Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат
    фото

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    ФТИЗИАТРИЯ СПРАВОЧНИК
    О. И. КОРОЛЬ И ДР


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото
  • Список сокращений
  • Предисловие
  • Раздел 1 Общие вопросы фтизиатрии
  • Эпидемиология туберкулеза
  • Возбудитель туберкулеза. Источники и пути передачи туберкулезной инфекции
  • Клиническая классификация туберкулеза
  • Методы диагностики туберкулеза
  • Методы обследования больных туберкулезом
  • Раздел 2 Клинические формы туберкулеза органов дыхания первичного периода
  • Первичный туберкулез
  • Туберкулезная интоксикация
  • Первичный туберкулезный комплекс
  • Туберкулез внутригрудных лимфатических узлов
  • Туберкулез у детей раннего возраста
  • Милиарный туберкулез у детей
  • Осложнения локальных форм первичного туберкулеза
  • Хронически текущий первичный туберкулез
  • Туберкулез и ВИЧ-инфекция у детей
  • Раздел 3 Клинические формы туберкулеза органов дыхания вторичного периода
  • Очаговый туберкулез
  • Диссеминированный туберкулез
  • Инфильтративный туберкулез
  • Казеозная пневмония
  • Туберкулема легких
  • Кавернозный туберкулез легких
  • Фиброзно-кавернозный туберкулез легких
  • Туберкулез трахеи и бронхов
  • Цирротический туберкулез легких
  • Туберкулезный плеврит
  • Раздел 4 Внелегочные формы туберкулеза
  • Туберкулез центральной нервной системы, туберкулезный менингит
  • Туберкулез костей и суставов
  • Туберкулез периферических лимфатических узлов
  • Туберкулез лимфатических узлов брюшной полости (мезаденит)
  • Туберкулез мочеполовой системы
  • Туберкулез глаз
  • Туберкулез среднего уха и сосцевидного отростка
  • Первичный туберкулез ротовой полости и первичный туберкулез миндалин
  • Туберкулез женских половых органов
  • Туберкулез и материнство
  • Туберкулез кожи
  • Туберкулез надпочечников
  • Туберкулезный перикардит
  • Туберкулезные серозиты и полисерозит
  • Раздел 5 Профилактика туберкулеза
  • Социальная профилактика
  • Санитарная профилактика
  • Специфическая профилактика туберкулеза
  • Раздел 6 Лечение больных туберкулезом легких
  • Общие принципы лечения туберкулеза
  • Неотложные состояния при туберкулезе легких
  • Особенности лечения туберкулеза у детей и подростков
  • Противотуберкулезный диспансер
  • Раздел 7 Туберкулез в сочетании с другими заболеваниями
  • Туберкулез и сахарный диабет
  • Туберкулез и ХНЗЛ
  • Туберкулез и язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки
  • Туберкулез и пневмокониозы
  • Туберкулез и алкоголизм
  • Туберкулез и рак
  • Туберкулез у лиц пожилого и старческого возраста
  • Туберкулез и ВИЧ/СПИД
  • Туберкулез в работе врача общей лечебной практики
  • Раздел 8 Саркоидоз и микобактериозы
  • Саркоидоз
  • Микобактериозы
  • Приложения
  • Порядок диспансерного наблюдения и учета контингентов взрослых, состоящих на учете
  • Порядок диспансерного наблюдения контингентов детей и подростков, состоящих на учете противотуберкулезных учреждений РФ
  • Схема обследования детей и подростков, состоящих на диспансерном учете
  • Список литературы

    Рецензенты:

    А. К. Иванов, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой фтизиопульмонологии Санкт-Петербургской государственной медицинской академии им. И. И. Мечникова; М. В. Павлова, доктор медицинских наук, профессор, руководитель отделения терапии туберкулеза легких Санкт-Петербургского научно-исследовательского института фтизиопульмонологии Федерального агентства по высокотехнологичной медицинской помощи.

    Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

    Список сокращений

    БАЛ – бронхоальвеолярный лаваж

    БЦЖ (BCG) – бацилла Кальметта Герена – вакцинный штамм для профилактики туберкулеза

    ВГЛУ – внутригрудные лимфоузлы

    ГИНК – гидразид изоникотиновой кислоты

    ГКП – градуированная кожная проба

    ДОЦК – должный объем циркулирующей крови

    ЖКТ – желудочно-кишечный тракт

    ИФА – иммуноферментный анализ

    КП – казеозная пневмония

    КТ – компьютерная томография

    КТЛ – кавернозный туберкулез легких

    ЛКК – легочное кровотечение и кровохарканье

    ЛУ – лекарственная устойчивость

    МБТ – микобактерии туберкулеза

    ОКЛ – основной курс лечения

    ППД – туберкулиновый аллерген, очищенный белковый дериват

    ПТД – противотуберкулезный диспансер

    ПТК – первичный туберкулезный комплекс

    ПТП – противотуберкулезные препараты: H – изониазид, R – рифампицин, Z – пиразинамид, Е – этамбутол, S – cтрептомицин, К – канамицин, А – амикацин, Rb – рифабутин, Рt – протионамид, Еа – этионамид, Fq – фторхинолоны, Cs – циклосерин, PAS – ПАСК

    ПЦР – полимеразная цепная реакция

    РНГА – реакция непрямой гемагглютинации

    СП – спонтанный пневмоторакс

    ТВГЛУ – туберкулез внутригрудных лимфоузлов

    ТЕ – туберкулиновая единица

    УЗИ – ультразвуковое исследование

    ФБС – фибробронхоскопия

    ФГ – флюорография

    ФКТЛ – фиброзно-кавернозный туберкулез легких

    ФТЛ – физиотерапевтическое лечение

    ХНЗЛ – хронические неспецифические заболевания легких

    ХОБЛ – хроническая обструктивная болезнь легких

    ХП – химиопрофилактика

    ХТ – химиотерапия

    ЦНС – центральная нервная система

    ЦТЛ – цирротический туберкулез легких

    CV – cavum – каверна

    DOTS – Directly Observed Treatment Short Course – программа ВОЗ по выявлению и лечению туберкулеза, предусматривающая строго контролируемое лечение относительно коротким курсом химиотерапии

    L – лимфангит

    n – некроз

    p – папула

    PPD – purified protein derivate – очищенный белковый дериват

    RM 2ТЕ – проба Манту с 2ТЕ

    v – везикула

    Предисловие

    Туберкулез продолжает оставаться социально-медицинской проблемой здравоохранения всех стран мира. Значительный рост основных эпидемических показателей в последние 15 лет в России связан не только с существенным ухудшением социально-экономического положения в стране, но и с видоизменением свойств микобактерий туберкулеза – повышенной реактогенностью и лекарственной устойчивостью МБТ к основным химиопрепаратам.

    Высокое инфицирование МБТ детей, разнообразие структуры заболеваемости туберкулезом во всех возрастных группах населения, несвоевременная диагностика, осложненное течение и возрастающие рецидивы заболевания ставят ряд серьезных проблем перед врачами общей практики и фтизиатрами.

    Повышение уровня знаний врачей всех специальностей по наиболее важным вопросам профилактики и активного выявления туберкулеза среди детей, подростков и взрослых может способствовать значительному улучшению их здоровья. Элементарные знания населения о туберкулезе также могут играть немаловажную роль в борьбе с этой инфекцией.

    Предлагаемый справочник по фтизиатрии дает врачу-педиатру, терапевту, фтизиатру, врачу общей практики ориентацию в эпидемиологии, методах диагностики туберкулеза органов дыхания и внелегочного туберкулеза, методах лечения и профилактики этого заболевания. Даны также специальные разделы по сочетанной патологии неспецифических и специфических заболеваний у взрослых и принципы их диагностики. Уделено внимание вопросам туберкулеза и ВИЧ-инфекции, туберкулеза у детей раннего возраста, подростков и пожилых пациентов.

    В настоящем справочнике представлен набор рентгенограмм по туберкулезу у детей, подростков и взрослых, которые дают информацию о характере изменений в системе органов дыхания и внелегочных поражениях у больных.

    Знакомство врачей поликлинической и стационарной сети с основными разделами фтизиатрии может дать положительный результат в организации рациональной работы по предупреждению заболевания и повышению эффективности его лечения, что позволит надеяться на более положительный эпидемический прогноз.

    Авторы рассчитывают, что представленный справочник будет полезен врачам общей практики, педиатрам, терапевтам и фтизиатрам.

    Раздел 1 Общие вопросы фтизиатрии

    Эпидемиология туберкулеза

    Туберкулез – это хроническое инфекционное заболевание гранулематозного типа, вызываемое микобактериями туберкулеза и характеризующееся различными фазами течения. Исход заболевания зависит от уровня индивидуальной резистентности организма и социальной среды, в которой проживает больной.

    Туберкулез сопровождает историю человечества, но в разных странах имеет отличительные эпидемические показатели. После снижения уровней инфицированности МБТ, заболеваемости активными формами туберкулеза и смертности от них до 90-х гг. ХХ в., в последнее десятилетие прошлого века и в ХХI в. во многих странах мира отмечен рост основных эпидемических показателей по туберкулезу.

    В России с 90-х гг. XX в. отчетливо возросли уровни инфицированности МБТ детей и подростков, заболеваемости, болезненности и смертности во всех возрастных группах населения.

    Одним из важнейших эпидемических показателей, отражающих распространенность инфекции, является инфицированность (или зараженность) МБТ детей. Так, в последнее десятилетие этот показатель увеличился в Санкт-Петербурге в 5–6 раз и составил: у детей в возрасте 14 лет в разных районах города – 35–45%; у подростков – 50–55; у дошкольников – 15–18%.

    В Ленинградской области инфицированность МБТ детей в возрасте 14 лет составляла 60%; инфицированность студентов V курса Государственной педиатрической медицинской академии Санкт-Петербурга – 75–80%.

    В северных и восточных территориях РФ инфицированность МБТ детей в возрасте 14 лет составляла в последнее десятилетие не менее 50–60%. Это тревожные цифры, так как они характеризуют неблагоприятную эпидемическую ситуацию.

    Определяется инфицированность методом туберкулинодиагностики в детских, подростковых коллективах, учитываются положительно реагирующие на туберкулин по реакции Манту с 2ТЕ дети, если эта реакция не является следствием прививки БЦЖ. На 100 обследованных число положительно реагирующих на пробу Манту с 2ТЕ детей дает информацию об уровне инфицированных в конкретной возрастной группе. Показатели инфицированности МБТ детей в РФ (более 60% в 14 лет) отражают наличие большого «резервуара» туберкулезной инфекции.

    Ежегодное распространение туберкулезной инфекции среди населения четко отражает показатель риска инфицирования , который характеризует эффективность лечебно-профилактических и противоэпидемических мероприятий.

    Этот показатель определяют при повторной (через год) постановке пробы Манту с 2ТЕ и по числу лиц с «виражом» туберкулиновой реакции. Он выражается числом инфицированных МБТ в течение года на 100 человек. Ежегодный риск инфицирования, равный 1%, соответствует заболеваемости туберкулезом около 50 на 100 тыс. жителей. В Санкт-Петербурге в последние годы этот показатель выглядел следующим образом: у детей дошкольного возраста он составлял 0,5–1,0%; у школьников – 1,5–2,5% в год.

    Эксперты ВОЗ считают, что инфицированность МБТ детей до 14 лет – 1% и менее и риск инфицирования не более 0,1% свидетельствуют о ликвидации туберкулеза как распространенного заболевания.

    Инфицированные МБТ дети и подростки в большинстве случаев остаются здоровыми, и только у 10% зараженных МБТ в разных регионах РФ развиваются различные клинические формы туберкулеза.

    Заболеваемость – это число впервые выявленных больных активным туберкулезом за отчетный период (год) на 100 тыс. жителей. В настоящее время оно колеблется в разных районах РФ от 45 до 90–120 на 100 тыс. населения. В регионах Северо-Запада РФ показатель заболеваемости туберкулезом колеблется в значениях от 45,6 до 87,1–110,1 человека на 100 тыс. населения.

    Заболеваемость туберкулезом детей в последние годы в целом по РФ составляла 19–16 на 100 тыс., но распределение ее по разным областям колебалось от 15 до 110 на 100 тыс. Наиболее высокие значения этого показателя были во всех возрастах в Калининградской области, в Карелии, на Северном Кавказе, в Восточной Сибири, на Дальнем Востоке, Крайнем Севере, Северо-Западе.

    Сравнивая возрастные группы больных, следует отметить смещение показателей заболеваемости в группы раннего и дошкольного возраста (до 52%) и группы 18–24 лет, 25–34 и 35–54 лет. Наиболее высокий показатель заболеваемости туберкулезом приходился на возраст 25–34 года, наиболее низкий – на 65 лет и старше. Заболеваемость туберкулезом у мужчин в 3,8 раза выше, чем у женщин. Только в возрасте 20–35 лет заболеваемость туберкулезом у женщин возрастает.

    Болезненность – число всех больных активным туберкулезом, состоящих на диспансерном учете на конец года, независимо от сроков его выявления (отчетный год и предшествующие годы) на 100 тыс. населения. Высокие показатели болезненности отражают неблагоприятную эпидемическую ситуацию, недостаточную эффективность лечения больных, низкий уровень организационной работы противотуберкулезной службы.

    Смертность – число умерших от туберкулеза в течение года на 100 тыс. населения, один из самых информативных показателей для оценки эпидемической ситуации, так как характеризует распространенность туберкулеза. В России в последние 10 лет показатель смертности от туберкулеза возрос и составил 22 на 100 тыс. населения в 2002 г. У детей наиболее высокий показатель смертности приходится на возраст 0– 4 года. Показатель смертности в местах лишения свободы РФ в 100 раз превышает этот показатель в России. В странах Центральной и Восточной Европы смертность также возросла, но составляла в эти же годы 8 на 100 тыс. населения.

    Существует определенная зависимость между показателями ежегодного риска инфицирования МБТ, заболеваемостью, болезненностью и смертностью от туберкулеза. Международный противотуберкулезный союз предлагает оценивать эпидемиологическую ситуацию в зависимости от перечисленных выше показателей (табл. 1).

    Таблица 1. Основные эпидемиологические показатели по туберкулезу

    Приведенные в табл. 1 данные свидетельствуют, что ситуация в России по туберкулезу преимущественно средняя, но по уровню болезненности и риска инфицирования приближается к неблагоприятной. Основными причинами неблагоприятной эпидемической ситуации в РФ являются снижение социально-экономического уровня жизни населения, расслоение общества и обнищание 25% населения, массовая безработица, военные конфликты, большой поток беженцев из бывших республик Средней Азии, Закавказья, высокий уровень преступности и заболеваемости активными формами туберкулеза среди заключенных. Немаловажное значение имеют и низкий уровень санитарной культуры населения, распространение алкоголизма, инфицированности и заболевания ВИЧ-инфекцией.

    Возбудитель туберкулеза. Источники и пути передачи туберкулезной инфекции

    Возбудитель туберкулеза был открыт немецким ученым Робертом Кохом в 1882 г. Mycobacterium tuberculosis (МБТ) относится к семейству лучистых грибов – Actinomycetaccae, широко распространенному в природе. Род микобактерий насчитывает более 150 видов МБТ. Это полиморфные палочки, слегка изогнутые, длиной 1,5–6,0 мкм и шириной 0,2–0,6 мкм, обладающие устойчивостью к кислотам, щелочам и спирту. Патогенность микобактерий различна. К патогенным видам относятся: человеческий вид – M. Tuberculosis (МБТ), бычий вид – M. Bovis, близкий к нему вид – M. Africanum, который в России фактически не встречается, а также возбудитель проказы – M. leprae.

    Микобактерии отличаются большим разнообразием форм (полиморфизмом): они могут быть нитевидными, зернистыми, кокковидными, фильтрующимися и L-формы. L-формы – это микобактерии, частично или полностью утратившие клеточную стенку. Они возникают под длительным действием антибактериальных препаратов, бактериофагов и других факторов, нарушающих их рост и размножение. Одной из форм изменчивости МБТ является образование лекарственной устойчивости к антибактериальным препаратам. Выделяют первичную и вторичную лекарственную устойчивость с частотой 15–30 и 40–50% соответственно.

    Микобактерии характеризуются жизнеспособностью во внешней среде: в высохшей и жидкой мокроте – в течение 2–6 мес; в сырой почве, проточной воде, молочных продуктах – до 12 мес и более.

    Основной средой обитания МБТ является организм теплокровных животных, и в организме человека микобактерии (облигатные паразиты) могут находиться неопределенно долго вне активной фазы размножения, т. е. в виде латентной инфекции. Лучшие дезинфицирующие средства – хлоротщепляющие препараты, йод, перекись водорода.

    Основным резервуаром и источником туберкулезной инфекции является больной человек, который может выделять МБТ с мокротой, гноем, мочой, калом, и больное животное (крупный рогатый скот, затем овцы, козы, свиньи, кошки и др.).

    Пути проникновения инфекции – аэрогенный (90–95%), алиментарный (1–6%), контактный (через поврежденную кожу) и внутриутробный (гематогенный через пораженную плаценту или заглатывание ребенком инфицированных околоплодных вод).

    Группы риска заболевания туберкулезом:

    1. Проживание в очагах туберкулезной инфекции:

    а) семейный; б) квартирный; в) случайный; г) производственный контакт с больным активной формой туберкулеза. Заболеваемость детей в очагах инфекции в 20 раз выше, чем вне очагов.

    2. Возраст человека:

    а) ранний возраст (0–3 года); б) подростковый возраст (12–18 лет); в) старческий возраст.

    3. Экзогенные факторы:

    а) низкий уровень социально-экономического развития общества;

    б) война; в) голод; г) умственные и физические перегрузки.

    4. Эндогенные факторы:

    а) неспецифические заболевания органов дыхания; б) сахарный диабет; в) язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки; г) психические заболевания; д) СПИД; е) алкоголизм.

    Исход заболевания туберкулезом зависит как от вирулентности, массивности инфекции при заражении, так и от степени индивидуальной резистентности организма к туберкулезу, а также от своевременности лечения.

    Клиническая классификация туберкулеза

    В настоящее время в России используется клиническая классификация туберкулеза, утвержденная Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 21.03.2003 г. № 109.

    Классификация состоит из четырех основных разделов: клинические формы туберкулеза, характеристика туберкулезного процесса, осложнения туберкулеза, остаточные изменения после излеченного туберкулеза.

    Клинические формы туберкулеза различают по локализации и клинико-рентгенологическим признакам с учетом патогенетической и патоморфологической характеристик туберкулезного процесса. Основными клиническими формами туберкулеза являются:

    1. Туберкулезная интоксикация у детей и подростков.

    2. Туберкулез органов дыхания:

    1) первичный туберкулезный комплекс;

    2) туберкулез внутригрудных лимфатических узлов;

    3) диссеминированный туберкулез легких;

    4) милиарный туберкулез;

    5) очаговый туберкулез легких;

    6) инфильтративный туберкулез легких;

    7) казеозная пневмония;

    8) туберкулема легких;

    9) кавернозный туберкулез легких;

    10) фиброзно-кавернозный туберкулез легких;

    11) цирротический туберкулез легких;

    12) туберкулезный плеврит (в том числе эмпиема);

    13) туберкулез бронхов, трахеи, верхних дыхательных путей;

    14) туберкулез органов дыхания, комбинированный с профессиональными пылевыми заболеваниями легких (кониотуберкулез).

    3. Туберкулез других органов и систем:

    1) туберкулез мозговых оболочек и центральной нервной системы;

    2) туберкулез кишечника, брюшины и брыжеечных лимфатических узлов;

    3) туберкулез костей и суставов;

    4) туберкулез мочевых, половых органов;

    5) туберкулез кожи и подкожной клетчатки;

    6) туберкулез периферических лимфатических узлов;

    7) туберкулез глаз;

    8) туберкулез прочих органов.

    Характеристика туберкулезного процесса дается по локализации процесса, по клинико-рентгенологическим признакам и по наличию или отсутствию в диагностическом материале, полученном от больного, микобактерий туберкулеза (МБТ).

    Локализация и распространенность : в легких – по долям, сегментам, а в других органах – по локализации поражения.

    Фаза:

    а) инфильтрация, распад, обсеменение;

    б) рассасывание, уплотнение, рубцевание, обызвествление.

    Бактериовыделение:

    а) с выделением микобактерий туберкулеза (МБТ+);

    б) без выделения микобактерий туберкулеза (МБТ–).

    Осложнения туберкулеза : кровохарканье и легочное кровотечение, спонтанный пневмоторакс, легочно-сердечная недостаточность, ателектаз, амилоидоз, свищи и др.

    Остаточные изменения после излеченного туберкулеза:

    1. Органы дыхания:

    1) фиброзные;

    2) фиброзно-очаговые;

    3) буллезно-дистрофические;

    4) кальцинаты в легких и лимфатических узлах;

    5) плевропневмосклероз;

    6) цирроз.

    2. Другие органы:

    1) рубцовые изменения в различных органах и их последствия;

    2) обызвествление и др.

    Первая , основная, часть классификации – клинические формы туберкулеза. В основном они различаются по локализации и клинико-рентгенологическим признакам с использованием патоморфологической характеристики туберкулезного процесса. Все клинические формы туберкулеза объединены в три группы: туберкулезная интоксикация у детей и подростков; туберкулез органов дыхания; туберкулез других органов и систем.

    Вторая часть классификации включает локализацию процесса в легких или других органах, характеристику туберкулезного процесса на основании клинико-рентгенологических признаков (инфильтрация, распад, обсеменение – проявления активного туберкулеза; рассасывание, уплотнение, рубцевание, обызвествление – проявления неактивного туберкулеза), а также наличие или отсутствие микобактерий туберкулеза (МБТ+ или МБТ–).

    Третья часть характеризует возможные осложнения: легочное кровотечение или кровохарканье, спонтанный пневмоторакс, ателектаз и т. д.

    Четвертая часть учитывает остаточные изменения после излеченного туберкулеза органов дыхания или других органов.

    Таким образом, формулировка диагноза должна быть в следующей последовательности: основная клиническая форма, локализация, фаза процесса, бактериовыделение, осложнения, остаточные изменения.

    Клинические формы туберкулеза органов дыхания подразделяются на первичные формы, возникающие у пациента в раннем периоде инфицирования, и вторичные формы, развивающиеся на фоне приобретенного вследствие инфицирования МБТ или перенесения локальных форм первичного туберкулеза относительного иммунитета к туберкулезу.

    Для клинических форм туберкулеза первичного периода характерны следующие признаки:

    1) возникновение вскоре (через 1–2–6 мес) после «виража» туберкулиновой чувствительности;

    2) лимфотропность поражения;

    3) развитие параспецифических реакций (узловатая эритема, блефарит, керато-конъюнктивит, туберкулиды кожи, артралгии, симулирующие ревматоидные и коллагеновые заболевания);

    4) распространение инфекции в организме преимущественно лимфа-гематогенным путем и склонность к ее генерализации;

    5) склонность к самозаживлению.

    Для клинических форм туберкулеза вторичного периода характерны следующие признаки:

    1) развитие туберкулезного процесса преимущественно в легком (органное поражение);

    2) склонность к распаду легочной ткани;

    3) распространение инфекции в легких преимущественно бронхогенным путем.

    Первичные формы туберкулеза встречаются чаще в детском возрасте, реже – у подростков (30%) и у молодых взрослых 18–30 лет (2,5%). Вторичные формы возникают в подростковом, молодом, зрелом возрасте и у стариков.

    Методы диагностики туберкулеза

    Клиническая диагностика

    Различные клинические формы туберкулеза, фазы течения заболевания, своевременность их диагностики, возраст больного определяют и своеобразие жалоб, симптомов болезни, данных рентгенологических и лабораторных исследований. Своевременное распознавание заболевания определяет характер его течения и исход.

    Наиболее частыми причинами диагностических ошибок являются две: отсутствие фтизиатрической настороженности и незнание клинических проявлений туберкулеза. Для туберкулеза характерно несоответствие удовлетворительного самочувствия больного выраженности рентгенологических изменений в органах дыхания и других органах. Симптомы интоксикации и функциональные нарушения различных органов и систем имеют место у большинства пациентов, но выраженность их наиболее четко представлена у детей раннего возраста, несколько слабее – у дошкольников. У младших школьников признаки болезни выражены слабо вследствие того, что в период 7–11 лет индивидуальная резистентность к туберкулезу выше, чем в других возрастах. У подростков (12–18 лет) симптомы болезни выражены по-разному: от отчетливых проявлений нездоровья до умеренных. Больные туберкулезом взрослые имеют симптомы интоксикации, выраженность которых зависит от клинической формы туберкулеза, характера течения заболевания и своевременности диагностики.

    Жалобы : наиболее частыми жалобами у больных туберкулезом являются снижение аппетита, ухудшение сна, возбудимость, фебрильная или субфебрильная температура тела в течение 3–4 недель и в последующие месяцы – непостоянная субфебрильная температура тела. У детей жалобы на кашель редкие, но подростки и взрослые часто отмечают кашель с умеренным количеством слизистой мокроты. Нередко у взрослых пациентов эти жалобы трактуются как проявления ОРВИ, бронхита или пневмонии. Могут превалировать и жалобы на боли в грудной клетке, одышку. У девушек и молодых женщин стойкое снижение аппетита приводит к потере массы тела на 4–10 кг за 3–4 мес болезни, отмечаются головная боль, утомляемость, нарушение менструального цикла. При малосимптомном течении туберкулеза больные обычно предъявляют мало жалоб и заболевание может быть выявлено либо при профилактическом флюорографическом обследовании, либо при обследовании по контакту с больным туберкулезом.

    Следует заметить, что сухой кашель или кашель с небольшим количеством слизистой мокроты не являются признаком начала специфического процесса, а характеризуют текущий туберкулез. Наличие плевральных изменений делает кашель болезненным. При активном туберкулезе он усиливается по ночам, при ходьбе, изменении погоды и температуры воздуха. В редких случаях кровохарканье и кровотечение могут быть первыми проявлениями туберкулеза у подростков и взрослых. Кровь из дыхательных путей может выделяться с приступом кашля или самопроизвольно. Эти пациенты требуют более тщательного обследования.

    Боль в груди может быть следствием поражения плевры или бронхов. При плевритах это боль острого характера в латеральной части груди, усиливается при кашле и глубоком дыхании. Такой больной дышит поверхностно, сдерживает кашель.

    Одышка развивается преимущественно у подростков и взрослых при вторичных формах туберкулеза легких (инфильтративный туберкулез, казеозная пневмония, диссеминированный туберкулез, фиброзно-кавернозный туберкулез), возникает обычно при физической нагрузке, но может появляться и в состоянии покоя.

    Потливость у пациентов с клиническими формами первичного туберкулеза обычно не выражена. Подростки и взрослые, страдающие различными формами вторичного туберкулеза в фазе распада, жалуются на ночную и предутреннюю потливость. Пот имеет запах прелого сена.

    Методы обследования больных туберкулезом

    Диагностика разных клинических форм туберкулеза представляет значительные трудности в связи со сходством клинико-рентгенологических признаков различной по этиологии патологии (воспалительные, нагноительные, системные заболевания). Нередко не учитываются эпидемиологические и социальные факторы (мигранты, беженцы, лица БОМЖ), наличие сопутствующей патологии, имеют место неполное обследование больного, некачественное рентгенологическое исследование и неправильная интерпретация данных этого исследования.

    Обязательный клинический минимум включает: углубленный сбор анамнеза, выяснение контактов с туберкулезными больными, объективное обследование больного, анализы крови, мочи, рентгенография грудной клетки, томограмма легких, микроскопия мокроты на наличие МБТ, посев мокроты, мочи на МБТ, определение чувствительности к туберкулину по пробе Манту с 2ТЕ. Эти методы позволяют диагностировать разные клинические формы туберкулеза в типичных случаях.

    В трудных случаях диагностики туберкулеза необходимо проведение бронхологического исследования, пункционной биопсии, диагностических операций (медиастиноскопия, торакоскопия, открытая биопсия легкого). Эти исследования дают возможность проводить цитологические, гистологические и биологические исследования для верификации диагноза, они доступны в хорошо оснащенных стационарах.

    При осложненном течении болезни и сочетанном поражении ряда систем организма возникает необходимость в исследовании функции дыхания и кровообращения, функции печени и других органов и систем.

    При сборе анамнеза выясняют факторы, способствовавшие развитию болезни, особое внимание уделяется выяснению источника заражения туберкулезом. Важно установить наличие семейного (больны туберкулезом отец, мать, родственники), квартирного, производственного или случайного контакта. В последнее десятилетие возросла роль двойных, тройных туберкулезных контактов и очагов смерти от туберкулеза, приводящих к развитию специфического заболевания у детей, подростков, молодых людей.

    Источником заражения могут быть и животные (крупный и мелкий рогатый скот), больные туберкулезом. Употребление в пищу сырого коровьего молока и плохо обработанного мяса может привести к заболеванию преимущественно внелегочными формами туберкулеза.

    При диагностике туберкулеза имеет значение установление инфицирования МБТ. У детей развитие клинических форм первичного туберкулеза происходит преимущественно в первые месяцы (1–3–6-й мес), реже – в первые 12–18 мес заражения. У подростков заболевание развивается как в первые месяцы инфицирования (первичные формы туберкулеза), так и через 5 и более лет после заражения МБТ (вторичные формы туберкулеза). У взрослых развитие вторичных форм туберкулеза происходит на фоне различных сроков инфицирования (10–20 лет и более).

    Предрасполагающими факторами к развитию туберкулеза являются наличие у больных заболеваний системы органов дыхания (хронический бронхит, пневмонии, бронхиальная астма, частые ОРВИ), сахарного диабета, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, нервно-психических расстройств, а также ВИЧ-инфекции. Кроме этого, имеют значение и неблагоприятные социальные факторы: низкий материальный уровень жизни, алкоголизм, голод, войны.

    Объективное обследование

    Осмотр пациентов раннего возраста, подростков, взрослых дает представление о характере физического развития и его соответствия возрастным нормам. При своевременной диагностике туберкулеза отчетливых нарушений в физическом развитии больного из удовлетворительных бытовых условий обычно не наблюдается. Позднее выявление туберкулеза сопровождается либо астенизацией, либо отставанием в физическом развитии, особенно у детей и подростков, что обусловлено симптомами интоксикации.

    Цвет кожи больного умеренно бледный с сероватым колоритом, синевой под глазами. При диссеминированных формах туберкулеза на коже лица нередко бывает румянец. После самоизлеченного туберкулеза периферических лимфоузлов на коже могут определяться втянутые рубцы звездчатой формы. Развитие клинических форм туберкулеза первичного периода в ряде случаев сопровождается параспецифическими реакциями: узловатой эритемой, блефаритами, фликтенулезными кератоконъюнктивитами, туберкулидами, артралгиями. Это характеризует активность туберкулеза. Наличие и величина прививочного знака на плече после иммунизации БЦЖ решающего значения в диагностике туберкулеза и характере его течения не имеют. Рубчик – это только подтверждение проведения прививки БЦЖ.

    При осмотре грудной клетки можно заметить выбухание межреберий и их расширение, отставание грудной клетки в акте дыхания на стороне поражения (экссудативный плеврит, осложненные формы туберкулеза органов дыхания).

    Методом пальпации можно установить снижение тургура тканей, тонуса мышц, определить количество групп и характер периферических лимфоузлов. У здоровых детей пальпируется не более 4–5 групп периферических лимфоузлов I–II размера, у инфицированных МБТ и больных туберкулезом детей определяют от 6–7 до 9–12 групп размером II–III и III–IV. Это эластично-уплотненные, безболезненные, не спаянные с кожей лимфоузлы округлой или овальной формы.

    У большинства больных локальной формой туберкулеза первичного либо вторичного генеза пальпацией можно определить стойкое напряжение и болезненность мышц надплечья на стороне поражения (симптом Штернберга).

    Пальпация остистых отростков грудных и поясничных позвонков при определении их болезненности обязывает сделать рентгенограмму позвоночника. Голосовое дрожание при произнесении слов «раз-два-три», «тридцать три», определяемое пальпаторно, бывает ослаблено при экссудативном плеврите, ателектазе, пневмотораксе, эмфиземе легких и усилено – при воспалительных, инфильтративных процессах в легких.

    Перкуссия легких при значительных объемах поражения (более 3 см) определяет укорочение перкуторного звука, который может быть при инфильтрации легочной ткани, ателектазе, выпоте в плевральную полость. Для острого милиарного туберкулеза, эмфиземы легких, больших каверн характерен перкуторный звук с коробочным оттенком. Значительное укорочение перкуторного звука наблюдается при экссудативном плеврите.

    Аускультация при ограниченных формах туберкулеза органов дыхания обычно не имеет отчетливой симптоматики. При большом объеме поражения легких (инфильтрат с распадом, плеврит, казеозная пневмония, фиброзно-кавернозный туберкулез) меняется характер дыхания (ослабление, бронхиальное дыхание, сухие или влажные хрипы). При выслушивании больного он должен дышать более глубоко, в конце выдоха слегка покашлять, затем глубоко вдохнуть. Это позволяет услышать единичные мелко– или среднепузырчатые хрипы.

    Активный туберкулез у больных всех возрастов может сопровождаться изменениями функции сердечно-сосудистой системы (тахикардия, брадикардия, функциональный систолический шум над верхушкой сердца, снижение либо повышение артериального давления), эндокринной системы (снижение или повышение функции щитовидной железы, надпочечников, поджелудочной железы), нервной системы (возбудимость, апатия, нарушение сна, раздражительность).

    Установлено, что повышение функции щитовидной железы, надпочечников является благоприятным признаком, тогда как снижение их функции приводит к торпидному, затяжному течению заболевания.

    Инструментальное и лабораторное обследования

    Методы рентгенологической диагностики занимают ведущее место в комплексном обследовании больных с патологией органов дыхания различного генеза. При расшифровке теневого изображения на рентгенограмме устанавливают локализацию поражения, его характеристику, динамику в процессе лечения.

    Анализ прямой обзорной рентгенограммы органов грудной клетки начинается с технических характеристик: контрастность, положение больного, симметричность легочных полей, положение куполов диафрагмы. Рентгенограмма производится во время вдоха больного. При отсутствии артефактов поверхность рентгенограммы должна быть равномерно матовой. Одинаковые расстояния между осью симметрии рентгенограммы и грудино-ключичными сочленениями свидетельствуют о правильной установке, расположении больного во время снимка. Ось симметрии проводится вертикально через остистые отростки позвонков.

    Легочный рисунок образован сосудистыми тенями, лежащими в плоскости рентгенограммы и в ортоградной проекции. Нормальный легочный рисунок имеет вид древовидных линейных теней, ширина которых постепенно убывает от центра к периферии, и не просматривается далее 2/3 легочного поля. Этот рисунок четкий на всем протяжении. В симметричных участках легочных полей определяется одинаковое количество линейных теней. Бронхи среднего калибра могут быть в виде кольцевидных просветлений, располагающихся рядом с сосудами. Диаметр просвета бронха обычно соответствует диаметру сосуда в ортоградной проекции. При обедненном легочном рисунке сосуды мелкого и среднего калибра не определяются, прозрачность легочных полей повышена.

    Корни легких на рентгенограмме образованы тенью крупных сосудов, крупных бронхов. В структуре корня легкого выделяют головку, хвост, тело корня, просвет промежуточного бронха. Головка (место слияния теней сосудов, идущих от верхней доли к корню) расположена на уровне переднего отрезка II ребра справа, слева – на 1,5 см ниже. Хвост – место слияния теней сосудов, идущих от нижней и средней долей на уровне переднего отрезка IV ребра. Тело – сосудистые тени, расположенные между головкой и хвостом корня легкого. Ширина корня легкого – 15–18 мм. Промежуточные и нижнедолевые бронхи – это светлые полоски между легочной артерией и тенью сердца.

    Срединная тень на рентгенограмме – это тень овала, косо расположенного по отношению к оси симметрии рентгенограммы. Она образована тенью сердца и крупных сосудов.

    Справа край срединной тени образуют правое предсердие и восходящая часть дуги аорты, слева – нисходящая часть дуги аорты, конус легочной артерии, ушко левого предсердия, левый желудочек.

    Затемнения на рентгенограмме могут быть обусловлены физиологическими и патологическими причинами. Патологические тени на рентгенограмме возникают вследствие увеличения плотности паренхимы легкого (воспаление, опухоль), нарушения бронхиальной проходимости, уплотнения плевры или скопления жидкости в плевральной полости. Диссеминация в легочной ткани может быть следствием туберкулеза, пневмонии, лимфогранулематоза, саркоидоза, пневмокониоза, метастазов злокачественных опухолей. Долевые и сегментарные затемнения наблюдаются при пневмониях, обструктивном пневмоните и ателектазе как следствие эндобронхиальных опухолей, эндогенных инородных тел. Также они могут быть обусловлены формами туберкулеза первичного периода (первичный туберкулезный комплекс, туберкулез внутригрудных лимфатических узлов при осложненном течении).

    Вследствие дефекта структуры легочной ткани могут образовываться просветления и полости. Если просветление ограничено по периметру краевым уплотнением легочной ткани, то это указывает на образование полости.

    Различают истинные и ложные полости. Истинные полости делят на формирующиеся, свежие эластичные и старые фиброзные, что отражает длительность заболевания и своевременность диагностики.

    Томографическое исследование наиболее часто применяется при изучении патологических процессов в области корней легких, средостения, верхушек легких. Этот метод позволяет выявить полости распада, очаги, инфильтраты, не имеющие отображения на рентгенограммах. Томографическое исследование дает дополнительную информацию об анатомических структурах корня легкого, возможность диагностировать увеличенные лимфоузлы, оценить состояние просвета бронхов, их деформацию, выявить стеноз, определить величину угла ветвления бронхов.

    В сложных случаях диагностики туберкулеза может быть применена и компьютерная томография, которая назначается при определенных показаниях в туберкулезных или пульмонологических центрах.

    Бронхологическое исследование применяется для уточнения диагноза и коррекции лечения больных в туберкулезных стационарах. Бронхоскопия дает возможность оценить состояние бронхов, исследовать их содержимое бактериологическими, цитологическими, биохимическими и иммунологическими методами. При туберкулезе бронха может быть инфильтративная, язвенная, свищевая форма. При излечении локальной формы туберкулеза, осложненного туберкулезом бронха, в стенке бронха образуются рубцы. Они вызывают деформацию стенки бронха, могут нарушать бронхиальную проходимость и приводить к развитию вторичных воспалительных изменений. Выделяют три степени стеноза бронха: I степень – сужение просвета бронха на 1/3; II степень – на 2/3; III степень – до размера узкой щели или точечного отверстия. Стеноз бронха нередко может быть обусловлен сдавлением бронха извне увеличенными лимфоузлами. Разная степень стеноза бронха может приводить к развитию либо эмфиземы, либо ателектаза. Неспецифический эндобронхит обычно не вызывает нарушений бронхиальной проходимости, он нередко наблюдается у больных туберкулезом детей на фоне гиперергической реакции Манту с 2ТЕ.

    Диагностический бронхоальвеолярный лаваж (БАЛ) – промывание мелких бронхов и альвеол изотоническим раствором хлористого натрия с диагностической целью. Это показано прежде всего больным с диффузными поражениями легких различного генеза: диссеминированным туберкулезом, саркоидозом, гемосидерозом, альвеолитами, гистиоцитозом. У здорового некурящего человека в жидкости БАЛ альвеолярные макрофаги являются доминирующими клетками и составляют 92%, лимфоциты – 7, нейтрофилы – около 1%, в незначительном количестве – клетки бронхоальвеолярного эпителия.

    У больных с неактивными формами туберкулеза содержание клеток в БАЛ практически такое же, как и у здоровых лиц; при активном туберкулезе количество нейтрофилов – 60% и более; при саркоидозе – лимфоцитов 60–70, нейтрофилов – 15–20, уровень альвеолярных макрофагов – до 40%. У детей, больных туберкулезной интоксикацией, в БАЛ альвеолярные макрофаги снижаются до 60%, лимфоциты возрастают до 20–30%.

    Решающим фактором в установлении диагноза туберкулеза считается выявление МБТ . Основными методами обнаружения МБТ являются бактериоскопия, культуральный (бактериологический) метод и биологическая проба на животных (морских свинках). Бактериологическое исследование может быть проведено с различными материалами: мокрота, промывные воды бронхов и желудка, ликвор, экссудаты из плевральной и брюшной полостей, содержимое лимфатических узлов, отделяемое свищей, моча, мазок из зева. Бактериоскопия проводится путем окраски мазка по методу Циля–Нильсена, она обнаруживает микобактерии при интенсивном бактериовыделении (100–500 тыс. МБТ в 1 мл). Наиболее чувствительным является бактериологический метод, который выявляет МБТ при содержании 20–100 микобактерий в 1 мл. Но рост МБТ на питательных средах медленный, и положительный результат получают через 1,5–2–2,5 мес после посева. При отсутствии роста через 2,5 мес посев считается отрицательным. С целью ускорения культурного исследования создан автоматизированный комплекс ВАСТЕС, позволяющий регистрировать рост микобактерий и определять их чуствительность к химиопрепаратам на основе флюоресценции.

    Биологический метод – заражение морских свинок материалом от больного (мокрота, промывные воды бронхов, желудка и др.) – это высокочувствительный метод, так как позволяет получить положительный результат при наличии в материале единичных МБТ (1–3 особей). Продолжительность исследования – 2,5–3 мес. Через 1 мес после заражения у морских свинок увеличиваются лимфатические узлы, появляется положительная проба на туберкулин. Животное забивают через 3 мес и проводят микробиологическое, гистологическое исследование органов (легкие, печень, селезенка).

    Серологические методы исследования сыворотки крови, экссудата, ликвора применяются с целью выявления противотуберкулезных антител, подтверждающих специфику заболевания. Повышение титра фосфатидных антител (РНГА с фосфатидным антигеном) в разведениях сыворотки 1 : 8–1 : 16 и выше (1 : 32, 1 : 64, 1 : 128 и более) отмечается у большинства детей и взрослых (80%), больных активными формами туберкулеза. При неактивном туберкулезе (фаза уплотнения, обызвествления) у 15–20% обследованных выявляются антитела в РНГА с фосфатидным антигеном преимущественно в титрах 1 : 8– 1 : 32. В настоящее время у больных активным туберкулезом взрослых специфические антитела выявляются методом иммуноферментного анализа (ИФА) в 80% случаях. Изучение функции иммунной системы у больных туберкулезом не выявило иммунологического дефицита как причины заболевания в большинстве случаев. Напротив, развитие хронического специфического процесса и возможность его излечения, а у детей возможность и самозаживления, свидетельствуют о достаточном уровне иммунной системы. Это подтверждается и положительной пробой Манту с 2ТЕ, нормальной концентрацией иммуноглобулинов (Ig) классов A, G, M или повышением уровней IgM и IgA в начале фазы инфильтрации. Изменение соотношений Т– и В-лимфоцитов в начале заболевания отражает развитие патофизиологических реакций организма, наблюдаемое при многих воспалительных процессах различной этиологии. По мере снижения признаков активности туберкулеза происходит нормализация уровней Т– и В-лимфоцитов в периферической крови.

    Гемограмма у больных туберкулезом детей имеет различные значения в зависимости от возраста, наличия контакта, формы и фазы заболевания. Имеются либо нормальные, либо умеренно повышенные показатели периферической крови: лейкоцитов, нейтрофилов, лимфоцитов, моноцитов, эозинофилов. У пациентов раннего возраста при развитии генерализованных форм туберкулеза можно отметить гипохромную анемию, умеренный лейкоцитоз или количество лейкоцитов в пределах нормы, сдвиг лейкоцитарной формулы влево лимфопению, затем она сменяется лимфоцитозом, СОЭ повышена (25–45 мм/ч и более), реже – в пределах нормальных значений. У школьников, больных туберкулезом, изменения в гемограмме либо отсутствуют, либо незначительные. У взрослых, переносящих разные клинические формы туберкулеза, показатели гемограммы различны и наиболее изменены при диссеминированных, инфильтративных, фиброзно-кавернозных формах, а также при казеозной пневмонии и осложненном течении заболевания. Отмечаются гипохромная анемия, умеренный лейкоцитоз, сдвиг лейкоцитарной формулы влево, лимфопения, моноцитоз, ускорение СОЭ (25–50 мм/ч и более).

    В анализах мочи изменения нередко отсутствуют, но у ряда больных отмечается умеренная гематурия (единичные свежие эритроциты), умеренная протеинурия. Это является основанием к неоднократному бактериологическому исследованию мочи на наличие МБТ.

    Анализ мочи на МБТ должен назначаться всем инфицированным МБТ детям в период «виража» туберкулиновой реакции, даже при нормальных общих клинических анализах мочи.

    Биохимические исследования сыворотки крови – протеинограмма, уровень сиаловых кислот, бета-липопротеидов и др. – позволяют подтвердить активность туберкулезной инфекции, хотя эти тесты не отражают специфическую природу воспаления.

    В сложных диагностических случаях в последние годы используется современный эффективный метод полимеразной цепной реакции (ПЦР), который позволяет обнаружить МБТ в мокроте, плевральной, спинномозговой жидкости, моче, сыворотке крови.

    Применение этого метода доступно только крупным медицинским центрам.

    Выявление туберкулеза

    Туберкулинодиагностика. Оценка результатов обследования больного при подозрении на туберкулез требует решения вопросов: 1) инфицирован ли МБТ данный пациент? 2) Кто является источником заражения? 3) На каком сроке инфицирования выявлено заболевание? Ответы на эти вопросы имеют наибольшее значение в установлении диагноза туберкулеза у детей и подростков. Поскольку взрослые к 30 годам почти все инфицированы МБТ, характер чувствительности к туберкулину имеет у них меньшее значение.

    Ведущим методом выявления инфицирования МБТ является туберкулинодиагностика , а регулярное ее использование позволяет своевременно установить заражение туберкулезом ребенка или подростка. Туберкулинодиагностика основана на применении туберкулина, который был получен в 1890 г. Р. Кохом. Туберкулин представляет собой специфический аллерген, с помощью которого определяют сенсибилизацию организма человека к продуктам жизнедеятельности МБТ. Он включает в себя туберкулинопротеины, полисахариды, липидные фракции и нуклеиновую кислоту. Активным началом является комплекс протеинов и липидов. В России сухой очищенный туберкулин был получен М. А. Линниковой в 1939 г., а с 1954 г. началось его массовое производство. В РФ существуют 2 формы выпуска туберкулина.

    1. Сухой очищенный туберкулин, выпускается в ампулах, содержащих 50 000ТЕ (туберкулиновых единиц). Он испольэуется только в противотуберкулезных учреждениях.

    2. Очищенный туберкулин в стандартном разведении – готовый к употреблению раствор туберкулина, содержащий 2ТЕ в 0,1 мл (в ампуле 30 доз).

    Массовая турбекулинодиагностика проводится начиная с 12 мес и до 18 лет ежегодно 1 раз в год, детям привитым вакциной БЦЖ. Детям, не привитым БЦЖ, массовая турбекулинодиагностика проводится с возраста 6 мес каждые полгода.

    Основной туберкулиновой пробой, применяемой для массовой туберкулинодиагностики, является внутрикожная проба Манту с 2ТЕ. Результаты оцениваются в период максимального развития реакции – через 48–72 ч. Реакция считается отрицательной при отсутствии папулы и гиперемии на месте введения туберкулина (на границе верхней и средней трети предплечья). Лица, не подвергавшиеся вакцинации БЦЖ и не зараженные МБТ, на туберкулин не реагируют.

    Туберкулиновые пробы являются клиническим выражением феномена повышенной чувствительности замедленного типа, которая развивается вследствие сенсибилизации организма человека или животного полноценным антигеном – вирулентным или ослабленной вирулентностью МБТ (заражение МБТ человеческого или бычьего вида, иммунизация вакциной БЦЖ).

    У инфицированного МБТ или вакцинированного БЦЖ на месте введения туберкулина через несколько часов начинается образование папулы, вокруг которой наблюдается гиперемия кожи. Папула представляет собой мононуклеарный инфильтрат. При повышенной сенсибилизации организма возникают и резко выраженные реакции на введенную дозу туберкулина: размер папулы значительный (15 мм и более); в центре папулы независимо от ее размера могут формироваться некроз, везикулы, возникать лимфангоит и регионарный лимфаденит. Некроз при этом никогда не бывает казеозным. Положительной проба Манту с 2ТЕ считается, если папула имеет диаметр 5 мм и более. Размеры инфильтрата 17 мм и более – у детей, 21 мм и более – у взрослых считаются гиперергической реакцией. Кроме того, появление дополнительных элементов на папуле или вокруг нее (некроз, везикула, лимфангит) при любом диаметре папулы считается проявлением гиперергической чувствительности к туберкулину.

    Интерпретация результатов туберкулиновых проб осложняется тем, что абсолютное большинство детей (97–98%) подвергаются вакцинации БЦЖ при рождении и ревакцинации в декретированные сроки. Это приводит к тому, что около 60% иммунизированных имеют сомнительные и положительные реакции на пробу Манту с 2ТЕ. Дифференциальная диагностика между поствакцинной и инфекционной аллергией основывается на следующих принципах:

    1. Срок, прошедший после иммунизации: появление впервые положительной пробы Манту с 2ТЕ через 2–3 года и более после введения вакцины БЦЖ, после отрицательных туберкулиновых проб, свидетельствует о возникновении «виража» (крутого поворота) туберкулиновой чувствительности, обусловленной заражением (инфицированием) МБТ.

    2. Нарастание чувствительности к туберкулину – увеличение размера инфильтрата по пробе Манту с 2ТЕ на 6 мм и более (например, 1998 г. – 3 мм, 1999 г. – 10 мм; 1998 г. – 6 мм, 2000 г. – 12 мм).

    3. Гиперергические пробы Манту с 2ТЕ.

    4. Наличие на протяжении 5–7 лет монотонной положительной туберкулиновой пробы без тенденции к снижению чувствительности к туберкулину (например, 7 мм – 9 мм – 6 мм – 8 мм – 10 мм – 10 мм).

    Наибольшие трудности в интерпретации чувствительности к туберкулину возникают у детей первых трех лет жизни, вакцинированных БЦЖ. В этой возрастной группе результаты массовой туберкулинодиагностики имеют ограниченное диагностическое значение, так как начало инфицирования МБТ, возникающее на фоне поствакцинной аллергии, обычно сопровождается развитием нормергических реакций на туберкулин (диаметр инфильтрата – 6–8–10 мм), которое часто трактуется врачом-педиатром как следствие вакцинации БЦЖ.

    В сомнительных случаях для уточнения природы положительной реакции на туберкулин по пробе Манту с 2ТЕ должны быть использованы методы индивидуальной туберкулинодиагностики, которые применяются в противотуберкулезном диспансере (ПТД) и специализированном стационаре (использование низких концентраций туберкулина – 0,1ТЕ; 0,01ТЕ в реакции Манту; постановка кожной градуированной пробы Пирке со 100%, 25%, 5% и 1% туберкулином).

    Регулярное использование метода массовой туберкулинодиагностики позволяет установить показатель инфицированности МБТ в различных возрастных группах. У большинства обследованных детей детских садов и школ определяются сомнительные и умеренно положительные пробы Манту с 2ТЕ, тогда как гиперергические пробы – лишь у 0,5% обследованных. Установлено, что 75% инфицированных МБТ имеют размер инфильтрата от 11 мм и более, но у 25% инфицированных проба Манту с 2ТЕ выражена слабее (размер инфильтрата – от 5 до 10 мм, но возможны и сомнительные реакции на туберкулин). В последние годы средний размер папулы по пробе Манту с 2ТЕ у инфицированных МБТ составлял 9,2 ± 0,4 мм, тогда как в 80-е гг. ХХ в. – 8,3 ± 0,3 мм.

    Среди больных туберкулезом детей и подростков всегда наблюдались вариации чувствительности к туберкулину, которые определялись наличием контакта с больным туберкулезом, возрастом больного, активностью туберкулезного процесса. У больных туберкулезом детей раннего возраста отрицательная проба Манту с 2ТЕ встречается, по данным разных авторов, в 2–13% случаях. При активных формах туберкулеза варианты чувствительности к туберкулину по пробе Манту колеблются от отрицательных, сомнительных, умеренно положительных реакций до гиперергических. Последние встречаются у больных туберкулезом детей и подростков в 25% случаях.

