убитых рабов, конюхов, жен и лошадей, но и большое количество золотых и серебряных вещей. Раскопки скифских курганов дали возможность судить о развитии искусства в середине I тыс. до н. э. Особенно любили скифы изображать зверей, словно застывших в движении. Часто изображался бегущий олень с приподнятой головой. Такие фигурки оленей встречаются при раскопках на территории от Причерноморья до Сибири.

    Кроме оленей, скифские художники изображали барсов, лосей, львов, коней, орлов, медведей и др. Всегда подчеркнуты их мускулы, уши, глаза, пасти. В скифских курганах довольно много найдено золотых и серебряных сосудов с изображениями различных сцен из жизни скифов, что позволяет выяснить многие детали из жизни и быта населения степной зоны.

    В это же время широко было развито ковроделие. Найденный на Алтае ковер, изготовленный в V – IV веках до н. э., украшен сложным рисунком, на котором изображены фигуры фантастических грифонов, слоны, лошади с людьми. Круглая скульптура, барельеф, силуэтные и полихромные плоские рисунки вырезались из дерева или шились из войлока, кожи, меха, ниток, волоса, листового золота и олова, минеральных красок. Интересны сцены борьбы зверей – нападения тигров или барсов на быков или оленей, воспроизведенные аппликацией на седельных покрышках.

    Изображения богов и богинь в то время в большинстве случаев делалось из дерева и до нас не дошли. О развитии скульптуры в дохристианской Руси можно судить по небольшим фрагментам и обломкам скульптур, найденным при раскопках в Новгороде, Пскове и других местах. До нашего времени был известен всего лишь один целый памятник древнерусской каменной скульптуры – Збручский идол, найденный в середине XIX века и хранящийся в музее Кракова.

    Найденный на Збруче (приток Днестра) идол, представляет собой четырехгранный столб высотой 2,7 метра, на каждой из четырех сторон которого изображены различные фигуры, расположенные тремя ярусами. По мнению ученых, три горизонтальных яруса изображений символизируют деление вселенной древними славянами на небо (мир богов), землю (мир людей) и подземный мир, таинственные обитатели которого держат на себе землю. Позднее в тех же местах были найдены святилище и постамент, на котором стоял идол.

    Интересным языческим сооружением является святилище Перуна около Новгорода Великого. Оно расположено в урочище, которое до сих пор называется Перынь, на холме, окольцованном по склонам сосновой рощей, в том месте, где Волхов вытекает из озера Ильмень. В центре святилища находится приподнятая площадка диаметром 21 метр. Она окружена рвом шириной до 7 метров и глубиной до 1 метра. В центре стояла деревянная статуя Перуна, которая, как сообщает летопись, в 988 году была срублена и сброшена в Волхов. Перед идолом находился жертвенник, представляющий собой круг, сложенный из булыжников. Ров образует восемь дугообразных лепестков, в каждом из которых во время праздника горел ритуальный огонь. Для Перуна огонь на лепестках цветка был священным.

    Дохристианская Русь знала литье, чеканку, керамику, вышивку, владела тонким искусством эмалей. На Руси изготовляли искусные ювелирные вещи – бронзовые амулеты и украшения, пряжки, серьги, ожерелья, увитые сканью и др. В узоры этих изделий вплетались птичьи, звериные и человеческие фигуры, представляющие собой славянский вариант «звериного стиля».

    Своеобразные многоглавые храмы украшались языческими изображениями и после принятия христианства. Несмотря на жестокие преследования и запрещения изображать что-либо на стенах храмов, кроме орнамента и живописи, мастера-каменотесы при сооружении их вырубали из камня запрещенную скульптуру. Изображения языческих божеств можно найти на стенах храма Покрова на Нерли, Дмитриевского собора во Владимире, в Георгиевском соборе в Юрьеве-Польском и др.

    В XII веке художественное первенство перешло от Киева к Владимиро-Суздальскому княжеству. Здесь находится одно из прекраснейших зданий всей древнерусской архитектуры – церковь Покрова на Нерли, построенная в 1165 году. Сейчас она стоит уединенно на берегу речки Старицы и воспринимается не только как памятник архитектуры, но и как произведение скульптуры. Как статуя, она вертикальна, устремлена ввысь. Высотность смягчена мотивом полукружия: полукружием закомар, перекрытий, декоративных арочек, дверей и венчающим полушарием главы, которая раньше была шлемовидной. Стены оживляет рельеф, который не ограничивался пилястрами и аркатурой. В закомарах сделаны лепные украшения. Посредине их находится человеческая фигура с музыкальным инструментом, по бокам львы, грифоны, ниже загадочные женские маски.

    Аналогичное, но более богатое декорирование, сплошь покрывает стены Дмитриевского собора во Владимире. К центральной фигуре Давида с обеих сторон тесными рядами идут всевозможные существа – ангелы, птицы, животные, языческие кентавры и грифоны.

    В XI веке строились богато украшенные храмы Софии в Новгороде, Киеве, Полоцке. Софийский храм в Киеве был украшен мозаиками и фресками приезжих греческих мастеров, но в них заметно и влияние русских художников. Мозаика сохраняет всю красочность и линейную изысканность зрелого византийского стиля, но в ней больше жизненной энергии и прямой обращенности к людям.

    Богородица в киевской Софии, стоящая с воздетыми руками, – Оранта (молящаяся) – считалась олицетворением «матери городов русских». По легенде, пока стоит эта «Нерушимая стена», будет стоять и Киев. Облик и поза Оранты, оберегающий жест поднятых рук, фигура Оранты кажется живой. Она будто идет навстречу, смотрит в глаза всем, кто входит в храм, золотой нимб над ее головой ярко светит даже в сумерках.

    По сравнению с владимирскими новгородские церкви выглядят приземистыми, скупыми на украшения, но более крепкими. Внутри они расписывались, снаружи их стены большей частью росписи и скульптуры не имели. Мозаичная техника здесь развития не получила, но обрела жизнь фреска – живопись по сырой штукатурке. Наиболее интересна роспись конца XII века была в разрушенном гитлеровцами храме Спаса на Нередице. Сохранилась лишь небольшая часть его фресок.

    Фрески представляют собой галерею языческих богов и новгородских жителей в облачении христианских святых. Фигуры их мужественные, суровые и коренастые. Среди них много бородатых старцев, которые при родовом строе они почитались особо, как родоначальники большой семьи.

    Росписи Феофана Грека продолжают традиции новгородской фрески, но он вносит в нее динамичность – порывистые белые штрихи оживляют темно-терракотовые узкие лики, словно молнии. Его «Старец Макарий» на фреске Спасо-Преображенской церкви в Новгороде предстает как человек, обуреваемый страстями.

    Традиции фресковой живописи продолжались и в иконописи. «Икона» в переводе с греческого означает – изображение. Ранние иконы служили как бы заменой монументальных фресок. Они представляли собой величавые фигуры в человеческий рост. Такова Богоматерь Великая Панагея XII века – с тонким ликом, написанная на золотистом фоне, напоминающая мозаичную Оранту в киевской Софии, но более стройная по пропорциям. Затем иконы развиваются в особый, повествовательный жанр средневековой иконописи. Это уже не только фигуры и лики святых, но и сюжетные изображения событий евангельской истории.

    В некоторых случаях центральная часть святого окружается по бокам маленькими композициями («клеймами»), развертывающими подробную повесть о его житии, его испытаниях и подвигах. Особенно интересны такие иконы, посвященные местным святым. Здесь изображаются реальные здания, города, храмы, монастыри, позволяющие представить подлинный облик, несохранившихся или плохо сохранившихся древних сооружений.

    Древние русские иконы писались на деревянных досках, большей частью липовых и сосновых. Перед нанесением рисунка доски покрывали алебастровым грунтом – «левкасом». Чтобы краски ярче сияли и чтобы предохранить изображение от порчи, его покрывали вареным растительным маслом – олифой. Но через несколько десятков лет олифа начинала темнеть, тогда икону «подправляли», то есть фактически по ней писали новую, так как старое изображение было иногда уже плохо различимым.

    Когда в начале ХХ века древние иконы начали расчищать, то оказалось, что древние рисунки, спрятанные под многими слоями более поздней росписей, хорошо сохранились и приобрели твердость и плотность кости. Впервые были освобождены от темной олифы и поздних подрисовок новгородские иконы, что вызвало большой интерес к старым темным доскам, хранившимся в сараях и запасниках церквей. Музеи стали разыскивать и скупать старые иконы. В Третьяковской галерее и Русском музее в Петербурге собрались большие коллекции древнерусской живописи. В 1913 году в Москве была организована выставка древнерусского искусства и иконами XV – XVI веков.

    В дальнейшем для поиска старинных икон в Новгород, Псков, Вологду, Звенигород, Троице-Сергиевую лавру, Тверь, в Поволжье, Ярославль, на Север и другие места, были направлены специальные экспедиции. Изучение собранных богатейших коллекций позволило установить, что в древнерусской живописи был ряд самостоятельных школ и что во всех школах преобладало особое, чисто русское искусство, в котором отразилось живое народное творчество, перекликающееся своей просветвленностью и особой ясностью с античной живописью, которое следует рассматривать как одно из самых совершенных проявлений русского народа.

    Изучение икон показало четкие границы московской и новгородской школ. Затем были открыты псковская и тверская школы древнерусской живописи и конкретизированы творчество и характер письма великих художников Феофана Грека, Андрея Рублева и Дионисия. Начало русской живописи восходит к Х веку, когда после принятия христианства в Киев приехали первые византийские художники, которые работали вместе с русскими мастерами. В это время стали складываться русско-византийские мастерские.

    Художники украшали мозаиками, фресками и иконами прославленные киевские храмы – Десятинную церковь и храм святой Софии. Под влиянием действительности эти мастера довольно быстро перешли от византийских канонов к чисто русским национальным стилям. Этот процесс лучше изучен по фрескам, так как русских икон XI века пока не найдено.

    Наиболее известным русским живописцем XI века был монах Печерского монастыря Алимпий, которого в летописях называют достойным соперником греческих мастеров. В XII – XIII веках стали складываться местные художественные школы живописи. Наиболее ранние из икон XII – XIII веков относятся к трем школам: новгородской, владимиро-суздальской и ярославской. В республиканском Новгороде уже в XII веке наметился отход от византийского наследия и во фресках стали четко проявляться местные традиции письма. Ранние новгородские иконы («Георгий», «Архангел», «Успение») еще отражают византийское влияние, но в XIII веке значение византийской школы значительно снизилось.

    Владимиро-суздальская живописная школа получила особый расцвет во второй половине XII – первой трети XIII века. Из этой школы в то время вышел «Деисус», украшавший царские врата. Позднее вокруг таких деисусных икон стали ставить на архитраве иконы с изображением апостолов.

    В XIV – XV веках появились новые ряды икон с изображением христианских праздников и пророков. Так постепенно стал складываться русский иконостас, оформлению которого были посвящены лучшие работы древнерусских художников. В Византии не было иконостасов, не было его и в западных храмах. В католических храмах широко была представлена объемная скульптура. В православной церкви она была запрещена, так как деревянная и круглая скульптура была широко развита у язычников и церковь не желала чтобы скульптурные образы в храмах вызывали ненужные для христианства ассоциации с языческими идолами.

    В храмах Византии алтарь отделялся от молящихся только невысокой перегородкой. Разрастаясь в стену из икон, эта перегородка стала называться иконостасом. Окончательно он стал обязательной принадлежностью любой церкви к XV веку. Расположение икон на иконостасе было строго упорядочено. Посередине главного ряда самых крупных икон был помещен «Деисусный чин», или просто «Деисус» («моление» или «прошение»): Христос на троне, а рядом иконы Марии и Иоанна Предтечи, с наклоненной в его сторону головой и протянутыми к нему руками.

    Этот сюжет заимствован из Византии, но в русских храмах он был дополнен фигурами архангелов Михаила и Гавриила, апостолов Петра и Павла на отдельных иконах. Ниже располагался ряд икон, связанных с данным храмом. Выше главного яруса находились иконы, посвященные христианским праздникам, еще выше находились иконы с пророками и, иконы с праотцами (с XVI века).

    Мастера из Ярославля создавали иконы монументальные, необычные по цвету и особой силе эмоционального выражения. От ярославской школы до нас дошли две большие иконы: «Знамение» и «Толгская Богоматерь».

    Многие памятники древнерусской архитектуры и живописи были уничтожены во время монголо-татарское нашествия. Только в Новгороде и Пскове сохранились культурные традиции. В XIV – XV веках в Новгороде создаются лучшие памятники иконописи. Темы здесь просты и образны. Новгородцы любили изображать крепкие, приземистые фигуры ярко выраженного русского типа, с резким выражением лица. Краски их ярки и контрастны.

    Псковские иконы, с их подчеркнутой простонародностью, выделяются особой экспрессией, в которой господствуют зеленые и оранжево-красные цвета.

    Наиболее выдающиеся произведения иконописи создала московская школа во главе с Андреем Рублевым. Вначале московская школа примыкала к владимиро-суздальским традициям. Позднее она стала использовать византийское художественное наследие. В 1395 году в Москву был приглашен из Новгорода прославленный византийский художник Феофан Грек, который нашел здесь вторую родину. Наиболее знаменитым художником московской школы был Андрей Рублев (ок. 1370 – 1430). В Москве он расписывал Андроников монастырь. Здесь он жил и в монастыре похоронен. Сейчас в этом монастыре Музей им. Андрея Рублева.

    Иконы Андрея Рублева «Спас», «Архангел Михаил», «Апостол Павел» украшают Третьяковскую галерею. Самой известной иконой Рублева является знаменитая «Троица». Она была обнаружена в Троицком соборе Троице-Сергиевой лавры. Расчищать ее начали в 1904 году, так как по письменным источникам было известно, что эта икона принадлежит его кисти.

    «Троица» изображает библейский сюжет, когда к патриарху Аврааму явились трое прекрасных юношей и он, угадав в них ангелов – воплощение троичного начала божества, заклал тельца и угостил их. Византийские художники передавали сцену во всех подробностях, изображая в деталях стол с яствами, сцену заклания и т. д. Рублев все сосредоточил на главном. В чаше, вокруг которой сидят ангелы, – голова жертвенного тельца, символа жертвенности Иисуса Христа. Три ангела расположены так, что зримо перекликаются сосредоточенностью, душевной лаской и чистотой. Сияют пронизанные светом нежные краски, чудесен рублевский голубец. В глазах ангелов – мечта, преданность друг другу и предчувствие неотвратимой печали.

    Другим выдающимся московским мастером был Дионисий (ок. 1440 – 1503). Он стал продолжателем традиций Андрея Рублева. Его также привлекали легкие, радостные краски, певучий и плавный ритм линий. В его иконах проявляются новые черты – тяга к полутонам и блеклости. Усиливается каноничность. Дионисию принадлежат росписи Ферапонтова монастыря. Его композиции разнообразны, краски светлы и нежны, характерные удлиненные фигуры с маленькими головами полны грации.

    Очень своеобразно «Распятие» Дионисия. На католических иконах обычно изображаются муки Христа, видны гвозди, которыми прибиты руки, кровь. У Дионисия нет ни судорог, ни крови. Набедренная повязка сияет белизной, ступни ног не скрючены, как на готических распятиях, а непринужденно стоят на нижней перекладине креста. Вокруг вьются ангелы. Яркая гамма цветов говорит: Христос распят, но он жив. Это песня, у которой известен хороший конец, и не нужно печалей.

    В XV веке древнерусская иконопись полностью освобождается от византийского влияния. Наиболее популярной ее темой было «Умиление». Икона с изображением ласкающей своего сына матери является одной из вершин русского художественного творчества. В то время иконы рассматривались как достоверная фиксация современных им происшествий. В глазах людей они были точным отображением библейских событий. Поэтому чем тщательнее копировал иконописец древний образец, тем больший они имели вес.

    Для перерисовки художнику представлялись специальные «подлинники». Некоторые из них были образцовыми рисунками, другие содержали технические наставления. Широко распространение эти «подлинники» получили в XVI – XVII веках. За точностью рисунка следили церковь и государство.

    В результате общего упадка общественной мысли из-за давления со стороны государства иконопись начинает терять свои достижения, хотя и в это время предпринимались попытки создавать более реалистические произведения. Но ревнители старины каждый раз сурово осуждали их.

    Известным царским иконописцем был Симон Ушаков (1626 – 1686). Помимо икон, он уже начал создавать и портреты, сочетая традиционные приемы иконописи с объемной светотеневой лепкой формы. Ушаков рекомендовал художникам учиться у зеркала. Однако не только воспроизведение действительности он считал главной задачей искусства. Он считал, что произведения искусства прежде всего являются памятник павшим, свидетельство прошлого, хвала и слава, воспоминание о прошедшем. Живопись он ставил превыше всего.

    В XVII веке вместе с тягой к повествованию, к правдоподобию деталей сказывается вкус к разноцветию и дробности. Интерьеры ростовских и ярославских храмов покрыты цветистым ковром росписей, в которых множество фигурок, ландшафтов, клубящихся облаков и необыкновенных зверей. Множество занимательных историй развертывается перед посетителем церкви, композиции запутаны и текучи, из-за небольших масштабов трудно что-либо рассмотреть. В XVI веке возникает и становится популярным «строгановский» тип иконы. Это небольшие иконы с очень мелкой прорисовкой деталей. Позднее эти небольшие иконки вытесняют монументальную икону.

    В XVIII веке иконопись окончательно уступает свое место живописи на холсте западноевропейского типа. Однако древнерусское искусство не исчезает, а продолжает жить в творчестве художников и архитекторов XVIII – XX веков. Более полно оно сохранилось в памятниках прикладного искусства.

    Памятники прикладного древнерусского искусства

    Ценнейшие памятники древнерусского искусства находятся не только в храмах и дворцах. Их очень много в обыкновенных жилищах, для украшения которых применялась скульптурная, плоская, рельефная и пропильная резьба по дереву. При скульптурной резьбе концам выступающих бревен и слег придавались очертания птиц, животных и сказочных фигур. Балясинам и колонкам придавали форму четырехгранных или многогранных столбиков с утолщениями в виде кувшина, дыньки, маковицы и др. со жгутообразными перехватами. Точеными колонками обрамлялись наличники окон, обшивка углов домов, террасы, светелки и т. д.

    Больше всего скульптурной резьбой декорировались двускатные крыши. Концу охлупня придавались очертания конской головы, оленя с ветвистыми рогами, лебедя. Водоспуски (потоки) часто заканчивались изображениями с резными перехватами. Некоторым птицам, курицам придавались формы конской головы, змеи с разинутой пастью или какого-нибудь фантастического чудовища с рогами, стоящими ушами.

    На повалах, пропусках вырезались пластические завитки, цилиндры, пояски и дата постройки здания. Эта традиция ведет начало от языческих времен, когда над домами изображались духи – обереги. Она была широко распространена и в прикладном искусстве. С древнейших времен ковши, прялки и другая утварь также изготовлялись в виде птиц, животных и других фигур. После принятия христианства круглые статуи на домах стали встречаться реже, но в быту их изображения сохранились до сих пор.

    В русском деревянном искусстве очень распространено изображение лошади. Более 6 тысяч лет назад в Поволжье, в Предуралье и других местах выделывались разнообразные фигурки лошади – коньки. На этой территории они были известны и в IV и во II – I тыс. до н. э. У славян-земледельцев конь был символом добра, силы, плодородия, благоденствия, его образ связывался с солнцем и богиней природы – матерью всего сущего. Недаром в древнем славянском жилище верхним концам слег, перекрещивающихся над крышей, придавали форму парных голов коней.

    Весьма распространенным видом русской архитектурной резьбы была плоская резьба. Топором и долотом на толстых, вручную сколотых досках вырубались всевозможные геометрические узоры. Древняя плоская резьба по дереву оказала определенное влияние и на резьбу по камню. Многие сюжеты плоской резьбы связываются с древними языческими верованиями славян и их магическими заклинаниями. Такие широко распространенные в народных узорах мотивы, как круги, розетки, звезды, крестообразные знаки, квадраты, ромбы, служили и в древности символами огня и солнца и должны были оберегать жилье.

    В каменном веке птицы, звери, солнце и т. д. изображались реалистично. Ко II тысячелетию до н. э. они начинают превращаться в символические фигурки: птицы (утки) – в зигзаги, солнце с тучами – в круг, колесо и т. п. Эти ставшие уже около 4 тысяч лет назад символическими изображениями птиц, животных, солнца и т. п. сохранились и до наших дней в украшении домов. Многовековая борьба христианской церкви с язычеством не смогла вытравить в сознании русского крестьянина древние магические символы. С неолита до наших дней русское народное искусство и архитектура донесли до нас изображение древних языческих оберегов и берегинь.

    В Поволжье была широко распространена рельефная резьба, которую часто также называют корабельной, глухой, долотной. Здесь узор рисунка с высокими округлыми краями уже рельефно возвышается над фоном. Узоры составлялись преимущественно из растительных элементов – листьев, завитков, плодов, цветов, гроздьев винограда, которые нередко дополнялись изображениями фантастических существ – сирен – полуженщин-полурыб, сиринов – птиц и женской головой, львов, а также классическими мотивами розеток, квадратов, медальонов и др.

    Сложная резьба с приподнятым рельефом и причудливыми узорами из переплетений трав, зверей и птиц была известна уже в Древней Руси. Богатая резьба каменных владимирских храмов XII – XIII веков, отразила бытовавшие в то время приемы резьбы по дереву. Известны колонны XI века с рельефной резьбой из Новгорода. В XV-XVI веках подобная резьба называлась фряжской, в XVII веке резьба с высоким рельефом называлась фигурной или флемской. Такой резьбой славились мастера Московской Оружейной палаты.

    В русском деревянном зодчестве достаточно часто применялась и раскраска. В северных краях ею украшали фронтоны, подшивку свесов крыши, мезонины, ставни наличников, балконы и др. В Поволжье главным образом расписывали ставни окон, фронтон и ворота. Несложные рисунки раскрашивались яркими красками – синими, красными, зелеными, белыми, желтыми. Раскраска архитектурных деталей никогда не нарушала конструктивной пластики сооружения, а лишь подчеркивала ее выразительность. Русские деревянные церкви большей частью лишены стенной живописи. Иногда на дощатый потолок наклеивалась роспись по холсту. Основное внимание уделялось отделке иконостаса, на который были обращены взоры молящихся.

    Резчики по дереву знаменитого подмосковного Кудрина и окрестных сел изготовляли резные сундуки, дубовую резную мебель, шкатулки, ларцы и в тоже время производили более простую продукцию – коробки, шкатулки, веретена, хлебницы, отличающиеся особой выпукло-барельефной резьбой и фантастическим резным узором.

    Заволжье издавна славилось посудой, игрушкой, утварью, выточенной из липы, березы, осины и ярко раскрашенной краскам. Хохломская роспись – такое название получили изделия народных мастеров села Хохломы и многих окрестных деревень.

    С давних пор стала популярной яркая и нарядная игрушка (цветистые матрешки, ваньки-встаньки, пасхальные деревянные яйца и др.) художественных промыслов Троице-Сергиева посада и деревянная некрашенная скульптура села Богородского.

    В конце XVIII века в России возникло лаковое дело. Под Москвой в селе Данилкино (теперь с. Федоскино), была основана мастерская художественной росписи по особо обработанному лакированному картону. Это были разнообразные коробки, ларцы, пудреницы, табакерки и др. На черной лакированной коробке специальным способом наносился цветной рисунок.

    Иначе развивалось искусство росписи по лаку в других центрах – селах Палехе, Холуе, Мстере. Народные художники этих мест издавна были известны на Руси и за ее пределами как искусные и талантливые иконописцы. Старинные традиции перешли и на роспись по лаку, которая расцвела здесь в более позднее время.

    Особо славились своим стилем, традициями и искусством народные умельцы в селах и деревнях возле Костромы. Недорогие украшения, серьги, колечки, брошки и др. со стеклянными цветными камешками, тонким филигранным узором распространялись отсюда купцами и коробейниками по всей Руси.

    С X – XI веков на Руси было известно стекловарение. На раскопках археологи находили множество стеклянных браслетов и бус, а также тигли и куски расплавленного стекла. После монголо-татарского нашествия стекловарение и изготовление стеклянных изделий прекратилось. Возродилось оно лишь в середине XVII века, когда под Москвой был построен первый стекольный завод.

    Около 9 тысяч лет назад появились первые металлические изделия. Это были кованые украшения. В XV веке появляются первые попытки изготовить из чугуна, который раньше считался браком при производстве железа, художественные изделия. Это были фигурки зверей для печных украшений, плиты с орнаментом и др. Художественное литье зародилось с начала возникновения чугунолитейного производства на Урале. Особенную известность приобрели литейщики города Касли, которые научились передавать в тяжелом чугуне и сложный узор коры старого дерева, и чудесные ажурные решетки, и колонны, и опавшую осеннюю листву, и красоту Венеры Милосской, и многое другое. К Международной выставке в Париже уральские мастера создали грандиозное произведение искусства – они отлили из металла целый ажурный павильон.

    Вначале ажурный павильон вырезали из дерева, а затем отливали в металле. Русский павильон на Парижской выставке с ажурными литыми стенами, фигурками гномов у входа и многими другими выразительными произведениями художественного литья пользовался необыкновенным успехом. О мастерах и скульпторах Каслинского завода знали во всем мире. Каслинское художественное литье получило золотые медали на выставках в Париже, Вене, Филадельфии, Копенгагене, Стокгольме.

    В Подмосковье неподалеку от Федоскина расположено село Жостово. Мастера его с давних времен славятся искусством художественной росписи по жести. Подносы, блюда различной формы и объема они покрывают черным лаком и по-особому расписывают цветными ярким красками. Преобладают букеты, фрукты, цветы.

    В Московской губернии давно славилась Гжель. Район охватывает около 30 деревень. Скудность плодородия земель, наличие высококачественных глин и близость к Москве привели здесь к возникновению в XVI веке гончарного ремесла. С XVIII века вся Гжель владела майоликой. В этот период сложился особый русский характер росписи керамики. В Гжели изготовлялись столовые сервизы, декоративные блюда, миски, кувшины, игрушки и многие другие предметы. Необычайной была форма кумганов и квасников. Их создатели подражали дорогой металлической посуде, вывозившейся с Востока.

    Гжельская посуда и пластика украшались многоцветной росписью по белой эмали зеленой, желтой, вишневой, синей красками. Излюбленными были зеленый и желтый цвета. Важным компонентом был солнечный оттенок, разбросанный по всему рисунку, заполняя оперение птиц, гривы львов, крыши и окна домов и др. Мотивами служили природа и окружающий мир. Изделия украшались сказочными архитектурными пейзажами, невиданные цветы и травы, фантастические звери и птицы. Многие из них украшались фигурками крестьян в народной одежде, городских модников, сценами охоты, влюбленных и др.

    Гжельская керамика XVIII века является хорошим источником для изучения жизни и быта того времени. На ней запечатлены целые сцены из жизни: крестьянка, везущая ребенка в санях, солдат в треуголке, мальчик, греющийся на солнце и т. п. Позже в Гжели стали выпускать полуфаянс, а затем фаянс и фарфор.

    Роспись деревянных поделок, искусство богородской игрушки, плетение кружев, которыми особенно славилась Вологда, искусство вышивки имели наиболее известные центры в селах и деревнях.

    Важную роль в древнерусском изобразительном искусстве играют произведения древней глиптики – искусства резьбы на полудрагоценных и драгоценных камнях, а также ювелирные изделия. В древности все народы и племена любили цветные камни. Люди давно обратили внимание на загадочные свойства камней и стали связывать с ними представления об их сверхъестественной силе, способной так или иначе влиять на людские судьбы.

    Очень любили самоцветы и на древней Руси. Цветным камням, яхонтам, лалам, придавали самые необыкновенные свойства. Например, считалось, что тот, кто носит бирюзу, не будет убит, что она поможет при покупке испорченных лошадей. Об изумруде говорили, что он укрощает ядовитых змей, рубин помогает вернуть зрение и т. д.

    Каждый русский город имел свои избранные цвета камня. Например, в Новгороде любимый цвет был голубой, в Ростове – синий, желтый и красный и т. д. Каждому камню приписывалось определенное основное свойство. Например, алмазу приписывалась чистота и невинность, сапфиру – постоянство, красному рубину – страсть, розовому рубину – нежная любовь, изумруду – надежда, топазу – ревность, бирюзе – каприз, аметисту – преданность, агату – здоровье, сердолику – супружеское счастье, аквамарину – неудача, опалу – непостоянству и т. п.

    В XVII – XVIII веках в России родилось уникальное искусство – изготовление огромных ваз из твердых пород камня: родонита, яшмы, порфирита и т. д. На Урале, Алтае и Петергофе были созданы большие фабрики для изготовления огромных ваз, столешниц, скульптур и др. Работа была очень трудной. Над отдельными изделиями на фабрике трудились по 20 – 30 лет. Эскизы для ваз и чаш создавались лучшими российскими художниками и архитекторами. Однако качество работы зависело от искусства мастеровых и подмастерьев, которые десятилетиями, изо дня в день высекали рисунок.

    Сведения о зодчестве и изобразительном искусстве на Руси, прежде всего, собирались в древних летописях. Наиболее древний из летописных сводов, дошедших до нашего времени является «Повесть временных лет». Изложение датированных событий в ней начинается с 860 года. Первоначальная редакция ее не сохранилась. До нас дошли Лаврентьевская (1116) и Ипатьевская (1118) редакции «Повести». Причем сами летописи, в которых сохранились эти редакции, были созданы в более позднее время. К концу XII века относится «Слово о полку Игореве». В «Слове» содержится важный познавательный материал. Например, там упоминаются такие русские города, как Киев, Путивль, Новгород, Чернигов, Переяславль, Полоцк, Курск, Белгород и др.

    В XII – XIV веках почти в каждом княжеском городе велись летописные своды. Так, во Владимиро-Суздальской земле главными центрами летописания были Владимир, Суздаль, Ростов и Переславль. После монголо-татарского ига с XIV века начинается новый этап развития в летописании. Крупнейшими центрами летописания стали Новгород, Псков, Тверь, Москва. Летописцы рассказывали о расселении славянских племен, об их быте и обычаях, о реках, травах, птицах и деревьях, о местных событиях, о рождении и смерти князей, о выборе тысяцких, о крупнейших городах и психологии правящих князей, о посадниках, военных походах и битвах, об археологических памятниках, зодчих и художниках и т. д.

    Летописные формы изложения событий в России существовали до XVIII-XIX веков. С XVIII века началось издание русских летописей, чтобы, как писал один из выдающихся деятелей русской науки XVIII века С. П. Крашенинников, «знать свое отечество во всех его пределах, знать и изобилие и недостатки каждого места, знать промыслы граждан, знать обычаи их, веру, содержание и в чем состоит богатство их…».

    Для выполнения этой задачи служит и эта книга «По древнерусским городам Золотого кольца России», в которой рассказывается о происхождении и становлении древнерусского строительного и изобразительного искусства в Москве, Сергиеве Посаде, Костроме, Новгороде Великом, Нижнем Новгороде, Пскове, Ярославле, Владимире, Суздале и других старинных городах.

    Краткий словарь архитектурных терминов

    Алтарь – восточная возвышенная часть христианского храма. В православной церкви отделена от общего помещения иконостасом.

    Ампир – художественный стиль, ориентированный на римскую античность, копирование образцов древнеримского и древнеегипетского декора.

    Анфилада – ряд помещений, последовательно соединенных дверными проемами, расположенными на одной оси.

    Апсида – алтарный выступ с восточной стороны в христианских церковных зданиях, полукруглый или многоугольный.

    Арка – архитектурная форма в виде проема с криволинейным очертанием верхней части.

    Аркада – ряд арок, опирающихся на столбы или колонны.

    Аркатура – украшение стены в виде декоративных арочек.

    База – основание колонны или пилястры.

    Барабан – столб, несущий, купол или главу.

    Барельеф – скульптурное изображение или орнамент на плоскости, выступающие над поверхностью фона не более чем на половину своего объема.

    Барокко – художественный стиль, отличающийся декоративной пышностью, сложными формами, живописностью и эмоциональной экспрессивностью.

    Витражи – композиции из цветного стекла в оправе.

    Волюта – завиток в виде спирали, архитектурная деталь.

    Восьмерик – восьмигранный объем.

    Галерея – длинное крытое светлое помещение, соединяющее части здания.

    Глава – купол с барабаном, венчающий здание христианского храма. Церкви бывают одноглавые, трехглавые, пятиглавые, многоглавые.

    Граффити – древние и средневековые посвятительные, магические, бытовые надписи, нацарапанные на стенах зданий.

    Гульбище – галере, опоясывающая здание с двух или трех сторон.

    Декор – совокупность элементов украшений.

    Детинец – внутренняя часть крепости, где во время осады укрывалось мирное население.

    Закомара – полукруглая верхняя часть наружных стен здания.

    Звонница – верхняя часть колокольни, в которой подвешивают колокола. В древнерусской архитектуре еще и ранняя форма колокольни – стена с проемами для колоколов (XII – XVI века).

    Изразцы – облицовочные плитки из обожженной глины, покрытые, как правило, глазурью.

    Иконостас – украшенная иконами стенка, отделяющая алтарь от средней части храма.

    Интерьер – внутреннее пространство здания или отдельного помещения.

    Капитель – верхняя, обычно декоративная, часть колонны или пилястры.

    Карниз – выступающий горизонтальный пояс на стене. Бывает венчающим стену и промежуточным, имеющим декоративное значение.

    Классицизм – художественный стиль, ориентированный на античное искусство как норму и идеальный образец. Отличается стремлением к ясности и чистоте пропорций, уравновешенности и гармонии форм.

    Колокольня – башня с открытым ярусом для колоколов, стоящая рядом с храмом или включенная в его композицию.

    Колонна – вертикальный опорных элемент, оформленный в соответствии с определенным архитектурным стилем.

    Колоннада – ряд колонн, объединенных горизонтальным перекрытием.

    Кокошник – декоративное украшение в виде полукружия с повышением в центре.

    Купол – сводчатое перекрытие.

    Лопатка – вертикальный плоский выступ на стене.

    Локарн – чердачное окно.

    Мезонин – надстройка над средней частью дома.

    Мозаика – изображение или узор, выполненный из цветных камней.

    Наличник – декоративное обрамление оконного проема.

    Неф – вытянутое помещение, часть интерьера, ограниченная с одной или обеих продольных сторон рядом колонн или столбов.

    Ниша – углубление в стене, пригодное для установки в нем скульптуры, иконы, вазы или других предметов.

    Ордер – порядок в расположении несущих и несомых частей, решающий и конструктивные, и художественные задачи.

    Пейзажный парк – территория, где искусственно создается среда, подобно естественной, природной, но с учетом появления привлекательных картин.

