Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат
    фото

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    ЦАРСКОЕ ЗОЛОТО
    В. В. КУРНОСОВ


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото
  • Царское золото
  • Эвакуация Войска комуча вынуждены были брать Казань
  • Большевики опоздали с началом вывоза ценностей
  • Лихорадочная эвакуация
  • Куда девать тонны золота?
  • Мародеры выносили золото ведрами
  • Таинственная сделка в кабинете управляющего банком
  • Первая баржа с золотом
  • Золотая афера
  • Воздушные налеты «злых бесхвостых обезьян»
  • Мелкие кражи золота при перевозке
  • Афера была совместной
  • Консульское прикрытие эвакуации
  • Пятнадцать сотрудников банка вывозили золото не на пароходах
  • Вывоз золота возможен был только утром 21 августа
  • Какими банковскими силами проводилась эвакуация?
  • Трехдневный бой на подступах к захоронению золота
  • Военный перелом под Казанью
  • Где искать спрятанное золото? В банк вернулись прежние комиссары
  • Допросы служащих банка
  • Недостача 23 010 ооо рублей (17 815,147 кг золота)
  • Чем озадачились ревизоры?
  • Обвинения, равные смертному приговору
  • Подсчеты сокровищ в Омске
  • Золото, перешедшее иностранцам
  • Золотые потери между Омском и Владивостоком
  • Транспортировка остатков золота в Казань
  • Прием ценностей
  • Кладоискательская экспедиция 1929 года
  • «Ценности — не миф, Зарыты где-то в районе Казани»
  • «Мы находимся на правильном пути»
  • Золотоискатели ждали подсказки из Варшавы
  • Безрезультатные блуждания по осенней распутице
  • В Варшаве что-то произошло…
  • Берсей скрывал итоги консультаций, поляки разбегались
  • Упорный Берсей искал золото до последней возможности
  • «Необычайно странный факт исчезновения основных документов»
  • Тайны оперативно-розыскного дела «золотое руно»
  • Мотивы соучастия Первые золотые транши и интерес стран антанты в возврате Царских кредитов
  • Валюта против золота
  • Аресты в малом Лёвшинском переулке
  • Тень террориста № 1 российской империи
  • Охота за царским золотом открыта
  • Казанское подполье имело свои планы на царское золото
  • Аресты в казанском штабе «савинковцев»
  • Чугунная ножка от печки
  • Смерть охранников золота
  • Исчезновение 100 ооо рублей
  • Пациент спецлечебницы назначен хранителем золотого запаса
  • Муравьев метил в наполеоны
  • Смерть командующего фронтом

    Царское золото


    В книге содержится информация о 17815,147 кг золота. Эти тонны исчезли из хранилища Казанского отделения Народного банка России в августе 1918 года. Ценности до сих пор не обнаружены. В МВД существует оперативно-розыскное дело «Золотое руно»; часть информации на эту тему хранится под грифом «совершенно секретно». В настоящее время к поиску царского золота подключились и кладоискатели. Автор впервые приводит данные двух рассекреченных фондов Национального архива Татарстана. Исторический контекст событий, развернувшихся одновременно с работами по эвакуации золотого запаса, воспроизводится на основе мемуаров и трудов историков.


    17 815,147 КГ ЗОЛОТА (От автора)

    В этой книге содержится информация о 17 815,147 кг золота, исчезнувших из хранилища Казанского отделения Народного (государственного) банка России в августе 1918 года. Эти тонны составляют 572 770 тройских унций и постоянно растут в цене. На 1 января 2011 года они оценивались на лондонской бирже в $ 813 619 785. На момент прочтения этих строк вы сами можете найти в Интернете котировку тройской унции золота и просто умножить на количество унций. Вы увидите, как цена этой пропажи сегодня неумолимо приближается к одному миллиарду долларов США.

    Возможно, вы знаете клады подобной величины, но автор не нашел во всей мировой истории никаких упоминаний о сокровищах такой ценности. Для сравнения: всемирно известное захоронение Тутанхамона хранило золотую гробницу фараона весом в 110,4 кг. Естественно, что артефакты фараона XVIII династии правителей Древнего Египта гораздо ценнее в культурно-историческом смысле. Но вот в прикладном значении ценность золотых сокровищ под Казанью сравнить не с чем…

    Насколько реальны эти загадочные тонны желтого металла, автор предоставляет право судить читателю по рассекреченным документам Госбанка СССР. На самом деле прояснить вопрос не так просто. В недрах МВД существует оперативно-розыскное дело «Золотое руно», которое большую часть информации на эту тему хранит под грифом «совершенно секретно».

    Летом 1918 года в «золотой кладовой» Казанского отделения Народного банка поблескивали желтыми боками монет и слитков 444 тонны 509 килограммов 799 граммов и 65 миллиграммов золота на сумму 574 127 751,46 царского золотого рубля. Народным в ту пору именовался Государственный банк России. Четыре стальных сейфа и сундука «золотой кладовой» Казанского отделения, а также семь стеллажей хранилища были предназначены для размещения золота, два стеллажа — для серебра. Вход в кладовую надежно запирали стальные решетчатые двери от АО «Артур Коппель», сваренные по системе берлинской фирмы «Понцер».

    Со второго подземного этажа, где размещалась «золотая кладовая», наверх вела винтовая лестница. В верхнем хранилище — «денежной кладовой», а также в помещениях разменной кассы стояли еще семь сейфов и сундуков, в конторе ссудной кассы — еще один. В «верхнем» хранилище покоились драгоценные ювелирные изделия, пачки бумажных ассигнаций, ценные бумаги, мешки с медной монетой. А также та часть золота, которую привезли летом 1918 года и которая просто уже не помещалась в специализированной кладовой.

    Всего к августу 1918 года в Казани под контролем большевиков сосредоточилось свыше 73 процентов золотого запаса России. Стратегический запас беспокойно прожигал карман представителей новой власти и манил к себе их противников. В это время в Берлине шли переговоры большевиков об условиях вывоза части золота России в Германию в качестве контрибуции по условиям Брест- Литовского мира 3 марта 1918 года.

    Враги Германии — воевавшие с ней русские офицеры — не могли простить ленинцам капитуляции перед войсками кайзера. Но кроме эмоций у противников большевиков были и другие причины для недовольства.

    22 января 1918 года Ленин своим декретом объявил о финансовой несостоятельности России — дефолте. На тот период времени выяснилось, что к началу Первой мировой золотой запас России был самым большим в мире и составлял 1,695 млрд царских золотых рублей. В метрической системе эта цифра соответствует 1312328325 граммам благородного металла, в тройских унциях — 42192 335,39190706. Умножьте эту цифру на современный курс тройской унции, о чем имеется информация в Интернете. На 1 января 2011 года царский золотой запас 1914 года оценивался бы в $59 934 212 424,2.

    А вот к моменту захвата банков большевиками золотой запас снизился более чем в 1,5 раза. В то время как общий государственный долг России превысил весь оставшийся золотой запас страны. Ссылаясь на банкротство и революцию, большевики впервые в мировой истории вовсе отказались платить долги — иностранцам (хотя золота на оплату внешних обязательств хватало с избытком) и подданным России.

    Получалось, что фактически Брест-Литовским миром кредиты, данные Англией, Францией и США на войну с Германией, Россия передавала той же Германии на продолжение войны с кредиторами России, а самой Антанте большевики показали революционную фигу. Смириться с этим не могли очень многие. Русские и заграничные руки тянулись к казанскому хранилищу золотого запаса. Оба лагеря Гражданской и мировой войны говорили о патриотизме, спасении Родины, чести заемщика. Но понимали их противоположно: вывозить золото в Берлин (Вену) или Лондон (Париж, Вашингтон). И сколько-то при этом оставлять в пределах России…

    Рядовые жители оказались заложниками обстоятельств и напоминали пациента двух дантистов, которые по очереди дергали за один и тот же золотой зуб.

    Для современника та рана не зарубцевалась до сих пор. Потому что часть золота в суматохе боев просто исчезла и сидит беспокойной занозой в теле страны в районе, известном спецслужбам России вот уже более 80 лет.

    Даже для автора книги ее информация остается неразгаданным кодом. Поскольку документы авторитетно свидетельствуют, что сокровища реальны. Но почему же тогда они не найдены до сих пор весьма квалифицированными представителями банковского сообщества и спецслужб? Видимо, «дьявол прячется в деталях». Следуетеще и еще раз перечитать все перипетии этой золотой драмы, которые автор, как журналист-расследователь, приводите максимально возможной тщательностью и подробностью. И только после этого понять: что не додумали охотники за золотом при всех прошлых поисках? На какую деталь не обратили внимание? Куда не повернули стопы своих ног? В ответах на эти вопросы и реальных поисках реальных следов золота читатель может превзойти предшественников. Чего автор ему искренне желает.

    Примечательны еще два обстоятельства появления книги на свет. В 12:38 25 ноября 2009 года по электронной почте ее рукопись была отправлена в редакцию «Новой газеты». С предложением автора расследования выбрать те фрагменты, которые она сочтет нужными для публикации на своих страницах. 15 января 2010 года в 15:37 в электронной переписке редактор газеты Дмитрий Муратов написал автору: «Я прочитал. Мне интересно». Однако в последующем даже это издание заробело публиковать фрагменты расследования.

    Дайджест из книги вышел небольшим тиражом на страницах газеты «Вечерняя Казань» в сентябре — ноябре 2010 года в двенадцати статьях. Статьи резко проиграли в тираже, но выиграли в качестве критики. Их молча «просветили» и не оспорили в суде пресс-служба Национального банка Республики Татарстан (правопреемника Казанского отделения Госбанка), татарстанские сотрудники МВД и ФСБ, а также кладоискатели. Все они заинтересованы не поднимать шум вокруг этих ценностей до обнаружения клада.

    Единственное замечание по общеисторическому контексту событий, которое автор учел, сделали историки- краеведы. А также в ходе публикаций газетных статей откликнулся благодарный сын одного из главных фигурантов истории 1918 года — секретаря банка Виктора Калинина. Сына зовут Герман Викторович, он обогатил содержание книги новыми деталями и фотографиями отца. Также он был благодарен за то, что я рассказал читателям о родителе.

    Публиковать все содержание книги автор не торопился до тех пор, пока осенью 2010 года в федеральных СМИ не появились откровенные искажения информации об утерянном золоте. Это делали кладоискатели. С целью увести читателя от места поисков тонн золота.

    К сведению, статья 51 закона о СМИ, в частности, гласит: «Не допускается использование установленных настоящим законом прав журналиста в целях сокрытия или фальсификации общественно значимых сведений, распространения слухов под видом достоверных сообщений…»

    Было ли у лиц, даже не читавших эту статью, желание соблюдать другие правовые нормы и по закону делиться с государством и обществом неучтенными миллионами в золоте? Сомнения в этом вопросе и заставили автора ускорить публикацию книги.

    Эвакуация Войска комуча вынуждены были брать Казань

    17 июля 1918 года 50 боевиков из всероссийской подпольной организации «Союз защиты Родины и свободы» под командованием 42-летнего полковника Александра Перхурова вырвались на пароходе из осажденного красными Ярославля, где безработные офицеры организовали антисоветский мятеж. Отряд Перхурова решил прорываться в Казань для продолжения борьбы — как это было предусмотрено еще майским планом организации. Тудаже после подавления 8 июля восстания в Рыбинске направился и лидер всего «Союза…», известный в международных кругах террорист Борис Савинков. Организацию Савинкова финансировали дипломаты Антанты.

    22 июля войска самарского Комитета членов Учредительного собрания (КОМУЧ) взяли Симбирск. Военные силы самарцев состояли из офицеров отряда 36-летнего подполковника Генштаба Владимира Каппеля (в основном — монархистов), эсеров-республиканцев и сочувствующих эсерам легионеров чехословацкого корпуса. 23 июля обрусевший немец Каппель официально возглавил всю «Народную армию» КОМУЧа, ставившую цель войну с Германией и ее союзниками — большевиками.

    От едва захваченного Симбирска до Казани по Волге на пароходе можно было добраться за один световой день. У представителей савинковского подполья Казани на преодоление линии фронта в обратном направлении ушло пять суток. Гонцы явились к своим соратникам с предложением скоординировать действия по захвату золотого достояния государства.

    К тому времени, 27 июля, в Симбирске военное руководство КОМУЧа уже открыло совещание и решало, как действовать дальше. Бывший управляющий морским министерством Временного правительства России, 35-летний эсер Владимир Лебедев, уполномоченный КОМУЧа в Симбирске, записал в своем дневнике, что на следующий день, 28 июля, к нему явилась казанская делегация, предложившая командованию «народной армии» идти на Казань.

    Не дремали и союзники — представители французской армии, в чье подчинение по решению Антанты перешел чехословацкий иностранный легион.

    «В Симбирске мы встретили капитана Борда — офицера французской армии, который только что прибыл из Казани, куда он был послан генералом Лаверном, французским военным атташе в России, — писал Лебедев. — Он осведомил нас о приближении союзников к Вологде (9-тысячного отряда англо-американских войск. — В.К.) и о необходимости возможно быстрее захватить Казань с целью соединиться с союзными силами по пути на Вятку. Он сообщил нам, что союзные войска направляются из Вологды в Вятку. Я отправил его на аэроплане в Самару к главнокомандующему (славянскими легионерами. — В.К.) генералу Чечеку, который после беседы с капитаном Бордом дал разрешение на захват Казани…»

    Несмотря на колебания руководства КОМУЧа, его отряды не могли не атаковать хранилище золотого запаса. Во время наступления войск «народной армии» большевики успели вывезти в Казань из Самары и Симбирска все ценности и наличные деньги. Без овладения финансовыми ресурсами КОМУЧ далее не мог управлять людьми.

    «Положение Самары в финансовом отношении к моменту занятия Казани было крайне критическое, ибо в Банке должны были совершенно прекратиться всякие операции за полным отсутствием каких бы то ни было денежных знаков, о чем можно судить по…письму Управляющего Самарской К-ры (конторы. — В.К.) Банка», — констатировала в сентябре коллегия финансовых ревизоров, проверявших состояние разграбленного Казанского отделения Народного банка. Это подтверждает и эсер Лебедев:

    «Казань нами было решено взять еще и по следующим мотивам: в Казани находилось все золото Российского государства… Там же находилось колоссальное количество всякого интендантского и артиллерийского снаряжения и вооружения… В Казани было очень много офицеров, среди которых значительное число организовывалось для выступления против большевиков и которых большевики начали уже беспощадно расстреливать».

    Командовать частями «народной армии» было поручено капитану А.И. (имя-отчество не установлены. — В.К.) Степанову, чехами и словаками — поручику Йозефу Йиржи Швецу, офицерскими отрядами — Каппелю. В Казани отстаивать тонны золота и русскую революцию готовились латышский полк Иоакима Вацетиса, мусульманские части татар и местное рабочее ополчение.

    Большевики опоздали с началом вывоза ценностей


    Угрозу захвата Казани хорошо чувствовал 49-летний управляющий Казанским отделением Народного банка Петр Марьин, отвечавший единственной своей ногой, да и самой головой за сохранность царского золотого запаса:

    «В своей очередной телеграмме Попову (главному комиссару Народного банка Тихону Попову. — В.К.) я высказал свои опасения по вопросу устойчивости Казани и мнение о том, что было бы своевременным приступить к эвакуации ценностей в более безопасное место», — показывал в 1929 году Марьин.

    23 июля управляющий прихромал к новому командующему Восточным фронтом 45-летнему полковнику Иоакиму Вацетису. Командующий замял тот же кабинет и в тех же стенах гостиницы «Казанское подворье», где ранее командовал убитый мятежник толковник Михаил Муравьев, сам вознамерившийся распорядиться золотым достоянием России. Марьин настоятельно попросил нового военачальника дать гарантии безоптасности золотому запасу, как месяц назад просил об этом Муравьева.

    «Вацетис меня уверил, что Казани опасность не угрожает, так как имеется достаточно сильный гарнизон — 12 тысяч человек. В случае же наступления на железнодорожной станции всегда наготове состав для вывоза имеющихся в банке ценностей, так как, по его мнению, опасность могла угрожать со стороны Волги, — вспоминал позже Марьин. — Во время одного из моих посещений Вацетисая видел в ставке одного из его помощников, к которому я обращался по вопросу охраны банка. Впоследствии уже при белых я был удивлен, увидев его у себя в кабинете явившимся за получением денег в качестве начальника партизанского отряда белых. Фамилия, насколько мне помнится, была Лихачёв».

    Марьин передал Вацетису поручение председателя Совнаркома (СНК) Владимира Ленина и главкомиссара Народного банка Тихона Попова о необходимости ежедневно докладывать в Москву сведения о продвижении фронта. Вацетис приказал сотрудникам штаба предоставлять банковскому служащему всю необходимую информацию.

    Не удовлетворившись успокаивающими устными заверениями, комиссар финансов Казанской губернии В. Скачков 23 июля отправил в Реввоенсовет (РВС) фронта нервное письмо:

    «Ввиду угрожающего для Казани военного положения со стороны Симбирска, мною были приняты меры по эвакуации ценностей Государственного Банка. Для выяснения вопроса о порядке эвакуации был делегирован к тов. Милху и Мехоно- шину заместитель Председателя Финансового Совета тов. Лаздын. Военный Комиссар Мехоношин в присутствии товар. Баландина, Милха и Кобозева дал категоричный ответ, что в эвакуации ценностей Казанского Отделения Государственного Банка надобностей нет, так как со стороны военных властей приняты самые энергичные и необходимые меры для отражения неприятеля и защиты г. Казани. Прошу Революционный Совет не отказать в срочном порядке официально подтвердить вышеизложенное заявление тов. Мехоношина.

    В случае (если. — В.К.) Военно-Революционный Совет по каким-нибудь соображениям сочтет возможным (так в тексте, видимо, должно быть “невозможным”. — В.К.) дать просимые гарантии, прошу указать:

    1. Стратегически безопасный пункт для эвакуации.

    2. Техническую возможность эвакуации.

    3. Возможность эшелонного хранения ценностей на наименее угрожаемой станции при условии надежной и многочисленной охраны».

    На тексте письма новый главнокомандующий Вацетис и два члена РВС, Мехоношин и Раскольников, наложили свою резолюцию: «Революционный Совет находит, что в настоящее время нет надобности эвакуировать из Казани государственные ценности».

    Несмотря на заверения военных, председатель Совнаркома (СНК) Ленин все же принял решение о вывозе драгоценностей и 27 июля назначил 50-летнего старшего контролера Московской конторы Государственного банка Иллария Наконечного «комиссаром по выполнению поручения Совнаркома особой важности, связанного с эвакуацией ценностей РСФСР из Казани». Инспектор Народного банка К. (имя установить не удалось. — В.К). Андрушкевич и симбирский губернский комиссар финансов Сергей Измайлов назначены комендантом и помощником комиссара по выполнению поручения СНК особой важности.

    В архивах сохранился рукописный вариант мандата Андрушкевича № 2123 от 27 июля, который гласил:

    «Предъявитель сего инспектор Народного Банка К.П. Андрушкевич назначен Комендантом по выполнению поручения Совета Народных Комиссаров особой важности, в связи с эвакуацией ценностей Российской Социалистической Федеративной Советской Республики.

    Предлагаю всем местным Советам, Командующим Фронтами, Комиссарам и Начальникам Отдельных военных и Гражданских Частей оказывать упомянутому Андрушкевичу всяческое содействие, принимая все его распоряжения, предложения и указания к безотлагательному и точному выполнению.

    За всякое неисполнение, промедление, недобросовестность и тому подобные поступки виновные подлежат строгой ответственности.

    Председатель Совета Народных Комиссаров В. Ульянов

    (Ленин).

    За Управляющего делами Совета Народных Комиссаров

    Н. Горбунов

    Главный Комиссар — Управляющий Народного Банка

    Т. Попов

    Секретарь СоветаЛ. Фотиева».

    В этот же день Ленин подписал распоряжение Нижегородскому Совету об обеспечении чрезвычайных комиссаров необходимым количеством средств водного транспорта, Казанскому Совету и командующему Восточным фронтом Вацетису было предписано оказывать всяческое содействие Наконечному и Андрушкевичу.

    Авторы официальной летописи Казанского отделения Госбанка — книги «Банк на все времена», свидетельствуют: «Предполагалось переправить содержимое кладовых Казанского банка в Нижний Новгород. К казанским пристаням прибыла специальная экспедиция: четыре буксира с четырьмя баржами и два моторных катера».

    В тот же день, 27 июля 1918 года, главный комиссар Народного банка Попов информировал управляющего Казанским отделением Нарбанка о назначении комиссаров для эвакуации ценностей из Казани. Среди прочего, в секретной телеграмме № 1630 значилось: «Предлагаю Вам не чинить никаких препятствий означенным лицам, в случае решения их эвакуировать из Казанского Отделения ценности. Комиссар НАКОНЕЧНЫЙ уполномочен мною иметь общее наблюдение за кладовыми Казанского Отделения».

    Марьин позже называл и другие фамилии уполномоченных:

    «В числе комиссаров были — Наконечный, Дубринский, Леонов и двое других, фамилий коих не помню. Накануне или дня за два я получил телеграфный запрос за подписями Ленина и Попова — высказаться, не представляется ли целесообразным заделать кирпичом и цементом подвальные помещения, в коих хранились ценности, или закопать их во дворе банка, сравняв с землей. На этот запрос я ответил, что эта мера едва ли поможет спасти ценности в случае захвата Казани неприятелем, так как нахождение ценностей в банке в большом количестве и бывшие в течение лета их перевозки, совершавшиеся большей частью по ночам, всё же не были секретом для населения города».

    В это время служащие казанского филиала Госбанка начинают пересчет государственного золотого запаса, готовят ящики для его вывоза в Москву или Коломну. Чуть позже в Казань из Нижнего прибыли буксиры и баржи. Москва назначает 5 августа 1918 года датой эвакуации казанских ценностей.

    «В день прибытия мы, т. е. чрезвычайная комиссия и я, — свидетельствовал Марьин, — приступили к обсуждению вопроса о выгрузке из кладовых и погрузке на пароходы и баржи ценностей. Пристани отстояли в верстах 5–6 от здания банка. Необходимо было договориться с командующим фронтом и властями управления трамвая, так как перевозку решено было производить в трамвайных вагонах, добыть необходимое количество тачек и материалов для устройства мостиков во дворе банка и на пристанях, а также достать необходимую рабочую силу. Приготовления эти заняли несколько дней».

    В рапорте на имя главного комиссара Народного банка в сентябре 1918 года комиссар Измайлов напишет:

    «Предварительные переговоры по вопросу об эвакуации велись с ним (Марьиным. — В.К.) непосредственно Чрезвыч. Комиссаром Наконечным и Комендантом Чрезв. поручения К. Андру шкевичем, и с их слов и разговоров я вывел заключение, что Марьин ведет особую политику, стараясь затягивать все подготовительные вопросы по эвакуации, считая, например, необходимым самую тщательную заделку золота и ценностей, пересыпку их в новые хранилища, пересчет всех ценностей, что должно было занять много времени. В то время я думал, что такое его отношение вызвано тем, что Марьин, как старый банковский служака-формалист до мозга костей, и поэтому все эти его предложения вызываются желанием соблюсти все решительно формальности и предусмотреть все возможное, чтобы как-нибудь не нарушить каких-либо банковских правил».

    Марьин действительно тормозил ход эвакуации ценностей из Казани. Позже он признавался: «…среди служащих (банка. — В.К.) высказывалось мнение, что золотой фонд как принадлежащий государству в целом должен был во время гражданской борьбы оставаться неприкосновенным и достаться той власти, которая окончательно утвердится в стране»…

    Лихорадочная эвакуация

    В Симбирске войска самарского КОМУЧа установили на баржу две шестидюймовые пушки Шнейдера, сняли с правого берега Волги свои части, погрузили их на пароходы и отправились речным десантом к Казани. С 1 августа они начали движение по территории Казанской губернии, от чего местную власть большевиков залихорадило. Угроза золотому хранилищу России стала предельно конкретной.

    В подвальных кладовых Казанского отделения Народного банка служащие спешно укладывали золото в солдатские вещмешки, а те, в свою очередь, упаковывались в большие мешки и зашивались. А потом размещались в деревянных ящиках. 3 августа сотрудники написали управляющему отделением письмо, в котором просили срочно оплатить сверхурочные работы в банке, возникшие в связи с хаосом в банковских документах во время экстренного вывоза ценностей с запада России в Казань. В тот же день администрация учреждения доплатила сотрудникам за четыре месяца 3044 рубля. По всему чувствовалось, что служащие ждут конца советской власти и желают успеть с финансовыми расчетами до ее падения.

    3 августа управляющий отделением Нарбанка Петр Марьин обращается письмом в губернский военный комиссариат: «Казанское отделение просит отпустить два грузовых автомобиля для спешной вывозки инвентаря, книг, имущества и дел в связи с эвакуацией ценностей».

    4 августа разведка КОМУЧа вошла в обезлюдевшие уездные Тетюши, расположенные в 180 километрах от Казани, на правом берегу Волги. Военные связисты «народной армии» соединились по телефону с Казанью и перепугали командование Восточного фронта Красной Армии «приветом» от подполковника Владимира Каппеля и иностранных легионеров.

    Встревоженные большевики экстренно провели совещание Казанского комитета РКП (б). «Ни у кого не было ни малейшей уверенности, что Казань не будет взята чехами, — вспоминал участник совещания, 24-летний редактор газеты “Гражданская война”, латыш Карл Грасис. — Отсюда вытекал ряд решений: первое и самое важное — во что бы то ни стало вывезти золотой фонд…».

    Красные войска отступили на север к Богородску (современное Камское Устье), который защищал отряд анархистов под командованием эсера-максималиста Н. Трофимовского, бывшего приближенного мятежного командующего Восточным фронтом Михаила Муравьева. Председатель ЧК на Восточном фронте Мартын Лацис признавался, что направление буйных анархистов Трофимовского к Богородску «было продиктовано не столько желанием усилить фронт, сколько стремлением избавиться от этого бандита». В докладе Троцкому командующий фронтом Вацетис сообщал: «…они не обладают никакой боеспособностью, это такие части, которые я выкинул из Казани вопреки их желанию и за неимением лучших».

    При первых же выстрелах с пароходов симбирской флотилии КОМУЧа Трофимовский отдал приказ об отступлении, сел на пароход «Миссури» и мимо Казани бежал вверх по Волге — в Чебоксары. Чешские легионеры совместно с офицерами Каппеля заняли ключевую позицию в устье Камы.

    Марьину и «комиссару по выполнению поручения особой важности, связанного с эвакуацией ценностей» Илларию Наконечному 4 августа приходит из Москвы телеграмма главкомиссара Нарбанка Тихона Попова: «Эвакуируйте все золото возможности и все серебро откуда бы ни поступило».

    Но было уже слишком поздно. Караваном из 6 пароходов и 15 вспомогательных судов КОМУЧа командовал 21-летний мичман Георгий (Генрих) Мейрер. Он вспоминал, как 5 августа верстах в двенадцати до Казани, у села Нижний Услон, речная экспедиция наткнулась на брошенные на реке «…пароходы и баржи, оставленные позади красными. Одна из барж была нагружена бакалейными товарами. Найденный шоколад был сейчас же разделен по судам, и проголодавшаяся команда буквально им объелась».

    По заранее разработанному плану, флотилия Мейрера должна была ждать у Нижнего Услона подхода пехотинцев 1-го чехословацкого полка под командованием поручика Швеца и офицеров Каппеля, действовавших по обоим берегам Волги. Однако сблизившиеся с флотилией буксиры красных, выкрашенные в защитный цвет, около полудня обстреляли из пушек корабли Мейрера.

    Мичман решил атаковать, не дожидаясь подмоги. Пароход «Вульф», шедший головным, пулеметным огнем разогнал орудийную команду концевого красного парохода. Боевой порядок красной флотилии расстроился. Три казанских корабля причалили к берегу, их команда разбежалась. Мейрер организовал погоню за беглецами, высадив десант у крутого берега, на котором расположено соседнее село Верхний Услон.

    Это село — ключевая позиция в обороне Казани. Оно расположено в самом центре течения Волги, в том месте, где великая река под прямым углом совершает разворот своих вод. До села река течет из Нижнего Новгорода с запада на восток, а далее от Верхнего Услона устремляется к югу — на Симбирск (Ульяновск) и далее к Каспийскому морю.

    Верхний Услон возвышается на 200 метров над Казанью, расположенной на противоположном берегу. Чешские пехотинцы под командованием прапорщика Карла Кутлвашера стали карабкаться вверх по холму. Одновременно орудия флотилии стреляли по верхушке горы, где прибывшие накануне ночью 40 латышских стрелков с двумя орудиями, под командованием комиссара финансов Казанской губернии В. Скачкова, пытались организовать оборону. После небольшой перестрелки холм оказался в руках чехов, а комиссар убит.

    Захваченные орудия чехи тут же направили на железную дорогу, ведущую из Казани в Москву. С холма было видно, что весь железнодорожный путь на низменном берегу города забит тянувшимися из Казани поездами. «Комучевцы» торопились подорвать эти пути, чтобы «… воспрепятствовать увозу золота из Казани. Для этой цели на левый берег была высажена подрывная команда, а десант с флотилии захватил пристани, необходимые для высадки армии», — вспоминал Мейрер.

    К трем часам дня к авангарду «народной армии» КОМУЧа приблизились основные силы. Командующий — подполковник Каппель разнес 21-летнего мичмана за мальчишество:«“Какая судьба постигла бы армию, — сказал он, — если бы флотилия оказалась разбита береговыми батареями? Ведь суда красных, преднамеренно отступая, могли завлечь вас на кинжальные батареи и тогда, уничтожив вас, забрать голыми руками всю нашу армию ”. — В продолжение всего разговора глаза Каппеля улыбались, и мичман М. понял, что если бы Каппель был на его месте, то поступил бы как он», — писал о себе в третьем лице Мейрер.

    С 17 часов самарские войска начали артобстрел Казани. Расстояние до местного кремля и штаба Восточного фронта было около восьми верст. Снаряды трехдюймовых пушек едва достигали города. Зато шестидюймовые пушки Шнейдера безостановочно стреляли по кремлю и по районам города, где, по данным разведки, наблюдались скопления войск красных. Вскоре с холма заметили, как толпы горожан спасаются из города бегством на север, восток и запад…

    В 18 часов командующий Вацетис телеграфировал Ленину: «Противник обстреливает Казань и на Любимовской пристани делает десант. Торопите помощь». Позже Вацетис докладывал Троцкому: «Флотилия противника прорвалась к пристани и заняла ее. Шлите скорее подкрепления. До сих пор подкреплений нет».

    Штыковой атакой военком Казани Дмитрий Авров вынудил десант отступить. Огнем двух артиллерийских батарей был потоплен один пароход «народоармейцев». Однако из- за неожиданного захвата господствующей высоты Верхнего Услона войсками КОМУЧа эвакуировать золото Волгой стало невозможно. «Наши комиссары кинулись опять к командующему, с тем, чтобы получить другие транспортные средства», — вспоминал Марьин.

    «И когда был получен категорический ответ главкома Вацетиса и начальника военных сообщений Бакинского, что нет никакой возможности приступить хотя бы к частичной эвакуации по железной дороге, — дополнял позже помощник комиссара по выполнению поручения особой важности Сергей Измайлов, — …мной было предложено попытаться на автомобилях вывезти сколько представится возможным ценностей по единственному оставшемуся пока свободным пути — на Арск, с тем, чтобы повторять эту операцию, пока представится возможным. План этот был всецело одобрен главкомом, но он предложил не приступать к его выполнению, пока не стемнеет.

    После нескольких часов езды по городу (город уже обстреливался чехословацкой артиллерией, и на улицах раздавалась ружейная перестрелка) нам удалось найти всего 4 грузовых автомобиля и один легковой и с ними мы явились в банк».

    Руководство отделением банка сделало распоряжение, «чтобы сотрудники банка под строгой ответственностью явились к девяти часам вечера в помещение банка, цель явки будет объявлена особо, — вспоминал позже сотрудник казанского отделения Госбанка Гали Ахмадуллин. — Когда все сотрудники явились к определенному часу, в это время происходило в кабинете Управляющего совещание — где присутствовали тов. Введенский, Сеген, Лаздын, управляющий Марьин и кто-то из московских представителей… Результата этого совещания сотрудникам не было объявлено, но слухи среди сотрудников носились, что нас призвали для эвакуации золота, так как на пристанях Волги были заготовлены баржи».

    С собой в банк Измайлов привел 15 латышских стрелков с пулеметом, выделенных Вацетисом, в то время как здание уже охранял отряд в 30–40 стрелков из интернационального батальона имени Карла Маркса. В этот критический момент неожиданно вспыхнувшей золотой лихорадки командиры отрядов, управляющий и комиссары схлестнулись в яростном споре.

    Марьин, комиссар финансов отделения банка Карл Лаз- дын, эвакуированный помощник директора Московской конторы банка Петр Антушев были категорически против вывоза ценностей, а начальник охраны банка попытался даже арестовать Измайлова за попытку погрузить золото в грузовики. Накануне, в тот же день 5 августа, сам Лаздын, неизвестно для каких целей, получил в банке 11 925 руб. «за счет разных выдач № 228». Чтобы не затевать смуту на виду у подчиненных, Марьин увел спорщиков в свой кабинет.

    Куда девать тонны золота?

    «Помощник комиссара по выполнению поручения особой важности по вывозу ценностей» Сергей Измайлов позже докладывал следственной комиссии, что он заявил присутствующим на совещании в кабинете Марьина, что «мы сейчас должны погрузить часть ценностей на четыре автомобиля и направиться в направлении, указанном нам главкомом (ему (Марьину. — В.К.) лично я сообщил это направление), и что ввиду этого я прошу его приказать выдать 300пудов золота для погрузки на 3 автомобиля, а на 4-й автомобиль я возьму весь запас кредитных билетов… около двухсот миллионов рублей».

    Причем сумму наличных денег, хранящихся в банковском отделении, Марьин сам назвал Измайлову за три-четыре дня до совещания, а бывший симбирский губернский комиссар финансов Измайлов прекрасно понимал, как важно лишить противника возможности пользоваться ассигнациями.

    «Когда я сделал это заявление, — продолжал Измайлов, — то Марьин… настаивал на необходимости предъявления письменного приказания главкома. Тогда я указал ему, что теперь каждая минута нам дорога, что в такой серьезный момент я не стану снова отрывать внимание главкома для таких мелочей (за час до этого пришлось нам быть у Вацетиса, чтобы получить письменный приказ на предоставление нам еще двух автомобилей, помимо имевшихся уже двух)… и что имеющиеся у нас мандаты Председателя Совнаркома Ленина предоставляют нам и так достаточно полномочий для эвакуации, и огласил для сведений присутствующих их содержание, причем повышенным тоном заявил, что всякое дальнейшее с его стороны препирательство буду считать саботажем и приму другие меры.

    Все его окружавшие хотя и продолжали его поддерживать, но я встретил поддержку во вновь назначенном… комиссаре финансов Введенском, который подтвердил, что я имею право на основании этого мандата предъявлять такое требование. Тогда, соглашаясь на погрузку золота, Марьин заявил, что в мандате ничего не говорится об эвакуации кредитных билетов. Тут я возмутился и категорически предложил ему, не рассуждая дальше, исполнять приказание».

    Марьин продолжал настаивать на своем: деньги нужны для населения, исполкому губернского Совета и главнокомандующему. И спор людей, за спинами которых находились противостоящие вооруженные отряды, разгорелся с новой силой.

    В это время в кабинет управляющего вошла женщина и предъявила спорщикам еще один мандат, в котором было написано: «Комиссару Финансов и председателю Государственного банка. Президиум Казанского Совета предписывает вам немедленно выдать под расписку за ответственностью президиума Совета бумажные и денежные знаки, находящиеся в кладовых Государственного банка и в казначействе тов. Данилевской для препровождения их по ее указанию».

    Спорившие мужчины от неожиданности осеклись на полуслове, а комиссар Введенский поехал с важной дамой обратно в Совет уточнять ситуацию… На часах в кабинете Марьина пробило полночь.

    «А я, — продолжал Измайлов, — несмотря на все, категорически предложил ему немедленно, без дальнейших проволочек, исполнять приказание и начать погрузку. Он отдал приказание открыть кладовую и начать погрузку золота, что же касается кредиток, то заявил, что их у него всего около 130 миллионов, и на мой вопрос, почему он сам мне дня три тому назад говорил о двухстах, сказал, что он тогда ошибся. Тогда я, подозревая, что он на этот раз мне солгал, сказал ему: “значит, вы официально в присутствии всех подтверждаете, что у вас есть только 130 миллионов ”, на что он ответил утвердительно. Тогда я сказал, что ему на всякий случай я могу оставить 10—15миллионов, ушел на двор распорядиться начать погрузку, оставив в кабинете Андрушкевича».

    Позже сотрудник Казанского отделения банка Гали Ахмадуллин косвенно подтвердил следственной комиссии информацию Измайлова: «До двенадцати часов ночи сотрудники банка никаких распоряжений не получали. Что было постановлено совещанием… нам, сотрудникам, не было известно. В начале первого часа последовало распоряжение нагрузить два автомобиля ящиками с золотом».

    Интересно отметить, что оплату служащим за помощь «красным» в отправке золота в банке произвели 21 августа, когда в городе командовали противники большевиков, представители КОМУЧа! Об этом говорит составленный от руки акт «Расходы по эвакуации ценностей с 5 Авг. по 5 Сент.». Напротив даты 21 августа имеется цифра оплаты —23 970 рублей 71 копейка и странная сноска, в содержание которой слабо верится: «Сюда входит и вознаграждение и за эвакуацию 5августа»… К неестественности этой приписки автор еще обратится по ходу анализа фактов.

    Вернувшись через полчаса со двора, Измайлов увидел в кабинете 33-летнего банковского секретаря Виктора Калинина, набирающего на машинке акт приема-передачи ценностей. В документе значилось, что Марьин отпускает из своего хранилища для эвакуации 80 ящиков золота и 65 миллионов кредитными билетами.

    «На что я, — вспоминал Измайлов, — крайне возмущенный, заявил, что никогда не соглашусь подписать такой акт и оставить без всякой нужды такую громадную сумму в опасности попасться чехословакам. Меня все начали уговаривать, что ведь здесь остается главком, и исполнительный комитет, что в случае опасности они вывезут оставшиеся кредитные билеты или сожгут, что они в лице комиссаров финансов берут это на себя, тем более, что исполком уже прислал об этом бумагу…»

    Не желая далее слушать уговоры, Измайлов решительно пишет расписку: «Получено для эвакуации из Казани согласно приказанию Председателя Совнаркома Ленина и приказанию главнокомандующего фронтом Вацетиса — кредитными билетами в… мешках на сумму тридцать миллионов руб.».

    После чего комиссар, по его словам,«.. .приказал Марьину без разговоров немедленно упаковать эти 30 миллионов, причем в присутствии всех заявил, что эти деньги мы оставляем под ответственность присутствующих представителей Исполкома. Тогда Марьину не оставалось ничего делать, как исполнять это приказание».

    Главный кассир Казанского отделения Народного банка Аристарх Куколевский через месяц сообщил в своем докладе специальной комиссии: «Отделение имело намерение отправить эту суммуразными разменными знаками, для чего уже были вынуты из шкафов для заделки кредитные билеты разных достоинств, но последовало распоряжение, чтобы заделка была произведена по возможности в кратчайший срок, тогда контролер Гусев, следивший за заделкой, пошел в кабинет управляющего, спросить его: какими же купюрами отсылать кредитные билеты, и получил ответ: “Какими хотите, но только поскорее заделывайте тюки поневоле пришлось мелкие билеты положить обратно и заменить их крупными».

    В этом распоряжении Марьина Измайлов увидел злонамеренный умысел управляющего.

    «Но и тут он, оказывается, постарался схитрить, — продолжал вспоминать комиссар Измайлов. — Дело в том, что я привез (1 августа 1918 года из Московской конторы Госбанка. — В. К.) в Казанское отделение банка 70миллионов преимущественно мелкими купюрами (десятки, четвертные, пятерки и т. п.), и эти деньги были консервированы для Симбирска, почему и лежали в отдельном шкафу. Поэтому я и просил его упаковать эти деньги и прибавить к ним еще нужную сумму.

    Но оказалось, что когда начали грузить на автомобиль кредитные билеты, то они заняли немного места, и на мой вопрос: почему такая сумма занимает так мало места, мне кто-то из кассиров сообщил, что нам погрузили почти всю сумму керенками и тысячерублевыми билетами. Я был возмущен, но так (как) погрузка уже была закончена, и я ждал с минуты на минуту приказаний из штаба выступать (туда ушел за инструкциями Андрушкевич), то я поднялся наверх в кабинет Марьина, и, заявив, что он перехитрил меня, как бы желая оставить для чехословаков мелкие разменные кредитки, потребовал, чтобы мне погрузили еще 20ящиков по 5пудов золотой монеты, так как автомобиль, предназначенный для кредиток, почти пустой».

    Позже помощник контролера отделения банка Борис Калашников показал: «При эвакуации в Москву золота и кредитных билетов я находился в нижней кладовой и наблюдал за выдачей ста ящиков с золотой монетой. Закончив работу и, зайдя в верхнюю кладовую, где запаковывались для отправки кредитные билеты, я поинтересовался: на какую сумму увозится кредиток, узнав, что увозят только 95 миллионов, а остальные 45 остаются, я был крайне поражен таким распоряжением, но сказать что-либо считал себя не вправе».

    В конце концов были составлены два акта и даны две расписки о том, что Измайлов и Андрушкевич забрали из хранилища 54 мешка с банкнотами на 95 миллионов рублей, из них 44 мешка с 65 миллионами наличных и 100 ящиков золота погрузили для эвакуации. По банковским документам, в которых четко прописаны номера всех ящиков и присутствующие при передаче свидетели, выходило, что золота комиссары забрали ровно на 6 миллионов золотых рублей.698 ящиков с золотыми слитками, хранившихся в банке, Измайлов не трогал. Слитки были разномастными. В ящике помещались по 4 слитка Монетного двора весом 16,8 кг каждый. А слитки частных вкладчиков и частных банков весом от 6,62 кг до 12,22 кг каждый помещались от 4 до 8 в каждый ящик. Ящики с частными слитками «тянули» от 49 до 52 кг полезного груза. А ящик со слитками Монетного двора и вовсе был неподъемен — 67,2 кг. Разные ящики трудно укладывать в кузове автомобиля. Поэтому большевик брал лишь золото в монетах.

    Вероятно, номинал 60 тысяч золотых рублей в ящике являлся неким банковским стандартом. Как покажет ревизия 24 мая 1920 года, произведенная в Казанском отделении банка после вскрытия 10 ящиков с золотом, отбитых у белых и вернувшихся в Казань, каждый ящик содержал ровно 60 тысяч золотых рублей. В каждом ящике было от 6 до 8 малых мешков с монетой. И все ящики содержали монеты одного, строго определенного достоинства — 5, 7,5 («полуимпериал») или 10 рублей. Если учесть, что 15-рублевый «империал» весил 12,9 г (из них 11,61 г — чистого золота, остальное медь), а монеты другого достоинства содержали кратное своему номиналу количество металла, получаем вес цветного металла в стандартном банковском ящике — 51,6 кг. По воспоминаниям свидетелей, площадь днища стандартного ящика примерно метр на полтора, вместо ручек по бокам у них свисали канатные петли, углы ящика окованы металлическими полосами. Для последующего анализа нам еще пригодится знать вес груза в ящике. А пока его отметим себе в памяти.

    Еще более запутывал ситуацию с эвакуацией бывший управляющий Марьин, который в 1929 году давал следующие показания: «Грузовых автомобилей удалось достать только четыре и один нефтяник. На эти автомобили мы погрузили около 200 ящиков золота в монете на сумму 12 миллионов рублей». Под «нефтяником» следует понимать легковой автомобиль, сопровождавший грузовики… Автор этих строк подозревает Марьина в умышленном искажении фактов, о чем еще пойдет речь в расследовании…

    Между четырьмя и пятью часами утра 6 августа 1918 года, «еще раз оставив остаток кредитных билетов на ответственности представителей Совдепа, мы уехали на пяти автомобилях с 16 стрелками и 2-мя пулеметами в сопровождении 6 человек банковских служащих», — уточняет Измайлов.

    «В качестве сопровождающих были назначены сотрудники банка Мошковцев и Лихачев, которые этой же ночью отправились по Сибирскому тракту», — назовет следователям две фамилии своих коллег Ахмадуллин.

    «Золотой караван» потянулся к северо-востоку от Казани, в подконтрольный «красным» городок Арск с татарским населением, в 65 километрах от губернского центра, откуда Измайлов позвонил Марьину и сообщил о благополучном прибытии груза. Далее караван отправился на север — на станцию Вятские Поляны. А затем поездом через Котельнич и Ярославль — в Москву.


    Мародеры выносили золото ведрами

    После эвакуации партии золота, 6 августа «помощник комиссара по выполнению поручения особой важности по вывозу ценностей» Сергей Измайлов позвонил управляющему Казанским отделением Народного банка Петру Марьину, чтобы узнать обстановку в городе и повторить рейс.

    Однако возвращаться было поздно. Около 11 часов дня 400 офицеров-добровольцев подполковника Каппеля неожиданно ударили с юго-восточной окраины Казани по Суконной слободе, расположенной буквально в двух километрах от банковского хранилища золотого запаса. С запада слобода граничила с озером Кабан, на другом берегу которого 600 чешских легионеров под командованием поручика Йозефа Швеца атаковали в районе татарского кладбища национальные части мусульман. На северо-западной границе города, откуда ожидался удар, новый десант чешских легионеров захватил пристани Адмиралтейской слободы.

    Через 11 лет бывший управляющий Марьин в своих показаниях слукавит, рассказывая о том, что произошло в его учреждении после проводов Измайлова и автомобилей с золотом: «Начинало уже светать. Я задремал, сидя на стуле. Меня разбудили, сказав, что меня требует к себе сербский офицер. Выглянув в окно, я увидел на улице выстроенный отряд во главе с офицером».

    На самом деле легионеры возьмут под охрану здание лишь 7 августа. Просто управляющему не очень хотелось описывать подробности вакханалии 6 августа на улицах города и в самом банке. А также напоминать следователям, как в день междувластия он скромно признался банковскому комиссару Введенскому, что немного ошибся, занизив Измайлову сумму наличных денег, имевшихся в хранилище…

    Тысячному отряду самарских войск большевики противопоставили 12 тысяч штыков: 507 стрелков 5-го латышского полка, части новобранцев и рабочее ополчение. Совместными усилиями им удалось остановить продвижение самарцев на юге и даже потеснить десант чехов на пристани.

    Однако около двух часов дня на Казань хлынул августовский ливень. «Над городом разразилась сильнейшая летняя гроза. Раскаты грома сливались с грохотом артиллерии», — вспоминал участник боев. Стихия заставила прервать сражение. Именно в этот критический момент шаткого равновесия с тыла по «красным» ударили боевики подпольного «Союза защиты Родины и свободы» — всероссийской организации, возглавляемой Борисом Савинковым.

    В Казани руководил их действиями 51 — летний генерал- лейтенант Вениамин Рычков, его помощниками были полковник Потчин, подполковник Клочков, капитан Иванов и еще один гражданский тип, чью фамилию чекистам установить не удалось. Все они занимали ответственные посты в казанском гарнизоне.

    О заговоре в самый последний момент узнали контрразведчики большевиков, работа которых была реформирована после ликвидации мятежа командующего Муравьева. 16 июля Казанскую губЧК преобразовали в ЧК по борьбе с контрреволюцией на Восточном фронте под председательством члена коллегии ВЧК Мартына Лациса. Позже Лацис вспоминал: «Чрезвычайная комиссия переехала на Гоголевскую улицу и приступила к расширению своего аппарата. Но это дело подвигалось вперед чрезвычайно медленно. Из Москвы мне дали с собой лишь двух товарищей из разведки (тт. Эглита и Пунку). В Казани сотрудников старой комиссии оказалось около 10…Вгороде находилось много офицерства. Более активные жили в ближайших деревнях… Необходимо было произвести массовые обыски на предмет… изловления белогвардейцев. Для этого требовалось300человек солдат. Но эту операцию пришлось отложить, так как у командующего такой силы не оказалось».

    Тем не менее в самом конце июля чекисты в очередной раз вышли на след антикоммунистического подполья. Они обратили внимание на случаи пропажи секретных документов в воинских частях, превратившиеся в систему. В ходе расследования сотрудники ЧК арестовали более 60 офицеров. 31 июля газета «Знамя Революции» пофамильно перечислила 10 «золотопогонников», расстрелянных «за организацию белогвардейских боевых дружин, с намерением свергнуть Советскую власть».

    В ходе интенсивных допросов вечером 5 августа офицеры Бедняков, Михайлов и Николаев, служившие в Казанском гарнизоне и в штабе Восточного фронта, дали признательные показания. Чекисты констатировали:

    «Раскрывается организация, объединяющая вокруг себя все офицерство Казани», а также выяснили, что в одну из ближайших ночей следовало ожидать вооруженного восстания в городе.