    Таким образом, массовая туберкулинодиагностика является основным методом выявления инфицирования МБТ ребенка или подростка. При обследовании детей и подростков по «виражу» туберкулиновой реакции или по нарастанию чувствительности к туберкулину возникает возможность своевременного выявления заболевания туберкулезом. Инфицированный МБТ в большинстве случаев – это здоровый ребенок или подросток, только 10% из них заболевают туберкулезом. Поэтому каждый ребенок или подросток с «виражом» или нарастанием туберкулиновой чувствительности должен быть в течение 2 недель обследован (обзорная рентгенограмма грудной клетки или флюорограмма у подростков, клинический анализ крови, анализ мочи – все анализы делают в поликлинике) и направлен в ПТД. В это же время должны быть обследованы флюорографически все члены семьи, что в ряде случаев позволяет выявить заболевание туберкулезом органов дыхания у одного из родственников инфицированного ребенка. При обследовании в ПТД у большинства инфицированных МБТ признаков заболевания (клинических и рентгенологических) не определяется. В этом случае предлагают провести курс химиопрофилактики одним туберкулостатическим препаратом (тубазид, фтивазид) в течение 3 мес., желательно в условиях туберкулезного санатория. В течение первого года инфицирования МБТ необходимо объяснить родителям важность полноценного питания ребенка, подростка, достаточного пребывания на воздухе, занятий физической культурой. Следует помнить о том, что ребенок, наблюдающийся в ПТД по поводу «виража» (VI группа диспансерного учета), имеет медицинский отвод от проведения ему профилактических прививок против других инфекций сроком на 6 мес. Своевременность обследования и проведения профилактических мероприятий по поводу инфицирования детям и подросткам повышает их эффективность и сокращает возможность развития заболевания туберкулезом. Как показывает анализ историй болезни детей и подростков туберкулезных стационаров, в последние годы только 30% детей с «виражом» туберкулиновой чувствительности обследуют в первые 4–6 недель с момента его установления, остальных – в более поздние сроки (6–9–18 мес). Поэтому в основном обследование детей и подростков методом туберкулинодиагностики несвоевременное, курсы химиопрофилактики назначают необоснованно поздно (что уже и нецелесообразно) и не контролируют прием туберкулостатиков. Это снижает эффективность проводимых мероприятий и способствуют росту заболеваемости туберкулезом детей и подростков. Массовая туберкулинодиагностика остается основным методом (70%) выявления туберкулеза у детей и редко (9%) – у подростков.

    Следует иметь в виду, что развитие заболевания туберкулезом ребенка обычно происходит в первые 2–6 мес с момента «виража» (переход отрицательной пробы Манту с 2ТЕ в положительную). Однако диагностика туберкулеза у инфицированных МБТ в большинстве случаев происходит на сроках 12–18 мес и более с момента выявления «виража», т. е. несвоевременно.

    Эпидемиологический метод выявления туберкулеза. Эпидемиологический метод применяют к детям и подросткам, проживающим в очагах туберкулезной инфекции. В наиболее опасных очагах (I, II группы, в которых проживают больные активным туберкулезом с постоянным или периодическим бактериовыделением на фоне низкого социального и санитарного уровня жизни) дети и подростки наблюдаются фтизиатром 1 раз в 3–4 мес. Врач-педиатр также контролирует состояние их здоровья. Всякое неясное, часто рецидивирующее заболевание или затяжное по характеру клинического течения заболевание у ребенка или подростка из очагов туберкулеза должно вызывать подозрение на возможность специфического процесса. В этих случаях может быстрее достигаться своевременность диагностики клинической формы туберкулеза у ребенка или подростка, особенно если одновременно врач-фтизиатр и врач-педиатр внимательно наблюдают за состоянием здоровья проживающих в очагах инфекции. Это возможно, если врач общемедицинской сети информирован о наличии очагов туберкулезной инфекции в районе обслуживания, что достигается постоянным контактом в работе и обменом сведениями участкового фтизиатра и участкового педиатра.

    При возрастающих показателях заболеваемости туберкулезом взрослого населения выявление туберкулеза у детей и подростков эпидемическим методом (по контакту) составляет только 25%, тогда как заболеваемость детей и подростков в очагах инфекции в 10–20 раз выше, чем при неустановленном контакте.

    Активное выявление туберкулеза у лиц из групп риска. Среди детей и подростков, подверженных различным хроническим неспецифическим заболеваниям или частым вирусным инфекциям (6 раз в году и более) и вследствие этого имеющих сниженную резистентность к туберкулезной инфекции, должна проводиться активная работа по своевременному выявлению инфицирования МБТ и заболевания туберкулезом. Из различных неспецифических заболеваний на первом месте – болезни органов дыхания: острая затяжная пневмония, рецидивирующий бронхит, респираторный аллергоз, бронхиальная астма. При активном выявлении инфицированных МБТ среди этого контингента больных детского пульмонологического стационара было выявлено 65% инфицированных МБТ, что в 13 раз превосходило предварительные официальные данные. Сроки инфицирования были в пределах 3 лет у большинства больных, почти никто из этих детей не был обследован и не получал курсы химиопрофилактики по поводу «виража» туберкулиновой реакции. Причиной несоответствия полученных данных и предварительных официальных по показателю инфицированности МБТ детей с неспецифическими заболеваниями легких (НЗЛ) были медицинские отводы от постановки проб Манту с 2ТЕ у этих пациентов, что было неоправданным. У больных респираторным аллергозом, бронхиальной астмой легкого и среднетяжелого течения в межприступном периоде ни разу не наблюдалось синдрома обструкции дыхательных путей в ответ на постановку пробы Манту с 2ТЕ; 0,1ТЕ; 0,01ТЕ и градуированную кожную пробу Пирке (Гринчара и Карпиловского). Комплексное обследование больных НЗЛ, развившихся на фоне инфицирования МБТ, позволило выявить у 15% из них признаки активности туберкулезной инфекции. Это послужило основанием к назначению этим детям курсов превентивной терапии двумя туберкулостатическими препаратами в течение 4 мес, что позволило увеличить сроки ремиссии, особенно у больных бронхиальной астмой, до 6–8 мес.

    Другая патология, которая требует активного обследования с целью выявления туберкулеза, – это хронические воспалительные заболевания мочеполовой системы, так как туберкулез мочевой системы стоит на первом месте в структуре внелегочных локализаций туберкулеза у подростков. Для диагностики специфического поражения этой системы необходимо проводить ежегодно посев мочи на МБТ у больных с хроническими воспалительными заболеваниями мочевыделительной системы.

    Поскольку туберкулез глаз у детей и подростков в разные временн ы е периоды занимал первые места в структуре внелегочных локализаций туберкулеза, то инфицированный МБТ, особенно при наличии жалоб на органы зрения, должен быть осмотрен фтизиоокулистом.

    Взрослые больные НЗЛ, сахарным диабетом, язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки, психическими заболеваниями, больные СПИДом, алкоголизмом должны периодически обследоваться на туберкулез.

    Выявление туберкулеза у взрослых и подростков идет обычно двумя методами: 1) по обращаемости при наличии стойких жалоб на протяжении 2–3 мес и более и сохранении удовлетворительного самочувствия; 2) профилактическое флюорографическое обследование.

    Туберкулинодиагностика у подростков как повод обследования на туберкулез имела место лишь у 9–12%.

    Выявление туберкулеза по обращаемости. У определенной категории больных выявление заболевания туберкулезом происходит тогда, когда из-за отсутствия обследования по данным туберкулинодиагностики и применения профилактических мероприятий у инфицированных МБТ заболевание постепенно развивается и в клинической картине начинают отчетливо превалировать те или иные симптомы интоксикации и жалобы больного (плохой аппетит, похудание, утомляемость, головная боль, кашель с умеренным количеством мокроты, субфебрильная температура тела). Стойкость этих жалоб, изменение самочувствия больного вызывают беспокойство родителей и вынуждает их обратиться к врачу. Обследование такого больного нередко проводится в соматическом стационаре, где на основании клинико-рентгенологических и лабораторных данных высказывается предположение о развитии туберкулезного процесса. Этим методом, как правило, диагностируют выраженные клинические формы туберкулеза, нередко с осложненным течением, что обусловлено несвоевременностью диагностики заболевания.

    Этот метод выявления туберкулеза нередко встречается у детей раннего возраста (30–42%) вследствие того, что интерпретация положительных проб Манту с 2ТЕ у ребенка первых трех лет жизни, вакцинированного БЦЖ при рождении, затруднена при отсутствии прямых указаний на контакт с больным туберкулезом. Выявление туберкулеза по обращаемости также часто встречается и при диагностике его у подростков – у 15–30%; заболевших в области, сельской местности – у 30–48%.

    Выявление туберкулеза у взрослых в 45–50% идет по обращаемости при наличии стойких жалоб разной степени выраженности. Наиболее часто встречаемые: снижение аппетита, кашель сухой или с умеренным количеством слизистой мокроты, похудание, непостоянная субфебрильная температура тела, раздражительность.

    Профилактическое флюорографическое обследование. В России рост заболеваемости туберкулезом связан с ухудшением социально-экономических условий и значительным сокращением охвата населения флюорографическими обследованиями. Флюорографическое обследование населения как метод, наиболее распространенный в России в конце ХХ в., сократилось до 52% против 75% в 1986 г. Это привело к утяжелению структуры заболеваемости вследствие поздней диагностики туберкулеза и снижению эффективности лечения. В настоящее время около 85% флюорографических установок нуждается в замене из-за технического износа. По данным ретроспективной оценки флюорограмм, технический брак достигает 5–7%, пропуск патологии при двойном чтении флюорограмм – 15–40, недовывоз на дообследование – 15–20%. Эти погрешности суммарно составляют 30–50% всех исследований (А. И. Кучеров, Е. Ю. Ильичева, 2000 г.).

    Тактика проведения профилактической флюорографии среди всего населения начинает заменяться тактикой проведения ее среди групп людей, подверженных повышенному риску заболевания туберкулезом. Это позволяет в разумных пределах сокращать устаревшие материально-технические ресурсы и технологии, заменяя их более совершенными и экономичными.

    Использование компьютерных технологий для индивидуального учета и формирования групп риска по специально разработанной программе позволило сократить объем флюорографического обследования на 50–55% и выявить при этом 75–87,9% больных туберкулезом. Общая численность традиционных групп риска по туберкулезу составила 17,2% взрослого населения. Флюорографическое обследование населения из групп риска (высокая степень риска – 11,9% в 1999 г., средняя степень – 21,2, низкая степень – 66,9%) дало следующие результаты: заболеваемость в группе высокого риска была 226,0 на 100 тыс. человек; в группе средней степени риска – 42,7; в группе низкой степени риска – 25,3 на 100 тыс. Считается, что ежегодно должно быть обследовано 43–45% взрослого населения (высокая и средняя степень риска).

    Установлено, что флюорографическому обследованию 1 раз в год подлежат следующие группы: поликлиническая, диспансерная, декретированные контингенты, мигранты высокой степени риска (прибывшие из мест лишения свободы в течение 3 лет после освобождения), что суммарно составляет 38,7% взрослого населения района. Если к этому прибавить лиц средней степени риска, то ежегодно должно быть обследовано 43–45% взрослого населения.

    Большое значение имеет стоимость выявления одного больного туберкулезом. Так, в 1999 г. выявление одного больного туберкулезом обходилось в 28 350 руб. Анкетный скрининг декретированных контингентов позволил распределить их по группам риска. В группу высокой степени риска вошло 10,6% декретированных контингентов и 11,9% всего взрослого населения; средней степени риска – 22,8 и 21,1%; низкой – 66,4 и 66,9% соответственно. Стоимость выявления одного больного туберкулезом из группы высокой степени риска составила 5235 руб., средней – 45 985, низкой – 66 135 руб.

    Внедрение методики активного выявления больных туберкулезом на основе компьютерных технологий позволило в 2 раза сократить расходы на флюорографию, снизить темпы роста заболеваемости и повысить эффективность лечения.

    Дополнительными методами выявления больных туберкулезом являются бактериологические методы: световая и люминесцентная микроскопия мазка мокроты и посев на МБТ. Применение этих методов в качестве скрининга оправдано у кашляющих и выделяющих мокроту, но считающих себя здоровыми.

    Для более эффективного и экономичного выявления туберкулеза интенсивно внедряются в практику методы цифровой беспленочной флюорографии. Эти методы позволяют избежать расходов на пленку и химреактивы, снизить радиационную нагрузку на пациента в 4 раза, получить рентгеновское изображение непосредственно по окончании экспозиции на экран компьютерных мониторов, что исключает возможность брака изображения. Беспленочный цифровой аппарат позволяет существенно повысить диагностическую ценность изображения. В настоящее время в России находится в эксплуатации более 100 отечественных беспленочных цифровых флюорографов различных моделей (А. И. Кучеров, Е. Ю. Ильичева, 2000 г.).

    Раздел 2 Клинические формы туберкулеза органов дыхания первичного периода

    Клинические формы туберкулеза подразделяются на первичные и вторичные. Первые чаще встречаются в детском и подростковом возрасте, значительно реже – у взрослых, вторичные формы – преимущественно у взрослых и несколько реже – у подростков. Первичный туберкулез возникает и развивается при первом контакте возбудителя с организмом человека, заканчивается при выздоровлении больного формированием относительного иммунитета к МБТ. Вторичный туберкулез формируется на фоне приобретенного после инфицирования МБТ и заболевания первичным туберкулезом относительного иммунитета и имеет свои особенности.

    Первичный туберкулез

    Первичный туберкулез включает те клинические формы, которые возникают в период первичного инфицирования и характеризуются своеобразными клинико-рентгенологическими и иммунобиологическими признаками. Они развиваются, как правило, в течение первого года заражения МБТ с акцентом на первые 2–6 мес. Чем короче инкубационный период (4 недели), тем хуже прогноз. Характерные черты первичного туберкулеза следующие: 1) первичная инфекция часто протекает с высокой сенсибилизацией всех органов и тканей продуктами жизнедеятельности МБТ, что сопровождается в период «виража» туберкулиновой реакции выраженными пробами (75% инфицированных имеют реакцию Манту с 2ТЕ 11 мм и более, вплоть до гиперергических реакций); 2) склонность к генерализации инфекции преимущественно лимфогематогенным путем; 3) лимфотропность, т. е. поражение лимфатической системы: лимфатических узлов и лимфатических сосудов; 4) развитие параспецифических реакций: блефарита, керато-конъюнктивита, узловатой эритемы, артралгии и др.; 5) склонность к самозаживлению; клиническое выздоровление наблюдается часто.

    В структуре первичного туберкулеза доминируют клинические формы, при которых поражение лимфатических узлов является главным (туберкулез внутригрудных лимфоузлов, туберкулез периферических лимфоузлов).

    Поражение лимфатических узлов является основным морфологическим и клиническим выражением первичного туберкулеза, в том числе и хронически текущего. Оно определяет клиническую картину, частоту и характер осложнений, время и стабильность излечения.

    МБТ попадают в организм человека из окружающей среды в большинстве случаев через дыхательные пути. Сам же механизм развития легочного процесса может быть гематогенным, так как воспринятая инфекция сразу не фиксируется легкими и последние поражаются последовательно (через 3–4 недели и более) при циркуляции МБТ в кровеносной системе. Поражение легких является следствием специфических туберкулезных изменеиий лимфатических узлов. Легочные инфильтрации при классическом первичном комплексе в значительной степени обусловлены ателектатическими изменениями вследствие перехода процесса из увеличенных бронхиальных лимфатических узлов на долевые и сегментарные бронхи. По данным отечественных патоморфологов и бронхологов, изменения в бронхах, включая сегментарные и субсегментарные, выявились у 25–94% детей, больных первичным туберкулезным комплексом. Изменения в бронхах чаще возникали через 4–12 мес. после развития локальных форм туберкулеза.

    Доминирующим моментом в возникновении клинических форм первичного туберкулеза является циркуляция МБТ по лимфатической системе с последующим развитием преимущественно в лимфоузлах параспецифических и специфических изменений. Выход МБТ за пределы лимфатической системы знаменует возникновение множественных локализаций, главным образом гематогенным путем, в различных органах и системах (печень, селезенка, кишечник, опорно-двигательный аппарат, органы зрения, центральная нервная система и др.). Туберкулез первичного периода: это безлокальная форма туберкулеза – туберкулезная интоксикация; первичный туберкулезный комплекс; туберкулез внутригрудных лимфатических узлов. Помимо этого, у детей, преимущественно грудного возраста, раннего возраста, проживающих в очаге инфекции, развивается милиарный туберкулез первичного генеза. При поздней диагностике этой тяжелой формы генерализованного процесса ребенок погибает.

    У инфицированного МБТ ребенка, подростка или после перенесения ими клинических форм первичного туберкулеза в течение 1–4 лет формируется относительный иммунитет к туберкулезу.

    Туберкулезная интоксикация

    Туберкулезная интоксикация – симптомокомплекс функциональных нарушений различных органов и систем организма, зараженного МБТ, развивающийся на фоне инфицирования. Это может происходить либо в течение первого года после «виража» туберкулиновой чувствительности, либо в течение первых 2–4 лет инфицирования, нередко после самоизлечения от туберкулеза с исходом в обызвествление лимфоузлов корня легкого. Имеющиеся на этом фоне стойкие признаки интоксикации свидетельствуют, что не достигнуто клиническое выздоровление и туберкулезная инфекция принимает хроническое волнообразное течение. Этот вариант развития туберкулеза чаще встречается у детей в возрасте от 6 до 12 лет. В структуре впервые выявленных больных активными формами туберкулеза интоксикация составляет 7–13%.

    Симптомы интоксикации следующие:

    1) отставание в физическом развитии, в массе тела. Дети либо астенической конституции (высокие и худые), либо худые, отстающие в росте. Бледность кожи с сероватым колоритом;

    2) периферические лимфоузлы измененной конфигурации, плотные, пальпируются в 6–10 группах, безболезненные;

    3) нервозность, утомляемость, впечатлительность, беспричинные головные боли, снижение успеваемости в школе;

    4) периодическая субфебрильная температура тела, иногда – кратковременные подъемы температуры до фебрильных цифр;

    5) параспецифические реакции: хронические блефариты, конъюнктивиты, фликтены, узловатая эритема;

    6) положительные пробы Манту с 2ТЕ от нормергических до гиперергических;

    7) гипохромная анемия, умеренный лимфоцитоз, периодическое ускорение СОЭ до 15–25 мм/ч;

    8) рентгенограмма органов грудной полости либо без патологических изменений, либо с наличием кальцинатов в лимфоузлах корня легкого.

    Постановка диагноза туберкулезной интоксикации происходит при установлении в ряде случаев контакта с больным туберкулезом, при стойких симптомах заболевания, не исчезающих при проведении неспецифического лечения по поводу сопутствующей патологии. Эта клиническая форма специфического заболевания относится к активному туберкулезу. Больной лечится двумя противотуберкулезными препаратами (фтивазид, пиразинамид) в течение 6–8 мес в условиях туберкулезного санатория, наблюдается по I группе диспансерного учета в течение года, в этот период пациенту не делают профилактические прививки против других инфекций. В дальнейшем больной переводится в III группу учета и может посещать детские учреждения. Исходы этой формы туберкулеза в большинстве случаев благоприятны, но при тяжелых эпидемических, социальных условиях может наблюдаться переход в локальные формы и даже в менингит.

    Первичный туберкулезный комплекс

    Первичный туберкулез встречается преимущественно в раннем и дошкольном детском и подростковом возрасте (18–30%), у школьников – реже (9–12%) и редко – в структуре заболеваемости взрослого населения активными формами туберкулеза (9%).

    Первичный туберкулезный комплекс (ПТК) состоит из очага в пораженном органе (легкие, кишечник, миндалины и др.), лимфангопта, т. е. специфического воспаления в отводящих лимфатических сосудах, и специфического воспаления в регионарных лимфатических узлах – лимфаденита. Чаще ПТК развивается в легких (91–93%), реже – в кишечнике (1–7%), затем – в остальных органах (миндалины, кожа, среднее ухо) – 1%. Первичный легочный аффект представляет собой фокус казеозной пневмонии ацинозного и лобулярного характера (диаметр его 1,0–1,5 см). Располагается он всегда под плеврой, окружен зоной перифокального воспаления. Ширина этой зоны различна, качественный состав экссудата неоднороден. Вокруг творожистого очага появляются типичные эпителиоидные клетки. Впоследствии вокруг эпителиоидных клеток развивается волокнистая соединительная ткань, окружающая очаг. В очаге оказываются две капсулы: внутренняя специфическая и наружная неспецифическая. По мере затихания процесса внутренняя капсула истончается, во внутренних участках капсулы начинают выпадать соли кальция, постепенно захватывая весь очаг. Очаг медленно уменьшается в размерах, но даже в старых очагах остаются эпителиоидноклеточные бугорки с наличием МБТ, хотя и ослабленных в своей вирулентности. Это определяет формирование относительного иммунитета к туберкулезу (положительная туберкулиновая проба многие годы), свидетельствующего об определенной степени резистентности к инфекции. Степень и длительность поражения лимфатических узлов средостения и корня легкого намного выше, чем в первичном очаге.

    Первичный очаг локализуется в хорошо аэрируемых сегментах – S3; S5; S8; реже – в S2 у детей старшего возраста. Чаще поражается правое легкое, у 4% детей раннего возраста возможно развитие ПТК в обоих легких. Клиническое течение ПТК подразделяется на неосложненное и осложненное. Это имеет значение для прогноза и для сроков лечения больного.

    Начало и течение болезни разнообразно и определяется наличием контакта с туберкулезным больным, возрастом ребенка, уровнями социального фактора и санитарной культуры семьи. У детей школьного возраста при случайном или квартирном контакте ПТК может протекать незаметно и быть обнаружен в виде обызвествления в легочной ткани через длительный промежуток времени (2 года и более) на рентгенограммах или при флюорографическом обследовании. ПТК может протекать и остро – по типу пневмонии. В течение 3–4 недель наблюдается фебрильная температура тела, но общее состояние ребенка страдает в меньшей степени, чем при неспецифической пневмонии. Впоследствии температура тела непостоянная субфебрильная. Отмечаются только недомогание, слабость, возбудимость или сонливость. Клиника скудна симптомами: небольшой кашель, умеренная гиперемия зева, насморк, вызванный набуханием слизистой верхних дыхательных путей вследствие выраженной сенсибилизации МБТ. У ребенка при остром начале и тяжелом течении ПТК могут появиться различные параспецифические реакции, аллергический миокардит. Периферические лимфоузлы пальпируются в 6–10 группах, мягкоэластичные, безболезненные, от 2 до 10 мм в диаметре. Отмечается определенная пестрота клинических проявлений болезни: изменение сердечно-сосудистой системы (тахикардия, систолический шум на верхушке сердца); печень, селезенка могут быть увеличены.

    Обследование грудной клетки : небольшое укорочение перкуторного звука, степень которого определяется протяженностью пораженного участка легкого. Дыхание в этой зоне ослаблено. Перкуссия внутригрудных лимфоузлов выявляет укорочение звука на уровне пораженных лимфоузлов. Установленные перкуторные и аускультативные изменения стойкие на протяжении 4–6 мес.

    Лабораторные данные : гемограмма – гипохромная анемия, умеренный лейкоцитоз (10–11 тыс.), нейтрофильный сдвиг влево, лимфопения, СОЭ – 25–40–50 мм/ч. Биохимическое исследование выявляет признаки активности воспалительного процесса в легких (белковые фракции, сиаловые кислоты, β-липопротеиды).

    Поиски МБТ – исследование мокроты, промывных вод бронхов, желудка (особенно у детей раннего возраста) троекратно; несколько бактериологических исследований на МБТ подряд, окраска мазков по Циль – Нильсену. Это позволяет выявить МБТ у 15% больных.

    При серологических исследованиях сыворотки крови (РНГА с фосфатидным антигеном, ИФА) – положительный ответ у 80% больных активным туберкулезом.

    Рентгенологическое исследование. Данные этого исследования зависят от сроков диагностики, фазы процесса, возраста ребенка. Классический ПТК состоит из трех компонентов: очаг в легком, регионарный лимфаденит и связывающий их лимфангоит. Проходит четыре фазы своего развития: инфильтрация, рассасывание, уплотнение и обызвествление. Фаза инфильтрации характеризуется довольно интенсивным затемнением легочной ткани, связанным с корнем легкого. Инфильтрат негомогенен, границы его несколько размыты, сосуды и бронхи просвечивают через инфильтрат. Размеры инфильтратов различны, они могут быть лобарными, сегментарными и бронхолобулярными. При рассасывании инфильтрата видно его субплевральное расположение. Когда размеры инфильтрации начинают уменьшаться, выявляются два воспалительных фокуса – легочный и фокус увеличенных регионарных лимфоузлов – и связывающий их лимфангоит. Это начало рассасывания, которое называется «биполярность», – характерный признак ПТК. Фазы инфильтрации и рассасывания (каждая продолжительностью 3 мес) переходят в фазу уплотнения и обызвествления. На этом этапе развития ПТК четко выявляются два компонента, фаза обызвествления наступает через 8–12 мес от начала заболевания. Формирование очага Гона происходит через 2–2,5 года при неосложненном течении. Иногда отложения извести видны по ходу лимфангоита. В ряде случаев обызвествление может начинаться раньше – через 4– 6 мес от начала лечения. Возрастные особенности рентгенологической картины ПТК у детей грудного и раннего возраста следующие: признак биполярности часто отсутствует ввиду значительной выраженности пневмонической реакции и частоты лобарных процессов. При этом интенсивность и величина тени перекрывают тень корня. Только спустя 4–6 мес начинает выявляться биполярность. У детей раннего возраста чаще наблюдаются лобарные и сегментарные поражения. В дошкольном и школьном возрастах – наоборот, биполярность наблюдается часто, а иногда сразу выявляется свежий легочный очаг, связанный лимфангоитом с воспалительным процессом в корне легкого. Симптомы интоксикации у больных школьного возраста выражены умеренно или слабо – к 5–7 мес лечения они фактически не выявляются. У детей грудного и раннего возраста они сохраняются дольше – до 8–10 мес лечения.

    Заживление ПТК идет по трем типам:

    1) полное рассасывание по данным рентгенологического исследования наблюдается редко – у 15% больных;

    2) обызвествление – у 60% больных, преимущественно из очагов туберкулеза, а также при поздней диагностике заболевания;

    3) фиброз в области легочного компонента и регионарных лимфоузлов – 25%.

    Обратное развитие специфического процесса при гладком течении ПТК и достижение клинического выздоровления продолжаются 2–3 года. Заживление в регионарных ВГЛУ происходит позже, так как очаги казеоза в них значительно массивнее. Курс специфического лечения – 10–12 мес.

    Туберкулез внутригрудных лимфатических узлов

    Эта форма первичного туберкулеза является ведущей в структуре заболеваемости туберкулезом детей и составляет 68–80% среди впервые выявленных больных. Туберкулез внутригрудных лимфатических узлов (ТВГЛУ). Развивается преимущественно в течение первого года инфицирования МБТ ребенка и подростка, но диагностика ТВГЛУ происходит большей частью на сроках 15–18 мес инфицирования. В сельской местности еще позже – через 2–3 года инфицирования.

    Развитие этой локальной формы происходит после короткого периода бактериемии МБТ (2–3 недели), возникающего после заражения туберкулезом. Вследствие лимфотропности возбудителя МБТ оседают в лимфатической системе, что сопровождается формированием специфических морфологических изменений. ТВГЛУ может протекать в виде инфильтративной, туморозной и малой форм. Это деление в определенной степени условно. При инфильтративной форме преобладает перинодулярное воспаление, очаг туберкулезного поражения в лимфоузле – умеренного размера. Туморозный бронхоаденит характеризуется обширным объемом поражения лимфоидной ткани, зона перифокального воспаления не выражена. Процесс ограничивается капсулой лимфатического узла, увеличивающегося до значительных размеров. Малая форма ТВГЛУ характеризуется незначительным увеличением 1–2 групп (от 0,5 до 1,5 см) лимфоузлов. Согласно данным В. А. Сукенникова, внутригрудные лимфоузлы делятся на паратрахеальные, трахеобронхиальные, бифуркационные и бронхопульмональные [8]. Паратрахеальные расположены между трахеей и пищеводом; трахеобронхиальные лимфоузлы справа лежат на передненаружной поверхности трахеи, верхней поверхности главного бронха и бронха верхней доли, а слева – под дугой аорты, позади легочной артерии в тесной близости с возвратным нервом. Бифуркационные лимфоузлы лежат под местом разделения трахеи. Бронхопульмональные – в корнях легких и в местах разделения бронхов 1–5-го порядка, количество их с обеих сторон различно.

    Диагностика бронхоаденитов трудна. Считается, что только вовлечение в процесс окружающей легочной ткани (зона перифокального воспаления) позволяет рентгенологически определить увеличение лимфоузлов средостения. Большое диагностическое значение придают и реакциям междолевой и медиастинальной плевры.

    Клиническая картина туберкулеза ВГЛУ зависит от объема поражений, возраста больного, фазы процесса, характера осложнений. Жалобы немногочисленны: 1) кашель сухой – преимущественно у детей раннего возраста; иногда коклюшеподобный или битональный; 2) вялость или раздражительность; 3) неустойчивость аппетита; 4) снижение массы тела; 5) субфебрильная температура тела.

    Объективное обследование : бледность кожных покровов, периферическая полиадения (пальпируются 6–10 групп лимфоузлов, безболезненных, эластично-уплотненных), положительные симптомы увеличения внутригрудных лимфоузлов. Аускультативная картина выражена незначительно. Иногда можно выслушать единичные сухие хрипы в верхних отделах легкого. Со стороны сердца при выраженных симптомах интоксикации у больных могут быть приглушены тона сердца, выслушиваться систолический шум.

    Лабораторные данные у больных ТВГЛУ изменены умеренно либо в пределах нормы. В периферической крови могут быть: нормо– или гипохромная анемия, умеренный лейкоцитоз, в начале фазы инфильтрации – нейтрофильный сдвиг влево, впоследствии – лимфоцитоз, СОЭ в пределах 15–25 мм/ч.

    Биохимические исследования могут подтверждать активность процесса по неспецифическим признакам (СРБ, сналовые кислоты). Серологически определяется высокий титр антител к фосфатидному антигену МБТ в РНГА.

    Туберкулинодиагностика обычно свидетельствует о недавнем заражении пациента МБТ (заболевание выявляется на сроках 4–12–18 мес после «виража»). Реакция Манту с 2ТЕ – обычно в пределах 11,0–16,0 мм, у 20% – в пределах 5–10 мм, у 25 – гиперергическая, у 3% больных – отрицательная. В этом случае показано использование больших (100ТЕ) или малых (0,1ТЕ; 0,01ТЕ) доз туберкулина в реакции Манту для установления факта инфицирования МБТ.

    Определение МБТ в мокроте, промывных водах бронхов при неосложненном течении заболевания неинформативно. В сложных диагностических случаях, особенно у детей раннего возраста, целесообразно исследовать промывные воды желудка на МБТ методом простой бактериоскопии и посева.

    Рентгенологический метод является ведущим в диагностике ТВГЛУ. Нормальные лимфоузлы вследствие малых размеров у здоровых детей не определяются ни на обзорной, ни на боковой рентгенограмме. Только при увеличении объема или обызвествлении внутригрудные лимфоузлы отображаются на рентгенограмме.

    Значительная инфильтрация узлов средостения сопровождается изменением рельефа листка медиастинальной плевры. При воспалительном процессе в лимфоузлах структурность корней легких исчезает, наружный контур корня становится нечетким и выпуклым в сторону легочного поля. Увеличенные лимфоузлы особенно четко видны на послойных томограммах. В сложных случаях выполняется компьютерная томография.

    Пораженные специфическим процессом увеличенные лимфоузлы могут оказывать давление на трахею, бронхи, особенно у детей раннего возраста, вызывать стойкое смещение трахеи, сужение ее просвета и просвета главных бронхов. Наиболее часто отмечается сужение просвета среднедолевого бронха, который в норме окружен лимфатическими узлами. Это нередко приводит к осложненному течению ТВГЛУ [31, 33].

    Малые формы ТВГЛУ рентгенологически выявляются слабо, их можно заподозрить по изменению формы и величины срединной тени. Косвенные признаки при правосторонних процессах – синдром «штриха», деформация правого предсердия в виде тупого угла, заполнение трахеобронхиального угла в зоне расположения непарной вены.

    Левостороннее поражение ВГЛУ – деформация и выбухание дуги легочной артерии, сглаженность талии сердца, подчеркнутость ее контура, мелкосетчатая деформация легочного рисунка в области головки корня.

    Своевременная терапия ТВГЛУ быстро уменьшает перифокальное воспаление, но увеличение самих лимфатических узлов сохраняется длительно.

    В большинстве случаев обратное развитие бронхоаденита сопровождается склеротическими изменениями или отложением солей кальция в узле в большей или меньшей степени. Наиболее часто это возникает у пациентов из семейных контактов. Отложения солей кальция в лимфоузле может начинаться в фазе рассасывания и продолжаться длительно до фазы обызвествления. Пациенты при позднем выявлении ТВГЛУ, когда обнаружено обызвествление в узле, требуют обследования с целью оценки активности туберкулезного процесса и определения сроков лечения больного.

    Дифференциальный диагноз ТВГЛУ проводится с различными неспецифическими заболеваниями в области корня легкого и средостения. Тимомы, тератомы, неврогенные образования, лимфогранулематоз, лимфосаркома, саркоидоз и неспецифические аденопатии – с этой патологией в ряде случаев приходится проводить диагностику заболевания.

    Туберкулез у детей раннего возраста

    Дети раннего возраста – это возрастная группа риска по заболеванию туберкулезом не только в связи с незрелостью иммунной системы, но и с анатомической и функциональной особенностью организма ребенка, характеризующейся несовершенством тканей, органов, эндокринной и других систем организма. Помимо этого, заболевание туберкулезом у детей первых трех лет жизни, особенно первого года, происходит при проживании в очаге семейного, родственного контакта с больным активным туберкулезом (98% больных туберкулезом детей первого года жизни – из семейного контакта, 70% больных туберкулезом детей 1–3 лет – из семейного и родственного контакта).

    Несвоевременное выявление туберкулеза у членов семьи, особенно у социально дезадаптированной матери ребенка, отсутствие необходимых профилактических мероприятий приводят, при наличии длительного контакта с больными туберкулезом родителями и родственниками, к развитию выраженных форм первичного туберкулеза, нередко осложненного течения, или генерализованного туберкулеза у ребенка первых месяцев жизни.

    Выявление заболевания туберкулезом у ребенка происходит преимущественно по обращаемости (наличие жалоб, частых ОРВИ, пневмонии, отставание в физическом развитии), реже – по контакту (нередко несвоевременно и при наличии признаков заболевания у ребенка) и еще реже – по данным туберкулинодиагностики, преимущественно у детей в возрасте 2–3 лет (у 25–30%). У вакцинированных БЦЖ детей оценка пробы Манту с 2ТЕ осложняется тем, что начало заболевания обычно сопровождается умеренно выраженными реакциями Манту с 2ТЕ (5–10 мм в диаметре), которые трактуются врачами-педиатрами как проявление поствакцинальной аллергии. И только впоследствии, через 1–2 года, когда чувствительность к туберкулину перерастает в гиперергические реакции, ребенок направляется к фтизиатру. Это указывает на то, что нормергические реакции на туберкулин у вакцинированных БЦЖ детей первых 3 лет жизни мало информативны для решения вопроса об инфицировании МБТ. У детей раннего возраста, особенно на первом году жизни, при заболевании туберкулезом имеют место и отрицательные пробы Манту с 2ТЕ (у 3–12% пациентов).

    Клинические проявления болезни у ребенка отчетливые: начало заболевания острое или подострое.

    Симптомы интоксикации (плохой аппетит, отставание в физическом развитии, температура тела фебрильная или субфебрильная, возбудимость или апатия, реакция периферических лимфоузлов и др.) хорошо выражены и сохраняются длительное время (6–8 мес) даже на фоне специфического лечения. Могут быть параспецифические реакции (кератоконъюнктивит, блефарит, туберкулиды, узловатая эритема).

    У детей раннего возраста объем поражения имеет распространенный характер, определяются умеренные аускультативные и перкуторные изменения. Лабораторные исследования выявляют анемию, умеренный лейкоцитоз, нейтрофильный сдвиг влево, эозинофилию, лимфопению, сменяющуюся лимфоцитозом, ускорение СОЭ в пределах 25–50 мм/ч. Реакция Манту с 2ТЕ у большинства больных положительная, от нормергических до гиперергических значений.

    На рентгенограмме легких при первичном туберкулезном комплексе нередко наблюдается картина лобита, так как легочный аффект имеет большие размеры и большую зону перифокального воспаления. ТВГЛУ у детей раннего возраста характеризуется значительным несимметричным расширением средостения в верхних и нижних отделах, поражением внутригрудных лимфатических узлов, неравномерным даже на фоне специфического лечения.

    Следует отметить, что среди больных туберкулезом детей раннего возраста вакцинация БЦЖ в период новорожденности не оказывает существенного влияния на течение туберкулеза. По нашим наблюдениям не было достоверных различий в частоте встречаемости клинических форм первичного туберкулеза у детей раннего возраста, привитых и не привитых вакциной БЦЖ. Милиарный туберкулез и туберкулез центральной нервной системы регистрировались с одинаковой частотой и только у больных из очагов инфекции независимо от наличия или отсутствия вакцинации БЦЖ. Эти данные свидетельствуют о том, что в предупреждении заболевания туберкулезом у детей раннего возраста решающую роль играет не вакцинация БЦЖ, а своевременное выявление туберкулеза у членов семьи, комплексное проведение социальных и санитарных мероприятий.

    Пример. Больной В., поступил в туберкулезное отделение в возрасте 5 мес. Находился на лечении 11 мес.

    Из анамнеза . Ребенок доношенный, вес 3100 г, при рождении привит вакциной БЦЖ, находился на грудном вскармливании, в течение 3 мес переносил ОРВИ неоднократно, в 4 мес жизни поступил в детскую больницу с диагнозом правосторонняя пневмония. Симптомы интоксикации отчетливые. В это время у отца ребенка выявлен инфильтративный туберкулез легких, МБТ+. Положительная динамика в состоянии ребенка отсутствовала, несмотря на интенсивную антибактериальную терапию в течение 3 недель, и он был переведен в туберкулезное отделение с диагнозом первичный туберкулезный комплекс в фазе инфильтрации.

    При поступлении в отделение состояние ребенка средней тяжести: масса тела – 4500 г, фебрильная, затем субфебрильная температура тела, аппетит снижен, вялый, пальпируются периферические лимфатические узлы в 8 группах, эластичные, мелкие. При перкуссии легких в верхних и средних отделах правого легкого притупление перкуторного звука, в этой зоне дыхание ослаблено. Тоны сердца чистые, приглушены. Живот мягкий, безболезненный, печень увеличена на 2,5 см.

    В клиническом анализе крови: Нв – 108 г/л, Эр – 3,2 × 1012/л, цв. п. – 0,91; лейкоциты – 9,2 × 106 г/л, n – 8%, с – 19%, л – 57%, м – 14%, СОЭ – 35 мм/ч. Биохимический анализ крови: СРБ ++, сиаловые кислоты – 220 ед., РНГА – 16++. Посевы промывных вод бронхов на МБТ отр. проба Манту с 2ТЕ папула размером 3 мм. Рентгенотомографическое исследование: расширение средостения в верхних и средних отделах. Справа в верхней доле негомогенное инфильтративное затемнение, примыкающее к корню легкого. Увеличены внутригрудные лимфатические узлы бронхопульмональной группы с обеих сторон, бифуркационной группы, трахеобронхиальной группы – больше справа.

    С учетом полученных данных (семейный неразобщенный контакт с рождения, данные клинико-рентгенологических исследований) поставлен диагноз: первичный туберкулезный процесс в фазе инфильтрации, МБТ–.

    Получал лечение: изониазид, стрептомицин, пиразикамид. Через 3 мес лечения отменен стрептомицин, назначен рифампицин. Терапия 3 химиопрепаратами на фоне сохраняющихся симптомов интоксикации проводилась в целом 6 мес, затем применяли 2 препарата. Использованы и симптоматическая, патогенетическая терапия. Динамика специфических изменений медленная: через 9 мес комплексного лечения отмечено рассасывание и уплотнение пневмонического фокуса и начало отложения солей кальция в области первичного аффекта, через 10–12 мес лечения выявлены включения кальция в трахеобронхиальной группе лимфатических узлов справа.

    Таким образом, данный пример демонстрирует течение первичного туберкулезного комплекса у вакцинированного ребенка раннего возраста, находившегося в семейном бациллярном контакте с рождения. Несвоевременное распознавание очага инфекции и отсутствие необходимых профилактических мероприятий привело к затяжному течению первичного туберкулеза у ребенка первого года жизни. Поскольку несвоевременное выявление туберкулеза в семьях, где ожидается появление ребенка, довольно частое явление, целесообразно в условиях эпидемической напряженности проводить флюорографическое обследование семьи перед рождением ребенка.

    Милиарный туберкулез у детей

    Диссеминированные формы туберкулеза характеризуются образованием в легочной ткани и других органах множественных туберкулезных очагов за счет преимущественно гематогенной и лимфогенной диссеминации.

    По течению различают три формы диссеминированного туберкулеза:

    • острый;

    • подострый;

    • хронический.

    Остро протекающей формой гематогенно-диссеминированного туберкулеза является милиарный туберкулез . Милиарный туберкулез встречается в детском возрасте. К заболеванию детей милиарным туберкулезом предрасполагают:

    • туберкулезный контакт, особенно постоянный, семейный;

    • ранний детский возраст;

    • тяжелые интеркуррентные заболевания.

    Гематогенно-диссеминированные формы у детей связаны с проявлением высокой гиперергии сосудистой системы и наклонности к генерализации, свойственной первичной инфекции. Болеют этой формой дети как привитые, так и не привитые вакциной БЦЖ. Основную роль в ее возникновении играет массивность инфекции, несвоевременность выявления и отсутствие изоляции детей от источников заражения – бациллярных больных. Для генерализации инфекции требуется проникновение туберкулезных микобактерий в кровеносное русло (бактериемия). Источником распространения МБТ у детей и подростков чаще всего являются казеозно-измененные внутригрудные лимфатические узлы, из которых возбудитель через грудной лимфатический проток попадает в яремную вену, правое сердце, а затем – в малый и большой круги кровообращения.

    В детском возрасте очень часто играет роль не только гематогенный, но и лимфогенный путь распространения инфекции, поэтому чаще, чем у взрослых, встречаются лимфогематогенные варианты диссеминации.

    Диссеминированные формы у детей в настоящее время встречаются относительно редко, наиболее тяжелое течение отмечается у детей в возрасте до 3 лет.

    Клиника . Милиарный туберкулез начинается остро – с высокой температуры тела и плохого общего состояния. У ребенка возникают озноб и головная боль. Отмечается затемнение сознания. По клиническому течению милиарный туберкулез разделяют на несколько форм:

    • тифоидную;

    • легочную;

    • менингеальную.

    Это деление носит условный характер. Поражение мозговых оболочек выделено в самостоятельную форму внелегочного туберкулеза – туберкулезный менингит.

    Клиническая картина при милиарном туберкулезе характеризуется лихорадкой неправильного типа, одышкой. Больной бледен, иногда цианотичен. Положение вынужденное, одышка – 50–60 дыханий в минуту, частота пульса – 130–140 в минуту. Кашель характерен небольшой, мокрота почти всегда отсутствует. У детей отмечается периферический полиаденит, прощупываются печень и селезенка. Наблюдаются изменения со стороны ЦНС: еще до появления локального процесса дети становятся раздражительными, возбудимыми, утомленными – страдают сон и аппетит. Характерная особенность клинического течения этой формы – резкое расхождение между богатыми патологоанатомическими и рентгенологическими данными, с одной стороны, и очень скудными физикальными симптомами – с другой. Перкуторно определяется укорочение звука с коробочным оттенком в верхних и средних отделах легких, жестковатое дыхание на отдельных участках, непостоянные сухие и влажные хрипы, преимущественно в паравертебральных пространствах.

    Чрезвычайно часто при милиарном туберкулезе у детей наблюдается генерализация процесса, при этом возникают внелегочные локализации, что связано с распространением инфекции по кровяному руслу большого круга кровообращения. Характерно поражение костно-суставной системы, печени, селезенки, почек, глаз и других органов. При этом массивное обсеменение тканей мелкими просовидными однотипными бугорками появляется в различных органах. Наиболее тяжелым исходом генерализованного туберкулеза является туберкулезный менингит.

    Рентгенологическая картина . Первым признаком милиарного туберкулеза легких часто бывает обеднение легочного рисунка. Рентгенологически высыпания очагов обычно обнаруживаются через 7–10 дней после начала клинических проявлений болезни. На рентгенограмме определяются многочисленные мелкие однотипные округлые тени размером около 2 мм, т. е. с просяное зерно (милиарные). Очаги симметрично и равномерно располагаются по обоим полям легких, по ходу сосудов и бронхов. Сосудистый рисунок теряется: огромное количество очагов позволяет видеть только крупные кровеносные стволы у корня. У старших детей очаги более очерченные. У маленьких детей тени очагов обычно размыты за счет перифокальной реакции. В раннем возрасте чаще отмечается лимфогематогенный тип диссеминации, характеризующийся не совсем равномерным расположением очагов в легочной ткани. В детском возрасте помимо милиарной диссеминации на рентгенограммах часто обнаруживается туберкулез внутригрудных лимфатических узлов или первичный туберкулезный комплекс.

    Туберкулиновые пробы при милиарном туберкулезе чаще отрицательные.

    При лабораторном обследовании количество лейкоцитов чаще нормальное или незначительно повышенное, отмечаются нейтрофильный сдвиг влево, лимфопения и моноцитоз, СОЭ увеличена, определяется гипохромная или нормохромная анемия. МБТ в мокроте (промывных водах бронхов) обнаруживаются редко, они могут обнаруживаться в промывных водах желудка и в моче.

    Лечение милиарного туберкулеза длительное и комплексное. Терапию начинают с использования 4 противотуберкулезных препаратов в течение первых двух месяцев, затем используют 3 препарата – до 6 мес с переходом на 2 препарата. Общий срок основного курса лечения – не менее 12 мес, диспансерное наблюдение – до 5 лет. При своевременной диагностике и быстро начатой специфической терапии прогноз благоприятный – удается добиться практически полного рассасывания туберкулезных очагов. Неблагоприятный исход возможен в случае генерализации процесса и развития туберкулезного менингита.

    Осложнения локальных форм первичного туберкулеза

    Осложненное течение первичных форм туберкулеза у детей и подростков возникает при позднем выявлении заболевания; у проживающих в очагах туберкулеза (семейные, родственные контакты, двойные, тройные контакты с больными туберкулезом) – при несвоевременном их выявлении и отсутствии необходимой профилактической работы среди детей и подростков; у детей раннего возраста из очагов туберкулеза.

    Структура осложнений локальными формами первичного туберкулеза у детей и подростков:

    1) туберкулез бронхов;

    2) ателектаз;

    3) бронхолегочные поражения;

    4) гематогенная, лимфогенная, реже – бронхогенная диссеминация;

    5) плеврит;

    6) первичная каверна;

    7) казеозная пневмония.

    Осложнения первичных форм туберкулеза возникают преимущественно у больных, выявленных по обращаемости (это дети раннего возраста и подростки), а также эпидемическим методом, т. е. по туберкулезному контакту.

    Туберкулез бронхов

    Это наиболее частое осложнение, развивается вследствие распространения инфекции из первичного очага в легком или внутригрудных лимфатических узлов. Возможен контактный путь поражения (переход инфекции из пораженного лимфоузла на стенку бронха). Специфические изменения в бронхах диагностируют у 17–30% больных в зависимости от сроков выявления заболевания. Ведущим симптомом туберкулеза бронхов является кашель (сухой или с выделением мокроты). Диагностика этого поражения основана на данных бронхоскопии. Выделяют инфильтративную, свищевую (или фистулезную) и язвенную формы туберкулеза бронхов. Инфильтраты имеют неправильную овальную форму, нечеткие границы, слизистая нередко кровоточит. Фистулезная форма характеризуется инфильтрацией стенки бронха, к которой прилежит казеозно-измененный узел, затем в центре инфильтрации образуется белесоватый участок, после прорыва которого формируется свищевое отверстие. Язвенная форма является продуктивной, наблюдается разрастание грануляций вокруг свищевого хода. Исход туберкулеза бронха – стеноз вследствие рубцовых изменений бронха. Стеноз может быть I, II или III степени. Может быть деформация стенки бронха. При поздней диагностике туберкулеза у детей и подростков удается выявлять исходы туберкулеза бронха: на слизистой главного, промежуточного, верхне– или нижнедолевого бронхов обнаруживают ограниченные рубцовые изменения, подтверждающие осложненное течение первичного туберкулеза.

    Ателектаз

    Нарушение бронхиальной проходимости приводит к развитию ателектаза легочной ткани. Рентгенологически это отображается в виде однородного затемнения с уменьшением объема пораженной зоны. Участок ателектаза может занимать сегмент, несколько сегментов или целую долю. Контуры ателектаза четкие. Прилегающие отделы гипераэрируются, смежные органы смещаются в сторону ателектаза.

    Бронхолегочные поражения

    В патогенезе долевых и сегментарных процессов значительная роль принадлежит специфическому поражению внутригрудных лимфоузлов, а также последующему развитию туберкулеза бронха.

    В легочной ткани могут быть разнообразные морфологические изменения, которые связаны с нарушением бронхиальной проходимости – ателектазом; с распространением МБТ бронхогенным путем (очаги специфического воспаления); с присоединением неспецифической флоры (очаги неспецифического воспаления). Клинические признаки при бронхолегочном поражении выражены в разной степени и зависят от возраста ребенка, сроков развития осложнений. При ателектатически-пневмонических процессах в легочной ткани определяются очаги специфического и неспецифического воспаления наряду с ателектатическими изменениями.

    Исходы зависят от сроков развития осложнений и адекватности терапии. Если лечение начато в период ателектатических и ателектатически-пневмонических изменений, то возможен благоприятный исход. При поздно выявленном осложнении развивается пневмосклероз с очагами кальцинации.

    Гематогенная и лимфогенная диссеминация

    Гематогенная и лимфогенная диссеминация в ограниченном или генерализованном объемах возникает чаще всего у проживающих в очагах туберкулеза детей или подростков, особенно при поздней диагностике заболевания и несвоевременном установлении семейного контакта. Ограниченная диссеминация проявляется вследствие лимфогематогенного распространения МБТ из первичных очагов (ПТК, ТВГЛУ) и обычно локализуется в верхних отделах легкого. Диссеминация в другие органы ведет к развитию внелегочных форм туберкулеза.

    Генерализованная диссеминация МБТ чаще всего развивается при свежих первичных процессах преимущественно у детей раннего возраста из очагов туберкулеза. Наиболее тяжелыми формами этой диссеминации являются милиарный туберкулез, туберкулезный сепсис, туберкулез центральной нервной системы.

    Пример. Мальчик 2 лет из семейного туберкулезного контакта МБТ+. Заболевание ребенка выявлено при обследовании по контакту. Частые ОРВИ последние 8 мес. БЦЖ – при рождении. Симптомы интоксикации отчетливые: снижен аппетит, вялый, масса тела – 10,5 кг, периферические лимфатические узлы в VII группах мелкие, эластично-уплотненные. В легких справа в верхних отделах ослабленное дыхание, тоны сердца приглушены, печень выступает из-под края реберной дуги на 2,0 см. В анализе крови: Нв – 92 г/л, л = 8,5 × 109, нейтрофилы – 48%, лимфоциты – 39, моноциты – 12, эозинофилы – 4%, СОЭ – 28 мм/ч.

    Рентгенограмма: расширение средостения вправо за счет увеличения внутригрудных лимфоузлов паратрахеальной, бронхопульмональной и бифуркационной групп, очаги отсева в верхней доле правого легкого.

    Плевриты

    Плевриты у детей и подростков могут быть как осложнениями первичных форм, так и самостоятельной формой заболевания. Подробно они рассмотрены в специальном разделе данного справочника.

    Первичная каверна

    При несвоевременной диагностике первичного туберкулезного комплекса у детей и подростков из очагов туберкулезной инфекции возможно прогрессирование заболевания и формирование полости распада в зоне первичного аффекта. В последние годы такая форма ПТК стала встречаться чаще и у детей раннего возраста. Клинические признаки болезни при развитии полости распада отчетливо выражены: снижение аппетита, субфебрильная температура тела, кашель с выделением мокроты, иногда кровохарканье. В легком выслушиваются жесткое дыхание и звучные хрипы. В крови – нейтрофильный сдвиг влево, лимфопения, СОЭ – 25–45 мм/ч. Реакция Манту с 2ТЕ нормергическая либо гиперергическая. Рентгенологически в верхних или средних отделах в зоне первичного аффекта, субплеврально расположенного, участок деструкции. Вокруг очага обычно располагаются мелкие или крупные очаги отсева.

    Вначале зона распада нечетко ограничена от окружающей инфильтративной ткани, контуры полости изнутри неровные в связи с наличием еще не расплавившихся некротических масс. Постепенно каверна очищается – и ее внутренние стенки становятся гладкими. Редко в каверне определяется уровень жидкости. Иногда распад начинается в нескольких местах и возникают множественные мелкие полости. При прогрессировании полость распада может стать источником бронхогенного обсеменения. Полноценное лечение приводит к закрытию каверны и образованию очага или пневмосклероза. В случаях поздней диагностики наблюдается сочетание таких осложнений, как распад и обсеменение, бронхогенное поражение на фоне значительного увеличения ВГЛУ.

    Казеозная пневмония

    Казеозная пневмония в настоящее время встречается редко, преимущественно у детей первых 5 лет жизни. Но прогноз ее тяжелый, особенно у детей раннего возраста.

    Казеозная пневмония – это результат прогрессирования ПТК, обычно имеет характер долевой или сегментарной пневмонии.

