Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ
    ФЕВРАЛЬ 2007


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото
  • О лицензиях и вокруг них
  • Комплексная защита бронетанковой техники. Украинский подход
  • Шаг за шагом
  • Синсхайм — побратим Шпаера, Мунстера, Кубинки
  • Броня «крылатой пехоты»
  • 95 лет над палубой
  • Конструктор крылатых кораблей Часть III. Корабли, летящие над волнами
  • Фотоархив

    О лицензиях и вокруг них

    Ю.П. Прищепо

    От редакции. Статья бывшего заместителя начальника ГТУ ГКЭС СССР генерал-майора в отставке Ю.П.Прищепо является продолжением рассказа о военно-техническом сотрудничестве СССР и России с зарубежными странами


    Подписание соглашения с Афганистаном, предусматривающего создание по советской лицензии тропосферной правительственной связи. Подписывают это соглашение Министр государственной безопасности Афганистана Наджибулла и заместитель начальника ГТУ ГКЭС генерал-майор Ю.П. Прищепо Кабул, 1984 г.


    Делегация Министерства обороны СССР и ГИУ ГКЭС в КНДР, где рассматривался ряд вопросов ВТС, включая создание объектов по лицензионному производству и ремонту советских ВВТ. Справа налево: Ю.П. Прищепо, Л.Н. Киселев (начальник 5-го управления ГИУ, будущий начальник ГТУ), четвертый — В М. Гончар (представитель 10-го ГУ ГШ ВС). Пхеньян, 1967 г.


    Лицензия — популярное сейчас слово в нашем обществе Чуть что — предъявите лицензию Мы с моим коллегой (выпускником Военно-инженерной академии им. В.В. Куйбышева 1956 г. с пятидесятилетним опытом строительства) выполнили нее необходимые чертежи на землю и здания пашей полевой таежной биологической станции в Костромской области и предъявили их в регистрационную палату, чтобы «застолбить» участок в качестве федеральной собственности, границы которого еще при советской власти были закреплены актами на бумаге и реперами на местности. Нам все это с презрением «завернули» тетеньки в регистрационной палате и сказали, что у нас нет лицензии и мы не можем эту работу выполнять, а чертежи и топосъемку имеют право делать только БТИ и его лицензированные организации. Плевать им на наши инженерные дипломы и опыт. А сколько мы объектов на космодромах и аэродромах «разбили», те «посадили» на местности по теодолиту и нивелиру и по привязке к звездам с точностью до сантиметра и без всяких лицензий… Не имеем права, и все. Оказывается этим ведает какая-то служба, у которой есть полномочия давать такое право То есть право зарабатывать на чертежах, которые может сделать ученик первого, ну скажем, третьего класса начальной школы. Значит, лицензия есть право получать деньги. Все ясно.

    И я вспомнил, как в ГТУ ГКЭС (Главном техническом управлении Государственною комитета по экономическим связям) мы и зарабатывали для бюджета СССР передавая социалистическим и просто дружественным странам право на производство отдельных образцов вооружения и военной техники и целых боевых комплексов.

    После победы над фашизмом в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг идея избавиться от колониализма и проклятою капитализма (проклятого с точки зрения трудового народа а не ростовщических и олигархических органов «паразитирующих на насильственном присвоении результатов чужого труда», согласно классической формулировке К. Маркса) охватила многие страны. И они, естественно, должны были вооружаться для обороны от современных «антант». Тогда Советский Союз со своим огромным оборонным потенциалом стал поставщиком оружия для социалистических и развивающихся стран. Одновременно им по мере их возможностей передавались права па собственное производство некоторых образцов нашего вооружения и военной техники, чтобы переложить бремя работ и расходов на эти страны и разгрузить свои оборонные отрасли для других целей. Право, т. е. лицензия, — это только сотрясение воздуха, а для организации производства требовалась передача конструкторской и технологической документации, know-how и технических условии, поставки сырьевых материалов и комплектующих изделии, спецоборудовання оснастки и инструмента обучение специалистов и конечно же строительство цехов и заводов Вот так и вошла в комплекс военно-технического сотрудничества деятельность по передаче лицензий.

    Мне пришлось, работая в ГП ГКЭС немного пообщаться с В.М.Мясищевым выдающимся авиаконструктором и интереснейшим человеком. Мы были с ним в одной служебной командировке в Индии связанной с передачей лицензии па производство советских истребителей типа МиГ-23 1*. Он вспоминал о своем участии в приобретении в 1930-е гг. лицензии у США на самолет DC-3 и об организации производства его на заводе в г. Москве и затем в г Ташкенте. Три года бригада советских авиаинженеров работала в США по переводу всей чертежно-конструкторской и технологической документации из дюймовой размерности в метрическую и с английского языка на русский. В конце концов четыре железнодорожных вагона этой документации прибыли на завод в СССР. Потом этот самолет у нас выпускался под маркой Ли-2 (по имени главного инженера завода Лисунова который сменил Мясищева, отозванного на другую срочную работу, но это уже другая история) Так что передача и получение лицензии на производство техники — дело весьма серьезное и хлопотное.

    Когда в 1968 г функции передачи лицензий и организации производства советских образцов вооружения были возложены на только что образованное ГТУ ГКЭС, это не означало, что до ГТУ такого вида военно-технического сотрудничества не существовало Существовало, да еще как!

    В 1946 г. в нашем маленьком стареньком доме на Плющихе в коммуналке жил дядя Петя, инженер. Работал он па «почтовом ящике», ходил в сырых армейских брюках и сапогах, зимой в телогрейке как и вся страна. Потом вдруг исчез, уехал вместе с семы и и вернулся через год этаким франтом, в коверкотовом плаще, в фетровой шляпе и модных ботинках Почему-то соседи с некоторой завистью стали его звать за глаза дяди Петя-китаец. Я вспомнил этот эпизод, когда в ГТУ пришлось искать и изучать архивы военно-технического сотрудничества и из них я узнал что в 1945 г. советское правительство приняло решение о передаче Китаю лицензий производство большого количества образцов вооружения, испытанного в боях Великой Отечественной войны. Вряд ли стоит перечислять все наименования, но там было все стрелковое оружие, артиллерийские системы, танки Т-34-85, конечно, все виды боеприпасов и даже корабли и подводные лодки, я не нашел только самолетов. Правда, мои коллеги по службе в ГТУ подсказали, что несколько позднее передавалась лицензия на МиГ-15 и даже была подготовлена соответствующая конструкторская документация на МиГ-21, но по политическим разногласиям (вспомним Остров Даманский) была остановлена в дороге и возвращена на наш завод.

    Мне не пришлось узнать, на каких коммерческих условиях это делалось, да это и не важно сейчас, по в архивной справке было сказано, что с помощью СССР в Китае было построено около 700 заводов Дядя Петя и много других советских специалистов (с нашими чертежами, образцами, документацией, инструментом и т. п.) в Китае работали. Я думаю, что они трудились вместе с китайцами в режиме военного времени: именно так в СССР эвакуированные с запада па Восток заводы возводились и начинали выпускать продукцию через 3–6 месяцев после начала строительства.

    В 1978 г. ГТУ обнаружило, что часть из переданных Китаю лицензий попала во Вьетнам вернее, Социалистическую Республику Вьетнам (СРВ) и китайцы помогли соседям построить девять заводов на севере страны, па которых выпускались ручные противотанковые гранатометы РПГ-2, батальонные 82-мм минометы, боеприпасы к этим видам оружия, патроны и пиротехнические средства. В 1978 г. братья-соседи поссорились, и тогда СССР оказал помощь оборонной промышленности СРВ. Через ГТУ поставлялись сырьевые материалы, передавались новые технологии и лицензии на новые образцы, в частности, на знаменитый РПГ-7 и боеприпасы к нему. Ну и никаких разговоров о стоимости лицензии, только стоимость чертежей и другой документации, материалов и комплектующих и, конечно, работы наших специалистов. И не надо делать поспешных «кухонных» выводов, что безвозмездно отдавали свое чужим.

    Во-первых, не чужим, а тем, кто боролся с врагом СССР — международным империализмом — и своей кровью доказал умение это делать, а во-вторых организовывалось производство образцов вооружения которые в СССР заменялись на новые. Да и документацию не надо было переводить с русского: тогда многие вьетнамские военные, да и гражданские специалисты знали русский язык. На русском же языке передавалась документация по лицензиям Польше нa вертолет Ми 2 и самолет Aн 2), Болгарии (на тягач-бронетрапспортер МТ-ЛБ, на роторные линии для патронного производства), Чехословакии (на учебные самолеты УТИ МиГ-15 танки Т-54/55/72 и боеприпасы), Югосла вии (на Т-72). Кстати говоря, все социалистические страны самостоятельно производили все виды боеприпасов к стрелковому оружию, принятому на вооружение в соответствии с Варшавским Договором, т. е. к советскому, и лицензии на это были переданы на условиях Варшавского Договора. По пунктам того же Договора была организована и кооперация производства. Например Болгария выпускала МТ-ЛБ для всех соцстран, Польша также должна была собирать вертолеты и самолеты, Чехословакия производила для всех соцстран учебный реактивный истребитель Л-29 с советским двигателем.

    А вот Ливии, Сирии, Ираку, Египту и Индии и сама лицензия, и вся техническая документация для производства передавались за плату, так же за плату поставлялись оборудование и оснастка для заводов, а затем — сырьевые материалы и комплектующие.

    1* Индии последовательно передавыались лицензии на производство самолетов серии МиГ-21, МиГ- 23 и МиГ-27, далее меня уже не было к ГТУ, и потом не стало и самого ГТУ.


    Советская делегация, участвующая в подписании межправительственного соглашения по OTC Индии в организации лицензионного производства советских боеприпасов. В центре — заместитель Министра машиностроения СССР Г.Н. Абаимов (глава делегации), четвертый справа — заместитель начальника ГТУ ГКЭС генерал-майор Ю.П. Прищепо. Дели, 1984 г.


    Министр судостроительной промышленности СССР И.С. Белоусов подписывает протокол о вопросах оказания технического содействия Индии в строительстве по советской лицензии ряда военных кораблей, включая АПЯ Дели, май 1983 г.


    Министр судостроительной промышленности СССР И.С. Белоусов после подписания соглашения по OTC Индии в строительстве по советской лицензии ряда военных кораблей Крайний справа — заместитель начальника ГТУ ГКЭС генерал- майор Ю.П. Прищепо. Дели, май 1983 г.

    Цена лицензии — это постоянный предмет отдельных научных и околонаучных толкований. Конечно же, эго была не только военная, но и коммерческая тайна Эта цена зависела от объема сопровождающей помощи и от количества выпускаемых изделий, на которые лицензия передается, а главное — от объема самой передаваемой на производство продукции.