    На самом деле восстание уже должно было начаться в 20:00 5 августа. Однако этого не произошло: с 17 часов «народоармейцы» и чехословацкие легионеры начали артобстрел Казани, от чего в городе возникла паника, и обыватели бросились вон из губернского центра. В суматохе массового бегства обе стороны оцепенели: противостоять обезумевшей толпе и выступать против большевиков или арестовывать заговорщиков стало просто невозможно.

    «Часа в 2 дня 6 августа в Суконной слободе поднялась стрельба, восстали белогвардейцы, к вечеру, часам к 6–7, они распространились, судя по стрельбе, к Проломной, Рыб- норядской», — вспоминал казанский губернский военный комиссар Дмитрий Авров.

    Тогда и сыграли свою роль 125 винтовок и ящик ручных гранат с тайного склада генерала Попова, которые савинковцы успели перепрятать после начавшихся 3 июня арестов членов организации, проведенных чекистами. Начальником всей артиллерии гарнизона красных был участник белогвардейского подполья полковник Потчин. Своими распоряжениями он сумел профессионально заблокировать сопротивление большинства артиллеристов города.

    «Почти одновременно с комитетскими войсками на улицах Казани показались вооруженные группы каких-то молодых людей с белыми повязками на рукавах, которые носились по городу в грузовых автомобилях, врывались в дома, арестовывали подозрительных по большевизму людей», — вспоминал член ЦК партии меньшевиков Иван Майский, позднее ставший управляющим ведомством труда КОМУЧа.

    Друг и адъютант Бориса Савинкова Флегонт Клепиков, прибывший в Казань в конце июля 1918 года, позже вспоминал, как 6 августа кинулся в гостиницу «Волга» арестовывать «предателей» из бывшей Академии Генерального штаба во главе с 42-летним генерал-майором Александром Андогским — крупной «шишкой» у большевиков, участвовавшей в подписании Брест-Литовского мира с Германией, Но каково же было разочарование Клепикова, когда ему объяснили, что охотно сдавшиеся в плен 15 бывших офицеров — «свои»…

    Одновременно с савинковцами в Казанском кремле восстал сербско-хорватский батальон майора Матии Благотича. Южные славяне, так же как чехи и словаки, в свое время были организованы в боевую часть из военнопленных, пожелавших сражаться за независимость своей страны. В Казань они прибыли из Ярославля в конце июня — начале июля. Вероятно, Благотич познакомился с савинковцами во время частых совместных встреч военных, которые организовывал мятежный командующий Муравьев.

    6 августа триста сербов обратили свое оружие против роты латышей 5-го Земгальского полка и отрядов местных рабочих под командованием 22-летнего чекиста Ивана Фролова, которые сражались с западными славянами в Адмиралтейской слободе.

    21-летний мичман флотилии КОМУЧа Георгий Мейрер свидетельствовал: «Так вот эти сербы в самый критический момент боя вдруг с диким криком “на нож’’кинулись с фланга на красноармейцев. Произошло это в пределах видимости флотилии, и с мачт можно было наблюдать, как красный фронт дрогнул и обратился в бегство. Чехи бросились преследовать».

    У красных были резервы. Но в командование ими вступил не имевший военного образования и опыта 30-летний председатель Всероссийского бюро военных комиссаров Константин Юренев (Кротовский), посланный на фронт ЦК РКП (б) и ВЦИК узнать причины неудач на фронте. В телеграмме в Москву, посланной на имя Владимира Ленина и Якова Свердлова, Вацетис сообщал: «Юренев, не говоря мне ни слова, остановился на ст. (станции. — В.К.) Свияжск, образовал там Ревштаб и распоряжается прибывающими подкреплениями по своему усмотрению, задерживая их в районе Свияжска, поэтому неудивительно, что в течение последних суток не прибыл в Казань ни один эшелон подкреплений. Прошу дать приказ Юреневу не вмешиваться. Дальше так недопустимо».

    В результате боев на окраинах образовался вакуум власти в самом центре города.

    «Когда стих бой в районе Рыбнорядской площади и латышские стрелки под командованием Яниса Берзиня отступили от здания банка, толпа горожан ворвалась в него и начала грабеж, — гласит книга “Банк на все времена” под редакцией управляющего Национальным банком Республики Татарстан Евгения Богачева. — Как ни странно, но в результате этой стихийной “экспроприации ” пропало довольно мало. Находящаяся в лихорадочном возбуждении толпа мешала самой себе. Узкая винтовая лестница, ведущая в подземную кладовую банка, сталкивала и тормозила стремящихся вниз грабителей и спешащих наверх счастливчиков. У сейфа царила полная неразбериха, сутолока, люди дрались.

    …Впоследствии мало что удалось вернуть из похищенного в те безумные два часа. Спустя много десятилетий милиции случайно стало известно имя человека, вдвоем с товарищем умудрившегося утащить два оцинкованных ведра золотых монет».

    На первый взгляд, официальная информация о мародерстве противоречит документу, который автор этих строк обнаружил в архиве. Дело в том, что 13 августа 1918 года Марьин выдал справку, в которой черным по белому сказано:

    «Настоящее удостоверение выдано Казанским Отделением Государственного Банка Петру Заречнову по его личной просьбе, в том, что он 6 сего августа нес охрану в отряде Карла Маркса в помещении Отделения вплоть до входа в банк отряда сербских войск».

    Сербы вошли в банк утром 7 августа. Если до этого времени банк охранялся вооруженными людьми, как же туда могли ворваться мародеры? С другой стороны, в следующей

    главе читатель познакомится со свидетельством о том, что сербы часть военных охранников увели под конвоем. По признанию Марьина, сделанному в 1929 году, в подвалах банка успешно прятались два комиссара — К. Лаздынь и Г. Сеген, поставленные в банк большевиками… Выходит, что охрана в переходный период оставалась, но, деморализованная напором КОМУЧа, оказалась просто несостоятельной в защите здания.

    В начавшейся общей панике отступления в доме Око- нишникова на Грузинской улице, расположенном напротив «Клуба коммунистов», к северо-востоку от банка, отступавшие бросили 7 523 064,41 рублей наличными. Эти банкноты через неделю «народоармейцы» Каппеля вернули Марьину в банковское хранилище.7 августа Каппель телеграфировал в Самару и сообщил, что он потерял всего 25 человек…

    Много позже, по итогам ревизии в официальном издании «Вестник финансов» министерства финансов колчаковского правительства будет опубликовано, что из Казани доставлено золота: «Всего на сумму 651 535 834 руб. 64 коп.». Если конвертировать золотые царские рубли в вес, это означает 504 441,847 кг желтого металла, прибывшего из города на Волге.

    Подчеркнем, что речь идет лишь о том драгоценном металле, стоимость которого в Омске смогли пересчитать. Сколько золота не доехало до ставки адмирала Александра Колчака, никто не знал…

    Таинственная сделка в кабинете управляющего банком


    7 августа 1918 года в 7 часов утра под окнам и Казанского отделения Народного банка уже стоял отряд из тридцати сербских легионеров батальона Матии Благотича.

    «Их офицер прошел в сопровождении (сотрудников банка. — В. К.) Калашникова и Гусева в кабинет управляющего и заявил, что должен занять банк», — зафиксирует в сентябре 1918 года протокол допроса, составленного специальной комиссией в ходе внутренней проверки состояния банка.

    «На вопрос последнего, имеется ли в банке вооруженная сила и какая, — показывал в 1929 году бывший управляющий Казанским отделением Народного банка Петр Марьин, — я ответил, что имеется воинская охрана, большая часть которой разбежалась, побросав винтовки, а остальная исключительно банковская. Часть из воинской охраны была приведена солдатами, после произведенного обыска в здании и во дворе несколько из них были поставлены в ряды солдат, а несколько человек отправлены куда-то под конвоем. С этого момента в банк была введена чешская охрана и оставлена банковская».

    Марьин просил для банка оставить больше караульных, но офицер оставил только 10 человек. Кроме того, военный сообщил, что он сам бежал из Казани во время чекистского террора, но затем вернулся. Перечить военным было опасно. В тот день по приказу Благотича в казанском госпитале будут расстреляны тридцать раненых сербов и хорватов из его батальона, перешедшие на сторону коммунистов.

    Чуть позже в кабинет управляющего зачем-то явился «адъютант командующего Народной армией Устякин, как он себя назвал, и потребовал управляющего, — вспоминал Марьин. — На мой ответ, что я являюсь управляющим, он ответил, что “таких управляющих мы не признаём”; тогда я ему возразил: “значит разговаривать нам не о чём ”».

    П.П. Устякин ранее управлял Симбирским отделением Народного банка и хорошо знал, что Марьина во главе Казанского отделения поставили большевики. Оттого доверия к ставленнику комиссаров не испытывал. Устякин был адъютантом капитана А. Степанова, командующего войсками Северной группы «народной армии».

    7 августа банк фактически не работал, город был взбудоражен видом убитых солдат и крови на улицах. Каратели искали комиссаров. По заранее составленным спискам савинковцы пришли в дом Мартирия Суханова (современный д. 31 на улице Ульянова-Ленина) и арестовали зятя хозяина — 39-летнего члена РСДРП (с 1903 г.), председателя профсоюза портных Абрама Комлева. При рождении у Комлева была повреждена нога, и потому хромой не мог бежать из города. Сторонники КОМУЧа отвели его в дом Набокова (современная улица Гоголя, дом 4), где размещалась ЧК Восточного фронта. А затем во дворе дома офицер Антипин пристрелил большевика.

    28-летний председатель Казанского губкома РКП (б) Яков Шейнкман решил укрыться у знакомой в земской больнице, имея при себе липовый паспорт на фамилию Аккерман. Как Ленин по дороге в Смольный в ноябре 1917 года, главный комиссар губернии повязал платком щеку и долго сидел на скамье у входа. Но стоматологическая конспирация, наоборот, привлекла внимание: большевика узнал 54-летний охранник лечебного учреждения Г. Моке- ев и не пустил в больницу, попросив дождаться знакомую у входа. В это время охранник бросился за помощью к 30-летнему фельдшеру С. Фурсову — «приглядеть» за комиссаром, пока Мокеев не приведете собой военных. Когда офицеры схватили большевика, главного вдохновителя коммунистических расстрелов в городе летом 1918 года, служащие потребовали убить его немедленно, во дворе больницы. Но офицеры отвели арестованного в здание городской гауптвахты. Важный большевик был расстрелян на следующий день.

    Вопреки вакханалии расстрелов на улицах, в стенах банка сохранялось спокойствие. Позже полковой врач Первого чешского полка Франтишек Лангер, ставший писателем, опишет свой шок от увиденных им в первые дни после захвата Казани, в хранилище банка, дубовых ящиков, наполненных золотыми слитками и монетами…

    8 августа в кабинет Марьина прибыли «Особоуполномоченные самарского КОМУЧа» Борис Фортунатов и Владимир Лебедев. После нескольких часов таинственных переговоров за закрытыми дверьми (к содержанию которых мы еще вернемся) Фортунатов взял со стола управляющего лист бумаги и написал свой приказ: «Управляющему Казанским Отделением Государственного Банка. Предлагаю Вам немедленно отправить в Самару пятнадцать миллионов рублей и в Симбирск пять миллионов рублей для подкрепления разменного капитала отделений Государственного Банка». Собственный автограф скрепил внизу круглым оттиском личной печати.

    В тот же день Марьин собрал сотрудников, «которым было объявлено, что они под ответственностью военного времени обязаны исполнять все приказания, исходящие от военного штаба», — вспоминал служащий Гали Ахмадуллин. 33-летний секретарь Казанского отделения банка Виктор Калинин через месяц после событий сообщал следствию о том, как пришел 8 августа в банк:

    «…часа в 3 дня, где видел управляющего и многих товарищей, делившихся впечатлениями о последних событиях. Так как мне поручили изготовлять удостоверения личности служащим, то разговоры слушал урывками, и в моей памяти не осталось ничего, кроме рассказа о появлении в банке адъютанта командующего Устякина, который повышенным тоном заявил управляющему Марьину, что новая власть выборных при Совдепах управляющих не признает, и он будет смещен.

    Около 5 часов вечера управляющий пригласил трех оставшихся в банке служащих: меня, помощника бухгалтера

    A. Я. Козлова и помощника кассира (2-го разряда Бориса. —B. К.) Кухаре кого и отдал приказание немедленно ехать с ценностями в Симбирск и Самару и приказал собраться в дорогу к 7 часам. Получив запечатанные при нас денежные знаки на 20 миллионов руб…мы в составе трех упомянутых выше служащих и двух счетчиков: Каштанова и Мартынова в 10 часов вечера выехали на пристань, где ждали парохода “Амур ”, не могшего подойти к пристани, т. к. был обстрел пристаней, до 3 часов утра».

    На путевые издержки Калинин получил из кассы 5 тысяч рублей, четыре из которых позже вернул в банк.

    В Симбирск инкассаторы прибыли к 14 часам дня 9 августа. Комендант парохода нервничал и заявил Калинину, «что пароход будет стоять всего два часа. Я принужден был торопиться, — показывал Калинин. — И, передавши тюк с деньгами в кладовую Симбирского Отделения, уехал на пароход, оставив счетчика Каштанова присутствовать при приеме и получить квитанцию».

    В Самару «Амур» благополучно прибыл в 8 часов утра

    10 августа. «Я вынес впечатление, что Самара крайне нуждалась в деньгах и до нашего приезда принуждена была пустить в ход все суррогаты денежных знаков, какими располагала», — подметил Калинин.

    Не дожидаясь прибытия казанских инкассаторов с наличными, депутат Учредительного собрания В. Абрамов на бланке управляющего Самарской конторой Госбанка

    8 августа составляет письмо за № 2807, которое гласило:

    «Управляющему Казанским Отделением.

    Ввиду восстановления сообщения с Казанью командируются в Казанское Отделение Государственного Банка Кассир 2разряда Иван Ефимович Уваров и счетчики Иван Николаевич Кругомов и Иван Иванович Кульков, которые уполномочиваются получить и вывезти из Казани эвакуированные 2-го июня с.г. из Самарской Конторы золотую монету на сумму 57500 ООО рублей и кредитные билеты на 30 ООО ООО рублей.

    Транспортировать ценности будет Начальник Вооруженного речного флота. Вследствие сего, имею честь просить Вас отпустить названным лицам означенные ценности для возвращения их Самарской Конторе Государственного Банка и не отказать в возможном содействии к погрузке транспорта».

    Вероятно, к 10 августа командированные самарцы уже были в Казани, поскольку в этот день «Особоуполномоченный КОМУЧа» Фортунатов отправляет Марьину новый секретный приказ: «Предписываю Вам сего числа отправить в г. Самару в Государственный Банк пятьдесят семь миллионов пятьсот тысяч рублей золотом… и пятнадцать миллионов… кредитными бумагами». А командующий северной группой войск КОМУЧа капитан Степанов

    11 августа в 20:20 шлет еще один приказ: «В первую очередь эвакуировать все кредитные билеты и во вторую очередь все остальное». Марьин получает дополнительное секретное предписание Фортунатова «…снабдить Самарскую Контору 5 % обязательствами Госказначейства на сумму до 15 миллионов, а также мелкими разменными марками, казначейскими знаками и купонами».

    Чтобы подготовить эвакуацию золота, требовалось время, люди и техника. Уже 9 августа Марьин отдает распоряжение заведующему хозяйственной частью Ивану Данилову закупить гвозди в кладовую на огромную сумму 2857,25 руб. — для заделки ящиков с ценностями.

    Первая баржа с золотом


    12 августа к казанской пристани на Волге причалила баржа «Марс», которой предстояло стать первым транспортом по перевозке золота в Самару.

    «Общее впечатление у меня осталось такое, что личного руководства для эвакуации ценностей, кроме приказов, и не требовалось, так как план эвакуации на пристань посредством трамваев был выработан ранее чрезвычайным комиссаром по эвакуации совместно с управляющим и директором (уточнение: помощником директора Московской конторы Народного банка Петром. — В.К.) Антушевым, приспособления для эвакуации имелись в банке», — свидетельствовал в сентябре 1918 года секретарь банка Калинин.

    По данным предварительного внутрибанковского расследования 1918 года, вся эвакуация «протекала в совершенном порядке и даже не вызывала малейшего вмешательства со стороны чехословацких и белогвардейских властей», поскольку работами руководил управляющий Казанским отделением банка Петр Марьин, который рассказал о плане, разработанном еще комиссарами.

    «Не довольствуясь одним руководством эвакуацией, он входил во все мелочи работ по эвакуации, постоянно подгоняя и понуждая служащих банка к возможно более энергичной и продуктивной работе. Для этого он неоднократно прибегал к угрозам прибегнуть к помощи военных властей, угрожая гауптвахтой, арестами и даже расстрелом», — гласит резюме внутреннего аудита.

    Сам Марьин ситуацию описывал более детально:

    «Приблизительно на третий день после занятия чехами Казани в банк был прислан специальный воинский отряд, которому было поручено производить погрузку ценностей. Как физическая сила были взяты грузчики, большей частью татары с пристаней, и младшие служащие банка (сторожа, счетчики, охранники). Все кладовые Казанского госбанка по общепринятому правилу были за тремя ключами, кои находились: один у управляющего (у меня), один у контролера (Доброхотова) и один у кассира (Куколевского — умер). Кроме трех запоров на дверях кладовой, при ее закрытии на особо прикрепленной дощечке накладывались сургучные именные печати трех должностных лиц. Охраннику, стоящему на часах у двери кладовой, вменялось в обязанности следить за сохранностью печатей и не допускать к двери никого, кроме имеющих право входа. В кладовую могли войти и открыть ее трое указанных лиц вместе, т. к. ключи были разные. Кроме этих трех лиц входило в кладовую несколько кассиров и потребное количество счетчиков, так как каждый день производилась раскладка по шкафам и другим помещениям принятых накануне ценностей и денег и выемка тех и других на потребности текущего дня. Кладовых с одним ключом в банке не было.

    Для облегчения выгрузки чехами была проломлена стена кладовой, смежная с нижним залом банка и имевшая выход в верхнюю кладовую. Отпуском из кладовых руководили контролеры Гусев и Доброхотов. По пути до вагонов трамвая были расставлены служащие, в обязанность коих входило следить за грузчиками и вести счет ящиков. Сопровождающие вагоны снабжались соответствующей путевкой, с указанием количества. Они обязаны были привозить расписку приемщика на пароходе. Когда заканчивалась погрузка парохода, старшему из командируемых вручалась сопроводительная бумага. Сопроводительные бумаги адресовались на имя Самарской конторы госбанка. Кроме того, при каждой отправке составлялись акты».

    Секретарь Калинин подтверждал показания своего начальника:

    «Наблюдение за вывозом выполнялось несколькими лицами в военной форме, которые почти постоянно находились в кабинете управляющего. Выгрузка из кладовых производилась силами солдат в сопровождении назначенных к наблюдению за целостью и количеством ящиков и мешков. У подъезда дежурила военная охрана. Автомобили и трамвай по наполнению тюков с золотом в сопровождении указанных 3–4 служащих банка и вооруженной военной охраны отправлялись к пристаням. Сопровождать золото в Самару от банка особым приказом о командировке назначались более или менее ответственные служащие банка».

    Уже в эмиграции, в США, начальник 1-го речного боевого дивизиона Народной армии КОМУЧамичман Георгий (Генрих) Мейрер вспоминал:

    «Перед эвакуацией Казани первому дивизиону было поручено вывезти находившийся там золотой запас в Самару… Интересно было наблюдать, как пассажирские пароходы, специально для этого предназначенные, садились все глубже и глубже под тяжестью золота… Чиновники заведовали счетом золота, а чины флотилии погрузкой его и охраной. Охрана состояла из внутреннего караула, который запирался в трюм на все время перехода, и наружного, с часовым у каждого люка; люки запломбировывались чиновниками».

    Но Мейрер был не единственный, кто обеспечивал безопасность перевозок. «Товарищ (заместитель. — В.К.) управляющего военным ведомством КОМУЧа» Владимир Лебедев 13 августа направил в банк Марьину «Предписание», которое гласило:

    «Мичману Грицуто поручается совместно с Вами произвести эвакуацию золотого запаса и иных ценностей по Вашему усмотрению, но не кредитных билетов. По техническим условиям можно погрузить не свыше 3000пудов (48 тонн. — В.К.)». На следующий день Лебедев прислал еще одно распоряжение управляющему Казанским отделением Народного банка: «Эвакуацию золотого запаса и ценностей Госуд. Банка в г. Самару производите по соглашению с капитаном 1 ранга Ковалевским».

    Экспедитором в первую командировку Марьин назначил помощника бухгалтера 2-го разряда Вячеслава Лепешин- ского, которому вместе со счетчиком Мироновым выдал на путевые издержки 2500 рублей. Лепешинский ехать отказался. Свидетелем разговора в кабинете управляющего стал присутствующий Лебедев.

    «Слыша наш разговор, Лебедев спросил у управляющего, тот ли этот запасной офицер, о котором они говорили, — вспоминал Лепешинский (Марьин просил новые власти не призывать из банка в “народную армию” служащих — офицеров запаса, поскольку для эвакуации золота работа сотрудников становилась стратегически важной. — В. К.). — Получив подтверждение, спросил мою фамилию, и, вырвав из блокнота листок, написал на нем приблизительно следующее: “чиновнику Госбанка офицеру запаса (подпоручику артиллерии в запасе. — В.К.) Лепешинскому. Приказываю вам немедленно принять эшелон золота для сопровождения в Самарский Госбанк. Настоящее распоряжение отдается в порядке военного приказа. Военный министр Комуча Лебедев (дата) ”.

    Я подписался и просил разрешения съездить домой за вещами. Лебедев отказал и приказал получить дорожные вещи через посыльного. Когда я получил накладные, прочие документы и командировочные деньги, представители командования осматривали кладовые, наблюдали за начавшейся погрузкой золота на трамвайные вагоны и установили охрану из прибывшей какой-то части.

    Когда погрузка золота была в разгаре, они увезли меня на пристань и приказали осмотреть и приготовить трюм парохода по погрузке золота. Названия парохода я не помню — на нем помещался штаб речной флотилии белых. Золото на пароходе должен был мне сдать счетчик т. Миронов, который следовал с вагонами трамвая и должен был ехать дальше в Самару. Осмотрев трюм и убедившись, что все люки надежно закрыты, я долго ждал прибытия трамвайных вагонов».

    Но трамваи все не шли. Оказалось, что в Адмиралтейской слободе вагон, в котором следовал счетчик Миронов, обстреляла пушка красных (осталось невыясненным, с речной батареи на барже или с курсировавшего по берегу бронепоезда «Свободная Россия»), и электротранспорт ретировался в банк.

    Пришлось администрации банка 13 августа 1918 года командовать перегрузкой ценностей на автомобиль, а чешские военные под покровом темноты вечером того же дня угрозами погнали людей другой дорогой обратно к пристаням.

    Кроме обстрела случилась еще одна неприятность: когда грузчики разгружали трамвайный вагон № 106, из мешка выпала золотая пятирублевая монета. По банковским правилам был составлен акт, вскрыт мешок, проверена сохранность четырех солдатских вещмешков внутри большого продырявившегося мешка. На все это требовалось дополнительные время и нервы.

    Лепешинский сопоставил количество принятых на борт мешков с числом, указанным в накладной, и обнаружил огромную недостачу. «Я просил командование доставить меня в банк, чтобы получить в накладной исправление. Под охраной на автомобиле я был доставлен в банк, где началась обратная разгрузка золота из возвратившихся вагонов, по сверке принятого мною золота и возвращенного в накладной было сделано исправление, и я был доставлен на пароход», — вспоминал банковский служащий. В конце концов, судя по сопроводительному акту, на борт баржи «Марс» удалось погрузить и отправить обратно в Самару из планировавшихся 1917 мешков с золотой монетой всего лишь часть от этой суммы. Но какую?

    В Национальном архиве Республики Татарстан сохранились два варианта итогового документа. Один называется «В САМАРСКУЮ КОНТОРУ № 11639». Другой вариант называется просто «Акт». Почти во всем они дублируют друг друга. Но есть и отличия. Первый гласит: «13 августа 683мешка с золотой монетой, эвакуированной из Самарской Конторы 7июняс.г. на сумму двадцать миллионов четыреста девяносто тысяч (20 490 ООО) рублей».

    Другой вариант формулирует иначе: «12 августа 683мешка, заделанных в 643вещев. солдат, мешка с золотой монетой, эвакуированной из Самарской Конторы 7 июня с.г. на сумму двадцать миллионов четыреста девяносто тысяч (20 490 ООО) рублей».

    На самом деле противоречия между вариантами нет. 12-го баржа встала под погрузку, 13-го на нее был доставлен отвечающий за груз Лепешинский. И то, что ради сохранности груза одни мешки вкладывались в другие мешки, тоже верно. Отсюда разница в количестве мешков и единство в цене груза.

    Однако обращает на себя внимание, что сопроводительного акта об отправке груза с точными цифрами в открытом архиве нет. Позднее мы еще вернемся к этому обстоятельству…

    Из первоначально составленных документов следовало, что баржа была загружена той самой монетой и в тех же мешках, что были вывезены красными из Самарской конторы госбанка 2 июня 1918 года, перед входом в город частей чехословацкого легиона.

    Судя по документам, вес золотых монет составил 15 864,08 кг. Фактически, из-за обстрелов красных первая пробная баржа отправилась в рискованный рейс, загруженная менее чем на треть от своей грузоподъемности. Снова загадка. Как мы узнаем в следующей главе, сразу за недогруженным транспортом под погрузку встал второй пароход. Но зачем? Если боялись обстрела, зачем подставили второй борт? А если не боялись, то почему не догрузили?

    «С рассветом пароход отошел на несколько верст вниз и приткнулся у левого берега. Часов около 10 утра пароход поднялся к пристаням и, не подходя к ним, принял на борт с правого катера один или два тюка с бумажными деньгами, доставленными из Госбанка. После этого пароход вновь спустился к месту… стоянки. С наступлением темноты пароход с потушенными огнями ушел вниз по Волге, миновал Симбирск, прибыл ночью в Самару, — вспоминал Лепешинский. — Какая воинская часть несла караул у золота в пути — не знаю. Один часовой ходил по среднему настилу трюма между мешков с золотом, сложенных рядами по обе стороны трюма; второй часовой стоял на палубе у открытого трапа в трюме, трюм был освещен.

    В Самаре прибывший караул был смещен караулом от чешской части. Утром, по прибытию в Самару я явился в Контору госбанка и представил документы на прибывшие ценности».

    Золотая афера


    Через месяц Лепешинский показывал следователям:

    «Бумажные деньги были приняты немедленно: золото отказались принять ввиду того, что в кладовых конторы шел ремонт. Беспокоясь за сохранность золота на пароходе, я обратился к содействию мичмана Ершова, прося его похлопотать перед Госбанком о скорейшем принятии груза. Однако содействие Ершова, несмотря на то, что он был сыном Управляющего Самарской Конторой Госбанка, результатов не имело, и золото пролежало в трюмах парохода долго. Не помню точно сколько, но за это время прибыли из Казани второй и третий эшелоны с ценностями. Второй в пароходе, а третий — (на) какой-то барже, имевшей надпалубные каюты».

    Третьим транспортом с золотом был пароход «Александр Невский», вышедший из Казани 16 августа с золотом, доставленным в Казань в мае — июне 1918 года из Московской конторы Народного банка.

    Но если прав Лепешинский с задержкой в разгрузке как минимум до 16–17 августа, то вызывает изумление следующий документ, составленный в Самаре:

    «1918года августа 14 дня настоящий акт составлен в том, что согласно отношения Казанского Отделения от 12 августа 1918года за № 0987, Самарской Конторой приняты присланные в означенном отношении нижеследующие ценности:

    а) золотою монетою 683мешка на 20.490.000 руб.

    б) кредитными билетами на 61.317.600 руб.

    в) прочими ценностями 15.768.000 руб.

    в том числе: 5 % обяз. Гос. К-ва 15.500.000 руб.

    размен, марок 60.000 руб.

    казнач. знаками 208.000 руб.

    Всего 97575 000 руб.

    Девяносто семь миллионов пятьсот семьдесят пять тысяч шестьсот рублей.

    Означенная сумма превышает сумму, указанную в упомянутом отношении Казанского Отделения на одну тысячу шестьсот (1600) рублей вследствие того, что при пересчете кредитных билетов оказался один лист лишним 40-рублевого достоинства.

    Настоящий акт составлен в двух экземплярах, из которых один оставлен в Самарской Конторе, а другой вручен представителю Казанского Отделения пом. бухгалтера Вячеславу Ивановичу Лепешинскому…»

    Почемуже акт составлен в день приезда, а не 16–17 августа? Ответ может быть один: спешно принимая один задругам пароходы с ценным грузом, в Самаре очень торопились и первоначально отказались от хлопотной перепроверки содержимого. Поэтому в документах о приемке просто переписывалось содержание документов об отправке. Как покажут события последующих дней, делать это было категорически нельзя.

    Вслед за баржей «Марс» 14 августа на пароходе «Латник» в Самару отправилась вторая часть золотого запаса России. В командировку был направлен помощник кассира 1-го разряда Михаил Белов и сотрудники Минского отделения Госбанка: помощник бухгалтера Б. Быстржановский, помощник контролера Л. Гурьев и счетчик Великий. На путевые издержки в дорогу в банке им выдали три тысячи рублей, одну из которых они позже вернули в банк.

    Очередной акт об ОТПРАВКЕ ценностей свидетельствует:

    «В дополнение и изменение акта, составленного Казанским Отделением Государственного Банка 12 сего августа по поводу эвакуации ценностей в Самарскую Контору Государственного Банка, 14 августа 1918 года составлен настоящий акт в том, что: 1) из указанных в помянутом акте отправленных 12 сего августа из Отделения для погрузки на пароходе на устье р. Волки (ошибка грамматическая и по существу: на казанском жаргоне того времени «Устье» — это устье реки Казанки, впадающей в Волгу. — В.К) 1876 помещений с золотой монетой на общую сумму 57.499.510 руб., всего было погружено 643 помещения на сумму двадцать миллионов четыреста девяносто тысяч (20.490.000) руб.;

    2) все возвращенные с устья р. Волги вследствие начавшегося обстрела пристаней и оставшиеся таким образом указанного числа не отправленными 1233 помещения с золотой монетой, на сумму тридцать семь миллионов девять тысяч пятьсот десять (37.009.510)руб., отправлены, согласно предписания Товарища Управляющего Военным Ведомством, 14 сего августа;

    3) все отосланные 12 августа и отсылаемые ныне 14 августа мешки, в количестве 1917, эвакуированные из Самарской Конторы 7июня 1918года, имеют надпись “Самара "(ценности Самарской конторы эвакуированы 2 июня, а 7 июня они были приняты по акту в Казани. — В. К); 4) сверх указанных в пункте 2-м настоящего акта досылаемых 1233помещений с золотой монетой, высылается сего же 14 августа золотая монета в количестве 767мешков, на общую сумму двадцать три миллиона десять тысяч (23.010. ООО)руб., заделанных в вещевые солдатские мешки по 1 мешку, по 30.000 руб. в каждом; из них на 711 мешках с монетой 5-ти руб. достоинства на сумму двадцать один миллион триста тридцать тысяч (21.330. ООО) руб. имеется цифра “5” и на 56мешках с монетой 10-ти руб. достоинства на сумму один миллион шестьсот восемьдесят тысяч рублей (1.680.000р.) имеется цифра “10”».

    Смущает цифра пункта 4 этого акта. Она полностью совпадает с последующими указаниями о том, что из «золотого хранилища» Казанского отделения осталось не вывезенным на пароходах золото именно на сумму 23,01 млн рублей. Об этом мы еще узнаем дальше.

    Не умышленная приписка ли это в фальсифицированной отчетности? На этот вывод наталкивает и скандал, разразившийся в Самаре 17 августа1918 года. Обнаружится, что при перевозке золота на «Латнике» сотрудники охраны воровали золотые монеты. С документами об этом ЧП читатель еще познакомится позже.

    Этот инцидент заставил власти КОМУЧа внимательней подойти к перепроверке прибывавшего груза. И тут обнаружится большая несуразица между документами и грузом, скопившимся на волжских пристанях. На следующий день в месте назначения будет составлен новый акт О ПРИЕМКЕ ценностей, который будет утверждать:

    «1918года августа 18 дня составлен Самарской Конторой настоящий акт в двух экземплярах в том, что прибывшее из Казанского отделения на барже “Марс ’’золото в деревянных ящиках, окованных железом, в количестве пятисот тридцати девяти (539) ящиков принято Конторою без перечета содержимого в ящиках».

    Что за чертовщина? По казанскому акту об отправке следует, что 13 августа на «Марсе» отправлено золота на сумму 20 490 ООО руб. в МЕШКАХ, а в Самаре с этой баржи сняли уже 539 ЯЩИКОВ с золотой монетой на сумму 32 340 ООО рублей?!

    Видимо, разъяснения запросили в Казани по телеграфу.23 августа 1918 года для Самарской конторы будет составлен в Казани сводный акт № 11639 по всем вывезенным драгоценностям. В котором будет приписано, что кроме вышеперечисленного 14 августа были отправлены вторым транспортом:

    «в) 539 ящиков золотой монеты, эвакуированной из Московской Конторы в мае и июне с.г. на сумму тридцать два миллиона триста сорок тысяч (32.340.000)рублей».

    Но 14 августа, как свидетельствует акт, составленный в тот же день, 14 августа, в Казани, и самарский акт приемки ценностей от 20 августа, золото Московской конторы банка не отправлялось вовсе!!!

    Что за художества в столь важных документах и кто тому виной? Для ответа на этот вопрос познакомимся с еще одним интересным документом.

    15 августа вечером из Самары в Казань на пароходе «Александр Невский» прибыли служащие Казанского отделения Народного банка, 8—10 августа доставившие пароходом «Амур» наличные деньги в Симбирск и Самару. Принимавший участие в той поездке секретарь отделения Виктор Калинин в «Докладной записке» в сентябре 1918 года писал:

    «16-гоутром я явился в Отделение, где сейчас же приступил к составлению списков за сверхурочные работы по эвакуации ценностей, т. к. никто не мог до меня составить списки, и было громадное недовольство служащих, не знающих, получат ли они за работу по эвакуации под обстрелом. За составлением списков я провел двое суток. Настроение было крайне нервное у всех, в особенности у управляющего; разговаривать с ним мне почти не пришлось, т. к. и раньше у нас были отношения холодные ввиду того, что мне, как председателю союза служащих, приходилось защищать интересы служащих, а теперь я понял, что управляющий ОТНОСИТСЯ ОТРИЦАТЕЛЬНО к союзу служащих (выделено мной. — В.К).

    За все время эвакуации, продолжавшейся при мне до утра 25 авг., я был занят составлением списков на получение вознаграждения за работы по эвакуации и пытался составлять акты на отправку ценностей, но так как АДМИНИСТРАЦИЯ НЕ МОГЛА МНЕ ПОЧТИ НИЧЕГО ДАТЬ ИЗ ЦИФР (выделено мной. — В.К), то работа шла крайне медленно. Секретарские обязанности при управляющем фактически исполнял делопроизводитель Ц.У. Николай Юлианович Комошинский, занимавшийся в кабинете управляющего, и мне приходилось редактировать разве только маловажные бумаги со слов Комошинского и по операциям Отделения или подписывать, в качестве секретаря, бумаги, составленные Комошинским».

    Обратим особое внимание на эти строки из показаний банковского секретаря! Как видим из документов по вывозу золота первым — третьим транспортами, в них содержится чудовищная путаница, из которой невозможно понять — в какой день и сколько золота было вывезено на самом деле.

    Из командировки возвращается человек, в функциональные обязанности которого входит составление подобных документов. Вот бы ему и начать грамотно составлять правильную отчетность, но Марьин ПРЕПЯТСТВУЕТ Калинину в этом. Почему?

    Возможная причина недоверия к банковскому секретарю стала проявляться после публикации фрагментов расследования в газете «Вечерняя Казань» в сентябре — ноябре 2010 года. Статьи автора на эту тему прочитал Герман Калинин, 1929 года рождения, сын банковского секретаря.

    Герман Викторович показал фотографии отца в семейных альбомах и рассказал, что Виктор Михайлович Калинин родился 10 сентября (29 августа по старому стилю) 1885 года в Рыбинске. В начале XX века он поступил на естественный факультет Московского университета. В 1905 году участвовал в революции — сражался на баррикадах Красной Пресни, был с 5-го курса МГУ выслан в Рыбинск на поселение. За две недели до (или две недели после) большевистского переворота 7 ноября (25 октября) 1917 года он с семьей приехал в Казань и стал работать в банке секретарем.

    Ему с женой и маленькими детьми выделили для жилья квартиру на втором этаже банка. Жена — полька Зоя Андреевна Грабовская. Из-за криков младенцев Калининым неоднократно приходилось вступать в перепалки с другими служащими, жившими в здании банка. Требовательного секретаря с биографией эсеровского боевика- революционера, вероятно, опасался новый управляющий Казанским отделением банка Марьин.

    В сентябре 1918 года коллегия комиссаров-ревизоров обнаружит в брошенных бумагах управляющего копию приказа Фортунатова, согласно которому Комошинский исполнял «особые возлагаемые на него поручения».

    Вырисовывается подозрительная последовательность событий. 7 августа, в первый день власти КОМУЧа в Казани, «адъютант командующего Народной армией» Устякин угрожает Марьину, что новая власть его не признает. 8 августа в кабинете Марьина «особоуполномоченные самарского КОМУЧа» Фортунатов и Лебедев проводят долгие переговоры с управляющим. Вечером из банка в командировку отправляется опасный боевик, 33-летний секретарь Казанского отделения банка Калинин. Мелкому делопроизводителю Комошинскому передаются функции Калинина по составлению актов, и начинается чехарда с цифрами. Вернувшегося из командировки банковского секретаря не допускают к исправлению этой чехарды…

    Весьма похоже, что 8 августа 1918 года в кабинете управляющего Казанским отделением Народного банка состоялось заключение тайного соглашения между Марьиным, Фортунатовым и Лебедевым. Марьин был оставлен управлять отделением при условии квалифицированной помощи в хищении части золотого запаса и в профессиональном заметании следов руками делопроизводителя Комошинского.

    Характерно, что 31 августа, в самом конце эвакуации ценностей, из Самары Марьину будет отправлена телеграмма № 1/768: «Прошу срочно выехать в Самару для служебных переговоров привезите материалы касающиеся эвакуированных ценностей б-Управляющий ведомством финансов РАКОВ».

    По недовольству финансистов Самары и характеру казанских документов становится ясно, что под наблюдением Фортунатова и Лебедева Марьин вывел из-под контроля КОМУЧа эвакуацию золота. Но зачем? И ради кого?

    Воздушные налеты «злых бесхвостых обезьян»


    Войска красных своим активным сопротивлением «народной армии» КОМУЧа усиливали хаос на фронте, в котором легче было спрятать «золотые» следы.

    В своих воспоминаниях нарком по военным и морским делам Лев Троцкий написал, что вопрос о его поездке на Волгу был решен после падения Симбирска. Из Москвы он выехал 7 августа в специально сформированном полу- бронированном «поезде предвоенсовета», еще не зная, что накануне пала Казань. Ленин предлагал ему взять с собой автомобиль из кремлевского гаража и аэроплан, «на всякий случай». Но Троцкий отказался.

    «Когда я в первый раз собирался на фронт между падением Симбирска и Казани, Ленин был мрачно настроен, — писал Троцкий. — “Русский человек добр”, “русский человек рохля, тютя… ”, “У нас каша, а не диктатура… ” Я говорил ему: “В основу частей положить крепкие революционные ядра, которые поддержат железную дисциплину изнутри; создать надежные заградительные отряды, которые будут действовать извне заодно с внутренним революционным ядром частей, не останавливаясь перед расстрелом бегущих; обеспечить компетентное командование, поставив над спецом комиссара с револьвером; учредить военно-революционные трибуналы и орден за личное мужество в бою ”. Ленин отвечал примерно так: “Все верно, абсолютно верно, — но времени слишком мало; если повести дело круто (что абсолютно необходимо), — собственная партия помешает: будут хныкать, звонить по всем телефонам, уцепятся за факты, помешают ”».

    По словам наркомвоенмора, в то время «Ленин дрогнул, усомнился, но это было, несомненно, переходящее настроение, в котором он едва ли даже кому признался, кроме меня».

    В своем первом приказе еще на пути в Свияжск Троцкий грозил: «Назначенный мною начальник обороны железнодорожного пути Москва — Казань тов. Каменщиков распорядился о создании в Муроме, Арзамасе и Свияжске концентрационных лагерей, куда будут заключаться темные агитаторы, контрреволюционные офицеры, саботажники, паразиты, спекулянты… Советская Республика в опасности! Горе тем, которые прямо или косвенно увеличивают эту опасность!»

    С наркомом была многочисленная охрана, одетая в кожаные куртки. Историки писали, что Троцкого постоянно сопровождали 300 отборных кавалеристов, одетых в кожу, которые носили на левом руке специальный знак, наделявший их особыми полномочиями. Своими расстрелами эти каратели наводили ужас на красноармейцев.

    Троцкий был убежден, что именно так и следовало поступать: «Нельзя вести массы людей на смерть, не имея в арсенале командования смертной казни. До тех пор, пока гордые своей техникой, злые бесхвостые обезьяны, именуемые людьми, будут строить армии и воевать, командование будет ставить солдат между возможной смертью впереди и неизбежной смертью позади».

    Кроме карателей нарком привез с собой корреспондентов газет и кинооператора Э. Тиссэ, который снимет документальный фильм «Взятие Казани товарищем Троцким». Фильм в ноябре 1918 года демонстрировался в казанском кинотеатре «Аполло».

    Комиссар 233-го полка красных Ваврженкевич, сформированного из остатков Казанской дивизии, построил перед прибывшим начальством около 300 полуголых людей, чтобы убедить руководство выдать им одежду. Но помочь с обмундированием начальники не успели — в первом же бою раздетые солдаты были разбиты.

    11 августа Троцкий издал приказ об организации Военного совета Казанского участка Восточного фронта.12 августа командующий Восточным фронтом Иоаким Вацетис сформировал штаб 5-й армии красных, которую временно и возглавил. В тот же день в наступление перешли красноармейские части по обоим берегам Волги. Особо важной была борьба за возвращение ключевой высоты Верхнего Услона. Но на дальних подступах к высоте, у села Спасское, ночью самарские войска обошли 2-й Московский и 4-й Латышский полки и заставили красных отойти к Свияжску.

    14 августа рассерженный Троцкий предупредил свои войска: «Если какая-либо часть отступит самовольно, первым будет расстрелян комиссар части, вторым — командир. Трусы, шкурники и предатели не уйдут от пули». И далее грозил казанцам: «Всякий, кто во время господства чехо-белогвардейцев оказывал им содействие, будет расстрелян».

    А 15 августа телеграфировал Ленину: «Я строю организацию в расчете на длительную войну. Нужно эту войну сделать популярной. Нужно, чтоб рабочие почувствовали, что это наша война. Пошлите сюда корреспондентов, Демьяна Бедного, рисовальщика».

    Особо деморализующее влияние на войска КОМУЧа и эвакуацию золота оказывала авиация Троцкого, в распоряжении которого было около 40 аэропланов и два привязных аэростата.

    Летчик А. Григорьев рассказывал позже о том, как авиаторы вели разведку и нападали на неприятельские пароходы и баржи. Георгий (Генрих) Мейрер вспоминал:

    «Как-то раз “Вульф ” стоял, пришвартовавшись к базе береговой обороны. Мичман М. (Мейрер писал о себе в третьем лице. — В.К.) был предупрежден армейским штабом не стрелять по аэропланам, которые вскоре должны появиться, так как это будут аэропланы белых. Действительно, показалась парочка аэропланов, и вся команда “Вульфа ” и штаб обороны высыпали на палубу на них посмотреть. Вдруг от них отделились пакетики и полетели вниз. В мгновение ока “Вульф”навел свое зенитное орудие и начал стрелять. Бомбы разорвались на барже и на пристани, у которой стояли база и “Вульф ”. Своей стрельбой “Вульф ” вышиб почти все стекла на базе, чем вызвал большое негодование всего ее населения».

    Банковский сторож Банников в сентябре 1918 года показал в ходе внутреннего расследования, как во время эвакуации ценностей из хранилища на пристань контролер Казанского отделения банка Ф. Гусев «грозил расстрелом, когда некоторые разбежались при виде аэропланов».

    А Петр Марьин в 1929 году вспоминал:

    «В это время Казань уже стала обстреливаться с того берега Волги красными, а днем шла бомбардировка с аэропланов. Поэтому вагоны трамвая подавались с вечера и шли с потушенными огнями. Особенно опасным местом было большое открытое место между окраиной города и пристанями, которое усиленно обстреливалось по ночам. Пароходы и пристани были без огней, так как временами также подвергались обстрелу. Иногда пароходы снимались с пристаней и временно отходили, погрузка прерывалась. Были случаи возврата трамвайных вагонов. При этих обстоятельствах у служащих, которые должны были сопровождать ценности и сдавать их приемщикам на пароходах, явно не было желания сопровождать эти ценности в трамвайных вагонах. Но в то время рассуждать, а тем более не повиноваться нельзя было. Случалось, что некоторые пытались не являться на службу, но таких разыскивали в городе и приводили силой.

    Эвакуацией ценностей из Казани в Самару руководил начальник особого эсеровского отряда, солдаты коего сопровождали трамвайные вагоны до пристаней. Подачей барж и пароходов распоряжался командующий речной флотилией Ковалевский. На каждый пароход я назначал по 3–4 человека от банка, чтобы контролировать ценности в пути, доставить и сдать их на место в сохранности. Старший из командируемых снабжался особой препроводительной бумагой с обозначением подробно суммы, номеров ящиков и прочих отличительных признаков».

    16 августа под Казанью впервые в истории Гражданской войны красные атаковали противника сразу двадцатью самолетами. После налета, пользуясь сгущающимися сумерками, летчик А.Ю. Штурм сумел оторваться от аэропланов красных и посадить свою машину на нейтральной полосе. На следующий день по этому поводу главным комиссаром Красного Воздушного флота А. В. Сергеевым был составлен рапорт:

    «16 августа 1918 г. под Свияжском… А.Ю. Штурм вылетел на самолете “Ньюпор-24” для обстрела г. Казани и, возвращаясь обратно, заблудился из-за позднего времени и сел между нашими позициями и расположением чехословаков у дер. Елизаветинская…. Летчик бежал в лес и пропал без вести. На другой день под моим руководством летчики Павлов, Ингаунис, Былинкин и комиссар группы Семенов пошли выручать самолет. Ввиду отказа красноармейцев 1-го Сов. Вл. полка, 6-го Латышского полка, сидевших в окопах, идти за самолетом… комиссар Семенов пошел со мною на разведку в деревню, где нашли самолет, и, позвав 5 красноармейцев, на крестьянских лошадях под угрозой расстрела хозяев их, вывезли таковой в наше расположение вполне исправным. Прошу об отпуске мне в виде награды комиссару Семенову 5000рублей из особо отпущенных мне сумм».

    В тот же день 16 августа подпоручик Штурм был зачислен на «провиантское, приварочное, чайное и табачное довольствия» при штабе авиации «народной армии»…

    Но перебегали к «учредиловцам» не все. С 11 по 31 августа летчики красных совершили 179 боевых вылетов с общей продолжительностью полетов более 200 часов. Иногда летали по 2–3 раза в день группами в 12–18 самолетов. Всего под Казанью было сброшено 3 тонны бомб.

    Троцкий свидетельствовал: «Авиаторы стали совершать ежедневные боевые налеты на Казань. В городе воцарилась лихорадка тревоги. Позже, после взятия Казани, мне доставили, в числе других документов, дневник буржуазной барышни, пережившей осаду Казани. Страницы, посвященные описанию паники, которую наводили наши летчики, перемежались со страницами, посвященными флирту. Жизнь не приостанавливалась. Чешские офицеры соревновались с русскими. Романы, начинавшиеся в казанских гостиных, находили свое развитие, а иногда и развязку — в подвалах, куда приходилось укрываться от бомб».

    Мелкие кражи золота при перевозке


    Когда самарские служащие местного отделения Народного (государственного) банка принялись за разгрузку парохода «Латник», пришедшего со второй партией золота, случился скандал. Суть его отражена в актах. Вот текст первого из документов.

    «Настоящий акт составлен Самарской Конторой Государственного Банка в том, что при выгрузке золота, прибывшего 14 августа из Казани в Самару (ошибка: 14 августа пароход только вышел из Казани. — В.К), находившегося в трюме парохода Латник ” под охраной военного караула, обнаружен один мешок прорезанный, самая сумка прорвана и один маленький мешок; при перечете этого мешка в кладовой Самарской Конторы Государственного Банка в одном мешке не оказалось 52 кружка на сумму 260 руб. Величина разреза внутреннего мешка полтора вершка (6,68 см. — В.К).17 августа 1918 г.».