    Отмечается расширение корня легкого, эмфизема легочной ткани на фоне выраженных инфильтративных изменений с участками казеозного некроза. У детей раннего возраста инфильтрация занимает большую протяженность, распад происходит интенсивно, размеры полостей увеличиваются, чаще наблюдается диссеминация, развитие плеврита. Клиническая картина: тяжелая интоксикация, ознобы, резкие проливные поты, лихорадка неправильного типа. Объективно: потеря массы тела, укорочение перкуторного звука, разнокалиберные множественные влажные хрипы, участки ослабленного и бронхиального дыхания. Гемограмма: гипохромная анемия, лейкоцитоз, палочкоядерный сдвиг, лимфопения, моноцитоз, СОЭ до 50–60 мм/ч. Казеозная пневмония требует интенсивной туберкулостатической, патогенетической терапии. Исходы казеозной пневмонии: участок фиброза, цирроза, переход в фиброзно-кавернозный туберкулез.

    Хронически текущий первичный туберкулез

    Хронически текущий первичный туберкулез – это вариант развития первичного туберкулеза, не диагностированного и не леченного своевременно и переходящего в хронически прогрессирующее волнообразное течение на протяжении многих лет. Большей частью эта форма специфического поражения формируется у детей, подростков, молодых людей и взрослых, проживающих длительное время в условиях семейного, родственного контактов с больными туберкулезом. При этой хронической форме туберкулеза поражены внутригрудные, внутрибрюшные или периферические лимфоузлы. Они могут иметь различного размера отложения кальция, а также наблюдается картина фиброза продуктивных очагов и мелких инкапсулированных гнезд казеоза. Хронически текущий первичный туберкулез может развиваться с проявлениями гематогенной диссеминации, но основным остается поражение лимфатических узлов. Хронически текущий туберкулез характеризуется и поражением легочной ткани; слияние очагов диссеминации приводит к образованию каверны на фоне массивного поражения лимфатических узлов. Это характерно для юношеского туберкулеза, склонного к генерализации. Могут встречаться отсевы во многих органах, даже в головном мозгу, что может приводить к развитию туберкулезного менингита. Нередко встречается специфическое поражение серозных оболочек, в том числе и перикарда. Специфический перикардит может развиваться вследствие перехода туберкулезного воспаления с казеозно-измененного лимфатического узла на перикард. Вовлечение в специфический процесс бронхиального дерева как результат перехода воспаления с казеозно-измененных лимфоузлов, прилегающих к бронху или трахее, прорывы казеозных масс в просвет бронха приводят к бронхогенным отсевам в легкое; возможны специфические поражения мезентериальных лимфоузлов.

    Клиническая картина хронически текущего первичного туберкулеза разнообразна. Ведущими признаками этой формы туберкулеза являются стойкие или рецидивирующие симптомы интоксикации (снижение аппетита, отставание в физическом развитии), волнообразное течение с развитием осложнений (туберкулез бронхов, полисерозиты, плевриты, очаги отсевов в легких, внелегочные поражения), высокая степень сенсибилизации организма, «маски» хронически текущего первичного туберкулеза: нервно-дистрофическая, эндокринная, сердечно-сосудистая, кроветворная, полисерозитная.

    Туберкулиновые пробы могут переходить от нормергических к гиперергическим реакциям, и наоборот.

    Бронхоскопическое исследование детей с длительным течением заболевания выявляет у 50–60% пациентов специфический процесс в бронхах (инфильтративный или язвенный, рубцовые изменения). В промывных водах бронхов могут быть обнаружены МБТ. Заподозрить у таких детей, подростков или молодых взрослых поражение бронхов позволяет длительный сухой кашель, не поддающийся неспецифической терапии.

    Рентгенологическое исследование, томограмма средостения позволяют выявить неполностью обызвествленные лимфатические узлы паратрахеальной, трахеобронхиальной или бронхопульмональной групп. Прогрессирующее развитие бронхогенных очагов может приводить к их слиянию и развитию полостей распада. Это сопровождается ухудшением состояния больного, появлением кашля с выделением мокроты и обнаружением в ней МБТ. В бронхиальном дереве могут формироваться бронхоэктазы.

    В гемограмме: анемия, лейкоциты умеренно повышены, нейтрофилез, затем лимфоцитоз, моноцитоз, СОЭ – 20–30 мм/ч.

    РНГА с фосфатидным антигеном обычно положительная.

    Следует отметить, что хронически текущий первичный туберкулез чаще регистрируется у детей и подростков, проживающих в постоянных семейных контактах (двойных, тройных), очагах смерти (5–8% больных). Эта форма туберкулеза диагностируется и у взрослых больных в различных возрастных группах. Профилактика этого заболевания будет зависеть от своевременности выявления туберкулеза у взрослых, полноценного лечения больных, санитарной работы в очаге инфекции, разобщения больных туберкулезом и проживающих с ними детей и подростков, а также от проведения специфического лечения заболевших детей, подростков, взрослых.

    Туберкулез и ВИЧ-инфекция у детей

    ВИЧ-инфекция в настоящее время является сложной проблемой здравоохранения. В 1998 г. число ВИЧ-инфицированных составляло свыше 33 млн человек, из них почти половина – женщины детородного возраста. Свыше миллиона носителей ВИЧ – дети, заразившиеся преимущественно от матерей. Большинство этих женщин и детей проживают в развивающихся странах. Свыше 90% всех ВИЧ-инфицированных детей живут в Африке. Если распространение ВИЧ не удастся остановить, то уровень младенческой смертности возрастет на 25%, а среди детей младше 5 лет – на 100%. В России ежегодно увеличивается число инфицированных ВИЧ. Это большая группа риска по заболеванию туберкулезом. В последние годы возрастает число больных туберкулезом и инфицированных ВИЧ. Течение первичной туберкулезной инфекции определяется стадией ВИЧ-инфекции.

    Анализ данных обследования 30 детей раннего возраста с ВИЧ-инфекцией установил следующее. Сведений о контакте с больным туберкулезом не было. Дети отказные, в большинстве случаев родились недоношенными (61%). Матери страдали наркоманией (57%) и были носителями вирусного гепатита С (28%).

    Диагностика туберкулеза у детей с ВИЧ-инфекцией сложная из-за сходства клинических и рентгенологических проявлений заболеваний. Эти больные часто болели ОРВИ, рецидивирующими бактериальными инфекциями, пневмониями. Оценка клинических и рентгенологических данных этих заболеваний у ослабленных больных затрудняла дифференциальную диагностику с туберкулезом.

    Результаты клинического, лабораторного, рентгенологического, серологического (ИФА, РНГА с фосфатидным антигеном) исследований позволяли решать вопросы диагностики инфицирования МБТ и заболевания туберкулезом. У всех пациентов титр противотуберкулезных антител был 1 : 16–1 : 32. У трех детей диагноз подтвержден методом ПЦР, у одного ребенка – биологическим методом. Реакция Манту с 2ТЕ у всех пациентов была отрицательной, даже у вакцинированных БЦЖ (6 детей). Проба Манту со 100ТЕ приводила к появлению признаков интоксикации (ухудшение самочувствия, снижение аппетита, повышение температуры тела, появление кашля, хрипов в легких). Четверо детей из 30 обследованных были инфицированы МБТ, четверо (13%) были больны ТВГЛУ. У двоих из них туберкулез имел осложненное течение (ателектаз верхней доли правого легкого, лимфогенная диссеминация в легкие). Эти двое больных были привиты БЦЖ при рождении. Лечение больных ТВГЛУ и ВИЧ-инфекцией проводилось по схеме: тубазид – рифампицин – стрептомицин – 3 мес, затем тубазид – пиразинамид – 9 мес. Клинический эффект удовлетворительный, наступал через 12 мес лечения. Химиотерапия ТВГЛУ у детей с ВИЧ-инфекцией была результативной при неглубокой иммуносупрессии, при правильном подборе противотуберкулезных препаратов в плане их совместимости с антиретровирусными препаратами.

    Дети с ВИЧ-инфекцией, инфицированные МБТ, получали курс химиопрофилактики тубазидом в течение 3 мес.

    Вакцинация БЦЖ детей, родившихся от ВИЧ-инфицированных матерей, нецелесообразна. Для решения вопроса об инфицировании МБТ детей с ВИЧ-инфекцией должны быть использованы реакция Манту со 100ТЕ, серологические реакции РНГА с фосфатидным антигеном, ИФА.

    Раздел 3 Клинические формы туберкулеза органов дыхания вторичного периода

    Очаговый туберкулез

    Очаговый туберкулез легких характеризуется наличием немногочисленных очагов различного генеза и давности, локализующихся на ограниченном участке (1–2 сегмента) одного или обоих легких, и малосимптомным клиническим течением.

    Удельный вес очагового туберкулеза в последнее время уменьшился с 30 до 5–10% в связи с ростом более тяжелых форм туберкулеза и вследствие уменьшения охвата населения профилактической флюорографией (ФЛГ).

    По размерам очаги разделяются на мелкие – до 3–4 мм, средние – 4–6 и крупные – 7–10 мм.

    В зависимости от морфологии и фазы процесса выделяют несколько типов очагов:

    • экссудативные – это свежие активные очаги, крупные, рентгенологически малой интенсивности, с нечеткими контурами, содержащие в основном плазму и фибрин;

    • казеозно-некротические (в их составе в основном, казеозный некроз) – средние и крупные, неоднородной структуры, с четкими неровными контурами. Характерен распад, очаг активный;

    • продуктивные очаги – богаты клеточным составом, имеют средние размеры и интенсивность, однородную структуру, четкие контуры. Они характерны для процесса заживления;

    • фиброзные очаги – неактивные, являются результатом инволюции процесса, структура их однородная, интенсивность рентгенологической тени большая, контуры неровные, четкие, размеры – чаще мелкие и средние;

    • кальцинаты – остаточные изменения перенесенного первичного туберкулеза. Обнаружение в легочной ткани только кальцинатов не является основанием для постановки диагноза очаговый туберкулез.

    Выделяют две формы очагового туберкулеза – мягкоочаговую и фиброзно-очаговую. При мягкоочаговом туберкулезе имеются свежие очаги экссудативного или казеозно-некротического характера. Фиброзно-очаговый туберкулез является результатом обратного развития других форм: мягкоочагового, инфильтративного, диссеминированного, кавернозного, первичных форм.

    Клиника и диагностика

    Клиника очагового туберкулеза малосимптомна. При мягкоочаговом могут быть функциональные изменения, субфебрилитет, вегетативные и эндокринные расстройства. Иногда при осмотре отмечаются отставание половины грудной клетки в акте дыхания, болезненность мышц надплечья, укорочение перкуторного звука, удлинение выдоха, очень редко – влажные хрипы; при фиброзно-очаговом туберкулезе могут быть сухие хрипы. В мокроте определяются МБТ+ у 25–30% больных. Анализ крови – в пределах нормы или ускорение СОЭ до 15–20 мм/ч, незначительный лейкоцитоз. ФБС выявляет туберкулез бронхов у 10–15% больных. В силу малосимптомного течения основной способ диагностики – рентгенологический: 80% больных выявляются при профилактической ФЛГ, 20% – по обращаемости (наличие жалоб).

    Рентгенологические признаки очагового туберкулеза:

    • один или несколько очагов размерами до 10 мм в групповом расположении, субплеврально;

    • процесс локализуется преимущественно в верхнезадних отделах легких, чаще (75–80%) – в S1–2 сегментах, реже – в S6;

    • легочный рисунок изменен по сетчатому или тяжистому типу, так как очаги располагаются на фоне измененной межуточной ткани легкого – лимфангитов;

    • корни легких чаще интактны;

    • уплотнение плевры – костальной, верхушечной.

    Течение волнообразное. При прогрессировании может быть распад, появление перифокальной реакции, переход в инфильтративный туберкулез.

    Дифференциальная диагностика

    Дифференциальная диагностика очагового туберкулеза должна проводиться с его «масками»: затяжным течением ОРВИ, вегетоневрозом, тиреотоксикозом, а также с заболеваниями, при которых в легких рентгенологически выявляются очаговоподобные тени: очаговые эозинофильные пневмонии, неспецифические очаговые пневмонии, ограниченный пневмосклероз, начальный рак легких, доброкачественные новообразования.

    При дифференциальной диагностике с затяжным течением ОРВИ , тиреотоксикозом , вегетоневрозом необходимо провести рентгенологическое исследование, которое подтвердит или исключит наличие очагов в легочной ткани.

    Для очаговых эозинофильных пневмоний характерны: эозинофилия крови и мокроты, летучесть и быстрое исчезновение клинико-рентгенологических признаков болезни. Нередко эозинофильные очаги пневмонии развиваются при аскаридозе.

    Неспецифические пневмонии характеризуются более выраженной клинической симптоматикой, локализацией в нижних отделах легких, быстрой положительной динамикой (2–3 недели) при лечении антибиотиками широкого спектра.

    Периферический рак легкого на ранних стадиях развития характеризуется очаговыми тенями в любой части легкого, в том числе на верхушках. Учитывают отсутствие туберкулезного контакта, а также возникновение заболевания чаще в пожилом возрасте и у курящих мужчин. Проводят анализ рентгенологической картины, бронхоскопию с исследованием бронхиального содержимого на атипичные клетки и микобактерии туберкулеза.

    Лечение очагового туберкулеза

    Проводится 3–4 противотуберкулезными препаратами. Курс лечения – не менее 6 мес (чаще – 10–12 мес) в условиях стационара или (в настоящее время чаще) в амбулаторных условиях противотуберкулезного диспансера. Детям и подросткам целесообразно лечить очаговый туберкулез в условиях туберкулезного санатория. Исход очагового туберкулеза чаще благоприятный – рассасывание с малыми остаточными изменениями (мелкие плотные очаги, ограниченный пневмофиброз). При позднем выявлении заболевания, неадекватном лечении, лекарственной устойчивости МБТ – исход неблагоприятный: переход в инфильтративный туберкулез, кавернозный туберкулез, туберкулему.

    Диссеминированный туберкулез

    Диссеминированный туберкулез легких – клиническая форма, которая характеризуется образованием множественных туберкулезных очагов вследствие гематогенной, лимфогенной или лимфогематогенной диссеминации МБТ, значительной распространенностью процесса (от 3 сегментов до тотального поражения) и двусторонней локализацией.

    Особенности патогенеза диссеминированного туберкулеза следующие:

    • характерна бактериемия , т. е. циркуляция МБТ в кровеносном русле. Это необходимое условие для гематогенной диссеминации, наблюдающейся в 90% случаях диссеминированного туберкулеза. Реже встречается лимфогенная диссеминация – около 10% случаев. Возможен смешанный путь диссеминации – лимфогематогенный. Бактериемия длится от нескольких дней до нескольких недель;

    • массивность инфекции: люди из туберкулезных очагов болеют в 2 раза чаще остальных;

    • источником распространения МБТ чаще всего бывают свежие очаги во внутригрудных лимфатических узлах или в легочной ткани или старые кальцинированные очаги, в том числе очаги Гона, внелегочные очаги, прежде всего – в костях и почках;

    • провоцирующую роль могут играть физические факторы: гиперинсоляция, резкое охлаждение, неправильное назначение физиотерапевтического лечения;

    • необходимо особое состояние макроорганизма. Группами риска по развитию диссеминации являются: 1) люди с функциональной патологией вегетативной нервной системы; 2) больные с хроническими изнуряющими болезнями (сахарный диабет, онкологические заболевания); 3) беременные, женщины в послеродовом периоде, подростки, старики; 4) лица с иммунодефицитными состояниями различной природы, в том числе больные с ВИЧ-инфекцией, наркоманы, больные, получающие цитостатическую, гормональную терапию.

    Выделяют три варианта клинического течения диссеминированного туберкулеза:

    • острый диссеминированный (милиарный);

    • подострый;

    • хронический.

    Милиарный туберкулез

    Для милиарного туберкулеза характерно массивное обсеменение легких мелкими просовидными однотипными очагами. Очажки размером 2–2,5 мм располагаются по ходу капилляров и имеют преимущественно продуктивный характер. Милиарный туберкулез обычно развивается в результате генерализации инфекции в организме, при этом наряду с легкими поражаются почки, селезенка, печень и другие органы. Но в ряде случаев процесс локализуется преимущественно в легких. Острый диссеминированный (милиарный) туберкулез чаще встречается у детей в раннем возрасте. Острый милиарный туберкулез у взрослых возникает в основном на фоне иммунологической недостаточности.

    Клиническая картина. Заболевание начинается с общих нарушений. Состояние больных быстро ухудшается: повышается температура до 39–40 оС, развиваются одышка, тахикардия, цианоз, иногда – желтушное окрашивание кожных покровов. Кашель сухой или с небольшим количеством мокроты. При объективном обследовании – состояние больного тяжелое. Над легочной тканью – тимпанит, дыхание жесткое или ослабленное, немногочисленные сухие и влажные хрипы. Характерны гепато– и спленомегалия. В анализе крови отмечаются: лейкоцитоз, сменяющийся лейкопенией на фоне прогрессирования заболевания, моноцитоз, лимфопения, эозинопения, сдвиг формулы влево, но без токсической зернистости лейкоцитов. СОЭ резко повышена. В моче обнаруживается белок.

    Проба Манту по мере прогрессирования болезни становится низкой и отрицательной. МБТ в мокроте обнаруживаются редко.

    Рентгенологические изменения в первые дни характеризуются смазанностью легочного рисунка, а затем – его уплотнением в виде мелкопетлистой сетки. Спустя несколько дней появляются множественные однотипные, хорошо отграниченные очаги округлой формы величиной с просяное зерно – милиарные очаги. Они расположены в виде цепочек симметрично и равномерно на всем протяжении легочной ткани.

    При нераспознанном милиарном туберкулезе его клинические проявления прогрессируют, количество очагов нарастает, в процесс могут вовлекаться внутренние органы и менингеальные оболочки. В случае отсутствия лечения больные погибают от тяжелой интоксикации и гипоксии. При своевременно начатой специфической терапии прогноз милиарного туберкулеза в большинстве случаев благоприятный.

    Подострый гематогенно-диссеминированный туберкулез

    Подострый гематогенно-диссеминированный туберкулез характеризуется наличием множественных крупных однотипных очагов, расположенных преимущественно симметрично в верхних отделах легких. Очаги могут сливаться с образованием инфильтратов. При прогрессировании процесса образуются каверны, которые бывают тонкостенными или дырчатыми и располагаются симметрично (штампованные каверны). С образованием каверн происходит присоединение бронхогенного пути распространения инфекции. Для подострого диссеминированного туберкулеза характерны вовлечение в процесс плевры и наличие очагов внелегочных локализаций туберкулеза.

    Диссеминированный туберкулез встречается у детей старшего возраста, подростков и взрослых.

    Клиническая картина. Заболевание может протекать под маской гриппа, бронхита, пневмонии, иногда начинается с экссудативного плеврита. Отмечаются интоксикационный синдром с субфебрильной или фебрильной температурой, кашель с небольшим количеством слизисто-гнойной мокроты, одышка. Все симптомы нарастают в течение 2 – 4 недель и достигают значительной степени выраженности. Больные могут отмечать повышенную возбудимость, раздражительность, нарушение сна. Иногда первым симптомом заболевания является кровохарканье. В отдельных случаях на первое место выходят симптомы внелегочных локализаций (гортань, почки, придатки матки, кости).

    Данные обследования. При осмотре может определяться снижение массы тела больного, бледность с сероватым колоритом кожи. Отмечается укорочение перкуторного звука в верхних отделах легких, в нижних – умеренный тимпанит. Дыхание в верхних отделах жесткое, небольшое количество мелкопузырчатых хрипов на верхушках, в межлопаточном пространстве, шум трения плевры. По мере прогрессирования процесса количество влажных хрипов возрастает. Со стороны крови: анемия, лейкоцитоз до 12–14 × 109/л, палочкоядерный сдвиг до 7–14%, характерны лимфопения, моноцитоз, СОЭ до 20– 30 мм/ч. Туберкулиновая чувствительность у многих больных гиперергическая. МБТ+ в мокроте. Характерно поражение бронхов, образование внелегочных очагов поражения: туберкулез глаз, костей и суставов, мочеполовых органов.

    Рентгенологически при подостром диссеминированном туберкулезе определяются однотипные крупные очаги (5–10 мм) с тенденцией к слиянию, в обоих легких – симметрично. В верхних отделах очаги более крупные, в нижних – меньшего размера и интенсивности, что отражает этапность их возникновения. В верхних долях легких обнаруживаются полости распада, преимущественно тонкостенные, которые часто располагаются симметрично, – «штампованные каверны».

    Течение и исход. Подострый диссеминированный туберкулез имеет наклонность к прогрессирующему течению. При неблагоприятном развитии возможен переход в бронхолобулярную казеозную пневмонию с вовлечением в процесс легочной ткани на всем протяжении, специфическим поражением кишечника и гортани. В доантибактериальную эру процесс заканчивался смертью больных в течение 4–6 мес. В настоящее время при своевременно начатом и полноценном лечении, отсутствии лекарственной устойчивости МБТ прогноз, как правило, благоприятный. Однако полное рассасывание очагов при подостром диссеминированном туберкулезе наблюдается реже, чем при остром процессе.

    Хронический гематогенно-диссеминированный туберкулез

    Хронический диссеминированный туберкулез на начальном этапе характеризуется появлением немногочисленных очагов симметрично в верхушках обоих легких. Затем происходит апикокаудальное (т. е. сверху вниз) распространение процесса с образованием новых очагов. На поздних этапах образуются полости распада преимущественно в верхних отделах легких с формированием штампованных каверн, расположенных часто симметрично. Характерно наличие внелегочных локализаций. Клинически процесс протекает волнообразно, со сменой периодов обострений и интервалов между ними.

    Клиника хронического диссеминированного туберкулеза характеризуется незаметным началом. Отмечаются похудание, утомляемость, небольшие подъемы температуры, покашливание со скудной мокротой. Характерны признаки дисфункции нервной и эндокринной систем. Хронический диссеминированный туберкулез может протекать под маской астматического бронхита. Если заболевание своевременно не выявляется, клинические проявления нарастают: отмечаются одышка, повышение температуры от субфебрильных до фебрильных цифр. Наблюдается синдром, характерный для формирования каверны: влажные хрипы, кашель с мокротой, кровохарканье, появление МБТ, – это 4 признака развивающегося распада. Иногда заболевание дебютирует экссудативным плевритом. Вследствие гематогенной диссеминации МБТ возможны также, одновременно с легкими, поражение эндокринной системы (щитовидная железа, надпочечники) и развитие внелегочных очагов с наиболее частой локализацией специфического поражения в гортани.

    Данные обследования. При осмотре больного определяются бледность, похудание, снижение тургора тканей. Иногда наблюдаются явления гипертиреоза: потливость, тахикардия, блеск глаз, лабильность вазомоторов. Перкуторный звук укорочен в верхних отделах легких, в нижних – коробочный звук из-за эмфиземы. В верхних отделах могут выслушиваться сухие и влажные хрипы на фоне ослабленного или бронхиального дыхания, в нижних отделах легких – ослабленное дыхание.

    При вспышке хронического диссеминированного туберкулеза и при образовании полостей отмечаются увеличение СОЭ, умеренный лейкоцитоз с небольшим сдвигом влево, возможны моноцитоз и лимфоцитопения. В мокроте часто обнаруживаются МБТ. Туберкулиновые пробы чаще положительные, нормергические.

    Рентгенологически характерны двусторонность поражения, полиморфизм очагов: разные их размеры и стадии развития. Обычно в верхних отделах легких очаги более крупные, сливающиеся, могут обнаруживаться каверны. По направлению сверху вниз очаги в легочной ткани уменьшаются по размеру и интенсивности. Выражен интерстициальный склероз, участки фиброза преимущественно в верхних отделах и эмфиземы – в нижних.

    Течение и исход. Течение процесса длительное, волнообразное. При своевременно начатой комплексной терапии возможно достижение клинического излечения. При неблагоприятном течении и позднем выявлении процесса хронический диссеминированный туберкулез переходит в двусторонний кавернозный и фиброзно-кавернозный.

    Дифференциальная диагностика диссеминированного туберкулеза

    Существует около 200 заболеваний различной природы, объединенных рентгенологическим синдромом двусторонней диссеминации. Диссеминированный туберкулез легких в клинической практике наиболее часто приходится дифференцировать со следующими из них.

    Двусторонняя мелкоочаговая пневмония – возникает при гематогенном распространении инфекции в легких, чаще как осложнение гриппа, микоплазменной инфекции, ассоциаций возбудителей (вирусы и бактерии), сепсиса. Характерно острое начало с резко выраженными симптомами интоксикации. В легких выслушиваются многочисленные влажные и сухие хрипы. Рентгенологически определяются различного размера нечетко очерченные тени на фоне усиленного легочного рисунка преимущественно в средних и нижних отделах легких. При адекватной антибактериальной терапии очаги в течение 10–15 дней рассасываются.

    Пневмомикоз – обычно вызывается грибами рода Candida. Встречается в острой и хронической формах. Острая форма чаще всего возникает на фоне лечения антибиотиками, цитостатиками, глюкокортикоидами. Заболевание на начальных стадиях по клиническому течению напоминает бронхит. Рентгенологически определяются множественные пятнистые затенения, имеющие вид «снежных хлопьев», более крупные – в нижних отделах. Корни расширены, могут образовываться тонкостенные полости. Диагностика основывается на посевах мокроты и серологических реакциях.

    Экзогенный аллергический альвеолит возникает вследствие вдыхания органической и неорганической пыли (болеют работники птицефабрик, мукомолы и др.). При остром течении симптомы исчезают через 12–24 ч. При хроническом течении прогрессируют одышка, кашель, характерен субфебрилитет. Рентгенонологически – интерстициальные изменения, могут быть милиарные очаги. В исходе формируется ячеистый фиброз, больше выраженный в верхних отделах. При хроническом течении информативна открытая биопсия.

    Пневмокониозы – профессиональные заболевания, связанные с воздействием пыли, сопровождающиеся выраженным фиброзом. В диагностике важен профессиональный анамнез.

    Бронхиолоальвеолярный рак – аденокарцинома из эпителия слизистых желез бронхов. Характерны кашель с обильной пенистой мокротой (до 2 л в сутки и более), одышка, похудание. Рентгенонологически – очаговые тени преимущественно в нижних и средних долях легких с тенденцией к слиянию, интерстициальные изменения. В мокроте могут быть найдены раковые клетки.

    Карциноматоз легких – метастатическое поражение легких при раке легких, желудка, поджелудочной железы, молочной железы, прямой кишки, почек и др. Рентгенонологически – множественные очаговые образования различного генеза и плотности. Может быть сетевидный лимфангит и увеличение внутригрудных лимфатических узлов.

    Саркоидоз. Необходимо дифференцировать диссеминированный туберкулез с саркоидозом II и III cтадий. Во II стадии саркоидоза внутригрудные лимфоузлы увеличены. Характерно усиление легочного рисунка в прикорневых и средних отделах легких, множественные мелкие очаги размером 2,5–5 мм, расположенные симметрично. В III стадии саркоидоза лимфоузлы могут не определяться. Развиваются диффузный пневмосклероз, участки цирроза, эмфизема. При исследовании биопсийной ткани лимфоузлов, легких, слизистой оболочки бронхов можно обнаружить саркоидную гранулему, состоящую из эпителиоидных клеток, гигантских клеток Пирогова – Лангханса без творожистого некроза.

    Идиопатический фиброзирующий альвеолит (болезнь Хаммена-Рича). Заболевание может начинаться остро (более чем в половине случаев) с подъема температуры до 38–40 оС или постепенно. Течение неуклонно прогрессирующее. Основная особенность – нарастающая одышка, дыхательная недостаточность. Характерны пальцы в виде «барабанных палочек», ногти – «часовые стекла». При аускультации определяется нежная или грубая крепитация. Рентгенонологически – усиление легочного рисунка, его сетчатая деформация, преимущественно в нижних отделах, могут быть милиарные очаги. При прогрессировании нарастает тяжистость легочного рисунка. Диагностическую ценность имеет биопсия легких.

    Коллагенозы – имеют клиническую картину соответствующего заболевания (системная красная волчанка, склеродермия, дерматомиозит, ревматоидный артрит и др.) в сочетании с легочным васкулитом.

    Гемосидероз – идеопатическая бурая индурация легких. Характерны: кровохарканье, ржавая мокрота, боли в грудной клетке, бледность, цианоз, в легких – влажные хрипы. В крови – анемия, анизо– и пойкилоцитоз, ретикулоцитоз. В мокроте – сидерофаги, положительная реакция Кумбса, положительная десфераловая проба. При чрезбронхиальной биопсии легких в альвеолах выявляются сидерофаги. Рентгенонологически – очаги от 1–2 мм до 1–2 см и более в средних и нижних отделах обоих легких. В фазе ремиссии определяется фиброз, мелкие очажки.

    Синдром Гудпасчера – геморрагическая пневмония с нефритом. Характеризуется прогрессирующим кровохарканьем, инфильтратами пятнистой структуры в легких. Характерны сидерофаги в мокроте, изменения в моче – гематурия, цилиндрурия, протеинурия.

    Шоковое легкое – возникает при различных видах тяжелого шока (травматический, кардиогенный, бактериемический, ожоговый). Характерно быстрое развитие дыхательной недостаточности, обильные крепитирующие хрипы, сосудистая недостаточность. Рентгенонологически определяются усиление легочного рисунка и мелкоочаговые изменения преимущественно в нижних отделах легких.

    Инфильтративный туберкулез

    Инфильтративный туберкулез характеризуется наличием в легких воспалительных изменений преимущественно экссудативного характера с казеозным некрозом в центре, с тенденцией к быстрому распаду и бронхогенному обсеменению.

    Образование туберкулезного инфильтрата свидетельствует о наклонности процесса к прогрессированию и требует активных лечебных мероприятий. Запаздывание с лечением инфильтративного туберкулеза ведет к распаду в зоне казеозно-некротического центра с последующим образованием каверны. В результате лимфо– и бронхогенного обсеменения образуются новые очаги как в прилежащих, так и в нижележащих отделах легких. В силу особенностей строения бронхиального дерева правосторонние верхнедолевые инфильтраты быстро дают бронхогенное обсеменение в средних и нижних отделах левого легкого. При левосторонних инфильтратах бронхогенные очаги первоначально образуются в нижних отделах на своей стороне – «закон перекреста».

    Локализуется инфильтративный туберкулез, как правило, в верхушечных сегментах S1 и S2, а также в S6, реже имеет другую локализацию.

    Туберкулезные инфильтраты в зависимости от протяженности разделяют на ограниченные и распространенные.

    Ограниченные инфильтраты:

    • бронхолобулярный инфильтрат;

    • округлый инфильтрат.

    Распространенные инфильтраты:

    • облаковидный;

    • лобит;

    • перисциссурит.

    Бронхолобулярный (дольковый) инфильтрат – впервые описан Грау (Grau) в 1918 г. Состоит из нескольких (2–3) слившихся свежих крупных очагов и нередко походит на очаговый туберкулез легких. В отличие от последнего рентгенологически определяемая тень должна быть более 1 см в диаметре. Обычно процесс характеризуется наличием фокусной тени диаметром от 1 до 3 см, ограниченной, неправильно вытянутой по направлению к корню формы, с нечеткими наружными контурами. Располагается чаще субплеврально в сегментах, типичных для вторичного туберкулеза (S1 и S2, а также в S6).

    Округлый инфильтрат (Ассмана – Редекера) – инфильтрат округлой или овальной формы, занимающий несколько долек легкого, размерами до 3–5 см. Перифокальное воспаление при этом типе инфильтрата представлено преимущественно продуктивной тканевой реакцией со значительным количеством лимфоцитов, отграничивающих казеозный центр. Рентгенологически инфильтрат имеет нерезко очерченные границы. При распаде инфильтрата его тень напоминает «теннисную ракетку» за счет двухконтурной дорожки дренирующего бронха, соединяющей инфильтрат с корнем легкого.

    Облаковидный инфильтрат – наиболее частый вид инфильтратов, неоднородный по структуре, не имеет определенной формы и четких контуров. При этом виде инфильтрата в перифокальном воспалении присутствуют все типы тканевых реакций: экссудативная, продуктивная, а также неспецифический компонент. Процесс распространен на один или несколько сегментов, чаще верхних долей легких или шестой сегмент нижней доли.

    Перисциссурит (сциссура – междолевая щель) – инфильтрат, характеризующийся развитием изменений вдоль междолевой щели, имеет вид треугольной тени с вершиной, обращенной к корню легкого (треугольник Сержана). Верхняя граница его расплывчата и переходит в малоизмененную легочную ткань, нижняя проходит по междолевой щели.

    Лобит – поражение захватывает целую долю или бо́льшую ее часть. При этом типе инфильтрата выражен экссудативный компонент воспаления. Помимо воспалительных изменений в пределах доли может иметь и его частичный ателектаз. Рентгенологическая картина лобита определяется пораженной долей. Верхнедолевое поражение напоминает клиновидную тень с вершиной у корня легкого и широким основанием в латеральном отделе. Структура инфильтрата может быть как гомогенной, так и неоднородной за счет плотных фокусов и полостей распада.

    Клиника и диагностика

    Ограниченные инфильтраты

    Для ограниченных инфильтратов характерно преимущественно малосимптомное течение заболевания, их клиническая картина напоминает очаговый туберкулез. Начальными проявлениями заболевания могут быть понижение работоспособности, жалобы со стороны нервной системы, непостоянные боли в груди или картина нетяжелого «простудного заболевания».

    При ограниченных инфильтратах общее состояние больных страдает незначительно. При объективном обследовании может быть положительным плевро-мышечный симптом Воробьева – Потенджера (болезненность, утолщение, ригидность мышц надплечья на стороне поражения). Перкуссия и аускультация выявляют незначительные изменения в виде локального укорочения перкуторного звука, жесткого дыхания, непостоянных, ограниченного характера скудных влажных хрипов. Влажные хрипы, как правило, связаны с появлением распада и выслушиваются после покашливания и на стадии вдоха.

    Картина крови при ограниченных инфильтратах изменена менее чем у половины больных. Встречается умеренное повышение СОЭ (до 20– 25 мм/ч), небольшой лейкоцитоз (до 10–12 × 109/л). Относительно редко наблюдаются палочкоядерный сдвиг, лимфопения, моноцитоз, анемия.

    На рентгенограмме ограниченный инфильтрат обнаруживается в виде лобулярных фокусов, напоминающих крупные очаги, или округлого затемнения с нерезкими краями, связанного дорожкой с корнем легкого. При всех вариантах инфильтративного туберкулеза для обнаружения распада обязательно проведение томографического исследования зоны поражения. В случае наличия распада отмечаются просветление в центре инфильтрата и рисунок отводящего бронха. Корень легкого часто немного расширен и инфильтрирован. Дополнительную информацию о характере инфильтрата и состоянии окружающей ткани можно получить с помощью компьютерной томографии.

    В мокроте и промывных водах бронхов обнаруживается скудное количество микобактерий туберкулеза, чаще только методом посева (около 50% случаев положительных результатов). Следует отметить необходимость многократных (3–5) исследований промывных вод бронхов (мокроты) на микобактерии методами бактериоскопии с использованием флотации, люминисцентной микроскопии, посева – до начала специфической терапии, а также в динамике через 1 мес.

    Распространенные инфильтраты

    Для распространенных (обширных) инфильтратов (облаковидный, перисциссурит, лобит) характерна пневмониеподобная клиника. Отмечаются повышение температуры до 38–39 оС, влажный кашель, умеренная одышка, возможно – кровохарканье. В этих случаях возникают трудности при дифференциальной диагностике туберкулеза с неспецифической пневмонией. Однако тщательно собранный анамнез, анализ клинических и лабораторных данных позволяют правильно поставить диагноз.

    Осмотр больных выявляет выраженный интоксикационный синдром: бледность, влажность кожных покровов, субфебрильную или фебрильную температуру, снижение массы тела (иногда до нескольких килограмм за 3–6 мес), предшествующих выявлению заболевания. При перкуссии над зоной инфильтрата определяется укорочение перкуторного звука. Может выслушиваться жесткое или ослабленное дыхание. Влажные хрипы выслушиваются чаще, чем при ограниченных инфильтратах, но в большинстве случаев являются скудными и непостоянными.

    В анализе крови у больных определяется умеренный лейкоцитоз, палочкоядерный сдвиг до 10–15%, снижение эозинофилов, лимфоцитов, может быть моноцитоз. Повышение СОЭ возможно до 20–40 мм/ч.

    Рентгенологически при обширных инфильтратах определяются неоднородная инфильтрация, захватывающая более двух сегментов легких, состоящая из сливных очагов и фокусов с просветлениями в центре за счет распада, и очаги обсеменения как вокруг инфильтрата, так и в отдаленных участках легких. Может наблюдаться рентгенологическая картина лобита или перисциссурита. Обращает внимание несоответствие между выраженными рентгенологическими изменениями и скудностью физикальных данных. Иногда при инфильтративном туберкулезе у взрослых и подростков обнаруживаются следы перенесенного в прошлом и недиагностированного первичного туберкулеза в виде кальцинатов в легочной ткани и внутригрудных лимфатических узлах.

    При распространенных инфильтратах, как правило, определяются МБТ в мокроте (бактериоскопия, посев).

    Проба Манту с 2ТЕ при инфильтративном туберкулезе у взрослых больных, как правило, положительная нормергическая. У подростков, больных инфильтративным туберкулезом, гиперергическая проба Манту встречается в 10% случаях. При инфильтративном туберкулезе легких часто развивается туберкулез бронха, дренирующего полость распада. Поэтому всем больным необходимо проводить фибробронхоскопию.

    Особенностью инфильтративного туберкулеза у подростков является частое сочетание этого процесса с активными специфическими изменениями во внутригрудных лимфатических узлах. Такое течение процесса описано фтизиатрами как характерное для «юношеского туберкулеза», связанное с коротким временнлм интервалом между перенесенным первичным туберкулезом и вторичной инфекцией.

    Течение и исход. Инфильтративный туберкулез в современных условиях протекает обычно с быстрым прогрессированием процесса с возникновением распада и обсеменения легочной ткани. Этому способствуют плохие материально-бытовые условия больных, недостаточное питание, тяжелый преморбидный фон, лекарственная устойчивость МБТ, позднее выявление заболевания.

    Исходы туберкулезных инфильтратов при благоприятном течении – рубцевание, ограниченный пневмосклероз, плотные очаги, крайне редко – полное рассасывание. При неблагоприятном течении – образование туберкулем, распространенного грубого пневмосклероза, цирроза, переход в кавернозный и фиброзно-кавернозный туберкулез, развитие казеозной пневмонии.

    Дифференциальная диагностика

    Дифференциальная диагностика инфильтративного туберкулеза проводится в основном с пневмониями, эозинофильными инфильтратами, раком легкого.

    Неспецифические пневмонии начинаются обычно более остро, чем инфильтративный туберкулез, симптомы заболевания выражены сильнее, особенно головная боль. Больные неспецифической пневмонией больше ощущают свое заболевание и повышение температуры, тогда как лица с ограниченными свежими туберкулезными инфильтратами нередко чувствуют себя совершенно здоровыми. Аускультативные явления (сухие и влажные хрипы) в легочной ткани более выражены при неспецифической пневмонии. Рентгенологически при пневмонии участок затемнения имеет неправильную форму, расплывчатые контуры, постепенно переходящие в легочную ткань; характер тени при инфильтративном туберкулезе более интенсивный и менее гомогенный. Неспецифическая пневмония чаще локализуется в базальных сегментах нижней доли. Высокие цифры лейкоцитоза (выше 15 × 109/л) со сдвигом нейтрофильной формулы влево более характерны для пневмонии, нежели для туберкулеза. При пневмонии чаще встречается низкая и отрицательная проба Манту. Решающее значение для подтверждения диагноза инфильтративного туберкулеза имеет обнаружение в мокроте и промывных водах бронхов микобактерий туберкулеза: исследование методом микроскопии и посева проводится не менее 3 раз при выявлении заболевания. В пользу неспецифической природы заболевания говорит быстрый положительный эффект от использования антибиотиков широкого спектра действия.

    Рак легкого вызывает трудности при дифференциальной диагностике с инфильтративным туберкулезом вследствие малосимптомного течения на ранних этапах, скудности физикальных данных. Больные раком чаще, чем больные туберкулезом, жалуются на общую слабость, адинамию, сухой и надсадный кашель, выделение слизистой, жидкой или тягучей мокроты с прожилками крови. В мокроте при раке обнаруживаются раковые клетки, а микобактерии туберкулеза отсутствуют. При раке легкого боли в груди встречаются чаще, они упорные, не связаны с актом дыхания, плохо поддаются действию лекарств. Рентгенологически при центральном раке на ранних этапах развивается ограниченный участок гиповентиляции, затем эмфиземы, а далее – сегментарный или долевой ателектаз. У тени корня легкого обнаруживается интенсивное затемнение. Для периферического рака характерен вид округлой тени с нерезкими наружными очертаниями, бугристыми контурами, распад отмечается редко. Туберкулиновые пробы при опухоли отрицательные или слабовыраженные. При бронхоскопии обнаруживаются признаки бластоматозного роста. Гистологическое исследование пунктата обнаруживает атипичные клетки.

    Лечение инфильтративного туберкулеза

    Лечение инфильтративного туберкулеза может проводиться как в стационаре, так и в амбулаторных условиях (дневной стационар). Госпитализация больных необходима при выраженных симптомах интоксикации, тяжелом состоянии пациента, при распространенном процессе с массивным бактериовыделением, лекарственной устойчивости МБТ, тяжелых сопутствующих заболеваниях, а также по социальным, эпидемиологическим показаниям (например, при необходимости разобщения с детьми). Согласно стандартным схемам лечения, при инфильтративном туберкулезе показано назначение 4 противотуберкулезных препаратов сроком на 2 мес (интенсивная фаза), а далее – 2 препаратов на 4–6 мес. При такой схеме химиотерапии основной курс лечения составляет 6–8 мес. Однако, как показывает практика, обычно для достижения излечения больного инфильтративным туберкулезом с удовлетворительным морфологическим результатом (малые остаточные изменения) требуется не менее 10–12 мес. Это обеспечивает меньший риск реактивации процесса в дальнейшем. При сроке основного курса лечения 6 мес, несмотря на прекращение бактериовыделения, не удается добиться ликвидации активных специфических изменений в зоне поражения. Для обеспечения стойкого излечения целесообразно завершать основной курс химиотерапии лечением в туберкулезном санатории. Санаторное лечение особенно показано при инфильтративном туберкулезе у подростков, организм которых особенно нуждается в общеукрепляющих мероприятиях, а также при сочетании туберкулеза с неспецифическими заболеваниями.

    Исходы инфильтратов при благоприятном течении – рубцевание, ограниченный пневмосклероз, плотные очаги (мелкие и средние, т. е. до 6 мм в диаметре) крайне редко – полное рассасывание. При менее благоприятном течении происходит образование крупных очагов (7–10 мм), туберкулем, распространенного грубого пневмосклероза. При неэффективном лечении инфильтративного туберкулеза (вследствие поздней диагностики, лекарственной устойчивости МБТ, сопутствующей патологии и других негативных факторов) возможны его переход в кавернозный, фиброзно-кавернозный туберкулез и неуклонное прогрессирование с развитием казеозной пневмонии.

    Казеозная пневмония

    Казеозная пневмония (КП) представляет собой тяжелейшую форму остро прогрессирующего туберкулеза легких и среди всех впервые выявленных больных составляет около 7%, а при остро прогрессирующих и деструктивных формах туберкулеза легких – 32–38%, смертность доходит до 74%.

    КП развивается у лиц с выраженным снижением резистентности организма.

    Морфологически КП характеризуется обширными казеозно-некротическими изменениями (1–2 и более долей) с быстрым увеличением объема поражения, которые носят необратимый характер и в лучшем случае трансформируются в фиброзно-кавернозный туберкулез легких – около 17%.

    Своевременное распознавание КП представляет значительные трудности из-за сходства клинико-рентгенологических проявлений с крупозной или сливной лобулярной пневмонией: кашель с мокротой, боль в груди, одышка, иногда кровохарканье и кровотечение; выраженный интоксикационный синдром: температура до 39–40 °С, озноб, потливость, прогрессирующая слабость, тахикардия, цианоз, отсутствие аппетита. Перкуторно определяется интенсивное притупление, дыхание бронхиальное с сухими и влажными хрипами. В картине крови – высокий лейкоцитоз, лимфопения, СОЭ – 40–60 мм/ч.

    Рентгенологически выявляются участки интенсивного затемнения в легких, смещение органов средостения в пораженную сторону, сужение межреберных промежутков и высокое стояние куполов диафрагмы.

    Характерно наличие множества участков деструкции легочной ткани и очагов бронхогенной диссеминации.

    В первые 1–2 недели от начала заболевания микобактерии туберкулеза (МБТ) чаще не выявляются, но высевается патогенная микрофлора (стрептококки, стафилококки и др.). Внутрикожная проба Манту с 2ТЕ ППД-Л чаще бывает отрицательной или слабо положительной, что свидетельствует об анергии.

    Изложенные клинико-лабораторные и рентгенологические данные затрудняют своевременную дифференциальную диагностику КП и крупозной пневмонии, и врачи общей лечебной сети склоняются в пользу крупозной пневмонии, поэтому больные направляются в общесоматические стационары (более 80%). Отсутствие положительной клинической динамики на фоне лечения антибиотиками широкого спектра действия, утяжеление состояния больного являются веским основанием для пересмотра диагноза, повторного рентгенологического обследования и трехкратного (3 дня подряд) исследования мокроты на МБТ при окраске по Цилю – Нильсену.

    Обнаружение МБТ является достоверным признаком туберкулезной этиологии заболевания, тем более что в 100% случаях при появлении деструктивных изменений в легких наблюдается обильное бактериовыделение. Даже при отсутствии МБТ в начале заболевания следует продолжать поиски МБТ бактериологическим методом.

    Наряду с этим следует отметить, что диагноз туберкулеза легких, и в частности КП, возможно было бы установить в более ранние сроки при наличии у врачей общей практики фтизиатрической настороженности, учета социального статуса больного, контакта с туберкулезными больными, наличия тяжелых сопутствующих заболеваний (ВИЧ/СПИД, сахарный диабет, ХОБЛ, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки и др.). Необходима консультация врача-фтизиатра для дачи заключения и экстренного перевода больного в туберкулезный стационар для проведения интенсивной специфической химиотерапии или возможного хирургического вмешательства по витальным или плановым показаниям.

    Туберкулема легких

    Туберкулемы легких – это инкапсулированные фокусы специфического воспаления в легочной ткани более 1 см в диаметре.

    Туберкулемы формируются на почве более ранних форм туберкулеза вторичного или, реже, первичного периода в результате их частичной инволюции под влиянием лечения, а также без предшествующей терапии.

    Наиболее частым источником туберкулем является инфильтративный туберкулез. Динамическое наблюдение таких больных дает возможность проследить, как происходит рассасывание перифокального воспаления вокруг казеозного центра инфильтрата; тень инфильтративного фокуса становится интенсивной, приобретает четкие контуры и округлую форму. Реже источниками бывают очаговый, диссеминированный туберкулез, первичный туберкулезный комплекс и другие формы. Срок, необходимый для образования туберкулемы, обычно составляет 1–3 года.

    Различают пять анатомических вариантов туберкулем (М. М. Авербах).

    1. Инфильтративно-пневмоническая – результат инволюции инфильтративного туберкулеза, характеризуется продуктивно-казеозной тканевой реакцией.

    2. Слоистая туберкулема – состоит из концентрических слоев казеозно измененной ткани, отграниченных один от другого слоями циркулярно расположенных коллагеновых волокон.

    3. Гомогенная туберкулема – характеризуется наличием осумкованного казеоза. При наличии одного казеозно-некротического фокуса такую туберкулему называют солитарной.

    4. Конгломератная туберкулема – имеет округлую или неправильную полициклическую форму. Она образуется в результате слияния нескольких близко расположенных очагов и формирования общей капсулы вокруг них.

    5. Псевдотуберкулема (заполненная каверна) – результат нарушения проходимости бронхов, дренирующих каверну, и как следствие заполнения ее казеозом.

    В зависимости от размеров выделяют мелкие туберкулемы – диаметром до 2 см, средние – 2–4, крупные – более 4 см.

    Клиника. Туберкулемы характеризуются малосимптомным течением и как впервые выявленные формы обычно обнаруживаются при профилактическом обследовании. У некоторых больных отмечаются слабовыраженные симптомы интоксикации, боли в грудной клетке, реже наблюдается кашель, сухой или со скудной мокротой.

    Данные обследования . Клинические и лабораторные изменения не выражены. Могут быть небольшие симптомы интоксикации, притупление перкуторного звука, непостоянные сухие хрипы.

    Изменения в анализах крови и МБТ в мокроте (промывных водах бронхов) обнаруживаются редко. Проба Манту часто бывает гиперергической.

    Рентгенологически туберкулема представлена интенсивной с четкими контурами тенью, неправильно-округлой или овальной формы. Структура ее может быть как однородной, так и неоднородной. Нередко можно установить связь туберкулемы с корнем легкого в виде тонкой линейной «дорожки», обусловленной уплотнением периваскулярной и перибронхиальной ткани. Характерная локализация – S1, S2, S6, чаще – субплеврально, вблизи междолевых щелей.

    Дифференциальная диагностика туберкулем

    Проводится дифференциальная диагностика с округлыми образованиями различной природы: доброкачественными и злокачественными опухолями, кистами, грибковыми поражениями легких и др.

    Раком легкого поражаются люди старшего возраста. Основным симптомом является боль интенсивного характера в грудной клетке, не связанная с актом дыхания. Опухоль чаще локализуется в I и III сегментах и нижних долях легких. Рентгенонологически определяется тень округлой или овальной формы с нечеткими контурами, бугристыми очертаниями, распад отмечается редко. В окружающей ткани нет туберкулезных изменений. Туберкулиновые пробы отрицательные или слабоположительные. При бронхоскопии отмечаются признаки опухолевого роста. В мокроте и промывных водах бронхов обнаруживаются атипичные клетки. Окончательный диагноз устанавливается путем гистологического исследования биопсированного материала.

    Округлый туберкулезный инфильтрат (инфильтрат Ассмана) имеет относительно очерченные контуры, что затрудняет его разграничение с туберкулемой легкого. Инфильтрат характеризуется более выраженной клинической симптоматикой. Распад инфильтрата возникает в центре его. Инфильтраты отличаются большей склонностью к рассасыванию под влиянием специфической терапии.

    Гамартохондрома (доброкачественная опухоль). При гамартохондромах встречается тотальное и беспорядочное обызвествление, а также единичные включения извести, что вызывает трудности при дифференциальной диагностике с туберкулемами. В отличие от туберкулем для гамартохондром характерно отсутствие распада, контуры более четкие, расположены эти образования на неизмененном фоне (отсутствие фиброза, туберкулезных очагов).

    Ретенционные кисты имеют вид растянутого бронха, в них нет полостей распада.

    Эхинококковая киста характеризуется очень тонкими стенками и просветлением по верхнему полюсу, а также симптомом двойной арки, обусловленным отслоением хитиновой оболочки от фиброзной с наличием воздуха по обе стороны.

    Аспергиллома (грибковое поражение) характеризуется наличием серповидного просветления у верхнего полюса затемнения (симптом серпа или полумесяца). На томограммах, сделанных в горизонтальном положении пациента, удается получить свойственную аспергилломе картину почти полной воздушной окантовки грибкового шарика.

    Течение и исход . По клиническому течению туберкулемы делятся на стационарные, прогрессирующие и регрессирующие. Типичной для туберкулем является фаза стабилизации, которая может длиться годами, при этом наблюдается стационарная клинико-рентгенологическая картина.

    При неблагоприятных условиях туберкулема переходит в фазу прогрессирования, которое может развиваться по двум вариантам:

    • появление перифокальной реакции с увеличением размеров туберкулемы;

    • распад туберкулемы (выкрашивание казеоза или кавернизация) с последующим образованием незаживающей каверны, бронхогенным обсеменением.

    Распад в туберкулеме обычно имеет краевое расположение. Полость распада приобретает серповидную форму со стенкой неодинаковой ширины, может содержать секвестроподобные включения. При обострении туберкулемы появляются более выраженные симптомы интоксикации, кашель, укорочение перкуторного звука, влажные хрипы и МБТ+ в мокроте.

    Регрессия туберкулем при благоприятном течении процесса происходит следующими путями:

    • уменьшение размеров туберкулемы;

    • фрагментация на более мелкие очаги с их последующим рассасыванием и уплотнением;

    • опорожнение казеозных масс через бронхи с последующим заживлением полости, образовавшейся на месте туберкулемы.

    Следует отметить, что консервативными методами лечения нечасто удается добиться регрессии туберкулемы и излечения больного. Предотвратить образование туберкулем позволяет своевременное выявление туберкулеза и использование интенсивных методов этиопатогенетического лечения на ранних сроках заболевания с использованием рассасывающей терапии, физиотерапии. Лечение туберкулем чаще хирургическое, особенно при их больших размерах.

    Кавернозный туберкулез легких

    Эта клиническая форма туберкулеза характеризуется наличием сформированной каверны (CV) при отсутствии выраженного перифокального воспаления, обширной бронхогенной диссеминации и фиброзных изменений в окружающей CV легочной ткани.