    Делегация представителем оборонных отраслей советской промышленности во главе с заместителем начальника ГТУ ГКЭС генерал- майором Ю.П. Прищепо (третий справа) на одном из вьетнамских предприятии, где производились по советской лицензии боеприпасы. Вьетнам, 1981 г.


    Завод по производству по советской лицензии боеприпасов, включая минометные выстрелы, гранаты и инженерные мины. В центре — генерал-майор Ю.П. Прищепо. Вьетнам, 1981 г.


    Китайский F-6 ВВС Пакистана — модификация истребителя МиГ-19С.


    Вариация на тему советского МиГ-21Ф-13 — экспортный истребитель F-7P китайского производства для ВВС Пакистана.


    Китайские дальние бомбардировщики Н-6 — лицензионный вариант советского Ту-16.


    Поясняю с исторической точки зрения. В тогдашнем советском ГКЭСе для инженерно-технического состава регулярно проводились закрытие лекции- занятия, на которых сотрудники МИДа или лекторы ЦК КПСС делали политические или экономические обзоры по состоянию мировой системы на соответствующий конкретный период времени. На одной из таких лекций был обзор промышленного развития капстран по сравнению с соцстранами. Много приводилось интересных сопоставлений, тогда уже говорилось о кооперации европейских стран, которые не могли сами полностью выпускать все необходимое на своих заводах и вынуждены были организовывать разделение труда по выпуску сложных образцов современной техники (например как сейчас «Эрбас») И только две страны в мире СССР и США — могли независимо производить все виды современных изделий. Акцент был сделан на авиацию как наиболее сложную и высокотехнологичную технику. Самолеты строились и в Англии, и в Италии, но авионику для них покупали в США и т. п. СССР гото-

    вил все виды комплектующих для своих самолетов сам, на своих заводах, в своих КБ при достаточно четком планировании этого процесса Госпланом СССР.

    В прошлом году «на правительстве», которое специально транслируется на ТВ (зачем этот спектакль играется, не очень понятно), обсуждался вопрос о возрождении авиапрома в России. Выступал министр промышленности и энергетики с лозунгом воссоздать авиапром в России в ближайшие два года, а Председатель Правительства спросил его не без подвоха, как ему удастся наладить работу 400 заводов, которые при советском государстве производили все необходимое для изготовления и оснащения самолетов, тем более часть этих заводов уже за рубежами России.

    Итак, только СССР и США могли делать у себя все. Поэтому при передаче лицензии Индии на самолет типа МиГ учитывалось, что эта страна не сможет производить все самостоятельно, а только около 60 % от комплектации самолета. Остальные 40 % поставляются из СССР на весь период производства конкретного количества самолетов. С учетом всех этих факторов, известных и нам, и покупателям, определялась договорная цена лицензии. И эта цена материализовалась в стоимости конструкторской и технологической документации изделия, лицензия па которое передавалась. Конечно, в расчетах применялся и элемент «роялти» 2*, но при заранее определенных и контролируемых количествах производимых изделии это был просто способ увеличения стоимости самой лицензии.

    Сейчас много разговоров об интеллектуальной собственности, о контрафактной продукции, об авторских правах па изобретения и т. н. Все это элементы обустройства рыночных отношений, которые в то старое время при передаче лицензий дружественным странам вряд ли имели какое-либо значение. Во-первых, потому, что вся интеллектуальная собственность СССР не была частной, а являлась государственной, а во-вторых, покупатель лицензии орался за производство оружия по двум причинам — быть независимым от поставщика оружия и поднять свой политико-экономический статус и, кроме того, попытаться сделать его дешевле, чем продает поставщик. Причем это второе условие редко имело значимость.

    2* Роялти — дословно «доли короля». Плата, за которую владелец торговой марки передает партнеру производственные/маркетинговые знания и права на использование торговой марки.


    На встрече с заместителем Министра обороны СРВ генерал-полковником Фун Хе Таем Ханой, 1981 г.


    Китайский плавающий танк Тип 63, созданный на основе советского ПТ-76Б


    Китайский средний танк Тип 59 армии Ирака, ставший трофеем американских войск в 2003 г.


    Помнится, как велись переговоры с Ираком о передаче лицензии и организации производства танка Т-72. Как всегда, группа специалистов Госплана, Миноборонпрома и его заводов ГТУ и других организаций выехала в Ирак для изучения производственной базы страны, которую можно было бы использовать для выпуска танка, его комплектующих узлов и элементов и его оружия. Конечно же, Нижнетагильского комплекса в Ираке не оказалось, с металлургией тоже было туго, но нашелся танкоремонтный завод построенный с помощью СССР (объект ГТУ), на котором при соответствующем доооборудовании можно было бы организовать «отверточное» производство. То есть танк готовится на нашем заводе, испытывается, разбирается на крупные узлы и направляется в Ирак, а там он вновь собирается и выпускается как собственная продукция. Кстати, такой метод применялся и при передаче лицензии на производство самолетов в Индии там первые два-три самолета именно так и поставлялись. И на этих первых образцах осуществлялись работа индийских цехов по окончательной сборке, испытаниям (включая и летные испытания), приемка ОТК, военпредами и передача в ВВС Индии.

    А на последующих стадиях детализация измельчалась, и на конечном этапе производство отлаживалось па базе сырьевых материалов (но не следует забывать, что это касалось только 50–60 % комплектации самолетов).

    Но вернемся в Ирак. На переговорах у замминистра обороны Ирака генерала Джавада (он же министр оборонной промышленности Ирака) обстановка была напряженной, мы больше склоняли иракскую сторону на покупку танков в СССР. Почувствовав такой настрой, Джанад отозвал главу советской делегации в отдельное помещение и разъяснил, что для Ирака важно положительное решение и озвучивание факта организации собственного выпуска танков чтобы его тогдашние противники (Иран и Турция) знали об этом 3*. Он предложил 200 млн. долл. авансом за передачу лицензии и документации и согласился на «отверточное» производство на танкоремонтном заводе в Таджуре. Так что это была политическая передача лицензии. Оценить экономическую стоимость этой политической лицензии очень просто для тех кто помнит, по какой цене поставлялись в те времена за рубеж танки Т-72

    3* Серийное произваодство танков Т 72 в Ираке организовано не было из-за международных санкции после событий 1990 г.


    Подписание межправительственного соглашения с Египтом по оказанию технического содействия в организации лицензионного производства советской авиатехники, включая МиГ-21МФ С совескои стороны подписывает соглашение заместитель председателя ГКЭС генерал полковник Г.С. Сидорович. Присутствуют заместитель Министра авиационной промышленности СССР А В. Минаев (строи крайнии слева) и начальник отдела ГТУ ГКЭС полковник Ю.П. Прищепо (строит четвертый справа). Каир, 1972 г.


    Болгарская БМП-23 была разработана на основе узлов и агрегатов тягача МТ-ЛБ и шасси 2С1 «Гвоздика».


    A вот КНДР показал пример контрафактного производства советских образцов. Я надеюсь, многие сотрудники ГТУ помнят внутреннюю политику и практику правительства и компартии КНДР об опоре на собственные' силы, так называемую теорию «чучхе». В этой теории что-то важное для сохранения достоинства страны есть и сейчас. Но тогда корейцы без всякого «права», т. е. лицензии смогли организовать на своих заводах производство советского автомата АК-74, более того, они стали продавать его в те же страны в которые традиционно шли поставки из СССР но значительно дешевле. Наша бравада о том, что советский автомат- лучше, ствольная сталь выдерживает большее количество выстрелов и потому он обеспечивает точность на большую дистанцию, отсекалась очень просто автомат есть оружие ближнего быстротечного боя потому решающим фактором для покупателя становится его цена.

    В преамбуле федерального закона ФЗ 91 о порядке проведения торгов, тендеров и аукционов при закупках и работах за счет средств федерального бюджета, введенного в действие с 1 января 2006 г., сказано, что этот закон направлен на развитие «добросовестной конкуренции». Между тем само слово «конкуренция» при правильном переводе на русский язык означает «война». Вернемся к воспоминаниям В. М. Мясищева. В свое время в период, когда уже началась «холодная война» после Второй мировой, в СССР попали два или три американских бомбардировщика В-29 «Суперфортресс». Эти самолеты совершили «вынужденную посадку» (или были посажены принудительно) на нашем Дальнем Востоке но Мясищев об этом умолчал. Зато он рассказал, как товарищ М.В. Сталин вызвал к себе товарища А. Н. Туполева (Мясищев тогда работал в его КБ) и приказал скопировать этот самолет, причем запретил вносить какие бы то ни было изменения. Что, кстати, очень обидело Мясищева, который вводил много принципиальных новшеств в авиаконструирование (например он первый применил в своих самолетах переднюю носовую стойку и др.). Туполев четко выполнил задание вождя, и бомбардировщик под обозначением Ту-4 начал строиться на наших советских заводах в кратчайшие сроки, преодолев временной барьер конструирования за нулевое время. Контрафактная продукция, не так ли?

    Но в войне и в любви все средства хороши (All is fear in love and war), хотя война и была «холодной» А вот любовь холодной не бывает. И Куба — «любовь моя» (слова из песни) — получила через ГТУ лицензии от советского правительства на выпуск автоматов АКМ и патронов к нему, и, кроме того, Кубе была оказана техническая помощь в строительстве заводов для этого Производства. Это был хорошим пинок империализму и вряд ли стоит говорить в этом случае о стоимости лицензии. Ее политическое значение было очень высоко, хотя сами заводы строились на условиях предоставления Кубе кредита.

    Высокая цена той лицензии окупилась коммерчески только в 2006 г, когда Венесуэла восстала против засилья американских олигархов в ее нефтедобывающей отрасли Новый народный президент Венесуэлы подписал с российским правительством соглашение о передаче этой стране лицензии на производство автоматов типа «Калашников» (серии AK-100) — «самого лучшего автомата в мире». И сделано это было не без влияния примера Фиделя Кастро Стоимость этой сделки если судить по информации в СМИ, учитывала и коммерческую выгоду для России. Интересно, какая российская фирма или корпорация будет организовывать и осуществлять этот вид ВТС Раньше это был бы объект ГТУ совместно с могучим генпоставщиком- Минборонпромом. Отметим еще один организационно-политический оттенок, имеющий место в ГТУ при работе с лицензиями. Почему даже достаточно развитые в научном смысле страны с мощной, но капиталистической промышленностью, такие как Индия, обращались за лицензиями в СССР? Уже в середине 1980-х гг. в Индию выезжала большая группа советских специалистов от АН СССР Минсудпрома Минсредмаша и конечно, с представителем ГТУ для рассмотрения возможности организации там производства АПЛ по советской лицензии (по просьбе правительства Индии). К тому времени индусы уже освоили производство по советским лицензиям самых современных образцов вооружения — самолетов (от МиГ-21 до МиГ-27) танков Т-72 БМП, кораблей и др. Конечно же, не без отрыва от ГТУ, которое было обязано поставлять для этого производства комплектующие изделия сырьевые материалы и командировать специалистов отвечать за сроки поставок под планы-графики производства, выбивать из Госплана и Госснаба дефицитные фонды и улаживать возникающие на этом поле международные конфликтные ситуации по жалобам наверх от стран-лицензиатов. Естественно с советской стороны в установочных документах на поездку этой группы было указано на необходимость убедить индийскую сторону использовать в АПЛ собственные реакторы, о которых они уже много писали в научной литературе.