    Пилястра – плоский вертикальный выступ на поверхности стены, повторяющий все части и пропорции колонны того или иного ордера.

    Подклет – нижний этаж жилого дома или храма, обычно имеющий служебно-хозяйственное назначение.

    Портал – декоративно обработанный дверной проем здания.

    Портик – галерея с колоннами или столбами.

    Придел – пристроенные к основному храму небольшие церкви, имеющие дополнительный алтарь для богослужения. Чаще всего соединяются с притворами галереями.

    Притвор – дополнительная пристройка, обычно перед главным и боковыми входами в храм, предназначающаяся для лиц, не имеющих права присутствовать на богослужении.

    Прясло – отрезок крепостной стены между двумя башнями.

    Рака – гробница, в которой хранятся мощи святых.

    Регулярный парк – территория, на которой деревья, кустарники и цветы посажены по строго геометричным рисункам.

    Ризалит – выступ стены со всеми частями.

    Рококо – художественный стиль, характеризующийся деструктивностью, изысканностью, граничащей с манерностью. Другое название – стиль Людовика XV.

    Ротонда – круглое в плане здание перекрытое куполом.

    Рустовка (рустика) – рельефная кладка или облицовка здания камнями с выпуклой поверхностью.

    Свод – перекрытие из кирпича или камня. В русской архитектуре наибольшее распространение получили типы сводов: цилиндрический, коробовый, крестовый, сомкнутый, крещатый, купольный, ступенчатый.

    Стилобат – каменные плиты под колоннами, трехступенчатое подножие храма.

    Трапезная – тип монастырского сооружения, включающего зал для собраний и трапез. Пристройка с западной стороны церкви.

    Фреска – живопись по сырой штукатурке. Краски при этом разводятся чистой или известковой водой.

    Фриз – орнаментальная композиция в виде горизонтальной полосы, расположенная в верхней части стены внутри или снаружи помещения.

    Фронтон – треугольное поле, ограниченное двумя скатами крыши по бокам и карнизом у основания. Декоративные фронтоны могут украшать двери и окна в здании.

    Хоры – балкон в верхней части церковного здания.

    Цоколь – нижняя часть стены, стоящая непосредственно на фундаменте.

    Четверик – четырехугольный объем.

    Шатер – пирамидальное четырех-, шести, – восьмигранное покрытие башни, колокольни, крыльца или церковного здания. Применялось в русском деревянном и каменном зодчестве.

    Шпиль – остроконечный конусообразный стержень, которым заканчивается верхушка здания.

    Ярус – горизонтальное членение фасада, соответствующее этажу здания.

    Владимир

    История древнего города

    О Владимире летопись впервые упоминает в 1108 году. Основание города связано с именем Владимира Мономаха, державшего в руках плодородные земли. Защищаясь от набегов волжских булгар и враждебных рязанских и муромских князей, Владимир Мономах приказывает насыпать земляные валы и возводить деревянные стены для укрепления поселения на высоком берегу Клязьмы. К работам привлекаются тысячи людей и сотни подвод, что свидетельствует и о населенности города, и о его важном значении. Новому городу дали имя Владимир. Край этот долго назывался Залесским, так как находился далеко от Киева и Чернигова за глухими и дремучими лесами.

    Опоясанный валами и деревянными стенами, рос и богател Владимирский посад. На север и юг за стены крепости расширялись кварталы полуземлянок ремесленников, торговцев и крестьян. Удобно расположившийся в военно-стратегическом отношении, сравнительно молодой город становится пограничной крепостью Суздальского княжества и привлекает внимание сына Юрия Долгорукого – Андрея Боголюбского, превратившего Владимир в столицу одного из самых больших древнерусских княжеств.

    Остатки земляных валов, опоясывавших разросшийся посад, сохранились в юго-западной части центра современного Владимира (длина их составляла почти 7 километров). Слова князя: "Да будет град сей великое княжение и глава всем" начертаны на чугунной доске, установленной на стене, укрепляющей остатки древнего вала.

    Изменение политического статуса города не могло не сказаться не только на масштабе работ, но и на их качестве. К этому времени в других городах Владимиро-Суздальской земли – Юрьеве-Польском, Переславле-Залесском, а также в селе Кидекша под Суздалем уже имелись белокаменные храмы. Началось белокаменное строительство и во Владимире. Дорого обходилась великокняжеской казне перевозка за сотни верст массивных блоков из подмосковных Мячковских каменоломен, но ближе запасов белого известняка в те времена найдено не было.

    В нескольких верстах от Владимира, при впадении в Клязьму реки Нерль, выросла загородная резиденция Боголюбского – белокаменный дворцовый комплекс, окруженный крепостной стеной. В самой новой столице на высоком холме были воздвигнуты большой белокаменный Успенский собор (1158) и мощные Золотые ворота (1164). Белый, с золотыми куполами, богато украшенный золоченой медью, позолотой и фресками собор производил огромное впечатление. Сочетание белого камня и золота было необычайно эффектно. Богатым был интерьер собора. Летописец с восторгом перечисляет серебряные и золотые сосуды, мозаичные полы, обилие света и большое количество светильников.

    Эти постройки положили начало "золотому веку" владимирского зодчества, прерванному Батыевым нашествием. Подлинный расцвет Владимир переживал в долгое правление князя Всеволода III, прозванного за многодетное семейство "Большим Гнездом" (1176-1212). Грозный воин и тонкий дипломат, человек весьма просвещенный, он заботился о планомерном и масштабном строительстве в столице.

    О том, каким был город в конце XII веке говорит тот факт, что в пожаре 1185 года во Владимире сгорело 32 храма. Город был отстроен практически заново. Владимирские зодчие восстановили и значительно расширили Успенский собор, воздвигли новые постройки. По заказам княжеского двора и церкви здесь работали лучшие ремесленники – ювелиры, художники, переписчики книг, велось летописание. Издревле существовавшие культурные и политические контакты со странами Европы и Азии стали особенно прочными.

    Во время страшного разорения, принесенного на Русь ордами Батыя, Владимир пал одной из первых жертв. В феврале 1238 года, после недолгой осады, город был захвачен, разграблен и сожжен. Владимир формально остался столицей, титул владимирского великого князя по-прежнему почитался старейшим среди русских князей, но теперь право на него уже не переходило по старшинству, а санкционировалось в ставке золотоордынских ханов.

    В конце XIII века русские земли постепенно возрождаются из пепла. Заново отстраиваются разрушенные города и деревни, появляются новые поселения, растет торговля. Новый центр складывающегося в ходе борьбы с Золотой Ордой единого Российского государства – Москва – становится преемником Владимира. Однако московские князья носят титул великих князей владимирских.

    В период национального подъема во Владимире трудится гениальный живописец Андрей Рублев, имя которого на долгие годы станет символом "русского Возрождения", позже здесь работал московский зодчий, скульптор и летописец В. Д. Ермолин. Владимир остался для русских людей не только олицетворением единства, но и богатейшей сокровищницей культурных ценностей. Из Владимира в Москву перевозятся произведения живописи и прикладного искусства, владимирские храмы вдохновляют московских архитекторов XV века. Для знакомства с ними во Владимир отправляется строитель московского Успенского собора – знаменитый итальянский зодчий Аристотель Фьораванти.

    Однако к концу XV века с окончательным превращением Москвы в столицу единого Российского государства значение Владимира постепенно уменьшается. С XVI века городом начинают управлять воеводы, назначаемые из Москвы.

    В XV-XVII веках Владимир рос очень медленно, хотя и продолжал оставаться административным, экономическим и торговым центром северо-восточных земель. Среди занятий горожан выделяется к XVII веку ямщицкий промысел. Ямщики, находившиеся на особом попечении властей, селились в слободе на запад от Золотых ворот, обеспечивая нужды страны в почтовой связи. Рост значения посадского населения в экономике государства сказался в городском строительстве – все чаще заказчиками церквей выступают купцы и ремесленники.

    В период Смутного времени и иностранной интервенции большую роль сыграли городские низы. Уличив в измене воеводу, горожане убили его и встали под знамена народного ополчения во главе с К. Мининым и Д. Пожарским.

    Реформы первой четверти XVIII века почти не затронули Владимир, оказавшийся в стороне в эпоху бурных преобразований Петра I. Однако один факт имел для горожан очень важное значение – в городе от Адмиралтейства была учреждена школа для обучения детей арифметике и геометрии, с которой началось светское образование владимирцев.

    В 1778 году в результате губернской реформы Владимир становится губернским городом. Губернский центр обязан был иметь типовую планировку и застраиваться по единому проекту, который учитывал сложившуюся историческую планировку древнего города.

    Во Владимире началось строительство каменных общественных зданий, особняков состоятельных чиновников и купцов, но большинство жителей продолжало жить в неказистых деревянных домиках вплоть до Октябрьской революции. Попытки привести в порядок городское хозяйство – замостить улицы, устроить водопровод, наладить коммуникации, освещение – выполнялись частично и затрагивали только аристократические кварталы.

    Основное население города в XIX – начале XX века – мелкие торговцы и ремесленники – числилось по дореволюционной статистике в мещанах, рабочих почти не было. Промышленность города ограничивалась несколькими мелкими заводиками и типографиями. Владимир, будучи центром одной из самых развитых в промышленном отношении губерний России, сам оставался тихим и патриархальным городом.

    Однако среди владимирской интеллигенции, чиновничества и учащейся молодежи были люди, именами которых по праву гордится владимирская земля. Писатель Н. Н. Златовратский, очень популярный в демократических кругах, отражал в своем творчестве тяжелое положение крестьянства. С Владимиром связано имя композитора и педагога С. И. Танеева и его брата В. И. Танеева – известного общественного деятеля.

    В 1838-1840 гг. в городе отбывал политическую ссылку великий революционер-демократ А. И. Герцен, посвятивший целиком третью часть "Былого и дум" правдивому описанию Владимира-на-Клязьме. Здесь будущий издатель "Колокола" обвенчался с Н. А. Захарьиной. Владимирская квартира Герцена не сохранилась. На месте старого дома теперь стоит здание XIX века, отмеченное мемориальной доской.

    Памятные места и музеи. Коренным образом изменилась жизнь древнего Владимира за послеоктябрьские десятилетия. В ходе пятилеток в городе складывалась тяжелая промышленность. Сейчас в городе, ставшем одним из индустриальных центров Нечерноземья, работают на полную мощность множество заводов и фабрик. В 1971 году за трудовые успехи в выполнении народнохозяйственных планов город Владимир был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

    Владимир является крупным культурным центром. Работают университеты, институты, научно-исследовательские и проектные организации, библиотеки, концертные залы, театры и т. д.

    В честь 850-летия города на площади Свободы возведен монумент (скульптор Д. Рябичев). Горит Вечный огонь на площади Победы у монумента владимирцам, павшим в гражданской и Великой Отечественной войнах. На месте воинского кладбища, появившегося в городе во время Великой Отечественной войны, воздвигнут мемориальный комплекс в память советских воинов, отдавших свои жизни за Родину.

    Во Владимире находится один из старейших в стране музеев. Еще в 1862 году группа энтузиастов-краеведов и любителей старины основала губернский музей. С учреждением в городе ученой архивной комиссии, призванной брать на учет владимирские древности, музей перешел в ее ведомство. Коллекции пополнялись в основном за счет добровольных дарений горожан, поскольку музей испытывал, как и большинство учреждений такого рода, постоянные финансовые затруднения. В начале ХХ века музей обзавелся собственным зданием, выстроенным в неорусском стиле.

    В 1974 году на базе всех музеев области был организован Государственный объединенный Владимиро-Суздальский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, фонды которого насчитывают ныне более 200 тысяч единиц хранения. Признанием заслуг музея-заповедника явилось присуждение группе музейных работников и реставраторов Владимира и Суздаля Государственной премии.

    В здании музея развернута экспозиция, знакомящая с историей владимирских земель. В парке 850-летия Владимира разместилась входящая в систему музея-заповедника городская картинная галерея, имеющая значительную коллекцию русской живописи XVIII – начала XX веков, а также работ крупнейших советских художников. Особый зал отдан полотнам художников-владимирцев.

    Почти на линии Мономахова вала разместилось типовое здание XVIII века, в деревянном флигеле которого открыта мемориальная экспозиция – филиал Владимирского музея – Дом Столетовых. Здесь родились и провели детство Н. Г. и А. Г. Столетовы, именами которых по праву гордится Владимир.

    Н. Г. Столетов – генерал русской армии, участник обороны Севастополя в 1854-1855 гг., герой освободительной войны 1877-1878 годов, давшей свободу и независимость Болгарии, командир формирований болгарских ополченцев, сражавшихся с османскими поработителями плечом к плечу с русскими солдатами. Имя генерала Столетова носят улицы в Софии и других городах Болгарии, одна из вершин знаменитой Шипки была переименована в вершину Столетова.

    А. Г. Столетов – один из корифеев мировой физики, профессор Московского университета, автор фундаментальных открытий и наставник плеяды прославленных русских ученых. Прах братьев Столетовых покоится на городском кладбище. Восстановленные интерьеры жилых комнат рассказывают о быте владимирской семьи, в экспозиции представлены личные вещи Столетовых, материалы, связанные, с освободительной войной в Болгарии и советско-болгарской дружбой.

    Архитектурные памятники

    Золотые ворота. Знакомство туристов и путешественников с шедеврами владимирского зодчества традиционно начинается у Золотых ворот (1158-1164), служивших как парадным въездом в город, так и мощным оборонительным сооружением, возведенным на линии валов XII в. Обращенные на юго-запад ворота с 14-метровой проездной аркой венчаются площадкой, на которой располагается надвратная Ризположенская церковь.

    В древности медная обивка деревянных створов ворот была вызолочена – отсюда и название ворот. До наших дней сохранились мощные кованые петли для их подвески. Большие квадратные гнезда для опорных балок указывают на существование деревянного помоста, который использовался для обстрела неприятеля из луков и метания копий. Дубовые створки ворот, очевидно, доходили до уровня этой площадки и закладывались изнутри толстым дубовым брусом. О размерах его можно судить по пазам, сохранившимся в толще арки.

    Золотые ворота Владимира уникальны. Только по ним да по соименным Золотым воротам Киева можно сейчас судить о высоком уровне крепостного искусства Древней Руси. Оба памятника сближает не только название, но и сам тип постройки, определяющий столичное положение городов – владимирские князья считали себя наследниками киевских правителей.

    Среди сохранившихся на Золотых воротах надписей имеются граффити, оставленных древними жителями города на стенах внутренней лестницы. Обращает на себя внимание надпись XIII века – Гюргич (т. е. Юрьевич) и крест рядом с ней. При осаде города войсками Батыя перед Золотыми воротами погиб один из сыновей великого князя – Владимир Юрьевич. В память о нем безвестный защитник твердыни и оставил эту скромную эпитафию.

    Современный вид памятника, сохраняя первоначальный объем и конструкцию, носит следы переделок и дополнений более позднего времени. Первые ремонтные работы проводились в конце XV века известным московским зодчим В. Д. Ермолиным, восстановившим на Владимирщине не одну постройку. Укрепления и валы города подновлялись и в конце XVII в. Но через 100 лет потребовались срочные меры по спасению Золотых ворот.

    В связи с решением увеличить пропускную способность въезда в город, были срыты примыкавшие к воротам с юга и севера валы.

    В результате здание дало трещину. Углы Золотых ворот пришлось укрепить подпорками, замаскировав их круглыми в плане башнями, значительно исказившими облик памятника. Как видим, не только военная опасность могла погубить творение древнерусских зодчих, тем более что позднее, в середине XIX века, был выдвинут чудовищный проект перестройки шедевра древнерусского зодчества в водонапорную башню, к счастью не реализованный.

    В полном соответствии с героическим боевым прошлым Золотых ворот в их внутренних помещениях развернута музейная экспозиция, рассказывающая о воинских подвигах владимирцев. В южной стене ворот начинается каменная лестница, ведущая в Ризположенскую церковь, где размещается диорама, посвященная обороне Владимира 6 февраля 1238 года от Батыевых полчищ. Экспонаты рассказывают о полководцах, имена которых связаны с городом, -Александре Невском, Д. М. Пожарском, А. В. Суворове, подвигах земляков-владимирцев в годы Великой Отечественной войны.

    Рядом с Золотыми воротами возвышается краснокирпичное здание Троицкой церкви (1913, архитектор С. М. Жаров). Построенная в пору активных исканий нового архитектурного стиля, церковь, напоминающая вычурную игрушку, спроектированную с использованием элементов древнерусской архитектуры, очень модных в начале XX века. В ее здании открыта выставка лаковой миниатюры Мстеры – широко известного народного промысла, а также изделий мастеров завода в Гусь-Хрустальном.

    Южнее, на остатках древнеговала, именуемого владимирцами Козловым валом, виден силуэт водонапорной башни, построенной тем же архитектором в 1912 году. Здание это трудно причислить к памятникам архитектуры, но при знакомстве с городом заглянуть в него необходимо – здесь разместилась экспозиция "Старый Владимир", знакомящая с обликом и жизнью города в прошлом.

    На юг от водонапорной башни, за валами, на месте бывших слободских окраин, сохранилось несколько памятников посадской архитектуры. Небольшая церковь Николы в Галеях построена вблизи древней речной пристани на Клязьме (галея – тип плоскодонного речного судна) в 1732-1735 годах в архитектурных традициях рубежа XVII-XVIII веков. Церковь носила и второе название – Николы Мокрого и посвящена была покровителю торговцев и путешественников. Возводилась она на средства ямщика И. Г. Павлыгина, представителя весьма почетной и распространенной в городе профессии.

    Близка по формам к этому памятнику архитектуры и находящаяся недалеко от него Вознесенская церковь, построенная на несколько лет раньше и представляющая собой такой же типично посадский храм с трапезной и колокольней. Церковь сооружена на месте исчезнувшего Вознесенского монастыря, известного с домонгольского времени.

    У подножия валов Мономахова города, древнего ядра Владимира, располагались когда-то дворы владимирских князей. Еще в древности здесь появились каменные церкви, пережившие все ужасы Батыева нашествия и последующих набегов ордынцев, но сгоревшие в пожаре 1778 года. Место бывшего двора Андрея Боголюбского отмечено церквами Спасской и Никольской, стоящими там, где был ранее Спасский храм XII века, их предшественник.

    Строительство Спасского храма было закончено к 1780 году. Зодчие, очевидно, находились под глубоким впечатлением древнего великолепия церкви. С конца века резко возрос интерес к древнерусскому прошлому, не только в архитектуре. Новое здание сохранило пропорции домонгольского белокаменного храма, и даже штукатурка стен была прорезана вертикальными и горизонтальными чертами, имитирующими блоки белого камня.

    Никольская церковь, относящаяся к XVIIвеку, изящно декорирована муравлеными изразцами и резными наличниками.

    Георгиевская церковь заменила в 1783-1784 годы сгоревший храм усадьбы Юрия Долгорукого, посвященный его небесному покровителю. Строившаяся в пору расцвета в столицах классицизма, владимирская постройка выдержана в более раннем стиле первой половины XVIIIвеке – барокко, продолжавшем жить в провинциальном и посадском зодчестве.

    Над откосом высокого берега Клязьмы, в пределах древнего ядра Владимира – детинца, остатки которого выявлены археологическими раскопками, в XII веке мастерами воздвигнуты Успенский и Дмитриевский соборы. Это шедевры архитектурно-строительного и декоративного искусства, имеющие мировую славу.

    Величием и спокойствием дышат старые стены – немые свидетели минувших веков, воплощение созидательного таланта древних строителей.

    Успенский собор. В 1158 году мастера заложили белокаменный Успенский собор – центр религиозной и политической жизни города, а позже и всей Руси, ибо под его древними сводами венчались на княжение правители Владимиро-Суздальского княжества, а позже, вплоть до XV века, и московские князья. Во время Батыева нашествия в Успенском соборе нашли последнее убежище старики, женщины, дети и великокняжеская семья. Не в силах выломать двустворчатые двери, захватчики обложили стены хворостом и подожгли. Люди погибли. Но здание устояло. Парадная торжественность Успенского собора определялась особым положением стольного града Владимира.

    Современный пятиглавый вид собор обрел при Всеволоде Большое Гнездо. Значительно пострадавший во время городского пожара 1185 года, он был обстроен со всех сторон новыми каменными стенами и алтарными апсидами с востока. Столбы подкупольных арок старого собора, сохранившиеся отрезки стен в западной части образовали своего рода галерею по периметру центрального объема и стали частью новой системы перекрытий.

    Сохранились и уникальные фрагменты первоначальной росписи храма, выполненной в 1161 году, как полагают, киевскими мастерами. В северо-западной части собора можно увидеть остатки растительного орнамента в раскосах узкого вертикального окна и изображения двух пав. В 1186-1187 годах собор был расписан вновь, но и от этого труда древнерусских художников сохранились лишь фрагменты – изображения библейских персонажей в юго-западной части собора.

    Фасадная белокаменная резьба храма частично восходит к декору первоначальной постройки, но в большинстве выполнена уже при Всеволоде. Среди изображений человеческих фигур специалисты с интересом обнаружили Александра Македонского, возносимого грифонами на небо (южный фасад), – весьма популярного в средневековье героя рыцарских сказаний, имевшего прототипом реального греческого полководца.

    Резьба по белому камню – гордость владимиро-суздальского искусства. Летопись отмечает участие в строительных работах иноземных мастеров, но мотивы и техника резьбы восходят к местным традициям. Особую изысканность творениям древних зодчих придает аркатурно-колончатый пояс, делящий пополам периметр стен. Базами стройных колонок служат выразительные львиные маски.

    Собор был местом погребения владимирских князей. В галерее собора похоронены Андрей Боголюбский, Всеволод Большое Гнездо, его сын Юрий.

    В начале XV века московские великие князья, считавшие себя прямыми наследниками владимирских властителей, обращают свое внимание на Владимир – символ единства и могущества Руси в древности. В это время в золотую книгу владимирского искусства была вписана, пожалуй, самая яркая страница: над росписями Успенского собора трудятся мастера во главе с прославленным Андреем Рублевым и Даниилом Черным. Всего за один сезон – с весны по осень 1408 года – собор был покрыт великолепной фресковой росписью, вызывавшей восторг современников. Те же мастера создали для собора величественный многоярусный иконостас.

    Время беспощадно к памятникам искусства прошлого. Только по сохранившимся бесценным фрагментам росписей можно судить о высоких художественных достоинствах всего фрескового комплекса. Лучше других сохранились композиции в западной части собора на тему Страшного суда.

    Гуманизм творчества великого живописца сказался здесь со всей полнотой. Нет ничего гнетущего в живописи Рублева. Все исполнено веры в светлое, доброе начало в человеке. Вот апостолы ведут в рай толпу праведных – одухотворенные лица с широко раскрытыми глазами, легкая, почти воздушная поступь толпы … Вот сидящие в ряд апостолы – судьи человеческие. От них веет всепонимающим сочувствием, добротой и милосердием.

    Расчищенные в послеоктябрьское время фрески предстают перед нами далеко не в той колористической силе, как во времена Рублева, но даже в современном виде оставляют глубочайшее впечатление. Исследования собора продолжаются по сей день и показывают, что поиск сохранившихся фрагментов фресок "Андрея Рублева со товарищи" может оказаться весьма плодотворным.

    Иконостас кисти древнерусских мастеров, украшавший собор с начала XV века, в XVIIIстолетии был заменен пышным сооружением в стиле барокко. Древние иконы были проданы в сельскую церковь села Васильевского под Шуей. В 1922 г. экспедиция зачинателя реставрационного дела художника, реставратора и искусствоведа академика И. Э. Грабаря вывезла рублевский иконостас из-под Шуи. Реставраторы вернули жизнь древним шедеврам. Ныне иконы Успенского собора хранятся в Государственной Третьяковской галерее и в Государственном Русском музее.

    Архитектурно-восстановительные работы освободили здание от поздних пристроек, за исключением возведенной с севера Георгиевской церкви и колокольни (1810), хорошо вписавшейся в ансамбль.

    Дмитриевский собор. По соседству с Успенским собором возвышается здание Дмитриевского собора (1194-1197 годы), построенного при Всеволоде Большое Гнездо. Возведенный в качестве парадного великокняжеского храма и носивший имя небесного покровителя Всеволода – Дмитрия Солунского (в княжеских семьях долго держалась традиция сохранять языческое имя наряду с христианским, даваемым при крещении), Дмитриевский собор примыкал когда-то к дворцу владимирских правителей, соединяясь с ним переходом.

    Мастера не поскупились на оформление фасадов легкой однокупольной постройки. По стенам и апсидам идет затейливый аркатурно-колончатый пояс, стены обильно украшены изящной белокаменной резьбой. Над резными блоками, которые изготовлялись отдельно и монтировались на стене по ходу строительства, работало несколько десятков мастеров, имевших индивидуальный художественный почерк.

    Между разнообразно орнаментированными колонками разместились фигуры святых, а пространство вокруг щелевидных окон, вертикально прорезающих верхние прясла стен, заполнено сотнями изображений животных и птиц, словно гуляющих по фантастическому райскому саду. На западном фасаде выделяются рельефы, изображающие подвиги одного из персонажей античных мифов – Геракла, что говорит о знакомстве наших предков с античным культурным наследием. Образ древнего богатыря, очевидно, нравился князю. На северном фасаде представлен сам Всеволод IIIс сыновьями.

    В Дмитриевском соборе сохранились до наших дней драгоценные фрагменты фресковой росписи, современной постройке. Под сводами хоров в западной части храма мастера написали композицию Страшного суда, из которой, как и в Успенском соборе, уцелели изображения апостолов. Очень отличаются фрески Андрея Рублева. Лица святых сосредоточены, напряжены, исполнены суровости, не оставляющей сомнения в том, что суд будет строгим. Художники мастерски пользуются светотеневой моделировкой и сдержанным колоритом. Несомненно, в трактовке темы, ее художественном решении сказалось знакомство с образцами искусства Византии.

    Современный вид собора значительно отличается от первоначального. Известно, что еще в XV веке велись ремонтные работы, инициаторами которых были московские князья. В XVI-XVII веках собор несколько раз страдал от пожаров, подновлялся, частично утрачивая старые конструктивные и декоративные элементы.

    Самый большой урон причинен был зданию в XIX веке. Посетивший Владимир Николай I был недоволен внешним видом собора и приказал его "улучшить". Для чего в 1837 – 1839 годах была разобрана окружавшая собор с юга, запада и севера галерея, подведенная под уровень аркатурно-колончатого пояса и примыкавшие с севера и юга башни с внутренними лестницами, ведшими на хоры. Эти невосполнимые потери не только значительно исказили первоначальный облик храма, но и сильно ослабили его конструкцию.

    Только благодаря многолетним реставрационным работам, которые проводил архитектор-реставратор А. В. Столетов, вернувший к жизни многие шедевры зодчества Владимира и Суздаля, жемчужина древнерусской архитектуры была спасена. В 1941 году, когда все ресурсы страны были мобилизованы для фронта, государство выделило средства для спасения Дмитриевского собора, находившегося в катастрофическом состоянии.

    Древнейшая часть Владимира, где расположены соборы, продолжала и в более позднее время играть роль административного центра. Согласно плану застройки губернского городаXVIII века здесь разместились дом губернатора и Присутственные места. Здание возведено в эпоху расцвета русского классицизма (1785). Портики двух главных фасадов, северного и южного, по всем правилам ордерной архитектуры подняты на высокие лестницы и оформлены строгими, круглыми в плане колоннами.

    В XIX веке в здании Присутственных мест размещалась редакция губернской газеты, в которой работал высланный во Владимир А. И. Герцен.

    Находившаяся на древнем тракте, соединявшем Москву с Нижним Новгородом, Большая улица была одной из старейших в городе. Начинаясь на бывшей окраине города, у Золотых ворот, она рассекает центральную часть Владимира, последовательно проходя от Нового города через Мономахов город к восточной окраине.

    В проекте архитектурной реставрации предусматривается сохранение внешнего вида центральной магистрали как старого общественного, торгового и культурного центра города, сложившегося в нынешнем виде в ХVIII-ХIХ веках, сохранившего целый ряд памятников архитектуры и истории.

    На противоположной от соборов стороне улицы стоит ансамбль примыкающих друг к другу классических зданий – Дворянского собрания (1826, архитектор В. Дрегалов) и мужской гимназии (1835-1841). Они близки по архитектурному решению и одинаково снабжены шестиколонными портиками. Автор проекта мужской гимназии – Е. Петров, ученик В. И. Баженова.

    В советское время в здании размещался губком комсомола, в котором активно работал А. И. Безыменский, известный советский поэт, талант которого получил первое признание у владимирской молодежи. В 1927 году в этом здании выступал Владимир Маяковский.

    Владимирская гимназия, одна из старейших в России (основана в 1804 году), дала стране целый ряд знаменитых соотечественников – имена их увековечены на мемориальной доске. В ней учился П. С. Батурин – комиссар прославленной чапаевской дивизии, в дальнейшем работали многие ее выпускники: известный график и педагог Д. Н. Кардовский, поэт А. И. Безыменский, археолог, историк архитектуры и исследователь владимирских древностей Н. Н. Воронин и другие.

    Рождественский монастырь. Рождественский монастырь был основан при Всеволоде Большое Гнездо между 1198-1200 годами и долгое время считался первенствующим в России. Только в XVI веке эта роль перешла к Троице-Сергиеву монастырю. Строения этого древнего частично монастыря сохранились. Рождественский монастырь был чрезвычайно богат и влиятелен, славился устойчивыми культурными традициями и богатой библиотекой, в числе рукописных книг которой хранился и Владимирский летописец.

    В 1263 году в церкви Рождественского монастыря был погребен Александр Ярославич Невский, скончавшийся в Городце на Волге по пути домой из ставки золотоордынских ханов. Монастырь пользовался особым расположением московских князей, ведших свое родословие от младшего сына великого полководца Древней Руси.

    В XVIII веке останки Александра Невского были перенесены в столицу – Санкт-Петербург, в Александро-Невскую Лавру. В память о русском полководце под стенами монастыря установлен его бюст. Мало что сегодня напоминает о былом величии монастырского ансамбля. Многочисленные пожары с жестокой методичностью выжигали его архитектурные памятники.

    В середине XIX века был разобран белокаменный Рождественский собор (1192-1195 годы), относившийся к числу древнейших памятников Владимира.

    Сохранившиеся здания и стены Рождественского монастыря относятся к XVIII веку. Восточная стена отмечает вал Мономахова города, частично сохранившийся по сей день. В 1744 году монастырь был преобразован в резиденцию местных духовных властей, и примерно в это время построено здание Архиерейского дома, сохранившее фасадный декор в стиле барокко.

    Далее на восток стоит пятиглавая Богородицкая церковь (1649), входившая в ансамбль упраздненного в XVIII веке Успенского монастыря. Строился храм, как гласит надпись на плите у входа, на деньги жителей Владимирского посада, и поэтому, наверное, архитектура его близка современным посадским церквам других городов России.

    Среди заказчиков храма выделяются представители состоятельной семьи Родионовых – владимирцев, членов привилегированной корпорации богатого купечества, в которую по всей России в 30-х годах XVII века входило менее 200 человек. Бывая в связи с торговыми операциями в других городах, купцы могли познакомиться с лучшими образцами посадской архитектуры или пригласить мастеров по своему вкусу. Богородицкая церковь по типу очень близка московским посадским храмам. Нижний четверик опоясан открытой галереей – гульбищем, на которую ведет изящное крыльцо; кокошники придают храму легкость и праздничность. Владимирская церковь является одним из лучших памятников зодчества Владимирского посада.

    Здание бывшей Духовной семинарии, построенное в середине XIX века в традициях "губернского ампира", не представляет архитектурного интереса. Из стен Владимирской семинарии вышел М. М. Сперанский, видный государственный деятель России.

    Основную часть застройки центральной улицы Владимира осуществляло состоятельное купечество и обязательной ее принадлежностью были торговые ряды. Владимирские торговые ряды строились в 1787-1790 годах и позже достраивались в течение еще нескольких лет. Здание торгового центра, типичное для губернских городов, проектировалось как составная часть всей улицы и удачно вписалось в ее перспективу. И сейчас торговые ряды используются по прямому назначению.

    Среди других зданий XVIII-XIX веков, взятых на государственный учет, своими классическими пропорциями выделяется угловой дом у Золотых ворот – бывшая почтовая станция. В градостроительной практике XVIII столетия таким зданиям всегда уделялось особое внимание, поэтому не случайно автором проекта был первый губернский архитектор Н. фон Берк.

    Строительство продолжалось 9 лет (1783 – 1792). Заказчиком был Г. Т. Мещерягин, управляющий владениями владимирского наместника графа А. Р. Воронцова. Здание необычной формы, круглый угол которого смотрел на московскую "столбовую" дорогу, было впоследствии куплено городскими властями и использовалось под почтовую станцию, где все проезжавшие через Владимир по подорожным листам меняли лошадей и могли рассчитывать на краткий отдых и горячий чай. Вероятно, А. С. Пушкин, проезжавший через город, останавливался именно здесь.

    В северо-западной части Владимира на север от Золотых ворот,

    на пригорке, возвышается пробуждающее в памяти постройки растреллиевского Петербурга здание Никитской церкви (1762-1765). Среди посадских церквей города она выделяется не только своей нарядностью, но и ярко выраженным тяготением к модной в то время в столицах парадности в духе барокко. Очевидно, слава об удачном архитектурном сооружении перешагнула рамки города и губернии: в подмосковном Дмитрове в 1794-1801 годах, точно по обмерам Никитской церкви, был возведен ее двойник – Троицко-Тихвинская посадская церковь.

    Успенский Княгинин монастырь. Чуть дальше на север видны белые постройки бывшего Успенского Княгинина монастыря. Он был основан на рубеже XII-XIII веков женой Всеволода Большое Гнездо Марией – дочерью чешского князя Шварна (отсюда второе название монастыря – Княгинин). Вплоть до перехода в XIV веке первенства к Москве монастырь служил местом погребения владимирских княгинь и княжон: кроме Марии, здесь похоронены жена и дочь Александра Невского.

    Существующий монастырский Успенский собор – однокупольная четырехстолпная постройка, возведенная на рубеже ХV-ХVI веков, приближается по стилю к современной ей московской архитектуре. Четверик храма венчают ряды кокошников "вперебежку". Окружающая собор паперть – XIX века. При возведении строители включили в нее нижний четверик соборной колокольни XVIII века, до наших дней не сохранившейся.

    Выдающееся значение имеют фресковые росписи интерьера собора. В течение двух сезонов (1647-1648) здесь работали художники во главе с известным мастером Марком Матвеевым.Тяга к яркости, узорочью, повышенной занимательности, столь характерная для русского искусства XVII века, щедро проявилась в росписях монастырского собора. Интересна сюжетным богатством и художественным решением композиция Страшного суда на западной стене, где выделяются изображения иноземцев – людей в западноевропейских и восточных одеждах, подгоняемых "нечистой силой" в огонь.