    В тот же день был составлен еще один акт о новой краже из мешка 5-рублевых золотых монет на сумму 510 рублей. Причем оба акта свидетельствуют о хищении монет из РАЗНЫХ мешков. Поскольку третий акт о приемке ценностей «Латника» свидетельствует:

    «1918 года августа 20 дня настоящий акт составлен в том, что прибывшее на пароходе “Латник” из Казанского Отделения Государственного Банка золото в сопровождении Помощника Кассира Казанского отделения М. К Белова, Помощника Бухгалтера Минского Отделения Б. К. Быстржановского, Помощника Контролера Минского Отделения Л.М. Гурьева и счетчика того же отделения Великого принято в кладовую Самарской Конторы Государственного Банка в количестве двух тысяч (2000) мешков, причем один двойной, всего 2001 меш. путем осмотра мешков и целости пломб. Согласно надписям на ярлыках при мешках, считая по 30.000 руб. в каждом мешке, кроме двойного, в котором сумма вложения значится 49.510 руб., всего золота значится на сумму ШЕСТЬДЕСЯТ МИЛЛИОНОВ ДЕВЯТНАДЦАТЬ ТЫСЯЧ ПЯТЬСОТ ДЕСЯТЬ РУБЛЕЙ (60.019.510 р.)

    Причем два мешка оказались надрезанными и при перечете золота в них обнаружен недочет в сумме семисот шестидесяти пяти руб. (765р.), о чем составлены два акта, прилагаемые к сему в копиях. Окончательный результат приема золота будет сообщен Казанскому Отделению Государственного Банка особо…»

    В 1929 году Петр Марьин прокомментировал это ЧП: «В пути от Самары до Казани был случай, когда часовой, оказавшийся белым офицером, расковырял штыком один мешок (часть золота была в мешках за пломбой и печатью) и стал оттуда выуживать монеты, но он тут же был пойман и передан властям».

    Строки этих документов расходятся с мифами, которые позже распространяли обе воюющие стороны о кристальной честности своих солдат, сопровождавших груз, и своекорыстии исключительно врага.

    После принятия ценностей второго транспорта, на следующий день был заново по акту принят груз первого транспорта. Очередной документ гласит:

    «1918 года августа 18 дня составлен Самарской Конторой настоящий акт в двух экземплярах в том, что прибывшее из Казанского отделения на барже “Марс ”золото в деревянных ящиках, окованных железом, в количестве пятисот тридцати девяти (539) ящиков принято Конторою без перечета содержимого в ящиках. Из числа 539ящиков — три ящика оставлены особо, так как доски на этих ящиках оказались поврежденными (расхождение досок, оковка цела) и по звуку монет в ящиках можно заключить, что мешки, находящиеся в них, порваны. О результате проверки содержимого в трех ящиках Конторою будет сообщено Казанскому Отделению особо.

    Настоящий акт составлен в двух экземплярах, из коих один оставлен в Самарской Конторе, а второй выдан представителю Казанского Отделения Пом. Кассира Минского Отделения Дмитрию Владимировичу Ржецкому.

    Директор Ив. Яндовский. Ст. Контролер А. Суворов. Ст. Кассир №. Пом. Кассира Минского Отделения Дмитрий Владимирович Ржецкий.

    Настоящий акт выдан Самарской Конторой для передачи Казанскому Отделению 20. VIII. 19…»

    Таким образом, скандал из-за мелкой кражи во время перевозки случайно приоткроет аферу такого масштаба, которую вблизи и сразу было не разглядеть. Воистину, был прав бывший президент США Теодор Рузвельт, умерший в 1919 году, который обратил внимание на специфическую пользу образования: «Совершенно необразованный человек может разве что обчистить товарный вагон, тогда как выпускник университета может украсть целую железную дорогу».

    О том, что с баржи «Марс» 20 августа выгрузили не то количества груза, которое было загружено 13 августа, экспедиторы через месяц умолчали. Помощник бухгалтера 2-го разряда Вячеслав Лепешинский, сопровождавший «Марс», давал в сентябре 1918 года показания коллегии комиссаров. Большевики были разъярены вывозом золотого запаса, Троцкий в листовках обещал расстрелы тем казанцам, которые помогали КОМУЧу, руководитель чекистов Лацис скучал без казней. Поэтому на допросе Лепешинский тщательно обдумывал каждое слово:

    «Как указано выше, золото долгое время ждало разгрузки, принято было штатом Самарской Конторы Госбанка. При отгрузке в автомобили проверялось количество мешков, их ценность и сохранность, наличие на них печатей. Золото сдано было без нехватки, о чем было сделано посвидетель- ствование (в какой форме не помню, где этот документ не знаю)».

    На самом деле акт о превращении вывезенных мешков с золотом в привезенные ящики лежал в Казани, среди прочих бумаг, доставшихся ревизорам. Но бумаг было много, а срок работы комиссаров в банке с 13 до 16 сентября был настолько ничтожен, что в свидетельских показаниях Ле- пешинского никто и не усомнился.

    Почему банковский служащий не откровенничал? Все объяснялось просто. Большевики были разъярены вывозом золотого запаса. После ранения полуслепой эсеркой Фанни Ройд (Каплан) 30 августа председателя Совнаркома Ленина в стране был объявлен «красный террор». Троцкий в листовках обещал расстрелы тем казанцам, которые помогали КОМУЧу. А скучающий председатель ЧК Восточного фронта Мартын Лацис в эти дни телеграфировал в столицу Г. Петровскому: «Казань пуста, ни одного попа, ни одного монаха, ни буржуя. Некого и расстрелять. Вынесено всего шесть смертных приговоров».

    1 ноября 1918 года в газете «Красный террор», вышедшей в Казани, Лацис писал: «Мы не ведем войны против отдельных лиц. Мы истребляем буржуазию, как класс. Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против советов. Первый вопрос, который вы должны ему предложить, — к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом — смысл и сущность красного террора».

    И все же Лацис нашел кого расстрелять в опустевшем городе. В Казани 10 сентября были показательно расстреляны 11 монахов Зилантова монастыря во главе с архимандритом Сергием. Уже после работы ревизоров в банке, 20 сентября чекисты задержали сотрудника банка С. Талызина, а на следующий день пришли в здание Казанского отделения и забрали сотрудников Гали Ахмадуллина, Павла Ожиганова, Петра Иванова, Стрекалова и Григорьева.

    Поэтому банковским служащим, реально помогавшим врагу в вывозе сотен тонн золота, приходилось держать язык за зубами и фактически покрывать аферу Марьина.

    Позже ревизоры банка передали документы в ЧК Восточного фронта. Но поскольку линия фронта ушла дальше на восток, а главной задачей чекистов фронта было контрразведовательное обеспечение безопасности войск, да и экономического образования у чекистов — бывших латышских солдат во главе с Лацисом — не было вовсе, то на противоречия документов и данные допросов никто и не обратил никакого внимания.

    Афера была совместной


    Из-за жестокого финансового голода в Самаре прибытию активов не могли нарадоваться. Даже несмотря на хлопоты с получением и хранением ценностей и непонятую путаницу в сопроводительных документах. Еще 12 августа управляющий Самарской конторой Государственного банка Ершов написал благодарственное письмо (№ 2819) на имя управляющего Казанского отделения Марьина. Вот его текст.

    «Милостивый Государь

    Петр Александрович.

    Спасибо Вам большое за присылку кредитных билетов; у нас давно уже недостаток денежных знаков; мы повытаскали со всех портфелей и заем свободы, и серии, и обязательства Государственного Казначейства; были положительно накануне закрытия Конторы, как вдруг совершенно неожиданно получаем от Вас пятнадцать миллионов.

    От доставивших эти деньги чинов Вашего Отделения я узнал, что кроме нашего золота у Вас хранится очень большой его фонд; не знаю, как Вы думаете поступить с ним, но я позволю себе высказать по данному предмету свое мнение в том смысле, что весь этот золотой фонд надо немедленно эвакуировать из Казани сначала в Самару, а потом может быть и дальше; ведь это все достояние Российского Государства: большевики примут все меры захватить этот фонд. Казань находится в близком расстоянии от Москвы, и они напрягут все усилия отнять у Вас эти сокровища, а главное они фактически в состоянии это сделать благодаря близости Москвы, где у них большие силы, примером этому может служить Ярославль, который совершенно разорили.

    Если Вы еще не погрузили золото, мой Вам совет: воспользуйтесь присутствием в Казани Начальника береговой охраны, его вооруженными пароходами и с достаточной охраной, в спешном порядке эвакуируйте все золото в Самару, а там будет видно, что надо делать с ним дальше; в Казани, как в крайнем пункте, ему оставаться очень опасно.25 пудов муки и 10 фунтов чаю отправил вместе с чинами Казанского Отделения, а в скором времени, по получении из Сибири, отправим Вам 600 пудов муки и 150 пудов масла; деньги за эти продукты оплотим в Самаре по счету с Банком за счет Казанского Отделения, о чем и сообщим Вам своевременно для соответствующего сквитования.

    Примите истинное уверение в совершенном уважении и преданности».

    Тем временем в Казанском отделении Народного банка 15 августа было зарегистрировано очередное распоряжение новой власти (входящий № 7417):

    «ПРИКАЗАНИЕ

    По ведомству Государственного Банка.

    Управляющему Казанским Отделением Государственного Банка Петру Александровичу Марьину и Заведующему эвакуированными из Московской конторы ценностями Петру Николаевичу Антушеву предписываю эвакуировать из Казанского Отделения Государственного Банка в Самарскую его Контору все золото и серебро, а также и другие ценности, ранее эвакуированные из Московской конторы Банка.

    Товарищ Управляющего. Народная Армия Военным Ведомством. Вл. Лебедев».

    Но поскольку (судя по самарскому акту о приемке) баржа «Марс» уже повезла московское золото накануне, в период с 12 по 14 августа, выясняется, что Лебедев официальным приказом всего лишь создает некую легитимность инициативе управляющего Марьина. Выходит, что не Лебедев подгонял Марьина, а наоборот: банковский сотрудник подсказывает «Особоуполномоченному КОМУЧа», какие приказы оформлять!

    О том же свидетельствуют и показания умного секретаря Казанского отделения Народного банка Калинина, которого тоже не простак Марьин упредительно не подпускал к отчетности. Калинин в середине сентября 1918 года показал: «Яслышал от управляющего фразу “надо испросить приказ на эвакуацию ценностей Отделения ” (не помню какого), отсюда заключаю, что делались приказы об эвакуации ценностей, принадлежащих другим учреждениям, задним числом».

    Прибывший в Казань 15 августа пароход «Александр Невский» отправился на следующий день назад, в Самару, с третьей частью царского золотого запаса, хранившегося в Казани. Судя по сопроводительным казанским документам, была вывезена золотая монета Московской конторы на сумму 93 600 ООО руб. Груз сопровождали помощник контролера Минского отделения Иван Кал еда и счетчик Казанского отделения Василий Иванов. Белорусские сотрудники были эвакуированы в город на Волге еще по ходу Первой мировой войны.

    Счетчик Иванов позже сообщил следствию: «Ездил с транспортом в Самару 16-го августа и вернулся 29-го августа на пароходе “Алекс. Невский ”. В Самаре золото два дня находилось на пароходе, а потом на ломовых перевезли в Банк. В это время распоряжения по выгрузке отдавались сыном Управляющего Самарской Конторы Ершовым, который был в морской форме, он же заведовал всей флотилией».

    Свидетельские показания косвенно подтверждены очередным документом о приемке:

    «1918 года августа 19 дня составлен настоящий акт Самарской Конторой Государственного Банка в том, что прибывшее из Казанского Отделения Государственного Банка на пароходе “Александр Невский” золото в ящиках, окованных железом, в количестве одной тысячи пятисот шестидесяти (1560) ящиков принято Конторою без перечета содержимого в ящиках. В числе 1560ящиков два ящика оказались с поврежденными досками (оковка цела) и по звуку находящейся в них монеты можно предположить, что мешки, вложенные в эти два ящика, порваны. А посему эти два сомнительные ящика оставлены в Конторе особо, впредь до проверки на перечет содержимого в них. О результате проверки вложения этих двух ящиков будет сообщено Конторою Казанскому Отделению особо…»

    Погрузка золота на пароход «Александр Невский» оставила свой след в архивах еще одним любопытным документом, характеризующим интенсивность работ. Чтобы как-то разрядить нервное напряжение, когда под надзором военных грузчики валились с ног от усталости и не получали за изнурительный труд вознаграждение, управляющий Марьин 16 августа составил необычное прошение (№ 11419):

    «Казанское Отделение Государственного Банка покорнейше просит выдать подателю сего 5 фунтов чаю и 5 пудов сахару для чайного довольствия служащим и рабочим, работающим в дневные и ночные часы по разгрузке ценностей из Отделения Государственного Банка».

    Поверх текста в левом углу прошения наискосок надпись синим карандашом — добавлен чей-то автограф с грамматическими ошибками: «Работаю не менше часов в сутки и никаких претензий не предъявляю. Выдать, если без 5ф(2 кг. — В.К.) чаю 5 п (80 кг. — В.К.) сахару работа итти не может»…

    Консульское прикрытие эвакуации


    После начавшегося контрнаступления войск Красной Армии условия для вывоза ценностей становились все более сложными.

    На Симбирск энергично наступали части 1-й армии красных под командованием 25-летнего Михаила Тухачевского. Эсеровское руководство Самары не смогло организовать мобилизацию солдат. Крестьяне убивали вербовщиков, мобилизованные разбегались. После четырех лет Первой мировой войны мало находилось охотников воевать за принципы парламентаризма или диктатуру коммунистов.

    Исключение составило лишь Ижевско-Боткинское восстание рабочих 8 августа — 11 ноября 1918 года. Под влиянием падения Казани рабочие прогнали большевиков. Но восставшие выступали в стороне от боевых действий войск Каппеля (свыше 400 километров от Казани на северо- восток по лесным дорогам) и не смогли деятельно координировать свои усилия с новой администрацией Казани.

    Правые эсеры и офицеры-монархисты КОМУЧа явно уступали поднаторевшим большевикам в искусстве политической демагогии и «сознательной» жестокости и потому не могли гнать вперед пушечное мясо в таких масштабах, как это делали каратели Троцкого.

    В такой обстановке вместо планируемого наступления из Казани на Москву Владимир Каппель грузит на пароходы тех же кадровых офицеров, что брали город. И 14 августа возвращается под Симбирск.

    Войска КОМУЧа вступали в бой прямо с пароходов. К17 августа Каппелю удалось оттеснить солдат Тухачевского на запад. Красный командарм вынужден был перенести свой штаб в Инзу, верстах в 80 от Симбирска. 24 августа за победу под Симбирском приказом КОМУЧа № 254 Каппель был произведен в полковники.

    Объясняя свою неудачу, Тухачевский писал: «В это время велось наступление на Казань и необходимо было перехватить в Симбирске вывозимый оттуда золотой запас… На правом фланге, в районе Белого Гремячего Ключа, мы перехватили уже Волгу, но зато на левом фланге, из-за неумения тов. Азарха управлять бригадой, последняя у него распалась и была разбита каким-то небольшим чешским отрядом».

    17 августа председатель Совнаркома Владимир Ленин телеграфировал в Свияжск наркому Льву Троцкому о том, что французский и американский консулы запросили у большевиков разрешение провести из Казани в Самару пароход и баржи. Дипломаты заявляли, что транспорты планируется отправить под флагом Красного Креста, якобы «для закупки хлеба».

    Троцкий же в ответной телеграмме высказался категорически против такого разрешения. По словам наркомвоен- мора, получение хлеба «будет шарлатанами и глупцами» истолковываться «как возможность соглашения и ненужности гражданской войны». Однако, как показывает положение дел в Казани, запрос консулов был вызван не гуманитарными заботами, а желанием обеспечить безопасный вывоз по Волге драгоценностей.

    Дипломатам отказали. К19 августа части Левобережной группы 5-й армии красных под Казанью заняли пригородные деревни Васильево, Тура и окружили деревню Осино- во. Угроза для КОМУЧа потерять контроль над золотым запасом зримо возросла.

    В губернском центре резко ускорили темпы эвакуации. Сохранился документ от 17 августа, свидетельствующий о том, что для чрезвычайных работ в банке комендатура города мобилизовала все возможные ресурсы.

    «Капитану Шестову.

    С получением сего предписываю Вам отправиться с командой 20 человек из служащих Управления Округа Путей Сообщения в распоряжение Управляющего Государственного Банка, получив пароль от Начальника Резерва в Дворянском Собрании. По исполнении означенного предписания донести…»

    18 августа был загружен банковскими ценностями и отправился в Самару пароход «Посланник». Казанский счетчик Иван Санин, находившийся в том рейсе на транспорте, показал, что «груз сопровождали чиновники: Ржецкий, Велик и Тихенко (сын бывшего управляющего Казанского отделения. — В.К.) и счетчик Минского Отделения Стасюк».

    Помощник кассира Минского отделения Ржецкий во время своего допроса в сентябре 1918 года подтвердил факт командировки и заявил, «что вообще на чиновников Минского Отделения возлагалась вся черная работа. Кроме того заявил, что, когда они привезли в Самарское Отделение Государственного Банка золото, то Управляющий Самарским Отделением сообщил, что за недостатком места в Самаре, придется следующие транспорты вывозить в Уфу».

    Еще до отчаливания «Посланника» капитан 1-го ранга Ковалевский послал Петру Марьину, в Казанское отделение Народного (государственного) банка, телеграмму:

    «Погрузку на “Суворов ’’будем продолжать беспрерывно до двадцати тысяч пудов. Крайне необходимо ускорить перевозку, увеличив, если требуется, число трамваев. Артель нового состава к 23 часам будет прислана с Самолетской пристани фечной пароходной компании “Самолет”. — В.К). Окончании погрузки на “Суворов ” будет продолжаться погрузка на баркас, поставленный к той же пристани».

    В середине сентября 1918 года счетчик банка Василий Соколовский сообщит внутрибанковской комиссии по расследованию дела о пропаже ценностей: «Погрузка золота началась 17 августа, а выехали 19-го. Вывезли 3719 ящиков и 2247узлов на пароходе “Суворов”. За старшего ездил секретарь Минского Отделения Мартыненко, помощниками Соболевский и Смирнов, а счетчиками Братчиков и он. Когда приехали, то дали один день отдыха, а на другой произвели разгрузку. Все распоряжения по разгрузке и приемке отдавались Мартыненко. Вознаграждение получил авансом 400р. В командировке пробыл 12 суток».

    Транспортировка четвертой и пятой частей золотого запаса Российского государства отражена в актах так же парадоксально, как и первые три.

    Для начала познакомимся с данными сводного акта № 11639 от 23 августа 1918 г., в котором представлена информация о грузе.

    «…4) 18августа: а) 3719ящиков золотой монеты Московской Конторы на сумму двести двадцать три миллиона сто со- роктысяч(223.140.000)рублей, б) 2247мешков золотой монеты Казанского Отделения на сумму семьдесят миллионов пятьсот тридцать три тысячи восемьсот сорок семь (70533 847) руб.

    5) 19 августа 559 ящиков золотой монеты Московской Конторы на сумму сорок два миллиона шестьсот шестьдесят одна тысяча девятьсот восемьдесят два (42.661.982) руб. 04 коп., 514 ящиков ценностей Петроградского Монетного Двора, эвакуированных из Московской Конторы, оцененных Государственным Банком в 514 руб. и зачисленных на счет переходящих ценностей Казанского Отделения в этой сумме.

    194 ящ. с 1521 золот. слит, частных банков на 13.005.359р. 45

    З ящ. с вырубками к означенным слиткам

    18 ящ. с франиузск. франками на 1.050.000р.

    Итого ценностей, принадлежащих частным банкам 14.055.359р. 45

    в 215ящиках, зачисленных на переходящие ценности Отделения в этой сумме.

    Ценности, эвакуированные из Тамбовского Отделения: 375ящ. золот. мон. 5р. дост. на 22.500.000р.

    353ящ. золот. мон. Юр. дост. на 21.180.000р.

    18 сумок с разной золотой монетой 535.770р. 50

    Итого золотой монеты Тамбовского О.

    44.215.770р. 50

    С переходящих ценностей Казанского Отделения следующих ценностей:

    40 ящ. за №№ 455—494Петроградского Международного Коммерчес. Банка

    243 слитка на 2.118.553р. 10 к.

    51 ящ. за№№ 495–545 Русско-Азиатского Банка

    338 слитков на 3.246.121р. 20 к.

    1 ящ. за № 546вырубки от слитков частных банков —17пакетов

    СО СЧЕТА ЗОЛОТА, ПРИНАДЛЕЖАЩЕГО БАНКУ:

    80 ящ. за №№ 374—453русские слитки частных аффи- неров — 329 на 5.193.069р. 76 к.

    9 ящ. за№№ 547—555полос — 2012шт. на 529.594р. 24к.

    7 ящ. за№№ 556–562 кружков 21200 шт.

    на 525.447р. 23 к. А

    373ящ. за №№ 1—373русские слитки Монетного Двора 1492 шт. на 32.375.711р. 44 к.

    1 ящ. за № 454русские слитки Монетного Двора (в 2 мешках) 16 шт. на 2329р.

    Всего 562ящика на 43.990.825р. 97к.

    900ящиков серебряной монеты из Казанского Отделения

    по 2000р. каждый на один миллион восемьсот тысяч

    (1.800.000) руб…»

    Проанализируем представленные выше данные акта в следующей главе.

    Пятнадцать сотрудников банка вывозили золото не на пароходах


    Вспомним, что в предыдущих актах о вывозе и приемке золота данные не совпадали. В информации по грузу четвертого парохода «Посланник» и пятого — «Фельдмаршал Суворов» хаос только усиливается!

    В казанском акте об отправке сказано, что 18 августа отправлено «3719 ящиков золотой монеты» и «2247 мешков золотой монеты». Однако счетчик банка Василий Соколовский, сопровождавший ценности «Суворова», сообщит комиссии по расследованию, что именно эти ящики и мешки были 19-го на «Суворове». Не на четвертом, а на пятом пароходе! Да и самарский документ будет говорить о правоте счетчика Соколовского:

    «Расписка

    Августа 22 дня 1918 г. приняты от командированных чинов Казанского Отделения с парохода “Фельдмаршал Суворов ” на пароход Харьков ” ТРИ ТЫСЯЧИ СЕМЬСОТ ДЕВЯТНАДЦАТЬ (3719) запечатанных ящиков, причем три ящика оказались поврежденными, из которых один настолько, что из него выпали два золотых кружка 5р.д., перечет монеты отложен до окончательного приема всего транспорта».

    Выходит, что составители сводного акта в Казани через четыре дня забыли, сколько и чего отправили? Вопрос этот принципиальнейший. Потому что в данных об эвакуации от 18 августа (отмеченных в казанском акте № 11639 как данные за 19 августа) речь идет о 338 золотых слитках Русско-Азиатского банка. Но именно присутствие этих слитков (якобы НЕ ЭВАКУИРОВАННЫХ в 1918 году) в схроне под Казанью и дало основание французскому банку «Р. де Люберзак и К-о» в 1929 году настоять на проведении кладоискательской экспедиции!

    На чем основаны подозрения в совершенной крупномасштабной афере, если согласно ведомости «О наличии и движении золота особой кладовой Казанского Отделения Государственного Банка» за август 1918 года, к 20 августу в «золотой кладовой» не осталось ничего? Какая разница, на каком пароходе что вывозилось? Колоссальная разница!

    Согласно банковскому делу «Кассовые операции Народного Банка за 10/23 Августа 1918 года» золото было списано со счета Казанского отделения 23 августа. Спрашивается, за вычетом вывезенного Измайловым, куда, кроме Самары, отправились еще 23 010 ООО рублей золота из «золотой кладовой»? Смущает полное совпадение этой цифры с сомнительным казанским актом об отправке ценностей от 14 августа 1918 года (смотрите подробнее главу «Золотая афера»). Где же оно, оставшееся золото?

    Автор подозревает, что именно для «потери» в дороге 23,01 млн царских рублей (17,8 тонн золота) и была затеяна профессиональная мистификация всей отчетности. Тогда куда делась эта невероятная золотая масса и кто ее прятал? Вернувшиеся в Казань большевики с 13 сентября 1918 года назначили в банк «Коллегию по ревизии и управлению Казанским Отделением Народного Банка». 16 сентября коллегия составила итоговый протокол по результатам своей работы. В документе, среди прочего, значилось:

    «Список старших служащих, не явившихся на службу тринадцатого сентября, можно разделить на шесть пунктов:

    …2. Назначенные в командировку по эвакуаиии золота в Самару:

    Пом. касс. 3 разр. КА. Аришин

    Пом. касс. З разр. А.И. Кесарев

    Пом. бухг. 1 разр. А. В. Козлов Пом. бухг. 2разр. А.А. Павлов Канцел. служит. В.В. Кимбор.

    …Список младших служащих Казанского Отд., не явившихся на службу:

    1. Назначенные в командировку по эвакуации золота в Самару:

    Т. Жданкин счетчик С. Братчиков Л. Оринин М. Новиков Г. Андронов сторож Я. Свирский караульный Г. Сипайло С. Иванов

    A. Храмов

    B. Юрель А. Чечулин А. Архипов».

    В эти списки ошибочно зачислен Павлов, который 25 августа получил поручение сопровождать шестой пароход из Казани — с серебром и ценностями Курского отделения и Самарского военревкома. Фактически же, судя по полученным командировочным средствам, Павлов выехал в Самару 26 августа.

    Также есть ясность и в отношении счетчика банка С. Братчикова. По свидетельству счетчика банка Соколовского, Братчиков еще 19 августа уехал с ним в Самару сопровождать пятый пароход с золотом.

    Однако какие транспорты с золотом сопровождали еще целых ПЯТНАДЦАТЬ сотрудников банка? Все остальные фамилии в актах об отправке или доставке золота или каких-либо других ценностей на пароходах не значились. Как не названы они и во время допросов экспедиторов банка, сопровождавших пароходы с золотом. И чьи показания выше уже цитировались. Так на чем же увозили золото эти служащие и когда?

    В архивах сохранилась рабочая смета по учету трудозатрат, подлежащих оплате при работе на эвакуации ценностей Казанского отделения Народного банка 23–24 августа 1918 года, с подробным списком сотрудников банка. В главе 14 нашего расследования эта смета полностью приводится. Интересно, что напротив фамилий А.И. Кесарева, А.В. Козлова и В.В. Кимбора данных об оплате нет, а все младшие служащие (из документа от 16 сентября) вообще не включены в список. А это значит, что указанные лица повезли золото до 23 августа.

    Правда, в списке присутствует «К.А. АришинА». Если последняя буква появилась в результате описки, то это значит, что Аришин сопровождал отдельный транспорт после 24 августа.

    Путаница в актах, отсутствие окончательных данных о приемке в Самаре слитков частных банков (всех или части), давали основания истцам выступить с претензиями в суде Нью-Йорка в 1929 году и требовать доказательств от Госбанка СССР того, что эти слитки не находятся зарытыми в схроне под Казанью…Изучив документы этой главы, можно заключить, что истцы имели основания настаивать на поиске следов своих слитков.

    Вывоз золота возможен был только утром 21 августа


    Вывоз ценностей хранилища Казанского отделения Народного (государственного) банка продолжился и далее.

    21 августа 1918 года Петр Марьин получает очередную телеграмму с волжской пристани Казани: «Ваше распоряжение предоставлена у самолетской пристани баржа для беспрерывной погрузки ценностей благоволите распоряжением погрузке. Начальник Казанского водного района капитан I ранга Ковалевский».

    В банковских архивах сохранились еще два акта об отправке ценностей из Казани. Вероятно, их тоже вывезли Волгой, хотя прямого документального подтверждения тому автор не обнаружил. Итак, первый документ гласил:

    «25 августа 1918 года составлен настоящий акт в том, что, согласно распоряжения Товарища Управляющего Военным Ведомством, из Казанского Отделения Государственного Банка отправлены в сопровождении помощника контролера Минского Отделения И. П. Кононовича, помощника кассира II-го раз. того же Отделения В. И. Родневича, помощника бухгалтера II разр. Казанского Отделения А.А. Павлова, счетчиков: Казанского Отделения М. Новикова и Минского Отделения Камлюк следующие ценности:

    1) банкового серебра 7мешков двойных и один ординарный на общую сумму 15.000 руб., разменного серебра 700 мешков двойных и один ординарный на сумму 1.401.000 руб.

    2) разменного серебра 880ящ. по 2.000р. в каждом на сумму 1.760.000р. и 2625мешков по 2.000р. в каждом на сумму — 5.250.000р. [1]

    3) семь посылок с ценными вещами, эвакуированные из Курского Отделения на сумму 270.000 руб., числящихся на переходящих ценностях Отделения в этой сумме, и один сундук Самарского Губернского революционного Комитета Советов, опечатанный печатью Казанского председателя Совета с неизвестным вложением, числящийся на счете переходящих ценностей в 1 рубль.

    4) 75мешков серебра, эвакуированного из Козловского Отделения банкового на 5.000р. и разменного на 145.000 руб.

    Серебра, эвакуированного из Орловского Отделения — 6 мешков банкового на 12.000р. и 59 мешков разменного на 118.000 руб.».

    Судя по полученным Павловым командировочным, баржа отправилась в Самару 26 августа. И ниже — текст документа об отправке следующего транспорта:

    «27 августа 1918 года Казанским Отделением Государственного Банка составлен настоящий акт в том, что сего числа выдано из кладовой Казанского Отделения для отправки в Самарскую Контору Государственного Банка Помощнику Директора Московской Конторы Банка П.Н. Антушеву и Контролеру Iразряда той же Конторы НД. Крестовникову семнадцать (17) почтовых посылок с ценностями Петроградского Монетного Двора на четыреста восемьдесят шесть тысяч пятьсот девяносто восемь (486.598)руб.».

    После отправки седьмого транспорта по радио из Казани было распространено следующее заявление: «Казань. Всем! Всем! Всем! Всем радиостанциям. Доношу, что в настоящий момент отправка золотого запаса, принадлежащего России, закончилась. Мною из Казани отправлено:

    1) весь золотой запас в нарицательную стоимость 657мил — лионов рублей, а по теперешней стоимости — шесть с половиной миллиардов рублей;

    2) сто миллионов рублей кредитными знаками;

    на огромную сумму всяких иных ценностей;

    3) запасы платины, золота и серебра.

    Счастлив донести, что теперь все это народное достояние из рук грабителей и предателей — большевистской партии Ленина — целиком перешло в руки Учредительного собрания, и Россия может быть спокойна за целостность ее богатства.

    Военный комендант Казани Владимир Лебедев, 13 часов 45минут 28 августа 1918 года».

    Как увидит ниже читатель, эта демонстративная радиограмма Лебедева была призвана ослабить натиск войск Троцкого на Казань. Не более того.

    В сентябре 1918 года в банке будет работать специально созданная коллегия ревизоров, одним из которых станет комиссар Сергей Измайлов. В своем совершенно секретном докладе на имя «Временного Революционного Гражданского Комитета г. Казани» Измайлов, подтверждая радиограмму Лебедева, напишет, что ревизорами «…было установлено, что означенная эвакуация была произведена семью транспортами начиная с 8-го по 27-ое августа».

    Однако это весьма спорный вывод. В распоряжении ревизоров был еще один документ с текстом от руки о фактическом количестве загружавшихся транспортов. Почему анализ его остался вне поля зрения комиссаров, остается лишь догадываться.

    Ниже прилагается полный текст этого документа.

    «Расходы по эвакуации ценностей с 5 Авг. по 5 Сент.

    Авг. 21

    400р.

    1875р.

    500р.

    700р.

    3475р.

    агент, уголовн. милиции

    24

    2

    30

    «

    Вознагражд. служ. Отдел.

    Авг. 21 «[2] 23970-71

    23 «10102

    24 «56 27 «29475-95

    Сент. 2 «545—55

    ««2074

    «5415-87

    ««60

    ««32

    5 «60

    ««241-90

    «К-ва 360 72393-98 + 350

    Авг. 23 Вознагражд. караульным 1312р.

    1050

    2362р.

    Авг. 9 Расходы по кладовой (гвозди) 2857—25 5 августа

    На обороте листа продолжение:

    Авг. 21 за погрузку и выгрузку 2225—80

    ««10027-70

    ««4841—80

    23 «911-65

    «787-50 ««3306-10

    26 «5235-60 ««1810-55 ««220 « 145-10

    27 «140 30651-80

    5 сентября включительно. Например, управляющий Марьин получил командировочные 2 сентября. И выехал в Самару на пароходе последним, смертельно опасным рейсом, когда красные уже взяли под контроль волжский берег под Казанью.

    По размерам и количеству выплат также видно, что загружаемые транспорты (баржи, автомобили, аэропланы, гужевые подводы?) были как большие, так и маленькие. Причем 21,23,26 августа, 2 и 5 сентября таких транспортов было несколько за день.

    Последующие события особо внимательно заставляют посмотреть на отметки, связанные с 21 августа. Все остальные дни эвакуации командировочные выписывались по одному разу, а 21 августа выданы сразу ЧЕТЫРЕМ группам экспедиторов. Что грузилось в этот день столь интенсивно?

    Именно в этот день трижды оплачивались работы «за погрузку и выгрузку». Причем, судя по суммам, загрузка была очень трудоемкая. 17 095,3 руб. выплачено грузчикам за три погрузки 21 августа. Сравним: 12 556,5 руб. выплачено за восемь остальных отмеченных погрузок 23–27 августа!

    И еще одна деталь. Как видим из сноски документа, 21 августа служащим банка, участвовавшим в погрузке, выплачено 23 970 рублей 71 копейка. Со странной припиской, которая гласит: «Сюда входит и вознаграждение и за эвакуацию 5 августа»!..

    Вы верите, что новая власть будет оплачивать финансовые обязательства своих смертельных врагов? Реалистичнее заподозрить, что под формулировкой «вознаграждение и за эвакуацию 5 августа» спрятана оплата работ за погрузку тех ценностей, которые без оформления документации тайно вывезены в секретном направлении…

    Также обратите внимание, что в списке под названием «Авансы, выданные командированным лицам на путевые издержки в Самару», со счета «разных выдач» указаны фамилии командированных. Однако, сравнивая фамилии из этого списка с фамилиями, что звучали в актах о приемке- сдаче ценностей и в последующих показаниях банковских служащих, нетрудно прийти к выводу, что в списке командированных перечислены не все экспедиторы. Однако всегда в этом списке назван старший в командировке. Который, видимо, являлся подотчетным лицом, расписавшимся за полученный аванс.

    Так вот, ни один из старших служащих, обозначенных в предыдущей главе как «Назначенные в командировку по эвакуации золота в Самару», командировочные не получал!

    Отсутствие командировочных говорит в пользу версии, что служащие из этого списка эвакуировавших золото (но не вернувшихся в Казань), выезжали куда-то рядом с Казанью — в место, где потратить деньги просто нереально. Например, в лес.

    Правда, следует признать, что младший служащий из списка сопровождавших золото числится и в списке получивших деньги на путевые издержки. Это караульный

    А. Архипов. Но он получил 400 рублей 29 августа вместе с помощником контролера П. Ивановым. Что говорит о том, что Архипов эвакуировал ценности отдельно от интересующей нас группы.

    И еще одно обстоятельство косвенно говорит в пользу версии о тайном транспорте, отправленном 21 августа. Если в следующей главе внимательно изучить рабочую смету по учету трудозатрат, подлежащих оплате при работе на эвакуации ценностей Казанского отделения Народного банка 23–24 августа 1918 года, мы обнаружим странное обстоятельство.

    Мартыненко, Сушков и Иванов, получив 21 августа деньги на командировочные расходы, 23-го уже вновь работали на эвакуации ценностей в банке. До и после них НИКТО не возвращался из командировки в Самару так быстро. Создается впечатление, что четыре официальные экспедиции, получившие командировочные деньги, должны были ОТВЛЕЧЬ ВНИМАНИЕ разведки красных от пятой, тайной экспедиции, отправленной в тот день (экспедиторы которой были засекречены и не получали командировочных вовсе)… При этом фальшивые экспедиции Мартыненко, Сушкова и Иванова через два дня уже успели вернуться обратно…

    И еще. Исследуемые архивные документы показывают, что уже после отправки 19 августа пятого парохода с золотом, 21 августа шли хорошо оплачиваемые интенсивные работы по загрузке другого транспорта.

    Последующие события покажут, что тщательно готовившаяся руководством города и банка афера — неконтролируемый вывоз золота — по времени возможна была только утром 21 августа.

    Какими банковскими силами проводилась эвакуация?

    Ревизоры большевиков, работавшие в банке 13–16 сентября 1918 года, обнаружили еще один весьма красноречивый документ, на который автор ссылался в главе 14. Это рабочая смета по учету трудозатрат, подлежащих оплате, при работе на эвакуации ценностей Казанского отделения Народного банка 23–24 августа 1918 года. Документ составлен 24 августа. Он интересен подробным списком сотрудников банка, цифрами их ежемесячной оплаты, из которых исходила оценка труда при эвакуации (час работы по эвакуации оценен в один процент месячного жалованья).

    И еще одно примечательное событие тех дней. 21 августа на Юнусовской площади Казани состоялся митинг, участники которого призывали горожан вступать в ряды «Народной армии». В мероприятии отметились представитель французской армии капитан Борд, американской — подполковник Рошторх, англичанин Митчел и поляк доктор Раковский. Представители Антанты внимательно наблюдали за эвакуацией ценностей, которая должна была обеспечить возврат их государствам военных кредитов, взятых Россией…

    Трехдневный бой на подступах к захоронению золота


    Куда же после эвакуационных работ в казанском хранилище госбанка 21 августа подевалась часть его сотрудников, назначенных в командировку с золотом? Пищу для размышлений на эту тему дает анализ развернувшихся боевых действий.

    В советские времена историки писали: «22 августа 1918 года белогвардейцы атаковали деревню Высокая Гора, где стояла основная часть группы Азина. Артиллерийским огнем азинцев наступление превосходящих сил противника было отбито. Командование белых произвело быструю перегруппировку своих сил, подтянуло значительные резервы, и густые цепи белогвардейцев одна за другой стали появляться на подступах Высокой Горы. Бой…продолжался три дня. Шел он с переменным успехом и не дал перевеса ни одной из сторон».

    В этой информации нет ничего необычного, кроме самого направления наступления. Высокая Гора находится в 27 километрах к северо-востоку от Казани. В 1918 году от нее дальше на север и северо-восток на 400 километров не было крупных городов, складов, войск КОМУЧа или его союзников и прочего. Только лесные массивы и вспомогательная группировка партизан 2-й армии под командованием латыша Владимира Азина, победа над которой, вдали от Казани и в глубине лесов, не могла внести никакого перелома в ход боевых действий. Зачем же при дефиците солдат сторонники КОМУЧа вели там наступление?

    Свет на этот вопрос может пролить информация из 1929 года, когда в Казань прибыли представители международной кладоискательской экспедиции, речь о которой пойдет в главе книги «Где искать спрятанное золото?».

    Информацию о кладе представителям французского банка «Р. де Люберзак и К°» предоставил поляк Вячеслав Ветеско. Об этом в серии статей в казанской прессе в 2006–2008 годах написал местный кладоискатель Равиль Ибрагимов, который ищет следы царского золота. По уверениям Вячеслава, его брат Константин в составе сводного отряда иностранных легионеров участвовал в захоронении под Казанью части золотого запаса.

    Выбор иностранцев для организации схрона весьма понятен — им труднее передать информацию о кладе местным татарам и русским, труднее воспользоваться своими знаниями в случае благополучного возвращения на Родину в тысячах километрах от клада.

    Также не исключено, что золото было заранее обговоренной долей легионеров за их участие в захвате золотого запаса. В связи с чем характерно признание 21-летнего мичмана Народной армии Георгия (Генриха) Мейрера: «Дело обороны Казани складывалось печально: чехи утратили интерес к Гражданской войне…» Может быть, потому и утратили, что обрели золото, ради вывоза которого хотелось выжить, а не рисковать своей жизнью?

    Характерно, что командовавший в Казани чешскими и словацкими легионерами Йозеф Йиржи Швец застрелился 25 октября 1918 года, оставив после себя посмертное письмо: «Я не могу пережить этот позор, который покрыл нашу армию. Всё лучшее в нас, наша честь, уничтожено».

    Отчаянным шагом командир протестовал против превращения своей боевой части в банду мародеров. Но мародерам нужно иметь с собой хотя бы часть драгоценностей, чтобы превратиться в отряд самоохраны своих жизней ради использования в будущем награбленного имущества…

    Похоже, что западнославянский легион — ударная сила антибольшевистской коалиции 1918 года, соприкоснувшись с золотом, разложилась так же, как и наполеоновская армия, разграбившая Москву в сентябре 1812 года…

    Интересно, что в 1929 году к предполагаемому месту захоронения клада представители французского банка начали движение от села Калинине, в 7 километрах к востоку от Высокой Горы, на развилке дорог Сибирского тракта. Причем этот маршрут движения к кладу — по столбовой дороге — для кладоискателей ни к чему не привел. Они пришли к месту захоронения проселочной дорогой через деревни Савиново и Караваево, которые сегодня стали микрорайонами в северной части Казани.

    Анализируя протоколы экспедиции и сравнивая их с транспортной сетью местности, нетрудно предположить, что строго на север глухой дорогой уходил груженый караван, а по тракту в районе Высокой Горы караван возвращался обратно. Вот, возможно, почему представителям французского банка, никогда не бывавшим в этих краях, разбирая названия ориентиров в обратном порядке, по записям поляка 1918 года, в 1929 году в течение двух суток не удалось выйти в район захоронения.

    Зато следование другим маршрутом, в той же последовательности прохождения деревень, как в 1918 году, позволило участникам экспедиции достичь желаемого района в течение шести часов — по раскисшей от октябрьских дождей грунтовой дороге, на маломощных авто.

    По заверениям крестьян деревни, в окрестностях которой участники экспедиции искали следы клада, сводный отряд КОМУЧа, сопровождавший тяжелогруженые грузо-

    вики, имел на своем вооружении артиллерию. А Вячеслав Ветеско позже утверждал, что на обратном пути (под Высокой Горой?) отряд напоролся на красных, в результате боя чудом выжил только его тяжелораненый брат Константин.

    Интересно, что боевые действия под Высокой Горой развернулись 22 августа. В то время как 19 августа ушел последний пароход с золотом.

    Еще раз вспомним некоторые обстоятельства. Согласно данным ведомости «О наличии и движении золота особой кладовой Казанского Отделения Государственного Банка» за август 1918 года, «золотая кладовая» опустела к 20 августа

    1918 года. А к 23 августа в работах по эвакуации ценностей банка уже не участвовали старшие служащие банка А.И. Кесарев, А.В. Козлов и В.В. Кимбор, поскольку они были назначены в «командировку по эвакуации золота в Самару» и не вернулись. Причем убыли не на пароходе…

    Так наступление ли вели войска КОМУЧа под Высокой Горой или порожний караван возвращался в Казань и напоролся на красных партизан, которые исполняли приказ командующего войсками Восточного фронта Вацетиса о выдвижении?

    21 августа Вацетис предписал командующему 2-й армией В. Блохину подойти к Казани и объединить в своих руках операции войск, действующих со стороны Вятских Полян и Арска на Казань, а также установить прочную связь с левым флангом 5-й армии, находящимся в районе деревни Осиново. Одновременно Вацетис предложил бывшему полковнику Петру Славену, командовавшему 5-й армией красных, принять решительные меры для связи с группой войск 2-й армии под командованием Азина. ПОСЛЕ занятия азинцами деревни Высокая Гора (т. е. 21 августа деревня еще не была занята) Славену приказывалось принять общее руководство всеми войсками, действующими под Казанью.

    По мнению автора расследования, именно бой 22–25 августа с неожиданно двинувшимися из Арска к Высокой Горе «красными» и породил одну из загадок с пропажей части золотого запаса. В контексте других событий, связанных с эвакуацией ценностей, все совпадает по времени. И, вполне вероятно, именно этот бой привел к тому, что выжил всего лишь один легионер, участвовавший в организации золотого захоронения.

    …22 августа легендарный террорист Борис Савинков наконец-то пробрался через линию фронта к своим сторонникам в Казани.

    Военный перелом под Казанью


    27 августа 1918 года в Берлине полномочный представитель Совнаркома Адольф Иоффе подписал «дополнительный протокол» к мирному Брест-Литовскому соглашению между Советской Россией и странами Четверного союза. Согласно протоколу, большевики соглашались выплатить Германии контрибуцию в размере 6 миллиардов марок. Выплата ценностей должна была пройти с сентября по декабрь 1918 года.

    Как покажут события, договоренность была реальной. 10 сентября первый эшелон с 42,86 тоннами золота направился в Берлин по железной дороге…

    Однако хранилище Казанского отделения Народного банка к моменту подписания дополнительного протокола по-прежнему удерживали войска КОМУЧа. И не просто пассивно обороняли, а наступали: 28 августа ударная группа полковника Каппеля, срочно вернувшаяся из-под Симбирска, в составе 2 тысяч пехотинцев, 340 кавалеристов, 14 орудий и 20 пулеметов, ударила в тыл 5-й армии большевиков — в район Свияжска, где размещался штаб наркома Троцкого.

    В операции приняли участие все видные эсеры — представители самарской власти в Казани Лебедев и Фортунатов, а также и сам Савинков. Ктому времени боевики казанского отделения «Союза защиты Родины и свободы» в полном составе влились в ряды «народной армии» КОМУЧа.

    Писатель (а тогда матрос Волжской флотилии) Всеволод Вишневский вспоминал: «28 августа отборный белый отряд, под командой Савинкова и Швецова, обошел наш фронт и обрушился с тыла. Положение создалось весьма трудное». Под «Швецовым», Вишневский, вероятно, подразумевал чеха Йозефа Йиржи Швеца.

    На самом деле это проявил себя вернувшийся Каппель, который решил своим излюбленным маневром обойти позиции противника и неожиданным ударом внести панику в его ряды. Однако в данном случае ему это не удалось. Небо над Казанью было нашпиговано аэропланами Троцкого. И потому летчик Я. Конкин сверху обнаружил движение колонны войск и доложил об этом в штаб 5-й армии.

    29 августа Каппель разделил свои силы. Он с двумя офицерскими батальонами штурмовал Свияжск, в то время как Савинков с кавалерийским эскадроном переправился через Волгу и вернулся ближе к Казани — к железнодорожной станции «Обсерватория», чтобы не дать красным возможности прийти на помощь Свияжску.

    Ключевым в тот день оказался бой за стратегический железнодорожный мост через Волгу. В рукопашной атаке красные дрогнули и бросились бежать.

    «Но враг не учел, что может сделать красная флотилия (Волжская военная флотилия. — В.К.). Быстрым ходом она двинулась к Романовскому железнодорожному мосту, где орудовали белые, и подкрепила отступавшие красные части», — писал участник боев Вишневский.

    Для Каппеля рейд моряков оказался полной неожиданностью. Дело в том, что под Свияжск прибыли миноносцы Балтийского флота «Прочный», «Прыткий» и «Ретивый». Их перегнали красные по Мариинской системе каналов. Чтобы провести морские корабли по речному мелководью, накануне с них были сняты орудия, на борт загружено минимальное количество топлива, откачена балластная вода. По прибытии в Нижний Новгород на Сормовском заводе орудия в течение нескольких дней были вновь установлены и корабли отправлены в район боевых действий. Миноносцы прибыли буквально перед наступлением Каппеля — 27 августа.

    Усиливающийся численный перевес красных, наличие в войсках Красной Армии авиации, миноносцев Балтфлота и расстрелы дезертиров по приказу Троцкого в корне переломили ситуацию под Свияжском.

    «Ночью из Нижнего Услона пришло донесение от сербов, что они не в силах выдерживать наступление красных и завтра принуждены будут отходить, отдав им Нижний Услон, — вспоминал Василий Вырыпаев, в 1918 году — 27-летний командир 1-й отдельной конной батареи “народной армии” КОМУЧа. — Это могло оголить наш фланг и дать возможность красным оказаться в тылу Народной армии, Каппель принужден был отказаться от Свияжска и идти на помощь сербам».

    Участь Казани была предрешена.

    Командующий Волжской флотилии красных Федор Раскольников предложил руководству использовать замешательство противника и немедленно организовать контррейд по Волге.

    29 августа в 23 часа 20 минут флотилия красных снялась с якоря. Впереди шел миноносец «Прочный» с наркомом Троцким, командующим флотом Раскольниковым и женой командующего, флаг-секретарем Рейснер.

    «Наш ночной налет, как выяснилось вскоре через разведку, надломил силу сопротивления белых, — резюмировал Троцкий. — Неприятельская флотилия была уничтожена почти полностью, береговые батареи приведены к молчанию. Слово “миноносец на Волге! — производило такое же действие на белых, как позже, под Петроградом, слово “танк ”на молодые красные войска. Пошли слухи, что вместе с большевиками сражаются немцы. Из Казани началось повальное бегство зажиточных слоев. Рабочие кварталы подняли голову. На пороховом заводе вспыхнуло возмущение. У наших войск появился наступательный дух».

    Этой демонстрацией боевой мощи Троцкий добился окончательного перелома в ситуации под Казанью.

