Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    ХРИСТІАНСКОЕ УЧЕНІЕ О ЗЛЫХЪ ДУХАХЪ


    Отъ С.-Петербургскаго Духовнаго Цензурнаго Комитета печатать дозволяется. С.-Петербургъ, 17 октября 1899 года. Цензоръ Архимандритъ Антоній.

    1. ХРИСТІАНСКОЕ УЧЕНІЕ О ЗЛЫХЪ ДУХАХЪ
    Спаситель
    Злые духи — существа личныя. — Свойства ихъ. — Мѣстопребываніе злыхъ духовъ. — Несомнѣнность вліянія злыхъ духовъ. — Ослабленіе власти діавола съ пришествіемъ Спасителя.

    — Разнообразіе козней діавола. — Зависимость вліянія діавола отъ насъ самихъ. — Способы брани діавольской по описанію свв. Исаака Сирина и Антонія Великаго. — Примѣры изъ жизни Святыхъ. — О бѣсноватыхъ нашего времени.

    Вслѣдствіе плотскаго состоянія своего, мы не способны видѣть духовъ злобы, но мы «W ˜ìàìû ¢çârñòíýéøåå ïð/ðA÷åñêîå ñëAâî: ±ìbæå âíèìhþùå Ýêîæå ñâýòBëó ñiMþùó âú òNìíýìú ìrñòý» (2 Петр. 1, 19), — можемъ познать своихъ враговъ настолько, чтобы быть въ состояніи побѣдить ихъ. Средствомъ для познанія духовъ для насъ служитъ христіанское ученіе, содержащееся въ Св. Писаніи, раскрытое и утвержденное твореніями свв. отцевъ и учителей Церкви.

    Съ ученіемъ о діаволѣ, какъ о дѣйствительно существующемъ, личномъ духѣ, мы встрѣчаемся на первыхъ страницахь Библіи. По свидѣтельству книги Бытія, діаволъ, вошедши въ змія, убѣдилъ нашихъ прародителей нарушить заповѣдь Божію (Быт. 3, 1-19). Что діаволъ былъ виновникомъ грѣха, который погубилъ весь родъ человѣческій, свидѣтельствуетъ Премудрый Соломонъ: «Gêw áãUú ñîçä¹ ÷åëîârêà âú íåèñòëríiå ¢ âî Záðàçú ïîäAáiÿ ñâîå㧠ñîòâîð© ±ã¨: çhâèñòiþ æå äihâîëåþ ñìNðòü âíBäå âú ìRðú» (Прем. 2, 23-24). По этой причинѣ діаволъ называется человѣкоубійцею отъ начала (Іоан. 8, 44).

    О томъ, что Моисей зналъ о существованіи злыхъ духовъ, свидѣтельствуетъ книга Второзаконія. Перечисляя беззаконія іудеевъ, Моисей говоритъ, что они «ÏîæðAøà áýñîâ¡ìú, ² íå áãUó» (Второз. 32, 17), т. е., какъ поясняетъ св. Іоаннъ Златоустъ, приносили жертвы идоламъ, въ которыхъ сидятъ бѣсы (Твор. Іоанна Зл. т. II, стр. 551.) Діаволъ поразилъ праведнаго Іова гноемъ лютымъ отъ ногъ до головы (Іов. 1, 6-22); діаволъ подъустилъ Давида, «äà ñî÷Bñëèòú VèUëÿ» (1 Пар. 21,1). Демонъ Асмодей убилъ семь мужей, за которыхъ по очереди была выдаваема Сарра — дочь Рагуила (Тов. 3, 8); злой духъ овладѣвалъ Сауломъ (1 Царст. 16, 14-15).

    Съ тѣми-же свойствами зависти, хитроти и лукавства изображается злой духъ и въ книгѣ Царствъ (3 Царств. 22, 19-23) и въ книгѣ пророка Захаріи (Зах. 3, 1-2). Въ первомъ случаѣ, діаволъ, чтобы побудить Царя Израильскаго преступить заповѣдь Божію, обѣщается сдѣлаться духомъ лжи въ устахъ пророковъ, а во второмъ — клевещетъ на народъ Израильскiй.

    Св. евангелистъ Іоаннъ Богословъ истину бытія злыхъ духовъ связываетъ съ пришествіемъ въ міръ Сына Божія. «ÒâîðMé ãðrõú t äihâîëà µñòü, Ýêw ¢ñïNðâà äihâîëú ñîãðýøhåòú. Ñå㧠ðhäè ‡âBñÿ ñíUú áæUié äà ðàçðóøBòú äýë¹ äihâwëÿ». (1 Іоан. 3, 8; ср. Мѳ. 12, 24-29; Іак. 2, 19). Изъ этихъ словъ слѣдуетъ, что отрицаніе діавола ведетъ насъ къ отрицанію тайны паденія, а слѣд. и тайны искупленія. Въ самомъ дѣлѣ, зачѣмъ Христу было приходііть на землю, когда діавола нѣтъ? А отрицая тайну искупленія, мы должны отвергнуть и все христіанство. А что Господь Іисусъ Христосъ приходилъ на землю для того, чтобы разрушить дѣла діавола, свидѣтельствуетъ вся евангельская исторія.

    «âº =òö¹ (âhøåãw) äihâîëà ±ñò¿, ¢ ïAõwòè =òö¹ âhøåãw õAùåòå òâîðBòè: oeíú ÷åëîâýêîóáRéöà á» ¢ñêîí©» (Iоаннъ 8, 44). Затѣмъ Христосъ и въ положительномъ ученіи и въ притчахъ, въ объяснительной ихъ части, училъ о діаволѣ и аггелахъ его, какъ о существахъ дѣйствительныхъ, какъ о злыхъ духахъ, старающихся вредить людямъ. Изображая послѣдній страшный судъ, Христосъ говоритъ: «Òîãä¹ ðå÷Nòú ¢ ñbùûìú ®øbþþ (±ã§): ¢äBòå t ìåí¥, ïðîêëMòiè, âî oeãíü âr÷íûé, ÞãîòAâàííûé äihâîëó ¢ £ããåëwìú ±ã§» (Матѳ. 25, 41).

    Осужденіе Христосъ изрекаетъ грѣшникамъ — существамъ дѣйствительнымъ; не ясно ли отсюда, что діаволъ и аггелы его, тоже существа дѣйствительныя, ибо для нихъ прежде всѣхъ уготованъ огонь вѣчный.

    По словамъ Христа Спасителя, сатана 18 лѣтъ мучилъ несчастную скорченную женщину (Лук. 13, 11-16); онъ же просилъ Господа сѣять апостоловъ какъ пшеницу (Лук. 22, 31); въ другихъ мѣстахъ св. Евангелія приводятся слова Іисуса Христа о томъ, что существуетъ цѣлое царство злыхъ духовъ, что діаволъ — злобный князь сего царства, имѣетъ своихъ слугъ (Мѳ. 12, 25-27), что діаволъ — князь бѣсовскій — есть «князь міра сего» (Іоан. 12, 31).

    А какъ ясно училъ о бытіи злыхъ духовъ — Христосъ, когда исцѣлялъ бѣсноватыхъ! Никогда Онъ не называлъ бѣснованіе естественною болѣзнію, а всегда признавалъ виновниками ея бѣсовъ и изгонялъ ихъ (Мѳ. 4, 24; 8, 16. Марк. 1, 34; 7, 29-30). Особенно замѣчательнымъ является исцѣленіе гадаринскаго бѣсноватаго. Этотъ несчастный влачилъ жизнь свою не въ человѣческихъ жилищахъ, а въ гробовыхъ пещерахъ; бился о камень съ пѣной на губахъ, испускалъ вопли; пробовали сковать его, но онъ какъ веревки разрывалъ оковы.

    Что это за болѣзнь? Невѣрующіе скажутъ: падучая болѣзнь, нервное разстройство. Очень вѣроятно, что въ основѣ бѣснованія лежитъ душевное и тѣлесное разстройство, которое служитъ удобною почвою для діавола. Но про гадаринскаго бѣсноватаго нельзя сказать, что онъ былъ только нервно разстроенъ; это видно вотъ изъ чего: изгнанные изъ несчастнаго бѣсы просили у Христа дозволенiя — войти въ стадо свиней. Христосъ дозволилъ, и вотъ стадо бросилось съ крутизны въ море (Мѳ. 8, 28-32). Кто-же потопилъ свиней? Не бѣсноватый, — который сидѣлъ у ногъ Христа, а легіонъ бѣсовъ, изгнанныхъ изъ него.

    Подобно Іисусу Христу, и Апостолы учили о зловредности злыхъ духовъ, о пагубномъ ихъ вліяніи на родъ человѣческій. По ихъ ученію, Христосъ воспринялъ нашу плоть для того, чтобы своею смертію лишить власти имѣющаго державу смерти, т.е. діавола (Евр. 2, 14). Діаволъ есть лицо дѣйствительное, иначе Апостолъ Іуда не сталъ бы его изображать, спорящимъ о тѣлѣ Моисея съ Архангеломъ Гавріиломъ (Іуд. 1, 9). Апостолы учили, что демоны — духи разумные (Іак. 3, 15), но злые (Дѣян. 19, 13). Будучи многочисленны (Апок. 12, 4), они образуютъ свое царство, во главѣ котораго стоитъ сатана (Рим. 16, 20).

    Изъ вышеприведенныхъ мѣстъ Св. Писанія ясно, что діаволъ есть лицо — дѣйствительно существующее. Такъ эти мѣста и поняли свв. отцы Церкви. Въ своихъ твореніяхъ они разсуждаютъ о природѣ злыхъ духовъ, ихъ первомъ грѣхѣ, козняхъ и пр. Особенно убѣдительно доказывается бытіе злыхъ духовъ исторіей жизни свв. подвижниковъ, которые всю свою жизнь вели жестокую брань съ духами злобы. Отвоевываясь отъ демоновъ своею высокою нравственною жизнію, свв. подвижники изгоняли злыхъ духовъ изь другихъ людей, на что указывалъ еще Тертулліанъ: «Что касается демоновъ, то мы не толъко не отвегаемъ ихъ, но сражаемся съ ними, изгоняемъ изъ тѣла человѣческаго, какъ это всякому извѣстно» (Прилож. къ Прав. Обозр. 68 г., ч. I, стр. 92-93).

    Вѣрованіе Св. Церкви въ бытіе злыхъ духовъ, и ихъ зловредную дѣятельность, самымъ убѣдительнымъ образомъ выразилось въ ея молитвахъ и молебныхъ чинахъ. Такъ, въ 8 молитвѣ на сонъ грядущій, православный христіанинъ молитъ Бога: «Избави мя Господи, настоящаго обстоянія бѣсовскаго... Изми мя отъ устъ пагубнаго змія». Въ молитвѣ св. Макарія: «Спаси мя, яко Богъ мой еси и Создатель... Да не убо похититъ мя сатана и похвалится, Слове, еже отторгнути мя отъ Твоей руки и ограды».

    Научаетъ Церковь молиться Ангелу-Хранителю, дабы онъ не далъ «мѣста лукавому демону обладати насильствомъ смертнаго сего тѣлесе».

    Въ чинѣ св. крещенія требуется отъ воспріемниковъ, дабы они за крещаемаго отреклись отъ діавола и всѣхъ дѣлъ его и всея гордыни его. Возможность же существаванія бѣсноватыхъ, какъ дѣйствительно одержимыхъ злыми духами, Церковь признаетъ тѣмъ, что имѣетъ особый чинъ, «о избавленіи отъ духовъ нечистыхъ».

    Итакъ, Св. Писаніе ясно учитъ, что діаволъ есть лицо дѣйствительно существующее. Поэтому, какъ говоритъ о. Іоаннъ Кронштадтскій, «упорное невѣріе в бытiе злыхъ духовъ есть настоящее бѣснованіе, ибо идетъ наперекоръ Божественному Откровенію, отрицающій злого духа, человѣкъ уже поглощенъ дiаволомъ (I Петр. 5, 8) и, сидя во тьмѣ и сѣни смертной не въ состояніи зрѣтъ Солнце Правды» (изъ дневника за 1898 годъ).

    Какими же свойствами обладаютъ злые духи? И на этотъ вопросъ мы находимъ отвѣтъ въ Св. Писаніи. Злые духи имѣютъ умъ и волю (2 Кор. 2, 11). Знаютъ злые ангелы Бога, впрочемъ, такъ, что это знаніе внушаетъ имъ страхъ. «Òº ârðóåøè, Ýêw áãUú ±äBíú µñòü: äAáðý òâîðBøè: ¢ árñè ârðóþòú, ¢ òðåïNùóòú», пишетъ Ап. Іаковъ (2, 19). Христа Спасителя злые духи нерѣдко исповѣдывади Сыномъ Божіимъ (Мѳ. 8, 29; Марк. 1, 24).