    Расчищенный реставраторами от поздних записей, уникальный ансамбль фресок Успенского собора в наше время предстает во всем своем великолепии.

    Новгород Великий

    Новгород Великий называют городом-музеем древней Руси. Ни один из древнерусских городов не сохранил такого количества прекрасных памятников русского зодчества и монументальной и станковой живописи XVII веков, как Новгород. Но Новгород сохранил еще и основу древней планировки города, многие из его древних улиц, площадей и урочищ.

    Возник Новгород Великий в результате слияния нескольких древних поселков, выросших по обе стороны реки Волхова. Древнейшими были поселки более высокой, левой стороны. Здесь на стыке поселковых концов образовалась вечевая площадь, превращенная затем в детинец. Здесь же вскоре был построен главный собор Новгорода – Софийский (1045 – 1050). С 1044 года началось строительство каменного детинца и еще несколько позже – деревянных и земляных сооружений, окружавших разросшийся городской посад.

    К середине XII века Новгород представлял собой большой город, раскинувшийся по обеим сторонам Волхова. На левой (Софийской) стороне находился детинец, который к 1116 году был несколько расширен и перестроен. В 1302 году он был построен заново. В течение XIV – XV веков детинец перестраивали несколько раз.

    Древнейший христианский храм Новгорода был, по рассказу летописца, деревянным. Первый новгородский епископ Иоаким, присланный из Киева в 989 году, выстроил в том же году тринадцатиглавую дубовую церковь Софии. Сложная и глубоко оригинальная композиция здания, по-видимому, состоявшая из тринадцати глав. Она была создана новгородскими мастерами за семь лет до окончания первой каменной церкви Киева, заложенной византийскими зодчими в том же 989 году и тесным образом была связана с древней дохристианской архитектурой Руси.

    С 1045 по 1050 год по велению новгородского князя Владимира, сына Ярослава, строилась новая каменная церковь Софии. Эта постройка свидетельствует о намерении повторить в Новгороде блеск и великолепие княжеского строительства Киева. Новгородская София походила на киевскую не только по имени. Подобно киевской, она представляла собой огромный пятинефный собор. Залитому светом подкупольному пространству и примыкающим к нему по основным осям здания двухсветным помещениям центрального вписанного креста противопоставляются подавленные низкими сводами хор, полутемные остальные части здания.

    Подобно киевской Софии, центральное крестчатое пространство здания замыкалось с севера, юга и запада двойными арками хор, опиравшимися на граненые столбы (выломанные в XVII веке). В западной части храма в боковых нефах устроены хоры с входом через башню, примыкающую к юго-западному углу церкви. В начале XII века собор был обнесен с трех сторон дополнительными галереями, состоявшими, подобно наружным галереям киевской Софии, из арок в четверть окружности, подпиравших основную часть здания и соединенных между собой коробками свода.

    Внешние массы храма отличаются монолитностью и конструктивностью. Мощные выступы, членящие фасады здания в полном соответствии с внутренними членениями, как бы укрепляют здание по основным его осям. Подобно киевским памятникам XI века, стены новгородской Софии первоначально не были отштукатурены. Полосатая кладка из чередующихся рядов плоских плинф (кирпичей) и камня оставалась открытой. Слои известкового раствора, розоватого от примеси толченого кирпича, были гладко отшлифованы. Новгородская София была парадным княжеским храмом и резко выделялась среди окружавших ее деревянных жилищ горожан.

    Очень выразительна организация внутреннего пространства храма, разделенного на две части: нижнюю, полутемную, подавленную низкими сводами хор, широко доступную для всех горожан, и верхнюю, где находились залитые светом роскошные полати, предназначенные только для князя, его семьи и ближайшего круга придворных, входивших на полати через лестничную башню.

    Нередко полати соединялись переходом непосредственно с верхним этажом княжеского дворца, находившегося вблизи княжеских храмов. Их летописных источников известно, что на полатях устраивались приемы иноземных гостей, присутствовавших на торжественных богослужениях.

    Несмотря на близость к киевскому храму, новгородская София существенно отлична от него. Основное отличие заключается в том, что в новгородском соборе имеются отдельные конструктивные особенности, не встречающиеся в киевском, например, мощные лопатки, срезанные у основания закомар, фронтоны, завершающиеся отдельные членения фасадов, вместо полуциркульных закомар, полукоробовые своды на угловыми восточными членениями здания. Кроме того, новгородская София отличается от киевской характером своего художественного выражения. Она проще, лаконичнее и строже.

    В новгородской Софии, прежде всего, значительно упрощена вся композиция масс здания. Завершение киевского здания тринадцатью главами в Новгороде заменено более строгим пятиглавием. Открытые аркады наружной галереи киевской Софии, как бы связывающие храм с окружающей его городской площадью, в Новгороде заменены строгой глухой стеной с выступами, повторяющими членения стен основного храма. Одноэтажные наружные галереи в сопоставлении с двухэтажными внутренними галереями, к которым они примыкали, наряду с пирамидальным наращением композиции тринадцати глав, придавали киевской Софии значительно большую динамику и расчлененность масс. Массы новгородской Софии монолитнее и статичнее.

    Интерьер новгородской Софии отличается теми же чертами. Характерной особенностью киевской Софии является сложность ее интерьера, состоящего из многочисленных, различных по площади, объему и степени освещенности частей, связанных между собой единым композиционным замыслом. Из одних частей интерьера в другие открываются живописные перспективы, разнообразные и сменяющие друг друга при движении внутри храма.

    В киевском соборе живописность сложного пространства усиливалась пучкообразными столбами, мраморными колоннами, шиферными карнизами, барельефной резьбой шиферных переплетов хор, мраморной скульптурой алтарной преграды, богатыми мозаичными наборами полов, драгоценными мозаиками и фресками, покрывавшими купола, своды, стены и столбы храма.

    Тройные арки, опирающиеся на две колонны, замыкающие в киевской Софии рукава центрального креста, в новгородском соборе заменены двойными арками, опирающимися на одну колонну. Сложного профиля столбы с полуколоннами по сторонам, характерные для интерьера киевской Софии, превращены в Новгороде либо в четырехгранный, либо в восьмигранный столб.

    В интерьере новгородской Софии уже намечается некоторый отход от сложностей киевской Софии в сторону упрощения и большей расчлененности. Значительно проще, строже новгородский интерьер и в отношении приемов декора. Отказ от мозаики в пользу фрески, отказ от использования мрамора и шифера (капители, карнизы, пороги) делают интерьер новгородской Софии более суровым и простым.

    Постройка новгородской Софии была завершена в 1050 году, однако более полувека храм оставался не расписанным внутри. Как сообщает новгородская летопись, к росписи храма приступили в 1108 году. В 1144 году были расписаны притворы. От фресковой росписи сохранились лишь ничтожные фрагменты. Огромное погрудное изображение Вседержителя в центральном куполе, неоднократно переписанное в XVI – XVII веках, оставалось недоступным для изучения. Расчистка этой фрески стояла в числе первоочередных мероприятий по изучению новгородской монументальной живописи. В 1941 году центральный купол был пробит немецким снарядом, и изображение Вседержителя полностью уничтожено.

    В простенках между окнами центрального барабана были расположены изображения восьми пророков. Изображения хорошо сохранились, хотя и переписаны частично во время реставрационных работ 90-х годов XIX века. Изображения пророков выполнены в монументальной манере и отличаются эпическим спокойствием лиц, жестов и движений, широкой декоративной манерой в трактовке одежд, обрисовывающих строгие по пропорции фигуры, поставленные художником уверенно и свободно, несмотря на необычайную мощь этих колоссальных изображений. Роспись 1108 года была выполнена русскими новгородскими мастерами.

    В росписи барабанов прослеживаются несколько манер исполнения, каждая из которых характеризуется индивидуальными способностями. При разрушении купола часть изображений пророков погибла. На стене южного притвора сохранилось испорченное насечкой изображение Константина и Елены, исполненное в 1144 году. Этот фрагмент по характеру исполнения очень отличается от росписи барабана. Лица, как и фигуры, здесь не имеют объема. Основным изобразительным средством является контурный рисунок, превращающий фигуры в раскрашенные силуэты.

    При расчистке росписи из-под штукатурки в 90-х годах XIX века над головой Елены существовала надпись, сделанная древним уставным письмом XII века «ОЛЕНА», что позволяет в мастере, исполнившем эту фреску, видеть новгородского художника.

    В начале XII века Новгород стал боярско-купеческой вечевой республикой. Местное новгородское боярство в лице посадника, с одной стороны, и архиепископа, с другой завладело всем государственным аппаратом, оттеснив князя на роль наемного военачальника города. Князья потеряли власть над детинцем и переселились на Городище, возле которого возникли крупнейшие княжеские монастыри – Юрьев, и несколько позднее – Спасо-Нередицкий.

    Потеряв власть над детинцем, князья потеряли и свой храм – Софию, которая в начале XII века перешла в руки новгородского владыки, став центром вечевой республики. Именно с этим было связано расширение храма, выразившееся в обстройке его галереями.

    В течение XII века новгородские князья делали попытки противопоставить потерянной для них Софии новые сооружения. В 1103 году князь Мстислав заложил на Городище церковь Благовещения, а в 1113 начал постройку нового каменного храма Николы в центре Торговой стороны Новгорода, на Ярославом дворище. Николо-Дворищенский собор представляет собой большую пятикупольную трехнефную постройку с обширными хорами в западной части здания. Плановое решение Николо-Дворищенского собора восходит к прославленному в древней Руси храму – Успенскому собору Киево-Печерской Лавры.

    Шесть крестчатых в плане столбов делят храм на три нефа, средний из которых значительно превосходит по ширине боковые. Для внутреннего пространства Николо-Дворищенского собора в гораздо большей степени, чем для Софии, характерна расчлененность его на отдельные пространственные ячейки и некоторая изолированность ячеек.

    Фасады собора просты, строги и разделены плоскими лопатками соответственно внутренним структурным членениям здания и завершались в древности полукружиями закомар. Все фасадные украшены рядами плоских двухуступчатых ниш с полуциркульным верхом, чередующимися с рядами окон. Западный и северные фасады собора искажены и закрыты пристройками XIX века.

    В древности собор был пятиглавым, и таким как он изображен на рисунках конца XVII века. Остатки его куполов хорошо сохранились под современной поздней четырехскатной крышей. Пятиглавие собора, не повторяющееся в новгородском зодчестве, возможно, было вызвано подражанием пятиглавию новгородской Софии.

    Николо-Дворищенский собор был княжеским дворцовым храмом. Даже духовенство этой церкви было подчинено не архиепискому, а князю. Так, когда архиепископ Нифонт отказался из политических соображений обвенчать князя Святослава с новгородкой, князь обвенчался в Николо-Дворищенском соборе.

    От фресковой росписи Николо-Дворищеского собора, исполненной вскоре после его окончания его постройки, до нас дошли лишь незначительные фрагменты. Для этих фрагментов характерна пластическая характеристика фигур и изысканное мастерство письма.

    Построенный в 1117 году собор Рождества Богородицы Антониева монастыря очень искажен позднейшими пристройками и переделками. Вместо старых узких окон с полуциркульным верхом, на фасадах пробиты новые широкие окна, уничтожено позакомарное покрытие, на старые барабаны поставлены огромные луковичные главы. С трех сторон древний собор застроен поздними нижними галереями – папертями.

    Внутри собора уничтожены древние хоры, стесаны на всю высоту крестчатые столбы и лопатки на внутренней поверхности стен. Однако и в этом искаженном виде архитектурный облик памятника раскрывается с достаточной убедительностью. Собор Антониева монастыря близко напоминает Николо-Дворищенский собор. Эта близость выражается не только в общности планов обоих соборов, но и в трактовке фасадов. Фасады Антониева собора членятся плоскими лопатками, выражающими структурные членения здания, и в древности были опоясаны рядами плоских двухуступчатых ниш с полуциркульным верхом. Позднее все эти ниши были заложены.

    Особенностью Антониевого собора является цилиндрическая башня у северо-западного угла, с лестницей, ведущей на полати собора. Характерна ассиметричная композиция трех глав собора. Кроме центральной главы собор увенчан еще двумя главами, одна из которых поставлена над юго-западным угловым членением, вторая – над башней.

    Стенопись Антониева собора первоначально была открыта в 1898 году, затем грубо переписана и вновь расчищена в 1923, 1927, 1944 годах. Фресковая роспись собора сохранилась фрагментарно, главным образом, в алтарной части. Фрески, выполненные в 1125 году, свидетельствуют, как и фрески Софии, о переработке византийско-киевских художественных традиций в новгородском искусстве XII века. Новыми особенностями являются резкость и острота контуров, что является чертой, характеризующей складывающуюся художественную школу Новгорода.

    В начале XII века за городом напротив Городища, на противоположном берегу Волхова, был основан княжеский Юрьев монастырь. Возникновение монастыря и его дальнейшая история тесно связаны с той новой политической ролью, которую приобретает Городище, ставшее в начале XII века не только княжеской резиденцией, но и крупным центром политической жизни Новгорода.

    Георгиевский собор Юрьева монастыря выстроен в 1119 году князем Всеволодом. По своим размерам и строительному мастерству в новгородском зодчестве, по мнению ученых, он занимает первое место после Софии. Новгородский князь стремился построить здание, которое могло бы если не затмить, то, во всяком случае, конкурировать с Софией. На современников новый собор произвел огромное впечатление. Даже летописцы сохранили нам имя зодчего, который его выстроил. Это был русский мастер Петр.

    Георгиевский собор развивает трехглавую ассиметричную композицию собора Антониева монастыря. Как и в Антониевом соборе, в соборе Юрьева монастыря башня с лестницей, ведущей на хоры, примыкает к северо-западному углу здания. Однако мастер Петр, придав башне квадратную форму, более органично связал ее с основным массивом собора. Западный фасад башни, представляя непосредственное продолжение западного фасада, как бы сливается с ним в единое целое, что композиционно подчеркнуто рядами ниш и окон.

    Фасады собора расчленены мощными лопатками, отражающими внутреннюю структуру здания. Композиция фасадов близко напоминает композиционный замысел Николо-Дворищенского собора и собора Антониева монастыря, но в Георгиевском соборе этот замысел доведен до предельной четкости и выразительности. Декор фасадов представляет собой плоские ниши с более сложным профилем.

    Вскоре после постройки собора была выполнена его роспись. Расчищенные в башне собора большие изображения святых, выполненные с исключительным мастерством, отличаются пластичностью в лепке лиц, богатством и сочностью красочной палитры и широкой монументальной манерой письма. Расписывала огромный собор большая группа художников.

    После постройки собора Юрьева монастыря в княжеском строительстве наступил резкий спад. В очень напряженной политической обстановке конца первой трети XII века был построены два последних княжеских храма в городе. Оба они заложены князем Всеволодом незадолго до его изгнания из города восставшим народом – церковь Ивана на Опоках в 1127 и церковь Успения на Торгу в 1135 году. Обе постройки сохранились плохо, неся на себе следы многочисленных разновременных переделок.

    Последним памятником княжеского строительства в Новгороде была небольшая и скромная одноглавая церковь Спаса на Нередице, выстроенная князем Ярославом Владимировичем в 1198 году. Церковь выстроена в княжеском дворцовом монастыре, возле новой княжеской резиденции на Городище.

    Церковь Спаса на Нередице представляет собой кубического типа крестовокупольную постройку, почти квадратную в плане, с четырьмя столбами внутри, несущую единственный купол. Узкий щелевидный ход в толще западной стены ведет на хоры. Стены церкви очень толсты, кладка груба, хотя и напоминает старую византийскую систему чередования камня и плоского кирпича на растворе извести, с примесью толченого кирпича. Кривизна линий, неровность плоскостей, скошенность углов – все это придает церкви Спаса на Нередице характер специфической пластичности, столь отличающей новгородское и псковское зодчество от памятников владимиро-суздальской архитектуры и зодчества ранней Москвы, унаследовавшего владимиро-суздальскую строительную технику.

    Фресковая роспись церкви Спаса на Нередице, исполненная в 1199 году, представляла до своей гибели в 1941 – 1943 годах наиболее ценный памятник новгородской живописи XII века. До 1941 года стенопись эта сохранилась почти целиком. Все стены, столбы, своды, арки и купол церкви были сплошь покрыты фресками отличной сохранности, что давало возможность понять всю декоративную систему росписи в целом, не прибегая к теоретическим реконструкциям.

    В куполе церкви Спаса на Нередице было изображено Вознесение, ниже на барабане – пророки, в подпружных арках – медальоны с изображением сорока мучеников. На стенах и столбах поясами были расположены отдельные фигуры и композиции. Западная стена была занята большой картиной Страшного суда. Нижняя часть стен была покрыта орнаментальной росписью, подражавшей тем панелям из различных сортов мрамора, которыми украшались нижние части стен византийских храмов. На стенах и сводах церкви Спаса на Нередице был развернут цикл иллюстраций к тексту Евангелия.

    Во второй половине XII века в Новгороде складывается новый тип храма. Вместо грандиозных, но единичных сооружений появляются небольшие по величине, но строящиеся в большом количестве. Это кубического типа постройки с почти квадратным планом, с тремя апсидами и четырьмя столбами, несущими одну главу. Изменяется и характер интерьера. Пышные открытые полати-хоры заменяются закрытыми со всех сторон угловыми камерами на сводах соединенными между собой небольшим деревянным помостом. В одной из этих камер устраивался придел, нередко посвященный патрону церкви, другая камера часто использовалась как хранилище. Внутреннее пространство становилось более целостным, менее расчлененным. Первым дошедшим до нас памятником этого типа является церковь Благовещения у деревни Аркажи, под Новгородом, выстроенная в 1179 году. Сохранилась церковь только до половины своей высоты.

    Тяжелый удар, обрушившийся на русский народ, нападение монголо-татарских полчищ, был ощутим и в Новгороде. К тому же вскоре положение Новгорода стало еще более серьезным в связи с усилившейся опасностью, угрожавшей с Запада. Однако, уже в 90-х годах XIII века, после нанесения сокрушительного удара по ливонским рыцарям, положение резко изменилось. Единственный из русских городов, сохранивший полностью памятники своей прошлой культуры и не растерявший за время монголо-татарского нашествия старые культурные традиции, Новгород вступил в полосу нового расцвета своей культуры. Строительство, вновь развернувшееся в последнее десятилетие XIII века, продолжалось непрерывно вплоть до присоединения Новгорода к Москве, в конце XV века.

    В качестве строителей храмов, как и в конце XII века, выступали представители крупнейших боярских фамилий, посадники, иногда корпорации купцов; много церковных, гражданских и даже военных построек вел новгородский архиепископ. Дошедший до нас памятник конца XIII века – церковь Николы на Липне, выстроенная архиепископом в 1292 году архиепископом Климентом, свидетельствует о том, что в традиционном типе храма, широко распространенном в новгородском зодчестве второй половины XII века, произошли существенные изменения.

    Новгородцы отказались от старой системы посводного (по закомарам) покрытия. Новую структуру сводов отражало трехлопастное покрытие церкви Николы. Отказ от трехчастного членения на фасадах придал церкви еще большую монолитность. Зодчий церкви Николы впервые отказался от боковых абсид, одновременно опустив центральную до половины высоты храма. Отличительной чертой церкви является вытянутость пропорций, ранее не встречавшаяся в новгородских памятниках. Отмечается также некоторая роль романского зодчества, откуда новгородский зодчий черпал отдельные конструктивные детали и отдельные конструктивные элементы композиционного решения, не нарушавшие старой традиционной схемы здания в целом.

    Существенной особенностью церкви Николы является новая техника кладки. Характерной чертой новгородского зодчества XIV – XV веков становится кладка на плиты. Системы чередования рядов кирпича и камня здесь уже нет. В этой технике выстроены не только все церкви Новгорода и его пригородов, но и все крепостные сооружения.

    Фресковая роспись церкви Николы на Липне почти полностью скрыта под малярной записью 1877 года. Незначительные фрагменты древней стенописи, избежавшие реставрации XIX века, сохранились за иконостасом и позднее были раскрыты. Расположенная на алтарных столбах композиция Благовещения и на примыкавшем своде композиция «Три отрока в пещи огненной» характеризуют николо-липенскую роспись как памятник, являющийся промежуточным звеном, соединявшим новгородскую монументальную живопись домонгольского период с замечательным циклом росписей середины и второй половины XIV столетия.

    В 1360 году новгородский посадник Семен Андреевич заложил церковь Федора Стратилата. В следующем году церковь была закончена. Церковь Федора Стратила является одной из наиболее классических памятников новгородского зодчества второй половины XIV века, одним из лучших по сохранности и представляет собой законченное художественное произведение. Наиболее существенным новшеством был внешний облик храма.

    В трактовке фасадов зодчий церкви Федора Стратилата вновь вернулся к трехчастному членению лопатками в соответствии с внутренними структурными членения здания. На фасадах церкви особенно на барабане и абсиде, немало декоративных элементов. Барабан декорирован поясками треугольных впадинок, арочек и нишек. Абсида декорирована вертикальными тягами, стянутыми полуциркульными арками. Оконные проемы и северный портал имеют стрельчатые завершения, над окнами разнообразные по рисунку «бровки». Некоторые ниши на фасадах были украшены фресковыми изображениями.

    Исходя в основном из старых плановых и пространственных решений и в то же время внеся в них ряд новых черт, зодчий храма придал новый характер внешнему оформлению здания, особенно в его завершении, и внес много нового в декоративном оформлении стены, не нарушая при этом конструктивной логичности фасада.

    Роспись церкви, исполненная в 70-х годах XIV века, была расчищена в 1910 году, сохранилась почти на всех стенах, столбах, арках и сводах церкви. Значение ее исключительно. Стилистические особенности росписи свидетельствуют о том, что фрески эти исполнены Феофаном Греком. Впервые в росписи применен феофановский прием монохромного решения всей стенописи в красно-коричневых тонах, с полным отказом от яркой полихромии. В росписи церкви Федора Стратилата ярко выступает характерная для XIV века любовь к повествовательной тематике и глубоко эмоциональной трактовке человеческих страданий.

    Очень хорошо сохранившимся образцом новгородского зодчества конца XIV века является церковь Иоанна Богослова в Радоковицах, выстроенная в 1384 году. Это исключительно стройная постройка с узкими лопатками на фасадах, подчеркивающими удлиненные пропорции здания. На южном фасаде сохранился заложенный портал с подвышением.

    С последней четверти XIV века на судьбах Новгорода начали сказываться крупные перемены в жизни Русской земли, связанные с разгромом монголо-татарских орд Мамая Дмитрием Донским на Куликовом поле. Этот разгром бесповоротно предопределил последующее, быстро возраставшее усиление Москвы. Политика новгородского боярства, борющегося за свою обособленность, стала консервативной, мешавшей процессу создания русского национального государства. Во всех областях новгородской культуры, в том числе и в зодчестве, началось постепенное замирание творческого движения. Зодчие стали обращаться к образцам прошлого и старым художественным оригиналам. Так, внутри церкви Петра и Павла (1406), повторяя решение церкви Федора Стратилата, сделана каменная лестница на полати в юго-западном углу. На фасаде вновь появляются орнаментальные мотивы в виде поясков из треугольных впадинок, нишки и каменные скульптурные кресты.

    В середине XV века стал широко распространенным тип миниатюрной церковки, сохраняющей, однако, старые основы композиции. Несмотря на большое сокращение размеров храмов, новгородское зодчество XV века не применяло систему бесстолпных конструкций, как это было в Пскове. В XV веке впервые появились двухэтажные храмы – храмы на подклетах, которые использовались в качестве хозяйственных складов – подвалов (церковь Симеона в Зверином монастыре и др.). На фасадах подклет ничем не выражен. Нередко в эту пору подклеты устраивались и в более древних храмах путем настилки деревянного наката.

    Во второй половине XV века распространенным явлением стал нарочитый архаизм, выражавшийся в подражании старым постройкам XII века. Так, в 1455 году была заново выстроена на старых фундаментах церковь Ильи на Славне, построенная в 1198 – 1202 годах. По своим формам она копирует типичную новгородскую одноглавую церковь конца XII века.

    Наряду с многочисленными церковными постройками XIV – XV века в Новгороде сохранилась интересная гражданская постройка этой же поры, названная Грановитой палатой (1433). Строитель этого большого парадного здания архиепископ Евфимий, стремясь укрепить авторитет и могущество новгородской знати, начал парадную обстройку двора в новгородском детинце. В результате многолетнего строительства двор новгородского владыки стал сложным комплексом каменных зданий.

    Дошедшее до нас здание состоит из нескольких помещений, главное из которых представляет большой зал, перекрытый сводами на нервюрах, опирающихся на столб в центре зала. В отличие от Грановитой палаты Московского Кремля, построенной несколько позднее Марко Руффо в духе Возрождения, новгородская палата является запоздалым памятником готики на Руси.

    Предназначалась палата для торжественных приемов и заседаний. Здесь в последний период новгородской самостоятельности заседал боярский Совет Господ, который возглавлял сам владыка.

    После 1478 года бурное строительство, характерное для Новгорода, резко оборвалось. За последние двадцать лет XV века и первое десятилетие XVI века новгородские летописи отметили лишь одну постройку деревянной церкви на владычном дворе, поставленную в один день по случаю мора. Однако, к этим десятилетиям относятся два весьма крупных начинания московского правительства в области крепостного строительства. В 1484 году по указу князя Ивана Васильевича началось по старой основе строительство каменного детинца. В 1490 году работы были закончены.

    После окончания реконструкции детинца черед 12 лет была произведена полная перестройка внешней линии обороны Новгорода. Вокруг всего города на земляном валу были поставлены новые деревянные стены, разбитые каменные башни заменили новыми деревянными.

    Лишь с 1510 года вновь начала развертываться строительная деятельность некоторых частных лиц и объединений, особенно усилившаяся в 20-годах XVI века. В 1510 году гость московский Иван Сырков поставил каменную церковь Жён-Мироносиц, представляющую собой четырехстолпное кубического типа здание, к западной стене которого примыкает паперть. Церковь разделена на три этажа. Нижний и подвальный этажи использовались для хозяйственных целей. С трех сторон к церкви примыкали широкие галереи на столбах, соединенных между собой полуциркульными арками. Часть галерей сохранилась и поныне. Открытая галерея вокруг храма придавала церкви Жён-Мироносиц необычный для Новгорода московский облик, хотя и по своему плану и по трактовке фасадов постройка была связана со старой новгородской традицией.

    В 1520 году московским гостем Василием Таракановым была выстроена церковь Климента. Тараканов был представителем крупнейшей фамилии московских гостей, переселенных в Новгород на место высланных новгородцев. Выстроенная церковь по своим формам представляет типично новгородскую четырехстолпную одноглавую постройку с восьмискатным завершением. В отличие от более старых новгородских храмов церковь Климента выстроена целиком из кирпича, что свидетельствует о том, что новые московские заказчики вынуждены были обращаться к новгородским строителям, не сразу отказавшимся от своих традиций.

    В 1529 году Дмитрий Иванович Сырков, построивший церковь Жён-Мироносиц, заложил новую церковь Прокопия на своем дворе, поблизости от своей ранее построенной церкви. Церковь Прокопия, выстроенная также новгородскими зодчими, представляет уже некоторую уступку московским вкусам, о чем свидетельствуют килевидные завершения средних членений фасадов, килевидные арочки на западной невысокой пристройке, примыкающей к основному кубу храма, декор барабана, а также возврат к трем абсидам, вместо привычной для новгородского зодчества одной. Однако, несмотря на эти московские детали, в целом церковь Прокопия является памятником новгородского искусства, что сказывается и в пощипцовом восьмискатном завершении храма и в его близости к новгородским памятникам в отношении общей композиции.

    В 1536 году по заказу московских и новгородских купцов была построена церковь Бориса и Глеба. Церковь выстроили на месте более древней постройки 1377 года с использованием ее фундаментов. Однако, выстроенная на старом фундаменте церковь, в основном отражала московские вкусы. При ее постройке применили московское пятиглавие. Фасады церкви завершаются килевидными арками при пощипцовом покрытии каждого членения. Кроме того, под центральной главой были применены подпружные арки, а под угловыми главами – ступенчато-перекрещивающиеся.

    Более сложное переплетение новгородских и московских традиций представляет выстроенная в 1533 году в Антониевом монастыре церковь Сретения. Как внутреннее пространство, так и обработка фасадов этой церкви для новгородского зодчества необычны. Внутри церковь представляет собой бесстолпную постройку, перекрытую сферическим сводом, опирающимся в углах на тромпы. Церковь разделена на два этажа. Нижний этаж имел хозяйственное назначение. С западной стороны к церкви примыкает большое помещение трапезной с восьмигранным столбом в центре, перекрытое коробовыми сводами с распалубками.

    Необычны и фасады здания. Восточный фасад аналогичен северному и западному, так как церковь не имеет абсид. Плоские лопатки образуют трехчастное членение фасадов. Совершенно изменено декоративное оформление фасадов. От московских архитектурных традиций идут и горизонтальные тяги, отрезающие килевидные завершения средних и боковых членений. Однако основное композиционное решение Сретенской церкви повторяло привычную в Новгороде форму кубического, несколько вытянутого здания с пощипцовым, восьмискатным покрытием.

    Под влиянием Сретенской церкви в 1552 году была выстроена трапезная церковь Варлаама в Хутынском монастыре. Памятники новгородского зодчества XVI века отражают интересный процесс взаимодействия между новгородскими и московскими традициями. Постройки, связанные с официальными московскими правительственными заказами, сооружены на новой художественной платформе. К таким постройкам относится Преображенский собор Хутынского монастыря, выстроенный в 1515 году повелением великого князя московского Василия Ивановича. Типично московский облик имела и церковь Никиты. Церковь шестистолпного плана, была окружена галереей на открытых аркадах и у юго-восточного угла имела древний придел, над которым была сделана колокольня.

    В XVII веке новгородская школа окончательно влилась в общий поток русского зодчества.

    Боголюбово

    Владимирский край очень богат памятниками архитектуры и искусства. В ближайших к городу окрестностях находятся несколько замечательных творений древнерусских зодчих, всегда привлекающих внимание путешественников.

    Боголюбово. Боголюбовский архитектурный дворцовый ансамбль

    На территории старинного села Боголюбово, близ Владимира, недалеко от впадения в Клязьму реки Нерль, стоял когда-то окруженный оборонительными сооружениями замок великого князя Андрея Боголюбского, который контролировал водный путь из Суздаля во Владимир. Подчиняя боярскую знать Суздаля и Ростова, князь Андрей закрыл устье клязьменской Нерли, поставив на высоком берегу Клязьмы, у самого слияния волжской и клязьменской Нерли княжеский замок Боголюбов.

    В летописях Андрей Боголюбский назван гордецом, каких мало. Со всеми, кого встречал, он вел себя важно, а то и заносчиво, ни перед кем не склонял головы. Был он мужчиной видным, статным, высокого роста и могучего телосложения. Князь держал себя с достоинством и говорил уверенно и властно. Он привык быть первым и как должное воспринимал, что ему покорно повинуются, безропотно выполняя все его распоряжения.

    Могила князя сохранилась, и более семидесяти лет назад при изучении его скелета было установлено, что два шейных позвонка князя срослись между собой, и потому, если бы он даже захотел, все равно бы не смог в знак приветствия нагнуть голову. Следовательно, Андрей Боголюбский казался таким неприступным не только из-за своего гордого нрава. Помимо воли он вынужден был держать голову высоко, словно подчеркивая тем самым превосходство на всеми прочими. Андрей Юрьевич – единственный из одиннадцати сыновей Юрия Долгорукого, причисленный церковью к лику святых.

    Из киевского Вышгорода князь Андрей вез икону Богоматери, которая чудесным образом остановила княжеский поезд, определив «любимое богом» место постройки замка и посвященных ей храмов. Так гласило «Сказание» о чудесах этой иконы, созданное в княжение Андрея.

    Заложенная в 1158 году княжеская резиденция недолго сохраняла свое великолепие – в 1175 году Андрей Боголюбский был убит заговорщиками. В посмертной биографии князя летописец отметил, что Боголюбов был построен князем для себя, что это был каменный замок, напоминавший по своему расположению киевский Вышгород. Далее летописец рассказывал о необыкновенном богатстве и красоте храмов, созданных волей князя с 1158 по 1165 год во Владимире и Боголюбове.

    После смерти князя Андрея, в пору многочисленных междоусобиц, войска враждовавших князей-соседей неоднократно грабили и жгли Боголюбово, окончательно утратившее свое значение после нашествия хана Батыя. Впоследствии на этом месте возник Боголюбов монастырь.

    За восемьсот пятьдесят лет время стерло с земли замковые стены и здания. В XVIII веке при крушении древнего дворцовского собора уцелела лишь белокаменная лестничная башня с переходом на хоры. Раскопки археологов и работы ученых, прежде всего Н. Н. Воронина, проводившего археологические исследования боголюбовского комплекса, вернули Боголюбову его древнюю славу княжеского города и позволили реконструировать первоначальный вид существовавшего здесь уникального ансамбля, который превзошел и легенды и хвалебные отзывы летописцев.

    В восточной части села по краям небольшого четырехугольника, очерченного берегом старой Клязьмы и оврагом с запада, и теперь видны древние валы княжеского города. Со стороны речной пристани они имели белокаменные башни. Фундаменты одной из башен были открыты в обрыве к реке. Подобно Владимиру, княжеский замок сочетал земляные и каменные укрепления с искусственно обводненными рвами.

    За стенами Боголюбского замка располагался сложный ансамбль небывалой красоты белокаменного княжеского дворца, где князь Андрей провел остаток жизни и где был убит своими недругами. Центром дворца был златоглавый собор Рождества Богородицы, украшенный, подобно Успенскому собору Владимира, поясом колонок, резными камнями и золоченой медью, которая оковывала западный портал собора. Наружный облик собора был богат и параден. Однако основные усилия художники сосредоточили на внутренней отделке храма.

    Пол храма был устлан толстыми плитами меди, в глубине алтаря за алтарной белокаменной преградой поднималась на тонких колонках драгоценная шатровая сень со скульптурным изображением Христа, Богоматери и Иоанна Предтечи. Великолепные круглые столбы, расписанные под мрамор, несли высоко поднятые княжеские хоры, а выше на огромные лиственные капители столбов опирались своды и светлый барабан главы.

    Живописцы из Греции украсили храм фресками, зеленовато-желтая и коричневая гамма которых прекрасно гармонировала с цветными полами хор, вымощенных майоликовой плиткой. На хоры по обыкновению князь приглашал послов и гостей, показывая отсюда им пышное убранство храма, богатство драгоценной утвари и красоту богослужения. Гости удивлялись богатству драгоценной утвари и силе христианского бога русских.