    Наша группа посетила целый ряд современных научных центров и судостроительных верфей и убедилась, что с точки зрения уровня научных разработок в области ядерной энергетики индусы вполне могут сами сделать реактор для своей АПЛ. В этом их напористо убеждали специалисты из АН СССР Наверное индийским ученым была приятна такая оценка их интеллектуального уровня. Но, как они заявили, одного научного уровня мало. Нужна еще государственная воля заставить промышленников с их производственными КБ и заводами превратить научные разработки в реальные изделия «Вам, советским, хорошо, — почти жаловались они. — У вас есть


    После переговоров с Индией по вопросу лицензионного производства советских самолетов МиГ, включая МиГ-27. В центре — министр авиационной промышленности СССР И.С. Силаев, крайний слева — заместитель начальника ГТУ ГКЭС генерал-майор Ю.П. Прищепо Дели, 6 мая 1983 г.


    Индийский «лицензионный» МиГ-27 «Бахадур».


    БМП-2 индийского производства.


    Польскии танк PT-91M Twardy (модификация Т-72) поступил на вооружение армии Малайзии.


    Памятная медаль, выпущенная в Ливии в 1985 г в честь пуска в эксплуатацию завода по производству по советским лицензиям стрелкового оружия, включая автоматы Калашникова.


    Памятная медаль, выпущенная в Египте в 1980-х гг. в честь юбилея завода, основанного в 1951 г На нем было освоено серийное производство реактивных снарядов РСЗО, аналогичных советским 9К51 «Град», а также зенитных управляемых ракет ПЗРК (аналоги советских 9М32, арабское название SAKR — «Сокол»).


    Госплан и ВПК которые организуют планируют и финансируют весь процесс — от фундаментальной науки до торжественного спуска АПА на воду». Вот и вся подноготная. А у меня тогда был повод еще раз погордиться страной, которую представляло ГТУ на международном поле лицензионных взаимоотношений в рамках ВТС.

    Интересно, как индийское правительство использовало наше лицензионное сотрудничество для освоения и индустриализации диких районов своей страны. Советские специалисты принимали участие в выборе мест для строительства заводов по производству самолетов МиГ-21, его двигателя и вооружения. Естественно для любого специалиста искать наиболее экономический вариант, поближе к жилым районам, к инженерным сетям и т. п. Так, место для сборочного завода выбрали в г. Насике 4*, не далеко от Бомбея здесь уже строился индийский вариант самолета «Гнат» но английской лицензии и там имелся аэродром с летно-испытательным комплексом который можно было использовать и для самолетов типа МиГ Вооружение (ракеты класса «воздух-воздух») выпускались в г. Бангалоре- центре электронной промышленности Индии. Для авиадвигателей типа Р-11-300 также искали индустриальный район. Но президент Индии приказал возводить двигательный завод в штате Орисса, самом диком регионе Индии, где обитали племена, луками и копьями добывающие себе пропитание в джунглях. Так возник город Корапут. Сейчас это современный город с градообразующим заводом по производству авиационных реактивных двигателей, и весь штат Орисса быстро индустриализовался, изменив экономико-географическое лицо этого региона.

    Огромный объем работ по созданию военных объектов выполняло ГТУ в Ливийской арабской Джамахирии, почти все они строились на условиях генподряда «под ключ». Два крупных производственных комплекса были пущены в эксплуатацию для производства стрелкового оружия (АКМ и ПМ) и патронов к нему по советским лицензиям Лидер Ливии полковник Муамар Каддафи «Crazу Colonel», как его называли американцы, — оказался но таким уж и Crazy. Имея большие государственные доходы от продажи нефти, он направил их на развитие собственной производственной базы в стране, на выпуск продовольствия и товаров первой необходимости, на строительство «великой реки арабов» — водовода в несколько сотен километров из озера Чад в Триполи как будто предвидел политику американского эмбарго. И когда США устроили блокаду Ливии, у страны уже было достаточное самообеспечение. Под эту политику попали и два наших лицензионных проекта. Средств ливийцы не жалели, расплачиваясь с нами своей нефтью, которую Минвнешторг тут же продавал на Запад за чистейшую валюту. В какой-то степени эти два завода обеспечивали и военно-техническую независимость Ливийской Джамахерии (а перевод слова «Джамахерия» — народовластие).

    Это лишь размышления о роли и значении передачи лицензий на производстве ВВТ как для передающего, так и для приобретающего их. Детальную справку о том, сколько лицензий и кому было передано ГТУ ГКЭС СССР, давать, думаю, пока не стоит. Во-первых, может оказаться, что это пока тайна. Во вторых, как отнесутся к этому страны-лицензиаты? Впрочем, архивы еще ждут своих исследователей.

    4* Там же (в Насике) позднее серийно выпускался самолет МиГ-27 под индийским наименованием «Баходур». В настоящее время Россия участвует в модернизации и самолетов МиГ находящихся на вооружении ВВС Индии, а также оказывает техническое содействие в организации лицензионного производства самолетов Су-30МКН.


    Комментарии редакции

    1. В КНР в послевоенное время выпускались по лицензиям при техническом содействии СССР не только советское вооружение и военная техника (ВВТ) времен Второй мировой войны, но и новые образцы послевоенного периода или их китайские аналоги, в том числе-

    Авиационная техника

    Дальний бомбардировщик Ту-16 (китайское обозначение Н-6), фронтовой бомбардировщик Ил-28, учебно тренировочный самолет Як-18, многоцелевой самолет Ан-2, истребители МиГ-17, МиГ-19 (китайское обозначение J-6), МиГ-21Ф-13 (J-7). Производство авиационной техники было организовано на заводах в Шеньяне, а затем и Ченгду.

    С середины 1960-х гг Китай уже без советской помощи, используя образцы техники, которая попадала в Китай разными путями, выпускал различные модификации МиГ-21 (их китайские обозначения J-7I, J-7II, JJ-7, экспортные — «Супер-7» и F-7MG). В настоящее время Россия оказывает техническое содействие в организации лицензионного производства самолетов Су-27СК (китайское обозначение J-11)

    Бронетанковая техника

    Организация производства бронетанковой техники в Китае началась с помощью Советского Союза и по его лицензиям.

    Танк Т-54А выпускался на заводе в г. Бастоу с 1957 по 1987 г. (китайское обозначение Тип 59). В строительстве завода и в запуске танка в серийное производство самое активное участие принимали советские специалисты, и в их числе В. Н. Венедиктов, который работал в танковом КБ Уралвагонзавода, а в 1969–1987 гг был главным конструктором завода.

    Дальнейшие модернизации, выполненные северокитайской промышленной корпорацией NORINCO, привели к созданию танков Тип 69, Тип 79, Тип 80 и Тип 90, которые имеют много общего с танками Уралвагонзавода Кроме того, на базе советских Т-54 и ПТ-76 в Китае были разработаны легкие танки Тип 62 и Тип 63 Китайские бронетранспортеры Тип 55, Тип 56 и Тип 57 являются аналогами, соответственно, советских БТР-40, БТР-152 и БТР-50ПК а БМП WZ 501 (Тип 86) — точной копией советской БМП-1 (была получена предположительно из Египта и изготовлена методом «пиратского» копирования). Нужно заметить, что почти все БТР и БМП, разработанные и выпускающиеся в Китае, имеют много общего в конструкции с аналогичными образцами советской техники


    Китайские ЗРК HQ-2 — дальнейшее развитие отечественного комплекса С-75.


    Артиллерийские и зенитные системы, стрелковое оружие

    152-мм гаубица Д-1 (китайское обозначение Тип 54) 152-мм пушка-гаубица Д-20 (китайское обозначение Тип 60), 130-мм пушка М-46 (Тип 59-1), 122-мм гаубица М-30 и созданная на ее основе самоходная гаубица Тип 51-1 и ее модернизированный вариант Тип 85, реактивные системы залпового огня (РСЗО) БМ-21 (китайское обозначение модернизированных систем — Тип 63 Тип 82, Тип 83), зенитный ракетный комплекс HQ-1 «Хунци-1» (аналог советского ЗРК С-75 «Двина»), пулеметы СГ 43 и СГМ (китайские обозначения соответственно Тип 57 и Тип 63) и многие другие образцы.

    Ракетно-космическая техника

    В августе 1957 г вышел приказ Министерства обороны СССР о передаче Китаю двух образцов баллистической ракеты Р-2, а в соответствии с советско-китайским соглашением от октября 1957 г КНР получила лицензии и техническую документацию на эти изделия, а также другие ракеты различного назначения. В Китай командировали ведущих советских специалистов для оказания технической помощи в организации их производства. Наши специалисты также участвовали в проектировании и строительстве ракетного испытательного полигона и в создании специализированного НИИ С ухудшением советско-китайских отношений в 1960 г советских специалистов выслали Но уже появилась лицензионная копия Р-2 — баллистическая ракета средней дальности «Дун Фэн-1» («Ветер с Востока-1») Ракетно- космическая эра в КНР началась.

    Китай получил также экземпляр БР Р- 5М, послуживший основой для ракеты средней дальности «Дун Фэн-2»

    Боеприпасы

    Китай производил все виды артиллерийских и стрелковых боеприпасов и выполнял их модернизацию часто по советским образцам.