    Знаютъ злые ангелы, конечно, и самихъ себя, потому что если духъ человѣка знаетъ, что въ человѣкѣ (I Кор. 2, 2), то, конечно, тоже должно сказать о злыхъ духахъ. Извѣстно злымъ духамъ и состояніе нынѣшняго міра, какъ объ этомъ говорится въ книгѣ Іова. Діаволъ, обойдя всю землю въ наблюденіяхъ за всѣми людьми, сказалъ объ этомъ Господу, и Господь не опровергъ его словъ какъ ложныхъ (Іов. 1, 4); знаютъ падшія духи и нѣчто будущее, которое происходитъ отъ опредѣленныхъ и неизмѣняющихся причинъ. Будущее случайное имъ извѣстно изъ откровенія Божія (3 Царств. 22, 22), а также изъ наблюденія надъ характеромъ людей.

    Однажды демонъ явился св. Андрею и произнесъ предсказаніе о нравственномъ разстройствѣ христіанъ въ послѣдніе дни. «Въ тѣ времена, говорилъ демонъ, человѣки будутъ злѣе меня, и малыя дѣти превзойдутъ стариковъ лукавствомъ. Тогда я не буду учить людей ничему, они сами будутъ исполнять волю мою». Святый Андрей спросилъ: «какъ это ты знаешь, вѣдь демонъ ничего не знаетъ, по предвѣдѣнію». На это демонъ отвѣчалъ: «умнѣйшій отецъ нашъ — сатана, пребывая во адѣ, гадательствуетъ о всемъ посредствомъ волхвованія и передаеть намъ».

    Но имѣя умъ, злые духи настолько исказили его, что вмѣсто основнаго качества всякаго ума, — стремленія къ истинѣ — главною чертою его является ненависть къ истинѣ, по какой причинѣ діаволъ называется въ Евангеліи отцомъ лжи (Іоан. 5, 44), а въ Апокалипсисѣ — клеветникомъ 12, 9). Воля демоновъ, закоснѣвшая во злѣ, конечно, теперь можетъ направлять ихъ дѣятельность къ одному злу, но и демоны имѣютъ нѣкоторую свободу, потому что могутъ изъ многихъ золъ выбирать одно. Вмѣсто любви существо діавола исполнилось непримиримою къ Богу и его твореніямъ враждою и завистью. Въ немъ мы имѣемъ врага постояннаго, поэтому св. Апост. Павелъ совѣтуетъ христіанамъ облечься во всеоружіе для борьбы съ діаволомъ (Еф. 6, 12-17).

    Доколѣ діаволъ былъ свѣтлымъ ангеломъ, онъ обиталъ на небѣ (Мѳ. 24, 1). Превознесенный выше всѣхъ духовъ, Денница задумалъ стать самостоятельнымъ царемъ. И вотъ Господь низвергъ съ свѣтлаго неба духа, омрачившаго себя противленіемъ Творцу, вмѣстѣ съ увлеченными имъ подвластными духами (Еф. 6, 12; Апок. 12, 7). Съ тѣхъ поръ мѣстопребываніемъ діавола сдѣлалась та голубая бездна, которая отдѣдяетъ Церковь воинствующую отъ Церкви торжествующей и которая, на языкѣ общеупотребительномъ называется воздухомъ. Справедливость этой мысли явствуетъ изъ Св. Писанія. Такъ, въ книгѣ Іова діаволъ самъ свидѣтельствуетъ, что онъ обошелъ всю землю и протекь поднебесную (Іов. 1, 7; 2, 2). О пребываніи падшихъ духовъ въ воздухѣ, говоритъ св. Ап. Павелъ: «Ýêw írñòü íhøà áðhíü êú êðAâè ¢ ïëAòè, íî êú íà÷hëwìú ¢ êî âëàñòNìú (¢) êú ìiðîäåðæBòåëeìú òìº ârêà ñåã§, êú äóõîâ¡ìú sëAáû ïîäíåáßñíûìú». (Еф. 6, 12). Вотъ какъ объясняетъ это мѣсто св. Аѳанасій Великій: «Діаволъ — врагъ нашею рода, ниспавши съ неба, блуждаетъ въ пространствѣ зтого нижняго воздуха, гдѣ, — начальствуя надъ другiми демонами, какъ на содѣлавшимися непокорствомъ и гордостію подобными ему, — при содѣйствіи ихъ обольщаетъ человѣковъ привидѣнiями и старается воспрепятствоватъ тѣмъ, которые стремятся горѣ», о чемъ Апостолъ Павелъ говоритъ: «ïî êíMçþ âëhñòè âîçäbøíûÿ, äbõà, ˜æå ííUý äréñòâóåòú âú ñûírõú ïðîòèâëNíiÿ» (Еф. 2, 2). «Слово о смерти» (Еп. Игнатія Брянч. стр. 214). Въ толкованіи на пс. 41-й Св. Іоаннъ Златоустъ говоритъ: «Сколько демоновъ носится въ зтомъ воздухѣ? Сколько противныхъ властей? Еслибъ только позволилъ имъ Богъ показатъ намъ ихъ страшный и отвратителъный образъ, то мы подверглись бы умопомѣшательству». (Іоан. Злат. т. I стр. 722). А св. Антоній Великій говоритъ прямо, что «демоны носятся въ воздухѣ» (Тв. ч. 3 стр. 231). Если же злые духи наполняютъ воздухъ, то, отсюда, ясно, что они со всѣхъ сторонъ окружаютъ насъ. Вотъ какъ объ этомъ говоритъ Преосвященный Ѳеофанъ Затворникъ: «Обыкновенный образъ перевода и пониманiя слова «поднебеснымъ» означаетъ, что духи летаютъ въ воздухѣ, и какъ воздухъ обнимаетъ насъ повсюду, такъ повсюду окружаютъ насъ и духи злобы и непрестанно приступають къ намъ, какь комари въ сыромъ мѣстѣ» (Толк. на Посл. къ Еф. стр. 412).

    Носясь въ воздухѣ, бѣсы нисходятъ на землю, что ясно видно изъ Евангелія, которое повѣствуетъ о различныхъ дѣйствіяхъ демоновъ на землѣ. Демовы могутъ входить въ человѣка и въ животныхъ (Лук. 8, 29, 33). Демоны живутъ и въ водѣ, по ученію Православной Церкви, которая ежегодно, въ день Богоявленія Господня, въ своихъ «молитвахъ на освященіе воды», проситъ Господа Бога объ очищеніи воды отъ демона.

    По ниспаденіи злыхъ духовъ съ неба въ область поднебесную или воздушную (Еф. 2, 2; 6, 12), для нихъ сталъ вовсе недоступенъ міръ небожителей, и потому все ихъ злостное вниманіе исключительно обращено на близкую къ нимъ землю, съ тѣмъ, чтобы здѣсь — между людьми сѣять зло. Зло, такимъ образомъ, составляетъ насущную потребность діавола, который ни о чемъ не мыслитъ кромѣ зла, ни въ чемъ не находитъ успокоенія или наслажденія кромѣ злой дѣятельности. Царство добра, какъ Царство Божіе, ненавистно ему, поэтому то онъ старается о разрушеніи Царства Божія на землѣ (Кор. 4, 4). По словамъ Спасителя, «діаволъ — врагъ Его»: ибо на томъ полѣ, гдѣ Господь посѣялъ пшеницу, діаволъ посѣялъ плевелы (Матѳ. 13, 24-25).

    Во враждѣ къ Богу, діаволъ отторгнулъ отъ Него людей еще въ раю и потомъ старался удерживать ихъ въ своей власти. Онъ воспользовался невѣрно направленнымъ стремленіемъ людей найти Бога и, обманувъ ихъ, низринулъ въ бездну погибели. Этой бездной было идолопоклонство. Язычники, принося жертвы, приносятъ ихъ бѣсамъ, а не Богу, пишетъ св. Апостолъ Павелъ. Діаволъ обольщалъ людей при помощи волхвовъ. Ап. Павелъ называетъ волхва Еллима «¢ñïAëíåííå âñMêiÿ ëüñò© ¢ âñMêiÿ sëAáû, ñaíå äihâîëü, âðhæå âñMêiÿ ïðhâäû» (Дѣян. 13, 10). Принимая для удобства къ достиженію своихъ цѣлей видъ свѣтлаго ангела (2 Кор. 11, 14), діаволъ возбуждаетъ въ людяхъ нечестивыя мысли и желанія. «ïî÷ò¨, говоритъ Апостолъ Петръ Ананіи, ¢ñïAëíè ñàòàí¹ ñNðäöå òâî¿ ñîëãhòè äõUó ñòUAìó? (Дѣян. 5, 3). Діаволъ можетъ дѣйствовать и на тѣло, производя въ немъ физическія страданія (1 Кор. 12, 7). Вообще все, что есть только злое въ мірѣ, по ученію свв. Апостоловъ, есть дѣло діавола. «ÒâîðMé ãðrõú t äihâîëà µñòü, Ýêw ¢ñïNðâà äihâîëú ñîãðýøhåòú», говоритъ св. Іоаннъ Богословъ, (1 Іоан. 3, 8), а св. Апостолъ Павелъ совращеніе на путь грѣха называетъ «ñN áî í…êiÿ ðàçâðàòBøàñÿ mñëräú ñàòàíº» (1 Тим. 5, 15). Діаволу же Св. Писаніе усвояетъ ослѣпленіе разума у всѣхъ тѣхъ, которые не принимаютъ Евангелія (2 Кор. 4, 4), они представляются попавшими въ сѣть діавола, который уловилъ ихъ въ свою волю (2 Тим. 2, 26). Даже обстоятельства, воспрепятствовавшія Апост. Павлу посѣтить Солунь, признаются совершившимися подъ вліяніемъ сатаны (1 Ѳес. 2, 18). Итакъ, вліяніе злыхъ духовъ на людей несомнѣнно; и простирается оно, по словамъ Спасителя, до того, что діаволъ обитаетъ въ грѣшныхъ людяхъ, какъ въ своемъ домѣ, и не только самъ обитаетъ, но приводитъ еще лютѣйшихъ духовъ (Мѳ. 12, 43-45). Очень наглядно изображаетъ зависимость грѣшника отъ діавола св. Апостолъ Павелъ. Онъ называетъ грѣшника уловленнымъ отъ діавола и заповѣдуетъ вѣрующимъ молиться о такововыхъ, «±ä¹ êhêw ähñòú }ìú áãUú ïîêàMíiå âú ðhçóìú ˜ñòèíû, ¢ âîçíBêíóòú t äihâîëñêiÿ ñròè» (2 Тим. 2, 25-26). Подобно тому, какъ птица вся находится въ рукахъ ловца, такъ и грѣшникъ въ рукахъ діавола. Но тогда какъ птица чувствуетъ свою неволю и бьется въ сѣти, чтобы прорвать ее, грѣшникъ не примѣчаетъ своего плѣна и потому не старается освободиться отъ него.

    Изъ приведенныхъ мѣстъ Св. Писанія видно, что діаволъ, повидимому, можетъ безнаказанно вредить людямъ. Спрашивается: какъ же понять слова Апостола: «Ñå㧠ðhäè ‡âBñÿ ñíUú áæUié äà ðàçðóøBòú äýë¹ äihâwëÿ» (1 Іоан. 3, 8). Неужели Богочеловѣкъ Своею смертію не лишилъ имущаго державу смерти, т. е. діавола и не избавилъ людей отъ рабства ему (Евр. 2, 14-15). Отвѣтъ на эти вопросы мы находимъ у св. Григорія Богослова, который говоритъ: «Христосъ не истребилъ діавола единымъ движенiемъ воли, но оставилъ свободнымъ врага и попустилъ ему бытъ въ одно время среди добрыхъ и злыхъ, и воздвигнулъ между ними жестокую взаимную брань, чтобы какъ врагъ подвергался здѣсъ ужасному позору, сражаясь съ тѣми, кто немощнѣе его, такъ и подвизающіеся въ добродѣтеляхъ, всегда имѣли славу свою, очищаясъ какъ золото въ горнилѣ» (Твор. ч. 4, стр. 195). Слѣдовательно, Христосъ пришествіемъ Своимъ не уничтожилъ совершенно власть діавола, а только ослабилъ его вліяніе на людей, далъ намъ средства обращать всѣ козни діавола въ ничто». «ïðîòBâèòåñÿ æå äihâîëó, ¢ áýæBòú t âhñú», пишетъ Апостолъ Іаковъ, (Iак. 4, 7). Итакъ, мы не можемъ считать себя свободными отъ нападеній отъ діавола и должны твердо отражать всякое искушеніе, ободряя себя словами Апостола: «ârðåíú æå áãUú, ˜æå íå ®ñòhâèòú âhñú ¢ñêóñBòèñÿ ïh÷å, µæå ìAæåòå, íî ñîòâîðBòú ñî ¢ñêóøNíiåìú ¢ ¢çáaòiå, Ýêw âîçìîù© âhìú ïîíåñò©». (1 Кор. 10, 13). Очень характерно объясненіе св. Іоанна Златоуста, относительно того, зачѣмъ Богъ допускаетъ насъ «искуситися отъ діавола». Богъ не препятствуетъ діаволу посѣщать тебя искушеніями, во 1-хъ, для того, чтобы ты позналъ, что сдѣлался гораздо сильнѣе діавола, во имя Христа знаменуясь крестомъ животворящимъ; во 2-хъ, чтобы ты пребывалъ во смиреніи и не превозносился величіемъ даровъ; въ 3-хъ, для того, чтобы лукавый духъ, видя твое терпѣніе, увѣрился, что ты отступилъ отъ него; въ 4-хъ, чтобы ты чрезъ это сдѣлался тверже и крѣпче; въ 5-хъ, чтобы ты не забывалъ своей немощи и силъ Помогающаго тебѣ (т. 3, стр. 205).