    Кавернозный туберкулез легких (КТЛ) может быть следствием прогрессирования очагового, инфильтративного, диссеминированного туберкулеза, распада туберкулемы и является промежуточным этапом между формами туберкулеза в фазе распада и фиброзно-кавернозным туберкулезом легких.

    В зависимости от места образования и предшествующего течения CV принято делить на пневмогенные и бронхогенные. Пневмогенные развиваются в области экссудативных изменений и встречаются наиболее часто. Бронхогенные образуются из бронхов, пораженных туберкулезом, с последующим вовлечением окружающей бронхлегочной ткани.

    По величине различают малые CV – диаметром до 2 см, средние – 2–4, большие – 4–6 и гигантские – больше 6 см. CV чаще локализуются в 1–2-м и 6-м сегментах.

    По способу расплавления казеозных масс выделяют протеолитические, секвестрирующиеся, альтеративные и атероматозные. Протеолитические образуются за счет ферментов лейкоцитов. Секвестрирующиеся образуются по периферии творожистого очага. Альтеративные формируются в зоне перифокального воспаления. Атероматозные наблюдаются редко и относятся к старым инкапсулированным очагам, в которых размягчается творожистая масса.

    По морфологическим признакам различают CV свежие, эластические, капсулированные, фиброзные. Стенка сформированной CV имеет трехслойное строение – казеозно-некротический, грануляционный и фиброзный слои. По состоянию функции дренирующих CV бронхов выделяют открытую, закрытую и раздутую (напряженную).

    Указанные признаки CV определяют возможность прогрессирования или заживления.

    При прогрессировании развивается фиброзно-кавернозный туберкулез легких и/или казеозная пневмония. Заживление происходит за счет разрастания и сморщивания фиброзной капсулы с образованием линейного или звездчатого рубца. При отторжении кавернозно-некротического слоя, замещении грануляционной ткани соединительной тканью формируется кистоподобная полость. CV может прогрессировать и превратиться в фиброзно-кавернозный туберкулез легких с типичными клинико-морфологическими чертами.

    Клиника КТЛ характеризуется малосимптомностью или бессимптомностью как результат длительной предшествующей специфической терапии. Преимущественно наблюдаются респираторные симптомы: сухой кашель, боль в грудной клетке, редко – кровохарканье или кровотечение, обусловленные аневризматическими изменениями небольших артерий, или расширением вен бронхов, или разрушением внутрикавернозных сосудов. При благоприятном течении наступает заживление CV, излечение.

    Но КТЛ может характеризоваться волнообразным течением. При обострении процесса появляются симптомы интоксикации – повышение температуры тела, слабость, снижение аппетита, продуктивный кашель, бактериовыделение, изменение гемограммы (ускорение СОЭ, сдвиг лейкоцитарной формулы влево, лимфопения, моноцитоз).

    Диагноз КТЛ ставится на основе анамнеза заболевания и рентгенологических данных.

    У впервые выявленного больного туберкулезом легких диагноз КТЛ ставят на основе клинико-рентгенологических, лабораторных и бронхологических исследований.

    Рентгенологическими признаками КТЛ являются ограниченность поражения в пределах 1–2 сегментов, наличие одиночной сформированной CV на малоизмененном легочном фоне и немногочисленных очагов. Реакция Манту с 2ТЕ, как правило, положительная, реже – гиперергическая. В мокроте нередко находят МБТ. Гемограмма с незначительными изменениями. Бронхологически – чаще неспецифический катаральный эндобронхит, туберкулезные изменения бронхов – редко.

    Лечение больных КТЛ должно осуществляться в стационарных условиях комбинацией 4–5 основных противотуберкулезных препаратов (фаза интенсивной терапии) и последующим переходом через 2–3 мес в фазу продолжения лечения 2–3 препаратами в течение 5–6 мес. При возможности необходимо учитывать лекарственную устойчивость: множественную и полирезистентность. При длительно незаживающей CV рекомендуется оперативное вмешательство с продолжением лечения в санатории или амбулаторно.

    КТЛ выделен как самостоятельная клиническая форма на VIII Всесоюзном съезде фтизиатров в 1973 г.

    Фиброзно-кавернозный туберкулез легких

    Фиброзно-кавернозный туберкулез легких (ФКТЛ) – деструктивная форма туберкулеза, характеризуется наличием в легких каверны или каверн с выраженной фиброзной капсулой и фиброзных изменений в окружающей каверну легочной ткани, наличием очагов бронхогенного отсева и постоянным бактериовыделением. Отмечаются также эмфизема легких, бронхоэктазы, смещение органов средостения в пораженную сторону. Может быть и 2-стороннее поражение с множественными кавернами. Эта форма может развиться из любой формы туберкулеза легких, но преимущественно – из инфильтративного и диссеминированного туберкулеза.

    Основные причины формирования ФКТЛ:

    • позднее выявление туберкулеза легких, ошибки в диагностике;

    • недостатки в организации лечения;

    • недисциплинированность больного и нарушение режима химиотерапии;

    • тяжелые сопутствующие заболевания;

    • пожилой возраст;

    • лекарственная устойчивость МБТ;

    • непереносимость препаратов.

    Клиническая картина ФКТЛ обусловлена разнообразными морфологическими изменениями в легких и характеризуется волнообразным течением со сменой периодов обострения и затихания процесса. Частые обострения являются признаками прогрессирующего туберкулеза с выраженными симптомами интоксикации: слабость, быстрая утомляемость, повышенная температура тела, потливость, снижение аппетита, похудание, раздражительность. «Грудные» симптомы значительны: усиление кашля с мокротой, иногда с примесью крови, боль в грудной клетке, одышка. Физикальные методы обследования выявляют значительные перкуторные и аускультативные изменения.

    По клиническому течению различают:

    1. Ограниченный, относительно стабильный туберкулез, который характеризуется наличием фиброзной капсулы с ограниченным фиброзом в пределах сегмента или доли.

    2. Прогрессирующий ФКТЛ – характеризуется частыми и длительными обострениями и короткими периодами затихания процесса. Обострение всегда сопровождается выраженной интоксикацией, обусловленной перифокальным воспалением вокруг каверны, бронхогенной диссеминацией. При этом могут появиться осложнения в виде гнойного плеврита, менингита, казеозной пневмонии, кровотечения.

    3. ФКТЛ с осложнениями также характеризуется прогрессированием процесса, в результате чего развиваются как острые – кровотечение и кровохарканье, спонтанный пневмоторакс, аспирационная пневмония (как осложнение осложнения), так и хронические осложнения – легочно-сердечная недостаточность, амилоидоз внутренних органов и др.

    4. «Разрушенное» легкое характеризуется наличием гигантской CV, кавернозным некрозом и выраженной интоксикацией, массивным бактериовыделением.

    Клинические варианты ФКТЛ определяют и лечебную тактику: при ограниченном варианте можно достичь излечения (длительное лечение, оперативное вмешательство), при прогрессирующем варианте – стабилизации процесса, с осложнениями – в первую очередь оказание помощи по острым осложнениям, «разрушенное» легкое – преимущественно симптоматическое лечение.

    Диагноз ФКТЛ не вызывает значительных затруднений при учете анамнеза заболевания, данных рентгенологических исследований и постоянного обнаружения МБТ в мокроте.

    Лечение больных этой формой туберкулеза легких представляется сложным в силу того, что более чем у 80% больных определяется устойчивость МБТ к противотуберкулезным препаратам, как множественная, так и полирезистентная. Рекомендуются резервные препараты (5 препаратов) в сочетании с патогенетической терапией. В условиях стационара лечение может проводиться до 12 мес. При относительно ограниченном процессе возможно оперативное лечение в фазе ремиссии (лобоэктомия, пневмоэктомия, кавернотомия, торакопластика). Однако распространенность процесса, выраженные функциональные нарушения различных систем и органов ограничивают возможность оперативного лечения. Фиброзно-кавернозный туберкулез легких является основной причиной смерти больных туберкулезом от интоксикации и осложнений.

    Туберкулез трахеи и бронхов

    Туберкулез трахеи и бронхов как самостоятельное заболевание встречается редко. Обычно возникает как осложнение туберкулеза бронхиальных и паратрахеальных лимфатических узлов и легочных форм туберкулеза. Это поражение наблюдается при диссеминированном, фиброзно-кавернозном туберкулезе и бронхоадените. Но специфический процесс в бронхах и трахее может встречаться при любой форме туберкулеза легких и на фоне разных фаз течения туберкулезного процесса. Различают инфильтративную, язвенную и продуктивную формы туберкулеза бронхов и трахеи. МБТ проникают в стенку бронха и трахеи лимфогенным, гематогенным, бронхогенным путем или контактным. Перфорация стенки бронха или трахеи казеозными массами может быть микроскопической. При перфорации всегда происходит инфильтрация слизистых оболочек, развивается грануляционная, затем рубцовая ткань вокруг перфорации. Попадающий из лимфоузлов в просвет бронха и трахеи казеоз приводит к развитию очагов бронхогенного обсеменения и аспирационной казеозной пневмонии. Клинические признаки: сухой кашель, умеренно выраженные симптомы интоксикации, длительный субфебрилитет. При перфорации стенки бронха или трахеи кашель усиливается, при стенозе нарушается вентиляция и в дальнейшем развивается пневмосклероз. Течение патологического процесса может осложняться бронхопневмонией и кровохарканьем. Поражение бронхов при легочных формах туберкулеза нарушает вентиляцию, усугубляет явления дыхательной недостаточности, может приводить к развитию деформации бронхов, их стенозу, а также развитию бронхоэктазов.

    В диагностике туберкулеза бронхов и трахеи имеют значение клинические, рентгенологические, инструментальные и лабораторные методы исследования.

    Лечение туберкулеза бронхов и трахеи состоит из назначения 3–4 туберкулостатических препаратов, к которым сохранена чувствительность МБТ, а также включает интратрахеальные вливания 0,2 г стрептомицина и салюзида в чередовании с аэрозолями. При наличии и неспецифического эндобронхита добавляют антибиотики широкого спектра действия, а также фитонциды и протеолитические ферменты. При обнаружении язв и свищей через 1–2 недели повторяют бронхоскопию и через бронхоскоп производят прижигание язв и грануляций.

    Цирротический туберкулез легких

    Эта форма туберкулеза характеризуется обширным разрастанием грубой соединительной ткани в легких и плевре с преобладанием фиброзных изменений над специфическими.

    Цирротический туберкулез легких (ЦТЛ) является исходом инфильтративного, диссеминированного, фиброзно-кавернозного туберкулеза, туберкулезного плеврита, а также длительно поддерживающегося лечебного пневмоторакса и может быть односторонним и двусторонним, что определяет деформацию грудной клетки и выраженность перкуторных и аускультативных данных.

    По клинико-морфологическим признакам принято выделять цирротический туберкулез и посттуберкулезный цирроз.

    Цирротический туберкулез подразумевает активный туберкулез легких, посттуберкулезный цирроз – без признаков активности специфического процесса.

    Клиническая картина ЦТЛ зависит от распространенности морфологических изменений, компенсаторных возможностей организма и фазы развития туберкулезного процесса. Может длительно протекать с маловыраженной симптоматикой. Постепенно нарастают одышка, слабость, кашель с мокротой, боль в грудной клетке. Появляются симптомы итоксикации, бактериовыделение, что свидетельствует об обострении специфического процесса.

    При ЦТЛ выделяют пять основных клинических вариантов:

    1) ограниченный ЦТЛ с малосимптомным течением;

    2) распространенный ЦТЛ с частыми обострениями, при которых выражен интоксикационный синдром;

    3) ЦТЛ с бронхоэктазами, кровохарканьями и кровотечениями;

    4) повторные пневмонические вспышки, обусловленные неспецифической инфекцией;

    5) «разрушенное» легкое с прогрессированием туберкулезного процесса и различными проявлениями метатуберкулезного синдрома.

    Различают три типа: кавернозно-цирротический, поликавернозно-цирротический и апневматозно-цирротический. Это наиболее тяжелый вариант цирротического туберкулеза с выраженной интоксикацией, кровотечением и кровохарканьем и легочной недостаточностью, постоянным бактериовыделением.

    Течение и исход ЦТЛ зависят от того, как быстро прогрессируют нарушения функции дыхания и кровообращения и развитие легочного сердца.

    Диагноз цирротический туберкулез легких ставится на основе анамнеза заболевания, рентгенологических данных, бактериологических исследований на МБТ.

    Лечение больных ЦТЛ проводится согласно принципам комплексного лечения больных туберкулезом с учетом лекарственной устойчивости МБТ и переносимости препаратов, а также с помощью неспецифической антибактериальной терапии при обострении неспецифического воспаления и патогенетической и симптоматической терапии. Показано и оперативное лечение при односторонних процессах и склонности к частым кровотечениям.

    Прогноз при ЦТЛ неблагоприятный. Причиной смерти являются осложнения – кровотечения, нарастающая легочно-сердечная недостаточность, амилоидоз внутренних органов и др.

    Туберкулезный плеврит

    Туберкулезный плеврит представляет собой воспаление плевры, обусловленное микобактериями туберкулеза.

    Составляя 6–8% среди легочных форм туберкулеза, туберкулезный плеврит является причиной более 50% всех плевральных экссудаций. Туберкулезный плеврит может протекать в виде отдельной клинической формы туберкулеза или быть осложнением. У взрослых возникновение серозных экссудативных плевритов происходит преимущественно гематогенным путем. Плевра может поражаться и при распаде субплеврально расположенного очага или разрыва каверны.

    В зависимости от особенностей патогенеза и клинического течения различают три варианта туберкулезных плевритов: аллергический, перифокальный и туберкулез плевры (panphtisis pleurae).

    Аллергический плеврит является по своей сути параспецифической реакцией. Он возникает обычно на фоне гиперергической туберкулиновой чувствительности. Заболевание протекает остро, с быстрым накоплением значительного количества экссудата и с относительно быстрой обратной динамикой: в течение 3–4 недель может произойти рассасывание экссудата. Экссудат, как правило, серозный, лимфоцитарный, реже – эозинофильный. Микобактерии в экссудате не обнаруживаются. Одновременно с этим вариантом плеврита могут быть обнаружены и другие параспецифические реакции в виде узловатой эритемы, фликтен, кератоконъюнктивита, артрита, полисерозита.

    Перифокальный плеврит возникает в связи с переходом воспалительного процесса на плевру из субплеврально расположенного первичного аффекта, легочного очага или инфильтрата. На междолевую и медиастинальную плевру процесс может распространяться из близко расположенных казеозно-измененных внутригрудных лимфатических узлов. Перифокальный плеврит протекает на фоне как гиперергической, так и умеренной чувствительности к туберкулину. Количество экссудата в плевральной полости бывает различным: от минимального (слипчивый, адгезивный, фибропластический плеврит) до значительного количества. Экссудат серозный, серозно-фибринозный, фибринозный; по клеточному составу – лимфоцитарный. Микобактерии в экссудате обнаруживаются редко. Течение такого процесса обычно длительное, торпидное, рецидивирующее.

    Туберкулез плевры характеризуется диссеминацией в плевре множественных мелких или немногочисленных крупных очагов с элементами казеозного некроза. Иногда возникает обширная казеозно-некротическая реакция. Поражение возникает гематогенным путем либо при прорыве казеозных очагов или каверн в плевральную полость. Экссудат при туберкулезе плевры серозный лимфоцитарный, серозный нейтрофильный или гнойный (эмпиема плевры). Серозный лимфоцитарный экссудат наблюдается при преимущественно экссудативном воспалении плевры. Серозный нейтрофильный экссудат свидетельствует о развивающейся казеозно-некротической реакции. При обширных казеозно-некротических изменениях экссудат становится серозно-гнойным и гнойным. В выпоте могут определяться микобактерии туберкулеза. Этот вариант течения заболевания является наиболее тяжелым.

    Дифференциация туберкулеза плевры, перифокального и аллергического плеврита является достаточно условной. Однако по возможности следует определять преобладающий вариант поражения, так как от него во многом зависит лечебная тактика. Характеристика туберкулезных плевритов по А. Е. Рабухину приводится ниже (табл. 2).

    Таблица 2. Характеристика туберкулезных плевритов

    По характеру патоморфологических изменений в плевральной полости и наличию выпота плевриты разделяются на экссудативные и сухие (фибринозные).

    Экссудативный плеврит. Клиническая картина экссудативного плеврита очень характерна. Он, как правило, начинается остро – с высокой температуры (до 38–39 °С), озноба, слабости, появления болей в грудной клетке, одышки, сухого кашля. С накоплением экссудата боли в грудной клетке уменьшаются, появляется чувство тяжести, нарастает одышка. При туберкулезной этиологии плеврита возможно также подострое и постепенное развитие заболевания, наличие продромального периода длительностью от нескольких дней до 2–3 недель.

    Объективное исследование. Состояние больного может быть тяжелым. Положение чаще вынужденное – лежа на больном боку. Определяется отставание больной половины грудной клетки в акте дыхания, притупление перкуторного звука, переходящее в тупость над зоной экссудата, и резко ослабленное дыхание. Верхняя граница экссудата выглядит в виде кривой – линии Дамуазо. Между позвоночником и восходящей верхней границей тупости определяется треугольник с более ясным перкуторным звуком с тимпаническим оттенком (треугольник Гарланда), а на здоровой стороне – паравертебральный треугольник с притупленным звуком (треугольник Раухфуса – Грокко). Шум трения плевры может выслушиваться в начале заболевания и при рассасывании экссудата. При пальпации обнаруживаются болезненность и напряжение мышц плечевого пояса, снижение голосового дрожания, смещение сердечного толчка в противоположную сторону.

    Рентгенологическая картина. Над проекцией легкого появляется значительное бесструктурное затемнение, верхняя граница которого располагается в виде вогнутой кривой линии, идущей сверху снаружи книзу внутри, – линии Дамуазо. Интенсивность затемнения увеличивается сверху вниз. Одновременно при значительном количестве экссудата рентгенологически отмечается смещение средостения в здоровую сторону. Количество выпота, образующего отчетливую тень при рентгенологическом исследовании, должно достигать 200–250 мл.

    Гнойный плеврит (туберкулезная эмпиема) – наиболее тяжелый вариант специфического поражения плевры, возникающий при поступлении в плевру массивной дозы МБТ лимфо-гематогенно или при прорыве субплеврально расположенного очага или каверны. Состояние больного обычно ухудшается внезапно с подъемом температуры, одышкой, болями в боку, слабостью и головной болью. При прорыве в полость плевры каверны или казезного очага первым симптомом является резкая одышка вследствие развития спонтанного пневмоторакса. В этом случае в плевральной полости возникает выпот, содержащий не только МБТ, но и неспецифическую микрофлору. В ряде случаев гнойный туберкулезный плеврит протекает без выраженных клинических симптомов (холодная эмпиема).

    Сухой (фибринозный) плеврит. Фибринозный плеврит может развиваться постепенно или остро. Больные жалуются на повышение температуры, боль при дыхании, сухой кашель, небольшую одышку.

    Объективное исследование. Пораженная сторона отстает при дыхании. При пальпации определяется напряжение и болезненность мышц надплечья, большой грудной мышцы и других мышц плечевого пояса. Перкуторный звук над областью плеврита слегка укорочен. На фоне ослабленного дыхания выслушивается шум трения плевры.

    Рентгенологически ограниченный фибринозный плеврит проявляется нежным затемнением соответствующего участка легочного поля. При массивных плевральных сращениях выявляются апикальные, костальные, косто-диафрагмальные, медиастинальные наслоения, которые деформируют контуры диафрагмы и дают неравномерное затемнение легочных полей.

    Диагностика туберкулезных плевритов

    Подтверждение туберкулезной этиологии плевритов в ряде случаев представляет значительные трудности. Диагноз туберкулезного плеврита основывается на следующих данных:

    1. Анамнез – установление туберкулезного контакта.

    2. Туберкулиновые пробы – обычно высокие, за исключением эмпиемы, при которой характерны низкие и отрицательные пробы.

    3. Особенности клиники – наряду с острым течением встречается подострое и малосимптомное, возможно наличие длительного продромального периода. Характерны медленное рассасывание, наклонность к торпидному, рецидивирующему течению, осумкованию экссудата, развитию больших остаточных изменений. Неспецифическая терапия малоэффективна.

    4. Рентгенотомографическое исследование – позволяет в ряде случаев выявить характерные для туберкулеза изменения в легких и внутригрудных лимфатических узлах, исключить неспецифическую пневмонию.

    5. Клинический анализ крови – выявляет относительно невысокое или нормальное количество лейкоцитов, умеренный сдвиг лейкоцитарной формулы влево или его отсутствие при значительном увеличении СОЭ до 50 мм/ч. Нередко имеется лимфопения, в дальнейшем переходящая в лимфоцитоз, и моноцитоз. При туберкулезном гнойном плеврите (эмпиеме) воспалительные изменения в крови резко выражены.

    6. В анализе мочи при гнойном плеврите могут появиться белок и цилиндры.

    7. Бронхоскопическое исследование – позволяет обнаружить прямые и косвенные признаки туберкулезного поражения: туберкулез бронха, рубцы, признаки гиперплазии ВГЛУ.

    8. Исследование плеврального экссудата. Экссудат при туберкулезном плеврите богат белком – 30–40 г/л, проба Ривальта положительна. Типичен серозный экссудат с преобладанием в клеточном составе лимфоцитов. Необходимо исследовать экссудат на МБТ методом флотации и посева, однако положительный результат встречается не часто (около 10% случаев). Исключение составляет туберкулезная эмпиема, при которой экссудат нейтрофильный (гной) и МБТ определялись в 60–90%. Характерно низкое содержание глюкозы (ниже 3,33 ммоль/л).

    9. Поиск МБТ надо проводить не только в экссудате, но и в промывных водах бронхов, мокроте, моче всеми методами.

    10. Серологическая диагностика . Наличие высоких титров антител в реакциях РНГА (1/16 и выше), ИФА и других свидетельствуют в пользу туберкулезной этиологии плеврита, но и низкие титры ее не отрицают. Антитела можно определять как в сыворотке крови, так и в плевральном экссудате.

    11. Внелегочные локализации туберкулеза в глазах, почках, костях и других органах подтверждают туберкулезную природу плеврита.

    12. Аденазиндезаминазы ( АДА ). Туберкулезному плевриту свойственна активность АДА в экссудате выше 35 ед./л.

    13. УЗИ позволяет определить незначительное количество жидкости, которое не видно при рентгенографии (400,0–20,0 мл), уточнить наличие и расположение осумкований, при сухом плеврите – диагностировать незначительные утолщения плевры.

    14. Компьютерная томография органов грудной полости (плевры, легких и средостения) в сложных случаях помогает верифицировать этиологию плеврита.

    15. Инвазивные методы : видеоторакоскопическая биопсия плевры применяется для верификации диагноза при недостаточной информативности других методов, особенно при подозрении на онкологический процесс.

    Дифференциальная диагностика

    Наиболее часто туберкулезный плеврит приходится дифференцировать с плевритом при бактериальных пневмониях, реже – с плевритами при коллагенозах и ревматизме, микозах, онкологических заболеваниях, травмах.

    Плеврит при бактериальной пневмонии характеризуется наличием инфильтрации в легочной ткани и жидкости в плевральной полости с той же стороны. Обычно объем экссудата незначительный, при посеве экссудата обнаруживается неспецифическая микрофлора (Staphylococcus aureus, Streptococcus pyogenes, Escherichia coli, Proteus, Klebsiella pneumoniae, реже – Streptococcus pneumoniae). Небольшие плевральные выпоты встречаются также при вирусных и микоплазменных пневмониях. Пневмонии, осложненные экссудативным плевритом, начинаются остро, с подъемом температуры порой выше 39 оС. Чаще, чем при плевритах другой этиологии, отмечается высокий лейкоцитоз и СОЭ более 50 мм / ч. Для парапневмонических плевритов характерна высокая частота гнойных экссудатов, на фоне ранней антибактериальной терапии встречаются лимфоцитарные экссудаты. Подтверждением неспецифической этиологии плеврита является быстрая положительная динамика процесса под влиянием неспецифической терапии.

    Плеврит при грибковой инфекции (аспергиллез, актиномикоз и др.) в большинстве случаев сочетается с поражением легочной паренхимы очагового, инфильтративного, кавернозного характера. Диагноз грибковой инфекции подтверждает обнаружение возбудителя и выделение его культуры при посеве экссудата, биоптата плевры, мокроты. Эффективны серологические методы исследования.

    Плевриты при онкологических заболеваниях характеризуются одышкой, болями в грудной клетке, сухим мучительным кашлем, возможно кровохарканье. Позднее присоединяются признаки интоксикации. Характер экссудата геморрагический, серозно-геморрагический. Наиболее часто метастазируют в плевру рак молочной железы, яичников, матки, желудка, прямой кишки, поджелудочной железы, мочевого пузыря, печени. Основой диагностики являются определение первичной локализации процесса, плевроскопия, биопсия плевры.

    Мезотелиома плевры – злокачественное заболевание, для которого характерно быстрое прогрессирование, боли в грудной клетке, симптомы поражения средостения, утолщение плевры. Рентгенологически определяется интенсивная округлая или полициклическая тень, примыкающая к внутренней поверхности грудной клетки. Ранний признак мезотелиомы – плевральный выпот. При цитологическом исследовании в экссудате обнаруживаются опухолевые клетки в 20–30% случаях. В диагностике помогают компьютерная томография, торакоскопия и биопсия.

    Плевриты при коллагенозах чаще всего встречаются при системной красной волчанке (СКВ). Выпот обычно небольшой, чаще двусторонний. Болеют чаще женщины 20–30 лет. Характерны суставной синдром, нефрит, поражение печени, нервной системы, кожи, увеличение всех групп лимфатических узлов. Экссудат серозный с преобладанием лимфоцитов. Обнаруживаются волчаночные LE-клетки и антинуклеарный фактор. Биопсия париетальной плевры выявляет хроническое воспаление и позволяет исключить другую этиологию плеврита (туберкулез, опухоль).

    Особенности туберкулезного плеврита у детей и подростков

    В этих возрастных группах на долю туберкулезной этиологии приходится от 50 до 90% всех плевральных экссудаций. Туберкулезные поражения плевры у детей и подростков чаще возникают как осложнение первичного туберкулезного комплекса или туберкулеза внутригрудных лимфоузлов. Плеврит нередко развивается через 6–12 мес после инфицирования и может быть первым клиническим проявлением туберкулеза. Встречаются случаи туберкулезного плеврита у детей и подростков как проявление вспышек хронически текущего первичного туберкулеза. У подростков плевриты могут осложнять и течение вторичного туберкулеза легких: очагового, инфильтративного, диссеминированного.

    Диагностика туберкулезных плевритов в детском и подростковом возрасте имеет некоторые дополнительные особенности.

    1. Решающее значение для диагностики туберкулезного плеврита в детском и подростковом возрасте имеет наличие туберкулезного контакта (особенно семейного). Поэтому все взрослые члены семьи должны быть обследованы флюорографически.

    2. Важно установление факта инфицирования. Часто туберкулезный плеврит возникает в период «виража», нарастания туберкулиновых проб.

    3. Туберкулиновая диагностика у детей более информативна, чем у взрослых. В разгар заболевания выявляют, как правило, высокую и гиперергическую чувствительность к туберкулину. Однако в острый период, в начале заболевания, туберкулиновые пробы у части детей могут быть отрицательными.

    4. Характер экссудата. Для детей и подростков характерен серозный лимфоцитарный характер выпота (до 90% лимфоцитов). В период нарастания экссудата он может быть нейтрофильным или смешанным (нейтрофильно-лимфоцитарный). Гнойный характер экссудата встречается в этом возрасте редко. При аллергическом плеврите экссудат содержит до 20% и более эозинофилов.

    5. Параспецифические реакции (узловатая эритема, кератоконъюнктивиты) подтверждают высокую сенсибилизацию организма МБТ.

    6. Консультация фтизиатра обязательна в каждом случае плеврита у детей и подростков, учитывая большую вероятность туберкулезной этиологии.

    Раздел 4 Внелегочные формы туберкулеза

    Внелегочные формы туберкулеза встречаются в общей структуре заболеваемости населения в 10% случаях, но среди детей и подростков они выявляются чаще и составляют 15–20% на разных эпидемических территориях. Своевременная выявляемость этих форм туберкулеза затруднена. Длительность и торпидность их течения, поздняя диагностика приводят к развитию распространенных и осложненных форм среди впервые выявленных больных. Значительное число рецидивов заболевания, нередко с прогрессирующим течением, несмотря на интенсивную специфическую терапию, плохая переносимость химиопрепаратов на фоне высокой сенсибилизации организма больных по-прежнему оставляют открытыми ряд вопросов патогенеза внелегочных форм туберкулеза. Установлено, что развитие различных внелегочных форм у детей и подростков идет параллельно с туберкулезом органов дыхания. В 95% случаев отмечается сочетание этих форм специфического поражения у детей и подростков, у взрослых – в 30%. Признавая генез внелегочного туберкулеза как первичной инфекции, нельзя исключать его возникновение в более поздний период вследствие диссеминации МБТ из существующего очага в легком или ВГЛУ. Особенностью развития внелегочного туберкулеза является не экзогенное проникновение МБТ в организм, как при туберкулезе органов дыхания, а эндогенное распространение возбудителя в организме (лимфогематогенным путем) и поражение того или иного органа вследствие нарушения в нем микроциркуляции. Начальные признаки заболевания выражены неярко в большинстве случаев, и это приводит к поздней диагностике внелегочного туберкулеза. Больные различными формами внелегочного специфического поражения могут быть эпидемически опасными: выделять МБТ с мочой, с испражнениями, из свищевых ходов, из ушной раковины и т. д.

    Эпидемиологические показатели внелегочного туберкулеза характеризуются высоким уровнем заболеваемости и медленным снижением болезненности, что нередко приводит к инвалидизации больных. Недостаточный уровень подготовки специалистов приводит к низкому выявлению внелегочных локализаций.

    Туберкулез центральной нервной системы, туберкулезный менингит

    Туберкулезный менингит, неизменно оканчивавшийся летальным исходом в доантибактериальном периоде, при своевременной диагностике вылечивается в настоящее время в 96% случаев.

    Туберкулез центральной нервной системы – наиболее тяжелая форма внелегочного туберкулеза, которая встречается в любом возрасте, но в 8–10 раз чаще у детей раннего возраста. Встречаемость этой формы заболевания составляет у детей 1,4–0,9%, у взрослых – 3–5%. Заболевание туберкулезным менингитом у детей возникает при наличии преимущественно семейного (двойного, тройного) контакта.

    Туберкулезный менингит – воспаление мягких мозговых оболочек, вызываемое микобактериями туберкулеза, является одним из наиболее тяжелых вариантов прогрессирования туберкулеза. Патогенетические изыскания начались с установления важного факта вторичного происхождения менингита, т. е. возникновения его на фоне активного туберкулезного очага. Эта форма туберкулеза наиболее часто возникает на фоне милиарного туберкулеза, второе место занимают первичный туберкулезный комплекс и туберкулез внутригрудных лимфатических узлов в фазе инфильтрации, распада и обсеменения, третье – те же формы первичного туберкулеза, но в фазе обратного развития (фаза уплотнения, кальцинации). Затем – диссеминированный туберкулез, туберкулезные полисерозиты, исключительно редко – изолированный туберкулезный менингит, когда не удается установить наличие туберкулезного очага в организме пациента.

    Для возникновения туберкулезного менингита необходимо: наличие сенсибилизации всего организма и местной сенсибилизации МБТ; наличие туберкулезной бациллемии, которая и вызывает уже на фоне местного гиперергического воспаления образование типичной морфологической картины туберкулезного менингита.

    Заболевания ЛОР-органов (тонзиллиты, синуситы), острые инфекции (корь, коклюш, ветряная оспа), массивное ультрафиолетовое облучение, физические и психические травмы, профилактические прививки против других инфекций на фоне раннего периода первичной туберкулезной инфекции могут создать условия для генерализации МБТ в организме ребенка.

    Туберкулезный менингит может возникнуть гематогенным или ликворогенным (наличие очага специфического воспаления в мозгу) путем. Микобактерии из туберкулезного очага попадают в кровь, проникают в ликворогенные пути в области сосудистых сплетений мягкой мозговой оболочки, далее достигают основания мозга, где оседают в области от перекреста зрительных путей до продолговатого мозга и прилегающих отделов мозжечка, а также до орбитальных отделов мозга. МБТ оседают на основании мозга и вызывают образование специфического гранулематозного процесса (бугорков) по ходу сосудов и появление серозно-фибринозного экссудата. Внутричерепное давление вначале растет из-за усиленной секреции цереброспинальной жидкости. По мере прогрессирования заболевания в воспалительные изменения вовлекаются сосуды мозга, развиваются эндартерииты, просветы сосудов суживаются, нарушается кровоток в больших полушариях из-за сращений мозговой оболочки. В финальных стадиях развиваются гидроцефалия и тромбоз сосудов, приводящие к инфарктам и гибели соответствующих участков мозга. На этой стадии заболевания изменения становятся необратимыми.

    Сезонность в возникновении менингита: месяцы март, январь, сентябрь, реже всего он возникает в летние месяцы. Выделяют три основные формы заболевания: базальный менингит (поражение мягкой мозговой оболочки основания мозга), менингоэнцефалит и цереброспинальный лептопахименингит. Имеются три периода в развитии болезни: 1) продромальный; 2) период раздражения центральной нервной системы; 3) период парезов и параличей.

    Продромальный период продолжается 1–3 недели, но у детей – обычно 7 дней. В этот период симптомы болезни стойкие, неспецифические: непостоянная головная боль, вялость, сонливость (преимущественно в дневное время), снижение аппетита, субфебрильная температура тела. В конце этого периода появляются беспричинная рвота и склонность к задержке стула, брадикардия. В этот период поставить правильный диагноз трудно.

    8 период раздражения центральной нервной системы (8–14-й дни) – резкое усиление всех симптомов продромального периода. Температура тела достигает 38–39 °С и более; головная боль становится интенсивной и постоянной в области лба и затылка. Ребенок находится в полубессознательном состоянии. Присоединяется рвота – ранний и постоянный симптом у детей раннего возраста; возникает внезапно, без предшествующей тошноты, так называемая фонтановидная рвота. Снижение аппетита доходит до полной анорексии, больной быстро худеет, сонливость и общая вялость нарастают, сознание угнетено. Брадикардия сменяется тахикардией, артериальное давление повышается; развивается запор, отсутствует вздутие живота, живот ладьеобразно втянут.

    Вегетативные нарушения: светобоязнь, непереносимость шума, повышенная гиперестезия кожи, красный дермографизм.

    Положительные менингеальные симптомы Кернига, Брудзинского, ригидность затылочных мышц. Интенсивность их постепенно нарастает, и в середине второй недели болезни пациент лежит в «позе легавой собаки» (голова запрокинута назад, глаза закрыты, ноги подтянуты к животу, брюшные мышцы напряжены, пациент лежит на боку).

    В этом же периоде появляются симптомы поражения черепномозговых нервов (III, VI, VII пары): птоз века, сужение или расширение зрачков, расходящееся или сходящееся косоглазие, изменение глазного дна (застойные соски дисков, иногда туберкулезные бугорки на сосудистой оболочке, неврит зрительного нерва и развитие слепоты). Асимметрия лица: сглаженность носогубной складки, опущен угол рта, отклонение языка от центральной линии, анизокария. Сознание еще сохранено, пациент негативен и резко заторможен.

    Прогрессирование туберкулезного менингита и распространение процесса на область мозжечка и продолговатого мозга вовлекают и бульбарные нервы (IX, X, XI пары). Это происходит в конце II – начале III периода болезни. Появляются затрудненное глотание или поперхивание при еде, афония, икота, расстройство ритма дыхания, пульса. Сознание ребенка в этот период спутанно, отмечается резко выраженная заторможенность.

    Третий терминальный период заболевания продолжается около недели (15–21–24-й дни болезни). Преобладают признаки менингоэнцефалита. В этом периоде воспалительный процесс с мягких мозговых оболочек переходит на вещество мозга (контактным путем или периваскулярно), появляются очаговые симптомы. Сознание полностью утрачено, развиваются судороги, тахикардия, нарушение ритма дыхания по Чейн – Стоксу, нарушение терморегуляции (температура тела 41–35 °С). Имеют место расстройства чувствительности, парезы и параличи по центральному типу. Характерны также гиперкинезы.

    К концу болезни – истощение больного, пролежни; смерть наступает от паралича дыхательного и сердечно-сосудистого центров.

    У детей раннего возраста туберкулезный менингит имеет особенности: острое начало заболевания, продромальный период – 3–4 дня, слабо выраженные менингеальные симптомы, диспептические расстройства, отсутствие эксиноза, наличие судорог. Большой родничок выбухает, при пальпации ригидный, пульсация над ним отсутствует, расхождение швов, пальцевые вдавления. Скудность симптомов, нарастающая сонливость ребенка, особенно в дневные часы.

    В диагностике туберкулезного менингита большое значение имеют спинно-мозговая пункция и определение состава жидкости.

    Ликвор – прозрачен, бесцветен, вытекает под повышенным давлением. Белок (в N 0,15–0,33 г/л) у больных повышен до 0,8–1,5–2,0 г/л. Плеоцитоз (в N 3–5–15 клеток в 1 мл ликвора) у больных – 200–700 в 1 мл ликвора. Плеоцитоз в начале заболевания смешанный – нейтрофильно-лимфоцитарный, в дальнейшем – лимфоцитарный. Периодически плеоцитоз может достигать 1000–2000 (клеток в 1 мл), что затрудняет диагностику. Уровень глюкозы (в N 2,2–3,5 ммоль/л) – снижен, хлориды (в N 120–130 мэкв/л) – снижены.

    Содержание глюкозы ликвора и крови должно быть исследовано одновременно (в N соотношение 1 : 2). Фибриновая пленка выпадает в пробирке с ликвором через 12–24 ч (после забора ликвора), в мазке из осадка при окраске по Цилю – Нильсену МБТ обнаруживают у 20% пациентов. МБТ в ликворе определяют методами простой бактериоскопии, методом посева и биологическим методом.

    Гемограмма – умеренный лейкоцитоз или количество лейкоцитов в пределах нормы. Гипохромная анемия, нейтрофилез, лимфопения, моноцитоз; отсутствие эозинофилов или их не более 0,5%, СОЭ – либо ускорена, либо резко снижена.

    Исследование глазного дна – застойные явления в области сосков зрительных нервов или туберкулезные бугорки на сетчатке глаз.

    Рентгенограмма и томограмма легких и средостения – у большинства больных туберкулезным менингитом детей выявляются активные формы первичного туберкулеза, у взрослых – разные клинические варианты течения туберкулеза органов дыхания.

    Своевременная постановка диагноза туберкулезного менингита – до 10-го дня от момента первой рвоты – позволяет излечить больного без остаточных последствий. При поздней диагностике (12–16–20-й день болезни) развиваются осложнения (поражения зрительного нерва – частичная или полная атрофия и слепота; двигательные расстройства – парезы и параличи центрального происхождения, гидроцефалия; развитие энцефалита, идиотии; блок ликворных путей, ведущий к хроническому течению туберкулезного менингита; холестеатома), возможен летальный исход.

    В случаях сложной дифференциальной диагностики этиологии менингита специфическая противотуберкулезная терапия при подозрении на туберкулез должна быть назначена больному немедленно (3 препарата) и продолжена диагностика заболевания.

    Лечение больных туберкулезным менингитом – комплексное (специфическая и неспецифическая терапия) и проводится в условиях специализированного стационара (24–28 недель), затем в санатории (12 недель). Применяют 3–4 химиопрепарата в течение 6 мес, затем 2 химиопрепарата до окончания основного курса лечения. На фоне специфического лечения применяют глюкокортикоиды, дегидротационные средства, сосудистые и рассасывающие препараты.

    Прогноз туберкулезного менингита определяется возрастом больного (менее благоприятен у детей первых двух лет жизни), своевременностью диагностики и лечения.

    Ребенок, перенесший туберкулезный менингит, наблюдается ПТД до 18 лет и не подвергается никаким профилактическим прививкам.

    Туберкулез костей и суставов

    Туберкулез костей и суставов в разных возрастных группах встречается с различной частотой. У детей частота встречаемости этих поражений тем выше, чем младше ребенок. Так, у детей раннего и дошкольного возраста туберкулез костей и суставов составляет 80% в структуре внелегочных форм туберкулеза. На протяжении последних 15 лет число больных костно-суставным туберкулезом остается стабильным (2,9–3,3% в общей структуре заболеваемости туберкулезом). При поздней диагностике заболевания у больных детей развивается инвалидность.

    В настоящее время туберкулез костей и суставов занимает четвертое место в структуре заболеваемости внелегочным туберкулезом в России.

    Костно-суставный туберкулез возникает в результате гематогенной диссеминации МБТ, которая происходит либо в период первичного туберкулеза, либо в более поздние сроки, когда активные или бывшие активными ранее очаги туберкулеза являются источником гематогенного распространения инфекции.

    П. Г. Корнев (1935 г.) выделил трехфазное развитие болезни.

    Первая фаза – преартритическая. Это возникновение «первичного остита» в виде изолированного околосуставного туберкулезного фокуса, располагающегося в губчатом веществе эпифиза (или в теле позвонка). Клиническая форма – первичный туберкулезный остит.

    Вторая фаза – артритическая, спондилитическая, развивается при переходе туберкулезной гранулемы с кости на сустав с развитием вторичного артрита или спондилита. Клиническая форма – туберкулезный артрит, спондилит.

    Третья фаза – постартритическая, постспондилитическая, фаза затихания и отграничения процесса, сменяемая обострениями. Остаточные инкапсулированные очаги в костях могут быть источником обострений заболевания и прогрессирования деструкции. Клиническая форма – метатуберкулезный артрозоартрит, спондилит.

    Проявления костно-суставного туберкулеза у детей, занимающего одно из первых мест в ряду внелегочного туберкулеза, отличаются принципиально от клиники костно-суставного туберкулеза у взрослых. Специфическое поражение опорно-двигательного аппарата у детей в 100% случаях сочеталось с туберкулезом ВГЛУ или ПТК, тогда как сочетание туберкулеза костей и суставов и туберкулеза органов дыхания у взрослых имело место у 30% больных.

    У детей первичные изменения – это туберкулезный деструктивный очаг в кости, вызывающий нарушение ее формы и функции. Вторичные изменения – это сумма различных анатомо-структурных и трофических нарушений, развивающихся в опорно-двигательном аппарате и видоизменяющих нормальный рост и формирование скелета ребенка. Чем длительнее заболевание, тем выраженнее эти изменения. Туберкулезный процесс развивается в любом участке скелета ребенка, но наиболее часто поражается позвоночник (спондилит), затем крупные суставы (тазобедренный, коленный, голеностопный). Специфические изменения в плечевом, локтевом суставах и в костях кисти встречаются значительно реже.

    В клинической картине заболевания выделяют две группы симптомов: 1) общие признаки болезни; 2) локальные проявления, обусловленные поражениями позвоночника или суставов.

    Общие симптомы – это признаки туберкулезной интоксикации: субфебрильная постоянная или периодическая температура тела, снижение аппетита, возбудимость либо апатия и др.

    Местные проявления при спондилите: усталость и боли в спине, конечностях, нарушение походки, боли в спине ночью, нарушение осанки, искривление позвоночника, усиление болей в позвоночнике после физической нагрузки, болезненная пальпация остистых отростков позвонков. Местные проявления при поражении сустава – боли в области сустава, вначале периодические, затем – нарастающие в своей интенсивности и постоянные, отечность сустава, контрактура сустава, припухлость кожи и повышение температуры кожи в области пораженного сустава, утолщение параартикулярных мягких тканей.

    У взрослых современный туберкулезный спондилит может быть представлен тремя основными формами:

    1) эволютивным и циклическим течением процесса;

    2) старым торпидно-текущим процессом, возникающим в детстве и проявляющимся у взрослых периодическими вспышками и затиханием;

    3) последствиями перенесенного в детстве спондилита, проявляющимися у взрослых анатомо-функциональными нарушениями, приводящими к развитию тяжелых осложнений.

    Специфическое поражение крупных суставов также характеризуется развитием общих симптомов заболевания и местных симптомов, отражающих объем поражения сустава.

    Диагностика костно-суставного туберкулеза основывается на данных эпидемиологического анамнеза, сведениях об инфицировании МБТ и сроках инфицирования, о контакте с больным туберкулезом, о характере чувствительности к туберкулину, выявлении туберкулеза в других органах, чаще всего во ВГЛУ или легких. Учитывают характер болей, усиление их после физической нагрузки, ходьбы; устойчивую хромоту, нарушение осанки, несмотря на проводимое лечение, выраженные нейротрофические изменения мягких тканей.

    Рентгенологические исследования: обзорная рентгенограмма, томограмма костей и суставов, а также специальное исследование с контрастированием полостей, свищевых ходов, рентгенограмма органов грудной полости.

    Для определения характера деформации позвоночного канала и степени сдавления спинного мозга при туберкулезном спондилите выполняют пневмомиелотомографию позвоночника с введением в субарахноидальное пространство кислорода или закиси азота. С целью уточнения степени и протяженности сосудистых расстройств, для выявления субдуральных и эпидуральных абсцессов проводят веноспондилографию – контрастирование венозной сети позвоночника и позвоночного канала при внутрикостном введении урографина или верографина. Решающее значение имеют бактериологическое и патоморфологическое исследования патологического материала: содержимое полостей суставов, абсцессов, отделяемое свищей, ткань костных очагов, получаемые при диагностических и лечебных хирургических манипуляциях.

    Лечение костно-суставного туберкулеза осуществляется хирургическим путем на фоне проводимой туберкулостатической терапии независимо от степени активности процесса, локализации поражения и возраста пациента. Диспансерное наблюдение за такими больными проводится не менее 5 лет в I и III группах диспансерного учета.

    Туберкулез периферических лимфатических узлов

    В структуре внелегочного туберкулеза поражение периферических лимфатических узлов составляет 22%, а у лиц молодого возраста (дети, подростки, молодые люди) – до 50%. Как правило, эта форма туберкулеза относится к первичному туберкулезу и часто является его единственным проявлением. Клиническая симптоматология туберкулеза периферических лимфатических узлов складывается из общих проявлений заболевания и локальных симптомов. Поражаются преимущественно шейные и подчелюстные группы (75%), на долю подмышечных падает 15%, на паховые и локтевые – 1%. Генерализованные формы встречаются у 10–15% больных. Абсцедирование и вскрытие свищей у больных туберкулезом периферических лимфатических узлов имеет место у 22% пациентов.

    Возбудителем этой формы является преимущественно человеческий вид МБТ, но в эпидемически неблагополучных территориях заболевание нередко вызывает МБТ бычьего вида.

    Наличие туберкулеза периферических лимфатических узлов у детей в большинстве случаев (80%) сочетается с ТВГЛУ, реже – с внелегочными локализациями. Изолированное поражение лимфоузлов встречается редко.

    Различают инфильтративную, казеозную и индуративную формы специфического поражения периферических лимфоузлов. Клиническая картина может быть представлена различно: малосимптомно, подостро и остро. У пациента можно случайно обнаружить увеличенные безболезненные лимфоузлы (один или несколько) плотноэластической консистенции. В последующем нарастает синдром интоксикации, лимфоузлы увеличиваются в размерах, постепенно спаиваются друг с другом, образуя конгломераты. Развивается периаденит, и появляется болезненность, кожа над ним краснеет, появляется флюктуация – и при отсутствии диагностики заболевания и лечения в зоне гиперемии образуется свищ с гнойным отделяемым. Впоследствии при самозаживлении на этом месте формируются обезображивающие звездчатые рубцы, спаянные с подлежащими тканями. Возможны рецидивы туберкулеза периферических лимфоузлов.

    Диагностика туберкулеза периферических лимфоузлов основывается на установлении инфицирования МБТ, давности болезни и контакта с больным туберкулезом, заболевания туберкулезом в прошлом или в настоящем. Проба Манту с 2ТЕ может быть гиперергической, нормергической и отрицательной. Необходимо проведение рентгено-томографического исследования средостения, большое значение имеют гистологическое, цитологическое и бактериологическое исследования пораженного лимфатического узла после его удаления с капсулой. При туберкулезном лимфоадените МБТ обнаруживают в 80% случаях.

    Дополнительные методы исследования: реакция Манту со 100ТЕ при отрицательной пробе Манту с 2ТЕ, РНГА с фосфатидным антигеном или ИФА для определения специфических антител.

    Лечение этой формы туберкулеза комплексное (химиотерапия 3 препаратами, десенсибилирующая и витаминотерапия в течение 15–18 мес), возможно местное введение препаратов (10% раствор изониазида, стрептомицина или канамицина) непосредственно в лимфоузлы после отсасывания гнойного содержимого. При абсцедирующих, рецидивирующих формах лимфоаденитов целесообразно использовать хирургическое вмешательство.

    Наблюдение больных проводится по I группе диспансерного учета, затем они переводятся в III-Б группу. Пациенты с рецидивирующим течением переводятся из I во II группу диспансерного учета и наблюдаются в течение значительного времени. При обострении торпидно-текущего лимфоаденита происходит отложение солей кальция в центре узла. Расплавление пораженных туберкулезом периферических лимфатических узлов может наступить спустя годы после первичной инфекции, нередко – после перенесения интеркурентного заболевания.

    Дифференциальная диагностика туберкулеза периферических лимфоузлов проводится с БЦЖ-лимфаденитом у детей первых 3–4 лет жизни; с лимфаденитами неспецифического генеза – при наличии очагов острой и хронической инфекции (ангины, отиты, кариес, поражение кожи); с инфекционным мононуклеозом, с пороками развития (жаберные рудиментарные образования на шее, тиреоглоссальные кисты); злокачественными новообразованиями (лейкемия, лимфосаркома, лимфогранулематоз), педикулезом; доброкачественным вирусным лимфаденитом (фелиноз). Характер изменения периферических лимфоузлов и динамика поражения отличаются от специфического поражения лимфоузла, но в ряде случаев убедительный диагноз можно поставить только на основании гистологического и бактериологического исследований.

    Туберкулез лимфатических узлов брюшной полости (мезаденит)

    Специфическое поражение лимфоузлов брюшной полости ограничивается преимущественно брыжеечными (мезентериальными) узлами и называется мезаденитом. Возникает вследствие лимфогематогенного распространения МБТ из ВГЛУ, реже – алиментарно и относится к хронически текущему первичному туберкулезу. Заболевание начинается постепенно, протекает волнообразно и длительно. Отмечаются общие симптомы интоксикации и местные проявления болезни. Наиболее постоянными симптомами мезаденита являются боли в животе и диспептические расстройства. Боли локализуются чаще в околопупочной и правой подвздошной областях. Увеличенные лимфатические узлы пальпируются менее чем у половины больных. Диспептические расстройства: тошнота, реже – отрыжка, редко – рвота, у трети больных – запоры.

    Туберкулез органов дыхания встречается у 20% больных мезаденитом, преимущественно первичный и диссеминированный. Нередко мезаденит осложняется аллергическим или специфическим перитонитом, у женщин сочетается с туберкулезом половых органов, развитием вторичного бесплодия. Туберкулиновые пробы либо гиперергические, нормергические, либо отрицательные.

    Наиболее достоверным признаком туберкулезного мезаденита является обнаружение на рентгенограмме органов брюшной полости кальцинированных лимфоузлов по ходу брыжейки кишечника. Нередко правильный диагноз устанавливается при лапоротомии, лапароскопии, гистологическом и бактериологическом исследованиях удаленного лимфоузла. Необходим поиск МБТ в испражнениях методом посева (3–5 посевов). Терапия туберкулезного мезаденита – 12–18 мес.

    Туберкулез мочеполовой системы

    Туберкулез мочеполовой системы характеризуется прогрессирующей утратой функций пораженных органов и систем. Несвоевременная диагностика мочеполового туберкулеза приводит к выявлению деструктивных распространенных форм у 40–60% впервые выявленных больных. Эта форма внелегочного туберкулеза является ведущей у взрослых, у детей она занимает второе место (3–5% среди всех внелегочных форм туберкулеза у детей). Первые клинические проявления заболевания у 2/3 больных детей возникают через 5 и более лет после инфицирования МБТ, у 25% больных – через 15–20 лет.

    Специфическое поражение мочевой системы часто «мистифицирует» различные болезни почек и мочевых путей. Клиническая картина заболевания разнообразна и изменчива, тесно связана со стадией и формой заболевания. Симптомы болезни – общие и местные. К общим симптомам нефротуберкулеза относятся изменение общего состояния больного, повышение температуры тела, аортальная гипертензия. Местные симптомы: боли и расстройства мочеиспускания, физикальные признаки, изменения мочи. Нередко (30–40% больных) отсутствуют субъективные симптомы заболевания, но местные симптомы преобладают над общими. Туберкулезная интоксикация слабо выражена. Субфебрильная температура тела зарегистрирована у 20–30% больных нефротуберкулезом. При сочетании специфического и неспецифического пиелонефрита температура может быть 38–39 °С. Артериальная гипертензия имеет место у 36% больных, чаще у женщин, она вызвана обширным деструктивным процессом в паренхиме почки. Чаще всего артериальная гипертензия развивается при двустороннем поражении почек.