    Китайские ВВТ, аналогичные советским, поставлялись также во многие развивающиеся и другие страны, где часто организовывалось их производство

    2. При техническом содействии Советского Союза по его лицензиям в 1960- 1980-е гг в странах участницах Варшавского Договора в интересах Советской Армии и Военно-Морского Флота и вооруженных сил этих стран, а также на экспорт в третьи страны производились— в Болгарии — 122-мм САУ «Гвоздика»(2С-1), тягачи-транспортеры МТ-ЛБ, машины МТ ЛБУ танковые и артиллерийские тягачи бронетранспортеры, РЛС, радио- и радиотехническое имущество, ПЗРК «Стрела-2», «Стрела-2М» и «Стрела- 3», стрелковое оружие (ПКМ, АКМ и ПМ), патроны калибра 7,62 мм и 9 мм, средства полевой автоматизированной системы управления войсками (ПАСУВ), запасные части к бронетанковой технике и др.;

    — в Венгрии — 82-мм автоматический миномет «Василек» танковые радиостанции и др— в ГДР — ПТРК «Конкурс», мостоукладчики, радио- и радиотехническое имущество авиазапчасти и др, а также выполнялся ремонт самолетов;

    — в Польше — самолеты Ан-2, вертолеты Ми-2, РЛС, ЗРК «Стрела-1», ПЗРК «Стрела-2М», а также комплектующие к танку Т-72 (выполнялась и сборка самих танков) и др.;

    — в Румынии — учебные самолеты Як-52 бронетранспортеры БТР-70, комплектующие к танку Т-72 (и выполнялась их сборка) и др.;

    — в Чехословакии — штурмовики Ил-10 бомбардировщики Ил-28, учебно-тренировочные самолеты УТИ МиГ-15, Як-11, Л-29, Л-31, Л-410, БМП-1 и БМП-2, бронетранспортеры, гранатометы и выстрелы к ним, боеприпасы, стрелковое оружие (пулеметы СГМ), комплектующие к танкам а также сборка танков Т-54, Т-55, Т-72 и их модификаций и др.

    Как правило, для изготовления этих ВВТ комплектующие поставлялись из СССР, что гарантировало их высокое качество и надежность Некоторые соцстраны получили согласие Советского Союза на передачу в третьи страны технической документации на ремонт и производство советских образцов Например, Чехословакия предоставила соответствующую документацию Египту на ремонт танков и производство боеприпасов, Индии — на производство танков Т-34-85 и стрелкового оружия, Ираку — на ремонт бронетанковой техники.

    В этот период в социалистических и других дружественных Советскому Союзу странах лицензионное выполнение работ по изготовлению, модернизации и ремонту военной техники как правило, всегда согласовывалось с СССР. Это обеспечивало высокое качество и безопасность эксплуатации ВВТ советских образцов.

    С распадом Варшавского Договора, а также СССР, Югославии и Чехословакии начался массовый и зачастую «пиратский» выпуск отечественных ВВТ во многих странах Центральной и Восточной Европы, отдельных государств СНГ, вышедших на мировой рынок оружия с аналогичной продукцией (контрафактные ВВТ), а также развернулись «пиратские» ремонт и модернизация этой техники.

    Все это не только наносит ущерб престижу знаменитых отечественных оружейных марок, но и приносит многомиллиардные убытки России, как прямые, так и косвенные, в виде так называемой «упущенной выгоды». Как правильно и метко сказал недавно выдающийся оружейник М Т. Калашников, «Все это обычное воровство».

    Меры, принимаемые в настоящее время Правительством РФ для защиты интересов отечественных производителей ВВТ, носят скорее декларативный характер и не приносят требуемых результатов так как сталкиваются с ожесточенным противодействием ряда государств в разрешении проблемы «черного» рынка вооружений и услуг в военной области, с так называемым «двойным стандартам» в подходах.

    В ряде стран с середины 1980-х гг. было освоено производство отдельных образцов советской военной техники и вооружения а некоторые из них выпускаются и в настоящее время


    Югославский танк М 84 (лицензионная версия советского Т-72) армии Кувейта, 1991 г.


    Индийский танкТ-72М1 Аджая.


    В Польше на комбинате «Бумар-Лабеды» изготавливали танки модификаций Т- 72М, Т-72М1 и Т-72М1К (затем приступили к выпуску среднего танка РТ-91 «Тварды», созданного на базе Т-72), БМП-1 (польское обозначение BWP Puma и BWP-1 с башней Е8), 5,56-мм автоматы Kbk wz 96 BERIL (мо дернизированный АК-74М), усовершенствованный ЗРК С-125 «Печора».

    В Чехословакии (затем в Чехии) — РСЗО РМ-70 и РМ-70/85. БМП BVP-2 (аналог отечественной БМП-2).

    В Словакии — танки T-72M-1VEGA и Т-72М2 Moderna (на заводах ZTS в Дубни це и Мартине), модернизированные БМП-1 и БТР Cobra-M (совместно с Россией и Белоруссией), реактивные снаряды Krisna-R и Krisna-S (аналог отечественных реактивных снарядов к РСЗО «Град»).

    Кстати, сегодня Словакия показывает пример многим странам во взаимовыгодном сотрудничестве с Россией в области создания и экспорта ВВТ.

    В Чехии — танки М72 М4 CZ.

    В Румынии — РСЗО APR-21 и Awora, БМП MLI-84 (собственная модификация советской БМП-1), танк ТР-125 (аналог советского Т-72, выпускается на заводе Romanian state factorias).

    В Болгарии — БМП-23 и БМП-30 (на основе узлов и агрегатов тягача МТ-ЛБ и шасси 2С1 «Гвоздика») на заводе в г. Нервен Бряг, стрелковое оружие — автоматы Калашникова, массовый выпуск которых болгарская фирма «Арсенал» организовала не только у себя на родине в г Казанлыке, но даже (фактически «контрабандно») в США.

    В Югославии — танк М-84 (аналог советского Т-72).

    В Хорватии — танк Degman (аналог советского Т-72).

    В КНДР — РСЗО БМ-21 (аналог советских РСЗО) танк Т 62 (модернизированный советский Т-62).

    При технической помощи многих стран — бывших участниц Варшавского Договора, а также Китая выпускались аналоги советских ВВТ.

    В Иране — РСЗО HADID и египетские SAKR-36, а также собственные модернизированные реактивные снаряды ARASH и FODSR.

    В Египте — РСЗО PR-111 (по типу советской 9П132) и ее трехствольный вариант PRL-113,30-ствольная система SAKR 36 на японском автомобиле Isuzu, а также пулемет «Асуан» (аналог советского СГМ).

    В Индии для ЗРК — ракета Akash (аналог советской ЗМ9).

    В настоящее время в Индии производится крылатая ракета «Брамос» (сокращение от названий рек Брахмапутра и Москва) совместной российско-индийской разработки.

    3. В Сирии (г. Алеппо) и в Ираке (около Багдада) при техническом содействии Советского Союза были построены заводы, на которых было организовано по советской лицензии производство артиллерийских боеприпасов различных калибров и типов для артиллерийских систем и танков.

    В Индии при техническом содействии Советского Союза на заводах в городах Нагпур, Чанда Джагдалпур и Пуна был организован по лицензии выпуск широкой номенклатуры боеприпасов для советских артиллерийских систем и танков. В г Авади с середины 1980-х гг на заводе, где раньше строились танки по английской лицензии было организовано производство танка Т-72М1 (индийское название «Аджая») и в настоящее время ведутся совместно с Россией переговоры о выпуске варианта танка Т-9 °C.

    В 1990-е гг. Ирану передана лицензия и техническая документация на производство танка Т-72С (с динамической защитой и комплексом управляемого вооружения)


    Подготовил к печати М. Усов


    Литература

    1 Баргатинов В А Крылья России — М. ЭКСПО, 2005.

    2 Боевые машины Уралвагонзавода. Танк Т-72. Нижний Тагил. — Издательский дом «Медиа-Принт«, 2004.

    3. Военно-техническое сотрудничество с иностранными государствами — 50 лет 2003

    4 Всемирная история артиллерии — М., Вече 2002

    5. Минаев А В Советская военная мощь от Сталина до Горбачева. — М изд. «Военный парад» 1999

    6 Федосееве Л Боевые машины пехоты. — М., АСТ-«Астрель», 2001

    7 ШунковВН Танки — Минск «Попурри», 2003

    8 Энциклопедия танков — Минск «Харвест», 1999

    9 Якубович Н. В МиГ-21 истребитель — М, ACT 2001

    10 Техника и вооружение//2003 № 14 6, 10 2004 № 11, 12 2005 № 2 5. 12 2006, № 5

    Комплексная защита бронетанковой техники. Украинский подход

    А Тарасенко, независимый экспорт.

    Использованы фото и рисунки автора, а также материалы рекламных проспектов БЦКТ «Микротек». 3D-модель Кима.


    Требования, выдвигаемые к танкам на конкретном историческом этапе, постоянно меняются в зависимости от структуры и способа применения сухопутных войск и вооруженных сил в целом. Особенно актуально это в наши дни, когда происходит переоценка роли и задач танков на поле боя. Необходимое обеспечение защищенности бронетанковой техники от стремительно развивающихся противотанковых средств возможно только при комплексном рассмотрении всех вопросов защиты, при этом приоритет будет за использованием активных средств противодействия и защиты и применением средств снижения заметности.

    Выживание основных боевых танков, и вообще боевых бронированных машин, по мнению большинства специалистов, имеет следующие аспекты:

    — избежание обнаружения и попадания;

    — если произошло попадание, избежание пробития брони;

    — в случае пробития брони избежание катастрофического повреждения машины и экипажа.

    То есть, как мы видим, живучесть — это не только мощная броня, но и комплекс решений, в том числе и компоновочных, обеспечивающих выживание танка и его экипажа на насыщенном противотанковыми средствами современном поле боя.

    Всем известны опередившие свое время отечественные комплексы активной, динамической и оптико-электронной защиты — «Дрозд», «Контакт-5», «Штора». Но время не стоит на месте, и конструкторы продолжают разработку более совершенных систем, которые обеспечат адекватный ответ новым угрозам танкам на современном поле боя.

    В данной статье будет проведен краткий обзор последних достижений в области защиты ББМ украинских, российских и зарубежных танкостроителей, а также их сравнение.


    Спектр мер неуязвимости танка от разведки, обнаружения, попадания, пробития и повреждения:

    1 — маскировка (тепловая сигнатура и радиолокационная сигнатура, архитектура образца) 2 — КОЭП многоспектральная дымовая завеса устройство постановки помех; 3 — КАЗ 4 — броня (динамическая, многослойная комбинированная); 5 — быстродействующее противопожарное оборудование подбои


    Первая проблема т. е. избежание обнаружения, связана главным образом с силуэтом машины общей видимостью и заметностью как в видимом спектре, так и в ПК — области и радиолокационном спектре частот. В видимом спектре применяется специальней деформирующая окраска маскирующее покрытие, архитектура образца, снижающая эффективную поверхность рассеяния (ЭПР) тепловое экранирование крыши силового отделения и ходовой части. Эти меры способны дать удовлетворительные результаты в отношении обнаружения по ИК-излучению и радиолокационного обнаружения и соответственно значительно уменьшить дальности и вероятности обнаружения танка средствами разведки и наведения и головками самонаведения высокоточных боеприпасов Избежание попадания является главным образом функцией физических габаритов машины и ее высокой подвижности К системам, которые препятствуют осуществить поражение танка относятся комплексы оптико-электронного противодействия (КОЭП) и системы не допускающие лазерного дальнометрирования и целеуказания наряду с комплексами активной защиты (КАЗ), воздействующими непосредственно на атакующее противотанковое средство (ПТС).