    Чтобы быть въ состояніи отразить козни діавола, необходимо знать какія бываютъ искушенія. Св. отцы и подвижники, богатые опытомъ духовной жизни, испытали сами и видѣли злоухищренія діавола къ погибели душъ человѣческихъ. Такъ, св. Пахомій Великій, напр., видѣлъ бѣса въ образѣ прекрасной жены, идущей въ обитель со множествомъ слугъ (Чет. Мин. окт. 15); на соблазнъ и обольщеніе св. Иларіона, діаволъ во время молитвъ его являлся то въ видѣ волка, то въ видѣ лисицы (Чет. Мин. окт. 21).

    Преподобному епископу Нифонту было открыто, какъ бѣсы ходя между людьми, склоняютъ ихъ къ разнымъ грѣхамъ: осужденію, клеветѣ, брани и причиняютъ разныя скорби. Такъ, однажды Нифонтъ видѣлъ одного человѣка, дѣлающаго свое дѣло; и вотъ вдругъ приходитъ къ тому человѣку бѣсъ и начинаетъ шептать ему на ухо; неподалеку былъ другой человѣкъ, тоже занимавшійся своею работой, бѣсъ и тому пошепталъ на ухо, а вотъ оба они, оставивъ свою работу, стали ссориться. Блаженный, вставъ, сказалъ: «О, лесть бѣсовская, какъ ты сѣешъ вражду между людьми». Въ другое время на блаженнаго напалъ бѣсъ тщеславный, говоря: «Съ сего времени ты будешь творить чудеса, и по всей землѣ прославится твое имя, ибо ты угодилъ Богу». Блаженный сказалъ бѣсу: «Подожди, я совершу предъ тобою чудо». Увидя предъ собою камень, преподобный сказалъ: «Тебѣ, говорю, каменъ, иди отсюда и перенесись въ другое мѣсто», но камень лежалъ неподвижно. Тогда святый сказалъ бѣсу: «Вотъ твой даръ», и плюнулъ діаволу въ лицо. Затѣмъ помолился Богу и діаволъ исчезъ. Видѣлъ преподобный еще одного человѣка, за которымъ шелъ діаволъ и влагалъ въ него хульные помыслы. Блаженный сказалъ лукавому духу: «Перестань, діаволъ, надоѣдатъ рабамъ Божіимъ. Какая тебѣ польза въ томъ, если его душа пойдетъ на погибель»? Бѣсъ отвѣчалъ: «никакой пользы намь нѣтъ изъ сего, но мы имѣемъ такое повелѣніе отъ царя своего и князей, чтобы мы боролись съ людьми, если же князья найдутъ насъ неборющимися, то жестоко бьютъ насъ за это (Чет. Мин. мая. 15).

    Однажды бѣсъ, пришедши ночью въ келью препод. Макарія Александрійскаго, сказалъ ему: «встань, авва Макарій, и пойдемъ въ церковь къ Богослуженію». Макарій же, будучи исполненъ бдагодати Божіей, уразумѣлъ искушеніе діавола, и отвѣчалъ ему: «о, лжецъ и ненавистникъ добра! какое можетъ бытъ съ тобою участіе въ Богослуженіи, и что можетъ быть у тебя общаго съ соборомъ святыхъ»? Діаволъ сказалъ: «развѣ ты не знаѣшь, Макарій, что безъ насъ не бываетъ ни одной службы церковной и ни одного монашескаго собранія; иди же и увидишь дѣла наши». Старецъ отвѣчалъ: «Да запретитъ тебѣ Господь», и просилъ святой Бога открыть ему: правда ли все то, что говоритъ діаволъ. Когда наступило время полунощнаго Богослуженія, онъ пришелъ въ церковь. И вотъ видитъ по всей церкви какъ бы нѣкіихъ малыхъ отроковъ въ образѣ эѳіоповъ, быстро обходящихъ церковь и летающихъ. Въ монастырѣ томъ былъ обычай: одинъ братъ читалъ псалмы, а другіе сидѣли и слушали, и вотъ рядомъ съ каждымъ изъ братій сидѣли тѣ эѳіопы и подсмѣивались надъ ними. Кому пальцами своими дотрагивались до глазъ, тѣ сейчасъ начинали дремать; предъ иными ходили въ женскомъ подобіи, а предъ другими дѣлали нѣчто иное. И что представляли предъ кѣмъ, тотъ о томъ и размышлялъ въ себѣ. Но отъ нѣкоторыхъ, какъ только начинали дѣлать что либо подобное, тотчасъ нѣкой силой были прогоняемы и удаляемы, и болѣе не могли стоять предъ ними и даже пройти мимо. А у нѣкоторыхъ немощныхъ братьевъ невнимательныхъ къ молитвѣ, насмѣхаясь сидѣли на шеѣ и плечахъ. Преподобный Макарій, увидѣвъ сіе, вздохнулъ изъ глубины сердца и сказалъ: «Воззри Господи, и не смолчи; воскресни, Боже, дабы разошлись враги Твои и убѣжали отъ лица Твоего, ибо душа наша полна поруганія». По окончаніи службы, преп. Макарій, призывая по одиночкѣ каждаго брата, спрашивалъ, о чемъ тотъ думалъ во время Богослуженія, и каждый открывалъ свои помышленія. Оказалось, что каждый думалъ о томъ, что, насмѣхаясь, представлялъ предъ нимъ бѣсъ (Прол. Февр. 10).

    Одинъ подвижникъ, по имени Валентъ, долго живя въ пустынѣ, много изнурялъ свою плоть и считался великимъ подвижникомъ, но потомъ, обольщенный духомъ самомнѣнія и гордости, впалъ въ крайнее высокомѣріе, такъ что сдѣлался игралищемъ бѣсовъ. Надмившись пагубною страстію самомнѣнія, онъ сталъ мечтать, наконецъ, въ самообольщеніи, что съ нимъ бесѣдуютъ ангелы и при всякомъ дѣлѣ служатъ ему. Діаволъ, увѣрившись, что Валентъ совершенно предался обману, принимаетъ на себя видъ Спасителя и ночью приходитъ къ нему, окруженный сонмомъ демоновъ въ образѣ ангеловъ, съ зажженными свѣтильниками. И вотъ явился огненный кругъ, и въ срединѣ его Валентъ видитъ какъ бы Спасителя. Одинъ изъ демоновъ, въ образѣ ангела, подходитъ къ нему и говоритъ: «Ты благоугодилъ Христу своими подвигами, и онъ пришелъ посѣтить тебя. Итакъ, другого ничего не дѣлай, а только, ставши вдали и, увидѣвъ его, стоящаго среди всего сонма, поклонись ему и потомъ иди въ келью свою. Валентъ вышелъ и, увидѣвъ множество духовъ съ свѣтильниками, палъ и поклонился лже-христу. Обольщенный, онъ до того простеръ свое безуміе, что, пришедши на другой день въ церковь, сказалъ при всей братіи: «я не имѣю нужды въ пріобщеніи, ибо видѣл Христа». Тогда окружающіе его, видя, что онъ впалъ въ умоизступленіе, связали его цѣпями и въ теченіи года вполнѣ уврачевали его, истребивъ гордость его, молитвами.[ 1 ]

    Въ образѣ Христа явился бѣсъ и препод. Пахомію и сказалъ: «радуйся, старецъ, столько мнѣ угодившій. Я — Христосъ и пришелъ къ тебѣ, какъ другу своему». Изумился преп. Пахомій и, смотря на привидѣніе, началъ разсуждать: «Христово пришествіе къ человѣку сопровождается радостію, сердце не чувствуетъ никакого страха, всѣ помышленія тотчасъ исчезаютъ, умъ дѣлается очами серафимскими и весь вверяется въ созерцаніе славы Господней; а я теперь смущаюсь, боюсь... Нѣтъ, это не Христосъ». Потомъ, оградивъ себя крестнымъ знаменіемъ, съ дерзновеніемъ сказалъ: «Отойди отъ меня, духъ злобы. Будь проклято лукавство всѣхъ твоихъ начинанiй».[ 2 ]

    По мнѣнію свв. подвижниковъ, разнообразіе способовъ вліянія злыхъ духовъ на людей, зависитъ отъ различія самихъ демоновъ. Подобнаго-же мнѣнія держится и преп. Іоаннъ Кассіанъ, который говоритъ: «Мы должны знать, что не всѣ демоны возбуждаютъ всѣ страсти въ людяхъ, но ко всякому пороку подстрекаютъ извѣстные духи, именно: иные побуждаютъ услаждаться нечистою и скверною похотью, другіе располагаютъ кь богохульству, иные къ гнѣву и ярости, иные къ печали, иные внушаютъ утѣшаться тщеславіемъ и гордостью; и всякій всѣваетъ въ сердца человѣческія ту страсть, какою самъ преимущественно недугуетъ; но не всѣ вмѣстѣ внушаютъ свои пороки, а поперемѣнно смотря по тому, какъ благопріятствуетъ время, мѣсто, пріемлемость человѣка... Это ясно доказывается тѣмъ, что нѣльзя разжигаться похотью блуда и обольщаться суетою тщеславія; нельзя надмеваться духовною гордостью, и, вмѣстѣ съ униженіемъ, предаваться объяденію, нельзя разливаться въ глупомъ смѣхѣ и раздражаться гнѣвомъ, или предаваться скорби. Необходимо каждому духу отдѣльно дѣлать нападеніе на душу, такъ что, когда побѣжденный отходитъ, то уступаеть мѣсто другому духу, сильнѣе себя, нападать на нее, а если останется побѣдителемъ, то предоставляетъ другому обольщать человѣка инымъ родомъ обольщенія (Доброт. т. І, стр. 58).

    Умѣстенъ вопросъ: могутъ ли демоны противъ воли овладѣвать нашей душей? Отвѣчаетъ на него св. Кириллъ Іерусалимскій: «Душа свободна, и діаволъ хотя можетъ подъущатъ, но не имѣетъ власти принуждать дѣлатъ что нибудь противъ воли (Доброт. 82). «Нечистые духи, говоритъ преп. Іоаннъ Кассіанъ, не иначе проникаютъ въ тѣло одержимыхъ ими, какъ овладѣвъ напередъ ихъ умами и помышленіями. Обнаживъ умы отъ одежды страха Божія, памяти о Богѣ, злые духи нападаютъ на нихъ, какъ на обезоруженныхъ и лишенныхъ Божіей помощи и потому удобно побѣждаемыхъ и, наконецъ, устрояютъ въ нихъ жилища, какъ бы въ предоставленномъ имъ владѣніи» (Доброт. Т. 2, стр. 3). Изъ приведенныхъ словъ видно, что діаволъ для того, чтобы овдадѣть нашей душой, долженъ прежде овладѣть нашимъ умомъ. А какъ это происходитъ, отвѣчаетъ преп. Нилъ Сорскій: «Помыслъ тщеславiя всѣхъ многосложнѣе; онъ объемлетъ почти всю вселенную и, какъ коварный измѣнникъ прекраснаго города, отворяетъ врата души всѣмъ бѣсамъ» (Хр. Чт. XXVII, 1821г.). И дѣйствительно, посмотрите только съ услажденіемъ на свои добродѣтели, какъ на плоды своихъ трудовъ и своихъ силъ, и вы на дѣлѣ увидите, съ какою быстротою устремится въ душу вашу все зло. Изъ самодовольства родится осужденіе ближнихъ, а отсюда уже нетрудно стать чадомъ діавола, всю дѣятельность направляющаго къ погибели человѣка.