    По разным сторонам собора возвышались две квадратные башни с золочеными шатрами кровель. По винтовым лестницам, украшенным живописью, поднимались княжеские гости на переходы к хорам собора. Каменные ступени вели на площадку перехода, откуда сквозь тройную арку окна, открывался прекрасный вид на пристань и пойму реки. На этой лестнице летней ночью 1175 года дети московского боярина Кучки оборвали жизнь великого князя, рискнувшего покуситься на боярские вольности и привилегии.

    Князь Андрей был сильным человеком. Даже в пожилом возрасте он мог посоперничать на поле боя с дюжими молодцами, которые ему годились в сыновья. Его дворец хорошо охранялся, и он был спокоен за свою жизнь. Не мог знать князь, что опасаться ему надо не чужеземных врагов, а тех, кто его окружает. Ранее Андрей взял в жены дочь московского боярина Кучки Улиту. С тех пор прошло много времени, и князь считал, что если и была у жены на него обида за смерть отца, то после стольких лет она забылась. К тому же князь приблизил к себе и окружил почетом обоих братьев своей супруги и ни в чем им не отказывал.

    Однажды один из братьев совершил тяжкое преступление. И он, и его сестра надеялись, что князь Андрей по-родственному простит ему вину. Но Андрей был непреклонен и велел казнить виновного. И тогда Улита и другой ее брат, которые и без того таили злобу на Андрея за смерть отца, поклялись отомстить и стали готовить заговор. Они переманили на свою сторону ключника князя и еще двадцать человек.

    Темной ночью заговорщики, вооруженные мечами и копьями, проникли в княжеский дворец и ворвались в спальню к Андрею. Он хотел схватить меч, который всегда держал возле своего ложа, но ключник заблаговременно выкрал его, и князю нечем было защищаться. Сопротивлялся он сколько мог, пока не упал, изрубленный злодеями до смерти. Рассказ об этой неравной борьбе в душной темноте княжеской спальни сохранился в летописи.

    И при жизни, и после смерти об Андрее Юрьевиче шла добрая слава. На Руси его любили и почитали.

    Под переходом располагались своды проездов на дворцовую площадь и небольшое помещение для дворцовой стражи. Эта аркада нижнего этажа переходов была украшена рельефами, круглой скульптурой и росписью. Горизонталь пояса колонок, опоясывая храм, башню и переходы, связывала их в единое целое с двухэтажным каменным дворцом.

    Через южную башню можно было пройти и на хоры храма, и на переходы к башне южной стены замка. Князь, не спускаясь, мог пройти по амфиладам переходов через хоры собора на крепостную стену. Княжеский двор выглядел очень эффектно. На земле лежали белые плиты мостовой. Огромный и сложный ансамбль дворца, с его скульптурной и красочной декорацией поднимался словно на белом блюде площади, на которой перед южной башней стояла легкая восьмиколонная беседка-киворий, под сводами которой находилась белокаменная чаша для освященной воды.

    Это была последняя постройка княжеских зодчих (1165). На одном из камней пьедестала княжеский мастер вырезал свой знак. Великолепный белокаменный княжеский дворец, соединенный переходами с церковью, окружали белокаменные стены (современные, с надвратной церковью – колокольней, относят к XIX веку и проходят примерно по линии старых укреплений). Ближе к валам и в северной части замка в деревянных помещениях располагались службы дворца, склады оружия, конюшни и жилища придворных.

    Нижняя часть дворцовой лестничной башни сейчас легко опознается в нижнем четверике колокольни, поставленной в XVIII веке на древнее основание. Единственная в своем роде каменная гражданская постройка домонгольского времени, башня не имеет аналогов в сохранившихся памятниках древнерусской архитектуры, свидетельствуя о ее пышном расцвете на владимирской земле. Двухъярусный аркатурно-колончатый пояс, характер и стиль белокаменной резьбы сближают боголюбовский памятник с его современниками – Успенским и Димитриевским соборами во Владимире.

    Собор Рождества Богородицы, соединенный переходом с башней, воздвигнут в 1727 году на фундаменте древнего храма. Представление о богатстве отделки и архитектурном великолепии древнего собора времени Андрея Боголюбского дают экспонируемые в интерьере фрагменты обнаруженной при раскопках фасадной резьбы и открытые археологами мощные фундаменты здания XII века.

    В 1866 году на территории монастыря был сооружен массивный пятикупольный собор в неовизантийском стиле. Своим тяжелым объемом он резко контрастирует с остальными зданиями Боголюбова.

    Ученые считают, Боголюбовский архитектурный дворцовый ансамбль с успехом выдерживает сравнение с лучшими ансамблями западноевропейского средневековья. В замысле этого замка можно открыть некоторые общие черты феодального строительства, однако ни с чем не сравним его глубоко своеобразный облик, в котором ясно угадываются наследственные черты, восходящие к каменной архитектуре Киева и Новгорода XI – XII веков, к торжественным башням Софии и к богатому опыту строительства деревянных княжеских и царских дворцов, с их сложной живописной композицией теремов и башен, клетей и переходов. На эту глубоко национальную основу легли декоративные приемы романского зодчества, подчеркнувшие самостоятельность и прогрессивность устремлений исторического развития великорусского зодчества.

    Храм Покрова на Нерли. В полутора километрах от Боголюбова находится церковь Покрова Богородицы на реке Нерли, которая является одним из самых совершенных и поэтичных творений древнерусских зодчих (1165). Она – первая в мире посвящена празднику Покрова Богородицы, который был учрежден на территории Владимирского княжества в XII веке в честь чудесного события, некогда происшедшего в Царьграде. Даже в Византии по этому поводу не было ни храмов, ни праздника.

    По легенде, к городу подошли враги христианской веры, окружили его, грозя уничтожить вместе с жителями. И тогда молившейся в храме Божьем христианин по имени Андрей вознес горячую молитву, обращенную к Пресвятой Богородице, в которой просил Богородицу о спасении и избавления от нависшей беды. Святая заступница откликнулась на мольбу Андрея. Она, подняв над городом белое покрывало, сделала Царьград невидимым. В изумлении смотрели враги туда, где только что возвышались крепкие стены, виднелись дома и церкви. И вдруг все это куда-то исчезло. Пришлось завоевателям уйти ни с чем. Христианский мир не забыл о том, что произошло 14 октября – в день, когда свершилось это чудо. Богородицу славят и благодарят ее.

    Как в зеркале, отражается стройный силуэт церкви в стоячей воде Боголюбовской старицы, живописно раскинувшейся среди заливных лугов.

    Издалека заметный, белокаменный храм на высокой насыпи был первой вестью для судов, идущих из суздальской земли, о приближении к стольному Владимиру. Согласно летописному рассказу, поход рати Андрея Боголюбского на юго-восточного соседа – Волжскую Булгарию, где обижали русских купцов, закончился успешно, но во время боя был тяжело ранен сын князя Изяслав, скончавшийся по пути на родину. Убитый горем отец решил воздвигнуть храм Пресвятой Богородице за ее покровительство в битве, за победу и одновременно отметить место смерти наследника.

    Стройные пропорции храма, устремленные вверх колонки пилястр и узкие прорези окон создают впечатление невесомости. Храм словно парит в воздухе. Общему облику храма вторит изящная белокаменная резьба. На фасадах мастера изобразили царя Давида, играющего на музыкальном инструменте – псалтири, а вокруг музыканта – завороженных чудесными звуками смирных львов, фантастических животных, охраняющих от злых сил. Выразительные маски (по две в боковых пряслах и три в центральном) ритмично вторят дробному аркатурно-колончатому поясу под окнами. До полутора десятков мастеров трудились над фасадными украшениями Покрова на Нерли, найдя редкую по красоте гармонию архитектуры и декора.

    Внутри храма мастера создали то же поразительное впечатление полета пространства к светлой вершине главы, легко завершающей здание. К его южной стене примыкала башня, вводившая на хоры и украшенная резными украшениями грифонов и барсов. От нее сохранилась только арка входа, пересекавшая пояс колонок. Башня располагалась ниже храма, она словно спускалась к берегу. Здесь, у стен храма Покрова, останавливали свои суда купцы и послы, ожидая вызова в княжеский замок, который сверкал вдалеке белыми стенами башен и золотом куполов.

    Археологические раскопки и архитектурные исследования памятника показали, что холм на берегу старицы – искусственного происхождения. Весеннее половодье давно бы смыло храм, если бы не инженерное искусство строителей XII века и кропотливый труд многих безымянных русских людей. От портала храма к реке вела белокаменная лестница, сам холм, как панцирем, был покрыт известняковой плиткой. Иначе в прошлом выглядел и сам храм – его опоясывала по периметру открытая галерея, с которой можно было попасть на хоры.

    Не только пожары, чужеземные захватчики и внутренние междоусобицы наносили неисчислимый вред памятникам зодчества – страдали они и от людского невежества. В 1784 году игумен Боголюбовского монастыря просил разрешения на разборку церкви Покрова на Нерли для того, чтобы соорудить монастырскую колокольню. Духовное начальство дало такое разрешение. И только нехватка денег спасла это чудо архитектуры от гибели. Столетие спустяпри ремонте утерялись некоторые белокаменные рельефы, со стен была сбита штукатурка с фресками, современными собору.

    В наше время уникальное творение владимирских мастеров храм Покрова на Нерли вошел в мировую историю как памятник необычайного совершенства архитектурных форм, как поэтический образ в камне, созданный русскими зодчими более восьми веков назад.

    Юрьев-Польский

    В 70 километрах на северо-запад от Владимира расположился районный центр области – Юрьев-Польской. Характерной приметой этого уголка Владимирщины и в наши дни являются бескрайние поля. Здесь в 1152 году Юрий Долгорукий на берегу реки Колокши основал «город, ставший на поле», который получил имя в честь князя. Сохранившиеся до наших дней земляные валы очерчивают границы поселения в древности.

    Богатые окраины владений великих князей владимирских в XII веке стали ареной кровавых распрей за право владеть удобными в географическом отношении и населенными трудолюбивыми крестьянами землями. В 1212 году, в ходе борьбы за наследство между сыновьями Всеволода Большое Гнездо, Юрьев-Польской становится стольным градом небольшого удельного княжества.

    Нашествие хана Батыя, разного рода экономические обстоятельства подорвали благополучие Ополья. Город постепенно мельчал, и только в XVII веке, после 500-летнего перерыва, здесь возобновилось каменное строительство.

    В черте валов древнего города сосредоточены самые интересные памятники зодчества города. Прежде всего, это Георгиевский собор (1230-1234), сейчас несколько теряющийся рядом с кирпичной громадой построенного в начале XX века Троицкого собора. Созданный в пору недолгой самостоятельности княжества со столицей в Юрьеве-Польском, при сыне Всеволода Большое Гнездо Святославе, Георгиевский собор – однокупольная, слегка тяжеловатая постройка – снискал себе славу уникального памятника древнерусского зодчества. Новый собор, заказчиком которого был сын князя Всеволода Юрий, строили на месте старого, обветшавшего, сооруженного еще при основании города.

    Как будто предчувствуя, что создаваемый ими собор будет последним в ряду шедевров владимирской архитектуры (через считанные годы по Руси прокатится огненный смерч Батыевых орд), мастера не поскупились на обработку фасадов белокаменными рельефами. По количеству их Георгиевский собор далеко превосходит храмы Владимира. Резьба сплошным ковром покрывает основной четверик и притворы, причем поражает обилие человеческих фигур и ликов, представленных в других памятниках более скупо.

    В нынешнем состоянии, однако, резные блоки не составляют, и это заметно сразу, единой композиции, напоминая рассыпанную и неудачно собранную мозаичную картину. В середине XIV века храм рухнул. Для его восстановления приезжал известный московский зодчий В. Д. Ермолин, в 1471 году заново собравший орнаментированные блоки, что было первым опытом архитектурной реставрации на Руси, но не совсем удачно. Путаница усилилась при перестройках XVIII-XIX веков.

    Первоначальную композицию рельефов Георгиевского собора удалось разгадать только в наше время. Много лет известный ученый Г. К. Вагнер потратил на исследование фасадных рельефов Георгиевского собора. В результате удалось выяснить первоначальную композицию фасадных рельефов. Внутреннее пространство храма разделено широко расставленными столбами. Благодаря стрельчатым окнам двух ярусов оно кажется огромным. Даже в дошедшем до нас виде скульптура и фрагменты белокаменного убранства Георгиевского собора вызывают изумление перед красотой и грандиозностью замысла древних зодчих.

    Рядом с Георгиевским собором располагается ансамбль построек Михаило-Архангельского монастыря, каменные сооружения которого относятся к XVII-XVIII векам.

    В середине XVII века вокруг монастыря была выстроена оборонительная стена, частично сохранившаяся на западной стороне нынешней ограды, относящейся к XVIII веку. Надвратная пятиглавая Богословская церковь (1670) и редкой красоты колокольня, опоясанная "под звоном" несколькими рядами выложенных в кирпиче орнаментальных полос и сплошь покрытая квадратами неглубоких киотов, представляют интерес как произведения местного зодчества XVII века.

    Колокольня строилась в 1684 году – в годы регентства царевны Софьи, управлявшей страной за малолетних братьев Ивана и Петра. От имени всех троих монастырь получил богатый вклад, позволивший возвести колокольню.

    Михаило-Архангельский собор (1792-1806), богато, совсем не в духе господствовавшего в эту пору стиля классицизм, декорированный в древнерусской традиции, хорошо вписывается в ансамбль построек. Может быть, архитектор конца XVIII века взял за образец центрального храма пятикупольную надвратную церковь, а на богатую декоративную отделку был вдохновлен эффектным фасадом колокольни, но, во всяком случае, он следовал не столько за веяниями века, сколько за местными традициями.

    В Юрьеве-Польском имеется филиал Владимиро-Суздальского музея-заповедника. В Михаило-Архангельском соборе организована экспозиция "Художественная резьба по дереву". Среди образцов этого старинного искусства представлен редчайший памятник древнерусской деревянной скульптуры – Георгий на коне.

    В архимандричем корпусе монастыря (1763) можно ознакомиться с уникальным комплектом личных вещей героя Отечественной войны 1812 г. П. И. Багратиона. Смертельно раненный при Бородине, военачальник был перевезен в принадлежавшее его родственникам село Симы под Юрьевым-Польским, где и скончался. В 1839 году прах П. И. Багратиона был перенесен на Бородинское поле. Среди представленных реликвий имеется карета, доставившая раненого Багратиона из Москвы во Владимирскую усадьбу. Интересны также материалы, рассказывающие об участии владимирцев в боях с армиями Наполеона.

    Переславль

    История древнего города

    На пути в Переславль-Залесский имеется много интереснейших древних архитектурных и исторических достопримечательностей, среди которых находится старинный город Александров, в прошлом Александровская Слобода, которая впервые упоминается в исторических документах XIV века. В начале XVI столетия в разросшееся к тому времени дворцовое село не раз приезжал и в нем жил великий князь Василий III, по распоряжению которого здесь был сооружен большой каменный храм, сохранившийся до нашего времени, – Троицкий собор.

    Однако наибольшая известность приходит к Александровской Слободе в 60-е годы XVI века, когда сюда неожиданно переезжает со своим двором Иван Грозный. На протяжении нескольких лет Слобода становится фактической столицей государства. На высоком берегу речки Серой по приказу царя возводятся земляной вал со рвом, храмы, дворцы и различные службы. Основывается здесь и новая типография – "печатня".

    В Александровской Слободе, Иван Грозный принимает иностранных послов, готовит военные походы, решает важные государственные дела. По его приказам в Слободе совершаются многочисленные казни и пытки неугодных людей.

    В 1581 году, после убийства здесь сына Ивана, Грозный навсегда покидает Александровскую Слободу. Бывшая царская резиденция пустеет и постепенно разрушается. В середине XVII века на ее месте основывается Успенский женский монастырь. В его стенах жили сестры Петра I, сюда заточались под строгий надзор родственницы и близкие опальных политических деятелей. В Александровской Слободе находилась в ссылке и дочь Петра I Елизавета, ставшая позже императрицей.

    В 1778 году Слобода становится уездным городом Александровом, в котором начинают работать небольшие текстильные, кожевенные и красильные предприятия. Издавна славилась бывшая Слобода кузнецами и мастерами-металлистами. В 1873 г. через город прошла железная дорога от Москвы до Ярославля.

    В настоящее время город Александров является районным центром Владимирской области. В зданиях бывшего Успенского монастыря и древних царских постройках размещается музей, рассказывающий об истории и сегодняшнем дне города. Очень интересна экспозиция, посвященная работе александровских металлистов. В нее включены разнообразная посуда, светильники, замки и другие предметы из металла.

    Здесь же на высоком берегу реки расположены и все основные архитектурные памятники города, среди которых наибольшую историческую ценность представляет Троицкий собор, сооруженный в 1513 году. В нем находятся вывезенные Иваном Грозным из Новгорода Васильевские врата, являющиеся известным памятником искусства XIV века. На врата нанесены интересные рисунки, выполненные золотом по красной меди.

    На стенах и сводах храма сохранились росписи XVI столетия. Стоящие недалеко от собора шатровая Покровская церковь и высокая колокольня, также построены в XVI веке. Успенская церковь и окружающие ее строения относятся к XVI-XVII векам. Кельи (жилой корпус) построены в XVII веке, во второй половине XVII века построены башни и ворота бывшего Успенского монастыря. На улицах города сохранились гражданские здания XVIII-XIX веков.

    Княжеское село Гагаринские Новоселки. Ранее в этом селе находилась богатая усадьба, принадлежащая князьям Гагариным. В Переславль-Залесском музее хранится мебель, большая библиотека, исторические документы и вещи, перевезенные из главного жилого дома усадьбы. Этот дом не сохранился, но другие дома, построенные в XVIII-XIX, дошли до наших дней.

    В старину село Новое и окружающие земли принадлежали дворянам Голохвостовым, в XVIII-XIX веках они перешли во владения богатых и знатных князей Голицыных и Гагариных, построивших в центре села большую и величественную Духовскую церковь, трапезную при ней, колокольню и усыпальницу. Размеры церкви, формы, четырехколонный портик, крупная центральная глава больше напоминают городской собор, чем сельскую церковь. Исследователи предполагают, что именитые и богатые владельцы села заказали проект храма кому-то из известных архитекторов позднего классицизма.

    Храм расположен очень удачно – по самой оси дороги. Он то исчезает на спусках, то появляется на подъемах вновь, и хорошо виден издалека.

    Старинное село Выползова Слободка в конце XVIII века принадлежало графу Д.И. Хвостову, который находился в родственных отношениях с А.В.Суворовым.

    Старинное село Глебовское в XVI веке принадлежало царям. В начале XVIII века Глебовское перешло во владение одного из сподвижников Петра I – А.В. Макарова, который на протяжении ряда лет был кабинет-секретарем царя, постоянно сопровождая его в поездках по стране и за границу. После смерти Петра I А.В. Макаров попал в опалу и был выслан из Петербурга в Глебовское, где доживал свои дни, умер и похоронен на сельском кладбище.

    В центре села сохранилась церковь Бориса и Глеба, построенная во второй половине XVIII века. Неподалеку находятся остатки парка, где находился жилой дом Макаровых и другие усадебные строения.

    Почти рядом с Переславлем находится выстроенная из красного кирпича Федоровская часовня. Местное предание говорит, что на этом месте, в давно исчезнувшей деревеньке, родился сын Ивана Грозного Федор, ставший после смерти отца русским царем. Каменная часовня в память об этом событии была сооружена в XVII веке на месте деревянной. В центре часовни под шатром раньше стоял большой деревянный крест, поэтому до наших дней ее называют «Часовня-крест».

    История города. Переславль-Залесский расположен в 100 км от Москвы на берегах Плещеева озера. Вокруг него издавна селились люди. Как сообщают летописи, в 1152 году вблизи от озера на пересечении торговых путей князь Юрий Долгорукий основал Переславль, город, сохранивший до нашего времени разнообразные исторические и архитектурные памятники, начиная с XII века до наших дней. С древнерусского название города переводится как «перенявший славу». В древности Переславль-Залесский был знаменит и богат.

    До Переславля на озерном берегу уже существовал небольшой укрепленный городок, земляные валы которого сохранились на холме у села Городище. Однако и он был не первым поселением в этих местах. На берегах Плещеева озера археологами найдены стоянки первобытных людей. Богатые рыбой и дичью места всегда привлекали сюда людей.

    Основанный Юрием Долгоруким город укрепили высоким земляным валом, у его подножия, там, где не было реки, выкопали ров. На вершине вала поставили деревянные стены. Протяженность городских укреплений по тем временам была значительной – около 2,5 километра. Не каждый город имел такую крепость. Внутри крепости за северной частью вала построили из белого камня собор. Белокаменные храмы были в тегоды в новинку, строительство их на Руси только начиналось. Своими размерами и строениями новый город сразу заявил о себе. Вскоре Переславль стал столицей обширного княжества.

    В те времена Переславские князья играли заметную роль. Многие из них становились великими князьями. Самым известным переславским князем был Александр Невский, который, как предполагают, родился на берегах Плещеева озера, поскольку в то время его отец, Ярослав Всеволодович, княжил в Переславле. Из Переславля юный Александр уходил княжить в Новгород, где в 1240 году одержал на берегах Невы свою первую победу, а вместе с ней и получил прозвище Невский.

    Княжеский дворец находился рядом со Спасо-Преображенским собором на нынешней Красной площади, где в 1958 году князю поставлен памятник.

    Не раз Переславль разоряли кочевники и войска соперничающих князей, не раз он горел в пожарах, но каждый раз отстраивался вновь. В 1302 году после смерти последнего бездетного переславского князя обширное княжество присоединилось к Москве, с которой и связало свою дальнейшую судьбу.

    Этот небольшой город видел почти всех великих князей и царей. Иван III принимал здесь литовского посла. Не раз бывали в Переславле его сын Василий III и внук Иван Васильевич Грозный, на деньги которых строились храмы в переславских монастырях. В эпоху Ивана Грозного Переславль стал оплотом опричнины. Царь рассматривал его как стратегический пункт, ведущий на Вологду, где хотел основать столицу. В середине XVI века Никитский монастырь был превращен в крепость.

    В начале XVII века Переславль-Залесский был захвачен польско-литовскими интервентами, которых в 1609 году войска Скопина-Шуйского изгнали из города.

    В 1612 году через город на освобождение Москвы проходило ополчение под предводительством К. Минина и Д. Пожарского. В конце XVII века в Переславле часто бывал, а порой и подолгу жил Петр I. С 1688 года на берегах Плещеева озера юный царь занимался строительством кораблей, которым суждено было заложить основы русского военно-морского флота. Со всей страны сюда съезжались плотники, кузнецы, резчики, лесорубы и другие мастера, оказавшие большое влияние на развитие в городе ремесел.

    После перенесения столицы из Москвы в Петербург значение Переславля заметно упало. Во второй половине XVIII веке здесь основываются первые мануфактуры, разбирают за ненадобностью деревянные стены и башни на валах.

    XIX век внес мало нового в облик Переславля и не увеличил его известности. Железная дорога Москва-Ярославль прошла в стороне от города, что заметно притормозило его экономическое развитие и рост.

    В Переславле сохранилось несколько зданий, связанных с историей революционного движения. Советская власть в городе была провозглашена 26 октября (8 ноября) 1917 года.

    В годы первых пятилеток заметно развивается промышленность города. В 1931 г. вступила в строй первая в стране фабрика кинопленки. На пленке, изготовленной в Переславле, сняты многие известные советские кинофильмы.

    В Великую Отечественную войну многие горожане и жители окрестных сел сражались на фронте. Шестнадцати из них было присвоено звание Героя Советского Союза. На берегу реки, у древних земляных валов, павшим в боях Великой Отечественной переславцами поставлен гранитный обелиск.

    В настоящее время Переславль, несмотря на целый ряд крупных промышленных предприятий, остается заповедным местом. Он пленяет особым уютом, спокойствием узких улочек, тихим течением Трубежа. В городе находятся четыре действующих монастыря: Горицкий Успенский монастырь, возникший при Иване Калите; Троицкий Данилов монастырь, основанный иноком Даниилом, крестным отцом Ивана Грозного; Федоровский монастырь, знаменитый собором Федора Стратилата; Никитский монастырь – древнейший в городе, сосуществовавший с 1350 года. Старейшим сооружением Северо-Восточной Руси является Спасо-Преображенский собор (1157). Он поражает своей суровостью и неприступностью. В соборе похоронены сын и внук Александра Невского. На площади перед храмом сооружен памятник полководцу.

    В плане развития Переславль-Залесского учитывается сохранение природного ландшафта в ближайших окрестностях города и по берегам Плещеева озера. Изумительное по красоте и чистоте, овеянное легендами Плещеево озеро, является одной из главных ценностей этих мест. В 1988 года на территории города был создан Переславский национальный парк, призванный сохранить уникальную историческую среду.

    Музеи. Историко-художественный музей в Переславль– Залесском является одним из богатейших по собранию экспонатов среди районных музеев страны. В его фондах хранятся ценные исторические документы и вещи, произведения живописи, прикладного искусства, предметы крестьянской утвари и др.

    Особый интерес вызывают предметы, относящиеся к годам пребывания на берегах Плещеева озера Петра I и строительства так называемой "потешной флотилии". Очень выразительна голова льва – часть корабельной резьбы, украшавшей петровские суда. Рядом небольшие пушки и ядра, слюдяные оконницы с дома Петра I. О победах российского флота рассказывают медали, отчеканенные в XVIII веке. В музее хранятся личные вещи одного из видных русских флотоводцев этого времени – адмирала Г. А. Спиридова, героя знаменитого Чесменского сражения на Средиземном море. Он жил и умер под Переславлем.

    О быте крестьян Переславского уезда в прошлом веке дают представления глиняная и деревянная посуда, женская одежда, украшенная разноцветной вышивкой, плетенные из лыка лапти, сапоги, туеса, нарядные вышитые полотенца, расписные дуги, резные прялки.

    В картинной галерее музея можно увидеть образцы древнерусской живописи XV-XVII вв. Нежным сочетанием цвета и гармонией плавных линий отличается изображение апостолов Петра и Павла на одной из старейших икон, представленных в музее. Из собора Федоровского монастыря происходит икона, изображающая в воинственной позе Федора Стратилата. Из Никитского собора были привезены в музей доски с изображением архангелов Гавриила и Михаила. Икона святого Николая Чудотворца, с клеймами вокруг фигуры, находилась ранее в Ильинской церкви, ныне не существующей. Все эти произведения свидетельствуют о высоком уровне изобразительного искусства того времени.

    Сохранилось довольно много произведений, изготовленных в XVII веке, например, подписная икона местного художника Стефана Казаринова – "Распятие", или "Семь Таинств", которая находилась в прошлом в Спасо-Преображенском соборе, икона «Богоматерь Владимирская» и др.

    Вторая половина XIX и начало ХХ века представлены работами таких известных художников, как И.И. Шишкин, В.Д. Поленов, В.Е. Маковский, К.А. Коровин, И.И. Машков и др.

    В нескольких километрах от города, на южном берегу Плещеева озера, у села Веськова, расположен филиал Переславль-Залесского историко-художественного музея – Музей-усадьба "Ботик". Здесь в специально построенном в начале прошлого века павильоне хранится единственное уцелевшее судно петровской флотилии – бот "Фортуна".

    На прибрежной возвышенности, где находится музейный павильон, Петр I построил просторный дом, избы для мастеровых людей, деловой двор, где сооружались большие и малые суда.

    На берегу Плещеева озера молодой царь осваивал навыки строительства военных кораблей, которые были так необходимы для возвращения России Балтийского моря. Строительство судов продолжалось несколько лет. В 1692 г. корабли были спущены на воду и проведены военные маневры, в которых принял участие пехотный Бутырский полк. На маневры Петр I пригласил почти весь царский двор и устроил шумные торжества. В следующем году царь отправился в Архангельск, где основал морскую судостроительную верфь.

    При последнем посещении Переславля, Петр I увидел, что корабли его "потешной" флотилии плохо сохраняются и заметно обветшали. Царь разгневался и написал переславским воеводам строгий указ: "Надлежит вам беречи остатки кораблей, яхт и галеры; а буде опустите, то взыскано будет на вас и на потомках ваших, яко пренебрегших сей указ. Петр, в Переславле, в 7 день февраля 1722 года". Слова этого указа высечены на гранитном обелиске, возведенном в середине XIX века перед музейным павильоном.

    В Музее-усадьбе кроме бота "Фортуна" можно увидеть якоря с больших кораблей, рули, мачты, котел для варки смолы, остатки такелажа, а также графические и скульптурные работы, посвященные Петру I и историческим эпизодам его времени.

    Архитектурные памятники

    В Переславле-Залесском сохранились разнообразные и интересные памятники русского зодчества. Старейшие из них относятся к XII веку – времени основания города. Выдающимся памятником военно-оборонительного зодчества являются переславские хорошо сохранившиеся земляные валы, которые не раз отражали набеги неприятельских отрядов, охраняли город и граждан от разрушений и грабежей.

    Возле северной части валов находится белокаменный Спасо-Преображенский собор, заложенный по указанию князя Юрия Долгорукого одновременно с основанием города в 1152 году. Собор одноглавый, имеет полукруглые апсиды, почти лишен декоративного убранства, но его пропорции, спокойные полукружия закомар, узкие щелевидные окна на глади стен усиливают ощущение монументальности, присущей этому древнему памятнику.

    Несмотря на небольшие оконные проемы, внутри собор кажется высоким и светлым. Ранее его стены и своды были покрыты фресковой живописью. Существующий мраморный иконостас, созданный в более позднее время, его вычурные формы плохо сочетаются с древним обликом здания. Собор был княжеской усыпальницей, в нем похоронены сын и внук Александра Невского.

    Верхний ярус храма, так называемые хоры, был соединен переходом с деревянным княжеским дворцом, стоявшим рядом. Предполагают, что в нем провел свои детские и отроческие годы выдающийся полководец и государственный деятель Древней Руси Александр Невский.

    Недалеко от Спасо-Преображенского собора находится еще один известный памятник зодчества – церковь Петра Митрополита, возведенный во второй половине XVI века. В те времена в Московском государстве храмы строились из кирпича и камня, увенчаны они были шатрами. Церковь Петра Митрополита – один из наиболее интересных шатровых храмов. В плане она крестообразна, не имеет полукруглых апсид, стоит на высоком подклете, где раньше хранилась казна и оружие; в XVIII столетии была устроена теплая церковь. Примыкавшая к храму древняя звонница не сохранилась, существующая небольшая колокольня построена в первой половине XIX века.

    На востоке от церкви Петра Митрополита в прошлом располагался Богородицко-Сретенский монастырь. До наших дней от него сохранилось два храма, участки ограды и хозяйственные постройки. Владимирский собор (главная церковь монастыря) и меньший по размерам храм во имя Александра Невского были построены в середине XVIII века. В облике церквей, конструкциях и деталях много общего.

    После освящения храмов монастырь был упразднен, а его церкви превратили в городские приходские. Позже Владимирская церковь стала Новым городским собором.

    В облике бывших монастырских храмов большую роль играют крупные маковицы глав, покрытые так называемой "чешуей", и сложные по форме кресты, являющиеся прекрасными образцами работы переславских мастеров.

    Кроме памятников архитектуры, расположенных в древнем граде Переславля, в кольце его земляных валов, в разных частях города сохранились выразительные по силуэту строения, относящиеся к XVII и XVIII векам: Сорокосвятская церковь, Симеоновская церковь и другие.

    Сорокосвятская церковь стоит при впадении реки Трубеж в Плещеево озеро в окружении деревянных домов старинной рыбацкой слободы. Храм, сооруженный на средства рыбаков в 70-е годы XVIII столетия, интересен своими обрамлениями оконных проемов и необычным для здешних краев расположением глав.

    Симеоновская церковь, построенная почти одновременно с Сорокосвятской, так же интересна своими наличниками, в которых ощутимо влияние архитектуры стиля барокко.

    На юго-западе от земляных валов в древности располагалось два монастыря. От одного из них, Борисоглебского, осталось сложное по композиции здание, состоящее из Смоленско-Корнилиевской церкви, трапезной, двухэтажных келий и небольшой колокольни над ними. Строились они на рубеже XVII и XVIII веков.

    Недалеко расположенная Петропавловская церковь венчала главные ворота, ведущие в Никольский монастырь. Большинство древних строений этого монастыря до наших дней не сохранились.

    В южной части Переславля на возвышенности у дороги стоит Сретенская церковь, возведенная во второй половине XVIII века. Расположенная между ансамблями двух монастырей, она играет важную роль в силуэте города.

    Большой архитектурный интерес представляют некоторые из гражданских каменных строений XVIII-XIX веков, например, здания усадьбы Темериных. Здесь сохранился главный жилой дом, флигель, хозяйственные строения и остатки обширного парка. Несколько в стороне расположен промышленный корпус старинной мануфактуры, основанной в 1781 году. К XVIII веку относится небольшой каменный дом Тепловых и двухэтажный особняк, где раньше размещалось Общественное собрание. Наличники этих зданий характерны для провинциальной архитектуры эпохи барокко. Влияние архитектуры классицизма заметно в ряде домов, расположенных на главной городской улице.

    В городе сохранилось и несколько старинных деревянных домов конца XVIII – начала XIX века: стоящий на Правой набережной небольшой деревянный домик с хорошо сохранившимися окопными наличниками, построенный в 1811 году, дом Догадиных, а также дом, расположенный рядом с Даниловым монастырем.

    Важную роль в Переславле-Залесском играют архитектурные ансамбли бывших крупных монастырей – Горицкого (Успенского), Даниловского (Троицкого), Никитского и Федоровского.

    Горицкий монастырь. Основанный в начале XIV веке на краю возвышенности, поднимающейся над приозерной низиной, Успенский монастырь за свое местоположение на горе получил название Горицкий. Это был один из самых богатых и знатных монастырей. В XVI веке в нем существовало несколько каменных сооружений. В следующем столетии монастырский ансамбль украсился нарядными башнями, воротами, палатой привратника. В конце века в нем были сооружены просторная трапезная палата и иные строения.

    В середине XVIII века Горицы стали центром обширной епархии, но в 1788 г. епархию, а вместе с ней и монастырь упразднили. Древние здания на протяжении многих лет стояли без присмотра и разрушались. В конце XIX столетия здесь разместилось духовное училище, а в 1919 году – Переславль-Залесский музей.

    Самые древние сооружения Гориц не дошли до нашего времени. Они были разобраны во время перестройки ансамбля в XVIII веке и в следующем столетии из-за ветхости. Из сохранившихся строений наибольший интерес представляют ворота, палата привратника, юго-западная башня, трапезная палата с Всехсвятской церковью и Успенский собор.

