Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    · САМОВРАЧЕВАНИЕ И СКОТОЛЕЧЕНИЕ У РУССКОГО СТАРОЖИЛОГО НАСЕЛЕНИЯ СИБИРИ · Г. С. ВИНОГРАДОВ ·


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото
  • : (Материалы по народной медицине и ветеринарии).
  • Самоврачеваніе и скотол ѣ ченіе у русскаго старожилаго населенія Сибири 1 . (Матеріалы по народной медицинѣ и ветеринаріи). Восточная Сибирь, Тулуновская волость, Нижнеудинскій уѣздъ, Иркутская губернія. *** Вступленіе .
  • ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. – -- Болѣзни и ихъ лѣченіе.
  • I. Общія болѣзни.
  • 1. Острыя – заразныя болѣзни.
  • 2. Внутреннія болѣзни.
  • Нутро́ и его болѣзни.
  • Простуда въ разныхъ видахъ.
  • 3. Нервныя болѣзни . Головная боль .
  • 4. Хирургическія болѣзни . Глазныя болѣзни .
  • Болѣзни костей.
  • 5. Накожныя болѣзни . (Болѣзни кожи и подкожной клѣтчатки).
  • 6. Болѣзни мочеполовыхъ органовъ.
  • 7. Помощь въ несчастныхъ случаяхъ.
  • – ---- II. Народное акушерство.
  • Періодъ беременности.
  • Роди́ны .
  • Уходъ за роженицей.
  • Уходъ за новорожденнымъ.
  • – ----
  • Кормленіе грудныхъ дѣтей.
  • Способы отнятія отъ груди.
  • III. Дѣтскія болѣзни .
  • IV. Женскія болѣзни .
  • V. Народная ветеринарія. 1. Болѣзни лошадей.
  • 2. Болѣзни коровъ.
  • 3. Болѣзни собакъ и свиней.
  • 4. Болѣзни домашнихъ птицъ.
  • 5. Общія болѣзни домашнихъ животныхъ.
  • ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Народно-медицинскія средства . – -- I. Наговоры, молитвы, заговоры.
  • II. Растенія ( мѣстнаго происхожденія ).
  • III. Средства животнаго происхожденія.
  • IV. Различныя покупныя средства.
  • V. Минералы.
  • VI. Деготь, смола и сѣра .
  • VII. Мази, пластыри и составы.
  • VIII. Настойки на водкѣ и на водѣ .
  • IX. Средства религіозныя.
  • X. Средства домашняго обихода X. Средства домашняго обихода ( подспорныя ).
  • – ----
  • Литература 1 .
  • – ---- Словарь къ „Матеріаламъ“ 1 .
  • – ----
  • – ----
  • ОГЛАВЛЕНІЕ.
  • 325-328 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Болѣзни и ихъ лѣченіе .
  • 329-356
  • 356-370
  • 370-376
  • 376-379
  • 379-388 ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Народно-медицинскія средства.
  • – 
  • – ---- Сноски
  • Артур Васильевич Чернышов. Богандинская трагедия.
  • Еврейский комиссар в русском селе.

    : (Материалы по народной медицине и ветеринарии).

    Самоврачеваніе и скотол ѣ ченіе у русскаго старожилаго населенія Сибири 1 .

    (Матеріалы по народной медицинѣ и ветеринаріи).

    Восточная Сибирь, Тулуновская волость, Нижнеудинскій уѣздъ,

    Иркутская губернія.

    ***

    Вступленіе.

    Собираніемъ матеріаловъ по народной медицинѣ я занялся лѣтомъ 1912 года, проживая въ Нижнеудинскомъ уѣздѣ Иркутской губ.; тогда мною былъ собранъ небольшой гербарій лѣкарственныхъ растеній, примѣняемыхъ жителями села Тулуна и окрестныхъ деревень и заимокъ. Въ слѣдующія два лѣта (1913 и 1914 гг.) сборы были продолжены мною по болѣе широкой программѣ, причемъ и районъ моихъ наблюденій расширился до прежнихъ границъ Тулуновской волости, когда изъ нея не выдѣлились еще самостоятельныя теперь волости: Шабартинская, Шарагульская, Перфиловская и Икейская.

    Во время своихъ поѣздокъ и пѣшеходныхъ путешествій по селамъ, деревнямъ и заимкамъ я имѣлъ дѣло не исключительно съ такъ называемыми лѣкарками, знахарками, баушками, а вообще съ обитательницами и обитателями деревень и заимокъ. Каждый изъ нихъ обладаетъ извѣстнымъ minimum’омъ знахарскихъ и медицинскихъ познаній, въ особенности по части собиранія травъ и пользованія ими. Благодаря этому обстоятельству, я имѣлъ возможность свѣрять показанія относительно утилитарнаго назначенія травъ у различныхъ лицъ, въ разныхъ мѣстахъ. Это же можно сказать и о другихъ практическихъ народно-медицинскихъ средствахъ.

    Наиболѣе полныя и подробныя свѣдѣнія получены мною отъ лицъ, извѣстныхъ въ своей средѣ умѣньемъ „помогчи́ человѣку али скотинѣ, если какой грѣхъ случитца“. Ихъ обычно называютъ лѣкарями и лѣка́рками, баушками, рѣдко называютъ ла́дельшицами, и только однажды (въ деревнѣ Никитаевой) пришлось услышать названіе знатки́ люди 2. Въ ихъ средѣ и въ средѣ ихъ

    326

    многочисленныхъ паціентовъ мнѣ пришлось жить съ ранняго дѣтства, съ дѣтства завязать знакомства. Всегда я находилъ у нихъ радушный пріемъ, привѣтливое отношеніе, а иной разъ самое искреннее, безкорыстное желаніе „поучить“, подѣлиться своими знаніями, своимъ опытомъ.

    Полную готовность „разсказать, что́ знаетъ“, изъявила Олья (Ольга) Петровна Ферулёва, извѣстная больше подъ именемъ „Ферули́хи“. Она – сибирячка; первую половину жизни прожила въ притрактовомъ селѣ Курзанѣ (25 в. отъ с. Тулуна); теперь живетъ въ Тулунѣ; ей далеко за 60; бездѣтная вдова. Славится какъ спеціалистка по дѣтскимъ болѣзнямъ и по ветеринаріи. Съ ея словъ записано 7 наговоровъ: 2a, 3a, 3b, 11d, 16a, 17, 20a.

    Ѳедора Митревна Горошкина („Горошиха“) – тоже сибирячка: „вѣкъ изжила въ Тулунѣ“; ей – подъ 70, вдова. Опредѣленной спеціальности у нея нѣтъ: она собираетъ травы („запасаю травку: не себѣ, – доброму человѣку го́дитца“) и лѣчитъ ими; названія травъ не употребляетъ, просто говоритъ: „это – сердешна трава, эта – отъ нутра помогатъ, а вотъ эта – отъ рѣзи идетъ“ и т. д.; бабничаетъ и, какъ баушка, ребятамъ „ла́дитъ“; „маракуетъ“ 1 въ ветеринаріи. Въ Тулунѣ большой популярностью не пользуется, особенно какъ баушка-повитуха, зато очень извѣстна въ окрестныхъ селахъ (Манутъ, Бадаръ, Перфилово, Шарагулъ) и заимкахъ, откуда за нею часто пріѣзжаютъ. Слыветъ какъ „воро́жка“ и знатокъ различныхъ обрядовъ. Она научила 10 заговорамъ 2: 4, 6, 11a, 11b, 11c, 11e, 13, 16c, 21b, 22b, указала утилитарное назначеніе нѣкоторыхъ травъ и пр.

    Авдотья Паладьевна Пушмина („баушка Паладьевна“), 80-лѣтняя вдова, родомъ изъ с. Гадалея (въ 20 в. отъ с. Тулуна), заимочница. Пользуется большой популярностью, какъ баушка и спеціалистка по дѣтскимъ болѣзнямъ, въ с. Тулунѣ, Бадарѣ, на Иннокентіевскомъ заводѣ (въ 12 в. отъ Тулуна), въ дер. Никитаевой и по заимкамъ. „Травы-то забывать ужъ стала“. Съ ея словъ записаны 7 наговоровъ: 2b, 7, 9, 10a, 16b, 18a, 20b, свѣдѣнія по акушерству и нѣкоторые рецепты.

    Ея невѣстка и „ученица“ – Наталья Сидоровна Пушмина (съ заимки Кукуче́й; теперь живетъ на заимкѣ Сахту́й) указала, „кака́ трава отъ чево идетъ“.

    Распространенныя названія многихъ мѣстныхъ растеній и ихъ утилитарное назначеніе сообщила – Елена Алексѣевна Виноградова, 60-лѣтняя вдова, коренная сибирячка: „и отецъ-то мой родился въ Сибири, въ Шабартѣ, а дѣдушка-то мой изъ поляковъ, сказываютъ, былъ“. Выросла въ Шабартѣ, живала въ Худоелани, въ Курзанѣ, болѣе 30 лѣтъ живетъ въ Тулунѣ. Обладая рѣдкостной памятью, помнитъ много старинныхъ пѣсенъ 3, разсказовъ, примѣтъ и пр., слышанныхъ въ дѣтствѣ. Знаетъ употребленіе травъ и запасаетъ ихъ, но никого, „акромя́ своихъ коровёнокъ“, не лѣчитъ, – снабжаетъ только незапа́сливыхъ сусѣдокъ. Собираетъ, по ея словамъ, потому, что „въ лѣсъ лѣтомъ манитъ, а зря что пойдешь“… Ссобщила нѣкоторыя свѣдѣнія по акушерству; она не бабничаетъ, но „сама принесла десять человѣкъ – видала баушекъ-то разныхъ“.

    Макаръ Аѳанасьичъ Долгихъ (по уличному – Вдовичёвъ), крестьянинъ с. Тулуна, далъ нѣкоторыя свѣдѣнія по народной ветеринаріи; съ его же словъ записанъ наговоръ 14a. – Нѣкоторыя указанія сдѣлала его жена Агафья Семеновна Долгихъ, со словъ которой записаны и наговоры 5, 8, 19. Ихъ невѣстка Ѳедосья

    327

    Ѳедоровна Долгихъ, сообщила наговоры: 15b, 22a, 24a. Семья Долгихъ – старожильческая: „развѣ что прадѣдушки-то наши изъ Росеи“…

    Леонтій Измайловичъ Травкинъ, старикъ 80 лѣтъ, живетъ на Иннокентіевскомъ заводѣ; прежде живалъ въ Тулунѣ, въ с. Барлукѣ. Онъ – мельникъ, и потому за нимъ есть слава колдуна. Вслѣдствіе преклоннаго возраста онъ многое забылъ. Что́ помнитъ, тѣмъ дѣлится съ видимымъ удовольствіемъ. Онъ познакомилъ съ примѣненіемъ нѣкоторыхъ травъ, научилъ „пособиться отъ змѣи“ (заговоръ 1a). „Я вотъ что́ хочу тебѣ сказать: ты научись (это всякому хорошо знать!) отъ змѣи-то… Тутъ никакія лѣкарства не помогутъ, а это поможетъ. Тебя ли, скажемъ къ примѣру, гадина ожалитъ, другова ли человѣка, или тамъ скотину, – не бойся, если знаешь“… – Самъ онъ учился у чернокнижника. Въ одной изъ бесѣдъ съ нимъ я коснулся вопроса о вымираніи знахарства. Не выяснивъ его причинъ, мой собесѣдникъ показалъ на примѣрѣ процессъ вымиранія. „Мой-то учитель былъ чернокнижникъ. Онъ много зналъ, а все говаривалъ: глупъ, говоритъ, былъ, – можно бы, говоритъ, еще больше понять. Значитъ, тотъ, его-то учитель, еще больше зналъ. Мой учитель ужъ поменьше, а я ужъ совсѣмъ мало поня́лъ… Молодой я вту́пори былъ, не вникалъ въ это, а много можно было понять у старика!.. Слышь, говоритъ, учись: во́тъ какъ апосля́ годится… Поня́лъ я кое-что у старика, только мало су́противъ его-то, а тебѣ передамъ и того меньше: ужъ сталъ забывать все. Ты-то, выходитъ, меньше всѣхъ поймешь. Такъ оно и кончится, сойдетъ на нѣтъ“…

    Изъ жителей дер. Никитаевой (въ 10 в. отъ с. Тулуна) сообщили:

    Афимья Васильевна Непомнящая – пріемы лѣченія дѣтскихъ болѣзней и наговоры 1b, 12b, 21c, 24b.

    Пелагея Арсентьевна Татаринова („Пи́миха“), женщина среднихъ лѣтъ. – наговоры 15a и 18b. „Я только учусь у нашихъ у старухъ, – сказала она, – мало еще поняла“.

    Заговоры 12a и 14c сообщилъ Петръ Кичи́гинъ, 70 л., родомъ изъ Россіи; въ Нижнеудинскомъ уѣздѣ живетъ, по его словамъ, не менѣе 40 лѣтъ; больше всего жилъ въ Тулунѣ. Въ д. Никитаевой извѣстенъ какъ хорошій лѣкарь; слыветъ также колдуномъ.

    Агафья Гладкихъ („баушка Мартыниха“), 75-лѣтняя вдова, славится въ селѣ Икей и въ окрестностяхъ какъ хорошая лѣкарка травами; бабничаетъ, лѣчитъ ребятъ, помогаетъ скоту, „соблюдатъ стари́нку“ – обряды и пр. Она сообщила нѣкоторыя свѣдѣнія по ветеринаріи; съ ея словъ записаны наговоры 10b, 14b, 21a, 23.

    Сиклитинья Никитишна Васильева, мать 18 дѣтей, 60 л. Живала въ Тулунѣ, Бадарѣ, Евдокимовой, на Икеѣ, на Ирсымѣ; послѣдніе 4 года живетъ на участкѣ Аршанъ. Бабничаетъ, травами и наговорами лѣчитъ. Знаніе травъ и наговоровъ переняла въ молодости отъ своей матери, родомъ изъ Забайкальской области. Подѣлилась толъко тѣми свѣдѣніями, которыя успѣла передать своимъ дѣтямъ (изъ наговоровъ – 1с); когда передастъ имъ весь запасъ своихъ знаній, можетъ научить и чужихъ.

    Всѣмъ этимъ лицамъ, хранителямъ и носителямъ народной мудрости, за ихъ указанія и сообщенія я признателенъ и благодаренъ.

    За дружескія услуги, оказанныя мнѣ при сборѣ матеріаловъ, я весьма признателенъ Агриппинѣ Іосифовнѣ Татариновой, записавшей для меня нѣкоторые способы лѣченія дѣтскихъ болѣзней, Николаю Іосифовичу Татаринову, записавшему, по моей просьбѣ, нѣсколько наговоровъ и „рецептовъ“, и Кузьмѣ Семеновичу Виноградову, который доставилъ мнѣ значительную часть свѣдѣній по народной ветеринаріи, записанныхъ имъ со словъ Семена Ѳедоровича Виноградова 1.

    328

    Выражаю глубокую благодарность Семену Яковлевичу Сизыхъ за трудъ по опредѣленію собраннаго мною гербарія народно-медицинскихъ растеній и консерватору Красноярскаго городского музея Аркадію Яковлевичу Тугаринову – за любезное предоставленіе въ мое распоряженіе книгъ изъ библіотеки музея.

    Приношу свою искреннюю благодарность Алексѣю Алексѣевичу Макаренко, цѣнными указаніями и программой котораго 1 я пользовался при собираніи и обработкѣ матеріаловъ.

    Я допускаю, что мои наблюденія окажутся неполными, отрывочными, проведенными безъ стройной системы; все же я рѣшаюсь подѣлиться собранными мною свѣдѣніями въ надеждѣ, что другіе, болѣе опытные собиратели дополнятъ мои записи. Тогда предлагаемые „Матеріалы“ будутъ полезны изслѣдователю народной жизни при всестороннемъ и глубокомъ выясненіи затронутыхъ здѣсь темъ.

    При написаніи этой работы мнѣ представлялось не безынтереснымъ и не безполезнымъ попутно отмѣчать тѣ случаи, въ которыхъ мои наблюденія совпадаютъ съ наблюденіями другихъ авторовъ подобныхъ работъ.

    При изложеніи собранныхъ мною свѣдѣній я старался сохранить какъ форму разсказовъ хранителей народной мудрости, такъ, по возможности, и особенности мѣстнаго говора.

    Георгій Виноградовъ.

    13. II. 1915 г.

    Красноярскъ.

    329

    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

    – --

    Болѣзни и ихъ лѣченіе .


    Боль входитъ пуда́мъ, а
    выходитъ золотника́мъ.

    Поговорка.


    I. Общія болѣзни .

    Кромѣ частныхъ причинъ различныхъ заболѣваній, указываемыхъ для каждой болѣзни отдѣльно, существуютъ – по народному взгляду – причины общія, основныя: это – наказаніе Божіе и воля Божія.

    „Прежде болѣсте́й-то ра́зи столь было? – Народъ лучше, дружнѣе былъ, – и Богъ былъ до (н)ихъ добрый… Теперь все по другому пошло… Вотъ за грѣхи за наши Батюшка и шлетъ скорби-болѣзни“ (О. П. Ферулёва).

    „Черезчуръ ужъ много народу разнаго стало: земля не сдо́ржитъ, если помирать не будутъ. Разны болѣзни Богъ и насылатъ“, – говоритъ А. О. Татаринова (заимка Алюй). Самымъ надежнымъ, по общему отзыву, самымъ вѣрнымъ средствомъ облегчить землю являются:


    1. Острыя – заразныя болѣзни .


    Къ нимъ народные врачеватели относятъ:

    1. Дихтери́тъ, дифтеритъ. Простуда, которая считается въ народѣ причиной большей части „болѣсте́й“, вызываетъ и эту „ли́пкую боль“: „Съ простуды, отъ чего же больше? А какъ одинъ захворалъ, тамъ ужъ и пошло… Горлышко, главно, болитъ. Никакихъ противъ (н)его лѣкарствовъ нѣту: не больше, что отъ горлышка поладишь“ (О. П. Ф-ва).

    Горячій пепелъ или нагрѣтыя отруби (въ тряпкѣ или чулкѣ) прикладываютъ къ горлу; разогрѣтымъ свѣчнымъ саломъ натираютъ больному подошвы (с. Тулунъ, Шабарта) и т. д. О. П. Ф-ва лѣчитъ причерчиваніемъ „нацѣло́“ у печки съ наговоромъ 2a. А. П. Пушмина читаетъ наговоръ 2b. – Въ деревняхъ Бадарѣ, Евдокимовой и въ с. Икеѣ, – по сообщенію С. Н. Васильевой, – при дифтеритѣ употребляютъ

    330

    настой двухъ головокъ (очищенныхъ отъ кожуры́) чесноку на бутылку водки. „Стоять можетъ до́ году“. На пріемъ даютъ одну чайную ложку для ребенка и одну рюмку – для „большова“ (взрослаго) 1.

    Чаще навѣщаетъ деревню, но считается менѣе опасною:

    2. Корь, или корка, которая „липнетъ отъ повѣтрія; такъ, не ожидаешь, а вдругъ загоритъ, загоритъ человѣкъ… Потомъ высыпать начнетъ. Высыпетъ – такъ (безъ лѣченія) хорошо пройдетъ, а застудишь – пойдетъ на́ сердцо, боль будетъ на нутрѣ“. Такъ какъ корь „боится простуды“, то больныхъ прогрѣваютъ на печи, поятъ виномъ и водкой. „Больше робята въ корѣ лежатъ, а случается и съ большимъ“.

    Никому не даетъ пощады:

    3. Лихорадка, или лихоманка; рѣже называютъ ее теткой. Съ появленіемъ болѣзни „человѣка то зноби́тъ, то въ жаръ кидаетъ, чепуха́ въ глаза лѣзетъ. Съ вѣтру нападаетъ, ступишь не благословясь, съ печали, отъ дурного слова, съ испугу, отъ простуды“, – вотъ тѣ причины, которыя могутъ вызвать эту страшную болѣзнь, одно названіе которой заставляетъ баушку Паладьевну отплевываться. Средства, употребляемыя противъ лихорадки, многочисленны.

    „Змѣиной выползокъ“ 2, зашитый въ воротникъ или запястья рубахи, предохраняетъ отъ заболѣванія лихорадкою (А. Г-хъ).

    Профилактическое значеніе имѣетъ и другой амулетъ: „чесноко́вочку-зубочекъ“ („она, вѣдь, зубка́мъ“) вмѣстѣ съ роснымъ ладаномъ и киноварью завязываютъ въ тряпочку и прикрѣпляютъ къ „гайта́шку“ (шнуръ) креста (Е. А. В-ва).

    А. П. П-на совѣтуетъ носить на крестѣ „осье гнѣздо“, – тоже профилактическая мѣра. Сама П-на отъ лихорадки „не ладитъ“, но передавала, что при лихорадкѣ „снимаютъ ногти съ рукъ и съ ногъ больного“ (подробности остались невыясненными).

    Обычнымъ средствомъ является густой отваръ осиновой коры; его пьютъ три раза въ день передъ „вытью“ (ѣдой).

    Болѣе сложный, а потому считающійся наиболѣе дѣйствительнымъ, способъ помочь противъ лихорадки – обкачиваніе водой подъ курицей 3. Лѣченіе, обставляется слѣдующимъ образомъ: больного по зо́рямъ выводятъ на улку и ставятъ подъ курицу; около ногъ втыкаютъ

    331

    въ землю два ножа, а къ нимъ приставляютъ лопатку, которою берутъ тѣсто изъ квашни, такъ, чтобы она черешкомъ опиралась на ножи. Здѣсь больного обкачиваютъ остывшимъ отваромъ („скрозь сита, а то скрозь рѣшета“) шести, девяти или двѣнадцати травъ. При обкачиванія наговоры читаются рѣдко; вообще при лѣченіи травами рѣдко „шопчутъ“. Кристинья Трофимовна Распопина (†), больше извѣстная подъ именемъ Ази́тихи, говаривала: „Кто на травы нашоптыватъ, только добрыхъ людей обманыватъ“.

    Послѣ обкачиванія, больной уводится „вза́дпятки“ до постели и остается въ ней до тѣхъ поръ, пока не обсохнетъ; хорошо, если уснетъ. Считается желательнымъ „сдѣлать“ шесть утреннихъ и шесть вечернихъ зорь, иначе, если „не доладишь“, опять можетъ „хватить“… Необходимость возвращенія „вза́дпятки“ объясняютъ такъ: лихорадка, которая рисуется воображенію простолюдина въ видѣ живого существа, видя, что „слѣ́дья“ преслѣдуемаго ею человѣка лежатъ „не въ избу, а изъ избы“, уйдетъ по нимъ отъ больного 1. Также подъ подушку больному кладутъ ножъ-поскребо́къ: „все-таки хлѣбное, пользительное“ (К. Т. Р-на).

    Послѣ окачиванія водой рекомендуется окурить больного въ постели. Для этого пользуются „раковиной“ (обрѣзокъ лошадинаго копыта), которую смачиваютъ въ смолѣ и кладутъ въ черепо́къ или на заслонку „въ жаръ“ (горящіе угли). Дымомъ окуриваютъ больного, котораго, вмѣстѣ съ дымящимъ черепкомъ или заслонкой, наглухо накрываютъ одѣяломъ, однорядкой или шубой. Если при этомъ больной будетъ чихать, – значитъ, дѣло идетъ на поправу, а если больной и задыхается отъ дыму, да не чихаетъ, – долженъ умереть 2.

    Иногда къ смолѣ и раковинѣ прибавляютъ „пѣтушиную кровь“; бываетъ, что обходятся и безъ раковины, съ одной пѣтушиной кровью: съ хребта убитаго пѣтуха выдергивается клокъ перьевъ, смачивается кровью и бросается „въ жаръ“. Для женщины нужна кровь курицы, для дѣвочки – кровь моло́дки.

    „Если въ лѣсу или въ полѣ случайно найдешь кости коровы или лошади и увидишь, что „черезъ глазъ трава выросла“, – бери эту траву, какая бы она ни была: ею надо обкуривать больного лихорадкой“ (Е. А. В-ва).

    Хорошо помогаетъ отъ лихорадки „кос(т)ь отъ пропастины“, найденная на „сори́щѣ“, въ полѣ или въ лѣсу. Кость эту завертываютъ въ тряпку и кладутъ больному „въ голова́“, чтобы тотъ не зналъ 3. По утрамъ, незамѣтно для больного, кость прячутъ, а къ ночи опять

    332

    кладутъ – „такъ ночи три подлаживаютъ эту кос(т)ь подъ больного“ (Е. А. В-ва).

    Весьма полезнымъ средствомъ отъ лихорадки признаются „куричьи кости“. Больному совѣтуютъ: тайно отъ всѣхъ зарубить курицу и одному, ни съ кѣмъ не дѣлясь, съѣсть ея мясо, а кости сложить въ мѣшочекъ и подвѣсить гдѣ-нибудь въ укромномъ уголкѣ избы или амбара, чтобы никто этого не зналъ и не видалъ, и не трогать, – лихорадка броситъ.

    Часто употребляютъ „смѣсь мочи, рѣтешнова соку и черемши“. Смѣсь сквашивается. Сокомъ (жидкой частью) ея поятъ больного, а гущей натираютъ (А. Г-хъ). Моча (собственная) употребляется и въ соединеніи съ натертой рѣдькой; смѣсью натираютъ все тѣло (Е. А. В-ва).

    К. Т. Р-на примѣняла противъ лихорадки такое средство: изъ бумаги дѣлала грубую „маску“ (достаточно вырѣзать глаза, носъ и ротъ). „Когда пойдешь до вѣтру за большимъ, накрой все (испражненіе) маской, поцѣлуй ее, поклонись и скажи: „прощай, кумушка!“ Три раза плюнь и вза́дпятки уйди“.

    Если лихорадкой больна женщина, ее надо попоить водой, въ которой „побу́лькалась“ свинья; если лѣчатъ беременную женщину, надо ее поить той водой, гдѣ „бродилась су́пороса свинья“. Больного мужчину поятъ водой, въ которой „бродился боровъ“. Во всѣхъ случаяхъ больной не долженъ знать, какого происхожденія принимаемое имъ лѣкарство (К. Т. Р-на).

    Изъ травъ, признаваемыхъ дѣйствительными противъ лихорадки, называютъ вонючій корень, крапиву глуху́ю, глухой ладанъ, копеечникъ, борцовку, порѣзную, огурешный цвѣтъ.

    Ѳ. М. Г-на „ладитъ“ отъ лихорадки на воду; при этомъ читаетъ „молитвы“: 11a, 11b, 11c, 11e.

    О. П. Ф-ва читаетъ наговоръ 11d и „ладитъ“ 6 или 12 зорь, „а если боль шибко застарѣна, приходится ладить 24 зари“.

    Въ то время какъ противолихорадочныхъ средствъ имѣется въ распоряженіи деревенскихъ лѣкарей значительное число, противъ нѣкоторыхъ другихъ болѣзней народная медицина признаетъ себя почти безсильной; такъ, „можно сказать, что не имѣтъ противъ себя настоящихъ лѣкарствовъ“ -

    4. Оспа. При натуральной оспѣ тѣло больного натираютъ водкой (повсемѣстно). Чтобы привитая оспа подымалась и чтобы въ это время больной не страдалъ, привязываютъ къ тѣлу „пунцову тряпку“ (Ѳ. М. Г-на).

    5. Скарлати́нъ ничѣмъ не лѣчатъ; „не болѣ, что очерчиваютъ 1. Ужъ какъ онъ осилитъ, ничего не подѣлаешь“ (Е. А. В-ва).

    333

    6. Тётка. „Та же лихорадка“, – говоритъ Ѳ. М. Г-на. Она читаетъ указанныя выше молитвы, поитъ „рѣтешнымъ“ сокомъ, а выжимками натираетъ тѣло больного. Эти выжимки потомъ нельзя выбрасывать какъ попало; можно на улицу – къ стороночкѣ 1. „Ладить подъ полной мѣсяцъ нельзя: толку не будетъ, боль убывать не будетъ; ладить надо на ущербъ“.

    Въ предупрежденіе заноса болѣзни въ домъ, кладутъ подъ порогъ или въ передній уголъ старую ось (Бадаръ, Тулунъ).

    7. Тифъ. „Отъ него ничѣмъ не упользуешься“ (Ѳ. М. Г-на).


    2. Внутреннія болѣзни .


    Боль въ грудѣ. „Натрудишь, а то съ печали быватъ“. Пьютъ талиновый настой (С. Н. В-ва).

    Водянка отъ простуды бываетъ. Опухоль пойдетъ по тѣлу, тѣло нальется водой, въ родѣ су́кровицы. Потомъ, какъ смёртно, приступаетъ къ сердцу. Безъ дохтуро́въ не вылѣчиваютъ, да и дохтура́-то только поддерживаютъ, а совсѣмъ не вылѣчиваютъ: смёртна боль“ (Е. А. В-ва).

    Дурная крови́ща – „нату́жная боль. Кровища застаивается и отягощаетъ: какъ подушка лежитъ на плечахъ и на горбу“ († Василій Алексѣевичъ Лѣнивцевъ; с. Шарагулъ). Ставятъ банки. На другой годъ послѣ этого кровь ужъ снова просится. Если перетерпишь, – возьмется чирья́ми. В. А. Лѣнивцевъ ставилъ каждый годъ до сорока банокъ; обычно ставятъ гораздо менѣе; нѣкоторые – одну или двѣ.

    „Большой бѣды нѣтъ въ томъ, что много крови банки возьмутъ“: во-первыхъ, это – дурная, ненужная, даже вредная кровь, а, во-вторыхъ, весной нетрудно восполнить трату: стоитъ только больше пить березоваго чаю. „Надо выбирать сладкую березу. Жаро́ву не надо: она не сладка, – надо прися́дистую… Подрубить ее, нацѣдить березовки въ чайникъ ли, въ котелокъ ли, и (в)скипятить“. Этимъ березовымъ чаемъ пополняется кровь. Вѣдь, „березовка – та же кровь“, иначе она не запекалась бы и не краснѣла бы, гдѣ ея много течетъ (с. Шарагулъ).

    Желтуха, жалуни́ца, жалтуни́ца отъ простуды больше приключается. „Пе́рва (сперва) мочь будетъ желта, глаза желты, самъ будетъ желтый; потомъ боль собирается около сердца. Такъ и задавитъ… Передъ смертью (больной) дѣлается такой желтый – просто па́левый. Хвораютъ долго: Кузьма Касперовъ (тулуновскій крестьянинъ) три года хворалъ. Боль не ли́пка“ (Е. А. В-ва).

    Лѣчатся отъ нея:

    334

    1. Наваромъ трехгодовалаго овса, трехгодовалаго вѣника и трехгодовалой вербы (с. Тулунъ).

    2. Наваромъ волчьей саранки съ трехгодовалымъ вѣникомъ и такимъ же овсомъ, – „въ недѣлю на ноги поставитъ“, увѣряетъ Ѳ. М. Г-на.

    3. Талиновымъ настоемъ (с. Икей).

    4. Наваромъ девятильника, саранки (Тулунъ, Бадаръ), тополя (Тулунъ, Манутъ).

    5. Вшами безъ наговору: въ хлѣбъ закатываютъ вошь и даютъ больному, „только такъ, чтобы тотъ не зналъ“ (А. Г-хъ).

    6. Яйца-болтуны тоже въ дѣло идутъ. Старухи-воро́жки и лѣкарки ихъ хранятъ. Яйцо-болтунъ кладется вмѣстѣ съ трехгодовалымъ вѣникомъ, такимъ же овсомъ и такою же вербой; берутъ отъ каждаго понемножку („гля славы“) и завариваютъ; потомъ поятъ больного, одѣтаго въ па́левую рубаху (Е. А. В-ва).

    Приходилось слышать много разсказовъ о случайномъ выздоровленіи. Вотъ одинъ изъ нихъ; слышанный мною отъ С. Ѳ. В-ва.

    Въ дер. Рубахиной (въ 8 в. отъ г. Нижнеудинска) въ одной семьѣ была невѣстка, больная жалуни́цей. Въ рабочихъ семьяхъ не любятъ больныхъ… „Разъ на покосѣ въ полдёнки всѣ легли отдыхать. Всѣ въ шалашѣ уснули, только де́верю не спалось. Вотъ, видитъ онъ – къ больной невѣсткѣ подползаетъ змѣя и, не успѣлъ онъ подняться, проскользнула ей въ ротъ (она давно ужъ спала съ открытымъ ртомъ) и ушла въ нутро… Побыла тамъ сколько-то время и выползаетъ па́лева – желтая, смотрѣть дурно!.. Уползла змѣя къ рѣкѣ. Должно, обмылась и опеть ползетъ въ шалашъ – прямо къ женщинѣ. А та спитъ – не просыпается. Опеть залѣзла въ ротъ, въ нутро. Побыла тамъ и снова выползаетъ – желтая, но ужъ не такая, какъ въ первый разъ. Ушла къ рѣкѣ, обмылась. Въ третій разъ идетъ. Заползла въ ротъ… Деверь вдругъ испугался: „А вдругъ змѣя не выйдетъ назадъ… Что-то долго не вылазитъ“… Нѣ́та-нѣ́та вылѣзла она, и желтаго на ней такъ што-не́што… Уползла. „Очиститъ себѣ мѣсто и останется тамъ, въ нутрѣ“, – догадался парень и рѣшилъ убить гадину, какъ только она подползетъ къ шалашу. Такъ и сдѣлалъ. Жаръ свалилъ. Всѣ встали. Встала и невѣстка. Деверь ее спрашиваетъ, что̀ она видѣла во снѣ. – „Видѣла я во снѣ, будто холодную воду пила. Много воды выпила – и такъ славно мнѣ стало. И теперь вотъ такъ-то легко мнѣ“… Такъ и вылѣчилась баба“.

    Подобныхъ разсказовъ существуетъ много; во всѣхъ указываются, какъ мѣсто дѣйствія, знакомыя деревни, называются лица – живые свидѣтели и т. д., во всѣхъ доказывается возможность переселенія змѣй внутрь человѣка 1.

    335

    Золотуха. Золотухѣ нельзя и не быть, у каждаго бываетъ. Глаза гноятся, разсыпается „пупыря́мъ“ по головѣ – вся голова сольется. Бываетъ, и по тѣлу пробрасывается. Бываетъ у маленькихъ и у большихъ (Е. А. В-ва). Внутреннее проявленіе болѣзни, по словамъ А. П. П-ной, выражается „шумомъ въ головѣ, дурманомъ, глухотою, звономъ въ ушахъ“. Болѣзнь въ нѣкоторыхъ случаяхъ продолжается нѣсколько лѣтъ. Пушмины приводятъ „живой примѣръ“, когда дѣло дошло до провала нёба и обращенія къ доктору. Средствъ противъ золотухи довольно много:

    1. Чернаго ребенка поятъ настоемъ листьевъ черной смородины, рыжаго – настоемъ красной смородины.

    2. Русаго или бѣлобрысаго ребенка поятъ настоемъ ольхи („вѣтки съ шишечкамъ и съ листочкамъ“); наваромъ моютъ больного.

    3. Всякому ребенку помогаетъ наваръ „братскаго трута“, чистяка, брусники, копытника; съ Бирюсы (съ пріисковъ) приносятъ траву-золотарникъ, – хорошее средство отъ золотухи.

    4. Поятъ рыбьимъ жиромъ.

    5. Изстари примѣняется „гу́бной щелокъ“, которымъ моютъ голову золотушнымъ. Еще лучше средство, получаемое изъ соединенія „гу́бнаго щелока“ съ березовымъ пепломъ. Этимъ щелокомъ моютъ больного.

    6. „Муко́й“ изъ лиственничной губы присыпаютъ коросты; онѣ сохнутъ отъ присыпки и отпадаютъ.

    7. При твердой золотушной опухоли употребляютъ, какъ наружное средство, пѣнку съ кипяченаго молока.

    8. Припарокъ изъ молотой черемухи разгоняетъ „собравшуюся“ золотуху.

    9. Иногда золотушное мѣсто обкладываютъ „братскимъ трутомъ“.

    10. Когда золотуха „бросается въ уши“ или „идетъ ухомъ“, лѣчатъ свѣчками: зажженную восковую свѣчу подносятъ къ ушному каналу, и „отъ согрѣ́ву дрянь вытягиваетъ“ (заимка Порогъ).

    Къ золотушнымъ заболѣваніямъ относятъ „стрѣльбу и шумъ въ ушахъ“. При стрѣльбѣ въ ушахъ или, какъ еще говорятъ, когда „уши стрѣляютъ“, хорошо помогаетъ ватка отъ св. Иннокентія Иркутскаго; ею затыкаютъ уши. – Когда стоитъ шумъ въ ушахъ, идетъ въ пользу „шумиха-трава“.

    Камчугъ. См. Рожа.


    Нутро́ и его болѣзни.


    Блисты, глисты. Пьютъ натоща́къ масло – конопляное или „молосно (коровъе)“. Если „у кого душа не приниматъ жидко масло, ѣдятъ кусками молосно масло: брюхо прочиститца – и слава Богу“ (Е. А. В-ва).

    336

    Выти нѣту (отсутствіе аппетита). Пьютъ разныя настойки на водкѣ, напр. зубровку. Лѣчатся „хлѣбнымъ духомъ“: „когда арженая квашня подыматца, надо весёлкой повернуть тѣсто съ самаго дна, чтобы сорвать плёнку съ тѣста, наклониться надъ квашней и вдыхать въ себя… Заплыветъ тѣсто, – опять повернуть его веселкой и опять вдыхать. Хлѣбное отъ всего хорошо“ (заимка Алюй).

    Давленье сердца. „У кого ка́къ – отъ разныхъ причинъ бываетъ. Другой разъ человѣкъ переѣстъ, – вотъ и отъ этого давитъ на сердцѣ, подъ ложечку подымается. Хорошо помогатъ троелистка. Много ихъ, сердешныхъ-то травъ. Покойная Азитиха стародубъ пила, да и многіе его пьютъ. Наземную траву пьютъ“ (Е. А. В-ва). Къ „сердешнымъ травамъ“ относятъ и каменку, молочко.

    Животъ болитъ. При общемъ разстройствѣ живота употребляется отваръ бархатника и василисника, какъ суррогатовъ чая; помогаютъ также травы: жабрей, дикая мята, жарки цвѣты, каменна полынь. Отваръ подорожника употребителенъ при колотьяхъ въ животѣ; при рѣзи въ животѣ помогаетъ порѣзная трава, колокольчики, анисъ полевой.

    Жжо́га, изжога. „Слюня́ долитъ, ровно ужъ все оборвется на нутрѣ, (нѣ)сколько разъ въ день!..“ О средствахъ противъ изжоги Е. А. В-ва говоритъ: „Кому ка́къ. Другимъ помогатъ мѣлъ. Возьмешь съ орѣшку, разжуешь, проглотишь… Потомъ отрыгатца такъ пря́мко, какъ пивомъ, – и пройдетъ“. „(Нѣ)которые заѣдаютъ сахаромъ, пьютъ воду“ (А. П. П-на), „а которы такъ сосутъ сосу́чку, что́ изъ подгорѣлаго дерева, изъ лиственки, вытекатъ. Она сладкая такая. Бывало, станешь жува́ть – всѣ зубы завязи́шь. У кого зубы здоровы, тѣ жа́мкаютъ“ (Е. А. В-ва).

    Икота. Ее останавливаютъ тѣмъ, что на груди очерчиваютъ крестообразно ножомъ, преимущественно кухоннымъ – „хлѣбнымъ“ (Порогъ, Сахтуй); пьютъ воду. „Если отгадаешь, кто въ это время тебя поминаетъ, – тоже уймется“ 1.

    Куюнъ – отъ надсады бываетъ. „Больное мѣсто (?) растираютъ рукамъ, а это не беретъ – растираютъ валькомъ, покамѣстъ не разсыпетца горохомъ. Лѣчить надо на ущербъ-мѣсяцъ. Отъ всякой болѣзни надо ладить на ущербъ-мѣсяцъ“ (Ѳ. М. Г-на).

    Надсада. Болѣзнь выражается въ томъ, что „пупъ вертитъ“. Изъ средствъ употребительны: наваръ осиновой коры, жалючей крапивы 2; пьютъ березовый деготь, начиная съ небольшого количества, примѣрно съ 1/2 рюмки; нѣкоторые, напр., В. А. Лѣнивцевъ, пили „чума́шкомъ“ вмѣстимостью до стакана. Когда „вопьютца“ и пользу

    337

    увидятъ, – принимаютъ большія дозы; однако по стакану на пріемъ употребляютъ рѣдкіе. Принимаютъ раза три въ день постоянно. „Которы бабы пьютъ, когда брюхо поносятъ… Надёжа Натурова. въ с. Шабартѣ, заразъ выпила два стакана – и ничево“ (Е. А. В-ва). Въ нѣкоторыхъ случаяхъ съ надсады бываетъ „пупъ сорванъ“; тогда лѣченіе значительно сложнѣе (см. ниже).

    Поносъ. Отъ поносу – большимъ и маленькимъ – идетъ черника, которая съ лѣта заготовляется впрокъ, сушится; потомъ, когда понадобится, напаривается. Она „скрѣплятъ“. Съ этой же цѣлью употребляются „арженыя корки“ 1. Отъ кроваваго поноса „хорошо помогатъ отваръ смоля́нки-травы, что́ растетъ на низкихъ мѣстахъ“ (П. Кичигинъ). Вообще же отъ поноса употребительны растенія: багульникъ, безсмертникъ, брусника, василисникъ, перелойка, порѣзная, свинярникъ, черемуха, шиповникъ.

    Пупъ сорванъ. „Съ нату́ги это быватъ. Отъ пупу ровно кто притягиватъ къ спинѣ. Рѣзь быватъ. Лихоти́тъ“. Чтобы опредѣлить, на мѣстѣ ли пупъ, его надавливаютъ пальцами и ощупываютъ. Если „подъ пальцами ч(т)о-то прыгатъ“, заключаютъ, что „пупъ не на мѣстѣ“, что онъ „сорванъ“. Чтобы поставить пупъ на мѣсто, кладутъ свертокъ одежды (потуже!) и ложатся пупомъ на него 2: „тогда вездѣ колотье и пойдетъ. Часъ, а то и больше лежишь, а потомъ (пупъ) на мѣсто станетъ“ (Е. А. В-ва).

    Практикуется еще другой способъ поставить пупъ на мѣсто: больной ложится на спину, а лѣкарка водитъ „скалкой“ по животу больного – отъ груди къ тазу и обратно; равномѣрнымъ перекатываніемъ скалки пупъ „вгоняется“ на мѣсто (Алюй).

    Въ особенно трудныхъ случаяхъ описанныя мѣры помогаютъ не надолго. Тогда примѣняютъ „сито“ или „пу́пникъ-горшокъ“ 3. У спеціалистокъ имѣется горшокъ, сдѣланный, такъ сказать, по особому заказу; отъ обыкновеннаго горшка небольшихъ размѣровъ онъ отличается лишь тѣмъ, что „краешки у нево заворочены наружу“. Передъ тѣмъ, какъ „накинуть“ горшокъ, животъ растираютъ отварной водой съ мыломъ. Затѣмъ „наматыватца въ трубочку куделька, зажигатца и кладетца подъ горшокъ“, поставленный на животъ вверхъ дномъ (заимка Сахтуй, Тулунъ и многія другія мѣста).

    Накидываніе сита производится такимъ образомъ: „обеча́йкой“ (обручемъ) сито прикладывается къ животу на пупъ такъ, „чтобъ личинка смотрѣла къ лицу“ больного. Обечайка сита и спина больного обхватываются крѣпкимъ полотенцемъ или кушакомъ и крѣпко стягиваются; для стягиванія („свинчиванія“) кушака или полотенца

    338

    употребляется веселка или просто палка. Въ результатѣ стягиванія „пупъ должо́нъ наскочить на мѣсто“ (А. П. П-на).

    Поясница болитъ больше отъ надсады. При незначительныхъ боляхъ натираются жалючей крапивой. „А когда шибко поясница доймётъ, зовутъ человѣка“. Больной ложится животомъ на порогъ, а лѣкарка беретъ „голи́къ“ и топоръ и „дѣлатъ видъ, быдто рубитъ топоромъ-то голи́къ на спинѣ, а сама пригово́ръ (18a или 18b) говоритъ“.


    Простуда въ разныхъ видахъ.


    Вѣтреный переломъ. „Выйдешь на улицу потно́й, вѣтромъ охватитъ тебя, – вотъ и начнетъ зноби́ть, неловко-тако́ сдѣлатца“ (Е. А. В-ва). „Весь человѣкъ тожно́ неможетъ… Въ родѣ лихоманки“, – добавляетъ А. П. П-на. П. Кичигинъ употребляетъ „то же самое лѣкарство, что́ и отъ родимцу“ – наговоръ 12a; Ѳ. М. Г-на читаетъ ту же „молитву“, что и отъ уроковъ – 16c. „Нонче ужъ хиной больше лѣчатъ: лучше помогатъ“ (Е. А. В-ва).

    Жаръ стоитъ, – отъ простуды бываетъ. Употребляютъ внутрь наваръ бадана.

    Зауше́ница бываетъ отъ простуды же, а другой разъ – отъ зубной боли: „зубы поболятъ, потомъ за ушамъ обложитъ, какъ комкамъ да брусьямъ, вотъ въ палецъ“. Лѣчатъ „голодной слюнёй“ (см. ниже). (Е. А. В-ва).

    Кашель, когда онъ является вслѣдствіе простуды, лѣчатъ слѣдующими способами:

    1. Курятъ: синюю сахарную бумагу, свернувши ее въ трубочку, или „крапивну дудку“ (высушенный стебель жалючей крапивы).

    2. Свинымъ или „свѣшнымъ“ саломъ, разогрѣтымъ настолько, чтобы можно было терпѣть, намазываютъ на ночь подошвы (ступни).

    3. Когда кашель дѣлается удушливымъ, то употребляютъ стручковый перецъ, приготовляя изъ него настойку: кладутъ „мѣшочка три, не меньше, на бутылку“; настойку пьютъ передъ вытью; мѣшочекъ перцу кладутъ и во́ щи, чтобы „продрало“ въ горлѣ, или въ чай.

    4. Смѣсь водки съ сахаромъ признается тоже хорошимъ лѣкарствомъ. Надъ тарелкой или блюдцемъ съ водкой „топятъ“ сахаръ: кусокъ защемляютъ въ березовую лучинку и зажигаютъ; сахаръ таетъ и капаетъ въ вино. Эту смѣсь пьютъ, иногда разбавляя чаемъ.

    5. Изъ травъ мѣстнаго происхожденія употребляются: анисъ полевой, богородская, копытникъ, крапива глухая, куколь, полынка, ромашка полевая.

    Колотье. При колотьѣ въ груди и бокахъ обводятъ три раза „поскребко́мъ“ вокругъ того мѣста, гдѣ чувствуется боль, съ произнесеніемъ словъ: „Какъ въ квашнѣ оскребается кѣсто, такъ и у тебя (имя больного) боли должны отскрестись!“ (трижды).

    339

    У каждой хорошей лѣкарки имѣется „громова стрѣла“ или щепка отъ разбитаго грозой дерева: оба эти предмета употребляются для „откалыванія“ горла, опухолей (Ѳ. М. Г-на).

    Изъ травъ пьютъ наваръ Егорьева копья.

    Ломота – „во всемъ ли тѣлѣ стоитъ, или въ рукахъ, въ ногахъ, – все равно: прежде почтари (вотъ и мой старикъ) лѣчились крѣпкой водкой. Купишь, – разсказывалъ старикъ, – 10 золотниковъ крѣпкой водки, 10 синеу́шекъ (иголки) спустишь въ нее – живо разойдутся. Надо запасти 10 золотниковъ деревяннова масла. Какъ войдешь въ баню, крѣпку водку слить вмѣстѣ съ масломъ, разболтать хорошенько и, покамѣс(т)ь ты сухой, натирайся – все ли тѣло, или руки-ноги, смотря по болѣзни. Какъ натерся, надо париться. Парься, покамѣс(т)ь не (в)спотѣешь. Потомъ надо вытеретца сухой тряпкой и снова натиратца составомъ, потомъ снова парься. Такъ дотрое. Отдохнешь немножко послѣ этого – и можно мыться. Если боль заста́рѣна, надо нѣсколько бань натираться“ (Е. А. В-ва).

    Со стари́нки славится мурашиный спиртъ – отъ ломоты тоже помогаетъ.

    Изъ травъ употребляютъ медунку.

    Насмо́рка серіозной болѣзнью не считается; лишь въ силу своей надоѣдливости заставляетъ принимать мѣры, а именно:

    1. Переносье, „норки“ (ноздри) и подошвы ногъ намазываютъ на ночь разогрѣтымъ свинымъ саломъ 1.

    2. Зажигаютъ шерсть на кончикѣ хвоста живой кошки и нюхаютъ гарь.

    3. Вытираютъ „потъ межу́ перстовъ у ногъ и нюхаютъ“ (с. Тулунъ).

    4. Рекомендуютъ украсть у кого-нибудь стельку (соломенную или изъ сѣна) или портя́нку, зажечь ее и нюхать 2.