    Кроме этого на и избежание попадания оказывает также большое влияние соответствующая тактика использования рельефа местности для маскировки передвижения машины.

    Для обеспечения непробития в настоящее время имеется очень много различных типов комбинированной брони. Также высокий уровень дополнительной защиты тапка обеспечивается комплексами динамической защиты.

    Однако полностью гарантировать непробитие танка даже в максимально защищенных зонах лобового бронирования нельзя Бронирование любого танка является комплексом компромиссов и наряду с зонами максимальной защиты содержит довольно большой процент ослабленных зон которые неизбежны в рамках существующей классической компоновки Традиционно основные тапки имеют максимальную защиту в диапазоне курсовых углов ± 30°, что обусловлено опытом предыдущих военных конфликтов.

    В последние десятилетия значительно и вменились ситуации боевого применения основных танков в не типичных для них условиях (город, горная местность и пр.), обусловленных участившимися конфликтами малой интенсивности миротворческими операциями. Эти ситуации характеризуются применением ПТГ по наименее защищенным участкам тапка — бортам, кормовой части и крыше. Однако защита этих участков от наиболее распространенных ПТГ является очень сложной задачей, которая влечет за собой значительный рост массогабаритных характеристик тапка. Защита же от наиболее современных и перс нективных ПТС с тандемными кумулятивными боевыми частями (в том числе атакующими танк сверху и на пролете) представляется трудноосуществимой Поэтому важнейшим компонентом, обеспечивающим выживание танка на современном поле боя, является комплексное применение средств активной (КАЗ) и динамической защиты (ДЗ).

    Не менее важно избежать катастрофических повреждении танка и гибели экипажа при пробитии. Это достается комплексом решений, в том числе и компоновочных, способствующих выживанию танка и смерть экипажа в случае, если основная броня все же была пробита.

    Эго такие меры, как установка противоосколочного подбоя, локализующего и частично задерживающего осколочный поток использование быстродействующих систем пожаротушения с оптико-электронными и термодатчиками Такие системы обеспечивают срабатывание датчиков за 10 мс и задействование баллонов с огнегасящей смесью за 100 мс Кроме того, защита может осуществляться размещением боекомплекта в огнестойких защитных контейнерах и индивидуальными средствами защиты экипажа, такими как огнестойкие комбинезоны, защитные жилеты и шлемы и т. п.


    Средства снижения заметности

    Только традиционные способы не могут обеспечит i> защиту танков от высокоточного оружия. Интенсивное развитие высокоточных средств поражения относит фактор защищенности объектов вооружении к числу ключевых проблем, определяющих дальнейшее развитие военной техники Тем более что особенностью применения современных средств поражения является их возможность поражать бронетанковую технику практически по всей глубине оперативно-тактического построения войск, составляющей до 300 км, независимо от времени суток и погодных условий.

    Такое положение требует наряду с совершенствованием бронирования, активной и динамической защиты и других способов, которые значительно за труднят возможность разведки, обнаружения и наведения ВТО. Уязвимой частью ВТО является его система выделения сигналов от цели из сигналов от фоновой поверхности (земли). Сейчас это достигается на пределе возможного. Величина помеховых отражении и из лучении соизмерима с величиной сигналов от цели. Даже незначительное снижение теплового излучения, радиолокационного отражения и радиотеплового контраста танка ведет к резкому снижению вероятности обнаружения и захвата его головками самонаведения ВТО и соответственно, к неэффективности использования ВТО по защищенным от обнаружения танкам.

    С этой целью украинскими разработчиками — Харьковским национальным университетом им Каразина и Институтом автоматизированных систем, севастопольским предприятием «Современные волоконные материалы» — была создана маскировочная конструкция для защиты военной техники «Контраст».

    В 2002 г. конструкция прошла государственные испытания на танке Т-84 а также на других образцах военной техники. Выполненные в ходе испытаний замеры показали, что маскировочные конструкции «Контраст» позволяют уменьшить дальность захвата цели средствами высокоточного оружия в 9 раз. В частности, было установлено, что танк Т-84, оснащенный маскировочной сетью «Контраст», не распознается с помощью средств визуального наблюдения с расстояния более 500 м. Испытания подтвердили что «Контраст» позволяет значительно снизить заметность ВВТ в инфракрасном, радиотепловом и радиолокационном диапазонах и может применяться для подвижных объектов вооружении и военной техники. Комплект устойчив к воздействию горюче-смазочных материалов.

    По результатам госиспытаний Министерство обороны Украины приняло комплект маскировочной конструкции «Контраст» на вооружение ВС Украины. Комплект характеризует низкая себестоимость и технологичность производства.

    Вопрос снижения заметности требует комплексного подхода нa уровне проектирования образца. Специалисты ХКБМ им О.О. Морозова изменили методику проектирования образцов бронетанковой техники с учетом снижения их заметности. На танках разработки ХКБМ реализованы следующие средства снижения заметности: тепловое экранирование крыши силового отделения и ходовой части вентиляция крыши силового отделения, улучшенная архитектура образца, уменьшающая эффективную поверхность рассеяния (ЭПР), специальное покрытие, снижающие радиолокационную заметность. Наряду с этим танк может комплектоваться многоспектральной маскировочной сетью «Контраст».

    В основу действия маскировочной конструкции «Контраст» положен принцип одновременного поглощения, направленного отражения и диффузионного рассеивания электромагнитных волн. Использование различных типов материалов, каждый из которых обладает одним из перечисленных свойств, позволило обеспечить защиту объекта одновременно от всего спектра средств обнаружения.

    Многоспектральная маскировочная сеть обладает рядом преимуществ перед комплексами типа «Накидка». В части визуальной маскировки возможности у сети выше, поскольку у нее неровная поверхностная структура, близкая к структуре листвы или друой фоновой поверхности, кроме того свойства многоспектральной маскировочной сети сохраняются и при намокании, что не характерно для «Накидки». По части маскировки в РЛ- и ИК-диапазоне комплексы имеют примерно равные показатели. Оба комплекса обладают своими сильными и слабыми сторонами, обусловленными теми приоритетами, которые разработчики выделяли как основные.

    Параметры комплекта «Контраст» КМС

    Видимая область Снижает дальность обнаружения на 30 %.

    Нижний инфракрасный диапазон Снижает дальность обнаружения на 30 %.

    Термическии инфракрасный диапазон Снижает заметность на 3–5 дБ в диапазоне 3-14 мкм.

    Коэффициент затухания сигналов РЛС В диапазоне 10-75ГГц снижает коэффициент отражения на 8-14 дБ


    Комплексы оптико-электронного противодействия (КОЭП)

    Впервые в мировом танкостроении на серийных отечественных танка Т-80УК (1987) и Т-90 были установлены КОЭП ТШУ-1-7 «Штора-1». Комплекс «Штора» обеспечивает предупреждение экипажа о лазерном облученнии танка и обеспечивает защиту от ПТУР с ИК-координаторам и (типа «Тоу», «Милан», «Хот», «Дракон» и др.) путем постановки активных помех а также от комплексов с лазе рнымн головками с пассив ным самонаведением, таких как управляемый снаряд «Коперхед», КУВ «Лахат», ПТУ Р «Хеллфайр» и др. путем постановки многоспектральных аэрозольных завес, нейтрализующих лазерное излучение.

    Комплекс также позволяет осуществлять быстрый поиск атакующего ПТС нe только с целью пaссивной защиты завесой, но для его подавления огнем из собственного оружия После определения направления на лазерный излучатель комплекс обеспечивает оповещение оператора и по его команде разворот прицела в направлении облучения до совмещения его линии визирования с направлением на излучатель.

    Однако сейчас этот комплекс не может отвечать всем поставленным задачам, так как спектральный диапазон длин волн применяемый в настоящее время в дальномерах, изменился (лазеры на эрбии и неодиме с романовским сдвигом, лазеры на двуокиси углерода).

    Украинские специалисты предложили усовершенствованный комплекс, оптические элементы которого выполнены на основе селенида цинка (ZnSe) В состав комплекса входят координатно-чувствительные фотоприемники детекторных головок, обеспечивающие достаточную чувствительность в широком спектральном диапазона длин волн 0,6-14 мкм. Это обусловлено оптической прозрачностью линз на основе селенида цинка в данном рабочем диапазоне.

    Для оснащения повой и модернизированной бронетанковой техники разработаны комплексы «Стража» и «Колос». Их основу составляют точная и грубая головки обнаружения факта лазерного облучения в комплекте с прожекторами-постановщиками помех и системой постановки многоспектральной аэрозольной завесы. Эти датчики также применяются в составе корабельных комплексов оптико-электронного подавления «Гюрза» и «Сова».

    Комплекс обеспечивает обнаружение лазерного облучения танка в пределах 360 гр. в горизонтальной плоскости и 20 гр. в вертикальной. Точность определения направления на источник облучения передними (точными) приемниками составляет не менее головки Згр. 27 мин. в секторе 90 гр… Две точные головки установлены в передней части крыши башни, а две грубые головки — в ее кормовой части.

    Однако стоит отметить, что ни один из принятых на данный момент на вооружение комплексов по обеспечивает обнаружение и противодействие пассивным ИК-ГСН ПТРК типа «Джавелин», «Спайк», «Гермес» и т. п.).

    Возможным вариантом преодоления этого недостатка может быть внедрение датчиков ультрафиолетового излучения, которые могут эффективно использоваться в наземной обстановке (подобные датчики уже применяются на транспортных самолетах и вертолетах для предупреждения экипажей о приближении ракет путем обнаружения следов их ракетных двигателей). Так как ультрафиолетовое излучение ракетных двигателей находится в так называемой области «ослепления солнцем» спектра электромагнитных волн, где нет фонового излучения, то, следовательно, УФ-излучение может быть обнаружено при отсутствии мешающих отражений от земной поверхности и наземных предметов, которые служат помехой ИК-датчикам и РЛС.

    Подобные датчики планируется включить в состав комплекса MUSS фирмы EADS в дополнение к датчикам обнаружения факта лазерного облучения для обеспечения ее пассивной системой ультрафиолетового отображения, способной обнаруживать с угловой разрешающей способностью ±2,5е пуски или приближение ракет.

    Еще одним преимуществом подобных комплексов является то, что постановка активных помех производится в направлении подлетающей ПТУР. Передатчик помех излучает модулированный сформированный луч, который создает помехи прибору сопровождения ракеты.