    Находящиеся в восточной стене проездные ворота, парадные, так называемые Святые ворота и, расположенная между ними палата привратника, представляют собой прекрасные образцы узорочной архитектуры XVII века. Фасады этих сооружений, построенные из фигурного кирпича, удивляют своей нарядностью. Одаренному зодчему нужно было обладать огромным талантом, мастерством и большой фантазией, чтобы создать из кирпича такое замысловатое каменное кружево. К сожалению, имя его неизвестно. По каким-то причинам зодчему не удалось завершить начатую постройку – церковь над воротами и палатой завершал уже другой, менее талантливый мастер в более позднее время.

    Монастырская ограда относится к двум строительным периодам. Высокая южная стена и стройная юго-западная башня возводились в XVII веке, а северная часть ограды с башнями строилась в XVIII-м. К этому же времени принадлежит и колокольня у восточной стены.

    Двухэтажная трапезная палата не раз перестраивалась. В XVIII веке ее приспосабливали под жилые покои архиепископа, в XIX столетии – под учебные классы. В результате непродуманных перестроек зданию был нанесен серьезный ущерб – фасады лишились нарядных оконных наличников, окна и двери были растесаны, неудачно расположенная в прошлом веке печь калориферного отопления повредила фундамент; стены трапезной палаты осели и наклонились, своды треснули.

    Более шести лет реставраторы вели сложные работы по укреплению и реставрации этого памятника архитектуры. В 1982 году работы были закончены. На фасадах вновь появились узорные наличники, а дверным проемам, карнизам и нишам возвращены прежние формы. В восстановленных помещениях разместилась экспозиция Переславль-Залесского историко-художественного музея.

    Успенский собор был построен в середине XVIII века. Его наружное убранство скромно, но внутри храм поражает пышностью украшений. Характерные для стиля барокко лепные украшения были выполнены мастерами, приглашенными из Нового Иерусалима. Высокий и торжественный иконостас резали московские мастера под руководством Якова Жукова.

    Рядом с Успенским собором, у северной стены, стоит небольшая звонница XIX века. С ее второго яруса открывается вид на озеро, лесные дали и расположенный в низине город.

    Троицкий Данилов монастырь. На востоке от Гориц видны строения интересного архитектурного ансамбля Троицкого Данилова монастыря, который был основан иноком Горицкого монастыря Даниилом в 1508 году. По имени своего основателя, ставшего в дальнейшем крестным отцом Ивана Грозного, обитель получила свое второе название.

    Троицкий собор является старейшим зданием монастыря. Постройка его относится к началу 30-х годов XVI века. Предполагают, что строился он на деньги великого князя Василия III в честь рождения долгожданного наследника – сына Ивана. По своей композиции собор традиционен: четыре столпа в центре поддерживают одну главу, с восточной стороны три выступающие апсиды. Несложные, но хорошо прорисованные детали, стройные пропорции свидетельствуют о том, что собор возводился под руководством опытного зодчего.

    До наших дней храм дошел с заметными искажениями первоначального облика. Исчезло позакомарное покрытие, заложены оконные проемы, пробиты новые большие окна. В XVII веке к зданию пристроили Даниловский придел и колокольню.

    Во второй половине XVII столетия художниками были расписаны стены и своды собора. Руководили мастерами прославленные мастера-художники того времени Гурий Никитин и Сила Савин.

    Большой интерес представляют и другие древние строения монастыря. К югу от собора расположено сложное в плане здание, объединяющее трапезную палату, настоятельские покои и высокую церковь Похвалы Богородицы. Возводилось оно в конце XVII века на средства богатого князя И. П. Барятинского, похороненного у северной стены настоятельских покоев. К тому же времени относится и довольно длинный корпус братских келий с погребами и ледниками, отгораживавший парадную часть монастыря от хозяйственной, где находились каретные сараи, конюшни и баня.

    В северо-восточной части монастыря расположена небольшая, изящная церковь Всех святых, построенная в 1687 году. Ранее к северной стороне храма примыкала двухэтажная больничная палата, что отчетливо видно на северном фасаде здания. Монастырские строения окружала высокая ограда. До наших дней она не сохранилась, но сохранились, обращенные на запад парадные ворота.

    Федоровский монастырь. У дороги, которая ведет из Москвы, стоит древний Федоровский монастырь. Предание говорит, что на этом месте в 1304 году произошла битва между отрядами переславцев и москвичей с дружиной из Твери. Переславцы и москвичи одержали важную победу, которая способствовала дальнейшему укреплению Москвы. Монастырь до XVII века был мужским, а затем обращен в женский. До нашего времени все древние монастырские строения дошли в перестроенном виде.

    Старейшее здание монастыря – собор Федора Стратилата – строилось по велению Ивана Грозного в 50-е годы XVI века в честь рождения его сына Федора. Галерея, окружающая основной объем храма, сооружена во второй половине прошлого века.

    Одним из строений монастыря является Введенская церковь, находящаяся к северу от собора. Она была построена в 1710 году на средства сестры Петра I – Наталии.

    На западе от Введенской церкви расположен двухэтажный корпус старых келий. На восточном и южном фасадах корпуса видны следы нарядных наличников, которые в прошлом обрамляли окна первого этажа. Вытянувшийся вдоль западной монастырской стены корпус новых келий до последнего времени был мало интересен. Но исследования, проведенные реставраторами, дали возможность определить его первоначальную планировку, вскрыли следы характерных для XVII века оконных наличников и открыли заложенные небольшие оконные проемы на втором этаже. Отреставрированное здание предполагали приспособить под туристскую гостиницу.

    В бывшем Федоровском монастыре размещается Переславская туристская база. Согласно планам развития туризма все древние строения Переславля должны быть восстановлены, а некоторые из них приспособлены в целях туризма.

    Никитский монастырь. На северной окраине Переславля возвышаются величественные сооружения одного из старейших в здешних краях монастыря – Никитского. Никитский монастырь существовал еще до основания города. В XVI веке по приказу Ивана Грозного монастырь капитально перестроили. В нем были возведены новый каменный собор, трапезная, крепостные стены и башни. В последующие столетия строительство каменных зданий в монастыре продолжалось. В существующий архитектурный ансамбль входят сооружения XVI-XIX веков.

    В центре монастыря возвышается крупный Никитский собор. На его освящение приезжал царь Иван Васильевич, по распоряжению которого был разобран старый каменный собор. Новый собор по своему облику торжественный и величавый. В центре его пятиглавия разместилась необычно большая глава. Исследователи считают, что Иван Грозный готовил Никитский монастырь под свою резиденцию на случай измены в Александровской Слободе, где он жил в годы опричнины.

    Церковь и трапезная палата, а также шатровая колокольня относятся к XVII столетию, о чем свидетельствуют наличники окон и форма сводов, перекрывающих помещения. Расположенные у восточной стены кельи, также были построены в XVII веке, а в следующем столетии надстроены. Жилой корпус у южной стены относят к XVIII веку.

    Старейшими каменными оборонительными сооружениями Переславля являются крепостные стены и башни Никитского монастыря. В начале XVII века они около месяца сдерживали осаду хорошо вооруженного войска под командой Сапеги. Со временем башни обветшали, но были восстановлены реставраторами. Над крепостными стенами вновь появились деревянные шатровые покрытия.

    Среди деревьев городского кладбища, расположенного неподалеку от Никитского монастыря, виднеется небольшая изящная постройка – Черниговская часовня, построенная в память о посещении Переславля черниговским князем Михаилом в XII веке. Предание говорит, что на этом месте князь Михаил чудесным образом исцелился.

    От Никитского монастыря хорошо видно село Городище, у которого расположены такие археологические памятники, как Александрова гора, земляные валы городка Клещин и курганные могильники.

    За окраиной Переславля-Залесского находится старинное село Большая Брембола, в окрестностях которого находились могильные курганы и памятники архитектуры начала XVIII века. В селе Кабанском стоит построенный в формах классицизма храм начала XIX века.

    В нескольких километрах от Рязанцева находится село Елизарово, в XVI веке принадлежавшее видным сподвижникам Ивана Грозного – Басмановым, которые построили в этих местах шатровую Никитскую церковь.

    В настоящее время Переславль-Залесский является одним из привлекательнейших мест для путешественников и туристов. Здесь можно хорошо отдохнуть после полученных впечатлений от посещения памятников древнерусской архитектуры, поохотиться в сосновом бору и порыбачить в озерах.

    Нижний Новгород

    История древнего города

    Нижний Новгород является административным центром Нижегородской области, центром и крупнейшим городом Приволжского федерального округа. Находится в 439 км от Москвы. Город расположен в центре Восточно-Европейской равнины у слияния Оки и Волги. Ока делит город на две части – верхнюю и нижнюю. Верхняя часть располагается на Дятловых горах, нижняя на ее левом берегу. Устье реки является географическим центром Восточно-Европейской равнины.

    Протяженность города вдоль Оки 20 км, вдоль Волги – около 30 км. На территории города находится более 30 озер и 12 рек. Самое большое озеро города – Мещерское, находится в Канавинском районе, площадь его водной поверхности составляет около 14 га. С 1932 года по 1990 город носил название Горький – в честь писателя Максима Горького.

    Нижний Новгород – важный экономический, транспортный культурный центр Российской Федерации, центр судостроения, авиастроения, автомобилестроения и информационных технологий, а также крупнейший центр речного круизного туризма в России и место проведения международных выставок различного профиля на базе Нижегородской ярмарки. Численность населения – 1 255 159 человек – пятый по численности населения город России.

    Нижний Новгород является крупным транспортным узлом. Железная дорога появилась в 1862 году, первый автомобиль – в 1896 году. В городе расположены: железнодорожный вокзал, речной вокзал, грузовой порт, затон, несколько причалов для перевалки грузов. В городе находится руководство Горьковской железной дороги, станция Нижний Новгород-Сортировочный и крупнейший на Горьковской железной дороге контейнерный терминал Костариха. Проходит новый пассажирский ход Транссибирской магистрали. С июля 2010 года по маршруту Нижний Новгород – Москва – Санкт-Петербург начали курсировать высокоскоростные поезда «Сапсан».

    Через город проходят автодороги федерального и регионального значения.

    Международный аэропорт Стригино расположен на территории Автозаводского района. Таможенное оформление грузов осуществляется отделом на станции Костариха и на таможенном посту ГАЗ.

    История, архитектурные памятники и достопримечательности Нижнего Новгорода.

    Нижний Новгород основан в 1221 году владимирским князем Юрием Всеволодовичем как крепость. В документах название «Нижний» и «Нов град Низовские земли» появилось в XIV веке как обозначение центра обширной области, лежащей вниз по течению рек Волги и Оки с их притоками. В период феодальной раздробленности Нижний Новгород был попеременно уделом Суздальского и Владимирского княжеств.

    С 1350 года Нижний Новгород является столицей созданного в 1341 году Нижегородско-Суздальского княжества, которое занимало обширную территорию и соперничало с Москвой. Благодаря выгодному географическому положению Нижний Новгород приобрел значение крупного торгового и культурного центра. В Печёрском монастыре, основанном в 1328 – 30 годах велись летописные записи.

    Территория, на которой расположен город Нижний Новгород, с глубокой древности лежала на границе расселения славянских племен. В начале XIII столетия владимиро-суздальские князья окончательно закрепили за собой место слияния Оки с Волгой.

    Основатель Нижнего Новгорода князь Юрий Всеволодович придавал своему новому городу большое значение, постоянно заботился о нем и укреплял его. Уже в 1225 году строится первая каменная – Спасская церковь, а в 1227 году Архангельская церковь, поставленная одновременно с закладкой города, заменяется каменной.

    Остатки древнейших каменных сооружений нижегородского кремля говорят о высоком уровне искусства Руси XIII века, создавшего на окраине страны, богато отделанные искусной резьбой монументальные сооружения. При Иване III и Василии III город был важным сторожевым постом, имел постоянное войско и являлся местом сбора войск при походах на Казанское ханство.

    Пережив нашествие монгольских орд, Нижний Новгород быстро рос и возвышался. В XIV столетии это был крупнейший торгово-экономический пункт на восточной границе Русской земли. Нижний Новгород первый принимал на себя удары врагов, зато в мирное время пользовался всеми выгодами своего расположения на пересечении главных торговых дорог из Руси на Восток.

    В середине XIV столетия Нижний Новгород становится столицей великого княжества Новгородского. В этот сравнительно короткий срок период жизни города нижегородские князья борются с Москвой, мало думая об интересах всей Русской земли, неотложно требовавшей образования единого государства.

    Нижний Новгород того времени был довольно крупным культурным центром. В 1377 году здесь для князя Дмитрия Константиновича была написана одна из древнейших дошедших до нас летописей – Лаврентьевская.

    Нижегородские князья всеми средствами старались сделать свой столичный город красивым. В нем вновь появляются каменные постройки, восстанавливаются каменные церкви Спаса (1352) и Михаила Архангела, в 1359 году построенная князем Андреем Константиновичем. Заново были возведены церкви Николая Чудотворца (1371) и Благовещения в Благовещенском монастыре (1370).

    Особое внимание уделялось украшению Спасской соборной церкви. Князь Константин Васильевич перенес из Суздаля образ Спаса, вывезенный из Греции. Перенесение в Нижний Новгород прославленной иконы означало, что центр Суздальской земли переместился на Волгу. В соборе были поставлены монументальные двери, богато украшенные золоченой медью. Возможно, именно этот храм расписывал знаменитый Феофан Грек, работавший в городе в конце XIV века.

    В это время были начаты и частично выполнены работы по устройству каменной крепости. От всего нижегородского строительства XIV столетия до наших дней почти не сохранилось никаких материальных остатков, поэтому тем больший интерес представляют немногочисленные изображения построек того времени. Так, например, в рукописи конца XVI века «Лицевом своде» имеются несколько довольно условных миниатюр, относящихся к Нижнему Новгороду XIV века.

    Более интересным является изображение каменной церкви Благовещенского монастыря, нарисованное на створке киота иконы Алексея митрополита, которая находилась в Благовещенском монастыре. Исследователи относили ее к XV – XVI векам. Судя по точности рисунка, можно считать, что автор в натуре видел эту церковь, существовавшую, вероятно, до середины XVII века. Новые каменные сооружения появились в Нижнем Новгороде только с постройкой кремля, в период объединения и укрепления русского государства.

    Кремль

    В начале XVI столетия Нижний Новгород был обнесен деревянными дубовыми стенами. Только каменная Дмитровская башня напоминала о коротком периоде самостоятельности Нижегородского великого княжества.

    Интересы растущего Московского государства требовали создания мощных опорных пунктов и надежной защиты наиболее значимых городов. Поэтому после окончания основных работ по укреплению Москвы (1485) и постройки кремля в Новгороде (1490) началось сооружение нижегородского кремля – третьей каменной крепости, построенной Москвой.

    Строительство кремля в Нижнем Новгороде началось в 1500 году, когда по приказу Ивана III была возведена Тверская (ныне Ивановская) башня, прикрывавшая береговую часть города и подступы к Волге. Не прошло и двух лет после окончания постройки, как новым каменным стенам пришлось успешно выдержать первую осаду. После этого город подвергался нападениям татар в 1520, 1536 и 1574 годах, и каждый раз враги отступали. Нижегородский кремль ни разу не был взят неприятелем.

    Крепость располагалась поверху волжского горного берега, частью спускаясь по его крутым склонам, и господствовала над Волгой. С большим мастерством строители нашли направление стен и выбрали места для башен, создав выдающееся произведение архитектурного и военно-прикладного искусства. При этом ими была прекрасно разрешена сложная техническая задача возведения монументальных стен на оползневых откосах.

    Тогдашний кремль представлял собой замкнутый неправильный многоугольник. Стены фланкировались 13 башнями, расположенными на 50 – 300 м друг от друга. Большие башни были поставлены на углах крепости, в особо ответственных ее участках, и в местах, имевших слабую естественную защиту. В промежутках между большими башнями располагались малые башни. Это был период, во время которого началось широкое применение огнестрельного оружия, что было учтено при возведении крепости.

    Над крутыми откосами возвышались высокие стены, требовавшие для обороны незначительного количества защитников. На ровном месте стены были низкие, с расчетом на большее использование живой силы. В нижегородском кремле стрельбу из пищалей разного калибра вели только с башен. Башни были квадратными и обычно имели ворота, от которых через рвы шли подъемные мосты.

    С конца XVII века кремль потерял значение крепости, и стал приходить в упадок. В результате отсутствия систематического наблюдения в течение более двухсот лет эпизодические ремонты сомнительного качества не спасли кремль тех времен и до нас он дошел в сильно искаженном виде.

    Лишенный декоративных элементов нижегородский кремль стоит перед нами в суровом облике древности. Его мощные стены воздействуют на смотрящих своими строгими, четкими формами, соотношением уступов и башен, прекрасным расположением на сложном рельефе волжского берега.

    Близ кремля, на береговом склоне, расположен, основанный в XIII веке Благовещенский монастырь: пятиглавый, окруженный низкой галерей Благовещенский собор (1649) с пристроенной одноглавой Сергиевской церковью (конец XVII – начало XVIII веков), трапезная с 2-шатровой Успенской церковью (1678), колокольней и кельями (XVII века).

    Вниз по течению Волги неподалеку от кремля находится основанный в XIV веке Печёрский монастырь: пятиглавый, на белокаменном подклете Вознесенский собор (1632), с колокольней (1632); надвратная шатровая церковь Ефимия Суздальского (1645, архитектор Константинов); трапезная с шатровой Успенской церковью (1648); Петропавловская церковь (1638, архитектор Константинов, Архиерейские палаты (XVII – XVIII вв.).

    Исторические памятники и достопримечательности Нижнего Новгорода XVII – XVIII веков

    Архангельский собор

    В начале XVII века большая часть городского населения жила уже за пределами кремля, в Верхнем и Нижнем посадах, которые защищали деревянные стены и земляные валы. Нижний Новгород, сыгравший важную роль при освобождении страны от иностранной интервенции в начале XVII столетия, был в то время одним из первых по значению городов Московского государства. Однако, несмотря на это, монументальных зданий в городе было очень мало.

    В писцовой книге 1662 года в Нижнем Новгороде, кроме кремлевских стен и башен, было указано только два каменных строения: Спасский собор и церковь в Благовещенском монастыре. Другие возведенные в XIV веке постройки к XVII столетию превратились в развалины.

    Новое монументальное строительство началось с восстановления Архангельского собора в кремле. Именно в это время был воздвигнут сохранившийся до наших дней соборный шатер.

    Собор Михаила Архангела не случайно стал первой крупной постройкой после изгнания интервентов. И хотя выбор святого мог быть обусловлен династическими соображениями, постройка собора, посвященного покровителю воинства, прежде всего, отмечала победоносное завершение освободительной войны.

    Работы по сооружению собора велись под руководством мастера Лаврения Вазоулина и его пасынка Антипы и были закончены в 1631 году. Шатер собора открыт внутрь. Троечастное деление кубического основания повторяется тремя кокошниками, завершающими каждую из граней восьмерки. Тяжелые и размельченные детали карнизов, глубокие ниши и широким профилированным обрамлением закомар и кокошников являются очень типичными деталями русского зодчества XVII века.

    Успенская церковь

    Среди памятников XVII столетия, на которых сказалось влияние деревянной архитектуры, особое место занимает Успенская церковь, сооруженная на горе над Почтовым (бывшим Успенским) съездом.

    Каменное здание церкви было построено в 1672 году. По сохранившимся остаткам и старым фотографиям был отчасти восстановлен первоначальный вид этого сильно перестроенного сооружения.

    Главная часть церкви состояла из четверика, стены которого заканчивались фронтонами в форме бочек. Около центральной главки были крестообразно размещены четыре меньшие, каждая из которых покоилась на кокошниках, врезанных вконеквосьмискатной кровли. Таким образом, в церкви повторялся тип перекрытия «крестовой бочкой, на четыре лица», тип, очень распространенный в деревянном зодчестве, особенно для завершения крылец.

    Воспроизведение форм бочки в кирпиче известно в памятниках древнерусской архитектуры только в крыльцах и над входом. Единственным примером применения так называемой «бочки» в каменном здании является Успенская церковь в Нижнем Новгороде.

    Благовещенский монастырь

    Кроме отдельных, разбросанных в разных местах города произведений старой архитектуры, в Нижнем Новгороде сохранились два ансамбля XVII века – Благовещенский и Печёрский монастыри. Характерной чертой обоих монастырей является их расположение на склоне берега реки, благодаря чему сооружения выделяются белым объемным рисунком на фоне зеленых откосов и деревьев высокого берега. Вытянутые вдоль реки группы монастырских построек неразрывно связаны с окружающей их природой. Архитектурные формы органически сочетаются с величественной панорамой широкой, мощной реки.

    Время основания Благовещенского монастыря уходит в глубокую древность. Первое известие о нем относится к 1229 году. Однако к настоящему времени ни одного здания старше XVII века не сохранилось.

    Центральное место занимает пятиглавый собор, построенный в 1649 году. Окружающая его низкая, когда-то отрытая галерея сближает собор с верхневолжскими церквами. Покрытие по закомарам, форма глав и куполов носят архаичный для этого времени характер. Жилые помещения замыкают с запада монастырский двор. Часть их со встроенной изящной колокольней сохранилась от XVII века.

    Наиболее интересное сооружением монастыря является двухшатровая Успенская церковь. Она замечательна своим силуэтом, нарядностью, изяществом мастерски выполненных кирпичных деталей.

    Печёрский монастырь

    Печёрский монастырь был основан в 1328 – 1330 годах монахом Киево-Печерского монастыря Дионисием, ставшего впоследствии одним из виднейших деятелей Нижегородского великого княжества. В XVI – XVII веках влияние монастыря распространялось далеко за пределы Нижегородского края.

    В 1597 году произошел очень крупный оползень, который разрушил монастырь и находившиеся при нем шесть каменных церквей. Вызванные из Москвы мастера пришли к мнению, что восстановить строения на прежнем месте невозможно, и монастырь был перенесен на километр ближе к городу, на более устойчивую площадку, где постройки находятся до сих пор.

    Возможно, что именно желанию повторить характер и формы сооружений, существовавших до катастрофы и освященных временем, архитектура монастырского комплекса и обязана своей простотой. Особенно это сказалось в колокольне (1632). Прямоугольный основной массив ее только под самым шатром переходит в восьмигранник. Такой же строгостью отличается Вознесенский собор, оконченный в том же 1632 году мастером Антипой Вазоулиным. Крытый арочный переход соединяет собор с Успенской церковью (1648), сомкнутый свод которой завершается небольшим декоративным шатром.

    Перед западным входом в Вознесенский собор, над воротами старой монастырской ограды (существующие стены построены в 1765 году), находится шатровая церковь Евфимия (1642 – 1645). По сходству ее с архитектурой Архангельского собора в кремле можно предполагать, что автором постройки был также Вазоулин.

    Архиерейские палаты построены по типу, обычному для жилых домов XVII века. В XVIII веке над центральной частью здания был надстроен второй этаж, окруженный галереей на каменных колоннах.

    «Строгоновские» церкви

    Церковь в Гордеевке. Строгоновы, фамилия которых дала название нескольким архитектурным памятникам конца XVII – начала XVIII века в Нижнем Новгороде и Сольвычегодске, разбогатели на добыче соли в Сольвычегодске и Пермском крае. В конце XVII века все владения строгоновского рода соединялись в руках Григория Дмитриевича Строгонова. Он был близок с Петром I, находившимся с ним в переписке и крестившим его сына.

    Нижний Новгород еще с XVI века был средоточием соляной торговли, и Строгоновы, как и другие солепромышленники, имели в нем земли, дома, конторы и склады. До 1703 года Григорий Строганов жил в селе Гордеевка, вошедшем теперь в черту города, в своем пригородном имении. Здесь в 1694 – 1697 годах была построена церковь Смоленской Богоматери. Зодчий достиг в ней большой цельности архитектурного образа. Основной, завершенный пятиглавием объем значительно выше колокольни и пристроенного с севера придела (высота придела равна высоте нижнего ордера главного храма).

    Все главы церкви и придела изготовлены двухъярусными, как это встречается и в московских церквах девяностых годов XVII века. Главы Гордеевской церкви отличаются органичностью, с которой верхний ярус вырастает из нижнего. Хорошо сохранилась старая шлемовидная форма куполов, покрытых чешуйчатой зеленой черепицей.

    Стены заканчиваются ступенчатыми фронтонами сложного рисунка. Они выведены как декоративные стенки, возвышающиеся над кровлей. Форма фронтонов обусловлена только архитектурным замыслом фасадов и не связана ни со сводом, перекрывающим главный объем, ни с конституцией кровли.

    Верх фронтонов оканчивается белокаменным завершением, украшенным плоским «накладным» орнаментом. Наряду с деталями из белого камня в постройке церкви широко применен и лекальный кирпич. Из кирпича выложены колонны, витые колонны на колокольне, архитравы и фризы обоих антаблементов и разнообразные профили, чаще выполнявшиеся из камня. Барочным характером отличается колокольня, особенно ее верхние ярусы.

    Целиком от приемов деревянной резьбы идут сквозные прорези волют каменных коринфских капителей; дыры между отдельными листьями акант словно высверлены коловоротом. Мастера, строившие Гордеевскую церковь, обнаружили знакомство с ордерной системой, основанное на гравированных таблицах или на резных образцах из дерева. Обвитые виноградом коринфские колонны, примененные в Гордеевке и в еще большем количестве украшающие Рождественскую строгоновскую церковь, становятся в это время характерной чертой, отличающей работу русских мастеров.

    Рождественская церковь

    Начало сооружения Рождественской церкви относится к концу XVII века. Постройка была очень богатой. Сооружение и украшение храма, почти сплошь покрытого многодельной каменной резьбой, занимало много времени, поэтому во время пожара 1715 года церковь была еще недостроена. После пожара храм приводили в порядок четыре года. В 1719 году он был освящен.

    Белокаменные детали почти вытеснили лекальный кирпич, который применялся в декорации Гордеевки. Стены Рождественской церкви насыщены разнообразными рельефами и украшениями. Витые виноградные лозы обвивают витые колонны в обрамлении окон и в ордере третьего яруса. Гранаты, груши, яблоки и другие плоды, окруженные цветами, выступают из орнамента.

    Гирлянды цветов окаймляют оконные проемы. Многочисленные картуши, раковины и завитки создают переход от изобразительных к чисто архитектурным элементам. Весь облик этой церковной постройки насыщен мотивами радостного изобилия, резко отличающими его от суровой простоты храмов XVI века. Перекрытый сводом, с окнами в люнетах, верх Рождественской церкви напоминает своими наружными формами деревянное сооружение.

    Строгоновская Рождественская церковь возвышается на склоне крутой горы. Первоначально существовала одна или две лестницы, ведущие с земли на открытую галерею паперти, позднее заложенной и соединенной в одно помещение с трапезной.

    Снаружи церковь представляет собой двухъярусное здание с резко выраженной этажностью: одна половина надстроена третьим ярусом с еще на один ярус повышенным центром. Такая композиция придает боковому фасаду своеобразное плавное движение, отвечающее расположению здания вдоль берега реки. Весь фасад как бы собран из почти одинаковых прямоугольников, расположенных рядами по горизонтали или поставленных друг на друга. Ядром каждого элемента является богатое обрамление окна.

    Вся композиция дает постепенное усложнение и размельчение форм по мере движения кверху. Узкие выступы раскрепованного фриза нижних ярусов поддерживают пьедесталы под верхними колоннами шириной во весь вынос карниза. В рисунке сочетается красота, а также трезвый учет суровых климатических условий и желание предохранить белокаменную отделку от дождя и тающего снега.

    О том, каким было внутреннее убранство церкви, можно судить только по двум иконостасам: каменному, расположенному в трапезной и деревянному, находящемуся в холодном храме. Существующие лепные орнаменты и роспись выполнены во время ремонтов в XIX веке.

    Исторические памятники XVIII века

    Несмотря на указ 1714 года, запрещавший каменное строительство повсеместно, кроме Петербурга, в Нижнем Новгороде продолжалась постройка каменных церквей. Так, в 1700 – 1715 годах были построены 3 церкви, а с 1715 по 1725 год сооружено 6 церквей. Большинство из них просуществовало недолго, и было перестроено в конце XVIII или в XIX веке.

    В Нижнем Новгороде церковная архитектура начала XVIII века была довольно разнообразной. Наряду со строгоновскими церквями возводились церкви пятиглавые или небольшие одноглавые с деталями, мало отличавшимися от стиля XVII века. Не менее излюбленным типом храмов этого времени были ярусные, к лучшим из них принадлежала Георгиевская церковь, построенная в 1702 году.

    Церковь была украшена деталями из белого камня, основным элементом орнамента служили многочисленные раковины, сходные с каменными раковинами строгоновских церквей.

    Ярусный тип церквей, потеряв первоначальную узорчатую декорацию, продержался в Нижнем Новгороде весь XVIII век и был вытеснен купольными ампирными постройками. Ярусными были, кроме Георгиевской, Духовская церковь (1703), Одигитриевская на Гряде (1715 – 1719) и все 7 церквей, построенных в период с 1725 года до начала XIX века.

    Классицизм не нашел отражения в нижегородских церквях. Построенная в 1782 году Петропавловская церковь, а также Казанская кладбищенская (1794 – 1798), сохраняют в деталях черты барокко.

    Исторические памятники XIX века. В 1817 году на левый берег Оки из города Макарьева была перенесена крупнейшая в России ярмарка. В 1825 году население Нижнего Новгорода составляло 16 тысяч. После переноса ярмарки началось быстрее экономическое развитие города, он начинает расти быстрее, и к 1841 году число жителей удваивается, достигая 32 тысяч человек. Обустройство ярмарочного городка на низком берегу Оки стало выдающимся градостроительным проектом: был вырыт искусственный канал и создана канализационная система.

    В 1824 году утверждается новый проект планировки, дополняющий и исправляющий проект 1770 года. Из кремля окончательно выносится вся жилая постройка. Крупнейшее из городских зданий – присутственные места – превращается в казармы, а городская площадь – в плац-парад (1834 – 1835). Целостность ее архитектурно-планировочного замысла была нарушена еще ранее, в 1827 году, когда вместо второго корпуса была построена однокупольная Успенская церковь (1827). Кроме нее, в 1820-е годы было построено несколько других ампирных церквей, из которых наиболее удачной была колокольня Покровской церкви (1824).

    В 1825 году в кремле был поставлен памятник Минину и Пожарскому (архитектор Мельников) в виде обелиска из розового гранита. В нижней части памятника находились позолоченные бронзовые доски с бюстами руководителей нижегородского ополчения и крылатыми богинями победы. В этот же период было построено здание Дворянского собрания (архитектор Коринфский) и лютеранская церковь (1828).

    В первой половине XIX века в Нижнем Новгороде выстроены такие известные здания, как чайная «Столбы» (архитектор Кизеветтер), связанная с общественной деятельностью М. Горького. По проекту Кизеветтера были построены бывший дом Никлауса (1841), где в 1900 году жил В.И. Ленин, а также дом на Лыковой дамбе (1838), в котором жили родители Н.А. Добролюбова.

    На окраинах современного города, бывших прежде пригородами и слободами, деревнями, еще сохранились дома украшенные резьбой и росписью. В архитектуру городских домов проникают резные детали, подчас покрывающие стены богатой резьбой.

    Ярмарка. В конце XVI – XVII планировочная структура Нижнего Новгорода состояла в Нагорной части из Города (т.е. кремля), окружавших его Верхнего и Нижнего (под высоким берегом) посадов, разбросанных по соседским холмам слобод (в Заочье входила Канавинская слобода). Линия оборонительных стен кремля (1500 – 1512) с многочисленными башнями (первоначально их было 13; крупные квадратные башни с воротами чередуются с меньшими круглыми; реставрация – 1960-1970-г годы под руководством С.А. Агафонова), очерчивает территорию в форме неправильного треугольника; в кремле – кубический, завершенный 8-гранным шатром на низком восьмерике Михайло-Архангельский собор (сооружен в 1631 году, в честь победы Нижегородского ополчения 1612 года, архитекторы Л. Возоулин и Л. Константинов; с 1962 года в соборе находится прах Кузьмы Минина).

    Над берегом Оки, между кремлем и Похвалинским оврагом, сохранились сооружения посада. Церкви: Жён мироносиц (1649, пятиглавая на высоком подклете, облик изменен переделками ХХ века, кровля 4-скатная, лишенная глав); Успения на Ильинской горе (1672), увенчана покрытыми черепицей 5 главами на высоких барабанах, с кокошниками у основания), а также прославленный памятник архитектуры Нижнего Новгорода – Рождественская церковь при усадьбе Строгановых в так называемом строгановском стиле, завершенная 5 главами с узорными крестами, с обширной 2-ярусной трапезной, на фасадах – богатый декор из кирпича в виде мотивов плодов, картушей, завитков (1719); в интерьере трапезной – белокаменная резьба, в интерьере церкви – иконостас с тонкой деревянной резьбой, иконами XVIII века, живописные панно; ныне музей).

    Сохранились дома XVII – начала XVIII веков, преимущественно 2-этажные, из кирпича, с окнами, украшенными фигурными обрамлениями, кокошниками, с деревянными пристройками, крыльцами, высокими кровлями: Чатыгина (так называемый дом Петра I, который останавливался здесь в 1695 году, направляясь в Азовский поход), палаты Пушниковых, состоящие из двух соединенных зданий, построенных в разное время, дом Олисова. На левом берегу Оки находится пятиглавая, с богатым декором в строгановском стиле церковь Смоленской Богоматери при усадьбе в Строгановых в Гордеевке (1697).

    Для Нагорной части города в 1770 году был разработан радиально-кольцевой план с системой улиц, расходящихся от трапециевидной площади у внешних ворот кремля. По переработанному плану в черту города на левом берегу Оки наряду с Канавинской слободой вошла и территория Нижегородской ярмарки.

    По плану 1838 года устроены Верхневолжская набережная (с обоих ее концов – Георгиевский и Казанский съезды), на склоне – Александровский сад.

    В конце XVIII – первой половины XIX веков здания здесь строились в стиле классицизма, во второй половине XIX – начале XX веков – в стиле эклектики, стилизаторства и в стиле модерн. В Нагорной части сохранились бывшие дом вице-губернатора (1788), дом аптекаря Г. Эвениуса (1799 – 1792, архитектор И. Немейер), здание семинарии (1823 – 1829), архитекторы И.И. Межецкий, А.Л. Леер), Дворянского собрания (1826, архитектор И.Е. Ефимов; в интерьере – небольшой колонный зал; дополнительный корпус построен в 1860 – 1870-е годы, Дворянского института (1840-е годы, архитектор А.А. Пахомов; на главном фасаде – фриз в виде растительного орнамента с изображением гербов городов Нижегородской губернии, ныне областная библиотека) с домом для проживания (1836, архитектор И.Е. Ефимов), дом З. Добролюбовой (1840– е годы, архитектор Г.И. Кизеветтер, ныне – Дом-музей Н.А. Добролюбова), дом губернатора в кремле (1841, архитектор П.Д. Готман), дом С. Никлауса (1841, архитектор Кизеветтер), Драматический театр (1896, архитектор В.А. Шретер); здание Городской думы (1902), архитектор В.П. Цейдлер; главный фасад с тремя небольшими окнами, завершен парапетом с нижегородским гербом и крутой шаровой кровлей), Государственный банк в неорусском стиле (1913, архитектор В.А. Покровский; состоит из нескольких объемов, перекрытых кровлями различной формы; в интерьере – росписи на стенах и сводах по эскизам И.Я. Билибина, люстры, фонари, железные решетки, майоликовые ограждения лестницы), церковь на Новом (ныне Старом) кладбище (1916, архитектор Покровский).