    1 сентября гидроавиационный отряд Волжской флотилии красных бомбил пароходы противника в районе казанских пристаней. Несмотря на это, 2 сентября в Самару пароходом отправляется управляющий Петр Марьин, передав свои полномочия по управлению отделением банка контролеру Д. Доброхотову и получив в кассе командировочные. Марьин в 1929 году свидетельствовал, что выехал в день получения телеграммы, однако документ о выдаче командировочных гласит, что он ошибся на день:

    «Мне была дана телеграмма из Самары о выезде туда с последним пароходом и захвате с собой также книг, в кои был вписан золотой запас. Одновременно ко мне явился адъютант командующего речной флотилией, с которым я и выехал на пароход в день получения телеграммы. Мне разрешено было взять с собой жену и дочь, мать же осталась в Казани».

    В это время в Казанском отделении банка была зарегистрирована телефонограмма № 164, уведомлявшая, что «с 3/IXв здание Госуд. Банка городской караул высылаться не будет». Все войска из города отправились отражать новый натиск Красной Армии.

    7 сентября, в 12 часов дня под прикрытием огня с кораблей Волжской флотилии Владимирский полк и десант матросов ворвались в Верхний Услон, отбили у противника девять орудий и пулеметов и развернули их в сторону Казани. На высоте были установлены два шестидюймовых и тринадцать трехдюймовых орудий. Бои в Верхнем Услоне снимал на пленку кинооператор П. Ермолаев. Позже,

    18 января 1919 года, в казанском кинотеатре «Электра» состоялась премьера документального фильма Ермолаева под названием «Взятие Казани».

    Владимир Ленин, поправляющийся после своего ранения 30 августа эсеркой Фанни Ройд (Каплан), 7 сентября 1918 года шлет телеграмму в 5-ю армию с такими словами: «Уверен, что подавление казанских чехов и белогвардейцев, равно поддерживавших их кулаков-кровопивцев будет образцово-беспощадное».

    В тот же день, 7 сентября, в городе началась паника и бегство казанцев, поскольку в листовках, которые сбрасывали красные с аэропланов, большевики грозили срыть с лица земли буржуазные кварталы Казани. Город оставило не менее 30 тысяч жителей — четверть его населения.

    10 сентября Троцкий отправил в Москву телеграмму:

    «Сегодня в 4.00 взята Казань».

    С передовыми частями красных в здание Казанского отделения Народного банка ворвался специально прибывший из Москвы главный комиссар Народного банка Тихон Попов. И обнаружил в пыльных подвалах хранилища лишь брошенные мешки с медной монетой. Пришлось главному банковскому комиссару ограничиться сбором оставленных бумаг, составлением их описи, складыванием в конверты и опечатыванием этих пакетов — для облегчения будущей работы ревизоров…

    Где искать спрятанное золото? В банк вернулись прежние комиссары

    Еще накануне взятия Казани Реввоенсовет 5-й армии 8 сентября создал для управления городом и губернией орган административной власти — Временный гражданский революционный комитет (Ревком). Этот комитет просуществовал до 4 октября 1918 года, когда передал всю полноту власти в Казани и губернии вновь избранному Совету.

    За это время комитет расстрелял 11 монахов казанского Зилантова монастыря во главе с архимандритом Сергием, торжественно похоронил в братской могиле на территории парка «Русская Швейцария» погибших в боях с учредилов- цами и призвал служащих учреждений вернуться на работу налаживать мирную жизнь.

    Одновременно, «12-го сего сентября Главным Комиссаром Народного Банка Т.И. Поповым была учреждена Врем. Коллегия по управлению и ревизии Казан. Отд. Нарбанка и его отделений, в составе Симб. Губ. Комиссара Финансов Члена Симб. Губисполкома С. Измайлова, б. Комиссара Каз. Отд. НарбанкаГ. Сегена и Старш. Контролера Москов. К-ры Нарбанка — И. Наконечного (см. приказ № 1 от 12 сент. 1918 г.) с участием двух представителей от Рев. Гражданск. Комитета, в качестве коего последний делегировал Завед. Финансовым Отделом Советатов. Введенского. В таком составе Коллегия приступила 13-го сего сентября к работам по выполнению возложенного на нее поручения», — позже написал Временному Ревкому Казани в своем совершенно секретном докладе член создаваемой коллегии Сергей Измайлов.

    Все названные лица ранее работали в Казанском отделении Народного банка. Секретарем коллегии был назначен Н. Захаров. Председателем коллеги был поляк Илларий Наконечный, поскольку на рабочем документе той поры на имя руководителя этой коллегии имеется автограф с решением Наконечного по докладу. Он же расписался за управляющего в «Журнале Казанского отделения Госбанка за 1918 год» на с. 11, озаглавленной «Золото, принадлежащее банку».

    Комиссары появились в здании Казанского отделения Народного банка в тот день, когда на работу вернулись и служащие. Ход работы ревизоров нашел свое отражение в подробном итоговом протоколе.

    Начинался он так: «Сентября 13 дня 1918 г. мы, нижеподписавшиеся, приступили к просмотру документов, найденных в помещении Казанского Отд. Нарбанка у Секретаря Отделения и в кабинете у Управляющего, и хранившихся в запечатанных пакетах при описи, составленной прибывшим при вступлении Советских войск в Казань Главным Комиссаром Народного Банка Т.Н. Поповым, при чем по поводу ряда обнаруженных документов и актов, имеющих отношение к эвакуации из Казан. Отд. Нарбанка в Самару золотой наличности, а равно и кредитных билетов, а также имеющих касательство к операциям Отделения за период хозяйничания в городе чехо-словацких и белогвардейских банд и отношению служащих Отделения к врагам Советской Республики, постановили составить настоящий акт, выделив лишь те документы, кои могут иметь то или иное отношение к вышеуказанным вопросам, произведя затем расследование по всем пунктам протокола».

    Сам итоговый документ ревизоры подписали 16 сентября. А пока 13 сентября новая власть собрала служащих банка, разбежавшихся с наступлением красных, и пересчитала их. Проверив поголовье, комиссары приступили к работе. Алгоритм ее был позднее отражен в упоминавшемся секретном докладе Измайлова.

    «Затем на основании осмотра всех обнаруженных документов и актов, касающихся эвакуации, — сообщал Измайлов, — Коллегией была составлена подробная опись всех ценностей (золота, серебра, кредитн. билетов и иных ценностей) эвакуированных в Самару и иные города, находящиеся в местностях, занятых чехословаками…

    …Затем Коллегия приступила к самой тщательной проверке кассовых книг, приемочных и сдаточных актов в целях выяснения правильности кассовой отчетности и соответствия результатов ее с данными о кассовой наличности…

    …Затем Коллегией приступлено к производству расследования о действиях должностных лиц Нарбанка в связи с произведенной эвакуацией ценностей в Самару и незаконно производившимися банковскими операциями, при чем собран весь материал по вопросу о виновности ряда лиц из Банковской администрации в оказании существенной помощи и содействия врагам Советской республики, как в связи с эвакуацией ценностей Рос. Федер. Сов. Республики в Самару, так и вообще в поддержке чехословацкого и белогвардейского восстания…

    …Вместе с тем Коллегией собран и весь материал по вопросу о виновности главных инициаторов и распорядителей производившейся эвакуации и расхищения ценностей Республики — Уполномоченных Врем. Комитета Членов Учредит. Собрания — Фортунатова, Лебедева и Полковн. Степанова для привлечения их к ответственности как государственных преступников…» ж

    Допросы служащих банка

    В ходе ревизии комиссаров были собраны показания 30 служащих банка. Самые существенные моменты этой информации уже использованы в написании предыдущих глав расследования. Однако некоторые детали показаний, не звучавшие ранее, следует подчеркнуть.

    Помощник контролера Петр Иванов заявил ревизорам, «что официального приказа (об обязательном участии в эвакуации ценностей. — В. К.) не было, но слышал от бухгалтера Новикова, что лица, уклоняющиеся от участия в работе, будут подвергаться аресту и всяким карам».

    Помощник кассира 1-го разряда Павел Ожиганов «подтвердил показание об угрозах служащим отделения в случае отказа от работ, переданных бухгалтером отделения Новиковым».

    Помощник кассира 2-го разряда Борис Кухарский «указал на неоднократные угрозы Марьина сообщить белогвардейским властям о нежелании работать по выгрузке золота. Кроме того сообщил, что за сверхурочные работы при эвакуации платили обыкновенно нормальную плату, а также, что при эвакуации золота ближайшее участие принимал контролер Отделения Ф.И. Гусев».

    Помощник кассира 3-го разряда Пантелеймон Абразу- мов добавил, «что представителем от Комитета Учредительного Собрания был Устякин, который всячески помогал при эвакуации и грозил расстрелом за нерадивость».

    Бухгалтер 2-го разряда Ф. Куколеско «показал, что всячески пытался освободиться от работ по эвакуации, что могут показать многие сослуживцы. На этой почве был у него серьезный конфликт с управляющим Марьиным… Счетчики неоднократно отказывались производить погрузку, и на этой почве были частые конфликты. Все они принуждались к работе угрозами».

    Помощник бухгалтера 1-го разряда М. Лукьяненко «показал, что Марьин лично неоднократно угрозами расстрела и кар заставлял всех принимать участие в эвакуации ценностей в Самару».

    Монтер Пировский пояснил, как «…категорически отказывался работать и два дня совсем не ходил в банк, притворившись больным; затем был призван в кабинет управляющего, где с Марьиным сидел командующий войскамиСтепанов (ставший в Казани полковником, А.И. Степанов командовал частями “Народной армии”. — В.К.) и Гусев (второе должностное лицо в отделении банка, контролер Ф.И. Гусев. — В.К.). При них Марьин пугал его освидетельствованием доктора и арестом за уклонение от работы по эвакуации. Пировский, уходя… слышал, как Марьин рассказывал, что этот Пировский грозил администрации сообщить своему союзу металлистов, которых до пяти тысяч человек, если не освободят арестованных комиссаров. Степанов велел взять его под усиленный надзор. Когда один раз работавшие в кладовой хотели уйти пообедать, то Новиков сказал, что Марьин напишет записку коменданту о нежелании работать. Степанов часто приходил и присутствовал при погрузке».

    «Сторож-караульный около ворот» Павел Иванов показал, что «заставлял принимать участие в погрузке кроме Марьина и Гусева еще Лепешинский, а также М. К. Новиков, который всячески всех заставлял работать: раз курьеры просились обедать, он сказал: “Вот будет вам обеду командующего войсками ”».

    Сторож Банников говорил о том же: «Пугали гауптвахтой и арестом, особенно Толмачев. Управляющий Марьин приходил сам и тоже грозил».

    Сторож Григорий Кузнецов рассказал ревизорам, как однажды «спросил у Толмачева, почему тот так старается скорее увозить золото, то Толмачев ему ответил: “Это для нас всех лучше, так как большевики напирают на Казань

    потому лишь, что здесь золото, а когда его не будет, то и не будут так наступать ”».

    Сторож Тимофей Желнов пояснил, что когда при тяжелой физической работе по отправке ценностей служащие «высказывали недовольство малой оплатой труда, то Марьин говорил, что для народной армии они должны это сделать даром, так как те проливают кровь и терпят страдания, а они не хотят немного поработать».

    В предыдущих главах уже упоминалось, что, чтобы понять, почему служащие на допросах особенно напирали на свое принуждение в работе по эвакуации ценностей, следует вспомнить, что 30 августа был ранен председатель Совнаркома Владимир Ленин. В ответ на покушение на своего вождя большевики заявили о начале «красного террора».

    Несмотря на царившую в городе атмосферу страха обывателей, секретарь Казанского отделения Народного банка Виктор Калинин составил для ревизоров докладную записку, в которой честно рассказал, почему сотрудники банка неохотно помогали эвакуировать ценности: «…из разговоров со служащими, работавшими по эвакуации, я вынес впечатление, что большинство их относилось ко всякой вывозке золота и ценностей отрицательно, стоя на чисто обывательской точке зрения: “увезут золото и деньги, и Банк могут закрыть или распустить половину служащих за отсутствием работы и денег; хороших денег не будет, а пойдут купоны и прочие суррогаты ”, которые, кстати сказать, накопились у большинства служащих и теперь приводят их в отчаяние».

    Одновременно с начавшейся работой со служащими ревизоры пересчитали оружие, хранившееся в банке. В наличии оказался целый арсенал, способный вооружить почти всех сотрудников банка — 5 револьверов системы «Маузер», 21 револьвер системы «Наган», 69 винтовок, восемь старых шашек, четыре ствола для пулемета системы «Кольт» и два ствола для пулемета системы «Максим». Также предположительно в первый день работы для комиссаров — членов Коллегии была составлена смета расходов по эвакуации ценностей, которая уже приводилась ранее.

    Недостача 23 010 ооо рублей (17 815,147 кг золота)


    После первых допросов служащих комиссары спустились в хранилище для подсчета оставшихся в Казанском отделении Народного банка ценностей, о чем педантично составили очередной акт.

    Вот текст этого документа.

    «Сентября 14 дня 1918года мы, нижеподписавшиеся, члены Временной Коллегии по ревизии и управлению Казанским Отделением Нарбанка И.В. Наконечный, С.М. Измайлов,

    В.Я. Введенскй, Г. И. Сеген, секретарь коллегии Н. В. Захаров в присутствии и.о. Управляющего Казанским Отделением Нарбанка Д. А. Доброхотова и служащих Отделения приступили к осмотру кладовых Отделения. Ключи от кладовых были получены у и.о. Управляющего Отделением Доброхотова, и.о. Контролера Калашникова и Главного Кассира А.И. Коколев- ского. При входе в кладовую № 2 беспорядка не было замечено, шкафы с ценностями были заперты двумя замками, на полу лежали сложенные штабелями мешки с медной монетой, а на полках незаполненные ценные банковские бланки.

    В первую очередь приступлено к подсчету оборотной кассы. В сундуке дневной оборотной Кассы найдены расходные документы, деньги по которым были выданы уже по заключении Кассы 9 сентября 1918 г. в общей сложности на сумму один миллион четыреста тридцать семь тысяч четыреста восемнадцать (1.437.418)руб., всего семь документов на 11 листах и разными денежными знаками на сумму один миллион девятьсот девяносто пять тысяч двести восемьдесят руб. 17 коп. (1.995.280 руб. 17к.), а всего в оборотной кассе найдено три миллиона четыреста тридцать две тысячи шестьсот девяносто восемь руб. 17 коп.

    В сундуке разменной кассы найдено: разными кредитными билетами — годными сто тридцать шесть тысяч девятьсот пятьдесят девять руб. (136.959 руб.) и ветхими — восемьдесят девять тысяч пятьсот сорок один руб. (89.541 руб.), всего на сумму двести двадцать шесть тысяч пятьсот (226.500) руб., а равно найдены в полном порядке и полностью все ценности, поименованные в пунктах 2,4,5,6,8,9,13,14,15,17 и

    19 баланса № 176 от 9 сентября 1918 г.

    В 1100 мешках оказалось медной монеты по 50 руб. в мешках, итого на сумму 55.000 руб. и в 8мешках неполных медной монетой — на 315р. 10 к. В 6мешках (вещевые мешки 6шт., и в 1 месте (полотн. мешок) обнаружены ценные вещи, переданные на хранение судебн. следов. Николаи, найденные в помещении Чрезвычайной Комиссии.

    Затем были открыты шкафы с ценностями и произведена проверка пакетов на выбор, причем содержимое оказалось соответствующим документам.

    В кладовой № 3 дверь оказалась запертой и запечатанной личной печатью представителя Петроградской Сберегательной Кассы.

    Остальные кладовые, где находились прежде ценности, оказались пустыми».

    К 16 сентября ревизоры закончат обзорное изучение информации, сгруппируют документы по интересующим их темам, вынесут свой вердикт о виновности отдельных служащих банка в вывозе ценностей из хранилища.

    Но, главное, они определят сумму эвакуированных ценностей, которая будет названа в первом пункте итогового протокола. Вот как эти цифры будут выглядеть.

    «1). При осмотре папки с надписью “'Дело Каз. Отдел. Госуд. Банка по эвакуации в Самару ценностей ’’обнаружен список эвакуированных в Самару за все время ценностей (золота в слитках, монет и разных ценностях, серебра, меди, кредитных билетов), всего на сумму:

    Золота 645.533.893 р. 21 к и 514 ящик с золотом,

    стоимость коего неизвестна.

    Серебра 14.244.328р. 15 к.

    Меди 3.099р. 18 к.

    Кредитных билетов… 69.116. ООО р. 00 к.[3]

    Разн. ценност. 270.000р. 00к и 1 сундук с цен. Самарск. Ревкома

    Помимо того эвакуировано в Симбирск:

    Кредит, бил. 5.000.000р.

    В Чистополь, Тетюши и Лаишев:

    Кредит, бил. 7.200.000 руб».

    Таким образом, первоначальные цифры ущерба были определены. Однако они оказались лишь приблизительными. Каждый читатель этого расследования может суммировать цифры, указанные в сводном акте № 11639, который был в распоряжении комиссаров. Автор этих строк пересчитал эти цифры, посвященные золоту. Итог получился другим — 650 411 969,5 царского золотого рубля.

    Смущает неточность расчета комиссаров. Не справившись с валом цифр и фактов, ревизоры большевиков не захотели разобраться и в их сути. Например, в «Журнале Казанского отделения Госбанка за 1918 год» есть страницы 11–12, озаглавленные «Золото, принадлежащее банку». На них за подписью Иллария Наконечного комиссары, как плохие ученики, подгоняют результат своих действий под известный ответ. На с. 11 сообщают, что до начала э?акУа_ ции на балансе банка числилось 574127 751 рубль 46 цопеек в желтом металле, хранившихся отдельно, в спещрльн0 оборудованной в 1915 году «золотой кладовой».

    Чтобы получить итоговый нулевой баланс и выве0™ ТУ же цифру в расходах, они проводят несложную матпуля- цию. Сообщают, что 6 августа эвакуировано 6 млн. рублей золотом. О чем они хорошо информированы, так как;Олото вывозил один из участников комиссии — Измайлов

    Далее берут цифру 545 117 751, 46 рубля, которг3’ со_ гласно «Общему журналу Казанского Отделения Государственного Банка (№ 66)» за август 1918 года (см. главУ 13), списана со счета банка, по четкой статье: «ОтсРлано в Самару золото». Т. е. не за один день, а за весь п? Риод эвакуации ценностей КОМУЧем.

    Однако Наконечный обозначает, что 545 11; 751, 46 рубля золотом отправлены 23 августа 1918 года. всю обнаруженную разницу недостачи — 23 010 ООО рублей фиксирует как списание с банковского счета от 14 аг1073- Или 17 815,147 кг. Включая в эту сумму и вес ту недостачу которая стала добычей мародеров 6 августа.

    И это несмотря на то, что под рукой ревизоров; сть и другие документы об отправке, и им известно, что было ПЯТЬ пароходов с золотом. И хотя данные актов окончательно перепутаны, все равно ни на одном из парсходов не было отправлено суммы, близкой к 23 млн.

    Фактически коллегия под руководством Наконного обнаружила недостачу, но предпочла не разбираться в причинах ее обнаружения. Легче в «Журнале за 1918 год>> было списать эту сумму на гипотетический вывоз по Волге, чем в отпущенные на ревизию четыре дня искать, куда это золото делось на самом деле.

    Чем озадачились ревизоры?

    В комментарии к определенной ревизорами сумме вывезенных ценностей сказано:

    «В означенном списке имеются указания, откуда присланы эвакуированные ценности. Список никем не подписан и не скреплен.

    По поводу означенного списка Комиссия постановила: произвести сверку данных этого списка с результатом проверки кассовых книг и наличности ценностей, для чего приступить к немедленной проверке книг и наличности; выяснить по чьему распоряжению и на основании каких документов производилась эвакуация, выяснить степень участия служащих От-ния и их роль при эвакуации и вообще осветить всю картину этой эвакуации».

    Итоговый документ работы временной коллегии напечатан на десяти страницах. Кроме констатации обнаруженных документов и информации от служащих, полученной в результате их допросов, в протоколе после каждого пункта вынесено постановление коллегии.

    Нет резона приводить текст протокола полностью. Однако решения комиссии читатель вправе знать. Поэтому, ужимая текст, где это можно, констатирующую часть отдельных пунктов автор дальше опускает. А где такое сокращение невозможно, цитирует полностью.

    «2. В той же папке обнаружена черновая опись (написана карандашом) всех полученных из разных мест в Каз. Отд. Нарбанка ценностей, с указанием, откуда, когда и какие ценности получены для хранения.

    ПОСТАНОВЛЕНО: произвести проверку этого списка с кассовыми книгами.

    3. …ПОСТАНОВЛЕНО: выяснить, на основании какого приказа произведены были отправки кредитных билетов и ценностей за время с 7-го по 15-е августа, когда дан этот приказ, а равно отметить, что, как видно из приказа, означенные Марьин иАнтушев по-видимому пользовались полным доверием со стороны “Ком-та Чл. Учр. Собр. ”, т. к. им предписывалось не только оказывать содействие эвакуации, а непосредственно возлагалась на них и самая эвакуация.

    4. Далее в этой же папке обнаружен акт, составленный

    23 августа 1918 г. об эвакуации в Самару согласно распоряжения “Товарища Управляющего Военным Ведомством ”Казанским Отделением Нарбанка пяти транспортов с подробным перечислением всех ценностей и сроков отправки (12 августа, 14 авг., 16 авг., 18 авг., 19 авг.).

    ПОСТАНОВЛЕНО: Произвести сверку означенного акта с данными ревизии и выяснить по каким основаниям все ценности были распределены по транспортам, а равно кто их распределял.

    …6…ПОСТАНОВЛЕНО: по проверке всех этих актов с результатами ревизии выяснить соответствие этих приемочных актов со сдаточными актами и фактическим наличием имевшихся в Каз. Отделении ценностей.

    7. Помимо всего перечисленного в этой же папке найдена копия телеграммы от 31 авг. за№ 1/768от “Управляющего ведомством финансов ” Ракова — на имя Управл. Каз. Отд. Нарбанка Марьина о срочном выезде Марьина для служебных переговоров в Самару с материалами, касающимися эвакуированных ценностей.

    ПОСТАНОВЛЕНО: произвести расследование, не является ли телеграмма фиктивной в целях представить отъезд Марьина вынужденным и имеющим характер неожиданной и кратковременной отлучки.

    …10. Рассмотрев список служащих Каз. Отд. Нарбанка — старших и младших — явившихся на занятия 13 сентября и не явившихся по уважительным причинам, Коллегия постановила:

    По сверке этих списков со списком штатов Казанского Отдел. Банка установить всех не явившихся на занятия служащих и считать их уволенными с работы, передав одновременно с сим эти списки в Чрезвыч. Следств. Комиссию для предания их суду на основании приказа НАРКОМВОЕНМОРтов. Троцкого как лиц, оказывавших содействие чехо-словакам и белогвардейцам во время нахождения их в Казани.

    11. О явившихся на занятия служащих произвести следствие в целях установления степени виновности отдельных служащих, кои добровольно оказывали те или иные услуги белогвардейцам, если таковые среди них окажутся.

    …18. Усмотрев из “Списка лиц, принимавших участие в работе по эвакуации ”, что означенные в списке служащие получали особое вознаграждение за работу по расчету 0,01 месячного оклада в час, и таковое вознаграждение им было выдано со счета разных выдач, Коллегия вопрос о правильности произведенной выдачи представляет на разрешение Главкомиссара Банка, со своей стороны полагая затруднительным погашение служащими этих незаконных выдач и признавая, что в большинстве случаев служащие принуждались к непрерывной тяжелой работе угрозами всяких кар, вплоть до расстрела.

    …20. Ввиду обнаружения переписки по поводу прикомандирования Делопроизводителя Н.Ю. Комошинского, как исполняющего “особые возлагаемые на него поручения ” и копии приказа “Особоуполномоченного Комитета Членов Учредит. Собрания”

    о том же, Коллегия постановила направить переписку в Чрезв. Следств. Комиссию для расследования».

    Еще раз вспомним, что, по показаниям секретаря Казанского отделения Народного банка Виктора Калинина, Николай Комошинский вел при управляющем Петре Марьине особо доверительное делопроизводство, от которого Калинина отстранили! Комиссары нашли эти документы.

    Далее в итоговом протоколе сказано следующее.

    «21. В ящике письменного стола Управляющего Каз. Отд. Нарбанка (найдено письмо. — В.К.) № 2819 от 12 августа

    1918 г., содержание коего с одной стороны рисует крайне печальную картину финансового положения чехо-словаков и белогвардейцев в Самаре к моменту взятия Казани в виду ПОЛНОГО отсутствия каких бы то ни было денежных знаков, с другой — дает основание определенно установить известный контакт между Управл. Каз. Отдел. Нарбанка Марьиным и врагами Советской Республики.

    ПОСТАНОВЛЕНО: Направить письмо в копии в Чрезвыч. Следств. Комисс. для привлечения к ответственности, как Управл. Каз. Отд. Нарбанка Марьина, так и Управ. Самарск. Конторой Нарбанка Ершова, и одновременно доложить об этом Главкомиссару Банка в целях исключения их со службы.

    22. Усмотрев из переписки на 6листах о существовавшей в Казани организации по сбору на усиление фонда Народной Армии, помещавшейся по Б. Проломной улице в д. Остермана, Коллегия постановила: всю переписку направить в Чрезвыч. Следств. Комиссию для установления лиц, принимавших участие в означенной организации для привлечения их к ответственности, указав одновременно с сим, что помещение этого Комитета (в д. Остермана по Пролом, ул.) до сего времени никем из Советских властей не обследовано и там все находится в том же виде, в каком оставлено бежавшими белогвардейцами».

    В пункте речь идет о добровольных пожертвованиях казанцев в пользу армии КОМУЧа. К этому можно добавить следующее. 1 марта 1919 года на страницах газеты «Известия ВЦИК» председатель ЧК Восточного фронта Мартын Лацис рассказал, как были наказаны те преподаватели Казанского университета, которые собирали пожертвования в пользу «народной армии». Профессорам и доцентам было предложено сдать сумму в 10 раз больше той, которую они дали для войск КОМУЧа на восстановление разрушенного в городе. Затем некоторые преподаватели выступили в казанской прессе со статьями, осуждающими свой прежний поступок…

    Далее в итоговом проколе ревизоров содержится следующий пункт, существенный для темы расследования.

    «25. Усмотрев из разной переписки, что Управляющим Банком незаконно произведены разные расходы по счету разных выдач в связи с эвакуацией ценностей в Самару, Коллегия постановила: произвести точный подсчет произведенных расходов в целях получения от Главкомиссара Банков инструкций по вопросу о возмещении израсходованных народных денег».

    Обвинения, равные смертному приговору

    Отдельно разберем вопрос отношения ревизоров к лицам, принимавшим участие в эвакуации ценностей, хранившихся в Казанском отделении Народного (государственного) банка. На удивление, несмотря на объявленную кампанию «красного террора» и обещание казанцам кар за пособничество властям КОМУЧа, работавшие в банке комиссары не оказались столь кровожадными.

    В итоговом протоколе они отметили следующее.

    «28. Общая картина, полученная от опроса служащих в Казанском Отделении Банка, как старших, так и младших, такова: работа по эвакуации ценностей в Самару громадным большинством служащих производилась по принуждению, из- под палки. Лиц, имевших настолько гражданского мужества, чтобы отказаться помогать врагам Советской республики, почти не оказалось, за единичными исключениями. Все остальные, отчасти вследствие угроз со стороны Воинских частей и Представителей Комитета Членов Учредит. Собрания, а главным образом ввиду определенно выяснившегося отношения высшей администрации Отделения в лице Управляющего Отделением Марьина и его ближайших сотрудников и категорических приказаний с их стороны, подкрепляемых постоянными угрозами прибегнуть к содействию военных властей, принуждены были принять то или иное участие в эвакуации ценностей.

    Из ближайших сотрудников, по-видимому, принимали деятельное участие в работе и очевидно были заинтересованы в скорейшем и успешнейшем ее окончании — Контролер Гусев, Нач. Охраны Лепешинский, Пом. Бухг. Толмачев, что подтверждается еще тем, что означенные лица скрылись из Казани при вступлении в Казань Советских войск. Самое деятельное участие при эвакуации принимал быв. Управляющий Симб. Отдел. Нарбанка П.П. Устякин, который, как это видно из документов, а равно из опросов служащих, и являлся главным образом, представителем военных властей при эвакуации, постоянно подгонял рабочих и служащих, грозил расстрелами и т. п».

    Вспомним, что Вячеслав Лепешинский, выехавший 13–14 августа 1918 года на первой барже с золотом, на самом деле был помощником бухгалтера 2-го разряда, а не начальником охраны. В документах, составленных комиссарами за дни работы, много описок, связанных с трудящимися банка, ради которых вроде бы власть большевиков создавалась. Так, бухгалтер 2-го разряда Ф.А. Куколеско записан как Коколеско, а с помощником кассира 3-го разряда К. А. Аришиным по документу вообще не поймешь — мужчина это был или была женщина!

    Поражает небрежность в работе комиссаров, оказавшихся в столь педантичной сфере, как банковская. Ревизор Сергей Измайлов в совершенно секретном докладе на имя Временного революционного гражданского комитета г. Казани сообщает, что было всего семь транспортов с ценностями, имея в виду семь актов об отправке, которые были у комиссии перед глазами.

    Но рядом же под рукой ревизоров лежал рукописный документ, вероятно, созданный 13–16 сентября, о погрузочных и охранных работах по эвакуации, который свидетельствует, что кроме известных пароходов было еще двадцать разного вида транспортов! Подробнее это обстоятельство мы уже разбирали.

    С такой низкой квалификацией работы с документами, которые к тому же умышленно запутаны, немудрено было не заметить, что часть ценностей ушла из Казани не водным путем и не в Самару…

    В отдельном резюме комиссии значится и следующий пассаж:

    «. ..Если бы старшие и младшие служащие способствовали захвату Казани белогвардейцами и чехо-словаками, то тогда разговор был бы другой, но здесь этого тягчайшего аргумента преступления нет, а потому на них надо смотреть, как на людей, которые будучи пленными, вынуждены были под страхом расстрела исполнять все повеления и приказания. Вся тяжесть ответственности лежит не на тех, кто исполнял приказания под страхом расстрела, а на тех руководителях, которые по эвакуации золота в Самару, бежали вместе с белогвардейцами, покидая Казань, каковыми и являются Марьин, Гусев идр… Действительных виновников этой трагедии нет, они не остались в Казани, а бежали».

    Как видим, главным аргументом вины подозреваемых является их руководящая должность и факт их отсутствия на рабочем месте…

    Комиссар Измайлов особо настаивал на персональной ответственности управляющего Казанским отделением Народного банка Марьина. Поэтому по завершении ревизии он пишет специальный рапорт на имя главного комиссара Народного банка, подробно освещая ход эвакуации ценностей в начале августа 1918 года. Информация из этого рапорта была использована в ходе написания текста некоторых глав.

    Особо комиссар припомнил управляющему нежелание отдавать из хранилища золото и наличные деньги, квалифицируя поведение Марьина как «если не открытое противодействие, то скрытый саботаж». Необходимость своего подробного рапорта Измайлов объяснил тем, «что все это существенно для суждения о виновности быв. Управл. Каз. Отдел. Нарбанка Марьина».

    С этим трудно не согласиться. Если вспомнить обстановку тех дней, Марьин с обвинениями комиссара Измайлова наверняка бы был «поставлен к стенке». Это замечание существенно для нашего расследования. Поскольку, как покажут дальнейшие события, в 1929 году Марьин будет спокойно проживать в Ленинграде. И даже привирать в своих показаниях о событиях 1918 года, опуская неприятные подробности и выпячивая детали, приятные победившей власти.

    Подчеркнем, что бывший управляющий благополучно проживал в колыбели Октябрьского переворота 1917 года вопреки деятельному участию в исчезновении части золотого запаса, службе Колчаку в Омске и обвинению специально созданной коллегии комиссаров в саботаже и пособничестве врагу. Как такое стало возможным — одна из нерешенных загадок расследования…

    Поразительно, что другой ключевой персонаж «золотой истории», лидер КОМУЧа Борис Фортунатов, после боев в составе войск Каппеля в марте 1920 года вступил в Первую конную армию красных. И был арестован в 1933 году по стандартному обвинению в участии в контрреволюционной организации. Чем активный антикоммунист купил себе у красных право на жизнь? Связано ли это с информацией по казанскому золоту? Неясно…

    В сентябре 1918 года специально созданная коллегия ревизоров не обнаружила следы вывоза ценностей на север от Казани. И лишь передала дальнейшее разбирательство Мартыну Лацису в Чрезвычайную комиссию Восточного фронта.

    Однако главная задача фронтовой контрразведки Лациса заключалась в обеспечении безопасности наступающих войск рядом с линией фронта. И потому заниматься розыскными мероприятиями в глубоком тылу ей тоже было не с руки.

    Вопрос о поиске золота под Казанью поставить было некому. Да и оснований к тому вроде бы не было. Тем более что главный практический вывод ревизоров гласил, что проверенные финансовые учреждения в принципе готовы работать дальше.

    Подсчеты сокровищ в Омске

    29 октября 1918 года вышел приказ народного комиссара по делам финансов, который гласил: «Увольняются от службы за невозвращение к исполнению служебных обязанностей после освобождения Казани от белогвардейцев и чехословаков и в случае задержания предаются революционному суду управляющий Казанским отделением Народного банка П.А. Марьин и контролер Ф.И. Гусев».

    1 декабря новым управляющим Казанским отделением назначается Илларий Наконечный, которому 3–7 мая 1920 года уже в должности старшего инспектора казанского губфинотдела довелось принимать обратно оставшуюся часть дореволюционного золотого запаса России.

    Тогда впервые банковским служащим представилась возможность оценить размер ущерба, нанесенного эвакуацией и неконтролируемым расходом казны. От должностных лиц на освобожденной территории были затребованы новые документы, которые помогли реконструировать некоторые нюансы пропажи золота в Казани. Но специальным поиском следов золота никто не занялся.

    Доставшаяся омскому Верховному правителю адмиралу Александру Колчаку часть золотого запаса получила в литературе и кинематографе название «золото Колчака». Драматическая история продвижения этого золота на восток сыграла злую шутку с той частью достояния государства, которая пропала из золотой кладовой Казанского отделения 21 августа 1918 года. Поскольку «казанская» пропажа оказалась в тени.

    Ниже обзорно приводится «колчаковская» часть истории с исчезновением части золотого запаса, поскольку некоторые из моментов этого периода помогают понять обстоятельства пропажи ценностей в Казани.

    Данные приводятся по публикациям кандидата исторических наук А. Гак, которая в соавторстве с В. Дворяновым и J1. Паниным написала статью для журнала «История СССР» (№ 1,1960 год), а затем еще раз обобщила факты в своей статье для журнала «Наука и жизнь» (№ 9, 2001).

    По распоряжению властей КОМУЧа прибывшие ценности были отправлены на восток пятью железнодорожными эшелонами. В ноябре 1918 года поезда прибыли в Омск, в котором 18 ноября адмирал Александр Колчак был объявлен Верховным правителем России. Так же как в Казани, при выгрузке ценностей от железнодорожной станции до хранилища местного отделения Госбанка в центре города коридором стояли войска.

    Больше месяца шел переучет прибывшего достояния. По итогам ревизии в официальном издании «Вестник финансов» министерства финансов колчаковского правительства были опубликованы данные о доставленном из Казани золоте:

    «в российской монетена 523.458.484 руб. 42 коп., в иностранной монетена 38.065.322 руб. 57 коп., в слитках — на 90.012.027 руб. 65 коп.

    Всего на сумму 651.535.834 руб. 64 коп.».

    Несмотря на то что подсчеты автора расследования о цене вывезенного золота оказались ближе к омским (650 411 969,5 руб.), чем данные ревизии 13–16 сентября в Казани (645 533 893,21 «и 514 ящике золотом, стоимость коего неизвестна»), все равно расхождение цифр не может не настораживать.

    А. Гак замечает: «Есть основание предположить, что итоговые данные, обнародованные омским правительством, были выведены не из реального пересчета, а на основе имевшихся документоводного месяца для такой кропотливой работы при технических возможностях того времени явно недостаточно».

    Это — ключевой вывод, аналогичный тому, к которому пришел и автор этих строк, изучая сумму сосредоточенных в Казани сокровищ. За отпущенное Гражданской войной время банковские служащие города на Волге не могли педантично сосчитать, каким размером сокровищ они располагали, о чем еще пойдет речь в свое время. Соответственно, комиссарам в сентябре 1918 года трудно было и утверждать, что какая-то часть ценностей не эвакуирована.

    Такой вывод подтверждает акт очередной ревизии ценностей, обнаруженный автором этих строк. Юмая 1919года в Омске была проведена проверка перевезенных из Самары ценностей и установлена недостача, общая сумма которой в акте не названа. Сказано лишь, что мешки и ящики были

    повреждены и их содержимое дополнено теми золотыми монетами, которые выпали при перевозке золота со станции «Омск» в кладовые Омского отделения, в то время как многие иностранные золотые монеты дополнять было нечем.

    «Со счета переходящих ценностей недостача пополнена российскою полновесною монетою на сумму 1100 рублей и иностранною — 3 кружками испанских Альфонсов и 3 кружками румынских франков, а со счета разных выдач российскою полновесною монетою на сумму 2755 руб.

    Не покрыта следующая недостача, за отсутствием в Омском Отделении соответствующей монеты: а) 44 кружков дефектной российской монеты 10-руб. достоинства, переоцененная сумма коих не определена, и иностранною — 1 кружка японской иены на 9р. 70 к., 9 кружков испанских Альфонсов на 83 рубля, 1 кружка французского франка на 7р. 41 к.,

    2 кружков румынских франков на 14р. 98 к. и 4 австрийских гульденов на 31р. 30 к., всего 17кружков на 146 руб. 39 коп.

    Б) Все неповрежденные ящики и солдатские вещевые мешки с монетою были вскрыты и сумма, показанная на ярлыках, а также нумера больших и малых внутренних мешков и ящиков записывались БЕЗ ПЕРЕЧЕТА МОНЕТЫ (выделено мной. — В.К.). На ящиках ставились порядковые нумера с обозначением достоинства монеты, на вещевых мешках с иностранной монетой, кроме того, привязывались ярлыки с обозначением наименования монеты: по государствам, суммы и порядковые номера, а на ящиках подписывались наименования государства, коими была выпущена в обращение данная монета.

    В) Золотые слитки, полосы и кружки в 196 ящиках Казанского Отделения были вскрыты и по нумерам слитков были сличены с книгами Казанского Отделения. В14 ящиках Московской Конторы были обнаружены слитки Монетного Двора, по четыре слитка в каждом ящике. Из 197ящиков Московской Конторы со слитками частных банков были вскрыты лишь 14 ящиков; но за неимением данных о весе и стоимости каждого слитка, дальнейшая работа была приостановлена. Из 34 ящиков Монетного Двора были вскрыты лишь 7ящиков, в коих оказалось в ящике за № 1 — два золотых шара, чечевица и пластинки, принадлежащие Главной Палате Мер и Весов, в трех ящиках за №№ 2,3и4 платиновые и золотые самородки Горного Института, в двух ящиках за №№ 133 и 143—золото в катодных полосах и ящике за № 39—золотые полосы от монетных переделов».

    После окончания работ по проверке золотого запаса, в наличности оказалось следующее количество мест: с российскою монетою[4] на сумму 499.435.177 р. 65 к., с иностранной монетой 220 ящиков, 381 двойных и 12 ординарных мешков на сумму 40.577.839 р. 36 к., с переоцененной монетой 261 двойных и 3 ординарных на сумму 15.385.566 руб. 13 коп., со слитками 391 ящик, 9 ящиков с полосами на сумму 529.594 р. 24 к. и 7 ящиков с кружками на сумму 525.447 р. 23 к., 34ящика с ценностями Монетного Двора и 3 ящика с 17 почтовыми посылками из Лабораторий на имя Монетного Двора на сумму 486 598 р.

    «Вышеуказанное количество мест, с присоединением 1236ящиков, отправленных во Владивостокское Отделение, согласуется с данными о количестве мест, обозначенных в актах по перевозке золотого запаса из Самары и документами Казанского Отделения, если принять во внимание, что из общего количества привезенных в Омск мешков с золотою монетою было в наличности 5 ординарных мешков и что при переложениях монеты из 18 кожаных сумок из мешков в ящики и обратно из ящиков в мешки количество ящиков уведичилось на 18, ординарных мешков также на 18, а двойных мешков уменьшилось на 18.

    По документам Казанского Отделения ящиков со слитками, полосами, кружками и ценностями Монетного Двора эвакуировано 1679. Исходя из этого количества ящиков и принимая во внимание, что этих ящиков имеется в настоящее время в кладовых Омского Отделения 444ящика, необходимо предположить, что из 1236ящиков, отправленных во Владивостокское Отделение, один ящик имеется с монетою».

    Сумма полноценной российской монеты (в скобках указана цифра “49.943.517 р. 65 к.”, которая красными чернилами зачеркнута и надписана сверху другая цифра: “499.435.177 руб. 65 коп. В.К.) была выведена по наличию мест, находящихся в кладовых Омского Отделения, т. е. посредством умножения числа мест на 60000 р., заключающихся в каждом мешке, с прибавлением к ним сборных мешков на неполные суммы, причем один мешок, из которого, согласно акту, составленному в Уфе, было похищено монеты 10-руб. достоинства на 410 руб. и который при проверке золота НЕ БЫЛ ОБНАРУЖЕН) (?! — выделено мной. — В.К.) (вследствие чего был помещен в штабель мешков с полными суммами, без недочета) считался в сумме 59 590 рублей.

    «Суммы иностранной и переоцененной монеты были выведены на основании записей, производившихся при проверке золота.

    Суммы, указанные Лабораториями на 17почтовых посылках (499.898), находящихся в 3 больших ящиках, не согласуются с общей оценкой (486.598р.), произведенной Московской Конторой на 13.300р.

    При сем прилагаются сведения о наличности эвакуированного в Омское Отделение золота и две ведомости иностранной монеты».

    Как видим, неуверенность в общей сумме эвакуированного заметна и в этом документе…Для нашего же расследования интересны ящики Монетного двора, которые, по сомнительному сводному акту № 11639 от 23 августа 1918 года, составленному в Казани, были эвакуированы из Казани 19 августа. Этим актом из Омска от 10 мая 1919 года мы получаем подтверждение, что часть того золота действительно оказалась на пароходе.

    А вот о 51 ящике за №№ 495–545 с 338 слитками Русско- Азиатского банка и о 40 ящиках за №№ 455–494 с 243 слитками Петроградского международного коммерческого банка нет ни слова. В омском акте, правда, есть приписка: «Вышеуказанное количество мест, с присоединением 1236ящиков, отправленных во Владивостокское Отделение, согласуется с данными о количестве мест, обозначенных в актах по перевозке золотого запаса из Самары и документами Казанского Отделения». Означает ли это, что в отправленных к Тихому океану ящиках были слитки из ящиков №№ 455–545?

    Прямого ответа на этот вопрос в рассекреченной части архивных документов нет. Но, например, в описи № 2 фонда Р-3452 Национального архива Республики Татарстан рассекречены лишь дела №№ 2,3,4,5,6,7,8,9,10,11,12, 13,15,16,234. А какая информация хранится в недоступных делах №№ 1,14,17—233?

    При этом следует не забывать, что в Омск свозились ценности и из других отделений Госбанка. Например, из Перми.

    Золото, перешедшее иностранцам

    В третьей части нашего расследования мы подробно рассмотрим, как в декабре 1917 года большевики своим декретом аннулировали обязательства России по внутренним и внешним займам прошлых лет. В результате чего правительства стран Антанты озаботились проблемой возвращения из России своих денег и финансово помогли участникам организации Бориса Савинкова «Союз защиты Родины и свободы» отправиться в Казань. Чтобы в результате подготовленного мятежа вернуть контроль над государственным золотым запасом тем из русских, кто готов был рассчитаться с иностранцами по долгам. Эта полугодовая операция фактически была решена в пользу Антанты с прибытием части золотого запаса в Омск.

    По свидетельству А. Гак, все приказы военного характера Колчак «…согласовывал с генералом М. Жаненом, командующим французским экспедиционным отрядом и всеми вооруженными силами союзников (исключая японские). Английский генерал А.В. Нокс (в 1911–1917 годах военный атташе Великобритании в России) ведал снабжением колчаковской армии. В распоряжении Колчака находился и отряд англичан во главе с полковником Дж. Уордом. (Среди оккупационных сил на востоке страны были подразделения чехов и словаков, американцев и канадцев, поляков, итальянцев и японцев. Общая численность иностранных войск к середине января 1919 года составила 120 тысяч человек).

    Союзники снабжали армию Колчака, боровшуюся с коммунистической Россией, отнюдь не безвозмездно и не бескорыстно. Гарантом их помощи Верховному правителю стало российское золото, которое они со знанием дела внимательно осмотрели в Омске».

    С весны 1919 года адмирал вынужден был платить российским золотом за военные поставки из-за рубежа.

    «По распоряжению Колчака (об этом говорят архивные документы) состоялось семь отправок благородного металла, — пишет А. Гак. — Первая из них произошла 10 марта

    1919 года, когда во Владивосток ушли 1236ящиков с золотыми слитками, золотистым серебром и серебристым золотом. Следующие отправки датированы 19 и 20 июля, 8 и 26 сентября, 8 и 18 октября 1919 года.

    Итак, 18 октября — последняя отправка золота, о которой нам известно. По данным архивов, тогда во Владивосток отгрузили 92ящика со слитками частных банков, 80ящиков со слитками Казанского отделения народного банка и 550— с российской золотой монетой. Общая стоимость этого груза составила 43 577 444 руб. 06 коп. Однако ценности во Владивосток не попали. По пути из Читы в Хабаровск груз перехватили и присвоили отряды атамана Семенова. Судьбу пропавшего груза недавно выяснил профессор В. Сироткин: большая часть этого золота была передана на временное хранение японским оккупационным властям и увезена ими в Японию».

    В своей статье А. Гак приводит данные советского экономиста Н. Любимова, возглавлявшего в 1921 году работу «Особой комиссии по учету народнохозяйственных последствий войны и блокады». Так вот Любимов писал, что «…в сентябре 1919года было продано через Индо-Китайский банк 12 тыс. кг золота по 4280 франков за 1 кг на сумму 52 300 ООО франков. Из этой суммы в распоряжении финансового агента колчаковского правительства в Париже А.А. Рафаловича оставалось 15 620 ООО франков.

    В уплату заказа другого финансового агента, Угета, и на приобретение в Сан-Франциско большой партии винтовок было депонировано золота на 1 млн. долларов. По контракту с фирмой “Ремингтон” в октябре 1919 года в Гонконг вывезли золота на 2 059 217 долларов, а в апреле 1920 года, когда Верховного правителя уже не было в живых, — еще на 500902доллара. Эти суммы также числились за финансовым агентом Колчака Угетом.

    Следующее отправление — 30536434иены золотомшло в обеспечение заключенного в октябре 1919 года с Йокогамским банком займа на 50 млн иен.

    В Лондоне финансовый агент Колчака вступил в контакт с банкирами, братьями Беринг, а Угет — с англо-американским синдикатом “Кидер-Пибоди ”(США). По этим двум договорам золото было депонировано в Шанхае и Гонконг-Шанхайском банке: на имя братьев Беринг — на 3 150 ООО долларов и на имя Пибодина 23 625 ООО долларов США.

    Основываясь на архивных данных кредитной канцелярии во Владивостоке, П.П. Любимов утверждает: 8 июля 1920года на счетах всех финансовых агентов Колчака в разных городах мира числилось более 60 млн золотых рублей. Всего же, по мнению Любимова, омское правительство Колчака истратило из золотого запаса России не менее 215 млн золотых рублей».

    Однако кроме официальных поставок золота на Запад существовала еще и утечка ценностей, организованная охранниками сокровищ — чешскими и словацкими легионерами.

    Вот как об этом пишет Станислав Мотл в своей статье «Русское золото украли чехи?» («Reflex» (Чехия), 2007, 12 января): «Еще в России руководство наших легионеров учредило специальный орган тыловых войск — технический отдел (TECHOD). Это был экономический и коммерческий орган, который владел и управлял сибирскими шахтами, торговал сырьем, скупал в больших количествах драгоценные металлы, прежде всего, шерсть-сырец, меха, каучук. В центре этой коммерческой деятельности стоял начальник финансового отдела политического руководства Чехословацкого корпуса Франтишек Шип. В архиве сохранилось его письмо от 5 ноября 1919 г., адресованное нашему военному руководству: “Принимая во внимание здешнюю таможенную ситуацию, необходимо, чтобы известный нам фонд металлов был как можно скорее перевезен во Владивосток, пока здесь действует TECHOD, который способен организовать его морскую транспортировку и перевозку на родину».

    Сегодня историкам известно, что этот «фондметаллов» никак не может быть царским золотым запасом. Если бы

    речь действительно шла о государственном золотом запасе России, Франтишек Шип не писал бы о нем так открыто и не упоминал бы о ситуации с таможней. По всей вероятности, он говорит о драгоценных металлах, полученных в ходе коммерческой деятельности легионеров. Это тем более вероятно, что уже в 1919 году в Сибири был учрежден банк Чехословацкого легиона с целью распоряжения накоплениями чехословацких легионеров».