    Итакъ, вселеніе злого духа въ человѣка имѣетъ свои степени. Слова Евангелія: «ÂíBäå æå ñàòàí¹ âî Vbäó» (Лук. 22, 3) не слѣдуетъ понимать такъ, что Іуда сдѣлался бѣсноватымъ въ полномъ смыслѣ этого слова, а лишь такъ, что злой духъ подвигнулъ Іуду на предательство своего Учителя. Не одинъ разъ, быть можетъ, пытался злой духъ возмущать душу несчастнаго предателя, но только въ данномъ случаѣ имѣлъ успѣхъ. Св. Евангелистъ Лука соединяетъ эти степени вселенія сатаны въ душу Іуды Искаріота въ единократное дѣйствіе сатаны, побудившаго предателя идти къ членамъ синедріона и условиться съ ними о времени преданія Христа; а св. Іоаннъ Богословъ различаетъ эти степени и показываетъ постепенность вселенія. Онъ говоритъ: «Чрезъ страсть сребролюбiя сатана проникъ въ душу ученика» (Іоан. 12, 6), «потомъ полнѣе овладѣлъ его сердцемъ» (Іоан. 13, 2) и, «наконецъ, рѣшительно вселился въ него» (Іоан. 13, 27).

    Главная отличительная черта діавольской брани — это приспособленіе. Съ необыкновенною хитростію и лукавствомъ діаволъ идетъ на встрѣчу нашимъ желаніямъ и стремленіямъ, даже повидимому добрымъ и невиннымъ, чтобы превратить ихъ въ орудіе свое, «Діаволъ отовсюду пытаетъ, говоритъ св. Григорій Богословъ, высматриваетъ, гдѣ низложить, гдѣ уязвить и найдти, что незащищено и открыто для удара; чѣмъ болѣе видитъ чистоты, тѣмъ болѣе усиливается осквернить... Злой духъ принимаетъ на себя двоякій образъ, раскидывая то ту, то другую сѣть: онъ — или глубочайшая тьма (явно зло) или превращается вь свѣтлаго ангела (прикрывается видомъ добра и обольщаетъ умы кроткой улыбкой, почему и нужна особенная осторожность, чтобы вмѣсто свѣта не встрѣтиться со смертію. Избѣгать порочной жизни могутъ и худые люди, потому что открытый порокъ для всѣхь ненавистенъ, — хвалю-же того, кто обличаетъ коварнаго и невидимаго врага» (Доброт. стр. 258. 320). И въ другомъ мѣстѣ тотъ-же святой отецъ говоритъ: «Злобный врагъ для немощныхъ смертныхъ измыслилъ тысячи жалъ смерти, часто подъ благовидною личиною скрывая жалкую пагубу, чтобы уловить противоборствующаго; онъ такъ-же готовитъ гибельный конецъ людямъ, какъ уда въ водѣ приноситъ смерть рыбамъ» (Доброт. стр. 329). «Но діаволъ завладѣть нами всецѣло не можетъ никакими способами; если сильно овладѣваетъ нѣкоторыми, то только по собственному произволенію овладѣваемыхъ безъ сопротивленія» (Іак. 4, 7). Тотъ только, кто не противится вліянію духовъ злобы, подпадаетъ подъ власть діавола, и въ этихъ случаяхъ мы одни виноваты, ибо поддаемся добровольно соблазнамъ и грѣху. «êò¨ ïîáýæäNíú áûâhåòú, ñåì¾ ¢ ðàáAòåíú µñòü» (2 Петръ 2, 19).

    Брань съ нами злые духи ведутъ непрестанно, разнообразя ее всякими способами. Главное, что наблюдается при этой брани, это постепенность, чтобы для насъ былъ незамѣтенъ подходъ зла; начавъ съ малаго, злые духи переходятъ къ великому вліянію на насъ. Различные способы брани, какую діаволъ ведетъ съ шествующимъ узкимъ путемъ, хорошо описаны у св. Исаака Сирина… Онъ говоритъ: «У сопротивника нашего діавола есть обычай со вступающими въ подвигъ (нѣтъ рѣчи о тѣхъ, которые не стремятся ко спасенію, а сами отдаются въ руки и власть врагу)... хитро уразноображивать борьбу свою; на тѣхъ, которые лѣнивы произволеніемъ и немощны помыслами, діаволъ обращаетъ особое вниманіе и съ самаго начала сильно нападаетъ на нихъ, такъ что выставляетъ противъ нихъ твердыя и сильныя искушенія, чтобы въ началѣ пути заставить ихъ извѣдать всѣ способы лукавства его, — что бы съ перваго подвига объяла ихъ боязнь, путь показался бы имъ жестокимъ и непроходнымъ, и сказали бы они такъ: Если начало пути тяжело и трудно, то можетъ ли кто выдержать до самого конца многія предстоящiя на немъ нападенія? И съ этого времени не могутъ они уже снова возставать или идти впередъ, и даже видѣть что либо иное... И недолго ведетъ діаволъ съ ними жестокую брань свою, чтобы обратить ихъ, такимъ образомъ, въ бѣгство съ пути къ Царствію Небесному. Это первый способъ діавольскихъ браней.

    Иначе дѣйствуетъ онъ по отношенію къ тѣмъ, которые мужественны и сильны, ни во что вмѣняютъ смерть, исходятъ на дѣло съ великою ревностью. На встрѣчу такимъ діаволъ выходитъ не вдругь, сдерживается... не осмѣливаетея даже прикоснуться къ нимъ,[ 3 ] пока не охладѣютъ они въ ревности своей. Это второй способъ брани діавола.

    Когда же діаволъ увидитъ, что внѣшнія чувства у человѣка не побѣждаются внѣшними вещами, помыслы не ослабѣваютъ отъ ласкательствъ и обольщеній его, тогда этотъ обманщикъ желаетъ ослѣпить умъ человѣка и возбудить въ немъ помыслы гордыни, чтобы подумалъ онъ въ себѣ, будто бы вся крѣпость его зависитъ отъ его собственной силы, и самь онъ пріобрѣлъ себѣ это богатство, своею силою сохранилъ себя отъ противника и убійцы. Иногда же врагъ, подъ видомъ откровеній отъ Бога, въ сновидѣніяхъ показываетъ что либо человѣку, и также во время его бодрствованія преобразуется въ свѣтлаго ангела, и дѣлаетъ все, чтобы мало по малу убѣдить человѣка и хотя нѣсколько привести въ согласіе съ собою.[ 4 ] Въ этомъ состоитъ третій способъ діавольской брани съ сильными и мужественными.

    Четвертая брань — самая упорная. Она состоитъ въ слѣдующемъ: умъ подвижника ослѣпляется часто видѣніемъ и приближеніемъ къ нему вещей чувственныхъ... Діаволъ усиливается сдѣлать, чтобы умъ у подвижниковъ видѣлъ все въ призракѣ. Въ мечтаніяхъ показываетъ подвижникамъ женскую красоту въ непристойныхъ видахъ, привлекая вниманіе то убранствомъ одежды, то вольностью обращенія, то тѣлесною наготою. Симъ и подобнымъ сему однихъ побѣдилъ врагъ, на самомъ дѣлѣ, а другіе, по безпечности помысловъ своихъ, обмануты были мечтаніями и чрезъ то пришли въ глубину отчаянія, уклонились въ міръ; и души ихъ утратили небесную надежду. Часто также врагъ дѣлалъ, что видѣли они мечтательно золото, драгоцѣнныя вещи, а иногда и самымъ дѣломъ показывалъ имъ въ той надеждѣ, что, быть можетъ и успѣетъ такими разлиными мечтаніями остановить кого либо изъ нихъ въ теченіи его (на подвигъ) и задержать въ одной изъ сѣтей и мрежъ своихъ».[ 5 ]

    Св. Антоній Великій такъ учитъ о борьбѣ христіанина съ демонами: «Мы имѣемъ у себя страшныхъ и коварныхъ враговъ, злыхъ демоновъ. Демоны всякому христіанину... какъ скоро увидятъ, что онъ трудолюбивъ и преуспѣваетъ въ добродѣтели, стараются положить на пути соблазны, внушая лукавые помыслы... И когда не могутъ обольстить сердце явнымъ и нечистымъ сластолюбіемъ, тогда снова нападаютъ, стараясь уже устрашить мечтательными привидѣніями, принимая на себя подобіе женщинъ, звѣрей, пресмыкающихся, великановъ, множества воиновъ и т. д. Но и въ такомъ случаѣ не должно приходить въ боязнь потому что эти призраки сами по себѣ ничтожны и скоро исчезаютъ, особливо если кто съ вѣрою въ помощь Божію оградитъ себя крестнымъ знаменіемъ. Впрочемъ, демоны не прекращаютъ своихъ враждебныхъ дѣйствій и послѣ сего пораженія, а нападаютъ инымъ способомъ: принимаютъ на себя видъ прорицателей, предсказываютъ то, что должно совершитъся чрезъ нѣсколько времени. Иногда же представляются великорослыми, чтобы тѣхъ, кого не могли обольстить помыслами или уловить къ довѣрiю, привести въ страхъ такими призраками. Если же и въ этомъ найдутъ, что душа ограждена сердечною вѣрою и упованіемъ на Бога, то приводятъ уже съ собою князя своего, который является въ ужасающихъ призракахъ, чтобы поколебать въ подвижникѣ вѣру въ промыселъ Божественный и изгнать его изъ спасительнаго мѣста служенія его Богу. Но мы не должны страшиться производимыхъ врагомъ привидѣній и обращать вниманіе на льстивые слова его, потому что діаволъ всегда лжетъ и никогда не говоритъ ничего истиннаго. Видимый въ нихъ свѣтъ, не есть свѣтъ дѣйствительный. Ввезапно они являются, но немедленно также исчезаютъ, не причиняя вреда никому изъ вѣрующихъ.

    Но это еще не всѣ виды коварства и ухищреній діавола; злые духи принимаютъ на себя другіе виды. Нерѣдко, будучи сами невидимы, представляются благоговѣйными собесѣдниками, чтобы обмануть подобіемъ образа и обольщенныхъ ими вовлечь, во что хотятъ... Но не должно слушать демоновъ, даже говорящихъ правду, ибо и самъ Господь говорившимъ правду демонамъ (ибо они справедливо говорили: «òº ±ñ© õð$òAñú ñíUú áæUié» (Лук. 4, 41)), повелѣлъ молчать, чтобы вмѣстѣ съ истиною онъ не посѣялъ и лжи».[ 6 ]

    Итакъ по свидѣтельству свв. отцовъ, средства искушенія у діавола разнообразны. А отчего мы иногда не замѣчаемъ нападеній діавола, на это отвѣчаетъ Преосвящен. Иннокентій, Архіеп. Херсонскій: «Чтобы чувствовать къ себѣ прикосновеніе духа тьмы, надо самому быть свѣтлымъ, а грѣшникъ — есть тьма. На чистомъ бѣломъ платьѣ и малое пятно тотчасъ примѣтно, а платье черное не дастъ замѣтить на себѣ самыхъ черныхъ большихъ пятенъ. Въ душѣ свѣтлой, и чистой, одна какая либо мысль, вброшенная отъ діавола, тотчасъ производитъ смущеніе, тяжесть и боль сердечную; а въ душѣ грѣшника, темной и оскверненной., и самое присутствіе его непримѣтно. Такой непримѣтности помогаетъ самъ духъ злобы всѣми силами: ибо что ему за выгода быть примѣтнымъ? давать ощущать себя прямо? Это значило бы заставить бѣжать отъ себя. И вотъ онъ, тирански властвуя надъ грѣшникомъ, въ то-же время, старается держать его въ томъ же обольщеніи, яко-бы онъ дѣйствуетъ самъ собой и во всемъ совершенно свободенъ».[ 7 ]

    На вопросъ: Какъ діаволъ знаетъ чѣмъ и какъ можно искусить человѣка того или другого къ грѣху, отвѣчаетъ св. Исидоръ Пелусіотъ: «Діаволъ не знаетъ того, что у васъ въ мысляхъ, потому что это исключительно принадлежитъ единой силѣ Божіей; но по тѣлеснымъ движеніямъ уловляетъ онъ думы. Увидитъ ли, напр., что иный пытливо смотритъ и насыщаетъ глаза чуждыми красотами? Воспользовавшись его устремленіемъ, тотчасъ возбуждаетъ такого человѣка къ прелюбодѣянію. Увидитъ ли корыстолюбиваго? Поощряетъ къ разбою и неправедному пріобрѣтенію. Увидитъ ли одолѣваемаго чревоугодіемъ? Тотчасъ живо представляетъ ему страсти, пораждаемыя чревоугодіемъ и доставляетъ служащее къ приведенію намѣренія своего въ дѣйствіе. Почему не всѣхъ увлекаетъ въ одни и тѣ же страсти? А потому, что одному нравится то, а другому — другое. Итакъ, по тѣлеснымъ движеніямъ угадываетъ діаволъ душевныя слабости и, такимъ образомъ, соплетаетъ сѣти» (Доброт. т. I, стр. 192). Посредствомъ помысловъ злые духи переливаютъ въ подвластныхъ имъ людей все злое и богопротивное. Помыслы заставляютъ людей переходить отъ одного грѣха къ другому: отъ зависти ко враждѣ, отъ, нечувствія къ ожесточенію и пр. и, наконецъ, до того утверждаются во злѣ, что чувствуютъ отвращеніе къ добру, презираютъ все святое, дерзаютъ глумиться надъ собственной душой и совѣстью, надъ вѣрою и самимъ Творцомъ. Концомъ такого союза съ злыми духами бываетъ по большей части или преждевременная смерть, или самоубійство.