    Боли в области поясницы, болезненное мочеиспускание, субфебрилитет, высокое артериальное давление, периодическая макрогематурия встречаются у 60% больных.

    Туберкулез мочевого пузыря сопровождается тупыми болями в надлобковой области, усиливающимися при мочеиспускании. Характерные симптомы: недержание мочи, учащенное мочеиспускание, затрудненное мочеиспускание, которое бывает при выраженном цистите. Асептическая пиурия должна настораживать: вероятна туберкулезная этиология заболевания. При туберкулезе почек у большинства больных не отмечается лейкоцитурии. Гематурия выявляется у 56% больных, макрогематурия – у 17% больных. Источником гематурии могут быть почка и мочевой пузырь. Самым частым признаком туберкулеза является протеинурия, отмечаемая у 87% больных. Содержание белка в моче не превышает 1–2 г/л.

    Согласно классификации, различают следующие формы заболевания: 1) туберкулез паренхимы почек; 2) туберкулезный папиллит; 3) кавернозный туберкулез почек (моно– и поликавернозный); 4) туберкулезный пионефроз; 5) посттуберкулезные изменения.

    Неспецифическая бактериурия встречается при всех стадиях заболевания и свидетельствует о сопутствующем пиелонефрите.

    Достоверным признаком туберкулеза мочеполовых органов является выделение МБТ методом посева. Высеваемость МБТ составляет 54,7– 100%. Могут быть использованы и методы простой бактериоскопии, флотации, люминесцентной микроскопии. Антибактериальная терапия снижает возможность выявления МБТ.

    Рентгенологический метод является одним из основных при обследовании больных мочеполовым туберкулезом, но он констатирует преимущественно констриктивные изменения.

    Ультразвуковое исследование дает возможность расширить представление о состоянии почек, косвенно судить о состоянии верхних мочевых путей, но не имеет решающего значения в выявлении нефротуберкулеза.

    Проводят рентгенографию, томографию легких и средостения.

    Туберкулинодиагностика применяется с использованием пробы Манту с 2ТЕ и провокационных туберкулиновых тестов.

    У детей в 85% случаях диагностируется туберкулез паренхимы почек, туберкулезный папиллит – в 10–12, деструктивные формы – в 5–6%. Течение процесса в почках в большинстве случаев бессимптомное, единственным проявлением болезни являются упорные микропатологические изменения в моче и обнаружение МБТ.

    Сведения о контакте с больным туберкулезом, перенесенный ранее или имеющийся в настоящее время туберкулез любой локализации при длительном, малосимптомном течении урологического заболевания, положительные туберкулиновые пробы позволяют заподозрить специфическое поражение почек.

    Продолжительность общего курса лечения в зависимости от характера поражения составляет 10–18–24 мес. Лечение в стационаре, наблюдение по I группе диспансерного учета (не более 24 мес с момента взятия на учет). Затем, при отсутствии данных об активности туберкулеза, больной переводится в III-Б группу учета (на 2 года) и направляется в туберкулезный санаторий на 6–12 мес для проведения противорецидивных курсов лечения. При хроническом течении процесса – наблюдение по II группе ПТД, длительность лечения не ограничена.

    Туберкулез глаз

    Туберкулез глаз характеризуется длительным рецидивирующим течением, разнообразными клиническими проявлениями и снижением зрительных функций, приводящих к потере трудоспособности. В структуре заболеваемости туберкулезом у детей туберкулез глаз составляет 1,7–2,1%.

    Туберкулезные заболевания органа зрения подразделяют на 4 частные клинические формы:

    • гематогенные поражения оболочек глазного яблока;

    • туберкулез защитного аппарата глаза;

    • туберкулезно-аллергические заболевания;

    • поражение органа зрения при туберкулезе центральной нервной системы.

    Сочетание активного процесса туберкулеза глаз с активными проявлениями внеглазных локализаций туберкулеза выявляется в 22% случаев. Изменения гемограммы и протеинограммы у больных встречаются редко. Специфические антитела к туберкулезу выявляются у большинства больных увеитами.

    Начало заболевания малосимптомное, незаметное, может возникать как при первичном, так и при вторичном туберкулезе. Чаще всего туберкулез глаз возникает при гематогенном заносе МБТ в сосудистый тракт с образованием туберкулезной гранулемы.

    Туберкулезно-аллергические заболевания глаз – это параспецифические реакции оболочек глазного яблока, возникающие вследствие специфической сенсибилизации тканей глаза и развития в них неспецифического воспалительного процесса. Могут иметь острое начало, быстрое обратное развитие, частые обострения и рецидивы. Эти заболевания возникают преимущественно при различных формах первичного туберкулеза. Чувствительность к туберкулину преимущественно гиперергическая.

    В зависимости от преимущественной локализации туберкулезного воспаления различают: ириты, циклиты, иридоциклиты, кератоувеиты, склероувеиты, кератосклероувеиты.

    Диагностика туберкулеза глаз основывается на данных эпидемиологического анамнеза, установления инфицирования МБТ или локальных форм туберкулеза у пациента, данных офтальмологической картины заболевания глаз, результатах лабораторного и иммунологического исследований, которые подтверждают активность туберкулезной инфекции в организме. Помимо этого, у ряда больных применяют пробное лечение 3 туберкулостатическими препаратами в течение 2–3 мес. Один из препаратов вводят парабульбарно. Этамбутол из-за токсического воздействия на сетчатую оболочку и зрительный нерв не применяется. Оптимальным является применение тубазида. Местное введение ПТП позволяет достичь необходимой концентрации последних в зоне патологического очага в глазу.

    Схема лечения и его длительность (6–12 мес) контролируются фтизиоокулистом и фтизиатром, в дальнейшем применяются противорецидивные и сезонные курсы терапии. Наблюдение ПТД идет по I, II, III группам учета.

    Туберкулез среднего уха и сосцевидного отростка

    Эта форма туберкулеза возникает при проникновении МБТ по слуховой трубе вместе с жидкостью из гортани. Подобный путь заражения МБТ имеет место во время кормления детей младшего возраста. Даже у неинфицированных детей первичный туберкулезный очаг локализуется в среднем ухе, а регионарные лимфатические узлы располагаются между сосцевидным отростком и углом нижней челюсти. Во всех случаях наблюдается хроническое гноетечение из уха.

    Если специфическое поражение среднего уха возникает на поздних сроках инфицирования, то при наличии отореи поражение регионарных лимфоузлов не развивается.

    Гематогенная диссеминация из разных очагов первичной туберкулезной инфекции может привести к развитию в сосцевидном отростке туберкулезного остита.

    Поражение среднего уха чаще всего встречается у детей младшего возраста, проживающих в очагах туберкулезной инфекции, особенно при заболевании туберкулезом матери ребенка. Также помимо отореи и увеличения ЛУ может развиться парез лицевого нерва на соответствующей стороне.

    Длительное гноетечение из уха ребенка должно вызывать подозрение на туберкулезную этиологию отита, отделяемое необходимо исследовать на МБТ.

    Лечение больных туберкулезным отитом детей предусматривает комплексное лечение: противотуберкулезная химиотерапия и местное хирургическое лечение (мастоидеотомия) для удаления некротических тканей из сосцевидного отростка. Развитие смешанной инфекции является основанием для назначения соответствующих антибактериальных препаратов.

    Первичный туберкулез ротовой полости и первичный туберкулез миндалин

    Имеются клинические описания первичного фокуса в ротовой полости и регионарного лимфаденита на шее. В типичных случаях первичный фокус туберкулезного поражения находят при обследовании ротовой полости детей с постепенным увеличением подчелюстных и шейных лимфатических узлов. Обычно их увеличение родители связывают с травмой или удалением зуба. Первичный фокус – это язва, расположенная на дентальной борозде, на десне, на месте удаления зуба, безболезненная. Любое подозрительное повреждение на слизистой оболочке ротовой полости у таких пациентов следует подвергать биопсии и гистологическому исследованию для подтверждения специфического заболевания.

    В ряде случаев при алиментарном заражении первичный фокус располагается на миндалине, одновременно увеличиваются регионарные лимфатические узлы на шее. У всех таких больных необходимо проводить тщательное обследование ротовой полости. Даже небольшое, но стойкое увеличение миндалины на стороне поражения должно вызвать подозрение на туберкулез, особенно в эпидемиологически неблагополучных районах. Макроскопическим признаком специфического поражения миндалин может быть облитерация тонзиллярных крипт с появлением небольших желтоватых узелков, просвечивающих сквозь слизистую оболочку. Иногда на слизистой оболочке, покрывающей миндалины или дужки, можно обнаружить поверхностное изъязвление с серовато-желтоватым налетом на дне. При недавней первичной туберкулезной инфекции целесообразно удалить пораженные миндалины. Специфическая химиотерапия проводится по общим принципам лечения первичного туберкулеза.

    Туберкулез женских половых органов

    Больные генитальным туберкулезом среди пациентов с внелегочными локализациями составляют 11,9%. Заболеваемость этой формой специфического поражения за последние 15 лет возросла в 2 раза. Женщины репродуктивного периода преобладают среди больных (62% больных моложе 30 лет).

    Ведущим нарушением у больных туберкулезом женских половых органов является первичное бесплодие (до 85%). Это обусловлено либо непроходимостью маточных труб, либо изменениями в яичниках. Длительные воспалительные процессы подвергают яичник склеротическим изменениям, и это приводит к нарушению менструальной и детородной функций, которые обнаружены у 49,7% больных, подвергнутых хирургическому лечению по поводу бесплодия.

    Основные клинические симптомы заболевания: ухудшение общего состояния, боли в брюшной полости, метеоризм, нарушение менструальной функции, позднее начало менструаций, обильные, скудные, редкие месячные или полное их прекращение – у 55% больных, бесплодие.

    Пятнадцать процентов больных страдают предменструальным синдромом: ухудшение общего состояния, головная боль, бессонница, раздражительность, общий зуд, нагрубание молочных желез, наличие отеков. Эти симптомы появляются за 1–2 недели до месячных, они обусловлены не только нарушениями функции половых органов, но и нервной системы, сезонными обострениями заболевания.

    Возможность восстановления функции половых органов (менструальной и детородной) зависит от степени выраженности морфологических изменений. Вовлечение в патологический процесс придатков и тела матки приводит к необратимым изменениям. Клиническая картина туберкулеза женских половых органов характеризуется полиморфизмом и степенью активности воспалительного процесса (острое, подострое и хроническое течение), степенью распространенности (очаговое и тотальное поражение), фазой воспалительного процесса (инфильтрация, рассасывание, рубцевание, обызвествление), а также его локализацией. Туберкулез поражает маточные трубы – в 100%, матку – в 40–60, яичники – в 18–23, шейку матки – в 4 и влагалище – в 3,1% случаях.

    Широкое использование специфических химиопрепаратов при лечении легочного туберкулеза приводит к малосимптомному течению туберкулеза женских половых органов: только у 26% больных была единственная жалоба на бесплодие, а у 18% больных – признаки туберкулезной интоксикации.

    Среди девочек, страдающих воспалительными заболеваниями половых органов, туберкулезная этиология как первопричина составляет 5–15%, т. е. встречается чаще, чем среди взрослых (1–3%). У детей в возрасте 1–3 лет туберкулез половых органов диагностирован в 12 случаях, 8–18 лет – у 49 девочек. Необходимо учитывать, что истинная заболеваемость девочек наиболее высокая в возрасте 12–16 лет.

    Диагностика туберкулеза женских половых органов представляет большие трудности. Эти больные направляются гинекологом женской консультации в ПТД к фтизиогинекологу, где проводятся рентгенологическое, иммунологическое, гистологическое и бактериологическое исследования (посев менструальной крови на МБТ), а также провокационная проба Коха. Лечение этой формы туберкулеза комплексное: химиотерапия, гормональное, хирургическое и санаторное лечение. Эффективность лечения зависит от своевременности диагностики.

    Туберкулез и материнство

    Научная литература по проблеме туберкулеза и материнства отражает сложность взаимоотношений, существующих между физиологическими процессами, какими являются беременность, роды и грудное вскармливание, и патологическими, которые возникают при хронической туберкулезной инфекции. Большинство клиницистов требуют индивидуального решения вопроса о возможности беременности при туберкулезе с учетом качественной характеристики процесса, возможности применения антибактериальной терапии, создания благоприятных санаторных условий для больной туберкулезом беременной женщины.

    На фоне беременности изменяется реактивность организма, происходит снижение чувствительности к туберкулину. Однако барьерфиксирующая функция тканей во время беременности по отношению к микробам малой вирулентности и МБТ при реинфекции не только не снижена, но и значительно повышена.

    Если беременность возникает на фоне туберкулеза разной степени активности, то обострение заболевания может наступать в первые месяцы беременности. Это проявляется в ухудшении самочувствия женщины, слабости, кашле, похудании, длительной субфебрильной температуре тела. Рентгенологически выявляется перифокальная реакция вокруг старых очагов или возникновение свежих очаговых и инфильтративных изменений в легочной ткани, не имеющих тенденции к распаду. В гемограмме СОЭ на 10–20 мм больше, чем обычно бывает на фоне беременности. Это обострение затихает к IV мес беременности. У ряда больных обострение туберкулеза может возникнуть вновь на V–VII и IХ мес беременности. Доминируют такие формы туберкулеза, как инфильтративный в фазе распада, диссеминированный туберкулез, экссудативный плеврит, первичный туберкулез. У беременных женщин, даже при наличии активного туберкулеза, наблюдается несоответствие между состоянием клинического благополучия и иногда значительными патоморфологическими изменениями в легких.

    Наиболее благоприятным периодом здоровья женщины являются VII–VIII мес беременности. Роды – наиболее опасный период, так как у большинства беременных, больных туберкулезом, отмечается обострение туберкулеза и в отдельных случаях может развиться милиарный туберкулез, туберкулезный менингит. После родов на 2– 4-й день может повыситься температура тела до фебрильных цифр, появляются кашель, слабость, снижается аппетит. В мокроте можно обнаружить микобактерии туберкулеза методом простой бактериоскопии или посева. При несвоевременной диагностике и лечении обострения туберкулеза в послеродовом периоде летальность может составлять 15–18% в течение первого года после родов.

    Особенно неблагоприятно протекает туберкулез легких у женщин, впервые заболевших в период беременности и в ближайшие сроки после родов. Благоприятно протекает специфический процесс у беременных с неактивными формами туберкулеза, получивших основной курс специфической терапии, и особенно если в течение 2–3 лет, предшествующих беременности, не было реактивации туберкулеза. В связи с этим рекомендации женщине, больной туберкулезом, о возможности беременности должны быть определены сроком заболевания, прохождением основного и сезонных курсов химиотерапии. Если беременность возникает на фоне активного туберкулеза, по поводу которого пациенткой еще не пройден основной курс специфического лечения, целесообразно поставить вопрос о прерывании беременности.

    Наиболее сложной ситуацией является диагностика туберкулеза, впервые возникшего на фоне беременности. Наличие стойких жалоб у беременной на снижение аппетита, длительный кашель с умеренным количеством мокроты в течение двух и более месяцев, субфебрильную температуру тела, слабость, изменение характера дыхания в верхних отделах легкого являются показанием к рентгенографии грудной клетки. Также должно быть проведено трехкратное исследование мокроты на ВК методом простой бактериоскопии и посева, серологическое исследование сыворотки крови методом ИФА для определения уровня противотуберкулезных антител. Наличие контакта с больным туберкулезом тоже является показанием к рентгенологическому обследованию беременной женщины.

    Лечение больных туберкулезом женщин в период беременности приводит к затиханию процесса к моменту родов, что предупреждает развитие послеродового обострения. Откладывать лечение туберкулеза на послеродовый период неправильно. Химиотерапия применяется достаточными курсами с использованием как минимум 2 противотуберкулезных препаратов в периоды беременности, когда чаще всего наблюдаются обострения процесса (6–12, 20–28, 38–40-я недели), а также во время и сразу после родов для женщин с активными и ранними формами туберкулеза, даже без признаков выраженной активности заболевания.

    В I триместре беременности не рекомендуется назначение рифампицина и этамбутола на протяжении всего срока беременности. Нецелесообразно назначать протионамид и этионамид. Проведение химиотерапии позволяет предотвратить вспышку туберкулезного процесса, снизить возможность развития токсикозов беременности и предупредить внутриутробное заражение плода.

    Туберкулез у беременных женщин не оказывает влияния на организм новорожденного. Только при тяжелых прогрессирующих процессах дети рождаются с низким весом, слабые и в ряде случаев умирают в первые дни после родов.

    Организация специализированных отделений при родильных домах для больных туберкулезом беременных женщин показывает их высокую эффективность. Специализированное отделение должно быть полностью изолировано от физиологического отделения родильного дома (отдельный приемный покой, родильная, перевязочная комната, операционная, рентгеновский кабинет, лаборатория). Сразу после родов новорожденные в закрытых кювезах переносятся в специальные детские комнаты в физиологическом отделении. При отсутствии противопоказаний детям на 5–7-й день жизни проводится вакцинация БЦЖ, после которой в течение 6–8 недель контакт с матерью не допускается. Если у матери туберкулез органов дыхания без бактериовыделения, могут быть допущены контакт с ребенком и его грудное вскармливание.

    При условии выявления у матери активного туберкулеза в послеродовом периоде или у отца ребенка в первые недели после его рождения, несмотря на вакцинацию БЦЖ, ребенок подлежит немедленному обследованию у фтизиатра и при отсутствии признаков интоксикации должен получить курс химиопрофилактики тубазидом в течение 2 мес. Следует отметить, что чувствительность к туберкулину (реакция Манту с 2ТЕ) у детей первого года жизни, даже при наличии туберкулезного контакта, низкая (сомнительные, отрицательные реакции).

    Соблюдение мер санитарной профилактики туберкулеза в семье новорожденного ребенка при наличии активного туберкулеза у матери обязательно, так как вакцинация БЦЖ имеет ограниченное влияние на развитие специфического заболевания у ребенка.

    Врожденный туберкулез встречается редко, возникает обычно на фоне диссеминированного туберкулеза или туберкулезного эндометрита у беременной женщины. Развитие первичного туберкулезного комплекса в печени через плацентарное кровообращение служит доказательством врожденного (внутриутробного) заражения.

    У некоторых детей одновременно с первичным комплексом обширные туберкулезные изменения обнаруживают и в легких, что связано с проникновением возбудителя через печеночный барьер и распространением его в организме плода. Подобные поражения возникают при аспирации инфицированных околоплодных вод или иного материала из гениталий в период родов.

    Клинические признаки и особенности врожденного туберкулеза являются следствием недостаточности защитных реакций организма новорожденного. Отчетливо признаки заболевания проявляются на 7–10-й день жизни ребенка: фебрильная температура тела, одышка, увеличение печени и селезенки, в легких – милиарные высыпания, первичный туберкулезный комплекс, увеличение регионарных лимфоузлов. Все эти туберкулезные поражения быстро казеифицируются, расплавляются и содержат много микобактерий туберкулеза. Состояние ребенка тяжелое. Туберкулиновые пробы отрицательные. Микобактерии туберкулеза можно обнаружить при исследовании промывных вод желудка. Диагноз врожденного туберкулеза устанавливается при подтверждении туберкулеза у матери. Своевременное специфическое лечение новорожденного позволяет излечить врожденный туберкулез.

    Туберкулез кожи

    Туберкулез кожи в последние годы встречается реже, так как является в большинстве случаев вторичным туберкулезом и развивается как на фоне перенесенного первичного туберкулеза (наличие кальцинатов в лимфатических узлах средостения), так и у отдельных больных в сочетании с вторичным туберкулезом органов дыхания и туберкулезом внутренних органов, костей и других локализаций. Распространенность туберкулеза кожи в различных регионах составляет от 0,05 до 0,5 на 100 тыс. населения. Специфические поражения кожи могут развиваться в любом периоде туберкулезной инфекции, у детей и подростков преимущественно это связано с первичным туберкулезом.

    Характерные симптомы туберкулеза кожи:

    1) маленькие, желтоватые, прозрачные, желеподобные узелки в коже без окружающей их зоны перифокального воспаления;

    2) возвышающиеся папулезные изменения или бляшки, покрытые серебристыми чешуйками. После удаления чешуек обнаруживаются описанные выше узелки или их конгломераты;

    3) нечувствительные язвы или струпья, возникающие после спонтанного прорыва безболезненных подкожных абсцессов.

    Туберкулезные поражения могут быть единичными и множественными, они безболезненны и не склонны к быстрому заживлению. Первичные туберкулезные поражения кожи как бы выступают из окружающей кожи, сопровождаются увеличением регионарных лимфатических узлов. При поздних гематогенных и реинфекционных процессах регионарные лимфоузлы обычно не изменяются. Диагноз подтверждается бактериологическими и гистологическими исследованиями.

    Биопсия края язвы может выявить туберкулезные грануляции с гигантскими клетками, а иногда и с МБТ.

    В классификации туберкулеза кожи и подкожной клетчатки выделены следующие формы:

    1. Первичный туберкулез

    А. Острый первичный туберкулез:

    1) первичный туберкулезный аффект;

    2) острый милиарный туберкулез;

    3) скрофулодерма первичная (гематогенная).

    Б. Хронически текущий первичный туберкулез:

    1) скрофулодерма вторичная;

    2) фунгозный туберкулез;

    3) рассеянные формы туберкулеза (уплотненная эритема, папулонекротический туберкулез, лишай золотушный).

    2. Вторичный туберкулез

    1) туберкулезная волчанка;

    2) экзогенные формы туберкулеза кожи (бородавчатый туберкулез, милиарно-язвенный туберкулез).

    Первичный туберкулез кожи развивается на участках, подверженных травме и загрязнению (волосистая часть головы, лицо, передняя поверхность голени у коленного сустава, кисти, предплечья), возникает преимущественно у детей, проживающих в очагах инфекции. Туберкулезная инфекция, проникшая через раневую поверхность, проявляется преимущественно через 2–4 недели, когда повреждение кожи уже зажило. Над поверхностью эпидермиса и частично в его толще определяются серебристые слипшиеся чешуйки. Легкое надавливание на пораженную зону предметным стеклом позволяет увидеть описанные изменения, напоминающие яблочное желе, вокруг располагается множество мелких узелков. После заживления на месте каждого из узелков остается небольшое кратерообразное углубление, которые все вместе окружают более крупный центральный рубец.

    Первичный туберкулез на коже ребенка выявляется обычно случайно, в большинстве случаев при наличии у пациента туберкулеза лимфатических узлов.

    К первичной форме туберкулеза с поражением кожи можно отнести первичный туберкулезный комплекс кожи, слизистых оболочек миндалин, половых органов. Первичный туберкулез на коже иногда случайно выявляется на фоне милиарного туберкулеза и туберкулезного менингита.

    Гематогенные поражения кожи в форме милиарного поражения наблюдаются после первичной инфекции, иногда возникают в период реактивации старых туберкулезных изменений.

    Среди клинических форм первичного туберкулеза кожи преобладает колликвативный туберкулез (скрофулодерма). У детей 5–7 лет чаще возникает гематогенная первичная скрофулодерма, у детей старшего возраста – вторичная скрофулодерма.

    Туберкулезная волчанка развивается после перенесенного первичного туберкулеза и выявляется в основном у взрослых, хотя следует помнить о ней при наличии у детей инфильтративно-язвенных процессов на коже и слизистых оболочках дыхательных путей.

    Бородавчатый туберкулез кожи чаще обнаруживается на стопе, на тыле кисти, реже – на лице. Темно-красные или багровые поражения распространяются на всю глубину кожи. Размеры их достигают 2,5– 5,0 см, поверхность покрывается шелушащимся эпидермисом. В редких случаях центральные участки подвергаются изъязвлению. Через несколько месяцев воспалительные изменения рассасываются, оставляя неравномерно пигментированные рубцы и утолщенный эпидермис.

    Лечение туберкулеза кожи и подкожной жировой клетчатки проводят в соответствии с общими принципами лечения туберкулеза. Основной курс терапии – 10–12 мес с последующим проведением противорецидивных курсов весной и осенью в течение 2 лет.

    Туберкулез надпочечников

    Это редкая форма специфического поражения, которое может развиться в одном или двух надпочечниках. Поскольку в начале развития этой патологии функция надпочечников не изменяется, диагноз туберкулез надпочечника обычно устанавливается при случайном обнаружении кальцината в зоне надпочечника у детей и подростков. Симптомокомплекс болезни Аддиссона (похудание, гипотония, пигментация кожи, периодические коллапсы в сочетании с рвотой и диареей) встречается преимущественно у взрослых, развивается на протяжении нескольких лет болезни и практически не встречается у детей и подростков.

    Туберкулезный перикардит

    Туберкулезный перикардит может быть самостоятельным и единственным проявлением туберкулеза, но преимущественно является осложнением общего распространенного инфекционного процесса. В ряде случаев перикардит может быть и проявлением неинфекционного процесса. Число бактериальных перикардитов в последние годы уменьшилось, ведущими при развитии перикардита являются две причины: туберкулез и ревматизм. Частота туберкулезных перикардитов составляет 10–36%. Обращает внимание увеличение числа перикардитов у больных туберкулезом в сочетании с ВИЧ-инфекцией.

    Клиническая картина разнообразна.

    Сухой перикардит – самая распространенная форма, может быть ограниченным или распространенным. Жалобы на тупые, давящие боли в области сердца, обычно без иррадиации. Расстройства кровообращения наблюдаются редко. Может быть снижение артериального давления.

    Экссудативный перикардит наиболее часто наблюдается при первичном туберкулезе. Болевые ощущения обычно наблюдаются в начале заболевания и после накопления жидкости исчезают. Когда количество жидкости достигает 500 мл и более, боли вновь возникают, носят тупой и давящий характер. Иногда боли иррадиируют в межлопаточную область или в угол левой лопатки. Частой жалобой является одышка, возникающая при физической нагрузке, а затем – и в состоянии покоя.

    Хронический туберкулезный перикардит чаще встречается у пациентов 30–50 лет и старше. В первые дни заболевания на обоих листках перикарда откладывается фибрин и экссудат становится желеобразным. Это затрудняет диастолическое расслабление миокарда и уменьшает объем выброса, что может затянуть перикардит на многие месяцы.

    У этих больных обычно не возникает тампонады сердца. Клинические проявления перикарда менее выражены и проявляются умеренными болевыми ощущениями за грудиной. Одышка наблюдается обычно при физической нагрузке. У пациентов нередко выслушивают шум трения перикарда.

    Предупреждение осложнений туберкулезного перикардита обеспечивает ранняя диагностика этой патологии при туберкулезе ВГЛУ. Самым информативным методом является эхокардиографическое исследование. Для профилактики формирования сращений, констриктивного синдрома и «панцирного сердца» на ранних этапах лечения применяют не только глюкокортикоиды, но и ингибиторы протеаз (апротин (контринал) и его аналоги), а также препараты, сдерживающие синтез коллагена (пенициллинамин (купренил)).

    Удаление экссудата производят при угрозе тампонады сердца и при значительном сдавливании полых вен с развитием вторичных осложнений. В настоящее время получила распространение методика перикардотомии, когда удаление экссудата производят оперативным путем через разрез в эпигастральной области.

    Туберкулезные серозиты и полисерозит

    Полисерозит – заболевание с множественным поражением серозных оболочек: плевры, перикарда, брюшины, синовиальных оболочек суставов. Серозиты обычно развиваются в результате осложненного течения первичного туберкулезного комплекса, туберкулеза внутригрудных лимфатических узлов и других форм первичного туберкулеза. При таких полисерозитах в серозных оболочках развиваются специфические изменения. Туберкулезная инфекция распространяется на серозные оболочки лимфогенным, гематогенным и контактным путем из пораженных туберкулезом органов.

    Вместе с тем встречаются серозиты и полисерозиты, в патогенезе которых основную роль играют параспецифические тканевые реакции. Параспецифические серозиты могут сочетаться с другими параспецифическими реакциями: блефаритами, кератоконъюнктивитами, узловатой эритемой. Примерами параспецифических серозитов являются аллергический плеврит и туберкулезно-аллергический синовит (псевдоревматизм Понсе). В зависимости от локализации поражения в серозных оболочках различают несколько форм туберкулезного полисерозита:

    • плевральную (двусторонний плеврит);

    • плевро-перитонеальную;

    • плевро-перикардо-перитонеальную;

    • перикардо-перитонеальную;

    • плевро-перикардиальную.

    Серозные оболочки могут вовлекаться в процесс как одновременно, так и последовательно. Наиболее часто развиваются туберкулезные плевриты.

    Туберкулезный перитонит бывает:

    • экссудативным;

    • слипчивым;

    • казеозно-язвенным.

    Экссудативный перитонит клинически характеризуется острыми разлитыми болями, увеличением размеров живота. При физикальном обследовании – признаки асцита.

    При слипчивом перитоните отмечаются постоянные, периодически усиливающиеся боли в животе, диспептические явления. Отмечается втянутость живота, напряжение его мышц, при метеоризме – вздутие. При перкуссии отмечается чередование участков притупления и тимпанита – симптом «шахматной доски». В брюшной полости прощупываются конгломераты спаянных между собой лимфатических узлов, брюшины, петель кишечника.

    Казеозно-язвенная форма протекает наиболее тяжело – по типу экссудативного или слипчивого перитонита, но сопровождается образованием свищей.

    Туберкулезно-аллергический синовит (псевдоревматизм Понсе) характеризуется отсутствием типичных клинико-рентгеногогических признаков костно-суставного туберкулеза. При гистологическом исследовании обнаруживают параспецифические изменения в синовиальных оболочках. Патогенетической основой болезни Понсе является взаимодействие в синовиальной оболочке антител с антигенами, вырабатывающимися в специфических очагах, находящихся в других органах. Клинически отмечаются болезненность и припухлость коленных, локтевых, голеностопных, лучезапястных, фаланговых суставов, редко – суставов позвоночника на фоне туберкулезной интоксикации и специфических изменений в лимфатических узлах, легких и серозных оболочках других локализаций. У части больных образуются сращения в полости сустава, что ведет к тугоподвижности суставов конечностей, позвоночника, челюстно-лицевых суставов. При туберкулезно-аллергическом синовите основной задачей является обнаружение специфических очагов в легких, лимфатических узлах и других органах, являющихся источниками антигенной стимуляции.

    Течение туберкулезного полисерозита зависит от характера и распространенности патоморфологических изменений в плевре, брюшине, перикарде и других органах. При несвоевременной диагностике специфический полисерозит имеет очень тяжелое течение и неблагоприятный прогноз. При преимущественно аллергической природе процесса серозное воспаление носит параспецифический характер и заболевание протекает относительно благоприятно.

    Дифференциальная диагностика

    Дифференциальная диагностика наиболее часто проводится с ревматическим полисерозитом (табл. 3).

    Туберкулезный полисерозит приходится дифференцировать с полисерозитом при системной красной волчанке. Для этого заболевания характерна триада: артрит, дерматит и полисерозит. Заболевают преимущественно молодые женщины. Для системной красной волчанки характерно быстрое развитие и рассасывание выпота, частые рецидивы, неправильный тип лихорадки, волчаночный кардит и васкулит, поражение почек, появление дисковидных ателектазов в базальных отделах легких. В крови обнаруживают волчаночные клетки, увеличено содержание гамма-глобулинов, туберкулиновые пробы отрицательные. Отмечается терапевтический эффект кортикостероидных гормонов.

    Лечение туберкулезного серозита (полисерозита) длительное, непрерывное, специфическое в сочетании с гормональной терапией, общеукрепляющими препаратами. При большом накоплении жидкости в плевральной, перикардиальной, перитонеальной полостях показано ее удаление. При сдавливающем перикардите применяется хирургическое лечение.

    Таблица 3. Дифференциально-диагностические особенности туберкулезного и ревматического полисерозита

    Раздел 5 Профилактика туберкулеза

    Туберкулез является социальной медицинской проблемой для здравоохранения всех стран. Проблемы туберкулеза после потери к ним интереса в 80-е гг. ХХ в. с каждым последующим годом привлекают к себе все больше внимания. Это связано с ростом заболеваемости, появлением тяжелых форм заболевания со смертельным исходом в странах Западной Европы, США и России в последнее десятилетие ХХ в. В 1991 г. Генеральная ассамблея ВОЗ констатировала, что туберкулез является международной и национальной проблемой здравоохранения не только в развивающихся, но и в экономически развитых странах.

    Профилактика туберкулеза, являющаяся одной из главных задач не только фтизиатрической службы, но и всей системы здравоохранения, может быть успешной только при условии одновременного и интенсивного воздействия на все три звена инфекционного процесса: на источник заражения (на бактериовыделителя); на условия, в которых возможно заражение, и на здорового человека, который, находясь в контакте с источником бактериовыделения, подвергается опасности заражения и заболевания. В связи с тем что туберкулез является не только инфекционным, но и социальным заболеванием, его профилактика подразделяется на социальную, санитарную и специфическую.

    Социальная профилактика

    Социальная профилактика представляет собой организацию и проведение профилактических мероприятий социального характера, направленных на укрепление здоровья населения и осуществляемых в государственном масштабе. Это прежде всего оздоровление внешней среды, повышение благосостояния трудящихся, решение жилищных проблем, создание наиболее благоприятных условий лечения и жизни больных туберкулезом. Меры социальной профилактики у инфицированных МБТ осуществляются в школах, в которых дети, состоящие на учете в ПТД, обеспечиваются бесплатным питанием в течение 1–2 лет. Дети дошкольного возраста, инфицированные МБТ, могут быть направлены в санаторные детские сады, количество которых в городах должно быть увеличено в связи с высоким риском инфицирования детского населения (1–1,5%).

    Санитарная профилактика

    Включает оздоровление очагов туберкулезной инфекции, санитарный и ветеринарный надзор, проведение санитарно-просветительной работы, а также раннее выявление и излечение впервые заболевших активным туберкулезом. Санитарная профилактика в основном проводится в очаге туберкулезной инфекции. Эпидемическим очагом туберкулеза является больной активной формой туберкулеза, выделяющий микобактерии туберкулеза, опасны его дом и окружающие его люди (семья).

    Источниками МБТ являются больные люди и животные, выделяющие во внешнюю среду микобактерии туберкулеза человеческого вида (антропонозный туберкулез) или бычьего вида (зоонозный туберкулез), обнаруживаемые методами бактериоскопии или посева.

    Источниками инфекции являются также больные активным туберкулезом органов дыхания без установленного указанными методами бактериовыделения. Поскольку незначительное выделение МБТ у них существует, эти больные опасны прежде всего для детей раннего и дошкольного возраста, а также для подростков.

    Очагом туберкулеза являются и больные с внелегочными локализациями процесса, у которых МБТ может выделяться через свищевые ходы, с мочой, с испражнениями, из полости матки с менструальной кровью. Эпидемическая опасность этих больных для окружающих меньше, чем больных туберкулезом органов дыхания.

    Классификация очагов туберкулеза

    Очаги туберкулеза по своей эпидемиологической характеристике крайне неоднородны. В зависимости от риска возникновения новых заболеваний их следует разделить на 5 групп: очаги с наибольшим риском заражения туберкулеза, с меньшим риском, минимальным и потенциальным риском. Особое место среди них занимают очаги зоонозного типа.

    К первой группе относят очаги, сформированные больными туберкулезом органов дыхания, у которых установлено выделение микобактерий туберкулеза. В этих очагах сочетаются все или часть неблагоприятных факторов: возраст (дети и подростки), грубые нарушения больными противоэпидемического режима, тяжелые бытовые условия. Такие условия чаще всего встречаются в общежитиях, коммунальных квартирах, учреждениях закрытого типа, в которых невозможно выделить для больного отдельную комнату. Это социально отягощенные очаги. В случае наличия у больного туберкулезом органов дыхания обильного бактериовыделения (МБТ определяются методом бактериоскопии мазка мокроты или дают сплошной рост при посеве на питательные среды) или размещения нескольких очагов первой группы в пределах одного подъезда или небольшого двора, границы очага по коллегиальному решению фтизиатра и эпидемиолога на необходимый срок могут быть расширены.

    Во вторую группу включают очаги, в которых больные туберкулезом органов дыхания, выделяющие МБТ, проживают в отдельных квартирах без детей и подростков, где больной соблюдает санитарно-гигиенический режим. Это санитарно благополучные очаги.

    К третьей группе относят очаги, где проживают больные активным туберкулезом органов дыхания без установленного выделения МБТ, проживающие с детьми и подростками. Эту группу формируют также больные с внелегочными локализациями туберкулеза с выделением МБТ и без выделения МБТ с наличием язв и свищей.

    Четвертая группа формируется очагами, в которых у больных активным туберкулезом органов дыхания установлено прекращение выделения МБТ в результате лечения (условные бактериовыделители). Эти больные проживают без детей и подростков и не имеют отягощающих факторов. К этой же группе относят очаги, из которых больной, выделявший МБТ, выбыл (умер). Это контрольная группа.

    Пятую группу составляют очаги зоонозного происхождения.

    Принадлежность к той или иной группе определяет участковый фтизиатр при обязательном участии врача-эпидемиолога. Этот порядок сохраняется при переводе очага из одной эпидемиологической группы в другую в случае изменения в очаге условий, повышающих или понижающих риск заражения или заболевания.

    Жилищные условия в очаге считаются неудовлетворительными при проживании больного в общежитии, в сыром и неблагоустроенном помещении, коммунальной квартире или в отдельной квартире, но в одной комнате с детьми и подростками.

    Под оздоровлением очага туберкулезной инфекции подразумевается комплекс мероприятий, направленных на предотвращение заражения и заболевания туберкулезом членов семьи и других лиц, проживающих совместно с больными открытой формой туберкулеза. Этот комплекс определяется фтизиатром и эпидемиологом на основании личного изучения санитарно-эпидемиологических особенностей очага, состава и результатов обследования находящихся в нем лиц, отношения больного к лечению, его сознательности, уровня санитарной культуры и других факторов. Обязательным элементом этого комплекса является изоляция детей и подростков от бактериовыделителей путем госпитализации больного и его лечения или помещения детей и подростков в детские и подростковые оздоровительные учреждения; регулярное обследование контактов, проведение специфической профилактики (вакцинация новорожденных детей или ревакцинация неинфицированных МБТ контактных детей и подростков вакциной БЦЖ; обязательная изоляция вакцинированных на срок выработки иммунитета; химиопрофилактика). Необходимо санитарно-гигиеническое воспитание больных и членов их семей, улучшение жилищных условий, интенсивное лечение больного в условиях стационара с последующим проведением химиотерапии на амбулаторном этапе. Чрезвычайно важно ограничить общение больного с детьми, особенно раннего возраста, и подростками. Частота обследования в очагах детей и взрослых дифференцирована. Дети из семей больного обследуются 4 раза в год, взрослые – 2 раза, квартирные контакты обследуются 1 раз в год. Контактные лица из I группы очагов обследуются 1 раз в квартал, из II группы – 1 раз в 6 мес, из III группы – 1 раз в год. Медицинские сестры активно посещают очаги туберкулезной инфекции: I группы – 1 раз в мес; II группы – 1 раз в 2 мес; III группы – 1 раз в 6 мес.

    В очагах туберкулезной инфекции проводят тщательную текущую и заключительную дезинфекцию. Микобактерии туберкулеза чрезвычайно устойчивы к физическим и химическим воздействиям. Они погибают в 5% растворе фенола и в 5% растворе хлорамина только через 6 ч, однако чувствительны к активированным растворам хлорамина. Так, в 1% растворе хлорамина при добавлении 1% раствора хлорамида аммония они погибают через несколько минут.

    Основными элементами текущей дезинфекции на дому являются: 1) обеззараживание мокроты и плевательниц, выделений больного и посуды, остатков пищи; 2) сбор, закладывание в мешки, изолированное хранение грязного белья до последующего его обеззараживания; 3) ежедневная влажная уборка помещения, где находится больной, и предметов обихода и обстановки, с которыми он соприкасается. Текущую дезинфекцию проводят постоянно в течение всего периода пребывания бактериовыделителя на дому. Она осуществляется больными или взрослыми лицами. Используют физические или химические методы.

    Мокроту больного и плевательницу обрабатывают путем кипячения в 2% растворе соды в течение 15 мин с момента закипания. Так же обрабатывают посуду больного или погружают ее в вертикальном положении на 4–6 ч в 5% раствор хлорамина. Пищевые остатки больного можно обеззараживать в закрытых сосудах кипячением при тех же режимах, что и посуду, или заливать ее 20% хлорно-известковым молоком на 2 ч. Постельное, нательное и столовое белье собирают в специальный мешок и перед стиркой кипятят килограмм белья в 5 л дезинфицирующего раствора. Носильные и постельные нестирающиеся вещи при текущей дезинфекции проветривают и проглаживают горячим утюгом, а при заключительной – обеззараживают в дезинфекционных камерах. Уборку помещения проводят ежедневно влажным способом. Пол моют горячим мыльным раствором, а высохшие пятна мокроты протирают 5% раствором хлорамина. Игрушки ежедневно моют 2% раствором натрия гидрокарбоната, а мягкие игрушки изымают из употребления.

    Организуют текущую дезинфекцию противотуберкулезные диспансерные учреждения, а при их отсутствии – поликлиники, в сельской местности – врачебные участки. Основной задачей медицинских работников является контроль над правильностью проведения в очагах текущей дезинфекции. Общий контроль и методическое руководство осуществляют санитарно-эпидемиологические и дезинфекционные станции.

    Основными способами обеззараживания при заключительной дезинфекции является использование высокой температуры (кипячение), применение камерного обеззараживания, химических средств. Также имеют значение мероприятия, направленные на профилактику заражения туберкулезом в условиях производства. Согласно законодательству, профилактической мерой является недопущение к некоторым работам больных туберкулезом. Это следующие профессии: работники детских учреждений (детские ясли, сады, дома ребенка, интернаты, школы, санатории, воспитательные учреждения для детей раннего и дошкольного возраста); работники аптек и фармацевтических заводов и фабрик, занятые расфасовкой и изготовлением лекарственных средств; работники водопроводных станций; работники предприятий по изготовлению детских игрушек; работники предприятий по культурно-бытовому обслуживанию населения. Вопрос об отстранении решается совместно эпидемиологом и фтизиатром.

    Поскольку помимо больного туберкулезом человека источником заражения могут быть и больные туберкулезом сельскохозяйственные животные, необходим строгий ветеринарный надзор за этими животными, особенно за животными личных хозяйств. Этот надзор должен включать обязательную туберкулинизацию животных (фермы, личные хозяйства) и обязательный забой туберкулиноположительного животного, что предусмотрено существующим ветеринарным законодательством. Работы Я. А. Благодарного с соавторами показали, что из обследованных проб молока со сливных пунктов молочных заводов в ряде городов были выделены МБТ в 2–3%. В этих же регионах доля туберкулеза, вызванного бычьим типом МБТ, колебалась в пределах 10–25% от общего числа впервые выявленных больных с бактериовыделением. По данным ряда специалистов, заболеваемость работников животноводческих ферм в 2–3 раза превышает заболеваемость лиц, проживающих в сельской местности и не связанных с животноводством. Для борьбы с туберкулезом в сельской местности особо следует контролировать выполнение туберкулинодиагностики среди скота личных хозяйств, так как владельцы туберкулиноположительных животных часто уклоняются от забоя скота, подвергая большой опасности заражения окружающих детей, подростков и взрослых вследствие употребления инфицированных МБТ молочных продуктов.

    Важнейший элемент профилактики туберкулеза – санитарное просвещение . В современных условиях дестабилизации основных эпидемиологических показателей пропаганде знаний об опасности туберкулезной инфекции должно быть уделено серьезное внимание. Оно включает в себя как массовую пропаганду знаний о профилактике туберкулеза среди различных групп населения, так и гигиеническое воспитание больных туберкулезом и членов их семей.

    Значимость санитарной пропаганды, строгого соблюдения санитарно-гигиенического режима в туберкулезных учреждениях подтверждается опытом работы первых русских противотуберкулезных учреждений – санаториев «Халила», «Тайцы» (под Петербургом). В годы, когда не было никаких средств специфической профилактики туберкулеза, не было туберкулостатических препаратов, а туберкулез протекал с отчетливыми клинико-морфологическими изменениями и бактериовыделением, соблюдение мер санитарной профилактики туберкулеза привело к тому, что за 20 с лишним лет работы этих санаториев никто из медицинского персонала не заболел туберкулезом.

    В современной ситуации санитарно-просветительная работа среди населения в отношении туберкулезной инфекции значительно снижена, на что обращено внимание на последних конференциях и съездах фтизиатров. Население плохо информировано об опасности туберкулезной инфекции.

    Пропаганда противотуберкулезных знаний среди населения сегодня, в условиях сложных социально-экономических условий в стране, должна быть повсеместной, с широким использованием средств массовой информации, она должна идти наравне с популяризацией знаний о СПИДе, так как эти две инфекции взаимосвязаны. Каждый больной туберкулезом должен быть обследован на СПИД, а больной СПИДом должен быть обследован на туберкулез, так как он входит в группу риска по заболеванию туберкулезом.

    Санитарно-просветительная работа является обязательным разделом производственной деятельности диспансера, и ее нельзя недооценивать.

    Специфическая профилактика туберкулеза

    Специфическая профилактика туберкулеза заключается в проведении вакцинации и ревакцинации БЦЖ и химиопрофилактики. Противотуберкулезная вакцинация имеет целью создание прививочного иммунитета на основе естественной резистентности человека к туберкулезной инфекции, возникшей в процессе филогенеза. В настоящее время вакцинация БЦЖ обязательна в 64 странах мира и официально рекомендована в 118.

    Штамм БЦЖ – это ослабленные в своей вирулентности микобактерии бычьего типа, сохранившие иммуногенные свойства. При введении в организм вакцина вызывает образование малых, доброкачественных быстропроходящих изменений в лимфатических узлах, ретикулоэндотелиальной системе, печени, селезенке, костном мозгу и легких.

    Существуют пероральный, накожный и внутрикожный методы введения вакцины БЦЖ. Каждый из них имеет свои достоинства и недостатки. Наибольшее распространение в мире получил метод внутрикожного введения вакцины БЦЖ. С 1962 г. в СССР применяется только внутрикожный метод вакцинации и ревакцинации, так как он имеет следующие преимущества:

    • раннее появление (через 6–8 недель) и длительное сохранение (до 5–7 лет и более) приобретенного иммунитета;

    • большая экономичность и точность в дозировке.

    Вакцинация проводится всем новорожденным доношенным детям (с массой тела 2500 г и более) на первой неделе жизни (4–7-й день), если нет противопоказаний. Ее проводит специально обученная медсестра при строгом соблюдении стерильности и техники введения вакцины. Недоношенным детям с массой тела 2000 г и более вводят вакцину БЦЖ-М. Различие этих двух вакцин состоит в количестве микробных тел в одной дозе прививочной вакцины.

    Для прививки БЦЖ применяют сухую вакцину, которая выпускается в ампулах, содержащих 1 мг БЦЖ, что составляет 20 доз по 0,05 мг. В одной ампуле вакцины БЦЖ-М содержится 0,5 мг, что составляет 20 доз по 0,025 мг, т. е. антигенная нагрузка при использовании вакцины БЦЖ-M вдвое меньше, чем при применении БЦЖ. Вакцина обладает умеренной реактогенностью. Перед употреблением ее разводят физиологическим раствором и вводят строго внутрикожно. Хранят вакцину в специально выделенной комнате в холодильнике под замком. В этой же комнате проводят разведение и забор вакцины в шприц (индивидуальный для каждого ребенка). Вакцинация проводится в утренние часы непосредственно в палате после осмотра детей педиатром. В истории болезни новорожденного указываются дата вакцинации и серия вакцины, контрольный номер.

    Отбор контингентов для прививки проводит врач или фельдшер с обязательной термометрией в день прививки, с учетом медицинских противопоказаний и данных анамнеза. Проведение прививок на дому запрещается.

    Запрещается применение для других целей инструментов, предназначенных для прививок против туберкулеза.

    Ампулу вакцины перед вскрытием тщательно просматривают. Препарат не подлежит применению:

    • при отсутствии или неправильно заполненной этикетке на ампуле;

    • при истекшем сроке годности;

    • при наличии трещин на ампуле;

    • при изменении физических свойств препарата (сморщивание таблетки, изменение цвета);

    • при наличии посторонних включений или прочных хлопьев в разведенном препарате.

    Сухую вакцину разводят непосредственно перед употреблением стерильным изотоническим раствором натрия хлорида, приложенным к вакцине. Растворитель должен быть прозрачным, бесцветным.

    Шейку ампулы обтирают спиртом, надпиливают и осторожно надламывают, завернув надпиленный конец в стерильную марлевую салфетку. Для получения дозы 0,05 мг БЦЖ в объеме 0,1 мл в ампулу с вакциной стерильным шприцем с длинной иглой переносят 2 мл физиологического раствора. Вакцина должна легко раствориться в течение 1 мин.

    Разведенную вакцину необходимо предохранить от действия солнечного света (цилиндр из черной бумаги). Неиспользованную вакцину уничтожить кипячением или погружением в дезинфицирующий раствор.

    Вакцину БЦЖ в объеме 0,1 мл вводят строго внутрикожно на границе верхней и средней трети наружной поверхности левого плеча после обработки 70% спиртом. Введение подкожно недопустимо, так как это приводит к развитию холодного абсцесса.

    При правильной технике введения образуется папула беловатого цвета, исчезающая через 15–20 мин. Запрещаются наложение повязки, обработка раствором йода и другими дезинфицирующими растворами места введения вакцины.

    Современные противопоказания к вакцинации и ревакцинации вакциной БЦЖ изложены в Приказе МЗ РФ от 21.03.2003 г. № 109.

    Противопоказания к вакцинации:

    1. Недоношенность II–IV степени (при массе тела при рождении менее 2000 г).

    2. Вакцинацию откладывают при острых заболеваниях и обострениях хронических заболеваний (внутриутробная инфекция, гнойно-септические заболевания, гемолитическая болезнь новорожденных среднетяжелой и тяжелой форм, тяжелые поражения нервной системы с выраженной неврологической симптоматикой, генерализованные кожные поражения и т. п.) до исчезновения клинических проявлений заболевания.

    3. Иммунодефицитное состояние (первичное).

    4. Генерализованная инфекция БЦЖ, выявленная у других детей в семье.

    5. ВИЧ-инфекция у матери.

    Детям, не привитым в период новорожденности, после исключения противопоказаний назначается вакцина БЦЖ-М.

    Вакциной БЦЖ-М в родильном доме прививаются новорожденные с массой тела от 2000 до 2500 г. Недоношенность с массой тела при рождении менее 2000 г – противопоказание для вакцинации вакциной БЦЖ-М.

    Противопоказания к ревакцинации:

    1. Острые инфекционные и неинфекционные заболевания, обострение хронических заболеваний, в том числе аллергических. Прививку проводят через 1 мес после выздоровления или наступления ремиссии.

    2. Иммунодефицитные состояния, злокачественные новообразования любой локализации. При назначении иммунодепрессантов и лучевой терапии прививку проводят не ранее чем через 6 мес после окончания лечения.

    3. Туберкулез, диагноз инфицирования МБТ в анамнезе.

    4. Положительная и сомнительная реакция Манту с 2ТЕ ППД-Л.

    5. Осложненные реакции на предыдущее введение вакцины БЦЖ (келоидный рубец, лимфаденит и др.).

    При контакте с инфекционными больными в семье, детском учреждении и т. д. прививки проводят по окончании срока карантина или максимального срока инкубационного периода для данного заболевания.

    Лица, временно освобожденные от прививок, должны быть взяты под наблюдение и учет и привиты после полного выздоровления или снятия противопоказаний. В случае необходимости проводят соответствующие клинико-лабораторные обследования.

    Ревакцинация БЦЖ проводится в декретированные сроки (в 7 и 14 лет) после постановки реакции Манту с 2ТЕ при ее отрицательном результате.

    Недоношенных детей вакциной БЦЖ-M прививают после того, как они наберут должную массу тела (2300 г и более) в родильных домах и отделениях выхаживания недоношенных новорожденных лечебных стационаров перед выпиской домой, а в детских поликлиниках – детей, не привитых в родильном доме по медицинским противопоказаниям и подлежащих вакцинации – после снятия противопоказаний.

    Особого внимания заслуживают новорожденные из очагов туберкулезной инфекции. При отсутствии противопоказаний они должны быть вакцинированы БЦЖ в роддоме с последующей обязательной изоляцией на срок выработки иммунитета (до 2 мес).

    Если ребенок из здоровой семьи может быть привит БЦЖ в первые 2 мес жизни, то предварительная туберкулинодиагностика не проводится, а в более поздние сроки для исключения инфицирования ставится проба Манту с 2ТЕ. В истории новорожденного записываются дата вакцинации, доза, номер серии вакцины. Необходимо в истории развития ребенка (форма 112/у-80) произвести запись о появлении местной прививочной реакции на введение вакцины БЦЖ (или БЦЖ-M).

    Реакция на введение вакцины. На месте введения развивается специфическая реакция в виде папулы, везикулы или пустулы размером 5–10 мм в диаметре (небольшое уплотнение с пустулой в центре сменяется в дальнейшем образованием корочки). У новорожденных нормальная прививочная реакция проявляется через 4–6 недель, а у ревакцинированных – через 1–2 недели. Реакция подвергается обратному развитию через 2–4 мес, а иногда и более.