    Прямо скажем, неуклюжая аргументация «о драгоценных металлах, полученных в ходе коммерческой деятельности легионеров». Сложно представить, как в условиях, когда одни русские убивают других, иностранные солдаты, ловко орудуя штыками между ними, занимаются в центре Сибири «коммерческой деятельностью». В результате которой неизвестно кто расплачивается с ними «драгоценными металлами»…

    И когда был учрежден этот «фонд металлов»? Не в августе ли 1918 года, когда часть золотого запаса была выдана из хранилища Казанского отделения Народного (государственного) банка, но не была погружена на пароходы?

    И еще один пример. Бывший прапорщик 4-й запасной артиллерийской бригады, расквартированной в Саратове, Николай Келин оставил мемуары, в которых описывал, как в феврале 1917 года участвовал в эвакуации части золотого запаса из Саратова. А в конце 1921 года Келин оказался в числе молодых русских эмигрантов, обучение которых в Пражском университете взяло на свой счет чешское правительство. Перед Новым годом русским студентам была устроена елка.

    «В огромный зал “Соколовны ” приехал и бывший председатель совета министров доктор К. П. Крамарж, говоривший по-русски бегло и почти без акцента, — вспоминал Келин. — В начале вечера Крамарж обратился с речью к русским студентам.

    “Дорогие русские друзья, — сказал он, — вы, часть русской интеллигенции, волею судеб очутившиеся за границей, естественно, задаете и будете задавать себе вопрос: почему мы, чехи, приняли участие в вашей судьбе и решили помочь вам получить у нас образование? Вам, людям интеллигентным, может это показаться странным в наш суровый век расчетливого отношения одного к другому. Может быть, многих из вас будет глодать мысль, что вы живете на нашем иждивении, как нищие, и мы, то есть чешское правительство, даем вам как бы милостыню. Эти чувства естественны и понятны. Но я, как член правительства, могу вас заверить, что мы даем вам не милостыню, а оплачиваем вам, то есть России, только незначительную часть того долга, который мы должны вашей родине. Детали и подробности я не могу, да и не имею права вам сообщить, но прошу верить: получая нашу материальную помощь, вы берете из своего ”».

    Был ли шаг нового государства искренним или всего лишь PR-ширмой, предназначенной прикрыть группой студентов размер золотых хищений в России? История об этом умалчивает.

    Золотые потери между Омском и Владивостоком

    Утром 7 ноября 1919 года адмирал Колчак с близкими членами своего правительства выехал эшелоном «литер Б» по направлению к Иркутску.

    Перед отъездом из Омска к Верховному правителю пришли дипломаты, аккредитованные при омском правительстве, и предложили взять золотой запас под международную опеку. Колчак остатки русского золота иностранцам не отдал.

    Вслед за адмиралом в поезде «литер Д» в город на Байкале 7 ноября отправился остаток золотого запаса, вывезенного из Казани. По сведениям кандидата исторических наук А. Гак, в 28 вагонах состава «литер Д» транспортировались ценности, в 12 размещалась охрана.

    «Основная часть охраны находилась в поезде “литер В”, который шел сзади эшелона с золотом. Между всеми литерными поездами поддерживалась телеграфная связь, — написала в своей статье А. Гак. — …На рассвете 14 ноября перед светофором у разъезда Кирзинский в хвост эшелона с золотом врезался “литер В”—с охраной. Удар большой силы разбил девять теплушек с золотом, в столкнувшихся эшелонах вспыхнул пожар, а затем начали взрываться боеприпасы, находившиеся у охраны. Несколько вагонов сошли с рельсов. От столкновения пострадали 147 человек, из них 15убиты,8 сгорели».

    О потерях ценностей в этот день ничего не сообщается.

    18 ноября произошло новое ЧП. «Поезд “литер Д”остановился у семафора станции Ново-Николаевск (с 1926 года — Новосибирск. — В. К.), но, когда машинист дал сигнал к отправлению и потянул состав, сломался соединительный крюк третьего от паровоза вагона, — написала А. Гак. — Оторвавшиеся 38 вагонов с золотом и охраной покатились вниз к Оби, набирая скорость. Еще минутаи все они рухнули бы с моста в реку. Но в самый последний момент несколько солдат и путейцев, рискуя быть раздавленными, сумели подложить под колеса тормозные башмаки и иные подручные средства и остановили вагоны у самого спуска к мосту».

    4 января 1920 года Колчак известил генерала Жанена о передаче командования в Сибири атаману Г.М. Семенову, а 6 января Верховным правителем России Колчак назначил генерала Антона Деникина. В результате подобных перемен Жанен сообщил адмиралу, что в распоряжении частного лица Колчака все еще остается один вагон, а охрану эшелона с золотом француз передает чехословацким легионерам.

    «8 января вагон с Колчаком, в который набилось несколько десятков человек из его окружения, прицепляют к золотому эшелону, — пишет А. Гак. — На нем развеваются флаги союзных государств: Франции, Англии, Америки, Чехословакии и Японии — свидетельство неприкосновенности самого Колчака и оставшейся части золотого запаса. Не сомневаясь в гарантиях союзников, Колчак распускает свой отряд охраны».

    Когда 12 января эшелон «прибыл на станцию Тыреть, обнаружилось, что из одного вагона пропали 13 ящиков с золотом на сумму 780тысяч золотых рублей. Чешский офицер Эмр, возглавлявший охрану эшелона, отказался подписать акт о краже. Известили Жанена, но тот даже не ответил».

    По утверждению историка, «чехи и словаки везли с собой много награбленного имущества, которое им очень не хотелось бросать. Но как обеспечить себе благополучный проезд на родину? Единственная козырная карта — оставшаяся часть золотого запаса и сам Колчак. И они успешно ее разыграли. Чехи, словаки и союзные комиссары единодушно решили: в Иркутске, если золото не удастся вывезти с собой, они передадут его вместе с Колчаком Политцентру, а тот в ответ не станет чинить препятствий их выезду на Восток. Соглашение состоялось».

    Когда 14 января поезд с золотом и бывшим Верховным правителем прибыл в Иркутск, его сразу же окружили местные партизаны. 15 января «…вздании вокзала, подписывается акт о передаче Политцентру адмирала Колчака, премьер- министра его правительства В.Н. Пепеляева и оставшейся части золотого запаса (золото находилось в 1678 мешках и 5143ящиках, в семи вагонах везли платину и серебро)».

    1 февраля 1920 года, в четыре часа ночи красноармейцы привели Пепеляева и Колчака к притоку Ангары Ушаковке.

    «Колчак все время вел себя спокойно, а Пепеляев — эта огромная туша — как в лихорадке, — вспоминал позже комендант Иркутска Иван Бурсак. — Полнолуние, светлая морозная ночь. Колчак и Пепеляев стоят на бугорке. На мое предложение завязать глаза Колчак ответил отказом. Взвод построен, винтовки наперевес. Чудновский шепотом говорит мне:

    — Пора.

    Я даю команду:

    — Взвод, по врагам революции — пли!

    Оба падают. Кладем трупы в сани-розвальни, подвозим к реке и спускаем в прорубь».

    2 марта из Иркутска выехал последний чехословацкий эшелон, который благополучно добрался до Владивостока. А13 апреля будущий генеральный директор «Легиобан- ка» в Праге Франтишек Шип сообщает своему дядюшке: «…в этот период мне удалось заполучить кое-какое золото; мы были на волосок от того, чтобы получить еще и несколько вагонов серебра, но нам не удалось вовремя достать локомотив. Золото я, разумеется, покупал на имя “Легиобанка ” мелкими партиями. Начинаю тебе его пересылать. Для начала пошлю три ящичка на разных судах…»

    Интересная «коммерческая деятельность» вырисовывается: достал локомотив — есть прибыль, не достал — нет. Вот и вся «торговая» операция…

    Транспортировка остатков золота в Казань

    Остатки золотого запаса Сибирскому ревкому, расположенному в Иркутске, предстояло отправить назад: сначала в Омск, а потом в Казань. По мнению комиссаров ревкома, эта задача была по плечу Николаю Казановскому.

    В пункте своего назначения Казановский предъявил мандат № 3816, выданный Сибревкомом. Вот текст этого документа:

    «Предъявитель сего сотрудник Иркутского Губфинотдела КАЗАНОВСКИЙ Николай Станпелавович по распоряжению Финансового Управления при Сибревкоме, сопровождает поезд особого назначения в распоряжение Народного Комиссариата Финансов в Москве, в качестве заведующего этим поездом.

    Всем военным, гражданским и железнодорожным Учреждениям, должностным лицам и общественным организациям предлагается оказывать т. Казановскому всемерное содействие к скорейшему продвижению к месту назначения».

    Непонятно почему, но в документе датой его выдачи значится 1 апреля, в то время как поезд из Иркутска отбыл в четыре часа дня 22 марта…

    Как установили самарские краеведы, Казановский был ранее служащим Самарского отделения Госбанка. В Самаре вместе с ним работали Борис Челноков, Михаил Гайский и Петр Вещин. Всех их заведующий поездом взял из Сибири с собой, сопровождать груз.

    Также в эшелоне оказался Стахей Ахаимов, о чем свидетельствует удостоверение № 267, выданное 6 марта отделом финансов Иркутского губернского Революционного комитета: «Предъявитель сего Стахей Иванович АХАИМОВ назначен в распоряжение Заведывающего (так в тексте. —В.К.) поездом с золотым запасом Республики и следует до места назначения в одном из вагонов означенного поезда».

    Дата на документе свидетельствует, что заведующий поездом к этому времени уже был назначен. А также о том, что эшелон для отправки золота начали готовить сразу после эвакуации из Иркутска иностранных легионеров.

    Хранилось золото в городе на Ангаре неважно. Когда 24 мая 1920 года в Казани проведут ревизию поступившего груза, то обнаружат неприглядную картину: «После вскрытия для пробного пересчета одного ящика с золотой монетой Иркутской упаковки обнаружено, что находящиеся в нем вещевые мешки совершенно мокры. Это объясняется тем, что до весны настоящего года большое количество мешков с золотом перевозилось неупакованным в ящики без всяких предосторожностей, в обыкновенных товарных вагонах, были покрыты проникавшим в вагоны снегом и промерзли. В таком промерзшем состоянии и упаковывались поспешно в ящики в Иркутске при отправке в Казань».

    18 марта 1920 года охранники золотого состава передадут ценности экспедиторам, которым предстоит везти груз. О чем был составлен еще один документ.

    «АКТ

    Станция Иркутск 1920 года Марта 18 дня мы, нижеподписавшиеся, произвели осмотр и вскрытие всех 13-ти вагонов с золотым запасом, а также проверку количества мест с золотом, находящегося в каждом из вагонов, причем оказалось:

    1) . Что все вагоны, а также замки и пломбы на них, находятся в исправном состоянии.

    2) . Что в каждом вагоне находится нижеследующее количество мест, а именно:

    ММ вагонов:

    Количество яшиков:

    520

    520

    520

    520

    520

    520

    514

    520

    520

    520

    519

    502

    600

    935.499

    938.043

    934.716

    937.357

    936.787

    940.882

    937.390

    933.578

    933.113

    933.546

    934.732

    939.863

    933.887

    Итого 6815 ящиков.

    т. е. количество мест полностью соответствует акту от 8/ II. 1920 года. Все эти места сложены в должном порядке. После сего все 13 вагонов были вновь должным образом опломбированы с навеской на каждую вскрытую дверь вагона по одному замку и две пломбы Гос. Банка и Гос. К-ля. В виду вышеизложенного, а также согласно распоряжения Тов. Заведующего Финансовым Отделом Иркутского Губернского Революционного Комитета за М 280от 17/IIIзолото, а также ключи к замкам, навешенных на вагоне с золотым запасом, и пломбировочные щипцы Отдела Кредитных Билетов сдали:

    Начальник Эшелона Арбатский Старший Кассир Н. Кулябко Приняли: Заведующий поездом Казановский Заместитель Заведующего поездом Гайский

    Кассир Челноков

    Сотрудник Госуд. Контроля Помощ. Контрол. Брянцев, Новоселов

    Присутствовали: Заведующ. Финн. Отд. Ирк. Губ. Ревкома Бисенек

    Упособот ВЧК при 5 Армии Косухин».

    Более подробно о том, как проходила транспортировка, описано в докладе Казановского. Вот его текст с необходимым сокращением.

    «18 марта 1920 г., согласно распоряжению Заведующего Иркутским Губотделом, мною совместно с сотрудником Иркутского Губфинотдела М. Гайским и Б. Челноковым, была произведена приемка эшелона с золотым запасом Республики для обратного его сопровождения в Центр.

    Приемка была произведена посредством пересчета мест в каждом вагоне и в 13-ти американского типа вагонах; таким порядком было принято нижеследующее количество мест:

    (далее следует повторение цифр, содержащихся в акте от 18 марта, приведенном выше. — В.К.)

    …По имеющимся данным из всего количества 6815мест1) полноценной российской монеты имеется в 6354ящикахна сумму 381.234.944р. 65к.; (дефектноймонеты в 262ящиках на сумму 15.385.566 р. 13 к.); 3). со слитками 197 ящиков (в том числе 3ящика с вырубками) по оценке Отд. Кр. Бил. в Омске по документам Московской Конторы в 13.005.359р. 45 к.; 4) 2 ящика со слитками, полученными от Пермского Отделения 1/ II1919 г. при эвакуации золота из Омска, весом 4 пуда 28 ф. 63 зол. (75,469 кг. — В.К.) — без указания стоимости. Отсюда общая стоимость золотого запаса, не включая сюда стоимость слитков в 2ящиках Пермского Отделения, составляет приблизительно 409.625.870р. 28к. по номинальной стоимости.

    Более точных и подробных сведений по золотому запасу в настоящее время представлять нет возможности, т. к. вся переписка по запасу и книги Московской Конторы, Тамбовского и Казанского Отделений находятся во Владивостокском Отделении.

    Переписка же по перевозке золотого запаса из Самарской Конторы и Омского Отделения составлена Иркутским Губфинотделом в Иркутске для составления отчета.

    После проверки наличности мест в 13 вагонах, вагоны эти с обеих сторон были заперты на замки и опломбированы пломбами Отд. Кред. Билетов Госуд. Банка и Государствен. Контроля.

    От Иркутска до ст. Ачинск охрану золотого запаса нес 3-й батальон 262Красноуфимского полка в количестве 600человек, а от Ачинска до места назначенияI-й полк имени IIIИнтернационала в количестве 550человек, сменивший охрану 3-го батальона по распоряжению военсовета 5 Армии.

    Для сопровождения золотого запаса до места назначения Иркутским Губфинотделом были командированы следующие лица:

    Завпоездом — Н. КАЗАНОВСКИЙ,

    Замзавпоездом — М. Гайский, и

    сотрудники Губфинотдела: Б. Челноков, М. Осадчий, С. Неверович, Е. К (буквы не разобрать. — В. К.) ров, А. Ахаимов, П. Бещин, И. Стеклянников.

    Кроме перечисленных лиц при поезде находились представители Государствен. Контроля: Н. Никольский, Н. Брянцев и А. Новоселов.

    Кроме того: Начальник поезда П. Шляхетко, Комиссар поездаВ. Дидюк и Уполномоченный Особого Отдела ВЧК при 5 Армии — А. Косухин.

    Всем переименованным лицам вменено в обязанность доставить золотой запас Республики к месту назначения в полной сохранности.

    Поезд с золотым запасом отбыл со ст. Иркутск 22марта 1920 г. в 4 ч. дня, 16 апреля прибыл в Омск, где получилось распоряжение от отправке поезда в Казань, куда и прибыл благополучно Змая 1920 г. в 11 ч. 30 м. дня.

    Продолжительность следования поезда в пути была исключительно по причине неисправности мостов через реки Ию, Уду и Бирюсу.

    По перегрузке золотого запаса из вагонов в кладовые Казанского Отделения Народного Банка необходимо было бы принять меры к вскрытию в первую очередь 1672ящиков новой упаковки для перечета золота в таковых, т. к. при упаковке мешков в ящики на ст. Иркутск, при вскрытии некоторых вещевых мешков было обнаружено, что в таковых мешках внутренние мешки с золотом совершенно истлевшие и монета сохранялась только в вещевых мешках. По этой причине Иркутским Губфинотделом для обеспечения сохранности золота в мешках при его перевозках, была предпринята упаковка всех мешков во вновь изготовленные ящики.

    Кроме этого необходимо было бы убедиться в целости золота в 20ящиках, возвращенных Колчаком из своего поезда в Нижнеудинске в эшелон золотого запаса, еще при следовании такового в Иркутск. Поверки наличности в таковых ящиках своевременно не было сделано из-за происходивших в то время событий.

    При этом добавлю, что все лица, сопровождающие поезд с золотым запасом, относились к своим обязанностям с должной серьезностью, тотчас выполняя выработанную инструкцию в Иркутске и те мероприятия, которые вызывались в дороге обстоятельствами».

    Прием ценностей


    В Казани золото ждали. Еще 30 марта 1920 года главный комиссар-управляющий Народным банком прислал управляющему Казанским отделением банка С. Кандор- скому секретную телеграмму № 287, которая гласила: «По распоряжению Наркомфина предполагается эвакуация из Иркутска в Казань находящегося там золотого запаса. Примите необходимые подготовительные меры для его размещения и хранения».

    Спецэшелон № 19950 был нагружен под завязку. По свидетельству самарских краеведов, в пути железнодорожные служащие опасались, что железнодорожный мост перед станцией «Самара» может не выдержать такую тяжесть (свыше 317 тонн). Пришлось груз перегонять через мост по одному вагону, после чего на другом берегу Волги вновь формировать состав.

    В 11:30 3 мая состав прибыл в Казань. Ход разгрузки ценностей подробно описан в итоговом сводном акте.

    Ниже приводится его текст с необходимым сокращением.

    «Гор. Казань, Мая восьмого дня тысяча девятьсот двадцатого года, мы, нижеподписавшиеся, составили настоящий акт в том, что на основании распоряжения Наркомфина от

    27 апреля с.г., полученного Заведующим Казанским Губфи- нотделом по прямому проводу из Москвы, была произведена выгрузка на станции Казань и доставка в кладовые Казанского Отделения Народного Банка золотого запаса Республики, в количестве шести тысяч восьмисот пятнадцати ящиков, прибывшего из гор. Иркутска в тринадцати американских вагонах и поименованного в акте от 18Марта 1920года, составленном при приемке означенного золота на ст. Иркутск.

    …Разгрузка вагонов на ст. Казань и приемка ящиков с золотым запасом начались утром 4 Мая 1920 г. При наружном осмотре каждого вагона с золотым запасом все имевшиеся на вагонах пломбы, замки и затворы, а равно стенки, крыши и дно вагонов оказались в полной исправности, после чего вагоны были вскрыты и подвергнуты тщательному внутреннему осмотру, причем стены, полы и потолки также оказались в полной исправности; в вагонах никаких предметов, кроме ящиков с золотом, не обнаружено. По установлении сего было приступлено к проверке количества ящиков, тщательному осмотру исправности таковых, выемки их из вагонов и отправки их в кладовые Народного Банка. Количество ящиков с золотом, как во всех вагонах, так и в каждом в отдельности оказалось в полном соответствии с тем количеством, какое показано в акте от 18 Марта 1920 года, составленном при приемке означенного золота в городе Иркутске, а именно: (далее повторяются данные акта от 18 марта, приведенного в предыдущей главе. — В.К)….ИТОГО 6815 ящиков.

    Из коих 1672 ящика были переупакованы в гор. Иркутске и без наложения печатей, причем, по словесному заявлению сопровождавших означенный груз из гор. Иркутска, о переупаковке был составлен в гор. Иркутске соответствующий акт, ныне находящийся в гор. Иркутске же, при делах о золотом запасе.

    …Разгрузка всех вагонов с золотым запасом продолжалась в течение четырех дней и закончилась 7 Мая 1920года в 10 часов вечера. Ящики с золотом уложены в двух кладовых Народного Банка: 4474ящикав так называемой золотой кладовой (по плану № 4) и 2341 ящикв так называемой серебряной кладовой (по плану № 6)».

    Согласно докладу Казановского, содержимое вернувшихся ценностей составило сумму 409 625 870 рублей 28 копеек, что составляет 317 146,686 кг золота. Плюс 75,469 кг золота Пермского отделения госбанка. Итого 317 222,155 кг.

    Поскольку ранее в книге приводились данные ревизии министерства финансов колчаковского правительства о том, что из Казани доставлено золота «на сумму 651.535.834 руб. 64 коп.» (пни 504 441,847 кг), то можно оценочно говорить, что недостача в Казани после вывоза ценностей в 1918 году составила не менее 187 219,692 кг желтого металла. С двумя важными уточнениями: не все золото, что было вывезено из Казани, добралось до оценки колчаковскими финансистами. И не все золото, что вернулось в Казань в мае 1920 года, ранее хранилось в недрах местного отделения Народного (государственного) банка…

    В прессе неоднократно встречались утверждения, что по дороге в Казань из состава исчезло 35 млн золотых рублей. Автор этих строк не нашел в архивах документа, подтверждающего этот факт. Зато обнаружил свидетельство иного хищения.

    «1920года Ноября 6 дня мы нижеподписавшиеся И. об. Завед. Смешно-Расчетным Управлением Татфинотдела А. В. Воздвиженский, Старший Контролер Расчетно-Кассового Подотдела Д.А. Доброхотов, Старший Кассир того же Подотдела Г. С. Ахмадуллин, Контролер Б. И. Калашников и представитель Рабоче-Крестьянской Инспекции Г.П.Кошелев составили настоящий акт о нижеследующем:

    При выдаче из кладовой Татнаркомфина 3 ноября с/г. 1667ящиков золотой монеты Уполномоченному Отд. денежных и расчетных знаков Н.Н. Приклонскому, из одного ящика за № 2405/7989при погрузке его на автомобиль из щели ящика выпала одна 10-ти рублевая золотая монета.

    Тотчас же был произведен присутствовавшей здесь администрацией Татфинотдела тщательный осмотр площади подле автомобиля и пути переноски этого ящика из кладовой к автомобилю, при чем других монет найдено не было. Путь передвижения был под надзором.

    Взамен этого ящика для отправки был выдан другой. Ящик же за № 2405/7989 из которого выпала монета, 6 ноября в присутствии вышепоименованных лиц был вскрыт, при чем в этом ящике оказалось два больших мешка с ярлыками и за пломбами “Отд. Кред. билет. ” с надписями на ярлыках: “по Юр. 3000шт. на 30.000 руб. Контролер подпись”. По осмотре этих мешков один из них оказался вполне исправным и неповрежденным, другой же мешок оказался поврежденным с дырой в нижней своей части, ПО-ВИДИМОМУ, РАЗРЕЗАН (выделено мной. — В.К).

    По вскрытии этого последнего мешка в нем оказались четыре малых мешка, из коих три в вполне исправном виде, четвертый же мешок за ярлыком с надписью на ярлыке “10 рублевая монета 7500 рублей всего 15 ф. 72 зол. 54 дол.№ 170подпись "оказался поврежденным, по-видимому, одним и тем же разрезом с основным мешком. По подсчете количества кружков монеты, находящейся в этом мешке, оказалось 656кружков 10 руб. золотой монеты на сумму 6560рублей, т. е. на 94 кружка менее…»

    Казалось бы, в этой обстановке вернувшихся ценностей появилась возможность взяться за анализ исчезновения золота в 1918 году и поискать его следы. Однако заниматься этим не было ни малейшей возможности.

    В результате Гражданской войны и экономической разрухи в Казани царили голод, холод, эпидемии тифа и испанки. Чтобы удержать власть, большевики объявили в стране продразверстку. В деревни выехали отряды карателей, чтобы конфисковать у крестьян хлеб. С 7 февраля

    1920 года к востоку от Казани на территории Казанской, Уфимской и Самарской губерний вспыхнуло мощное восстание протестующих селян. 16 мая в губернии было введено военное положение.

    На дворе стояла эпоха «военного коммунизма». Финансовая система пребывала в тупике. В январе 1920 года Народный банк РСФСР был упразднен, а его функции переданы Наркомату финансов.

    Сидя на мешках с золотом, банковские служащие бывшего учреждения выпрашивали у столичного Наркомата финансов кредит в инфляционных советских рублях на покупку топлива, чтобы высушить эти мешки: «В виду полного отсутствия дров в Отделении Нарбанка, необходимо сделать запас их путем покупки на рынке. На это Казгубфинотделом испрашивается в Москве кредит в 3 миллиона руб., так как получить дров по твердым ценам в Казани не представляется никакой возможности».

    Бумага в это время стоила дороже номинала денежных знаков, которые на ней печатались. Казанские старожилы позже вспоминали о том, как зарплату вьщавали большими неразрезанными листами с картинками денег. Над окошечком касс вывешивались объявления:

    «Товарищи! Не утруждайте кассира резанием денег. Режьте сами!»

    Одновременно со сложностями в России шли на поправку дела у иностранных легионеров. Чешские историки обнаружили среди документов штаба 1-й дивизии Чехословацкого легиона любопытную бумагу, в которой говорится о тайной перевозке на корабле «Шеридан» из Владивостока в Триест 750 ящиков с неким особо ценным содержимым. Это произошло летом 1920 года. Чтобы избежать ненужных обысков на границах государств, из Триеста груз был перевезен в Прагу в санитарном эшелоне — под койками солдат, объявленных психически больными.

    Интересно, зачем потребовался тайный вывоз ценностей легионерам, которые, по уверению чешских историков, официально занимались в России легальным бизнесом?!

    Кладоискательская экспедиция 1929 года


    После лишений Первой мировой войны люди нуждались в доброй сказке, и она пришла. 17 февраля 1923 года в Египте археолог Говард Картер и лорд Джордж Карнарвон впервые вошли в усыпальницу Тутанхамона. «Всюду мерцало золото!» — вспоминал Картер.

    О находке протрубили газеты, которые в Польше читал Вячеслав Ветеско, осведомленный о тоннах драгоценных металлов, спрятанных в лесах под Казанью. Во всяком случае, он верил той информации, которую перед смертью ему передел брат Константин. По сравнению с этим кладом золотая гробница Тутанхамона весом в 110,4 кг выглядела столь же маленькой, как невелика его родина рядом с Россией.

    По данным кладоискателя Равиля Ибрагимова, обнаружившего фамилии поляков и опубликовавшего их в казанской прессе, Вячеслав Ветеско через знакомых адвокатов вступил в переговоры с французским банком «Р. де Люберзак и К°».

    Обращение поляка в Париж было не случайным. В 1928 году банк прогремел судебной тяжбой с большевиками. Банк начал в Нью-Йорке процесс против СССР, требуя вернуть 51 ящик с 338 слитками золота на сумму

    3 246 121 р. 20 к. (2513,26 кг). Эти слитки частного Русско- Азиатского банка в хранилище Казани уже неоднократно упоминались.

    В ходе разбирательства советская сторона отказалась вернуть банкирам их активы, ссылаясь на то, что во время Гражданской войны все ценности были вывезены из Казани войсками КОМУЧа в неизвестном направлении.

    Именно в этот момент в руках адвокатов банка «Р. де Люберзак и К°» и появилась информация о том, что из Казани вывезено было НЕ ВСЕ золото. И Ветеско знает, где это золото лежит.

    Это утверждение для советской стороны стало полной неожиданностью. Ввязавшись в судебный процесс, советская сторона уже не могла отказать представителям истцов в праве отыскать ценности под Казанью. 16 сентября 1929 года управляющий банком «Р. де Люберзак и К°» Александр Бунженер и специально уполномоченный представитель Госбанка СССР Аким Николаев в Париже составили договор, который гласил:

    «I. Г. “Р. де Люберзак и К-о ” обязуется послать в СССР представителей, снабженных планом и всеми указаниями, позволяющие обнаружить клад, состоящий из ценностей золота в слитках и монетах, платины и других драгоценных предметов, закрытых (вложенных) в ящиках и других формах упаковки, приблизительно 400, общей стоимостью, доходящей до (18000. ООО) восемнадцати миллионов долларовС.Ш. Америки. Эти представители будут руководить зондированием и розыском для нахождения клада.

    Условлено, что в случае, если поиски, ведомые с общего согласия представителями обеих сторон и в соответствии с положением настоящего договора, не привели бы к успешному исходу, ни та, ни другая сторона не может предъявлять рекламаций.

    II. Если клад будет найден этими розысками г.г. “Р. де Люберзак и К-о ’’получат вознаграждение от Государственного Банка в размере 20 % стоимости клада…

    III. Все работы по зондажу и раскопкам должны производиться обязательно только в присутствии представителей г.г. “Р. де Люберзак и К-о ” и представителей Госбанка; эти представители ежедневно составляют протокол всем произведенным работам.

    …IV. Глубина зондажа и раскопок может достигнуть 5 метров.

    V. К работам должно быть приступлено немедленно по указанию представителей г.г. “Р. де Люберзак и К-о ’’места, где находится клад; продолжительность работ устанавливается в 10 дней с десятью рабочими для зондажа и 50рабочими для раскопок.

    …X…Золото и платина оцениваются по курсу Лондона накануне дня оценки… Прочие драгоценности оцениваются при посредстве экспертов, приглашенных обеими сторонами, немедленно же по производстве оценки золота и платины.

    …XV. Если клад, по истечении срока работ, указанного в параграфе V настоящего соглашения, не будет открыт, то составляется заключительный (специальный) протокол произведенным работам по зондажу и раскопкам, в котором дается описание произведенных работ по розыску клада и констатируется обоими сторонами безуспешность произведенных работ».

    Указанная в договоре ценность клада была явно завышена. Неизвестно почему к кладу была приписана более дорогая платина, поскольку по рассекреченным документам самой опекаемой части хранилища — «золотой кладовой» банка, там находилось только золото.

    Но если бы более редкая и дорогая платина даже и находилась в кладе, она составила бы ничтожную долю от общего веса. Поэтому для предварительного подсчета и оценки порядка цифр представим, что в кладе было только золото.

    И открывается следующая картина. Золото продают по курсу тройской унции, которая в метрической системе мер весит 31,103494 г. Согласно американскому Gold Reserve Act от 31 января 1934 года, цена тройской унции золота накануне депрессии определялась в $20,67.

    В тех $ 18 млн золота по курсу сентября 1929 года должно содержаться 870827,2859 тройских унций, или приблизительно 27085,77 килограмма благородного металла. Если же золото было в монетах, то к весу драгоценного металла следует прибавить еще 10 процентов меди в монетах. То есть свыше 29793,5 кг груза!

    Между тем в главе 4 расследования мы уже определили, что вес цветного металла в стандартном банковском ящике с монетами — 51,6 кг. Это значит, что для перевозки $ 18 млн золота потребовалось бы 578 ящиков, которые пришлось бы разместить на 15 двухтонных грузовиков (грузоподъемность грузовиков в Казани в 1918 году), не считая отдельного транспорта для охраны и банковских экспедиторов. В то время как тот же договор оценивает общее количество спрятанных ящиков — «около 400»…

    Благодаря данным 13-й главы расследования читателю также известно, что, согласно банковским документам, из Казани не было вывезено на пароходах как минимум 23010 ООО рублей в золоте весом 17 815,147 кг благородного металла. Или 19,596 тонны (если золото было в монетах с десятипроцентной примесью меди). Аэто 380 стандартных банковских ящиков с золотом. Или «приблизительно 400», как сказано в договоре от 16 сентября 1929 года.

    Таким образом, банковские документы подтверждают правдивость утверждений Вячеслава Ветеско о наличии клада, но корректируют ценность захоронения. К мотивам, почему Ветеско сознательно завышал ценность клада, мы еще вернемся позже. Однако здесь автор выскажет свое предположение об объективных обстоятельствах ошибки. Вероятно, сопровождавший груз составитель плана захоронения не входил в руководство экспедиции и не знал деталей. Он всего лишь видел в грузовиках ящики двух размеров и несколько разного веса. Большинство представляло собой ящики с монетами, которые наблюдатель про себя считал «золотом», и небольшое количество было нестандартных ящиков. Всего скорей — с золотыми слитками, которые участник эвакуации принял за «платину»…

    .. Руководство Госбанка распорядилось отправить в Казань в составе кладоискательской экспедиции сотрудников Московского отделения Госбанка В. Большеменникова и Г. Ермана, и телеграммой проинформировало управляющего Казанской областной конторой Госбанка Николая Прасолова о состоявшейся договоренности:

    «Совершенно секретно. Т.т. Прасолову, Большеменникову и Ерману. 30-го сентября Вам надлежит выехать с гр. гр. Моррис-Вильям-Виктор Берсей, Роже-Георгий-Людвиг Га- риэль, К.Д. Томицкий и Владислав Броницкий в гор. Казань для поиска зарытых ценностей по указанию гр. Берсей. По приезде в г. Казань Вам надлежит связаться с Конторой нашего Банка и местным представителем ГПУ для получения соответствующих разрешений на производство поиска… Все работы по розыску клада должны детально ежедневно фиксироваться в протоколах на одном листе по-русски и по-французски (раздельно). Все протоколы должны быть подписаны гр. Берсей и еще двумя его представителями, а также с нашей стороны т. т. Прасоловым, Большеменниковым и Ерманом…. Тов. Прасолов назначается старшим…»

    1 октября 1929 года для поиска пропавших ящиков с золотом в Казань прибыли участники экспедиции. И сразу же направились на улицу Большую Проломную — к зданию банка, ограбленного в 1918 году. «Золотых» разведчиков разместили в доме напротив — в гостинице «Бристоль» (сейчас на этом месте здание известной канадской закусочной «Макдоналдс»). В 16:00 следующего дня они впервые отправились на поиски драгоценностей.

    «Выехали на двух автомобилях, — гласит “ Протокол № 1 ” экспедиции, — и прибыли в 18 час. к месту пересечения Сибирского тракта железнодорожной линией Казань— Саратов, что у села Калинино на 24 версте от г. Казани, откуда, вследствие наступления темноты по предложению гр. М. Берсей, вернулись обратно в г. Казань».

    Интересна уже первая неточность протокола: расстояние в документе указано неверно. Верста равна 1,0668 километрам. Согласно справочникам, село Калинино находится в 34 километрах от Казани… Что важно отметить, поскольку для поиска кладов правильное расстояние до места захоронения играет решающую роль.

    Рукописный черновик «Протокола № 2» от 3 октября 1929 года гласит, что в тот день все участники экспедиции «выехали на двух автомобилях в 4 н. 30 м. утра, сопровождаемые охраной и рабочими на двух автобусах и грузовике, (вставка черными чернилами: “согласно соглашения, пар. №… ”), снабженные необходимыми инструментами (неразборчиво слово — В.К.) направлении (вставка черными чернилами): “до села Калинино ”, как и 2 октября 1929года. В упомянутом селе были оставлены охрана и рабочие. Между тем, представители обеих сторон продолжали путь на расстоянии 75 километров от центра города Казани.

    Черным вставлено: “гр. Берсей”установив, что (далее черным зачеркнут фиолетовый текст: “дорога была взята неправильно представитель дома Р. де Люберзак гр. Берсей составитель. — В.К.) предложил вернуться обратно в сторону Казани и на расстоянии 23 километра от города свернули к северу по проселочной дороге и проехали водяную мельницу и продолжали путь до села Сосновка, что в 34 километрах от города.

    Не обнаружив интересуемого места, гр. Берсей решил, с согласия всех членов комиссии, вернуться обратно в Калинино, где ожидала распоряжение охрана <…>.

    В свой черед члены комиссии решили на обратном пути изучить новую дорогу, по каковой предполагали продолжать свои дальнейшие розыски на следующий день.

    В 18 час. они были вновь в г. Казани».

    В тот же день кладоискатели выслали телеграмму:

    «Марелибар. Париж.

    На месте установлено, что ориентировочные сведения слишком путаны В частности сообщите необходим ли переход по Мосту через реку Казанку при выезде из города Строчите Берсей. Госбанк. Казань».

    «Ценности — не миф, Зарыты где-то в районе Казани»

    Намаявшись в блужданиях по осенним размытым дорогам, управляющий Прасолов на следующий день отказался ехать с концессионерами, засев за секретное письмо директору Иностранного отдела правления Госбанка Борискину. Ниже полностью приводится его текст.

    «Уважаемый товарищ Борискин,

    Информирую Вас о проделанной нами работе, в то же время в процессе самой работы возник ряд вопросов, на которые необходимо в спешном порядке получить Ваш ответ и решение.

    Тотчас по прибытии в Казань, т. е.2 октября мы выехали в полном составе (4-х иностранцев и 3-х представителей Государственного Банка) к предполагаемому месту нахождения ценностей. Материалы, которыми располагают иностранцы говорили за то, что мы находимся на верном пути, все же ориентировка и желание точно установить путь заставляли двигаться к цели медленно, вследствие чего, пройдя половину пути, мы вынуждены были возвратиться обратно за наступлением темноты. Представители Люберзака были настолько уверены, что они находятся на верном пути, что потребовали рабочую силу, бурильщиков и охрану представить им к следующему выезду, который был назначен на 3 октября в 4 часа утра. Требования иностранцев были в точности выполнены и 3-го октября в 4 часа утра в прежнем составе плюс бурильщики, чернорабочие и охрана на 6-ти автомашинах мы отправились к месту назначения. Прибыв туда, приблизительно, к 8 часам утра и производя тщательную разведку в нескольких направлениях, мы убедились, что дело не так просто разрешается и что мы располагаем недостаточными данными на проведение его в жизнь, важно было, чтобы это же поняли и иностранцы, уверенность которых в доброкачественности располагаемых ими материалов (карт, крок (? — В.К.) и описаний) граничила с глупостью.

    После трехкратных тщетных попыток определить нужное нам место в данном районе мы возвратились обратно в Казань. И в 6 час. веч. выехали в новом направлении — результаты те же, что и в первом случае. После этих безрезультатных попыток иностранцы несколько растерялись и стали более откровенны, в результате я имел возможность получить от них для ознакомления и ориентировки и записку и планы. Мои предположения, что материалы путаны и недостаточны, оправдались в полной мере. И записки, и план освещают лишь исходное положение, т. е. самый город Казань и местонахождение самих ценностей. Линия же маршрута, которая, судя по записке, должна равняться 40—45километрам, а также направление маршрута совсем отсутствуют. И те ничтожные сведения, которые на первый взгляд как будто бы освещают путь, на самом деле лишь путают и сбивают с толку.

    По ознакомлении с материалами мы совещались с представителями Люберзака, причем они пришли к нашим выводам, изложенным выше. В результате совещания Берсей послал в Париж телеграмму, текст который при сем прилагается. Кроме того, и Берсей, и спутники заверили меня, что дополнительные сведения будут получены, и, что они ни в коей мере не сомневаются в наличии ценностей, что теперь ориентировавшись на месте, выяснив нехватку в картах и записке, они считают необходимым выезд одного из них, или Браницкого или Томицкого в Варшаву с тем, чтобы восполнить обнаруженные пробелы, немедленно возвратиться обратно (поездом или на аэроплане) и закончить дело, а пока продолжать разведку на основе имеющихся материалов.

    Я сообщил им, что не вправе решать этого вопроса на месте и обещал им информировать Вас, заверив, что Ваш ответ последует незамедлительно.

    Теперь мое мнение, основанное на имеющихся материалах истории этого дела, на тех дополнительных фактах, которые я получил от представителей Люберзака, сделавшихся более откровенными — ценности не миф, существуют, зарыты где-то в районе Казани, но материалы, которыми обладают они, для обнаружения недостаточны, получение материалов и телеграфом, и путем поездки одного из представителей Люберзака за границу я считаю серьезно необходимым даже в том случае, если бы было принято решение заняться этим делом без любезных услуг иностранцев, поэтому Вас очень прошу, дабы избежать перебоев в работе, немедленно сообщить Ваше решение по изложенному вопросу. Кроме того, если бы Вы согласились на поездку одного из них за границу, необходимо у Вас, в Москве обеспечить ему оформление этой поездки в надлежащих органах (Наркоминдел и.т. д), а также билетами воздушного сообщения. Не откажите также сообщить в Вашем ответе стоимость виз, если таковые нужны и место явки едущего, последняя просьба исходит со стороны иностранцев.

    Дополнительно сообщаю, договор нами выполняется в точности, все протоколируется и всем необходимым для его выполнения мы обеспечены полностью.

    С товарищеским приветом, Н. ПРАСОЛОВ».

    4 октября 1929 года иностранные участники официальной кладоискательской экспедиции неожиданно изменили маршрут своего движения, о чем свидетельствуют данные нового протокола. В Национальном архиве Республики Татарстан вновь рассекречен рукописный черновик текста:

    Государственный БАНК С.С.С.Р.

    «Протокол № 3.

    Настоящий протокол составлен 4 октября 1929 г. в деревне Средние Алаты, представителями дома Р. де Люберзак: гг. В. Берсей, Р. Гариэль, Ш. (так в тексте. — В.К.) Томицким и В. Броницким и представителями Госбанка СССР Б. Боль- шеменниковым и Г. Ерманом о нижеследующем: упомянутые шесть представителей оставили г. Казань в 10 час. и выехали из города по изученному накануне пути и согласно плана, имеющегося у представителей Р. де Люберзак.

    На расстоянии девяти километров от центра г. Казани мы вынуждены были остановиться перед канавой (последнее слово зачеркнуто и написано “ручейком”.В.К), каковую оба автомобиля не могли пересечь. Два представителя пошли пешком вперед, чтобы добыть необходимые сведения и возможности проезда, обходя канаву (последнее слово зачеркнуто и написано: “(неразборчивое слово) ручеек”. — В. К.). Разведка продолжалась два часа. Собранные сведения обязали нас продолжать наш путь по (неразборчивое слово) плохой дороге, обходя ручеек. Таким образом, мы проехали нижепереименованные деревни:

    Савиново, Борисоглебское, Каймары, Мишавка и Мамонино. В 16 час. 30 мин. мы, ввиду наступления сумерек, остановились в деревне (следующее слово зачеркнуто “Средние”. — В.К.) Алаты, проделав (непонятны следующие два слова. — В. К.) расстояние только в 59 километров, так как из-за плохого состояния дороги мы ехали с наименьшей скоростью.

    Вечером в 18 часов гг. Берсей и Ерман выехали на наемной подводе в (следующее слово зачеркнуто “Средние”. — В.К.) Алаты, связаться по телефону с г. Казань, чтобы обеспечить доставку бензина к концу следующего дня. В (следующее слово зачеркнуто “Средние”. — В.К.) Алаты мы, ввиду позднего времени, не могли связаться по телефону с городом и вернулись обратно в (добавлено черными чернилами — “Средние”. — В.К.) Алаты в 20 час. вечера. (Следующее предложение зачеркнуто черными чернилами: “Все представители остались на ночь в деревне”. — В.К.).

    Настоящий протокол составлен в пяти экземплярах, из которых три подписанных экземпляра вручены представителям дома Р. де Люберзак гр. Берсей и два представителю Госбанка т. Большеменникову Б».

    Текст протокола и зачеркнутое название деревни следует пояснить. Охотники за сокровищами действительно остановились на ночлег в деревне Средние Алаты. На следующий день выяснится, что жители называли свое село «Курманаево». А вокруг него кишели деревни-тёзки: «Большие Алаты», «Малые Алаты» и просто «Алаты», а также «Новое Курманаево».

    Проспавшись, 5 октября кладоискатели установили, что они, оказывается, ночевали в 63 километрах от Казани именно в «селе Средние Алаты (Курманаево)». Два названия этого населенного пункта в начале XX века приводят и разные карты местности. В деревнях России до сих пор распространена традиция называть населенные пункты и соседей местными названиями и именами, не совпадающими с официальными. Телефон находился, видимо, в бывшем волостном центре — в Больших Алатах…

    «Мы находимся на правильном пути»

    На следующий день представители международной кладоискательской экспедиции обнаружили несколько признаков присутствия клада в окрестном лесу. Об этом свидетельствует информация очередного совместного документа экспедиции.

    «Протокол № 4

    Настоящий протокол был составлен 5 октября 1929 г. с. Алаты, что в 52 кил. от Казани представителями дома Р. де Люберзак: гг. В. Берсей, Р. Гариэль, Ш. (так в тексте. — В. К.) Томицким и В. Броницким и представителями Госбанка СССР Б. Болъшеменниковым и Г. Ерман.

    Перечисленные представители обеих сторон выехали на прежних машинах в 8 час. утра из села Средние Алаты (Курманаево), что от Казани на расстоянии 63 км, где они провели ночь, они продолжали маршрут, приостановленный накануне проездом через Алаты. Они телефонировали в г. Казань и затем продолжали свой путь вперед на север. И проехав 2 кил. от Средние Алаты (зачеркнуто в скобках “(Курманаево)”. — В.К), они оставили с правой стороны (зачеркнуто: “село Потаниха”. — В.К.) в (слово неразборчиво. — В.К.) километрах от проселочной дороги, (зачеркнуто: “где повернули”. — В.К.). Затем проехали мостик и повернули на северо-запад (зачеркнуто: “в сторону проехали мостик”. — В. К.). Затем пересекли (зачеркнуто: “деревню Гарь и въехали”. — В. К.) в лесочек, затем полянку и вновь въехали в лес и (далее зачеркнуто: “проехали один участок леса, вслед за ним полянку около одного километра и въехали во второй лес и”. — В.К.) и остановились в лесу около ручейка, на расстоянии 11 километров от (зачеркнуто: “Средние”. — В.К.) Алаты (зачеркнуто: “Курманаево”. — В.К.), что от города Казани на расстоянии 63 километра.

    На этом месте, вправо, поднимаясь на холм, представители дома Р. де Люберзак обнаружили условные знаки на одном дереве, полевую сторону от тропинки [5]. Отсчитав по тропинке, ведущей вправо от означенного дерева, (далее зачеркнуто: “и отсчитав”. — В.К.) 500(зачеркнуто: “саженей мы”. — В.К.) шагов они очутились на поляне. Осмотрев эту поляну (зачеркнуто: “представители”. — В.К.) дома Р. де (зачеркнуто: “Люберзак, перечисленные”. — В.К.) выше, они нашли много признаков, соответствующие тому, что они ищут и в том месте (далее зачеркнуто: “где находится клад нахождения предпо”. — В.К.) лагаемого клада. Но представители дома Р. де Люберзак не пришли к окончательному (далее зачеркнуто: “заключению, убеждающие их в правильности предположения” . — В. К.), так как на этой полянке имеется (зачеркнуто: “старый”. — В.К.) домик (время постройки которого мы не смогли установить). Кроме того, на этой полянке находится несколько десятков ульев, что не полностью их убеждает в том, что от находятся на месте. В связи с чем они решили добиваться дополнительных данных из Варшавы, командируя своего представителя Ш. (так в тексте. — В.К.) Томицкого и вследствие этого пред. дома Р. де Люб. (Следующие слова синими чернилами, зачеркнуто: “С своей стороны с этим решили не требовать”. — В.К.)(Следующие слова черными чернилами: “и потребовали”. — В.К.) от представителей Госбанка (далее зачеркнуто: “милицию охрану, для”. — В.К.) (далее вставка черными чернилами — “ни”. — В.К.) охраны места, (далее вставка черными чернилами — “ни”. — В.К.) рабочих для производства раскопок.

    По предложению представителя дома Р. де Люберзак г. В. Берсей все присутствующие представители обоих сторон вернулись в Алаты, куда они прибыли в 14 час. дня. В15 час. дня гг. Томицкий, Р. Гариэль и т. Ерман выехали на двух машинах в г. Казань…»

    Вернувшись в столицу Татарской Автономной Республики, сотрудник московской конторы Госбанка Г. Ерман составил секретную докладную записку своему руководству о ходе поисков. Ниже приводится ее текст.

    «Уважаемый Андрей Васильевич.

    Считаю необходимым также и со своей стороны сообщить кое-что по делу. Последние два дня мы провели в районе Казани, в 50 километрах отсюда, и откуда я вернулся сегодня в Казань в 9 часов вечера, чтобы сообщить тов. Прасолову о положении вещей. Сегодня в 2 часа дня мы все, выехавшие из Москвы, как будто бы набрели наместо нашей цели, Я говорю, как будто бы, так как ряд данных по плану гр. Берсей говорит за то, что мы у цели, но в то же время имеется масса существенных деталей, совершенно не предусмотренных планом Берсея. Одним из существенных фактов следует считать, что на полянке находится одна ветхая избушка. Нам пока не удалось установить, с какого времени находится на месте упомянутая избушка.

    В этой избушке живет женщина лет 32–33 и, по- видимому, — она бывшая монашка, каковое предположение было вызвано наличием в одной клетушке, отгороженной в избушке, сколоченного амвона, на нем псалтырь в серебряном переплете и серебряный крест, перед амвоном на полке икона. Псалтырь аккуратно накрыт чистеньким полотенцем. Все наши осторожные попытки выяснить кой-какие детали о времени построения избушки и кто хозяйка таковой, нам выяснить пока не удалось, так как эта женщина нам заявляет, что она живет здесь год. Когда мы спросили ее, не монашка ли она, последняя была крайне смущена. Поведение ее было странное и у меня лично явилось подозрение, что кое- кто знает здесь о существовании на месте… Поскольку это письмо уйдет обычным порядком, я воздерживаюсь от кой- каких деталей и указания местности. В 7–8 километрах от интересующего нас места мы остановились в одной деревне. В этих местах машина (автомобиль) проходит весьма редко. Когда мы остановились, нас окружило много крестьян и их детвора, которые осматривали с большим любопытством наши две машины. Мы спросили, давно ли они видели автомобиль и нам ответили, что приблизительно лет десять тому назад на этой дороге проходили грузовики с тяжелым грузом, их сопровождала батарея от наступающих белых. Я хочу сказать, что, очевидно, мы находимся на правильном пути.