    Злые духи могутъ дѣйствовать не только на душу, но и на тѣло. Преп. Нилъ Синайскій говоритъ: «Когда завистливый демонъ не успѣетъ привести въ движеніе память, тогда воздѣйствуетъ на кровь и соки, чтобы чрезъ нихъ произвести въ умѣ воображеніе и наполнить его образами», — приманкой тѣлеснаго удовольствія діаволъ непримѣтно привлекаетъ насъ ко злу, воюя съ нами посредствомъ всѣхъ членовъ нашихъ.

    Этимъ послѣднимъ способомъ вліянія злыхъ духовъ на людей объясняется то, что нерѣдко дѣйствіе злого духа сходно бываетъ съ болѣзнью естественною. Такъ, изъ Евангельскаго сказанія извѣстно, что скорченная женщина имѣла духа немощи, и о сей то женщинѣ Христосъ сказалъ, что сатана связалъ ее 18 лѣтъ (Лук. 13, 11-26). Она не была бѣсноватою въ собственномъ смыслѣ, но болѣзнь ея происходила отъ дѣйствія духа нечистаго. Св. Василій Великій говоритъ: «Какъ не должно вовсе бѣгать врачебнаго искусства, такъ и несообразно въ немъ одномъ полагать всю надежду».

    Но есть ли бѣсноватые въ наше время, подобные тѣмъ, которыхъ исцѣлялъ Іисусъ Христосъ во время земной жизни? На этотъ вопросъ отвѣчаетъ св. Iоаннъ Кронштадтскій: «Бѣсноватые были прежде, они есть и нынѣ; только нынѣ, въ новой благодати, бѣсы дѣйствуютъ скрытнѣе и хитрѣе, чѣмъ въ то старое время, когда сила и власть ихъ надъ людьми не была торжественно сокрушена и имъ было гораздо больше простора въ мірѣ. И теперь, впрочемъ, бѣшенныхъ людей много. Кому изъ насъ неизвѣстенъ нынѣшній ходъ бѣсноватыхъ или бѣшенныхъ пьяницъ... есть бѣснованіе скупыхъ... Но я видѣлъ и настоящихъ бѣсноватыхъ, которые произносили страшныя хулы, бились о полъ» (Соч. Прот. I. Сергіева, т. 2, стр. 35). Тѣмъ, которые удивляются, что бѣсноватые проявляются преимущественно изъ темнаго народа, слѣдуетъ вспомнить, что интеллигенты называютъ своихъ бѣсноватыхъ истеричными.

    2. ДУХОВНЫЯ СРЕДСТВА ДЛЯ БОРЬБЫ СО ЗЛЫМИ ДУХАМИ

    Не должно предаваться унынію. — Надежда на Бога. — Ангелы помощники въ борьбѣ съ діаволомъ. — Духовное оружіе: вѣра, слово Божіе, призываніе имени Спасителя, страхъ Божій, смиреніе, духовное бодрствованіе, молитва, крестное знаменіе, покаяніе съ причащеніемъ Св. Таинъ, заклинаніе.

    Не предавайся печали душою твоею и не мучь себя своею мнительностью. Веселіе сердца — жизнь человѣка, и радость мужа — долгоденствіе. Люби душу свою и утѣшай сердце твое и удаляй отъ себя печаль, ибо печаль многихъ убила, а пользы въ ней нѣтъ (Прем. Іисуса сына Сирах. 30, 22-25). Размыслимъ надъ этимъ мудрымъ наставленіемъ. Есть люди беззаботные, безпечные, которые не помышляютъ о завтрашнемъ днѣ по лѣности, нерадѣнію или нетрезвой жизни своей. Имъ тяжело всякое размышленіе о благоустройствѣ или измѣненіи своего положенія, и они живутъ день за днемъ, не озираясь на прошлое и не думая о будущемъ. Но не о нихъ говоритъ сынъ Сираховъ, ибо такое душевно-нравственное состояніе человѣка не достойно разумнаго существа и никогда не можетъ доставить ему внутренняго спокойствія; напротивъ, это состояніе приводитъ къ внутреннему разстройству и внѣшнему, которыя отравляютъ жизнь его: а злые духи, при такомъ душевномъ состояніи человѣка, не дремлютъ, а по свойственнымъ имъ ухищреніямъ доводятъ ихъ до умопомѣшательства. Премудрый говоритъ о духовномъ веселіи людей, заключающемся въ упованіи на Бога, въ отдачѣ себя на Его волю, въ этой самоотдачѣ черпая покой душевный, въ которомъ и заключается настоящее веселіе людей... Есть люди, которые слишкомъ много заботятся только о внѣшнемъ благоустройствѣ своей жизни и нисколько не думаютъ о душѣ своей, — о духовной сторонѣ жизни, и потому непомѣрно чувствительны ко всѣмъ неудачамъ и потерямъ въ жизни. Въ несчастiяхъ эти люди падаютъ духомъ, становятcя недовѣрчивыми къ собственнымъ силамъ и способностямъ и потому впадаютъ въ печаль и даже въ отчаяніе. А какъ временныя перемѣны къ худшему въ жизни людей случаются очень часто, то временная печаль чрезъ мѣру мнительнаго человѣка обращается въ постоянное уныніе его души. Такимъ то людямъ и говоритъ Премудрый: «Не предавайся печали душею твоею и немучь себя своею мнительностью». Кто даетъ совершенно овладѣть его душою унынію, пусть знаетъ, что создаетъ самую благопріятную почву для воздѣйствія на нее со стороны злыхъ духовъ. Напротивъ, если находящіеся въ печали не предаются унынію, не теряя надежды на милосердіе Божіе, и съ усердiемъ молятся Богу помочь имъ, тѣ получаютъ утѣшеніе; а когда просимое — имъ не во вредъ, то получаютъ и просимое. Скорбь, уныніе и отчаяніе, прежде всего, открываютъ діаволу доступъ къ нашему сердцу и содѣйствуютъ нашей гибели. Посему то Премудрый и совѣтуеть: «люби душу свою и утѣшай сердце твое и удаляй отъ себя печаль, ибо печаль многихъ убила, а пользы въ ней нѣтъ». Вторыми врагами нашими, отдающими насъ подъ вліяніе діавола, являются наши грѣхи и страсти: «<áðAöû áî ãðýõ¹ ñìNðòü» т.е. «Возмездіе за грѣхъ — смерть» (Рим. 6, 23). Страсть ослѣпляетъ разумъ человѣка и подавляетъ въ немъ послѣдній остатокъ свободнаго произвола на доброе; тогда человѣкъ все видитъ превратно. Свѣтъ ему кажется тьмою, а тьма — свѣтомъ; лукавое — добрымъ, а доброе лукавымъ; напримѣръ: ослѣпленные завистью, своекорыстіемъ и тщеславіемъ, фарисеи не увѣровали во Христа и предали Его на смерть ослѣпленный страстью сребролюбія, Іуда предалъ своего Учителя. Діаволъ легко можетъ ввергнуть въ бездну погибели человѣка, подверженнаго страстямъ. Страсти сами влекутъ насъ въ адъ; діаволу остается только открывать намъ адскія врата. Опаснѣе всего страсть къ самовозвеличенію; по этому поводу св. Іоаннъ Лѣствичникъ говоритъ: «Горделивый монахъ не будетъ имѣть нужды въ демонѣ (чтобы вести его на погибель) потому что самъ для себя сталъ уже демономъ и врагомъ» (Добр. т. 2, стр. 608). Св. Іоаннъ Златоустъ говоритъ: «Никто не думай о діаволѣ, что онъ будто такъ силенъ, что можетъ воспрепятствовать намъ идти путемъ, ведущимъ къ добродѣтели. Правда, онъ прельщаетъ и соблазняетъ нерадивыхъ, однако-же не удерживаетъ насильно и не принуждаетъ».[ 8 ] «Всегда отъ нерадѣнія моего, берутъ демоны случай противъ меня возставать», свидѣтельствуетъ св. Максимъ Исповѣдникъ (Добр. т. 2 стр. 322). Златоустъ говоритъ: «Если живемъ безнравственно, дѣлаемся легкой добычей діавола».[ 9 ] Что злое зараждается въ насъ самихъ, это говоритъ и самъ Господь: «t ñNðäöà áî ¢ñõAäÿòú ïîìûøëßíiÿ sëˆÿ» (Матѳ. 15, 19). Бываетъ же сіе съ тѣми; которые по нерадѣнію оставляютъ въ сѣбѣ не воздѣланными естественныя сѣмена добра, какъ сказано въ притчахъ: «Gêîæå íBâà ìbæú áåçbìíûé, ¢ Ýêw âiíîãðhäú ÷åëîârêú ñêóäîbìíûé: £ùå ®ñòhâèøè ±ã¨, ®ïóñòråòú ¢ òðàâAþ ïîðàñòNòú âNñü, ¢ ábäåòú ®ñòhâëåíú, ®ãðˆäû æå êhìeííûÿ ±ã§ ðàñêîïhþòñÿ» (Притч. 24, 30-31). А душѣ отъ такого нерадѣнія опустѣвшей и оставленной, по необходимости остается произращать тернія и волчцы и испытывать надъ собою сказанное: «æähõú, äà ñîòâîðBòú ãðAçäiå, ¢ ñîòâîð© òNðíiå» (Ис. 5, 2, 4); между тѣмъ, какъ объ этой же душѣ было прежде сказано: «íàñàäBõú ëAçó ¢çáðhííó» (Ис. 5, 2). Подобное сему есть у Прор. Іереміи, который отъ лица Бога говоритъ: «“çú æå íàñàäBõú ò½ âiíîãðhäú ïëîäîíAñåíú, âNñü ˜ñòèíåíú: êhêw ïðåâðàòBëñÿ ±ñ© âú ãAðåñòü, âiíîãðhäú ÷óæäRé»? (Іере. 2, 21). Аѳанасій Великій говоритъ: «самъ дiаволъ сознается въ своемъ безсилiи, и такимъ образомъ, не будемъ упадать духомъ, питать въ душѣ боязнь, не станемъ сами себѣ выдумыватъ побужденiя къ страху», говоря: «не пришелъ бы демонъ и не поколебалъ бы меня? Не восхитилъ бы онъ меня и не низринулъ бы? или: Не напалъ бы внезапно и не привелъ бы въ смятеніе»? Вовсе не будемъ мы давать въ себѣ мѣста такимь мыслямъ и скорбямъ, какъ погибающіе. Будемъ представлять себѣ и помышлять всегда, что, поелику съ нами Господь, то ничего не сдѣлаютъ намъ враги. Они какими насъ находятъ, приходя къ намъ, такими и сами дѣлаются въ отношеніи къ намъ; и какія мысли въ насъ находятъ такія и привидѣнія представляютъ намъ (предлагая намъ искушеніе въ томъ, къ чему мы падки). Поэтому, если найдутъ насъ боязливыми и смущенными, то немедленно нападаютъ, какъ разбойники, нашедшіе неохраняемое мѣсто, и что мы сами о себѣ думаемъ, то и производятъ въ большомъ видѣ. Если видятъ насъ страшливыми и боязливыми, то еще больше увеличиваютъ боязнь привидѣніями и угрозами, а бѣдная душа мучится тѣмъ. Но если найдутъ насъ радующимися о Господѣ и помышляющими о будущихъ благахъ, содержащими въ мысляхъ дѣла Господня; и разсуждающими, что все въ рукѣ Божіей, что демонъ не въ силахъ побороть христіанина и вообще ни надъ кѣмъ не имѣеть власти (кто призываетъ на помощь Бога), то, видя душу подкрѣпляемую такими мыслями, демоны со стыдомъ обращаются вспять. Такъ, врагъ, видя Іова огражденнымъ добродѣтелью, удалился отъ него; но сдѣлалъ плѣнникомъ своимъ Іуду, нашедши, что онъ лишенъ такой защиты. — Поэтому, если хотимъ презирать врага, то будемъ всегда помышлять о дѣлахъ Господнихъ. Душа постоянно да радуется въ упованіи; и увидимъ, что демонскія игралища тоже, что дымъ, что демоны скорѣе сами побѣгутъ, нежели насъ будутъ преслѣдовать, потому что они крайне боязливы, ожидая уготованнаго имъ огня. А для небоязненности своей передъ демонами дѣлайте такое испытаніе. Когда бываетъ какое либо привидѣніе, не впадай въ боязнь, но каково бы ни было сіе привидѣніе, прежде всего смѣло спроси: «Кто ты и откуда»?, и если это будетъ явленіе святыхъ, то они удостовѣрятъ тебя и страхъ твой претворятъ въ радость. А если это діавольское привидѣніе, оно тотчасъ утратитъ свою силу, какъ скоро мысль твоя тверда, ибо признакъ невозмущаемаго духа, — при всякомъ случаѣ спрашивать: «Кто ты и откуда»? — Такъ вопросилъ Іисусъ Навинъ и узналъ, кто былъ явившійся. Такъ врагъ не утаился отъ вопросившаго Даніила.[ 10 ] Небояться же козней злыхъ духовъ мы должны потому, что имѣемъ благодатныя средства къ побѣдѣ надъ діаволомъ. Средства эти дарованы намъ Іисусомъ Христомъ (Кол. 2. 11-12). Господь истребилъ силу сатаны и полчищъ его бѣсовскихъ, отнявъ у нихъ всякую власть насильствовать насъ: «Отнявъ силы у начальства и властей, властно подвергалъ ихъ надзору, восторжествовавъ надъ ними Собою» (Колос. же 2, 18). Только посредствомъ грѣха и страстей бѣсы льнутъ къ душѣ, и она, пока во грѣхѣ, бываетъ облѣплена ими, и является какъ-бы одѣтую въ нихъ. Вотъ такую одежду, изъ бѣсовъ сшитую, и снялъ Господь съ естества нашего тѣмъ, что намъ дарована новая жизнь, отняты у бѣсовъ точки соприкосновенія съ нами или прилипанія къ намъ и, напротивъ, влита сила, отражающая ихъ. Піявки облипаютъ тѣло живое и сосутъ изъ него живую кровь; но если обдать тѣло соленою водою, то піявки тотчасъ отпадутъ. Такъ и Господь осолилъ естество наше солью благодати Св. Духа и бѣсы всѣ должны были отскочить отъ него, пораженные Божественною силою и свѣтомъ Вѣры съ возлюбленіемъ святости.[ 11 ] О возможности избавленія отъ бѣсовъ, при помощи благодати Божіей и при пользованіи богодарованными для сего средствами, свидѣтельствуютъ свв. отцы Церкви. Св. Кириллъ Іерусалимскій говоритъ: «самый злой совѣтникъ — діаволъ, онъ всѣхъ подъущаетъ, но не преодолѣетъ непокоряющихся ему. Поэтому затвори дверь твою и удали его отъ себя, и не сдѣлаетъ тебѣ вреда. Если же безъ отвращенія примешь въ себя похотливую мысль, то посредствомъ помысловъ она пуститъ въ тебя корни, свяжетъ умъ твой и увлечетъ тебя въ пучину золъ».[ 12 ] Св. Іоаннъ Златоустъ говоритъ: «если діаволъ и хищникъ, то отъ насъ зависитъ не давать ему расхищать».[ 13 ] Св. Григорій Нисскій говоритъ: «когда естество наше пало въ грѣхъ, наше паденіе Богъ не оставилъ своимъ Промысломъ, но въ помощь жизни каждаго приставляетъ нѣкоего Ангела, изъ пріявшихъ безплотное естество; но съ противной стороны, растлитель естества ухищряется на то же посредствомъ нѣкоего лукаваго и злотворнаго демона, который-бы вредилъ человѣческой жизни. Человѣкъ же, находясь среди Ангела и демона, самъ собою дѣлаетъ одного сильнѣе другого, свободной волей выбирая учителя изъ двухъ. Добрый Ангелъ предуказываетъ помысламъ блага добродѣтели, какія преуспѣвающими открываются въ упованіи, а другой показываетъ вещественныя удовольствія, отъ которыхъ нѣтъ никакой надежды на благо. Посему, если кто чуждается того, что манитъ къ худому, устремивъ помыслы къ лучшему и порокъ какъ-бы поставивъ позади себя, а душу свою какъ нѣкое зеркало обратилъ лицомъ къ упованію благъ, чтобы въ чистотѣ собственной его души напечатлѣлись всѣ изображенія и представленія указуемой ему добродѣтели, то срѣтаетъ его тогда и оказываетъ ему вспоможеніе братъ: ибо по дару слова и разумности души человѣческой, Ангелъ нѣкоторымъ образомъ является человѣку братомъ» (Доброт. т. 3, стр. 97). А что, дѣйствительно, въ нашей борьбѣ съ духомъ злобы принимаютъ фактически участіе наши старшіе братья — добрые Ангелы, свидѣтельствуетъ слѣдующее. Въ житіи преп. Нифонта разсказывается, что однажды, послѣ молитвы, Богъ показалъ ему большое поле, на которомъ стояло множество бѣсовъ, раздѣленныхъ на полки. И вотъ одинъ изъ чернѣйшихъ эѳіоповъ, какъ-бы приготовляя полки къ сраженію, пересчитывалъ воиновъ и говорилъ: «Смотря на меня, не бойтесь ничего, ибо сила моя будетъ съ вами». Нѣкоторые же изъ бѣсовъ принесли множество разнаго оружія и раздавали полкамъ. Когда преп. Нифонтъ смотрѣлъ на это, былъ къ нему голосъ: «Обратись, Нифонтъ, къ востоку и смотри». И онъ, обратившись увидѣлъ чистое поле, на которомъ, вдвое болѣе, чѣмъ бѣсовъ, стояло бѣлоризцевъ, готовыхъ къ сраженію. Потомъ пришелъ нѣкоторый мужъ, видомъ свѣтлѣе солнца, и сказалъ: «Такъ повелѣваетъ Господь Саваоѳъ, идите во всю землю, помогая христіанамъ и охраняя ихъ» (Чет. Мин. Дек. 23).