    У вакцинированных, как правило, на месте прививки образуется поверхностный рубчик диаметром от 2 до 10 мм.

    Врач-педиатр должен отметить реакцию в возрасте 1, 3, 12 мес. Местная реакция в виде папулы, затем везикулы или пустулы развивается обычно в первые 3 мес после прививки БЦЖ. Если на введение вакцины местная прививочная реакция отсутствует, то можно считать, что вакцинация БЦЖ не состоялась по разным причинам (нарушение техники введения, неактивная вакцина). В этой ситуации вопрос о проведении вакцинации должен быть поставлен врачом-педиатром и фтизиатром после проведения туберкулинодиагностики. В то же время у некоторых детей (около 5–8%), подвергавшихся вакцинации или ревакцинации БЦЖ, при соблюдении техники введения вакцины и развитии местной реакции в виде папулы не всегда формируется рубчик. При этом у половины из них регистрируются положительные или сомнительные пробы Манту с 2ТЕ в течение 3–4 лет после иммунизации. Поэтому вопрос о повторной иммунизации БЦЖ детей первого года жизни и при отсутствии рубчика должен решаться в зависимости от того, была ли местная реакция на введение вакцины БЦЖ в течение первых 1,5–2 мес жизни ребенка. Важно также четко оценить развитие местной реакции на введение БЦЖ в возрасте 3 мес. В этот период должна проводиться прививка АКДС. Известно, что другие профилактические прививки могут быть проведены с интервалом не менее 2 мес до и после вакцинации (ревакцинации) вакциной БЦЖ. Если они проводятся после введения БЦЖ, то допустимы не ранее, чем закончится местная реакция на вакцинацию БЦЖ, т. е. после отпадении корочки. Обычно через 3 мес после иммунизации БЦЖ корочка отпадает, а если она сохраняется, то проведение следующих профилактических прививок должно быть отсрочено.

    В ряде случаев при вакцинации и ревакцинации БЦЖ развиваются осложнения в виде длительно незаживающих язв, холодных абсцессов, регионарных лимфаденитов, келоидных рубцов, остеитов. В последние годы увеличилось число остеитов у детей на Северо-Западе России, в Санкт-Петербурге. Частота остеитов (в зарубежной литературе нередко используется термин «БЦЖ-остеомиелиты») составляет на 1 млн вакцинированных: в Финляндии – 46, в Швеции – 35, в других европейских странах – 0,6. Столь различные данные о доле указанного осложнения связывают с использованием различных вакцин, отличающихся не только по дозе, количеству жизнеспособных особей вакцинного штамма БЦЖ, но и по реактогенности вакцины. В странах, использующих для вакцинации скандинавский субштамм БЦЖ (Финляндия, Швеция, ФРГ), эти осложнения встречаются чаще. Симптомы остеомиелитического процесса появляются в среднем через 12 мес после вакцинации БЦЖ. Небезынтересно, что авторы не обнаружили у детей с БЦЖ-остеомиелитами иммунологических дефектов.

    Известно, что при вакцинальном процессе в ранние сроки во всех органах появляется и постепенно усиливается лимфоретикулярная пролиферация (параспецифическая фаза вакцинального процесса). Специфическая же фаза, возникающая на пике вакцинального процесса, характеризуется формированием рудиментарного первичного комплекса. В иммунокомпетентных органах при этом могут появиться скудные бугорки диссеминации, склонные к самозаживлению в более поздний период. Под влиянием L-форм БЦЖ могут развиться: волнообразно протекающий неспецифический альвеолит, генерализованный васкулит с фибриноидным набуханием и дезорганизацией соединительной ткани, с плазморрагией и формированием лимфоидномакрофагальных инфильтратов в стенке кровеносных сосудов. Под влиянием L-форм БЦЖ у экспериментальных животных развивается хронический гломерулонефрит.

    Одна из классификаций осложнений имеет следующую схему:

    • локальные кожные поражения (холодные абсцессы, язвы, регионарные лимфадениты и др.);

    • персистирующая и диссеминированная БЦЖ-инфекция без летального исхода (волчанка, скрофулодерма, БЦЖ-остеомиелиты);

    • диссеминированная инфекция (генерализованное поражение) с летальным исходом;

    • БЦЖ-синдром – заболевания, возникшие после вакцинации, главным образом аллергического характера. К ним относят, в частности, развитие келоидных рубцов, обострение хронических заболеваний, на фоне которых проведена прививка БЦЖ, и возникших в ряде случаев из-за недооценки противопоказаний.

    По данным кафедры фтизиатрии СПбГПМА, в общей массе обследованных детей с осложнениями на первом месте БЦЖ-лимфадениты (49%); среди осложнений у детей, вакцинированных в роддомах, доля БЦЖ-лимфаденитов составляет 63,9%. При БЦЖ-лимфаденитах чаще поражаются группы лимфоузлов, регионарных к месту введения вакцины БЦЖ. Чаще вовлекаются подмышечные лимфоузлы, реже – лимфоузлы других групп (над– и подключичные, брахиальные и затылочные) как в сочетании с поражением подмышечных лимфоузлов, так и без него. БЦЖ-лимфадениты выявляются в различные сроки от момента прививки (1,5–2 мес и более). В отдаленные сроки после проведенной прививки (через 1–2 года и более) лимфадениты чаще диагностируют в фазе обызвествления.

    Врачебная тактика при БЦЖ-лимфаденитах различна и зависит от формы и фазы процесса. При БЦЖ-лимфаденитах в фазе инфильтрации, абсцедирования назначают 1–2 туберкулостатических препарата (изониазид или фтивазид внутрь в сочетании с протионамидом, пиразинамидом, реже – с ПАСК в соответствующих дозировках) в сочетании с введением 3 раза в неделю в лимфатический узел 10% раствора изониазида (при абсцедирующих формах после предварительного удаления гнойного содержимого). У детей до 3 лет суточную дозу изониазида увеличивают до 20 мг/кг в сутки. Причем 15 мг/кг дают внутрь, а 5 мг/кг – в виде 10% -ного раствора изониазида, которым обкалывают лимфатический узел. В среднем в лимфаузел делают 10–15 инъекций. При затихающих лимфаденитах с целью закрепления благоприятных результатов лечения целесообразно применение электрофореза салюзида, ПАСК (препараты вводятся с отрицательного полюса).

    БЦЖ-лимфадениты в фазе обызвествления с размерами кальцинатов менее 1 см, не сопровождающиеся симптомами интоксикации, как правило, не требуют специального лечения.

    При выявлении склонности к торпидному течению, недостаточного эффекта от проводимой консервативной терапии при БЦЖ-лимфаденитах в фазах инфильтрации и абсцедирования, а также при наличии крупных обызвествленных лимфоузлов, служащих источником гиперсенсибилизации, целесообразно прибегать к хирургическому лечению – удалению лимфоузлов вместе со сформировавшейся капсулой (но не к вскрытию лимфоузлов).

    Развитие подкожных холодных абсцессов связано с нарушением техники вакцинации и введением препарата под кожу. Нередко абсцессы осложняются присоединением свищей, на месте свища может быть изъязвление, заживающее звездчатым рубцом. Доля холодных абсцессов, зарегистрированных после прививок в поликлиниках, в 2–3 раза больше, чем у иммунизированных в родильном доме.

    В ряде случаев наблюдается появление инфильтратов в глубоких слоях подкожной клетчатки с последующим абсцедированием в участках, отдаленных на 3–5 см от места введения вакцины (местная реакция иногда протекает совершенно обычно или исчезает к моменту выявления инфильтрата или абсцесса). В этих случаях происхождение последних предположительно связано с возникновением лимфогенных отсевов в глубокие слои подкожной клетчатки из области введения вакцины, представляющих собой, в сущности, ограниченное специфическое воспаление с казеозом в центре гранулемы.

    При лечении холодных абсцессов наряду с общей химиотерапией применяется местная в виде пункций с извлечением содержимого абсцесса и последующим введением в полость абсцесса 20 мг/кг стрептомицина. В остром периоде для уменьшения экссудативного компонента местно применяются гормональные мази; при выделении гноя, изъязвлении – присыпки с тубазидом.

    Поверхностное изъязвление кожи (диаметром 1–1,5 см и более) встречается относительно редко, больших усилий в лечении обычно не требуется. Достаточно применения местных методов лечения: присыпки тубазида, гормональные мази, лучше – с антибиотиками широкого спектра действия для предупреждения вторичной инфекции.

    Келоидные рубцы в основном отмечаются после ревакцинации БЦЖ (редко – после вакцинации), чаще у девочек препубертатного возраста.

    За детьми с келоидами в фазе покоя размерами не более 1 см рекомендуется осуществлять наблюдение без лечения. Лечению подлежат крупные келоиды. Лечение начинается обычно с обкалывания рубца суспензией гидрокортизона. В шприц набирают 25 мг гидрокортизона и 1 мл 0,5% раствора новокаина. Обкалывание проводят один раз в неделю с 5–6 точек, вводя препарат непосредственно в толщу келоида.

    Значительный терапевтический эффект, существенно превосходящий результат от применения гидрокортизона, удается получить при использовании кеналона (0,5–1 мл), обкалывание проводят 1 раз в месяц. Обычно на первый курс достаточно 2–3 обкалываний, затем переходят к другим методам лечения.

    Редким, но опасным для жизни ребенка, является развитие генерализованной инфекции БЦЖ. Этот медленно развивающийся процесс, не поддающийся лечению противотуберкулезными химиопрепаратами, приводит ребенка к гибели в течение 2,5–3 лет после вакцинации БЦЖ. В мире зафиксировано 300 таких тяжелых осложнений, причина которых полностью не раскрыта.

    Следует помнить, что лечение осложнений на прививку БЦЖ проводится в ПТД, в котором наблюдаются эти дети. До полной ликвидации осложнений после прививок БЦЖ детям оформляется медотвод от других прививок. Осложненная реакция на предыдущее введение вакцины БЦЖ служит противопоказанием к отбору на ревакцинацию.

    Сведения об осложнениях фиксируются в истории развития ребенка и в прививочной карте. Осложнение подлежит регистрации в эпидбюро с точным указанием серии, контрольного номера, срока годности вакцины БЦЖ и института-изготовителя. Дети с вакцинальными осложнениями должны быть под наблюдением диспансера по V группе учета 1 год.

    Химиопрофилактика – введение туберкулостатических препаратов здоровым детям с целью предупреждения у них заболевания туберкулезом.

    Химиопрофилактика проводится с целью предупреждения развития заболевания у инфицированных МБТ лиц. Это дети и подростки с «виражом» туберкулиновой чувствительности, инфицированные МБТ при нарастании пробы Манту с 2ТЕ в динамике наблюдения (на 6 мм и более), с гиперергическими реакциями на туберкулин, а также перенесшие ранее туберкулез, имеющие неактивные туберкулезные изменения, но попадающие в неблагоприятные условия, которые могут способствовать реактивации инфекции (ухудшение условий жизни, инфекционные заболевания), а также инфицированные МБТ, подвергающиеся гормональной, иммунодепрессивной и лучевой терапии, дети и подростки из очагов туберкулеза.

    При химиопрофилактике обычно применяют изониазид и его производные. Курс лечения – 3 мес в году. Важным условием успешной химиопрофилактики является контроль приема препарата. Целесообразно проводить химиопрофилактику в условиях туберкулезного санатория. Эффективность химиопрофилактики определяется своевременностью ее применения (через 2–3 недели с момента установления факта инфицирования МБТ). Однако, по материалам нашей кафедры фтизиатрии, большинство нуждающихся в курсах химиопрофилактики детей получают ее с опозданием на 4–18 мес и более неконтролируемо, что снижает ее результативность и потому не является целесообразным . Детям из тяжелых туберкулезных контактов назначают химиопрофилактику двумя препаратами.

    После прививки БЦЖ профилактический прием препаратов может быть назначен лишь по истечении 2 мес, в крайнем случае – сразу после выявления семейного туберкулезного контакта.

    Оценивая роль специфической профилактики у детей и подростков на фоне социальной и эпидемической ситуации в России, следует считать ее ограниченной. Это подтверждается ростом показателей инфицированности МБТ, заболеваемости, утяжелением ее структуры у детей и подростков, изменением возрастной структуры заболеваемости со сдвигом в ранний и дошкольный возраст, развитием этой неблагоприятной эпидемической ситуации на фоне сохраняющегося более 40 лет охвата вакцинацией и ревакцинацией БЦЖ абсолютного большинства детей и подростков (96–98%). Оценка эффективности вакцинации по величине прививочного знака-рубчика – неправильная. Проведенный нами анализ величины прививочного рубчика в трех разных территориях (г. Санкт-Петербург, Ленинградская область, г. Якутск) показал, что среди здоровых детей, инфицированных МБТ и больных туберкулезом (920 детей) величина рубчика встречалась в следующих вариантах: размер 2–4 мм – у 25% детей; 5–7 мм – у 52; 8–10 мм – у 23% привитых. Это отражало индивидуальную реактивность кожи иммунизированных детей. Несвоевременная и неконтролируемая химиопрофилактика, особенно в очагах инфекции сравниваемых территорий, также оценивалась как малоэффективная. Это ставит задачи совершенствования методов специфической профилактики, необходимости осуществления полного комплекса мер социальной, санитарной и специфической профилактики туберкулеза у детей и подростков и постоянного проведения санитарно-просветительной работы среди населения.

    В заключение следует указать, что эффективная работа по профилактике туберкулеза среди детей и подростков может быть достигнута только в случае комплексного использования всех методов социальной, санитарной и специфической профилактики. Не следует отдавать предпочтение только одному методу, это чревато развитием трагических ситуаций. Так, проведение вакцинации БЦЖ новорожденному ребенку, помещенному сразу из родильного дома в очаг туберкулезной инфекции (нередко не известный фтизиатру, терапевту, педиатру), опасно, так как может привести к развитию генерализованной формы туберкулеза у ребенка. Только совместными усилиями фтизиатрической службы, поликлинической сети и санитарно-эпидемиологического надзора можно успешно решать проблему туберкулеза в нашей стране.

    Раздел 6 Лечение больных туберкулезом легких

    Общие принципы лечения туберкулеза

    Высокая эффективность лечения больных туберкулезом легких обеспечивается современной диагностикой и соблюдением режима химиотерапии. Начало и течение заболевания могут быть малосимптомными и с выраженным бронхолегочным синдромом, схожими с заболеваниями другой этиологии, что является одной из причин поздней диагностики туберкулеза – уже в запущенной форме, с необратимыми морфологическими изменениями, инвалидизирующими больных и нередко приводящими к летальному исходу.

    Лечение больных туберкулезом легких комплексное, компонентами его являются:

    1) режим химиотерапии (ХТ);

    2) патогенетическая терапия;

    3) коллапсотерапия;

    4) хирургическое лечение;

    5) гигиено-диетическое лечение.

    Режим химиотерапии предусматривает прежде всего антимикробную направленность, а также длительность лечения и комбинированное применение противотуберкулезных препаратов (ПТП), контроль их приема больными.

    Более чем 50-летний опыт лечения ПТП выявил 2 особенности:

    1) чрезвычайная длительность – не менее 6–8 мес, а по показаниям и больше (по решению КЭК), и непрерывность (длительные перерывы приводят к бактериологическому рецидиву);

    2) комбинирование назначения ПТП – от 4–5 до 2, что позволяет более эффективно воздействовать на микобактерии туберкулеза и увеличить сроки развития лекарственной устойчивости.

    В режиме химиотерапии определены фаза интенсивной терапии продолжительностью 2–3 мес с назначением 4–5 ПТП и фаза продолжения лечения – 5–6 мес с назначением 2–3 ПТП и возможностью интермиттирующей терапии – прием ПТП через день или 2 раза в неделю.

    Фаза интенсивной терапии предусматривает подавление размножения МБТ, фаза продолжения лечения – предупреждение их размножения.

    Определены и группы больных, для которых рекомендованы соответствующие режимы химиотерапии:

    первый (I) режим – назначают впервые выявленным больным с бактериовыделением и/или распространенным либо осложненным поражением других органов туберкулезом легких;

    второй А (IIа) режим – назначают при повторном курсе ХТ после перерыва в лечении или по поводу рецидива при невысоком риске лекарственной устойчивости (ЛУ) МБТ;

    второй Б (IIб) режим – назначают при высоком риске ЛУ МБТ до получения результатов микробиологического исследования, при отсутствии эффекта ХТ и/или прогрессировании процесса, больным из семейного контакта с пациентом хроническим туберкулезом;

    третий (III) режим – назначают впервые выявленным больным с малыми формами туберкулеза без выделения МБТ;

    четвертый (IV) режим – назначают больным с выделением МБТ множественной ЛУ.

    Группы больных туберкулезом определяют в зависимости от 3 критериев:

    1) эпидемическая опасность больного;

    2) сведения об истории заболевания (впервые выявленный или ранее лечившийся);

    3) форма, распространенность, тяжесть туберкулезного процесса.

    В предложенную стандартную схему режима ХТ в процессе лечения могут вноситься коррективы в силу развития ЛУ, непереносимости, наличия сопутствующих заболеваний и др.

    Весь курс лечения или его отдельные этапы можно проводить в стационарных условиях с круглосуточным пребыванием или только дневным, в санаториях.

    Патогенетическая терапия направлена на восстановление нарушенных функций организма, возникших под влиянием туберкулезной интоксикации, и включает:

    1) дезинтоксикационную терапию – гемодез, реополиглюкин, плазмоферрез и др.;

    2) иммунокоррекцию – тималин, Т-активин, левамизол и др.;

    3) противовоспалительную терапию – диклофенак, тиосульфат натрия, преднизолон;

    4) антиоксидантную терапию – витамины А, Е, С, эссенциале, тиосульфат натрия;

    5) подавление активности вторичной микрофлоры – антибиотики широкого спектра действия, витамин С, витамины группы В;

    6) бронхо– и муколитическую терапию – ингаляционная терапия, бронхомуколитики.

    Таблица 4. Стандартные режимы химиотерапии

    Примечания:

    * При туберкулезе органов дыхания.

    ** При внелегочном туберкулезе, при туберкулезе любых локализаций у детей и подростков.

    *** При туберкулезе любых локализаций у детей и подростков. **** Продолжительность курса химиотерапии, мес.

    Сокращения:

    H – изониазид, R – рифампицин, Z – пиразинамид, Е – этамбутол, S – стрептомицин, Rb – рифабутин, К – канамицин/амикацин, Pt – протионамид, Cap – капреомицин, Fq – препараты группы фторхинолонов, Cs – циклосерин, PAS – ПАСК.

    В лечебной практике достаточно широко применяются методы коллапсотерапии – пневмоперитонеум и искусственный пневмоторакс. В лечебном механизме этих методов прежде всего следует отметить рефлекторное воздействие на функции организма, создание относительного покоя пораженному легкому, на лимфо– и кровообращение, в силу чего создаются более благоприятные условия для репаративных процессов.

    Хирургические методы лечения больных туберкулезом легких являются достаточно эффективными, и в зависимости от формы туберкулеза, его распространенности, видов и своевременности проведения эффективность составляет 82,6–98,4% при частоте осложнений до 0,1%.

    Фтизиохирурги выделяют 3 группы вмешательств:

    1) радикальные операции;

    2) паллиативные операции;

    3) восстановительные операции.

    При определении показаний к хирургическому вмешательству следует конкретизировать период болезни и условия, характеризующие ту грань, за которой болезнь принимает необратимый характер и переходит в хроническое прогрессирующее течение. В целом вследствие недостаточной эффективности полихимиотерапии у 20–35% больных возникают показания к различным видам хирургического вмешательства. На практике этот показатель существенно ниже. Кроме того, эффективность оперативного лечения снижается из-за необоснованно позднего направления больных для оказания фтизиохирургической помощи.

    Гигиено-диетическому лечению больных туберкулезом всегда придавалось чрезвычайно большое значение, особенно в доантибактериальный период, когда суточная энергетическая ценность пищи доходила до 5 тыс. ккал. Однако впоследствии такая позиция не нашла поддержки.

    Современная диетотерапия больных туберкулезом предусматривает следующие общие принципы:

    1) обеспечить организм полноценным питанием в условиях распада белков, ухудшения обмена жиров и углеводов, повышенного расхода витаминов и минеральных веществ;

    2) повысить защитные силы организма, направленные против туберкулеза;

    3) способствовать нормализации обмена веществ и устранить вторичные расстройства питания организма;

    4) содействовать восстановлению тканей, пораженных туберкулезом.

    Энергоценность диеты зависит от особенностей течения туберкулеза, сопутствующих заболеваний, массы тела больного. При постельном режиме достаточно 2300–2400 ккал, полупостельном – 2600–2700, в период общего режима – 2800–3100 ккал, в состоянии ремиссии туберкулеза энергоценность повышается на 15–20% выше физиологической нормы. Соотношение белков, жиров, углеводов должно составлять 1 : 1 : 3,7; при этом белки – 110–120 г (55–60% – белки животного происхождения). Высокое содержание белка обусловлено повышенным его расходом для усиления защитных сил организма. Содержание жиров – 100–110 г в натуральном виде, углеводов – 350–400 г. Витаминная недостаточность В1, В6 и С, обусловленная дисбактериозом, как результат длительной антибактериальной терапии требует их обязательного дополнительного введения. Эти же витамины способствуют устранению побочных (аллергических, токсических) проявлений полихимиотерапии. Больным, получающим изониазид, предусмотрено назначение 60 мг витамина В6 в сутки (утверждено МЗ РФ в 1998 г. в «Стандартах диагностики и лечения больных туберкулезом легких»). Эта доза в 30 раз превышает физиологическую потребность и в 6 раз – международные рекомендации при лечении изониазидом.

    Пищевой рацион должен обеспечить достаточное поступление минеральных веществ, особенно кальция, фосфора и железа. Прием пищи – 5 раз в день.

    Проводимая комплексная терапия больных туберкулезом легких и ее результаты не могут удовлетворить ожидаемую эффективность, так как прекращение бактериовыделения достигается в 70–73%, закрытие полостей распада – до 63–70, а выздоровление со снятием с диспансерного учета – в 20–21% случаях. Эти показатели ниже, чем в 80-е гг. прошлого столетия.

    Данная ситуация объясняется следующими причинами:

    1) в клинической структуре туберкулеза превалируют остропрогрессирующие и распространенные формы: инфильтративная, казеозная пневмония, диссеминированная, фиброзно-кавернозная;

    2) поздняя диагностика туберкулеза уже в защищенной форме;

    3) увеличение процента больных с лекарственной устойчивостью МБТ к ПТП;

    4) наличие различных сопутствующих заболеваний, затрудняющих проведение полихимиотерапии;

    5) нарушение режима химиотерапии больными или отказ от лечения;

    6) выраженность и частота побочных проявлений к таким активным ПТП, как изониазид, рифампицин, пиразинамид и др.;

    7) рецидивы туберкулеза у лиц, состоящих в III группе учета: в первые 3 года – 56,2%, в 4 года – у 70,4, в течение 5 лет – у 80% больных;

    8) недостаточное применение хирургических методов лечения;

    9) социально-экономические факторы.

    Изложенные данные позволяют считать недостаточными указанные лечебные мероприятия у больных туберкулезом, и это требует совместных усилий фтизиатрической службы и системы общей лечебной сети.

    Клиническое излечение туберкулеза легких подразумевает совокупность признаков , указывающих на ликвидацию активности процесса, определяемых клиническими, рентгенологическими, бактериологическими, лабораторными и функциональными методами исследования:

    1) отсутствие клинических признаков туберкулезной интоксикации;

    2) нормализация гемограммы и СОЭ;

    3) исчезновение локальных признаков активного туберкулеза, подтвержденных клиническими и рентгенологическими методами (томографическими);

    4) стойкое абациллирование, подтвержденное методами посева патологического материала;

    5) восстановление трудоспособности с учетом остаточных изменений и функциональных нарушений;

    6) бесследное исчезновение всех туберкулезных изменений отмечается лишь в 4–6% случаях.

    Неотложные состояния при туберкулезе легких

    Легочное кровотечение, кровохарканье

    Легочные кровотечения и кровохарканье (ЛКК) вне зависимости от их интенсивности ставят перед клиницистом ряд проблем, требующих неотложного решения.

    ЛКК, как правило, возникают у больных активным туберкулезом, но они могут быть и при неактивном туберкулезе легких в результате развития неспецифических и грубых рубцовых изменений в легких, которые приводят к деформации мелких бронхиальных и легочных артерий, к их расширению и аневризматическим изменениям.

    Частота ЛКК (летальных) уменьшилась с 17 до 2,5%, ЛКК сократились в 2 раза, средняя продолжительность ЛКК уменьшилась в 20 раз.

    Источники ЛКК:

    1) фиброзные – происходят из вновь образованных сосудов в рубцовой ткани, быстро проходят;

    2) инволютивные ЛКК – в зоне инфильтративно-пневмонических изменений, также быстро проходят;

    3) кавернозные – разрыв аневризм;

    4) увеличенные бронхопульмональные лимфоузлы.

    Наиболее опасны внутрикавернозные кровотечения, которые требуют длительной гемостатической терапии и, возможно, хирургического лечения. Массивность кровотечения зависит от нарушения целостности и размера сосуда.

    Они обусловлены комплексом различных факторов:

    1) часто развиваются пери– и эндоваскулиты вблизи туберкулезного воспаления;

    2) при фиброзно-кавернозном и цирротическом туберкулезе легких в силу массивного разрастания соединительной ткани на месте деструктивного воспалительного процесса развивается деформация кровеносных сосудов – аневризмы Расмусена в каверне, но чаще – разрыв хрупких вновь образованных капилляров, развившихся в зоне поражения;

    3) источником ЛКК могут быть варикозно расширенные вены, которые проходят в фиброзной перибронхиальной и интеральвеолярной цирротической тканях. Варикозные расширения в большом количестве находятся на внутренней поверхности расширенных альвеол и бронхиол;

    4) ЛКК могут быть застойного характера – играет роль диапедез эритроцитов;

    5) источником ЛКК может быть слизистая бронхов за счет обильной васкуляризации ткани в окружности рубцов на месте туберкулезных язв. Они могут обусловливать повторные ЛКК. Слизистая дренажных бронхов снабжена густой сетью сосудов, способных вследствие казеификации дать значительное кровотечение;

    6) значительное место при ЛКК занимают поражения бронхопульмональных лимфоузлов. Они, механически воздействуя на сосуды и бронхи, могут быть причиной обильных кровотечений. Пораженные лимфоузлы могут вызвать прободение бронхов с изъязвлением бронхиальной артерии, что приводит к ее разрыву.

    Одной из главных причин аррозивного кровотечения является гипертензия в малом круге кровообращения.

    На ЛКК оказывают влияние метеофакторы (атмосферное давление, высокая влажность, высокая температура воздуха и т. д.). Они вызывают нарушения вегетативного равновесия. Особо следует отметить частоту ЛКК под влиянием солнечных лучей: они вызывают асептическое воспалительное раздражение кожи с образованием продуктов распада белков, которые всасываются тканями, – в результате возникает аутопротеинораздражение, усиливается синтез гистамина. Большая физическая нагрузка и эмоциональный стресс также способствуют кровотечениям в силу повышения давления в малом круге кровообращения.

    Геморрагический синдром в виде кровохарканья обусловлен повышением проницаемости капилляров и мелких сосудов. Клинически диапедез характеризуется прожилками крови в мокроте до 50 мл в сутки. Кровохарканья могут быть однократными, периодическими и повторяющимися. При разрыве стенок сосудов возникают кровотечения до 100 мл в сутки и более.

    В основе классификации ЛКК лежит учет кровопотери: I ст. – до 100 мл, II ст. – до 500 мл, III ст. – свыше 500 мл.

    Есть и другая классификация кровопотери: I ст. – 20 мл/ч (1–2% должного объема циркулирующей крови (ДОЦК)); II ст. – 50 мл/ч (до 15% ДОЦК); III ст. – 200 мл/ч (более 15% ДОЦК). При I ст. наружная кровопотеря не превышает 5% ДОЦК; II ст. – от 5 до 15% ДОЦК (умеренное кровотечение); при III ст. – более 15% ДОЦК (профузные кровотечения – кровь выделяется полным ртом).

    Частота ЛК бывает различной и зависит прежде всего от формы и фазы процесса. Наиболее часто они наблюдаются при кавернозном и фиброзно-кавернозном туберкулезе – 15–30%; при инфильтративном – 25; диссеминированном – 14; очаговом – 12; казеозной пневмонии – 10–20%; у 6,5–31% больных ЛК являются причиной летального исхода. У больного, выделяющего кровь через рот, необходимо установить источник кровотечения: легкие, бронхи, желудочно-кишечный тракт.

    При легочном кровотечении кровь алая, пенистая и, как правило, появляется после кашля. При желудочно-кишечном кровотечении кровь цвета кофейной гущи и чаще появляется при тошноте и рвоте. В обоих случаях следует выяснить анамнез заболевания. Независимо от источника кровотечения больные нуждаются в экстренной госпитализации.

    При легочном кровотечении, обусловленном двусторонним деструктивным туберкулезом, не всегда просто установить сторону кровотечения. Помогает аускультация, при которой на стороне кровотечения можно выслушать влажные хрипы. Иногда больные отмечают тепло на стороне кровотечения. Существуют разные мнения относительно тактики ведения больного при ЛКК. Хирурги предлагают произвести бронхоскопию, терапевты считают инвазивные методы травмирующими (психологически) и воздерживаются от них, полагая, что гемостатическая терапия от локализации источника кровотечения не зависит.

    Неотложная помощь заключается в следующем:

    1) создание психологического и физического покоя – больному придают полусидячее положение;

    2) разгрузка малого круга кровообращения – наложение жгутов на нижние конечности, при этом кровь депонируется в них; атропин 0,1% 1 мл подкожно с целью депонирования крови в бассейне брюшной аорты;

    3) снижение артериального давления:

    • препараты быстрого действия: ганглиоблокаторы (1,5% ганглерон 1–2 мл подкожно, 5% раствор пентамина 1–2 мл подкожно или внутривенно капельно, бензогексоний 0,1 г 3–6 раз в сутки per os). Нельзя снижать артериальное давление ниже 100/60 мм рт. ст., необходимо постоянно следить за величиной артериального давления (контроль каждые 5 мин);

    • препараты замедленного действия: 2,4% раствор эуфиллина внутривенно, 0,01% раствор клофелина 1 мл подкожно;

    4) повышение свертываемости крови – 10% раствор хлорида кальция внутривенно. Рекомендуется аутогемокальциотрансфузия: после введения хлорида кальция внутривенно, не вынимая иглы, в этот же шприц набирают кровь и вновь вводят в вену. Так повторяют 2–3 раза. Данный метод более эффективен, так как при этом разрушаются кровяные пластинки и высвобождаются факторы свертывания крови. Желатин 10%, камфора – по 10–20 мл в сутки подкожно; витамины К, С, Р; 5% аминокапроновая кислота. Рекомендуются: дицинон 12,5% 2–4 мл внутривенно; фибриноген 250–500 мл капельно, гемофобин – 5 мл внутримышечно (ускоряет переход фибриногена в фибрин).

    Заместительная терапия при кровопотери – 10–15% ДОЦК:

    1) эритроцитарная масса – 150 мл 4–6 раз через день;

    2) плазма консервированная – 150–200 мл 2–4 трансфузии;

    3) тромбоцитарная масса – 125 мл 6–8 трансфузий через день;

    4) полиглюкин – 400–1200 мл, желатиноль – до 2 тыс. мл, полиамин – 1200 мл и др.

    Эти меры способствуют формированию тромба в месте разрыва сосуда.

    Во фтизиатрической практике рекомендуется подкожное введение кислорода до 500 мл в нижнюю наружную треть бедра. Данная процедура изменяет физико-химические свойства крови – повышаются свертываемость, вазомоторный рефлекс (вследствие сильного растяжения кожи). У больных туберкулезом легких всегда имеются явления гипоксии и гипоксемии, поэтому введение кислорода показано.

    Рекомендуется пневмоперитонеум, особенно при нижнедолевой локализации туберкулеза легких. Гормональная терапия (преднизолон 15 мг в течение 3 дней) увеличивает протромбиновую активность, количество тромбоцитов, уменьшает интенсивность фибринолиза и укорачивает время кровотечения.

    Указанные лечебные мероприятия в 97–98% случаях позволяют добиться остановки кровотечения. Хирургические методы дают эффективность в 92,1%.

    С помощью эндоскопических и эндоваскулярных методов хирургам можно добиться гемостаза у всех больных ЛК, за исключением молниеносных:

    1. Трахеобронхоскопия под наркозом (диагностика, аспирация сгустков крови из бронхов). Через бронхоскоп инстиллируются гемостатические растворы с одномоментной аспирацией:

    • холодный физраствор – 40–60 мл;

    • 5% аминокапроновая кислота – 40–80 мл;

    • 1% феракрил – 10–15 мл.

    2. При массивном и быстром ЛК с уменьшением ДОЦК на 30–40% производится срочная трахеобронхоскопия с окклюзией сегментарного, долевого или главного бронха поролоновой стерильной губкой на 1–3 суток. Более эффективны отсроченные и плановые операции – меньше риск послеоперационных осложнений. Метод и объем хирургического вмешательства выбирает хирург.

    Осложнения: ателектаз, аспирационная пневмония (АП) – наблюдается у 60% больных. Диагностика аспирационной пневмонии: отставание больной стороны, ослабленное дыхание и влажные хрипы. В крови – умеренный лейкоцитоз, сдвиг лейкоцитарной формулы влево, ускорение СОЭ. АП рентгенологически выявляется в первые же дни. Выделяют 3 вида АП:

    1) бронхогенную;

    2) сливную бронхолобулярную;

    3) сливную по типу инфильтративных фокусов.

    Аспирационная пневмония развивается на стороне легочного кровотечения. Кровь стерильна, но является интенсивным воспалительным агентом на фоне сенсибилизированной легочной ткани. АП способствует пневмосклероз.

    Ателектаз обусловлен закупоркой бронха сгустком крови, спазмом бронхов. При обширном ателектазе наблюдаются одышка, цианоз, тахикардия. При перкуссии в проекции ателектаза отмечаются укорочение перкуторного тона, ослабленное дыхание. С целью диагностики производится рентгенологическое обследование и отмечается участок затемнения. Применяются лечебная бронхоскопия, бронхолитические средства.

    Смерть при легочном кровотечении происходит по 2 причинам:

    1) увеличение сопротивления оттоку крови (бронхоспазм, эмфизема и др.);

    2) уменьшение экспираторно-действующей мышечной силы (кахексия, бессознательное состояние, наркотический сон).

    Спонтанный пневмоторакс

    Спонтанный пневмоторакс (СП) – это развивающееся без предвестников скопление воздуха в плевральной полости. Отмечается при различных заболеваниях легких: при туберкулезе – в 15–20% случаях, при хроническом обструктивном бронхите – в 6,2–7,1% случаях.

    Ошибочный диагноз при спонтанном пневмотораксе ставится в 26– 47% случаях. При СП часты изменения на ЭКГ, в связи с этим диагностируются ИБС, стенокардия, тромбоэмболия легочной артерии, ошибочно ставится диагноз диафрагмальной грыжи, гигантской каверны, гигантской эхинококковой кисты и др.

    Различают следующие признаки СП:

    • первичный (идиопатический), при котором патология в легких не определяется;

    • вторичный – на фоне патологии легких;

    • рецидивирующий – часто эндометриозкатамениальный. Редкое явление, совпадает с менструальным циклом. Патогенез не ясен, но есть основания рассматривать его как вариант клинического течения торакального (плеврального) эндометриоза (участки ткани в различных органах, сходных по строению со слизистой оболочкой матки и подвергающихся циклическим изменениям соответственно менструальному циклу).

    СП может быть односторонним (чаще), двусторонним, частичным или тотальным.

    Различают следующие признаки СП:

    • открытый – атмосферный воздух свободно поступает и выходит из плевральной полости;

    • закрытый – воздух поступает в плевральную полость и отверстие, через которое поступил воздух, не имеет выхода;

    • клапанный (напряженный) – воздух поступает в плевральную полость при вдохе, а при выдохе выход воздуха затруднен. Постепенно воздух накапливается в плевральной полости и давление в ней нарастает, что ведет к смещению органов средостения, расширению и выбуханию межреберных промежутков.

    Тип пневмоторакса определяется манометрированием плевральной полости пневмотораксным аппаратом. При открытом пневмотораксе давление в плевральной полости равно атмосферному; при закрытом – давление чаще бывает малых отрицательных значений; при клапанном – давление положительное и постепенно нарастает.

    Клиническая картина СП зависит от типа и наличия спаек, скорости поступления воздуха, степени смещения органов средостения в здоровую сторону, нарушения деятельности сердечно-сосудистой системы.

    Любой тип СП характеризуется внезапной болью в грудной клетке (отрыв спаек от париетальной плевры) и одышкой. Перкуторно отмечается тимпанит, отсутствие или ослабление дыхания. Наиболее опасен клапанный пневмоторакс.

    Основным рентгенологическим признаком СП являются участки просветления без легочного рисунка. Диагноз ставится на основании клинико-рентгенологических данных и манометрии.

    Лечение зависит от типа СП. Прежде всего – плевральная пункция и активная аспирация воздуха из плевральной полости. При клапанном СП после плевральной пункции канюлю иглы соединяют отводящей трубкой, конец которой опускают в сосуд с фурацилином, т. е. клапанный СП переводят в открытый. Не рекомендуется удаление воздуха из плевральной полости, чтобы дать возможность заживления месту повреждения плевры. Открытый СП необходимо перевести в закрытый и производить дозированную аспирацию воздуха из плевральной полости. Воздух постепенно рассасывается – и наступает выздоровление.

    При рецидивирующем СП возможна химическая облитерация (тальк, 40% раствор глюкозы и др.).

    Особенности лечения туберкулеза у детей и подростков

    Целью лечения детей и подростков, больных туберкулезом, является излечение без остаточных изменений или с минимальными остаточными изменениями. На лечение туберкулеза в детском и подростковом возрастах в целом распространяются основные подходы, общие для больных всех возрастных групп. Вместе с тем учитывается своеобразие течения туберкулезной инфекции у детей и подростков, возрастные особенности их реагирования на внешние и внутренние факторы, специфические требования, предъявляемые к методам лечебного воздействия на растущий организм.

    В лечении туберкулеза отечественная фтизиатрия следует определенным принципам, которые были выработаны на основании многолетних клинических наблюдений и научных исследований.

    1. Как можно более раннее начало лечения. У детей и подростков наилучшие результаты лечения (в том числе высокая частота полного рассасывания специфических изменений) достигаются при диагностике заболевания в раннем периоде первичной туберкулезной инфекции, в течение первого года после «виража». Напротив, хуже всего поддаются лечению хронически текущий первичный туберкулез и несвоевременно выявленные вторичные формы туберкулеза у подростков.

    2. Длительное и непрерывное лечение. Средняя продолжительность основного курса лечения (ОКЛ) туберкулеза у детей и подростков – около 12 мес. При малых формах туберкулеза внутригрудных лимфатических узлов основной курс лечения сокращается до 10 мес, при тяжелых, осложненных, распространенных формах увеличивается до 18 мес.

    3. Этапность. Как правило, лечение больного складывается из трех этапов: стационарного, санаторного, амбулаторного. Ранее считалось, что лечение больного туберкулезом ребенка всегда обязательно должно начинаться в стационаре и продолжаться там достаточно длительный период времени (несколько месяцев). В настоящее время это положение подвергается пересмотру, поскольку в стационарном лечении нуждаются не более 50% больных, преимущественно из социально дезадаптированных групп населения.

    4. Комплексность. Основу лечения туберкулеза составляет этиотропная терапия, или химиотерапия (ХТ), – воздействие на микобактерии туберкулеза. Лечение должно быть этиопатогенетическим. Патогенетическая терапия направлена на звенья патогенеза туберкулезного процесса и патологические изменения, вызываемые в организме туберкулезной инфекцией. Для больного туберкулезом ребенка особенное значение имеет обеспечение благоприятных условий жизни, режима и питания, использование природных факторов оздоровления.

    5. Комбинированная химиотерапия. При активных формах туберкулеза используются комбинации, состоящие из 3–5 противотуберкулезных препаратов (ПТП) в зависимости от тяжести заболевания. В детской практике при безлокальных формах туберкулеза (туберкулезная интоксикация) допускается применение 2 ПТП.

    6. Контролируемость лечения. Терапия проводится при наблюдении фтизиатра с периодическим выполнением лабораторного (1 раз в мес) и рентгенологического (1 раз в 2–3 мес) исследований. Особенно важно контролировать прием препаратов при лечении детей и подростков, которые принимают ПТП только в присутствии медперсонала.

    Этиотропная терапия , или химиотерапия, является основным компонентом лечения туберкулеза и заключается в применении лекарственных препаратов, подавляющих размножение микобактерий (бактериостатический эффект) или уничтожающих их в организме больного (бактерицидный эффект) (табл. 5).

    Все ПТП способны оказывать нежелательные побочные эффекты в организме больного: токсические и аллергические. У детей и подростков организм более чувствителен к различным интоксикациям, в том числе и лекарственным, чем организм взрослого человека, поэтому у них чаще возникают побочные эффекты химиотерапии. Перед назначением химиотерапии ребенку необходимо тщательно выяснить перенесенные и сопутствующие заболевания. Особое внимание обращают на патологию нервной системы (в том числе судорожные припадки в анамнезе), зрение, слух, заболевания печени, почек, желудка, аллергологический анамнез. Наличие серьезной патологии является ограничением к назначению определенных препаратов.

    Таблица 5. Дозы противотуберкулезных препаратов для детей и подростков

    Так, изониазид с осторожностью назначается детям и подросткам с заболеваниями нервной системы. При эпилепсии изониазид противопоказан, поскольку может спровоцировать судорожные припадки. Изониазид стимулирует кору надпочечников, что может привести к гинекомастии, дисменорее, подъему АД. Не назначают изониазид при заболеваниях печени и почек с явлениями функциональной недостаточности. Более редкая побочная реакция на изониазид – гнездная аллопеция (облысение) у детей дошкольного возраста.

    Нежелательные действия изониазида и других препаратов ГИНК устраняет пиридоксин (витамин В6), который назначают внутримышечно в виде 5% раствора. Для профилактики токсических реакций пиридоксин назначается внутрь в сочетании с препаратами ГИНК. Для предупреждения токсического действия на печень назначаются гепатопротекторы. При непереносимости изониазида, при амбулаторном лечении, при профилактике туберкулеза и лечении его нетяжелых форм у детей и подростков используют фтивазид и метазид .

    Рифампицин – антибиотик широкого спектра действия. Детям раннего возраста препарат применяют в виде ректальных свечей. Препарат имеет выраженный гепатотоксический эффект, нефротоксичность и влияние на кровь (лейкопения). Противопоказания к назначению рифампицина – недавно перенесенный (менее 1 года) гепатит, нарушение функции печени, почек. Для профилактики гепатотоксического эффекта применяются гепатопротекторы, желчегонные препараты, фитотерапия.

    Этамбутол – химиопрепарат узкого спектра действия. Основное токсическое действие – на зрительный нерв. При назначении этамбутола 1 раз в месяц необходим контроль за остротой зрения и цветоощущением. Не рекомендуется назначать этамбутол детям дошкольного возраста.

    Пиразинамид – синтетический специфический препарат, высокоактивен в кислой среде казеозных очагов. Применяется на всех этапах ХТ в виде таблеток. Может вызывать подагроподобный синдром, гиперурикемию, токсическое действие на печень.

    Стрептомицин и другие аминогликозиды – канамицин , амикацин – часто вызывают аллергические реакции в виде дерматита, эозинофилии, а также токсическое поражение VIII пары черепно-мозговых нервов и почек. Стрептомицин с осторожностью назначают детям раннего возраста, у которых невозможно проверить остроту слуха. Особенно опасно применение стрептомицина и других ото– и нефротоксических препаратов детям и подросткам, имеющим сопутствующие хронические отиты и заболевания мочевыделительной системы.

    Этионамид, протионамид , ПАСК – часто плохо переносятся детьми, поскольку раздражают желудочно-кишечный тракт и вызывают его расстройства: боль в животе, металлический вкус во рту, тошноту, рвоту, диарею. Эти препараты не показаны пациентам с язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки. Дети должны принимать их только после еды и запивать молоком.

    Фторхинолоны ( офлоксацин , ципрофлоксацин , ломефлоксацин ) в лечении туберкулеза у детей не применяются, поскольку могут повредить растущие хрящевые ткани и вызвать задержку роста; у подростков – используются ограниченно, при лекарственной устойчивости МБТ; продолжительность применения, как правило, 3–4 недели.

    Таблица 6. Схемы стандартной химиотерапии в зависимости от категории больных детей и подростков (по Н. Е. Чернеховской с соавт., 2000)

    Примечание: Н – изониазид, R – рифампицин, Z – пиразинамид, E – этамбутол, S – стрептомицин. Цифра, стоящая перед названием препарата, показывает продолжительность фазы в месяц, цифры внизу – сколько раз в течение недели больной должен принимать этот препарат.

    В пределах стандартов проводят индивидуализацию лечебной тактики с учетом особенностей динамики заболевания, лекарственной чувствительности возбудителя, переносимости препаратов, сопутствующих заболеваний. Такой принцип позволяет сочетать стандарт лечения и индивидуальную тактику.

    В настоящее время туберкулез часто (до 20–50% случаев) вызывается лекарственноустойчивыми МБТ, причем лекарственная устойчивость отмечается не только у больных-хроников, но и у впервые выявленных пациентов, не лечившихся противотуберкулезными препаратами. Чувствительность МБТ к ПТП можно определить только у бактериовыделителей, каковыми обычно дети не являются. Поэтому необходимо иметь сведения о чувствительности к препаратам штамма МБТ, выделенного у источника заражения. Так, если известен семейный контакт, терапия ребенку назначается с учетом сведений о чувствительности МБТ у взрослого. У больных туберкулезом детей и подростков ЛУ выявлена в 12–15%.

    Противотуберкулезные препараты вводят в организм больного различными путями: перорально, внутримышечно, внутривенно, ингаляционно, лимфотропно (эндолимфатическое введение).

    Внутривенное (капельное) введение препаратов и лимфотропное введение используют для создания более высоких концентраций химиопрепаратов в крови и очагах специфического поражения. Эти методы нашли широкое применение при тяжелых формах туберкулеза у подростков.

    Показаниями для внутривенной химиотерапии у детей и подростков являются: первичный туберкулез в фазе распада и обсеменения, а также осложненный специфическим поражением бронхов и ателектатически-пневмоническими изменениями; очаговая, инфильтративная, диссеминированные формы туберкулеза в фазах инфильтрации, распада и обсеменения и фиброзно-кавернозный туберкулез в фазе инфильтративной вспышки.

    Аэрозольтерапия

    Одним из наиболее перспективных методов лечения детей и подростков является аэрозольтерапия – введение лекарственных веществ в организм в виде ультразвуковых ингаляций. При ингаляционном пути введения препараты действуют не только на уровне трахеобронхиального дерева, но и в повышенных концентрациях (по сравнению с обычными путями введения) обнаруживаются в лимфатической системе, крови, легочных очагах. Побочное действие антибактериальных препаратов при этом уменьшается.

    Ингаляционным методом вводится обычно часть суточной дозы препарата, остальное его количество вводится обычным путем. Ингаляции проводят ежедневно или через день, на курс лечения – 30–60 ингаляций. Средняя продолжительность аэрозольтерапии туберкулостатиками – 2–3 мес, после чего необходимо сделать месячный перерыв. Симптоматическая аэрозольтерапия составляет в среднем 2–3 недели. Лечение ферментами проводится короткими курсами – 7–10 дней – с перерывами между курсами не менее 10 дней.

    Санаторное лечение

    Санаторное лечение оказывает наиболее значительный эффект в детском и подростковом возрасте, когда развивающийся организм особенно нуждается в создании благоприятной внешней среды. Контингенты детей и подростков, требующих санаторного лечения, делятся на две основные группы.

    1. Инфицированные МБТ дети и подростки из групп риска по заболеванию туберкулезом. Сюда относятся дети и подростки в раннем периоде первичной туберкулезной инфекции, с гиперергической или резко возросшей чувствительностью к туберкулину, лица из очагов туберкулезной инфекции, часто, длительно болеющие, ослабленные дети и подростки, имеющие хроническую неспецифическую патологию (особенно – органов дыхания), при подозрении на безлокальную (туберкулезная интоксикация) и локальные формы туберкулеза.

    2. Дети и подростки, больные туберкулезом. В их числе больные активными формами туберкулеза, поступающие в санаторий после стационарного лечения или минуя стационар, а также дети и подростки с туберкулезом, впервые выявленным в фазе обратного развития (кальцинации).

    Детско-подростковые туберкулезные санатории разделяются на санатории местного подчинения, предназначенные в основном для комплексной профилактики туберкулеза и лечения его затихающих форм, и федерального подчинения, предназначенные для лечения активных форм туберкулеза, особенно при их осложненном течении. В современных условиях, в связи c ухудшением эпидемической ситуации и утяжелением течения туберкулеза у детей и подростков изменился контингент санаториев местного подчинения – в них теперь все чаще лечатся дети и подростки с активными формами туберкулеза, а удельный вес здоровых инфицированных, напротив, уменьшается.

    Выделяют климатические санатории (курорты), где воздействие особых местных климатических факторов является основным методом лечения. В лечении больных туберкулезом используют такие климаты, как морской, горный, лесной и степной. В зависимости от преобладания тех или иных элементов различают «щадящий» и «раздражающий» климат.

    Выбор климатической зоны для санаторного лечения определяется формой и фазой туберкулезного процесса. Большинству больных туберкулезом показано лечение в местных санаториях, так как это не требует адаптации ослабленного организма к новым климатическим условиям. Помимо максимального использования свежего воздуха (аэротерапии) основными компонентами санаторного гигиено-диетического режима являются: рациональное питание, лечебная физкультура, патогенетически обоснованная организация трудовых процессов. Для школьников это прежде всего проведение учебного процесса с учетом функциональных возможностей детей и индивидуального подхода. В санатории должны работать различные кружки, проводиться культурно-массовые мероприятия, спортивные игры на воздухе. Все это создает положительный эмоциональный фон, способствует быстрейшему выздоровлению.

    На фоне гигиено-диетического режима проводится специфическая химиотерапия, которая и на санаторном этапе остается основным видом лечения туберкулеза. Среди средств патогенетической терапии предпочтение отдается немедикаментозным факторам. Это разнообразные виды физиотерапии: аэрозольтерапия, лекарственные электрофорезы, ультразвук, лазеротерапия, массаж и др. Большое значение имеет фитотерапия, повышающая эффективность химиопрепаратов и нивелирующая их побочные эффекты. Новое направление в санаторном лечении – применение биологически активных добавок (БАД) на основе естественных продуктов.

    Оценка результатов санаторного лечения проводится в зависимости от исходного состояния ребенка или подростка. У больных активным туберкулезом учитывают выраженность рентгенологической динамики и остаточных изменений, динамику туберкулиновых проб, функции внешнего дыхания и массы тела. Основной критерий эффективности – характер и размеры остаточных туберкулезных изменений в легких и внутригрудных лимфоузлах, так как от них зависит состояние здоровья ребенка на протяжении всей дальнейшей жизни.

    В штате туберкулезных санаториев должны быть врачи-специалисты: ЛОР, стоматолог, окулист, врач по лечебной физкультуре, физиотерапевт, диетолог, психолог. На базах крупных санаториев могут быть созданы консультативно-диагностические и реабилитационные центры.

    Противотуберкулезный диспансер

    Организационно-методическими центрами по борьбе с туберкулезом в нашей стране являются противотуберкулезные диспансеры: республиканские, областные, городские, районные. Основными задачами диспансера являются:

    • планирование и организация борьбы с туберкулезом в районе обслуживания;

    • организация и проведение профилактических мероприятий;

    • выявление больных туберкулезом;

    • регистрация, учет, наблюдение всех больных туберкулезом и лиц, относящихся к группам повышенного риска;

    • организация лечения больных туберкулезом, в том числе проведение амбулаторной химиотерапии;

    • повышение квалификации персонала учреждений общей лечебной сети по вопросам профилактики и выявления туберкулеза.

    В структуре крупных диспансеров имеются поликлиническое и стационарное отделения, а в районных диспансерах – обычно только поликлиническое отделение. В состав поликлинического отделения входят:

    • отделение для взрослых;

    • отделение для детей и подростков;

    • кабинет по костно-суставному туберкулезу;

    • отоларингологический кабинет;

    • рентгеновский кабинет;

    • клинико-диагностическая и бактериологическая лаборатория;

    • физиотерапевтический кабинет;

    • зубоврачебный кабинет.

    В городских и областных диспансерах имеются кабинеты специалистов по внелегочному туберкулезу: уролога, гинеколога, хирурга, офтальмолога. Диспансер строит обслуживание населения по участково-территориальному принципу. Контингент лиц, наблюдаемых диспансерами, неоднороден, поэтому он разделен на группы диспансерного учета, различающиеся по эпидемиологической опасности, клиническим проявлениям туберкулеза, характеру лечебно-профилактических мероприятий. Согласно Приказу МЗ 2003 г. № 103, в настоящее время действуют следующие группы диспансерного наблюдения взрослых :

    Нулевая группа (0) – лица, у которых необходимо уточнить активность изменений (подгруппа 0А) или провести дифференциальную диагностику туберкулеза и других заболеваний (подгруппа 0Б).