    Простуда вообще „выгоняетца“ дорогой травой, покупаемой въ аптекахъ. „На четверть вина настаиваютъ четверть фунта травы. Только не надо простужатца, ни солонину ни чего такого ись нельзя… Лавошницы больше пьютъ“. Дорогая по названію, трава эта не по карману обыкновенному больному и по цѣнѣ.

    Изъ растеній мѣстныхъ отъ простуды употребляютъ: байзенскую, крапиву жалючу, крапиву копеечную, кашкару.

    Руки те́рпнутъ - „больше у нашего брата, у бабъ. Скота ли убираешь, на рѣкѣ ли рубахи полощешь, – все голору́чьемъ… Вотъ простуда-то и копится да и стоитъ въ рукахъ, съ того и руки те́рпнутъ. На этотъ случа́й приберегаютъ мыло, которымъ мыли покойника: имъ натираютъ руки“ (Тулунъ, Шабарта, Худоелань).

    340

    Въ предупрежденіе болѣзни рукъ совѣтуютъ: „когда ударитъ громъ, того же разу кусай пальцы на обѣихъ рукахъ, чтобъ успѣть каждый палецъ укусить три раза“ (Е. А. В-ва).

    Рожа. „Другіе камчуго́мъ зовутъ“. Появленіе болѣзни обусловливаютъ простудой. „Задеретъ, задеретъ лицо, появится жаръ, потомъ опухоль… Тѣло сдѣлается свѣтлымъ“. При лѣченіи употребляется красное сукно и мѣлъ 1, „безъ единой капли воды“. Мелко накрошенный мѣлъ насыпается на сукно, которое затѣмъ прикладывается къ воспаленному мѣсту, смазанному деревяннымъ масломъ. Сукно предварительно нагрѣвается, чтобъ было впро́горячъ; мѣняется по мѣрѣ остыванія. Нѣкоторыя лѣкарки къ мѣлу прибавляютъ мыло, въ видѣ мелкихъ стру́жекъ.

    О. П. Ф-ва соединяетъ это средство съ наговоромъ 20а; А. П. П-на читаетъ наговоръ 20b.

    Удушье – „отъ кашлю быватъ, только не отъ простуднаго: ить (вѣдь), и кашель-то разной быватъ: то на три разряда, то на шесть разрядовъ. Хархо́тина-кашель, сухая кашель (отби́ть не можно), съ кровью кашель, – это ужъ стало три. Потомъ: біенье сердца и въ головѣ круженье, сердце неспокойно, человѣкъ разслабнётъ, и нѣту у него владѣнья, – вотъ еще три боли. Вотъ и всѣ шесть разрядовъ. Лѣчить надо только отъ пяти, чтобы толкъ былъ. Отъ шести нельзя: толку не будетъ“ (Ѳ. М. Г-на). При лѣченіи болѣзней первыхъ трехъ „разрядовъ“ Ѳ. М. читаетъ по очереди молитвы (11a, 11b, 11c), употребляемыя ею при лѣченіи отъ „тетокъ“. Какъ лѣчатъ „отъ пяти́“, записать не удалось.

    Изъ болѣе простыхъ средствъ употребительны: настойка калгана на водкѣ, рѣдко на водѣ, алой, крапива глухая, полынка.

    Цынга. Эту болѣзнь можетъ „наспать“ человѣкъ. Отъ цынги ѣдятъ чеснокъ или черемшу, которою, кромѣ того, натираются: „больше надо натирать подошвы, потому (что) боль начинаетца съ подошвы“ (Ѳ. М. Г-на).

    Чахотка. Больного поятъ сокомъ алоя, поятъ „парны́мъ“ и горячимъ кипяченымъ молокомъ со свинымъ саломъ 2.


    3. Нервныя болѣзни .

    Головная боль .


    Причины, отъ которыхъ бываетъ боль, указываютъ весьма разнообразныя:

    Голова болитъ, когда испорченная кровь „мечетца“: „то здѣсь заболитъ, то сюды́ ровно кто стукнетъ“; бываетъ вслѣдствіе золотухи

    341

    (см. средства противъ этой болѣзни), а также отъ простуды. Въ этомъ случаѣ пьютъ наваръ бруснишника; пихту тоже навариваютъ и пьютъ.

    Голова болитъ, если „безъ пути, безъ надобности шапку въ рукахъ вертишь“ (Алюй, Тулунъ, Перфилово) или если „воло́сья“ послѣ стрижки или „очёски“ послѣ гребенки бросать какъ попало и куда попало. „Воробьи уносятъ эти воло́сья на гнѣзда, а голова будетъ болѣть“. – Для предупрежденія болѣзни остриженные волосы и очёски сжигаютъ.

    При незначительныхъ головныхъ боляхъ къ головѣ вяжутъ платокъ, намоченный теплой (иногда, наоборотъ, холодной) водой; мочатъ голову уксусомъ 1.

    Изъ средствъ растительнаго происхожденія примѣняются: ча́га, „картовна батва“ – „отъ біенья въ головѣ“ (Ѳ. М. Г-на); Aegopodium alpestra Ldb. – „отъ круженья головы“. Пить надо на „ущербъ-мѣсяцъ, къ исполняку́ нельзя“ 2. Кукушкины башмаки тоже „пользительны“.

    Мозги не на мѣстѣ. Нерѣдко причиной головной боли является то обстоятельство, что „мозгъ стоитъ не на мѣстѣ“. Если боль стоитъ въ затылкѣ, – значитъ, мозгъ назадъ покачнулся; если одна сторона (половина) головы болитъ, – значитъ, мозгъ покачнулся вправо или влѣво. Чтобы установить, на мѣстѣ ли мозгъ, берется веревочка, длина которой равна окружности головы – „чтобы концы только-только сошлись, какъ голову кругомъ опояшешь“, или окружность головы измѣряется пояскомъ. „Опоясавъ“ голову, на веревочкѣ или пояскѣ мѣломъ (А. П. П-на) или углемъ († Марья Леонтьевна Рычкова) зачерчиваютъ „мѣ́тину“ противъ уха, противъ носа или затылка и противъ другого уха. Послѣ этого мѣрку (поясокъ или веревочку) складываютъ вдвое. Если „мѣ́тина“, сдѣланная противъ носа или затылка, придется „посерёдкѣ“, а мѣтки, сдѣланныя противъ ушей, совпадутъ, – значитъ, мозгъ ровный, не покачнулся, а только „распая́лась голова“. Тогда остается пожать голову съ боковъ, съ затылка и лба. Затѣмъ, голову крѣпко стягиваютъ платкомъ или полотенцемъ, которыхъ „не снимаютъ до тѣхъ поръ, покамѣс(т)ь голова не отерпнётъ“. Совѣтуютъ полежать.

    Если же окажется, что мозгъ не на мѣстѣ, тогда надо „голову править“ 3. Съ этой цѣлью дается толчокъ ладонью по той сторонѣ головы, куда покачнулся мозгъ. Потомъ больному даютъ держать зубами за обечайку сито, которое онъ долженъ съ силой ударить ладонями. „Хошь и искры посыпятца изъ глазъ, – это ничево: поможетъ“ 4.

    342

    Запой – лѣчится наговорами. Ѳ. М. Г-на читаетъ наговоръ 6. Нѣкоторыя лѣкарки, по словамъ А. П. П-ной, пользуются богородской травой; мыло, оставшееся послѣ мытья покойника, тоже имѣетъ примѣненіе 1.

    Озѣвище, озѣвъ. „Озѣваютъ ребенка, глаза потаращутъ на (н)его, посмѣются, а ребенокъ съ того неспокойный такой доспѣтца… Берутъ водицы, въ нее насыпаютъ изъ загнетки золы съ углемъ; обмываютъ этой водицей икону, три угла у стола и читаютъ „Отчу“ или „Вѣрую“, потомъ поятъ больнова, умываютъ и обрызгиваютъ – маленькаго ли, большого ли, все равно“ (Алюй).

    Лѣкарки, какъ П-на, Ф-ва, Г-на, читаютъ молитвы и наговоры (16a, 16b, 16c).

    Палари́чъ, параличъ, лѣчатъ „червинымъ масломъ“. Марья Аникина, извѣстная подъ прозвищемъ Вахло́михи (въ Худоелани), лѣчила свою дочь, у которой „съ пяти лѣтъ паларичъ разбилъ ногу. Мазала раза три въ день масломъ-то. Лучше стало“.

    Разбитаго параличемъ кладутъ „въ назёмъ“ и поятъ настоемъ съ „ви́хорева гнѣзда“; дѣлаютъ и ванны изъ него.

    Порча. Существуетъ много видовъ порчи, много и средствъ противъ нея. Разсказываютъ много случаевъ порчи, когда въ человѣка поселяли лягушекъ 2. „Насбираютъ лягушекъ, ящерокъ; высушатъ ихъ и смелютъ въ порошокъ. Порошокъ этотъ незамѣтно подмѣшаютъ въ чай или въ какое другое кушанье тому человѣку, кого надобно испортить – по злости, какъ ли… Когда тотъ съѣстъ, то лягушки и ящерки разрастутца въ животѣ. Вотъ человѣкъ и испорченъ! Въ Курзанѣ былъ такой случа́й съ Ари́сьей Павловной – Ма́рушки Булюшкина (житель с. Тулуна) сестра замужная“.

    „Изъ-подъ правой пятки берутъ землю и черезъ это могутъ портить“ (П. Кичигинъ; подробностей не сообщилъ).

    „Ничѣмъ человѣка можно испортить. Катаетъ другая рубахи, а сама до́ржитъ валекъ прямо на человѣка. Съ тѣмъ человѣкомъ нехорошо быватъ: станётъ его тянуть, лихоти́ть, позѣвота на (н)его нападетъ, – словомъ сказать, испорченъ человѣкъ“ (Алюй).

    Порченыхъ можно узнатъ за обѣдней: если человѣкъ во время чтенія евангелія простоитъ спокойно (не случится съ нимъ припадка), – значитъ, его нечего и лѣчить отъ порчи, ищи другую болѣзнь, а порченаго – „зачнетъ трепать“ (деревня Ермаки́).

    „Припа́дошные“ могутъ сами себя „вы́пользовать“. Если больной, гдѣ бы онъ ни былъ – въ избѣ, во дворѣ, на улицѣ – все равно, „увидитъ молодой мѣсяцъ, онъ долженъ тутъ же раздѣться и попросить

    343

    кого-нибудь, кто тутъ прилучитца или (в)стрѣтитца, обкатить его водой. Тутъ же надо высушиться. Лучше всего, когда молодой мѣсяцъ доведетца увидать изъ избы: тутъ же можно обсушиться, одѣться и уснуть“. Въ Шабартѣ, говорятъ, такимъ образомъ лѣчилась Соро́чиха.

    Помогаетъ припадочнымъ подлѣзаніе подъ иконы во время крестныхъ ходовъ 1.

    „Другіе прокураты для смѣху́ бабъ портятъ – пер..жа́ напускаютъ… Когды баба хлѣбы стряпатъ, взясь у ней тихонько муки и всыпать въ щель скрипучаго дерева. Какъ дерево поскрипыватъ, такъ и баба будетъ поп….. ть. Вылѣчить такую порчу можетъ только тотъ, кто догадатца выскрес(т)ь муку изъ той щели“. (Степанъ Димитричъ Васильевъ, уч. Аршанъ).

    Потеря памяти. Приключается съ тѣмъ, кто „починяетъ ло́поть (одежду) на себѣ“ (не снимая). Обыкновенно предостерегаютъ: „на себѣ шьешь – память защьешь“ (Алюй, Тулунъ).

    Разстроитца человѣкъ. Тогда ему даютъ отваръ конёвника – „склоняетъ“.

    Сглазъ. Лѣчатъ наговорами 21a, 21b, 21c.

    Уроки. Лѣчатъ наговорами 16a, 16b, 16c, 23.

    Чемёръ, че́меръ, чи́меръ. Въ Тулунѣ, сколько мнѣ приходилось слышать, выговариваютъ: „чемёръ“. А. В. Непомнящая (д. Никитаева) говоритъ: „чи́меръ“. П. А. Татаринова произноситъ: „че́меръ“. „Голова болитъ, кружитца, лихоти́тъ, пища нейдетъ. Надо чемёръ рвать“ (А. В. Н-ая). Захвативъ клокъ волосъ на головѣ, лѣкарка навиваетъ ихъ вокругъ пальца и съ силой оттягиваетъ, „вырываетъ“, словно отдирая кожу отъ черепа 2; при этомъ получается трескъ. Прядь за прядью „вырываютъ“ по всей головѣ.


    4. Хирургическія болѣзни .

    Глазныя болѣзни .


    При глазныхъ болѣзняхъ употребляютъ много различныхъ средствъ, между прочимъ: „червинымъ масломъ“ мажутъ рѣсницы, когда глаза пухнутъ; моютъ глаза утренней росой, захватывая ее съ травы горстью, не менѣе трехъ росъ – до солнца: „какая-бы боль ни была, – хорошо помогатъ“; въ первую грозу ловятъ горстью дождевыя капли и „вытираютъ“ ими глаза (Шарагулъ, Тулунъ).

    А. П. П-на „зааминиваетъ зрачки“ на утренней зарѣ и на вечерней: она читаетъ трижды молитву „Во имя Отца и Сына и Святому Духу“… При словѣ „аминь“ она каждый разъ указательнымъ и большимъ

    344

    перстами правой руки „защипываетъ верхну вѣку по разрѣзу (глаза), потомъ – нижну вѣку, ужъ въ другу сторону“.

    Другія лѣкарки этотъ пріемъ лѣченія называютъ защипываніемъ глаза.

    „Шибко пользительна камфора; ее настаиваютъ на водкѣ: прежде по лавкамъ покупали, а теперь ужъ не купишь. Настойку въ глаза велѣли пускать. Только она боится простуды, беречься надо, студить нельзя“ (Е. А. В-ва).

    Всѣ перечисленныя средства пускаютъ въ ходъ, не пріурочивая ихъ къ какой-либо опредѣленной болѣзни. Изъ послѣднихъ выдѣляютъ только немногія:

    Бѣльмо. Когда „настрогатъ на глазу бѣльмо“, его излѣчиваютъ: крымзой (Тулунъ, Курзанъ, Шабарта и др.), сахарнымъ леденцомъ, который пускаютъ въ глазъ въ видѣ порошка (Алюй).

    Засоренье глазъ. См. Соринка въ глазу.

    Куричья слѣпота. Лѣкарки привязываютъ къ глазамъ больного змѣиный выползокъ (д. Никитаева). Кичигинъ рекомендуетъ „поймать живую щуку, вынуть изъ нея жо́лочь и натирать глаза, – проходитъ“.

    Слеза долитъ. Къ глазнымъ же болѣзнямъ надо отнести и тѣ случаи, когда „слеза долитъ“. Тогда, по словамъ Е. А. В-вой, „въ блюдечко наливаютъ тепленькую водичку; кускомъ купороса проведутъ разъ или два, чтобы што-нёшто засинѣло“, и, держа лицо надъ блюдцемъ, промываютъ глаза; натираютъ также глаза (вѣки) пихтовой сѣрой.

    Соринка въ глазу, „али мошка набьется“; ее извлекаютъ „лис(т)вянной сѣрой, котору жуютъ“ (Ѳ. М. Г-на).

    Другія лѣкарки языкомъ вылизываютъ соринку. „Трафля́лось видѣть, – передаетъ А. П. П-на, – пополощутъ въ роту́ и выискиваютъ языкомъ“.

    Ячмень. Появляется „на глазу́“ въ томъ случаѣ, когда увидишь испражняющуюся собаку. Для предупрежденія заболѣванія достаточно показать собакѣ „кути́шку“ и трижды отплеваться. Еще лучше, показывая кукишъ, проговорить: „чтобъ тебя раздуло на четыре стула, на пято колесо, по улицѣ бы тебя разнесло, чтобъ тебѣ не выс..ться“.

    Въ случаѣ появленія ячменя на правомъ глазу, безымянный и средній пальцы лѣвой руки перевязываютъ суровой ниткой крестъ-на́крестъ въ видѣ восьмерки (цифры 8); если ячмень на лѣвомъ глазу, перевязываются тѣ же пальцы правой руки.

    Едва ли кто изъ тулуновцевъ, кому приходилось „маяться глазами“, не слыхалъ о „здоровомъ ключѣ“ за Шарагуломъ. Ключъ этотъ, по словамъ Е. А. В-вой, славится давно; она впервые услышала о немъ „годовъ сорокъ“ назадъ. На здоровый ключъ ѣздятъ больные купаться, пить воду. „Помогатъ, если на боль нападешь“.

    345

    Кто не можетъ отправиться на ключъ, проситъ привезти оттуда „здоровой воды“. „Привозили и мнѣ, когда шибко глазамъ маялась“ (В-ва) 1.

    Глухота. Въ нѣкоторыхъ случаяхъ на нее смотрятъ, какъ на слѣдствіе золотухи, когда послѣдняя „пойдетъ ухомъ“. Тогда ее ничѣмъ не лѣчатъ.

    Временную глухоту, причину появленія которой видятъ въ простудѣ, пользуютъ дикой мятой.

    При временной глухотѣ, являющейся слѣдствіемъ того, что въ ухо заползетъ насѣкомое (клопъ, тараканъ), въ ухо вливаютъ водку (Тулунъ, Алюй).

    Горловыя болѣзни. Говорятъ: отъ простуды больше бываютъ, „съ вѣтру приходятъ“. Болѣзнь выражается различно:

    346

    Горло (голосъ) перехватитъ; тогда пьютъ сырыя яйца, „ланпатное“ масло по деревянной ложкѣ на ночь (Тулунъ).

    Глотать больно, – при этомъ иногда распухаютъ же́лезы; поятъ настоемъ горлянки 1.

    Са́нки болятъ. Утромъ и вечеромъ, читая молитву, водятъ подъ санками (нижняя челюсть) и около шеи челюстью животнаго.

    Лучшимъ и болѣе надежнымъ средствомъ считается „голодная слюня́“ съ наговорами 2a, 2b. Также привязываютъ къ горлу на ночь теплой золы или (рѣже) нагрѣтыхъ отрубей въ тряпкѣ или чулкѣ 2.

    Грыжа. Различаютъ „мужску“ грыжу и „женску“ 1. Въ послѣднемъ случаѣ различаютъ „бѣлую“ и „красную“. Соотвѣтственно дѣленію грыжи на мужскую и женскую, употребляются различныя средства, напримѣръ.

    Отъ „нату́жной грыжи“ надо пить жеребой: женскій жеребой – отъ женской, мужской – отъ мужской грыжи. Навариваютъ въ „запа́рникѣ“ (чайникъ), пьютъ вмѣсто чаю. Молоко, вино пить въ это время нельзя (К-нъ).

    Пьютъ на водкѣ чили́буху: женскую („съ ямочкой“) – отъ женской, мужскую („съ опупочкомъ“) – отъ мужской (Авд. Фед. Травкина).

    „Красную грыжу“, полагаютъ, можно излѣчить красными шишками, а бѣлую – бѣлыми шишками.

    Изъ общихъ средствъ употребительны: нефть – капель пять на маленькую деревянную ложку – и обыкновенный деготь, коего небольшая (съ полрюмки, примѣрно) доза постепенно увеличивается. Когда „вопьютца и пользу увидятъ, принимаютъ помногу – другіе до стакана“. Нерѣдко примѣняютъ: бобковое масло, которымъ мажутъ больныя части, и настой на жеребоѣ (вѣтки три на горшочекъ) – пьютъ передъ „вытью“, по чайной чашкѣ (Гадалей). Пьютъ отваръ полевой ромашки и мышьей рѣпки.

    Заноза. Вытаскивается при помощи иголокъ и подкуривается горящей тряпкой 3 (А. П. П-на). Нѣкоторые извлеченную занозу жуютъ (потомъ выплевываютъ), чтобы она вторично не попала 4, и говорятъ: „Не ты меня, заноза, съѣла, – я тебя!“ (Е. А. В-ва).

    Вызываютъ занозу „жувачкой“ изъ аржаного хлѣба съ солью 5 (А. Ф. Т-на).

    Зобъ. „Зобъ туруха́нскай“, – это ругань по адресу зобатыхъ. „Зоба́тай!“ – это, можно сказать, оскорбительное слово въ устахъ деревенской

    347

    бабы. Съ зобатыми старательно избѣгаютъ общенія: „зобъ прили́пчивъ, переходчивъ; онъ можетъ появиться, если поѣшь хлѣба, который клевали птицы“. Особенно легко „подхватить“ зобъ въ лѣсу, если съѣшь случайно ягоды, клеванныя птицей. Образуется иногда – „отъ думы“ 1: „иной разъ, особенно если человѣкъ брезгливый, отъ думы можетъ доспѣться. – Попьешь чаю изъ одного стакана (съ зобатымъ), вина ли выпьешь изъ одной рюмки – тоже бываетъ“.

    Лѣчатъ зобъ наговоренной водой (наговоръ записать не удалось). Рекомендуютъ пить настой на желѣзѣ: „возьми гвоз(д)ь или подкову, смой грязь и положь въ холодную воду. Всякой вечеръ выходи на молодой мѣсяцъ и пей этотъ настой († Устинья Азитовна Прохорова, с. Тулунъ).

    Кровотеченіе изъ носа. Моютъ носъ холодной водой. Заговариваютъ кровь (заговоры 10a, 10b).

    Кровотеченіе при пораненіяхъ. См. Посѣки и порѣзы.

    Нарывы. Снаружи прикладываютъ: ушканью (заячью) шкурку, распаренную и намыленную, – „вѣнишный (вѣничный) лис(т)ъ“, тоже намыленный, – нажеванный хлѣбъ съ солью. При гнойныхъ нарывахъ пользуются тягучимъ пластыремъ; хорошо помогаетъ человѣчій калъ: „унистожатъ ломоту и хорошо натягиватъ гной“ (А. П. П-на).

    Ожо́ги. Заплевываются слюною съ произнесеніемъ словъ заговора 15a; читаютъ заговоръ 15b.

    Снаружи прикладываютъ: пластырь изъ олифы и глины или пластырь изъ постнаго масла, дегтя и бѣлка́.

    Обожженное или обваренное мѣсто обкладываютъ перфильской (бѣлой) глиной, которая „и пузыря не дас(т)ъ и боль скоро унистожитъ“.

    Мажутъ: соплями или масломъ (коноплянымъ или лампаднымъ), которое кипятятъ съ луковкой; помогаетъ коровье масло: мажутъ какимъ-нибудь масломъ и затѣмъ присыпаютъ пепломъ отъ пережженной пробки.

    Встарину присыпали пережженнымъ овечьимъ пометомъ (въ Шабартѣ), предварительно помазавъ обожженное мѣсто масломъ. Деревянное масло сравнительно рѣдко употребляется: „оно шибко кожу деретъ“.

    Пи́миха читаетъ наговоръ „отъ огня“.

    Опухоли. Будутъ ли онѣ слѣдствіемъ пораненій или другихъ причинъ, стараются лѣчить молодымъ чертополохомъ, пострѣломъ (въ малыхъ количествахъ), собственной мочой; при опухоли въ ногахъ (когда „натружёны ноги“) употребляютъ лебеду.

    Посѣки и порѣзы. Кровоостанавливающими средствами считаются тѣ, какія всегда подъ рукой: земля, сажа, сахаръ. Особенно хорошимъ

    348

    средствомъ признается настойка на водкѣ изъ березовой мочки. В. А. и Ф. А. Лѣнивцевы, отправляясь въ лѣсъ на „дроворубъ“, всегда запасались этой настойкой. „Въ жаръ оборони Богъ порѣзаться или порубиться: къ вечеру же дурью возьмется… Безъ мочки никакъ нельзя“. Употребляется какъ примочка. Хорошо помогаетъ при порѣзахъ, какъ кровоостанавливающее, „деревянна гумага“, а изъ травъ – „лапос(т)никъ“, „папор(о)тникъ“.

    А. П. П-на и Аг. Г-хъ останавливаютъ кровъ заговорами (10a, 10b).

    Сучья титька (воспаленіе подмышечныхъ железъ). „Кто ее знатъ, отчего быватъ. Съ работы, говорятъ. Только, должно быть, не отъ этого: у маленькихъ тоже быватъ… Подъ пазухой, въ самой ямкѣ, такая красная, какъ есть – титька, образуется“ (Е. А. В-ва).

    Средства противъ этой болѣзни: подвальный или подпольный грибъ, которымъ натираютъ титьку; мажутъ ее сметаной и даютъ лизать собакѣ: если лѣчится мужчина, на помощь зовется кобель, а къ женщинѣ зовутъ суку.

    Ушибы. Для предупрежденія синяка, ушибленное мѣсто растираютъ серебромъ, чаще всего серебрянымъ крестомъ; растираютъ и мѣднымъ крестомъ.

    Ребятъ поятъ настоемъ березоваго мха (растущаго на березахъ) или жеребоя.

    „Къ ушибленному мѣсту прикладываютъ куделю и конопляную тряпку“; предварительно ту и другую смачиваютъ мочою.

    Если уже образовались опухоли, то „надобно пе́ревити отъ огорода пережечь и пепелъ смѣшать съ молоснымъ масломъ“. Мазью этой пользуютъ опухоли (С. Н. В-ва).


    Болѣзни костей.


    Волосъ. „Разной онъ, волосъ-то, быватъ. Одинъ въ родѣ змѣевику. Попадаетъ онъ съ грязной водой въ рану на ногѣ. Трудно на лѣкарство напас(т)ь. Иногда удается вывести его на паръ. Другой волосъ тоже живетъ въ водѣ; онъ впивается прямо (не черезъ рану) въ ногу, когда купаешься. Какъ вопьется въ ногу, точитъ ее въ разныхъ мѣстахъ – то туда кинется, то въ другое мѣсто“… (Е. А. В-ва).

    Змѣёвикъ, змѣёвецъ, костоѣдка. „Если палецъ сорвешь да потомъ въ грязной водѣ руки держишь (полъ моешь, скажемъ), – ну, змѣевикъ и вселится въ ранку, потомъ и пойдетъ точить палецъ до́ кости… Вотъ какъ червячокъ, маленько потолще волоса, съ головкой. Все больше около сустава привязывается“.

    Первыми признаками болѣзни считаются затвердѣніе, затѣмъ нагноеніе. Разъ привязавшись, боль долго не бросаетъ. Чтобы „захватить“ боль, привязываютъ или собственный или свиной калъ (Шабарта,

    349

    Тулунъ). При лѣченіи употребляютъ шероховатый листъ мышьей рѣпки; его распариваютъ, намыливаютъ и привязываютъ. Употребляютъ крѣпкую водку, белену, черемишникъ.

    Зубная боль. Считается одною изъ трехъ мучительнѣйшихъ болѣзней – „зубна, да глазна, да еще ревнос(т)ь“… Причину видятъ въ простудѣ. Отъ простуды въ зубахъ заводятся червячки, которыхъ, какъ увѣряютъ спеціалисты по лѣченію зубовъ, можно вынуть. Занимаются этимъ преимущественно цыганки; русскія лѣкарки, напр., А. П. П-на, заговариваютъ зубы (заговоръ 7) „на молодой мѣсяцъ“ 1. Больные кладутъ на зубы, когда они „донимаютъ“, листовой табакъ, „мыкы́нъ“ изъ трубки, деготь съ колесныхъ ступицъ. Помогаетъ отъ зубной боли, если ѣсть то мѣсто хлѣба, булки или калача, гдѣ грызли мыши. Паломники въ Иркутскій монастырь кусаютъ край гробницъ чтимыхъ „угодниковъ“, – напр., гробницу „батюшки Софронія-угодника“ въ Иркутскомъ соборѣ. Откушенныя „щепочки“ (ихъ хранятъ съ особенной тщательностью) кладутъ на́ зубы во время приступовъ боли.

    Самый актъ прикосновенія къ святынѣ считается цѣлебнымъ 2.

    Во избѣжаніе искривленія зубовъ, дѣтямъ, теряющимъ моло́сные зубы, говорятъ, чтобы они не зализывали пустое мѣсто, а чтобы выпавшій зубъ хоронили въ подпольѣ. Ребенокъ, стоя передъ западней подполья, говоритъ трижды: „Мышка, мышка! на тебѣ рѣпный зубъ, дай мнѣ костяной…“ Послѣ третьяго раза зубъ бросается въ подполье 3

    Изломы костей. Скоблится ножомъ старинный мѣдный пятакъ; стру́жки ссыпаются на хлѣбъ и вмѣстѣ съ нимъ съѣдаются больнымъ 4. Увѣряютъ, что мѣдь спускается по жиламъ къ мѣсту излома и образуетъ обручъ, который скрѣпляетъ кость и который, говорятъ, можно ощупывать пальцами.

    Ломота въ костяхъ. Когда „кости ломитъ“, лѣчатся багульникомъ.

    Могильна кос(т)ь. Чтобы отъ нея избавиться, „надо (в)стрѣтить, чтобы двое ѣхали верха́мъ, и гаркнуть имя́: дядюшки, постойте! – Тѣ опнутся, спросятъ: што, молъ, надо? А ты имя́: васъ ѣдетъ двое, возьмите третью – мою могильну кос(т)ь!.. Такъ и уѣдетъ съ имя́ – изойдетъ“ 5 (Ѳ. М. Г-на).

    А то еще такъ можно избавиться: „идешь въ церкву, возмешься

    350

    за скобку, и надо руку-то этой самой кос(т)ью потереть. Три, а самъ: „какъ матушка-скобка крѣика, такъ бы я былъ крѣпкій; какъ къ скобкѣ ничо́ не пристаетъ, такъ бы и ко мнѣ ничо́ не приставало“. Дотрое“ (Ѳ. М. Г-на).

    Ногтоѣдка. „Палецъ краснѣтъ, запухатъ, твердѣтъ, тычетъ его возлѣ ногтя“. Нѣкоторыя лѣкарки, какъ П-на, считаютъ ее самостоятельной болѣзнью, другія же отождествляютъ со змѣевикомъ; такъ, Ѳ. М. Г-на утверждаетъ: „што нохтоѣдка, то и змѣевецъ – боль все одна“.

    Одною изъ причинъ заболѣванія пальцевъ считаютъ „шитво́ въ праздникъ“ (Алюй, Никитаева, Тулунъ).

    Употребляемыя отъ этой болѣзни средства имѣютъ непосредственной цѣлью вызвать нагноеніе; „когда прорветъ – легче будетъ“. Къ больному пальцу вяжутъ жареную (горячую) луковицу, собственный калъ, творогъ, хлѣбъ съ солью.

    Скрипъ въ суставахъ руки (въ кисти). Чаще всего наблюдается во время жнитва, „когда шибко натрудишь руки“. Перевязываютъ шерстяной ниткой 1. Помогаетъ трава – скрипу́нъ 2.


    5. Накожныя болѣзни .

    (Болѣзни кожи и подкожной клѣтчатки).


    Бородавки. Опредѣленныхъ отвѣтовъ на вопросъ о причинахъ появленія бородавокъ слышать не приходилось. Обыкновенно говорятъ: „да такъ вотъ – пристанетъ ни съ чего“ или: „должно быть, съ вѣтру“. Способы лѣченія:

    Крошки хлѣба, падающія въ подолъ во время ѣды, хорошо помогаютъ; ими трутъ бородавки неопредѣленное число разъ: „Слѣдъ хоть и останется, а бородавки не будетъ“ (Шабарта, Тулунъ).

    Надъ бородавкой завязывается узломъ нитка (сколько бородавокъ, столько и узловъ), предпочтительнѣе – суровая; затѣмъ нитка кладется подъ пятку двери 3: кто первый послѣ этого пройдетъ въ дверь, на того и бородавки перейдутъ (Тулунъ, Алюй).

    Кому-нибудь врасплохъ предлагаютъ: „сосчитай, сколь у меня бородавокъ!“ Сосчитаютъ. „Еще разъ сосчитай!“ И такъ до трехъ разъ. Бородавки перейдутъ на того, кто ихъ трижды сосчиталъ (Тулунъ).

    Нитка съ узлами по числу бородавокъ закапывается въ подпольѣ

    351

    „подъ помело“ 1. Когда нитка сгніетъ, исчезнутъ и бородавки (Тулунъ, Алюй) 2.

    Сводятъ бородавки желтымъ „сокомъ“ чистяка; „сгоняютъ“ (выжигаютъ) горючей сѣрой и острой водкой 3.

    Ве́редъ. См. Чирій.

    Веснушки. Чтобы „свести“ веснушки, трутъ лицо только-что снесеннымъ, еще влажнымъ яйцомъ; умываются березовкой – сокомъ березы (Алюй).

    Восса́. Если безъ пути – безъ надобности вертишь на ладони „веретёшку“, на ладони образуется восса́: ладонь будетъ чесаться, „болѣто́къ приключитца“. Если веретешку вертишь не на ладони, а на столѣ, – все равно не избавленъ отъ возможности получить воссу́: достаточно потомъ прикоснуться къ тому мѣсту стола, гдѣ была веретешка, – рука заболитъ (Шабарта). – Какъ лѣчатъ, не записалъ.

    Вшивость. Вши выходятъ изъ тѣла. Есть люди, тѣло которыхъ является особенно подходящимъ для размноженія этого паразита. Чрезмѣрная вшивость вполнѣ серіозно считается хорошей примѣтой: „вшивый – счастливый“. Все же принимаются кой-какія мѣры противъ усиленнаго размноженія „вши“. Главнымъ средствомъ считается баня, когда смѣняютъ рубаху, чешутъ голову. Если баня „не пособлятъ“ или ея нѣтъ, голову моютъ смѣсью воды съ керосиномъ.

    Среди женщинъ существуетъ старинный обычай „искаться вшамъ“, или, какъ еще говорятъ, „искать въ головѣ“, „голову царапать“. Приходитъ одна сосѣдка къ другой и жалуется: „вотъ чешетца, чешетца голова… вши ли, плоть ли – Богъ ее знатъ… почеши мнѣ, бабочка!“ – Та, если позволяетъ ей время, беретъ „вши́викъ“ и садится на порогъ или на лавку. Пришедшая „поискаться“ садится на полъ и кладетъ голову на колѣни сосѣдки. Начинается исканіе. Вшивикъ въ опытныхъ рукахъ проворно и ловко перебираетъ волосы прядь за прядью, давитъ насѣкомыхъ, выскребаетъ плоть, а бесѣда въ это время идетъ своимъ чередомъ… Потомъ сосѣдки мѣняются ролями.

    Такую картину можно наблюдать на заваленкахъ поздней весной и лѣтомъ въ праздничный вечеръ.

    Заусеница – задравшійся лоскутокъ эпидермиса у основанія ногтя. „Бавушка моя говаривала: не надо вытирать мокрыя руки кваше́нникомъ, а то заусеницы будутъ“ (Е. А. В-ва). Ихъ очерчиваютъ, закрещиваютъ: остреемъ ножа дѣлаютъ крестики на покраснѣвшей кожицѣ 4.

    352

    Коросты на рылѣ. См. Летучій огонъ.

    Летучій огонь. Пристаетъ, когда плюютъ на огонь. Съ этого пойдутъ прыщи и коросты по губамъ, около носа, а то и по всему тѣлу начинаютъ распространяться, гноятся, мокнутъ (Е. А. В-ва).

    „Ладятъ на три-девять (3×9) лучинокъ“: черезъ три зажженныя лучины на больного трижды брызгаютъ водой; потомъ опять ихъ зажигаютъ и опять трижды брызгаютъ; еще разъ повторяютъ то же, „чтобы получилось девять: три раза по три; три дня кряду, чтобы получилось три-девять… Другія дѣлаютъ шесть дёнъ“.

    „Причикиваютъ“ огнивомъ съ наговоромъ 1.

    Лишай. Появляется иногда на тѣлѣ, если человѣкъ пройдетъ по тому мѣсту, гдѣ конь катался (валялся), или если переступитъ обручъ.

    Лѣчатъ „по́томъ съ окошекъ“ 2; мажутъ чернилами. Хорошо помогаетъ „деготь съ топора“ 3.

    Квасцы считаются тоже хорошимъ лѣкарствомъ. Утромъ, натощакъ, когда еще ни съ кѣмъ ничего не говорилъ, надо взять квасцовъ, поплевать на нихъ и обводить больное мѣсто „кругомъ“: „оно, вѣдь, кружко́мъ, какъ въ оторочкѣ“.

    Лишай мокрый (со словъ другихъ передаетъ А. П. П-на). Сводятъ прижиганіемъ. Для этого ремнемъ натирается „до́горяча“ (нагрѣвается треніемъ) кольцо и прикладывается къ лишаю. Нѣкоторыя лѣкарки будто бы избавляютъ отъ лишая нашептываніемъ (П-на).

    Межупёрс(т)ница. Происходитъ отъ засоренья ранки „межу́ перстовъ“. Засоришь – нарывать станетъ.

    Помогаютъ: трава этого же названія и красные цвѣты.

    Если травы нѣтъ, пользуются „землей отъ трехъ коловъ“. Вся трудность лѣченія только въ томъ и заключается, чтобы найти въ постройкѣ „три кола вмѣстѣ“; изъ промежутка берутъ земли и натираютъ ею больное мѣсто; совѣтуютъ брать запасъ этой земли, которую привязываютъ къ больному мѣсту. Еще лучше – каждый разъ (три раза) ходить къ тремъ коламъ и тереть свѣжей землей; свѣжей землей и перевязку дѣлать лучше.

    Мозоли мокрыя. „Кожа натирается, подъ ней вода напу́кнетъ, вздымается пузыремъ. Если не выпустить воду – болитъ; а проколешь кожу, выпустишь воду – тожно́ надо беречь: засоришь – раздурится… Такъ и не лѣчатъ, само проходитъ“ (Е. А. В-ва).

    Мозоли сухія. Распариваютъ въ банѣ, срѣзаютъ острымъ ножомъ; кончикомъ ножа вытаскиваютъ и „ядрышко“ мозоли.

    Обвѣтрѣютъ губы. Мажутъ на ночь „свѣшнымъ“ саломъ 4.

    353

    Обвѣтрѣютъ руки. Моютъ сывороткой изъ-подъ „простоки́ши“ (Тулунъ).

    Плоть (перхоть) въ головѣ. Заводится отъ заботы. Моютъ голову сывороткой. Выскребаютъ плоть, когда „вшамъ ищутца“.

    Потѣніе ногъ. Происходитъ отъ простуды. Лѣченіе состоитъ въ томъ, что по вечерамъ обмываютъ ноги холодной водой; или „къ но́чѣ“ ноги ставятъ на нѣкоторое время въ горячую воду, какую только можно терпѣть; а то каждый вечеръ (тоже на ночь) пальцы ногъ заливаютъ стеариномъ съ горящей свѣчи; на день ихъ пересыпаютъ стеариномъ, растертымъ въ порошокъ (Тулунъ).

    Призоры – прыщи по лицу. Умываютъ и умываются „вѣнчальнымъ мыломъ“ (Никитаева, Алюй, Тулунъ).

    При́тка банна. „Приключатца водяной пузырь. Больше отъ думы быватъ: увидишь въ банѣ у кого коро́сливо тѣло и станешь бояться, не прилипло бы. Вотъ отъ думы и быватъ“ 1. Въ качествѣ профилактической мѣры Ѳ. М. Г-на совѣтуетъ во избѣжаніе того, „чтобы не приключилась притка, выдернуть изъ вѣника корешочекъ, взя́сти въ ротъ и три раза проговорѣть: „какъ корешокъ у меня въ ротѣ крѣпко доржитца, такъ же бы и я, рабъ божій, былъ крѣпкій“. А безъ вѣника никакъ нельзя въ баню ходить…“

    Если притка ужъ привязалась, то появляется зудъ по тѣлу тогда совѣтуютъ вымести баню, соръ сжечь, пепелъ бросить въ воду и этой водой мыться. Соръ собирать надобно послѣ „трехъ бань“, – значитъ, три раза и мыться надобно. Если по тѣлу появились „пупыри“ и коросты, то пепелъ отъ пережженнаго сора смѣшиваютъ съ коровьимъ масломъ и этой мазью сводятъ „пупыри“ и коросты (Ѳ. М. Г-на).

    А. С. Долгихъ читаетъ наговоры 5 и 19.

    Прыщи. Ихъ уничтожаютъ мышьими рѣпками.

    Прѣлость у большихъ (взрослыхъ). „Въ вёдро по дорогѣ быватъ много мелкой пыли. Берутъ эту пыль и натираютъ до́суха: хоть въ подмышкахъ, хоть въ тѣсномъ мѣстѣ, а у жирныхъ людей шея прѣетъ, – помогатъ“ (Е. А. В-ва).

    Цыпки. Бываютъ на рукахъ и ногахъ отъ „мокра“. „Лѣчатъ одинаково, что шипицы, что бородавки, то и цыпки: надо „обыдённу сметану“; въ нее прибавляютъ до́-синя купоросу, размѣшиваютъ и намазываютъ – два разъ въ день, утромъ и вечеромъ“ (Ѳ. М. Г-на).

    Чесотка. Тѣло „сереби́тся“. Моютъ и поятъ отваромъ чистяка, натираютъ золой изъ „каменки“ (печь); употребляютъ мази: пепелъ отъ пережженнаго баннаго сора смѣшиваютъ съ масломъ и квасцами (Е. А. В-ва) или деготь, „молосно масло“, лукъ и мыло кипятятъ вмѣстѣ (А. П. П-на).

    354

    Чирій. Утромъ и вечеромъ заговариваютъ, читая заговоръ 24a, или, пока чирій еще маленькій, обводятъ безымяннымъ пальцемъ и ногтемъ ставятъ крестъ, читая „во имя Отца“… (Алюй). Заговариваютъ на сукъ (24b) 1. Ѣдятъ купену; привязываютъ баданъ. Больше всего примѣняются нарывныя средства: печеная луковица, намыленная; ушканья шкура (невыдѣланная), размоченная и намыленная; „лиственна сѣра, котору жуютъ“; намыленные березовые листья 2.

    Шипицы. Если „шипичку (иглу шиповника) не вынешь изъ руки или ноги, такъ она и разрастетца“. Мажутъ, по возможности чаще, желтымъ „сокомъ“ чистяка; также выжигаютъ: горючей сѣрой, которая кладется на шипицу и зажигается, или крѣпкой водкой 3.


    6. Болѣзни мочеполовыхъ органовъ.


    Грыжа. См. выше.

    Недержаніе мочи. См. отдѣлъ дѣтскихъ болѣзней.

    Рѣзь, – когда человѣкъ (и со скотиной бываетъ) мочиться не можетъ. Пьютъ „порѣзну траву“. Для предупрежденія болѣзни избѣгаютъ „мочиться“ на огонь („потому огоньцарь“), даже на золу; слѣдятъ за тѣмъ, чтобы и ребята не мочились (Алюй, Порогъ, Сахтуй).

    Хомутъ. Болѣзнь выражается въ опухоли половыхъ органовъ; иногда опухоль распространяется и на бедра. Хомутъ набрасываютъ часто по злобѣ, а то просто „ради надсмѣшки“; напримѣръ, дѣвки „подшучиваютъ“ надъ парнями; „бабы рѣдко за́ймуются такими дѣлами“, развѣ по просьбѣ дѣвокъ. На конскій волосъ, завитый въ кольцо, наговариваютъ (С. Н. В-ва отказалась сообщить наговоръ незнаніемъ его) и бросаютъ его тамъ, гдѣ намѣченный человѣкъ долженъ пройти. Иной разъ бросаютъ такъ неосторожно, „гдѣ попало“, что хомутъ можетъ попасть на невиннаго, напр., на ребенка. – Не всякій, умѣющій надѣть (набросить) хомутъ, можетъ снять его. Снимаютъ съ помощью наговора, при произнесеніи котораго больное мѣсто обводится пальцами и смазывается у животныхъ – дегтемъ (причемъ одни знахари берутъ деготь съ колеса, другіе – прямо изъ „логушка́“), у человѣка – коровьимъ масломъ. Нѣкоторые знахари больное мѣсто натираютъ какою-то травою. С. Н. В-ва, сообщившая эти свѣдѣнія о хомутѣ, привела нѣсколько „живыхъ случаевъ“, которые указываютъ на возможность успѣшнаго излѣченія этой болѣзни.

    355

    7. Помощь въ несчастныхъ случаяхъ.

    Отъ ду́ру. См. Укусъ дурной собаки.

    Змѣиной укусъ. Лѣчатъ заговорами 1a, 1b, 1c. Когда змѣя жа́литъ, она, по народному мнѣнію, оставляетъ жало въ ранѣ 1. Рану иногда прижигаютъ спичкой или головешкой.

    Оглушеніе громомъ. Зарываютъ въ сырую землю 2 (только лицо остается открытымъ), обкладываютъ сырыми капустными листьями, свѣжей травой. Такой случай былъ лѣтомъ 1913 г. въ Тулунѣ, въ семействѣ Миромановыхъ.

    Убитые грозой считаются „Богу достойными“, святыми 3.

    Угаръ. Даютъ ѣсть боярку, обливаютъ водой, поятъ молокомъ.

    „Банный“ угаръ лучше „избено́ва“: скорѣе выходитъ изъ человѣка.

    Укусъ дурной собаки. Читаютъ „воскрёсну молитву“ (А. В. Н-ая) или „Вѣрую“ (О. П. Ф-ва); лѣчатъ дымомъ отъ зажженной шерсти съ укусившей собаки (Алюй); поятъ настоемъ на водкѣ изъ майскихъ жуковъ 4 (А. Ф. Т-на).

    Сушатъ таракановъ, разминаютъ ихъ въ порошокъ, насыпаютъ на хлѣбъ и даютъ ѣсть укушенному. Больной не долженъ знать о происхожденіи лѣкарства (А. Т-на).

    Укушенный долженъ собрать сорокъ милостынекъ, по возможности въ одинъ день, и съѣсть ихъ 5.

    Лѣчатъ наговоромъ (записать его не пришлось), причемъ больной не долженъ выходить изъ избы до шести недѣль.

    356

    Отравленіе. Съ отравившимися отваживаются молокомъ (предпочитаютъ парное), отварной водой.

    Утопленники. Откачиваютъ, подбрасывая на половикахъ или потникахъ (войлоки) 1; класть утопленниковъ на голую землю нельзя: земля притянетъ 2.

    – ----

    II. Народное акушерство.


    Дѣточку носить – не
    вѣточку ломить.

    Поговорка.


    Періодъ беременности.


    Начало беременности „узнается по краскамъ, у которой женщины краски идутъ: краски перестали итти, – ну, значитъ, забрюхатѣла. А у которой красокъ нѣту, та скудаться зачнетъ: тянетъ ее, позыватъ на разну пищу, а не ѣстца… У другихъ изжога быватъ, ѣдятъ мѣлъ, перфильску глину“.

    Когда женщина почувствуетъ себя „чижо́лой“, она до самыхъ „роди́нъ“ должна считаться со своимъ положеніемъ, чтобы ребенокъ родился благополучно. Помимо того, что она избѣгаетъ поднимать тяжести, ей предписывается немало различныхъ правилъ поведенія; такъ, „она не должна плювать, какъ увидитъ что га́дское, а то ребенокъ будетъ душноротый; не должна пинать собаку, а то у ребенка доспѣтся „собачья старость“; не должна пинать свинью, а то ребенка „щетина будетъ маять“; не должна перешагивать черезъ веревку, а то при родахъ „пуповина обовьется кругомъ шеи ребенка и не дастъ ему ходу“ (Е. А. В-ва). Беременная женщина не вынимаетъ хлѣбы изъ печи черезъ неубранную съ шестка заслонку, такъ какъ, при несоблюденіи этого стариннаго „правила“, у нея могутъ произойти тяжелые роды, а если ее „Богъ пронесетъ“, то тяжелые роды могутъ быть у скотины (К. Т. Р-на).

    По мѣрѣ того какъ протекаетъ періодъ беременности, увеличиваются заботы и тревоги будущей матери и ея близкихъ. Встаетъ вопросъ: когда надо ждаться? Опредѣлить болѣе или менѣе точно моментъ зачатія ни сами крестьянки, ни ихъ баушки не умѣютъ, хотя и „стараются примѣниться“. Замѣчаютъ послѣднее мѣсячное очищеніе и съ того дня, когда оно кончилось, считаютъ впередъ „годъ безъ трехъ мѣсяцевъ и десяти дёнъ; другой разъ какъ есть угадаешь, а то ошибешься дёнъ на 10 впередъ, а то дёнъ на 10 назадъ“ (Клавд. Ив. Богданская, с. Тулунъ). „Ждутъ, когда ребенокъ „пошевелитца“; черезъ четыре съ половиной мѣсяца послѣ этого момента „надо

    357

    ждаться“; только не забудь число, когда „ребенокъ пошевелился“ (Е. А. В-ва).

    Не только беременная и ея родные, – сосѣдки тоже бываютъ заинтересованы тѣмъ, „когда будетъ“ и „кѣмъ ждется“ баба, которую онѣ охотно навѣщаютъ, кто изъ сочувствія и добраго расположенія, а кто „изъ празднаго любопытства бабьяго“; даютъ различные совѣты, стараются по разнымъ примѣтамъ опредѣлить полъ будущаго ребенка. Вотъ нѣкоторыя изъ этихъ примѣтъ:

    а) Если мать „спра́вна ходитъ“ – будетъ дѣвка, а какъ мать „худа́ ходитъ“ – парнишку родитъ.