    Вообще надо сказать, что поведение наших гостей не вызывает никакого сомнения в том, что приезд их связан именно с тем, что изложено в соглашении (договоре).

    После выясненного сегодня днем, мы пытались связаться по телефону с т. Прасоловым в Казань, чтобы вызвать небольшую охрану и поставить таковую на месте, но нам это не удалось, хотя наши гости говорили, что пока в этом нет необходимости, поскольку они окончательно не остановились на нем, что будет отмечено в нашем завтрашнем протоколе, но теперь т. Прасоловым приняты уже необходимые меры, и завтра на рассвете на месте будет охрана, где находятся Берсей, Броницкий, Гариэль и Большеменников. Они находятся в деревне, недалеко от этого места. Другая сторона нам пока не предлагает приступить к работе, именно по тем соображениям, что ряд моментов противоречивых с планом не совпадают, а завтра предполагаются еще изучение других близ лежащих местностей.

    Одновременно один из них, а именно г. Томицкий выезжает завтра в Москву (он приехал со мной в город) для выезда в Варшаву с целью получения некоторых дополнительных данных. Об этом Вам пишет Николай Михайлович. Надо сказать, что договор составлен во многих местах довольно неясно и, во всяком случае, не все в нашу пользу. В частности, по пункту 5соглашения я высказал свои соображения Николаю Михайловичу о том, что нам следует толковать параграф 5 соглашения в том смысле, что коль скоро другая сторона предлагает приступить к работам, мы, согласно соглашения, производим эту работу в соответствии с договором, но именно с того момента, когда нам г. Берсей указал место и предложил приступить к работам. Надо полагать, что в случае, если бы эти работы не привели бы к результатам, мы в дальнейшем никаких розысков и новых работ в новом месте не должны производить. Я имею в видудругом месте, именно на совершенно новом участке, хотя бы даже эти работы производились в пределах 10 дней, с чем Берсей полностью согласен, но все другие члены другой стороны полагают, что в пределах 10 дней они могут проводить разведывательные работы и на других участках.

    Я считаю это совершенно неправильным, ибо надо понимать, что место… им известно и по указанию Берсеем места, мы приступили немедленно к работам и проч. Как бы там ни было, т.т. Прасолов и Большеменников согласны с тем, что этот вопрос компетентно разрешить наше Правление или Дирекция ИНО. Надо попутно сказать, что розыски места продолжаются уже четыре дня, а договором совершенно не предусмотрено, сколько дней эти розыски должны продолжаться. (См. § 5.)

    Я думаю, что днями все же, очевидно, вопрос разрешится. Так или иначе, но кой-какие дополнительные указания по затронутому вопросу от Вас необходимы.

    Дело в том, что другая сторона, кроме г. Берсея, того мнения, что в пределах первых дней они могут производить работы и на других участках. Этот вопрос возник в связи с нахождением описанного выше места, но за отсутствием полной уверенности в том, что это именно то место цели, возникает вопрос о работах и на других участках в течение первых пяти дней. Вопрос этот пока отложен, но если бы он был поставлен остро, мы немедленно снеслись бы с Вами по телеграфу.

    Что касается наших взаимоотношений с другой стороной, они абсолютно нормальны и наши работы с ними вполне согласованны, хотя наши гости, первые дни, проявляли к нам некоторую подозрительность, теперь же они совершенно освободились от этого и говорят нам вслух все, что до сих пор скрывали по сути и вообще заметно с их стороны совершенно другое, доверчивое отношение к нам.

    До сих пор нами составлено три протокола и завтра утром займусь печатанием их, так как они писаны до сих пор от руки, но пока черновики уже подписаны.

    Завтра же будет составлен четвертый протокол, и к вечеру я выеду обратно к ним в деревню. На этом кончаю.

    С комприветом Ерман».

    Как видим, собранная информация озадачила участников экспедиции. Видимо, в своих документах искомая поляна обозначалась безлюдной. Поэтому кладоискатели недоумевали: как можно было обеспечить тайну захоронения, если выходило, что золото зарывали на глазах жильца дома?

    Странное современнику поведение запуганной богомолки было вполне объяснимым для советских людей 1929 года. 2 февраля (19 января по старому стилю) 1918 года патриарх Тихон предал анафеме большевиков и советскую власть за вооруженный переворот и террор в стране,21 июля 1918 года осудил расстрел царской семьи.

    16—19 июня 1918 года чекист Леонид Заковский с 60 штыками предпринял рейд по Свияжскому и Раифскому монастырям, в результате которых красных обвинили в грабежах и 17–18 июня крестьяне убили шестерых. 9 августа

    1918 года расстрелян 51 — летний епископ Амвросий (Гудко), настоятель Свияжского Успенского монастыря. 10 сентября в Казани расстреляны 11 монахов Зилантова монастыря во главе с архимандритом Сергием. 12 ноября 1918 года в Казани расстрелян настоятель Пятницкой церкви Казани отец Федор Гидаспов.

    14 августа 1919 года в Москве Наркомюст принял решение об организационном вскрытии мощей в церквах, 25 августа 1920 года — о ликвидации мощей во всероссийском масштабе.

    23 февраля 1922 ВЦИК опубликовал декрет об изъятии большевиками церковных ценностей в России. В январе 1920, в апреле 1922 года в Москве прошли судебные процессы над «церковниками». В 1928 году начался массовый снос храмов. Инструкция НКВД от 1 октября 1929 года «О правах и обязанностях религиозных объединений» относила служителей культа к категории лишенцев — жителей СССР, лишенных прав выбирать и быть избранными…

    Судя по информации секретного письма Ермана, крестьяне села Гарь подтвердили, что по их деревне проехали тяжелогруженые автомобили белых в сопровождении артиллерии. И хотя в документе не упоминается год проезда, обстоятельства Гражданской войны, хорошо известные советским участникам поисков, говорили именно о событиях 1918 года.

    В 1919 году новое наступление белых, теперь уже руководимых адмиралом Александром Колчаком, захлебнулось на дальних подступах к Казани: 23 марта колчаковцами был взят Мензелинск в 292 километрах восточнее губернского центра. И все. Но к 1 июня красные уже отбили Агрыз и полностью изгнали белых с территории губернии на восток.

    Знание обстоятельств войны только усиливало волнение кладоискателей. Они понимали, что даже в 1918 году в районе поисков ценностей и рядом не было войск красных, никаких стратегических коммуникаций. А белые с артиллерией и тяжелым грузом проходили…

    Вторым нелогичным обстоятельством появления автомобилей противника было само место. В сентябре 2010 года автор беседовал с одним весьма известным казанцем, который в качестве хобби проверял информацию экспедиции 1929 года с выездом на место. В хорошую погоду до этого участка леса, взволновавшего участников поисков, сегодня можно добраться на автомобиле за 1 час 40 минут езды. Или 100 минут ровно.

    Но у моего состоятельного собеседника сердце кровью обливалось, когда он вспоминал дорогу, по которой приходилось бить его недешевое авто. И сегодня ехать в этот медвежий угол по лесной дороге — испытание не для слабонервных.

    Побывавших на месте автолюбителей удивляет вопрос: зачем надо было гробить маломощные дореволюционные грузовики, посылая их на такое расстояние, если лес можно найти и поближе? Видимо, глухомань и казалась организаторам схрона гарантией надежной защиты сокровищ.

    К слову, судя по данным космической фотосъемки, сегодня лесной массив, оказавшийся в центре внимания кладоискателей в 1929 году, составляет примерно 193 квадратных километра. Он разделен условной административной границей между республиками Татарстан и Марий Эл. Большая его часть находится на территории Высокогорского района Татарстана и находится в управлении Ислейтарского лесничества. А поляна, которую исследовали кладоискатели 5 октября, сегодня располагается на территории Моркинского района Республики Марий Эл…

    5 октября 1929 года искатели ценностей действовали на удивление уверенно и эффективно. Ни разу не посещая этих мест, иностранцы по записям быстро нашли свидетелей в ближайшей деревне, а затем в лесу, — даже метки на деревьях рядом с предполагаемым местом захоронения.

    Но вот дальше возник вопрос: «Кто обманывает?» Польский владелец записей, приведший их на поляну, где не должно быть свидетелей, атам оказался дом? Тогда зачем он затевал все поиски и точно привел их на это место? Лгала ли бывшая монашка, чье поведение вызвало подозрение Ерма- на, что она в курсе того, зачем приехали в лес иностранцы? Как можно было прятать несметные сокровища рядом со старой избушкой, которая неизвестно когда появилась и непонятно кто ее хозяин? Или кладоискателей обманывали их собственные глаза?

    Золотоискатели ждали подсказки из Варшавы

    Следующий черновик протокола экспедиции показывает некоторую нерешительность иностранцев. Видимо, связанную с ожиданием новостей от владельца плана захоронения сокровищ.

    «Протокол № 5

    Настоящий протокол составлен 7 октября 1929 г. с. (зачеркнуто: “Средние”. — В.К.) Алаты, что в 52 кил. от Казани представителями дома Р. де Люберзак: гг. В. Берсей, Р. Гариэль, В. Броницким и представителями Госбанка СССР Б. Большеменниковым и Г. Ерман о нижеследующем:

    Г.г. Р. Гариэль и Г. Ерман вернулись из г. Казани в с. (зачеркнуто: “Средние”. — В.К.) Алаты и сообщили о том, чт6 октября в 14 часов г. Ш. Томицкий выехал в Варшаву через Москву. Со своей стороны, Берсей и Броницкий, представители дома Р. де Люберзак, игр. Большеменников, представитель Госбанка СССР, сообщили, что 5 октября вечером после отъезда обоих автомобилей в г. Казань они на наемной крестьянской подводе выехали на север в 4 (исправлено: “6”. — В.К.)килот села Средние Алаты они много кол (далее слово неразборчиво. — В.К.), где они могли наблюдать (далее слово зачеркнуто: “расположение”. — В.К), а затем они вернулись в с. (далее слово зачеркнуто “Средние”. — В.К.) Алаты.

    Шестого октября они связались по телефону с Госбанком СССР в г. Казани, чтобы узнать, когда выедут в с. (далее слово зачеркнуто “Средние”. — В.К.)Алатыгг. Р. Гариэльи Г. Ерман и узнали, что последние должны оставить г. Казань в 12 часов дня.

    В 13.30 гг. В. Берсей, Браницкий и Большеменников выехали на наемной крестьянской подводе на север от села (далее слово зачеркнуто “Средние”. — В.К.) Алаты и пересекли села: Потаниха, Уразлина и Улля (последнее село на расстоянии 6—7кил от с. (далее слово зачеркнуто “Средние”. — В.К.) Алаты). В двух километрах на выезде из села Улля они оставили подводу, прошли пешком еще 3 километра и пошли до леса, в каковой они направились, но ничего не обнаружили, несмотря на то, что они установили некоторые детали, как бы совпадающие с указаниями имеющегося у них плана.

    Они вернулись к подводе, чтобы вернуться в деревню и в это время они были захвачены сильной бурей и дождем, вследствие чего дорога оказалась настолько плохой, что они вернулись в (далее слово зачеркнуто “Средние”. — В.К.) Алаты только в 2 ч. 30 мин. вечера.

    За 7 октября они ничего не предпринимали, так как весь день лил проливной дождь вследствие плохой погоды».

    На следующий день поиски были продолжены.

    «Протокол № 6

    Настоящий протокол составлен 8 октября 1929 г в с. (зачеркнуто: “Средние”. — В.К.) Алаты представителями дома Р. де Люберзак: гг. В. Берсей, Р. Гариэль и В. Браницким и представителями Госбанка СССР В. Большеменниковым и Г. Ерманом о нижеследующем:

    Вышеперчисленные представители обоих банков выехали в 9 час. утра из с. (зачеркнуто: “Средние”. — В.К.) Алаты в направлении на север, проехав деревню Потаниха, объехав церковь Иоганна Предтеченского, затем деревни Уразлина, Улля, всего в 7 километрах от с. Алаты. Проехав село Улля…Мы поехали еще 7 км вперед между двумя лесами (слово непонятно: “вяз? дуб?”. —В. К.) и выехали на домик с (далее текст зачеркнут: “осмотрели лес с левой и с правой стороны”). На расстоянии 13 (исправлено на 14) кил от с. Алаты, где мы остановились, мы осмотрели окрестности, но ничего особенного не обнаружили.

    Представитель дома Р. де Люберзак гр. Берсей предложил вернуться в Алаты, куда прибыли в 13.30.Вследствие прошедших проливных дождей дорога продолжает оставаться в плохом состоянии.

    В16 час. 15 мин. гг. Берсей, Р. Гариэль и Г. Большеменников выехали верхом на трех оседланных лошадях из села Алаты в (следующее слово зачеркнуто: “Гари”. — В.К.), в сторону Гари к Гаринскому лесу приблизительно в 7 километрах от села Алаты и 3-х килом, от села Гари.

    Осмотрев со всех сторон лес, г. Берсей заявил, что этот лес не представляет ничего интересного, и предложил вернуться обратно в с. Алаты, и куда они прибыли в 19 ч. 15 м.

    Настоящий протокол составлен в 5 экземплярах, из коих три подписанных экземпляра вручены представителю дома

    Р. де Люберзак В. Берсей и два представителю Госбанка гр. Б. Большеменникову».

    Приписка:

    «Вследствие бездорожья, предоставленные в распоряжение комиссии два автомобиля вышли из строя (следующие пять слов написаны неразборчиво. — В.К.)».

    На следующий день участники экспедиции сменили направление поисков, решив объехать заинтересовавший их лесной массив по периметру.

    «Протокол № 7

    Настоящий протокол составлен 9 октября 1929 г. в селе Сотнуры (Сотнур. —В.К.) в присутствии представителей дома Р. де Люберзак: гг. В. Берсей, Р. Гариэль и В. Браницкий и представителей Госбанка СССР Б.Н. Большеменникова и Г. И. Ермана о нижеследующем:

    Перечисленные представители оставили сел. Алаты в час. утра, направление на двух машинах на село Сотнуры и проехав расстояние в 40 кил через села: Алат, Биксел (Алан- Бексер? —В.К.), Б. Битоманы. М. Карамаевы (вероятно, “Карамас”. — В.К.), Б. Карамаевы, Старый Карамаевы и хутор Карамаевы и прибыли в село Сотнуры (Сотнур. — В.К.) в 12 час. дня.

    В15 ч. 30 м. гг. Берсей, Браницкий и Ерман выехали на одной машине в окрестности села Ярамары (Ярамор. — В. К), на запад от села Соткуры (Сотнур. — В. К), но ничего интересуемого не обнаружив, они, проехав 9кил., вернулись обратно в село Соткуры (Сотнур. — В.К).

    10 октября был составлен новый совместный документ.

    «Протокол № 8

    В 8 час. 30 м. гг. Берсей, Броницкий и Ерман выехали из села Соткуры (Сотнур. — В. К.) осмотреть окрестности. Сделав 30 кил. и ничего интересного не установив, они вернулись в село Соткуры (Сотнур. — В.К.) в 12 час. дня.

    С своей стороны гг. Гориэль и Большеменников выехали верхом на лошадях на запад на завод “Красный стекловар ” в 12кил. от села Соткуры (Сотнур. — В.К), чтобы связаться по телефону с г. Казанью, но что им не удалось, и они вернулись в 17 ч.».

    Очередной протокол экспедиции от 11 октября необычайно краток:

    «Протокол № 9

    (во французском варианте текста протокола дата: 11 октября 1929 года. — В. К.)

    Члены комиссии выехали на двух автомобилях из села Соткуры (Сотнур. — В. К.) в г. Казань и куда они прибыли в 19 час.».

    Складывалось впечатление, что иностранцы ждут результатов консультаций Томицкого в Варшаве и тянут время…

    Безрезультатные блуждания по осенней распутице

    14 октября зарядил непроглядный осенний ливень. Депрессивное настроение усугубило раздраженное секретное письмо, которое управляющему Казанской конторы Госбанка Прасолову пришло из Иностранного отдела Госбанка:

    «На поставленные Вами вопросы, а также в письме т. Ермана, настоящим сообщаем Вам, что исходя из толкования договора, мы считаем целесообразным по возбужденному французами вопросу о возможности поиска в различных местах, ответить, что в условиях десятидневия продолжительности всей работы мы не возражаем против ее производства в различных местах.

    Так как французы достаточно долго затягивают нам указанием места, где мы должны зондировать почву, т. е. с какого момента мы должны считать 10 дней, а между тем бурава мы завезли из Москвы, за аренду их мы должны платить и мы несем около 400р. ежедневно расходов и срок этих расходов, как видно уже из проведенных 10 дней, может затянуться бесконечно долго, мы просим Вас поставить перед г. Берсеем следующее, что мы еще готовы ждать 5 дней до указания места, иначе больше этого срока мы считаем вполне справедливым потребовать от них возмещения понесенных нами убытков или же считать нас свободными от обязательства снабжения нужными машинами и рабочей силой.

    О результатах переговоров срочно поставьте нас в известность».

    Вечером того же ненастного 14 октября адвокат Браницкий получил долгожданную весточку из Польши. Она гласила:

    «Телеграмму через русское посольство послал еще десятого. Направление через реку правильно. Все время большой дорогой. Дорога лесом не идет. Поворот влево не в первыйлес. Не дальше восьмидесяти верст от Казани. Впереди 2 села. Томицкий».

    По большому счету, телеграмма Томицкого ничего не прояснила, и участники поисков пребывали в растерянности, о чем свидетельствуют векторы последующих перемещений.

    Переждав в Казани проливные дожди, 15 октября участники экспедиции вновь отправились к лесу, магически их притягивавшему.

    «Протокол № 10

    Настоящий протокол составлен 15 октября 1929 г. в селе Алаты представителями дома Р. де Люберзак и К-о: гг. М.В. Берсей, Р. Гариэль, и В. Браницким и представителями Госбанка СССР Б. П. Болыиеменниковым и Г. И. Ерман.

    Перечисленные представители выехали из г. Казани в 10 час. на 3-х парных экипажах и прибыли в Алаты в 20 ч. 30 мин.

    Дни 13 и 14 сего месяца были использованы на оформление предыдущих протоколов, каковые составлялись изо дня в день и парафировались в каждом случае.

    С 14 октября шел проливной дождь, вследствие чего г. Берсей предложил отложить поездку, что и было сделано. Того же дня вечером представители Р. де Люберзак получили ожидаемую депешу, в связи с чем мы выехали в с. Алаты».

    16-го управляющий Казанской конторы Госбанка телеграфировал:

    «Москва Правбанк ИНО Борискину

    Четырнадцатого Томицкий телеграфировал дополнительные данные комиссия приступила новым розыскам

    Прасолов».

    Золотоискатели в тот промозглый осенний день составили очередной совместный документ на русском и французском языках.

    «Протокол № 11

    «Настоящий протокол составлен 16 октября 1929 г. в с. Алаты представителями Р. де Люберзак и К-о: гг. Берсей, Гариэль, и Браницкий и представителями Госбанка С. С. С. Р. Большеменниковым и Ерман.

    Г.г. Берсей, Гариэль и Большеменников выехали в 11.45 на лошадях верхом на северо-запад от с. Алаты и доехали до с. Гари, что в 10 кил. от с. Алаты. На обратном пути они осмотрели лес и прибыли в Алаты в 17.30».

    На следующий день кладоискатели поделились на две группы.

    «Протокол № 12

    Настоящий протокол составлен 17 октября 1929 г. в селе Алаты представителями Р. де Люберзак и К-о: гг. М.В. Берсей, Р. Гариэль и В. Браницкий и представителями Госбанка СССР Б. П. Большеменниковым и Г. И. Ерман.

    С одной стороны, гг. Браницкий и Ерман выехали в 10 ч. утра на парном экипаже и добрались до д. Ара (15 килом, от с. Алаты), где они осмотрели ее окрестности и вернулись обратно в с. Алаты в 16 ч. 30 м.

    С другой стороны, в то же время, гг. Берсей, Гариэль и Большеменников выехали верхом на лошадях на запад от с. Алаты и добрались до дер. Старые Карамассы (25 кил. от с. Алаты) и вернулись обратно в 19 час. 30 мин.».

    По итогам следующего дня поисков золотоискатели решили вернуться в Казань.

    «Протокол № 13

    Настоящий протокол составлен 18 октября 1929 г в селе Алаты представителями Р. де Люберзак и К-о: гг. М.В. Берсей, Р. Гариэль, и В. Браницкий и представителями Госбанка СССР Б.П. Большеменниковым и Г.И. Ерман.

    Перечисленные представители выехали в 9 ч. ут. из с. Алаты в сторону Гаринского леса, откуда они еще раз изучали ближайшие окрестности ив 14 час. вернулись в с. Алаты.

    В с. Алаты по предложению г. Берсей и с общего согласия всех членов комиссии, было решено выехать на следующий день в г. Казань».

    В Варшаве что-то произошло…

    18 октября 1929 года вечером управляющий Казанской конторой Госбанка Николай Прасолов посылает с курьером в деревню Болыыеменникову срочную и секретную записку:

    «Уважаемый т. Большеменников,

    Посылаю Вам телеграмму для гр. Берсейпо-моему, ему следует немедленно выехать сюда в Казань, а Вам всем вместе договориться о дальнейшей работе на время его отсутствия.

    Хотя, не зная в каком положении Ваши дела сейчас, едва ли могу что-либо Вам советовать.

    Пытался добраться до Вас, чтобы все эти вопросы решить на месте, но машина тонет в грязи и пришлось вернуться.

    Во всяком случае, если Вы останетесь там, информируйте меня о положении дела.

    С тов. приветом».

    Причины столь неожиданного предложения Прасолова сам управляющий Казанской конторой Госбанка объяснил в своем письме.

    «В Правление Государственного банка

    Иностранный отдел

    Тов. Борискину.

    19 октября 9 Москва.

    Уважаемый товарищ,

    17 Октября из Парижа от Торг. Дома “Люберзак и К-о” на имя г. БЕРСЕЙ была получена телеграмма следующего содержания: “Выезжайте немедленно Варшаву на один день Гариэлъ и Броницкий должны ожидать вашего возвращения. Телеграфьте Жоэ ”.

    Ввиду нахождения всей Комиссии в районе села Алаты, что в 52 километрах от г. Казани, телеграмма не могла быть вручена немедленно г. Берсей илишь 19 октября в 2 часа ночи телеграмма была доставлена в с. “Алаты ” и вручена адресату. Представители Торгового Дома де Люберзак, по обсуждению текста телеграммы пришли к выводу, что г. БЕРСЕЙ необходимо немедленно выехать в Варшаву, а Гариэ- лю и Браницкому, как то указывается в телеграмме, ждать его возвращения в Казани.

    В 4 часа утра Берсей выехал из Алат ив 12 ч. дня прибыл в Казань, откуда выезжает в Москву сегодня в 14 ч. 15 мин. С Берсей едет тов. Ерман, прошу иметь ввиду, что Берсей не владеет русским языком, и, несомненно, с визами, жел. дор. билетами и прочим самостоятельно не справится.

    Попутно с отъездом Берсей и затянувшимися вообще розысками возникает вопрос о необходимости держать без дела здесь в Казани бурильных мастеров. Начальника Разведывательной партии ведущего буровыми мастерами уже несколько дней тому назад отпустил из Казани. Мне думается, что Вам следует официально договориться с г. Берсей (запасясь, конечно, от него письменной заявкой) о той части договора, где говорится, что мы обязаны по первому их требованию предоставить буровые машины и надлежащую рабочую силу, договориться в том смысле, чтобы эта “немедленность ” предоставления им буровых машин определялась в такое количество дней, которое потребно для доставки их из Москвы в Казань, по первому нашему требованию, тем более, что в первый момент, когда потребуются буровые машины, мы сумели бы обойтись инструментами более простого порядка, которыми мы располагаем здесь. Это бы значительно сократило расходы, которые мы сейчас несем.

    Жду Ваших распоряжений.

    С товарищеским приветом (Н. ПРА С OJIО В)».

    Очередной совместный документ дополняет информацию из письма управляющего.

    «Протокол № 14

    Настоящий протокол составлен 19 октября 1929 г в г. Казани представителями Р. де Люберзак и К-о: гг. Берсей, Гариэль и Браницкий и представителями Госбанка С.С.С.Р Н.М. Прасоловым, Б. П. Большеменниковым и Г. И. Ерман.

    В 2 ч. утра г. Берсей получил телеграмму из Парижа, приглашавшую его на один день в Варшаву, в связи с чем представители Р. де Люберзак и К-о: гг. Берсей, Гариэль, и Браницкий решили, что г. Берсей выезжает сегодня же в Варшаву через Москву.

    В 4 часа гг. Берсей и Ерман выехали в парном экипаже из с. Алаты в г. Казань и куда они прибыли в 12 ч. 30 м.; откуда они должны были ехать в Москву с 14 часовым поездом. Депеша была передана г. Прасоловым из г. Казани в с. Алаты с нарочным.

    Г.г. Гариэль, Браницкий и Большеменников выехали в тот же день в 6 ч. и прибыли в Казань в 15 ч.».

    Ситуация с этим вызовом Берсея настолько обескураживала золотоискателей, что Гариэль шлет свою телеграмму. Видимо, ожидая разъяснений. В архивах сохранился текст перевода этой телеграммы, из которого непонятен адрес получателя. Всего скорей, сообщение направлялось в Париж.

    «19 октября 16.39

    ГАРИЭЛЬ ГОСБАНК АДМИРАЛТЕЙСКАЯ КАЗАНЬ

    Шестнадцатого телеграфировали: Бюрсей отправляться одному Варшаву».

    Ответ Браницкому пришел из Варшавы:

    «19 октября 21.56

    Госбанк Браницкому Казань

    =BOLSZE DANNYCH NIET POLA GAJUNADO SROCZNO WOZWRASZA TSIA = ТОМ1СК1».

    Сообщение убивало своей категоричностью. Да и выбор адресата для ответа намекал на некий внутренний разлад между французами и поляками. С советской стороны несогласованность среди иностранцев выглядела странно. Представители Госбанка хотя и были недовольны пустыми тратами, но пока еще не говорили об этом гостям.

    Однако в Варшаве уже решили закончить поиски. Что же не устраивало таинственного владельца плана, выступавшего только через посредничество адвокатов? Или, может быть, обладателя информации, наоборот, устроили сведения, полученные от адвоката Томицкого лично и дополнительно присланные по телеграфу из Казани?

    В Париже это не могли понять. Берсей тоже не допускал мысли о двойной игре поляков и вез с собой подробные карты, чтобы убедить Варшаву, что члены экспедиции действуют строго по имеющейся информации. И, следовательно, вот-вот должны обнаружить искомое место, если поляки ничего не напутали.

    Оставшиеся в Казани кладоискатели затихли, дожидаясь от поездки Берсея согласования позиций Парижа и Варшавы. Поскольку финансировавший поездку банк «Р. де Люберзак и К°» не требовал возвращения. И вряд ли

    во Франции были бы в восторге от осознания, что франки были пущены на автомобильную экскурсию по медвежьим углам Татарстана…

    Берсей скрывал итоги консультаций, поляки разбегались

    22 октября в Казань из Москвы выехал Г. Ерман, сопровождавший Берсея в поездке. В тот же день из правления Госбанка СССР Прасолову была отправлена секретная телеграмма:

    «№ 64/2

    Управляющему Казанской Областной К-рой Госбанка

    На Ваше секретное письмо от 19.Xнами дан устный ответ тов. ЕРМАНУ выезжающему в Казань сегодня.

    ГОСУДАРСТВЕННЫЙ БАНК

    Иностранный Отдел».

    Видимо, устный ответ касался вопроса Прасолова «о необходимости держать без дела в Казани бурильных мастеров», содержание которых оплачивал Госбанк.

    Через день наконец-то выехал из Варшавы в Москву руководитель кладоискательской экспедиции с французской стороны Морис Вильям Виктор Берсей. В Казани сохранился перевод его телеграммы:

    «24 октября 11.15 Получена 25 окт. 29

    Уезжаю завтра пятницу главное имею визу Москве задержка

    Берсей».

    Подробности поездки французского руководителя в Варшаву освещены в очередном двустороннем документе экспедиции.

    «Протокол № 15

    Настоящий протокол составлен 25 октября 1929 г. в г. Казани, представителями Р. де Люберзак и К-о: гг. Р. Гариэль и В. Браницким и представителями Госбанка СССР: гг.

    Н.М. Прасоловым, Б.П. Большеменниковым и Г.И. Ерман.

    Вернувшись из Москвы, Г. И. Ерман сообщил, что там г. Берсей получил визу на выезд в Варшаву и обратную на въезд из Варшавы в Москву; также он получил разрешение на вывоз из СССР географических карт г. Казани и его района.

    21 октября г. Берсей выехал в Варшаву, откуда он предполагает вернуться в Казань до 28 октября и о чем он протелеграфирует при выезде из Варшавы».

    На следующий день управляющий Казанским филиалом госбанка Прасолов получает телеграммой предупреждение от своего начальника:

    «26 ОКТЯБРЯ 20.12

    КАЗАНЬ БАНК ПРАСОЛОВУ БЕРСЕЙ ВЫЕЗЖАЕТ СЕГОДНЯ ПОЕЗДОМ 66 ВАГОН 5 ВСТРЕТЬТЕ = БОРИСКИН».

    27 октября Борискин телеграммой подробно проинструктировал Прасолова, как ему в дальнейшем следует вести себя с Берсеем.

    «Возвращаясь из Варшавы, Берсей поставил перед нами вопрос, что, вероятно, через несколько дней должен уехать Броницкий. Вчера же вечером было получено сообщение из Парижа, что такой вопрос был поставлен и перед Тумановым (вероятно, Туманов и Николаев — ответственные сотрудники Госбанка СССР во Франции. — В.К), но ввиду того, что тов. Николаева сейчас нет, они не согласились подтвердить ту просьбу, которая была поставлена. Просьба заключается в следующем, что банкирский дом Либерзак просит нас изменить пункт договора, где говорится о том, что их сторона должна подписывать не меньше, чем тремя подписями каждый протокол.

    В связи с отъездом Броницкого настоящим сообщаем Вам, что если Берсей поставит перед Вами этот вопрос, Вам необходимо ответить также, как и мы здесь, что мы усматриваем в этом случай втянуть нас в дело, которое дает возможность обратной стороне обвинить нас в неисполнении договора, в силу чего мы заявляем, что мы настаиваем, чтобы все 3 представителя банкирского дома Либерзак были на месте, пока не будет получено подтвержденное обеими сторонами сообщение об изменении параграфа с 3-х подписей на две. В случае отъезда Броницкого Вам необходимо юридически оформить, что выполнение договора срывается одним из представителей банкирского дома Либерзак, вследствие чего мы вынуждены считать всю работу сорванной по вине банкирского дома Либерзак.

    На наш вопрос, поставленный здесь, — что мы должны знать, сколько же бурова будут у нас находиться без дела, он нам заявил, что в течение 5 дней с момента его приезда он сможет отказаться от них. Вам необходимо провести это в жизнь, оформив соответственно протоколом и бурова вместе с рабочей бригадой направить в Москву.

    Он поставил перед нами две просьбы. О том, чтобы мы написали Вам, чтобы Вы приняли меры к снабжению его простейшими инструментами, вроде стального щупа, величиной до 2-хметров, а также необходимым количеством верховых лошадей с хорошими кавалерийскими седлами. Мы здесь дали достаточно уклончивые ответы, а Вам необходимо в разрешении всяких просьб другой стороны руководствоваться теми указаниями, которые я устно просил передать т. Германа».

    Ничего конкретного о месте клада и сроках его подъема Берсей не привез. Однако и возвращаться во Францию не торопился. О чем бесстрастно фиксирует очередной документ.

    «Протокол № 16

    28 октября 1929 года настоящий протокол был составлен в г. Казани представителями Р. де Люберзак и К-о: гг. М.В.В. Берсей, Р. Гариэль и В. Браницким и представителями Госбанка СССР: гг. Н.М. Прасоловым, Б.Р. Большеменниковым и Г. И. Ерман. Г. Берсей вернулся из Варшавы 27 вечером; вследствие его разговора с г. Браницким, последний решил выехать в Варшаву.

    Г. М. В. Берсей, имея разговор в Варшаве с г. Томицким, предвидел возможность отъезда Браницкого из СССР, о чем поставил в известность Париж; в связи с чем он телеграфирует отсюда в Париж, чтобы там предприняли необходимые меры к тому, чтобы Р. де Люберзак и К-о и Госбанк оформили вопрос о достаточности двух подписей на протоколах со стороны “Р. де Люберзак и К-о ”».

    Очевидно, что Берсей верил в свою информацию и хотел получить ценности, чтобы окупить затраты французского банка, в то время как польские адвокаты выполняли волю своего клиента по сворачиванию поиска. Поскольку согласно пункту 1 парижского соглашения от 16 сентября 1929 года, «в случае, если поиски, ведомые с общего согласия представителями обеих сторон и в соответствии с положением настоящего договора, не привели бы к успешному исходу, ни та, ни другая сторона не может предъявлять рекламаций».

    Неизвестно содержание договоренности владельца плана Вячеслава Ветеско и французского банка. Однако вряд ли они отличались в этом вопросе от советско-французского соглашения от 16 сентября… В таком случае, в убытке от произведенных работ оказывались Москва и Париж, а Варшава получала только прибыль в виде уточненных карт местности, привезенных Берсеем…

    Очередные телеграммы свидетельствуют о том, что теперь французы и представители Госбанка СССР с разных сторон пытаются организовать давление на разбегающихся поляков.

    «29 октября

    Берсей из Парижа

    Примите меры для упорядочения вопроса подписи. Бр. вероятно находится уже в Моск ве Во избежание недоразумения примите меры для получения доверенности от Броницкого на подпись».

    «Берсею

    Из Парижа 29 окт полуЧ 30 окт

    Пытаюсь устроить здесь дело тчк Броницкий в Москве вероятно пытается укрепись себе доверии

    Телеграфируйте Джое».

    «Из Москвы 29 октября

    Прасолову Берсею

    Госбанк не согласен на мой выезд приезжайте Москва Броницкий».

    На следующий день продолжилась чехарда с выездом последнего поляка, превратившегося из участника экспедиции в заложника обстоятельств.

    «30-го 15 ч. 58 мин.

    СРОЧНО КАЗАНЬ ГОСБАНК

    ПРА СОЛОВ/БЕРСЕЮ

    ВЫШЛИТЕ СРОЧНУЮ ТЕЛЕГРАММУ ПАРИЖ ИЗМЕНИТЬ НОТАРИАЛЬНО ДОГОВОР ДВЕ ПОДПИСИ НИКОЛАЕ ТЕЛЕГРАММОЙ ИЗВЕСТИТ МОСКВУ=БРАНИЦКИЙ».

    Текст телеграммы от руки:

    «Немедленно отправляйтесь в Варшаву один день. Гариель Броницкий (слово неразборчиво) ждут Вашего возвращения. Телеграфируйте».

    «СРОЧНАЯ

    МОСКВА ИНПРАВБАНК БОРИСКИНУ

    ДЛЯ БРОНИЦКОГО

    Выехать Москву не могу тчк По распоряжению Парижа подпись мне документ передайте Директору Борискину исполнение телеграфьте

    БЕРСЕЙ».

    «СРОЧНАЯ

    МОСКВА ИНПРАВБАНК БОРИСКИНУ

    Парижем приняты меры оформлению двух подписей вместо трех тчк Одновременно Люберзак предлагает Берсею получить передоверие подписи от Броницкого тчк Примите меры телеграфьте

    ПРАСОЛОВ».

    Судя по странным шагам недосягаемого владельца плана сокровищ, в получении точных карт и подробных отчетов по обследованию местности, видимо, состоял его план-минимум…

    Упорный Берсей искал золото до последней возможности

    Советской стороне и французам стало ясно, что поляки их обманули. И с этим надо что-то делать. Понурого Броницкого отправляют обратно в Казань. Видимо, поляка сопровождал сотрудник Госбанка СССР Большеменников, поскольку сохранилась телеграмма от 2 ноября (отправлена в 18:34) (вероятно, из Москвы):

    «КАЗАНЬ БАНК ПРАСОЛОВУ БОЛЬШЕМЕННИКОВ ВЫЕЗЖАЕТ ЗАВТРА УТРОМ».

    Многообещающие в начале октября 1929 года поиски тонн золота через месяц переродились в процедурную интригу и месть последнему поляку в экспедиции.3 ноября в 10:25 Прасолов получает очередную телеграмму от Борискина:

    «В подтверждение переговоров по телефону по приезде Казань 3-го ноября Вы поставьте перед главн представителем, что мы настаиваем — начать работы в течение 5 дней после чего в положительном случае действуйте по пункту договора? (вопрос в тексте телеграммы. —В.К) о работе в противном случае Вы требуйте оформление окончательного протокола, строго в соответствии с договором. Борискин».

    Управляющий Казанской конторой Госбанка строго исполняет приказ своего московского начальника. Прасолов переходит улицу из банковского здания в номер гостиницы «Бристоль» и вручает Берсею фактический ультиматум:

    «Гр. М.В.БЕРСЕЙ,

    Представителю “Р. де Люберзак и К-о ”.

    г. КАЗАНЬ. Гост. Бристоль ”.

    Принимая во внимание, что розыски клада принимают затяжной характер, Правление Госбанка СССР поручило мне довести до Вашего сведения о нижеследующем:

    1. С возвращением г. БРАНИЦКОГОиз Москвы в г. Казань, Вы имеете указать нам местонахождение предполагаемого клада в течение 120 часов, считая с момента Вашего выезда из г. Казани к месту нахождения предполагаемого клада;

    2. По истечении указанных выше 120 часов должно быть приступлено, по Вашему указанию, к раскопкам места нахождения предполагаемого клада. Для этих работ предоставляется 120 час., согласно § 5соглашения от 16сентября 1929 года, заключенного Р. де Люберзак и К-о в Париже с Представителем нашего Банка г. НИКОЛАЕВЫМ Акимом.

    Если по истечении 120 часов работы не приведут к положительным результатам, то мы считаем, что после этого мы должны приступить к составлению специального протокола, согласно § 14 соглашения от 16 сентября 1929года.

    Пребываю с совершенным почтением Управляющий Конторой Госбанка (Н. ПРАСОЛОВ) 3 ноября 1929 года г. Казань».

    В документ закралась ошибка: специальный протокол должен был составляться в соответствии с § 15 соглашения. Берсей, конечно, ждал чего-то подобного. И тем не менее был очень расстроен. Поэтому заверил получение текста Прасолова своим автографом и ошибочно указал дату подписи «3 октября», перепутав месяц…

    И все же, спасая интересы французского банка, профинансировавшего поездку в российскую глубинку, Берсей предпринимает последнюю отчаянную попытку отыскать золото. Об этом свидетельствует предпоследний, безрадостный совместный документ советско-французской экспедиции.

    «Протокол № 17

    Настоящий протокол составлен 7 ноября 1929 г. в г. Казани представителями Р. де Люберзак и К-о: гг. М.В.В. Берсей, Р. Гариэль и В. Браницким и представителями Госбанка СССР г. Н.М. Прасоловым, Б.Р. Большеменниковым и Г.И. Ерман.

    3 ноября 1929года, по возвращении гр. Браницкого Госбанком СССР и представителями Р. де Люберзак было решено, что поиски должны продолжаться еще 5 дней и если в течение этого времени поиски не увенчаются успехом, Члены Комиссии составляют специальный протокол, как и предусмотрено § XVсоглашения от 16 сентября 1929 года.

    Таким образом, члены Комиссии выехали 4 ноября верхом на лошадях, чтобы охватить район в 60 кил., главным образом, окрестности севера и северо-запада г. Казани. Для ускорения работ поисков, Комиссия разделилась на две группы.

    Шестого ноября к вечеру поиски продолжали оставаться бесплодными, в это время наступила снежная погода и гр. Берсей предложил на следующий день вернуться в г. Казань, каковое возвращение состоялось 7Ноября с. г».

    8 ноября 1929 года были официально прекращены поиски золота, осуществлявшиеся под Казанью международной экспедицией.

    «СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПРОТОКОЛ

    «Настоящий протокол, предусмотренный § 15 соглашения от 16 сентября 1929 года, заключенного в Париже Р. де Люберзак и К-о и представителем Госбанка С. С. С. Р. НИКОЛАЕВЫМ Акимом, был составлен 8 ноября 1929 г. в г. Казани Представителями Р. де Люберзак и К-о гг. М. В. БЕРСЕЙ, Р. ГАРИЭЛЬ, В. БРАНИЦКИМ, представителями Госбанка СССР Н.М. ПРАСОЛОВЫМ, В.П. БОЛЬШЕМЕННИКОВЫМ и Г.Н ЕРМАН

    Представители Р. де Люберзак прибыли в г. Казань с намерениями удовлетворить требования соглашения от 16 сентября 1929 года, отмечают, что имеющиеся в их распоряжении указания не позволили им достигнуть желанной цели. Настоящим протоколом, таким образом, отмечаются отрицательные результаты их поисков, подробности коих изложены в протоколах № 1—17.

    Государственный банк СССР сделал все возможное для выполнения задачи Представителей Р. де Люберзак и К-о, в связи с чем последние считают необходимыми отметить в настоящем протоколе свое полное удовлетворение».

    Расстроенный Берсей пытался сохранить достоинство и написал на французском прощальное благодарственное письмо управляющему Казанской конторой Госбанка СССР.

    «Казань, 8 ноября 1929 г.

    Дорогой г. Прасолов Прежде чем покинуть Казань, осмеливаюсь Вам сказать от своего имени и от имени г. Гариэль, сколь глубоко мы были тронуты тем приемом, который Вы нам оказали;я сожалею, единственно, о том, что конец нашей работы (нашего задания) не дал желаемого результата.

    Поблагодарите, я Вас прошу, служащих Вашего банка за их благожелательность и любезное отношение и благоволите принять, дорогой г. Просолов, вместе с искренней признательностью, выражение глубокого к Вам уважения.

    Берсей».

    Две стороны вежливо улыбались друг другу. Как покажут дальнейшие события, в это время третья сторона — поляки уже думала самостоятельно продолжить экспедицию позже.

    Однако планам было не суждено сбыться.

    15 ноября 1929 года в Казани тайно открылись танковые курсы «КАМА», на которых в обход Версальского мира в СССР стали обучаться немецкие танкисты Гудериана. Больше других иностранцев в город не пускали. Но почему же находившийся за кулисами владелец документов фактически стимулировал их прекращение? Вспомним, что реальная стоимость клада им была завышена на треть. Также вспомним, что советская сторона согласилась отдать бывшим своим врагам лишь 20 % от клада. А также будем держать в памяти, что на 51 ящик с золотом из этой доли претендовали бывшие акционеры Русско-Азиатского банка. Да и посредник — французский банк «Р. де Люберзак и К0» тоже участвовал в поисках не из альтруистических побуждений.

    Тогда сколько же золота могло достаться поляку, который единственный знал, где на самом деле находится клад? В протоколе № 16 и последующих телеграммах заметны внутренние противоречия между французами и поляками…

    По версии автора этих строк, Ветеско, получив точные карты местности, решил избавиться от русско- американских истцов-акционеров в Нью-Йорке и французского банка. Поэтому спровоцировал безрезультатное завершение экспедиции. При этом почему-то владелец не боялся, что клад советская сторона может обнаружить самостоятельно. Почему? Может быть, потому, что экспедиция попутно исследовала место захоронения, но сосредоточилась на поисках в другом районе, специально подсунутом поляком?

    Основания для такой гипотезы дали события, неожиданно развернувшиеся уже после официального завершения экспедиции…

    «Необычайно странный факт исчезновения основных документов»

    Приезд иностранных кладоискателей и возможность получить золото усилили интерес представителей Советского государства к подъему драгоценностей.5 декабря 1929 года управляющему Казанской конторой Госбанка Николаю Прасолову поступает совершенно секретная телеграмма № 345/СС из правления Госбанка в Москве:

    «В связи с иском, предъявленным французским банком в Нью-Йорке, НКФин (Народный комиссариат финансов. — В.К.) СССР в прошлом году запросил НКФин Татреспублики о разных сведениях, относящихся к продвижению золотого запаса во время войны.

    В своих письмах от 23/IV-28 г. за 05\061 и от 26/1У-28за № 05\006НКФин Татреспублики сообщает, что им в архивах найдены документы, относящиеся к этому вопросу, в частности он сообщает, что 19-го июня 1915 года Казанским отделением Госбанка была получена из Ленинграда партия слитков, принадлежавших частным русским банкам (Русско- Азиатск., Петроградский Межд. Комерч. Банк). В том же 1915 г. часть этих слитков была отправлена обратно в Ленинград, остальная часть осталась в Казани и была в 1918 г. при занятии Казани Чехо-словаками по распоряжению Чехословацких военных властей эвакуирована в Самару, а затем дальше на Восток.

    В настоящее время, по ходу процесса в Нью-Йорке, у нас появилась крайняя необходимость получить копии тех документов, которые относятся к продвижению партии золота, принадлежавшей частным банкам. Нам необходимо иметь копии тех отношений, при которых это золото было получено из Ленинграда, и спецификации слитков и ящиков, в которые эти слитки были заделаны, а также копии документов, относящихся к отправке этой партии золота из Казани в Самару. Копии эти нам нужно получить в самом срочном порядке. Просим Вас снестись по этому вопросу с НКФином Татреспублики.

    Кроме того, необходимо выяснить, не проживают ли сейчас в Казани или в другом месте кто-либо из б. сотрудников б. Казанского Отделения Госбанка, которые были в курсе этой операции, и которые могли бы своими свидетельскими показаниями подтвердить все то, о чем говорится в этих документах. Показания они будут давать в Казани или тех местах, где они проживают, в письменном виде по тем вопросам, которые будут им поставлены американским судом.

    В случае, если такие свидетели могут найтись, (зачеркнуто: “и если” . — В. К.) могут оказаться кассиры Отд. Госбанка, контролеры и пр., то просим сообщить имя, отчество и фамилию этих свидетелей, чем они занимаются теперь и их точный адрес, что могут показать по этому вопросу.

    Кроме того, по всей вероятности, потребуются показания того лица, в ведении которого находится архив, где хранятся акты, копии которых мы у Вас просим, относительно достоверности упомянутых выше документов. Поэтому просим Вас сообщить нам отчество и фамилию, домашний адрес место службы этого свидетеля».

    11 декабря Прасолов послал в Центральный архив ТССР (Татарской республики) запрос с просьбой подготовить информацию о приеме-выдаче золотых ценностей из хранилища Казанского отделения Госбанкав 1915–1918 годах. В ответ управляющий Казанской конторой Госбанка 7 и 18 января, а также 8 марта 1930 года получил от архивистов выписки из тех документов, которые удалось разыскать. Все существенные моменты этой информации автором этого расследования уже использовались при написании соответствующих глав. И повторение их содержания не имеет смысла.

    14—15 декабря 1929 года в Казанской областной конторе Госбанка дали подробные показания старожилы — бывшие счетчик Миронов; секретарь отделения Виктор Калинин; помощник бухгалтера 2-го разряда Вячеслав Лепешинский и помощник кассира 1-го разряда Гали Ахмадуллин. Они обстоятельно рассказали о деталях эвакуации царского золотого запаса из Казани в Самару в августе 1918 года. Их показания также были использованы в предыдущих главах.

    8 января 1930 года новый для Казани человек — управляющий Прасолов составил очередной совершенно секретный запрос: «Особой части правления Госбанка в связи с иском иностранных банков требуются материалы, касающиеся вывоза золотого запаса из Казанского Отделения Народного банка чехо-словацким командованием в 1918 году. При розыске этих материалов в Центроархиве ТР обнаружилось отсутствие кассовых материалов документов за 15, 16,17,18 и 19 августа 1918 года, где должны быть кассовые ордера на выдачу золотого запаса, т. е. те числа, когда происходил фактический вывоз чехами золота.

    Допуская возможность нахождения этих документов в Вашем распоряжении, просим Вас об этом поставить в известность и в случае отсутствия их у Вас, принять меры к выявлению: кем эти документы изъяты».

    Как видим, банковский профессионал Прасолов, также как и автор этого расследования, усомнился в достоверности информации в актах и выписках, составленных после отправления золотых ценностей.

    Как и автор этих строк, в Правлении Госбанка СССР усомнились в достоверности информации об отсылке 18–19 августа 1918 года из Казани всех слитков частных банков. И 1 февраля 1930 года направили Прасолову очередные указания по розыску документов:

    «В свое время мы просили розыскать в архиве ТССР отношение, при котором в Казанское Отделение б. Государственного Банка поступило от Петроградского Отделения б. Государственного Банка 19-го июня 1915 г. 830зол. слитков на сумму 7.295.507—10 коп. и были зачислены на счет Переходящих Ценностей б. Госуд. Банка. Этого отношения мы до сих пор не имеем, а потому просим розыскать его и прислать как можно скорее. Мы можем довольствоваться и копией этого отношения, если только Вы сообщите нам, где хранится оригинал этого отношения. Одновременно просим прислать нам копии ордеров, по которым это золото было зачислено на счет Переходящих Ценностей.