    Внизу, по берегам Волги и Оки, охраняются как памятники архитектуры усадьбы Строгановых (с 1870-х годов – Голицыных; 1827, архитектор П.Иванов) и Голицыных (1821 – 1837), бывшие Блиновский пассаж в духе русской архитектуры XVII века (последняя треть XIX века), Волжско-Камский банк в стиле эклектики (1894 – 1898, архитектор В.П. Цейдлер), банк братьев Рукавишниковых в стиле модерн (1908 – 1912, архитектор Ф.О. Шехтель; над входом скульптуры, олицетворяющие промышленность и земледелие, скульптор С.Т. Коненков).

    На Верхневолжской набережной находится бывший дом С.М. Рукавишникова в духе необарокко (1877, архитектор П.С. Бойцов; у входа – скульптура атлантов и кариатид, скульптор М.О. Микешин); дом Д. В. Сироткина в стиле неоклассицизма (1914 – 1916, архитекторы – братья Л.А. и В.А. Веснины музей).

    На левом берегу Оки, на территории Нижегородской ярмарки, не утрачены центрический 5-купольный Спасский староярмарочный собор (1817 – 1822, архитектор О. Монферран), на Стрелке – Ярмарочный собор Александра Невского (1881, архитектор Р.Я. Килевейн, Л.В. Даль; с начала 1990 идут восстановительные работы), Главный дом Нижегородской ярмарки (1890; с начала 1990-х годов – центр возобновленной биржевой и ярмарочной деятельности.

    Псков

    Древний Псков – это город и государство, средневековая вечевая республика и одновременно город-крепость, страж русских земель на северо-западе. Он вырос на скале, над слиянием рек Псковы и Великой. Псков богат памятниками старины. Только на небольшой территории древнего города их числится около ста. Древние архитектурные богатства Пскова неисчерпаемы: пустынные городища, старинные крепости, монастыри, бывшие когда-то центрами культуры и центрами обороны, древние храмы на берегах рек и озер и т.д.

    Псковская земля – край славянского племени кривичей, где граница с литовскими племенами вытянулась узкой полосой с юга на север, охватывая бассейн реки Великой. Река впадает в Псковское озеро, соединяется с Чудским озером и далее, по Наровле, – с Балтийским морем. Это главная торговая дорога Пскова, которая связывала его с заморскими странами.

    Вдоль Великой, по озерам, на холмах были расставлены двенадцать маленьких крепостей. Десять из них считались «пригородами». Археологи установили, что славянское поселение на месте псковского кремля возникло в глубокой древности, не позднее VI века нашей эры. В VIII веке оно превратилось в город. «Повесть временных лет» впервые упоминает Псков под 903 годом как ранее уже существовавший. В Х веке была построена древнейшая каменная крепостная стена Пскова.

    В начале XI века для Киева Псков был своего рода Сибирью – местом прочной и далекой ссылки. Сюда в 1036 году Ярослав заточил своего младшего брата Судислава. Из псковской тюрьмы Судислав вышел через 24 года глубоким старцем. Затем в историю Пскова входит имя полоцкого князя Всеслава, искавшего на севере опоры для борьбы с киевскими князьями и встретившего упорное сопротивление Пскова.

    Псков жил в тени своего могучего собрата – Великого Новгорода и постоянно зависел от него. По своему общественному устройству Псков был близок Новгороду. Как и Новгород, Псков делился на концы, и вече было важнейшим явлением городской жизни. Но псковское боярство не обладало могуществом новгородской знати. У города не было таких обширных колоний, которые питали Новгород. На западе псковская земля была сжата русской границей, а на востоке – новгородскими владениями.

    В то же время псковские бояре были богатыми купцами и торговали с Ригой, Бременом, Ревелем и другими городами Прибалтики, втягиваясь в восточную торговлю Новгорода. Псковское вече не было столь связано боярской волей, общественный строй Пскова был демократичнее новгородских порядков. Псковская летопись была столь же деловитой и лаконичной, как новгородская, но более простой и более мягкой.

    Как и в Новгороде, фигуры князей проходят тенями в истории Пскова, немногие имена оставляют в ней глубокий след. Таким был князь Всеволод Гавриил (1138), храбрый литовский выходец князь Довмонт-Тимофей – доблестный защитник города в борьбе с немцами (1266 – 1299), Александр Невский – герой Ледового сражения и освобождения Пскова от захватчиков. Народная память отметила этих людей, связавших свое имя с борьбой за независимость, ореолом святости.

    Псковская земля, вытянутая узкой лентой вдоль западной границы Руси, жила в постоянной боевой тревоге, превращавшей ее в военный лагерь. Это была земля крепостей, которых зодчие строили едва ли не больше, чем храмов. В этой постоянно напряженной боевой обстановке, в борьбе с немцами и Литвой, крепнула самостоятельность города.

    В 1348 году Псков вышел из-под опеки Новгорода и вновь превратился в независимую вечевую республику. Вечевая республика просуществовала почти двести лет и стала временем расцвета самобытной псковской культуры. Немного ее памятников прошло сквозь столетия беспокойной жизни. Только в XV и XVI веках Псков горел более двадцати раз, и только каменные храмы и стены города выдержали это испытание огнем.

    Псков XII – XIII веков создавал свою культуру в общении с другими русскими городами. В древнейших памятниках архитектуры Пскова XII-XIII веков прослеживается широта кругозора псковских зодчих. Построенный новгородским епископом Нифонтом собор Мирожского монастыря (1156) стоит особняком в истории русского зодчества. Его угловые своды опущены, а высокие средние своды подчеркнуто выражали архитектурный крест, увенчанный массивной главой. Роспись храма, проникнутая духом строгости и отвлеченности, сделана греческим мастером. Нифонт был убежденным сторонником превосходства греческой культуры.

    Недошедший до нашего времени первый псковский Троицкий собор, возведенный в начале девяностых годов XII века, развивал достижения киевских и полоцко-смоленских зодчих. Это был стройный храм с немного пониженной западной частью, высокими притворами по сторонам и возносящимся к нему башнеобразным верхом.

    В соборе Иоанновского монастыря (середина XIII столетия) с его трехглавием, ясно видны черты новгородских храмов мастера Петра, которыми вдохновлялся псковский зодчий. К началу XIV века Псков уже построил каменный кремль, который занимал мыс устья Псковы. Здесь были правительственные здания и склады военных припасов.

    Над крепостными стенами возвышался стройный собор Троицы, где над гробницами Всеволода и Довмонта висели тяжелые рыцарские мечи, вероятно, взятые в боях с немцами, но связанные легендой с князьями-воинами, которым они якобы принадлежали.

    Начало своей самостоятельности Псков отметил постройкой нового Троицкого собора, сменившего разрушившейся старый (1362). Три года трудились псковские зодчие, воздвигая на старых фундаментах новое величественное здание. Возглавлявший зодчих Кирилл, стремился сочетать священные черты рухнувшего храма с новыми вкусами, которые отразились в построенной псковскими купцами в 1354 году деревянной церкви Софии. Подражая ей, зодчий усложнил композицию храма, придав его верху живописную форму восьмерика на четверике, заимствованную из деревянной архитектуры.

    Смелое своеобразие Кирилла впервые в русском зодчестве далеко отходит от завещанной древними византийскими традициями крестовокупольной системы, наполняя ее дыханием самобытного народного искусства. Как и новгородская София, Троицкий собор был идейным центром вольного Пскова. Это был городской храм, и хозяевами его были горожане.

    Этот важнейший памятник Пскова, бывший символом всей Псковской земли и всего русского зодчества XIV века не дошел до нашего времени. В конце XVII века на его месте был построен существующий Троицкий собор. Его высокий башнеобразный массив в некоторой степени повторял пропорции и масштабы древнего храма. Новый собор так же, как и его предшественники, господствовал над кремлевскими стенами и городом. В ясные дни Троицкий собор виден за многие километры, давая знать о городе, в котором занимает высшую точку. Он словно держит весь Псков в своей руке. У стен Троицкого собора бурлило народное вече. Над головами собравшихся возвышалась многоступенчатая трибуна с посадниками и князем. Однако неугодного князя могли и убрать. Здесь заседал государственный совет древней республики, хранились важнейшие документы. Здесь провожали на войну и погребали защитников города. В соборе висели два меча – главные реликвии Пскова, олицетворявшие его независимость и воинскую доблесть. На одном из них была надпись: «Чести моей никому не отдам».

    К началу XIV века Псков вышел за стены древнего кремля и распространился по склону псковской стрелки. Современник Довмонта, иностранный наблюдатель признавался, что окружность Пскова «обнимает пространство многих городов и в Германии нет города, равного Пскову».

    В 1309 году посадник Борис ставит старую стену, которая уже в 1375 году оказывается внутри растущего города и по его краю воздвигает новый каменный пояс. В 1465 и 1482 годах каменной стеной обносится Запсковье, в 1465 году деревянная стена Окольного города очерчивает последнюю линию укреплений города-крепости.

    Стены, сооруженные из известнякового плитняка, обмазывались известью, завершали их каменные зубцы с боевыми галереями. Угловые башни с ярусами бойниц выступали вперед, беря под фланговый обстрел прясла стен. Ворота усиливались боевыми башнями над ними и особыми укреплениями, затруднявшими подступ врага к воротам и предохранявшими их от артиллерийского огня. Под стенами шли подземные галереи, предупреждавшие подкоп врагов под стену.

    В XIV-XV веках вырастает система крепостей, смыкающихся с пограничными укреплениями Новгорода и образующая основу обороны западных границ Руси. К югу и западу свои стены обращают Остров, Опочка, Колож, Гнов, Красный и другие псковские крепости. В 1330 году над обрывами Жиравьей горы были построены каменные твердыни Изборска, выдвинутые навстречу немецкому рубежу. Крепость стоит на высоком холме над долиной, по которой пролегал древний водный путь. Гора Жиравья означает Журавлиная. Журавлиные горы считались священными.

    Эта крепость была реконструирована в конце XV – начале XVI века. Сначала она имела только одну башню над кручей, затем стены сделали толще и возвели еще несколько башен. Изборск, как и Псков, продолжал подвергаться нападениям. Враги боялись оставлять Изборск у себя в тылу и направляли на него первый удар. Псковичи и изборяне совершали ответные удачные походы.

    Территория крепости имеет форму трапеции со скругленными углами. Примыкая к одной из вершин внутри стен стоит башня, являющаяся крепостью в крепости, последним убежищем в случае захвата города. В подвалах башни боеприпасы. С двух сторон крепость была неприступной. Но третья – напольная – ничем не была защищена. Для защиты выкопали ров и поставили несколько круглых башен, между которыми выложили кресты. Надвратные башни были квадратными. Ворот было двое – главные и запасные над оврагом, где сохранилась Талавская башня. Оба входа в крепость защищали специальные захабы, похожие на ущелья между двумя рядами стен. С обеих сторон они замыкались воротами.

    Возле главных ворот стоит каменный собор – ровесник крепости. Он придвинут к стене и при необходимости мог послужить дополнительной крепостной башней. Рядом с ним на Колокольной башне стояла звонница-всполох, которая оповещала население о приближении врага. Звонница существовала до середины XIX века. За Колокольной башней виднеется идущая по склону узкая ложбинка, которая осталась от обрушившегося свода, перекрывавшего подземный ход к источнику, который жители срочно прокопали в 1341 году, после того как они чуть было не сдались осаждавшим их немцам, потому что в крепости не было воды. Но, к счастью, осада была снята. Немцы ушли, не узнав, что в Изборске уже не осталось воды.

    Никольский собор построен вместе с городом. Он невелик, но производит впечатление мощного сооружения. Впервые упоминается в 1342 году, а в 1349 году у него на хорах в присутствии псковского князя был освящен придел святого Спаса. Так же как и Троицкий собор для Пскова, собор стал символом Изборска, олицетворяя его. В XVI веке сбоку собора пристроили придел, в XIX веке – притвор и колокольню при входе. В стенах пробили большие окна. Внутри собор кажется тесноватым. Столбы собора квадратные. С западной стороны, за столбами, устроены деревянные хоры, с каменным приделом в углу.

    Своды, перекрывающие боковые пространства собора, расслаиваются на три арки: средняя арка выше крайних и лежит на них. Западный свод, включающий хоры, имеет не три, а четыре членения, так что в разрезе арки выглядят в виде двух зубцов. Отсюда пошли псковские ступенчатые своды, широко распространившиеся в XV и XVI веках. Такие своды были известны еще в Древнем Риме. К XIV веку через Византию и средневековую Европу они добрались до Пскова. Их форма облегчала ведение кладки и увеличивала жесткость свода.

    Перед въездом в крепость стоит вытянутая вдоль стены церковь Сергия, построенная в XVII веке. Ее звонница над входом обращена к главным воротам. Она опирается на приземистые круглые ножки. Наверху в двух пологих небольших арках между круглыми столбиками висят колокола. По бокам входа к звоннице примыкают два забранных вертикальными досками навеса. На углу одного из них сохранился фигурный деревянный столб. Такие деревянные крылья бывали по бокам притворов и у других каменных храмов, но со временем их заменяли каменными. Немного дальше стоит живописная церковь Рождества, также построенная в XVII веке.

    Мальский монастырь. В ту же систему, что Изборск, входят Малы. От Изборска до деревни Малы менее трех километров. Но в отличие от Изборска, Мальский монастырь приник к озеру. Если находишься наверху в деревне, догадаться о его существовании довольно трудно. От Мальского монастыря сохранился высокий пятикупольный собор XVI века и руины трапезной с остатками церкви и колокольней. Трапезная вытянута по склону горы, рядом находятся колокольня и церковь.

    Собор стоит на небольшом подклете, в глубь уходит большой подвал, в котором бьет родник. В такой церкви можно отсидеться, как в крепости, имея неограниченный запас воды. В Пскове родники известны в подвале церкви Преполовения и в подклетах жилых домов. Внутри собора находятся высокие круглые столбы и крупные ступени арок. Благодаря сочетанию повышенных арок, пяти световых барабанов и переплений света и теней на сводах, стенах и арках – все выглядит очень красиво. Вверху сохранились два яруса деревянных связей.

    Над рухнувшей трапезной был третий этаж, куда выходила дверь из третьего яруса звонницы. Церковь при трапезной была столпообразной. Она имела три яруса и подвал. В ее стенах проходят каналы воздушного отопления, по которым шел теплый воздух. Второй ярус церкви хорошо сохранился. Он перекрыт цилиндрическим сводом с распалубками окон и алтарной частью, отгороженной двумя столбами. Они несут арку, которая поддерживает свод. В юго-восточном углу наверх шла лестница. Церковь примыкала к трапезной палате.

    Одно из лучших созданий псковского народного гения – звонница Мальского монастыря. Она создана на основе традиционной звонницы XVI века, получив квадратный верх с арками звонов, обращенных в четыре стороны. Арки опираются на крепкие круглые столбики. В каждую сторону смотрят две арки. Откосы стен сильно выражены. Художественный образ Мальской звонницы окончательно сложился через четыре столетия после ее основания – в начале ХХ века. Это чудо становится понятным, если видеть, что до сих пор по псковским деревням ставят каменные ворота с круглыми столбиками, как это было в XV – XVII веках. Звонница завершена на основе народной традиции. Ее верх нужно было усилить, потому что рухнула трапезная палата, в которой отпала нужда с 1764 года, когда монастырь упразднили, превратив собор в приходскую церковь.

    Звонница первая встречает тех, кто подплывает к монастырю по Мальскому озеру. Красота ее совершенна. Чтобы получить полное представление о Мальском монастыре, надо подняться в гору и пойти поверху вдоль озера, к устью долины. Монастырь останется за стеной. Но стоит повернуться и пойти обратно, как одна картина будет сменять другую и трудно понять, какая из них лучше.

    На псковской земле есть места, которые можно назвать эпическими. Такие места на Псковщине сохранились в окрестностях Изборска, в истоках реки Каменки, а также в Выбутах. Выбуты находятся недалеко от Пскова, вверх по Великой. Выбуты являются родиной княгини Ольги, жены князя Игоря, матери Святослава, бабки Владимира Красное Солнышко, мудрой правительницы Руси. Легенда рассказывает, что здесь Ольга, будучи простой девушкой, перевозила Игоря через реку. Недалеко отсюда, на противоположном берегу, там, где река Кебь впадает в Череху – приток Великой, находился поселок Буденик (современный Будник), где у Ольгиной ключницы Малуши родился сын – будущий князь Владимир Святославович, крестивший Русь ради ее объединения.

    Церковь построена на самом берегу. Дата строительства памятника неизвестна. По архитектуре его относят к XV веку. Церковь очень проста – одноглава, с одной апсидой. Плоские вертикальные выступы лопаток делят каждую сторону на три части. Щелевидные окна-бойницы создают замкнутость. Но на боковых стенах вверху оставлены большие окна. Стены смягчены светотенью нескольких небольших ниш, которая дополняет легкую лепку беленой каменной кладки. Невдалеке стоит двухпролетная звонница. Она выставлена на юго-запад – к переправе, но отодвинута от реки, чтобы не заслонять храм, который вырастает на полевых просторах – простой, белостенный, цельный, большеголовый.

    Внутри церковь светла и уютна. Четыре столба, как обычно, поддерживают своды. В западной части были когда-то деревянные хоры. Несмотря на то, что пространство невелико, в нем достаточно воздуха, нет затененности. Столбы закруглены на высоту большую, чем рост человека, своды расчленены. Они держат красивый барабан с небольшим куполом. Вверху стен, на парусах и в самом барабане чернеют горловины голосников. Деревянные связи, ранее проходившие между столбами, заменены железобетонными, их поперечник сравнительно невелик.

    Для Пскова Выбуты были очень важны, так как здесь находилась древняя переправа через Великую – брод, который до сих пор используется местным населением. В случае военной опасности псковичи посылали сюда заставы, так же как и в устье Великой, чтобы замкнуть ключевые позиции города. Церковь обозначала место переправы, имевшее стратегическое значение. Она поставлена на правом берегу Великой и могла служить центром обороны, не допуская до реки.

    Мощные стены Пскова стягивали в несколько поясов стихийное формирование городского ансамбля. Над множеством деревянных жилищ господствовала кремлевская часть с ее высоким собором. Отсюда город спускался в низинную, местами заболоченную местность. Характерной особенностью псковского пейзажа были многочисленные мостки, соединявшие возвышенные или сухие участки. По ним назывались отдельные местности и здания, например, Острая лавица, церковь Василия на Горке и др.

    Многочисленные храмы создавали ряд внутренних центров, на которые ориентировались городские кварталы. Псковские церкви XV-XVI веков, строившиеся объединениями, отдельными горожанами, боярами, характеризуются кажущимся однообразием и простотой облика, строгостью и лаконизмом форм. Это – приходские храмы улиц, семейные церкви отдельных родов. Они невелики и малопоместительны, но их было много.

    Древние изображения Пскова наполнены десятками церковок, заполняющих внутреннее пространство стен. В псковских летописях много записей о строительстве храмов. Строительный материал был доступен, мастеров в городе было много. Величественный и сложный Троицкий собор резко отличался от храмов горожан. Приходской храм обычно по своим масштабам приближался к скромным жилищам псковичей. К нему пристраивали склады, приделы, храм терял свою культовую замкнутость и входил в практическую жизнь своих хозяев.

    Посвящение храма, если оно не было связано с именем семейного святого, покровителя дома, решалось довольно просто. Например, ставили обыденную церковь и метали жребий «и паде жребий на святого архистратига Гавриила». Горожане ценили свою старину, дорожили традицией своей культуры, но они постоянно совершенствовали и видоизменяли старое.

    Снетогорский монастырь. Недалеко от Пскова, по течению Великой, построен Снетогорский монастырь. Он занимает вершину круглой горы, образующей мыс, который круто огибает река. В сторону города гора обрывается, и над водой нависают крупные выступы слоистого камня. Название горы «Снетная происходит от слова «снеть» – снеток – крошечная рыбка, которой славится Псков. Из Псковского озера снеть ходила вверх по Великой во Пскову-реку. Летописец рассказывает, что в некоторые годы снеть брали решетом. Заходила рыбка и в залив у подножья Снетной горы, дав название и ей и построенному здесь монастырю.

    Время основания монастыря неизвестно. Впервые он упоминается в 1299 году, когда летописец рассказывает о нападении немцев на Мирожский и Снетогорский монастыри. В числе убитых были игумены этих монастырей Василий и Иосиф. Древнейшая дошедшая до нас постройка монастыря – каменный собор Рождества Богородицы сооружен в 1310 году и вскоре был расписан росписями, полными движения и жизни. В начале XVI века в монастыре была построена каменная трапезная со столпообразной церковью (1519) и восьмигранная церковь, увенчанная высоким шатром. Кельи и ограда оставались деревянными. Таким монастырь встретил осаду Стефана Батория в 1581 году. Один из участников осады Пскова писал, что по окрестностям города было более сорока каменных монастырей, между которыми находился Снетогорский монастырь с высокой башней и стенами наподобие замка.

    Каменные ворота монастырь получил в XVII веке, каменную ограду в XIX веке. Снетогорский монастырь был очень богат и занимал среди псковских монастырей особое положение. Сюда уходили состоятельные псковичи не для того, чтобы исполнять суровый обет, а чтобы избавиться от всяких обязанностей и пожить на свободе. Настоятелем монастыря выбирали самого бедного монаха, чтобы он чувствовал себя зависимым, а келарем – самого богатого, чтобы он отвечал перед вкладчиками личным имуществом. В конце XV века разгулявшихся снетогорских иноков стали призывать к порядку.

    Конечно, стратегическое значение Снетогорского монастыря, с которым вступила в противоречие свободная жизнь его обитателей, было очень велико. Монастырь контролировал Великую со стороны Псковского озера. Его называли своеобразным замком, над которым поднимается дозорная вышка церкви под самые колокола. Не случайно ее надстроили, превратив в могучую вертикаль. Монастырь мог хорошо укрепиться, а в случае его захвата враги грозили самому Пскову.

    В Смутное время, в 1611 году на Снятой горе Псков осаждали казаки, в 1615 году здесь находился лагерь шведского короля Густава-Адольфа, а в период восстания псковичей в 1650 году стоял отряд царских войск под командой Хованского.

    Большой, красиво расположенный монастырь, служил преддверием Пскова. В сентябре 1472 года здесь вышла из речного судна племянница последнего византийского императора Софья – невеста великого князя Московского Ивана III, следовавшая из Рима в Москву. Бояре торжественно встретили ее на Теплом озере, где в 1240 году было Ледовое побоище. По пути в Псков Софья останавливалась «у Николы» в Устье, где отслужила молебен и ночевала. В Снетогорском монастыре после молебна в Рождественском соборе, Софья надела царские одежды, и отсюда торжественно въехала во Псков через Варлаамские ворота. Гостеприимные псковичи поднесли ей пятьдесят рублей, за что она обещала в случае необходимости заступаться за них перед великим князем.

    В богатом и хорошо защищенном монастыре останавливался также и новгородский владыка – глава церковной жизни Пскова.

    Исследователи архитектуры считают, что собор Снетогорского монастыря построен по образу и подобию псковского Мирожского собора. Но у этих памятников есть отличия, одни из которых проявились сразу, другие – со временем. Изменился строительный материал. Весь Снетогорский собор построен из местной известняковой плиты без добавления кирпича. Плитой псковичи пользовались до XVIII века. Снетогорский монастырь стройнее Мирожского. Его купол меньше, барабан выше. Верх получил украшение, напоминающее женское очелье со свисающими концами. Над ними идет полоса из небольших впадинок обычного в Пскове декора. Барабан повысили после 1492 года, когда в купол ударила молния. В узких, вытянутых окнах есть какая-то утонченность. И вместе с тем собор сохранил силу и достоинство. Особенно красив он со стороны спокойных и величественных апсид.

    Фрески древних живописцев написаны свободно, с глубоким смыслом. Ангелы в вишневых нимбах, парящие на бархатисто-синем небе, трубят в золотые трубы. Над хорами два ангела разворачивают небесный свиток, усеянный звездами, похожими на цветы. К нему подняты огромные, печальные, словно наполненные слезами, глаза молодого пророка. По сторонам выстроились праведники.

    Сосредоточены мудрые лики старцев, словно выстроившихся вдоль стены. Движение архангела из Благовещения быстрое и плавное. Линии тела и одежды – словно прокатывающиеся морские волны. Лицо и фигура даны в три четверти, крылья развернуты в фас. Лик почти лиловый, высветлен белилами. Глаза большие, темные, обведенные кругами. Нос узкий, восточный. Лоб напряжен, прорезан двумя глубокими морщинами, сходящимися к переносице. Во всем облике – завораживающая красота…

    Долгое время считалось, что Мирожский собор расписывали греки, а Снетогорский – русские. Но исследователи разобрали на снетогорской фреске сербскую надпись.

    Церковь Николы в Устье является одним из лучших псковских памятников XV века. Стоит она на берегу, но не на круче, а сразу за нею, там, где река выходит в озеро. Очевидно, при выборе места для храма важно было и прикрытие от ветра, и близость к воде и к самому озеру. Храм виден на огромном расстоянии, приветливо встречает, и становится понятным его значение как маяка. Далеко видная с озера церковь служила указателем пристани и открывала водную дорогу на Псков. Современные береговые знаки, отмечающие фарватер, стоят именно возле нее. Пристань существует в этом месте и теперь.

    Место, на котором стоит Никола в Устье, не только красиво, оно было и очень важно для Пскова. Недаром сюда, так же как и к броду в Выбутах, в XV – XVII веках псковичи высылали заставы.

    Небольшая церковь кажется монументальной. У нее одна глава, три апсиды, традиционное покрытие на восемь скатов, традиционная разбивка наружных стен на три части лопатками, соединенными кверху лопастными кривыми, традиционный декор. Однако есть особая весомость и значительность всех форм. Внутри ощущается толщина стен, их надежность и мощь. Барабан, на котором стоит небольшой купол, строен и светел. Но столбы кажутся низкорослыми. Они скруглены только на высоту человеческого роста, на них давит каменный массив. Квадратные устои расширяются кверху, чтобы уменьшить диаметр купола. В неровностях побеленные стены, очертания окон и ниш неправильны, но в этом есть своя архаическая красота. В некоторых местах видны остатки фресок.

    Когда-то над входом, так же как у церкви в Выбутах, были деревянные хоры с каменным приделом в юго-западном углу. Выгоревшие деревянные связи при реставрации заменили очень тяжеловесными железобетонными. Церковь постепенно обстраивали, но эти позднейшие добавления были уничтожены при реставрации. Снесли и колокольню XIX века. На ней висело два средних и два малых колокола. Новая глава получилась аморфной, поэтому памятник лучше смотреть издали, когда впечатление от нее скрадывается, или вблизи, когда глава уходит назад и звучат великолепные лепные стены и полновесные апсиды.

    Церковь Петра и Павла на «брезе». В 1299 году у этой церкви произошла кровавая битва, в которой небольшая храбрая дружина князя Довмота разбила и обратила в бегство войска немцев и ливонцев. На этом месте сохранилась церковь Петра и Павла Сироткина монастыря. Маленький храм с красивой главой стоит на высоком зеленом мысе, сильно вдающемся в реку. Как и многие храмы древнего Пскова, церковь Петра и Павла разрасталась постепенно, получая пристройки и надстройки. При этом она вытягивалась к Великой, раскрываясь в сторону Пскова, который отсюда хорошо виден.

    Сначала здесь стояла бесстолпная церковь XV века, перекрытая ступенчатыми сводами, и двухпролетная звонница, придвинутая ближе к реке, обращенная лицом к Пскову. Между ними была построена удлиненная трапезная, второй этаж которой был занят покоями архиепископа. Затем звонницу превратили в колокольню и несколько раз надстраивали. Находящуюся внутри колокольни келью украсили крестами, выложенными из изразцов.

    Церковь Петра и Павла очень ценна по архитектуре, красиво и место, на котором она стоит. Здесь и архитектура, и природа являются драгоценным свидетельством истории и красоты.

    Церковь Козьмы и Дамиана. Впервые церковь Козьмы иДамиана была построена в XIV веке, когда город еще не вышел за Пскову. В 1540 году церковь была перестроена. Над осыпающейся крепостной стеной рядом с огромной Гремячей башней церковь Козьмы и Дамиана выглядит маленькой. Но каменные храмы у башен и крепостных ворот ставили не зря – в них укрывались защитники города. Козьма и Дамиан считались покровителями кузнецов, следовательно, здесь некогда в мастерских, построенных для безопасности на краю города у воды, работали кузнецы.

    Прежде башня называлась Козьмодемьянской. Настоящая Гремячая башня стояла поблизости над Гремяческими воротами, после того, как ее разрушили, ее название перешло на соседнюю Космодемьянскую башню. Высокая мощная башня уходит подножием к самой Пскове. Прямо за Псковой подымается город. Пскова – живая душа города, его благословение. В старину ее называли Плескова, а город – Плесков. Она не только украшала город, но и выручала во времена военных бедствий. Постоянное снабжение крепости водой помогло Пскову выдержать осаду и Стефана Батория в Ливонскую войну и Густава-Адольфа в Смутное время. В черте города на Пскове было много мельниц.

    Кроме больших соборов, монастырей и ансамблей в Пскове строили множество маленьких приходских храмов. Возводили их по старой системе одноглавых зданий с четырьмя столбами внутри, но их расширяли приделами, изменяли систему перекрытий, как это делалось в церкви Василия на Горке (1413), Богоявления на Запсковье (1496), Георгия со Взвоза (1494) и др.

    При малом объеме храма внимание зодчих постоянно привлекала задача увеличения его площади. Они разработали интересную конструкцию ступенчатых сводов, которая позволяла обойтись без столбов, загромождавших внутреннее пространство. Такова церковь Николы Каменноградского (конец XV века) и многочисленные придельные храмы.

    Вмурованные в стены храма полые кувшины-голосники, служившие резонаторами и придавали звонкость уютному, но свободному пространству. Скромностью и практичностью был овеян и внешний облик псковских храмов. Их строители не проявляли интереса к парадной и красочной декорации фасадов, какой проявляли новгородские бояре – строители церкви Спаса на Ильине или Федора Стратилата. Лишь кое-где по карнизам выкладывал мастер узор из треугольных и квадратных впадин и арочек, подобный узкой кайме шитья на полотне. Рыхлая плита, прикрытая обмазкой, придавала стенам храмов особую чарующую пластичность и мягкость.

    Стянутые многолопастной ползучей аркой фасады, и остроконечные покрытия храма, сближают его силуэт с кровлями жилищ, в круг которых он входит естественно и органично. Его выделяют характерные псковские звонницы в виде стенки с арочными пролетами для колоколов. Их прорезные силуэты создают своеобразие псковского архитектурного ландшафта (церкви Успения в Пароменьи (1521), Богоявления за Запсковьи и др.).

    Эти своеобразные качества псковское зодчество сохранит вплоть до позднего времени. Такой же простой и выразительный язык монументальных и лаконичных форм звучит в зодчестве XVII века. Знаменитые палаты купцов Поганкиных, с их похожими на крепостные стены мощными фасадами, скупо разбитыми маленькими окнами; дома Яковлева и Сутоцкого – все эти памятники позднего Пскова возникли на почве вековой строительной культуры вольного города.

    С XV века интересы борьбы с немцами сближали Псков и Москву. В помощь Пскову Москва давала свои войска, которые стояли в городе и пригородах. Москва получила большое влияние в политической жизни города, сажая своих князей и наместников, исподволь наступая на псковскую старину. В свою очередь Псков давал свои войска Иоанну III против Новгорода.

    Стены Псковского кремля, грозившие затяжной войной в случае открытых военных действий, не в малой мере определили сдержанную политику Москвы. Поэтому присоединение Пскова к Московскому государству в 1510 году не вылилось в кровавую трагедию конца боярского Новгорода. Правда, и из Пскова было выведено 300 семей влиятельных горожан и заменено москвичами, поселенными в Среднем городе.

    Довольно тяжелой показалась псковичам рука Василия III и своевольное управление его наместников. Но, упразднившая псковскую старину Москва, продолжила ее боевые традиции. В 1517 году для усиления обороны Пскова большие работы провел итальянец Иван по восстановлению упавшего участка кремлевской стены, была продолжена каменная стена Запсковья. Знаменитый в истории Пскова дьяк Мисюрь Мунехин в 1519 году основал на границе с немцами крепость Печерского монастыря, а в 1524 году над обрывами Псковы построил Гремячую башню.

    Псково-Печерский монастырь. Выдающийся ансамбль древнерусского зодчества, Псково-Печерский монастырь построен на западе от Пскова. В 1473 году была освящена пещерная Успенская церковь. Этот год считается датой основания монастыря. Посвящением церкви Антонию и Феодосию, которые были основателями Киево-Печерской Лавры, строители Псковского монастыря подчеркивали его преемственность и его значительность. Главная церковь Киево-Печерского монастыря была тоже Успенской.

    Крепость Псково-Печерского монастыря построена в XVI веке перед вражеской крепостью Нейгаузеном. Строительство стен Печерского монастыря шло в начале Ливонской войны, с 1558 по 1768 годы. Крепость имела огромное значение не только для Пскова, но и для всего Русского государства. Безуспешно пытался ее взять Стефан Баторий. Стратегическое значение монастыря оценил Петр I. При нем вокруг башен срочно были возведены земляные укрепления. В 1592, 1611 и 1615 годах на монастырь нападали шведы. В первый раз они напали неожиданно сразу после окончания перемирия, и им удалось захватить и ограбить монастырь. Но последующие нападения были отбиты.

    В 1701 году шведы снова подходили к Печорам. Били из пушек по башням, вырубили железные ворота, но вылазка защитников крепости отогнала осаждавших и нанесла им большой урон. В 1703 году шведы еще раз напали на Печерский монастырь, но вновь были отбиты. Больше они не нападали.

    Псково-Печерский монастырь расположен рядом с Псковом, на краю небольшого городка Печоры, разросшегося из монастырской слободы. Архитектурный ансамбль монастыря складывался в течение веков. Перед главными воротами находится небольшая площадь с двумя церквами – каменной и деревянной, которые вытянулись против монастыря. Над въездной аркой расположена высокая, оштукатуренная и выбеленная башня Всех Святых. Стены со значительными откосами придают ощущение устойчивости и вместе с тем легкости и стройности благодаря деревянной галерее вверху и несколько вытянутой фигурной главе.