    Первая группа (I) – больные активным туберкулезом любой локализации: с впервые выявленным заболеванием (подгруппа IА), с рецидивом туберкулеза (подгруппа IБ). В обеих подгруппах выделяют больных с бактериовыделением (IА-МБТ+, IБ-МБТ+) и без бактериовыделения (IА-МБТ–, IБ-МБТ–).

    Вторая группа (II) – больные туберкулезом с хроническим течением заболевания (2 года и более). Подгруппа IIА – больные, у которых в результате интенсивного лечения может быть достигнуто клиническое излечение. Подгруппа IIБ – больные с далеко зашедшим процессом, излечение которых не может быть достигнуто и которые нуждаются в общеукрепляющем лечении и периодической противотуберкулезной терапии.

    Третья группа (III) – лица, излеченные от туберкулеза любых локализаций, с большими и малыми остаточными изменениями или без остаточных изменений.

    Четвертая группа (IV) – лица, находящиеся в контакте с источниками туберкулезной инфекции. Выделяют подгруппу IVА – для лиц, состоящих в бытовом и производственном контакте с источником инфекции, и IVБ – для лиц, имеющих профессиональный контакт.

    Некоторые вопросы тактики диспансерного наблюдения

    Определение активности туберкулезного процесса

    1.  Туберкулез сомнительной активности. Данным понятием обозначают туберкулезные изменения в легких и других органах, активность которых представляется неясной. Для уточнения активности туберкулезного процесса выделена 0А подгруппа диспансерного наблюдения. Основной комплекс диагностических мероприятий проводят в течение 2–3 недель. При необходимости тест-терапии срок диагностики не должен превышать 3 мес. Из нулевой группы пациенты могут быть переведены в первую или направлены в лечебно-профилактические учреждения общей сети.

    2. Активный туберкулез – специфический воспалительный процесс, вызванный микобактериями туберкулеза (МБТ) и определяемый комплексом клинических, лабораторных и лучевых (рентгенологических) признаков. Больные активной формой туберкулеза нуждаются в проведении лечебных, диагностических, противоэпидемических реабилитационных и социальных мероприятий. Всех больных активным туберкулезом, выявленных впервые или с рецидивом туберкулеза, зачисляют только в I группу диспансерного наблюдения.

    3. Хроническое течение активных форм туберкулеза длительное (более 2 лет), в том числе волнообразное (с чередованием затиханий и обострений), течение заболевания, при котором сохраняются клинико-рентгенологические и бактериологические признаки активности туберкулезного процесса. Хроническое течение активных форм туберкулеза возникает вследствие позднего выявления заболевания, неадекватного и несистематического лечения, особенностей иммунного состояния организма или наличия сопутствующих заболеваний, осложняющих течение туберкулеза.

    Из IIА подгруппы пациент может быть переведен в III группу или IIБ подгруппу.

    4. Клиническое излечение исчезновение всех признаков активного туберкулезного процесса в результате проведенного основного курса комплексного лечения. Констатация клинического излечения туберкулеза и момент завершения эффективного курса комплексного лечения определяются отсутствием положительной динамики признаков туберкулезного процесса в течение 2–3 мес.

    Срок наблюдения в I группе не должен превышать 24 мес, включая 6 мес после эффективного хирургического вмешательства. Из I группы больной может быть переведен в III или II группу.

    5. Бактериовыделители – больные активной формой туберкулеза, у которых в выделяемых во внешнюю среду биологических жидкостях организма и/или патологическом материале обнаружены МБТ.

    Из больных внелегочными формами туберкулеза к бактериовыделителям причисляют лиц, у которых МБТ обнаруживают в отделяемом свищей, в моче, менструальной крови или выделениях других органов. Больные, у которых МБТ выделены при посеве пункционного, биопсийного или операционного материала, как бактериовыделители не учитываются.

    Множественная лекарственная устойчивость МБТ – это их устойчивость к действию изониазида и рифампицина одновременно, с наличием или без наличия устойчивости к любым другим противотуберкулезным препаратам.

    Полирезистентность – это устойчивость МБТ к любым двум и более противотуберкулезным препаратам без одновременной устойчивости к изониазиду и рифампицину.

    При наличии клинико-рентгенологических данных об активности туберкулезного процесса больного берут на учет как бактериовыделителя даже при однократном обнаружении МБТ. При отсутствии клиникорентгенологических признаков активного туберкулезного процесса для взятия больного на учет как бактериовыделителя необходимо двукратное обнаружение МБТ любым методом микробиологического исследования. В этом случае источником бактериовыделения может быть эндобронхит, прорыв казеозного лимфатического узла в просвет бронха или распад небольшого очага, трудно определяемого рентгенологическим методом, и др.

    В целях установления бактериовыделения у каждого больного туберкулезом до начала лечения должна быть тщательно исследована мокрота (промывные воды бронхов) и другое патологическое отделяемое не менее 3 раз методом бактериоскопии и посевом. Обследование повторяют в процессе лечения ежемесячно до исчезновения МБТ, которое затем должно быть подтверждено не менее чем двумя последовательными исследованиями (бактериоскопическими + культуральными) с промежутками в 2–3 мес.

    Эпидемический очаг (синоним – «очаг заразной болезни») – это место нахождения источника инфекции и окружающая его территория, в пределах которой возможно распространение возбудителя инфекции.

    Общающиеся с источником инфекции считаются лицами из контакта с бактериовыделителем.

    6. Прекращение бактериовыделения (синоним «абациллирование») исчезновение МБТ из биологических жидкостей и патологического отделяемого из органов больного, выделяемых во внешнюю среду. Необходимо подтверждение двумя отрицательными последовательными бактериоскопическими и культуральными (посев) исследованиями с промежутком в 2–3 мес после первого отрицательного анализа. Отрицательный результат бактериоскопического исследования является основанием для констатации прекращения бактериовыделения только в случаях, когда МБТ определялись при микроскопии диагностического материала и не давали роста при посеве на питательные среды.

    При исходе деструктивного туберкулеза в заполненные или санированные полости (в том числе после торакопластики и кавернотомии) больных снимают с эпидемиологического учета через 1 год с момента исчезновения МБТ после 2-кратного микробиологического исследования с интервалом в 2 мес. При этом на фоне стабилизации клинико-рентгенологической картины МБТ не должны быть обнаружены при микроскопии и посевах.

    7. Остаточные посттуберкулезные изменения. К остаточным изменениям относят плотные кальцинированные очаги и фокусы различной величины, фиброзные и цирротические изменения (в том числе с остаточными санированными полостями), плевральные наслоения, послеоперационные изменения в легких, плевре и других органах и тканях, а также функциональные отклонения после клинического излечения. Единичные (числом до 3) мелкие (до 1 см), плотные и обызвествленные очаги, ограниченный фиброз (в пределах 2 сегментов) расценивают как малые остаточные изменения. Все другие остаточные изменения считают большими.

    8. Деструктивный туберкулез активная форма туберкулезного процесса с наличием распада ткани, определяемого комплексом лучевых методов исследования. Основным методом выявления деструктивных изменений в органах является лучевое исследование (рентгенологическое – обзорные рентгенограммы, томограммы). При туберкулезе мочеполовых органов большое значение имеет ультразвуковое исследование. При активном туберкулезном процессе рентгенологические исследования проводят не реже 1 раза в 2 мес (в IА, IБ и IIА подгруппах) до клинического излечения, во ПБ подгруппе – по показаниям.

    Закрытием (заживлением) полости распада считают ее исчезновение, подтвержденное методами лучевой диагностики.

    9. Обострение (прогрессирование) появление новых признаков активного туберкулезного процесса после периода улучшения или усиление признаков болезни при наблюдении в I и II группах до диагноза клинического излечения. При обострении (прогрессировании) больных учитывают в тех же группах диспансерного учета, в которых осуществлялось наблюдение (I и II группы). Возникновение обострения свидетельствует о неэффективном лечении и требует его коррекции.

    10. Рецидив появление признаков активного туберкулеза у лиц, ранее перенесших туберкулез и излеченных от него, наблюдающихся в III группе или снятых с учета в связи с выздоровлением. Появление признаков активного туберкулеза у спонтанно выздоровевших лиц, ранее не состоявших на учете противотуберкулезных учреждений, расценивают как новое заболевание.

    Группы диспансерного учета детей и подростков

    Нулевая группа (0) – дети и подростки, направленные для уточнения характера положительной чувствительности к туберкулину и/или для проведения дифференциально-диагностических мероприятий с целью подтверждения или исключения туберкулеза любой локализации.

    Первая группа (I) – больные активными формами туберкулеза любой локализации. Выделяют 2 подгруппы: IА – больные с распространенным и осложненным туберкулезом; IБ – больные с малыми и неосложненными формами туберкулеза.

    Вторая группа (II) – больные активными формами туберкулеза любой локализации с хроническим течением заболевания. Больных можно наблюдать в этой группе при продолжении лечения (в том числе индивидуального) и более 24 мес.

    Третья группа (III) – дети и подростки с риском рецидива туберкулеза любой локализации. Она включает 2 подгруппы: IIIА – впервые выявленные больные с остаточными посттуберкулезными изменениями; IIIБ – лица, переведенные из I и II групп, а также IIIA подгруппы.

    Четвертая группа (IV) – дети и подростки, находящиеся в контакте с источниками туберкулезной инфекции. Она подразделяется на 2 подгруппы: IVA – лица из семейных, родственных и квартирных контактов с бактериовыделителями, а также из контактов с бактериовыделителями в детских и подростковых учреждениях; дети и подростки, проживающие на территории туберкулезных учреждений; IVБ – лица из контактов с больными активным туберкулезом без бактериовыделения; из семей животноводов, работающих на неблагополучных по туберкулезу фермах.

    Пятая группа (V) – дети и подростки с осложнениями после противотуберкулезных прививок. Выделяют 3 подгруппы: VA – больные с генерализованными и распространенными поражениями; VБ – больные с локальными и ограниченными поражениями; VB – лица с неактивными локальными осложнениями как впервые выявленные, так и переведенные из VA и VБ групп.

    Шестая группа (VI) – лица с повышенным риском заболевания туберкулезом. Она включает 3 подгруппы: VIA – дети и подростки в раннем периоде первичной туберкулезной инфекции («вираж» туберкулиновых реакций); VIБ – ранее инфицированные дети и подростки с гиперергической реакцией на туберкулин; VIB – дети и подростки с усиливающейся туберкулиновой чувствительностью.

    Раздел 7 Туберкулез в сочетании с другими заболеваниями

    Туберкулез и сахарный диабет

    Эта проблема имеет многовековую историю и своими корнями уходит ко временам Авиценны (980–1037). В доинсулиновую эру туберкулез сопутствовал диабету в 40–50% случаях и больные умирали через 1– 2 года. После введения в практику инсулина (1922 г.), а затем и противотуберкулезных препаратов (1944–1945 гг.) сочетание этих заболеваний уменьшилось, увеличилась продолжительность жизни больных и в то же время развитие туберкулеза легких на фоне сахарного диабета наблюдается в 4–9 раз чаще, чем у остального населения.

    В настоящее время эта проблема приобретает особую значимость, и актуальность ее обусловлена тем, что увеличивается заболеваемость сахарным диабетом. Установлено, что численность больных сахарным диабетом удваивается через каждые 15 лет. Массовые скрининговые обследования показали, что в развитых странах выраженными формами сахарного диабета страдает от 2 до 4% населения. Кроме того, еще у 4–6% обнаруживаются латентные или пограничные формы диабета, обозначаемые как «нарушение толерантности к глюкозе». В России больных диабетом насчитывается до 16 млн человек.

    Не уступает своих позиций и туберкулез. По данным экспертов ВОЗ, максимум заболеваемости туберкулезом ожидается к 2050 г. – около 500 млн человек ежегодно. В России больны туберкулезом 378 820 человек (2003 г.).

    Учитывая, что у лиц молодого возраста имеется 3–4, а у лиц пожилого и старческого возраста – 5–7 различных сопутствующих заболеваний, а также нарастающую эпидемию ВИЧ-инфекции, при которой туберкулез развивается более чем у 50% больных, в обозримом будущем можно прогнозировать увеличение числа больных с сочетанием туберкулеза и сахарного диабета.

    Сочетанная патология в 1,5–2 раза чаще встречается у мужчин в возрасте 30–39 лет и у женщин в возрасте 50–55 лет. В большинстве случаев сахарный диабет предшествует туберкулезу, в 15–20% – они развиваются параллельно, в 20% случаях сахарный диабет развивается на фоне туберкулеза. Большую роль в возникновении туберкулеза играют форма диабета, его тяжесть и проводимое лечение. Не лечащиеся и не соблюдающие элементарных гигиенических и диетических правил больные диабетом заболевают гораздо чаще, чем следящие за своим здоровьем и выполняющие рекомендации врача. Уже давно установлено, что организм больного диабетом предрасположен к различным инфекциям из-за изменений иммунологических и тканевых реакций. Снижение иммунитета происходит под влиянием нарушенного обмена веществ, к которому присоединяются гормональные, биохимические и другие нарушения.

    Одной из актуальных проблем диабета являются его осложнения, которые снижают качество жизни больного и нередко приводят его к преждевременной инвалидизации и смерти. Это прежде всего относится к сердечно-сосудистой патологии, чему способствует и туберкулез легких, при котором страдает микроциркуляторное русло.

    Клинические проявления туберкулеза легких у больных сахарным диабетом характеризуются преимущественно остропрогрессирующим течением (инфильтративный туберкулез и казеозная пневмония), которому свойственна распространенность процесса (поражение 1–2 и более долей и бронхогенная дессиминация), быстрое формирование деструктивных изменений и массивное бактериовыделение, нередко с поражением других органов, развитием участков гиповентиляции и ателектазов, кровохарканьем и кровотечением.

    Нередко спутником сахарного диабета является фиброзно-кавернозный туберкулез легких с его возможными осложнениями: кровохарканьем, кровотечением, спонтанным пневмотораксом. Трудно объяснимой задачей является довольно высокая частота – 20,8% туберкулом, редкость милиарного туберкулеза – 2,3% на фоне того, что инфильтративный туберкулез легких составляет 65%, казеозная пневмония – 12,5%. Имеются клинические различия в симптоматике и течении туберкулеза легких у больных инсулинозависимым (СД1) и инсулинонезависимым (СД2) типами. Так, начальные проявления туберкулеза легких у большинства больных СД1 бывают острыми и прогрессирующими, с выраженными респираторным и интоксикационным синдромами, а у больных СД2 – торпидные, хотя, по данным многих клиницистов, начало и течение туберкулезного процесса без сахарного диабета не имели существенных отличий, несмотря на молодой или пожилой и старческий возраст.

    При СД1 чаще отмечалась атипичная нижнедолевая и прикорневая локализация туберкулезных изменений, чем при СД2, при котором формировались множественные участки деструкции в легочной ткани, бронхогенная диссеминация и двустороннее поражение. В то же время частота бактериовыделения при обоих типах сахарного диабета примерно одинакова – 70% и выше по результатам посева мокроты.

    Выяснилось также, что туберкулезный процесс влияет на течение сахарного диабета, усугубляя нарушения углеводного обмена, и в 90% случаях приводит к его декомпенсации, что требует увеличения дозировки инсулина. Это связано с отрицательным влиянием туберкулезной интоксикации и побочным действием противотуберкулезных препаратов. Так, известна способность изониазида, рифампицина и пиразинамида вызывать гипергликемию и кетоацидоз, а этионамида – гипогликемическое состояние.

    Причины частого сочетания туберкулеза легких и сахарного диабета, их взаимоотягощающего влияния до конца не изучены. Известно, что при сахарном диабете имеется выраженная предрасположенность к бурному развитию воспаления с преобладанием экссудативных и некротических компонентов при слабой наклонности к фиброзированию и формированию воспалительных грануляций. Чем объяснить большой процент – 20,8% – формирования туберкулом? Во фтизиатрии туберкулому рассматривают как результат ограничения воспалительных и казеозных масс (иногда туберкулому расценивают как казеому) и как исход различных форм туберкулеза легких (чаще инфильтративного и очагового туберкулеза легких) благодаря высокой реактивности организма и эффективности противотуберкулезной терапии. К настоящему времени установлено, что частая сочетанная патология туберкулеза легких и сахарного диабета объясняется нарушением не только углеводного, но и других видов обмена. Кроме того, установлено, что у больных сахарным диабетом количество субпопуляции CD4+ – Т-лимфоцитов, играющих важную роль в противотуберкулезном иммунитете, заметно снижено.

    Лечение больных туберкулезом легких и сопутствующим ему сахарным диабетом представляет определенные трудности, обусловленные прежде всего различием лечебного питания при одном и другом заболевании: разной энергетической ценностью, разным набором пищевых продуктов с учетом тяжести обоих заболеваний. Но в любом случае оно должно быть направлено на восстановление нарушенных функций организма и поэтому строго индивидуальным, при этом помня, что при туберкулезе четко выражена повышенная потребность в белке, а при диабете – ограничение углеводов. Практика лечения больных с сочетанной патологией показывает, что правильно организованная терапия позволяет добиться положительных результатов: прекращения бактериовыделения, дезинтоксикации, рассасывания свежих очагов и инфильтратов. Это требует удлинения сроков лечения до 9–12 мес. Нужно также учитывать, что множественная лекарственная устойчивость и полирезистентность, как первичная, так и вторичная, встречаются чаще, чем у больных без сопутствующей патологии. Рекомендации диабетолога также позволяют добиться положительного эффекта.

    Лечение больных туберкулезом и сахарным диабетом требует выбора режима химиотерапии: индивидуальный в связи с неустранимыми побочными реакциями или стандартная схема, рекомендованная ВОЗ, с обязательным включением изониазида, рифампицина, приазинамида и этамбутола (или стрептомицина). Немногочисленные исследования, посвященные лечению СД2 и туберкулеза, показали ее высокую эффективность (83,7% абациллирования), которая не уступает эффективности лечения больных с изолированным туберкулезом легких. Большое значение в повышении результативности лечения имеет своевременное выявление больных туберкулезом с помощью рентгенофлюорографии и бактериоскопического исследования мокроты (трехкратно) на микобактерии туберкулеза.

    Туберкулез и ХНЗЛ

    К хроническим неспецифическим заболеваниям легких (ХНЗЛ) относят: хронический бронхит, хроническую обструктивную болезнь легких (ХОБЛ), эмфизему легких, бронхоэктазы, бронхиальную астму, пневмосклерозы, диссеминированные процессы в легких, неспецифические заболевания, связанные с пороками развития легких, и др.

    Больные ХНЗЛ являются группой риска по возникновению и неблагоприятному течению туберкулеза, они заболевают в несколько раз чаще остальных людей. Это связывают в первую очередь с дефектом у больных ХНЗЛ местных факторов защиты бронхолегочной системы: сурфактанта, альвеолярных макрофагов, секреторных иммуноглобулинов, комплемента; с недостаточной аэрацией и кровоснабжением дефектных участков легочной ткани. Определенную защитную роль при туберкулезе играет система мукоциллиарного клиренса, позволяющая частично вывести МБТ, которая также нарушена у больных ХНЗЛ. Среди детей помимо вышеуказанных групп риска по туберкулезу выделяют лиц, подверженных частым ОРВИ (4 раза в год и чаще).

    Сопутствующая патология затрудняет диагностику туберкулеза и нередко приводит к позднему выявлению процесса . Это связано с тем, что сами больные и врачи относят ухудшение их состояния (кашель, повышение температуры, одышку, боли в грудной клетке) на счет имеющихся неспецифических заболеваний. Часто при заболевании туберкулезом эти больные длительно получают неспецифическое лечение, не дающее эффекта. Поэтому можно сказать, что ХНЗЛ являются масками туберкулеза .

    Для своевременной диагностики туберкулеза у пациентов с ХНЗЛ в учреждениях общей лечебной сети необходимо тщательное изучение анамнеза больного, его эпидемиологического окружения. Для исключения туберкулезного процесса этим больным выполняют клинический минимум обследования на туберкулез, в который входят: клинический анализ крови, общий анализ мочи, анализ мокроты на МБТ, флюорограмма (детям – рентгенограмма грудной клетки), реакция Манту с 2ТЕ. В противотуберкулезный диспансер направляются больные:

    1) с гиперергической пробой Манту;

    2) при выявлении остаточных изменений после перенесенного туберкулеза;

    3) при воспалительных изменениях в легких, не поддающихся обратному развитию на фоне неспецифической терапии.

    Все больные с ХНЗЛ независимо от самочувствия должны проходить ежегодное флюорографическое обследование.

    Всем пациентам при наличии продолжительного кашля (более 2–3 недель) с выделением мокроты, кровохарканья, болей в грудной клетке, связанных с дыханием, длительных симптомов интоксикации в учреждениях общей лечебной сети выполняется микроскопия мазка мокроты с окраской по Цилю – Нильсену. У детей и подростков, наблюдающихся у педиатра или пульмонолога по поводу ХНЗЛ, помимо клинического минимума обследования на туберкулез необходимо установить факт инфицирования МБТ по динамике туберкулиновых проб, в том числе «вираж», нарастание чувствительности к туберкулину. Инфицированные дети с ХНЗЛ должны быть осмотрены фтизиатром.

    Активный туберкулез органов дыхания у больных с ХНЗЛ чаще, чем у остальных пациентов, сопровождается наслоением ОРВИ и неспецифических пневмоний на фоне лечения основного процесса, что нередко ведет к провокации его обострений, замедленному течению специфического процесса, формированию выраженных остаточных изменений.

    Нередко отмечается сочетание туберкулеза с хроническим бронхитом и ХОБЛ. Для этих больных характерно наличие бронхообструктивного синдрома (только частично обратимого на фоне бронхолитиков), кашля с выделением гнойной мокроты, преобладание нейтрофилов в ЖБАЛ. В пользу сочетанной патологии – факт курения и повторных неспецифических заболеваний в анамнезе, рентгенологические признаки хронического воспаления.

    Бронхиальная астма обычно предшествует заболеванию туберкулезом (а не наоборот). Бронхиальная астма чаще встречается у больных с первичным туберкулезом. В ряде случаев у больных ХНЗЛ возникает «стероидный туберкулез» в связи с длительной кортикостероидной терапией бронхиальной астмы, обструктивного бронхита, альвеолитов, системных заболеваний. «Стероидный» туберкулез у больных бронхиальной астмой отличается тяжестью течения, распространенностью и склонностью к распаду.

    У больных туберкулезом пожилого возраста на фоне диффузного фиброза и эмфиземы легких с бронхоэктазами может развиться астматический бронхит. У них периодически возникают приступы затрудненного дыхания, сопровождающиеся появлением большого количества сухих свистящих хрипов в легких.

    При сочетании туберкулеза с пороками развития легких кистозные изменения нередко принимаются за длительно сохраняющиеся каверны и безуспешно проводится специфическое лечение.

    Активный туберкулез органов дыхания является заболеванием, создающим благоприятные условия для присоединения и прогрессирования ХНЗЛ. Неспецифическая инфекция, осложняя туберкулез, приводит к развитию другого самостоятельного заболевания, имеющего свою локализацию (зачастую отличную от локализации туберкулезного процесса), симптоматику, особенности течения. Эти заболевания укладываются в рамки известных нозологических форм ХНЗЛ: бронхоэктатическая болезнь, бронхит и др.

    Туберкулез вызывает в бронхиальной системе ряд изменений, способствующих присоединению неспецифической инфекции, в частности: нарушение дренажной функции бронхов на фоне развивающегося пневмосклероза и изменений реактивности организма. Происходит формирование бронхостенозов, бронхоэктазов и нарушение бронхиальной проходимости. С этим связано формирование ателектазов, обструктивной эмфиземы. Аллергические процессы и активация неспецифической микрофлоры являются причиной неспецифических процессов – постоянных спутников хронически протекающего туберкулеза. А. Г. Хоменко рекомендовал с учетом активности туберкулезного процесса выделение следующих форм сочетанной легочной патологии: а) активный, деструктивный туберкулез легких, осложненный неспецифической инфекцией; б) «малые формы туберкулеза», сохраняющие активность и метатуберкулезные изменения в сочетании с неспецифической инфекцией; в) неспецифические воспалительные заболевания легких на фоне остаточных туберкулезных изменений (пневмосклероз, пневмоцирроз, бронхоэктазы, остаточные полости). Присоединение неспецифического воспаления вносит существенный вклад в клинические проявления заболевания. Так, интоксикационный синдром у больных хроническим деструктивным туберкулезом в значительной степени определяется сопутствующей бактериальной (стафилококковой, стрептококковой и др.) инфекцией. У отдельных больных с выраженными деструктивными изменениями в легких на первый план может выступить неспецифическая легочная патология, но в этих случаях она имеет четкую локализацию.

    В процессе заживления туберкулеза происходит перестройка стенки бронха с потерей признаков специфического поражения с нарастанием структурных нарушений и бронхоэктазами (в 50% случаях). Завершением специфического и неспецифического процесса является наличие пневмофиброза.

    Роль мета– и посттуберкулезных изменений в формировании ХНЗЛ. Перенесенный туберкулез является фактором развития ХНЗЛ. Посттуберкулезный пневмосклероз может стать причиной тяжелой «посттуберкулезной болезни» с проявлениями различных нозологических форм неспецифических заболеваний. При малых посттуберкулезных изменениях ХНЗЛ развиваются у 20% больных, при больших – у 80%.

    Основными факторами, способствующими развитию неспецифической инфекции, являются: нарушение дренажной функции бронхов, иммунных свойств слизистой оболочки, биохимических и биофизических параметров (гиперсекреция, повышение вязкости) бронхиального секрета, развитие мета– и посттуберкулезного пневмосклероза с деформацией бронхов, образованием бронхоэктазов. Особое место в развитии мета– и посттуберкулезных ХНЗЛ занимает неспецифический эндобронхит, который вначале носит параспецифический, перифокальный характер, но у некоторых больных сопровождается наслоением бактериальной инфекции, прежде всего – Str. pneumoniae. Вместе с тем нельзя исключить и роль условно-патогенной флоры: St. aureus, Str. haemoliticus, Str. pyogenes и их ассоциаций, что считается характерным для вторичных ХНЗЛ. При неблагоприятных условиях (переохлаждение, наслоение вирусной инфекции и др.) у больных происходит обострение бронхита или развитие пневмонии в зоне посттуберкулезного пневмосклероза. При этом усиливается кашель с мокротой, повышается температура тела, в легких выслушиваются сухие и влажные хрипы, рентгенологически определяется затемнение. Установлено, что в возникновении пневмоний, развившихся после первичного туберкулеза, играют роль нарушения бронхиальной проходимости; течение их в основном неблагоприятное. На фоне же остаточных изменений после вторичного туберкулеза развивается пневмония преимущественно перибронхиального и бронхоэктатического типа, характеризующаяся длительным, волнообразным течением.

    Обострение хронической инфекции в зоне посттуберкулезных изменений может спровоцировать рецидив туберкулеза, для исключения которого надо проводить тщательное рентгенотомографическое исследование и поиск МБТ в мокроте.

    При наличии неспецифической инфекции у больных туберкулезом проводится лечение антибиотиками широкого спектра действия с учетом чувствительности микрофлоры, а также проводят эндоскопическую санацию бронхов, аэрозоль-терапию. При сочетании туберкулеза с обструктивным бронхитом и бронхиальной астмой помимо противотуберкулезных препаратов назначают длительное лечение бронхо-обструктивного синдрома. Следы ранее перенесенного туберкулеза при проведении длительной кортикостероидной терапии по поводу бронхиальной астмы и других ХНЗЛ являются показанием для химиопрофилактики для предотвращения «стероидного туберкулеза».

    Для достижения благоприятных результатов в случае сочетания туберкулеза с врожденной патологией легких, а также при повторных, рецидивирующих обострениях неспецифического воспаления в зоне посттуберкулезных изменений часто применяется хирургическое лечение.

    Туберкулез и язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки

    Частое сочетание этих двух заболеваний, разных по этиологии и патогенезу, требует выяснения причинных связей. Известно, что больные язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки заболевают туберкулезом легких в 4–6 раз чаще, чем остальное население. Оба страдания имеют преимущественно весенне-осенний период заболевания и обострений. Установлено также, что эти нозологические единицы достаточно широко распространены: заболеваемость туберкулезом легких в России составляет 83,2 на 100 тыс. населения (по статотчетности 2007 г.) и в среднем 10% населения страдает язвенной болезнью, при этом язва двенадцатиперстной кишки наблюдается в 4–5 раз чаще, чем язва желудка. Язвенные дефекты могут быть одиночными и множественными, разных размеров и локализации.

    Клиническая структура развившегося туберкулеза легких не имеет какой-либо определенности, но чаще отмечаются инфильтративная, диссеминированная и фиброзно-кавернозная формы туберкулеза.

    Имеются данные о том, что у 2/3 больных туберкулез легких развивается на фоне язвенной болезни, а у остальных – наоборот или одновременно (10%). Сочетанная патология чаще наблюдается у мужчин в возрасте 30–55 лет, хотя максимум заболеваемости туберкулезом (159,5 на 100 тыс. населения, 2004 г.) приходится на возраст 25–34 года.

    Еще в начале прошлого столетия было высказано мнение, что явление синтропии рассматриваемых заболеваний обусловлено общим источником развития органов дыхания и желудочно-кишечного тракта в эмбриогенезе. Данное явление обозначили как «закон парных случаев», выражаясь современным медицинским языком, – это висцеро-пульмональный синдром. К сожалению, данное положение не нашло дальнейшей разработки. Многие исследователи полагают, что у пациентов с язвенной болезнью возникают вегетативные дисфункции, которые могут служить связующим звеном в развитии туберкулеза. Кроме того, определенную роль играют ограничительные противоязвенные диеты, различные расстройства пищеварения. У больных язвенной болезнью чаще регистрировались распространенные тяжелые формы туберкулеза с бактериовыделением.

    В патогенезе туберкулеза помимо самого возбудителя – Mycobacterium tuberculosis – большое значение имеют состояние общей и специфической реактивности инфицированного организма, сенсибилизация его МБТ, характер контакта (тесный и длительный семейный или производственный контакт), массивность бактериовыделения, социальный статус больного, наличие сопутствующей патологии, характер питания и др.

    В этиологии и патогенезе язвенной болезни важную роль играют микроорганизмы Helicobacter pylori, а также факторы кислотно-пептической агрессии желудочного содержимого, в частности повышенная выработка соляной кислоты, механизмы защиты слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки и др. Особое значение придается составу микробной флоры, в частности дисбактериозу желудочно-кишечного тракта, который имеется у 90% населения РФ. Немногочисленными исследованиями установлено, что при воспалительных заболеваниях легких (неспецифических) выявлено снижение количества бифидобактерий и чрезмерное увеличение содержания условно-патогенной флоры. При туберкулезе дисфункция кишечника установлена в 73% случаях. О прямой зависимости нарушений микробной флоры от длительности антибактериальной терапии, о количественном дефиците и функциональной неполноценности Т-лимфоцитов, ухудшении переносимости противотуберкулезных препаратов не сообщалось.

    В жизнедеятельности макроорганизма роль бифидобактерий важна и многопланова. С помощью данных бактерий происходит улучшение процессов всасывания, бифидобактерии участвуют в белковом, липидном и минеральном обменах, усвоении Fe, Ca, витамина D. При их участии происходит синтез аминокислот и белков, тиамина, рибофлавина, пиридоксина, витамина К, цианокобаламина, а также никотиновой, пантотеновой и фолиевой кислот, которые всасываются в кишечнике и используются макроорганизмом в метаболических процессах. Микрофлора кишечника участвует в поддержании неспецифической резистентности организма, стимуляции противоинфекционного иммунного ответа в кишечнике посредством индукции выработки секреторных иммуноглобулинов, интерферона и лизоцима.

    Учитывая эти защитные механизмы, можно предположить, что дисбиоз может негативно отразиться на развитии болезненных процессов макроорганизма. Возможно, что в связи с этим наблюдается столь частое сочетание рассматриваемых заболеваний и взаимоотягощающее их влияние.

    Фтизиатрической практике хорошо известно неблагоприятное прогрессирующее течение туберкулезного процесса на фоне язвенной болезни: нередко развиваются деструктивные изменения с бактериовыделением, респираторными и ярко выраженным интоксикационным синдромами. Особенно неблагоприятно протекает туберкулез в послеоперационном периоде при хирургических вмешательствах по поводу язвенной болезни, проводимых по жизненным показаниям в связи с желудочно-кишечным кровотечением, прободением язвы и т. п. Не исключено, что прогрессирующее течение туберкулеза легких обусловлено невозможностью проведения не только полноценной комплексной противотуберкулезной терапии с массивной лекарственной нагрузкой противомикробной направленности, но и десенсибилизирующей (прежде всего антигистаминной), симптоматической, корригирующей терапии. Естественно, что предпочтение отдается введению противотуберкулезных препаратов парентеральными методами: внутримышечно, внутривенно, внутрибронхиально, аэрозольно, лимфогенно, внутрикавернозно и др.

    Можно предположить, что длительно проводимая противотуберкулезная терапия существенно влияет на микробный фон макроорганизма и увеличивает побочные эффекты от ее проведения. В зависимости от фазы туберкулезного процесса и язвенной болезни нужно определить возможную последовательность противотуберкулезной и противоязвенной терапии.

    Проблема сочетанной патологии туберкулеза легких и язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки далеко не решена и требует совместных усилий врачей разных специальностей.

    Туберкулез и пневмокониозы

    Пневмокониозы – хронические профессиональные заболевания легких, обусловленные длительным вдыханием пыли и характеризующиеся развитием фиброза легочной ткани. В зависимости от состава производственной пыли выделяют следующие виды пневмокониозов:

    1) силикоз – развивающийся в результате вдыхания пыли, содержащей свободную двуокись кремния;

    2) силикатозы – развивающиеся в результате вдыхания пыли силикатов, содержащих двуокись кремния в связанном состоянии: асбестоз, талькоз, коалиноз;

    3) металлокониозы – развивающиеся в результате вдыхания пыли алюминия, бария, бериллия, железа, марганца, олова;

    4) карбокониозы – развивающиеся в результате вдыхания углеродсодержащей пыли;

    5) пневмокониозы – развивающиеся в результате вдыхания смешанной пыли (антракосиликоз, сидеросиликоз, пневмокониоз сварщиков, шлифовщиков и др.);

    6) пневмокониозы – развивающиеся в результате вдыхания органической пыли (амилоз, биссиноз и др.).

    Современная теория патогенеза пневмокониозов основывается на иммунологической и свободнорадикальной теориях. По происхождению разделяют неорганическую, органическую и смешанные пыли, состоящие из неорганических и синтетических частиц. Для проявления биологического действия имеют значение физическое состояние и химический состав пыли, растворимость, форма и степень твердости пылинок, свойства их поверхности, а также размеры частиц. Наиболее фиброгенным действием обладает мелкодисперсная пыль с размерами частиц 0,5–7 мкм. По фиброгенным свойствам различают 3 класса опасности пыли.

    Факторами риска развития пневмокониозов являются: время экспозиции пыли, предшествующие респираторные заболевания и курение.

    В патогенезе пневмокониозов имеет также значение и степень цитотоксичности пыли. Высокоцитотоксическая пыль, вызывая гибель кониофагов, эвакуируется из легких преимущественно внеклеточно по внутритканевым лимфатическим путям, вызывая развитие патологического процесса в легочной паренхиме.

    Слабоцитотоксическая пыль, удаляясь путем мукоцилиарного клиренса, ведет к развитию пылевого бронхита.

    По развитию пневмокониозы делят на I–II–III стадии, они могут осложняться пневмониями, бронхоэктазами, спонтанным пневмотораксом, туберкулезом легких и др.

    Из всех видов пневмокониозов силикоз является наиболее частым и тяжелым заболеванием, наиболее часто осложняется туберкулезом легких и в классификации туберкулеза обозначается силикотуберкулезом. Заболеваемость силикозом находится в прямой зависимости от количества, дисперсного состава вдыхаемой пыли и содержания в ней кварца и чаще развивается в первые 5–10 лет работы в неблагоприятных условиях.

    Патогенез силикотуберкулеза полностью не выяснен. Несомненно, что туберкулез при силикозе является результатом экзацербации остаточных изменений перенесенного первичного туберкулеза. Нельзя исключить и экзогенную суперинфекцию микобактерий туберкулеза. Этому способствуют атрофические изменения слизистой верхних дыхательных путей и бронхов, в силу чего нарушается функция мукоцилиарного аппарата. Установлено, что ткань, содержащая кварцевую пыль, меняет свойства МБТ. С помощью электронной микроскопии были обнаружены существенные изменения самой морфологии МБТ при силикотуберкулезе: различная величина и форма гранулярных субстанций, ничтожное содержание цитоплазмы, штопорообразные выступы и др. Интерес представляет и то, что МБТ, полученные из пораженных тканей, не вызывают туберкулезного процесса у животных (морской свинки), не подвергавшихся запылению. Если же вначале животных подвергнуть запылению, то введение МБТ вызывает прогрессирующий туберкулез.

    Вопрос о взаимоотношении силикоза и туберкулеза, их частого сочетания до настоящего времени остается сложным. Установлено, что туберкулез легких преимущественно развивается на фоне силикоза, хотя есть и иное мнение, или же оба заболевания развиваются одновременно в результате комбинированного воздействия кварцевой пыли и микобактерий туберкулеза.

    Общепринятым является положение, что силикоз, особенно во II и III стадиях заболевания, предрасполагает к туберкулезу легких, а туберкулез способствует развитию и прогрессированию силикоза. Некоторые последователи предают большое значение поражению лимфатической системы, ее блокаде, что создает благоприятные условия для развития туберкулеза легких.

    Осложнению силикоза туберкулезом способствуют нарушения в сосудах малого кровообращения, при которых ухудшается трофика легочной ткани, возникают воспалительно-некротические процессы. Отмечены и нарушения в системе иннервации при силикозе. Установлено также, что силикоз снижает иммунобиологические свойства организма и способствует развитию туберкулеза легких.

    Силикотуберкулез следует рассматривать не как простое сочетание двух нозологических форм заболеваний, а как единый процесс, в котором силикоз и туберкулез, взаимодействуя друг с другом, обусловливают своеобразное течение каждого из них.

    Изложенные данные позволяют сделать вывод о многофакторном характере частого сочетания силикоза и туберкулеза легких. Силикозу могут сопутствовать все клинические формы легочного туберкулеза. Распространение туберкулезной инфекции в организме человека происходит известными путями: лимфогенным, бронхогенным, гематогенным и смешанным; правда, подчеркивается преимущественно лимфогенный путь и в меньшей степени – гематогенный.

    До настоящего времени нет общепринятой клинической классификации силикотуберкулеза, хотя каждая болезнь имеет четко описанные формы заболеваний, основанные на клинико-рентгенологических, функциональных, лабораторных данных.

    Международная классификация болезней Х пересмотра (МКБ Х, 1995 г.) выделяет раздел по пневмокониозам и раздел по туберкулезу, но отечественная медицина еще не адаптирована к ней.

    Используемая клинико-рентгенологическая классификация силикотуберкулеза выделяет 4 основные группы:

    1) силикотуберкулезный бронхоаденит с преимущественной локализацией туберкулезного процесса во внутригрудных лимфатических узлах, характеризующийся расширением и уплотнением корневых теней, полицикличностью их очертаний; в ряде случаев – кальцинозом по типу яичной скорлупы;

    2) мелкоузелковая форма силикотуберкулеза с образованием отдельных затемнений диаметром до 3 см, в которых невозможно дифференцировать элементы туберкулезного и силикотического процесса;

    3) крупноузловой силикотуберкулез с единичными или множественными затемнениями диаметром от 3 до 8 см округлой формы – силикотуберкуломами;

    4) массивный силикотуберкулез, соответствующий рентгенологически III стадии силикоза, при котором уточнить клиническую форму туберкулезного процесса невозможно.

    Поскольку подобная классификация многословна, некоторые клиницисты предлагают ее упростить, указав стадию силикоза и форму туберкулеза легких. Например: силикотуберкулез. Силикоз II стадии. Очаговый туберкулез легких (по возможности указать фазу процесса) МБТ+ или МБТ–.

    В клинических проявлениях силикотуберкулеза условно можно выделить 2 периода:

    1) начальные проявления силикотуберкулеза, характеризующиеся бессимптомностью течения, которое может длиться несколько лет, при этом чаще определяется очаговый туберкулез легких;

    2) силикотуберкулез, характеризующийся прогрессирующим течением туберкулеза с формированием полостей распада и бронхогенным обсеменением, что обусловливает картину сочетанного заболевания, т. е. силикотуберкулеза, и будет определяться формой и фазой туберкулезного процесса.

    В то же время нельзя исключить возможного влияния силикотического процесса на клиническую картину туберкулеза легких, если учесть, что есть острый силикоз, при котором заболевание развивается быстро и приводит к летальному исходу в течение 0,5–1,5 лет; есть поздний силикоз, при котором заболевание развивается через 10–20 лет (а иногда и более) после прекращения работы с относительно непродолжительной (4–5 лет) экспозицией больших концентраций кварца.

    Диагностика силикотуберкулеза представляет определенные трудности и основывается на следующем:

    1) тщательный сбор профессионального и эпидемиологического анамнеза (контакт с туберкулезными больными, характер и длительность контакта);

    2) физикальные методы обследования (недостаточно информативны);

    3) рентгенологическое обследование (рентгенография, томография, КТ, МРТ);

    4) тщательные поиски МБТ (трехкратная бактериоскопия, в том числе методами флотации и люминисцентным, методом посева, ИФА, ПЦР);

    5) туберкулиновые пробы;

    6) инструментальная диагностика (бронхоскопия, биопсия лимфатических узлов, брашбиопсия и др.);

    7) функциональные методы исследования.

    Лечение больных силикотуберкулезом проводится по общепринятым методам комплексной терапии с учетом возможности улучшения экологической обстановки на рабочем месте.

    Комплексная противотуберкулезная терапия позволяет добиться значительного улучшения в течение туберкулезного процесса, стабилизации, прекращения бацилловыделения. Летальный исход больных в большинстве случаев обусловлен не прогрессированием туберкулеза, а осложнениями силикоза в виде нарастания дыхательной недостаточности и декомпенсации хронического легочного сердца. Этому способствуют и хронические прогрессирующие формы туберкулеза легких.

    Туберкулез и алкоголизм

    Туберкулез и алкоголизм представляют серьезную и актуальную социально-медицинскую проблему. Лица, страдающие алкоголизмом, заболевают туберкулезом легких в 4–6 раз, а по некоторым данным – в 12–21 раз чаще остального взрослого населения. К этому добавим, что истинное число алкоголиков, больных туберкулезом легких, не установлено.

    Обусловленность частого сочетания алкоголизма и туберкулеза, остается неясной. Одни авторы полагают, что в основе подобного патологического состояния лежат нарушение обмена веществ, депрессивные состояния, часто наблюдаемые при алкоголизме, психическое угнетение, антисанитарные условия жизни. Другие полагают, что помимо сложных социально-психологических факторов между ними существует нейрогенетическое родство.

    Нельзя исключить и нарушение локальной защиты легких. Поражение бронхолегочной системы при алкоголизме обусловлено непосредственным токсическим воздействием выделяемого через дыхательные пути алкоголя и продуктов его распада на эпителий бронхов, что нарушает функцию мукоцилиарного аппарата, бронхиальный эффективный дренаж. Отмечается также угнетающее действие алкоголя на другие механизмы защиты легких: растворение сурфактанта, снижение функции альвеолярных макрофагов, а также синтеза α1-антитрипсина из-за алкогольного поражения печени. При злоупотреблении алкоголем подавляется общая реактивность организма, что проявляется в токсической депрессии гранулолимфопоэза, угнетении фагоцитоза, антителообразования, снижении уровня иммуноглобулинов и факторов неспецифического иммунитета.

    Снижение иммунитета при алкоголизме обусловливает тяжелое течение заболевания легких, в том числе и туберкулеза. Высказывается также мнение, что алкоголь вызывает токсическое поражение печени, нарушение иммунных процессов и обмена веществ, особенно белкового и витаминного. Все это ведет к падению резистентности организма к инфекциям и способствует развитию туберкулеза.

    Во всех разноплановых положениях о повреждающем действии алкоголя на организм человека поражение печени является доминирующим с учетом его многофункциональности. В основе алкогольного поражения печени нужно выделить следующие составляющие:

    • дезорганизацию липидов клеточных мембран, ведущую к адаптивным изменениям их структуры;

    • повреждающий эффект ацетальдегида;

    • нарушение обезвреживающей функции печени по отношению к экзогенным токсинам;

    • нарушение иммунных реакций.

    Хроническое употребление алкоголя влияет на синтез белков в печени: резко тормозит окислительное дезаминирование аминокислот и ингибирует синтез альбумина. Этанол нарушает метаболизм кофакторов ферментов – пиридоксина, фосфата холина, цинка, витамина Е – и подавляет секрецию печеночных белков.

    Нарушение иммунных реакций при алкогольных повреждениях печени – это хорошо известное последствие злоупотребления алкоголем. На несомненное патогенетическое значение нарушений системы клеточного иммунитета указывают сенсибилизация Т-клеток ацетальдегидом, повышенная продукция цитотоксических лимфоцитов.

    Клиницистам хорошо известны общеклинические проявления хронического алкоголизма, обусловленные нарушением функциональной способности печени или токсическим поражением других органов: острая интоксикация, делириозный тремор, периферическая нейропатия, кардиомиопатия, хронический гастрит, холецистопанкреатит, анорексия, боль и дискомфорт в подложечной области. Установлено также, что алкогольные заболевания печени составляют 30%, вирусные – 60 и 10% – метаболические заболевания. Таким образом, хронический алкоголизм, особенно во II и III стадиях, создает благоприятный фон для развития туберкулеза легких.

    По многочисленным данным, хронический алкоголизм в 65–85% случаях является первичным заболеванием, при котором развивается туберкулез легких; у первично заболевших туберкулезом легких хронический алкоголизм наблюдается в 35–15% случаях, чаще у больных с запущенными формами туберкулеза с безуспешной предшествующей терапией, инвалидов по туберкулезу, не работающих, с низким жизненным уровнем.

    Среди больных хроническим алкоголизмом и туберкулезом легких значительно преобладали мужчины в возрасте 30–59 лет (90–97%). В результате многочисленных наблюдений клиницистов разных стран (Венгрия, Чехия, Словения, Франция) установлено, что алкоголизмом страдают 80–85% больных туберкулезом.

    В России этот показатель существенно ниже и составляет 24–26%. Данный показатель, безусловно, не отражает истинного положения, очевидно указывающего на установленные правила оказания психиатрической и наркологической помощи больным, а именно установление диагноза алкоголизма (только психиатры и наркологи).

    Многие авторы утверждают, что характер течения туберкулезного процесса в определенной мере зависит от тяжести хронического алкоголизма: при алкоголизме II–III стадии преимущественно наблюдаются запущенные, деструктивные формы туберкулеза легких с прогрессирующим течением: хронический диссеминированный и фиброзно-кавернозный туберкулез легких. По характеру начала заболевания и клиническим проявлениям мнения клиницистов расходятся. Одни авторы утверждают, что более чем у 50% больных туберкулез характеризовался выраженными респираторным и интоксикационным синдромами, другие – наблюдали торпидное течение заболевания. Более чем у половины больных определялось бактериовыделение. В значительной мере клинические проявления туберкулеза определялись своевременностью и методом выявления больных. Выявление туберкулеза по обращаемости за медицинской помощью, как правило, характеризовалось более распространенным и деструктивным туберкулезом с бактериовыделением свыше 80%. Нередки у больных с сочетанной патологией кровохарканья и кровотечения, однако вариабельность этих осложнений достаточно велика – от 12 до 70%, что, вероятнее всего, можно объяснить различным контингентом наблюдавшихся больных, давностью туберкулезного процесса. Известно, что эти осложнения чаще наблюдаются при деструктивных формах туберкулеза на фоне пневмосклероза и повышенной проницаемости кровеносных сосудов.

    На клиническое течение туберкулеза легких у больных хроническим алкоголизмом существенно влияют различные сопутствующие заболевания, утяжеляя его, усложняя проведение комплексного лечения. Наиболее частыми сопутствующими заболеваниями были неспецифические хронические заболевания легких, печени, сердечно-сосудистой системы, нервно-психической сферы, мочеполовых органов. Причем установлено, что эти сопутствующие заболевания у больных туберкулезом легких без хронического алкоголизма диагностировались реже.

    Безусловно, что частота сопутствующей патологии и характер течения определялись тяжестью алкоголизма и возрастным фактором: у лиц старше 60 лет частота сопутствующих заболеваний увеличивалась до 6–7 у каждого больного. Известно также, что симптомы сопутствующих заболеваний могут маскировать симптомы туберкулезного процесса, что удлиняет сроки диагностики туберкулеза и приводит к несвоевременному началу лечения.

    Таким образом, течение туберкулеза легких, развившегося и прогрессирующего на фоне хронического алкоголизма, характеризуется склонностью к диссеминации и казеозно-некротическим реакциям, что в большей степени обусловлено несвоевременностью выявления туберкулеза в связи с уклонением этого контингента больных от своевременной медицинской помощи.

    Большие трудности вызывает лечение больных туберкулезом легких и хроническим алкоголизмом, и обусловлены они следующими факторами:

    1) уклонением больных от лечения;

    2) нарушением режима химиотерапии туберкулеза;

    3) большим процентом лекарственной устойчивости микобактерий туберкулеза – 92–98%;

    4) выраженными побочными реакциями противотуберкулезных препаратов как основного, так и резервного ряда.

    Проводимая специфическая противотуберкулезная терапия больных туберкулезом легких с сопутствующим хроническим алкоголизмом дает низкий показатель эффективности: закрытие полостей наблюдается реже на 47,6% и на 58,9% – абациллирование. Принципиально лечение их должно проводиться общепринятыми методами. Однако предпочтение следует отдавать парентеральному введению препаратов, позволяющему обеспечить контроль приема лекарственных средств, а также капсулированным препаратам: майрин, майрин-П.

    Больные с запущенными формами туберкулеза легких и массивным бактериовыделением, II–III стадиями хронического алкоголизма, злостно уклоняющиеся от лечения, представляют большую эпидемиологическую опасность для окружающего населения. В течение года каждый такой больной может инфицировать до 50 человек.

    Большинство больных умирает в возрасте 40–49 лет. Средняя продолжительность жизни от момента выявления туберкулеза до летального исхода составляет 6,7 года.

    Основная причина таких показателей – позднее выявление больных туберкулезом легких. Поэтому лица, страдающие алкоголизмом, независимо от стадии процесса подлежат ежегодному рентгено-флюорографическому обследованию с исследованием мокроты на микобактерии туберкулеза методом бактериоскопии.

    Туберкулез и рак

    Выражение: «Туберкулез готовит ложе для рака» достоверно отражает частоту развития рака у больных туберкулезом. По многочисленным данным, рак развивается в 7–13 раз чаще при туберкулезе, чем у остального населения. Рак легкого в России занимает первое место среди злокачественных новообразований. За последние 20 лет число больных раком удвоилось (по данным 1995 г.) и заболеваемость составила 87,5 на 100 тыс. населения. Чаще заболевают многокурящие мужчины в возрасте 40–50 лет и старше.

    Клиническими наблюдениями установлено, что рак чаще локализуется в стенке каверны, в зоне фиброзных изменений, заживших очаговых образований. Но рак может развиться и в неизмененной легочной ткани как на стороне локализации туберкулеза, так и в другом легком.

    Существует ли патогенетически обусловленная взаимосвязь сочетанного поражения легких?

    Еще в середине XIX в. утверждали, что туберкулез и рак легких являются антагонистами. Такой точки зрения придерживался известный австрийский патологоанатом К. Рокитанский. Впоследствии данное положение отвергли, объясняя это ранней смертью больных туберкулезом, а рак, как известно, чаще поражает старшие возрастные группы населения. Другая точка зрения сводилась к тому, что рак и туберкулез легких поражают людей без какой-либо взаимосвязи, просто велика распространенность этих заболеваний.

    Современная концепция частого сочетания этих двух заболеваний обосновывается структурно-морфологическими изменениями бронхолегочной системы при туберкулезе, которая заключается в метаплазии цилиндрического эпителия в плоский. Это способствует атипичному росту эпителия бронхов и увеличению концентрации канцерогенных веществ в легких, что и является основой для развития рака. Известно также, что более чем у 80% больных туберкулезом легких наблюдаются неспецифические изменения в бронхах, которые затрудняют бронхиальный эффективный дренаж, приводят к нарушению функции мукоцилиарного аппарата, играющего важную роль в защите бронхолегочной системы от вредных факторов внешней среды. Очевидно, что причинно-следственная связь существует, однако полного разрешения проблемы пока нет.