    Кроме вышеуказанных документов, относящихся к партии 830золотых слитков, нам необходимы такие же документы в отношении остальных слитков б. частных банков, упомянутых в отношении Казанского Отделения Госбанка в Самарскую Контору 23-го августа 1918 г. № 11639.

    Просим сообщить точный домашний адрес, место службы, занимаемую должность, имя и отчество т. ВАСИЛЬЕВА, который мог бы своими свидетельскими показаниями (подтвердить? — В.К.) правильность присланных Вами документов».

    А изучив присланные материалы, правление Госбанка в документе от 16 марта 1930 года назвало «необычайно странным факт исчезновения основных документов» по транспортировке золота частных банков.

    «Мы полагаем, — говорится далее в письме, — что золотые слитки из Петрограда в Казань поступали при спецификациях, с подробным указанием, если не №№ слитков, то номеров ящиков, в которые эти слитки были заделаны.

    Отношение бывш. Петроградского Госбанка в Казанское Отделение Госбанка или спецификации, при которых золотые слитки пересылались, имеют для нас необычайно важное значение и мы, поэтому, еще раз просим дать поручение во что бы то ни стало розыскать эти документы.

    По всей вероятности, как это видно из того же письма НКФ ТССР, эти материалы в свое время, будучи извлечены из Центроархива, остались где-нибудь в делах НКФ ТССР. Поэтому было бы не лишним, если бы Вы добились от НКФ ТССР розыска этих материалов в его архивах.

    Одновременно мы просим Вас розыскать также и документы, относящиеся к присылке 197 ящиков с 1521 золот. слитками части. банков и вырубками к этим слиткам, поступившим в Казань из Москвы. К сожалению, мы затрудняемся точно назвать дату поступления. Однако, есть основания предполагать, что это золото поступило в Казань уже в 1918 г., хотя не исключена возможность и более раннего его поступления.

    В отношении этой партии золота нас также интересуют документы, при которых это золото пересылалось из Москвы в Казань (отношение Московской К-ры Госбанка, спецификации с обозначением или слитков или ММ ящиков, в которые слитки были заделаны, и внебалансовые ордера Казанского Отделения Госбанка).

    Еще раз повторяем, что эти материалы нам крайне важны. Мы бы очень просили Вас сделать все возможное для того, чтобы найти эти документы.

    В целях избежания непроизводительной работы, мы просим иметь в виду, что нас интересуют документы, только относящиеся к золотым слиткам, принадлежавшим русским частным банкам (Русско-Азиатскому и Петроградскому Международному Коммерческому Банку). Документы же, относящиеся к движению прочих ценностей (монеты и др.), нас вовсе не интересуют.

    О результатах просим сообщить как можно скорее».

    Как видно из текста, основные документы по золоту частных банков пропали после 26 апреля 1928 года, когда судебная тяжба Госбанка СССР с иностранными истцами в арбитражном суде Нью-Йорка уже шла. Факт этот тоже чрезвычайно подозрительный. К сожалению, в открытых архивных материалах нет ответа на вопрос о том, нашли ли хранители архива документальные следы пропавшего золота или нет…

    Тайны оперативно-розыскного дела «золотое руно»

    Предыдущие главы расследования автор написал по материалам открытых источников. В основном — по рассекреченным архивным документам. Некоторые вопросы прояснены благодаря исследованиям историков, имена которых упоминаются. Ряд фактов помогли выяснить краеведы Казани, Самары, Свияжска. Многие названные объекты автор обследовал с выездом на место, сфотографировав их.

    Однако имена Константина и Вячеслава Ветеско, текст телеграммы наркома по военным и морским делам Льва Троцкого от 25 мая 1918 года, который возмутил иностранных легионеров и привел их к мятежу (о чем пойдет речь в третьей части книги), предоставил казанский кладоискатель Равиль Ибрагимов.

    В 2006–2008 годах он опубликовал в казанской газете «Восточный экспресс» серию материалов о пропаже части золотого запаса в Казани, привлек телевизионных журналистов, которые готовили серию программ под названием «Искатели». Выпуск этой программы под названием «Казанский клад» вышел в эфир на «Первом канале» российского телевидения в 23:50 12 декабря 2006 года. Осенью 2010 года по инициативе кладоискателя вышла серия публикаций в газете «Аргументы и факты».

    В этих публикациях смутила смесь эксклюзива, ошибок и домыслов. Эти впечатления усилились после записи на диктофон интервью автора с Ибрагимовым, по ходу собственного расследования.

    Все эти обстоятельства можно было бы и не включать в текст, если бы не одно «но». Именно Ибрагимов опубликовал в казанской газете новость о том, что поиски следов этого золота в 1930-е годы были объединены НКВД в специальном розыскном деле под кодовым названием «Золотое руно». Это шеститомное дело хранится в Главном информационно-аналитическом центре (ГИАЦ) при МВД РФ по адресу: Москва, Новочеремушкинская, д. 67.

    По утверждению кладоискателя, подсказал ему этот след председатель Управления ФСБ по Республике Татарстан Евгений Вдовин. Позже письмом из Комитета по безопасности Государственной думы РФ 5 5-летнему Ибрагимову подтвердили: «Архивное оперативное дело “Золотое руно ” содержит секретную информацию, допуск к которой имеет ограниченный круг лиц»…

    У кладоискателя есть еще целый ряд других утверждений о поиске следов утерянного золота, взятый из специфических источников информации. С этими фактами важно познакомить читателя. Но источник своих данных кладоискатель назвать решительно отказывается.

    Указать на происхождение последующих утверждений абсолютно необходимо, поскольку Ибрагимов в своих публикациях и уверениях автору этих строк допускает ряд грубейших ошибок. Так, предположительно 400 ящиков с золотом, закопанных под Казанью, он легко называет «400 пудов»; вывозивших золото в августе 1918 года называет «колчаковцами», в то время как Колчак встал во главе антибольшевистских сил к востоку от Москвы только в ноябре 1918 года; путает инициалы персонажей, месяцы происходивших событий. И так далее.

    Кроме дефицита исторического образования и журналистского опыта у кладоискателя есть еще одно важное обстоятельство, сказывающееся на качестве его утверждений. С металлодетектором наперевес он ищет следы золота и не хочет иметь конкурентов. Поэтому уводит внимание читателя от некоторых деталей. Однако Ибрагимов делает ряд заявлений, которые читатель должен знать. Ниже приводятся эти утверждения.

    В 1939 году в советское постоянное представительство в Сербии с важным сообщением для правительства СССР обратились два белогвардейских эмигранта. Они предложили указать в окрестностях Казани то место, где была спрятана часть золотого запаса России. Но взамен за свои услуги потребовали 45 % от стоимости этого золота в иностранной валюте.

    Эмигранты действовали по поручению Вячеслава Ветеско. Накануне начала Второй мировой войны советское государство ответило молчанием на предложение эмигрантов. Но именно после этого обращения НКВД завел поисковое дело «Золотое руно». По уверениям Ибрагимова, «сотни сотрудников особого отдела до начала Великой Отечественной войны в условиях совершенной секретности перекопали большую часть пригородов Казани».

    По завершении Второй мировой войны западные державы выдали СССР многих российских эмигрантов «первой волны», оказавшихся в западной зоне оккупации Германии. Одним из таких «белоэмигрантов» был Всеволод Хренников, приговоренный в Советском Союзе за контрреволюционную деятельность к 25 годам исправительно-трудовых лагерей.

    В сентябре 1948 года заключенный Бутырской тюрьмы Хренников, спасая жизнь, сделал заявление, заставившее стражников повременить с его отправкой в распоряжение ГУЛАГа. Хренников заявил, что ему известны обстоятельства сокрытия золота под Казанью. Как заявил заключенный, в белогвардейских войсках он служил вместе с поляком Вячеславом Ветеско.

    Именно этот поляк рассказал ему о том, что после первой неудачной экспедиции в Казань в 1929 году он предпринял вторую попытку, обратившись через знакомых в советское представительство в Сербии.

    Доверия к Хренникову не было. Однако тюремное начальство распорядилось навести справки. Бригада оперативников отправилась в командировку в Польшу, находившуюся в советской зоне оккупации.

    С большим трудом дом Ветеско разыскали. Его сын признался, что отец рассказывал о таких сокровищах, что даже крохи могли бы обеспечить жизнь нескольким поколениям семьи. От вдовы Ветеско оперативники узнали, что во время оккупации немцами муж запаял какие-то важные документы в жестяную банку и закопал во дворе, а после освобождения достал и куда-то перепрятал. В домашней библиотеке, состоящей наполовину из вещей, которыми Ветеско дорожил, в корешке одной из книг чекисты обнаружили подлинный план местности, где должен находиться клад.

    Он почти не отличался (обратите внимание на это «почти»!) от той копии, которую в 1929 году составили советские участники международной экспедиции. Вдова рассказала, что к ним домой часто захаживал адвокат Броницкий, с которым Ветеско выпивал и вспоминал подробности поиска золота под Казанью в 1929 году.

    Оперативники разыскивают адвоката и допрашивают. Раскопки, проведенные в 1949 году сотрудниками ОБХСС главного управления МВД СССР, результатов не дали, проводились они на скорую руку, без применения специальных технических средств. Единственным орудием поиска была лопата, тогда жители района шутили, что комиссары гоняют колхозников строем леса вспахивать.

    Подчеркну, что все вышесказанное проверить автору этих строк не удалось. Однако в архивах Татарстана он обнаружил шесть описей документов, которые были запрошены 13 января 1950 года МГБ (Министерством госбезопасности) СССР и с которых была снята машинописная копия. Автор запроса из МГБ оставил в документах и свою подпись. Это некто Юсупов или Юсупова.

    В начале октября 2010 года, уже после выхода первых публикаций автора на эту тему в газете «Вечерняя Казань», Ибрагимов раскрыл тайну своей осведомленности об оперативной информации «Золотого руна». Выяснилось, что в 1963 году сотрудник ОБХСС Татарстана Роберт Богатеев принимал активное участие в очередных поисках этих ценностей. Позже оперативник стал заведующим кафедрой гражданского права юрфака КГУ и в 1982 году поделился этой информацией с Ибрагимовым.

    В ходе консультаций с современными силовиками Татарстана удалось выяснить, что в середине 1990-х годов управление КГБ по Татарстану проводило предварительную оперативную проверку фактов этого дела. Чекисты заподозрили, что золото могло быть найдено и вывезено за пределы СССР. И потому искали в документах и на месте поисков признаки состава преступления по статье «Контрабанда» действовавшего на тот период Уголовного кодекса РСФСР. По засекреченным документам было выявлено 18 признаков места, в котором предположительно находится клад. Но золото вновь не далось в руки.

    В настоящее время поисками ценностей занимаются как минимум три группы кладоискателей. В конце сентября 2010 года, когда первая часть этого расследования уже готовилась к публикации в «Вечерней Казани», один из поисковиков пригласил автора этих строк в гости. Кладоискатель заявил, что эксперты МВД Татарстана в 2009 году выяснили, что ценности Казанского отделения Госбанка были закопаны, а затем похищены в 1950-е годы.

    Познакомившись с текстом экспертизы, удалось выяснить, что речь идет о другом известном кладе — вывозе в начале сентября 1918 года части ценностей в район деревни Астраханка (современного JIаишевского района Татарстана).

    Вывезены они были не из «золотого хранилища» на Большой Проломной, Какова стоимость той пропажи — неизвестно. Однако примечательно, что место захоронения нашли частные кладоискатели, а не правоохранители.

    А это значит, что частные поисковики опережают силовиков в поиске тонн золота. Не исключено, что в конечном итоге кладоискатели опередят представителей власти. Также вполне возможно, что о нормах закона при обнаружении клада, обезумев, могут забыть и те и другие.

    В любом случае, современные участники поисков уверены, что клад — реальность и золото по-прежнему ждет российского Индиану Джонса.

    Мотивы соучастия Первые золотые транши и интерес стран антанты в возврате Царских кредитов

    В ходе предыдущего изложения часть вопросов осталось вне поля зрения. Каким образом золото всей России оказалось именно в Казани? Как в 2390 километрах от Праги на берегу Волги появились чешские солдаты? Что это за таинственные «подпольщики из Казани», которые 28 июля 1918 года в Симбирске (современный Ульяновск) предложили войскам КОМУЧа атаковать большевиков и захватить золото Казанского отделения Государственного («Народного») банка? Откуда подпольщики знали о государственной тайне хранения золотого запаса, почему охотились за золотом и куда делись после захвата хранилища?

    Как при любом следствии, наш поиск должен выяснить мотивы и возможности сторон, заинтересованных в захвате золота, чтобы понять, причастны ли подозреваемые к хищению. Поэтому следует познакомиться и с предысторией эвакуации золота.

    12 июня 1860 года император Александр II издал указ об учреждении Госбанка России. Это было 31 мая по принятому в России до 1918 года юлианскому календарю.

    27 (15) июня 1864 года отделение Госбанка открылось в Казани. В ноябре 1877 года отделение построило свое трехэтажное здание, напоминающее по форме сундук. Однако место для строительства было выбрано неудачно: здание стало оседать, а количество финансовых операций быстро сделало рабочие помещения тесными. 16 (3) июля 1912 года состоялась официальная закладка нового здания Казанского отделения госбанка.

    Вечером 1 августа (19 июля) 1914 года Германия объявила войну России. На тот момент золотой запас царя был самым крупным в мире и составлял 1,695 млрд рублей. Встал вопрос об обеспечении безопасности стратегических запасов золота.

    Одновременно началось переселение из старого здания банка в новое. 22 (9) августа 1914 года для перевозки крупного транспорта золота из одного корпуса в другое были задействованы 30 трамвайных вагонов. Служащие Казанского отделения Госбанка официально переехали в новое здание 14 (1) сентября 1914 года.

    12 мая (29 апреля по старому стилю) 1915 года в Казань на хранение прибыло первое иногороднее золото. В архивном банковском деле «Кассовые операции Народного Банка за 29 апреля 1915 года» имеется Приходный ордер № 8953, который гласит: «Касса имеет принять от Русско-Азиатского Банка.. .золотом за счет заграничных операций ВСЕГО восемь тысяч сто шестьдесят рублей (8160р.)».

    Официальная же банковская история ведет отсчет иногородней «золотой бухгалтерии» Казанского отделения Госбанка с другой даты.

    Секретное письмо Наркомфина СССР от 26 апреля 1928 года по этому поводу гласит:

    «19 июня 1915года поступило от Петроградского Государственного банка (принадлеж. частн. Комм. Банкам) 830золотых слитков, на сумму 7.295.507р. 10 коп. И зачислены были на счет переходящих ценностей Казанского отделения Государственного банка.

    В сентябре (26 (13 по ст. ст.) сентября. — В.К.) 1915 года было отослано в Петроград 249 золотых слитков на сумму 1.930.832р. 80 коп.: остаток, числящийся по счету переходящих ценностей в количестве 581 золотых слитков на сумму 5.364.674р. 10 коп., так и числился, но дальнейшее движение этого остатка по книгам не указано…»

    Именно этот остаток «золотых» ценностей Русско- Азиатского банка даст повод для организации экспедиции 1929 года…

    В условиях наступления войск Германии и Австро- Венгрии на территорию страны Николай II решил переправить стратегический золотой запас подальше от границ. Казань с только что построенным и оборудованным зданием банка подходила на роль хранилища идеально: от фронта тысяча верст, зато всего два-три дня пути железнодорожным экспрессом до Петербурга.

    В ходе войны царское правительство отправляло золото за границу в качестве гарантии военных кредитов. В частности, после подрыва на минах английского крейсера «Drake» и транспорта «Mantois», перевозивших из Архангельска в Лондон 75 млн рублей золотом, желтый металл вывозился японскими кораблями через Тихий океан в хранилища Банка Англии в Оттаве (Канада). Таким путем, например, в феврале 1917 года из Владивостока было вывезено 187 миллионов рублей золотом.

    Вряд ли для стран Антанты установка точного адреса отправителя царских ценностей составила большой труд. Кроме следов в сопроводительных документах на груз информацию предоставляла разведка. Например, еще в 1900 году в военном училище Казани проходил стажировку капитан Альфред Редль — в будущем начальник агентурного отдела разведывательного бюро Генерального штаба армии Австро-Венгрии…

    После захвата власти большевиками 7 ноября (25 октября) 1917 года, 27 (14) декабря того же года к 10 часам утра рядом с конторами всех частных банков Петрограда были сосредоточены вооруженные отряды Красной Гвардии. Через 15 минут они вошли одновременно во все банки. В тот же день вечером Всероссийский центральный исполнительный комитет издал декрет «О национализации банков», присвоив содержимое всех финансовых учреждений страны. 22 января 1918 года своим декретом Владимир Ленин объявил о финансовой несостоятельности России — дефолте.

    «По традиции, отказывающиеся от возврата долгов страны заявляли о своей неплатежеспособности, однако не отказывались от ответственности. Принятый 22 января 1918 г. советский декрет впервые в истории принципиально отказывался признавать за своим государством какие-либо долговые обязательства. С подобным действием нельзя было смириться, не поставив одновременно под угрозу всю структуру международных финансовых отношений, — писал в своей книге “Русская революция ” Ричард Пайпс. — Кроме того, любые займы меркли по сравнению с той суммой, какую задолжала Россия. На 1 января 1918 г. государственный долг России (как внешний, так и внутренний) определялся в 60миллиардов рублей (30миллиардов долларов), из них 13миллиардов (6,5 миллиардов долларов) приходилось на долю зарубежных кредиторов. В довершение всего советские декреты о национализации нанесли тяжелый удар по иностранным владельцам собственности и ценных бумаг в России: только французские инвесторы потеряли на этом 2,8миллиарда долларов».

    Всего к этому времени в золотых хранилищах страны оставалось царских ценностей на 1,101 млрд золотых рублей, не считая ценностей на вкладах физических и юридических лиц. В Казани на 1 января 1918 года в «золотой кладовой» местного отделения госбанка числилось драгоценного металла на сумму 132 155 538 рублей 77 копеек. 7 марта 1918 года приказом № 1 комиссариата финансов Казанской губернии за подписью лидера местных большевиков Якова Шейнкмана смещен со своей должности управляющий Казанским отделением Госбанка статский советник И.А. Тихенко. 11 марта приказом № 2 на должности утвержден главный контролер Казанского отделения банка Петр Марьин.

    Бывшие иностранные партнеры Казанского отделения Госбанка наверняка представляли, откуда прекратилась отправка ценностей по царским долгам после прихода к власти большевиков. И откуда ценности должны отправиться в Германию в качестве выплаты контрибуции по условиям Брест-Литовского мирного договора от 3 марта 1918 года.

    В тот день по поручению Совнаркома большевиков 30-летний Гирш Бриллиант (Григорий Сокольников), не торгуясь, подписал от имени России мирный договор с Германией и Австро-Венгрией. Большевики обязались заплатить немцам контрибуцию. Казанское золото грозило конвертироваться в новые газовые атаки немцев, снаряды и аэропланы на Западном фронте, обращенном против солдат США, Италии, Франции и Великобритании.

    Дипломаты бывших союзников царского правительства стремились всеми силами помешать этому. И нашли себе в России союзника в лице 39-летнего бывшего руководителя террористической боевой организации эсеров Бориса Савинкова. Он же — бывший доброволец французской армии, бывший управляющий военного министерства во Временном правительстве Александра Керенского, бывший военный губернатор Петрограда и исполняющий обязанности командующего войсками Петроградского военного округа.

    Савинков создал сначала в Москве, а потом еще в 33 городах России тайный «Союз защиты Родины и свободы». Представители стран Антанты надеялись, что его организация завладеет казанским хранилищем, погасит кредиты и не допустит, чтобы русское золото пошло Германии на продолжение войны.

    Сразу после подписания Брестского мира лидер антибольшевистского подполья получил двести тысяч рублей для проведения терактов против Ленина и Троцкого. Деньги от председателя чешского национального комитета То- маша Масарика, уезжавшего из России в США, Савинкову передал генерал Клецанду.

    В апреле бывший террорист номер один Российской империи получил финансовую поддержку от командующего Добровольческой армией генерала Михаила Алексеева. А затем к спонсированию подполья подключились и дипломаты стран Антанты. Французский консул Гренар и военный атташе, резидент французской разведки, генерал Лаверн передали Савинкову два с половиной миллиона керенских рублей.

    Непосредственный контакт с Савинковым осуществляли резидент английской разведки под дипломатическим прикрытием Роберт Брюс Локкарт и его агент Сидней Рейли. Участие в спецоперации генерального консула США Дью Клинтона и американского резидента Каламатиано Фриде дополняли картину иностранного участия в «российском проекте».

    Валюта против золота

    Один из самых мощных филиалов савинковского «Союза защиты Родины и свободы» существовал в Казани, в нем числились 500 человек. Враг большевиков затаился буквально за стенами местного филиала Госбанка.

    Антибольшевистская коалиция решила нанести удар по прогерманской политике Ленина-Троцкого в фактической финансовой столице России. Инициатором сосредоточения здесь своих боевиков выступил начальник штаба «Союза…» 42-летний полковник Александр Перхуров.

    «Вопрос о возможности выступления в Москве мною был решен отрицательно, и доводы мои были признаны правильными, — признался в 1922на допросе в ВЧК Перхуров. — Было решено перенести организацию из Москвы в Казань, как более хлебное и спокойное место, откуда легче было бы сноситься с крестьянами Верхнего Поволжья. Союзники обещали дать нужную для выполнения этой операции сумму».

    Деньги Антанты в карманы боевиков Савинкова поступили к 27 мая 1918 года. Одновременно, в мае, решением большевиков в Казань со всей страны потекли царские драгоценности.

    «В дополнение к акту от 23 мая сего года имею честь уведомить, что доставленная Казанскому Отделению Государственного Банка первым транспортом российская золотая монета в 1300ящиках на сумму 78.000.000рублей распределяется по достоинствам так:

    5 руб. достоинства 580ящиков на 34.800.000 руб.

    10 руб. — 480ящиков на 28.800. ООО руб.

    15 руб. — 240ящиков на 14.400.000 руб.», — сообщал в служебном донесении помощник директора Московской конторы Госбанка Петр Антушев, сопровождавший груз вместе с контролером 1-го разряда Н. Кре- стовниковым.

    В начале июня 1918 года финансовые потоки Запада и Востока должны были схлестнуться в мутно-кровавом цунами на улицах Казани. «Наступил тот психологический момент в жизни, когда организация эта должна или проявить себя немедленно из подполья на свет божий, или же начать неизбежно внутренне разлагаться, — написал 24 ноября 1918 года 33-летний начальник отдела сношений савинковского “Союза… ”, бывший чиновник для особых поручений в царской Ставке Александр Дикгоф-Деренталь. — С технической стороны все обстояло прекрасно: были деньги, были люди, были возможности вложить в общее русское дело и свою долю боевого участия».

    Об угрозе потерять контроль над царским золотым запасом контрразведка большевиков узнала случайно — из романтической болтовни 16-летнего кадета Виктора Мешкова (по отцу — фон Кавера). Круглый сирота из семьи погибшего дипломата успел повоевать в Варшавском уланском полку на фронтах Первой мировой войны, получить контузию и приходил в себя в столичном госпитале при Иверской общине.

    В богоугодном заведении и присмотрел парня-ветерана поручик Никитин, который надоумил кадета сменить немодное и даже опасное при новой власти именование «князь Мешков» на пролетарского «Иванова». Благо, что производство липовых документов в Москве процветало.

    20 мая 1918 года Никитин отправил кадета к знакомому Парфенову в столичный Малый Лёвшинский переулок, в трехэтажный дом 3, квартиру 9. Небольшой переулочек в самом центре Москвы упирается в Пречистенку, и добраться туда 16-летнему парню, якобы для передачи письма, не составляло труда.

    Позже выяснится, что «Парфенов» — 22-летний корнет 13-го драгунского полка Борис Покровский, заведующий кавалерийскими частями подпольной антибольшевистской организации. А хозяин квартиры — 21-летний штабс- капитан «Алексей Сидоров» (Георгий Аваев). За фальшивыми документами прятались офицеры — участники антисоветского восстания в Елатьме (Тамбовская область), раскрытые у себя дома сотрудниками ВЧК. В квартире размешался штаб полка тайной организации. Право заходить туда имели только начальники и командиры батальонов. В целях конспирации один участник этой организации должен был знать только четырех своих единомышленников.

    16-летний мальчишка вряд ли мог привлечь серьезное внимание большевистской контрразведки (ВЧК) к своей персоне. И потому идеально подходил на роль курьера для передачи конспиративных сообщений подпольной офицерской организации. Парфенов переговорил с несовершеннолетним князем и предложил ему стать своим «ординарцем». Причем за 200 целковых в месяц.

    Виктора распирала гордость оттого, что по сравнению с безработными взрослыми мужчинами, бывшими солдатами и офицерами, он так быстро нашел работу и приличный заработок. Подростку особо по нраву пришлась причастность к чему-то большому и тайному. Сердце сладостно замирало от жуткого предупреждения: до 24 мая он должен дать окончательный ответ — желает ли он участвовать в тайном обществе «Союз защиты Родины и свободы». Более взрослые парни-офицеры предупреждали: при этом князь обязан осознать, что его согласие на участие в военизированной организации означает строжайшую дисциплину и смерть за несоблюдение правил конспирации.

    Виктор не понял, что детские игры закончились. И потому первое, что он сделал, это рассказал симпатичной сестричке милосердия из своего госпиталя о своей благородной роли, покрытой мраком страшного обета. В печальном образе лермонтовского Печорина он посоветовал барышне в ближайшие дни уехать из Москвы, чтобы не подвергать себя ненужному риску в игре, которую ведут настоящие мужчины.

    Барышня оказалась впечатлительной и со своими переживаниями отправилась к знакомому командиру латышского стрелкового полка в Кремле. По уши влюбленный в сестру милосердия Иванов наболтал ей, что волной народного негодования первыми снесет одиозных латышских стрелков, охранявших покой большевистских вождей, продавших Россию кайзеру.

    Утешивший сестричку «красный» командир познакомил ее со своими земляками — 32-летним Яковом Петерсом и 30-летним Мартыном Лацисом, которые оказались членами коллегии Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Три горячих латышских парня благородно пообещали напуганной простушке защитить ее покой. И взяли влюбленного фигуранта в оперативную разработку.

    Аресты в малом Лёвшинском переулке

    «Я и тов. Лацис… осмотрели Иверскую больницу и установили, что в ней действительно находится много подозрительного элемента, — вспоминал в 1924 году Яков Петерс. — Мы установили наблюдение за Ивановым и выяснили, что этот Иванов встречается с очень подозрительными людьми, которые собираются в Малом Лёвшинском переулке, и что там происходят частные собрания».

    Наружное наблюдение за домом позволило чекистам определить условный стук в дверь, служивший подпольщикам паролем для пропуска на конспиративную квартиру. После чего контрразведчики большевиков решили подготовить облаву на гостей квартиры в момент, когда туда наберется больше народа.

    И такой случай представился уже 28 мая. Петерс взял с собой на операцию рослого 24-летнего земляка Генриха Штубиса. Еще до революции Штубис вошел в Либавскую (современный город Лиепая в Латвии) группу анархистов и взял себе псевдоним «Леонид Заковский». Под этим именем он и стал работать в ВЧК.

    Петерс писал: «…нагрузили два грузовика красноармейцами и поехали в Лёвшинский переулок. Квартира была известна. Мне помнится, пока красноармейцы окружили дом, я с двумя товарищами, Заковским… и еще с одним, побежали наверх по лестнице, в квартиру; мы знали условный стук, и как только нам открыли дверь, мы ворвались через переднюю в главную комнату, где в это время заседало около 20 человек, главным образом, белогвардейские офицеры».

    Как позже напишут следователи ВЧК, на квартире штабс-капитана «Алексея Сидорова» (Георгия Аваева) собрались тринадцать членов организации — «Иванов, Парфенов, Сидоров, Висчинский, Голиков, Голикова и др.».

    «Собрание было до того изумлено нашим появлением, что не успело забрать бумаги, которые лежали на столе; мы захватили все бумаги. По разбору материалов оказалось, что мы имеем дело с серьезной организацией, мы нашли ряд схем, инструкцию для разведчиков, главные задачи организации, две явки, визитную карточку, которая была перерезана какими- то зигзагами на две части, и установили, что организация называется “Союз защиты Родины и свободы ”», — вспоминал Петерс.

    «Красная книга ВЧК» опишет находки более детально: «На столе среди прочих бумаг был найден набросок схемы построения пехотного полка и небольшая сумма денег, от которой все отказывались. При личном обыске была обнаружена программа “Союза защиты Родины и свободы ”, перепечатанная на машинке, картонный треугольник, вырезанный из визитной карточки, с буквами ОК., пароль и адреса в г. Казани».

    В найденной программе организации все называлось по-военному четко и лаконично.

    «I. ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ

    А. БЛИЖАЙШЕГО МОМЕНТА

    1. Свержение правительства, доведшего родину до гибели.

    2. Установление твердой власти, непреклонно стоящей на страже национальных интересов России.

    3. Воссоздание национальной армии на основах настоящей воинской дисциплины (без комитетов, комиссаров и т. п.). Восстановление нарушенных прав командного состава и должностных лиц…

    4. Продолжение войны с Германией, опираясь на помощь союзников».

    Естественно, что в документе ничего не говорилось о том, на каких условиях идет финансирование боевиков. И уж точно не упоминалось о том, что одной из конкретных задач момента для зарубежных инвесторов было недопущение переброски царского золота, хранившегося в Казани, в Германию, для продолжения войны против стран Антанты.

    «Было бы ошибочно думать, что… мы сражались на фронтах за дело враждебных большевикам русских, напротив того, русские белогвардейцы сражались за наше дело», — признавался в ту пору военный министр Великобритании Уинстон Черчилль.

    Во второй части обнаруженного чекистами документа, названного «II. ПОЛОЖЕНИЕ», особое внимание сотрудников контрразведки большевиков привлек пункт 8, который гласил:

    «Начальствующим лицам озаботиться:

    а) ознакомлением подведомственных им чинов с основами этого положения и предложить отказаться от участия в деле тем, кто чувствует себя слабым духом и неспособным выдержать тех испытаний, которые неизбежны врешительной, активной борьбе. От отказавшихся требуется только одно — сохранение полной тайны о всем, что им стало известным об организации за время состояния в таковой. Отказы принимаются до 25мая (время поступления в Центральный штаб). После этого всякие уклонения от обязанностей и отказы будут считаться сознательной изменой, равно как и разглашение тайн организации, и караться до лишения жизни включительно».

    Это означало, что с 25 мая «Союз защиты Родины и свободы», говоря армейским языком, свою походную колонну выстраивал в боевой порядок, чтобы в ближайшие дни начать военные действия.

    Пойманные «с поличным» посетители явочной квартиры были сильно возбуждены. Это и использовали чекисты, проведя по горячим следам первые допросы. Взволнованный 16-летний князь Мешков (Иванов) перечислил всех известных ему членов организации, включая ее руководителя — штабс-капитана Альфреда Пинку (Пинкуса).

    28 мая Пинки в столице не оказалось — он гостил у родственников в деревне. Однако вскоре он вернулся домой, где его уже ожидали чекисты. После допроса штабс- капитана беспокойство сотрудников ВЧК сменилось их шоком, поскольку стали известны детали плана савинков- цев и направление их главного удара.

    29 мая, когда столичные чекисты караулили главу московского филиала «Союза…» у него на квартире, в Казань прибыл очередной «транспорт российской золотой монеты на сто двадцать шесть миллионов рублей, заделанный в двух тысячах стах ящиках, снабженных печатями на обоих крышках, но не имеющих их в ячейках при скрепах боковых стенок с крышками. Означенные ценности приняты в заделанном виде на перечет ящиков, коих оказалось 2.100, и помещены на ответственное хранение», — бесстрастно констатирует акт приема ценностей. Отвечал за перевозку золота 50-летний поляк Илларий Наконечный, старший контролер Московской конторы государственного банка.

    Тень террориста № 1 российской империи

    29 мая 1918 года в Казань из Москвы устремились параллельными курсами по одной и той же железной дороге боевики тайного «Союза защиты Родины и свободы» и очередной «золотой эшелон»: 1195 ящиков с золотом и 1300 — с серебром, в сопровождении охраны. За май в особую кладовую Казанского отделения госбанка добавилось золота на 204 млн царских золотых рублей, почти втрое увеличив ценность его активов…

    В апреле 1918 года Совнарком поручил ВЧК организовать вывоз банковских ценностей из городов, которые могут быть захвачены белыми, в безопасные города, располагавшие надежными хранилищами и находившимися вдали от боевых действий. И потому 41-летний председатель ВЧК Феликс Дзержинский был в курсе маршрутов передвижений золотых эшелонов.

    Когда же «Железному Феликсу» доложили об аресте в столице членов тайной организации во главе с ее руководителем, Дзержинский почувствовал, что в этой информации содержится угроза золотому запасу страны, поскольку у заговорщиков обнаружены картонный пароль и какие-то адреса в Казани.

    Председателю ВЧК также сообщили, что руководитель московской организации обещает рассказать все, что знает, в обмен на личные гарантии Дзержинского о сохранении Пинке жизни. Угроза золотому запасу была слишком серьезна. «Железный Феликс» встретился с задержанным офицером и пообещал сохранить его жизнь.

    После чего штабс-капитан признался, что его подчиненные — всего лишь часть всероссийского «Союза…», который наладил деятельность во многих городах страны. Действия нескольких тысяч членов организации координировал Центральный штаб «Союза…», в который входили командующий боевиками 51-летний генерал-лейтенант Вениамин Рычков, начальник штаба 42-летний полковник Александр Перхуров и 33-летний начальник отдела сношений «Союза…», бывший чиновник для особых поручений в царской Ставке Александр Дикгоф-Деренталь.

    «Во главе нашей организации стоит Савинков», — заявил Пинка.

    Достаточно было назвать эту фамилию, чтобы взгляд Дзержинского буквально впился в лицо штабс-капитана. По совместному подполью, каторгам и ссылкам большевики знали, что эсеры — реальная сила террористической борьбы. А 39-летний Савинков — террорист № 1 всей Российской империи.

    Главной чертой его была безжалостность к своим врагам. Каленым железом судьба прошлась по судьбе Савинкова. Его отец Виктор Михайлович — товарищ (заместитель) прокурора окружного военного суда в Варшаве — был уволен за либеральные взгляды и умер в психиатрической лечебнице. Старший брат Александр пошел за социал- демократами, был сослан в Сибирь и покончил с собой в якутской ссылке.

    Известность Савинкову принесло участие в организации убийств министра внутренних дел России Вячеслава Плеве (28 (15) июля 1904 года), московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича (17 (4) февраля 1905 года) и покушений на убийство московского генерал- губернатора Федора Дубасова (6 мая (24/IV по ст. ст) 1906 года) и министра внутренних дел России Петра Дурново (28 (15) августа 1906 года).

    Сам Савинков в 1906 году за организацию терактов был приговорен в Севастополе к смертной казни, но совершил побег. В 1917 году Савинков вернулся в Россию из французской армии, куда вступил добровольцем. Искавший популярности военный министр Александр Керенский, также эсер, назначил легендарного террориста своим заместителем — управляющим военного министерства, военным губернатором Петрограда и исполняющим обязанности командующего войсками Петроградского военного округа. Именно Савинков доказывал Керенскому необходимость назначить главнокомандующим русской армией храброго генерала Лавра Корнилова, а также поддержал Корнилова, когда тот на своем Юго-Западном фронте ввел смертную казнь, отмененную ранее Февральской революцией

    1917 года. За что снискал уважение у части офицерства. Волевой и самоотверженный человек с хваткой волка, Савинков был хорошо известен в России и на Западе.

    «Он побрился, ходит в красных гетрах и в костюме защитного цвета, — продолжал давать показания Пинка. — Начальник нашего штабаПерхуров. Савинков ходит в пальто защитного цвета и во френче, роста высокого, брюнет, стриженые усики, без бороды, морщинистый лоб, лицо темное. Сильное пособие мы получали от союзников. Пособие мы получали в деньгах, но была обещана и реальная сила. Наши планы были таковы: при оккупации Москвы немцами уехать в Казань и ожидать там помощи союзников».

    После прозвучавшего названия города Дзержинский нервно достал очередную папиросу — его худшие опасения оправдались. Об оккупации немцами Москвы слухи ползли по столице и не были лишены оснований. Такой вариант действий в германском Генштабе рассматривался.

    По словам Пинки, 29 мая в Казань уже отправилась часть боевиков организации и квартирьеры. Бывший командир латышской бригады, генерал Карл Гоппер, завербовавший Пинку в тайную организацию, писал позже: «Большая часть “Союза… ”, во главе с генералом Рычковым… эвакуировалась в Казань». Среди подпольщиков, отправившихся в город на Волге, был бывший секретарь Керенского Борис Фликкель. Боевикам Гвоздю, Вакулину, Федорову в столице была поставлена конкретная задача по совершению убийств видных казанских большевиков.

    «Казанская организация насчитывает 500 человек и имеет много оружия. 29-го числа (мая) отправились в Казань квартирьеры. Явиться они должны по адресу — “Северные номера ”, спросить Якобсена, отрекомендоваться от Виктора Ивановича для связи с местной организацией», — рассказал Пинка.

    «Виктор Иванович» — это руководитель казанского филиала «Союза защиты Родины и свободы», капитан, бывший комиссар Временного правительства при штабе Казанского военного округа правый эсер Калинин. С таким именем он проходил в деле советской контрразведки. «Виктор Иванович» — была его конспиративная кличка. На самом деле, после захвата Казани в августе 1918 года, он публиковал свои приказы, подписываясь «Е. Калинин»…

    Найденная на явочной квартире в Малом Лёвшинском переулке «Памятка для едущего разведчика» гласила: «Важным условием является внешний вид передвигающихся. Не должно быть никаких внешних признаков (галифе, френчи). Все должны быть одеты возможно проще и даже неряшливо. Никаких политических разговоров не вести. По прибытии на место соблюдать строгую конспирацию и продолжать разыгрывать прежнюю роль (крючник, артист, мешочник)…»

    Дзержинский узнал, что начало мятежа в «Союзе…» первоначально запланировали на 1–2 июня. Правда, чуть позже время выступления было смещено: к 4 июня командиры полков тайной организации должны были завершить рекогносцировку на местности, продумать размещение своих боевиков, а к 6 июня вернуться в Москву.

    Дзержинский еще не имел информации о том, что, узнав об арестах участников своего подполья, Савинков укрылся в английском консульстве у Красных Ворот. И лишь позднее узнает о контактах террориста № 1 с английским резидентом под дипломатическим прикрытием Робертом Брюсом Локкартом и его агентом Сиднеем Рейли (одесситом Зигмундом Розенблюмом).

    Но и без этих данных руководителю ВЧК стал предельно ясен замысел противника — лишить большевиков царского золотого запаса. Положение сложилось серьезное: несмотря на произведенные аресты, опытный супертеррорист и сотни подчиняющихся ему ветеранов Первой мировой войны, похоже, отправились исполнять свой замысел по перехвату золотого достояния государства…

    Охота за царским золотом открыта

    В начале июня 1918 года оперативники ВЧК узнают, с какими полномочиями отправились в конце мая в Казань руководящие участники «Союза…», поскольку в руках «красной» контрразведки окажется «Инструкция квартирьерам». Среди прочего, она гласила:

    «1. От каждого полка направляются в указанный город два квартирьера. Один из нихкомандир полка. По выполнении заданий командир полка возвращается обратно (к 6 июня) и готовит свой полк к отправке. Второй квартирьер остается на месте и заканчивает работу по приемке должного количества людей.

    2. Квартирьеру полагается на расходы: командиру полка личные по поездке 400рублей и на наем помещений пропорционально числу людей, задаток за помещение в размере ‘Л месячной платы. Оставшийся в городе второй квартирьер удовлетворяется содержанием по штату, утвержденному 27мая 1918года, получает 400рублей на детей, если таковых имеет, подъемные 150рублей, обмундировочные 100рублей и за 'А месячного жалованья вперед175рублей. Пользуется квартирным довольствием. (Арестованный в столице Пинка на допросе сообщил, что командиры полков и батальонов получали от Савинкова жалованье по 400 рублей в месяц, роты — 375 рублей, взвода — 350. Солдатам предлагалось выдавать 300 рублей. — В. К.)

    3. Командир полка обращается по указанному адресу за необходимыми сведениями и устанавливает связь со штабом отряда и местной организацией.

    4. Командир полка знакомится с районом предполагаемых действий. Выезжает обратно к полку только тогда, когда имеет для полка достаточное число помещений. Но не позднее 4/VI, чтобы к 6/VIбыть на месте…»

    В город прибыли командиры двух полков организации — Михаил Войнин и еще один, фамилию которого чекисты не установили. Поданным Пинки, в боевой группе, которую «Союз…» торопил с переброской в конце мая, набралось около 400 человек.

    Боевики прибывали каждый своим поездом, их становилось все больше. 31 мая в городе оказался прапорщик 1-го железнодорожного полка Леонид Розенфельд-Розанов, родственник знаменитого философа Розанова. Прапорщик приехал в Казань вместе с таким же квартирмейстером Б.Ярцевым. В течение ближайших трех дней прапорщик осмотрел дачи Верхнего Услона и меблированные комнаты, где разместились вслед прибывшие 200 офицеров. Кроме того, квартирьер получил на свое имя по явочному адресу секретаря-казначея правоэсеровской организации Винокурова условную телеграмму: «Тетя Варя придет в субботу. Будьте осторожны на приемку товару».

    Как и предупредили из Москвы, в субботу, 1 июня, в Казань прибыла жена бывшего министра Временного правительства Валентина Никитина.

    В этот же день управляющий Казанским отделением Народного банка Петр Марьин принимает по акту очередной золотой транш из Москвы. Документ гласит: «…принят отправленный Московской Конторой Народного Банка… транспорт российской золотой монеты на семьдесят один миллион семьсот тысяч (71.700.000)руб., заделанной в тысячу сто девяносто пяти (1195) ящиках, снабженных печатями на обоих крышках, но не имеющих их в ячейках при скрепах боковых стенок с крышками и разменной серебряной монеты на два миллиона шестьсот тысяч (2.600. ООО) руб., заделанной в тысячу трехстах (1300) ящиках. Означенные ценности приняты в заделанном виде на перечет ящиков, коих оказалось всего 2495, и помещены на ответственное хранение…»

    «Золото в Казань прибывало в вагонах по железной дороге, упакованное в ящиках с пломбами и нумерацией, вес каждого ящика приблизительно около трех пудов, — сообщил в показаниях от 15 декабря 1929 года старший кассир казанской конторы Госбанка Гали Ахмадуллин. — Выгрузка и перевозка золота с вокзала до помещения банка происходили следующим порядком: по распоряжению администрации, для приемки вагонов ящиков командировались старшие сотрудники, которые от сопровождавших лиц принимали счетом количество ящиков, а приемщики выгружали на автомобили, где тоже были уполномоченные сотрудники и при накладной перевозили в кладовые банка.

    Перевозка золота происходила по определенному маршрутуот вокзала по Посадской улице через Большую и Малую Проломную улицы. На всех этих улицах был поставлен усиленный военный караул, и частное движение по этим улицам было воспрещено. Здание и двор (отделения. — В.К.) Госбанка был оцеплен караулом, так что частному лицу доступа не было. Для выгрузки из вагонов и переноски ящиков в кладовые каждый раз назначались роты воинских частей.

    Роль сотрудников банка в этой операции сводилась к тому — по распоряжению администрации банка часть старших сотрудников была командирована на вокзал для приема количества ящиков из вагонов; часть сотрудников курсировала на автомобилях, принимая ящики из вагонов и сдавая их приемщикам в кладовую. Сопровождение автомобилей все время было под вооруженной охраной.

    Часть других сотрудников была расставлена в местах около прохода в кладовые для наблюдения и подсчета выгружаемых ящиков. По окончании полной приемки составлялись акты, и золото приходовалось по книгам банка».

    В этих показаниях особо обращает на себя маршрут передвижения по городу «золотых конвоев». Солдаты оцепляли улицу Посадскую, в собственном доме Кузнецова по которой жил член правоэсеровской организации, входившей в городе в состав савинковского подполья.

    В этом же доме зимой 1917–1918 года располагался штаб «божьих воинов» — военизированного формирования мусульманской секты Сардара Ваисова. Религиозный фанатик был союзником большевиков и получил от них 7 тыс. винтовок и деньги на организацию «зеленой гвардии» своих воинов. Коммунисты хотели столкнуть фанатиков с татарами — сторонниками Учредительного собрания, которые объединились во «Всероссийкое Великое Шуро» и планировали 1 марта объявить в Казани свою автономию от большевиков Москвы — «Волжско-Уральский штат». В ночь на 28 февраля лидеры Шуро были арестованы чекистами, в ответ днем сторонники Шуро убили Ваисова и разгромили его штаб.

    Когда 2 июня 1918 года Валентина Никитина пришла на эту явочную квартиру, то увидела перед собой донельзя запуганного хозяина, пережившего погром разъяренной толпы и еженедельно наблюдавшего по ночам цепи вооруженных солдат у себя под окнами.

    Затравленный хозяин явки вел себя неадекватно — сообщил гостье, что его последние дни донимают странные визитеры, требуют места для ночлега, встречи с каким-то «Виктором Ивановичем» (Калининым. — ДА".). Да в довершение к этому только что принесли телеграмму из Москвы о каком-то «подмоченном товаре».

    Никитина сразу поняла, что отправитель текста предупреждает о провале в Москве и обнаружении сотрудниками ВЧК конспиративных квартир организации в Казани.


    Казанское подполье имело свои планы на царское золото

    К своим товарищам по «Союзу…» — правым эсерам, во главе с капитаном Калининым, офицеры относились подозрительно. Та же биография Савинкова внушала офицерам-монархистам предубеждение — объединяться с эсерами, в большинстве — штатскими людьми, непородистыми разночинцами и «бомбистами», для которых ранее офицеры нередко становились мишенями терактов, было психологически тяжело.

    Зная это, ревизор Центра поручик Герцен («Ольгин») все же для получения полной ясности картины не мог не задать вопрос начальнику боевой дружины казанских эсеров Иосифу Спрингловичу о причинах внутреннего разлада между офицерами и эсерами филиала. На что начальник местных боевиков ответил, что он в курсе разногласий эсеров с офицерами-монархистами и знает причину этого: после Февральской революции капитан Калинин был назначен в губернии комиссаром от Временного правительства, исполняя распоряжения которого, эсер «много им (офицерам- монархистам. — В.К.) насолил, его имя здесь одиозно».

    Социалисты-республиканцы платили монархистам — товарищам по подполью — тем же, сея раздор и подозрительность среди участников организации. «Ольгин» сообщал в начале июня в центр: «Приехали командиры полков, случайно они попали ко мне. Тут я точно узнал, что Розанов из одной и той же организации, и услыхал, что ему обо мне говорят как о лице, не заслуживающем доверия, то же, что мне о нем. Ия встал в тупик».

    Вспомним, что имя прапорщика 1-го железнодорожного полка Леонида Розенфельда-Розанова всплыло во время допроса руководителя московского филиала «Союза…». 41 — летний председатель ВЧК Феликс Дзержинский записал со слов подозреваемого адрес явки в Казани: «Поперечная 2-й Горы, 12, кв. 3. Константин Петрович Винокуров, через негоИосифа Александровича, через него Леонида Ивановича Резенева, которому передать письмо и значок». В фамилии «Резенев» Дзержинский над всеми буквами «е» поставил сверху букву «о» — «Резонов».

    Значок, который следовало передать — пароль: картонный треугольник, вырезанный из визитной карточки. С нею неизвестный член организации приходил к другому савинковцу, у которого хранилась вторая часть визитной карточки.

    От внутренних склок, усиленных требованиями конспирации, у ревизора Центра «Ольгина» голова шла кругом. Еще в апреле, отправляя поручика в Казань, его лично проинструктировал глава организации Савинков. Легендарный террорист приказал Герцену в интересах «Союза…» беспрекословно подчиняться Калинину и Спрингловичу.

    Однако «Ольгин» критически отнесся к приказу Савинкова, после того как стал невольным свидетелем разговора казанцев между собой — во время инспекционной поездки на станции Алатырь. 2 или 3 июня ревизор не выдержал и все же написал об этой поездке подробное письмо в Центр.