    «Штора-1», «Стража», Eirel и пр., которые условно можно отнести к первому поколению подобных систем, не включают приборов обнаружения по принципу поглощения ультрафиолетового излучения. Следовательно, передатчики ИК-помех включаются вручную и постоянно излучают в течение значительных периодов времени, что приводит к ухудшению показателей заметности защищаемого объекта в инфракрасном диапазоне длин волн. Кроме того, излучение передатчиков помех данных комплексов не направляется точно, а охватывает сектор примерно в ±40 гр. относительно оси ствола орудия.

    Сейчас ведется разработка нового поколения комплекса «Штора». Возможным направлением может быть также и создание комплексов, включающих постановщик активных помех лазерным средствам дальнометрирования.


    Система предупреждения о лазерном облучении


    Активная и динамическая защита

    В течение более чем ста лет со времен создания первых танков ведется непрерывное соперничество между броней танка и противотанковыми средствами, ведь именно мощное бронирование обеспечивает танку господство на поле боя.

    В последние десятилетия происходит бурное развитие новых противотанковых средств, таких как оперенные бронебойные подкалиберные снаряды с однокомпонентными твердосплавными сердечниками повышенною удлинения, противотанковые управляемые ракеты, поражающие танк сверху и на пролете в наименее защищенные участки крыши, высокоточные боеприпасы с использованием самоформирующихся средств поражения типа «ударного» ядра и пр.

    Уже давно стало ясно, что обеспечить защиту танка с помощью только «пассивной», многослойной брони в пределах существующих массогабаритных ограничений невозможно.

    Применение динамической защиты позволяет получить защиту с массовой эффективностью, превосходящей 1,7–3 раза (при защите от БОПС) традиционные материалы. Подобные характеристики практически недостижимы для обычных материалов, применяемых в структуре многослойной комбинированной защиты современных танков. Естественно, как и любое защитное устройство, динамическая защита имеет свои слабые стороны, которые зависят от технических решений, реализованных в конкретном образце. Однако, по мнению отечественных и зарубежных специалистов, динамическая защита является наиболее перспективным направлением на пути совершенствования защиты ВБМ. Но применение даже наиболее совершенной динамической защиты в силу определенных причин конструктивного характера не гарантирует радикального повышения выживаемости объекта на современном насыщенном разнообразными противотанковыми средствами поле боя.

    По мнению ряда украинских специалистов, максимальную защиту на данном этапе обеспечит комплексирование динамической и активной защиты. Подобной позиции придерживаются российские и зарубежные разработчики, однако подход к реализации этой идеи у них разный.

    Прежде всего комплекс активной и динамической защиты обеспечит взаимодополпяемость по защите от широкого спектра современных противотанковых средств, которая не обеспечивается ни динамической ни активной защитой в отдельности. В данном случае выживаемость танка повышается во много раз.

    Традиционно лидером в разработке данных средств защиты был Советский Союз, где в 1980-е гг. впервые в мире была применена универсальная динамическая защита «Контакт-5» и принят на вооружение комплекс активной защиты «Дрозд». Впоследствии после развала СССР разработки в области систем активной и динамической защиты в России и Украине продолжались не зависимо.


    Комплекс активной защиты (КАЗ) «Заслон»

    В настоящее время очень большие надежды специалисты ведущих стран мира возлагают на способы активной гащнты в которых используется принцип обнаружения и уничтожения средства поражения до его взаимодействия с основной бротк и танка Первым в мире КАЗ, принятым на вооружение, был советский «Дрозд», которым в 1983 г. оснащались модернизированные танки Т-55АД В конце 1980-х гг. появился еще один комплекс с несколько иным принципом действия — «Арена».

    В последние годы свои образцы комплексов активной защиты продемонстрировали Израиль («Трофи», «Ирон фист»), США (CICS FCLAS и пр) и ФРГ (ASS AWiSS и пр.) Франция (SPATEM). Перечисленные комплексы решают проблему защиты ББМ лишь частично, поскольку не ликвидируют угрозу поражения высокоскоростными ПТУР кумулятивными снарядами и БОПС танковых пушок. Зарубежные комплексы, предполагающие решение вышеуказанных задач, находятся только на различных этапах разработки и не готовы к принятию на вооружение в ближайшее время. Выделяется на этом фоне украинским КАЗ «Заслон», который защищает от наибольшего спектра современных ПТС.

    Многоцелевой КАЗ «Заслон» предназначен для защиты объекта (основной танк, БТР, БМП и пр.) от реактивных противотанковых гранат (РПГ), противотанковых управляемых ракет (ПТУР), кумулятивных снарядов, а также бронебойных подкалиборных снарядов (ОБПС).

    Концептуальные основы «Заслона» были заложены в конце 1980-х гг., в ходе работ над КАЗ, имевшим обозначение «Барьер». Однако полностью реализовать весь потенциал данной разработки удалось значительно позднее. Прежде всего был расширен спектр целей защиту от которых обеспечивает комплекс: если первоначально это были в основном гранаты ручных противотанковых гранатометов и противотанковые управляемые ракеты, то впоследствии к нему добавились кумулятивные и бронебойные подкалиберные снаряды. Перед конструкторами стояла сложная задача, еще не решенная ни в одной стране и ее во многом удалось решить что было продемонстрировано в ходе предварительных испытаний. Сейчас комплекс готовится к завершающему этапу государственных испытаний, по результатам которых он будет принят на вооружение армии Украины. Разработчиком комплекса является ГП БЦКТ «МИКРОТЕК» совместно с другими украинскими предприятиями.

    КАЗ «Заслон» обладает автономной модульной структурой и без существенных изменений в конструкции может быть смонтирован на любых танках (отечественных или зарубежных), колесных и гусеничных бронированных машинах Особенностью этого комплекса с модульной структурой является простота его установки на объекты по сравнению с аналогами (например, КАЗ «Арена» и «Трофи»).

    Основным преимуществом комплекса является его высокое быстродействие, которое составляет 0,001-0,005 против 0,07 с по сравнению с КАЗ «Арена» и другими аналогичными комплексами. Благодаря этому у КАЗ «Заслон» намного больший диапазон скоростей поражаемых ПТС.


    Внешний вид КАЗ «Заслон»: модуль с видом спереди и сбоку, контрольный пульт и защитный боеприпас с облицовкой заданного дробления


    На фото виден результат попадания БОПС ЗБМ22 «Заколка» по бронеплите, защищенной комплексом «Заслон». При средней бронепробиваемости (на Д=2000 м) в пределах 400 мм снаряд оставил на плите лишь небольшую воронку глубинной 60 мм


    Принцип работы КАЗ «Заслон»

    РЛС комплекса непрерывно излучает на дистанцию приблизительно 2–2,5 м, и в случае появления в этой области атакующего боеприпаса производится отстрел защитного боеприпаса, который создает круговое поле высокоскоростных осколков. Осколки поражают боеприпас и приводят к его подрыву или изменению траектории движения. Под воздействием взрывной волны и высокоскоростного эшелонированного потока осколков кумулятивные боеприпасы детонируют или изменяют свою траекторию. Атакующие боеприпасы с цельным металлическим корпусом (БОПС) меняют свою траекторию и либо уходят из зоны защищаемого объекта, либо взаимодействуют с основным бронированием под невыгодным углом. В этом случае кинетическая энергия сердечников больше не концентрируется в месте удара и их бронепробиваемость значительно снижается, хотя защищаемый объект все же должен быть достаточно прочным для поглощения их энергии.

    Из-за различий в конструкции, иного расположения взрывателей и боевых частей в корпусе не всегда осколочно- фугасное действие защитного боеприпаса приводит к поражению цели. В ряде случаев действие защитного боеприпаса приводит к срабатыванию нападающего боеприпаса па траектории с образованием кумулятивной струи. Если при этом остается неповрежденной кумулятивная воронка, то воздействие кумулятивной струи на защищаемым объект может быть достаточным для его поражения, в особенности, если это машина легкой категории по массе. На этом фоне КАЗ «Заслон» обладает явным преимуществом: его воздействие не только приводит к поражению атакующего ПТС по и отклоняет его от первоначальной траектории.

    Для сравнения рассмотрим КАЗ, разработанные в СССР, — «Дрозд» и «Арена».

    КАЗ «Дрозд» (1030М) функционирует следующим образом: РЛС приемопередающего модуля непрерывно излучает в близлежащее пространство электромагнитные волны. На дальности 330 м РЛС обнаруживает атакующий противотанковым боеприпас. Если боеприпас летит в контур танка, то с дальности около 130 м РЛС переходит в режим сопровождения. В этом случае ЭВС (электронно-вычислительная система) обрабатывает отраженный от цели сигнал, определяя при этом скорость боеприпаса и направление подлета к танку.

    После обработки сигнала ЭВС определяет сектор в который попадет боеприпас, номор мортиры и рассчитывает точку встречи атакующею боеприпаса и защитного заряда комплекса активной защиты. В нужный момент выстреливается защитный заряд и на удалении 6,7 м от среза мортир поражает осколочным полем атакующий боеприпас (скорость боеприпаса КA3 «Дрозд» — 120 м/с).

    РЛС КАЗ «Арена» непрерывно излучает в близлежащее пространство электромагнитные волны На дальности в несколько десятков метров. РлС обнаруживает атакующий ПТС. Если боеприпас нацелен в контур танка, то комплекс точно определяет параметры подлета ПТС и сектор, в который он летит, выбирает номер шахты с защитным боеприпасом рассчитывает точку встречи атакующего ПТС с поражающими элементами защитного боеприпаса, в нужный момент отстреливает защитный боеприпас и затем производит подрыв ВВ защитного боеприпаса. Поражающие элементы воздействуют либо на взрыватель, либо на кумулятивную воронку либо осуществляют подрыв атакующего ПТС на траектории вдали от танка.

    Каждый защитным боеприпас с пусковым двигателем и топким шнуром с электроразрывным соединителем помещен в пластиковый контейнер. Контейнеры заряжаются в ПУ, установленные вокруг башни под углом 25–40° от вертикали. Корпус боеприпаса имеет одну металлическую стенку заданного дробления. Пусковой двигатель сбрасывает и выбрасывает боеприпас вверх после чего он поражает подлетающую ракету осколками сверху.

    Комплекс «Арена» в плане обнаружения атакующих ПТС в принципе, работаем таким же образом, однако поражение атакующего ПТС происходит иначе. Комплекс выбирает номер шахты с защитным боеприпасом, рассчитывает точку встречи ПТС с поражающими элементами защитного боеприпаса в нужный момент отстреливает защитный боеприпас и затем происходит подрыв его ВВ.