    Над глухой стеной слева находится небольшая глава церкви Николы Вратаря, а рядом с ним подымаются два уголка верха небольшой звонницы. Справа, на некотором отдалении от башни Святых ворот, стену раздвинула колоннада классического собора. Псково-Печерский монастырь действующий и, вступая на его территорию, словно погружаешься в толщу веков. Территория монастыря делится на две части: верхнюю, возле Святых ворот, и нижнюю, лежащую глубоко на дне естественной чаши, через которую протекает ручей. Проезд в воротах и дорожки вымощен плитами.

    Церковь Николы Вратаря удивительна своей мягкой красотой. Построена в 1564 году Павлом Заболотным. Большинство памятников древнерусской архитектуры осталось безымянным, но имя этого зодчего сохранилось в монастырской летописи.

    Стройная, светлая звонница с двумя небольшими колоколами выступает навстречу, прикрывая крыльцо церкви. В 1581 году ее колокола монахи-партизаны отбили вместе с обозом и пленными у Стефана Батория. Церковь Николы, охраняя внутренние ворота, составляет единое целое с Никольской башней. Раньше к звоннице примыкала стена Острога, которая соединялась с круглой Тюремной башней, расположенной между Святыми воротами и Михайловским собором, образуя второй ряд укреплений.

    Нижняя территория монастыря также делится на две части: более обширную, которую огибают современные постройки, и меньшую, приподнятую на несколько ступеней. Здесь сосредоточены основные художественные ценности монастыря, его наиболее древние постройки. Здесь расположена огромная звонница с высокой небольшой главой и башенкой с часами. Рядом находится здание Благовещенской трапезной церкви с маленькой главкой. Справа от звонницы растянулась фасадная плоскость Успенского собора. На светлых стенах ярко выделяются декоративные вставки наружной росписи. Плоскость фасада завершают поставленные в ряд ярусные главы с живописью на граненых барабанах.

    К собору приводит очень широкая торжественная лестница, по которой поднимаются на верхнюю приподнятую площадку. Средняя часть лестницы перегорожена цепями, висящими между каменными тумбами. У самой лестницы на нижней площадке стоит ризница, которая лепится к рельефу, объединяя собой верхнюю и нижнюю площадки.

    Главная Успенская церковь сложилась из древних пещер, расширенных и укрепленных камнем. У нее только одна стена – фасадная, приставленная к тесному пещерному храму. Поэтому в особо торжественных случаях службу выносят наружу, превратив фасадную плоскость в подобие иконостаса. Чтобы ее расширить и придать храму большую значительность, в середине XVIII века над Успенской церковью надстроили второй этаж для Покровской церкви. Дверь возле звонницы ведет в пещеры, в которых хоронят братию. Звонницу построили в XVI веке. В петровские времена она получила надстройку для колокола, подаренного монастырю Петром I.

    Благовещенская трапезная церковь построена в 1540 году и обновлена в конце XVII – начале XVIII века. Она примечательна тем, что придел у нее находится над основным помещением, в третьем ярусе. Этот редкий вид столпообразных церквей есть в Снетогорском, Мальском и Крыпецком монастырях. Обходя крепость кругом, следуя по тому пути, по которому его обходили крестным ходом, можно почувствовать всю ее мощь. Вид на монастырь открывается необыкновенный. Спрятанный в каменной крепости, за высокими откосами берегов, погруженный в землю, монастырь вдруг раскрывает свою сердцевину, как самое заветное. Над уходящей вниз суровой стеной в сияющем великолепии поднимаются все его главные постройки.

    Крыпецкий монастырь. Расположенный неподалеку от Пскова, Крыпецкий монастырь возник во второй половине XV века. Его основатель Савва пришел с Афона, из сербского монастыря. Он принес с собой образ Иоанна Богослова, написанный на кипарисовой доске, и, как полагают, Сербское евангелие XV века, которое ныне сберегается в Древлехранилище Псковского музея и о котором известно, что оно из Крыпецкого монастыря.

    Сначала Савва поступил в Снетогорский монастырь, но покинул его, смущенный свободной жизнью снетогорских иноков. Он пришел в леса к Ефросину, в его Елеазаровский монастырь, но вскоре отпросился у него и ушел дальше – в лесные болота, где на небольшом бугорке построил себе избушку. В Псковском музее сохранилась икона с житием Саввы, написанная в Крыпецком монастыре и относящаяся к концу XVI – началу XVII века. В ее клеймах изображены эпизоды из жизни Саввы и история Крыпецкого монастыря более чем за столетие.

    Официально по совету со всем псковским народом на вече мужской монастырь был основан в 1487 году. Ему дали крепостную грамоту на землю с уставом монастырского строения. Первый храм монастыря был деревянным. Прибывший из Москвы князь Ярослав принял участие в жизни Крыпецкого монастыря. Он приказал замостить деревом самый трудный участок дороги к монастырю, начинавшийся от стоявших в лесу Святых ворот. Сделал он это в благодарность Савве за исцеление своей княгини. У княгини заболели глаза, и князь с нею и со свитой двинулся в леса к почитаемому старцу, который помог глаза вылечить. Князю пришлось пробираться через болота, поэтому прежде всего он и распорядился замостить дорогу.

    На упомянутой иконе сохранилось несколько эпизодов этой истории. На одном клейме показаны князь в алом плаще, княгиня и сопровождающие ее женщины в строгих одеждах. Они ожидают у ворот монастыря. Монах бежит к Савве с вестью о столь важных и необычных посетителях. На другом клейме Савва выходит навстречу гостям, а за ним, принявшая парадный вид, стоит братия. Перед Саввой стоит коленопреклоненный князь и опустившаяся на колени княгиня.

    Существующий в настоящее время каменный собор построен в 1557 году, что было отмечено псковским летописцем. Это было перед началом Ливонской войны, начатой Иваном Грозным за выход к Балтийскому морю. В то время многие псковские монастыри перестраивали в камне. Таким образом, готовясь к войне, Иван Грозный создавал опорные пункты.

    Когда в 1581 году Стефан Баторий осаждал Псков, один из вражеских отрядов решил разграбить Крыпецкий монастырь. В лесу поймали крестьянина, мучили его и спрашивали, кто в монастыре. Крестьянин сказал, что в монастыре никого нет. Однако врагов там встретил хорошо вооруженный отряд, от которого нападавшие в страхе разбежались.

    При Борисе Годунове в Смутное время демократический Псков стоял за самозванцев. Существует легенда, что Григорий Отрепьев бежал в Литву через Крыпецкий монастырь, и что в монастыре он переночевал. Здесь у Григория были знакомые. Он передал свое имя монаху Леониду, с которым поспешил дальше. Быть может, эту историю узнал в Пскове Пушкин. Ведь «Борис Годунов» написан им на Псковщине.

    В XVII веке при царе Алексее Михайловиче на строительных работах в Крыпецком монастыре присутствовал любимец царя, начальник Посольского приказа А.Л. Ордин-Нащокин. В это время была уничтожена архаическая звонница и над трапезной церковью надстроили столп колокольни по московскому образцу. В начале XVIII века Крыпецкий монастырь восстанавливался после длительного запустения, в 1782 году сильно горел.

    В начале XIX века в монастыре жил митрополит Евгений Болховитинов – просвещенный человек, друг Державина. Он оценил особую красоту Крыпецкого монастыря. Для него трапезную палату превратили в настоятельские покои. С нее сняли своды и расширили окна. Колокольню еще раз перестроили, надстроив верхний ярус и водрузив на него шпиль. В 1918 году монастырь был закрыт, в 1923 году закрыли собор. Осталась лишь прекрасная архитектура, составившая целый этап псковского зодчества.

    Святогорский монастырь. В 1569 году по велению царя Ивана Грозного на самой высокой вершине Святогорских гор был основан Святогорский монастырь с Успенским собором. Участок вокруг холма огорожен каменной стеной с двумя воротами. На монастырском дворе разбит сад, восстановлен каменный корпус. Возможно здесь в дни ярмарок, прислушиваясь к народному говору, ходил Пушкин.

    На соборный холм ведут две крутые многоступенчатые лестницы, сложенные из необработанного камня. Одна из них сохранилась с XVIIIвека. Собор большой, выстроен в древней народной традиции. У его строгих апсид погребено сердце великого поэта России. На памятнике, увенчанном невысоким беломраморном обелиске написано: «Александр Сергеевич Пушкин, родился в Москве 26-го января 1799 года, скончался в С.-Петербурге 29-го января 1837 года». Прах его лежит рядом с прахом его предков. Здесь погребены его дед, Иосиф Абрамович Ганнибал, его бабка Мария Алексеевна Ганнибал, урожденная Пушкина, и его мать и отец, а в соборе – его маленький брат. Здесь в 1836 году, похоронив мать, он купил место для себя, словно предчувствуя свою близкую гибель.

    Собор построен в XVI веке. С течением времени он стал более приземист, так как кровлю его упростили, срезав ее верха. На восток выступают три алтарных полукружия, среднее даже лишено аркатуры, которую выкладывали почти у всех псковских храмов. Только самые верха апсид и барабаны украшены узкой полоской принятого в Пскове простого декора. Ярусная колокольня с классическими полуколоннами завершена шпилем. Колокольня поставлена над входом над архаическим притвором.

    Внутри собора четыре мощных столба несут высокие своды, раздвигая их ступенями арок. С западной стороны устроены деревянные хоры с двумя каменными помещениями по углам. Вверху стен чернеют отверстия голосников. Собор просторен и значителен. В небольшом сводчатом помещении воссоздана «келья Пимена».

    Во время Великой Отечественной войны собор и колокольня были сильно разрушены, могила Пушкина заминирована. Ее начали спасать, когда вблизи еще гремели орудия. После войны собор был восстановлен.

    Памятники Пскова, овеянные духом борьбы и труда, близки сегодняшним дням. Подобно Великому Новгороду Псков стал городом-музеем, хранителем своей простой и величественной истории.

    Кострома

    История древнего города

    Кострома является одним из известнейших городов Золотого кольца России, его жемчужины. Расстояние от Москвы составляет 330 км. Предположительно город был основан в 1152 году Юрием Долгоруким в качестве сторожевой крепости на северных рубежах Руси, чтобы защищать границы от волжских булгар. Расположена на берегах Волги при впадении в нее реки Костромы. Построен город на землях угро-финского племени мерян, его название «Кострома» – слово мерянское.

    Каждой весной жившие здесь племена приносили жертву богу солнца – Яриле. Хоровод девушек с песнями нес на берег реки большую соломенную куклу, которую называли Кострома. Там Кострому топили или сжигали, принося жертву богу Яриле. Этот самый главный обряд – похороны Костромы, видимо, и дал название будущему городу.

    В летописях первое упоминание Костромы относится к 1213 году. В это время шла междоусобная война потомков владимиро-суздальского князя Всеволода Большое Гнездо, во время которой город был сожжен войсками ростовского князя Константина Всеволодовича. Однако Кострома быстро поднялась и с 1246 года город становится центром самостоятельного княжества, которым правил Василий Ярославич младший брат Александра Невского.

    В деревянной церкви, построенной во имя святого Федора Стратилата долгое время находилась главная святыня Костромы – чудотворная икона Федоровской Божией Матери, обретенная князем Василием Ярославичем чудесным образом. Когда князь был на охоте, недалеко от него промелькнул какой-то зверь, князь бросился за ним и вдруг остановился. Впереди, на сосне, он увидел икону Богоматери. Князь хотел взять ее, но икона поднялась в воздух. Он поспешил в город, собрал духовенство и народ, и все вместе направились к лесу. Совершив молебен, священники приняли икону на руки и понесли в Кострому. Там поставили ее в храме великомученика Федора Стратилата. С тех пор жители обращались за помощью и защитой к чудотворному образу.

    Когда в 1262 году во всей Северо-Восточной Руси вспыхнуло восстание против ордынских угнетателей, Кострома приняла в нем активное участие, разгромив подошедший к городу карательный отряд. Перед этим нашествием костромской князь Георгий Васильевич, страшась, что его город постигнет та же страшная участь, что и другие города, долго молился перед Федоровской иконой, а затем взял ее с собой на поле битвы. Чудотворную икону несли перед ополчением. Когда татары пошли в наступление вдруг яркие лучи, исходящие от иконы, ослепили их. Татары обратились в бегство. Божия Матерь спасла Кострому. На том месте, где во время битвы находилась икона, был поставлен крест, а озеро, находящееся рядом, стало называться Святым.

    Князь Владимир любил Кострому. В городе совершались княжеские свадьбы, собирались съезды князей и т.д. В середине XIV века, после присоединения к Московскому княжеству, Кострома являлась опорным пунктом русского государства в Поволжье. Со времени Дмитрия Донского Кострома, как и вся территория великого княжения, становится наследственным владением московских князей.

    В 1380 году Костромской полк, которым командовал боярин Иван Квашня, в составе общерусской рати принимал участие в битве на Куликовом поле. В конце XIV – начале XV веков Кострома была хорошо укрепленным городом. Именно сюда для сбора войск во время нашествия Тохтамыша в 1382 году приехал Дмитрий Донской. В 1409 году в Костроме спасался от нашествия Едигея сын Дмитрия Донского Василий.

    В середине XV века Кострома довольно часто становится ареной боевых действий в междоусобной борьбе Москвы и Галича. Во второй половине XV – первой половине XVI веков Кострома выполняет важную роль крепости на русско-казанском рубеже. После того, как в 1552 году Казань присоединили к Московскому государству, Кострома утрачивает значение крепости, но становится важным центром на волжском торговом пути.

    В 1598 году на месте деревянного Троицкого собора царь Борис Годунов построил величественный каменный собор, вокруг которого были возведены мощные стены с башнями. В Троицком соборе похоронены отец и мать Годунова. Ипатьевский монастырь делится на Старый и Новый город. Стены Старого города возведены при Борисе Годунове, а Новый построен царем Михаилом.

    Все русские цари из дома Романовых с благоговением посещали Кострому и Ипатьевский монастырь, откуда пошла царская династия. Долгие годы в Ипатьевском монастыре хранилась Ипатьевская летопись – копия XV века с древнейшего летописного свода Киевской Руси. В нее входит «Повесть временных лет», Киевский свод XII века и Галицко-Волынская летопись.

    XVI столетие является временем экономического подъема и роста города. В нем начинается каменное строительство, сооружается городской Успенский собор, в 1559 – 1565 годах при царе Иване Грозном возводится Богоявленский собор Богоявленского монастыря, в котором находится Федоровская икона Божией Матери. В конце XVI – начале XVII веков активное строительство ведется в пригородном Ипатьевском монастыре, которому покровительствовал Борис Годунов и его родственники.

    Значительную роль играла Кострома в событиях Смутного времени. После гибели Лжедмитрия I сюда была сослана часть свиты Марины Мнишек. В 1609 года отряды «тушинского вора» и его польских сторонников овладели городом и сделали своим опорным пунктом Ипатьевский монастырь с его каменными стенами, совершая оттуда набеги на окрестности. Костромское ополчение осадило монастырь и взяло его штурмом. Активное участие жители города принимали в организации народных ополчений 1609 и 1612 годов. В 1612 году нижегородское ополчение останавливалось в Костроме по пути в Ярославль.

    Особого расцвета достигла Кострома в XVII веке. В это время по экономическому значению она занимала четвертое место среди русских посадов, уступая лишь Москве, Ярославлю и Казани. Значительную часть населения составляли ремесленники различных специальных специальностей. На всю страну славилось костромское мыло и кожи костромской выделки.

    Во время пожара 1654 года погибла большая часть городской застройки. Через два года эпидемия чумы погубила почти две трети населения. Экономические тяготы населения, связанные с увеличением налогов из-за затяжной войны с Речью Посполитой, вызвали в 1660 году восстание посадских людей и крестьян, которое было жестоко подавлено правительственными войсками.

    Во второй половине XVII века Кострома становится известным центром художественной культуры. Костромские умельцы работали во многих городах государства, часто приглашались в Москву для выполнения царских заказов. Особой известностью пользовались Гурий Никитин и Сила Савин, которые считались крупнейшими мастерами монументальной живописи XVII века.

    В течение второй половины XVII века в городе ведется монастырское и посадское каменное строительство: возводятся Троицкий собор Ипатьевского монастыря, каменные стены Богоявленского монастыря, церковь Воскресения на Дебре и Троицкая церковь, церкви на Городище и в слободе Ипатьевского монастыря. Но в основном городская застройка до второй половины XVIII века оставалась деревянной.

    Троицкий собор в 1649 году был разрушен от взрыва пороха, но был отстроен заново. Внутри стены собора расписаны выдающимися художниками-костромичами Силой Савиным и Гурием Никитиным. Время пощадило самый прекрасный костромской храм – пятиглавую церковь Воскресения на Дебре, построенную в 1652 году купцом Е.Г. Исаковым. Прекрасен не только сам храм, но и его ворота. Столбы ворот декорированы резными фигурами фантастических птиц, львов, единорогов. Ворота окружены небольшими башнями с нарядными шатрами и главами.

    Со строительством этого храма существует историческое предание. При разгрузке прибывших из Англии товаров, рабочие Исакова нашли бочонок с золотыми монетами. Исаков сообщил об этом в торговое представительство Англии – Аглицкий дом. В ответе, который пришел из Англии, говорилось, что о том как бочонок с монетами оказался среди товаров, англичане не знают и поэтому назад не требуют. Но просят употребить монеты на богоугодное дело. Некоторые историки считают, что львы и единороги на воротах церкви Воскресения появились потому, что эти животные изображены на гербе Великобритании.

    В начале XVIII века для Костромы, как и для многих городов центральной России, связанных с Москвой и с северным и волжским торговыми путями, перенос столицы в Петербург послужил причиной экономического упадка. Только в середине века в городе возникает крупная полотняная фабрика Углечаниновых. К концу века здесь начали работу пять суконных фабрик.

    В 1773 в пожаре сгорел почти весь деревянный город. Это событие послужило толчком для разработки нового плана застройки Костромы. После разработки план застройки города был утвержден императрицей Екатериной. Воплощению нового плана городского строительства способствовало объявление Костромы в 1778 году центром губернии. В результате реализации проекта Кострома получила веерную планировку, центром которой является торговая площадь многоугольной формы. Застройка городского центра продолжалась несколько десятилетий. В процессе ее осуществления были срыты городские валы, засыпаны рвы, устроены бульвары. Центром Костромы стала полукруглая площадь, от которой веером расходятся улицы. Аркады торговых рядов, торжественные колоннады старинных зданий, башни, красивые ограды и ворота остались до наших дней.

    В XIX веке Кострома превращается в крупный промышленный центр. В 1851 году на берегу реки Запрудни московскими торговцами Кашиным, Михиным и Зотовым строятся прядильная и ткацкая фабрики. В 1887 году заканчивается строительство железнодорожной ветки Нерехта-Кострома, которая обеспечивает городу более тесную связь с всероссийским рынком.

    Кострома обладает богатой историей древнего города и бесценными страницами его «каменной летописи. На улицах города много памятных мест, музеев, старинных особняков с кованными оградами, столетние липы.

    Ипатьевский монастырь

    Крупнейшим древнерусским архитектурным ансамблем Костромы, живописно расположенным на берегу реки, является бывший загородный Ипатьевский монастырь. Построен монастырь в конце XIII века, но до XV столетия известия о нем отсутствуют. Впервые он упоминается на страницах летописей под 1435 годом как место заключения мира между московскими князем Василием Темным и галицким князем Василием Косым, враждовавшими между собой.

    Возвышение обители относится к концу XVI века, когда к власти пришли Годуновы (по преданию, потомки основателя монастыря). По одной из легенд, древний Ипатьевский монастырь был основан татарским мурзой Четом, принявшим христианство. Из этого рода происходил царь Борис Годунов. Ипатьевский монастырь получал разнообразные вклады от Бориса Годунова, его дяди Д. Годунова – известного коллекционера и мецената своего времени, а также царицы Ирины Федоровны. В монастыре хранились большие ценности, в том числе и культурные. Так, в описи монастырской библиотеки значилось 149 книг и одна из древнейших русских летописей – Ипатьевская летопись, названная так по месту хранения, Холмогорская летопись XVI века, роскошные Евангелия с миниатюрами и Псалтырь, изготовленные по заказу Д. Годунова.

    В 1613 году монастырские стены укрывали от польских отрядов молодого Михаила Романова. Однажды в Ипатьевский монастырь прибыло посольство Земского собора с сообщением об избрании Михаила Романова на царство. Духовенство с хоругвями и чудотворной иконой Федоровской Божией Матери сопровождало множество костромичей. Михаила благословили, архиепископ Феодорит надел на него животворящий крест, а знатный боярин Федор Иванович Шереметев поднес царский жезл. На некоторое время обитель превратилась в царскую резиденцию. Так Ипатьевский монастырь стал фамильной святыней для династии Романовых, что обеспечило ему дальнейшее процветание.

    В общих чертах ансамбль Ипатьевского монастыря складывался в XVI – XVII веках и подвергался значительным переделкам в течение XVIII – XIX столетий. К числу древнейших построек этого архитектурного комплекса относятся стены восточной части монастыря (так называемый Старый город), возведенные в 1586 – 1590 года в форме неправильного пятиугольника (более 500 м по периметру).

    В 1642 – 1643 годах была обнесена каменной стеной почти квадратная территория к западу от монастыря (Новый город). Над западными воротами новой стены сооружена мощная башня, увенчанная шатром из зеленой черепицы. Отсюда и название ее Зеленая башня. Старые стены были надстроены.

    На восточной стене, симметрично Зеленой башне, на месте церкви XVII века по проекту архитектора К.А. Тона была построена шатровая церковь Хрисанфа и Дарьи (1841 – 1863) в русско-византийском стиле. Жилые и хозяйственные постройки монастыря, возведенные в конце XVI – начале XVII веков, сохранились лишь на уровне первого этажа. Вдоль восточной стены протянулся Архиерейский корпус (назван по архиерейскому дому, располагавшемуся здесь с 1770-х годов). Второй и третий этажи его надстроены во второй половине XVII века, о чем свидетельствуют наличники с балясинками сложного рисунка и завершением в виде кокошников, характерные для этого времени.

    Братский корпус построен в форме буквы «Г» вдоль северной и западной стен. Северная его часть надстроена в 1758 – 1759 годы. Западная часть корпуса известна под названием «палаты бояр Романовых». Современный вид они приобрели после посещения монастыря императором Александром II. В 1863 году палаты были перестроены по проекту архитектора Ф.Рихтера с целью придания им облика «царских чертогов» (резиденции Михаила Романова).

    Для этого было построено крыльцо в духе архитектуры XVII века, фасад получил раскраску «вшахмат», переделывались интерьеры. К югу от «чертогов» хорошо сохранился корпус «над погребами» (верхний этаж – конца XVII – начала XVIII века). У южной стены, частично примыкая к ней, стоит корпус, где в XVII находилась поварня, квасоварня и пекарня, а в XIX веке – свечной завод. На территории Нового города, у его северной стены, стоит каменный дом, являющийся редким памятником Петровской эпохи. Построен дом в 1721 году.

    В 1960 году зданиям, которые неоднократно перестраивались в XIX, был возвращен древний облик, который они имели в XVIII веке. Архитектурным центром Ипатьевского монастыря служит пятиглавый Троицкий собор с золочеными куполами. Первое здание на этом месте было построено в 1590 году. От него сохранилось трое медных врат, исполненных по заказу Д. Годунова. Створы врат покрыты росписью в технике огневого золочения, сюжеты которой повторяют сюжеты золоченых врат московского Благовещенского собора. На южных дверях помещены изображения античных философов.

    В 1649 году годуновский собор рухнул от взрыва хранившегося в его подклетях пороха. В 1650 – 1652 годах было возведено существующее в настоящее время здание. Троицкий храм является типичным монастырским собором XVII века, четырехстолпный, пятиглавый, с закрытой галереей с трех сторон. Внутри храм и галереи расписаны фресками, которые выполнялись в 1685 году живописцами под руководством костромичей Гурия Никитина и Силы Савина. Имена художников написаны в клейме-медальоне на северной стене собора.

    Многоярусный резной золоченый иконостас великолепной работы выполнен в 1756 – 1758 годах группой большесольских резчиков. В иконостасе сохранились иконы XVIIи XVIII веков. В целом интерьер Троцкого собора оставляет ощущение виртуозно достигнутого единства архитектуры, живописи и прикладного искусства.

    В 1603 – 1605 годах к западу от собора на средства Д. Годунова была построена стенообразная звонница, увенчанная первоначально тремя шатрами. Когда в 1647 году московским мастером Данилой Матвеевым был отлит колокол весом в 600 пудов, для него была возведена особая колокольня, которая представляла собой квадратную башню, пристроенную с севера к основному объему звонницы. Из 19 колоколов, висевших на башне в XVII веке, в 1700 году часть по указу Петра I была перелита на пушки.

    В палатах Ипатьевского монастыря расположилась экспозиция Костромского историко-архитектурного музея-заповедника. Рядом с монастырем, в принадлежавшей ему слободе, стоит церковь Иоанна Богослова, сооруженная в 1681-1687 годах. Это типичный памятник верхневолжского зодчества второй половины XVII века, пятиглавый, с высокой шатровой колокольней, украшенной многоцветными изразцами и наличниками с трехзубыми кокошниками. Внутри церковь расписана в 1735 году костромскими мастерами во главе с Федором Логиновым. В иконостасе церкви, выполненном в XIX веке, сохранились иконы конца XV-XVIII веков, в том числе подписанные работы костромских мастеров Ивана Липина и Никиты Вощинина.

    В деревне Некрасово, которая находится в нескольких километрах от монастыря, на берегу озера стоит небольшая каменная шатровая часовня. Это памятник в честь победы над ордынскими завоевателями, одержанной здесь в 1262 году. Часовня возведена в 20 – 30-х годах XVIII века на месте более древней деревянной. Внутри часовни сохранились современные ей фрески, посвященные легенде о событиях XIII века и битве на Святом озере.

    Рядом с монастырем на территории его Нового города расположен Музей деревянного зодчества, в котором собраны памятники народной архитектуры XVI – XIX веков со всех концов области, издавна известной мастерством своих плотников. Здесь находятся такие шедевры народного творчества, как церковь Собора Богородицы из села Холм, построенная в 1552 году в честь взятия Казани.

    По преданию, эта восьмигранная постройка, увенчанная тесным пятиглавием на постаменте из «бочек» и окруженная галереей – гульбищем, срублена плотниками братьями Папилой и Карпом.XVI столетием, но с перестройками в XVIII веке, датируется и маленькая Ильинская церковь из Верхних Березников с росписями XVIII века в интерьере.

    На территории Нового города высоко взметнула свои кровли Спасо-Преображенская церковь из села Вежи, с родины некрасовсовского деда Мазая. До того как церковь перенесли в музей, она стояла на низком лугу, который каждый год по весне затоплялся водой. Поэтому безвестные зодчие, срубившие ее в 1628 году, возвели постройку на сваях.

    Храм относится к древнейшему типу деревянных церквей. Это «клетская» постройка из трех срубов, подобных избам, только алтарь в плане не прямоугольный, а шестигранный. Но строители возвели очень крутую кровлю, чем сделали постройку оригинальной и нарядной.

    На волжском берегу стоит целый ряд и более поздних построек: клетская церковь из села Фоминское (1721) с высокой шатровой колокольней и красивым, на две стороны крыльцом с запада; крошечная избушка – часовня из села Юркино (XIX); стройная восьмигранная часовня XVIII века из села Большое Токарево.

    В Музее деревянного зодчества находятся также жилые и хозяйственные постройки XIX века: ветряные мельницы из Малого Токарева, которые в былые времена составляли неотъемлемую часть деревенского пейзажа; водяная мельница из деревни Нюрог, житница из деревни Мухино, овин из деревни Пустынь, свайные баньки из деревеньки Жарки и др.

    Замечательным памятником жилой деревянной архитектуры является памятник дом Ершова из деревни Портюг. Построенный в 1860-х годов, по размеру и планировке он схож с огромными северными избами. Внутри дома Ершова воссоздана обстановка крестьянского быта XIX века.

    Памятники зодчества на посаде

    В самой Костроме сохранилось мало памятников древнерусского зодчества. Древнейшей постройкой Костромы является собор бывшего Богоявленского монастыря, построенный по указу Ивана Грозного в 1559 – 1565 годах. Это высокое пятиглавое здание на подклете, первоначально имевшее покрытие по килевидным закомарам. Облик храма сильно искажен пристройками второй половины XIX века, но и в наше время памятник производит внушительное впечатление ясностью и четкостью форм.

    Строительные работы велись в монастыре и в середине XVII века: возводилась ограда (1642 – 1648), от которой сохранилась угловая башня, превращенная в XIX веке в колокольню, и кельи, фасад которых переделан в 1863 – 1864 годах. На другом конце города, на Нижней Дебре, где в древности была лесная чаща – «дебрь», сохранился великолепный памятник не только костромского, но и в целом русского зодчества XVII века – церковь Воскресения на Дебре. Как уже упоминалось, церковь построена в 1652 году на средства купца Исакова. По силуэту церковь напоминает возведенный в это же время Троицкий собор Ипатьевского монастыря, однако ее архитектурный декор намного богаче.

    От фресок середины XVII века в интерьере церкви до нашего времени дошли лишь фрагменты. Лучше всего сохранились росписи в северо-восточном Трехсвятительском приделе, выполненные примерно в 1670 году. Здесь же стоит великолепный золоченый иконостас, являющийся образцом плоскостной резьбы второй половины XVII века. В интерьере основной церкви в особом месте хранится драгоценный памятник русской живописи XIII века – икона Федоровской Богоматери. Если лицевая сторона икона полностью переписана в XVII веке, то на ее обороте прекрасно сохранилось изображение Параскевы Пятницы, раскрытое реставраторами в 1919 году.

    На противоположном берегу Волги сохранились два памятника древнерусской архитектуры: Ильинская (1683) и Преображенская (1685) церкви.

    Несмотря на значительность памятников древнерусского зодчества Костромы и ее ближайших окрестностей этот город в первую очередь известен как заповедник архитектуры русского классицизма конца XVIII и первой половины XIX столетия. В Костроме очень хорошо сохранилась регулярная планировка 1784 года.

    Памятники классицизма

    Особой целостностью отличается застройка общественного центра города, в пределах площадей Революции и Советской, улиц Молочная гора и Чайковского и др. Здания этого ансамбля охватывают почти все периоды развития русского классицизма (с 1787 года по 1830-е годы). Руководили строительством архитекторы Н.Метлин, С. Воротилов, П. Фурсов. Ансамбль городского центра ориентирован на спуск к Волге, город открыт на Волжский въезд, откуда в XVIII века начиналась зимняя дорога в Ярославль и Москву.

    Уникальной особенностью Костромы является сохранность торгового центра XVIII века. Основу его составляют квадраты Больших мучных рядов. Эти здания построены по проекту владимирского губернского архитектора К.Клера зодчим С. Воротиловым, значительно переработавшим проект. Большие мучные ряды были закончены к 1793 году. Работу над Красными рядами продолжили сын С. Воротилова Петр и брат Ефрем.

    Ансамбль Красных рядов включил в себя и более древнюю постройку – пятиглавую церковь Спаса в Рядах первой половины XVIII века, для которой по проекту С. Воротилова над южным портиком торговых помещений была возведена башнеобразная колокольня со шпилем, придавшая всему комплексу особую выразительность. В 1820 – 1830-х годах дворовый ансамбль Красных рядов получил существенное дополнение. Внутри квадрата торговых помещений, возведенного Воротиловым, губернский архитектор П. Фурсов, ученик В.Стасова, построил для розничной торговли корпуса Молочных рядов с тосканской колоннадой.

    Масляные ряды были построены в 1808 году по проекту Л. Руска. Рядом с ними, образуя вместе с колоннадой Красных рядов улицу, вытянулось здание Табачных (Овощных) рядов, построенное в 1820-х годах по проекту В. Стасова. Фасад постройки решен в виде доисторической колоннады, расчлененной простенками с арками входов.

    С южной стороны Красных рядов расположились Пряничные ряды с арками, опирающимися на столбы-пилоны. Ансамбль Торговой площади дополняют Рыбные ряды с перпендикулярными им Торговыми корпусами, Малые мучные ряды и Квасные ряды.

    Органичное целое с Торговой площадью составляет в Костроме административный центр. Рядом с Большими мучными рядами находятся здания пожарной каланчи (1823 – 1826 годы) и гауптвахты (1824 – 1825 годы), возведенные П. Фурсовым. Костромская каланча является одной из ранних построек такого рода и одной из немногих сохранившихся. Здание решено в виде античного храма с фронтоном над шестиколонным портиком, увенчанным высоким смотровым столбом. Вертикаль каланчи играет очень важную роль в организации невысокой застройки городского центра.

    Рядом с каланчой находится гауптвахта, представляющая собой небольшую постройку с шестиколонным портиком дорического стиля. Благодаря умело найденным пропорциям и контрасту колоннады с плоскостью стен здание выглядит достаточно монументально.

    Одной из последних построек Фурсова является бывший дом генерала Борщова (1830-годы). Этот особняк дворцового типа с мощной колоннадой, увенчанной коринфскими капителями, хорошо вписался в ансамбль площади. Напротив северного фасада Красных рядов расположилось здание Присутственных мест (1806 – 1809), построенное предшественником Фурсова, губернским архитектором Н. Метлиным. Наиболее выразительная часть Присутственных мест – четырехколонный портик главного входа. Пары колонн поставлены на высокие постаменты с арками для прохода.

    Рядом с торговым и административным центрами расположен парк культуры и отдыха, на месте которого некогда возвышались сооружения костромского кремля. До настоящего времени сохранились два корпуса соборного дома, постройку которых начал С. Воротилов, а закончили в 1795 – 1796 годах П. Воротилов и Е. Воротилов. Это типичные здания конца XVIII века, выстроенные в стиле раннего классицизма, с рустованными цоколями и плоскими пилястрами, членящими фасад.

    На берегу Волги стоит беседка, которую называют «беседкой Островского» (начало XIX века). Бывая в Костроме, драматург любил сидеть здесь, обозревая окрестности. Эта изящная круглая постройка на восьми ионических колоннах напоминает беседку на набережной в Ярославле.

    Кроме уникального ансамбля административного и торгового центра, в Костроме сохранилось большое количество памятников архитектуры русского классицизма первой половины XIX века. Среди них находятся дом Дворянского собрания, дом Мичуриной, дом Борщова и многие другие.