    Но ангелы — только наши помощники, а борьбу мы должны вести сами.

    «Противостаньте діаволу, и убѣжитъ отъ васъ» — говоритъ св. Ап. Іаковъ (4, 7). Надо только не ослабѣвать въ борьбѣ съ врагомъ и вести войну съ терпѣніемъ, помня завѣтъ Господа: «âú òåðïríiè âhøåìú ñòÿæBòå äbøû âhøÿ» (Лук. 21,19). За побѣду надъ діаволомъ ждетъ насъ вѣчная награда въ Царствѣ Небесномъ. Если діаволъ особенно сильно нападаетъ на насъ, то это первый признакъ его слабости, ибо если-бы мы были побѣждены имъ, ему нечего бы было вступать въ борьбу съ нами. Св. Іоаннъ Лѣств. говоритъ: «Никто не можетъ такъ свидѣтельствовать о пораженіи діавола и демоновъ, какъ жестокое ихъ нападеніе на насъ» (Лѣств., стр. 239). «ÁãUú æå ìBðà äà ñîêðóøBòú ñàòàí¾ ïî& íîã© âhøÿ âñêAðý» (Рим. 16, 20).

    Св. отцы и учители Церкви указываютъ слѣдующія средства для борьбьі съ діаволомъ: Вѣру, слово Божіе, призывъ имени Христа Спасителя нашего, страхъ Божій, смиреніе, трезвеніе, молитву, Крестное знаменіе. Эти средства мы сами можемъ употреблять вь борьбѣ; а есть и такія, которыми возможно пользоваться чрезъ священнослужителей, — это покаяніе съ Причащеніемъ Св. Таинъ Христовыхъ и заклинаніе.

    1) Вѣра — это невещественный щитъ противъ невидимаго врага. Діаволъ мечетъ въ насъ разными стрѣлами, но мы имѣемъ у себя крѣпкую оборону — вѣру. «íà& âñrìè æå âîñïðiBìøå ùBòú ârðû, âú íNìæå âîçìAæåòå âñ° ñòðrëû ëóêhâàãw ðàçææßííûÿ ÞãàñBòè» (Еф. 6, 16). Діаволъ часто бросаетъ разженную стрѣлу похотѣнія срамныхъ удовольствій, но вѣра, напоминая судъ и охлаждая умъ, угашаетъ стрѣлу сію.[ 14 ] Если вѣруемъ въ Бога, то не боимся демоновъ; ибо Господь посылаетъ намъ помощь свою.(Доброт. т. 2, стр. 604). «Губитель не найдетъ себѣ мѣста въ насъ, если ограждаться щитомъ вѣры» (Доброт. т. 4, стр. 64-65).

    2) Слово Божіе.«ìå÷ü äóõAâíûè, ˜æå µñòü ãëUãAëú áæUié» (Еф. 6, 14-17). «Противоположи ему (искусителю) слово живота, которое есть хлѣбъ, посылаемый съ неба и дарующій жизнь міру», говоритъ св. Григорій Богословъ.[ 15 ] «Губитель никогда не найдетъ въ насъ мѣста себѣ, если отражать его мечемъ Слова Божія» (Доброт. т. 4, стр. 64-65). «Бѣсовъ должно прогонять, по примѣру Христа, словами Свящ. Писанія».[ 16 ]

    3) Призывъ имени Христа Спасителя нашего. «Именемъ Моимъ будутъ изгонять бѣсовъ», сказалъ Спаситель (Марк. 16-19). Отцы Церкви и учители свидѣтельствуютъ объ исполненіи обѣтованія Христова. Св. Іустинъ мучен. говоритъ: «Мы всегда молимъ Бога чрезъ Іисуса Христа, чтобы сохраняться намъ отъ демоновъ, которые чужды Богопочтенія и которымъ мы нѣкогда поклонялись, дабы мы послѣ обращенія къ Богу черезъ Христа, были непорочны. Ибо мы называемъ Его Помощникомъ и Спасителемъ, отъ силы имени котораго трепещутъ демоны, и теперь заклинаемъ именемъ Іисуса Христа, Распятаго при Понтiи Пилатѣ, они повинуются намъ; отсюда для всѣхъ очевидно, что Отецъ Его далъ Ему столь великую силу, что и бѣсы покоряются имени и домостроительству бывшаго страданія Его».[ 17 ] Св. Кириллъ Іерусалимскій говоритъ: «Всѣ цари, скончавшись, вмѣстѣ съ жизнью теряютъ и могущество, а Распятому Христу поклоняется вся вселенная. Возвѣщаемъ Распятаго, котораго демоны трепещутъ. Много было въ разныя времена распинаемыхъ; но призываніе другого какого распятаго изгоняло-ли когда демоновъ»?[ 18 ]... «И до нынѣ еще трепещутъ демоны при имени Христовомъ; сила сего имени не ослаблена и нашими пороками. А мы не стыдимся оскорблять и достопоклоняемое имя Христово и Самаго Христа», «не стыдимся слышать, какъ отвергаютъ христіанство молча, выступая въ защиту Христа Спасителя нашего, какъ-бы стыдясь быть вѣрующими сынами Его»... Не можетъ умъ побѣдить демонское мечтаніе самъ только собою, да не дерзаетъ на сіе никогда, ибо хитры будучи, враги наши притворяются побѣжденными, замышляя низложить борца чрезъ тщеславіе; при призываніи же имени Христа, и минуты постоятъ и злокозньствовать противъ тебя не стерпятъ... Слабый нашъ разумъ, который пока на духовъ злобы призываетъ Іисуса Христа (съ помощью силы имени Сего), удобно изгоняетъ ихъ и съ искуснымъ умѣніемъ обращаетъ въ бѣгство невидимыя, ратныя силы врага; а коль скоро самъ на себя одного безразсудно дерзнетъ надѣяться, то падаетъ и разбивается».[ 19 ]

    Св. Ѳеодоръ Студитъ говоритъ: «Пусть дадутъ тысячи и тьмы враговъ, христіанинъ не убоится ихъ. Именемъ Христовымъ отразитъ ихъ и разгонитъ». Преп. Никита Стифатъ говоритъ: «Прежде схватки и побѣды, бѣсы часто возмущаютъ душевное чувство и отъемлютъ сонъ отъ вѣждей ея; но душа отъ Духа Свягаго исполненная дерзновенія и мужества, ни во что ставитъ такой ихъ обходъ и горькое неистовство: однимъ животворящимъ изображеніемъ Креста и призывомъ имени Іисуса Христа, Богъ разрушаетъ ихъ призраки и ихъ самихъ обращаеть въ бѣгство» (Добр. т. 2. стр. 118).