    б) Если брюхо и задъ у беременной „плоски“ – дѣвчонку родитъ, а если брюхо „во́стренько“ – родится парнишка 1.

    в) Еще примѣчаютъ, въ которомъ боку „пошевелитца ребенокъ“: если въ правомъ – будетъ мальчикъ, а въ лѣвомъ – дѣвочка. „Только это неправда: другой разъ пошевелитца и въ правомъ, а родится дѣвчонка“ (Е. А. В-ва).

    г) Старикъ Иванъ Бу́зиковъ (с. Тулунъ) такъ примѣчалъ:

    – Тебѣ, бабочка, кого надо? – спрашиваетъ онъ брюхатую бабу.

    – Я парнишекъ люблю, – отвѣчаетъ та.

    – Ну-ка, садись на полъ!

    Садится.

    – Ну, теперь вставай…

    Встаетъ.

    – Мальчикъ будетъ: оперлась (при вставаніи) правой рукой. Если обопрешься лѣвой, значитъ, дѣвчоночку носишь 2 (Е. А. В-ва).

    д) Если правая грудь во время беременности будетъ полнѣе – родится мужской полъ (К. И. Б-ская).

    е) Если у женщины во время беременности изжога, то у ребенка на головѣ будутъ густые волосы (она же).

    Узнать, „кого носишь“, для беременной – не праздный вопросъ: „дѣточку родить – не вѣточку ломить“, говорится. Можно считать общепризнаннымъ въ народномъ акушерствѣ положеніе, что „дѣвчонокъ легче родить, парнишекъ труднѣе“.

    Въ заботахъ о благополучномъ исходѣ роди́нъ заранѣе присматривается наиболѣе подходящая бабка-повитуха.

    Лишь въ рѣдкихъ случаяхъ повитуху приглашаютъ въ тотъ моментъ, когда пришло время растрястись. Бываетъ это, напр., при преждевременныхъ родахъ. Обычно „баушка“ задолго до роди́нъ начинаетъ навѣщать будущую паціентку. За баушкой ухаживаютъ. Наставить самоваръ, угостить ее чѣмъ Богъ послалъ, – это считается

    358

    обязательнымъ при каждомъ ея приходѣ; ее боятся чѣмъ-нибудь обидѣть, чтобы она не „осерча́ла“ и не отказалась притти въ нужную минуту. Она – всегда нужный человѣкъ: теперь съ нею совѣтуются по тѣмъ вопросамъ, которые нарождаются съ наступленіемъ періода беременности; она нужна будетъ въ самый трудный моментъ жизни; ее придется позвать и послѣ, когда „прискудатца“ ребенокъ. Мало ли что́ еще будетъ, а потому „человѣка беречь надо“…

    Баушки тоже знаютъ себѣ цѣну. Далеко не всегда требовательныя тамъ, гдѣ дѣло идетъ о расплатѣ за ихъ трудъ, онѣ чутки къ невнимательному къ нимъ отношенію, обидчивы. Помимо сознанія того, что онѣ – нужные люди, онѣ чувствуютъ за собой право на почетъ и уваженіе по своему возрасту. Деревенскія повитухи чаще всего – довольно пожилыя женщины, нерѣдко вдовы. Мнѣ не приходилось слышать о такомъ случаѣ, когда за „бабничанье“ взялась бы женщина моложе сорокалѣтняго возраста. Да и въ этомъ возрастѣ начинаютъ немногія.

    Дѣвушки не могутъ „бабничать“. Одну изъ причинъ этого можно видѣть въ народномъ взглядѣ, по которому дѣвушкѣ нельзя и присутствовать при родильныхъ мукахъ: за каждый ея волосъ надо перенести муки „родимому человѣку“ (такъ называютъ роженицу).

    Старыя дѣвы и бездѣтныя женщины тоже не могутъ бабничать: сами онѣ не рожали и не испытали того, что́ терпитъ „мучельница-мать“. Къ тому же, баушка, не будучи сама „дѣ́тной матерью“, не можетъ надѣяться на то, что молитва ея будетъ услышана и принята во вниманіе Божьей Матерью, тоже дѣтной матерью. А въ такомъ дѣлѣ „на нее, на Божью-то Мать, только и надёжи“…

    Сколько приходилось слышать, бабничать начинаютъ случайно: „придется быть при рода́хъ, когда некому даже пить подать, – какъ тутъ человѣка бросишь? Богъ дастъ благополучно, – зовутъ на другой разъ къ кому-нибудь… Такъ и пойдетъ“. Сами баушки считаютъ свою работу тяжелой и берутся за нее больше по нуждѣ. Такъ начала баушка-Паладьевна (А. П. П-на), баушка-Мартыниха (А. Г-хъ), баушка-Рытчи́ха († Рычкова), баушка-Ѳо́миха († Распопина), Ѳ. М. Г-на. Правда, „практикуютъ“ и люди съ достаткомъ, напр., баушка Лы́чиха, но такихъ немного.

    Въ баушкѣ-повитухѣ цѣнятъ умѣнье „обиха́живать“ родильницу и ребенка. „Эта ужъ плоха баушка, у которой родильница намается до поры до времени, али котора не можетъ оборонить мать и дитё отъ худого глазу. Хоро́ша баушка успокоитъ родильницу, разговоритъ ее, молитвы знаетъ“. Обходительность, ласковое и участливое отношеніе къ родильницѣ и ея семейству, бодрое настроеніе, – все это далеко не послѣднія качества, которыя дѣлаютъ баушку популярной среди односельчанокъ и бабъ сосѣднихъ деревень. Другое дѣло – чистоплотность баушки. Не входя въ объясненіе причинъ, нельзя все

    359

    же не отмѣтить, что обычно (но не всегда) деревенскія повитухи грязны и неряшливы. Зато такія – вполнѣ „свой братъ“, доступны, а къ такъ называемымъ „чисто́ткамъ“ не всѣ смѣло обращаются: чистоплотность – это что-то „господское“, непривычное. „Гдѣ ужъ намъ та́къ-то“… Предполагается, что такая баушка взыскательнѣе: „на рукава али на фартукъ 1 ей не дашь, всего полишнѣе надо… Гдѣ же намъ такую?“

    Охотнѣе всего приглашаютъ бабничать родственницу-старушку, если она „займуется“ этимъ дѣломъ.

    „Обѣга́ютъ“ (избѣгаютъ) тѣхъ баушекъ, которыя „виномъ зашибаютъ“, и еще болѣе тѣхъ, чье прошлое вызываетъ пересуды… Такихъ приглашаютъ только въ самыхъ крайнихъ случаяхъ.

    Изрѣдка бабничаютъ и мужчины. Такъ, Л. И. Т-нъ „принялъ на свои руки“ всѣхъ своихъ ребятъ у второй жены. То же передавали мнѣ о переселенцѣ Гуранкѣ́ (съ участка Едагонъ, Икейской волости).


    Роди́ны .


    Моментъ наступленія родинъ скрываютъ самымъ тщательнымъ образомъ не только отъ постороннихъ, но и отъ членовъ своей семьи. Это вызывается тѣмъ, что „друга женщина, наипаче котора первенькимъ, стыдится… Нонче-то, правда, ужъ не стыдятся, а мы-то прежде были, вѣдь, дуры: своего мужа-то што есть стыдились“. Главная же причина, заставляющая скрывать время родинъ, кроется въ народномъ взглядѣ, по которому „разный у людей глазъ бываетъ“: сглазить могутъ и родильницу и ребенка 2. „Пуще всего, чтобы дѣвка какая не знала. Кажный „волосъ дѣвичій“ узнаетъ, за кажный волосъ надо мучиться родимому человѣку“ (Е. А. В-ва). Отсюда понятно, почему даже въ случаяхъ трудныхъ родовъ деревенскія женщины лишь очень рѣдко соглашаются поѣхать въ больницу. „Это въ больницу-то ѣхать! Чтобы глаза-то тамъ при такихъ мукахъ на родимаго человѣка таращили!.. Нѣтъ, ужъ што Богъ дас(т)ъ“…

    Однако старанія баушки и другихъ близкихъ къ роженицѣ лицъ оградить ее отъ чужого глазу иногда не имѣютъ успѣха. Сосѣдки почти всегда освѣдомлены о томъ, когда „бабочка ждетца“, и лишь только наиболѣе любопытныя замѣтятъ наступленіе родовъ, находятъ „задѣлье“ зайти во дворъ (курица на этотъ разъ потеряется или яичко снесетъ въ сосѣдскомъ дворѣ) или въ избу. Вотъ интересный въ этомъ отношеніи случай, разсказанный мнѣ одною свекровью. „Настало

    360

    время родить Дарьюшкѣ. Схватки знимаютъ ужъ бабу. Гоня́тъ ее, а толку нѣту (не маратца), – всегда ужъ такъ быватъ. Ладно, – думаю, – хоть чужихъ-то никого нѣту… Только подумала такъ-то, смотрю – Марковна (сусѣдка) идетъ: шабу́ръ, говоритъ, пришла пошить 1… До́шлая баба: смѣтила, въ чемъ дѣло, ну и сидитъ. Сидитъ и сидитъ. Давай я скорѣй на столъ собирать: угостится – уйдетъ, думаю себѣ… Сидитъ баба – да и шаба́шъ!.. А Дарьюшкѣ ужъ невтерпёжъ. Я и говорю: ты, Дарьюшка, пошла бы да дополола бы гряду-то, Конечно, не до по́лотья ей, а чтобы только съ глазъ-то уйти. Ушла она въ огородъ. Пою я Марковну чаемъ, а сама нѣтъ-нѣтъ да и понавѣдаюсь въ огородъ… Кабы́ть-то ушла моя сусѣдушка. Ну, думаю, ладно. Надо по баушку бѣжать. Прихожу къ покойной Лы́чихѣ, а у ней гости… „Матушка, говорю, голубушка! пойдемъ ко мнѣ: съ коровёнкой у меня что-то сдѣлалось“… Ну, она, покойница, понимаетъ, въ чемъ дѣло. Со мной же побѣжала. Бѣжимъ ни́мо Азитовыхъ-то, а Марковна ужъ тутъ какъ тутъ: „На службу, Прокопьевна?“ А Прокопьевна быдто и не слышитъ: пробѣжала ни́мо нашей избы, быдто и не къ намъ… Обошла кругомъ, черезъ чужую ограду… Вотъ какіе сусѣди бываютъ. Мужики – тѣ лучше: смѣтятъ – уйдутъ, а вотъ нашъ братъ – на зло дѣлаютъ“.

    Нѣтъ ничего мудренаго, что при наступленіи схватокъ женщина старается укрыться куда угодно, только бы избѣжать любопытныхъ глазъ постороннихъ, не считаясь ни съ какими другими удобствами, зачастую рискуя и своей жизнью и жизнью ребенка, особенно въ сырое дождливое время или въ холодъ и стужу.

    Обычно роды протекаютъ въ томъ мѣстѣ, гдѣ баушка застанетъ родильницу. Чаще всего это бываетъ въ банѣ или, если семейство малолюдно и дома остаются только малые ребята, – въ избѣ. Лѣтомъ (а случается и зимой) это происходитъ и въ хлѣвѣ и въ сѣнникѣ и т. под. мѣстахъ. Во всякой деревнѣ можно указать нѣсколько случаевъ, когда крестьянки „распрастываются“ въ полѣ на полосѣ, отправившись туда на работу, или подъ кустомъ, поздно вечеромъ возвращаясь съ полевой работы домой. О посторонней помощи тутъ, конечно, и говорить не приходится: родильница принуждена бываетъ сама „управляться“ и съ собой и съ ребенкомъ. Впрочемъ, и дома не всегда бываетъ возможность дать вѣсть баушкѣ, чтобы она „на службу“ спѣшила, особенно когда роды наступятъ неожиданно, а около родильницы – только „мелюзга́“, которую никуда не пошлешъ…

    „Если въ семействѣ все идетъ по хорошему, легче родить. Весь мужской полкъ смѣтитъ, въ чемъ дѣло, и уйдетъ; только ребятишки

    361

    съ матерью остаются, сидятъ гдѣ-нибудь въ уголкѣ, а то на печкѣ (куда ихъ зимное дѣло дѣнешь?), да баушка; другой разъ мать али свекровка тутъ же – баушкѣ помогаютъ. Родильница все равно что ложится помирать“ и, какъ передъ смертью, проситъ у присутствующихъ прощенія сдѣланныхъ обидъ и огорченій 1. Они простятъ – и Богъ проститъ, а Богъ проститъ – разрѣшится благополучно. Какъ готовящейся къ смерти, „ей расплетаютъ косы, сымаютъ поясъ, кольца, серьги 2; она остается въ одной стану́шкѣ (въ одной рубахѣ, сказать по теперешнему). Если роды продолжаются долго, открываютъ у печки заслонку (трубу не открываютъ), западню у подполья и, гдѣ можно, двери и ворота“. Открываніе двери, заслонки и пр. сопровождается словами баушки: „какъ отворяютца двери, заслонка, – такъ бы отворилися двери младенцу“.

    „Баушка (хоть не всякая, а многія) заботитца, чтобы печка топилась, али хоть въ ней камень былъ нагрѣтой, али чтобы самоваръ кипѣлъ. Дрожь быватъ въ это время съ родильницей. Баушка наливатъ горячей воды въ какую-нибудь посудину и ставитъ родильницу надъ паромъ, согрѣватъ“ (Е. А. В-ва). „Садятъ въ квашню или въ другую какую большу посудину на паръ“ (К. И. Б-ая). Л. И. Т-нъ, бабничая у своей жены, нагрѣвалъ въ печи сухой „рукоте́рникъ“ и согрѣвалъ имъ животъ родильницы 3. Все это дѣлается для того, „чтобы чаще по́туги были“. Для возбужденія по́туговъ употребляютъ ромашку, шафранъ (А. П. П-на), „поту́жные порошки изъ спорыньи“ (К. И. Б-ая). Во время схватокъ „потираютъ животъ и читаютъ молитвы съ упоминаніемъ Божьяго имя“ (С. Н. В-ва), „растираютъ паха и водятъ по помѣщенію, покуль не разродитца“ (А. П. П-на) 4; только при этомъ надо слѣдить, чтобы роженица не переступила черезъ порогъ: она тѣмъ самымъ можетъ загородить выходъ ребенку. Иныя баушки, напр., П-на, даютъ роженицѣ „угольный порошокъ“ изъ выстрѣленнаго изъ печки угля; даютъ порохъ, растертый въ порошокъ и разведенный въ водѣ 5, и при этомъ читаютъ молитвы, какія знаютъ.

    При нормальныхъ родахъ „бываетъ напередъ ребенка пузырь. Не знаю ужъ, которымъ я мучилась (десятерыхъ я принесла), лежу… Вдругъ изъ меня какой-то пузырь. И лопнулъ – ровно выстрѣлилъ. И полились во́ды. Это вотъ баушки и говорятъ: „во́ды пролить“.

    362

    Тутъ (на томъ мѣстѣ, гдѣ пролиты во́ды) и надо родить: скорѣй Богъ по мокрому 1 дастъ, а въ другомъ мѣстѣ труднѣе родить“ (Е. А. В-ва).

    Бываютъ у нѣкоторыхъ женщинъ „двойны во́ды“: первыя воды идутъ при первыхъ мукахъ (по́тугахъ), вторыя – при выходѣ ребенка. Промежутокъ времени между первыми и вторыми водами К. И. Б-ая указываетъ, ссылаясь на свой примѣръ, – „до полусутокъ“.

    Для скораго выхода ребенка давятъ на грудь роженицы; принято, чтобы это дѣлалъ мужъ, если онъ здѣсь присутствуетъ. Приходится дѣлать это и баушкѣ. А. П. П-на объ одномъ случаѣ изъ своей практики разсказываетъ: „Никого не было, кто бы надавилъ ей на грудь. Принесла со двора колесо и навалила на грудь ей. Ничего: Богъ далъ“…

    Трудные роды. Нерѣдки случаи, когда „Богъ не даетъ скоро“. Роженица „мучитца“ сутки и болѣе. Баушка заставляетъ ребятенокъ передъ иконой молиться Богу, чтобы Онъ „не заставилъ сиротать“; дочери, по совѣту баушки, расплетаютъ свои косы, чтобы облегчить муки матери; баушка даетъ ей выпить разведенный порохъ, отъ котораго младенецъ долженъ скорѣй выйти. Если роженица впадаетъ въ безпамятство, въ это время желательно присутствіе мужа 2: онъ поитъ жену водой изъ своего рта. Въ отсутствіе мужа баушка сама поитъ ее водой, но не изо рта. Если всѣ эти средства оказываются недѣйствительнымн, роженицу стараются испугать. „Ужъ третій день мучаюсь. Четыре баушки у меня. Водятъ меня по избѣ. Всѣ бока изодрали мнѣ. Нонѣшнія баушки деревяннымъ масломъ растираютъ, а раньше, какъ я-то молодая была, все мыломъ растирали… Такъ издерутъ бока, что когда́-то когда ихъ заростишь!… Водятъ меня баушки по избѣ. Подвели къ окошку, а за окошкомъ, на улицѣ-то, какъ грянетъ выстрѣлъ… Это дядюшка Павелъ (Огурцовъ) съ пашни пріѣхалъ, узналъ, что долго мучусь, и говоритъ: надо напужать ее, скорѣе Богъ дас(т)ъ. Пошелъ подъ окошко (а окошки всѣ закрыты на ставни) и выстрѣлилъ 3. Я испужалась, вздрогнула… Дядюшка Павелъ вбѣжалъ въ избу, взялъ меня на́ руки – тутъ я и родила. Скоро тако́. А то хотѣли въ Тулунъ ѣхать (въ Курзанѣ тогда 4 церкви еще не было), просить попа открыть царскія двери 5: говорятъ, при трудныхъ родахъ помогатъ“ (Е. А. В-ва).

    363

    Въ случаяхъ „неправильныхъ родовъ“, „когда ребенокъ пошелъ ручкамъ али ножкамъ, баушка прилаживатъ руки: пытатца выправить ребенка, пихатъ ручку али ножку въ роды“ и т. д. Иной разъ достаточно, послѣ того какъ рука или нога ребенка „вправлена въ роды“, „встряхнуть“ роженицу – и ребенокъ выйдетъ благополучно. Однако каждая деревня знаетъ случаи, подобные тому, который имѣлъ мѣсто на годахъ на участкѣ Едагонъ. Ребенокъ пошелъ бокомъ, показалась сначала ручка. Приглашенная баушка перепугалась. Послали въ с. Икей (въ 12 вер.) за фельдшеромъ, но тотъ отказался ѣхать на одной лошади, потребовавъ пару лошадей… Позвали мѣстнаго „акушера“. Онъ быстро явился, засучилъ рукава и, какъ умѣлъ, сталъ вытягивать ребенка за руку… Когда явился фельдшеръ на парѣ лошадей, нашелъ мертвую мать и истерзаннаго ребенка.


    Уходъ за роженицей.


    Въ рѣдкихъ случаяхъ женщина „распростатца“ стоя на колѣняхъ; ни одна изъ знакомыхъ мнѣ деревенскихъ повитухъ не рекомендуетъ этого. „Сколько по избѣ ни ходишь, ни мечешься, ни кричишь, а баушка все на кровать какъ-нибудь уложитъ“.

    Какъ только „Богъ дас(т)ъ“, ребенка завертываютъ въ „чёрныя рубахи“, т. е. грязное бѣлье, кладутъ около матери или держатъ на рукахъ и ждутъ, когда выйдетъ „мѣсто“. Ждутъ съ полчаса; если его черезъ такой промежутокъ времени нѣтъ, начинаютъ тревожиться. Пройдетъ съ часъ, – тогда ужъ принимаютъ мѣры, вызываютъ у роженицы рвоту 1: „толкаютъ въ ротъ косу (воло́сья), поятъ дрожжами“ (Дарья Кирилловна Кокушиха, Марѳа Алексѣевна Распопина).

    Когда мѣсто выйдетъ, бабушка перевязываетъ и перерѣзаетъ пупокъ, кладетъ завернутаго въ тряпье ребенка на печь или на постель матери, обмоетъ у матери „крови“ и принимается „обихаживать мѣсто“. Его моютъ водой и кладутъ вмѣстѣ съ краюшкой хлѣба, посоленной „сольцо́й“, въ чистую тряпочку и хоронятъ въ заваленкѣ подполья 2. Надъ этимъ мѣстомъ нѣкоторыя баушки сѣютъ немного (съ горстку) ярового хлѣба и тотчасъ же польютъ; когда появятся ростки съ вершокъ, тогда ихъ срѣзаютъ. Этотъ „овёсикъ“ или „ячмёнекъ“ позднѣе употребляется какъ лѣкарственная трава въ случаѣ болѣзни ребенка: при ночномъ рёвѣ, испугѣ и др. (Тулунъ, Гадалей). Воды, крови и пр. выливаютъ куда-нибудь въ уголокъ, чтобы никто не видалъ.

    364

    Мѣсто обязательно нужно обиходить и похоронить. Съ одной знакомой мнѣ женщиной, Д. К., былъ лѣтъ десять тому назадъ такой случай. Родила она лѣтомъ въ банѣ. Мѣсто упало подъ полъ, благодаря неосторожности баушки. Баушка его не достала; такъ оно необихоженное тамъ и осталось; долежало до зимы. Д. К. удивилась небрежному обращенію баушки съ мѣстомъ, но ничего ей не сказала, боясь обидѣть… Однако послѣ горько покаялась, что была такая несмѣлая, не сказала. Долгое время она не поправлялась съ родинъ. Чахла до самой зимы. Видитъ, дѣло плохо, – разсказала обо всемъ мужу. Пошли ночью, чтобы никто не видалъ, въ баню, вынули плаху изъ полу, вырубили мѣсто и принесли въ избу; тамъ оттаяли его, вымыли, похоронили какъ слѣдуетъ, – стала Д. К. съ тѣхъ поръ поправляться 1.

    Если мать „ла́дна“, т. е. если она не чувствуетъ себя очень плохо, ей въ скоромъ же времени даютъ простого вина „для аппетиту“ и предлагаютъ пищу. „Если ночью разрѣшилась, то только лишь утромъ немножко покормятъ: жиденькимъ чайкомъ съ хлѣбомъ и солью; а если кто побогаче, то баушка испечетъ рыбный пирожокъ, а къ обѣду – похлебочку изъ мяса. Въ старину въ д. Шабартѣ, да и въ другихъ-прочихъ деревняхъ, водилось обнаковенье – носить угощенье родильницѣ 2. Обо́щи (овощи) не даютъ не менѣ недѣли“ (Е. А. В-ва).

    Въ тотъ же день ей топится баня. Баушка несетъ на рукахъ ребенка и ведетъ роженицу, причемъ и себѣ беретъ и ей даетъ въ ротъ „жеребо́къ“ (обломокъ вѣничнаго прутика), который предохраняетъ ихъ отъ сглазу. Въ банѣ, вымывъ ребенка, баушка кладетъ его мать на полъ, моетъ ее и расправляетъ ей всѣ члены: вытягиваетъ „на́кося“ руку съ ногой (правую съ лѣвой и наоборотъ), разглаживаетъ спину, правитъ пальцы у рукъ и у ногъ, правитъ голову – путемъ разглаживанія, сдавливанія и т. д. Тутъ же правитъ и животъ, „чтобы лучше расходилась матка и скорѣе приходила на свое мѣсто“. Полагается дѣлать три бани.

    На третій день – въ „третьей банѣ“ – баушка съ роженицей „размываютъ руки“. Обрядъ этотъ 3 совершается такимъ образомъ: кладутъ на полъ (въ банѣ обычно, можно и въ избѣ) вѣникъ. Роженица и баушка встаютъ на него правыми ногами. Баушка поливаетъ на руки роженицѣ воду, а та моетъ себѣ руки, иногда и лицо, намыливая большимъ (у бѣдныхъ, примѣрно, съ фунтъ, а у богатыхъ – два или

    365

    три фунта) кускомъ мыла. Затѣмъ онѣ мѣняются ролями: тѣмъ же кускомъ мыла моется баушка, а роженица ей поливаетъ. Потомъ обѣ заразъ вытираются купленнымъ для баушки ситцемъ (на фартукъ, на юбку или платокъ, – глядя по состоянію родителей новорожденнаго). Роженица дѣлаетъ баушкѣ земной поклонъ, молча или вслухъ прося прощенія за обидныя слова, которыя могла ей сказать во время мукъ…

    Мыло и ситецъ (или платокъ) идутъ въ собственность баушкѣ. Но это совсѣмъ не значитъ, что совершеніе описаннаго обряда диктуется корыстными побужденіями. Выполненіе обряда вызывается нежеланіемъ баушки „на тѣмъ свѣтѣ мараться во всемъ въ этомъ, въ водахъ и кровяхъ“. Если родители настолько бѣдны, что не могутъ купить ничего изъ того, что́ требуется обычаемъ, баушка сама запасаетъ хоть старую чистую тряпочку и небольшой обмылокъ, а обрядъ все же выполнитъ.

    Три дня, пока дѣлаются роженицѣ три бани, она должна лежать въ постели. Послѣ трехъ дней, смотря по состоянію ея здоровья, баушка или оставляетъ ее въ постели или совѣтуетъ „похаживать помаленьку по избѣ, чтобы крови не застаивались“. Иныя лежатъ въ постели до пяти, даже до девяти „дёнъ“, если есть кому „ходить по́-дому“. Обычно же, „если пролежишь три-то дня, такъ это еще слава Богу“. Ребята и хозяйство требуютъ „догля́да“: „некогда шибко-то разляживаться“, хотя родившая женщина и считается „полумертвой“. Ее стараются не оставлять одну въ избѣ: если „родимой человѣкъ испужатца чего, – умретъ“. Поэтому, когда приходится оставить роженицу одну, ей кладутъ (или сама кладетъ) подъ подушку ножъ, „чтобы носкомъ глядѣлъ въ сторону, а подъ тобой-то былъ только черень ножа; кладутъ и говорятъ: „не одна я лежу, – съ товарищемъ“ 1.

    Въ первые дни послѣ роди́нъ роженицѣ не даютъ горячей пищи, „чтобы нутро не заварить“; даютъ теплую пищу, которая въ остальномъ ничѣмъ не отличается отъ обычной.

    „Шес(т)ь недѣль (родившая) считается полумертвой… Вотъ какъ эти ребяты достаются! Шес(т)ь недѣль считается она нечистой: ей нельзя браться за икону, зажигать лампаду передъ иконой, ходить въ церкву, покамѣс(т)ь не „возьметъ молитву“. По настоящему-то, по правилу-то, какъ прежнія старухи говаривали, и корову ей нельзя доить шес(т)ь недѣль. Только это исполняютъ въ большихъ семьяхъ, гдѣ есть кѣмъ замѣниться“ (Е. А. В-ва).

    366


    Уходъ за новорожденнымъ.


    „Другой ребенокъ родитца въ рубашкѣ (сорочкой еще зовутъ) съ головой, а другой – только по плечи. Котора изъ баушекъ „снимаетъ“ рубашку, если она закрываетъ голову, а котора „прощипываетъ“ и „разрываетъ“, чтобы ребенокъ не задохся“. Болѣе естественнымъ считаютъ послѣдній способъ: „даже скотина такъ дѣлаетъ; если въ табунѣ есть умный жеребецъ, то, какъ только жеребится кобыла, онъ сейчасъ же разрываетъ перепонку зубами. А корова сама – языкомъ. Языкъ у ней, какъ тёрка: сразу прорветъ. Если случится молодой коровѣ родить, то, если случится здѣсь быть старой коровѣ, та помогаетъ, въ родѣ быдто учитъ, пособляетъ обихаживать“ (Е. А. В-ва).

    Какъ только выйдетъ мѣсто, баушка перевязываетъ пупокъ; дѣлаетъ это она въ двухъ мѣстахъ: около брюшка ребенка и около мѣста; нитку перерѣзаетъ ножницами. „Отрѣжетъ баушка пупочекъ и смажетъ молоснымъ масломъ. Если не туго завязано, то нѣкоторое время сочится кровь. Тогда присыпаютъ квасцами. Когда пупокъ начинаетъ подсыхать, его, чтобы не коробило, надо причиркивать молокомъ, какъ только начнешь сосить ребенка грудью“.

    Пока баушка убираетъ роженицу, ребенокъ лежитъ на кровати съ матерью; зимой кладутъ на печку, лѣтомъ – „Куда угодно, только бы тепло было“.

    Когда ребенокъ не подаетъ признаковъ жизни, необходимо позвать кого-нибудь, „кто тутъ пригодитца“, лучше всего – отца ребенка. Онъ бьетъ палочкой въ дно сковородки и „гаркаетъ“ по имени мать, если родилась дѣвочка; „гаркаетъ“ (по имени) отца, если родился мальчикъ. А баушка въ это время слегка ударяетъ или толкаетъ ребенка по мягкимъ частямъ, держа его на ладони лицомъ внизъ, время отъ времени дуетъ ему въ носъ, пока ребенокъ не закричитъ. Иныя баушки, напр. П-на, окуриваютъ зажженною тряпкою, подносятъ ее къ носу, „отдуваютъ въ носъ и въ ротъ младенцу“, чтобы вызвать крикъ или чиханье. Затѣмъ ребенка обмываютъ въ корытѣ теплой водой, читая при этомъ коротенькія молитвы, и пеленаютъ.

    Отправляясь съ роженицей въ „первую баню“, баушка несетъ и ребенка. Покамѣстъ мать разогрѣвается, баушка „принимается за ребенка“. Держа его на колѣняхъ, она „правитъ ему членики“: вытягиваетъ на́кося руку съ ногой, разглаживаетъ спину, правитъ головку 1 и т. д., затѣмъ моетъ его мыломъ. „Другой ребенокъ, когда мать его бита мужемъ во время беременности, еще въ брюхѣ испуганъ“; поэтому баушка въ банѣ читаетъ молитвы отъ испугу. Если ребенокъ здоровенькій, онъ лежитъ въ банѣ, пока баушка правитъ и моетъ

    367

    мать; въ противномъ случаѣ его уносятъ (кто-нибудь изъ домашнихъ) въ избу ранѣе этого.

    Появленіе новорожденнаго дѣтямъ объясняютъ различно: „изъ лѣсу принесли“, „мама изъ титечки вынула“, „баушка ди́тю принесла“, „подбросили“, „въ подпольѣ нашли“ и т. п.

    – ----

    Въ первые же дни своей жизни ребенокъ крикомъ „проситъ зыбку“ (такъ взрослые переводятъ на свой языкъ крикъ ребенка). Часто зыбка переходитъ отъ одного ребенка къ другому. Въ иныхъ зыбкахъ „стало на свои ножонки“ до десятка и болѣе ребятъ. Иныя, выполнивъ свое назначеніе у одного поколѣнія, поступаютъ въ пользованіе другого, дѣлаясь такимъ образомъ „фамильнымъ достояніемъ“…

    Сколько безсонныхъ ночей, сколько материнскихъ слезъ и страданій видѣла такая зыбка!.. Зато среди безбрежнаго океана безысходной тоски и невыплаканнаго бабьяго горя она, эта зыбка, видѣла тѣ немногія свѣтлыя минуты счастья, которыя знаетъ только мать.

    Зная въ своемъ прошломъ и настоящемъ безпросвѣтную нужду, постоянную заботу, крестьянка-мать, качая эту старую зыбку, не перестаетъ хоть въ мечтахъ жить другой жизнью, когда у нея вырастетъ „замѣна“, съ которой теперь она проводитъ безсонныя ночи…

    И сколько разъ надъ старой зыбкой повторялись эти мечтанія о кормильцѣ, переданныя въ словахъ монотонной, сотканной изъ обрывковъ, колыбельной пѣсенки, которую поютъ съ малыми измѣненіями по всѣмъ селамъ и деревнямъ Нижнеудинскаго уѣзда:


    Кеша 1 вырастетъ большой,
    Будетъ бережкомъ ходить.
    Будетъ бережкомъ ходить,
    Будетъ рыбку ловить.
    Будетъ рыбку ловить,
    Будетъ мамку кормить.

    Однако „много воды утекётъ“, пока вырастетъ замѣна… Долго-долго придется еще „байкать“ будущаго кормильца.


    Бай, бай, бай, бай,
    Поди́, бука, подъ сарай.
    Поди́, бука, подъ сарай,
    Конямъ сѣна надавай.
    Кони сѣна не ѣдятъ,

    Все на Кешеньку глядятъ.
    Баю-баюшки-баю,
    Колотушекъ надаю.
    Колотушекъ двадцать пять,
    Будетъ Кеша крѣпко спать.

    368


    Сонъ ходитъ по лавочкѣ,
    А дремо́та – по кутѣ́.
    А дремо́та по кутѣ́
    Ищутъ Кешеньку вездѣ.
    Гдѣ Кешу найдутъ,

    Тутъ и спать укладутъ.
    Богородица дала,
    Въ окошечко подала:
    – На́те-ка, водитеся,
    Да смотрите, не лѣнитеся…

    Такъ и дѣлаютъ: не лѣнятся и, по мѣрѣ силъ (а бываетъ и сверхъ силъ) и разумѣнія, воспитываютъ, заботятся о сохраненіи жизни и поддержаніи здоровья, о чемъ свидѣтельствуютъ многочисленные способы и средства лѣченія дѣтскихъ болѣзней; наблюдаютъ также отдѣльные, чѣмъ-либо замѣчательные, моменты въ жизни ребенка.

    Какъ только ребенокъ начнетъ „ставать ды́бки“, ждутъ, когда онъ „переступитъ“, т. е. сдѣлаетъ первый шагъ. Въ этотъ моментъ мать либо кто-нибудь изъ семьи беретъ ножъ и дѣлаетъ такія движенія, какъ будто рѣжетъ что-то на полу, между ступнями ногъ ребенка, – „разрѣзаетъ пу́ту“. Какъ только пу́та разрѣзана, ребенокъ „пойдетъ ходить“ (Тулунъ, Заусаева).

    Вопросъ о судьбѣ, которая ожидаетъ новаго жителя земли, интересуетъ окружающихъ съ первыхъ же дней, съ появленіемъ его на свѣтъ.

    Примѣчаютъ:

    „Если ребенокъ на рукахъ легкой и крѣпкое тѣльце у (н)его, – долговѣчной“ (К. И. Б-ая).

    „Если ребенокъ родился подъ полный мѣсяцъ, онъ долговѣченъ, а (если) родился на ущербъ-мѣсяцъ – не жиле́цъ“ 1.

    „Если родился въ ненастье – счастливой (богатый) будетъ“.

    „Мохнатой родится – счастливой будетъ“.

    Родившійся въ сорочкѣ (въ рубашкѣ) особенно счастливъ 2. Сорочка имѣетъ значеніе предохраняющаго амулета: небольшую часть ея зашиваютъ въ тряпочку и носятъ на крестѣ. Съ потерей амулета теряется и счастье 3.

    „Если до́ году (у ребенка) темя не зарастетъ, – недолговѣченъ“ (К. И. Б-ая).

    „Сопливой ребенокъ – фарто́вой“.

    Если женщина принесетъ „двойни“, то „въ домѣ обязательно нужно что-нибудь прибавить“, – напр., сдѣлать новую полку, – иначе въ семьѣ можетъ быть какое-нибудь несчастье. „Прибавлять“ нужно только деревянное (Степанъ Андреевичъ Жуковъ, с. Тулунъ).

    369


    Кормленіе грудныхъ дѣтей.


    Когда баушка вымоетъ ребенка, и онъ заявитъ о себѣ крикомъ, ему „готовятъ соску изъ арженова хлѣба: пожуетъ баушка хлѣба, завяжетъ эту жувачку въ чистенькую тряпочку, помуслитъ и сунетъ ребенку въ ротъ“. Первую соску дѣлаютъ „безъ сахару“ – для предупрежденія появленія грыжи.

    Нѣкоторыя баушки утверждаютъ, что если ребенку сдѣлать первую соску изъ первыхъ его испражненій, то онъ будетъ застрахованъ отъ всѣхъ болѣзней: „и грыжа его не возьметъ, и во всю жизнь будетъ звонъ-звономъ“ (Ѳ. М. Г-на). Однако, ни одна изъ баушекъ не говорила о примѣненіи такой соски въ собственной практикѣ: „не доводилось самой-то“.

    Если роды благополучны, и мать чувствуетъ себя „ладно“, то черезъ полсутокъ она кормитъ ребенка грудью: „скажемъ, ребенокъ родился ночью, – утромъ его ужъ начинаютъ сосить“. Если мать долго не можетъ оправиться, баушка „пропускаетъ ребенку только теплую водичку – такъ день или два, не больше“.

    Рожокъ дается съ первыхъ же дней, чтобы пріучить ребенка обходиться безъ материнскаго молока, которымъ деревенскія дѣти пользуются только въ то время, когда мать дома. Коровье молоко, которымъ кормятъ дѣтей черезъ рожокъ, водой не разбавляется и не подсахаривается; сырымъ молокомъ рѣдко кормятъ, почти всегда его кипятятъ: „даютъ прокипѣть разъ, а то два, чтобы не до́красна“. Неспокойному ребенку въ молоко (при кипяченіи) кладутъ головку мака: „ребенокъ спитъ лучше“.

    „Смастери́ть“ рожокъ, какъ и сдѣлать раму для зыбки, если она не досталась по наслѣдству, или вырубить для зыбки о́чипъ – это пріятная обязанность отца. „Другой отецъ-то такой рожокъ изъ коровьяго рога доспѣетъ, такъ его хорошо обдѣлаетъ“… На конецъ рога рѣдко надѣвается покупная (резиновая) соска; чаще – коровья „титька“, которую можно достать у мясника или лавочника. Въ Шабартѣ, въ Худоелани и на заимкахъ приходилось слышать въ разговорѣ: „мы скотину будемъ бить, такъ титьки-то будутъ у насъ, – приходите“. Въ лавчонкахъ и у мясниковъ очищенная титька стоитъ пятачокъ, а неочищенная – три копейки.

    Мѣсячнаго ребенка прикармливаютъ „тюрькой“ изъ пшеничной булки, изъ покупной сушки (крендели), „жувачкой“ изъ хлѣба съ сахаромъ или изъ хлѣба и „штецъ“ (щей), которою мать или нянька кормитъ ребенка непосредственно изо рта или черезъ палецъ.

    Грудью „сося́тъ“ обыкновенно болѣе года, чтобы скоро не забеременѣть, не считаясь съ тѣмъ, что „если соси́ть ребенка больше

    370

    девяти мѣсяцо́въ, памяти у него не будетъ“. Нѣкоторыя матери кормятъ до трехъ и болѣе лѣтъ 1.


    Способы отнятія отъ груди.


    Дѣлается это различно:

    Соски́ грудей мажутъ горчицей 1, дегтемъ: „горько будетъ – броситъ“; мажутъ соски́ сажей: „испужатца чернаго – отстанетъ“; „кладутъ за пазуху щетку, которою куделю чешутъ 1; какъ только онъ сунетъ руку, уколется“.

    Случается, что указанные способы оказываются недѣйствительными: ребенокъ не испугается чернаго, обсосетъ горькое, отодвинетъ колючую щетку въ сторону… При повторныхъ неудачахъ мать отлучается на нѣсколько дней изъ дому, чтобы ребенокъ въ ея отсутствіе „забылъ про ти́тьку“. Если отлучиться нельзя, мать ходитъ дома въ непривычной для ребенка ло́поти (верхняя одежда), старается говорить „чужимъ голосомъ“, чтобы ребенокъ принялъ ее за чужого человѣка, ночью не спитъ съ ребенкомъ.

    По отнятіи отъ груди ребенокъ ѣстъ все, что́ ѣдятъ и „большіе“ (взрослые).


    III. Дѣтскія болѣзни .


    Безсонница. Самымъ распространеннымъ средствомъ противъ нея служитъ макъ. Въ большомъ употребленіи также виноградное вино – „гаго́ръ“, которымъ мочатъ ребенку темя и поятъ.

    Грыжа дѣтская. Различаютъ „пупочную“ и „мошоночную“ грыжу. Внѣшнія проявленія болѣзни: „у дѣвчонки вылѣзатъ кверху пупъ, а у парнишка кошелекъ дѣлается большой и блеститъ“. Часто грыжа сопровождается поносомъ. Прогрызенный пахъ вылѣчить можно скоро; запущенную грыжу лѣчить надо долго, и трудно это.

    При лѣченіи употребляется: сулема съ масломъ въ видѣ мази; помогаетъ загрызаніе грыжи (наговоръ 4); поятъ „артимоньей“; „поятъ, предъ тѣмъ какъ въ зыбку клас(т)ь, настоемъ на водѣ чилибухи; раза три попоишь, видишь, что будетъ лучше – надо еще поить, а не поможетъ – надо чего-нибудь другого искать“ (Е. А. В-ва). Напримѣръ, прокалываютъ ухо: „если прогрызаетъ правое яичко, прокалываютъ лѣвое ухо, а (если) грызетъ лѣвое яичко, прокалываютъ правое ухо; въ проколотомъ ухѣ носятъ сережку“ 2.

    Дифтеритъ. См. отдѣлъ общихъ болѣзней.

    371

    Душноротость. Происхожденіе болѣзни объясняютъ такъ: „когда брюхатая баба найдетъ что-нибудь га́дское, – примѣрно, пропастину или что-нибудь другое нехорошее, – и зачнетъ плюваться, вотъ ребенокъ и родится душноротый“. Такихъ съ дѣтства пріучаютъ курить табакъ.

    Запоръ дѣтскій. Лѣчится винограднымъ виномъ и пережженымъ на огнѣ коровьимъ масломъ, которое дается 2-3 раза въ день по маленькой деревянной ложкѣ.

    Зачи́черевѣетъ ребенокъ. Это бываетъ, когда безъ пути – безъ надобности сито на голову надѣнетъ. Хилый, росту ему нѣту, смотрѣть – душа болитъ. Происходитъ это еще и оттого, что „ребяты садятся близко другъ къ дружкѣ чи́шкать“ (испражняться). Садиться надо, – учатъ взрослые, – такъ, чтобы, протянувъ руки, ребята не могли достать другъ друга (Алюй, Тулунъ, Худоелань).

    Испугъ. Если ребенокъ „со сна“ вздрагиваетъ, соскакиваетъ съ постели, кричитъ тревожно, плачетъ, бредитъ, – значитъ, онъ „напуганъ“. Испугаться можетъ и „зы́бошной“ ребенокъ. Въ предупрежденіе испуга, зыбочнаго ребенка покрѣпче пеленаютъ и, когда приходится оставлять его въ избѣ одного, подъ зыбку кладутъ „вѣникъ“ (Тулунъ, Алюй).

    „Ладятъ“ отъ испугу на „вечорну зо́рю“. Накрываютъ ребенка чѣмъ-нибудь бѣлымъ (скажемъ, скатертью) всего съ головой. Противъ сердца его держатъ ковшикъ холодной воды, а изъ „поварёнки“ выливаютъ въ эту воду растопленное олово и говорятъ: „Кого испужался, тотъ и вылейся!“ Такъ (дѣлаютъ) три зари. Сначала олово разсыпатца, какъ дробь, по всѣмя́ угламъ, а потомъ, какъ пойдетъ дѣло на поправу, все олово остается въ кучкѣ. Степанъ Ѳомичъ (Распопинъ) былъ маленькой, испужался гусей, такъ вотъ какъ е́с(т)ь – гусь вылился… Другой ребенокъ съ этова поправляться начнетъ, а другому еще надо ладить“ (Е. А. В-ва). Этотъ способъ „ла́женья“ довольно распространенъ.

    Довольно распространенъ и другой способъ – троекратное окачиванье водой изъ-подъ пѣтуха. Подъ „сѣ́дало“, на которомъ спитъ пѣтухъ, ставятъ на ночь чашку съ водой, накрытую ситомъ. „Передъ пѣтухами“ идутъ караулить. Какъ только пѣтухъ пропоетъ третій разъ, воду немедленно уносятъ и обливаютъ ею ребенка „на роди́момъ мѣстѣ“, т. е. на томъ мѣстѣ, гдѣ онъ родился (Худоелань, Курзанъ, Тулунъ).

    Изъ травъ употребляютъ преимущественно чертополохъ. Лѣчатъ также наговорами (наговоръ 8).

    Корь. См. отдѣлъ общихъ болѣзней.

    Младенчецкая. См. Родимецъ.

    Не говоритъ долго робенокъ. Въ такомъ случаѣ „надо достать звонкій колокольчикъ, чтобы былъ съ язычкомъ“. Изъ этого колокольчика

    372

    ребенка поятъ молокомъ и водой три, шесть или девять разъ, смотря по ходу дѣла и по усердію родителей или лѣкарки. „Подъ землей“ лѣченіе не будетъ имѣть успѣха, а потому совершаютъ его или на улицѣ (подъ открытымъ небомъ), въ „анбарѣ“, на потолкѣ котораго нѣтъ земли, въ новой избѣ, на которую еще не успѣли поднять землю, въ конюшнѣ, „во клѣвѣ“ и т. под. мѣстахъ.

    Не маратца ребенокъ. Поятъ молоснымъ масломъ.

    Ношно недержаніе мочи. Оно не разсматривается какъ болѣзненное явленіе: „засыпа́тца робенокъ, вотъ и пру́дитца“. Изстари ведется обычай „бить засо́ню“ на заслонкѣ помеломъ. Когда „печка сядетъ на жаръ“ и ужъ пора заметать въ ней, ребенка усаживаютъ на заслонку; кто-нибудь изъ членовъ семьи держитъ его, а мать слегка ударяетъ его нѣсколько разъ горячимъ помеломъ по тому мѣсту, о которомъ говорятъ, что „тамъ не рѣпу сѣять“ 1.

    Ночной рёвъ. „Отъ испугу бываетъ: ребенокъ по ночамъ реветъ; днемъ не шибко, а какъ ночь – ну, и бѣда. Въ какое время испужали ребенка, въ такое и ладить надо. Хорошо помогаетъ кипарисова икона“ 2; она считается рѣдкостною, ибо не во всякой деревнѣ ее найти можно у кого-нибудь. Счастливца, „хозяина“ иконы, осаждаютъ просьбами – позволить обмыть кипарисову икону. Объ отказѣ слышать не приходилось. Икону моютъ (а нѣкоторыя, улучивъ удобный моментъ, даже скребутъ ножомъ дерево) и водой этой поятъ больного ребенка. „Если ребенокъ уснетъ, – значитъ, жить будетъ; (если) не поможетъ – смёртно“ (Е. А. В-ва).

    Подопрѣлость. Чаще всего бываетъ у „сырыхъ ребятъ, отъ недогляду“. А. П. П-на обсыпаетъ прѣлыя мѣста „картовной мукой“ и прикладываетъ „портяну́ю“ тряпочку. Вмѣсто тряпочки употребляется наскребенная съ „поско́нины“ (своедѣльскій холстъ) „па́рга“: она въ родѣ ваты (Е. А. В-ва). На присыпку идутъ мелко накрошенный кирпичный чай, просѣянныя сосновыя гнилушки, „печи́на“.

    Полуно́шникъ. По ночамъ бываетъ: „хватитъ ребенка, бьется сердешный, кричитъ; послѣ уснетъ. И такъ кажну ночь“. Лѣчатъ читая наговоръ 17.

    Поносъ. У грудныхъ дѣтей считается признакомъ того, что ихъ „грызётъ“. Если, къ тому же, ребенокъ „маратца зеленымъ“ – грыжа несомнѣнная; тогда лѣчатъ отъ этой болѣзни. „Когда просто брюшни́шка разстроится, поятъ квасцами“.

    Родимецъ, родимчикъ. „Отъ испугу бываетъ. Бываетъ, что такъ съ этимъ и родится ребенокъ. У большихъ этакъ же случается, только у большихъ-то о́мморокомъ зовется, потомъ параличомъ бьетъ“…

    373

    „Ребенокъ пужается, бьётъ его, треплетъ – не дай Богъ!.. А какъ смёртно, то по всему тѣлу потомъ ровно (будто) синяки, ровно кто его исщипа́лъ“.

    Изъ мѣстныхъ растеній употребляютъ для лѣченія „шесть травъ“, затѣмъ – глухой ладанъ, гвоздику. Хорошо дѣйствуетъ „вода въ первомъ дыму́“. Поятъ киноварью: „ки́новарить всѣ знаютъ“. На пользу служитъ еще росной ладанъ. – Изъ гребня живого пѣтуха берутъ нѣсколько капель крови, „въ водичку пока́паютъ и поятъ съ ложечки“.

    Роди́мо пятно. Е. А. В-ва разсказываетъ про одного почтаря, что у него на лицѣ были красныя пятна, напоминавшія форму кисти руки. Односельчанки почтаря объясняли это такимъ образомъ: „мать, когда ходила имъ, испужалась пожара и закрыла лицо рукамъ. На лицѣ ребенка и пошли пятна, красныя отъ огня“. Другой случай: одна беременная женщина увидѣла чернаго медвѣдя и, въ испугѣ закрыла лицо ладонью. Ребенокъ родился съ „чернымъ родимымъ пятномъ“, напоминавшимъ форму ладони. „Если это – правда, такъ правда, а (если) мнѣ наврали, – значитъ, и я вру, а чтобы лѣчили родимо пятно – не слыхивала“.