    Смоленск

    Более одиннадцати веков стоит на высоких холмах над Днепром древний русский город Смоленск. Начало его истории связано с жизнью крупнейшего славянского племени – кривичей, занявшего в VI – IX веках верховья Днепра, Волги и Западной Двины и простиравшего свои границы на север до Пскова. Это был водораздел рек великого пути «из варяг в греки». Эти реки питали силу и многолюдность славянских поселений по своим берегам. Одна из летописей сообщает, что в середине IX века варяжская дружина во главе с Аскольдом и Диром, спускавшаяся по Днепру, увидели на его берегах красавец-город. Это перед ними предстал Смоленск.

    Первое датированное упоминание о Смоленске в летописи относится к 863 году. Следующее упоминание о городе относится к 882 году, когда дружина новгородского князя Олега проходила через него на юг, к Киеву.

    На берегу Днепра ниже Смоленска, у устьев речек Свинки и Ольши действительно сохранились следы двух обширных поселений X – XI веков, состоявших из укрепленных валами «кремлей» и окружавших эти кремли поселений. Поблизости от них был расположен курганный могильник – языческое кладбище, насчитывавшее около 4 тысяч насыпей, под которыми покоились останки сожженных на погребальных кострах славянских воинов.

    Самый большой курган около 10 метров высотой и 100 метров в окружности содержал погребение знатного смоленского вождя, возможно, князя, сожженного вместе со своими рабами и рабынями. Здесь же находились его железный шлем, два щита, копье и рядом тяжелый меч. Рядом, под особым малым курганом, был погребен княжеский боевой друг – конь.

    Большой Гнездовский курган – смоленский двойник черниговской Черной могилы представляет собой величественные земляные пирамиды дружинной Руси. Рядовые курганы были также могилами воинов. Небольшие насыпи хранят их пепел, стрелы, широкие боевые ножи, мечи и кольчуги. В честь воинов, погибших на чужбине, насыпались курганы. Насыпавшие их верили в то, что несмотря на то, что прах воинов находится вдали от родины, но дух их оставался в кругу усопших собратьев.

    В курганах нашли не только оружие, но и византийские и арабские монеты, произведения прикладного искусства Ирана и различных районов Руси. Нашли здесь серебряные подвески со скандинавским орнаментом и маленькие складные весы с привесными чашечками и гирьками для взвешивания серебра.

    Узел водной системы Восточной Европы делал древнейший Смоленск важнейшим торговым центром. Византийский император Константин Багрянородный (905 – 959 годы) описывает, как весной, по вскрытии рек, из Новгорода, Смоленска, Чернигова спускаются флотилии долбленных ладей-однодеревок, чтобы, собравшись у пристаней Киева, двинуться с товарами к рынкам Византии.

    Но древний Смоленск был не только крупным центром ремесла и торговли, но и культуры. Об этом свидетельствует самая древняя русская надпись на глиняном сосуде, похожем на амфору, найденном в одном из гнездовских курганов. Исследования показывают, что надпись сделана во второй половине Х века. Из этой надписи можно сделать вывод, что грамотность в Смоленске была распространена даже среди ремесленников.

    Происхождение названия города объясняют по-разному. Наиболее вероятное объяснение состоит в том, что в былые времена в верховьях Днепра были большие хвойные леса. Из росших в них сосны и ели люди гнали смолу и смолили суда, поэтому жителей города и назвали смолянами.

    Смоленск рос и развивался быстро, чему способствовало его выгодное географическое положение. Оживленная торговля велась по Западной Двине с Ригой, островом Готланд и северонемецкими городами. По рекам бассейна Волги из Смоленска можно было попасть к городам северо-восточной Руси, а по Волге и Каспийскому морю – в страны Востока. Смоляне вывозили лес, смолу, лен, хлеб, пеньку, мед, воск, меха, овчины, мечи, лошадей и др. А ввозили изделия из золота и серебра, драгоценные камни, сукна и др.

    Городские ремесленники были искусными мастерами по изготовлению гончарных изделий: горшков, мисок, сковород, светильников и многого другого. Они умели производить красное стекло и красную поливу. В городе изготовляли прекрасные челны и ладьи. Кузнецы делали мечи, копья, щиты, кольчуги, шлемы, наконечники стрел, а также серпы, косы и др. Ювелирных дел мастера плавили серебро и золото и изготавливали из них красивые браслеты и кольца.

    Смоленск был вечевым городом. О наличии в нем веча говорится в летописи под 1185 годом. Как и Новгород, он делился на концы, а концы – на улицы. Каждая улица представляла собой отдельную общину со своим вечем. Таким образом, древний Смоленск состоял из союза отдельных самостоятельных общин. Общины посылали своих выборных в городское вече, которое было высшей инстанцией власти в городе, решавшее вопросы войны и мира, призвания и изгнания князей и др.

    В XI веке богатства Смоленской земли начинают привлекать взгляды южных князей. В конце XI века Смоленщина закрепляется за Владимиром Мономахом и его родом. По-видимому Мономах избрал для будущей столицы Смоленской земли высокие холмы над Днепром, на которых расположился современный Смоленск.

    На вершине городской горы Мономах строит в 1101 году обширный Успенский Богородицы, древние фундаменты которого были обнаружены перед началом Великой Отечественной войны, и окружает город валами и рвами. При сыне Мономаха Мстиславе в 1137 году учреждается епископия и город становится столицей Смоленского княжества, которое живет в сфере торговых и политических интересов всей Руси.

    Из Смоленского княжества по Двине идет оживленная торговля с Западной Европой. Великий Новгород и Киев чувствуют значение Смоленска. Его князья пытаются захватить власть на Волхове и Днепре, входя в союз со своими могущественными родичами – владимирскими князьями. Они смелы и воинственны, суздальские бояре о них отзываются с боязливой похвалой и уважением.

    Стоя на перепутье главных путей сообщения, ведущих на юг и север, запад и восток, Смоленск в древности сосредоточивал в себе все элементы тогдашней культуры. Особенно ярким явлением в истории русской культуры считается смоленское зодчество XII – XIII веков, которое перешло от византийских традиций к самостоятельным приемам и формам архитектуры, базирующихся на русских народных основах.

    Смоленские князья много времени уделяют строительной деятельности и щедро украшают родной город прекрасными каменными храмами. Археологическими раскопками установлено, что первым кирпичным зданием в городе был Успенский собор, возведенный в начале XII века смоленским князем Владимиром Мономахом. Позднее, в 1113 – 1125 годах Владимир был великим князем Киевской Руси. В историю он вошел как выдающийся государственный деятель, военачальник и писатель. Написанное им «Поучение» является ярким памятником древнерусской литературы. Время правления Владимира Мономаха было временем усиления древнерусского государства. Он сумел прекратить княжеские междоусобицы.

    На одном из холмов, который впоследствии стал называться Соборным, он построил кремль (детинец), обнес его валами и рвами, а в центре поставил храм. В наше время остатки его оказались недоступными для изучения, так как на этом месте стоит здание нынешнего собора, построенного в XVII – XVIII веках. Однако по отдельным деталям и обломкам древнего Успенского собора, которые удалось обнаружить при проведении археологических раскопок, был сделан вывод о том, что это было монументальное здание, характеризующее яркое и самобытное смоленское зодчество.

    Наследники Мономаха спустились в городское торговое и ремесленное предместье в устье речки Смядыни. Здесь был основан княжеский Борисоглебский монастырь с небольшой церковью Спаса и Большим храмом, посвященным князем Ростиславом памяти святых князей Бориса и Глеба.

    Благочестивое предание связывало гибель Глеба от руки убийц со смоленской Смядынью. Смоленск был причастен к общерусскому национальному культу, и Смядынь стала именоваться «вторым Вышгородом». В конце XII века Большую церковь («Великую церковь») окружила пристроенная с трех сторон галерея, в которой погребались смоленские князья.

    В архитектуре смоленских храмов, развалины которых сохранились до наших дней, ясно сказывается связь с киевской строительной традицией. Они были украшены фресковой живописью и сверкающими майоликовыми полами. Со второй половины XII века начали крепнуть западные торговые связи Смоленска, обогащая его культуру. В городе живут иноземные купцы, построившие свою церковь.

    До конца XII века в Смоленске было возведено значительное количество прекрасных каменных храмов. В красивых зданиях этого времени – церкви Иоанна Богослова, построенной князем Романом, и богато наделенной золотой, украшенной эмалью утварью, а также в церкви Петра и Павла, бывшей приходом корпорации смоленских купцов, смоленские зодчие тонко используют понравившиеся им декоративные приемы романской архитектуры. Красота церквей и монастырей Смоленска выражала его богатство и высокое мастерство зодчих, которые создавали своеобразные архитектурные памятники, выделяя смоленскую художественную школу среди других ветвей русского зодчества.

    Сохранившийся до наших дней, отреставрированный, строгий храм Петра и Павла и ныне украшает город. Он небольшой, четырехстолпный, с тремя апсидами и одной тяжеловесной главой, очень мощный и пластичный. По его гладким стенам тянется лишь простой и изысканный пояс, состоящий из маленьких арок. Простые и ясные формы храма говорят о том, что он достойно продолжал традицию развития крестовокупольных древнерусских церковных построек. Петропавловский храм является самым древним из дошедших до наших дней сооружений Смоленска.

    Самым выдающимся памятником древней архитектуры в Смоленске является величественная церковь Михаила Архангела, возведенная в конце XII века Давидом Храбрым. Этот храм называют поэмой в камне. Он стоит на Свирском холме, на котором, как предполагают, в то время находились и дворец князя и дома его дружинников. Красота его архитектуры удивляла как русских, так и иностранных современников. Он был просторным, стройным и торжественным. Свет свободно заливал его пространство, играя на богато украшенной золотом, серебром, жемчугом и драгоценными камня утвари и иконах.

    Столь же эффективны были и его наружные формы. Величественная форма храма, усиленная мощными выступами высоких притворов и алтарной апсиды, завершалась трехлопастными очертаниями. Сложные пилястры увлекали взгляд ввысь, к венчавшей здание легкой главе. Могучий ярусный объем храма хорошо виден и с запада и с северо-восточных окраин Смоленска. Этот смоленский храм стоит в ряду тех памятников искусства XII – XIII веков, в котором русский зодчий смело оторвался от старых киевских и византийских художественных форм и создал свой идеал прекрасного.

    У некоторых смоленских храмов были порталы, выложенные из лекального кирпича, из которого выкладывались фигуры крестов, украшавшие верхи стен. Каждый кирпич смоленских храмов является своего рода историческим документом. Он несет разнообразные знаки и клейма смоленских ремесленников-кирпичников и зодчих, свидетельствуя о сложности их ремесленной организации.

    Кроме этих сохранившихся архитектурных памятников далекого прошлого, Смоленск в древности насчитывал еще более 20 монументальных зданий. До нас дошли, оказавшиеся под глубоким слоем земли, лишь развалины отдельных из них. В результате раскопок были обнаружены новые замечательные памятники смоленского зодчества, относящиеся ко второй половине XII и первой половине XIII века.

    Судя по остаткам зданий, два уникальных храма на Смядыни, бесстолпная церковь в Перекопном переулке и терем на Соборном холме, Спасская церковь в Чернушках, церкви «на Протоке», на Воскресенском холме, Малой Рачевке, Окопном кладбище, церковь Троицкого монастыря также были замечательными памятниками архитектуры древнего Смоленска. Обнаруженные при раскопках фрагменты убранства и росписи храмов говорят о высоком художественном уровне и разнообразии манер смоленских живописцев. Древний Смоленск среди русских городов был на одном из первых мест по количеству монументальных каменных зданий. Отличаясь торжественностью и величавостью, они не повторяли друг друга и форм предшествующих строений. Каждое из них имело собственное художественное лицо. И в самом их расположении чувствуется своеобразный градостроительный замысел смоленских зодчих. Зодчих Смоленска знали на Руси как прекрасных мастеров, и охотно приглашали строить храмы и монастыри в Киеве, Новгороде, Рязани.

    В XI – XII веках Смоленск был также одним из передовых центров просвещения, не уступая Киеву и Новгороду по образованности жителей. Предания и источники говорят о высокой образованности и любви к книгам смоленских князей. В городе было несколько княжеских и епископских школ. Из Смоленска вышел русский ученый монах Климент Смолятич, ставший в 1147 году вторым после Иллариона русским по происхождению митрополитом, поставленным без воли константинопольского патриарха, вопреки сопротивлению греческой церкви. Он был выдающимся книжником и философом, прекрасно владевшим греческим языком и церковной литературой, которой были богаты смоленские монастырские библиотеки.

    Весьма яркой фигурой XII века является Авраамий Смоленский. Покинув мирскую жизнь, он ушел в пригородный монастырь, где занимался изучением и перепиской книг и искусством живописи. Здесь он прославился как выдающийся проповедник, стяжавший любовь не только у княжеско-боярского общества, но и у горожан, ремесленников и холопов. По инициативе Авраамия в смоленских монастырях были созданы богатые книгохранилища. Впоследствии смоленские книги положили начало обширной библиотеке русского посольского приказа – министерства иностранных дел.

    Зависть духовенства и опасность речей Авраамия повели к клевете, обвинению в ереси и суду над ним городского веча, оправдавшего своего любимца. Однако перенесенные мытарства сломили дух Авраамия, и он окончил дни в мрачных размышлениях о страшном суде. Умер он в двадцатых годах XIII века, незадолго до монголо-татарского нашествия.

    В международных отношениях у Смоленска были устойчивые, интенсивные торговые, экономические и культурные связи, что подтверждается заключенным в 1229 году договором между Смоленском, Ригой, островом Готланд и северонемецкими городами. Договор гарантировал для всех сторон благоприятные условия торговли. Он сыграл важную роль и во взаимном обогащении культурой. Об этом говорит факт существования в древнем Смоленске ротонды, построенной рядом с церковью Ивана Богослова во второй половине XII века смоленскими мастерами для купцов из северо-западных стран. Здание имело совершенно необычную для русской архитектуры круглую форму. Во многом оно походило на ротонды, получившие широкое распространение в Швеции, Дании и Северной Германии. Подобные церкви существовали и в других русских городах.

    По своему географическому положению, историческому и экономическому значению Смоленск являлся ключом к Русскому государству. Поэтому Смоленское княжество являлось постоянным объектом нападения с запада, севера, юга и востока. О положении Смоленской земли в то время образно рассказывает художественная миниатюра, помещенная в «Смоленской псалтыри» (конец XIV века), на которой живописец изобразил четыре огромных чудовища, олицетворявшие «царя Римского», «царя Македонского», «царя Вавилонского» и «Антихриста». Со всех сторон они окружили маленькое животное, похожее на зайца. Так художник изобразил Смоленщину.

    В конце XII – начале XIII века смолянам пришлось неоднократно сражаться с нападавшими на них немецкими рыцарями. Чтобы остановить продвижение немцев, смоленские полки не раз приходили на помощь Витебскому, Полоцкому, Новгородскому, Псковскому княжествам. Когда новгородский князь Мстислав Удалой в 1210 – 1212 годах организовал поход для освобождения от немецких рыцарей эстонских земель, в нем приняли участие и смоленские воины, которыми командовал князь Давид. Через несколько новгородцы при поддержке Смоленска и других русских городов предприняли поход против немецких захватчиков в Ливонию.

    Воспользовавшись раздорами князей и раздробленностью Руси, на нее хлынули монголо-татарские орды. В борьбе против них участвовали и смоляне. Уже в первой битве с войсками захватчиков в 1223 году на реке Калке смоленские воины показали себя мужественными и стойкими воинами. Командовавший смоленской дружиной князь Владимир Рюрикович, будучи раненным, собрал вокруг себя около пяти тысяч оставшихся в живых смолян и пробился с ними сквозь ряды неприятеля.

    Много раз, защищаясь, Смоленск вступал в битву с монголо-татарами. Чтобы усмирить непокорный город был направлен большой монголо-татарский отряд. Он подошел к Смоленску, сжег все посады, но штурмовать крепость не посмел и ушел обратно в Золотую Орду.

    С середины XIII века русским землям начали угрожать литовские князья. Ослабленная в борьбе с монголо-татарами и шведами, раздробленная Русь не могла оказать им серьезного сопротивления. Частые набеги совершались и на Смоленское княжество. В конце XIV века литовские феодалы, объединившись с польскими магнатами, участили нападении на Смоленск, но взять его не смогли.

    В 1404 году измена одного из горожан помогла литовцам ворваться в город и литовский князь Витовт сумел овладеть древним Смоленском. С этого времени 110 лет Смоленск находился под властью Литвы, однако не утратил черты русского города.

    В 1410 году литовские, русские, белорусские, украинские войска объединились для отпора немецким рыцарям Тевтонского ордена и нанесли им сокрушительный удар. Особенно отличились в битве смоленские полки.

    С приходом литовских феодалов в Смоленске ухудшилось и без того бедственное положение горожан. Среди русских насильственно насаждалась католическая вера. Но смоляне не смерялись с угнетателями и вели против них беспрестанную борьбу.

    В XIV веке, несмотря на тяжелое положение, в Смоленске не погасла русская культура. Из-под пера смоленских монахов выходят описания их путешествий на православный Восток и Царьград. В конце XV века смоленские писцы и художники создают драгоценную копию с иллюстрированной владимирской летописи 1212 года.

    Ведя подготовку к неизбежной борьбе с Московским государством, литовско-польское правительство усиленно укрепляло Смоленск, превращая его в мощную крепость. Строились стены, насыпались земляные валы, которые были так высоки, что из-за них едва виднелись кровли зданий. Борьба началась в первые годы XVI века. В 1500 году московский полководец Даниил Холмский разгромил литовско-польское войско в битве на реке Ведроша и русские войска заняли часть смоленских земель.

    В 1513 году московский государь Василий III повел войска к Смоленску. Литовско-польский гарнизон выдержал две осады. 29 июля 1514 года под стенами Смоленска заговорили 300 пушек русской артиллерии. После штурма сопротивление врага было сломлено. Смоленск, ключ Поднепровья и важнейший русский город на путях во внутренние области русского государства, был освобожден и возвращен Российскому государству.

    В XVI веке стратегическое значение Смоленска было огромно. Его приравнивали к Пскову, Казани и Астрахани. Смоленск был одним из крупнейших городов тогдашней Европы и насчитывал более 20 тысяч жителей.

    В 1590 году указом русского правительства для литовских и польских купцов Смоленск был превращен в конечный пункт торговли. Таким образом, город переставал быть транзитным пунктом, а становился важным торговым центром. Все товары литовцы и поляки обязаны были продавать смоленским купцам. В Москву пропускались лишь важные гости с предметами роскоши. Получив торговую монополию, Смоленск стал играть важную экономическую роль в Русском государстве.

    Однако польско-литовские феодалы не оставляли надежд на возвращение Смоленска и несколько раз в 1535, 1564 и 1579 годах нападали на него. Обеспокоенное новыми угрозами с запада, русское правительство, приняло решение построить в Смоленске вместо деревянных и земляных укреплений каменную крепостную стену, так как речь шла о защите и укреплении города не только как стратегического объекта, но и как торгового и экономического центра государства.

    С этой целью последовал указ о немедленном развертывании подготовительных работ по строительству Смоленской крепости. В 1505 году в Смоленск был послан выдающийся русский зодчий Федор Савельевич Конь, разработавший и осуществивший план строительства. Первым крупным сооружением, которое было создано этим зодчим, был Белый город в Москве, возведенный во второй половине 80-х и начале 90-х годов XVI века. Девятикилометровая белокаменная стена с 28 башнями была одним из лучших фортификационных сооружений того времени и высокохудожественным архитектурным произведением не только в России, но и в мире.

    Постройке смоленской каменной крепости придавалось огромное значение. В этой невиданной доселе стройке участвовали все города Московского государства. Были подготовлены важнейшие материалы: 320 тысяч свай, 620 тысяч больших белых облицовочных камней, 320 тысяч пудов полосового железа, 1 миллион крупных гвоздей, более миллиона досок и т.д.

    Смоленские гончары и кирпичники подготовили большое количество тяжелого кирпича. За 250 – 300 километров от Смоленска жгли известь, ломали камень и везли их на стройку. В исключительно короткий срок (5 лет) Федор Конь возвел грандиозное оборонительное сооружение – Смоленскую крепость. Длина могучих стен крепости составляла 7 километров, высота – от 13 до 19 метров, толщина – более 5 метров. По верху крепости можно было промчаться на тройке. В некоторых местах старые валы остались позади новых стен, образовав вторую линию обороны. На Соборной горе также сохранили древние укрепления, ставшие цитаделью города.

    Главные оборонительные узлы стены состояли из 38 прямоугольных и граненых круглых башен с 9 воротами с навесными бойницами, двойными створами ворот, падающими решетками подъемных мостов, что делало их неприступными. Башни были увенчаны высокими шатровыми кровлями, стены выбелены, а горизонтальные тяги окрашены красной краской.

    Стены были обращены внутрь города множеством арок, несших широкую, огражденную зубцами бруствера боевую площадку. Таким образом, Смоленск с его живописными жилищами и храмами, получил неприступную защиту. Легенда гласит, что Борис Годунов назвал Смоленскую крепостную стену «ожерельем Московской Руси».

    В войне с польско-шведскими интервентами, которая началась в сентябре 1609 года Смоленская крепость оправдала вложенные в нее труды, задержав у своих стен одну из крупнейших польских армий, что значительно облегчило положение Москвы.

    Двадцать месяцев смоленский воевода боярин Михаил Шеин со смоленскими воинами и горожанами оборонял город от обложившей его 28-тысячной армии Сигизмунда. Они мужественно отбивали яростные приступы, восстанавливали разбитые пушками стены, стойко переносили муки голода и болезни, отвергая предложения о сдаче. Из башен крепости можно было вести многоярусный пушечный и мушкетный бой. Защитники располагали устройствами для сбрасывания камней, выливания кипятка и горячего вара на головы врагов. На вооружении крепости имелось 250 орудий, множество снарядов к ним и большой количество своеобразных ручных гранат.

    Для усиления защиты городских ворот были дополнительно поставлены с внешней и внутренней сторон два ряда деревянных срубов, заполненных землей и камнями. Чтобы поляки не могли укрепиться в городских посадах и чтобы посады не оказались помехой во время ведения по противнику огня, с согласия населения их сожгли, а жители перешли в город. Таким образом, все подходы к крепости находились под обстрелом ее защитников и подступиться к ней было невозможно.

    Смоленскую крепость штурмовали несколько раз. Число оборонявших ее уменьшилось настолько, что на многих участках крепостной стены были оставлены только наблюдатели. Дух защитников укрепляла воля воеводы и горячая проповедь смоленского архиепископа Сергия. Между тем польское войско усилилось за счет прибывших подкреплений. После того, как в очередной раз, требование о сдаче города защитники отклонили, король Сигизмунд III бросил на штурм главные силы. В начале июня 1611 года польские войска, взорвав крепостную стену, ворвались в город.

    Начались уличные бои, в которых смоляне оказали невиданное сопротивление. Гибель города навела ужас на его осаждавших. Собравшись со своими вещами в древнем Мономаховом соборе, горожане подожгли лежавший в храме порох и погибли в сильнейшем взрыве. Кто не успел в храм, – сжигали свои дома и покидали город. Полякам досталось море огня.

    После захвата Смоленска посадские люди также оставили свои дома и ушли в леса, чтобы оттуда вести борьбу против захватчиков. Стремясь удержать город в своих руках, польская шляхта приступила к укреплению крепости. Восстанавливались разрушенные башни крепости, в стене заделывались проломы. На взорванном ее участке, там, где захватчики ворвались в город, построили земляной бастион, который сохранился до наших дней.

    На месте взорванного Мономахова храма был построен костел. Троицкую, Вознесенскую и Авраамиевскую церкви также обратили в костелы. Число жителей в городе быстро сокращалось. Русский народ и правительство не могли примириться с потерей Смоленска. Началась борьба за его возвращение России. Первое сражение за Смоленск оказалось неудачным.

    В 1632 году герой смоленской обороны, боярин Шеин во главе русской армии двинулся на Смоленск и организовал осаду города. Победа была близка, но разброд в наемных иноземных отрядах, и своевольство русских дворян подорвали близкий успех. Войска Шеина были окружены и вынуждены были сдаться. В 1654 году поход на Польшу вернул Смоленск России. Город был взят после двухмесячной осады. Польское господство в Смоленске продолжалось 43 года. После возвращения Смоленска были предприняты все меры, чтобы крепостную стену привести в порядок.

    Во второй половине XVII века Москва неоднократно посылала своих лучших зодчих для восстановления Смоленска, его стен и башен. Строили они в городе и новые здания. Так, Гур Вахрамеев построил новый храм и колокольню Вознесенского монастыря с живописными сходами крылец. Алексей Корольков в 1678 году начал постройку нового Успенского собора на месте руин древнего Мономахова храма, покрывших бессмертной славой погибших под его развалинами жителей Смоленска. Мастер отступил от московского наказа построить скромный храм по образцу собора подмосковной Александровской слободы и положил основание огромному зданию, достойному памяти храбрых. За недостатком средств, храм был завершен лишь в 1740 году. Украинский мастер Сила Трусицкий со своими учениками создал торжественный резной иконостас собора, который является одним из выдающихся произведений декоративного искусства XVIII века.

    Восстановленная Смоленская крепость преобразилась. В ней разместился большой военный гарнизон. В 1686 году был заключен «вечный мир» с Польшей. Однако русское правительство по-прежнему старалось поддерживать Смоленскую крепостную стену в состоянии боевой готовности. И, как оказалось, не зря. Назревала война со Швецией. Летом 1708 года шведская армия под предводительством короля Карла XII вторглась в пределы России, намериваясь через Смоленск достигнуть Москвы. Завоеватели ставили своей целью также захватить Псков и Новгород. Смоленщину, Украину и Беларусь они планировали отдать своему ставленнику поляку Станиславу Лещинскому, а остальную Россию расчленить на отдельные княжества и сделать их зависимыми от Швеции.

    Понимая важное стратегическое значение Смоленска, Петр I еще до начала войны позаботился об его укреплении. Первый раз он побывал в городе в августе 1698 года. Осмотрев крепостную стену, Петр I распорядился ускорить ее ремонт. Во второй приезд весной 1706 царь отдал распоряжение о сооружении вокруг крепостных стен земляных укреплений и строительстве на правом берегу Днепра новой земляной крепости для прикрытия днепровского моста. Под прибрежными башнями старой крепости были оборудованы пороховые погреба.

    Начав военные действия, шведы были уверены в быстрой победе. Однако Смоленская крепость, как и в прошлые времена, встала на их пути непреодолимой преградой. В период вторжения шведов в Смоленске располагалась главная квартира Петра I. Отсюда он поддерживал связь с армией и Москвой. Здесь размещались военные склады. До Смоленска шведам дойти не удалось. После стремительной атаки русских войск и жестокой схватки, во время которой под королем была ранена лошадь, и он едва не попал в плен, Карл XII отказался от своего первоначального плана идти на Москву через Смоленск, и решил пробиться к столице через Брянск. Однако под деревней Лесной (Могилевская область) русские войска наголову разбили шведские войска.

    Осенью 1708 года в Смоленске на параде войск Петр I принимал поздравления смолян по случаю победы над шведами под Лесной. Почти через год жители Смоленска устроили ему торжественную встречу, когда он возвращался через Смоленск в Москву, после победы в Полтавском сражении.

    После окончания Северной войны смоляне многое сделали для восстановления и преобразования города. На строительных лесах Смоленска в конце XVII – начале XVIII века работали известные русские зодчие. В 1740 году завершилось строительство нового Успенского собора. Этот храм, имеющий высоту почти 70 метров, ширину около 43 метров и длину 52 метра, и сейчас восхищает людей своим величественным видом. Рядом с Успенским собором была воздвигнута колокольня и сделана соборная лестница. В 70-е годы построено гульбище, новая каменная ограда и ворота Успенского собора. Над въездом на Соборный холм сооружен Богоявленский собор, а на южной стороне Соборного холма – двухэтажное здание консистории.

    В 1780 году Смоленск посетила Екатерина II. С пребыванием в городе императрицы связывают реконструкцию Блонье – так называлась окраина города, расположенная за древним земляным валом и использовавшаяся как пастбище. В XV веке Блонье вошло в городскую черту и начало застраиваться. Предание гласит, что Екатерина II останавливалась в специальном царском дворце, который находился тогда в этом районе. Вид из окна дворца открывался на небольшие пригородные дома. Императрице такое соседство не понравилось, о чем она заметила смоленскому градоначальнику.

    Градоначальник быстро составил проект реконструкции центра города, который Екатерина одобрила. Согласно плану жилые дома с Блонье были перенесены за крепостную стену, а на их месте разбили площадь в виде четырехугольника, которая впоследствии служила местом развода и учения войск, была обнесена перилами и обсажена рядами берез. Вокруг площади построили административные здания и жилые дома для городского начальства.

    В 1787 году Екатерина II вновь побывала в Смоленске. Приезжал в Смоленск и царь Александр I, также некоторые высокопоставленные чиновники. Но вряд ли кто-нибудь из них предполагал, что Смоленская крепость еще не раз сослужит добрую службу и защитит Россию от недругов, преграждая дорогу вражеским войскам, как это случилось в августе 1812 года во время войны с Наполеоном.

    У Смоленска Наполеон предполагал перехватить далеко выдвинувшиеся на запад русские армии, отрезать им путь на Москву и разгромить их. Генералы Барклай-де-Толли и Багратион попали в тяжелейшее положение. На возвращение их к Смоленску необходимо было не менее одного дня. Наполеоновская армия стремительно продвигалась к городу. До подхода основных сил русских армий Смоленск надо было удержать хотя бы на сутки. Казалось, что это невозможно. Но древняя Смоленская крепость выручила и в тот тяжелый час. Генерал Н.Н. Раевский умело использовал свой пятнадцатитысячный корпус для ее обороны и защиты предместий.

    4 августа было днем рождения Наполеона. Французам очень хотелось преподнести императору подарок и взять в этот день Смоленск, который считался у иностранцев самой непреступной крепостью Русского государства. Но подарка не получилось. 4-го Смоленск не взяли, не взяли его и на следующий день. Крепость осаду выдержала. Ничто не в силах было сломить сопротивление защитников Смоленска: ни мощный артиллерийский обстрел, ни атака конницы, ни штурм пехоты, ни вновь открытый шквал артиллерийского огня, ни пожар…

    5 августа к Смоленску подошли русские войска. Этот день оказался самым кровавым в истории города. В одной из схваток погиб генерал А.А. Скалон, подоспевший со своим полком на поддержку защитников Молоховских ворот. На другой день Наполеон, отдавая дань уважения отважному русскому генералу, приказал похоронить его у Королевского бастиона со всеми воинскими почестями и сам присутствовал на похоронах. Могила генерала Скалона сохранилась до наших дней.

    На всю жизнь запомнил Наполеон невиданную стойкость защитников Смоленска. О ней он думал, даже находясь в ссылке на острове Святой Елены. Смоленское сражение не принесло ему ожидаемого результата. Расчеты добиться быстрой победы потерпели крах.

    Однако, учитывая невыгодное соотношение сил и возможность обхода Смоленска французами, Барклай-де-Толли решил оставить город и отойти на восток. Вместе с армией ушло и население. Французы вступили в горящий, безлюдный город. Сразу же после вторжения французских войск на территории Смоленщины началась партизанская война.

    После поражения в Бородинском сражении, после бегства из Москвы, после отступления по разоренному смоленскому тракту, после крупного поражения под Вязьмой, Наполеон отступил к Смоленску. Если в августе он в город въехал на белом коне, то в конце октября вошел пешком. Плохо подкованные лошади не смогли везти по обледенелой, круто поднимающейся на смоленские холмы дороге карету императора.

    Отступая из Смоленска, бессильный в своем бешенстве, Наполеон отдал своим подчиненным приказ поджечь город и взорвать крепостную стену. Под башни подложили порох и девять из них были взорваны.

    Вскоре в результате непрерывных боев считавшаяся непобедимой французская армия была истреблена. Из России Наполеон вывел ее жалкие остатки. Фельдмаршалу М.И. Кутузову за выдающиеся заслуги в разгроме неприятеля был присвоен почетный титул князя Смоленского.

    Долгие годы Смоленск носил глубокие раны вражеского нашествия. Но русский народ не оставил город в беде. В Петербурге, Нижнем Новгороде, Калуге и других городах начался сбор пожертвований в его пользу. Кроме того, были получены и некоторые субсидии от правительства. Постепенно Смоленск стал возрождаться. Были построены новые храмы, административные здания, каменные и деревянные жилые дома, новый мост через Днепр, сооружено красивое здание Дворянского собрания, приступили к ремонту крепостной стены, на новой площади стали проводиться Никольские ярмарки.

    У Королевского бастиона по проекту архитектора Антони Адамини был воздвигнут памятник героическим защитникам Смоленска от наполеоновских полчищ в сражении 4 – 5 августа 1812 года. Чугунный памятник имеет высоту 26 метров. Корпус его отлит на Литейном заводе в Петербурге. На круглом ступенчатом пьедестале диаметром 5 метров высится восьмигранная пирамида с цилиндрическим цоколем. Она оканчивается шарообразной главой с позолоченным крестом. На цоколе установлены восемь пар колонн, увенчанных шаровидными главками, над которыми парят позолоченные двуглавые орлы. Вверху между колоннами находятся художественные изображения медалей 1812 года, а под одним из них, с восточной стороны помещено изображение старейшей иконы Смоленской Богоматери, которую, отступая из Смоленска, русская армия забрала с собой. На цоколе памятника расположены рельефный план Смоленского сражения, восемь изображений мечей, а между ними надписи, в которых рассказано о том, что на город противник наступал силою 111 батальонов и 28 эскадронов с 300 орудиями, а Смоленск обороняли только 62 батальона и 8 эскадронов русских с 144 орудиями и что в этом сражении выбыло из строя 20 тысяч французов и до 9600 русских. Золотыми буквами начертаны имена главнокомандующих русскими армиями Барклая-де-Толли и Багратиона, а также героев Смоленского сражения генералов Раевского и Дохтурова.

    С двух сторон памятника на каменных постаментах установлены две трофейные французские пушки, лафеты для которых отлиты в Брянском арсенале.

    В период оккупации города фашисты страшно обезобразили памятник, сняли и увезли в Германию пушки. После войны монумент восстановили, разыскали и поставили на прежнее место одну из французских пушек, вторую найти не удалось, и взамен ее отлили другую.

    Памятник героическим защитникам Смоленска в период Отечественной войны 1812 года является одним из символов города.

    Сейчас Смоленск один из красивейших городов России. Неповторим его архитектурный облик. Центр города опоясан овеянной легендами и сказаниями знаменитой крепостной стеной. В Смоленске много величественных памятников, отражающих историю не только самого города, но и всей России.

    фото

  • Источник — http://flibusta.net/

    Просмотров: счетчик посещений | Добавил: providenie | Рейтинг: 100.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 109

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник http://providenie.narod.ru/
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году