    И вот о чем он сообщил. Вояж пришелся на Страстную неделю (29 апреля — 4 мая 1918 года), накануне праздника православной Пасхи. В Алатыре Калинину Спринглович «…передал, что из Москвы везут 23 млн., и у Виктора Ивановича немедленно созрел план о взятии их. Я и еще один были немедленно отправлены обратно, для разведки, причем мне было сказано: ни ползвука в Москве, особенно в организации, иначе у нас вырвут кусок из-под носа. Лишь в крайнем случае обращайтесь туда. Конечно, мы с ними поделимся и т. д. В первый раз я услыхал, что кто-то будет “вырывать у кого-то” и не давать…»

    Позже «Ольгин», уже на допросе в ВЧК, показал: «Деньги 23 миллиона, которые мы собрались экспроприировать, и я поехал в Москву узнать, живет ли в Москве лицо, которое должно привезти деньги. Кто-то из казанских (членов “Союза”? — В.К.) должен был в Казань привезти эти деньги. Этот план строил Виктор Иванович Калинин, который жил в Москве под фамилией Кудрявцева. Деньги эти мы не поспели захватить».

    В результате первого допроса «Ольгина» 13 июня, состоявшегося в Казани, сотрудники губернской ЧК не могли полностью оценить значение прозвучавшей информации. Потому что они не знали, что решение о переброске золота в Казань было принято на заседании Совнаркома в апреле. Зато они знали, что первый транспорт с золотой монетой пришел в Казань из Москвы 23 мая. А разговор боевиков о предстоящем золотом эшелоне состоялся, вспомним, за месяц до этого…

    Несмотря на неточность цифры, осведомленность боевиков не могла не насторожить. Это означало, что у них есть информатор, который мог поставить под угрозу безопасность стратегических перевозок…

    Аресты в казанском штабе «савинковцев»

    После первого же допроса штабс-капитана Пинки сотрудники ВЧК поняли, что нужно принимать экстренные меры ради сохранения контроля над золотым запасом.

    Помочь в этом контрразведчикам должны были улики, обнаруженные при аресте обитателей квартиры 9 дома № 3 по Малому Лёвшинскому переулку. В Казань под видом бывших офицеров, членов савинковского «Союза…», были срочно отправлены два оперативника. Леониду Заковскому на Лубянке выдали липовые документы на имя офицера Михайловского, левому эсеру Клементию Штримпфлеру — на имя Владимирова. 24-летний Заковский был назначен старшим группы.

    В 1924 году Петерс вспоминал: «Надо сказать, что тов. Заковского никак нельзя было сделать похожим на белого офицера. Сам он толстый, здоровый парень, рабочий, развитой, и повторяю, не похож на белого офицера (такиху нас не было), но, несмотря на это, тов. Заковский исполнил свою роль блестяще. Они с товарищем приехали в Казань, явились к лицу, адрес которого был указан на явке, дали карточку и пароль. После долгих мытарств их направили в главный штаб казанской организации».

    На самом деле ситуация была иная. С железнодорожного вокзала московские чекисты отправились к своим местным коллегам. О характере их визита Дзержинский накануне предупредил 24-летнего председателя Казанской губернской ЧК Гирша Олькеницкого.

    Руководитель губЧК в помощь москвичам выделил все, что мог — троих своих подчиненных 21 — летнего Валентина Несмелова и 22-летних Федора Копко и Петра Лавриновича, а также группу красноармейцев для оцепления — бойцов интернационального батальона им. К. Маркса. Штаб батальона располагался в трехэтажном здании Петровского женского училища с высоким цокольным этажом. По иронии судьбы — на одной улице со штабом заговорщиков, на спуске с холма, в трех минутах ходьбы один от другого.

    Выяснилось, что штаб савинковцев находился на квартире казначея казанского комитета партии правых эсеров Константина Винокурова по адресу Поперечная 2-й горы, дом Вишневских, кв. 3. Это тот самый адрес почтового ящика для квартирьера Леонида Розенфельд-Розанова, который записал при допросе Пинки Дзержинский. Но сам квартирьер проживал по другому адресу.

    Позже Заковский докладывал Петерсу, как красноармейцы окружили двухэтажный дом на тихой улице Казани, на краю оврага. Конспирировались офицеры плохо. И это несмотря на то, что 25 мая Казанский губисполком поручил местной ЧК разработать план разоружения буржуазии. И дал полномочия на производство массовых обысков с привлечением для этой цели солдат гарнизона. А буквально за сутки до арестов, 2 июня, в Казани и губернии было объявлено военное положение, запрещались неорганизованные митинги, «скопления граждан на улицах».

    Заковский вместе с Штримпфлером зашел в подпольный штаб и предъявил свой пароль. На квартире в это время находились 52-летний генерал-лейтенант Иван Попов, руководивший ячейками офицеров-монархистов, глаза и уши Савинкова в Казани поручик Василий «Ольгин» (Герцен), жена бывшего министра Временного правительства Валентина Никитина («тетя Варя»), один из лидеров местных правых эсеров Якобсон и другие члены «Союза…» — всего около 20 человек.

    Ряженых чекистов встретили вежливо — предложили чай с булкой. Заковский и Штримпфлер приглашение приняли, но сели на всякий случай ближе к выходу. Гости нервничали. Чекисты заметили, что на них косятся и хозяева о чем-то перешептываются.

    Вместо выполнения задачи внедриться в состав заговорщиков и узнать их секреты оперативники выхватили оружие. На шум ворвались местные сотрудники ВЧК и красноармейцы из оцепления. В результате все обитатели квартиры были арестованы.

    В тот же день на своей квартире в доме Попова по Пушкинской улице был задержан и квартирьер «Союза…» Розенфельд-Розанов. При обыске у него нашли письмо со словами: «Необходимы наши руководителиштаб. Много подозрений и сильных фактов на кадет и с.-р. Осторожно политику».

    У Никитиной сотрудники ВЧК обнаружили черновик письма, который она успела в этот день отправить в Москву: «Завтра свяжусь со штабом генерала Алексеева. Их здесь 600 человек. Присылайте кого-нибудь. Здесь путаница большая…Решили мы с.-р. ничего не давать, но открыто не показывать своего отношения. Необходимо здесь Бредиса (бывший командир 1 — го латышского стрелкового полка Фридрих Бриедис (Бредис) руководил контрразведкой “Союза”. — В.К.) или еще кого-нибудь из его сотрудников. По словам Лели, у вас очень плохо, но это ничего. Бог не выдаст. Все старые явки недействительны, завтра сделаю публикацию с адресом».

    Но самые интересные документы были обнаружены у «Ольгина». В них содержалась часть адресов для расквартирования прибывающих боевиков, а также информация по их снабжению.

    Но главное, что прочитали контрразвечики, это письмо «Ольгина» в Москву, из которого стало известно, что руководитель филиала подпольной организации Калинин начал охоту за прибывающим в Казань золотом.

    Ни Калинин, ни его информатор, ни сотни членов са- винковского «Союза…», ни их оружие чекистами найдены не были. Телеграмма из Москвы, присланная за сутки до арестов в Казани и расшифрованная «тетей Варей», позволила многим членам организации, несмотря на внутренние разногласия, сменить явки и уйти от погони ВЧК. Спасся и командир вооруженных сил организации генерал-лейтенант Рычков.

    Аресты предупредили Калинина о том, что чекистам теперь известен его план о захвате золота в Казани. Для обеих сторон это означало, что вместо внезапного налета впереди предстояла длительная и изнурительная борьба за контроль над хранилищем Казанского филиала Госбанка.

    Чугунная ножка от печки

    Логика развития событий требует пояснить, почему и как царский золотой запас неожиданно окажется под контролем иностранных легионеров. Но откуда они взялись в центре России?

    14 мая 1918 года в Челябинске на железнодорожных путях встретились два эшелона с иностранцами, попавшими в плен русской армии в ходе Первой мировой войны. Согласно Брест-Литовскому мирному договору, они подлежали отправке на родину.

    Но состав с венграми шел на запад, чтобы в скором времени продолжить борьбу с врагами единства империи. А эшелон с чехами и словаками, пожелавшими сражаться за отделение своей родины от Австро-Венгрии, паровоз тащил в обратном направлении. Чтобы через Владивосток морями Тихого, Индийского и Атлантического океанов славянским добровольцам оказаться на фронте в составе чехословацкого легиона под командованием французов. Такого маршрута для своих врагов добились от России немцы.

    Бывшие граждане единого государства смотрели друг на друга из вагонов на соседних путях как будущие враги. Нервы обеих сторон были на пределе. В итоге в венгерском эшелоне кто-то не выдержал и запустил чугунной ножкой от вагонной печки-«буржуйки» в теплушку соседнего эшелона. Ножка тяжело ранила чеха Франтишека Духа- чека. В ответ из своего вагона выскочили его товарищи и несколькими штыковыми ударами в грудь и шею тут же убили пассажира венгерского эшелона Иоганна Малика, посчитав его виновным в травме товарища.

    Мадьяры пожаловались на произвол станционным властям, и на следующий день большевики арестовали нескольких славян. Оскорбленные бывшие союзники России 17 мая освободили узников, разоружили русских красногвардейцев и захватили 2800 винтовок и артиллерийскую батарею городского арсенала.

    20 мая командование и политическое руководство легионеров — Чехословацкий национальный совет — приняли решение оружие не сдавать. Всего легион насчитывал в своих рядах около 45 тысяч человек. Железнодорожные эшелоны с чехами и словаками растянулись от Пензы и далее на восток по всему Транссибу. На фоне деморализованной поражениями и капитуляцией армии России это была реальная военная сила.

    25 мая 39-летний народный комиссар по военным и морским делам Лев Троцкий выслал на станции, по пути следования славян, телеграмму. Поданным кладоискателя Равиля Ибрагимова текст послания был такой: «Все советы по железной дороге обязаны под страхом ответственности разоружить чехословаков. Каждый чехословак, который будет найден вооруженным на железнодорожных линиях, должен быть выброшен из вагона и заключен в лагерь для военнопленных».

    За вступление в ряды неприятельской армии Габсбурги грозили бывшим пленным расстрелом. Возврат оружия большевикам, заключившим мир с Австро-Венгрией, обрекал славян на высылку и казнь на родине. Троцкий знал это, но настаивал на своем решении.

    Телеграмма наркома славян возмутила. В тот же день,25 мая, 4 тысячи солдат 7-го Татранского стрелкового полка под командованием 26-летнего капитана Радолы Гайды, высадившись из вагонов, взяли Новониколаевск (с 1926 года — Новосибирск). 26 мая бойцы 2-го и 3-го чехословацких стрелковых полков под командованием 35-летнего подполковника Сергея Войцеховского без боя оккупировали Челябинск. 28 мая 5 тысяч бойцов 4-го стрелкового полка имени Прокопа Голого под командованием 32-летнего поручика Станислава Чечека выбили большевиков из Пензы…

    В начале выступления чехов и словаков большевики отнеслись к бунту на железной дороге как к явлению краткосрочному. Но ситуация в корне изменилась после того, как 8 июня легионеры совместно с российскими офицерами и правыми эсерами захватили Самару. А затем новые союзники провозгласили в городе на Волге власть Учредительного собрания. Вышло так, что иностранцы объединили антибольшевистские силы, создали боевой кулак рядом с Москвой. До казанского хранилища золотого запаса из Самары было сутки хода по Волге на пароходе.

    Неловкие декреты неумелых комиссаров выполнялись столь же безграмотно. Для борьбы с легионерами 28 мая казанский губернский военный комиссар Лев Милх получил указание Троцкого немедленно выслать в Свияжск, а затем в район Пензы полк пехоты, 4 батареи и 2 броневика. За сутки (!) военком сформировал сводный отряд. Боевые единицы лепились военкомом как пирожки.

    Когда чекисты узнали о планах переброски в Казань примерно 400 боевиков Савинкова и наличии примерно 600 местных членов тайного «Союза защиты Родины и свободы», сотрудникам губЧК стало не по себе: они понимали, что силы не равны. На учете губвоенкомата к июлю 1918 года в Казани находились 1730 офицеров пехоты, 418 — артиллерии, 80 — кавалерии, 57 — инженерных войск, 80 — пулеметных команд. Плюс 520 военных чиновников. Кроме того, в уездах губернии проживало еще 830 офицеров.

    В то время как большевики могли опереться примерно на 1200 пехотинцев и 200 артиллеристов Красной Армии, разбросанных по всей губернии. Из-за просчетов комиссаров золотое достояние страны оказалось фактически беззащитным. Вот почему накануне боев на возникшем фронте чекисты торопились навести порядок в тылу.

    В начале июня 1918 года, в здании бывшего казанского военно-окружного суда, где размещалась губЧК, в ходе допросов было установлено, что местная организация офицеров под руководством генерал-лейтенанта Ивана Попова создавалась с января 1918 года.

    Но где затаились сам Савинков и его доверенное лицо капитан Калинин, никто не знал. Было непонятно, с какой стороны последует удар по прибывающим поездам и пароходам с сокровищами царской казны.

    Смерть охранников золота

    7 июня в Казань из Самары прибыл быстроходный двухпалубный пароход «Фельдмаршал Суворов» с огромными гребными колесами и паровой машиной в 1500 лошадиных сил. Знаменитый гонщик, которого никто на Волге догнать не мог, вместо пассажиров привез на своем борту часть царского золота. Сопровождал груз отряд особого назначения во главе с руководителем Самарского губкома РКП (б) А. Митрофановым.

    В акте о приемке груза было сказано, что под носом у наступавших чехов было вывезено:

    «1). 1917мешков золотой монеты с надписью «30.000 руб.» на ярлыках, припечатанных к мешку, за пломбами Самарской Конторы Народного Банка, принятые Казанским Отделением без взвешивания, на перечет мешков, при чем мешков оказалось 1917, наружные оболочки 7 мешков из них оказались расшитыми и были при приеме опечатаны пломбами Казанского Отделения и на ярлыке одного из мешков оказалась надпись 29.510 руб., на другом 20.000 руб., на каковую сумму они и были приняты… <…>

    2). Кредитными билетами разных достоинств 6 тюков в заделанном виде, опечатанных печатью Самарской Конторы…

    Означенные ценности на сумму 57.499.510 руб. золотом и 30. ООО.000р. кредитными билетами записаны на переходящие ценности Отделения и помещены на хранение в кладовой Казанского Отделения Народного Банка…

    Недостающие в мешке 490 руб. по объяснению Комиссара Самарской Конторы составляет обгорелая золотая монета в особом мешке, оставленная при эвакуации в Самарской Конторе».

    Так гласит акт приемки очередных ценностей. Пока в здании Казанского отделения государственного (Народного) банка составляли финансовые документы, на соседней улице, в губЧК шли допросы арестованных участников савинковского «Союза…».

    По уверениям чекистов, в ходе следствия была выяснена фамилия еще одного участника подполья — некоего прапорщика Сердобольского, сына священнослужителя, который будто бы мог скрываться в кельях мужского Успенско-Богородицкого монастыря в уездном городке Свияжске под Казанью.

    Ни за одним другим рядовым членом тайной организации контрразведчики не устраивали погони. Однако за этим фантомом отправился латыш Заковский во главе отряда чекистов и красноармейцев в 60 штыков и сабель. Среди участников рейда был и 21-летний Валентин Несмелое. Вылазка была предпринята 16–19 июня 1918 года…

    Странно, но отец Несмелова — профессор казанской Духовной академии Виктор Несмелое родился в Саратовской губернии, в уезде под названием «Сердобольский». Богослов держал дачу рядом с Раифским монастырем и с детства знакомил сына с ценностями храмов, а также с украшениями древних икон, не уступающими в стоимости артефактам из хранилища Госбанка…

    Также интересно отметить, что в 1921–1925 годах Заковский возглавит Подольский и Одесский губотделы ГПУ, станет уполномоченным ГПУ Украины по Молдавии. В этот период времени он был замечен в причастности к убийствам и ограблениям перебежчиков, присвоению контрабанды. В декабре 1934 года Заковский стал начальником Ленинградского НКВД, руководил расследованием обстоятельств убийства Сергея Кирова, лично участвовал в допросах, пытках, расстрелах…

    17 июня 1918 года, на обратном пути из Свияжска, чекисты Несмелое, Копко и Лавринович, а также четыре бойца интернационального батальона им. Карла Маркса почему-то отправились в сторону от дороги на Казань, в соседний Богородицкий монастырь в Райфе, рядом с дачей Несмеловых.

    Как гласит официальная версия, в поисках Сердо- больского чекисты вошли с оружием в один из храмов монастыря и приблизились к алтарю. Возмущенный монах попытался протестовать, но был сбит с ног. Его выволокли за волосы на двор. Монахи ударили в набат, визитеров разоружили и заперли в сарае, а также разбежались по соседним деревням с просьбой помочь «отбиться от приехавших грабителей».

    На рассвете 18 июня в монастыре собралась толпа возмущенных крестьян. Чекисты и красноармейцы были избиты и расстреляны. А их трупы сожжены на костре. Причем двое сгорели заживо. 19 июня утром отряд Заковского нагрянул в обитель и отбил у братьи останки погибших. Но стоило отряду при отступлении зайти в соседнюю деревню Осиново, как крестьяне вилами закололи еще двоих бойцов…

    Интересно, что с 14 по 17 июня 2006 года в Казани проходил Международный форум спецслужб. В совещании принимали участие около 200 контрразведчиков в составе 75 делегаций из 51 страны мира, а также представители Антитеррористического комитета ООН и Антитеррори- стического центра СНГ. 17 июня, совместно с президентом Татарстана Минтимером Шаймиевым, в Райфе участники форума открыли памятник «Примирение».

    Но зачем вообще московский чекист Заковский оставался в Казани после провала приказа о внедрении в ряды подполья? Еще более странна судьба напарника Заковского — Клементия Штримпфлера. 13 июня напарник был расстрелян. В советское время казанский историк Алексей Литвин сообщил, «что Штримпфлер, левый эсер, оказался провокатором, и чуть было не провалил всю операцию». «Появление провокатора в рядах ВЧК было случаем настолько исключительным, что этот вопрос специально обсуждался на заседании Совнаркома РСФСР 15 июня 1918 г.».

    Выяснилось, что бывший присяжный поверенный (по современному — адвокат) Штримпфлер с декабря 1909 года состоял секретным сотрудником Петербургского охранного отделения…

    Исчезновение 100 ооо рублей

    Благодаря налету чекистов на штаб подпольного «Союза…» заговорщики на время затаились. И пятый эшелон с серебряной и медной монетой на 160 077 руб. 91 коп. без всяких проблем прибыл из Козлова (Тамбовской губернии) в Казань.

    Пока «казанские гномы» рассовывали по сусекам поступавшую монету, в город 14 июня вернулись дезертиры — солдаты сколоченного за сутки 29 мая сводного пехотноартиллерийского отряда, направленного под Сызрань.

    Бывшие рабочие были ошеломлены реалиями Гражданской войны. Никому не известный 36-летний подполковник Генштаба Владимир Каппель продемонстрировал ополчению специфику профессии военного. С отрядом из 350 добровольцев офицер обошел позиции войск Совдепа, превосходивших его по численности примерно в пять раз, и неожиданным ударом с двух направлений заставил ополченцев бежать к Симбирску.

    Вернувшиеся домой рабочие отказались сдавать оружие большевикам. Возмущенные неподготовленностью отряда, его плохим обеспечением и обвинениями в свой адрес, добровольцы 17 июня захватили в городе почту и телеграф. Испуганные коммунисты бросили свои кабинеты, перенесли оружие и часть своего архива в здание клуба коммунистов. Советская власть в городе съежилась до территории этого клуба и здания губЧК.

    Впервые со времен Смуты 1602–1613 годов ценности государственной казны России оказались брошенными на произвол судьбы. И — на милость персонала отделения Госбанка, которому комиссары не доверяли.

    Но ночью и днем 18 июня чекисты арестовали нескольких членов комитета сводного отряда. Было объявлено, что задержанные — члены савинковского «Союза защиты Родины и свободы», бывшие офицеры с подложными документами. Выступление было подавлено.19 июня в Казань прибывает новый эшелон «…ценностей, заделанных в 2097ящиках, — гласит акт о приеме груза, — снабженных печатями на обеих крышках:

    1) . 403 ящика русских золотых слитков на тридцать два миллиона пятьсот двадцать восемь тысяч семьсот тридцать

    (32.528.730) руб. 23 коп.; 1260ящиков российской золотой монеты на семьдесят пять миллионов шестьсот тысяч (75.600. ООО) рублей; 1 ящик российской золотой монеты старого чекана на шестьдесят одну тысячу пятьсот восемьдесят шесть (61.586) руб. 65к.; 1 ящик российской золотой поврежденной монеты на пятьдесят три тысячи пятьсот семьдесят девять (53.579) руб. 54 коп.; 8ящиков финляндской золотой монеты на четыреста восемьдесят тысяч (480.000) рублей и 209 ящиков иностранной золотой монеты на тринадцать миллионов триста восемнадцать тысяч восемьдесят пять (13.318.085)рублей 62 коп., а всего золота, принадлежащего Государственному Банку, сто двадцать два миллиона сорок одна тысяча девятьсот восемьдесят два (122.041.982) руб.коп. и

    2). 194 ящика золотых слитков частных банков на тринадцать миллионов пять тысяч триста пятьдесят девять

    (13.005359 руб. 45 к.; 3 ящика с вырубками к означенным слиткам и 18 ящиков французских франков на один миллион пятьдесят тысяч (1.050.000) руб., а всего ценностей, принадлежащих частным банкам, на четырнадцать миллионов пятьдесят пять тысяч триста пятьдесят девять(14.055359 руб. 45 коп.».

    После таких событий вечером 23 июня верхушка новой власти из взвинченной мятежом Казани отправляется в раскаленный протестами пригород — в дачный поселок Займище, расположенный в нескольких километрах от бунтующих Райфы и Осиново. Якобы «на отдых». Прихватив с собой портфель, в котором лежало 100 тысяч рублей. Так гласит официальная версия истории, закончившейся убийством председателя Казанской губЧК Олькеницкого.

    Вместе с Олькеницким испытать экстремальный адреналин в Займище отправились 28-летний председатель Казанского комитета РКП(б) Шейнкман, его жена Софья и работник продовольственной управы левый эсер Иван Коршунов.

    26 июня в газете «Знамя Революции» Шейнкман высоким штилем шиллеровских «Разбойников» живописал, как на комиссаров напали бандиты. Начало статьи «Подробности убийства т. Олькеницкого» было настолько нелепым, что поверить ей просто невозможно.

    «Вечером 22 июня, — сообщается во вступлении, — т. Олъкеницкий (секретарь и ответственный организатор Казанского Комитета партии коммунистов) поехал на дачу к т. Шейнкману. Ночью он, вместе с т. Шейнкманом и его женой и т. Коршуновым отправился в лес. В лесу их встретили 5 человек, которые, подойдя вплотную, скомандовали: “Руки вверх”. Их обыскали. У т. Коршунова забрали 100 тысяч денег, принадлежащих Губерн. Продов. Управе. Обезоружив, их повели на дачу к Шейнкману с целью обыска. По-видимому, их интересовали груды золота, которые якобы были у т. Шейнк- мана. Ничего не найдя, их повели обратно в лес».

    Более нелепого путешествия в пригород представить невозможно. Мало того, что комиссары сунулись туда, где их ненавидели, но почему-то ночью потянулись в лес, прихватив под мышкой портфель со 100 тысячами!

    «Нас повели расстреливать, — не моргнув глазом, признавался Шейнкман газетчикам. — Впереди Олькеницкий и Коршунов, за ними я и моя жена, которая категорически отказалась покинуть нас, несмотря на нашу просьбу и предложение наемных убийц остаться дома. Мы все шли совершенно спокойно, не возражая и не прося пощады. Зашли в лес. — “Стой!” — раздалась команда. Один из убийц, обратившись к т. Коршунову, предложил ему идти домой. Тов. Коршунов пошел, сказав нам: “Прощайте, товарищи”.— “Женщина тоже может идти домой ”,— последовал вслед за уходом т. Коршунова приказ моей жене. Жена категорически отказа- ласъ идти и потребовала, чтобы и ее расстреляли. Ответа не последовало.

    Я простился с женой и с тов. Олькеницким. Жена сказала: “Мы готовы, можете стрелять”.— “Уходите оба”, — раздался краткий приказ мне и жене. Я заявил, что они могут стрелять нам в грудь, а не в спину, так как мы совершенно не боимся смерти. — “Идите ”,— скомандовал матрос, державший револьвер перед самым лицом.

    Я в последний раз взглянул на тов. Олькеницкого. Он стоял совершенно спокойно, смотря в дуло револьвера, который был направлен в упор. Он посмотрел на меня, и мы простились взглядом. Жена и я пошли. — “А ты останешься ”,—обратился кто-то к тов. Олькеницкому за моей спиной. Мы отошли шагов 40–50. Сзади раздалось три выстрела. Два резких, последний глухой…

    Нам всегда будет памятно лицо тов. Олькеницкого, так спокойно, так мужественно смотревшего в глаза смерти».

    Позже Коршунов показал следователям, что нападавшие «все в возрасте от 25 до 30лет. Двое одеты матросами, двое в защитных костюмах, один походил на приказчика».

    Что примечательно, комиссию по расследованию убийства возглавил сам Шейнкман. И последующая информация о ЧП исходит от человека, чей процессуальный статус неясен: пострадавший ли он, а может быть, наводчик или убийца?

    Через несколько дней в пригороде Казани были арестованы пьяные матросы Емельянов и Плотников, вместе со своим собутыльником. Так же как и в истории с поиском чекистами мифического «прапорщика С. Сердобольского», почему-то случайно оказавшегося среди ценностей далеких от Казани монастырей, в истории с убийством председателя губЧК вместо доказательств — лишь утверждения чекистов.

    По словам последних, при обыске у троицы задержанных пьяниц якобы нашли крупные суммы денег, а также пистолеты Шейнкмана, Коршунова и Олькеницкого.

    Во время «допросов с пристрастием» пьяницы признались, что убийство в лесу совершили они. И вот какие мотивы преступления назвали протрезвевшие алкоголики: двое незнакомых им лиц убедили их в том, что в дачном доме хранится золото. Убили же Олькеницкого по требованию одного из заказчиков нападения. Позже в ЧК сообщат, что незнакомым организатором был некий капитан Михайлов — офицер из савинковской группы генерала Попова, которому во время арестов участников подполья удалось скрыться.

    Заместитель председателя Казанской губЧК Вера Брауде вспоминала, как весной 1920 года она уже в Томской ЧК вела следствие по делу сибирской подпольной офицерской организации и допрашивала того капитана Михайлова. На вопрос о причинах убийства Олькеницкого белогвардеец якобы ответил, что таковой была месть за расстрелы офицеров.

    В этих утверждениях много непонятного. Так дачу с золотом шли грабить наемники или охотились за людьми? Почему, расстреливая по политическим мотивам председателя губЧК, убийцы отпустили его партийного руководителя Шейнкмана, которого заказчики преступления и называли владельцем тайника с золотом? Неужели у «капитана Михайлова» не хватило ума понять, кто самая значимая фигура среди задержанных? Зачем приказывать кому-то убить председателя губЧК, если стоишь рядом с убийцами?

    Эта история с убийством Олькеницкого, невесть откуда взявшимися 100 тысячами рублей и куда-то исчезнувшими савинковцами заставляет по новому взглянуть на репу

    тацию тех, кто волею Октябрьского переворота оказался хранителем золотого запаса…

    Мутной оказалась репутация у новых хранителей золотого достояния страны. Вот почему большевики должны рассматриваться в ряду других подозреваемых, причастных к расхищению царского золота в Казани.

    Пациент спецлечебницы назначен хранителем золотого запаса

    20 июня 1918 года в Казань поездом прибыл 38-летний стройный подполковник, с коротко остриженными седеющими волосами, быстрым взглядом и всегда взволнованным голосом, сопровождаемым звяканием шпор. Его звали Михаил Муравьев, он был назначен командующим Восточного фронта. В его обязанности входила охрана неприкосновенности государственного золотого запаса…

    Т ак вышло, что наркомвоенмор Лев Троцкий руководить армиями послал человека, звание подполковника которому помог получить Борис Савинков. Тот самый, с подпольем которого в это время боролись чекисты… За десять дней до приезда в Казань Муравьев был переведен из Бутырской тюрьмы в психиатрическую лечебницу О.Чичеровой, чтобы13 июня получить назначение командовать фронтом.

    Невероятные повороты в судьбе пациента требуют объяснений. В 1899 году он закончил Казанское пехотное училище. Во время Русско-японской войны он был ранен в голову, после чего, судя по документам, у него «остались тяжелые и неизлечимые последствия, связанные с повреждением нервных стволов, выраженные в головокружениях, ослаблении слуха и т. д.».

    После лечения поручик направляется в Казанское пехотное училище, где преподает гимнастику и фехтование. В ноябре 1914 года под Краковом Муравьев получает новое ранение. Накануне следующей выписки из госпиталя в Царском Селе, где работала сестрой милосердия русская царица, доктора отмечали у пациента «сильные головокружения, утомляемость, общую слабость, плохой сон, по ночам частые кошмары…»

    Муравьев считал, что ему предстоит сыграть особую роль в истории. В 1917 году он предложил Временному правительству создать и возглавить диверсионные отряды добровольцев для рейдов в тыл врага. Идея понравилась Савинкову, но военный министр Керенский реализовывать замысел назначил другого. Обиженный Муравьев в сентябре 1917 года познакомился с большевиком Яковом Свердловым и сразу же предложил свой «план организации переворота»…

    20 (7) ноября 1917 года Лев Троцкий на гарнизонном совещании в Смольном поручил Муравьеву операцию по захвату здания Госбанка России в Петрограде. Банковская охрана не пропустила внутрь здания вооруженный отряд Муравьева с оркестром, позволив помитинговать внутри лишь уполномоченным представителям полковых комитетов. Несмотря на неудачу, Троцкий запомнил подполковника, способного картинно решать военные задачи в банке…

    16 января 1918 года Муравьев назначается командующим советских войск, которым предстояло овладеть Киевом. Позже на митинге в Одессе Муравьев рассказывал, как его войска брали Киев: «28 января оборонческая дума просила перемирия. В ответ я велел бить химическими удушливыми газами. Сотни генералов, можети тысячи были убиты беспощадно».

    Как свидетельствует глава армейского комитета «1 — й революционной армии» С. Мойсеев, после захвата Киева в городе процветало мародерство: «Все трупы были раздеты и все, что с них снимали, тут же, на глазах у толпы, распределялось между расстреливавшими. Когда на место расстрелов приехал Муравьев и увидел, что его окружает толпа озверевших красногвардейцев с награбленным имуществом, то он ничего не сказал о том, чтоб не грабили, а наоборот стал призывать к дальнейшим расстрелам, говоря, что главное теперь быть беспощадным».

    Другой свидетель добавлял: «Многие хвастались тем, что “достали”30тысяч, золотые часы и пр. Рассказывали, сколько патронов расстреляли, добывая все это…» Было уничтожено не менее 2 тысяч человек, в основном офицеров, с горожан Муравьев взял контрибуцию.

    28 апреля за произвол командующий был арестован. Свидетели показывали, что Муравьев застрелил своего шофера, у которого сломалась машина; приказал расстрелять рабочего за то, что тот похлопал его по плечу, а другого — за то, что обратился к нему со словом «голубчик».

    Начальник штаба «2-й революционной армии» красных на Украине В. Фейерабенд говорил о Муравьеве: «Все его жесты, мимика, страшная возбужденность вызывали у меня ощущение, что передо мною ненормальный человек». Медицинское обследование Муравьева в тюрьме показало, что он страдал «неврастенией в степени большей, чем средняя»…

    Тем временем 8 июня Самару захватили чехословаки. В городе была провозглашена власть депутатов Учредительного собрания, разогнанного большевиками 19 (6) января 1918 года. Лозунг «Вся власть Учредительному собранию!» был популярен и мог объединить антибольшевистские силы. Троцкому экстренно потребовался человек, который смог бы любой ценой задушить «учредиловцев».

    Муравьев со своей репутацией и знанием Казани подходил. 9 июня президиум ВЦИК заслушал «дело» подполковника и решил «прекратить следствие в связи с отсутствием состава преступления». 13 июня Совнарком назначил Муравьева командующим Восточным фронтом, который еще надлежало создать. Приглядывать за бывшим пациентом спецлечебницы было поручено большевикам — членам Реввоенсовета фронта, 40-летнему Петру Кобозеву и 23-летнему прапорщику Георгию Благонравову.

    …С казанского вокзала пассажиры спецпоезда командующего Восточным фронтом проследовали в «номера Ще- тинкина» на Большой Проломной улице. Лучший номер на втором этаже гостиницы был отведен под апартаменты подполковника.

    Свой штаб командующий нарек «Ставкой». Начштабом фронта Муравьев назначил 35-летнего полковника Николая Соллогуба. Подчиненных у того не было, поэтому он просил чекистов выдать справки бывшим офицерам, «насколько они замешаны или не замешаны в каких-нибудь (контрреволюционных) организациях». С помощью этих офицеров со справками из ЧК был создан штаб.

    Комиссары жаловались на барские условия и высокие оклады командиров, которые устанавливал гарант сохранности царского золота. Себе Муравьев приглядел яхту «Межень», принадлежавшую царю. Позже комиссар Лариса Рейснер рядилась перед экипажем яхты в царские платья из гардероба судна, а матросский костюмчик наследника престола царевича Алексея пришелся впору племяннику Троцкого…

    Муравьев метил в наполеоны

    Командующий пребывал в эйфории. После скудной пайки на нарах на голову ставленника Троцкого хлынул золотой водопад. Буквально на следующий день после приезда подполковника в хранилище местного отделения Народного банка из Орла прибыл очередной эшелон с ценностями. Через неделю — еще один.

    В частности, 28 июня 1918 года, как гласит очередной акт, из Тамбова было доставлено:

    «1) 728ящиков российской золотой монеты на сумму сорок три миллиона шестьсот восемьдесят тысяч (43.680. ООО) рублей и 18 сумок на сумму пятьсот тридцать пять тысяч семьсот семьдесят (535. 770)рублей 50 коп… и

    2) 27 сумок банкового серебра на сумму двадцать шесть тысяч четыреста девяносто семь (26.497) руб. 25 к. и 1572 ящика разменного серебра на сумму три миллиона сто сорок четыре тысячи (3. 144.000) руб. и 29 сумок разменного серебра на сумму двадцать семь тысяч восемьсот тридцать (27.830)рублей 90 к.».

    В течение июня в особую кладовую Казанского отделения Госбанка добавилось золота на 237 957 752,54 царских золотых рублей. Всего же в специально оборудованной «золотой кладовой» к 1 июля под охраной Муравьева сосредоточилось слитков и монет из желтого металла на сумму 574 113 291 рубль 31 копейка. Но это не все золото банка, поскольку были и другие кладовые! Это лишь специально учтенные ценности специально оборудованной главной кладовой.

    Конвои, сопровождавшие ценности от вокзала к хранилищу банка, проходили под окнами командующего и грели его душу. Он чувствовал себя сказочным Кощеем, которому Иванушка-дурачок принес в темницу испить водицы.

    Муравьев мечтал о единоличном захвате власти. В свое время он детально изучил биографию Наполеона, которую воспринял как самоучитель по завоеванию трона. И золото в банковском хранилище для воплощения мечты подполковника было как нельзя кстати! Как показал через четыре месяца опыт адмирала Колчака, распоряжаясь мешками с золотом Казанского отделения Народного банка, можно было позволить себе содержать большую армию…

    А пока командующий Восточным фронтом рьяно и жестко приступил к исполнению своих обязанностей.

    29 июня — 3 июля 1918 года он приказал всем офицерам явиться в военный комиссариат для перерегистрации. На этих встречах в комиссариате сотрудники штаба фронта от имени Муравьева заявляли военным, что по поручению главкома занимаются организацией «Особой армии» в составе четырех пехотных и одной кавалерийской дивизий для ведения боевых действий с Германией.

    Повернуть оружие против немцев, не воюя с однополчанами в рядах белой армии Юга России и при этом получать приличное содержание — эти обещания заставили офицеров из подпольной савинковской организации «Союз защиты Родины и свободы» серьезно задуматься. В армии КОМУЧа из-за отсутствия средств все военнослужащие получали по 15 рублей в месяц, Савинков платил командиру батальона 400 рублей, роты — 375. А Муравьев предлагал комбату 700 рублей, а ротному командиру — 600… Кроме того, перейдя под крышу командующего, подпольщики могли почувствовать себя в большей безопасности от сотрудников губЧК, напавших на след савинковской организации.

    Муравьев помнил, что на пути к власти Бонапарт поддержал партию республиканцев и благодаря ей выплыл из небытия. Подполковник поступил так же и кроме офицерства в борьбе с большевиками нашел себе опору в партии левых эсеров, выступавшей за продолжение войны с Германией и отказывавшейся платить кайзеру хлебом и золотом. Еще на пути в Казань 19 июня Муравьев подписал приказ о создании 1-й армии Восточного фронта во главе с командармом левым эсером А. Харченко. 22 июня командующий подписал приказ о создании 2-й армии Восточного фронта. Командармом назначался левый эсер Ф. Махин. Начальник тылового обеспечения фронта — эсер-максималист Трофимовский.

    24 июня, приободренные поддержкой командующего, члены ЦК партии левых эсеров в Москве принимают решение об организации серии терактов против крупных представителей правительства Германии, которая должна была перерасти в вооруженное восстание против большевиков.

    5 июля на открывшемся V Всероссийском съезде Советов делегаты левых эсеров выразили недоверие правительству большевиков, на следующий день 18-летний левый эсер Яков Блюмкин убивает в Москве посла Германии графа Вильгельма фон Мирбаха.

    Как и планировал ЦК партии левых эсеров, терактом был дан сигнал к началу восстания. Прибывшего в штаб Попова Феликса Дзержинского арестовали, отряд Попова захватил центральный телеграф и призвал части гарнизона присоединяться к восстанию. Однако утром

    7 июля 45-летний командир дивизии латышских стрелков полковник Иоаким Вацетис повел в контрнаступление своих бойцов, вооруженных пулеметами, артиллерией и броневиками. Мятеж был ликвидирован.

    Во время допросов арестованные бунтари шокировали следователей заявлениями, что плевать они хотели на угрозы расстрелов за участие в восстании. К ним из Казани спешат войска Восточного фронта под командованием Муравьева. И скоро у расстрельной «стенки», на месте организаторов выступления окажутся их сегодняшние палачи…

    Именно в период подготовки мятежа к командующему фронтом прихромал на деревянном протезе управляющий Казанской конторой Народного банка Петр Марьин. Банковский служащий передал обеспокоенность главного комиссара Народного банка Тихона Попова относительно безопасности золотого запаса. Муравьев «…мне сказал приблизительно следующее, — свидетельствовал позже Марьин. — “Пусть не беспокоятся, так как в Казани нахожусь я!” Его слова я передал в Москву».

    Командующий однозначно запретил управляющему готовить золотой запас к вывозу из города. Именно из-за этого запрета в банке не провели ревизии поступивших ценностей, и именно из-за отсутствия перепроверенных цифр ревизоры красных не смогут в сентябре 1918 года установить, что часть ценностей из Казанской губернии так и не была эвакуирована…

    Смерть командующего фронтом

    Сам командующий Восточным фронтом в ночь на 7 июля 1918 года не отходил от телеграфистов в штабе, получая экстренную информацию о ходе мятежа в Москве. После чего отправился спать. Пока Муравьев почивал на будущих лаврах, в его штаб пришла информация о подавлении мятежа.

    Поскольку ситуация в Казани была шаткой, целые сутки большевики, левые эсеры и Муравьев вели себя осторожно. Но 8 июля контролируемый коммунистами Реввоенсовет Восточного фронта приказал местным левым эсерам сдать оружие. Неисполнение приказа грозило расстрелом. Этот распоряжение ускорило развязку.

    По оперативным данным ЧК, бывшие офицеры, многие из которых — невыявленные контрразведчиками участники савинковского подполья, 9 июля в 16:00 должны были явиться со своим оружием в здание Дворянского собрания. Водители-большевики Курского бронедивизиона передали в губЧК, что из арсенала местного кремля начался развоз боеприпасов.

    После такой информации члены Реввоенсовета Восточного фронта экстренно собрались на совещание в штабе. Комиссары решили взять командующего в заложники, вывезти подполковника ближе к линии фронта и там арестовать. Когда Муравьев появился в штабе, ему пришлось проявить лояльность ко всем требованиям комиссаров, направивших на командующего свои револьверы.

    Однако в ночь на 10 июля Муравьев забирает с собой фронтовую кассу (несколько миллионов рублей жалованья войскам), преданных ему штабных офицеров, личных охранников и мчится на пристань, на борт царской яхты «Межень». Около 4 часов утра беглец командует капитану яхты взять курс на Симбирск.

    Поздним вечером Муравьев выступил перед руководством левоэсеровской организации Симбирска и изложил программу своих действий. Но в 3 часа ночи 11 июля московский пулеметчик Александр Медведь выполнил приказ большевиков из Москвы — послал пулю в мятежного командующего. Прибывшие с Муравьевым соратники были разоружены.

    Лишь с подавлением мятежа Муравьева управляющий Казанским отделением Государственного (Народного) банка Марьин понял, почему командующий запрещал трогать золото. Однако время было упущено безвозвратно. Наступление войск Каппеля и чехов уже не оставляло возможность установить — сколько же золота было доставлено в Казань на самом деле, а не по документам, поскольку печати на многих ящиках с драгоценностями были повреждены.

    Золотой запас государства стал катализатором последующих событий. Обладание драгоценностями убаюкивало и разлагало одних. И, наоборот, возможность завладеть драгоценностями мобилизовывало скудные ресурсы других.

    Так, в частности, произошло с антибольшевистским подпольем Казани. Кипучая деятельность командующего Восточным фронтом Муравьева на время укрыла большую часть участников «Союза защиты Родины и свободы» от преследования красной контрразведки. Однако убийство Муравьева помешало полностью легализовать тайные офицерские формирования. Встал вопрос об открытом захвате власти в городе, и подпольщики направили своих делегатов на встречу в Симбирск.

    Бурные события Гражданской войны в июне — июле 1918 года, удар чекистов по управлению подпольем Казани привел к тому, что боевики савинковского «Союза…» утратили стратегическую инициативу и стали второстепенной силой в деле овладения золотым запасом.

    После захвата власти в Казани 6–7 августа 1918 года бывший руководитель подполья в Казани, экс-комиссар Временного правительства при командующем войсками Казанского военного округа капитан Калинин стал помощником коменданта города. Начальником гарнизона Казани был назначен командующий боевиками «Союза защиты Родины и свободы» 51-летний генерал-лейтенант Вениамин Рычков.

    Позже Савинков вспоминал, что из семи участков Казанского фронта четыре возглавляли члены «Союза…». Одним из участков со 2 сентября командовал 42-летний полковник Александр Перхуров, бывший начальник штаба «Союза…». Позже Перхуров сформировал «Казанскую стрелковую бригаду». И даже бывший руководитель московской организации «Союза…» штабс-капитан Пинка, сдавший своих соратников чекистам (10 июля 18 членов «Союза…» были расстреляны) и отпущенный под честное слово Дзержинского, сбежал из столицы в Казань и возглавил батальон «народармейцев»…

    Но время было упущено. Своими успехами на фронте право на распоряжение золотым запасом захватили представители самарского КОМУЧа.

    ПРИЛОЖЕНИЕ

    Гражданский кодекс Российской Федерации.

    Статья 227. Находка

    1. Нашедший потерянную вещь обязан немедленно уведомить об этом лицо, потерявшее ее, или собственника вещи или кого-либо другого из известных ему лиц, имеющих право получить ее, и возвратить найденную вещь этому лицу.

    Если вещь найдена в помещении или на транспорте, она подлежит сдаче лицу, представляющему владельца этого помещения или средства транспорта. В этом случае лицо, которому сдана находка, приобретает права и несет обязанности лица, нашедшего вещь.

    2. Если лицо, имеющее право потребовать возврата найденной вещи, или место его пребывания неизвестны, нашедший вещь обязан заявить о находке в милицию или в орган местного самоуправления.

    3. Нашедший вещь вправе хранить ее у себя либо сдать на хранение в милицию, орган местного самоуправления или указанному ими лицу.

    Скоропортящаяся вещь или вещь, издержки по хранению которой несоизмеримо велики по сравнению с ее стоимостью, может быть реализована нашедшим вещь с получением письменных доказательств, удостоверяющих сумму выручки. Деньги, вырученные от продажи найденной вещи, подлежат возврату лицу, управомоченному на ее получение.

    4. Нашедший вещь отвечает за ее утрату или повреждение лишь в случае умысла или грубой неосторожности и в пределах стоимости вещи.

    Статья 228. Приобретение права собственности на находку

    1. Если в течение шести месяцев с момента заявления о находке в милицию или в орган местного самоуправления (пункт 2 статьи 227) лицо, управомоченное получить найденную вещь, не будет установлено или само не заявит о своем праве на вещь нашедшему ее лицу либо в милицию или в орган местного самоуправления, нашедший вещь приобретает право собственности на нее.

    2. Если нашедший вешь откажется от приобретения найденной вещи в собственность, она поступает в муниципальную собственность.

    Статья 229. Возмещение расходов, связанных с находкой, и вознаграждение нашедшему вещь

    1. Нашедший и возвративший вещь лицу, управомоченному на ее получение, вправе получить от этого лица, а в случаях перехода вещи в муниципальную собственность — от соответствующего органа местного самоуправления возмещение необходимых расходов, связанных с хранением, сдачей или реализацией вещи, а также затрат на обнаружение лица, управомоченного получить вещь.

    2. Нашедший вещь вправе потребовать от лица, управомоченного на получение вещи, вознаграждение за находку в размере до двадцати процентов стоимости вещи. Если найденная вещь представляет ценность только для лица, управомоченного на ее получение, размер вознаграждения определяется по соглашению с этим лицом.

    Право на вознаграждение не возникает, если нашедший вещь не заявил о находке или пытался ее утаить.

    Статья 233. Клад

    1. Клад, то есть зарытые в земле или сокрытые иным способом деньги или ценные предметы, собственник которых не может быть установлен либо в силу закона утратил на них право, поступает в собственность лица, которому принадлежит имущество (земельный участок, строение и т. п.), где клад был сокрыт, и лица, обнаружившего клад, в равных долях, если соглашением между ними не установлено иное.

    При обнаружении клада лицом, производившим раскопки или поиск ценностей без согласия на это собственника земельного участка или иного имущества, где клад был сокрыт, клад подлежит передаче собственнику земельного участка или иного имущества, где был обнаружен клад.

    2. В случае обнаружения клада, содержащего вещи, относящиеся к памятникам истории или культуры, они подлежат передаче в государственную собственность. При этом собственник земельного участка или иного имущества, где клад был сокрыт, и лицо, обнаружившее клад, имеют право на получение вместе вознаграждения в размере пятидесяти процентов стоимости клада. Вознаграждение распределяется между этими лицами в равных долях, если соглашением между ними не установлено иное.

    При обнаружении такого клада лицом, производившим раскопки или поиски ценностей без согласия собственника имущества, где клад был сокрыт, вознаграждение этому лицу не выплачиваются и полностью поступает собственнику.

    3. Правила настоящей статьи не применяются к лицам, в круг трудовых или служебных обязанностей которых входило проведение раскопок и поиска, направленных на обнаружение клада.





    Примечания

    1

    В том числе 12 мешков со сделанной на них пометкою «для перечета» подлежат перечету, так как находившаяся в них монета, благодаря гнилости мешков, перемешалась и не могла быть просчитана из-за спешной эвакуации…

    (обратно)

    2

    Всего 111740-03

    Авансы, выданные командированным лицам на путевые издержки в Самару, со счета “разных выдач ”

    Авг. 8 Калинину (возвращены 4000 руб.) 5000р.

    13 Лепешинскому и Миронову 2500р

    14 Белову, Быстржановскому и Великому (возвращ. 1 ООО руб.) 3000р.

    21 Сущкову и Иванову 2000р.

    «Мартыненко 2000р.

    «(Неразборчиво. — В. К.) Билику (?) 2000р.

    «(Неразборчиво. — В.К.) Хмельницкому (?)

    2000р.

    23 Дубец 5000р.

    26 Павлову 2000р.

    29 Иванову и Архипову 400р.

    Сент. 2 Марьину 3000р.

    10 Хмелевскому (в Чистопол ь) 600р.

    28500 руб».

    Войска Красной Армии вошли в Казань утром 10 сентября 1918 года. Как показывают другие документы, последняя командировочная сумма помощнику бухгалтера Хмелевскому и счетчику Братчикову выдана была уже по поручению большевиков…

    Таким образом, эвакуация ценностей из Казанского отделения Народного банка властями КОМУЧа велась до

    (обратно)

    3

    В списке ошибочно указана эта сумма, т. к. помимо этой суммы эвакуировано в Самару — 22 968 ООО р. из оборотного капитала.

    (обратно)

    4

    6517 ящиков, 1803 двойных и 8 ординарных мешков.

    (обратно)

    5

    На соседней странице: «что как бы убеждало их в том, что они находятся на правильном пути». — В. К.

    (обратно)  

  • Источник — http://flibusta.net/

    Обсудить на форуме...

    фото

    счетчик посещений



    Все права защищены © 2009. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник. http://providenie.narod.ru/

    Календарь
     
     
     
     
    Форма входа
     

    Друзья сайта - ссылки

    Наш баннер
     


    Код баннера:

    ЧСС

      Русский Дом   Стояние за Истину   Издательство РУССКАЯ ИДЕЯ              
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году
    Создать сайт бесплатно