    Скарлатина. См. отдѣлъ общихъ болѣзней.

    Слюнявость. „Шибко слюня́ и́зъ роту текётъ“. Бываетъ оттого, что мать, держа ребенка на рукахъ, „мочится“… Слюну рѣжутъ ножницами: „какъ увидишь – слюня текётъ, перехвати ее ножницамъ“ (Тулунъ, Шабарта).

    Собачья старость. Если женщина во время беременности ударитъ пинкомъ собаку, то ребенокъ при появленіи на свѣтъ окажется больнымъ: „до трехъ годочковъ другой не подымаетца на ноги, животъ большущій, руки-ноги тохоньки-претохоньки, а голова большая“.

    Лѣчатъ, по разсказамъ А. П. П-ной, собачью старость наговоромъ (записать его не удалось), во время произнесенія котораго стригутъ на стѣнѣ тѣнь больного.

    Если обычные пріемы лѣченія не помогаютъ, ребенка несутъ въ осинникъ. Одна изъ осинокъ раскалывается на корню́ и раздирается такимъ образом, чтобы получилось отверстіе наподобіе буквы о. Одинъ изъ принесшихъ ребенка беретъ его на руки и черезъ отверстіе передаетъ другому, стараясь, чтобы рубашку больного зажало въ щели осины… Рубашка тутъ и остается, а вмѣстѣ съ нею остается и болѣзнь 1.

    Другой, нѣсколько похожій, способъ – „перепеканіе ребенка“. Больного собачьей старостью ребенка садятъ на кухонную лопату, доносятъ до печного цѣла 2 и пронимаютъ (говорятъ еще: протягиваютъ) черезъ калачъ, состряпанный для этой цѣли.

    374

    Еще способъ. „Если больна дѣвочка, ищутъ молоденькую сучку; если (боленъ) мальчикъ – надо молоденькаго кобелишка. Смуглый ребенокъ – нужна черная собачка; ребенокъ бѣлый – и собачку надо бѣленькую. Все тѣло ребенка смазываютъ сметаной, а собаку заставляютъ облизывать. Затѣмъ ребенка и щенка несутъ въ баню; того и другого парятъ. Если ребенку жить, собачка скоро издохнетъ“. – Приходилось слышать, что собаку запариваютъ до́ смерти, чтобы спасти ребенка 1.

    Сохнетъ ребенокъ. „Ребятъ, какъ и скотину, нельзя бить сухой лучиной: будутъ сохнуть. Ни собачья старос(т)ь, ни что другое, а ребенокъ сохнетъ. Собираютъ листопату (сухого листу), да вѣтренку, да чистяку; все это напариваютъ и моютъ ребенка въ корытѣ. Старухи совѣтуютъ брать только тотъ лис(т)ъ, который прикрылся, лежитъ кверху тыльной стороной“ (Е. А. В-ва).

    Стень – „какъ собачья же старос(т)ь: одна боль и лѣкарс(т)во одно“ 2 (Ѳ. М. Г-на).

    Цвѣтетъ ребенокъ. „Не быватъ безъ этого. По тѣлу идутъ мелконькіе пузырьки, какъ рѣпное сѣмя, красенькіе. Тѣльце мажутъ медомъ; мажутъ и масломъ: масло-то еще лучше. Въ теплой водѣ въ корытѣ моютъ“ (Е. А. В-ва).

    Цвѣтетъ въ ротикѣ. „Настружитъ, какъ творожокъ; протрешь – ничего не останется; потомъ смотришь – опеть какъ творожокъ. Медомъ или сметаной мажутъ въ роту́, да они шибко объѣдаютъ; лучше мазать молоснымъ масломъ. Отъ масла отмякнетъ, поотстанетъ, потомъ обтирашь тряпочкой. Цвѣтетъ дёнъ пять, другой разъ меньше“ (Е. А. В-ва).

    Чикоту́нъ. „Пятки у ребенка сдѣлаются свѣтлы да красны, ножонками су́читъ“. Причину болѣзни видятъ въ томъ, что ухаживающіе за ребенкомъ, лаская его, щекочутъ ему ножки. Смазываютъ смолкой. У нѣкоторыхъ лѣкарокъ есть наговоръ.

    Щетина. Ребенокъ корчится, перегибается назадъ и кричитъ, – „щетина его колетъ“. Болѣзнь происходитъ оттого, что мать во время беременности пинаетъ свиней. Помогаютъ такъ: когда вынимаютъ изъ печи хлѣбъ, берутъ немного мя́киша и катаютъ его по спинѣ ребенка; спина предварительно смазывается сметаной или масломъ. На колобкѣ хлѣба, говорятъ, можно видѣть волоски; это и есть щетина. Или: спинку ребенка обильно смазываютъ своедѣльскими дрожжами; затѣмъ его парятъ въ банѣ, причемъ на спину мать „чи́ркаетъ свое молоко“; лѣчатъ опарной гущей изъ пшеничныхъ отрубей (К. И. Б-ая).

    Дѣти не стоятъ. Бываютъ случаи, что „родится ребенокъ, окажется хворенькимъ, вскорости же и помретъ. Опеть родится такой

    375

    же хиленькій и тоже умретъ. За нимъ опеть… Кажется, ужъ всѣ лѣкарства испробованы, а толку нѣтъ: ни на боль, ни на лѣкарства не могутъ натака́ться“.

    Тогда родители, чаще всего мать больного ребенка, сговариваются съ кѣмъ-нибудь изъ сосѣдей испытать послѣднее средство – „продажу ребенка на счастье“. Согласившійся „купить“ ребенка проходитъ мимо открытаго окна избы. Мать останавливаетъ его и говоритъ: „Купи у меня ребенка такого-то“ (называетъ по имени). – „Продай!“ Мать отдаетъ ребенка въ окошко, а сама идетъ къ двери, куда подходитъ и покупающій съ ребенкомъ на рукахъ. Мать молча беретъ ребенка, снова подаетъ его въ то же окно покупателю. Тотъ опять несетъ его къ двери. Такъ три раза. Получивъ ребенка отъ покупателя въ третій разъ, „мать надѣётъ на него крестикъ, которымъ въ купели крестился“ (О. П. Ф-ва).

    Если ребенку жить, то скоро послѣ этого поправится (это будетъ въ томъ случаѣ, если купившій – „счас(т)ливой“), а не жить – скоро послѣ этого помретъ 1. „У тетки Акулины (Лѣнивцева она, шабартинская) ребенокъ – Самсономъ звали парнишка – долго хворалъ, не могли и на боль натака́ться. Ей и посовѣтовали этакъ же вотъ продать Сомку. Такъ и сдѣлали. И теперь еще живой!..“ (Е. А. В-ва).

    Нѣкоторыя лѣкарки съ цѣлью узнать, поправится ли ребенокъ или умретъ, „обмываютъ колоколъ“. „Покойница Михѣиха такъ говорѣла: иди на зо́ряхъ на рѣку съ ведромъ. Иди и молчи. Почерпни воду „по водѣ“ (по теченію) и молча иди съ рѣки къ колокольнѣ. Молча полѣзай на колокольню, поставь тамъ на мѣсто ведро; молча же обмывай колоколъ… Если человѣку оздоровѣть, – колоколъ будетъ молчать; если умереть человѣку, – колоколъ тихонько жалобно завоетъ. Если колоколъ молчитъ, надо молча спуститься съ колокольни, молча итти до больного, покуль не поставишь ведро съ водой на мѣсто. Потомъ ужъ можно и говорѣть“. Принесенной водою поятъ и умываютъ больного 2 (изъ разсказовъ Е. А. В-вой).

    Иные родители даютъ „обвѣща́нье“: „Матушка Девята Пятница. помоги мнѣ отпеча́ловать дитю́!“ Обѣщаютъ „потрудиться на ногахъ“, сходить къ Девятой Пятницѣ въ дер. Ту́люшку, Шарагульской волости, куда каждую весну отправляется много „тру́дниковъ“, чуть ли не со всей Тулуновской волости прежнихъ границъ.

    Ходятъ въ Уди́нска (г. Нижнеудинскъ) къ Ахтырской Божьей Матери (2 іюля). Идутъ большею частью женщины: матери, убитыя

    376

    болѣзнью парнишка или дѣвчонки – просить заступницу „поставить дитё на ноги“, бездѣтныя женщины – вымаливать „хоть кого-нибыдь“…


    IV. Женскія болѣзни .


    „У здороваго человѣка дѣти должны быть у всякаго, а то какой же это человѣкъ, которой дитю́ не имѣетъ?“ (Е. А. В-ва).

    Дѣти – замѣна на старости лѣтъ, въ особенности парни. „Если сыновьямъ Богъ благословилъ, то отъ котораго-нибыдь да будетъ толкъ отцу-матери. Одинъ сынъ – не́ сынъ, два сына – по́лсына, а три сына – весь сынъ: всѣ-то прокормятъ“, – такъ говаривали старые люди (Е. А. В-ва).

    Во взглядѣ на дочерей тоже сказывается характеръ утилитариста-крестьянина. „Дѣвка – чужой товаръ“. Но и этотъ „чужой товаръ“ является желаннымъ въ семьѣ, особенно для матери: „парнишка къ отцу больше льнетъ, а дѣвка, покуль замужъ не ушла, хоть вшей въ головѣ поищетъ, рубаху выстираетъ, съ ребенкомъ поводится, по́ дому доглядитъ“.

    Лишь въ очень рѣдкихъ случаяхъ бездѣтность радуетъ крестьянскую семью: „ну ихъ къ Богу – и дѣтей; забота съ имя́ одна“. Не часто услышишь жалобы даже тѣхъ, кого „дѣти одолѣли“. Вообще ребята почти всегда являются желанными не только въ „прожиточныхъ“ (состоятельныхъ) семьяхъ, но и въ семьяхъ бѣдняковъ. Правда, многосемейность иногда вызываетъ жалобу на судьбу, но это происходитъ лишь въ минуту особенно острой нужды. Минуетъ такая нужда – и слышишь только насмѣшливое „подфигуриваніе“ надъ собой и своимъ положеніемъ 1.

    Безплодіе почти всегда разсматривается какъ несчастье и нерѣдко служитъ причиной дурныхъ отношеній между супругами. Если дѣтей нѣтъ, то это значитъ, что кто-либо изъ супруговъ (чаще жена) боленъ или испорченъ, или – въ рѣдкихъ, впрочемъ, случаяхъ, – „терпятъ за чьи-нибудь грѣхи наказаніе Божье“.

    У больныхъ „бѣлой грыжей“ не бываетъ дѣтей.

    „По-сердца́мъ другой разъ накормятъ бабу какимъ-нибыдь кореньямъ али травой. Матрена Матвѣевна Коропча́нчиха (тулунская) говорѣла: „Я, говоритъ, накормлена по-сердцамъ – вотъ и не ношу“ (Е. А. В-ва).

    377

    Чтобы носить ребятъ, существуетъ много „средство́въ“, – кому какое поможетъ. Наиболѣе дѣйствительнымъ считается дѣтскій пупокъ, который черезъ нѣсколько дней у новорожденнаго ребенка присыхаетъ и отпадаетъ. Надо „взясь его и скормить женщинѣ, котора не носитъ. Съ мяснымъ пирогомъ, съ грыбнымъ ли. Помогаетъ. Другой разъ соберутся бабы и смѣются надъ такой: у тебя, ить, чей ребенокъ-то? – ить, мой! Я тебя пупомъ-то накормила“…

    Ходятъ на богомолье – „вымаливать ребенка“, даютъ „обвѣты потрудиться“, сходить пѣшкомъ „къ батюшкѣ-Инокентію“ въ Иркутскъ, ходятъ къ Девятой-Пятницѣ 1 въ дер. Ту́люшку. Одно время ѣздили въ иркутскій монастырь къ знаменитому „отцу Ѳедору“.

    Пьютъ разные корни. „Ес(т)ь такіе корни (здѣсь-то ихъ нѣту, въ Шарагулѣ – по низкимъ мѣстамъ), похожіе на руку; у (н)ихъ пять отрос(т)ковъ, въ родѣ какъ пальцы. Если правую (али лѣвую? – не помню) руку съѣшь, дѣтей совсѣмъ не будетъ, а съѣшь лѣвую (?) – и у „бездѣтной будутъ дѣти“. Если съѣшь одинъ палецъ правой (?) руки, не будешь носить годъ; съѣшь два пальца – два года, а веѣ пять съѣшь – совсѣмъ носить ребятъ перестанешь“ 2 (Е. А. В-ва). Значитъ, одинъ и тотъ же корень можетъ служить двумъ противоположнымъ цѣлямъ: чтобы „носить ребятъ“ и чтобы „не носить“.

    Если къ такимъ, кто не имѣетъ дѣтей, относятся какъ къ „обиженнымъ“, даже уродамъ, то совсѣмъ плохой взглядъ устанавливается на тѣхъ, „кто не хочетъ дитю́ имѣть“, кто пускаетъ въ ходъ „средства́“.

    Чтобы выжить ребенка: „Это ужъ не мать, а змѣя, котора выживатъ ребенка. Этакъ только бар….я дѣлаютъ“. Изъ средствъ и способовъ плодоизгнанія называютъ „коренья“; К. И. Б-ая говоритъ, что употребляютъ хину, которую принимаютъ 3 или 4 раза въ день безъ мѣры: порохъ 3, тоже безъ мѣры, растертый и распущенный въ теплой водѣ; ущипыванье какимъ-либо твердымъ предметомъ матки; сильное давленіе на нее; поднятіе тяжестей черезъ силу; прыганье съ высоты (съ крыши, напр.), чтобы стряхнуть и т. п.

    Боль въ животѣ послѣ роди́нъ. См. Животомъ скудатца.

    Брюхо поносить. „Которыхъ рветъ, тошнитъ, гоня́ть (дѣлается поносъ), поѣлъ бы того и другого, тянетъ на соленое, то на кислое… Какое тутъ лѣкарс(т)во? – Пройдетъ. Которы ѣдятъ мѣлъ: изжога въ это время быватъ“ (Е. А. В-ва).

    Грудни́ца – забрусенье грудей. Бываетъ больше отъ простуды. „Титьки сдѣлаютца тверды, какъ брусъ, – воть тебѣ и забрусенье.

    378

    Больну грудь надо содоржать въ теплѣ“. О. П. Ф-ва лѣчитъ „причерчиваніемъ“ (съ наговоромъ 3a); А. П. П-на – теплыми припарками. Изъ травъ полезны жарки цвѣтки.

    Животомъ скудатца послѣ родинъ. Правятъ животъ въ банѣ, растираютъ мыльной водой (А. П. П-на).

    Зано́сица. „Не быватъ мѣсячныхъ мѣсяцъ, два, а то и больше. Баба думаетъ, что она ужъ забрюхатѣла, а оказывается – нѣтъ: потомъ все выхлестнетъ изъ неё. Въ родѣ быдто сброситъ. Только когда сброситъ, тамъ – ребенокъ, а здѣсь – какой-то кусокъ мяса, незна́мо што… Тутъ ничего не сдѣлашь. Пройдетъ да и все. Потомъ пьютъ красны шишки“ (Е. А. В-ва).

    Золотникъ не исходитъ. „Краски (послѣ родовъ) на нутрѣ отъ жару сольются вмѣстѣ кускомъ. Это вотъ баушки и называютъ: золотни́къ. Золотникъ всегда быватъ. Больше (ребятъ) носишь, больше становитца золотникъ. Старухи, баушки-то деревенскія, послѣ родинъ вызываютъ краски, чтобы въ тѣлѣ очищалось: растираютъ, поятъ свинярникомъ, чистякомъ, аптешной ромашкой (завариваютъ сразу же послѣ родинъ), даютъ пить молосное масло. Самбу́ръ покупаютъ въ аптекѣ, – кровь разбиваетъ, унистожаетъ и разрываетъ золотникъ… Одно слово, заботятца, чтобы золотникъ исходилъ. Икушерки-то, ить, забинтовываютъ и не даютъ очиститься нутру. Оттого ихъ и обѣга́ютъ нашъ-то братъ, простонародье“.

    Краски. См. Смёртны ключи красокъ.

    Маточныя кровотеченія – обыкновенныя „мѣсячныя“; называются то щукой, то гостями 1, то „на рубахѣ“. Черезчуръ обильныя кровотеченія А. П. П-на останавливаетъ наговоромъ 9, который она читаетъ „на разстаняхъ дорогъ“ 2.

    Молока мало у матери, – мать „немолосна“. А. П. П-на лѣчитъ заговоромъ и „обчерчиваніемъ“, – подобно тому „какъ горло лѣчатъ“. Иногда молоко присыхаетъ вовсе. Случается это, если „счиркаешь молоко на огонь. Отъ порчи тоже бываетъ“.

    Нарывы на грудяхъ. Бываютъ послѣ забрусенья, если остудишь. Примѣняютъ ушканину, какъ, напр., при чирьяхъ.

    Пусто́ брюхо. Бываетъ у „утробистыхъ“ женщинъ. „Когда моя покойница-мать (полная была такая) родила двойниковъ, было шибко много красокъ. „Ли́шны краски“, – какъ теперь въ память, говорѣли: „вотъ двойни да еще и съ пустымъ“, дескать два ребенка не все мѣсто въ утробѣ заняли. У утробистой женщины кажный ребенокъ родится съ пустымъ: красокъ много бываетъ“ (Е. А. В-ва).

    379

    Смёртны ключи красокъ. Открываются отъ „небе́режья“; больше – „у расхожихъ“ бываютъ. Авдотья К-ва ни одного (ребенка) не нашивала… Открылись смертны ключи красокъ. Маялась пять годовъ. Съ тѣмъ и померла…“


    V. Народная ветеринарія.

    1. Болѣзни лошадей.


    Весна беретъ. Это бываетъ съ „низовыми“ лошадьми, если онѣ ходятъ некованыя: „тощаютъ, въ родѣ какъ тоскуютъ по́ дому, скудаютца. Которы пропадаютъ“.

    Въ качествѣ предупредительной мѣры примѣняется ковка лошадей. При лѣченіи употребляютъ „картовну батву“, которую парятъ въ горшкѣ до́красна и поятъ больную лошадь наваромъ; полезны: дикій хмель и „змѣины выползки“ съ дегтемъ (Тулунъ, Худоелань).

    Задержаніе мочи („конь не можетъ помочиться“). Происходитъ отъ надсады. „Другой конь такъ съ кровью и мочитца… трясется сердешной“. Лѣчатъ отъ „надсады“ по ниже описанному способу (см. Надсада); „если это не беретъ, толкутъ конопляно сѣмя, покуль не сдѣлатца какъ молоко, и даютъ лошадѣ“, разведя немного водой. Поятъ и покупнымъ коноплянымъ масломъ; однако, „лучше быватъ, когда даютъ конопляно сѣмя“ (С. Ѳ. В-въ 1).

    Зако́вка. Если гвоздь, при прикрѣпленіи подковы, ранитъ мясную подошву или мясную стѣнку копыта лошади, получается такъ называемая заковка: „лошадь жалуетца на ногу и хроматъ; расковать коня надо, чтобы отдохнулъ, а то просто перековать“.

    Запалёной или зажжёной конь. По виду совершенно здоровая лошадь, съ хорошей „вы́тью“ и пр., становится поджарой, бока у нея подведетъ, не наѣдается. Послѣ ѣзды замѣчается неправильное дыханіе и на бокахъ подергиваніе. Чаще заболѣваютъ сытыя и малоѣзженныя лошади, особенно въ жаркое время, отъ быстрой и продолжительной ѣзды, послѣ которой лошади дана „малая прово́дка“, т. е. лошадь остановлена сразу и не проведена шагомъ. Лѣченіе заключается лишь въ томъ, что послѣ каждой ѣзды, если лошадь разогрѣлась, ей даютъ около трети ведра холодной воды и „небольшую проводку“ (С. Ѳ. В-въ).

    380

    Исплечи́лся конь. Къ хомуту лошади съ опаренными или сбитыми плечами прилаживаютъ 1 мягкую кошму (потни́къ), которая прилегала бы къ больному мѣсту. Больное мѣсто смазывается оленьимъ рогомъ или, если его нѣтъ, коровьимъ масломъ (Алюй, Тулунъ).

    Мокрецъ. По вѣнчику копыта образуется опухоль, изъ которой вытекаетъ густая клейкая „мате́рія“. Причина болѣзни – грязь во дворѣ, когда она выше копыта. Лѣченіе: больное мѣсто промывается теплой водой, обсушивается при помощи тряпки, потомъ смазывается коноплянымъ масломъ, прокипяченнымъ съ жаренымъ лукомъ (С. Ѳ. В-въ).

    Мышаки. Животное перестаетъ ѣсть, часто „катаетца“ или лежитъ. Лежащія около ушей железы – „мышаки“ – вздуваются, увеличиваясь до размѣровъ гусинаго яйца. Причина болѣзни – „сильная усталь и плохая пища“. „Мышаки“ разминаютъ руками или кусаютъ зубами; лучшее же средство – проколоть ихъ шлейнымъ шиломъ („заколоть мышаки“). Эта операція продолжается до тѣхъ поръ, пока „мышаки“ не стануть мягкими, но и послѣ этого черезъ каждый часъ, или даже чаще, лошадь „посматриваютъ“: если „мышаки“ не уменьшаются, „закалываніе“ ихъ повторяютъ (С. Ѳ. В-въ).

    Нада́вы на спинѣ подъ сѣделкой. Сначала появляется опухоль, потомъ коросты въ копейку величиной, иногда болѣе. При прикосновеніи къ больному мѣсту лошадь вздрагиваетъ. Причины, вызывающія надавъ, – неисправности сѣдла или сѣделки, неправильная подкладка потника или, при неправильномъ расположеніи кобылокъ на сѣделкѣ, надавливаніе черезсѣдельника на хребетъ лошади.

    Если опухоль еще не прорвало, на сѣделкѣ вырѣзается отверстіе, чтобы она лежала на здоровомъ мѣстѣ, не касаясь опухоли. Если уже образовалась короста, ее смазываютъ молоснымъ масломъ и все, что́ отъ нея свободно отстаетъ, удаляютъ. Когда опухоль прорветъ, рану промываютъ теплой водой, смазываютъ тѣмъ же масломъ, а кругомъ раны – керосиномъ, который употребляется, впрочемъ, только лѣтомъ, чтобы отогнать назойливыхъ насѣкомыхъ.

    Надса́да (надорвется конь). „Лошадь ровно согнется, не ѣстъ, дѣлается все хуже да хуже, другой разъ и помочиться не можетъ“. При лѣченіи употребляется „составъ“ изъ человѣческой мочи, водки, куринаго помета и горючей сѣры. Если составъ простоитъ на печи сутки, его можно выпоить заразъ полную бутылку; составъ, продержанный на печи больше сутокъ, дѣлается крѣпче и выпаивается въ меньшемъ количествѣ. Послѣ этого лошадь потѣетъ; ее необходимо водить по двору, пока потъ не пройдетъ. „Если лѣкарство будетъ на пользу, потъ такъ и катитъ градомъ“ (Е. А. В-ва). Выпаиваютъ въ

    381

    нѣсколько пріемовъ, – примѣрно, черезъ день, – двѣ или три бутылки (Тулунъ, Курзанъ).

    Наро́сты. Поверхъ копытъ образуется „въ родѣ заусеницы, только твердые“. При недосмотрѣ лошадь хромаетъ. Болѣзнь наблюдалась только на переднихъ ногахъ. О причинахъ не знаютъ. Все лѣченіе состоитъ въ томъ, что наросты срѣзаются острымъ ножомъ (Тулунъ).

    Не стоя́тъ кони. „Вотъ, къ примѣру, у Демьяна Хорошилова, въ Шабартѣ, тоже не стояли кони. Какъ только заведутъ три лошади, – всѣ до одной пропадутъ, а покамѣс(т)ь одна или двѣ, – ничего, живутъ; заведетъ третью, – снова всѣ пропадутъ. – Не иначе, какъ у васъ подстроено, – объяснилъ одинъ богомолецъ: – должно, мясо закопано въ воротахъ. – А, ить, и вѣрно: пошли и нашли въ воротахъ закопанное мясо“ (Е. А. В-ва).

    Павелъ Лѣнивцевъ разсказываетъ, что его тоже научилъ одинъ богомолецъ: „чтобы велся скотъ, – говоритъ, – колоду для корму скоту надо дѣлать изъ той деревины, на которой было гнѣздо коршуна или вороны, только не мелкой пташки“ (Шабарта).

    Въ народной ветеринаріи тоже примѣняется примѣрная „продажа“ больного животнаго – „на счас(т)ье“, когда „скотъ не стоитъ, безъ (видимой) причины дѣлается все хуже да хуже“. Продажа эта по существу ничѣмъ не отличается отъ описанной мною въ отдѣлѣ дѣтскихъ болѣзней продажи ребенка: больную лошадь, пойманную на узду, трижды выводятъ изъ хозяйскаго двора, затѣмъ возвращаютъ.

    Но́коть. Лошадь перестаетъ ѣсть, становится невеселой; въ норкахъ – холодъ, дыханіе сперто. Лѣченіе: насыпается въ блюдце поваренная соль 1; во время чтенія наговора (наговоры 14a, 14b, 14c) тычутъ шлейнымъ шиломъ въ эту соль; послѣ троекратнаго повторенія наговора ее бросаютъ въ норки больной лошади, которая начинаетъ „фыркать“. „Какъ только хорошо профыркатца, сразу приступатъ къ корму. Главная сила – въ наговорѣ“. С. Ѳ. В-въ разсказывалъ про одного пьянаго коновала, который во время чтенія наговора такъ усердно „ты́калъ шиломъ“, что раскололъ блюдце, просыпалъ соль… а лошадь всетаки моментально выздоровѣла, приступила къ корму.

    Нѣкоторые знахари наговоръ читаютъ не на соль, а на нюхательный табакъ 2, причемъ время отъ времени лошадь подергиваютъ за хвостъ (С. Н. В-ва). М. А. Долгихъ, читая наговоръ, стоитъ лицомъ на „солносходъ“ и „перекрещиватъ“ табакъ или соль ножомъ. „Наговоренную“ соль (или табакъ) вдуваетъ черезъ дудочку въ норки лошади, затѣмъ норки зажимаетъ и мнетъ. Если лошадь фыркнетъ -

    382

    значитъ, наговоръ на пользу, а если нѣтъ – не поможетъ. Остатки соли бросаетъ на уши, голову, гриву, спину, затѣмъ три раза дергаетъ лошадь за чолку и три раза – за сурѣ́пицу.

    Ныро́къ „Эта болѣз(н)ь у лошади только и быватъ. Покажетца пузырекъ на спинѣ, потомъ пойдетъ дорожкой по всему тѣлу – всю спину и всѣ бока изломатъ. Болѣз(н)ь заводитца отъ нату́ги, отъ невыстойки, отъ опою“. При лѣченіи употребляется „коричневой девятильникъ“ (Tanacetum vulgare L.). Это растеніе сушатъ, мнутъ, просѣваютъ, „збрызгиваютъ водицей“, перемѣшиваютъ съ „невѣйкой“ и кормятъ больную лошадь. Въ недѣлю поможетъ, – увѣряетъ Л. И. Т-нъ.

    Око́рмъ. Лошадь, накормленная „съ жару“ овсомъ или какимъ другимъ хлѣбомъ, „безно́житъ“, начинаетъ хромать, потомъ совсѣмъ лежитъ или ходитъ съ большимъ трудомъ. Обезножѣвшую лошадь ставятъ въ рѣку или озеро (болото) такъ, чтобы вода доходила до колѣнъ; выбираютъ для этого глинистое или песчаное дно, „чтобы ногамъ было мягко“. Держатъ лошадь только въ такомъ дворѣ, гдѣ нѣтъ настланнаго пола; къ ногамъ вяжутъ глину, смоченную водой, – „вытягиваетъ изъ ногъ жаръ“ (С. Ѳ. В-въ).

    Опо́й. У лошадей на переднихъ лопаткахъ или около нихъ образуется болыная опухоль; лошадь тоже „безно́житъ“. Причина кроется въ томъ, что лошадь „плохо выстоялась послѣ перебѣгу и напилась съ жару воды“. Для излѣченія примѣняются два способа. Первый состоитъ въ томъ, что черезъ опухоль продергивается „за́волока“ (шнурокъ изъ волоса), которая время отъ времени передергивается, чтобы рана не заростала; по „за́волокѣ“ изъ больного мѣста вытекаетъ гной 1. Опоенную лошадь съ „за́волокой“ обыкновенно пускаютъ гулять въ поле на все лѣто (С. Ѳ. В-въ). Второй способъ сообщилъ Андрей Михайловичъ Косматовъ (с. Тулунъ): „лоскутъ дабы́ (бумажная ткань) зажигаютъ, чтобы онъ только тлѣлъ; лошадь заставляютъ вдыхать дымъ; при этомъ воды вытекаютъ черезъ норки“.

    Спину ломаетъ у коня. „Не слѣдятъ хозяева, не на́стуютъ, набьютъ спину сѣделкой, натрутъ. Пе́рва (сначала) кожа облѣзетъ, надуется, потомъ прорветъ её… Ну, и ломаетъ у коня спину“. Рана размывается теплой водой и заливается масломъ оленьяго рога, спиртовымъ лакомъ, или засыпается квасцами. Квасцы надо перекипятить, растереть въ порошокъ и сыпать въ промытую рану. Дѣйствуетъ быстро (С. Ѳ. В-въ).

    Трещина на копытѣ. Раскалывается копыто отъ сильнаго удара обо что-нибудь твердое или отъ сильнаго напряженія въ возу. Расколотое

    383

    копыто „сшиваютъ“ гвоздемъ или проволокой; щель заливается смолой, прокипяченной со свинымъ саломъ (С. Ѳ. В-въ).


    2. Болѣзни коровъ.


    Взяться не можетъ корова. „Когда корова долго бѣгается, но не можетъ взяться (ну, забеременѣть!), старухи учили поскрести завер(т)ку отъ саней – веревошну ли, изъ прутьевъ ли, все равно – и наскрёбыши скормить съ хлѣбомъ коровѣ“. Еще лучше, если удастся воспользоваться случайно найденной заверткой (Е. А. В-ва).

    Вши на языкѣ. Большею частью бываютъ у сосунцовъ. „Теленокъ плохо пьетъ молоко… Вотъ скрипитъ зубамъ, скрипитъ, – ну, и смотри: безпремѣнно вши на языкѣ. Отчего быватъ, не знаю. Лѣчатъ солью: языкъ выскабливаютъ тупымъ ножикомъ и натираютъ солью“ (Е. А. В-ва).

    Глаза слезятся. „На глаза скотина жалуется. Идетъ слеза, глаза пухнутъ, красные такіе сдѣлаются… Кто его знаетъ, отчего. Больше отъ „моло́сника“ бываетъ. Другой разъ молосникъ бросается то въ глаза, то куда, то низомъ, съ каломъ, пойдетъ“. Бросаютъ врасплохъ соль въ глаза больному животному. „Скоро проходитъ, если бросать въ день раза два; такъ подѣлаешь денька три – и ничего, проходитъ“. Нѣкоторыя хозяйки предварительно промываютъ больные глаза собственной мочой.

    Грудница. „Послѣ тёла у коровъ другой разъ шибко гру́бнетъ вымя, молока мало, а какъ запустишь болѣз(н)ь, получится нарывъ“. Болѣзнъ приключается: а) отъ простуды, когда коровѣ приходится ложиться на снѣгъ или быть на „хіузѣ“ (сильный холодный вѣтеръ); б) оттого, что корова почему-либо не спускаетъ молока; в) отъ сглазу.

    Для лѣченія берется брусокъ, на которомъ правятъ топоры и ножи, или обыкновенный кирпичъ. Брусокъ или кирпичъ завертывается въ холщевый мѣшокъ и нагрѣвается въ печи. Вымя смазывается скоромнымъ масломъ и прогрѣвается брускомъ или кирпичомъ. Послѣ выздоровленія коровы кирпичъ надо разбить. Этотъ пріемъ лѣченія знакомъ сравнительно многимъ хозяйкамъ. Настоящія лѣкарки „причерчиваютъ“ вымя, читая наговоръ 3b. Дѣлаютъ теплый припарокъ изъ огурешника-травы, въ тепломъ мѣстѣ, за „хіузомъ“: зимой въ конюшнѣ или въ „клѣвѣ“, лѣтомъ – гдѣ угодно. „Боль станетъ унистожаться, тожно бросаютъ“ (дѣлать припарки). Дѣлаютъ припарокъ и изъ жаркихъ цвѣтовъ.

    Же́лезы раздулисъ. См. Мышаки.

    Мокре́цъ. Лѣто 1911 года стояло очень дождливое. „Совсѣмъ обезножѣли коровенки. Мокро да мокро – вотъ, надо быть, отъ мокра и

    384

    сдѣлалось… Болѣли копыта; между копытъ нарывы съ гноемъ; опухоль по колѣнки и выше“. Лѣченіе заключалось въ смазываніи копытъ дегтемъ; рѣже заливали топленымъ свинымъ саломъ.

    Мышаки. У телятъ тоже бываетъ въ родѣ конскихъ мышаковъ, только не на шеѣ, а въ поломъ мѣстѣ у заднихъ ногъ, въ пахахъ. Тоже въ родѣ какъ горошины. Раскусываютъ, разминаютъ. „Же́лезы раздулись“, – говорятъ по нашему, а росейскіе „рыбкой“, слышала, зовутъ“ (Е. А. В-ва).

    Очиститься не можетъ корова. Послѣ родовъ „мѣсто“ не выходитъ. Въ такомъ случаѣ коровѣ даютъ небольшое количество ячменя, – „примѣрно съ фунтъ, съ полтора, много что съ два“ (Е. А. В-ва).

    Кромѣ того, если у коровы долго (черезъ часъ примѣрно) не выходитъ „мѣсто“, ей даютъ съѣсть ломоть хлѣба съ закатанными въ него головными вшами (Тулунъ).

    Поносъ у коровы („коровы сви́щутъ“). Чаще всего „такъ, ни отчего быватъ, а то хватитъ молодой травы, а то много воды попьетъ въ жаръ“.

    Даютъ сухой стародубъ, – „это ужъ самая коровья трава“ (объ употребленіи см. ч. II, отд. 2, № 115).

    Теленку при поносѣ а) перевязываютъ шерстинкой хвостъ у крестца, б) перевязываютъ хвостъ у самаго крестца тремя шерстинками, взятыми изъ хвоста матери (Тулунъ).

    Потеря жвачки. „Безъ хорошей знахарки, ничего тутъ не подѣлать, (хоть) и дѣло-то, сказываютъ, – пустякъ“ (О. П. Ф-ва).

    Сухія коросты. Бываютъ около глазъ и на шеѣ, чаще у телятъ 1. Причину болѣзни видятъ въ томъ, что „самъ ли хозяинъ, ребятишки ли, а то, у кого есть, работники „гадятъ“ (ходятъ по естественнымъ надобностямъ) въ скотномъ дворѣ. Для излѣченія коростъ употребляется человѣческій калъ, которымъ онѣ намазываются.

    Тѣла не держитъ корова. „Какъ ни корми, все плохонька, быдто голодна. Афанасе́я Федоровна научила: дашь коровѣ сѣнца, такъ потомъ вилы-то клади не благословясь: „хозяинъ“ этого не любитъ… Давай сѣна, а сама говори: „Восподинъ хозяинъ и хозяйка, накормите мою пеструху (чалуху ли, чернуху), по шерсти почешите!“ Такъ до трехъ разъ. – Дашь сѣна и брось вилы чернемъ-то въ уголъ, а развилкой къ себѣ. Вотъ „хозяинъ“ и пойдетъ по шерсти твою скотинку гладить“ (Е. А. В-ва).

    Хворь на коровъ во время жары. „Коровье кало смѣшиваютъ съ пойломъ и даютъ пить коровамъ“ (А. Г-хъ).

    385


    3. Болѣзни собакъ и свиней.


    Собачье бѣшенство. Если „дурная“ собака укуситъ здоровую, то у укушенной отрѣзаютъ часть праваго уха. Какъ только потечетъ кровь, ею смачиваютъ кусокъ хлѣба, который дается укушенной собакѣ въ предупрежденіе заболѣванія 1. Иванъ Аксёновичъ Хорошиловъ, – по разсказамъ Е. А. В-вой, – всегда прибѣгалъ къ этому средству, которымъ пользовался и сынъ его Демьянъ Ивановичъ; да и многіе въ селѣ (Шабарта) знаютъ это средство.

    Съ цѣлью предупредить развитіе бѣшенства у укушенной собаки, ей отрубаютъ хвостъ 1. „Такъ кровью дурь-то и изойдетъ“. Кровь останавливать ничѣмъ не надо: „сколь выйдетъ, столь и пушай выходитъ“ (Е. А. В-ва).

    Собаки, по народному повѣрью, сами знаютъ траву противъ бѣшенства, являющагося слѣдствіемъ зараженія при укушеніи дурной собаки: укушенная собака исчезаетъ со двора на нѣсколько дней, иногда недѣли на двѣ, и возвращается здоровою. Въ Тулунѣ и Худоелани многіе разсказывали мнѣ о собакахъ, которыя, будучи укушенными бѣшенымъ волкомъ или собакой, забивались въ сѣно, находили тамъ нужныя травы и совершенно выздоравливали 2.

    Укусы небѣшеной собаки. Излѣчиваются просто: сжигаютъ клокъ шерсти укушенной собаки и пепломъ присыпаютъ раны 3 (Тулунъ, Курзанъ, Шабарта).

    Укусы змѣи. Для собакъ они не страшны, такъ какъ всѣхъ непріятныхъ послѣдствій собаки сами избѣгаютъ: какъ и противъ развитія бѣшенства, такъ и въ данномъ случаѣ, онѣ, – по народному повѣрью, – знаютъ какія-то травы; ими собаки и „отъѣдаютца“. Какія это травы, услѣдить трудно (Тулунъ, Аршанъ).

    Чума у собакъ. „Бываетъ чаще всего у годовиковъ. Незнамо отчего, изъ норокъ идетъ гной“. Наружнымъ средствомъ противъ болѣзни служитъ сапожный варъ, а внутреннимъ – горючая сѣра, истолченная и насыпанная на кусокъ хлѣба (Тулунъ).

    Отъ худобы у свиней вбиваютъ подкову въ то корыто, изъ котораго ихъ кормятъ (А. Г-хъ).


    4. Болѣзни домашнихъ птицъ.


    Повѣтрія на куръ. Куры ходятъ какъ сонныя, ѣдятъ мало, большею частью сидятъ закрывши глаза; гребни у нихъ чернѣютъ. Пропадать

    386

    примутся. Одною изъ причинъ повѣтрій считается то обстоятельство, что кто-нибудь построилъ домъ или мельницу, „завѣча́я ее на курину голову“ 1.

    Лѣченіе: ноги, клювъ и подъ крыльями смазываютъ смолой или чистымъ дегтемъ. Поятъ чистымъ дегтемъ или синькой.

    Поетъ въ горлышкѣ. У куръ бываетъ хрипъ въ горлышкѣ оттого, что „проглотить не можетъ“ (постороннее тѣло въ горлѣ). Средства: „пята́шной боговой свѣчой“ стараются протолкнуть застрявшее въ горлѣ постороннее тѣло (Тулунъ).

    Слабыя ноги у „цыплятъ-индѣятъ“. Чтобы предотвратить такой недостатокъ домашней птицы, избѣгаютъ кормить ее творогомъ (Алюй).


    5. Общія болѣзни домашнихъ животныхъ.


    Бѣльма на глазахъ. Появляются, какъ говорятъ, вслѣдствіе засоренія глазъ пылью или отъ пораненія сухой травой, соломой; „другіе бьютъ по глазамъ, – вотъ тоже настрогаетъ бѣльмо“. Для лѣченія употребляютъ мелко истолченный сахаръ, просѣянный черезъ частое сито. Сахаръ вдуваютъ въ болъной глазъ посредствомъ трубочки изъ бумаги или просто бросаютъ въ глазъ „горс(т)ью“ (село Тулунъ); иногда къ сахару примѣшиваютъ соль (с. Курзанъ). Сахаръ или соль замѣняется крымзой, растолченной въ порошокъ. Лѣченіе сахаромъ продолжается неопредѣленное время, но не менѣе 5 дней и не менѣе двухъ разъ въ день – утромъ и вечеромъ.

    Вши на рогатомъ скотѣ, на лошадяхъ и собакахъ появляются обыкновенно весной. Животныя чешутся, шерсть вылазитъ клочьями, на кожѣ появляются плѣшины. Причина: плохой кормъ, затѣмъ зараженіе другъ отъ друга. Больныхъ обсыпаютъ нюхательнымъ табакомъ, моютъ наваромъ махорки: пользуются также „балаганскимъ“ табакомъ, табакомъ-„самосадкомъ“, лиственничной губой.

    Грыжа. Бываетъ отъ понету́ги. Открываютъ кровь.

    Молосникъ. У молодыхъ коровъ и лошадей, чаще всего до 2-лѣтняго возраста, подъ горломъ собирается опухоль примѣрно съ кулакъ; у жеребятъ иногда идетъ изъ норокъ гной. Лѣчатъ эту болѣзнь горючей сѣрой, истолченной въ порошокъ, которымъ посыпается хлѣбъ, скармливаемый животному. Жеребятъ обыкновенно не лѣчатъ, а просто пускаютъ на все лѣто въ поле, и болѣзнь проходитъ сама собою (с. Тулунъ). Нерѣдко употребляютъ, вмѣсто горючей сѣры, мёдъ, особенно при лѣченіи коровъ; медомъ намазываютъ ломоть хлѣба и даютъ скотинѣ.

    387

    Падежъ скота, когда „ходитъ повальна болѣз(н)ь“. Горячіе угли, ладанъ и волосъ съ женскаго полового органа кладутся вмѣстѣ для обкуриванія скота (д. Заусаева). Добываютъ „деревянной огонь“ (полученный треніемъ дерева о дерево) и разносятъ по всѣмъ избамъ деревни. Около воротъ поскотины устраиваютъ курево 1: кучи дровъ и хвороста обкладываются навозомъ и зажигаются деревяннымъ огнемъ. Огонь и дымъ „отживаютъ заразу“, не даютъ ей перейти черезъ поскотину. А она старается проникнуть всякими путями. „Моло́денька я еще была (годовъ, вѣрно, 45 тому ужъ будетъ), тоже скотъ валился – въ Удинскѣ, въ Шабартѣ, въ Тулунѣ, по прочимъ селамъ; въ Курзанѣ только три коровы осталось: двѣ у Конфорочки да одна у Ферули́хи. Зараза разразилась лѣтомъ, а весной-то, разсказываютъ, воз(в)ращался „съ низу“ 2 обозъ. Распутица такая, – ни на саняхъ, ни на телѣгѣ… Замаялись мужики. Тащутся это они, а баба имя́ и (в)стрѣчается, проситъ посадить подвезти. Мужики – „нѣтъ“, говорятъ, „и такъ кони престали“… Она пригрозила, что все у нихъ „очиститъ“, и все-таки сѣла на подводу. Тутъ мужики и увидали, что ноги-то у бабы – „коровьи“… Доѣхала она до Шабарты (обозъ-то шелъ отъ Худой Елани), слѣзла съ телѣги и скрылась. Когда разговоръ про это пошелъ по деревнѣ, богачи стали угонять скотъ на заимки, а кто (вотъ Страховы) сталъ продавать: холеру стали ждать. Лѣтомъ-то она и „очистила“ (Е. А. В-ва).

    Въ борьбѣ съ повальными болѣзнями употребляютъ еще „обыдённой холс(т)ъ“. „Въ одинъ день напрядутъ, въ этотъ же день выткутъ“; въ работѣ принимаютъ участіе нѣсколько сосѣдокъ, по возможности больше 3. Обрѣзки этого холста привѣшиваютъ на ворота всѣхъ дворовъ деревни и на ворота поскотины. Старые обрѣзки „обыдённова холста“ мнѣ пришлось видѣть на „ма́ткахъ“ (перекладинахъ) воротъ въ дер. Бада́ръ въ 1905 году.

    Переломы костей. Ихъ лѣчатъ мѣдью. Стружки или мелкіе опилки старинныхъ мѣдныхъ монетъ насыпаются на ломоть хлѣба, который даютъ съѣсть животному 4. „Такъ вотъ ровно обручекъ и ущупывается на сломаномъ мѣстѣ, какъ заживетъ-то“.

    Пучитъ скотину. Животное безпокоится, „ровно посматриваетъ себѣ на бока“. Бока вздуты, иногда изо рта течетъ слюна или пѣна, животное ложится. Болѣзнь происходитъ оттого, что „съѣс(т)ъ скотина каку́ вредну траву, къ примѣру сказать – сурѣпицу, али хлѣба объѣс(т)ся“. Бока скотины стягиваютъ волосяными вожжами и гоняютъ

    388

    ее по двору, поятъ мыльной водой, въ задній проходъ „толкаютъ“ (вводятъ) небольшіе куски мыла (Тулунъ).

    Соринка въ глазу. „Ищутъ соринку, песокъ ли, – лис(т)вянной сѣрой“.

    Споръ (запоръ). Когда „сопрётъ брюхо у скотины, надо давать чистякъ. Безъ всякихъ наговоровъ напарь да и пои. Чистякъ – такъ онъ и есть чистякъ: все очиститъ“ (Е. А. В-ва).

    Тѣла скотъ не держитъ. Причину этого въ высшей степени непріятнаго для всякаго хозяина явленія видятъ въ томъ, что кто-нибудь изъ недобрыхъ людей возьметъ изъ сосѣдскаго двора кормъ и унесетъ своему скоту. Съ тѣхъ поръ у него скотъ „какъ на опарѣ киснетъ“, а у сосѣда, какъ онъ теперь ни корми свой скотъ, все будутъ „выдры“. Это – очень распространенное повѣрье. Зная его, нетрудно понять ту подозрительность, съ которой хозяинъ встрѣчаетъ пріѣзжаго покупателя скотины. Интересный случай разсказала мнѣ А. І. Т-ва.

    Пріѣзжаютъ на заимку мужъ съ женой покупать корову, поглядѣть, прицѣниться. Хозяйка насторожѣ́. Видитъ она, что покупательница отлучилась во дворъ, стала присматривать за нею. И не напрасно: когда хозяева и покупатели, прощаясь, собрались у кошевки, въ ней оказалось нѣсколько горстей „собраннаго во дворѣ корма“. Хозяйка, незамѣтно для разговаривавшихъ, выбросала его. Однако покупательница смѣтила это. Воспользовавшись затянувшимся разговоромъ мужиковъ, она улучила минуту и опять сдѣлала попытку принести изъ двора горстку-другую корма. Но опять неудачно: „хозяйскій глазъ все видѣлъ“…

    Укусы змѣи лѣчатся заговорами. Л. И. Т-нъ читаетъ наговоръ 1a.

    Черви въ горлѣ у скотины. Ротъ и горло мажутъ дегтемъ, вводя помазокъ возможно глубже (Алюй).

    Ящуръ. Болѣзнь эта бываетъ у лошадей и рогатаго скота; болятъ языкъ, десны, копыта. Животныя перестаютъ ѣсть, особенно жесткую пищу, и большею частью лежатъ. Болѣзнь считается „переходчивой“, т. е. заразной. Лѣченіе: десны, языкъ и копыта смазываютъ чистымъ дегтемъ, натираютъ квасцами, солью; кормятъ чеснокомъ, лукомъ и черемшой. Пойло налаживаютъ съ уксусомъ.

    389


    ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

    Народно-медицинскія средства .

    – --

    I. Наговоры, молитвы, заговоры.


    „Не надо знать два наговора отъ одной болѣзни: не будетъ дѣйствовать ни одинъ, потеряшь силу“. А. Ѳ. Травкина.

    „Нельзя учить, кто старше тебя“. О. П. Ферулева.

    „Волхи́жицы помогаютъ только, когда (у знахаря) въ ро́тѣ зубы цѣлы“. Ѳ. Ѳ. Долгихъ.

    1. Отъ гада (укуса змѣи):

    a) „Очерчаю я и ограждаю рабъ (имя лѣкаря) скотину мою (называется масть скотины или имя укушеннаго человѣка) отъ землянова червя. Петру и Павлу на кадило, на ихъ святое имя“.

    Слова эти произносятся трижды, и каждый разъ укушенное мѣсто „очерчивается“ безымяннымъ перстомъ, на который „передъ этимъ надо поплювать“. Леонтій Измайловичъ Травкинъ.

    b) „Стану бласловясь, пойду бласловясь изъ дверей въ двери, изъ воротъ въ вороты, въ чистое поле, въ широкое раздолье, на сине море. Надъ синимъ моремъ стоитъ дубъ, на дубу сидитъ воронъ – чорнай, безъязышнай. Я, раба Божія, дубу помолюсь, у чорнаго ворона спрошусь, отъ земляннова червя заговорюсь. У тебя, змѣя-шипея́, вода въ морѣ, а у меня – въ ро́тѣ“. Афимья Васильевна Непомнящихъ.