    Можно сказать, что комплексы «Дрозд» и «Арена», а также их зарубежные аналоги («Трофи», «Ирон фист», в целом построенные потому же принципу), обладают рядом явных ограничений. Прежде всего это большее время, необходимое на отстрел боеприпаса, его движение к цели, подрыв и поражение атакующего ПТС, а также необходимость постоянного излучения РЛС на большую дистанцию, что, во-первых, повышает заметность, а во-вторых, создаем проблемы с электромагнитной совместимостью танков оснащенных данными комплексами. По вышеуказанным причинам комплексам, построенным на основе принципов, заложенных в КАЗ «Дрозд» и «Арена», весьма сложно обеспечить поражение высокоскоростных ПТС Даже в перспективе.

    Возможной альтернативой может быть использование в данных комплексах защитных боеприпасов, выполненных в виде боевой части с кумулятивной воронкой с большим углом раскрыва для сформирования поражающего элемента типа «ударное ядро». Боеприпас может быть установлен на поворачивающемся в двух плоскостях основании по периметру защищаемого объекта или над ним и связан с системой обработки и управления комплексом. Боевая часть предполагает смещаемую по поверхности кумулятивной воронки точку Подрыва.

    Основные характеристики существующих комплексов активной защиты ББМ
    Название «Арена» «Дрозд «Заслон»
    Страна фирма-изготовитель РФ / КБМ СССР* Украина/см выше
    Объект установки ОБТ БМП ОБТ, БМП ОБТ, БМП БТРипр
    Масса (с учетом бронирования), кг 1100 1000 50—130** (масса одного модуля)
    Обнаружение Радиолокационное Радиолокационное Радиолокационное
    Тип перехватываемых ПТС ПТУР РПГ ПТУР РПГ ПТУР РПГ БКС БОПС противобортовые мины
    Способ воздействия Боковой удар при подрыве отстреливаемого боеприпаса Подрыв отстреливаемого боеприпаса в направлении ПТС Боковой удар при подрыве не отстреливаемого боеприпаса
    Возможность установки на машины легкой категории Не обеспечена Не обеспечена Обеспечена
    Скрытность работы Не обеспечена Не обеспечена Обеспечена
    Визуальные демаскирующие признаки на объекте +++ + +
    Сектор защиты град
    по азимуту + 140 + 40 150
    по углу места — 6 +20 — 6, +20 150
    Защита от ПТС атакующих сверху и на пролете Ограничена Ограничена Обеспечена
    Количество секторов град 12 х 15 4x20 По требованию заказчика
    Быстродействие с 0 07 - 0 001 0 005
    Количество боевых элементов 12 8 8 (или по требованию заказчика)
    * Головной разработчик — Центральное конструкторское бюро спортивного охотничьего оружия ** Обычно устанавливаются 3–6 модулей.
    Соотношение дальности действия датчика и дальности перехвата систем КАЗ различной дальности
    Дальность Образцы Дальность действия датчика (м) Дальность взаимодействия (м)
    Малая Заслон 2-2 5 0 5-1
    Средняя Арена 50 4
    Дрозд Более 300 6,7
    Большая SLID Более 500 Более 50


    Динамическая защита «Нож»

    Традиционно динамическая защит а использует энергию взрыва для воздействия на атакующий боеприпас. В советских образцах ДЗ навесного (НКДЗ «Контакт-1») и встроенного (ВДЗ «Контакт-5») типов, приятных на вооружение в 1980-е гг. для воздействия на атакующим боеприпас использовался принцип метания взрывом металлических пластин или тяжелой крышки контейнера. Аналогичный принцип характерен и для большинства аналогичных зарубежных изделии. Однако эти передовые на тот период разработки не были лишены недостатков. Среди них прежде всего можно отметить разрушение от 15 до 70 % контейнеров НКДЗ «Контакт- 1», размещенных на лобовых участках брони танка, в зависимости от типа и могущества противотанкового боеприпаса, а также срыв контейнеров обстрела автоматическими пушками стрелковым оружием и в результате воздействия других средств. В какой-то мере не лишена этих недостатков и встроенная динамическая защита первого поколения.

    Кроме того, из-за срабатывания большего количества ЭДЗ в том числе и непосредственно но участвующих в процессе взаимодействия с атакующим боеприпасом, в результате фугасного воздействия объекту могут быть нанесены серьезные повреждения.

    Еще одной проблемой является противоречие между порогом срабатывания элементов динамической защиты (ЭДЗ), обусловленным чувствительностью применяемого в них взрывчатого вещества и необходимостью обеспечения несрабатывания УДЗ при попадании пуль стрелкового оружия, снарядов малокалиберной артиллерии, осколков фугасных снарядов и других средств поражения, не представляющих непосредственной угрозы для танка.

    Таким образом, стало ясно, что существующая конструкция нуждается в усовершенствовании. Работы в данном направлении в Украине привели к появлению принципиально нового комплекса «Нож». При создании кумулятивной защиты «Нож» основными требованиями были следующие:

    — значительное увеличение эффективности работы комплекса по бронебойным подкалиберным снарядам с большим удлинением сердечника при сохранении существующего уровня эффективности по кумулятивным средствам поражения;

    — повышение надежности срабатывания комплекса;

    — снижение нагрузок па несущие конструкции бронирования;

    — исключение срабатывания ЭДЗ, не вовлеченных непосредственно в воздействие па атакующий боеприпас;

    — обеспечение защищенности от боеприпасов с «ударным» ядром, атакующих объект в слабо защищенные участки крыши, а также упрощение обслуживания и ремонта комплекса.

    Разработкой комплекса занялись ведущие предприятия в Украине — СКТВ ИПП НАНУ совместно с ГП БЦКТ «МИКРОТЕК», НИЦ «Материалообработка взрывом», ИЭС им. Патона, НАНУ и ХКБМ им. Морозова. В 2003 г. после всесторонних испытаний с применением современных отечественных и зарубежных противотанковых средств комплекс был принят на вооружение Украинской армии.

    Особенностью комплекса модульной защиты «Нож» является применение в нем абсолютно нового для серийных ЭДЗ принципа воздействия на атакующие боеприпасы при помощи кумулятивной струи и продуктов взрыва удлиненных кумулятивных зарядов (так называемых «кумулятивных ножей»), которые разрушают и дестабилизируют атакующий кинетический боеприпас или кумулятивную струю. В результате удалось добиться роста эффективности комплекса по сравнению с ВДЗ «Контакт-5» в 2–3 раза.

    Сама идея применения подобного принципа возникла значительно раньше, в конце 1980-х гг., и прорабатывалось специалистами НИИ Стали. Были проведены экспериментальные разработки в этой области, однако положительного результата они не дали, и от этого направления отказались.

    Работоспособный комплекс, реализующий данный принцип, был принят на вооружение лишь десятилетия спустя благодаря применению новейших технологий при изготовлении взрывчатого вещества и расчетов в области оптимизации геометрии профиля заряда и их взаимного расположения, которое обеспечивает при детонации формирование плоских кумулятивных струй с оптимальными для противодействия ПТС параметрами.

    Выбор конструктивных параметров профиля заряда, таких как радиус внутренней поверхности оболочки заряда, радиус цилиндрической поверхности выемки, расстояние между осями заряда и выемки и угол раскрытия выемки Фи1, осуществляется с учетом взаимосвязи между указанными параметрами, выраженной соотношением



    Поперечное сечение устройства кумулятивной защиты (удлиненного кумулятивного заряда) z — расстояние между осями заряда и выемки r — радиус цилиндровом поверхности выемки R — радиус внутренней поверхности оболочки заряда 1 — кумулятивная выемка 2 — ВВ 3 — оболочка


    Результат взаимодеиствия БОПС ЗБМ42 "Манго" с кумулятивной защитои "Нож". Составной сердечник из вольфрамового сплава в стальном кожухе расколот надвое


    ХСЧКВ 34 для защиты лобовой проекции корпуса и башни.


    ХСЧКВ 19 для защиты крыши башни танка


    Результат взаимодействия БОПС западного производства с моноблочным сердечником из вольфрамового сплава с кумулятивной защитой "Нож" (полигонные испытания обстрелов. Испытания показали, что эффективность динамической защиты "Нож" при взаимодействии с зарубежными БОПС с увеличенные удлинением сердечника не менее (и даже более) выше, чем по отечественным


    Основные удлиненные заряды комплекса "Нож". ХСЧКВ-34 и ХСЧКВ-19


    Основными параметрами, которые характеризуют эффективность влияния каждого из зарядов па средства поражения разных типов, являются ударный импульс струи, который представляет собой произведение массы разлетающихся частиц па скорость разлета, и длина струи. В серийных устройствах данные параметры оптимизированы в зависимости от участков танка, па которые они устанавливаются, п наиболее типичных ПТС, которые угрожают данным участкам.

    Модули кумулятивной защиты «Нож» представляют собой неразборную конструкцию, которая срабатывает мгновенно без специальных средств инициирования, не требует подготовки к применению, обслуживания и ремонта. Модули отличает высокая надежность (100 % срабатывания и защита от всех типов противотанковых средств), безопасность при обстреле из стрелкового оружия, отсутствии детонации от осколков и зажигательных смесей типа «Напалм», взаимозаменяемость с элементами существующей встроенной ДЗ в соотношении 1:2, пониженная величина запреградного действия на броню за счет значительно меньшего количества одновременно подрываемого ВВ, простота монтажа и обслуживания.

    Модульная структура комплекса обеспечивает простоту его установки и обслуживания, а также замены в полевых условиях силами ремонтно — восстановительных подразделений Сухопутных войск. С точки зрения производства такая структура дает возможность изготавливать модули на специализированном производство, а на корпусе объекта производится только приварка элементов крепления.

    Комплекс универсальной динамической защиты модульного типа «Нож» доказал свою эффективность в ходе многочисленных испытаний обстрелом с применением всей номенклатуры БОПС калибра 125 мм, а также современных 120-мм боеприпасов производства западных стран, полностью подтвердив заявленные разработчиком характеристики.

    Обеспечивается снижение бронепробиваемости БОПС в зависимости от типа в продолах 50–90 % от штатной. Серийные образцы, аналогичные по своим характеристикам данному комплексу, на данный момент неизвестны.