    О силѣ призыванія имени Божія содержится слѣдующій разсказъ въ Прологѣ: «Въ Константинополѣ былъ чародѣй, который хотѣлъ привлечь къ служенію одного отрока. Чтобы показать силу и величіе князя бѣсовскаго, чародѣй увелъ отрока за городъ въ ненаселенное мѣсто. И вотъ, обольщенному отроку представился большой городъ съ желѣзными воротами. Чародѣй входитъ съ отрокомъ въ воображаемый городъ и вводитъ его въ посреди стоящій храмъ. При входѣ въ храмъ, видитъ отрокъ свѣтильниковъ много горящихъ и на высокомъ престолѣ нѣкоего сидящаго, подобнаго царю, и окруженнаго многочисленными слугами. Это былъ князь бѣсовскій, который радостно привѣтствовалъ чародѣя, посадилъ его рядомъ съ собою и спросилъ: «для чего онъ привелъ отрока»? Чародѣй отвѣчаетъ: «мы твои слуги, и онъ хочетъ быть твоимъ». Сатана спрашиваетъ отрока: «Мой ли ты слуга»? Отрокъ воскликнулъ: «Я служитель Отца и Сына и Святаго Духа». Отъ этого возгласа вдругъ палъ съ престола сатана, погибъ чародѣй, исчезли всѣ призраки города и храма (Прол. 2 дек.).

    4) Страхъ Божій. — Тотъ, кто изъ-за любви, боится оскорбить Создателя своего, и носитъ постоянно въ сердцѣ благодарную память о милостяхъ Божіихъ и страхъ быть неблагодарнымъ за нихъ, тому не страшенъ ни діаволъ, ни человѣкъ: ибо тотъ не боится смерти, уповая на жизнь вѣчную, даруемую Богомъ. Св. Ефремъ Сиринъ говоритъ: «Страхъ Божій — крѣпкій столпъ передъ лицомъ вражескимъ, не разоряй сего столпа и не будешь взятъ въ плѣнъ» (Доброт. т. 2, стр. 487). Св. Симеонъ Нов. Богословъ говоритъ: «Боящійся Бога, не боится устремленія противъ него бѣсовъ» (Доброт. т. 5, стр. 21).

    5) Смиреніе. — Смиренному не страшенъ никто, ибо на смиреннаго не поднимается рука; ему не страшны лишенія и муки, ибо смиреніе не даетъ чувствовать уязвленія отъ преслѣдованій врага; объ стѣну его смиренія разобьется всякое зло. Св. Симеонъ Новый Богословъ говоритъ: «Что мужественнѣе сокрушеннаго и смиреннаго сердца, которое безъ труда обращаетъ въ бѣгство полки бѣсовъ и совершенно прогоняетъ ихъ».[ 20 ] Преп. Авва Дороѳей свидѣтельствуетъ: «Когда св. Антоній увидѣлъ распростертыми всѣ сѣти діавола и, вздохнувъ, вопросилъ Бога: Кто можетъ избѣгнуть ихъ? то Богъ отвѣтилъ ему: «Смиреніе избѣгаетъ ихъ» и присовокупилъ: «онѣ даже неприкасаются ему», то-есть къ смиренію (Доброт. т. 2, стр. 647).

    6) Трезвенiе, — духовное бодрствованіе. «Нерадѣніе и разсѣянность души, говоритъ св. Василій Великій, должно исправлять болѣе собраннымъ и строгимъ вниманіемъ ума, и въ каждую минуту надобно занимать непрестанно душу размышленіемъ о томъ, что прекрасно (т. е. что есть истина). Когда же діаволъ предпринимаетъ строить свои козни и съ великой силой старается въ безмолвствующую и въ покоѣ пребывающую душу впустить свои помыслы, какъ разжженныя какія-то стрѣлы, внезапно воспламенить ее и произвести въ ней продолжительныя и неистребимыя воспоминанія однажды въ ней впечатлѣннаго, тогда трезвеніемъ и усиленнѣйшею внимательностью должно отражать таковыя нападенія, подобно тому, какъ борецъ самою строгою осторожностью и изворотливостью тѣла, отклоняетъ отъ себя удары противоборцевъ» (Доброт. т. 5, стр. 387). Св. Іоаннъ Златоустъ говоритъ: «Да, страшно, страшно, возлюбленный, быть уловлену кознями діавола; ибо тогда душа какъ-бы запутывается въ сѣтяхъ, и, какъ нечистое животное валяясь въ грязи, услаждается этимъ, такъ и она, предавшись грѣховной привычкѣ, уже не чувствуетъ зловоніе грѣховъ, — посему нужно бдѣть и бодрствовать, чтобы съ самаго начала не дать лукавому демону никакого доступа къ намъ, дабы онъ, омрачивъ у васъ умъ и ослѣпивъ око душевное, не заставилъ насъ, не могущихъ взирать на свѣтъ Солнца Правды, подобно лишеннымъ видимаго солнечнаго свѣта, стремиться въ пропасть».[ 21 ] «Если мы будемъ съ осторожностью располагать своими поступками, то получимъ и отъ Господа великую милость и избѣгнемъ козней діавольскихъ. Когда діаволъ видитъ, что мы бдительны и осторожны, то, зная, что его покушенія (на насъ, для соблазна нашего) будутъ безполезны, удаляется со стыдомъ».[ 22 ] Преп. Исихій, пресвитеръ Іерусалимскій, говоритъ: «Діаволъ, какъ рыкающій левъ, ходитъ со своими полчищами, ища кого поглотить» (I Петр. 5, 8). «Да не пресѣкаются же у насъ никогда сердечное вниманіе, трезвеніе, прекословіе помысламъ, нагоняемымъ на насъ діаволомъ, и молитва къ Христу Іисусу, Богу нашему, ибо лучшей помощи, кромѣ Іисусовой не найти тебѣ во всю жизнь твою» (Доброт. т. 2, стр. 175). Преп. Нилъ Синайскій говоритъ: «Если хочешь успѣшно вести брань съ полчищами демоновъ, то врата души твоей (чувства) заграждай уединеннымъ безмолвіемъ и ухо свое прилагай словесамъ отеческимъ, чтобы научившись, такимъ образомъ, распознавать тернія помысловъ, пожигать ихъ гнѣвомъ (на зло помысловъ и отверженіемъ)» (Доброт. т. 2, стр. 305). Св. Ѳеодоръ Студитъ говоритъ: «Ýêw írñòü íhøà áðhíü êú êðAâè ¢ ïëAòè, íî êú íà÷hëwìú ¢ êî âëàñòNìú (¢) êú ìiðîäåðæBòåëeìú òìº ârêà ñåã§, êú äóõîâ¡ìú sëAáû ïîäíåáßñíûìú.» (Еф. 6, 12) и противъ начало злобнаго супостата нашего діавола, который прельстилъ праотца нашего и чрезъ это былъ причиною изгнанія его изъ рая сладости на землю сію. Съ тѣхъ поръ, изъ рода въ родъ преслѣдуетъ онъ родъ человѣческій, научая его всякому злу. Онъ нынѣ воровски входитъ и выходитъ и уловляетъ души не утвержденныя и себѣ не вневмлющія. Вотъ почему намъ противъ него нужны большое трезвеніе, большая бдительность, большая осмотрительность и тщаніе, чтобы онъ не напалъ на насъ и не уязвилъ. Зная его замыслы и козни, вооружимся всячески и станемъ противовоевать и отражать его, не лѣнясь и не послабляя ни себѣ, ни ему, подобно тому, какъ и онъ не отступаетъ и не дѣлаетъ послабленiй, ища гибели нашей. Хотя-бы многократно нападалъ онъ въ день и терпѣлъ неудачу; все стоитъ на своемъ, какъ-бы не начиналъ еще боренія, и снова нападаетъ еще сильнѣе, взявъ съ собою и другихъ духовъ злобы; такъ и намъ не должно отступать или послаблять себѣ, при такихъ ежедневныхъ и ежечасныхъ на насъ нападеніяхъ. Хотя бы мы показали много вниманія и напряженнаго усилія, но съ успѣхомъ не будемъ измѣнять сего (т. е. не смотря на успѣхъ свой), но всегда будемъ держать равное противъ него рвеніе, возбужденіе и сопротивленіе». Св. Никифоръ говоритъ: «Діаволъ съ демонами, послѣ того, какъ чрезъ преслушаніе сдѣлалъ человѣка изгнанникомъ изъ рая, получилъ доступъ мысленно колебать разумную силу человѣка... И не иначе можно оградиться отъ сего, какъ памятью о Богѣ непрестанной. Итакъ, только память непрестанная о Богѣ и милостяхъ Его, постоянное бдѣніе воина на службѣ Царя Небеснаго къ покоренію Его враговъ, можетъ дать человѣку спасеніе отъ козней діавола и демоновъ его, а слѣдовательно, отъ всѣхъ человѣческихъ несчастій на землѣ и за гробомъ».

    7) Молитва. Молитва есть средство нашего общенія съ Богомъ: молитвой мы возносимся до небесъ. Въ молитвѣ черпается вѣра, ибо въ молитвѣ человѣкъ чувствуетъ счастье благодати, отъ Бога исходящей, и уже не можетъ сомнѣваться въ существованіи Бога. Молитвой человѣкъ очищается, ограждается, спасается. Въ молитвѣ человѣкъ чувствуетъ свою душу, познаетъ себя, духомъ самостоятельнымъ отъ тѣла, могущимъ вознестись до Самаго Создателя своего и узрѣть Его своими духовными очами. (Говорится о настоящей молитвѣ, а не объ одномъ произнесеніи словъ молитвенныхъ, наизустъ выученныхъ, когда не вникаютъ въ говоримое, не чувствуютъ сказаннаго, вслѣдствіе отсутствія мысли, занятой земными помыслами, посторонними молитвѣ). Св. Василій Великій говоритъ: «Если во время молитвы діаволъ и сталъ влагать лукавыя мечтанія, душа не перестанетъ молиться, но разсудивъ, что появленіе неподобныхъ мыслей бываетъ въ насъ по неотвязности изобрѣтателя лукавства, тѣмь усильнѣй да припадемъ къ Богу и да молимъ Его разсыпать лукавую преграду остающихся въ памяти непристойныхъ (молитвенному состоянію помысловъ, чтобы стремленіемъ ума своего, безпрепятственно, безъ всякаго промедленія и мгновенно, востечь къ Богу; тогда нашествіе лукавыхъ помышленій не мало не будетъ пресѣкать пути къ молитвѣ; если же и продолжится таковое возстаніе помысловъ, по неотвязности воюющаго съ нами, то и въ этомъ случаѣ не слѣдуетъ приходить въ отчаяніе и оставлять подвигъ на половинѣ дѣла, но терпѣть, продолжая молиться дотолѣ, пока Богъ, видя нашу стойкость, не озаритъ насъ благодатью Святаго Духа, которая обращаетъ въ бѣгство навѣтника, очищаетъ и наполняетъ Божественнымъ свѣтомъ умъ нашъ и даетъ то, что мысль наша въ тишинѣ служитъ Богу съ веселіемъ» (Доброт. т. 5, стр. 387). Св. Исаакъ Сиринъ говоритъ, что если не отринуть отъ себя помощи противъ зла, т. е. молитвы, то Защитникъ и Помощникъ никогда не удаляется отъ человѣка. Св. Симеонъ Новый Богословъ говоритъ: «Христіанинъ, совершающій молитву какъ бы трудъ какой, и чувствующій (во время молитвы), какъ будто противъ воли терпитъ насиліе, понужденіе и мученіе, таковой пусть не думаетъ, что освободился отъ руки діавола, пусть знаетъ, что онъ мысленно (его мысль) еще удержанъ подъ игомъ лукаваго мучителя» (Доброт. т. 5, стр. 53). Нужна, слѣдовательно, для общенія съ Богомъ молитва свободная, непринужденная, которая бы составляла жизнь души. Св. Григорій Нисскій говоритъ: «Должно молиться, ибо слѣдствіе молитвы то, что бываемъ мы съ Богомъ, а кто съ Богомъ, тотъ далекъ отъ сопротивника» и еще: «Тотъ, кто страшится прираженія лукаваго, пусть молится, чтобы не быть ему во власти лукаваго».[ 23 ] И такъ будемъ молиться, ибо въ молитвѣ мы приходимъ въ общеніе съ Богомъ и познаемъ Его.