    Заговоръ читается на воду, которою смачивается укушенное мѣсто. Время – „безъ разбору“.

    c) Укушенное мѣсто обводится трижды крестомъ или „серебрушкой“, а если нѣтъ подъ рукой ни того ни другой, можно и „перстамъ – безымяннымъ и большимъ, сложенными щепотью“. Обводя крестомъ, серебряной монетой или пальцами, Сиклитинія Никитишна Васильева читаетъ:

    „Змѣя-шкура́пія, вынимай дѣтей я́ду. На морѣ, на океянѣ сидитъ

    390

    Михайло Арханделъ на большимъ камню́, доржитъ ключи золотые и мечъ. Ежли не выймешь дѣтей яду, онъ тебя изрубитъ и исказнитъ“.

    2. Отъ болѣзни горла:

    a) „Пойду благословясь, пойду перекрестясь, изъ дверей въ двери, изъ воротъ въ вороты, на море – на кіянъ. На морѣ, на кіянѣ, на островѣ Буянѣ стоитъ престолъ, на престолѣ стоитъ Матушка Запрестольна Богородица, доржитъ крес(т)ъ – капари́съ. Прошу, Матушка Запрестольна Богородица, рабу (такому-то) горловую болѣзнь излѣчить, искорби́ть. Какъ дымъ идетъ изъ цѣла́, такъ, скорби и болѣзни, проходите изъ (такого-то) раба, горловая болѣзнь – исходи“.

    При чтеніи наговора горло „причерчиваютъ на цѣло́“: безымяннымъ пальцемъ причерчивается цѣло́ „по́ верху“; затѣмъ, по прочтеніи, плюютъ на „спинку“ правой руки и обводятъ горло, какъ „голодной слюнёй“. О. П. Ферулева.

    b) „Матушко-цо́лушко, ты не болишь и не скорбишь отъ пылу, отъ жару. Чтобы не болѣло, не скорбѣло горлышко у раба (али рабы) божьяго (имя) отнынѣ и до вѣку. Аминь“.

    Заговоръ сопровождается такими манипуляціями: „сложеніемъ“ большого и безымяннаго пальцевъ правой руки трижды „окрещиваетца“ цѣло́ печи, трижды обводится больное мѣсто и трижды „перечерчиваетца“ больное мѣсто этимъ „сложеніемъ“ крестъ-на́крестъ. А. П. Пушмина.

    3. Отъ грудницы:

    a) Олья Петровна Ферулева причерчиваетъ больныя груди серебрянымъ „кольцомъ“ (можно „серебрушкой“) и читаетъ:

    „Пойду благословясь, пойду перекрестясь изъ дверей въ двери, изъ воротъ въ вороты на море, на кіянъ. На морѣ, на кіянѣ, на островѣ Буянѣ стоитъ престолъ, на престолѣ стоитъ Матушка Запрестольна Богородица. Прошу Матушку Запрестольну Богородицу помогчи́ такой-то рабѣ отъ грудницы. Грудная боль грудница, какъ кольцо исходитъ, серебро изнашивается, такъ и ты, болѣзнь, сходи. Сходите, болѣзни, съ бѣлаго лица, изъ ретивого сердца́, изъ ясныхъ очей, изъ черныхъ бровей, изъ алой крови, изъ 77 жилъ и 77 суставовъ на пень, на колоду, на бѣлую березу, во́ имя Отца и Сына и Святого Духу и ниприсно 1 во вѣки вѣковъ“. Дотрое.

    b) Отъ грудницы у коровъ:

    „Пойду благословясь, пойду перекрестясь изъ дверей въ двери, изъ воротъ въ вороты на море, на кіянъ. На морѣ, на кіянѣ, на островѣ Буянѣ стоитъ престолъ, на престолѣ стоитъ Матушка Запрестольна Богородица. Прошу, Матушка Запрестольна Богородица, помогчи́ моей троешёрс(т)ной коровушкѣ (чернухѣ ли, пеструхѣ ли) отъ грудницы.

    391

    Грудная боль – грудница! Какъ брусъ (можно кирпичъ) исходитъ, камень изнашиватца, – такъ и болѣзни сходите съ моей троешёрстной коровушки“. О. П. Ф-ва.

    4. „Грыжу загрызать“:

    Лѣкарка беретъ на руки ребенка и „дѣлатъ видъ, быдто грызетъ ребенка“. Мать спрашиваетъ:

    – Кого грызешь?

    – Грыжу.

    – Загрызай, штобъ вѣкъ-по́вѣки не было, а ты не до вѣку 1. Какъ у меня въ головѣ волосъ крѣпокъ, такъ бы и у рабы божьей (имя) была грыжа крѣпка. Осподи Исусе, Сынъ Божій, помилуй меня!

    „Говорится до трехъ разъ – утромъ на зарѣ и вечеромъ на зарѣ, всего шес(т)ь зорь“. Ѳ. М. Г-на.

    5. Отъ думы:

    „Чуръ моя дума, чуръ мой умъ, чуръ мой разумъ, чуръ мои мысли, чуръ мои крови! Эту я думу за море брошу. Иломъ замоетъ, пескомъ занесетъ“.

    Три раза. Затѣмъ надо „разъ проговорѣть“:

    „Заключаю, замыкаю всѣ слова сполна. Ключъ мой – языкъ, уста мои – замо́къ“. А. С. Долгихъ.

    6. Отъ запоя:

    – Оспода тутъ не надо называть, – оговаривается Ѳ. М. Г-на.

    „Какъ покойникъ лежитъ – ни рукой, ни ногой, ни буйно́й головой, не растворяютца у него уста, не раскрываютца его очи ясныя, и руки не отходятъ отъ ретиваго сердца, отъ покойника пахнетъ и несетъ духомъ, – такъ бы этого человѣка отворачивало отъ вина не на годъ годущій, а на вѣкъ вѣкущій“.

    7. Отъ зубной боли:

    Наговоръ произносится съ того мѣста, откуда будетъ замѣченъ „молодикъ“ (молодой мѣсяцъ). Самъ лѣкарь читаетъ его въ томъ случаѣ, когда больной – въ дѣтскомъ возрастѣ; взрослые же повторяютъ слова наговора за лѣкаремъ:

    – Батюшка младой мѣсяцъ, ты на тѣмъ свѣтѣ былъ?

    – Былъ.

    – Покойниковъ видѣлъ?

    – Видѣлъ.

    – У покойниковъ зубы не болятъ?

    – Нѣтъ, не болятъ.

    – Также и у меня нѣтъ (т. е. не болятъ), у рабы божьей (имя) отнынѣ и довѣку. Аминь… аминь… аминь 2.

    392

    По прочтеніи наговора плюютъ трижды „на лѣвый бокъ“. А. П. Пушмина.

    8. Отъ испугу:

    Ребенка выносятъ или выводятъ на зо́рю – утромъ и вечеромъ, встаютъ лицомъ къ утренней или вечерней звѣздѣ, крестятся и читаютъ:

    „Вечёрная зарица Марея, утренна Маремьяна-Пустыня, сыми́ съ раба Божія младенца (имя) кашель и удушье, родимецъ и младенческа; уроки и призоры и вѣтрены переломы съ ясныхъ очей, съчерныхъ бровей, съ ретиваго сердца, съ красной лехки, съ горячей крови“.

    Читаютъ трижды. „Послѣ перваго разу дунуть въ темя ребенка, послѣ второго – въ правое ухо, послѣ третьяго – въ лѣвое ухо, а потомъ въ лѣвую сторону плюнуть одинъ, а то и три раза“. Послѣ третьяго раза читается:

    „Заключаю, замыкаю всѣ слова сполна, ключъ мой – языкъ, слова мои – замокъ“. А. С. Долгихъ.

    9. Заговоръ красокъ (обильныя менструаціи) читается на „разстаняхъ“ дорогъ.

    „Мать жильная, мать тѣлесная, возьми и поди на разстаняхъ. Это – твое [выливаетъ изъ сосуда пригоршнями воду налѣво], это – мое [выливаетъ направо]“.

    Это продѣлывается трижды. Остатки воды выливаютъ „черезъ край“ налѣво 1. А. П. Пушмина.

    10. Заговоръ крови:

    a) „Стану я, раба (имя), благословясь, пойду перекрестясь изъ избы дверьми, изъ воротъ въ вороты, въ чистое поле подъ востошну сторону. Подъ востошной стороной сидитъ дѣвица, прядетъ куделичку и тянетъ шелковую ниточку. Щелковая ниточка порвалася, кровь у рабы Божьей (имя) унялася. Отнынѣ и до вѣку. Аминь… аминь… аминь“. А. П. Пушмина (заимка Сахтуй).

    b) „На островѣ Буянѣ, на рѣчкѣ Кіянѣ, на бѣлымъ камню́ сидитъ красна дѣ́вица, шьетъ ниткой шелковой. Нитка шелкова порвалася, горяча кровь у раба Божьяго (имя) унялася“. Агафья Гладкихъ.

    11. Отъ лихорадки:

    a) „Двѣнадцать кохтей, 12 нохтей, 12 тётокъ! Пособляюся, помогаюся. Осподи Исусе Христежи Небо́же, помилуй меня (имя больного). Скатитеся съ меня, пособите меня, помогите меня, откатите отъ меня, отвалите отъ меня, – съ ясныхъ очей, съ черныхъ бровей, съ бѣлаго лица, съ ретиваго сердца, съ лёхкихъ, съ печенки, съ селезенки, со всей ну́треной, пособите меня, помогите не на годъ году́щій, а на вѣкъ вѣкущій. Осподи Исусе Христежи Небо́же, помилуй меня. Аминь“.

    393

    Вслѣдъ за этой „молитвой“ Ѳ. М. Г-на читаетъ вторую:

    b) „Стану бласловясь, пойду перекрестясь изъ дверей въ двери, изъ сѣней въ сѣни, изъ воротъ въ вороты, подъ востошну сторону. Съ подвостошной стороны стоитъ матушка соборна церква. Въ соборной церкви стоитъ златъ камень. На златѣ камени стоитъ Матушка Пресвята Богородица. Пойду я къ ней близёшенько, поклонюся ей низешенько, попрошу ее съ усердіемъ: пособи меня, помоги меня, Матушка Пресвята Богородица, избавляюся я ото всякихъ болѣзневъ на сонъ, на угомонъ, на добро здоровье, на долгій вѣкъ“.

    И тотчасъ же читается третья „молитва“:

    c) „Стану бласловлясь, пойду перекрестясь изъ дверей въ двери, изъ сѣней въ сѣни, изъ воротъ въ вороты. Стоитъ матушка апостольска церква. Въ апостольской церкви стоитъ престолъ. На престолѣ стоитъ Исусъ Христосъ и при ёмъ андели всѣ и архандели всѣ. Помогите меня, раба-человѣка, ни на годъ меня, ни на два меня, а на вѣкъ вѣкущій. Осподи Исусе Христежи Небоже, помилуй меня“.

    – Ладишь, когды придется (не по зо́рямъ) и сколько разъ придется. Ладишь на воду. Надо соль, угли, ножъ… Лучше, чтобы самъ больной говорѣлъ молитвы. Ѳ. М. Г-на.

    d) Отъ двѣнадцати тетокъ (утромъ читается):

    „Утрення заря-зарни́ца“…, а вечеромъ:

    „Вечорна заря-зарница, красна дѣви́ца, пришла раба Олья покоряться, пришла я къ тебѣ поклоняться, отречи́ ичи́ отъ 12 лихоратокъ, отъ 12 лихоманокъ, отъ 12 тетокъ; выдите, скорби и болѣзни, изъ раба (имя больного), ду́тая тетка, нутряна́я – другая, вѣтрена – третья, трясу́ча – четверта, головна – пята, хребтова́ – шестая, реброва́ – семая, жильна – восьмая, суставна – девята, подноко́тна – десятая, пальцевая – одинадцата, костяная – двѣнадцатая 1. Выдите, скорби и болѣзни, изъ бѣлаго лица, ретиваго сердца́, изъ ясныхъ очей, изъ черныхъ бровей, изъ алой крови, изъ черной печени, изъ 77 жилъ, изъ 77 суставовъ – на пень, на колоду, на бѣлую березу, во́ имя Отца и Сына и Святого Духу и ниприсно во вѣки вѣковъ“. О. П. Ферулева.

    e) Маленькому „ладятъ“ отъ лихорадки „на зо́ри – три утрешныхъ и три вечорныхъ:

    „Выхожу я на улицу, на матушку на зо́рю. Утренна Марья, полуденна Маре́я, вечорная Дарья, пособите моему младенцу (имя), скатите съ него, свалите съ него, съ ясныхъ очей, съ черныхъ бровей, съ бѣлаго лица, съ ретиваго сердца, съ лёхкихъ, съ печонки, съ селезенки, со всей нутреной, пособите, помогите не на годъ годущій, а на вѣкъ вѣкущій“. Ѳ. М. Г-на.

    394

    12. Отъ младенчецкаго родимцу:

    a) „Благослови меня, Господи, сонъ Пресвятой Богородицы переговорѣть! – Дѣва Марея, гдѣ спала и ночевала? – Спала я, ночевала, много сна во снѣ видѣла. Привидѣлся сонъ: пришли святы ризы, взяли Христа за святыя ру́сы, повели Христа на злобный дворъ, ни хъ тѣмя судьямъ неправеднымъ. Напоили жо́лучью, надѣли дерно́въ вѣнецъ, стали Христа распинати на три-де́вяти пари́сты, ногируки гвоздямъ прибивавши, святу кровь проливавши… Сынъ ты мой возлюбезнѣйшій, невозможно ли на мой трудъ зрѣти. – Не сотмяя́но мой трудъ стояти, котора ма́тница мается, душа съ тѣломъ прощается, тому я тѣлу дамъ очищеніе душѣ на прощеніе“ 1.

    Читается этотъ „сонъ Богородицы“ на росной ладанъ, на „младенчецкой санда́лъ“ (порошокъ изъ аптеки) и на свѣчку отъ „христовской заутрени“. Кусочекъ свѣчки – на крестъ больному, а другой кусочекъ – въ посудинку. Посудинку надо деревянную (туясокъ или чашка), стеклянную нельзя. Вода идетъ отварная. Ею поятъ и умываютъ, утромъ и вечеромъ. „Сонъ“ читается одинъ разъ. П. Кичигинъ.

    b) – Выходи на́ зорю вечеромъ и утромъ и говори:

    „Матушка заря-зарница, красная дѣвица, утрешна Дарья, вечорна Марья, пособи и помоги младенцу ото всѣхъ болѣсте́й, ото всѣхъ хворосте́й, отъ полуно́шника, отъ полуношницы, отъ полудённика, отъ полудённицы. Я тебя прошу и молю: дай сну я угомону (имя), добраго здоровья. Во́ имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь“. А. В. Н-хъ.

    13. Отъ муки родильной:

    – Родильница, а то баушка молится:

    „Осподи Исусе Христежи Небоже, помилуй меня, рабу (имя). Осподь Богъ спускается съ небесъ, и для Оспода Бога растворяютца неба и зе́мли, – такъ и у меня растворитеся ро́ды. Осподи Исусе, Сынъ Божій, помилуй меня. Аминь“.

    Наговоръ читается до трехъ разъ.

    14. Отъ ногтю:

    a) „Лягу бласловясь, стану перекрестясь, пойду подъ востошну сторону, на океянъ-море. Тамъ лежитъ колода-рыба. Подойду поближе, поклонюсь пониже: вынь изъ моихъ лошадей 2 двѣнадцать нохтей, двѣнадцать скорбей, отъ ды́хальнава, отъ пыхальнава, отъ норошнова, отъ глазнова, отъ ушнова, отъ че́лошнова, отъ копытнава, отъ щёточнава,

    395

    отъ хвостовова, отъ хребтовова, отъ боло́ннова, отъ заболо́ннова, отъ стрѣшнова, отъ поперешнова, отъ щипо́ты, отъ ломо́ты, отъ западнава вѣтру. Бросаю всѣ наговоры черезъ плечо на́отмачъ. Матушка колода-рыба, закрѣпи мои слова бѣлояровымъ хрящомъ, бѣлояровымъ пескомъ на доброе здоровье“.

    Читаютъ три раза на соль или на табакъ, стоя „на солносходъ“. Макаръ Аѳанасьичъ Долгихъ.

    b) „Стану благословясь, пойду перекрестясь въ чисто поле. Въ чистымъ полѣ стоитъ ракитовъ дубъ. На дубу́ сидитъ младъ исёлъ 1 соколъ. Подойду я (имя) близёшенько, поклонюсь низёшенько: батюшка исёлъ соколъ, не скреби сы́рый дубъ, полетай во конюшнай дворъ, выскреби (масть коня) скорбище и ногтище, двѣнадцать нохтей, двѣнадцать скорбей, съ ретиваго сердца, съ лёхки, съ печёнки, съ горячаго сердца, хребтовой, мозговой, проходной, изъ-подъ щетки, изъ-подъ копыта, изъ 77 жилъ, съ поджилкой. Будьте крѣпки и лѣпки мои слова, крѣпче камня, крѣпче булату. Плюну слюну я въ воду. Словъ моихъ не поднять, комару носа не подточать, тете́рѣ словъ моихъ не перенять“. Агафья Гладкихъ.

    c) „Пойду я бласловесь, пойду перекрестесь, въ чистое поле, въ широкое раздолье, на синее море. На синемъ морѣ сидитъ абка́-звѣрь. Выгоняй изъ коня (такого-то) двѣнадцать нохтей – стрѣшнаго и поперешнаго, щёточнаго и подщёточнаго, хребтового и сапового, изъ са́пу въ голову, изъ головы въ гриву, изъ гривы въ спину, изъ спины въ задъ, изъ зада въ землю. Батюшка абка́-звѣрь, прошу я тебя выгнать изъ моего коня (такого-то) боль“. П. Кичигинъ.

    15. Отъ обжогу:

    a) – Обдувай обжогъ, плюй и заговаривай:

    „Середа и пятница, уйми пламя, огонь, обжогъ рабы (али раба) на доброе здоровье“. Палагея Арсентьевна Татаринова.

    b) – Когда па̀ромъ обольешься, надо водить безымяннымъ перстомъ и три раза проговорѣть:

    „Середа, пятница, между имъ четве́ригъ, жо́га и ва́ра на воду упала“. Ѳедосья Ѳедоровна Долгихъ.

    16. Отъ озѣву и отъ уроковъ:

    a) „Пойду благословясь, пойду перекрестясь, изо дверей во двери, изъ воротъ въ вороты, на море, на кіянъ. На морѣ, на кіянѣ стоитъ престолъ, на престолѣ стоитъ Матушка Запрестольная Богородица, доржитъ крес(т)ъ – капарисъ. Прошу, Матушка Запрестольна Богородица, тебя – помогчи отъ вѣтренаго перелому, отъ глазу, отъ уроку, отъ испугу, отъ всѣхъ думовъ крѣпкихъ; выдите, скорби и болѣзни, отъ такого-то изъ бѣлаго лица, изъ ретиваго сердца́, изъ ясныхъ очей, изъ черныхъ бровей, изъ алой крови, изъ черной печени, изъ 77 жилъ,

    396

    изъ 77 суставовъ, на пень, на колоду, на бѣлую березу, во́ имя Отца и Сына и Святого Духу ниприсно во вѣки вѣковъ“.

    – До трехъ. Всяко дѣло надобно до трехъ. Ладится на́ зарю. О. П. Ферулева.

    b) „Стану я, раба Божья (имя), благословясь, пойду перекрестясь, изъ избы дверьми, изъ воротъ въ вороты, въ чистое поле. Въ чистомъ полѣ стоитъ престолъ, на престолѣ – Мать Пресвята Богородица стоитъ. Мать Пресвята Богородица, сыми всѣ уроки-призоры съ раба (али съ рабы) такого-то (имя сказать надо) – встрѣшны, поперешны; дневны, полуденны; ношны, полуношны. Опусти, Мать Пресвята Богородица, по чистому полю, по матушкѣ быстрой рѣкѣ. Наговоръ мой крѣпкій: крѣпче камню, быстрѣ воды, вострѣ булату. Аминь… аминь… аминь“. А. П. Пушмина.

    Ладитъ она на отварную водичку; въ посуду съ водой бросаетъ щепотку соли и говоритъ: „Вѣтренному, встрѣшному и поперешному соль-сулемы въ глаза!“ Затѣмъ читаетъ приведенный наговоръ.

    c) Ладятъ утромъ и вечеромъ, наговаривая на воду:

    „Осподи Исусе Христежи Небоже, помилуй меня! Скати съ меня, свали съ меня, съ ясныхъ очей, съ черныхъ бровей, съ бѣлаго лица, съ ретиво́го сердца, съ горячей крови, на сонъ меня, на угомонъ, на доброе здоровье, на долгай вѣкъ. Аминь“.

    Три раза. „Водой спрыскиваютъ и поятъ больного, моютъ ему грудь противъ сердца“; при этомъ „вытирать нельзя, пусть сама вода изсохнетъ“. Ѳ. М. Горошкина.

    17. Отъ полуно́шника:

    „Вечорна заря-зарница, утренная, полуношная, пришла я къ тебѣ благословляться, покоряться, младенцу отъ вечорной зари, отъ полуно́шной, отъ утренной. Выдите, скорби-болѣзни, изъ младенца (имя его) къ матушкѣ-вере́юшкѣ. Матушка-вере́юшка, возьми моего младенца болѣсь – полуно́шную, ношну́ю, утренную изъ младенца (имя его). Дай мнѣ спокойнаго, здороваго, угомоннаго; выдите, скорби и болѣзни, изъ младенца, изъ бѣлаго лица, изъ ретиваго сердца́, изъ ясныхъ очей, изъ черныхъ бровей, изъ алой крови, изъ 77 жилъ, изъ 77 суставовъ, и подите, эти скорби-болѣзни, по вѣтру-воздуху“. О. П. Ферулева.

    18. Отъ поясницы:

    a) „Матушка заря-зарница, красная дѣвица, мать сыра земля, сними съ меня, съ рабы Божьей, прытку – стрѣшну, поперешну; денну́, полудённу; ношну́, полуно́шну. Аминь… аминь… аминь“.

    Этотъ наговоръ стараются читать „на мѣстѣ, гдѣ боль поясницѣ приключилась“. Читаютъ утромъ на зарѣ. А. П. Пушмина.

    b) Палагея Арсентьевна Татаринова плюетъ три раза на полъ и „сѣкётъ“ спину больному (который лежитъ на порогѣ избы), слегка дотрагиваясь до нея топоромъ; при этомъ она произноситъ шепотомъ такой діалогъ:

    397

    – Чо сѣкешь?

    – Сѣку́нъ.

    – Сѣки сѣкунъ, сѣки его вдоль и поперекъ, штобы не было его во вѣки вѣковъ.

    – У тебя не боли́ и у меня не боли́. Аминь.

    19. Отъ притки, банной по́гани.

    – Читаешь на вѣникъ въ банѣ, чтобы не прилипла какая боль. Плеснешь на вѣникъ воды надъ каменкой и говоришь:

    „Избавляю тебя, каменка, отъ жара, отъ пламя, а меня избавляй раба (имя) отъ уроковъ, отъ призоровъ, отъ вѣтреныхъ переломовъ, отъ банной по́гани, отъ вѣчной муки, откель пришла, туды и пойди: съ воды – на воду, съ рѣки – на рѣку, съ вѣтру – на́ вѣтеръ“. Дотрое.

    „Заключаю, замыкаю всѣ слова сполна; ключъ мой – языкъ, уста мои – замокъ“. А. С. Долгихъ.

    20. Отъ рожи.

    a) „Не сердися, проклятая рожа! У раба (такого-то) ни на кости ни жили (жилы), ни на рабѣ бѣлаго тѣла. Нѣтъ тебѣ, проклятая, мѣста! Выдите, скорби-болѣзни, изъ ретиваго сердца́, – пылу́чая рожа, деру́чая рожа, вѣтреная рожа, прихожая рожа, выди изъ бѣлаго лица, изъ ретиваго сердца́, изъ ясныхъ очей, изъ чорныхъ бровей, изъ алой крови, изъ чорной печени, изъ 77 жилъ, изъ 77 суставовъ на пустой лѣсъ, на пень, на колоду, на бѣлую березу. Гдѣ ты была, туды и поди съ этого раба“.

    – Больное мѣсто очерчивашь безымяннымъ пальцемъ. О. П. Ферулева.

    b) А. П. П-на наговоръ читаетъ (три раза) на сучокъ: „Какъ ты, сучёкъ-батюшка, сохнешь, такъ и ты, рожа, сохни отнынѣ и довѣку. Аминь“.

    21. Отъ сглазу:

    a) „Отъ уроковъ, отъ призору, отъ думы, отъ озѣвищевъ, отъ жаднаго, отъ а́лашнаго, отъ завидущаго, отъ черноглазаго, отъ бѣлоглазаго, отъ красноглазаго, отъ двоежильнаго, отъ двоезубаго, отъ колдуна и отъ колдовки, отъ стрѣшнаго и поперешнаго, отъ дѣвки-долговолоски, отъ бабы-простоволоски, отъ попа и дьякона, дьячицы и пономарицы, изъ окна глядящаго, по пути проходящаго“. Агафья Гладкихъ.

    b) „Осподи Исусе Христежи Небоже, пособляюся, помогаюся отъ вѣтренаго перелому, отъ уроку, отъ озѣвищу. Скатитеся, свалитеся съ ясныхъ очей, съ черныхъ бровей, съ бѣлаго лица. Матушка-печка стоитъ каменна; какъ съ печкой ничего не приключается, такъ и ко мнѣ, къ рабѣ, ничо бы не приключалося: ни вѣтренаго перелому, ни уроку, ни озѣвищу. Осподи Исусе Христежи Небо́же, помилуй меня. Аминь“.

    – Можно ладить на воду, а можно и на чай, только, чтобы былъ

    398

    ни густой ни жидкій. Можно ладить на сердешну траву, только тожно́ молоко нельзя пить. Ѳ. М. Г-на.

    c) Афимья Васильевна Непомнящихъ (д. Никитаева) кладетъ въ теплую воду три уголька и щепоточку сольцы́, креститъ ножомъ по стакану и читаетъ:

    „Отъ сѣраго глазу, отъ чернаго глазу, отъ каряго глазу, отъ рыжаго глазу, отъ бѣлаго глазу, отъ бу́саго глазу, отъ русаго глазу“.

    22. Отъ сглазу коровьяго вымени.

    a) „Скатитесь, свалитесь, скорби-болѣзни, у этой коровы съ твоёва вымя. Съ горъ пришли, – на гору пойдите; съ лѣсу пришли, – на лѣсы пойдите; съ грязи пришли, – на грязь пойдите; съ рѣкъ пришли, – на рѣки пойдите; съ людей пришли, – на людей пойдите. Скатитесь, свалитесь, болѣзни, у этой коровы съ твоёва вымя“.

    Читаютъ, когда взойдетъ зарница. При чтеніи вымя трижды обводятъ безымяннымъ пальцемъ. Ѳ. Ѳ. Долгихъ.

    b) „Осподи Исусе Христежи Небоже, помилуй меня! Стану я бласловясь, пойду перекрестясь изъ дверей въ двери, изъ сѣней въ сѣни, изъ воротъ въ вороты подъ востошну сторону. Подъ востошной стороной стоитъ матушка-соборна церква. Въ соборной церкви – златъ камень. На златѣ камени – Матушка Пресвята Богородица. Пойду я близёшенько, поклонюсь я низёшенько, попрошу съ усердіемъ: скатите съ неё. Пособлятца она отъ стѣсне́нья-зауше́нья, спасите съ неё, свалите съ неё, съ ясныхъ очей, съ темныхъ бровей, съ бѣлаго лица, съ ретиваго сердца, съ горячей крови, съ лехкихъ, съ печени, съ селезёнки, со всей нутрено́й, пособите её, спасите ее не на годъ году́щій, а на вѣкъ вѣку́щій. Осподи Исусе Христежи Небоже, помилуй её. Аминь“.

    Этотъ наговоръ-„молитву“ Ѳ. М. Горошкина читаетъ не только при лѣченіи „коровьяго вымя али вымя кобылы: пособляетъ онъ и отъ зауше́ницы у свиней“, Больное мѣсто очерчивается безымяннымъ пальцемъ или крестомъ. „Ладятъ шес(т)ь дёнъ, а то три дня – утромъ и вечеромъ. До обѣда не надо допускать, а чтобы утромъ поладить“.

    23. Молитва отъ уроковъ.

    „Стану благословясь, пойду перекрестясь, раба (имя), въ чистое поле, широкое раздолье, подъ западную сторону, къ океянъ-морю. Въ океяннымъ морѣ стоитъ соборъ-церква. Въ соборѣ-церкви престолъ стоитъ, за престоломъ Батюшка Исусъ Христосъ сидитъ, Пресвятая Матушка Богородица съ двумя и на́десять апостоловъ. Подойду, раба Божія, близёшенько и поклонюсь низёшенько: Пресвятая Матушка Богородица, Запрестольная царица небесная, помоги мнѣ и пособи своимъ Святымъ Духомъ. Смойтеся, скатитеся и свалитеся! Помоги своимъ Святымъ Духомъ, младенчецкой родимецъ, скорби и болѣзни, уроки и призоры, думы и озѣвища, испугъ и переполохъ – съ рукъ и съ ногъ, съ буйной головы, съ бѣлаго лица, съ ретиво́го сердца, съ лёхки и

    399

    печёнки, съ горячаго сердца. Будьте, мои слова, всѣмя́ словамъ слова, крѣпки и лѣпки, крѣпче камня, крѣпче булату. Голова моя на плечахъ, слюня въ роту́. Плюну слюну въ океянъ-море. Океянъ-море не выпить, слюну мою не поднять, комару носу не подточать. Во имя Отца и Сына и Святого Духу. Аминь“.

    Бабушка-Мартыниха (Агафья Гладкихъ), при чтеніи этой молитвы обращается лицомъ къ „солновосходу“. Читаетъ надъ водой, которую „окрещиваетъ ножомъ“. Въ воду спускаетъ угольки или „щепётку“ соли, которую, какъ и угли, беретъ двумя перстами – безымяннымъ и большимъ.

    Эта же „молитва“ читается отъ „младенчецкава родимчику, отъ испугу и призоровъ“.

    24. Отъ чирея:

    a) Обводя безымяннымъ пальцемъ правой руки больное мѣсто, трижды читаютъ:

    „Въ мёртвымъ ни ре́ды (?), въ камнѣ ни воды, въ чирьѣ ни ядра“.

    Послѣ трехъ разъ плюютъ – тоже три раза. Другіе сначала вырываютъ ядро, потомъ „шепчутъ“. Ѳ. Ѳ. Д-хъ.

    b) А. В. Н-хъ „захватыватъ чирій“, не даетъ ему „силу забрать“ чтеніемъ слѣдующихъ словъ:

    „Какъ сукъ сохнетъ, такъ чирей сохни!“ Три, девять, а то и 12 разъ.

    Кромѣ ложныхъ, нецерковныхъ молитвъ, нѣкоторые псалмы и церковныя молитвы, въ томъ видѣ, въ какомъ ихъ сохраняетъ память простолюдина, считаются особенно „хорошими“ и имѣютъ большое примѣненіе въ различныхъ случаяхъ жизни и съ цѣлью врачеванія недуговъ.

    На первомъ мѣстѣ надо поставить: такъ называемую „воскрёсну молитву“ („Да воскреснетъ Богъ“…), которая „помогатъ отъ всего: отъ болѣзни, въ лѣсъ пойдешь – чтобы не заблудиться, чтобы не испужаться“ 1. А. В. Н-хъ читаетъ ее отъ укуса бѣшеной собаки.

    Такое же значеніе имѣетъ и псаломъ „Живый въ помощи Вышняго“ и „Вѣрую“ (символъ вѣры). Послѣднюю „молитву“ О. П. Ф-ва читаетъ „отъ дуру“, т. е. отъ собачьяго бѣшенства, хотя и сознается, что всю ее не знаетъ. „Нарошно въ церкву ходила, чтобы заучить, да тамъ шибко часто (быстро) читаютъ: не кажно слово разберешь… Вотъ что́ успѣла понять, то и читаю“.

    Баушка Паладьевна „Вѣрую“, какъ и „Отчу“ („Отче нашъ“), читаетъ на воду отъ „озѣву“.

    400


    II. Растенія ( мѣстнаго происхожденія ).


    „Ходимъ мы, топчемъ траву, пото(му), что толку въ ней не знаемъ, а всѣ травы пользительны, кажна травка али корень, али цвѣтокъ отъ чего-нибыдь идетъ, отъ какой-нибыдь боли“. Е. А. В-ва.

    „Травы надо пить на ущербъ-мѣсяцъ, а къ исполняку́ нельзя: боль не будетъ исходить“. Ѳ. М. Г-на.

    „Безъ толку молиться – безъ числа согрѣшишь, безъ толку траву пить – хуже боль раздразнишь“. Ѳ. М. Г-на.

    1. Ало́й, Aloë sp., комнатное растеніе, употребляется, „какъ и столѣтникъ, только кому лучше идетъ одинъ, а кому – другой лис(т)ъ, по человѣку глядя; надо примѣниться. Раны затягиватъ“ при порѣзахъ (Е. А. В-ва).

    2. Анисъ полевой, Carum Carvi L., идетъ отъ кашля. Рвутъ въ цвѣту́. Парятъ съ дудкой (со стеблемъ) въ горшкѣ, одну горсть стакана на три воды. Остывшій отваръ принимаютъ раза четыре въ день, по стакану на пріемъ; даютъ и дѣтямъ (Е. А. В-ва). „Отъ рѣзи, когды утробу рѣжетъ“ (Ѳ. М. Г-на).

    3. Андреевская трава – „гля крѣпости нутра“ (Сахтуй).

    4. Арженишникъ, Phleum pratense L., входитъ въ составъ съ другими травами („три травы“, „шесть травъ“).

    5. Багульникъ, Ledum palustre L., употребляется женщинами въ первую половину беременности для предупрежденія появленія грыжи. Употребляется также при кровавомъ поносѣ; идетъ при ломотныхъ боляхъ: пьютъ по чайной чашкѣ нѣсколько разъ въ день 1. Свиней поятъ во время валежа 2. – Собираютъ безъ цвѣтовъ, кладутъ въ ведро (для свиней) или горшокъ (для людей) и обливаютъ кипяткомъ, затѣмъ остужаютъ.

    6. Бада́нъ, Saxifraga crassifolia L., „дѣйствуетъ какъ столѣтникъ: вытягиваетъ жаръ; помогаетъ отъ чирія“: намыленный листъ этого растенія привязываютъ къ больному мѣсту. „Сухіе лис(т)ья, какъ почернѣютъ,

    401

    карагазы 1 пьютъ замѣсто чаю; и русскіе переняли“ 2 (С. Н. В-ва). Растетъ въ горахъ, по скаламъ.

    7. Ба́йзенская трава „выгоняетъ простуду“ (с. Тулунъ). Употребляютъ отъ „лихоманки“ и отъ „красной грыжи“ (Сахтуй). Настаивается на винѣ. Первые пріемы очень незначительны – отъ 1/3 рюмки постепенно доходятъ до полной рюмки.

    8. Барашки. См. Кукушкины слезки.

    9. Ба́рхатникъ, Pulmonaria mollis Ldb., „трава съ широкимъ лис(т)ьямъ, идетъ отъ порѣзу: лис(т)ъ прикладываютъ брюшкомъ (нижней стороной); идетъ отъ нутра“: завариваютъ кипяткомъ, отваръ 3 пьютъ 4; натираются листьями, вмѣсто дегтя, отъ „мошки“ (насѣкомыя).

    10. Безсмертникъ. См. Горля́нка.

    11. Белена – отъ змѣевику 5.

    12. Березовая вѣтренка. См. Вѣтренка.

    13. Березова губка, Polyporus sp., „тоже въ дѣло у лѣкарокъ идетъ, а куда она идетъ – ужъ и не скажу“ (Е. А. В-ва).

    14. Березовая мочка, gemma Betulae, – отъ „посѣка“, отъ порѣза. Настаиваютъ на водкѣ; настойкой мочатъ раны 6, послѣ чего прикладываютъ вѣтренку, а по́верхъ перевязываютъ тряпицей.

    15. Березовые листья, намыленные, употребляются при лѣченіи чирея; вообще – какъ нарывное средство.

    16. Березовый пепелъ идетъ при лѣченіи золотухи.

    17. Богородская трава, Thymus serpyllum L.; ея „много по берегу рѣки (Іи), на каменистомъ мѣстѣ, гдѣ сверху песокъ. Растетъ много въ Сахтуѣ, Порогѣ, Кукучеѣ. Цвѣтетъ около Богородицына дня, который живетъ за пять дёнъ до Петрова дня, собираютъ въ Богородицынъ день“ (Н. С. П-на). Употребляется отъ кашля, отъ „давленья сердца“, отъ „давленья въ грудѣ“ 7. Идетъ „когда голову кашлемъ разобьешь“ 8. Говорятъ, помогаетъ отъ запоя 9. Очень обширно примѣненіе въ домашнемъ обиходѣ 10.

    18. Боярка. Ранней осенью собираются ягоды и „скатываютца въ колобки съ кулакъ величиной, а то и больше“, и въ такомъ видѣ сохраняются зимой. Даютъ ѣсть угорѣвшимъ: „выживаетъ угаръ“ (Шабарта).

    402

    19. Братцкой трутъ, Saussurea discolor D. C., идетъ отъ золотухи. Парятъ въ горшкѣ; наваромъ поятъ, моютъ больного; листья прикладываютъ на коросты 1. „Помогаетъ только бѣлымъ ребятамъ (блондинамъ), чернымъ не идетъ“. – Листья употребляются какъ кровоостанавливающее (ихъ прикладываютъ къ ранамъ); высушенные листья, какъ показываетъ и народное названіе растенія, употребляются при „высѣканіи“ огня 2.

    20. Брусника, Vaccinium vitis idaea L.; изъ ягодъ приготовляютъ питье (морсъ) больнымъ 3, когда ихъ „жаръ долитъ“: на три стакана кипяченой воды одинъ стаканъ ягодъ.

    21. Бруснишникъ, ягодникъ, выгоняетъ простуду 4; пьютъ настой, рѣдко – отваръ. Собранный ягодникъ сначала морятъ: кладутъ въ наглухо закрытый горшокъ, безъ воды, и ставятъ на сутки въ печъ. Потомъ кладутъ въ вино (рѣдко – въ воду) и настаиваютъ трое сутокъ на печи. Принимаютъ раза четыре въ день передъ вытью. Употребляется отъ золотухи, отъ поноса – обыкновеннаго и кроваваго.

    22. Бруснишной корень. Отъ простуды помогаетъ. Настаиваютъ для этого на водкѣ трое сутокъ.

    23. Бѣлоголовникъ, Filipendula Ulmaria Maxim., „отъ головной боли, кажись, старухи даютъ, да хорошо-то не знаю“ (Е. А. В-ва).

    24. Бѣлыя шишки, Trifolium repens L., отъ бѣлой грыжи.

    25. Васили́сникъ горькій. Если онъ растетъ по березнику, это – „человѣчій“ василисникъ, а который растетъ на лугу – называется „конскимъ“. Отъ поноса, вообще – „отъ живота“ (Аршанъ).

    26. Вербастарая“ (прошлогодняя) входитъ въ составъ 12 травъ отъ лихорадки 5.

    27. Верба трехгодовалая идетъ вмѣстѣ съ трехгодовалымъ вѣникомъ 6 и трехгодовалымъ овсомъ. Пучокъ вербы, вѣникъ и, примѣрно, фунта 2 или 3 овса парятъ въ печи, чтобы „все разопрѣло и было мягко“. Отваръ употребляется, какъ внутреннее, при „желуницѣ“. „Ванны изъ (н)его же дѣлаютъ“ больному „желуницей“ (Тулунъ).

    28. Вонючій корень, Cimicifuga foetida L., – отъ лихорадки 7.

    29. Вымна трава. Помогаетъ отъ грудницы у женщинъ и у коровъ.

    30. Вѣникъ трехгодовалый. См. выше („верба трехгодовалая“).

    31. Вѣтренка березовая – „въ родѣ какъ живучій пластырь: живи́тъ; вяжутъ къ ранѣ“ 8.

    403

    32. Гвоздика, Dianthus superbus L. Отваромъ ея поятъ и моютъ отъ родимца 1.

    33. Глухой ладанъ, Geum strictum Ait., – пьютъ, вмѣсто чаю, при горловыхъ боляхъ 2.

    34. Гнилушки сосновыя употребляются какъ дѣтская присыпка 3.

    35. Горля́нка, безсмертникъ, Antennaria dioica Gërtn., растетъ на залежахъ, однобы́льная, цвѣтокъ маленькій, бѣленькій, жесткій, встрѣчается часто; собираютъ послѣ Петрова дня. Употребляется при болѣзняхъ горла 4: завариваютъ въ кипяткѣ и прикладываютъ къ горлу. Идетъ и отъ поноса и отъ женскихъ бѣлей.

    36. Грыбъ подвальной или подпольной примѣняютъ при лѣченіи „сучьей титьки“. Если „грыбъ“ сырой, имъ натираютъ нѣсколько разъ „титьку“, иной разъ – съ „молоснымъ“ масломъ. Если „грыбъ“ запасенъ впрокъ и уже высохъ, его размачиваютъ, смазываютъ „молоснымъ“ масломъ и трутъ больное мѣсто (Е. А. В-ва).

    37. Гусиныя лапки. См. Ла́постникъ.

    38. Двоелистникъ. См. Копытникъ.

    39. Двѣнадцать травъ. Ими пользуются въ отсутствіе знающихъ людей при общемъ недомоганіи, при легкой лихорадкѣ. „Собираютъ 12 какихъ угодно (только чтобы чертополохъ, девятильникъ и вонючій корень безпремѣнно были 5) травъ; ихъ надо положить въ горшокъ, попарить и обкачиваться. Не одна, такъ другая поможетъ, нападешь на средство́“ (К. Т. Р-на).

    40. Девятильникъ, Tanacetum vulgare L. Различаютъ „мужской, который опупочкомъ, и женской – ямочкой“. Растетъ онъ на пустошахъ, при дорогѣ; „въ нуждѣ и зимой его рвутъ“, разгребая снѣгъ. Разбиваетъ кровь. Завариваютъ и пьютъ отъ лихорадки и при общемъ недомоганіи 6. Употребляется въ ветеринаріи (см. Нырокъ).

    41. Девять травъ – имѣютъ то же примѣненіе, что и 12 травъ.

    42. Деревянная гумага, мицеліи грибка (какого?). Растетъ на гнилой лиственницѣ. Считается очень хорошимъ кровоостанавливающимъ и заживляющимъ средствомъ: прикладываютъ къ ранѣ при порѣзахъ и небольшихъ „посѣкахъ“ 7.

    43. Душной корень, Cimicifuga foetida L., – идетъ и отъ опухоли, идетъ и отъ безсонницы (Сахтуй).

    404

    44. Егорьево копье, Geranium pratense L., – отъ колотья и кашля 1.

    45. Жабре́й, Galeopsis tetrahit L., – употребляется при желудочныхъ боляхъ.

    46. Жарки́ свѣты, Trollius asiaticus L. Отваръ пьютъ отъ живота 2; чай въ это время пить нельзя (Ѳ. М. Г-на). Дѣлаютъ припарки при „затвердѣніи грудей у женчины или вымя у скотины“.

    47. Жеребо́й, звѣробой, Gentiana macrophylla Pall. Различаютъ два вида: мужской и женскій. Первый достигаетъ „до двухъ четвертей въ высоту, стволъ дудкой, цвѣтъ синій“; второй „стелется по́ полу“. Много по берегу р. Іи около заимокъ Порогъ, Сахтуй, Кукучей и въ другихъ мѣстахъ. Настой на водкѣ пьютъ отъ горла, отъ колотья тоже 3; употребляютъ, какъ наружное, для заживленія ранъ 4 и опухолей, образовавшихся отъ ушибовъ 5. Какъ внутреннее – при трясеніи членовъ.

    48. Залежна́ трава, Nepeta lavandulacea L. fil. Настой пьютъ при головныхъ боляхъ 6.

    49. Золотарникъ – идетъ отъ золотухи 7. „На пріискахъ растетъ, на Бирюсѣ. Оттуда привозятъ. Шишки – какъ у чертополоха; колючій, говорятъ, какъ боярышникъ“ (Е. А. В-ва).

    50. Зубро́вка, Hierochloö odorata Wahl., „отбиваетъ горчину́ у водки; дѣлаютъ настойку, пьютъ передъ вытью для аппетиту“ (Шабарта, Худоелань)“

    51. Изго́нъ-трава. Растетъ на залежахъ, по березнякамъ. Ростомъ съ полъ-аршина, по одной былиночкѣ, листочки съ копейку и поменьше. Отъ запора (Сахтуй).

    52. Ка́менка. См. Полынь каменная.

    53. Кашкара́, Rhododendron chrysanthum Pall. Растетъ по камнямъ на горахъ, есть по кедровнику – въ лощинахъ, южнѣе участка Аршанъ. „Идетъ отъ простуды ногъ, когда онѣ ноютъ 8. Кажный день по три рюмочки съ виномъ (настойка на водкѣ). Съ водой – вредно“ (С. Н. В-ва).

    54. Картовна батва́, Solanum tuberosum L. Имѣетъ примѣненіе въ народной ветеринаріи: наваромъ поятъ лошадей, когда ихъ „весна беретъ“.

    405

    55. Кипрейникъ, Epilobium angustifolium L., – отъ головной боли 1.

    56. Ки́слица. См. Смородина красная.

    57. Козьи свѣтки́, Anemone narcissiflora L. „Старухи прежде собирали: идетъ отъ чего-то, только невпри́мѣть“ (Е. А. В-ва).

    58. Колокольчики, Aquilegia sibirica Lam., – „отъ живота, когда нутро рѣжетъ“ (Ѳ. М. Г-на).

    59. Конёвникъ, Artemisia vulgaris L., – „склоняетъ человѣка, когда разстроится“ (она же).

    60. Конопляное сѣмя. Примѣняется въ народной ветеринаріи: дается лошади при „задержаніи мочи“.

    61. Копеечникъ, Pyrola rotundifolia L., incarnata D. C. Отваромъ лѣчатся отъ лихорадки. Пьютъ какъ чай.

    62. Копытникъ. Настой изъ свѣжей или сухой травы идетъ отъ кашля, отъ одышки. Сокъ, выжимаемый изъ листьевъ и корней, – отъ золотухи. Листья примѣняются въ ветеринаріи: „ихъ мнутъ и пихаютъ въ норки лошадямъ, чѣмъ чаще, тѣмъ лучше, – отъ ногтю“.

    63. Крапива глухая, Leonurus tataricus L., – отъ лихорадки. Кипяткомъ завариваютъ, наваромъ поятъ больного, моютъ лицо и голову. Употребляется при колотьѣ 2 и при застарѣломъ кашлѣ и удушьѣ.

    64. Крапива жалюча (большая), Urtica cannabina L., – отъ нутра, надсады и поясницы 3. Срывается молодая. Стакана три воды вливаютъ въ полуведерную чугунку, кладутъ въ нее крапиву и парятъ; затѣмъ даютъ простоять сутки въ вольной печи. Принимаютъ два раза въ день: утромъ натоща́къ и на ночь, начиная первые пріемы съ полурюмки и кончая („втягиваясь“ постепенно) полной рюмкой. – Корень употребляется отъ лихорадки и отъ простуды. – Крапивную дудку (стебель) курятъ при кашлѣ 4. Молодую крапиву кладутъ подъ индюшекъ, чтобы крѣпче были (Тулунъ).

    65. Крапива копеечна (мелкая), Urtica urens L. Она разбиваетъ кровь; ею растираютъ тѣло въ банѣ передъ тѣмъ, какъ париться 5. Отваръ ея идетъ отъ простуды, отъ кашля 6.

    66. Красны шишки, Trifolium pratense L., – пьютъ отъ „красной грыжи“.

    67. Куко́ль – отъ „куклюша“. Отваръ дается взрослому до стакана, ребенку – до рюмки.

    68. Кукушкины башмачки, чиро́чки (разные, съ неудобными для печати названіями) „тоже пользительны; собираютъ ихъ осенью изъ-подъ

    406

    снѣга, когды лис(т)ья у (н)ихъ почернѣютъ“. Помогаютъ при затяжныхъ головныхъ боляхъ. Хорошій суррогатъ чая; запасаютъ по мѣшку и болѣе (А. Ѳ. Т-на, С. А. Жуковъ).

    69. Кукушкины слёзки, барашки, Iris ruthenica Ait. Корень парятъ въ молокѣ, пьютъ отъ грыжи 1.

    70. Купе́на, Polygonatum officinale All., – отъ золотухи 2, отъ грыжи 3.

    71. Ладанъ глухой, – отъ лихорадки и родимца.

    72. Ладанъ земляной, Valeriana officinalis L., – отъ живота пьютъ 4.