    С практической точки зрения важно, что рак существенно утяжеляет течение туберкулезного процесса, увеличивается частота деструкции легких и бактериовыделения – более 62% (у впервые выявленных больных туберкулезом – 48–49%), а туберкулез легких существенного влияния на клинические проявления рака легких не оказывает. Сочетание этих двух заболеваний может протекать от малосимптомного до выраженных проявлений: упорный сухой кашель, боль в грудной клетке, одышка, температурная реакция, нарастающая слабость, снижение аппетита. Но эти симптомы присущи каждому отдельно взятому заболеванию. При туберкулезе на фоне специфической терапии они уменьшаются или проходят через 2–3 недели, но опухолевая симптоматика остается или состояние значительно ухудшается, выраженность симптомов нарастает: усиливается боль в грудной клетке, кашель становится изнуряющим, нарастает одышка, анорексия, наблюдаются потеря массы тела, адинамия, нередко появляется экссудативный плеврит.

    Диагностический алгоритм должен включать:

    1) углубленный сбор анамнеза заболеваний:

    • возможный контакт с бациллярными больными;

    • ранее перенесенный туберкулез любой локализации;

    • факторы, способствующие развитию туберкулеза;

    • возможный опухолевый процесс в анамнезе;

    • наследственная отягощенность;

    2) микробиологические и цитологические исследования;

    3) тщательное рентгенотомографическое исследование, в том числе компьютерную томографию и МРТ;

    4) эндоскопическое обследование с возможной биопсией и бронхоальвеолярным лаважем.

    Из всех форм рака мелкоклеточный рак легкого составляет 25–30% и характеризуется ранним метастазированием в печень, почки, кости, ЦНС. Рентгенологически определяется центральное расположение, нередко с поражением лимфатических узлов корня и средостения, часто развивается ателектаз.

    Значительные трудности представляет распознавание очагового туберкулеза и рака легких. Литературные источники свидетельствуют, что у 1/3 больных раком обнаруживаются различные формы туберкулеза в силу того, что клинически и рентгенологически они трудноразличимы. Фактор локализации очагов и рака не имеет решающего значения. Туберкулез и рак в верхних долях легких встречаются одинаково часто. Изменение легочного рисунка встречается и при раке за счет гиповентиляции.

    Для диагностически неясных больных рекомендуются иммуноферментный (ИФА) и иммунохроматографический (ИХА) анализы. ИФА обладает чувствительностью 79,3% и специфичностью 88,9%; ИХА – 72,4 и 96,3% соответственно. Более высокая специфичность ИХА позволяет уменьшить число лиц с ложноположительными результатами ИФА. В связи с тем что клинико-рентгенологические сведения туберкулеза и рака легких имеют большую схожесть, при отсутствии достоверных данных рекомендуется хирургическое вмешательство.

    Лучевая и химиотерапия, как правило, приводят к прогрессированию туберкулеза.

    Пробная терапия туберкулеза с целью дифференциальной диагностики не показана, так как за этот период может развиться метастазирование опухоли.

    Очень важно для раннего выявления рака и туберкулеза регулярное флюорографическое обследование – 2 раза в год (группа риска). Ежегодная флюорография позволяет выявить рак у 52% заболевших, из них у 42% – на I–II стадиях, у 25,8% – на IV стадии. Двукратная флюорография в год выявляет рак у 59,1% больных, из них на I–II стадиях – у 76,9%, на IV стадии – у 15,4%. К группе риска относятся: вредные условия труда, хронические неспецифические заболевания легких, длительный стаж курения, наследственная отягощенность, возраст старше 50 лет. Эти же факторы способствуют развитию туберкулеза легких.

    При сочетании туберкулеза легких и неоперабельного рака показана комплексная противотуберкулезная и симптоматическая терапия.

    Туберкулез у лиц пожилого и старческого возраста

    Согласно возрастной классификации, утвержденной Всесоюзным симпозиумом по определению и номенклатуре периодов старения (Ленинград, 1962 г.) и 7-м Международным конгрессом по проблемам геронтологии ВОЗ (Киев, 1963 г.), возраст (женщины): 60–74 года – пожилой, 75–89 лет – старческий, 90 лет и старше – долгожители.

    Есть понятие «старый» туберкулез – туберкулез, развившийся в более молодые годы, и «старческий» туберкулез – туберкулез, развившийся в пожилом и старческом возрасте. Геронтологический аспект во фтизиатрии приобретает большую значимость в силу демографических сдвигов – нарастает удельный вес рассматриваемых групп во всех развитых странах, продолжительность жизни в которых составляет 70–82 года. Например, Санкт-Петербург занимает 37-е место в стране по численности лиц старше 100 лет – 149 человек (по данным статистики на 2004 г.). И заболеваемость туберкулезом легких в среднем составляет 35 случаев на 100 тыс. населения.

    В индустриально развитых странах туберкулез по частоте занимает 3-е место среди всех форм легочной патологии, уступая неспецифическим воспалительным заболеваниям и опухолям легких.

    Возрастает частота заболеваний туберкулезом, в том числе и бактериовыделителей. Это повышает эпидемическую опасность, особенно для детей и подростков. Нужно отметить еще и социальную сторону этой проблемы. Заболев туберкулезом, люди утрачивают временную или постоянную трудоспособность; в этих возрастных группах наиболее высокие показатели запущенных форм туберкулеза легких и смертности от него.

    А. Л. Кучеров приводит данные о том, что максимум заболеваемости туберкулезом приходится на возраст 50–59 лет, причем заболеваемость мужчин в этом возрасте превышает заболеваемость женщин в 5 раз, а заболеваемость с выделением микобактерий – в 9,2 раза. Заболеваемость женщин повышается в возрасте старше 60 лет. В России заболеваемость туберкулезом составила в возрасте 55–64 лет – 67,1 случая, а в возрасте 60 лет и старше – 40,1 случая на 100 тыс. населения. Среди заболевших мужчины составили 139, а женщины – 37,8 случая на 100 тыс. населения. Подобные сведения приводят и зарубежные авторы. Так, в Японии у лиц старше 70 лет заболеваемость туберкулезом составила 132,4 на 100 тыс. населения и увеличилась с 36% в 1998 г. до 39,1% в 1999 г. от общего числа заболевших. В США из 23 тыс. заболевших (1999 г.) 28% пришлось на людей старше 65 лет. В Польше (1988–2004 гг.) больные туберкулезом старше 65 лет составили 15,7%, причем 74% впервые выявленных больных были с запущенными формами: фиброзно-кавернозный туберкулез – 52,5, кавернозный туберкулез – 36,8%.

    Проблема «гериартрического» туберкулеза заключается в высокой смертности от него. Пенсионеры составляют от 71,5 до 82,9% среди всех умерших от туберкулеза, выявленного менее года тому назад. Число стариков среди умерших от не диагностированного при жизни туберкулеза даже в «благополучные» по этой инфекции годы составило от 1 до 66%. При обращении за медицинской помощью туберкулез часто выявляется в уже запущенной форме.

    Патогенез туберкулеза у лиц пожилого и старческого возраста имеет многофакторный характер. Он развивается в результате:

    1) экзацербации остаточных изменений первичного туберкулеза (чаще – внутригрудных лимфатических узлов);

    2) экзогенной суперинфекции микобактериями туберкулеза, что стало возможным установить благодаря методам молекулярной биологии, позволившим сопоставлять структуру ДНК МБТ, выделенных от больных. Это подтверждается и значительной частотой первичной устойчивости организма к лекарственным препаратам, которые ранее больной не получал;

    3) полиморбидного фона (нередко 4–5 заболеваний различной этиологии), способствующего развитию туберкулеза. Этот фон особенно создают сахарный диабет, ХОБЛ, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, профессиональные и психические заболевания, рак и др.;

    4) социально-психологической дезадаптации пенсионеров, их некритического отношения к своему здоровью;

    5) анатомо-физиологических особенностей пожилого и старческого возраста (изменения костной структуры грудной клетки, межреберных мышц и диафрагмы; изменение стенки бронхиального дерева, атрофия бронхиального эпителия слизистых желез, в силу чего нарушается эффективный бронхиальный дренаж, уменьшение эластических волокон легочной ткани и др.). Эти изменения снижают сопротивляемость организма. Резервы адаптации с трудом компенсируют нарастающие возрастные изменения – и наступает выраженная инволюция организма, способствующая появлению различных заболеваний, в том числе и туберкулеза.

    Клинические проявления старческого туберкулеза

    В оценке клинических проявлений старческого туберкулеза мнения фтизиатров различны. Некоторые авторы считают, что старческий туберкулез протекает так же, как и в молодом возрасте, другие – что протекает торпидно, без выраженных симптомов общей интоксикации и с меньшей частотой локальных симптомов (боль в грудной клетке, одышка, ниже температура тела). По данным проф. А. Е. Рабухина, у 34% – острое начало, у 37,4 – подострое или постепенное и у 28,6% – инапперцептное (бессимптомное). Он отмечал, что острое начало в большей степени присуще инфильтративному процессу, в меньшей степени – очаговому; клиническая картина зависит от наличия или отсутствия деструктивных изменений в легких, а кровохарканье или кровотечения – от распада каверн в легких.

    В современных условиях доминирующей формой остается инфильтративный туберкулез, но более часто стала отмечаться казеозная пневмония. Диссеминированные процессы занимают 2-е по частоте место. Эти же формы туберкулеза часто остаются недиагностированными при жизни больного.

    Частота и степень выраженности клинических симптомов определяются своевременностью выявления процесса, его распространенностью.

    Представление о нехарактерности и атипичности клинических проявлений старческого туберкулеза обусловлено сопутствующими заболеваниями, часто маскирующими проявления основного заболевания.

    Бактериологическое исследование мокроты лиц старческого возраста, болеющих туберкулезом, позволило выявить полости распада у 53–82,4% больных на фоне выраженного пневмосклероза и эмфиземы, а нередко – и на фоне застойного легкого.

    Лечение старческого туберкулеза

    Особенности фармакокинетики, характерные для стареющего организма, прогрессирующее истощение его компенсаторного механизма диктуют необходимость учитывать возможные побочные явления лекарственных препаратов в силу их аккумуляции. Кроме того, наличие различных сопутствующих заболеваний, и прежде всего печени и почек, также может увеличить частоту побочных реакций.

    Основной принцип приема лекарственных средств – в уменьшении их количества (не более 3–4) и вероятном режиме интермиттирующей химиотерапии. Однако рекомендация ВОЗ предусматривает фазу интенсивной терапии (2 мес) 4–5 препаратами с последующей фазой продолжения лечения 2–3 препаратами прерывистым их приемом.

    Отдельные работы (Т. Е. Уварова, 2003 г.) показали, что преобладающее большинство больных старше 60 лет удовлетворительно переносили лечение по рекомендациям ВОЗ, за исключением группы больных с сопутствующими сердечно-сосудистыми заболеваниями.

    Туберкулез и ВИЧ/СПИД

    Современный период существования человечества характеризуется быстрым темпом роста эпидемии ВИЧ-инфекции и высоким уровнем заболеваемости туберкулезом. По прогнозам экспертов ВОЗ, эти инфекции и в дальнейшем будут распространяться. Крайнее неблагополучие отмечается в странах Африки. В ЮАР на 47 млн жителей приходится 5,5 млн ВИЧ-инфицированных. По официальной статистике, в соседних странах уровень распространения ВИЧ доходит до 40%, а независимые источники говорят о 80%. В России распространенность ВИЧ-инфекции неравномерна: есть территории с низкой, средней, высокой (от 151 до 253,1) и очень высокой (от 353,9 до 631,8 на 100 тыс. населения) пораженностью. Российские исследователи прогнозируют увеличение численности ВИЧ-инфицированных лиц к 2025 г. от 400 тыс. до 19 млн человек. Высокая пораженность населения России ВИЧ будет способствовать распространению туберкулеза, так как установлено, что каждый третий ВИЧ-инфицированный через 6–7 лет заболевает туберкулезом.

    Одной из основных причин развития туберкулеза у ВИЧ-инфицированных является иммунодефицит – утрата способности организма формировать туберкулезную гранулему со специфической клеточной трансформацией, соединительнотканные изменения и тем самым препятствовать диссеминации и генерализации туберкулеза. Проводимая в России работа по выявлению у них туберкулеза позволила установить, что количество таких больных увеличилось в 20 раз (1998–2003 гг.).

    При сочетанной патологии клиническая структура туберкулеза легких характеризуется более частыми формами первичного туберкулеза с вовлечением всех групп лимфатических узлов, диссеминированного процесса с поражением других органов, в частности туберкулезного менингита, а также формами с остропрогрессирующим течением: инфильтративным и фиброзно-кавернозным туберкулезом легких. В клинической картине определяется более выраженный синдром интоксикации: чаще гектическая температура, проливные поты, отсутствие или снижение аппетита, потеря массы тела вплоть до кахексии, заторможенность, вялость. Имеются особенности в рентгенологической характеристике: реже выявляются деструктивные изменения, чаще – нетипичная нижнедолевая локализация в прикорневой зоне. Из-за лимфогенной диссеминации в процесс часто вовлекаются другие органы: печень, почки, селезенка, а в терминальной стадии – все органы и системы человека.

    Тяжесть состояния больных туберкулезом легких и ВИЧ-инфекцией усугубляются другими сопутствующими заболеваниями: инфекциями, передающимися половым путем, гепатитом В, С и нервно-психическими заболеваниями, наркоманией. Основной причиной смерти больных с сочетанной патологией является прогрессирующий туберкулез легких. Летальность составляет от 13 до 34%.

    Наряду с описанной клинической картиной существует мнение, что проявления туберкулеза у ВИЧ-инфицированных существенно не отличаются от течения туберкулеза без ВИЧ и только в терминальной стадии он характеризуется острым прогрессирующим течением, приводящим к летальному исходу.

    Лечение больных проводят по общепринятой методике с частым использованием препаратов резервного ряда в связи с высокой множественной лекарственной устойчивостью микобактерий туберкулеза к основным противотуберкулезным препаратам.

    Выявление туберкулеза у ВИЧ-инфицированных больных проводят посредством углубленного сбора анамнеза (наркоманы, лица БОМЖ, половая жизнь) и обязательного диагностического минимума (ОДМ): рентгенофлюорографическое исследование (предпочтение следует отдавать цифровым методам, а не пленочным), трехкратное исследование мокроты на МБТ (3 дня подряд) методом бактериоскопии при окраске мазка по Цилю – Нильсену и туберкулиновой пробой Манту с 2ТЕ. Показано использование ИФА и ПЦР. При обнаружении туберкулеза больные направляются в противотуберкулезный диспансер для проведения соответствующих лечебно-профилактических мероприятий.

    Лечение больных с сочетанной патологией – ВИЧ/СПИД и туберкулез легких – проводится комплексно: криксиван каждые 8 ч по 800 мг (в сутки – 2,4 г) в комбинации с ретровиром по 159 мг 4 раза в сутки и эпиваром по 150 мг 2 раза в сутки. Это лечение проводят одновременно с противотуберкулезной терапией: фаза интенсивной терапии 5 основными противотуберкулезными препаратами: изониазид, рифампицин, пиразинамид, этамбутол и стрептомицин на протяжении 2–3 мес, и фаза продолжения лечения 2 препаратами через день в течение 4–6 мес. Препараты назначаются в обычной суточной дозировке. Как правило, подобная терапия дает положительный эффект. При множественной лекарственной устойчивости назначают резервные препараты: рифабутин, канамицин (амикацин, проионамид и др.).

    Туберкулез в работе врача общей лечебной практики

    Эпидемиологическая ситуация по туберкулезу в РФ продолжает оставаться весьма напряженной, и это обусловливает высокие показатели заболеваемости (83,1 на 100 тыс. населения, 2004 г.) и смертности (21,3 на 100 тыс. населения). Однако по отдельным регионам показатель заболеваемости существенно различается. Так, в Северо-Западном ФО этот показатель составил 61,7, в то время как в Дальневосточном ФО, Уральском ФО и Южном ФО соответственно 127,1, 128,5 и 104,3 на 100 тыс. населения (2004 г.). Среди впервые выявленных больных туберкулезом легких 45,2% являлись бактериовыделителями, что существенно пополняет резервуар туберкулезной инфекции и способствует инфицированию здорового населения, а из числа инфицированных 10–12% заболевают туберкулезом. Следует отметить, что зарегистрированный показатель заболеваемости не полностью отражает реальную заболеваемость туберкулезом, так как даже регулярно проводимые проверочные флюорографии в 20–30% случаях не гарантируют выявления больных туберкулезом и в то же время выявляют запущенные формы туберкулеза также в 20–30% случаях. При жизни неустановленный диагноз туберкулеза легких явился причиной смерти у 5372 (1997 г.) и 1107 (1986 г.) больных. Показатель посмертно установленного диагноза туберкулеза (как причина смерти) составил более 20% всех умерших от туберкулеза.

    В эпидемических очагах туберкулезной инфекции, особенно в условиях семейного контакта, заболеваемость туберкулезом почти в 9 раз больше (700 на 100 тыс. населения) и такая же – у беженцев и мигрантов.

    Высокая пораженность населения туберкулезом должна вызывать настороженность у врачей общей лечебной практики из-за возможного специфического процесса не только у лиц с бронхолегочной патологией, но и при других внутренних заболеваниях, таких как сахарный диабет, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, рак, ХОБЛ, ВИЧ/СПИД и другие (психические и профессиональные) заболевания, при которых заболеваемость туберкулезом превышает таковую у населения в целом в 5–12 раз и более.

    По данным аутопсий, в соматических больницах Санкт-Петербурга нераспознанный туберкулез составил 36%, в Челябинской области – 34%. Известно, что больные туберкулезом легких нередко являются пациентами непрофильных стационаров, куда поступают как в плановом порядке, так и по экстренным показаниям с различными диагнозами и с различной тяжестью состояния. В больницах, где в штате имеется консультант-фтизиатр, своевременная диагностика туберкулеза достаточно высока. Так, в Санкт-Петербурге в клинической больнице им. Петра Великого (1200 коек) на протяжении последних 10 лет ежегодно выявлялось 110–130 больных туберкулезом легких, что позволяло своевременно проводить противоэпидемические мероприятия, при необходимости – специфическую терапию или переводить больных в туберкулезные больницы.

    Причины нераспознанного врачами общей лечебной практики туберкулеза следующие:

    1) отсутствие фтизиатрической настороженности;

    2) неполный сбор анамнеза с учетом факторов, способствующих развитию туберкулеза: эпидемиологических (контакт с больными туберкулезом), социального статуса больного, наличия сочетанных заболеваний;

    3) недостаточное рентгенологическое исследование и его неправильная интерпретация;

    4) крайне редкое трехкратное исследование мокроты на МКТ с окраской по Цилю – Нильсену;

    5) тяжесть состояния больного и кратковременность пребывания в больнице;

    6) трудности обследования.

    Учет вышеизложенных причин позволяет повысить результативность работы учреждений общей лечебной сети по своевременному выявлению больных туберкулезом легких.

    В современных условиях основными методами выявления туберкулеза в учреждениях общей лечебной сети являются: рентгенофлюорография грудной клетки, трехкратное исследование мокроты с окраской по Цилю–Нильсену (только бактериоскопия) – положительный результат является наиболее достоверным признаком туберкулеза легких; проба Манту с 2ТЕ, особенно если результат гиперергический (папула больше 21 мм).

    Нужно учитывать, что рентгенограммы (флюорограммы) в 20–40% случаях неправильно интерпретируются или допускается пропуск патологии.

    Охват населения флюорографией до – 60%, выявляемость порядка – 50, диагностика по обращаемости – 35,6%. Выявление больных проверочной флюорографией чаще позволяет диагностировать ранние, ограниченные формы туберкулеза, а диагностирование по обращаемости, как правило, – это запущенные, прогрессирующие формы туберкулеза с бактериовыделением.

    Особого внимания требуют лица, находившиеся в следственных изоляторах, а также освобожденные из мест лишения свободы, в которых заболеваемость туберкулезом в 10 и более раз выше, чем у основного населения. В системе ГУИН заболеваемость туберкулезом снизилась с 3447 в 1999 г. до 2780 в 2001 г. на 100 тыс. осужденных.

    В связи с необходимостью усиления борьбы с туберкулезом был принят Федеральный закон РФ «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации». Правительство РФ 25 декабря 2001 г. приняло Постановление № 892 «О реализации Федерального закона “О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации”», в котором определены сроки прохождения населением профилактических медицинских осмотров – не реже 1 раза в 2 года. В нем отражены также отдельные группы населения, для которых кратность обследования увеличена: 2 раза в год – работники родильных домов (отделений); военнослужащие, проходящие службу по призыву; лица, находящиеся в тесном бытовом или профессиональном контакте с источниками туберкулезной инфекции; лица, перенесшие туберкулез и снятые с диспансерного учета; ВИЧ-инфицированные; пациенты, состоящие на учете в наркологических и психиатрических учреждениях; подследственные и освобожденные из мест лишения свободы – в течение первых двух лет после освобождения; 1 раз в год : больные неспецифическими заболеваниями органов дыхания, желудочно-кишечного тракта, мочеполовой системы, сахарным диабетом, получающие кортикостероидную, лучевую и цитостатическую терапию, а также лица: БОМЖ, мигранты, беженцы, принадлежащие к группам высокого риска заболевания туберкулезом; работники лечебно-профилактических санаторно-курортных, образовательных, оздоровительных, спортивных учреждений и учреждений социального обслуживания детей и подростков.

    Раздел 8 Саркоидоз и микобактериозы

    Саркоидоз

    Саркоидоз (болезнь Бенье – Бека – Шаумана) доброкачественное системное заболевание неустановленной этиологии, в основе которого лежит образование эпителиоидно-клеточных гранулем без казеоза, при отсутствии микобактерий туберкулеза. При саркоидозе в 95–100% поражаются лимфатические узлы (периферические, внутригрудные, мезентериальные), в 80–86 – легкие, в 65 – селезенка и печень, в 40 – кожа, в 30 – мышцы, в 20 – глаза и сердце, в 19% – кости, почки и другие органы (нервная система, слюнные железы). Этиология саркоидоза до настоящего времени остается неизвестной. Большинство исследователей считают саркоидоз полиэтиологическим заболеванием.

    Классификация саркоидоза органов дыхания

    В соответствии с международными соглашениями стадии болезни определяются на основе данных рентгенологического исследования грудной клетки:

    0-я стадия : изменения на рентгенограммах отсутствуют;

    1-я стадия : двусторонняя прикорневая лимфоаденопатия;

    2-я стадия : двусторонняя прикорневая лимфоаденопатия и изменения в легочной паренхиме;

    3-я стадия : изменения в легочной паренхиме без двусторонней прикорневой лимфоаденопатии;

    4-я стадия : фиброзные изменения в легочной ткани, включая формирование «сотового» легкого.

    К 0-й стадии отнесятся пациенты, у которых отсутствуют изменения на рентгенограммах грудной клетки, однако имеются экстраторакальные проявления саркоидоза.

    Первую стадию называют медиастинальной, или саркоидозом внутригрудных лимфатических узлов (ВГЛУ). Она характеризуется двусторонним симметричным увеличением бронхопульмональных лимфатических узлов, реже поражаются трахеобронхиальные и паратрахеальные лимфоузлы.

    Вторая стадия является медиастинально-легочной, или саркоидозом ВГЛУ и легких. На фоне уменьшения или сохранения изменений во ВГЛУ в легочной ткани появляются: очаги размером 6–10 мм, участки инфильтрации по ходу сосудов и бронхов, преимущественно вокруг корней, в средних и нижних зонах легких, оставляя свободными верхушки.

    Третья и четвертаяя стадии (саркоидоз легких) характеризуются дальнейшим нарастанием поражения легочной ткани при отсутствии выраженных изменений во ВГЛУ. Возможно развитие густой мелкоочаговой диссеминации, убывающей в апико-каудальном направлении, различных по форме и величине фокусных и конгломератных изменений с постепенным формированием «сотового» легкого, нарастание пневмофиброза и цирротических изменений преимущественно в средних и прикорневых отделах легких с обеих сторон.

    Клиническая картина

    Болезнь возникает преимущественно (80%) у лиц в возрасте от 20 до 40 лет, женщины болеют в 2 раза чаще, чем мужчины. Саркоидоз органов дыхания может протекать в острой или хронической форме. При хронической форме начало заболевания часто бессимптомное (35–40% больных) – патология выявляется при профилактическом флюорографическом обследовании. Возможно также малосимптомное начало заболевания, при котором больные могут жаловаться на слабость, утомляемость, потливость, которые развиваются постепенно, субфебрильную температуру, «летучие» боли в суставах. Встречается сухой кашель, дискомфот за грудиной. По мере прогрессирования заболевания появляется одышка.

    Для острой формы саркоидоза наряду с лимфоаденопатией средостения характерны: повышение температуры до 38–39 °С в течение короткого срока (5–7 дней), боли в суставах, появление узловатой эритемы на голенях, изредка – на руках, увеличение периферических лимфатических узлов, боли в грудной клетке, сухой кашель, похудание. Острое начало всегда сопровождается повышением СОЭ до 40–50 мм/ч.

    Симптомокомплекс, включающий лимфаденопатию средостения, повышение температуры тела, узловатую эритему, артралгии и увеличенную СОЭ, получил название синдрома Лефгрена ( Lofgren ) по имени ученого, описавшего его у больных саркоидозом в 1946 г. Синдром Лефгрена встречается примущественно у женщин до 30 лет.

    В 10–12% случаях острое начало саркоидоза характеризуется появлением синдрома Хеерфордта (Heerfordt, 1909 г.) в виде подострого или хронического увеита, увеличения околоушных и других групп слюнных желез, пареза черепно-мозговых нервов, преимущественно n. facialis.

    Острое и подострое начало заболевания может характеризоваться синдромом Микулича – саркоидным поражением слезных и слюнных желез, что приводит к уменьшению слезо– и слюноотделения и к появлению сухости во рту.

    Сравнительно редко наблюдается синдром Морозова – Юнглинга , при котором развивается множественный кистовидный остит с поражением конечных фаланг пальцев рук и ног, где образуются мелкие кисты.

    При физикальном обследовании больных саркоидозом данные скудные. Состояние больных обычно не страдает. Некоторые из них имеют склонность к полноте. На коже встречается узловатая эритема. Периферические лимфоузлы увеличены чаще в надключичных, шейных, подмышечных, реже – в локтевых и паховых группах. Лимфоузлы не спаяны между собой и окружающими тканями, плотноэластической консистенции, безболезненные при пальпации, не имеют склонности к распаду и образованию свищей (в отличие от туберкулеза). Перкуторно может отмечаться укорочение звука в межлопаточном пространстве и парастернально. Аускультативная картина легких при начальных стадиях саркоидоза обычно не отличается от нормы. Может выслушиваться ослабленное дыхание. В стадии формирования «сотового» легкого появляется крепитация.

    При генерализованном саркоидозе наряду с картиной диссеминации в легких нередко на первый план выступают симптомы, обусловленные внелегочными локализациями процесса. Особенно тяжелыми являются саркоидоз печени и селезенки, почек, центральной нервной системы и сердца.

    В клиническом анализе крови для больных саркоидозом наиболее характерно наличие лейкопении и лимфопении. Из биохимических изменений встречаются гипергаммаглобулинемия, снижение альбуминно-глобулинового коэффициента, повышение содержания кальция в крови и моче. Микобактерии туберкулеза в исследуемом материале отсутствуют, чувствительность к туберкулину – низкая и отрицательная, так же как и серологические реакции на наличие противотуберкулезных антител.

    Рентгенологически при саркоидозе ВГЛУ отмечается расширение тени средостения и корней легких. Поражение обычно имеет двусторонний характер. У 2/3 больных встречается уплотнение междолевой плевры. На томограммах средостения лимфоузлы представляются в виде крупных конгломератов, контуры их четкие, лимфоузлы имеют округлую или овальную форму.

    Рентгенологическая картина саркоидоза легких и ВГЛУ характеризуется изменениями легочного рисунка сетчатого характера и образованием очаговых теней, обусловленных формированием гранулем. Изменения имеют двустороннюю локализацию с преимущественным распределением в средненижних отделах легких.

    Рентгеносемиотика при саркоидозе легких без видимого увеличения ВГЛУ характеризуется наличием очаговых теней и интерстициальных уплотнений в легких, чаще – в верхнесредних отделах легких и более густо – в кортикальных отделах легких. При развитии выраженного пневмосклероза формируется картина «сотового» легкого, возможно образование крупных булл, напоминающих туберкулезные каверны.

    При бронхоскопии выявляют: диффузное набухание слизистой оболочки и ее гиперемию, гиперваскуляризацию, бугорковые высыпания на слизистой оболочке, небольшие стенозы бронхов, обусловленные инфильтративным или пролиферативным поражением слизистой; косвенные признаки увеличения ВГЛУ (расширение бифуркации трахеи, выбухание стенок бронхов).

    Бронхоальвеолярный лаваж позволяет выявить особенности цитограммы бронхоальвеолярного смыва (БАС). Нормальная цитограмма характеризуется следующим клеточным составом: альвеолярные макрофаги – 85–87%, лимфоциты – 7–10, нейтрофилы – 2–5%. При активном течении саркоидоза независимо от локализации отмечаются высокий лимфоцитоз – до 80% и появление до 10% нейтрофилов.

    Проба Квейма заключается во внутрикожном введении саркоидного антигена, полученного из пораженных саркоидозом органов (гомогенатов удаленной селезенки или ВГЛУ). Реакция считается положительной, если через 3–4 недели после внутрикожного введения 0,1 мл антигена Квейма в области предплечья или бедра образуется папула, состоящая из саркоидных гранулем, наличие которых подтверждается гистологическим исследованием.

    Гистологическая диагностика. Наиболее простым и доступным методом является трансбронхиальная биопсия слизистой, подслизистой стенки бронха, прилежащего к ней лимфатического узла и даже легкого при проведении фибробронхоскопии. Можно также провести биопсию кожи, периферических лимфатических узлов, при необходимости – печени, селезенки, щитовидной железы. Основным патоморфологическим субстратом саркоидоза является эпителиоидная гранулема , состоящая почти исключительно из эпителиоидных клеток и единичных гигантских клеток Пирогова – Лангханса, с узким лимфоидноклеточным ободком по периферии, без очагов творожистого некроза в центре, без МБТ, но иногда с наличием асептического некроза.

    Дифференциальная диагностика

    Саркоидоз ВГЛУ ( 1-я стадия саркоидоза ) следует дифференцировать с лимфогранулематозом и другими лимфомами средостения, туберкулезом ВГЛУ, метастазами рака бронха (предстательной железы, желудка и др.) в лимфоузлы средостения, лимфобластным лейкозом, с другими заболеваниями средостения (загрудинный зоб, злокачественные опухоли щитовидной и вилочковой желез, невриномы, фибромы, липомы, тератомы, бронхогенные кисты), с острыми инфекционными заболеваниями, гистоплазмозом, кокцидиоидозом, болезнью кошачьих царапин, воспалением ВГЛУ неспецифической природы.

    При дифференциальной диагностике с лимфогранулематозом (болезнью Ходжкина) учитываются следующие особенности. Для лимфогранулематоза характерна «перемежающаяся» лихорадка (подъем температуры до высоких цифр 1 раз в 2–3 недели), потеря массы тела, профузные поты, бледность, симптомы сдавления органов средостения – одышка, цианоз, одутловатость лица. При лимфогранулематозе отмечается более значительное системное поражение периферических лимфоузлов, чем при саркоидозе. Они достигают размеров грецкого ореха и более, плотные, безболезненные, подвижные, напоминают «картошку в мешке». Отмечается увеличение печени и селезенки. Со стороны крови: значительный лейкоцитоз, анемия, лимфопения, эозинофилия, резкое увеличение СОЭ. Рентгенологически при лимфогранулематозе определяется в первую очередь поражение паратрахеальных лимфоузлов – «симптом трубы». Диагноз подтверждается гистологическим исследованием периферических или ВГЛУ: лимфогранулематоз подтверждается наличием клеток Березовского – Штернберга, а саркоидоз – наличием саркоидных гранулем.

    При дифференциальной диагностике с туберкулезом ВГЛУ учитывают следующие различия:

    • туберкулез ВГЛУ встречается чаще у детей и подростков, саркоидоз – у взрослых;

    • рентгенологически при саркоидозе характерно преимущественно симметричное увеличение ВГЛУ, циклические их контуры, четкая очерченность, отграниченность от окружающей ткани;

    • в анализах крови чаще встречаются лейкопения и лимфопения, реакция на пробу Манту с 2ТЕ – отрицательная у большинства больных, как и серологические реакции с туберкулином и фосфатидным антигеном (РНГА, РСК, ИФА);

    • туберкулезный контакт у больных саркоидозом в анамнезе отсутствует;

    • гистологическое исследование при саркоидозе обнаруживает гранулемы, напоминающие туберкулезные, однако казеозный некроз в них отсутствует и микобактерии туберкулеза (при окраске по Цилю – Нильсену и посеве материала на питательные среды) никогда не выявляются;

    • при саркоидозе отсутствует эффект от применения противотуберкулезных препаратов, регрессия изменений происходит спонтанно или под влиянием стероидных гормонов.

    Саркоидоз ВГЛУ и легких ( 2-я стадия саркоидоза ) требует проведения дифференциальной диагностики с диссеминированным туберкулезом легких, опухолевыми процессами в легких (бронхиолоальвеолярный рак, карциноматоз легких), пневмокониозами, лимфогранулематозом, токсоплазмозом. Отличительными особенностями саркоидоза являются: отсутствие или слабая выраженность признаков интоксикации (лихорадка, слабость, потливость), за исключением острых форм саркоидоза, нормальная или незначительно повышенная СОЭ, отрицательная чувствительность к туберкулину и отрицательные серологические реакции. Рентгенологически характерна локализация очаговых изменений в средних и нижних отделах легких на фоне сетчатого пневмофиброза. При регрессии ВГЛУ диссеминация распространяется и на верхние отделы, занимая верхушки легких. При диссеминированном туберкулезе в начале поражаются верхние отделы легких, характерно образование «штампованных» каверн, выделение МБТ.

    Саркоидоз легких ( 3-я стадия саркоидоза ) следует дифференцировать с фиброзирующими альвеолитами, туберкулезом, пневмокониозами. Необходимо учитывать клинические особенности заболевания, данные профессионального и эпидемиологического анамнеза, проводить ретроспективный анализ рентгенологической картины, проводить тщательное бактериологическое исследование на МБТ мокроты и смывов бронхов.

    Лечение

    Основным средством лечения саркоидоза являются кортикостероидные препараты. Известно, что саркоидоз может излечиваться спонтанно (в основном у молодых лиц с малосимптомным течением заболевания). Выжидательная тактика у этих лиц должна составлять не более 3–4 мес. Помимо стероидных гормонов в схемы лечения саркоидоза входят малые иммунодепрессанты (делагил, хингамин), антиоксиданты (витамин Е, тиосульфат натрия), антигипоксанты (олифен, рибоксин), ангиопротекторы (пармидин, продектин), гепатопротекторы, нестероидные противовоспалительные препараты (при наличии суставного синдрома) – индометацин, бутадион и др.

    Прогноз при саркоидозе благоприятный при выявлении заболевания на ранних стадиях (1-я и 2-я стадии) и проведении полного курса лечения. Наличие внелегочных локализаций, поражения бронхиального дерева, неэффективное лечение, переход в 3-ю стадию заболевания, легочно-сердечная недостаточность ухудшают прогноз.

    Микобактериозы

    Микобактериозы – заболевания человека, вызываемые потенциально патогенными (атипичными) микобактериями. Микобактерии, способные при определенных условиях вызывать заболевания человека, называются потенциально патогенными микобактериями, или атипичными, в отличие от типичных микобактерий туберкулеза (МБТ).

    Частота выделения атипичных микобактерий в отдельных странах колеблется от 0,1 до 24,2% всех выделяемых культур микобактерий.

    В соответствии с классификацией, предложенной Раньоном в 1959 г., атипичные микобактерии делятся на 4 группы:

    I группа : фотохромогенные микобактерии – культуры приобретают желто-оранжевую окраску, если во время роста находились на свету. Представители: M. kansasii, М. marinum, М. ukerans.

    II группа : скотохромогенные микобактерии – культуры окрашены в ярко-оранжевые тона независимо от того, выращивались они на свету или в темноте. Представители: M. scrofulaceum, M. aque, M. gordonae, M. flavescens.

    III группа : нефотохромогенные микобактерии – культуры могут быть неокрашенными или иметь желтовато-оранжевые оттенки. Пигментация не зависит от экспозиции на свету. Представители: М. avium, M. intrаcellulare.

    IV группа : быстрорастущие микобактерии – в течение 7 дней при 25 и 37 °C заканчивают рост, образуя зрелые колонии. Представитель – M. fortuitum.

    Все виды рода микобактерий, в том числе сапрофиты, обладают свойствами кислотоустойчивости.

    Эпидемиология

    Микобактериозы не передаются от человека к человеку. Потенциально патогенные микобактерии обнаруживаются в организмах растений и животных, домашней и дикой птицы, рыб, они распространены в воде рек, озер, морей, водопроводной воде. Методы очистки воды не всегда уничтожают микобактерии. Попадая в организм человека из внешней среды, атипичные микобактерии могут не вызывать заболеваний, сохраняясь, например, в составе микрофлоры полости рта. Поэтому для подтверждения диагноза микобактериоза необходимо повторное выделение атипичных микобактерий из одного и того же патологического материала (мокрота, смывы бронхов, гистологический материал) при наличии соответствующей клинико-рентгенологической симптоматики.

    Развитию микобактериоза способствуют:

    • профессиональная пылевая вредность (шахтеры, литейщики, каменщики, электросварщики);

    • факторы, резко снижающие общий иммунитет: алкоголизм, сахарный диабет, рак, иммуносупрессивная терапия, тяжелые оперативные вмешательства, гастрэктомия, пересадка органов, СПИД;

    • нарушение местного иммунитета вследствие заболеваний легких: хронические бронхиты, бронхоэктазы, посттуберкулезные изменения, пневмонии, бронхиальная астма.

    Клиника микобактериозов разнообразна. По локализации микобактериозы делятся на легочные, внелегочные, диссеминированные. Наиболее часто встречается легочная форма, напоминающая туберкулез. Из внелегочных локализаций наиболее часто встречается поражение периферических лимфатических узлов.

    Клиническая картина микобактериоза зависит от конкретного вида возбудителя.

    Фотохромогенные:

    • M. kansasii – имеет близкое генетическое родство с M. Tuberculosis, поэтому является причиной поражения легких, сходных с туберкулезом, реже поражаются печень, селезенка, суставы, лимфоузлы.

    • M. marinum – описан как паразит рыб. У людей вызывает гранулематозные заболевания кожи рук и ног. Заражение происходит через воду.

    • M. ulcerans – возбудитель кожных язв у жителей тропических стран. Вызываемые M. ulcerans и M. marinum поражения близки к лепре.

    Скотохромогенные:

    • M. scrofulaceum – имеет наибольшее значение в патологии человека. Эти микобактерии выделены при шейных и подчелюстных лимфаденитах у детей.

    Нефотохромогенные:

    • M. avium (птичий) – наиболее распространенный вид среди атипичных микобактерий, вызывающих заболевания человека и животных. Является возбудителем легочных заболеваний людей.

    • M. avium и M. intracellulare часто объединяют в комплекс M. аviumintracellulare, а также объединяют вместе с M. scrofulaceum в единый комплекс MАIS как три вида атипичных микобактерий, наиболее часто вызывающих заболевания человека. Представители комплекса MAIS вызывают три типа заболеваний: 1) шейные лимфоаденопатии; 2) прогрессирующие легочные поражения; 3) диссеминированные заболевания с вовлечением костей на фоне иммуносупрессивных состояний.

    Быстрорастущие:

    • M. fortuitum – является причиной абсцессов, возникающих после инъекций лекарств и после хирургических вмешательств.

    Клиническое течение микобактериозов легких

    Заболевание наиболее часто протекает под маской туберкулеза, пневмонии, хронического или затянувшегося бронхита. Клиника развивается, как правило, малосимптомно, постепенно. Появляются кашель с небольшим количеством мокроты, слабость, повышается температура. При более поздних сроках заболевания присоединяются одышка, боли в грудной клетке, увеличивается количество мокроты, нарастают симптомы интоксикации. Наряду с описанным встречается и острое течение микобактериоза (особенно когда возбудителем является M. аvium). Характерной особенностью микобактериозов является тенденция к распаду фокусов воспаления в легочной ткани и образованию каверн (у 76–83% больных), выраженность фиброзных изменений.

    Микобактериоз и СПИД

    У каждого второго больного СПИДом возникают поражения плевры, бронхов и особенно часто – легочной паренхимы. Возбудителем пневмопатий при СПИДе наиболее часто являются пневмоцисты, цитомегаловирус, М. tuberculosis и M. avium-intracellulare. Таким образом, микобактериозы, так же как и туберкулез, относятся к СПИД-ассоциированным заболеваниям. У таких больных необходим целенаправленный поиск M. avium-intracellulare в различном материале, в том числе в посевах крови и пунктатах костного мозга. Критерием диссеминированной инфекции M. avium-intracellulare считается выделение этих микобактерий из двух или более очагов, один из которых внелегочный.

    У больных с сочетанием микобактериоза и СПИДа в очагах инфекции обычно не образуется гранулем. В легких и других органах обнаруживаются массивные гистиоцитарные инфильтраты и многочисленные внутриклеточно расположенные микобактерии.

    Диагностика микобактериозов

    Диагностика основана на клинико-рентгенологической симптоматике в сочетании с бактериологическими исследованиями. Гистологическое исследование при микобактериозе обнаруживает гранулемы, сходные с туберкулезными. Диагноз может быть поставлен только при наличии роста культуры микобактерий после ее идентификации. Без идентификации культуры провести дифференциальную диагностику между туберкулезом и микобактериозом невозможно. Материал для исследования берут из различных органов и тканей, чаще всего – бронхиальные смывы. Установления факта кислотоустойчивости микобактерий недостаточно для постановки диагноза туберкулеза или микобактериоза.

    Для посева используются стандартные яичные среды (Левенштейна – Йенсена, Финна, Аникина). Все лица, входящие в группу риска, с жалобами на одышку, лихорадку, кашель, боли в груди, слабость, снижение массы тела должны быть в первую очередь обследованы рентгенологически, что позволяет заподозрить определенное заболевание, прежде всего – туберкулез, реже – микобактериоз. Также необходимо провести бактериологическое исследование.

    Бактериологическая идентификация микобактерий проводится по следующей схеме (табл. 7).

    Лечение микобактериозов вызывает большие трудности в силу устойчивости к основным противотуберкулезным препаратам. Наиболее эффективны: канамицин, амикацин, этионамид, этамбутол. Используют также сульфаниламиды, неспецифические антибиотики, противолепрозные средства. При наличии иммунодефицита показана иммунотропная терапия. Существенным достижением при лечении больных можно считать исчезновение симптомов интоксикации, прекращение бактериовыделения, стабилизацию патологических изменений в легочной ткани (частичное рассасывание инфильтративных изменений, истончение стенок, уменьшение размеров полостей). При хронических деструктивных процессах показано хирургическое лечение.

    Таблица 7. Бактериологическая идентификация микобактерий

    Приложения

    Порядок диспансерного наблюдения и учета контингентов взрослых, состоящих на учете

    В противотуберкулезных учреждениях

    Схема обследования взрослых пациентов, состоящих на диспансерном учете

    Примечания:

    Анализы крови, мочи и другие лабораторные исследования (по показаниям) производят пациентам 0-й группы и больным I-A, 1-Б и П-А подгрупп в интенсивной фазе химиотерапии – не реже 1 раза в месяц, в фазе продолжения – не реже 1 раза в 3 мес; больным П-Б подгруппы – 1 раз в 6 мес (по показаниям – чаще), лицам из III и IV групп – 1 раз в 6 мес.

    Дополнительные исследования, необходимые в ходе химиотерапии, определены в соответствующей инструкции (приложение 8 к настоящему приказу).

    Всем пациентам с пиурией, гематурией, альбуминтурией производят трехкратные исследования мочи на МБТ.

    Порядок диспансерного наблюдения контингентов детей и подростков, состоящих на учете противотуберкулезных учреждений РФ

    Примечания:

    При выявлении активного туберкулеза, «виража» туберкулиновых реакций и гиперергии у детей и подростков необходимо обследование всех членов семьи в 2-недельный срок.

    Медико-социальными факторами риска являются: отсутствие вакцинации БЦЖ при рождении, сопутствующая хроническая патология, наличие у источника инфекции устойчивых штаммов МБТ, социально-дезадаптированные, многодетные, малообеспеченные семьи, мигранты и беженцы.

    1. Дети и подростки из I-A группы могут быть допущены в коллективы при наличии следующих обязательных критериев: выраженная положительная динамика; отсутствие микобактерий туберкулеза при бактериоскопических исследованиях и 3-кратные отрицательные посевы на микобактерии туберкулеза; закрытие полостей распада.

    2. Лица, у которых выявлено нарастание чувствительности к туберкулину, в течение первых 3 мес наблюдаются в 0-й группе. В VI-B группу учета их переводят только при дальнейшем нарастании чувствительности или наличии медико-социальных факторов риска.

    3. Больных активным туберкулезом при наличии анамнеза, клинико-рентгенологических и других данных, свидетельствующих о связи с противотуберкулезной вакцинацией, наблюдают в V-A и V-Б группах учета. В V-B группу их переводят после излечения только при сохранении остаточных посттуберкулезных изменений.

    4. В I-A группе учета выделяют больных с распадом легочной ткани и бактериовыделением.

    5. Остаточные постуберкулезные изменения в органах дыхания у детей и подростков определяются как:

    незначительные: единичные кальцинаты в лимфатических узлах и легких, фиброз в пределах одного сегмента;

    умеренно выраженные: мелкие кальцинаты в нескольких группах лимфатических узлов, группа плотных и кальцинированных очагов в легких, фиброз в пределах доли или 1-2 сегментов в обоих легких;

    выраженные: массивная кальцинация в нескольких группах внутригрудных лимфатических узлов, очаги в легких, пневмосклероз в 2-3 долях или в 1 доле с наличием бронхоэктазов.

    Схема обследования детей и подростков, состоящих на диспансерном учете

    Примечания:

    1. Больные туберкулезом органов дыхания при госпитализации должны быть обследованы специалистами по внелегочному туберкулезу.

    2. Всем лицам, наблюдаемым в группах диспансерного учета, с патологией в анализах мочи и/или наличием в анамнезе заболеваний почек независимо от группы диспансерного учета проводят 3-кратные исследования мочи на МБТ.

    3. У детей старше 10 лет и подростков при динамическом наблюдении после завершения курса лечения в группах I, II, III, а также при наблюдении в группах IV, V, VI может использоваться малодозная цифровая рентгеновская аппаратура.

    4. При нарастании чувствительности к туберкулину в процессе диспансерного наблюдения по IV и VI группам диспансерного учета показано внеплановое рентгенотомографическое обследование органов грудной клетки.

    5. Все дети при постановке в I и Ш-А группы учета подлежат ультразвуковому исследованию (УЗИ) органов брюшной полости (в VI группе – по показаниям).

    Список литературы

    1.  Авербах М. М. Иммунологические аспекты легочной патологии. – М.: Медицина, 1980.

    2. Болезни органов дыхания: Руководство для врачей: В 4 т. / Под ред. Н. Р. Палеева. – М.: Медицина, 1989.

    3. Бронхо-легочный туберкулез у детей раннего возраста / Под ред. С. В. Рачинского. – М.: Медицина, 1970. – 288 с.

    4. Васильев А. В., Павлова М. В., Иванова Л. А. и др. Этиопатогенетическая терапия при туберкулезе органов дыхания у подростков: Пособие для врачей. – СПб.: НИИФП, 1997. – 14 с.

    5. Васильев Н. А . Фтизиопульмонология: Учебник для студентов медицинских вузов. – Курск: ГУИПП «Курск», 1995. – 240 с.

    6. Внелегочный туберкулез: Руководство для врачей / Под ред. А. В. Васильева. – СПб.: ИКФ «Фолиант», 2000. – 568 с.

    7. Греймер М. С. Эпидемиология туберкулеза у детей и подростков // Подростковая медицина. – СПб.: Специальная литература, 1999. – С. 254–257.

    8. Диагностика, клиника и лечение туберкулеза у детей и подростков: Учебник для вузов / Под ред. О. И. Король. – СПб.: Изд. ГПМА, 2003.

    9. Земскова З. С., Дорожкова И. Р. Скрыто протекающая туберкулезная инфекция. – М.: Медицина, 1984. – 220 с.

    10. Ерохин В. В., Корнилова З. Х., Алексеева Л. П. Особенности выявления, клинических проявлений и лечения туберкулеза у ВИЧ-инфицированных // Проблемы туберкулеза. – 2005. – № 10. – С. 20–27.

    11. Интерстициальные заболевания легких: Руководство для врачей / Под ред. М. М. Ильковича, А. Н. Кокосова. – СПб.: Нордмедиздат, 2005. – 560 с.

    12. Король О. И., Лозовская М. Э. Рациональные пути организации противотуберкулезной санаторной помощи детям старшего возраста и подросткам на современном этапе: Методическое пособие. – СПб.: ГПМА, 2003. – 31 с.

    13. Костина З. И., Браженко Н. А. Саркоидоз органов дыхания во фтизиопульмонологии: Пособие для студентов. – СПб.: Изд-во СПбГМУ, 2001.

    14. Костно-суставной туберкулез: Монография / Под ред. Ю. Н. Левашева и А. Е. Гарбуза. – М.: Медицина и жизнь, 2003. – 292 с.

    15. Кучеров А. Л., Ильичева Е. Ю. Новые подходы к активному выявлению больных туберкулезом // МРЖ. – Т. 8. – № 12 (113). – 2002. С. 492–494.

    16. Линденбратен Д. С. Линденбратен Л. Д. Рентгенодиагностика заболеваний органов дыхания у детей. – Л.: Медгиз, 1957. – 410 с.

    17. Миллер Ф. Дж. У. Туберкулез у детей / Пер. с англ. – М.: Медицина, 1984.

    18. Мишин В. Ю., Ерохин В. В., Чуканов В. И. и др. Казеозная пневмония: диагностика, клиника и лечение: Методическое пособие для врачей. – М.: Здоровое дыхание, 2000. – 47 с.

    19. О совершенствовании противотуберкулезных мероприятий в Российской Федерации: приказ МЗ РФ № 109. – М., 2003.

    20. Общая и военная фтизиатрия: Учебник / Под ред. Л. А. Галицкого. – СПб.: Изд-во ВМА, 2004. – 158 с.

    21. Организация дифференцированного флюорографического обследования населения с целью выявления заболеваний органов грудной полости: Методические указания МЗ РФ и МП № 95/42. – М., 1996. – 21 с.

    22. Организация и содержание противоэпидемических мероприятий в очагах туберкулеза: Методические указания. – СПб.: НИИФП, 2002. – 42 с.

    23. Перельман М. И., Корякин В. А., Богадельникова И. В. Фтизиатрия: Учебник. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Медицина, 2004. – 520 с.

    24. Помельцов К. В. Рентгенологическая диагностика туберкулеза легких. – М.: Медицина, 1965. – 399 с.

    25. Похитонова М. П. Клиника, лечение и профилактика туберкулеза у детей. – М.: Медицина, 1965. – 302 с.

    26. Рабухин А. Е. Туберкулез органов дыхания у взрослых. – М.: Медицина, 1976. – 328 с.

    27. Раннее выявление и профилактика туберкулеза у детей и подростков: Учебное пособие / Под ред. О. И. Король. – СПб.: Ольга, 1998. – 88 с.

    28. Руководство по легочному и внелегочному туберкулезу / Под ред. Ю. Н. Левашева, Ю. М. Репина. – СПб.: ЭЛБИ-СПб., 2006. – 516 с.

    29. Современные аспекты противотуберкулезной помощи детям и подросткам: Сборник научных трудов кафедры туберкулеза / Под ред. проф. О. И. Король. – СПб.: Изд-во ГПМА, 2001. – 88 с.

    30. Струков А. И., Соловьева И. П. Морфология туберкулеза в современных условиях. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Медицина, 1986. – 224 с.

    31. Туберкулез: Руководство для врачей / Под ред. А. Г. Хоменко. – М.: Медицина, 1996. – 496 с.

    32. Туберкулез у детей и подростков: Руководство / Под ред. О. И. Король, М. Э. Лозовской. – СПб.: Питер, 2005. – 432 с. (Серия «Спутник врача»).

    33. Фтизиатрия. Национальное руководство / Под ред. М. И. Перельмана. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007. – 512 с. (Серия «Национальное руководство».)

    34. Чернеховская Н. Е., Свистунова А. С., Свистунов Б. Д. Туберкулез на рубеже веков. – М.: РМА последипломного образования, 2000. – 388 с.

    35. Шебанов Ф.В. Туберкулез: Учебник для вузов. – М.: Медицина, 1976. – 464 с.  

  • Источник — http://coollib.net/

    Обсудить на форуме...

    фото

    счетчик посещений



    Все права защищены © 2009. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник. http://providenie.narod.ru/

    Календарь
     
     
     
     
    Форма входа
     

    Друзья сайта - ссылки

    Наш баннер
     


    Код баннера:

    ЧСС

      Русский Дом   Стояние за Истину   Издательство РУССКАЯ ИДЕЯ              
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году
    Создать сайт бесплатно