    8) Крестное знаменіе. — По выраженію церковной пѣсни: «Крестъ бѣсовъ губитель» (Канонъ Кресту, п. 3, тр. 2), «бѣсовъ отгонитель» (п. 6, тр. 4), «Крестъ воздвижется — и падаютъ духовъ бездушныхъ чинове» (п. 6, тр. 4). Преосв. Ѳеофанъ затворникъ говорить о значеніи и силѣ Креста Господня такъ: «Крестомъ примирено небо съ землею, низведенъ Духъ благодати въ освященіе всѣхъ, и вь обличеніе всѣхъ властью наступать (силою Креста) на всю силу вражію; почему бѣсы и не могутъ воззрѣвать на Крестъ: отъ одного вида его бѣгутъ, какъ предъ лицемъ вѣтра. Крестное знаменіе есть огражденіе вѣрующихъ и побѣдное оружіе на невидимыхъ враговъ».[ 24 ] Св. Іоаннъ Златоустъ говоритъ: «Не просто перстомъ должно Крестъ изображать, но должно сему предшествовать сердечное расположеніе и полная вѣра. Если такъ изобразишь его на лицѣ твоемъ, то ни одинъ изъ нечистыхъ духовъ не возможетъ приблизиться къ тебѣ, видя тотъ мечъ, которымъ онъ уязвленъ, видя то оружіе, отъ котораго онъ получилъ смертельную рану. Вѣдь, если и мы съ трепетомъ взираемъ на тѣ мѣста, гдѣ казнятъ преступниковъ, то представь, какъ ужасаются демоны, видя оружіе, которымъ Христосъ разрушилъ всю силу ихъ и отсѣкъ главу змію. Итакъ, напечатлѣй Крестъ въ умѣ твоемъ и обыми (мысленно) спасительное знаменіе душъ нашихъ. Когда при насъ Крестъ, тогда демоны уже не страшны и не опасны».[ 25 ] Св. Антоній Великій говоритъ: «что демоны особенно страшатся знаменія Креста Господня; ибо Крестомъ, отнявъ у нихъ силу, посрамилъ ихъ Спаситель» (Добр. ч. 3, стр. 236). Ту-же мысль выражаетъ и св. Ефремъ Сиринъ: «Никогда не забывай ограждать себя Крестомъ и расторгнешь сѣти, какія скрылъ для тебя діаволъ; ибо написано: «На пути, которымъ я ходилъ, они скрытно поставили сѣти для меня» (Псал. 41, 3). Запечатлѣвай всегда себя Крестомъ и зло не прикоснется духу твоему» (Добр. т. 7, стр 500). Св. Григорій Палама, Архіепископъ Солунскій говоритъ: «И не образу только Христа Бога покланяйся, но и образу Креста Его, потому что онъ есть знаменіе побѣды Христовой надъ діаволомъ и надъ всѣмъ полчищемъ сопротивныхъ силъ: почему они трепещутъ и бѣгутъ, когда видятъ его изображеннымъ» (Доброт. т. 5, стр. 307).

    О томъ, что крестное знаменіе отгоняетъ діавола, сознался демонъ волхву Кипріану, по порученію котораго онъ думалъ одолѣть дѣвицу Іустину, но не успѣлъ въ этомъ. На вопросъ Кипріана: «Скажи мнѣ, какимъ оружіемъ она сопротивляется», тотъ отвѣчалъ: «Не можемъ зрѣть на знаменіе крестное, но бѣжимъ отъ него» (Чет. Мин. окт. 2).

    9) Покаяніе и причащенiе. — Св. Ефремъ Сиринъ говоритъ: «Блаженны тѣ, которые, попавши въ сѣти врага, успѣли разорвать его путы и скрылись, бѣжавъ отъ него, какъ рыба, спасшаяся отъ мрежи. Рыба пока въ водѣ, если, будучи поймана, порветъ сѣть и скроется въ глубину, то спасается; а когда извлечена на сушу, то не можетъ уже помочь себѣ. Такъ и мы, пока еще въ этой жизни имѣемъ отъ Бога власть, разорвать на себѣ узы вражеской воли и покаяніемъ свергнуть съ себя бремя грѣховъ и спастись. А если застигнетъ насъ страшное оное повелѣніе и душа выйдетъ, и тѣло предано будетъ землѣ, то не въ силахъ уже мы помочь себѣ, какъ и рыба, извлеченная изь воды и заключенная въ сосудъ, не можетъ уже оказать себѣ помощи» (Добр. т. 2, стр. 351). Св. Іоаннъ Дамаскинъ говоритъ: «Отъ насъ зависитъ пребывать въ добродѣтели и повиноваться Богу, призывающему насъ къ оной, или удаляться отъ добродѣтели, т. е. жить порочно и слѣдовать діаволу, который насъ не противъ воли нашей влечетъ къ пороку. Покаяніе, — это возвращеніе отъ діавола къ Богу» (Книга 2, стр. 130-132).

    Иноки Каллистъ и Игнатій говорятъ: «Іоаннъ Вострскій, мужъ святой и власть имѣющій надъ духами нечистыми, спросилъ бѣсовъ, жившихъ въ нѣкоторыхъ отроковицахъ бѣсноватыхъ и злодѣйствовавшихъ въ нихъ, говоря: «Какихъ вещей боитесь въ христіанахъ»? Тѣ отвѣтили: «Вы воистину имѣете три великія вещи (отгоняющія бѣсовъ): І-я та, что вы носите на шеѣ вашей; 2-я та, что омываетесь вы въ Церкви; 3-я та, что вкушаете вы въ собраніи». Тогда онъ спросилъ ихъ: «Изъ сихъ трехъ чего боитесь больше вы?» они отвѣтили: «если-бы вы добрѣ хранили то, чего причащаетесь, то никто изъ насъ не возмогъ-бы оскорбить христіанина». Эти вещи, коихъ боятся наши неистовые враги паче всего, суть: Крестъ, Крещеніе и Причащеніе» (Доброт. т. 5, стр. 448). Дѣйствительно, что можеть быть большимъ доказательствомъ вѣры въ Спасителя, какъ исполненіе Имъ завѣщаннаго общенія съ Нимъ черезъ Причащеніе, и что есть большая заслуга, какъ искреннее покаяніе передъ Богомъ? Мы, люди, и то не можемъ устоять въ гнѣвѣ на кающагося намъ въ проступкахъ своихъ противъ насъ человѣка. Мы и то всегда готовы простить искренно кающагося; развѣ это не доказательство тому, что есть спасеніе въ искреннемъ покаяніи?.. Итакъ, спасеніе душъ нашихъ отъ рабства загробнаго діаволу, заключается въ общеніи съ Христомъ Спасителемъ нашимъ, по завѣщанной Имъ намъ, на Тайной Вечери, заповѣди, и въ искреннемъ покаяніи Ему въ грѣхахъ нашихъ, при старанiи не повторять уже то, что сознано нами грѣхомъ; только въ этомъ послѣднемъ случаѣ мы можемъ доказать искренность покаянія. Покаяніе — это выраженіе познанія грѣха своего; а разъ узналъ человѣкъ, что есть грѣхъ его, развѣ онъ повторитъ этотъ грѣхъ, если онъ въ немъ искренно покаялся? а коль повторитъ, значитъ не искренно было его покаяніе.

    10) Заклинаніе. — По опредѣленію св. Григорія Богослова. «Заклинаніе — есть изгнаніе демоновъ» (ч. 5, стр. 286). Св. Іустинъ мучен. говоритъ: «Мы, вѣрующіе въ Распятаго Іисуса Господа нашего, заклинаемъ всѣхъ демоновъ и злыхъ духовъ и держимъ ихъ въ нашей власти».[ 26 ] И еще: «всякій демонъ побѣждается и покоряется чрезъ заклинаніе именемъ Сына Божия».[ 27 ]

    З А К Л Ю Ч Е Н І Е

    Итакъ, вопросъ: существуютъ ли злые духи, какъ существа самостоятельныя, дѣйствительныя и личныя, и могутъ ли они входить въ людей, а тѣмъ болѣе въ христіанъ и мучить ихъ, — долженъ быть рѣшенъ въ томъ смыслѣ, что, во 1-хъ, злые духи, дѣйствительно существуютъ, какъ существа дѣйствительныя и личныя, во 2-хъ, что въ христіанъ, невнимательныхъ къ себѣ, и нерадиво исполняющихъ заповѣди Божіи, не живущихъ ревностно по закону Божію, — несомнѣнно по особому попущенію Промысла Божія, злые духи могутъ входить и мучить ихъ. Тѣ изъ христіанъ, которые, вмѣсто благой воли Божіей, предаются своей волѣ, злой и мятежной, кои изъ области духа ниспали подъ владычество плоти и крови, забывъ невидимое и вѣчное и поработившись видимому и тлѣнному, и начали жить такою жизнью, которая, по сравненію съ истинною святою жизнью, есть ложь и нравственное заблужденіе, такіе христіане, къ сожалѣнію, представляютъ удобное вмѣстилище для злыхъ духовъ. Таковъ былъ Іуда, таковъ былъ Коринфскій блудникъ, таковы были Именей и Александръ. Но вмѣстѣ съ тѣмъ изъ сихъ примѣровъ можно понять и благую цѣль, съ какою попускаются дѣйствія злыхъ духовъ на христіанъ. Коринфскаго грѣшника предали сатанѣ съ тою цѣлью, «äà äbõú ñïàñNòñÿ» (1 Кор. 5, 5). Именей и Александръ преданы были сатанѣ затѣмъ, чтобы они научились не богохульствовать (1 Тим. 1, 20). На основаніи сихъ примѣровъ можно полагать, что и въ настоящее время Гоcподь попускаетъ здымъ духамъ входить въ людей съ подобною же благою цѣлью — временнаго наказанія за грѣхи и нравственнаго исправленія. И опытъ показываетъ, что иногда подвергаются дѣйствію злыхъ духовъ люди и высокой нравственности. Свое несчастіе они переносятъ со смиреніемъ, съ терпѣніемъ и упованіемъ на помощь Того, Кто можетъ врачевать всѣ болѣзни и облегчать мучительныя страданія, отъ злыхъ духовъ. Такіе люди, за свои добродѣтели получаютъ исцѣленіе. Такъ исполняется слово Господа, говорящаго въ Откровеніи Іоанновомъ: «Кого я люблю, тѣхъ обличаю и наказываю. Итакъ будь ревностенъ и покайся» (Апокал. 3, 19). Всѣмъ христіанамъ эти печальные случаи одержанія злыми духами должны напоминать о необходимости большей трезвенности и большей внимательности къ своей духовно-нравственной жизни, во исполненіе словъ Спасителя: «áäBòå ¢ ìîëBòåñÿ, äà íå âíBäåòå âú íàïhñòü» (Матѳ. 26, 41).

    Примечанiя:

    • [ 1 ] Лавс. гл. 29. См. «Уроки христ. надежд. В. Дьяченко. Москва, 1894 г. стр. 298.
    • [ 2 ] Училище благоч. т. II, стр. 26.
    • [ 3 ] Подвижнич. Слово св. Исаака Сиріан. въ рус. пер. слово 60, стр. 392-393.
    • [ 4 ] Тамъ-же. стр. 399.
    • [ 5 ] Тамъ-же. стр. 400-401.
    • [ 6 ] «Жизнь преп. Антонія и его письменныя и устныя наставленія» Іером. Агапита. Москва, 1865 г., стр. 30-34; 36-38.
    • [ 7 ] «О грѣхѣ и его послѣдствіяхъ» Харьковъ, 1884 г., стр. 171.
    • [ 8 ] Бесѣды на кн. Бытія т. I, стр. 434.
    • [ 9 ] Бесѣды на Ев. Матѳея, ч. I, стр. 186.
    • [ 10 ] Тв. св. Аѳанасія Великаго, стр. 242-244.
    • [ 11 ] Толк. св. Ѳеофана Затворника на послание къ Колос. стр. 23.
    • [ 12 ] Тамъ-же, стр. 26.
    • [ 13 ] Бесѣды на Еванг. Матѳея, пер. ч. ІІ, стр. 270.
    • [ 14 ] Твор. св. Кирилла Іерусалимского, стр. 75.
    • [ 15 ] Твор. св. Григорія Богослова, ч. 3, стр. 230.
    • [ 16 ] Іоан. Кас., стр. 582-583.
    • [ 17 ] Соч. св. Іустина мучен., стр. 179.
    • [ 18 ] Твор. св. Кирилла Іерусалимского, стр. 57-58.
    • [ 19 ] Твор. св. Григорія Богослова, ч. I, стр. 54.
    • [ 20 ] Св. Симеонъ Новый Богословъ. изд. Коз. Пустыни стр. 183.
    • [ 21 ] Бесѣды на книгу Быт., ч. I, стр. 402-403.
    • [ 22 ] Тамъ-же стр. 102.
    • [ 23 ] Твор. св. Григорія Нисскаго, ч. I, стр. 384-467.

    • [ 24 ] Св. Ѳеофанъ Затворникъ еп., стр. 118.
    • [ 25 ] Бесѣды на Ев. ч. 2, изд. 5, стр. 432-433.
    • [ 26 ] Соч. св. Іустина мучен., стр. 258.
    • [ 27 ] Тамъ-же стр. 272.

    Источник — http://rus-sky.com/

    Обсудить на форуме...

    фото

    счетчик посещений



    Все права защищены © 2009. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник. http://providenie.narod.ru/

    Календарь
     
     
     
     
    Форма входа
     

    Друзья сайта - ссылки

    Наш баннер
     


    Код баннера:

    ЧСС

      Русский Дом   Стояние за Истину   Издательство РУССКАЯ ИДЕЯ              
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году
    Создать сайт бесплатно