    73. Ландышъ. См. Копеечникъ.

    74. Ла́постникъ, гусиныя лапки. Растетъ въ сырыхъ мѣстахъ, въ ельникахъ. Отъ „порѣзу“; прикладывается къ ранѣ (Алюй).

    75. Лебеда. Помогаетъ при опухоляхъ: „нарвешь, засушишь, а ковды́ замретъ, ее распаришь и тепленькой окладывашь опухшее мѣсто… А то въ горяченькій наваръ ставятъ ноги, какъ ноги болятъ“ (Ѳ. М. Г-на).

    76. Лис(т)венишна губа, Polyporus sp. Наваромъ моютъ обовшивѣвшихъ домашнихъ животныхъ.

    77. Лопушникъ, Campanula glomerata L., – отъ рожи; прикладываютъ листья, – „жаръ выводитъ“.

    78. Лукъ, Allium sp., разводятъ въ огородахъ. Употребляется, главнымъ образомъ, какъ вытягивающее, нарывное 5. Кормятъ больныхъ лошадей и коровъ при ящурѣ.

    79. Макъ, Papaver somniferum L. „Гля спокою ребятъ поятъ; на молокѣ напариваютъ“ 6.

    80. Марьины яго́дки, Paeonia anomala L. „Настоемъ корней скота, людей поятъ; кормятъ скотину травой“ 7 (Сахтуй).

    81. Меду́нка, Pulmonaria mollis Ledeb. Медунникъ идетъ отъ „нутра“ и отъ ломоты.

    82. Межупёрс(т)ница, Trifolium Lupinaster L. „Трава высо́конька, красеньки шишки, растетъ по березнику, да и вездѣ ес(т)ь. Идетъ отъ давленья сер(д)ца. Пьютъ натоща́къ. Чай (во время лѣченія) нельзя пить денёкъ или два: чай ее поѣдатъ. Можно только водичку пить“ (Г-на). Этой же травой „натираютъ больное мѣсто, какъ привяжется межупёрс(т)ница, потомъ привязываютъ ее, а засохнетъ – перемѣняютъ“ (Е. А. В-ва).

    407

    83. Молочко, Taraxacum officinale Wigg., – пьютъ отъ давленія сердца.

    84. Морко́вникъ каменный, Artemisia scoparia Waldst. et Kit., – „идетъ тоже съ пользой, а ужъ не знаю, отъ чего“ (Н. С. П-на).

    85. Мохъ березовый. „Растетъ на березѣ, зеленый, мелкій; идетъ отъ ушибу: въ чашечкѣ запаришь и поишь“ (Е. А. В-ва).

    86. Мышьи рѣпки, Phlomis tuberosa L. Клубневидное утолщеніе („рѣпку“) кладутъ въ горшокъ съ молокомъ и ставятъ въ печъ. Молокомъ поятъ дѣтей (пьютъ и „большіе“) отъ грыжи 1. По мѣрѣ израсходованія молока, оно подливается въ горшокъ и опять „варится“. „Раза четыре попоишь – и хорошо“ (А. Ѳ. Т-на). Листья этого растенія размачиваютъ и привязываютъ къ больному мѣсту – отъ опухолей и прыщей.

    87. Мята дикая, Mentha; густой отваръ ея употребляется какъ суррогатъ чая; помогаетъ отъ глухоты, а также отъ желудочныхъ болей 2.

    88. Назёмница, Dracocephalum nutans L., – отъ „давленія сердца“. Завариваютъ смолотую и просѣянную, не болѣе одной чайной ложки на стаканъ. Принимаютъ четыре раза въ день по стакану.

    89. Незабудка, Myosotis silvatica Hoffm. – Входитъ въ составъ шести, девяти или двѣнадцати травъ.

    90. Овесъ трехгодовалый, – употребляется съ трехгодовалой вербой отъ жалуницы.

    91. Огурешна батва́, Cucumis sativus L., – „вмѣстѣ съ цвѣтомъ идетъ въ дѣло, однако отъ жалуницы, – не помню ужъ“ (Е. А. В-ва).

    92. Огурешникъ, Potentilla anserina L.; „женскій полкъ лѣчится“ (Сахтуй), – пьютъ наваръ 3.

    93. Ольха. „Лис(т)ья и мелкія вѣтки кладутъ въ горшокъ и напариваютъ въ печкѣ цѣлый день. Моются наваромъ отъ золотухи и пьютъ“ 4.

    94. Осина, Populus tremula L.; черезъ нее „пронимаютъ“ ребенка при лѣченіи собачьей старости. – Осиновая кора („какъ хина горькая!“) напаривается и пьется передъ вытью отъ надсады, не болѣе рюмки на пріемъ (Тулунъ). Пьютъ отъ кашля 5 и отъ лихорадки 6 (Сахтуй)

    95. Папортникъ, Pteridium aquilinum (L.) Kuhn., – „все равно, что столѣтникъ: тоже отъ порѣзовъ“. Собираютъ траву подъ Иванову ночь (на 24 іюня), когда она цвѣтетъ.

    408

    96. Перело́йка, перелоичка, Parnassia palustris L. Отъ поносу 1: ребенку рюмку отвара на пріемъ, взрослому – до чайной чашки. Поятъ и „отъ грызи“ 2 (П-на).

    97. Пихта. Пихто́вникъ (хвою) напариваютъ и пьютъ отъ золотухи и „ковды́ голова съ простуды (продуетъ ее на холоду́) болитъ 3 (Ѳ. М. Г-на).

    98. Подбере́знишна трава, Thalictrum simplex L., – отъ горла.

    99. Подорожникъ, Plantago major L.; P. media L., – отъ рѣзи и колотья въ животѣ. Пользуются остуженнымъ отваромъ. – Прикладываютъ къ ранамъ при порѣзахъ 4.

    100. Полынка каменна, Artemisia sp. „Растетъ на камню́, много на пескѣ по́ берегу, четверть ростикомъ, цвѣту нѣту; рвутъ послѣ Петрова дня, ко(г)да въ соку́. Отъ кашля 5 и отъ удушья“ (Порогъ) и отъ „давленія сердца“ 6 (Тулунъ).

    101. Порѣзная, Achillea millefolium L. Трава съ короткимъ стеблемъ – „растётъ у самой земли, листочки мелконьки, сиреневый цвѣтокъ“ Настой пьютъ отъ рѣзи въ животѣ 7.

    102. Пострѣлъ, пострѣльникъ, Pulsatilla patens Mill. „Вредная трава, а только тоже по ма́лости отъ чего-то идетъ“ (Е. А. В-ва). „Оборони Богъ, какое страшное лѣкарс(т)во! Идетъ отъ опухолей; принимать надо малюсенькую-малюсенькую капельку съ водой“ (Ѳ. М. Г-на).

    103. Ромашка каменная, Ghrysanthemum sibiricum Fisch. (Leucanthemum sibiricum Ledeb.). „Растетъ на камню, цвѣтъ розоватый“; отъ „нутра“, отъ „сер(д)ца“ 8.

    104. Ромашка полевая, Leucanthemum ircutianum D. C. (Chrysanthemum ircutianum Turcz.). Отваръ пьютъ вмѣсто чаю – отъ кашля. „Идетъ и отъ красной грыжи“ (А. С. Д-хъ).

    105. Рѣдька, Raphanus sativus L. Сокъ пьютъ отъ надсады. Натираются въ банѣ „гля здоровья“ 9.

    106. Рѣшна́я трава, Equisetum hyemale L.; „пьютъ отъ головы 10, отъ грыжи идетъ“ 11.

    409

    107. Рябина. „Ягоды запариваютъ конямъ отъ сухотки“ (Сахтуй).

    108. Саранка волчья, желтая саранка, Hemerocallis flava L., – отъ „жалуницы“ 1.

    109. Свёкла (огородная), – тертая употребляется какъ жаропонижающее средство.

    110. Свиня́рникъ, Polygonum aviculare L. Завариваютъ и пьютъ отъ поноса 2; даютъ пить роженицѣ.

    111. Скрипунъ-трава, Sedum purpureum Link. „Дѣлаютъ припарку, а то просто привязываютъ, когда рука скрипитъ; больше въ жнитво бываетъ“ 3 (Е. А. В-ва).

    112. Смоля́нка, Veronica longifolia L. „Растетъ въ одну дудку въ аршинъ ростомъ, синій, мелкій цвѣтокъ, много по берегу рѣки (Іи)“. Отъ поноса 4.

    113. Смородина красная, кислица. Настой на листьяхъ и смородинникѣ примѣняется какъ противозолотушное средство. Поятъ и моютъ больного. Полезенъ „бѣлымъ ребятамъ“.

    114. Смородина черная, Ribes nigrum L. Употребляется такъ же, какъ и красная смородина 5, только „пользительна чернымъ ребятамъ“.

    115. Стародубъ, Adonis apennina L. Помогаетъ при „давленіи сердца“ 6. Растирается и просѣивается черезъ сито; заваривается не болѣе одной чайной ложки на стаканъ; принимаютъ раза два въ день. Въ народной ветеринаріи употребляется при поносѣ у скота: трава мнется въ ведро съ пойломъ, горсти двѣ-три на ведро; дается и съ кускомъ хлѣба. „Производитъ очищеніе живота и придаетъ человѣку и скотинѣ аппетитъ“ 7 (Ѳ. М. Г-на).

    116. Столѣтникъ, Aloö sp. Комнатное растеніе; „цвѣтетъ черезъ 100 лѣтъ“, отсюда и названіе его. Привязываютъ къ порѣзамъ, какъ и ало́й 8.

    117. Талина, различные виды Salix. Талиновый настой употребляется отъ „желуницы“. Для настоя хороша талина въ видѣ лыка или въ видѣ „шишечекъ“, растущихъ на мелкихъ кустахъ талины (А. Г-хъ).

    118. Тополь. „Топо́лова“ кора „идетъ гля настою“, употребляемаго при одышкѣ, при „лихоманкѣ“, при желтухѣ.

    119. Три травы: девятильникъ, Егорьево копье и чертополохъ.

    410

    Наваромъ ихъ окачиваются при общихъ недомоганіяхъ и при лихорадкѣ.

    120. Троелис(т)ка, троелис(т)никъ. „По болоту живетъ. Ее сушатъ, мелютъ, потомъ напариваютъ: кладутъ половину чайной ложки на стаканъ или чайну чашку. Принимаютъ раза три въ день – отъ давленья подъ ложечкой. Кто побогаче, настаиваютъ на винѣ: еще пользительнѣе“.

    121. Хмель дикій. Имъ кормятъ „ни́зовыхъ“ коровъ, когда онѣ, съ наступленіемъ весны, „скудаться зачнутъ, весна беретъ ихъ“ (Е. А. В-ва).

    122. Ча́га (наросты на березѣ). „Желтая березовая губка; ее сушатъ, потомъ крошатъ, какъ (кирпичный) чай“. Наваръ считается полезнымъ при головныхъ боляхъ 1.

    123. Череми́шникъ, Veratrum nigrum L., считается очень ядовитымъ растеніемъ: „страшное зелье“ 2. „Дѣлаютъ припарку отъ змѣевику“ (Ѳ. М. Г-на). Имѣетъ большое примѣненіе въ домашнемъ обиходѣ: крѣпкимъ наваромъ поливаютъ овощи 3.

    124. Черемуха, Prunus padus L. „Цвѣтъ пьютъ отъ поносу“ (А. П. П-на). Припарка изъ молотой черемухи разгоняетъ золотуху. „Черёмухова мука́“ идетъ при разстройствѣ живота 4.

    125. Черемша́. Ѣдятъ свѣжую и засоленную отъ цынги 5. Кормятъ ею коровъ и лошадей при ящурѣ.

    126. Черноголовникъ, Sanguisorba officinalis L. „Пьютъ корешокъ отъ брюха, отъ нутра“ 6 (Сахтуй).

    127. Чертополохъ, Cirsium arvense Scop. „Растетъ больше по берегу рѣки; на (н)ёмъ родятся шишки съ колючкамъ; розоватый-ссиня́“ (Н. С. П-на). Отъ „испугу“ и отъ лихорадки. Завариваютъ кипяткомъ, наваромъ поятъ испуганнаго и умываютъ ему лицо или окачиваютъ все тѣло. Примѣняется при опухоляхъ.

    128. Чеснокъ, Allium sativum L. Разводится въ огородахъ; при цынгѣ ѣдятъ 7. Кормятъ домашній скотъ при ящурѣ; лѣчатъ при дифтеритѣ.

    129. Чистякъ, Chelidonium majus L. Отъ золотухи: наваромъ моютъ золотушныхъ 8; пьютъ его: полируетъ кровь. Желтымъ „сокомъ“ растенія выводятъ „шипицы“ и бородавки. Въ ветеринаріи: наваромъ поятъ животныхъ при „спорѣ“.

    411

    130. Шес(т)ь травъ: назёмница, перелойка, подберезнишна, подорожникъ и ромашка 1. Имѣютъ то же примѣненіе, что и 12 травъ.

    131. Шипишникъ, шиповникъ, Rosa acicularis Lindl. Шипишный цвѣтъ – въ чай „гля запаху“. Корень парятъ въ горшкѣ, – корня два стакана на три воды; парятъ до́красна. Пьютъ отъ „нутра“, при поносѣ 2, стаканъ на пріемъ, раза два или три въ день, лучше натощакъ.

    132. Шуми́ха, Thlaspi arvense L. Наваръ пьютъ при шумѣ въ головѣ и стрѣльбѣ въ ушахъ 3.

    133. Ячмень находитъ примѣненіе въ ветеринаріи: даютъ въ небольшомъ количествѣ (1 или 2 фунта) коровѣ для ускоренія „выхода мѣста“ (при „тёлѣ“).

    134. Aegopodium alpestre Ldb. – „отъ круженья головы“ (Ѳ. М. Г-на).

    135. Dianthus Sequieri Vill. – „женскій полкъ пьетъ отъ нутра“ (Н. С. П-на).


    III. Средства животнаго происхожденія.


    Выползокъ – шкура змѣи, сброшенная ею во время линьки. Зашивается въ воротникъ, запястья или рукава рубашки; помогаетъ отъ лихорадки 4 (А. Г-хъ).

    „Привязываютъ къ глазамъ 5 – отъ куричьей слѣпоты“ (П. К-нъ).

    Вши. Ихъ, одну или нѣсколько, закатываютъ въ хлѣбъ, который дается больному „желуницей“ 6, „чтобы только тотъ не зналъ“ (А. Г-хъ). – Даютъ съ хлѣбомъ для ускоренія „выхода послѣда“ у коровъ (при „тёлѣ“).

    Гусиный жиръ, – считается хорошимъ средствомъ при отмороженіяхъ; смазываютъ „ознобленныя“ части 7.

    Желчь щуки. Ею натираютъ глаза при куричьей слѣпотѣ (П. К-нъ).

    Женская коса. Ею „щекочутъ въ ротѣ у родильницы“ съ цѣлью вызвать рвоту 8.

    412

    Женскій волосъ (съ половыхъ частей). Сжигается на угляхъ вмѣстѣ съ ладаномъ; дымомъ окуриваютъ скотъ во время повальной болѣзни.

    Женское молоко. Употребляется при излѣченіи у дѣтей щетины.

    Жуки майскіе. Идутъ на приготовленіе настойки (на водкѣ), которою пользуютъ укушеннаго бѣшеной собакой 1.

    Змѣя. Ее „надо живьёмъ посадить въ логушо́къ съ дегтемъ; этимъ дегтемъ мажутъ лошадей, когда ихъ весна беретъ“. Этимъ же дегтемъ предпочтительнѣе мазаться отъ мошки; помогаетъ отъ всѣхъ болѣзней.

    Зубы человѣка. Ими кусаютъ пальцы при первомъ громѣ въ предупрежденіе заболѣванія рукъ; въ ветеринари́и: загрызаютъ „мышаки“ у лошадей 2.

    Калъ. См. Помётъ.

    Коровье молоко. Парное молоко считается пользительнымъ для чахоточныхъ 3; отъ чахотки же пьютъ горячее молоко съ саломъ († Бочанская, с. Тулунъ). Кипяченое горячее молоко пьютъ при грудной боли, при кашлѣ 4. Въ случаяхъ отравленія „отпаиваютъ“ молокомъ 5.

    Кости животныхъ. Кость отъ „пропасти́ны“ помогаетъ отъ лихорадки: завернувъ въ тряпку, ее кладутъ больному „въ голова́“, чтобы больной этого не зналъ 6. – Кости курицы, съѣденной больнымъ лихорадкой, пока онѣ остаются нетронутыми (гдѣ-нибудь въ укромномъ уголкѣ), избавляютъ отъ лихорадки. – Челюсть животнаго примѣняется, когда „са́нки болятъ“: ею слегка трутъ подъ „санками“ при чтеніи какой-нибудь молитвы – по утрамъ и вечерамъ.

    Кровь дурной собаки. Ею смачиваютъ кусокъ хлѣба, скармливаемый укушенной собакѣ въ предупрежденіе развитія болѣзни.

    Кровь курицы или пѣтуха, – употребляется для обкуриванія лихорадочныхъ.

    Молосно масло. Пьютъ, какъ противоглистное 7; „у кого душа не принимаетъ жидкое масло, ѣдятъ кусками“ (Е. А. В-ва). Поятъ дѣтей при упорныхъ запорахъ 8. Мажутъ ребенка, когда у него тѣльце или въ ротикѣ „цвѣтетъ“. Входитъ въ составъ различныхъ мазей. Въ ветеринаріи: у лошадей смазываютъ коросты отъ надава, у коровъ – вымя при грудницѣ.

    Моча. Ею примачиваютъ больные глаза въ нѣкоторыхъ случаяхъ 9;

    413

    идетъ для приготовленія противолихорадочной смѣси (моча, рѣдька, черемша). – Въ ветеринаріи: промываютъ больнымъ коровамъ глаза; входитъ, какъ часть, въ „составъ“, употребляемый въ качествѣ потогоннаго при надсадѣ.

    Мурашиное масло. Оно помогаетъ отъ всѣхъ „болѣсте́й“. „Только рѣдко кто его имѣетъ: только на счастливаго дается. Гдѣ-нибудь въ глухомъ мѣстѣ на большомъ мурави́щѣ стоитъ въ пленочкѣ, какъ въ блюдцѣ, чистое-чистое желтое масло. Ни въ чумашкѣ, ни въ туязкѣ, ни въ горшкѣ его не унесешь: надо фарфоровую посуду или стеклянную, а то уйдетъ. Вотъ если подошелъ къ мураши́ной кучѣ, увидалъ въ пленкѣ это масло да побѣжишь за посудой (съ собой-то можетъ и не случиться!), то ужъ не всякій застанетъ это масло. Говаривали прежде старики-то: „если ты фарто́вый, – придешь, масло все тутъ, а не фартовый – придешь, а масло ужъ ушло, значитъ, не твое“ 1… (Изъ разсказовъ Е. А. В-вой).

    Мурашиный спиртъ. Употребляется отъ ломоты и отъ опухолей; „лего́нько“ можно мазать больные глаза. Добываютъ этотъ „спиртъ“, по разсказамъ, такъ: въ мурави́ще стоймя ставятъ бутылку, горлышко которой внутри смазываютъ „молоснымъ“ масломъ. Когда мураши туда напа́даютъ „сколь надо“, бутылку затыкаютъ, уносятъ и ставятъ въ теплое мѣсто. Когда мураши „разойдутца“, на днѣ бутылки остается немножко въ родѣ „мякинки“, а сверху, какъ вода, – „спиртъ“. Держать (хранить) его можно гдѣ угодно. Хорошее средство (Тулунъ, Шабарта).

    Мышь летучая („летучій мышъ“). Убивъ, подвѣшиваютъ ее на ниточкѣ къ потолку и сушатъ продолжительное время; послѣ того толкутъ въ порошокъ, который примѣшиваютъ къ корму лошадямъ. Предупреждаетъ порчу (Алюй, Заусаева).

    Мышьи заѣдки. Помогаютъ отъ зубной боли: ѣдятъ то мѣсто калача или булки, гдѣ грызли мыши 2.

    Осье гнѣздо. Предохраняетъ отъ лихорадки. Въ ветеринаріи: „хорошо для овецъ; гнѣздо приносятъ изъ лѣсу, гдѣ найдутъ, и помѣщаютъ во дворѣ, гдѣ живутъ овцы: „Водитесь, мои овцы, какъ эти осы“ (А. Г-хъ).

    Помётъ, калъ. Калъ человѣка считается самой дѣйствительной мѣрой, чтобы „не дать раздурѣться“ змѣевику; рекомендуется какъ хорошее нарывное средство 3. Почти такими же качествами отличается свиной калъ 4. Пережженнымъ овечьимъ пометомъ (пепломъ) присыпаютъ ожоги 5. Въ ветеринаріи: „человѣчье кало“ употребляется при

    414

    лѣченіи такъ называемыхъ сухихъ коростъ. „Куричій пометъ“ входитъ, какъ часть, въ „составъ“, употребляемый при надсадѣ лошадей.

    Потъ. Нюхаютъ при насморкѣ.

    Пѣнка съ молока. Примѣняется, какъ вытяжное средство, при гнойныхъ струпьяхъ, причиной появленія которыхъ считаютъ золотуху.

    Раковина копыта (обрѣзокъ). Смазавъ смолой, употребляютъ для окуриванія постели больного лихорадкой.

    Рыбій (тресковый) жиръ. Поятъ золотушныхъ ребятъ.

    Свиное сало. При кашлѣ разогрѣтымъ саломъ натираютъ грудь, подошвы 1, при насморкѣ – переносье, норки и подошвы 2; при чахоткѣ поятъ топленымъ саломъ съ молокомъ. Въ ветеринаріи: въ смѣси со смолой для заливанія трещинъ на копытахъ.

    Свѣчное сало. Разогрѣтымъ свѣчнымъ саломъ натираютъ подошвы при кашлѣ; мажутъ губы, когда онѣ обвѣтрѣютъ 3.

    Слюна, слюня. Нѣкоторыя матери „смываютъ“ ею соски грудей передъ тѣмъ, какъ „сосить“ ребенка. „Голодная слюня“ употребляется при болѣзняхъ горла и при заушеницѣ, когда „глотать больно, желёзы распухаютъ“. Утромъ, „до ѣды“, больной становится лицомъ къ топящейся печкѣ, плюетъ на „затылокъ“ правой руки, три раза обводитъ ею горло и шею со словами: „Какъ голодная слюня моя въ ротѣ сохнетъ, такъ и боль бы у меня (имя) сохла“. Послѣ этого больной „отмахиваетъ“ рукой по направленію къ печкѣ, „быдто бросатъ“, и говоритъ: „Съ вѣтромъ пришла, – на́ вѣтеръ ступай; съ огня пришла, – на огонь ступай“. До трехъ разъ. Въ заключеніе трижды плюютъ на полъ.

    Сметана. Примѣняется при лѣченіи „собачьей старости“ 4 (у ребенка) и „сучьей титьки“. – Ею смазываютъ у ребенка въ ротикѣ, когда послѣдній „цвѣтетъ“. „Обыдённая“ сметана, съ прибавленіемъ купороса, употребляется для уничтоженія „цыпокъ“; этимъ же средствомъ Ѳ. М. Г-на сводитъ „шипицы“ и бородавки.

    Собака. Ее заставляютъ слязывать сметану съ больного при лѣченіи „собачьей старости“ 5 и „сучьей титьки“ 6.

    Со́пли (носовая слизь). Ими мажутъ ожоги 7 и тѣ мѣста на тѣлѣ, гдѣ крапива „ожа́литъ“.

    Сыворотка изъ-подъ простоки́ши. Употребляется для мытья рукъ, когда онѣ обвѣтрѣютъ; ею моютъ голову „отъ плоти“ (перхоти); пьютъ при запорахъ.

    415

    Тараканы. Въ сушеномъ видѣ употребляются для изготовленія порошка, скармливаемаго съ хлѣбомъ укушенному бѣшеной собакой.

    Творогъ. Вытягиваетъ жаръ; употребляется какъ нарывное средство.

    Ушканина. Съ мыломъ „дурь тянетъ“: нарывное средство 1.

    Червиное масло. При глазныхъ болѣзняхъ имъ мажутъ рѣсницы. Имъ же лѣчатъ параличныхъ. Получается это „масло“ такимъ образомъ: „копаютъ красныхъ земляныхъ червей (дождевыхъ), моютъ, чтобы земли на (н)ихъ не осталось, кладутъ въ бутылку и ставятъ на печку. Въ теплѣ черви черезъ сутки разойдутца, быдто растаютъ, – это вотъ масло и ес(т)ь. Держать надо въ холодномъ мѣстѣ, а то оно – душно́“ (М. Аникина, Худоелань).

    Шерсть животныхъ. Шерсть на кончикѣ хвоста живой кошки зажигается, и „гарь“ нюхаютъ при насморкѣ 2. Шерсть дурной собаки (укусившей) зажигается, и „дымомъ ладятъ больному“.

    Языкъ. Имъ „ищутъ“ песчинку или соринку (вообще постороннее тѣло) въ глазу 3.

    Яйца. Сырыя пьютъ, когда „горло перехватитъ“, – натоща́къ. Бѣлокъ яйца идетъ на изготовленіе пластыря отъ ожоговъ. Яйца-болтуны примѣняются при лѣченіи отъ „желуницы“.


    IV. Различныя покупныя средства.


    Александрійскій лис(т)ъ. Принимаютъ какъ слабительное 4.

    Артимонія (антимоній). Отъ дѣтской грыжи: на ложку отварной воды наскребаютъ небольшое количество – „какъ орѣху раздавить“; поятъ два-три раза въ день 5.

    Бобковое масло. Имъ мажутъ больное мѣсто при появленіи грыжи 6.

    Варъ. Какъ наружное, при чумѣ у собакъ: „прикладываютъ на норку“.

    Вино простое. См. Водка.

    Виноградное вино. См. Гагоръ.

    Водка. Поятъ ребятъ, когда они „въ корѣ́ лежатъ“ 7; смѣсь водки съ сахаромъ считается хорошимъ средствомъ отъ кашля; водку вливаютъ въ ухо, когда заползетъ въ него какое-либо насѣкомое; пьютъ

    416

    съ морозу, съ устатку; употребляется для различныхъ настоекъ; мочатъ водкой больного оспой 1. Въ ветеринаріи: входитъ, какъ часть, въ „составъ“, употребляемый при надсадѣ у лошадей.

    Гаго́ръ (Cahor) (церковное вино). Поятъ имъ больныхъ корью и страдающихъ безсонницей; въ послѣднемъ случаѣ не только поятъ, но и темя смачиваютъ.

    Даба́ (бумажная ткань синяго цвѣта). Дымъ отъ тлѣющаго лоскута дабы́ заставляютъ вдыхать лошадь при опоѣ.

    Деревянное, иначе „ланпатное“ (лампадное), масло. Употребляется для натиранія въ банѣ при ломотѣ 2, для смазыванія воспаленнаго мѣста при рожѣ; пьютъ по ложкѣ на ночь, когда „горло перехватитъ“ и въ другихъ случаяхъ.

    Дорогая трава. „Выгонятъ простуду“.

    Извес(т)ка. По разсказамъ, подсыпаютъ ее цыгане „конямъ къ мѣшанинѣ“; дѣлаютъ это и русскіе, чтобы „справнѣе кони казались“ (Тулунъ).

    Калганъ. Настаивается на водкѣ и употребляется внутрь отъ удушья.

    Канфора, камфора. Настой ея на водкѣ считается однимъ изъ лучшихъ средствъ при глазныхъ болѣзняхъ.

    Картовна мука́ – какъ дѣтская присыпка при опрѣлостяхъ 3.

    Квасцы. „Поятъ ребенка, когда брюхо разстроится“; употребляются при лѣченіи лишаевъ, для изготовленія мази отъ чесотки. Въ ветеринаріи: натираютъ десны, языкъ и копыта у лошадей и рогатаго скота при ящурѣ. Пережженными и размельченными квасцами засыпаютъ раны у скота.

    Керосинъ. Прибавляютъ къ теплой водѣ, которою моютъ голову „отъ вшей“. Въ ветеринаріи: при лѣченіи надавовъ покрываютъ рану, чтобы отогнать насѣкомыхъ.

    Киноварь. „Поятъ отъ родимцу“.

    Конопляное масло. Примѣняется въ качествѣ глистогоннаго; употребляется и при ожогахъ.

    Красное сукно. Употребляется при рожистыхъ воспаленіяхъ 4.

    Крымза. Примѣняется при лѣченіи бѣльма „у человѣка и у скотины – все одно“ 5: растолченная въ порошокъ, бросается горстью или вдувается посредствомъ бумажной трубочки въ больной глазъ.

    417

    Крѣпкая, или вострая, водка. Употребляется для натиранія отъ ломоты; примѣняется при „змѣевикѣ“ и „выжиганіи“ шипицъ 1.

    Купоросъ. Въ соединеніи со сметаной, употребляется при лѣченіи „цыпокъ“ на рукахъ и ногахъ; примѣняется при болѣзни глазъ, когда „слеза долитъ“.

    Ладанъ. „Кладутъ на́ зубы, когда они донимать зачнутъ“ 2. Росной ладанъ (съ чеснокомъ и киноварью) носится въ тряпочкѣ на гайта́шкѣ креста, какъ амулетъ 3, предохраняющій отъ заболѣванія лихорадкой. Росной ладанъ идетъ и при лѣченіи „отъ родимцу“. Употребляется для окуриванія дворовъ и домашняго скота во время повальныхъ болѣзней.

    Лакъ спиртовый. Имъ заливаютъ раны.

    Масло оленьяго рога (или просто – оленій рогъ). Имѣетъ то же примѣненіе, что спиртовый лакъ.

    Медъ. Употребляется для смазыванія тѣльца ребенка, когда оно „цвѣтетъ“. Въ ветеринаріи: „отъ молоснику хорошо помогаетъ, особенно коровамъ; даютъ съ хлѣбомъ“.

    Мыло. Служитъ для изготовленія нарывныхъ средствъ (ушканина, вѣнишный листъ и др.), мази отъ чесотки; въ ветеринаріи: небольшими кусочками и стру́жками вводится въ задній проходъ животнымъ при вздутіи живота (когда „пу́читъ скотину“).

    Мѣлъ. Ѣдятъ отъ изжоги 4; употребляютъ для присыпки при лѣченіи рожи 5.

    Неф(т)ь. Пьютъ небольшими дозами („капель съ пять на хлёбальну ложку“) при грыжѣ.

    Олифа. Примѣняется при изготовленіи пластыря для лѣченія ожоговъ.

    Олово. „На (н)его отъ испугу ладятъ“.

    Перецъ. Отъ кашля: въ видѣ настойки на водкѣ; съ чаемъ; кладутъ во́ шти (щи).

    Порохъ. Разведенный въ водѣ, даютъ роженицѣ для возбужденія „по́туговъ“ 6.

    Пунцовая тряпка. Прикладывается къ тѣлу больного оспой, „чтобы оспа подымалась“.

    Сабуръ, самбу́ръ. „Кровь разбиваетъ, унистожаетъ и разрываетъ золотникъ“.

    Сахарный леденецъ. Измельченный, пускается въ глазъ въ видѣ порошка, когда „настрогаетъ на глазу бѣльмо“.

    418

    Сахаръ. Какъ кровоостанавливающее – при порѣзахъ 1; въ соединеніи съ водкой считается хорошимъ средствомъ отъ кашля; мелко истолченный и просѣянный черезъ „часто́е сито“, употребляется, какъ и сахарный леденецъ, при излѣченіи бѣльма.

    Свѣча восковая. Употребляется для вытягиванія „дряни“ изъ ушей золотушныхъ. Пята́шна (тонкая) свѣча примѣняется, когда у курицы „въ горлышкѣ поетъ“.

    Синька, разведенная въ водѣ, дается больнымъ курамъ при повѣтріи.

    Соль (поваренная), въ соединеніи съ хлѣбомъ, примѣняется какъ нарывное. Въ ветеринаріи: на соль „ладятъ отъ нохтю“; нѣкоторые коновалы примѣшиваютъ ее къ сахару при лѣченіи бѣльма; ею натираютъ языки телятамъ и коровамъ при появленіи на языкѣ вшей.

    Стерлинъ, стеаринъ. Примѣняютъ при потѣніи ногъ.

    Сулема, въ соединеніи съ масломъ, употребляется, какъ мазь, при дѣтской грыжѣ 2.

    Сѣра горюча. Ею „сгоняютъ“ (выжигаютъ) бородавки и щипицы. Истолченная въ порошокъ, дается съ печенымъ хлѣбомъ коровамъ и лошадямъ при молосникѣ, собакамъ – при чумѣ; входитъ въ „составъ“, которымъ поятъ надсаженную лошадь.

    Табакъ. Балаганскій листовой табакъ 3 кладутъ на больной зубъ; отваромъ его моютъ домашнихъ животныхъ съ появленіемъ на нихъ (обычно весной) вшей; моютъ въ этомъ случаѣ животныхъ и отваромъ „кру́пки“, т. е. махорки, обсыпаютъ нюхательнымъ табакомъ; на табакъ „ладятъ отъ нохтю“ лошадямъ. „Мыкы́нъ“ (табачный осадокъ изъ чубука трубки) кладутъ на зубы 4.

    Тресковой жиръ пьютъ золотушные.

    Уксусъ. Имъ смачиваютъ платокъ или полотенце, которые вяжутъ къ больной головѣ 5. Его наливаютъ въ пойло лошадямъ и рогатому скоту при ящурѣ.

    Хина – отъ простуды.

    Чай густой, какъ скрѣпляющее при поносѣ; выварки его вяжутъ къ горлу при горловыхъ болѣзняхъ; мелко искрошенный – какъ дѣтская присыпка.

    Чилибуха. Настой чилибухи на водѣ даютъ дѣтямъ, у которыхъ грыжа; настой на водкѣ пьютъ взрослые, страдающіе этой же болѣзнью.

    419


    V. Минералы.


    Глина. Бѣлая (перфи́льская) глина примѣняется какъ жаропонижающее средство: ею, напр., обкладываютъ обожженныя или опаренныя мѣста; ее ѣдятъ отъ изжоги; всякая глина, въ соединеніи съ олифой, тоже признается полезной при ожогахъ.

    Громо́ва стрѣла „водится у кажной хорошей лѣкарки“ для откалыванія при колотьѣ.

    Земля. Считается кровоостанавливающимъ средствомъ: ею засыпаютъ раны. Сырой землей обкладываютъ пораженнаго „громо́вымъ ударомъ“. Землею „отъ трехъ коловъ“ натираютъ больныя мѣста при „межуперстицѣ“.

    Кремень съ огнивомъ. Употребляются для „причикиванья“ летучаго огня.

    Кровавикъ, аморфная красная руда. „Покойный мой дѣдушка – Сергѣй Григорьичъ Лѣнивцевъ (с. Шабарта) говаривалъ: – Я травами, говоритъ, не за́ймуюсь, а какъ захвораю, что́ у меня заболитъ, – кровави́къ пью… – Кровави́къ – это у него два красныхъ камня (плиточки), – красныхъ, какъ мѣдь. Держалъ онъ ихъ на божничкѣ, въ ящичкѣ, гдѣ онъ хранилъ божьи свѣчи, ладанъ и другое ч(т)о. А потомъ, какъ зана́добятца (прискудатца къ пого́дью), доставалъ и клалъ ихъ въ воду, немножко потиралъ ихъ одинъ объ другой, – вода покраснѣтъ. Эту воду онъ и пилъ“ 1 (Е. А. В-ва).

    Мѣдь. Помогаетъ при переломахъ костей: стру́жки отъ старинныхъ мѣдныхъ монетъ съѣдаются съ хлѣбомъ; примѣняется и въ ветеринаріи.

    Печи́на – откодовшійся кусокъ перегорѣлаго кирпича изъ печи, превращенный затѣмъ въ порошокъ – употребляется, какъ дѣтская присыпка, при опрѣлостяхъ.


    VI. Деготь, смола и сѣра .


    Деготь обыкновенный (березовый). Пьютъ отъ „надсады“, отъ грыжи: „которы бабы пьютъ, когда брюхо поносятъ“; употребляютъ для смазыванія десенъ, языка и копытъ у животныхъ, когда „ящуръ одолѣватъ скотину“.

    Деготь съ колесныхъ ступицъ. „Завертываютъ въ тряпочку и кладутъ на́ зубы, когда они донимать зачнутъ. Со стари́нки ведется: еще моя баушка, какъ, бывало, ее зубы доймутъ, зачнутъ маять, – пользовалась этимъ“ (Е. А. В-ва).

    Деготь съ топора. Имъ мажутъ лишаи. Способъ полученія его

    420

    таковъ: на щёку топора кладутъ березовую лучину и сжигаютъ золу; сдуваютъ, а получившуюся въ небольшомъ количествѣ желтую или темную „о́тпоть“ (это и есть „деготь“) употребляютъ какъ лѣкарство 1.

    Ело́ва сѣра. Служитъ для приготовленія тягучаго пластыря.

    Лис(т)вянна сѣра, „котору (сибирячки) жа́мкаютъ“ (жуютъ), примѣняется для „выискиванья“ посторонняго тѣла изъ глаза и какъ тягучій пластырь.

    Пихто́ва сѣра. Ею натираютъ вѣки глазъ 2, когда „слеза долитъ и въ головѣ стоитъ боль“.

    Смола. Употребляется для смазыванія пятокъ ребенку, больному „чикотуномъ“; – для окуриванія больныхъ лихорадкой. Въ ветеринаріи: мажутъ въ стайкахъ кресты, предохраняющіе домашнихъ животныхъ отъ всѣхъ болѣзней; смазываютъ при повѣтріи на куръ клювъ и ноги.


    VII. Мази, пластыри и составы.


    Отъ банной притки. Пережигаютъ банный мусоръ („отъ трехъ бань“); пепелъ его смѣшиваютъ съ коровьимъ масломъ; полученной мазью натираютъ тѣло, „гдѣ серебитца“ и гдѣ „ужъ попритчилось“.

    Отъ золотухи употребляется мазь, получаемая изъ смѣшенія сулемы съ масломъ.

    Отъ лихорадки – составъ изъ мочи, рѣдечнаго соку и черемши. „Сокъ“, т. е. жидкую часть этого состава, больные пьютъ, а „гущей“ натираются.

    Отъ ломоты. Приготовляютъ натиранье: въ 10 золотникахъ крѣпкой водки „распускаютъ“ 10 „синеушекъ“ и прибавляютъ 10 золотниковъ деревяннаго масла. Объ употребленіи см. стр. 339.

    Отъ надсады у лошадей. Составъ изъ человѣческой мочи, водки (шкаликъ на бутылку), куринаго помета (ложка на бутылку) и горючей сѣры (тоже ложка на бутылку), – для внутренняго употребленія.

    Отъ цыпокъ на рукахъ и ногахъ употребляютъ мазь изъ смѣшенія „обыдённой сметаны“ съ купоросомъ.

    Отъ чесотки: а) мазь изъ смѣшенія пепла, полученнаго отъ пережиганія „баннова сору“, съ масломъ и квасцами; б) мазь, получаемая путемъ кипяченія смѣси изъ дегтя, коровьяго масла, лука и мыла.

    421

    Отъ чирьевъ – тягучій пластырь; получается онъ такъ: „желтой воскъ (половина свѣчки), елова сѣра (съ голубячье яичко), молосное масло (съ ложку) и пережженные квасцы (чайную ложку), – все это распустить на огнѣ и дать остынуть“ (Е. А. В-ва).


    VIII. Настойки на водкѣ и на водѣ .


    Желѣзо – „гвоз(д)ь, скажемъ, бросишь въ маленькую посуду съ водой и пьешь по зо́рямъ“ – отъ зобу.

    Жеребой – отъ грыжи.

    Зубровка – для аппетиту.

    Калганъ – отъ удушья; „другія пьютъ, какъ брюхо поносятъ“; пьютъ при болѣзняхъ живота послѣ родовъ.

    Камфора – примачиваютъ голову, если она болитъ постоянно; натираютъ ноги при ломотѣ; „пущаютъ въ глаза“.

    Мочка – отъ порѣзовъ и посѣковъ.

    Чеснокъ – при дифтеритѣ, вообще при кашлѣ.

    Чилибуха – отъ золотухи.


    IX. Средства религіозныя.


    Вата отъ святителя иркутскаго Иннокентія помогаетъ отъ многихъ болѣзней; ею „затыкаютъ уши“ при стрѣльбѣ и шумѣ въ головѣ и пр.

    Земля или песочекъ отъ „батюшки Синесія-угодника“ (изъ Иркутскаго монастыря) – „ото всего помогаетъ“ 1.

    Икона сообщаетъ цѣлебную силу водѣ, которою ее (икону) обмоютъ; этой водой лѣчатъ главнымъ образомъ дѣтей („ночной рёвъ“ и др.). Подлѣзаніе подъ икону во время крестныхъ ходовъ избавляетъ отъ порчи, отъ припадковъ.

    Скоба церковной двери. Объ нее, при входѣ въ церковь, трутъ руку, если на ней разрастается „могильная кос(т)ь“ 2.

    Свята́ водица. Поятъ ею ребятъ отъ испугу. Имѣетъ большое примѣненіе въ домашнемъ обиходѣ.

    Четверо́жная соль является наиболѣе желательной при лѣченіи ногтя у лошадей; вообще имѣетъ большое примѣненіе въ народной ветеринаріи 3.

    Щепки отъ гробницы, „батюшки Софронія-угодника“ помогаютъ отъ всѣхъ болѣзней, въ особенности-отъ сильной зубной боли 4.

    422


    X. Средства домашняго обихода X. Средства домашняго обихода ( подспорныя ).


    Блюдечко. Въ немъ приготовляютъ лѣкарства.

    Бутылки. Въ нихъ приготовляютъ и сохраняютъ нѣкоторые „составы“ и др. лѣкарства.

    Вода обыкновенная употребляется для приготовленія отваровъ, наваровъ, настоекъ; ею окачиваютъ больныхъ, „прыскаютъ“ и пр.

    Вѣникъ. На него „ладятъ“ отъ „банной притки“. Положенный подъ зыбку, онъ предохраняетъ ребенка отъ испуга и т. д.

    Вѣнчальное мыло, т. е. подаренное женихомъ невѣстѣ передъ вѣнцомъ. Имъ умываются отъ призоровъ.

    Голи́къ употребляется при лѣченіи поясницы: съ нимъ въ рукахъ „поясницу рубятъ“.

    Горшокъ. Въ немъ парятъ травы.

    Дождевая вода. Дождевыя капли во время первой грозы, если ими умывать глаза, избавляютъ отъ глазныхъ болѣзней.

    Заслонка. На нее кладутъ „жаръ“ для окуриванія больныхъ; на ней бьютъ помеломъ ребятъ, страдающихъ недержаніемъ мочи, съ цѣлью излѣченія.

    Зола нагрѣтая прикладывается къ больному горлу; золою изъ ка́менки натираются при чесоткѣ.

    Иголки. При помощи ихъ вынимаютъ занозы. Иголки-синеу́шки употребляются для приготовленія „натиранія“, примѣняемаго при сильныхъ ломотныхъ боляхъ.

    Калачъ. Черезъ калачъ „пронимаютъ“ ребенка, больного „собачьей старостью“.

    Кирпичъ – для согрѣванія вымени при грудницѣ у коровъ.

    Колокольчикъ. Изъ него поятъ водой или молокомъ ребенка, который долго не говоритъ (колокольчикъ долженъ быть съ язычкомъ).

    Кольцо, нагрѣтое треніемъ о ремень, примѣняется для прижиганія мокраго лишая.

    Корка ржаного хлѣба, пережженная, употребляется при поносѣ, „скрѣплятъ“.

    Куде́ля, смоченная мочою, прикладывается къ ушибленнымъ мѣстамъ.

    Ложка (деревянная, столовая, чайная) – мѣра для пріема нѣкоторыхъ лѣкарствъ.

    Лопатка (весёлка), которою берутъ тѣсто изъ квашни, употребляется

    423

    при лѣченіи больного лихорадкой, когда его окачиваютъ водою подъ курицей.

    Лучины. Черезъ нихъ „прыскаютъ“ водой при лѣченіи летучаго огня.

    Нитка суро́вая. При ея помощи сводятъ бородавки. Ею перевязываютъ два пальца одной руки „крестъ-на́крестъ“ при появленіи ячменя.

    Ножницы. Ими „перехватываютъ“ слюну у ребенка, у котораго „шибко слюня изъ роту текетъ“. Перехватываніе избавляетъ ребенка отъ слюнявости.

    Ножъ. Имъ дѣлаютъ „очерчиванья“ при излѣченіи нѣкоторыхъ болѣзней; срѣзаютъ распаренныя сухія мозоли; два ножа употребляются при лѣченіи отъ лихорадки (обкачиваніе водой подъ курицей).

    Обмылокъ, которымъ мыли покойника, считается надежнымъ средствомъ при лѣченіи отъ запоя.

    Опояска. Служитъ для измѣренія головы съ цѣлью узнать, на мѣстѣ ли мозгъ.

    Ось отъ телѣги, положенная подъ порогъ или передній уголъ, предохраняетъ отъ заноса въ домъ болѣзней.

    Отруби, нагрѣтыя, привязываются при горловыхъ боляхъ.

    Отымалка. Ею прижигаютъ прыщики на губахъ и ранки послѣ извлеченія занозъ.

    Па́рга, наскребенная съ посконины, – какъ средство противъ обопрѣлостей у дѣтей.

    Подкова. Вбивается въ корыто, изъ котораго кормятъ свиней; помогаетъ отъ худобы у свиней.

    Полотенце. Употребляется при „накидываніи“ сита на пупъ – для „стягиванія“.

    Помело. Имъ бьютъ на заслонкѣ дѣтей, страдающихъ недержаніемъ мочи, съ цѣлью излѣченія.

    Пробка. Пепломъ отъ пережженной пробки прижигаютъ ожоги.

    Ремень (кушакъ, поясъ ременный). Треніемъ о ремень нагрѣваютъ кольцо, которымъ прижигаютъ мокрый лишай.

    Рюмка. Мѣра для пріема лѣкарствъ.

    Сахарная синяя бумага. Завернутую въ трубочку курятъ отъ кашля.

    Сережки. Продѣваются въ ухо мальчикамъ для излѣченія грыжи.

    Синеу́шки (обыкновенныя иголки съ синими ушками). Распускаются въ крѣпкой водкѣ и такимъ образомъ входятъ, какъ часть, въ натираніе отъ ломоты.

    Сито. Его держатъ въ зубахъ, когда „правятъ голову“; при помощи его „ставятъ пупъ на мѣсто“.

    Скалка. Ею ставятъ пупъ на мѣсто.

    Стаканъ. Одна изъ мѣръ для пріема лѣкарствъ.

    424

    Стелька. Воруется для лѣченія насморка.

    Тарелка. Въ ней готовятъ нѣкоторыя лѣкарства.

    Топоръ. При боляхъ въ поясницѣ имъ „рубятъ спину“.

    Хлѣбъ. „Все хлѣбное полезно“. Сорокъ кусочковъ, собранныхъ Христа ради, предохраняютъ человѣка отъ развитія бѣшенства въ случаѣ укуса бѣшеной собакой. Заплѣсневѣлый хлѣбъ ѣдятъ, чтобы не бояться грозы 1 (Тулунъ, Шабарта). Крошками хлѣба, падающими въ подолъ во время ѣды, сводятъ бородавки. Мя́кишемъ хлѣба лѣчатъ щетину у ребенка. Хлѣбъ съ солью употребляется какъ нарывное. „Хлѣбной духъ“ (изъ квашни) возвращаетъ потерянную выть. Имѣетъ примѣненіе въ ветеринаріи.

    Чашка чайная. Мѣра для пріема лѣкарствъ.

    Черепо́къ. Въ немъ разводятъ „курево“, примѣняемое при лѣченіи лихорадочныхъ.

    Шило шлейное. Имъ „закалываютъ мышаки“.

    – ----

    425


    Литература 1 .


    Абрамовъ, И. Повѣрья, примѣты и заговоры жителей Новоградъ-Волынскаго и Заславскаго уѣздовъ. Ж. С. 1913, в. III-IV.

    Гуляевъ, С. И. Этнографическіе очерки южной Сибири. Библ. для чтенія, т. XC, 1848.

    Гундобинъ. Домашній лѣчебникъ. Спб. 1905 г.

    Демичъ, В. Ѳ. О змѣѣ въ русской народной медицинѣ. Ж. С., 1912, в. I, стр. 39-60.

    Зеленинъ, Д. „Обыденныя“ полотенца и обыденные храмы. Ж. С., 1911, в. I, стр. 1-7.

    Клеменцъ, Д. А. Наговоры и примѣты у крестьянъ Минусинскаго округа. Извѣстія Вост.-Сиб. Отд. И. Р. Г. О., т. XIX, № 3, 1888.

    Конъ, Ф. Беременность, роды и уходъ за ребенкомъ у качинокъ. Русск. Антроп. Журналъ, 1900, кн. 4.

    Кн. Костровъ. Колдовство и порча у крестьянъ Томской губерніи. Записки Зап.-Сиб. Отд. И. Р. Г. О., кн. I, 1879.

    Красноженова, М. В. Матеріалы по народной медицинѣ Енисейской губ. Извѣстія Вост.-Сиб. Отд. И. Р. Г. О., т. XXXIX, 1908 г., стр. 10-23; т. XLII, 1911, стр. 65-86.

    Кытмановъ, А. И. Матеріалы къ народной медицинѣ Енисейскаго округа. Лѣкарственныя травы. Красноярскъ, 1899.

    Логиновскій, К. Д. Матеріалы къ этнографіи Забайкальскихъ казаковъ. Записки О-ва изученія Амурскаго края, т. IX, в. I. Владивостокъ, 1903.

    Макаренко, А. А. Матеріалы по народной медицинѣ Ужурской вол., Ачинскаго у., Енисейской губ. Ж. С. 1897, в. I, стр. 57-100; в. II, стр. 230-246; в. III-IV, стр. 381-439.

    – Сибирскій народный календарь въ этнографическомъ отношеніи (Енисейская губ.). Записки И. Р. Г. О. по Отд. Этнографіи, т. XXXVI, 1913 г.

    – „Инструкція для собиранія матеріаловъ по народной медицинѣ“ и „Литература по вопросу о народной медицинѣ“ (Сборникъ инструкцій и программъ для участниковъ экскурсій въ Сибирь. Изд. О-ва изученія Сибири и улучшенія ея быта. Спб. 1914 г.).

    Мартьяновъ, Н. М. Каталогъ народно-медицинскихъ средствъ, находящихся въ Минусинскомъ музеѣ. Красноярскъ, 1893.

    Неклепаевъ, И. Я. Народная медицина въ Сургутскомъ краѣ. Спб. 1900.

    Овчинниковъ, М. П. Народныя средства при собачьемъ бѣшенствѣ. Сибирскій Архивъ, 1913, кн. 2.

    Пилсудскій, Б. Роды, беременность, выкидыши, близнецы, уроды, безплодіе и плодовитость у туземцевъ о. Сахалина. Ж. С., 1910, в. I-II.

    426

    Поповъ, Г. Русская народно-бытовая медицина. Спб. 1903.

    Прейнъ, Я. П. Матеріалы для флоры народно-медицинскихъ растеній Вост. Сибири. Извѣстія Вост.-Сиб. Отд. И. Р. Г. О., т. XXIX, 1898, № 1.

    Рудинскій, Н. Знахарство въ Скопинскомъ и Данковскомъ уѣздахъ Рязанской губ. Ж. С., 1896, в. II.

    Скалозубовъ, Н. Л. Народная медицина въ Тобольской губ. Ежегодникъ Тобольскаго губернскаго музея, т. XIV, 1904.

    – „Программа для собиранія матеріала по народной медицинѣ“ и „Собираніе матеріаловъ для словаря народныхъ названій растеній“. (Сборникъ инструкцій и программъ для участниковъ экскурсій въ Сибирь. Изд. О-ва изученія Сибири и улучшенія ея быта. Спб. 1914 г.).

    Стуковъ, Г. А. Народныя лѣкарственныя травы Забайкалья. Записки Читинскаго Отд. И. Р. Г. О., в. VI, 1905.

    Чеканинскій, И. Матеріалы по народной медицинѣ Енисейской губ. Сибирскій Архивъ, 1914, кн. 6.

    – ----

    Словарь къ „Матеріаламъ“ 1 .


    Акромя́ – кромѣ.

    Анбаръ – амбаръ.


    Апо́сли

    Апосля́


    – послѣ.

    Аржено́й – ржаной (хлѣбъ).

    Ба́бничать – повивать.

    Ба́бочка (ласкательное отъ сл. баба) – молодая женщина.

    Ба́йкать – убаюкивать, усыплять.

    Ба́ско – красиво; баско́й – красивый; ба́шше – красивѣе.

    Богова свѣча – восковая.

    Божни́ца – полка (въ переднемъ углу избы), на которой ставятся иконы, хранятъ свѣчи, ладанъ.

    Большо́й – взрослый.

    Болѣто́къ – короста.

    Братской – бурятъ.

    Броди́ться – пачкаться.

    Брюхатая (о женщинѣ) – беременная.

    Бу́лькаться – то же, что́ бродиться.

    Быдто – будто.

    Валёкъ – деревянный цилиндръ, около аршина въ длину, употребляемый при катаніи бѣлья, тѣста.

    Весёлка – узенькая лопатка, которою вымѣшиваютъ тѣсто въ квашнѣ.

    Вза́дпятки, вза́пятки – идти задомъ.

    Взя́сти, взясь – взять.

    Воло́сья – волосы.

    Волхи́жицы – заговоры, наговоры.

    Впро́горячъ (о водѣ) – настолько горячо, чтобы можно было терпѣть.

    Воро́жка – ворожея; колдунья.

    Вско́ростѣ – вскорѣ.

    Вта́поры, вту́пори – въ ту пору; тогда.

    Вши́викъ – тупой ножъ, употребляемый для выскабливанія перхоти и вшей изъ волосъ.

    Въ-голова́ – въ изголовье, подъ голову.

    Въ кучѣ (о женщинѣ) – еще не родила.

    Выть – ѣда (передъ вытью – передъ ѣдой); аппетитъ (выти нѣту – аппетита нѣтъ).

    Га́дина – змѣя.

    Гайта́нъ, гайташекъ – шнурокъ для ношенія на шеѣ креста.

    Га́ркать – кричать, звать.

    Гля – для.

    Голи́къ – вѣникъ безъ листьевъ.

    Голору́чьемъ – голыми руками, безъ рукавицъ.

    Гумага – бумага.

    Доводи́ться – приходиться, случаться (не доводилось слышать – не приходилось слышать).

    Доспѣ́ть – сдѣлать.

    427

    До́шлый – хитрый.

    Друго́рить, другорять – въ другой разъ.

    Дурная (о собакѣ) – бѣшеная.

    Духъ – запахъ.

    Жа́мкать – жевать.

    Жаро́вое (о деревѣ) – высокое, поджарое, безъ сучьевъ.

    Живётъ – бываетъ („Паска живетъ весной“).

    Жнитво́ – время жатвы.

    Жо́лочь – желчь.

    Жува́ть – жевать.

    Жува́чка – жвачка.

    Загне́тка – четырехугольное углубленіе въ печи, позади цѣла́, куда загребаются угли съ золою.

    Задѣ́лье – поводъ, предлогъ.

    Заи́мка – то же, что́ хуторъ.

    За́ймоваться – заниматься.

    Замѣ́сто – вмѣсто.

    Запа́рникъ – чайникъ.

    Засло́нка – полукругъ (неправильный) изъ листового желѣза, которымъ закрываютъ печь.

    Заста́рѣный – застарѣлый (о болѣзни).

    За́теси – зарубки на деревьяхъ для узнанія дороги въ тайгѣ.

    Зача́ть – начать.

    Зачи́черевѣть – остановиться въ ростѣ.

    Знатки́ люди – лѣкари, знахари.

    Зы́бка – колыбель.

    Зы́бошный ребенокъ – который еще не обходится безъ зыбки.

    Ипе́ть – опять.

    Ись – ѣсть.

    Ить – вѣдь.

    Ишь – вишь, видишь.

    Кабы́ть – кстати; хорошо что.

    Ка́менка – печь въ такъ называемой черной банѣ.

    Кваше́нникъ – тряпица, которою накрываютъ („завязываютъ“) квашню.

    Клѣвъ – хлѣвъ.

    Ко́злы – облучокъ (у экипажа).

    Кошма́ – войлокъ.

    Куде́ля – вычесанный пучокъ пеньки (конопли).

    Кожура́, кужура́ – кожица, шелуха.

    Кути́шка – кукишъ.

    Куть – мѣсто противъ печи, отдѣляемое перегородкой (забо́ркой); въ кути готовятъ ѣду, на полкахъ хранятъ посуду и пр.

    Кѣсто – тѣсто.

    Лавка – скамейка.

    Лагу́нъ – кадка безъ ушковъ, съ неподвижной верхней крышкой, въ которой подлѣ края продѣлывается отверстіе для наливанія квасу, дегтю.

    Лагушо́къ – маленькій лагунъ.

    Ла́дить – дѣлать (приладить – придѣлать); лѣчить наговоромъ (ладить отъ ногтю).

    Ланпа́та – лампада.

    Липка боль – заразная.

    Лихоти́ть – тошнить.

    Ло́поть – верхняя одежда (вообще).

    Маракова́ть – понимать, знать толкъ въ чемъ-либо.

    Моло́дикъ – молодой мѣсяцъ.

    Моло́дка – молодая курица.

    Моло́сный – скоромный.

    Мохнатый – волосатый.

    Мурави́ще – муравейникъ.

    Мура́шъ – муравей.

    Му́слить – мочить слюной.

    Мѣ́тина – знакъ, мѣтка.

    Мя́кишъ – мягкая часть печенаго хлѣба.

    Назѐмъ – навозъ.

    На корню́ – не срубая.

    Наро́шно – намѣренно, съ цѣлью.

    На́стовать – заботиться, слѣдить.

    Натака́ть – указать.

    Натака́ться – натолкнуться, напасть, найти.

    Невѣ́йка – измолоченный, но еще не вѣянный хлѣбъ.

    Незна́мо – неизвѣстно.

    Ни́зовый (о скотѣ) – изъ Западной Сибири.

    Ни́мо – мимо.

    Но́рки – ноздри.

    Нѣ́та-нѣ́та – наконецъ-то.

    Обичайка – обручъ у сита.

    Обыде́нный – приготовленный въ одинъ день.

    Обѣга́ть – избѣгать.

    Ограда – дворъ.

    Одна́ко – пожалуй („однако не поможетъ“ – пожалуй, не поможетъ).

    428

    Одноря́дка (выговариваютъ и ондорядка) – верхняя широкая одежда изъ своедѣльскаго, такъ называемаго крестьянскаго сукна; носятъ мужчины и женщины.

    О’мморокъ – обморокъ, припадокъ.

    Опе́ть – опять.

    Опну́ться – остановиться ненадолго.

    Орѣ́ха – орѣхъ.

    Осерча́ть – осердиться.

    Отпеча́ловать – отводиться съ опасно больнымъ, помочь выздоровленію.

    Отымалка – тряпица, которою прихватываютъ горячіе горшки и пр.

    Очёски – остающіеся на гребнѣ волосы (при расчесываніи).

    О’чипъ – гибкій шестъ, однимъ концомъ прикрѣпляемый при помощи желѣзнаго кольца къ потолку; на свободномъ длинномъ концѣ привѣшивается зыбка.

    Парни́шка – мальчишка.

    Пекётъ – печетъ.

    Пе́ревити – прутья, которыми перевязываютъ колья огородной изгороди.

    Перфи́льская глина – бѣлая глина, привозимая изъ окрестностей с. Перфиловскаго; обычно употребляется какъ известь – для побѣлки стѣнъ въ избахъ.

    Плоть – перхоть.

    Поди́ – пойди; пожалуй („онъ, поди, не придетъ“).

    Подпо́лье – мѣсто подъ поломъ избы, гдѣ ставятся разные запасы (картофель, сметана и т. п.); ходъ въ подполье, закрываемый западней, бываетъ всегда въ кути.

    Подфигуривать – вышучивать, насмѣхаться.

    Поку́ль – до тѣхъ поръ, пока.

    Полдёнки – обѣденная ѣда въ полдень (лѣтомъ, во время полевыхъ работъ) и отдыхъ.

    По́лдневать – отдыхать послѣ обѣда въ рабочее время.

    Полкъ – полъ (мужской или женскій).

    Поло́къ (въ банѣ) – представляетъ изъ себя возвышенную (примѣрно 1½ или 2 арш. отъ пола) площадку изъ досокъ; длина полка равна росту человѣка, ширина – около 1½ арш. На немъ парятся и моются.

    Помазо́къ, по́мазъ – кисть изъ конскаго волоса съ деревяннымъ черешкомъ.

    Помогчи́ – помочь.

    Понету́га – нату́га, чрезмѣрное напряженіе.

    Поносить брюхо – забеременѣть.

    Попри́тчилось – случилось; понездоровилось.

    Портяно́й – сдѣланный или сшитый изъ своедѣльскаго, такъ называемаго крестьянскаго холста.

    По-сер(д)ца́мъ – по злобѣ, изъ мести.

    Поско́тина – изгородь кругомъ села или деревни, устраиваемая для того, чтобы пасущійся въ ней скотъ не могъ заходить на пашни и сѣнокосные луга, которые часто бываютъ вдали отъ деревень.

    Поскребо́къ – тупой ножъ, употребляемый для выскребанія тѣста со стѣнокъ квашни.

    Потни́къ – подсѣдельникъ; небольшой войлокъ.

    Почта́рь – почтовый ящикъ.

    Продрать (въ горлѣ) – прочистить.

    Пропасти́на – падаль.

    Пру́диться – непроизвольно мочиться.

    Пу́пникъ – горшокъ съ загнутыми наружу краями, употребляемый съ лѣчебной цѣлью („ставятъ пупъ на мѣсто“).

    Пупы́рь – пузырь на кожѣ отъ ожоговъ и другихъ причинъ.

    Пу́то – веревка или цѣпь, приспособленная для „спутыванья“ переднихъ ногъ лошадямъ, чтобы онѣ не могли уйти далеко съ пастбища.

    Пятка – нижняя часть двери въ притворѣ, опирающаяся на порогъ.

    Ра́зи – развѣ.

    Разста́нь – мѣсто, гдѣ расходятся двѣ или нѣсколько дорогъ.

    Растрясти́сь – родить.

    Расхо́жій – распутный.

    Ро́вно – будто, словно.

    Рукоте́рникъ – тряпка для вытиранія рукъ; полотенце.

    Са́нки – нижняя челюсть.

    429

    Сбросить – сдѣлатъ выкидышъ (непроизвольно).

    Сереби́тся – чешется (о тѣлѣ).

    Ска́лка – деревянная колотушка съ поперечными выступами, употребляемая для прокатки выстираннаго бѣлья („рубахъ“).

    Ски́нуть – то же, что сбросить.

    Скрозь – сквозь.

    Скуда́ться – хворать.

    Слѣ́дья – слѣды.

    Солносходъ – востокъ.

    Сори́ще – мѣсто за деревней, куда вывозятъ навозъ, соръ.

    Соси́ть – кормить грудью.

    Спра́вна – полная (о женщинѣ).

    Ставать ды́бки – попытки ребенка (зыбошнаго) вставать на ноги.

    Сурѣ́пица – основаніе хвоста у лошади.

    Сырой (ребенокъ) – вялый, полный, тяжелый.

    Сѣ́дало – куриный насѣстъ.

    Сѣкётъ – сѣчетъ.

    Текётъ – течетъ.

    Тожно́ – тогда.

    Трафля́лось – случалось.

    Тру́дники – пѣшіе паломники (богомольцы).

    Туязо́къ, ту́язъ – буракъ изъ бересты, цилиндрической формы.

    Утро́бистая (женщина) – дородная.

    Ушка́нъ – заяцъ.

    Фарто́вый (от слова фартъ – счастье, удача) – счастливый.

    Фа́ртукъ – передникъ.

    Харчи́ – питаніе, пища.

    Хіузъ – холодный вѣтеръ.

    Хлѣбъ – коврига чернаго хлѣба (въ отличіе отъ булки – бѣлаго хлѣба);

    Хлѣбной ножъ – кухонный, столовый.

    Ходить въ тя́гости, ходить чижо́лой – быть беременной.

    Хозяинъ – домовой.

    Цѣло́ – мѣсто надъ топливомъ печи.

    Четверо́жная соль – четверговая, приготовленная въ великій четвергъ.

    Чижо́лый – тяжелый.

    Чума́нъ – родъ ковша изъ бересты.

    Чума́шекъ – небольшой чуманъ.

    Шабу́ръ – короткая (до колѣнъ) одежда изъ домотканнаго матеріала (изъ шерсти и кудели); носятъ мужчины и женщины.

    Шама́нить – колдовать.

    Шитво́ – шитье.

    Шлейно́е шило – шило, употребляемое при шорной работѣ.

    Што-не́што – чуть-чуть.

    – ----


    Азбучный указатель латинскихъ названій мѣстныхъ народно- Азбучный указатель латинскихъ названій мѣстныхъ народно- медицинскихъ растеній 1 .

    Adonis apennina L. 115.

    Aegopodium alpestre Ldb. 134.

    Allium sativum L. 128.

    Allium sp. 78.

    Aloë sp. 1, 116.

    Anemone narcissiflora L. 57.

    Antennaria dioica Gërtn. 35.

    Aquilegia sibirica Lam. 58.

    Artemisia scoparia Waldst. et Kit. 84.

    Artemisia sp. 100.

    Artemisia vulgaris L. 59.

    Betula alba L. 14.

    Campanula glomerata L. 77.

    Carum Carvi L. 2.

    Chelidonium majus L. 129.

    Chrysanthemum sibiricum Fisch. (= Leucanthemum sibiricum Ledeb.) 103.

    430

    Cimicifuga foetida L. 28, 43.

    Cirsium arvense Scop. 127.

    Cucumis sativus L. 91.

    Dianthus Sequieri Vill. 135.

    Dianthus superbus L. 32.

    Dracocephalum nutans L. 88.

    Epilobium angustifolium L. 55.

    Equisetum hyemale L. 106.

    Filipendula Ulmaria Maxim. 23.

    Galeopsis tetrahit L. 45.

    Gentiana macrophylla Pall. 47.

    Geranium pratense L. 44.

    Geum strictum Ait. 33.

    Hemerocallis flava L. 108.

    Hierochloö odorata Wahl. 50.

    Iris ruthenica Ait. 69.

    Ledum palustre L. 5.

    Leonurus tataricus L. 63.

    Leucanthemum ircutianum D. C. (= Chrysanthemum ircutianum Turcz.) 104.

    Mentha 87.

    Myosotis silvatica Hoffm. 89.

    Nepeta lavandulacea L. fil. 48.

    Paeonia anomala L. 80.

    Papaver somniferum L. 79.

    Parnassia palustris L. 96.

    Phleum pratense L. 4.

    Phlomis tuberosa L. 86.

    Plantago major L.; P. media L. 99.

    Polygonatum officinale All. 70.

    Polygonum aviculare L. 110.

    Polyporus sp. 13, 76.

    Populus tremula L. 94.

    Potentilla anserina L. 92.

    Prunus padus L. 124.

    Pteridium aquilinum (L.) Kuhn. 95.

    Pulmonaria mollis Ldb. 9, 81.

    Pulsatilla patens Mill. 102.

    Pyrola rotundifolia L., var. incarnata D. C. 61.

    Raphanus sativus L. 105.

    Rhododendron chrysanthum Pall. 53.

    Ribes nigrum L. 114.

    Rosa acicularis Lindl. 131.

    Salix 117.

    Sanguisorba officinalis L. 126.

    Saussurea discolor D. C. 19.

    Saxifraga crassifolia L. 6.

    Sedum purpureum Link. 111.

    Solanum tuberosum L. 54.

    Tanacetum vulgare L. 40.

    Taraxacum officinale Wigg. 83.

    Thalictrum simplex L. 98.

    Thlaspi arvense L. 132.

    Thymus serpyllum L. 17.

    Trfiolium Lupinaster L. 82.

    Trifolium pratense L. 66.

    Trifolium repens L. 24.

    Trollius asiaticus L. 46.

    Urtica cannabina L. 64.

    Urtica urens L. 65.

    Vaccinium vitis idaea L. 20.

    Valeriana officinalis L. 72.

    Veratrum nigrum L. 123.

    Veronica longifolia L. 112.

    – ----

    431

    ОГЛАВЛЕНІЕ.


    Вступленіе

    325-328

    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. Болѣзни и ихъ лѣченіе .


    I. Общія болѣзни

    1. Острыя заразныя болѣзни. Дихтеритъ. – Корь. – Лихорадка. – Оспа. – Скарлатинъ. – Тетка. – Тифъ (329-333).

    2. Внутреннія болѣзни. Боль въ грудѣ́. – Водянка. – Дурная крови́ща. – Желтуха. – Золотуха. – Камчугъ (333-335).

    Нутро и его болѣзни. Блисты. – Вы́ти нѣту. – Давленье сер(д)ца. – Животъ болитъ. – Жжога. – Икота. – Кую́нъ. – Надсада. – Поносъ. – Пупъ сорванъ. – Поясница болитъ (335-338).

    Простуда въ разныхъ видахъ. Вѣтреный переломъ. – Жаръ стоитъ. – Зауше́ница. – Кашель. – Колотье. – Ломота. – Насмо́рка. – Простуда вообще. – Руки те́рпнутъ. – Рожа. – Удушье. – Цынга. – Чахотка (338-340).

    3. Нервныя болѣзни. Головная боль. – Мозги не на мѣстѣ. – Запой. – Озѣвище, озѣвъ. – Палари́чъ. – Порча. – Потеря памяти. – Разстроитца человѣкъ. – Сглазъ. – Уроки. – Чемёръ (340-343).

    4. Хирургическія болѣзни. Глазныя болѣзни. Бѣльмо. – Засоренье глазъ. – Куричья слѣпота. – Слеза долитъ. – Соринка въ глазу. – Ячмень. – Глухота. – Горловыя болѣзни. Горло перехватитъ. Глотать больно. – Санки болятъ. – Грыжа. – Заноза. – Зобъ. – Кровотеченія. – Нарывы. – Ожоги. – Опухоли. – Посѣки и порѣзы. – Сучья титька. – Ушибы (343-348).

    Болѣзни костей. Волосъ. – Змѣевикъ. – Зубная боль. – Изломы костей. – Ломота въ костяхъ. – Могильна кос(т)ь. – Ногтоѣдка. – Скрипъ въ рукѣ (348-350).

    5. Накожныя болѣзни. Бородавки. – Ве́редъ. – Веснушки. – Восса́. – Вшивость. – Заусеница. – Коросты на рылѣ. – Летучій огонь. – Лишаи. – Межупёрс(т)ница. – Мозоли. – Обвѣтрѣютъ губы. – Обвѣтрѣютъ руки. – Плоть. – Потѣ́ніе ногъ. – Призоры. – Притка. – Прыщи. – Прѣлость. – Цы́пки. – Чесотка. – Чирій. – Шипицы (350-354).

    6. Болѣзни мочеполовыхъ органовъ. Грыжа. – Недержаніе мочи. – Рѣзь. – Хомутъ (354).

    7. Помощь въ несчастныхъ случаяхъ. Отъ ду́ру. – Змѣиной укусъ. – Оглушенные громомъ. – Угаръ. – Укусъ дурной собаки. – Отравленіе. – Утопленники (355-356).


    329-356


    II. Народное акушерство

    Періодъ беременности. Начало беременности. – Когда надо ждаться? – Полъ будущаго ребенка (примѣты). – Бабка-повитуха (356-359).

    Роди́ны. Отношеніе окружающихъ. – Обстановка. – Первая помощь роженицѣ. – Нормальные роды. – Трудные роды (359-363).

    Уходъ за роженицей. Обращеніе съ мѣстомъ. – Пища роженицы послѣ родовъ. – Баня. – Размываніе рукъ. – Взглядъ на роженицу (363-365).

    Уходъ за новорожденнымъ. Отрѣзаніе пупка. – Обращеніе съ ребенкомъ, если онъ не подаетъ признаковъ жизни. – Выправленіе ребенку членовъ. – Объясненіе дѣтямъ появленія въ домѣ новорожденнаго. – Ребенокъ „проситъ зыбку“. – Разрѣзаніе „пута“. – Гороскопическія примѣты (366-368).

    Кормленіе грудныхъ дѣтей. Первая соска. – Рожокъ (369-370).

    Способы отнятія отъ груди (370).


    356-370

    432


    III. Дѣтскія болѣзни

    Безсонница. – Грыжа. – Дифтеритъ. – Душноротость. – Запоръ. – Зачичеревѣетъ ребенокъ. – Испугъ. – Корь. – Младенческая. – Не говоритъ долго ребенокъ. – Не марается ребенокъ. – Ночное недержаніе мочи. – Ночной рёвъ. – Подопрѣлость. – Полуно́шникъ. – Поносъ. – Родимецъ. – Роди́мо пятно. – Скарлатина. – Слюнявость. – Собачья старость. – Сохнетъ ребенокъ. – Стень. – Цвѣтетъ ребенокъ. – Цвѣтетъ въ ротикѣ. – Чикоту́нъ. – Щетина. – Фиктивная продажа ребенка. – Обмываніе колокола. – „Обвѣщанья“ и паломничества.


    370-376


    IV. Женскія болѣзни

    Взглядъ на дѣторожденіе и безплодіе. – Безплодіе. – „Чтобы носить ребятъ“. – Абортивныя средства. – Боль въ животѣ. – Брюхо поносить. – Грудница – Животъ скудаться. – Зано́сища. – Золотникъ не исходитъ. – Краски. – Маточныя кровотеченія. – Молока мало у матери. – Молоко присыхаетъ. – Нарывы на грудяхъ. – Пусто́ брюхо. – Смёртны ключи красокъ.


    376-379


    V. Народная ветеринарія

    1. Болѣзни лошадей. Весна берётъ. – Задержаніе мочи. – Заковка. – Запалёный (зажжёный) конь. – Исплечился конь. – Мокрецъ. – Мышаки́. – Нада́вы. – Надсада. – Наросты поверхъ копытъ. – „Не стоятъ кони“. – Нокоть. – Ныро́къ. – Окормъ. – Опой. – Спину ломаетъ. – Трешина на копытѣ (379-383).

    2. Болѣзни коровъ. „Взяться не можетъ“. – Вши на языкѣ. – Глаза слезятся. – Грудница. – Же́лезы раздулись. – Мокрецъ. – Мышаки. – Очиститься не можетъ. – Поносъ. – Потеря жвачки. – Сухія коросты. – Тѣла не держитъ. – Хворь на коровъ (383-384).

    3. Болѣзни собакъ и свиней. Собачье бѣшенство. – Укусы здоровой собаки. – Укусы змѣи. – Чума у собакъ. – Худоба́ у свиней (385).

    4. Болѣзни домашнихъ птицъ. Повѣтрія на куръ. – Поетъ въ горлышкѣ. – Слабыя ноги у „цыплятъ-индѣятъ“ (385-386).

    5. Общія болѣзни домашнихъ животныхъ. Бѣльма на глазахъ. – Вши. – Грыжа. – Молосникъ. – Падёжъ скота. – Переломы костей. – Пучитъ скотину. – Соринка въ глазу. – Споръ (запоръ). – Тѣла скотъ не держитъ. – Укусы змѣи. – Черви въ горлѣ. – Ящуръ (386-388).


    379-388

    ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Народно-медицинскія средства.


    I. Наговоры, молитвы, заговоры

    1. Отъ гада. – 2. Отъ болѣзни горла. – 3. Отъ грудницы. – 4. „Грыжу загрызать“. – 5. Отъ думы. – 6. Отъ запоя. – 7. Отъ зубной боли. – 8. Отъ испугу. – 9. Заговоръ красокъ. – 10. Заговоръ крови. – 11. Отъ лихорадки. – 12. Отъ младенч. родимцу. – 13. Отъму́ки родильной. – 14. Отъ ногтю. – 15. Отъ обжогу. – 16. Отъ озѣву и отъ уроковъ. – 17. Отъ нолуно́шника – 18. Отъ поясницы. – 19. Отъ при́тки, банной погани. – 20. Отъ рожи. – 21. Отъ сглазу. – 22. Отъ сглазу вымени. – 23. Молитва отъ уроковъ. – 24. Отъ чирея. – 25. Молитвы церковныя (389-399).


    389-399

    II. Растенія мѣстнаго происхожденія

    400-411

    III. Средства животнаго происхожденія

    411-415

    IV. Различныя покупныя средства

    415-418

    V. Минералы

    419

    VI. Деготь, смола и сѣра

    419-420

    VII. Мази, пластыри и составы

    420-421

    VIII. Настойки на водкѣ и на водѣ

    421

    IX. Средства религіозныя

    – 


    X. Средства домашняго обихода (подспорныя)

    422-424

    Приложенія.

    1. Литература

    425-426

    2. Словарь къ „Матеріаламъ“

    426-429

    3. Азбучный указатель латинскихъ названій мѣстныхъ народно-медицинскихъ растеній

    429-430

    – ----

    Сноски


    Сноски к стр. 325

    1 Настоящая статья была любезно просмотрѣна въ рукописи и въ корректурѣ А. А. Макаренко, которому редакція обязана многими цѣнными указаніями и дополненіями. Ред.

    2 О „знатки́хъ людяхъ“ см. у А. Макаренко: Матеріалы по народной медицинѣ Ужурской волости, Ачинскаго у., Енис. губ. Ж. С. 1897, в. I, стр. 59, 75; в. III-IV, стр. 382.


    Сноски к стр. 326

    1 Для объясненія значенія нѣкоторыхъ встрѣчающихся въ настоящихъ „Матеріалахъ“ словъ я прилагаю въ концѣ этой работы словарь.

    2 Заговоры, наговоры, волхи́жицы, молитвы, – всѣ эти названія знакомыя мнѣ лѣкарки употребляютъ, какъ синонимы.

    3 Нѣкоторыя изъ нихъ мною помѣщены въ „Сибирск. Архивѣ“, 1914 года, № 7-8, стр. 357-367.


    Сноски к стр. 327

    1 Свѣдѣнія эти помѣчены иниціалами „С. Ѳ. В-въ“.


    Сноски к стр. 328

    1 Программа эта пока еще не опубликована. На правахъ рукописи она была передана мною въ 1912 г. Г. С. Виноградову для руководства въ его занятіяхъ народной медициной въ Сибири. Отъ составленной мною „Инструкціи для собиранія матеріаловъ по народной медицинѣ“ (см. „Сборникъ инструкцій и программъ для участниковъ экскурсій въ Сибирь“, С.-Пб. 1912 г., изд. Общества изученія Сибири и улучщенія ея быта) упомянутая программа отличается тѣмъ, что: 1) въ ней схема „Инструкціи“ развита до полнаго объема прежней моей работы (Матеріалы по народной медицинѣ, Ужурской вол., Ачинскаго у., Енисейской губ. Ж. С. 1897) со всѣми ея отдѣлами и подзаголовками и 2) примѣненъ, кромѣ того, принципъ научной медицины въ дѣленіи по категоріямъ болѣзней, получившихъ народныя наименованія. На эту мысль натолкнулъ меня совѣтъ д-ра М. Л. Хейсина въ 1900 г. Въ этомъ направленіи, между прочимъ, мною почти закончена переработка указанной монографіи по народной медицинѣ для новаго изданія. Старый планъ ея и нѣкоторыя нововведенія, сдѣланныя въ отмѣченной выше программѣ, легли въ основаніе печатаемаго сочиненія Г. С. Виноградова.

    Примѣч. А. А. Макаренко.


    Сноски к стр. 330

    1 Какъ извѣстно, болѣзнь эта поражаетъ не только дѣтей, но и взрослыхъ (Гундобинъ, Домашній лѣчебникъ, Спб. 1905. стр. 110). Это знаютъ и народные лѣкари. Поэтому свѣдѣнія о дифтеритѣ помѣщаю въ отдѣлъ общихъ, а не дѣтскихъ, болѣзней. На томъ же основаніи (Гундобинъ. стр. 196 и 404) въ отдѣлъ общихъ болѣзней я помѣстилъ свѣдѣнія о кори и скарлатинѣ.

    2 Шкура змѣи, сброшенная ею во время линьки: „межу́ камней больше сбрасывать“ (А. Г-хъ).

    3 „Крышу у избы доржитъ котора“ (К. Т. Р-на).


    Сноски к стр. 331

    1 Неклепаевъ, И. Я. Народная медицина въ Сургутскомъ краѣ, стр. 13.

    2 Поповъ, Г. Русская народно-бытовая медицина, стр. 281.

    3 Это требованіе относится ко многимъ случаямъ народнаго врачеванія. Даже при лѣченіи травами „лучше, чтобы больной не зналъ, что это за травы. Настоящая лѣкарка даетъ пить и говоритъ: пей да не гляди!“ (Е. А. В-ва).


    Сноски к стр. 332

    1 Скалозубовъ, Н. Л. Народная медицина въ Тобольской губ., стр. 8.


    Сноски к стр. 333

    1 Поповъ, 294.


    Сноски к стр. 334

    1 Демичъ, В. Ѳ. О змѣѣ въ русской народной медицинѣ, стр. 44, 57; Макаренко, А. А. Матеріалы по народной медицинѣ, стр. 89.


    Сноски к стр. 336

    1 Абрамовъ, И. Повѣрья, примѣты и заговоры etc., стр. 379.

    2 Красноженова, М. В. Матеріалы по народной медицинѣ, стр. 67.


    Сноски к стр. 337

    1 Красноженова, 72; Неклепаевъ, 23.

    2 Скалозубовъ, 21.

    3 Красноженова, 68; Скалозубовъ, 21; Макаренко, 83.


    Сноски к стр. 339

    1 Поповъ, 278, 304.

    2 Скалозубовъ, 24; Макаренко, 421.


    Сноски к стр. 340

    1 Логиновскій, К. Д. Матеріалы къ этнографіи забайкальскихъ казаковъ, стр. 56; Скалозубовъ, 8.

    2 Поповъ, 278.


    Сноски к стр. 341

    1 Макаренко, 73.

    2 Ѳ. М. Г-на особенно настойчиво подчеркиваетъ это правило; о немъ сообщаетъ Кытмановъ. А. И.: Матеріалы къ народной медицинѣ, стр. 11.

    3 Чеканинскій, И. Матеріалы по народной медицинѣ, стр. 269; Неклопаевъ, 21-22; Красноженова, 19.

    4 Макаренко, 80-81.


    Сноски к стр. 342

    1 Поповъ, 285.

    2 Кн. Костровъ. Колдовство и порча у крестьянъ Томской губ., стр. 2, 9-10.


    Сноски к стр. 343

    1 Поповъ, 261.

    2 Поповъ, 278.


    Сноски к стр. 345

    1 Позволю себѣ сказать здѣсь нѣсколько словъ о другомъ источникѣ здоровой воды, который пользуется большой извѣстностью не только въ Тулунѣ и окрестныхъ деревняхъ, но и въ Шарагулѣ, Манутѣ, Бадарѣ, Перфиловой, Икеѣ, Одонѣ, Шанаѣ, Кукшинѣ (послѣдніе три – бурятскіе улусы на р. Іѣ). Это – Арша́нъ.

    Много разсказовъ приходилось слышать объ этомъ источникѣ. Онъ пользуется почетомъ не только у бурятъ, но и у русскихъ, – у однихъ не менѣе, чѣмъ у другихъ. Лѣтомъ 1913 г. мнѣ удалось побывать въ верхнемъ теченіи рѣки Іи на лѣвомъ берегу которой и находится этотъ „аршанъ“ (источникъ). Названіе источника перешло и на нарѣзанный здѣсь переселенческій участокъ, самый отдаленный (отъ Тулуна болѣе сотни верстъ) и еще никѣмъ не заселенный. Только на берегу стоитъ третій годъ рыбачья избушка „дяди Митрія“ (мужъ С. Н. В-вой). Отъ избушки „за́теси“ на деревьяхъ ведутъ до торной извилистой тропинки, по которой поднимаются на гору. „На этой тропкѣ шама́нятъ братскіе“, – объясняетъ хозяинъ избушки. По ту и другую сторону тропинки на сучьяхъ деревьевъ и вѣткахъ кустарниковъ развѣваются цвѣтныя тряпочки, ленточки. „Это братскіе навѣсили своёму богу, въ родѣ какъ свѣчки; здоровья вымаливаютъ“, – продолжаетъ охотникъ и рыбакъ. Тропинка приводитъ къ небольшому (сажень въ длину и полсажени въ ширину, на глазъ) углубленію, наполненному водой. Теченія незамѣтно. Вода оказалась холодною, пріятною на вкусъ, несмотря на присутствіе плавающихъ кусочковъ мха, въ которомъ копошились личинки насѣкомыхъ. На днѣ лежатъ мѣдныя и мелкія серебряныя монеты, набросанныя, по объясненію проводника, бурятами и русскими, которые пользуются цѣлебной водой аршана. (То же мнѣ сообщали и о Шарагульскомъ ключѣ). „Вотъ замѣтьте: кому легче будетъ отъ здоровой воды – яма, какъ чаша, стоитъ полная, а кому не поможетъ – вода въ одинъ секундъ сбудетъ, какъ только тотъ придетъ къ ключу: вся въ гору уйдетъ“… „Помогаетъ отъ всего, какъ есть отъ всего, если ужъ помочь. Больше пріѣзжаютъ животомъ кто мается: чиститъ аршанская вода, всего человѣка полируетъ“ (С. Н. В-ва). – На двухъ покосившихся деревянныхъ крестахъ вырѣзаны имена и фамиліи лѣчившихся здоровой водой („древнѣйшая“ запись помѣчена 1895 годомъ) и красуются такія же цвѣтныя тряпочки и ленточки, что и на вѣткахъ: языческое мирно уживается съ христіанскимъ… При спускѣ съ горы во многихъ мѣстахъ попадались мнѣ на глаза небольшія каменныя плиты (необдѣланныя), лежащія попарно, одна на другой. Приподнялъ верхнюю въ одномъ мѣстѣ – тамъ тряпочка; приподнялъ въ другомъ – тоже и т. д. „Братскій шаманилъ тутъ“, – коротко отвѣтилъ охотникъ.


    Сноски к стр. 346

    1 Макаренко, 74.

    2 Красноженова, 66.

    3 Макаренко, 76.

    3 Макаренко, 76.

    4 Поповъ, 213.

    5 Скалозубовъ 21.


    Сноски к стр. 347

    1 „Дума хуже порчи“. Поговорка.


    Сноски к стр. 349

    1 Красноженова, 14.

    2 Поповъ, 261.

    3 Нѣсколько иныя варіаціи сообщаютъ Абрамовъ, стр. 379 и Макаренко, стр. 79.

    4 Поповъ, 292.

    5 Поповъ, 210-211.


    Сноски к стр. 350

    1 Неклепаевъ, 17.

    2 Макаренко, 80.

    3 Скалозубовъ, 20; Поповъ, 217.


    Сноски к стр. 351

    1 Въ подпольѣ, на томъ мѣстѣ, куда ставятъ помело, вырывается ямка; въ эту ямку и зарываютъ нитку съ узлами.

    2 Макаренко, 69.

    3 Макаренко, 69.

    4 Макаренко, 76 и 390.


    Сноски к стр. 352

    1 Поповъ, 193; Макаренко, 87.

    2 Логиновскій, 54; Скалозубовъ, 19.

    3 Логиновскій, 54.

    4 Ср. Макаренко, 77.


    Сноски к стр. 353

    1 Гуляевъ, С. И. Этнографическіе очерки южной Сибири, стр. 51.


    Сноски к стр. 354

    1 Гуляевъ, 58; Логиновскій, 53; Неклепаевъ, 18; Скалозубовъ, 20.

    2 Скалозубовъ, 20.

    3 Макаренко, 90.


    Сноски к стр. 355

    1 Демичъ, 43.

    2 Макаренко, 78.

    3 Въ дѣтствѣ я много разъ слышалъ такой разсказъ. Споритъ однажды Богъ съ сатаной… Сатана говоритъ:

    – Я отъ тебя въ дерево спрячусь.

    – А я дерево расщеплю и въ деревѣ тебя найду, – отвѣчаетъ Богъ.

    – Тогда я спрячусь въ камень.

    – И въ камнѣ я тебя найду.

    – А я въ рабу твою спрячусь.

    – Я рабу свою убью, тебя тамъ найду, а рабу грѣхамъ прощу.

    Съ тѣхъ поръ во время грозы сатана прячется – то въ дерево, то въ скотину, то въ человѣка. Если дерево разобьетъ грозой, говорятъ: „ишь, вѣдь, куда спрятался – проклятый!..“ А про убитыхъ грозой людей говорятъ: „Богу достойный…“

    Очень похожій сюжетъ записанъ М. Синозерскимъ въ Витебской губерніи. „Живая Старина“, 1896, в. III-IV, стр. 537.

    4 Овчинниковъ, М. Народныя средства при собачьемъ бѣшенствѣ.

    5 Макаренко, 89; Скалозубовъ, 22. Этимъ широко распространеннымъ повѣрьемъ пользуются при сборѣ милостыни попрошайки-цыганки: имъ вездѣ отказываютъ, – тогда онѣ просятъ „помочь несчастному укушенному“ (Тулунъ).


    Сноски к стр. 356

    1 Макаренко, 78.

    2 Неклепаевъ, 30.


    Сноски к стр. 357

    1 Поповъ, 330.

    2 Примѣты б, в и г существуютъ не только у русскихъ: Ф. Конъ отмѣчаетъ ихъ у качинцевъ. Русскій Антропологическій Журналъ 1900, кн. 4, стр. 58.


    Сноски к стр. 359

    1 Это – обычная плата бѣдняковъ баушкѣ за трудъ, если не считать „харчи“; зато баушка въ первые дни послѣ родовъ, когда роженица еще не встаетъ, смотритъ и за ребятами родившей и за ея хозяйствомъ. Кто посостоятельнѣе, „благодарятъ“ хлѣбомъ, сахаромъ, покупаютъ „си́тчику“ на юбку; даютъ и деньгами.

    2 Поповъ, 333.


    Сноски к стр. 360

    1 „У насъ со стари́нки водится обыкновеніе: съ какой-нибудь работой – шитво́мъ, пряжей, дранкой – идутъ къ сусѣдямъ; тамъ за разговоромъ работа идетъ незамѣтно“.


    Сноски к стр. 361

    1 Поповъ, 339.

    2 Поповъ, 339. – У гиляковъ это дѣлаетъ мужъ во время родовъ жены; онъ „развязываетъ на себѣ все: волосы, сплетенные въ косы, поясъ, ремешки обуви, нарукавники“ и пр. Пилсудскій, стр. 26.

    3 Горячія припарки къ животу роженицы – обычный пріемъ не только у русскихъ баушекъ. Ф. Конъ (стр. 60) отмѣчаетъ его у качинокъ.

    4 Поповъ, 341.

    5 Поповъ, 349.


    Сноски к стр. 362

    1 Это т. наз. „мокры ро́ды“, которые считаются лучше сухихъ родовъ. „Сухи́ роды, когда воды прольютца задолго до (выхода) ребенка, другой разъ за день, а то и за два, а то ужъ послѣ ребенка идутъ во́ды“ (К. И. Б-ая). „Сухи роды бываютъ больше у людей безъ тѣла, у сухихъ людей“ (Е. А. В-ва).

    2 При трудныхъ родахъ считается необходимымъ присутствіе мужа и у качинцевъ. Ф. Конъ, стр. 60.

    3 При трудныхъ родахъ качинки, по сообщенію Ф. Кона (стр. 60), „подъ юртой, неожиданно для роженицы, раздаются выстрѣлы“.

    4 Въ 1870 г.

    5 Поповъ, 262.


    Сноски к стр. 363

    1 Въ такомъ же случаѣ къ этому прибѣгаютъ (при помощи различныхъ средствъ) и туземцы о. Сахалина. Пилсудскій, стр. 24, 32.

    2 Поповъ, 350.


    Сноски к стр. 364

    1 Здѣсь выясняется одна изъ многихъ причинъ неохотнаго обращенія къ „ученой“ акушеркѣ, которая не видитъ надобности „обихаживать мѣсто“.

    2 Скалозубовъ, 14.

    3 Его указываетъ Н. Рудинскій для Рязанской губерніи, но въ своихъ подробностяхъ онъ значительно разнится отъ сообщаемаго мною. Ж. С. 1896, в. II, стр. 179.


    Сноски к стр. 365

    1 Гиляки въ этомъ случаѣ кладутъ у входа въ юрту топоръ. Пилсудскій, 27.


    Сноски к стр. 366

    1 Кривошапкинъ, Енисейскій округъ и его жизнь. Спб. 1865, т. II, гл. I, стр. 2.


    Сноски к стр. 367

    1 „Сибиряки при крещеніи новорожденныхъ дѣтей это святое имя предпочитаютъ всѣмъ прочимъ именамъ“. С. В. Максимовъ, Сибирская святыня, стр. 192. Собр. соч., т. XVI, Спб. 1910. Если не это дѣйствительно любимое и распространенное имя, то выбираютъ имя кого-нибудь изъ родныхъ – „поба́шше“.


    Сноски к стр. 368

    1 Эту же примѣту знаютъ и качинцы. Ф. Конъ, стр. 60.

    2 Ф. Конъ, 60; Макаренко, 98; Пилсудскій, 24-25; Поповъ, 189, 361.

    3 Ф. Конъ, 60; Поповъ, 189.


    Сноски к стр. 370

    1 Макаренко, 100.

    1 Макаренко, 100.

    1 Макаренко, 100.

    2 Неклепаевъ 25; Поповъ, 189.


    Сноски к стр. 372

    1 Чеканинскій, 274.

    2 Красноженова, 12.


    Сноски к стр. 373

    1 Объ обычаѣ „прониманія“ черезъ дерево см. у Попова, стр. 204.

    2 Похожій способъ описываетъ Неклепаевъ, стр. 25; Кривошапкинъ, т. II, стр. 3.


    Сноски к стр. 374

    1 Красноженова, 75; Макаренко, 238.

    2 Макаренко, 238.


    Сноски к стр. 375

    1 Фиктивная передача ребенка въ чужую семью, какъ лѣчебное средство, примѣняется не только у русскихъ; къ ней прибѣгаютъ, подобно якутамъ, и качинцы, какъ о томъ сообщаетъ Ф. Конъ, стр. 61.

    2 Очень похожая процедура описывается у Неклепаева (стр. 24), только „колокольная вода“, по его сообщенію, примѣняется сургутянами въ другомъ случаѣ – отъ испугу.


    Сноски к стр. 376

    1 Образецъ этого „подфигуриванія“ даетъ одна плясовая пѣсенка, отрывокъ изъ которой записанъ мною на Иннокентьевскомъ заводѣ:


    …Двѣ Алёнки

    Въ пеленкахъ лежатъ,

    Двѣ Наташки

    У чашки сидятъ,


    Двѣ Парашки

    Кашку варятъ,

    Двѣ Машки

    Въ чумашкахъ ѣдятъ. И т. д.


    Сноски к стр. 377

    1 Макаренко, Сибирскій народный календарь, стр. 176.

    2 Можетъ-быть, это – „ладошки или пять палъцевъ“ (различные виды Orchis), о которыхъ сообщаетъ Макаренко (стр. 242, 399, 493).

    3 Макаренко, стр. 242.


    Сноски к стр. 378

    1 Гилячка въ нѣкоторыхъ случаяхъ называетъ регулы тоже описательно: „гость пришелъ“. Пилсудскій, 27.

    2 Близкій варіантъ приводитъ Красноженова, стр. 71.


    Сноски к стр. 379

    1 Семенъ Ѳедоровичъ Виноградовъ (†), тулуновскій крестьянинъ; въ молодыхъ годахъ жилъ въ Нижнеудинскѣ, затѣмъ – въ Худоелани, Шабартѣ, Курзанѣ; послѣднія 35 лѣтъ – въ Тулунѣ. Около сорока лѣтъ былъ почтаремъ: „безъ малаго сорокъ годовъ съ козелъ не слѣзалъ… Съ лошадямъ-то пожалуй что больше дѣловъ имѣлъ, чѣмъ съ людямъ“, – вотъ его собственное признаніе.


    Сноски к стр. 380

    1 Прилаживать – придѣлывать, отъ слова ла́дитъ – дѣлать.


    Сноски к стр. 381

    1 Клеменцъ, Наговоры и примѣты у крестьянъ Минусинскаго округа, стр. 39; Логиновскій, 74.

    2 Логиновскій, 74.


    Сноски к стр. 382

    1 Способъ этотъ, видимо, очень старый, когда-то примѣнявшійся въ научной медицинѣ. „Новый Энциклопедич. Словарь“ Брокгауза-Ефрона, т. XVIII, стр. 62.


    Сноски к стр. 384

    1 Бываетъ и у овецъ.


    Сноски к стр. 385

    1 Овчинниковъ. Сибирскій Архивъ, 1913. № 2.

    1 Овчинниковъ. Сибирскій Архивъ, 1913. № 2.

    2 Н. Рудинскій сообщаетъ о существованіи этого повѣрья у крестьянъ Рязанской губ. Ж. С. 1894, в. II, 187.

    3 Красноженова, 15.


    Сноски к стр. 386

    1 „Завѣчаютъ“ не только „на курину голову“. „Какъ у насъ ребяты померли, намъ и говорятъ: вы, должно быть, свой домъ на дѣтскую голову завѣтили, а въ это время у насъ была куплена своя избенка“ (Е. А. В-ва).


    Сноски к стр. 387

    1 Скалозубовъ, 5; Макаренко, Почитаніе деревяннаго огня у крестьянъ-сибиряковъ Енисейской губ. Ж. С. 1897, в. II, стр. 248; Гуляевъ, 124.

    2 Изъ Западной Сибири.

    3 Абрамовъ, 378; Зеленинъ. „Обыденныя“ полотенца и обыденные храмы. Ж. С. 1911, в. I, стр. 1-7.

    4 Неклепаевъ, 21.


    Сноски к стр. 390

    1 „Нынѣ и присно“.


    Сноски к стр. 391

    1 „Отнынѣ и до вѣку“.

    2 Близкій варіантъ этого діалога приводятъ многіе авторы: Красноженова, 14; Поповъ, 235; Чеканинскій, 269.


    Сноски к стр. 392

    1 Близкій варіантъ приводитъ Красноженова, стр. 71.


    Сноски к стр. 393

    1 Перечисленіе всѣхъ тетокъ вызывается тѣмъ досаднымъ обстоятельствомъ, что сразу опредѣлить, которая изъ тетокъ трясетъ, – нѣтъ никакой возможности. Перечисляются всѣ 12 въ увѣренности, что „на котору-нибыть нападешь“…


    Сноски к стр. 394

    1 Ср. похожій сюжетъ „Сна Богородицы“ у Д. Клеменца – Наговоры и примѣты у крестьянъ Минусинскаго округа, стр. 37.

    2 Этотъ текстъ примѣняется, когда болѣзнь у нѣсколькихъ лошадей; а когда наговоръ читается на одну лошадь, называютъ ея масть, напр.: „вынь изъ саврасой лошадп“…


    Сноски к стр. 395

    1 Ясёнъ.


    Сноски к стр. 399

    1 Молитва эта употребляется наряду съ наговорами въ Томской губерніи. Гуляевъ, 52.


    Сноски к стр. 400

    1 Неклепаевъ, 15.

    2 Мартьяновъ, 3; Стуковъ, 21.


    Сноски к стр. 401

    1 Карагасы, турецкое племя.

    2 Мартьяновъ, 3.

    3 Въ этомъ же значеніи употребляется слово: наваръ.

    4 Мартьяновъ, 22.

    5 Макаренко, 394.

    6 Макаренко, 393; Мартьяновъ, 3; Стуковъ, 13.

    7 Кытмановъ, 14; Прейнъ, 5.

    8 Стуковъ, 35; Чеканинскій, 269.

    9 Кытмановъ, 5; Стуковъ, 35.

    10 Макаренко, 394.


    Сноски к стр. 402

    1 Красноженова, 83; Макаренко, 401, 404; Мартьяновъ, 15.

    2 Прейнъ, 3.

    3 Макаренко, 407.

    4 Стуковъ, 36.

    5 Мартьяновъ, 18.

    6 Макаренко, 395; Скалозубовъ, 12; Чеканинскій, 275.

    7 Макаренко, 405.

    8 Кытмановъ, 10; Макаренко, 395.


    Сноски к стр. 403

    1 Кытмановъ, 15.

    2 Кытмановъ, 11.

    3 Макаренко, 395; Мартьяновъ, 5; Поповъ, 279; Скалозубовъ, 19.

    4 Кытмановъ, 13; Скалозубовъ, 10.

    5 По другимъ: байзенская, полынь (предпочтительнѣе – каменная) и др.

    6 Кытмановъ, 17; Макаренко, 396; Мартьяновъ, 6.

    7 Кривошапкинъ (Енисейскій округъ и его жизнь, Спб., 1865), т. I, 135; Мартьяновъ, 26.


    Сноски к стр. 404

    1 Кытмановъ, 9, 20; Макаренко, 396; Мартьяновъ, 7; Стуковъ, 19.

    2 Кытмановъ, 21; Мартьяновъ, 7.

    3 Прейнъ, 5.

    4 Стуковъ, 19.

    5 Мартьяновъ, 13.

    6 Мартьяновъ, 7.

    7 Макаренко, 397; Мартьяновъ, 9; Стуковъ, 14.

    8 Мартьяновъ, 10; Стуковъ, 31.


    Сноски к стр. 405

    1 Стуковъ, 18.

    2 Стуковъ, 22.

    3 Мартьяновъ, 11.

    4 Макаренко, 398 Скалозубовъ, 9.

    5 Мартьяновъ, 11; Макаренко, 398.

    6 Кытмановъ, 23.


    Сноски к стр. 406

    1 Стуковъ, 21.

    2 Мартьяновъ, 9.

    3 Стуковъ, 28.

    4 Мартьяновъ, 8; Прейнъ, 41; Стуковъ, 36.

    5 Макаренко, 399.

    6 Кытмановъ, 15; Макаренко, 395; Мартьяновъ, 13.

    7 Кытмановъ, 25.


    Сноски к стр. 407

    1 Кытмановъ, 13; Макаренко, 397; Стуковъ, 27.

    2 Мартьяновъ, 14.

    3 Кытмановъ, 8; Мартьяновъ, 19.

    4 Кытмановъ, 16.

    5 Кытмановъ, 10.

    6 Макаренко, 401; Неклепаевъ, 14; Скалозубовъ, 6; Стуковъ, 28.


    Сноски к стр. 408

    1 Красноженова, 82; Кытмановъ, 8; Макаренко, 402; Стуковъ, 26.

    2 Мартьяновъ, 18; Стуковъ, 26.

    3 Неклепаевъ, 15.

    4 Кытмановъ, 12; Мартьяновъ, 17; Неклепаевъ, 20; Скалозубовъ, 24; Стуковъ, 27; Красноженова, 85.

    5 Макаренко, 402.

    6 Мартьяновъ, 10; Прейнъ, 3.

    7 Красноженова, 83; Кытмановъ, 18-19; Мартьяновъ, 18, 21; Стуковъ, 9.

    8 Макаренко, 402; Стуковъ, 22.

    9 Кытмановъ, 10; Стуковъ, 30.

    10 Мартьяновъ, 7.

    11 Мартьяновъ, 20.


    Сноски к стр. 409

    1 Чеканинскій, 267.

    2 Мартьяновъ, 5, 20.

    3 Макаренко, 404; Мартьяновъ, 8, 20; Стуковъ, 33.

    4 Кытмановъ, 13; Стуковъ, 36.

    5 Кытмановъ, 10; Макаренко, 405; Мартьяновъ, 20; Неклепаевъ, 20; Стуковъ, 31.

    6 Кытмановъ, 7.

    7 Стуковъ, 10.

    8 Макаренко, 404.


    Сноски к стр. 410

    1 Кытмановъ, 16.

    2 Объ этомъ читаемъ въ одномъ судебномъ дѣлѣ 1731 года. Чубинскій, Матеріалы и изслѣдованія, т. I, в. I, стр. 343.

    3 Красноженова, 85; Стуковъ, 36.

    4 Кытмановъ, 14; Макаренко, 405.

    5 Красноженова, 72; Кытмановъ, 11; Макаренко, 409; Мартьяновъ, 24.

    6 Макаренко, 405; Мартьяновъ, 25; Скалозубовъ, 11; Стуковъ, 32.

    7 Кытмановъ, 25; Макаренко, 406.

    8 Кытмановъ, 20.


    Сноски к стр. 411

    1 „Сборъ“ травъ, впрочемъ, нельзя считать неизмѣняемымъ: нѣкоторыя изъ перечисленныхъ травъ могутъ быть замѣнены другими.

    2 Красноженова, 82; Кытмановъ, 20; Мартьяновъ, 25.

    3 Макаренко, 406.

    4 Демичъ, 45, 58; Костровъ, 4; Макаренко, 413; Мартьяновъ, 26; Логиновскій, 68; Неклепаевъ, 15; Поповъ, 189; Скалозубовъ, 6.

    5 Демичъ, 57-58.

    6 Скалозубовъ, 12.

    7 Макаренко, 413; Мартьяновъ, 26; Поповъ, 304.

    8 Скалозубовъ, 13.


    Сноски к стр. 412

    1 Мартьяновъ, 27; Овчинниковъ („Сиб. Арх.“ 1913, № 2).

    2 Макаренко, 413.

    3 Чеканинскій, 274; Макаренко, 413.

    4 Красноженова, 20.

    5 Кытмановъ, 12; Макаренко, 413.

    6 Неклепаевъ, 15.

    7 Скалозубовъ, 12.

    8 Макаренко, 237; Скалозубовъ, 11.

    9 Неклепаевъ, 21; Рудинскій, 179; Скалозубовъ, 18.


    Сноски к стр. 413

    1 Мартьяновъ, 27.

    2 Неклепаевъ, 17.

    3 Неклепаевъ, 19; Скалозубовъ, 24.

    4 Скалозубовъ, 24.

    5 Макаренко, 414; Скалозубовъ, 20; Чеканинскій, 277.


    Сноски к стр. 414

    1 Скалозубовъ, 9.

    2 Поповъ, 278, 304.

    3 Макаренко, 414; Мартьяновъ, 26.

    4 Скалозубовъ, 23.

    5 Скалозубовъ, 23; Макаренко, 414.

    6 Скалозубовъ, 24.

    7 Скалозубовъ, 20.


    Сноски к стр. 415

    1 Макаренко, 414; Неклепаевъ, 16, 18; Скалозубовъ, 20; Чеканинскій, 280.

    2 Поповъ, 278; Скалозубовъ, 19.

    3 Красноженова, 70; Макаренко, 414; Скалозубовъ, 19.

    4 Мартьяновъ, 34.

    5 Макаренко, 417.

    6 Макаренко, 417; Скалозубовъ, 15.

    7 Скалозубовъ, 7; Чеканинскій, 278.


    Сноски к стр. 416

    1 Чеканинскій, 278; Скалозубовъ, 7.

    2 Мартьяновъ, 34.

    3 Макаренко, 418; Скалозубовъ, 19.

    4 Красноженова, 73; Логиновскій; 56; Макаренко, 418; Скалозубовъ, 8; Чеканинскій, 278.

    5 Красноженова, 70; Макаренко. 418; Мартьяновъ, 35; Скалозубовъ, 19.


    Сноски к стр. 417

    1 Макаренко, 417; Мартьяновъ, 35.

    2 Макаренко, 418; Скалозубовъ, 10.

    3 А. Баловъ. Свѣчи и ладанъ въ народныхъ повѣрьяхъ. Ж. С. 1896, стр. 262.

    4 Макаренко, 418; Мартьяновъ, 29; Скалозубовъ, 12.

    5 Красноженова, 73; Логиновскій, 56; Мартьяновъ, 29; Скалозубовъ, 8; Чеканинскій, 278.

    6 Скалозубовъ, 13.


    Сноски к стр. 418

    1 Макаренко, 418; Поповъ, 274; Чеканинскій, 277.

    2 Макаренко, 419.

    3 О разведеніи и обработкѣ балаганскаго табака см. въ „Иллюстрир. описаніи быта сельскаго населенія Иркутской губерніи“ Кулакова и Молодыхъ, изд. Вост.-Сиб. Отд. И. Р. Г. О., Спб., 1896, стр. 206-209.

    4 Неклепаевъ, 17; Поповъ, 277; Скалозубовъ, 10; Чеканинскій, 269.

    5 Макаренко, 419; Мартьяновъ, 37; Скалозубовъ, 18.


    Сноски к стр. 419

    1 Мартьяновъ, 29.


    Сноски к стр. 420

    1 Красноженова, 69; Макаренко, 416.

    2 Пихтовая сѣра, какъ средство лѣченія при глазныхъ заболѣваніяхъ, извѣстна остякамъ на р. Юганѣ. Скалозубовъ, Хроника Тобольскаго музея за 1900 г., стр. 3.


    Сноски к стр. 421

    1 „Съ гробницы его больные берутъ землю“, – пишетъ С. В. Максимовъ. – „Сибирская Святыня“, стр. 249. Собр. соч., т. XVI, Спб. 1910.

    2 Красноженова, 71; Макаренко, 79; Поповъ, 265.

    3 Поповъ, 263-264; Макаренко, Сибирскій народный календарь, стр. 154.

    4 Поповъ, 265.


    Сноски к стр. 424

    1 Поповъ, 280.


    Сноски к стр. 425

    1 Указанія на литературу важны ужъ по одному тому, что даютъ возможность судить о степени распространенности тѣхъ или другихъ народно-медицинскихъ средствъ, тѣхъ или иныхъ народныхъ повѣрій.


    Сноски к стр. 426

    1 Въ этотъ словарь я не помѣщаю тѣхъ словъ, объясненіе которыхъ дано въ текстѣ.


    Сноски к стр. 429

    1 Азбучнаго указателя русскихъ названій растеній я не привожу, такъ какъ эти названія въ текстѣ „Матеріаловъ“ (стр. 400-411) расположены въ удобномъ для справокъ азбучномъ порядкѣ, а здѣсь обозначены цифрами, указывающими порядковый нумеръ того или другого растенія на соотвѣтствующихъ страницахъ.

    А. В. Чернышов
    Богандинская трагедия.

    27 июня 7 июля 1918 г.* (*Хронологические рамки, описываемых событий, 1914 1918 гг Документ датируется по содержанию главных событий, заставивших автора взяться за перо. Сост.)

    С самого начала войны для охраны железнодорожного моста на р. Пышме (в 1,5 вер. от села Богандинского) была поставлена рота солдат.
    фото
    Хотя солдаты жили в бараках у моста, однако же, они большую часть времени проводили в селе, куда приходили за покупкой молока, хлеба, а главным образом, от нечего делать, за бражкой и самосядкой. В течение войны рота сменялась несколько раз, но ни одна из них не была лучше своей предшественницы. Пьянство и разврат царили в селе. Нередко местная крестьянская молодежь вступала в рукопашные схватки с солдатами, часто оканчивавшиеся причинением друг другу увечий, иногда на всю жизнь. Если во времена монархии дисциплина несколько сдерживала и обуздывала дикие инстинкты праздных и озлобленных людей, то уже во время всяческих "свобод" разгулу удержу не было.
    На местное население солдатчина оказывала самое растлевающее влияние. Среди солдат было немало атеистов, сектантов, раскольников. Уже вскоре после переворота среди населения были пущены слухи, направленные против Церкви и религии: "Долой Бога! Ни к чему иконы" и т. д. В особенности же злоба темных людей была направлена против св. Иоанна Тобольского, как причтенного клику св[ятых] при императоре Николае и епископ[е] Варнав[е]*.
    После октябрьского переворота все солдаты, конечно, объявили себя большевиками. Очень многие из местных жителей в надежде, что при социализации буржуйского имущества б[ыть] м[ожет], что-либо перепадет на их долю, тоже стояли за большевиков. Перед выборами в Учредительное Собрание по деревням разъезжали "оратели" от социалистических партий. Крестьяне по всем падежам склоняли слово "буржуй" и по всем наклонениям и временам спрягали: "Отберем и поделим". При голосовании подавали голоса за список кандидатов 6.** Кто имел несчастье агитировать не за "товарищей", тому угрожали погромом, избиением, даже убийством: "Что на него смотреть, тащи за волоса и бей!.." Причем местные большевики нисколько не уступали пришлым.
    Еще раз подчеркиваю, что железнодорожная охрана имела на население самое пагубное влияние.
    Давала себя чувствовать и близость города. Как обыкновенно водится, деревня воспринимает от города только одно плохое. Поэтому завиральные социалистические бредни, которыми пробавлялись*** городские пролетарии (крестьяне производят это слово от "пролететь", например, в "трубу", прожигать жизнь), грязным потоком проникали в деревню. А если к этому прибавить, что возвращавшиеся на родину солдаты в подавляющем большинстве заражены были большевистским духом, то попятным становится, что атмосфера в селе должна быть весьма тяжел[ой].
    К счастью, около нового года постовая охрана, пригрозив своему начальству кровавой расправой, и распродав или расхитив казенное имущество, бежала. В селе стало спокойнее, однако, ненадолго.
    В конце января [1918 года] в Тюмени состоялся уездный съезд солдат-крестьян, признавший власть "рабоче-крестьянского правительства" (советскую).
    В начале февраля, в одно не прекрасное время, собравшиеся из окрестных деревень солдаты разогнали волостное земство и образовали Совдеп. Так в селе Богандинском произошла социалистическая революция. Совет образовался ровно в полночь и сейчас же первым делом постановил социализировать имущество местного буржуя, мелкого лавочника Посохова. На следующий день рано утром, вооружившись винтовками, местные большевики сделали у Посохова обыск, обшарили все углы, нашли, кажется, в печке сорок серебряных рублей и с торжеством извлекли оттуда, а затем принялись вытаскивать из лавки на улицу товар. (*10 июня 1916 года. ** Кандидаты, входившие в список 6, представляли партию социал-революционеров. ***Так в тексте.)
    Необычайное событие привлекло множество праздных зрителей-зевак. Одни из толпы, новоиспеченные сочувствователи этой социализации, [призывали]: "Так ему и надо, грабь буржуя. Кровь нашу пил". Другие же, преимущественно, как говорят, кондовые мужики, кричали: "Это денной грабеж! Посохов трудами наживал. В голодный год он всю деревню кормил". Толпа увеличивалась, оппозиция росла. Тогда председатель волостного Совдепа Зайков, напустив на себя величие и бия кулаком в перси, с пеной у рта кричал: "Товарищи, мы этот товар бедным раздадим". Вооруженные же люди из местных крестьян стояли вокруг горы товаров, вытащенных из лавки, и резко п[о]крикивали на публику: "Не напирай, осади назад!" А бедный Посохов побледнел, как полотно, жена его и дети подняли, плачь. Надо заметить, что Посохов и его жена люди больные, а потому были крайне напуганы всем происходящим.
    Между тем волнение в народе росло. Нашлись добровольцы, которые, не взирая на угрозы винтовками, брали товар и несли обратно в лавку. Кто-то закричал: "Зачем вы трогаете товар, пусть таскает тот, кто вытащил?" И вот, окруженные со всех сторон совдеповщики, под градом иронических замечаний и насмешек, вынуждены были относить товары обратно в лавку.
    "Это вам даром не пройдет, вы не хотите признать новой власти. Завтра же вызову красную гвардию", кричал председатель Совдепа. "Грабители вы, а не власть", отвечали из толпы.
    На следующий день для усмирения бунта прибыл, вызванный волост[ным] Совдепом вооруженный отряд красногвардейцев. В это время в Тюмени действовал товарищ Занкус, "в два счета" и без счета расстреливая мирных граждан. В селе это было хорошо известно, а потому настроение было крайне тревожное. Красногвардейцы собрали сход и, пригрозив всем "самотяжникам" (как они выражались) расправой в два счета, потребовали у населения приговор о "радостном" признании советской власти и о необходимости "финфисковать" товар у Посохова. Таким образом, судьба Посохова была решена. На завтра, угрожая револьверами, красногвардейцы отобрали у Посохова товар и передали в потребиловку для продажи по удешевленной цене, напр[имер], 25 к. за фунт мыла. Совершив сей подвиг, красногвардейцы пошли по деревне, выискивая буржуев. У кого находили хотя бы мало - мальский запас хлеба, сейчас же приказывали распродать "деревенской бедноте" по твердой цене.
    Покорив село Богандинское, красногвардейцы как - будто бы забыли о нем. Быть может потому, что местные большевики, заседающие в волостном Совдепе, своею деятельностью весьма радовали красногвардейские сердца. Так, на своих более зажиточных соседей совдепщики наложили контрибуцию в 13 тысяч руб[лей]. Одни из крестьян, боясь повторения того, что было у Посохова, немедленно уплатили, а другие, более смелые, под разными предлогами уклонялись от уплаты и так дотянули до последнего переворота. А депутаты от Богандинской волости в уездном Совдепе первые поддерживали все выступления Совдепа. Благодаря этому, Богандинская волость прослыла и, к несчастью, слывет теперь, как большевистская волость.
    Второй наезд на село, вооруженные красногвардейцы совершили в ночь на Преполовение. Под начальством некоего Злобина, шайка бандитов ночью ворвалась в дом местного крестьянина Прудаева, к несчастью его, носившего чин прапорщика, обыскала его, отобрала около 400 р[ублей] денег, золотые и сереб[ряные] вещи, одежду, а вдобавок потребовала уплаты через неделю контрибуции в размере 1000 р[ублей]. На квартире у Прудаева проживал священник Георгий Российский. У него тоже произвели обыск, отобрали несколько золотых монет, вещей и т. д. Утром грабители спокойно уехали, увозя добычу.
    Между тем, в Омске произошел переворот, Ишим пал, военный фронт начал медленно приближаться к Богандинке. После разгрома красногвардейцев под Вагаем, жители села Богандинского были крайне напуганы бежавшими оттуда дезертирами. Сначала прошло около 200 человек пленных мадьяр с лопатами (эти копали окопы в Ялуторовске), а затем на нескольких подводах прибыли вооруженные красноармейцы. Угрожая жителям штыками, они заставили везти их до ближайшей деревни Войновки. Через несколько дней такая же банда, остановившись в селе, производила дележ награбленных денег, не стесняясь присутствием публики...
    Уже чувствовалось, что дни Советов сочтены. Все благоразумные люди с затаенным нетерпением ожидали падения ненавистной власти. Защитники советской власти присмирели и уныло повесили головы, другие же старались подбадривать себя, надеясь на авось.
    Пока фронт находился в Ялуторовске, местные жители гадали: остановятся ли в селе красноармейцы при отступлении от Ялуторовска или же уйдут в Тюмень. Естественные условия местности (река, бор, болото, озеро) говорили за то, что здесь может быть устроена очень сильная позиция, и что красноармейцы, вероятно, не преминут этим воспользоваться. Однако, верить этому не хотелось. Думалось, что в Ялуторовске, где были очень сильные укрепления, красные задержатся надолго, а между тем, напуганные партизанским отрядом добровольцев, вышедшим из с[ела] Шороховского к Романовскому, и чуть не отрезали пути к отступлению, красные сдали Ялуторовск без боя и в паническом страхе бежали.
    27 июня около 8 часов утра красноармейцы вступили в село Богандинское. Отступая по линии ж. д., красноармейцы предавали, что только могли, бессмысленному уничтожению. На ст[анции] Богандинской взяли часы, столы, стулья, даже табуретки, шторы, зеркала, билеты, кассу, книги сожгли, а бочки с керосином разбили. Не доезжая Богандинки, в д[еревне] Марай у крестьянина Андрея Корякова отобрали лошадь. Войдя в село, главнокомандующие красногвардейским отрядом (студент-инженер Ф. Масленников из Ялуторовска и некто Г. Ф. Семенов) приказали местному волостн[ному] Совдепу вызвать на следующее утро (под угрозой расстрела за неповиновение) крестьян со всей волости для рытья окопов. К чести жителей окрестных деревень, надо сказать, что почти, никто из них на этот зов не явился. Напротив, крестьяне дер. Княжевой немедленно вошли в сношение с армией Времен[ного] Правительства и, только благодаря этому, деревня избежала разгрома.
    Жители села Богандинского, которым под страхом смертной казни был запрещен выезд из села, под угрозами штыковой расправы, вынуждены были рыть окопы. За работу платили 10 р[ублей] за день. Окопы были устроены у самого села, начиная от маслодельного завода к кладбищу, и даже на кладбище вдоль южной стены заплота устроены блиндажи. При этом одна или две свежих могилы у заплота были разрыты чуть ли не до половины, чтобы прятаться во время перестрелки. Говорят, засевшими на кладбище красноармейцами был выкинут плакат с надписью: "Мирные жители". Окопы войск Врем[енного] Правительства были у опушки леса, в 100 200 саженях. Окопы были и на другом берегу Пышмы, где у красноармейцев находилась батарея.
    В деревне на некоторых высоких строениях были поставлены пулеметы, которых у красных было изобилие. По требованию красных, волостной Совдеп отобрал у трапезника ключ от колокольни. На колокольне был устроен наблюдательный пункт, вследствие чего храм и подвергся обстрелу. Некоторые, впрочем, это отрицают, утверждая, что таковой пункт был на пожарной каланче. Возможно, что сначала пользовались колокольней, а после обстрела храма перешли на каланчу. В церковной ограде держали лошадей, а за северной стеной храма укрывались во время перестрелки. В церковной ограде находился пулемет, хотя некоторые это отрицают. Вообще показания очевидцев крайне разноречивы. Замечается, что люди, сочувствующие большевикам, преуменьшают их силы и как - будто бы стараются оправдать их действия, косвенным образом обвиняя войска Врем[енного] Пр[авительст]ва в ненужной жестокости сожжении деревни. Но это, между прочим.
    Население было запугано угрозами разделаться в "два счета". Под угрозами штыков и пул[ь], крестьян заставляли подвозить на фронт снаряды, пулеметы, доставлять хлеб, подбирать раненых, убитых, перевозить красноармейцев с одного места на другое и т. д. Однажды выгнали косить, под градом пуль, высокую крапиву между окопами, чтобы противник незаметно не мог подойти. Крестьянки то и дело стряпали. За пищу платили очень хорошо. В обращении с населением не церемонились: самая гнусная матерная брань, угроза "в два счета", вот что ежеминутно слышали жители. Осада Богандинки продолжалась 10 дней, с 27-го июня по 6 июля включительно Можно себе представить, что вытерпели жители!.. За все время осады из села никто не был выпущен. Всего на Богандинском фронте (от Муллашевских юрт до с. Червишево) было не менее 5000 человек красноармейцев, причем среди них преобладали мадьяры, были и китайцы.
    Во время обстрела села из тяжелых орудий красногвардейцы бросили окопы и прятались за строения, за спины мирных баб и мужиков. Впрочем, для того-то они засели в деревне, т. к. по опыту знали, что войска: Временного Правительства будут щадить селение, чем и объясняется продолжительность осады. Жители во время! перестрелки спешили прятаться в погреба и ямы, нарочито для сего вырытые во дворах. Перестрелка длилась почти все время осады. Пушечные выстрелы (из 3 и 6 дюйм[овых] орудий) почти не прекращались, все время! слышался гул, подобный раскатам грома. Большею! частью стреляли красные, у которых были большие запасы! снарядов. Не имея возможности выжить красногвардейцев из села, в пятницу 6 июля войсками Врем[енного] Пр[авительст]ва было пущено по селу несколько зажигательных снарядов. Вспыхнул пожар, сгорело 16 дворов. Тушить не представлялось никакой возможности. Однако, несколько самоотверженных смельчаков под градом пуль, не дали распространиться огненной стихии на все село и, между прочим, отстояли дом священника.
    Когда вспыхнул пожар, красноармейцы из окопов бежали в село, этим воспользовались несколько молодых людей и убежали в стан Врем[енного] Правительства. Несмотря на угрозы, во время пожара, жители забирали, что находилось, под руками и бежали из села. И на этот раз красноармейские герои не оставили невинных людей без издевательств: они принуждали жителей со скрабом и скотом отступать вместе с собою в Тюмень. В ночь на 7 июля доблестные войска Врем[енного] Пр[авитёльст]ва вошли в село. "Храбрые" красногвардейцы в панике бежали, даже оставив в деревне пулемет.
    Деревянный мост через Пышму и оба парома были зажжены, а железнодорожный мост на Пышме и др[угой] на Язевке были взорваны. (Впрочем, неудачно. Повреждения в тот же день были исправлены). Через 5 6 часов саперы устроили через Пышму мост, перевезли батарею, а казаки еще раньше переправились вплавь, и отправились преследовать бегущих. Еще в ночь на воскресенье были, слышны пушечные выстрелы Печальную картину представляло село после изгнания большевиков. Конец деревни, что по тракту от жел[езной] дор[оги], выгорел по обе стороны улицы за церковь; остатки продолжали еще догорать. В ближайших к окопам домах выбиты все стекла; у иных домов снарядами оторваны углы, валяются на земле оконные рамы, наличники. Слышится отвратительный запах падали, по скольку трупы все время лежали не зарытыми, заражался воздух... Особенно же тяжелое, неизгладимое впечатление производил недавно еще такой благолепный храм. В нем почти не уцелело ни одного стекла (выбито 136 шт.). Снарядом разрушен юго-восточный угол средней части храма высотою около сажени, толщиною до половины стены. Южная стена вся испещрена знаками от пуль и шрапнеля. В стене засели два снаряда, имеется несколько глубоких выбоин от снарядов. Местами простреляна железная крыша, водосточные трубы, некоторые лежат на земле. Кругом груды мусора, назьма*. (*Так в тексте.) Два оградные каменные столба полуразрушены, разорваны два звена железной решетки. Внутри храма снарядами разбито двое дверей, три оконных рамы; несколько дверей прострелено. На полу лежал[а] масса стекла. На северной стене остались знаки от пуль и снарядов. Однако, чудом Божиим, все иконы и живопись сохранил[ись] в полной неприкосновенности. Снаряды проходили в храм из одного окна в другое напролет, в храме же ни один не разорвался. Только головкой снаряда местная икона Богоматери внизу у подножия пробита, отверстие в ней 1 2 вершка в диаметре. Убытку храму причинено до 6 тысяч рублей.
    При виде такого поругания св. храма невольно вспомнилось: "И о храме сем высоком всякий, проходящий мимо его, ужаснется, и свистнет, и скажет: "за что Господь поступил так с нею, с землею и с сим храмом?" И скажут: "за то, что они оставили Господа, Бога своего... и приняли других богов (политику), и поклонялись им, и служили им, за это навел на них Господь все сие бедствие". (3 Царств, 9, 8 9).
    Справедливость требует сказать, что красноармейцы хозяйничали в церковной ограде и притворе, внутрь храма не заходили. Только сломали замки у двух кружек, стоявших у церковной ограды, но извлечь содержимое почему-то не успели. Грубые с мирными жителями, при малейшей опасности для их "драгоценной жизни", красноармейцы проявляли поразительную трусость. Нап[ример], рассказывают такую историю. Ночью часовые сообщают в штаб, что приближается разъезд казаков. Тогда главнокомандующий садится на лошадь и во весь опор мчится по направлению к Тюмени. От него не отстает и вся красногвардейская кавалерия. Отъехав до реки Пышмы, и не видя погони, "герои" набираются храбрости, возвращаются, выискивают воображаемого противника и начинают беспорядочную стрельбу. Противник не отвечает, только слышится визг раненых лошадей. Оказывается, это были не казаки, а табун лошадей. Тем не менее, красноармейцы хвастливо рассказывают крестьянам: "Сегодня ночью мы завладели табуном казачьих лошадей". "Ну, а где же казаки? спрашивают крестьяне Казаки, к сожалению, убежали..." Выходит, по красноармейским понятиям, что казаки быстрее своих лошадей бегают.
    Что касается дисциплины, то очевидцы констатируют полнейшее отсутствие таковой. "Я вас расстреляю!" кричит на солдат командир. "Нет, врешь: мы тебя расстреляем!" отвечают красноармейцы с неизменным добавлением гнусной матерной брани. Были случаи, что окопные герои гнали своих командиров - из деревни прямо от самовара, выгоняли из бани: "Мы там, в окопах за революцию умираем, а вы здесь чаи распиваете, да в бане прохлаждаетесь!.." Для полноты картины надо еще рассказать два эпизода, свидетельствующие о стратегических способностях предводителей красной армии и о "геройских" подвигах красногвардейцев.
    Решено было обойти войска Времен[ного] Пр[авительст]ва. Один отряд, человек около 300, из села Богандинского отправился, за Пышмой на Муллашевские юрты, переправился там через реку, вошел в д. Железный Перебор, чтобы оттуда выйти в тыл правительственным войскам. А пока красноармецы зарезали быка, стали готовить обед, пили чай. Откуда ни возьмись полсотня казаков и чехов. Окружили красноармейцев и принялись их рубить. Последние в ужасе бросили винтовки и пулеметы и бросились в Пышму. Но их там забросали ручными гранатами. Спаслось не более 10 20 человек. Босые, в одном белье они возвратились в Богандинку. А остальные были убиты или поглощены Пышмой. При погребении красноармейцев в карманах каждого из них находились крупные суммы: 500 1000 и более рублей. Трофеи 7 пулеметов, три воза винтовок, кухня и проч. Пленные врач и несколько сестер милосердия (есть такие и у красноармейцев).
    Такова же участь постигла и другой отряд, шедший на соединение с первым, выше по р. Пышме, в д. Головиной. Придя в деревню, красногвардейцы принялись громить и грабить. Жители в страхе почти в одном белье, бросив на произвол судьбы все имущество, разбегались по лесам. Вскоре, однако, подоспели казаки, перерубили и перетопили красноармейцев в Пышме, как на Железном [Переборе].
    Сколько всего было убито красных на Богандинском фронте, неизвестно. На Железном Переборе погибло их не менее 250 человек, столько же и в Головиной. Сколько было убито в селе и за селом неизвестно. Все убитые увозились в Тюмень, там их сначала хоронили в саду, в центре города, с духовенством, а потом хоронили на кладбище, уже без священников, причем у всех кладбищенских буржуев были сняты с могил венки и возложены на пролетарскую могилу защитников Великой Октябрьской революции, то есть возможности грабить кого угодно и когда удобно.
    Из местных крестьян один ранен тяжело осколком снаряда (умер в больнице), один ранен легко и одна девочка ранена очень тяжело: у ней поврежден спиной хребет. Таким образом, село Богандинское явилось искупительной жертвой за Ялуторовский и Тюменский уезды. Впрочем, в Тюменском уезде, кажется, пострадали и др[угие] села, расположенные [по] линии железной дороги.
    На долю автора этой статьи в Богандинской трагедии выпала довольно незавидная роль, едва не стоившая ему жизни. И если автор спасен, то только благодаря заповеди Спасителя: "Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой". (Мф. 10, 23).
    В бессильной ярости за это красноармейцы разгромили квартиру и расхитили имущество. Но о своих злоключениях пока еще "не лет есть глаголети".
    Г. ШОРЕЦ, священник, настоятель Богандинской церкви* (*Материал подписан: С. Г. Ш. Сост). Тобольские епархиальные ведомости. 1919. 6. С. 94 96; 7. С. 116 117.


    № 9
    АКТ РАССЛЕДОВАНИЯ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ АРЕСТА И РАССТРЕЛА СВЯЩЕННИКА ГОЛЫШМАНОВСКОЙ ЦЕРКВИ ИШИМСКОГО УЕЗДА ОТЦА ВЛАДИМИРА БОГОЯВЛЕНСКОГО
    г. Тобольск 4 октября 1918 г.

    Мы, нижеподписавшиеся, в силу предписания Тобольского епархиальньного Совета от 14 августа с. г. за 12376, составили настоящий акт об обстоятельствах, сопровождавших арест и расстрел священника село-Голышмановской церкви Ишимского уезда о[тца] Владимира Богоявленского, причем путем опроса подлежащих лиц выяснено следующее:
    Арест о[тца] Богоявленского произошел во время второго нашествия красноармейцев на село Голышмановское 4-го июня, когда они шли с целью наказать голышмановцев за то, что во время первого своего пребывания в селе их разведка потеряла убитыми шесть человек, расстрелянных разведкой войск Временного Правительства.
    Что красноармейцы должны были прийти в Голышманов[о] этого ждали все. И все знакомые о. Богоявленского и его жена предлагали ему на время прихода красноармейцев скрыться из села, но о. Богоявленский неизменно на предложения эти отвечал: "Я со своего прихода никуда не уйду". Когда красноармейцы шли в Голышманов[о], то прежде чем войти в село, они подвергли его обстрелу из пулеметов. Перед этим один из местных жителей, чтобы предупредить сельчан об угрожающей опасности, ударил в набат. Так как дом о. Богоявленского находился в полосе обстрела, то он [и] с матушкой решили укрыться в бане, которая находится в глуби двора и до некоторой степени была защищена от пуль стоящими несколько впереди постройками.
    Дом же ими был оставлен незапертым, так как запор все равно не спас бы от вторжения красноармейцев. После обстрела, когда отряд вошел в, село, в квартиру о. Богоявленского зашло несколько человек красноармейцев, которые пробыв там, около часа, забрали 700 рублей денег, серебряные и золотые вещи, и все лучшее белье о. Владимира. Через некоторое время после ухода красноармейцев из дома в баню явился неожиданно красноармеец, который осведомившись, почему Богоявленские сидят в бане, объявил о. Владимира арестованным и, взяв его за руку, повел из бани.
    Матушка с вопросом: "За что его арестовали?", кинулась было вслед уходившим, но подошедший в это время другой красноармеец заявил, что арестовать о. Владимира велено старшим отряда, а за что они не знают и, взяв ее за руку, втолкнул в ограду и затворил за ней ворота.
    Через полчаса о. Богоявленский в сопровождении двух вооруженных красноармейцев, пришел к себе в квартиру, выпил стакан чая, распростился с матушкой и сказал, что его, вероятно, расстреляют. После чая о. Богоявленского увели к начальнику отряда, а оттуда на станцию "Голышманово" Омской д[ороги] в 17 верст [ах]. И на этот раз матушке не удалось выяснить причину ареста о. Владимира, так как красные отговорились незнанием.
    До первой деревни от села Кузнецовой в 3-х верст [ах], о. Владимир шел пешком, а в Кузнецовой красные взяли подводу и посадили его.
    На станции "Голышманово" о. Богоявленский провел сутки в комнате дежурного по станции. Во время пребывания о. Богоявленского в комнате дежурного красноармейцы часто подходили к нему и допрашивали: для чего он распорядился ударить в набат, когда они приближались к селу, и утверждали, что этим набатом он давал знать "белогвардейцам", а также и "буржуям", чтобы они к приходу их, красноармейцев, успели скрыться.
    Затем ставили в вину о. Богоявленскому то, что он, как священник, контрреволюционер. О[тец] Богоявленский возводимые на него обвинения отрицал. 5-го июня утром о. Владимир был уведен из комнаты дежурного станции в лесок, отстоящий от станции в 40 саженях, и там расстрелян. Сколько человек его расстреливало неизвестно, так как никто этого не видел, но сопровождало его до леска 9 красноармейцев.
    Все время своего пребывания на станции о. Богоявленский обнаруживал удивительное спокойствие. Перед расстрелом, когда выкопана была яма, он помолился Богу, потом положил на все четыре стороны земные поклоны, надвинул шляпу на глаза и сказал: "Я готов".
    Так об этом передавали железнодорожным служащим, расстрелявшие его красноармейцы (мадьяры).
    Закопан о. Богоявленский был неглубоко, аршина на 1,5. Пролежал он на станции двенадцать дней. Матушка о. Богоявленского не раз ездила на станцию в штаб отряда, хлопотала, чтобы ей позволили увезти тело своего мужа в село, но ей не разрешали даже подойти к могиле, чтобы помолиться. В штабе матушке возвращено было 160 рублей деньгами и два золотых обручальных кольца.
    Тело о. Богоявленского извлечено было из могилы сразу же, как только станция занята была войсками Временного Правительства (17 июня). 17-го же июня о. Богоявленский был, по настойчивой просьбе жены его и родных, отпет и погребен в виду того, что труп его сильно разложился.
    При обмывании тела, на груди о. Богоявленского обнаружены были три еле заметные ранки; спина же представляла сплошную рану с кусками вывороченного мяса (около левой лопатки). Последнее явление объясняется тем, что расстрел, очевидно, происходил на близком расстоянии. Подлинный за надлежащими подписями. Тобольские епархиальные ведомости. 1918. 29-30-31. С. 261 262.  http://providenie.narod.ru/0000030.html

    Еврейский комиссар в русском селе.

    "Возле храма Иоанна Предтечи, что на Пресне, некоторое время стояла старушка с ящичком для сбора денег.

    лейба
    Однажды мы разговорились с ней, и таким ярким, трагическим и занимательным оказался ее рассказ, что мы передаем его без каких-либо изменений и редакционных правок. Послушайте русскую женщину, дорогие читатели...

    Жили мы небогато, но хлеба от нового до нового хватало. Две лошади было, две коровы, сорок овец. Тринадцать душ нас было. Все работали, до двух часов ночи не спали женщины - пряли. А уж тут с тридцатых годов как пошло, как пошло... Отец мой не пошел в колхоз, ну жалко же двух лошадей отдать. Хозяйство было хорошее.

    Агитатор, который главарем был всего района, стал вербовать отца, это я сама слышала, он рассказывал бабушке...

    “Я с Михайлою, - говорит, - поругался. Михайло меня начал агитировать в колхоз, говорит, что тебе жалко двух лошадей?”. Я отвечаю: “Мне не жалко моих лошадей, я пойду, буду работать, я от работы горб получил (а у него еще от дедовских работ горб), а ты, как не работал (а они - он и братья - не работали, церкву сторожили, в колокол били. Потом они и рушили церкву-то...), как, говорит, не работал ты, так и в колхозе не будешь работать. Ты, говорит, кнутом будешь меня стегать”.

    Прошло время, и эти, которые батраками были, лентяями, они стали руководителями, самые эти, ленивые, и они стали мстить. И вот этот жид когда приезжал, этот жид искал ровно таких.

    - А что за жид приезжал?

    - Еврей... Приезжал еврей, делал коллективизацию у нас. Церковь закрыл. Как только жид приедет, черный жид с таким носом, пожилой... И как жид приехал, так уже всё. И вот этот жид собрал этих, ну, как они, комсомольцы. Собралась вся шатия-братия. Жид давал указания: в колхоз гнать, раскулачивать и закрыть храм. Черный жид, с таким портфелем... Приедет, а народ боится, все прятались. Только одни дети бегали, и нам задание давали следить, когда жид приедет. По распоряжению этого жида сбросили колокола. У нас огромный был колокол, так он аж врезался в землю, это я помню, врезался в землю, аж на аршин врезался, такой колокол большой был... (плачет).

    ... А маленькие колокола на каланчу повесили. Вот нам давали задание, чтоб мы следили, когда жид приедет. Как только жид появится, мы сейчас бежим и в колокол бьем, как на пожар. Даем знать, чтоб все прятались.

    - А почему прятались?

    - ...Народ боялся его, потому что он сажал. Народ не шел в сельсовет, так он силком гнал людей.

    Жид не жил у нас, он приезжий был. Давал задание в сельсовет, этим комсомольцам, и по его указанию делалось всё. Черный жид, вот с таким носом, я помню. А мы вот жида караулили.

    - А где вы жили?

    - Ульяновская область, село Давыдовка, Николаевский район...

    Сначала тех, кто вошел в колхоз, кормили, давали пуд белой муки рабочему, а полпуда - сыждивенцу, они прямо с пляской, с балалайкой ходили на работу, а единоличники - чуть свет, ночью. Как только уродится хлеб у единоличников - до зернышку забирали, даже метелкою выметали. Вот этот хлеб загружали в амбары колхозные, и комсомольцы этот хлеб на рынке продавали, гуляли, ой, что было-то! Начали они добро делить, да не поделили.

    А наш крестный - представитель района, уполномоченный, он лично нашу корову забрал. Мать говорит:

    - Ты, Василий... (плачет) ... у нас ведь все отобрали - и овец, и всё... Корову не угоняй.

    - Я, - говорит крестный, - буду давать крестнице молоко.

    Раза два мы пошли с криночкой, и всё, больше не давали. А нашу корову потом сам не кормил и зарезал, и сожрали её. А потом между собой эти коммунисты, уполномоченные они назывались, между собой они загрызлись.

    Да... Потом нашего отца посадили, а потом судили болящего Ефима. Блаженный болящий Ефим... (плачет)... Мать посылала меня к нему что-нибудь снесть, я помню. У него ноги были высохшие. И вот его на носилках принесли, я сама была на суду, в школе судили, это Палатов судил, он враг народа потом оказался. На носилках принесли, ему восемь лет дали. И ухаживала за ним Вера, монахиня. И Веру тоже посадили с ним. И ни Вера не вернулась, ни Ефим. Как их погубили - расстреляли, или чего, но возврату их не было.

    А еще с Марией случай был... Они богатые были, их раскулачили тоже всех. Мать её умерла в ссылке, и сестра умерла, а вот Мария в тридцать втором году вернулась. Потом забрали матушку Марию, и слух прошел - расстреляли. Ее осудили на смерть, расстрел. И вот когда ее вели на расстрел, милиционер сказал:

    - Что на ее восемь граммов тратить? Вот овраг, сбросим ее. Там она подохнет.

    И ее толкнули в овраг глубокий. И там она кричала: “Матерь Божия, помоги, Матерь Божия, помоги!” Она сама рассказывала. Овраг глубокий, не вылезти. Три дня в нем пролежала, а тут тракторист проехал над оврагом, слышит - кричит Мария: “Матерь Божия, помоги!” Тракторист услыхал, заглянул в овраг, а там женщина лежит. И вот достали ее. Это в Кемеровской области было. Ее достали, спрашивают:

    - Откуда, как?

    Она отвечала:

    - Я шла, сильный ветер был, меня бурей занесло.

    Нельзя правду было сказать.

    - А как, откуда ты?

    - Я, - говорит, - нищенка. Нищенка.

    Ну тогда ведь народ-то колыхался...

    Ну, вот ей сделали земляночку за селом, и она там жила. А после войны она прислала письмо, и племянники привезли ее. Она до девяносто лет дожила. Вот какая судьба.

    - Скажите, а землю надо продавать? Сейчас об этом говорят много...

    - Как же землю продавать-то? Земля - подножие небесное, Божий дар. Нельзя Божий дар продавать. А то так скоро и небеса Господни продавать начнут...

    - Матушка, а вы деньги собираете на что?

    - На Свято-Никольский монастырь, Черноостровский в Малоярославце. И на детский приют при нем. Вот туда. Мы всё собираем. Вещи нужны, обувь нужна. Порошок стиральный, белье. Два мешка вещей вот увезла, и денег маленько.

    - Матушка, а как вас величать-то?

    - Мария. Мария Васильевна.

    - Дай вам Бог здоровья, Мария Васильевна. Мы постараемся хоть чем-то помочь монастырю и приюту".[1]

    Был ли поляком Железный Феликс?


    Во многих коммунистических и демократических изданиях, в справочной литературе и различных мемуарах национальность основателя ЧК товарища Дзержинского определяется однозначно: поляк.

    Однако в нашу редакцию попала фотокопия любопытного документа - обложки "Дела о ссыльно-каторжном арестанте Феликсе Ядмундовиче Руфинове-Дзержинском". Странная для поляка фамилия Руфинов...

    Впрочем, у руководителей репрессивных органов и партийных руководителей в стране Советов наблюдалась такая странная тенденция: обязательно изменить свою фамилию (вместе с фамилией вроде меняется и национальность...), и таким образом Бронштейн стал Троцким, Розенфельд - Каменевым, Апфельбаум - Зиновьевым, а Миней Израилевич Губельман и вовсе Емельяном Ярославским... И столько было таких интересных превращений, что даже железный Феликс не устоял от искушения отбросить ту часть своей фамилии, которая происходит от еврейского имени Руфь".[2]

    "Постановление Совета Народных Комиссаров о борьбе с антисемитизмом и еврейскими погромами



    25 июля 1918 года

        По поступившим в Совет Народных Комиссаров сведениям контрреволюционеры во многих городах, особенно в прифронтовой полосе, ведут погромную агитацию, последствием которой были местами эксцессы против трудового еврейского населения. Буржуазная контрреволюция берет в свои руки то оружие, которое выпало из рук царя.

        Самодержавное правительство каждый раз, когда ему нужно было отвести от себя гнев народный, направляло его на евреев, указывая темным массам, будто все их беды от евреев. При этом еврейские богачи всегда находили себе защиту, а страдала и гибла от травли и насилий еврейская беднота.

        Теперь контрреволюционеры возобновили травлю против евреев, пользуясь голодом, усталостью, а также неразвитостью наиболее отсталых масс и остатками вражды к евреям, которая была привита народу самодержавием.

        В Российской Советской Федеративной Республике, где провозглашен принцип самоопределения трудовых масс всех народов, нет места национальному угнетению. Еврейский буржуа нам враг не как еврей, а как буржуа. Еврейский рабочий нам брат.

        Всякая травля какой бы ни было нации недопустима, преступна и позорна.

        Совет Народных Комиссаров объявляет антисемитское движение и погромы евреев гибелью для дела рабочей и крестьянской революции и призывает трудовой народ Социалистической России всеми средствами бороться с этим злом.

        Национальная вражда ослабляет наши революционные ряды, разъединяет единый, без различия национальностей, трудовой фронт и на руку лишь нашим врагам.

        Совнарком предписывает всем Совдепам принять решительные меры к пресечению в корне антисемитского движения. Погромщиков и ведущих погромную агитацию предписывается ставить вне закона.

    Председатель Совета Народных Комиссаров
    Вл.Ульянов (Ленин),

    Управляющий делами Совета Народных Комиссаров
    Вл.Бонч-Бруевич,

    Управляющий делами Совета Н.Горбунов.
    В конце 1922 года, в день открытия Пленума ЦК РКП (б), где должен был обсуждаться вопрос об образовании Союза ССР и где в связи с болезнью Ленин не мог присутствовать, он писал в адрес Политбюро ЦК:
    "Великорусскому шовинизму объявляю бой не на жизнь, а на смерть".

    ("Декреты Советской власти", т. 3, М., 1964, стр. 93-94; В.И.Ленин. Полн.собр.соч., т.45, стр. 214)". [3]
  • Источник — http://lib.rus.ec/

    Обсудить на форуме...

    фото

    счетчик посещений



    Все права защищены © 2009. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник. http://providenie.narod.ru/

    Календарь
     
     
     
     
    Форма входа
     

    Друзья сайта - ссылки

    Наш баннер
     


    Код баннера:

    ЧСС

      Русский Дом   Стояние за Истину   Издательство РУССКАЯ ИДЕЯ              
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году
    Создать сайт бесплатно