    Основные характеристики существующих типов динамической защиты ББМ
    Название ВДЗ «Контакт-5» «Реликт» Super Blazer Type ERA-III Кумулятивная защита — НОЖ»
    Страна фирма* изготовитель Россия/ НИИ Стали Россия / НИИ Стали Израиль / Rafael Китай Norinco Украина см. выше
    Тип защиты Универсальная Универсальная Универсальная Противокумулятивная Универсальная
    Противодействие тандемным БЧ Не обеспечено Обеспечено Не обеспечено Обеспечено Обеспечено
    Принцип действия Воздействие метаемыми пластинами / крышкой Воздействие метаемыми пластинами / крышкой Воздействие метаемыми пластинами / крышкой Воздействие метаемыми пластинами Направленное последовательное воздействие кумулятивной струи и продуктов взрыва
    Снижение характеристик кумулятивных средств поражения 50-80% До 90% До 70% 70% До 90%
    Снижение характеристик БОПС Не менее 20% >50% До 20% Не обеспечено >90%
    Защита от средств поражения типа — ударное ядро* Не обеспечена Не обеспечена Не обеспечена Не обеспечена Обеспечена
    Использование на машинах легкой категории Не обеспечено Не обеспечено Не обеспечено Не обеспечено Обеспечено
    Принцип размещения Секционный Модульный Секционно-модульный Отдельные элементы Модульный
    Установлена на: Т-72Б. Т-90 Т-72БМ Тип-59 и пр. Т-64. Т-84. Т-72 и пр.

    На фото слева видно место попадания БОПС ЗБМ22 «Заколка» по стальной бронеплите, справа — попадание в ту же плиту, прикрытую динамическои защитои типа «Нож». Снаряд оставил на плите лишь небольшую выбоину.


    Схема взаимодействия кумулятивной защиты «Нож» с атакующим боеприпасом

    Принцип работы ДЗ «Нож»


    При подлете с родства поражения его кумулятивная струя (кинетический снаряд, ударное ядро) начинает воздействовать на один из основных удлиненных зарядов, который, сработав, начинает влиять па атакующий боеприпас. При этом разлет продуктов детонации сопровождается распространением волн разряжения, которые идут от внешней поверхности заряда к его центру. При пересечении воли разряжения, которые идут от кумулятивной выемки и цилиндрической оболочки (облицовка заряда), образуется граница, разделяющая заряд па две части. Часть взрывного вещества, расположенного ближе к кумулятивной выемке (активная масса заряда), будет обеспечивать формирование кумулятивной струп основного удлиненного цилиндрического заряда. Оставшаяся часть заряда обуславливает разлет продуктов детонации (а также цилиндрической оболочки) в противоположные от кумулятивной струи стороны.

    Вместе с продуктами детонации заряда кумулятивная струя будет влиять на средство поражения, разрушая его на отдельные фрагменты и отклоняя его от первоначальной траектории. Заряды срабатывают последовательно под влиянием дополнительных удлиненных зарядов, что обеспечивает последовательное воздействие на средство поражения.

    Детонационная цепь формируется с помощью дополнительных удлиненных зарядов, размещенных поперек основных удлиненных зарядов. Формирование детонационной цепи позволяет непрерывно влиять на средство поражения кумулятивными струями.

    Российские разработчики также продолжают заниматься совершенствованием динамической защиты, однако они выбрали путь эволюционного развития с применением в новых ЭДЗ старого принципа метания пластин в направлении атакующего боеприпаса. В ходе недавней выставки МВСВ-2006 в Нижнем Тагиле российскими танкостроителями был представлен комплекс ДЗ «Реликт», установленный на модернизированном тапке Т-72Б «Рогатка». В усовершенствованных ЭДЗ удалось устранить основные недостатки имеющихся образцов, такие как недостаточная чувствительность при инициировании малоскоростными кинетическими снарядами и некоторыми типами тандемных кумулятивных боеприпасов. При этом комплекс «Реликт» также имеет модульную компоновку.

    Повышенная эффективность при защите от кинетических и кумулятивных боеприпасов достигается за счет применения дополнительных метательных пластин, включением в состав неметаллических элементов, воздействующих па атакующий боеприпас, а также более длительным временем взаимодействия. В результате удалось добиться снижения бронепробиваемости БОПС в зависимости от типа боеприпаса в пределах 20–60 %.

    Состав ВВ ЭДЗ (ЭД-85) также усовершенствован с целью обеспечения лучшей чувствительности при сохранении существующих эксплуатационных характеристик, а также нечувствительности ЭДЗ к боеприпасам, не представляющим непосредственной угрозы основному бронированию танка (пули, осколки снарядов, снаряды калибра 20–30 мм).

    Окончание следует


    Шаг за шагом

    7. Победитель «Авакса»

    Ю.Н. Ерофеев, д.т.н., профессор

    Продолжение.

    Начало см. в «ТиВ» № 7-9,11,12/2000 г. N'1/2007 г.


    Как еще раз не вспомнить нашем о бывшего директора Юрия Николаевича Мажорова? Он много лет стойл у кормила управления институтом: в 1960–1968 гг. был главным инженером — заместителем директора по научной работе, с 1968 по 1985 г. — директором Дольше, чем любой другой директор, включая и нашего патриарха А.И. Берга. Быть директором института, головного в отрасли — дело хлопотное неблагодарное, и, случалось, камни в директора летели со всех сторон и от своих и от противников.

    Помню такую сцепу в начале 1970-х гг. Нас, начальников подразделений «сто восьмого», собрали в кабинете директора. Тема обсуждения приказ институту о стандартизации радиоэлектронной аппаратуры. В институте существовал отдел стандартизации (он и сейчас существует), и его начальник, им в 1965–1973 гг был Валентин Павлович Максимов, — большой любитель в открытую, с откинутым забралом покритиковать руководство. Вот и сейчас он попросил слово:

    — Тот, кто составлял этот приказ, думаю, ни черта по смыслит в стандартизации… — отчеканил он.

    Это директор и главный инженер, что ли? — вежливо уточняет Юрии Николаевич.

    Выходит, да, Юрий Николаевич! — не унимается В П. Максимов.

    — Валентин Павлович, сядьте, пожалуйста, и больше по раскрывайте рта, пока я не попрошу Вас высказаться Критика все-таки должна быть конструктивной а не голословной, — осадил его Юрии Николаевич и начал разъяснять пункты приказа Получалось, не такой уж он и бессмысленный, как могло показаться с первого взгляда, каждый пункт этого приказа «стреляет».

    Такая жизнь, среди ехидных вопросов и придирок, не озлобила Юрия Николаевича не очерствила его душу у него всегда было хорошее, ровное настроение, он мог пошутить и часто рассказывал интересные истории, случавшиеся в его богатой событиями жизни, но, конечно, всегда с долей осторожности, с оглядкой


    Генерал-майор в отставке, лауреат Ленинской премии и Государственных премий СССР Юрий Николаевич Мажоров (в центре), Алексей Николаевич Шулунов, директор института в 1990-е гг. (слева) и автор статьи (справа) в день 80-летия Мажорова


    Ехали с ним в Воронеж в командировку В вагоне поезда начался такой разговор:

    — Вы Леонова помни те, Юрий Николаевич?

    Я кивнул.

    Так я с ним однажды был в Киеве. Вечером пошли в теат р Идем в пролете между креслами и вдруг Леонов остановился и, указывая пальцем, громко, чтобы окружающие слышали спрашивает:

    — А это что за хлыщ такой?

    Я тяну его за рукав неудобно, мол, все-таки.

    — Да я знаю, кто это, это Рубан — шепчет он мне на ухо. — Я его терпеть не могу, меня от одного его вида переворачивает!

    После ухода на заслуженный отдых Мажоров засучив рукава включился в работу по созданию видеофильмов ЦНИРТИ они демонстрировались и на 50-летие института, и на его 60-летие, и были украшением собраний коллективе), впрочем, как и его выступления на этих собраниях.

    …Осенью 1982 г. директору Центрального научно-исследовательского радиотехнического института генерал- майору Юрию Николаевичу Мажорову позвонили из приемной члена Политбюро, министра обороны СССР, Маршала Советского Союза Д.Ф Устинова. Звонил И. В. Илларионов помощник Д.Ф. Устинова. Уже много лет И.В. Илларионов на основе, как говорится «личной преданности» работал с Устиновым и двигался вместе с ним по мере того, как Дмитрий Федорович перемещался из одного руководящего кресла в другое. Когда Дмитрий Федорович был назначен министром обороны и ему было присвоено звание маршала, Илларионов стал генерал-лейтенантом (свою карьеру он закончил генерал-полковником). Так что он бессменно состоял при Устинове, как Санчо Панса при «рыцаре печального образа». Фамилия Илларионова, да и его фото, приводились в пятой статье нашего цикла. На этот раз он сказал в трубку:

    — Вы приглашаетесь на совместные учения наших войск и войск стран Варшавского Договора по отработке способов отражения нападения на западные границы стран Варшавской) Договора. Как Вы понимаете, проходить учение будут на территории ГДР Так что предстоит Вам заграничная командировка. Дмитрий Федорович на учениях будет. Документы Вам подготовят, в полетный лист внесут…

    Он назвал помер самолета и время вылета. Вылетели во второй половине дня с аэродрома в поселке Чкаловский. Время в полете шло быстро, и скоро группа командированных уже: приземлилась на аэродроме группировки наших войск в ГДР в окрестности местечка Вюнсдорф (наверное, еще не забыли это название, оно упоминалось в предыдущем номере журнала в переводе с немецкого означает «вонючая деревня», хотя это вполне приличное поселение, небольшой городок) Когда-то здесь размещался штаб фашистского генерала Гальдера. Вюнсдорф был связан с Берлином 40-км веткой подземки. «Но мы ее уже не увидели, — рассказывал Юрии Николаевич, — взъезд туда был засыпан Осмотрели остатки бункеров Гальдера». Ю.Н. Мажоров (все-таки наметанный глаз разведчика!) обратил внимание на стоящие у входа в каждый бункер конусообразные бетонные сооружения, надолбы. Так немцы думали защититься от прямых попаданий бомб во входной отсек бункера Бомба при падении, даже если траектория ее полета оказывалась точной, должна была попасть в надолбу и отскочить от нее; попадания во входной отсек, а следовательно, и завалы входов благодаря таким ухищрениям исключались.

    Разместили прилетевших в небольших коттеджах при штабе группы войск в Германии. Утро началось с обсуждения текущего момента: дело шло к тому, что политическое противостояние НАТО и стран Варшавского договора в любую минуту грозило перейти в противостояние военное, т. е., не исключалась угроза прямого вторжения войск НАТО в пределы ГДР. Тут впервые прозвучало слово «АВАКС». Вооруженные системой радиолокационной разводки «АВАКС» самолеты НАТО непрерывно «утюжили» небо у границ ГДР, и будучи недосягаемыми, собирали информацию о местах расположения наших радиолокационных средств.


    На берлинской улице — «звезды первой величины» отечественной «оборонки». Директор «сто восьмого» Ю.Н. Мажоров — второй справа; слева от него — С.П. Непобедимый, разработчик отечественных ракет «земля-земля»; левее — H.C. Попов, разработчик наших новых танков; еще левее Р.А. Беляков, руководитель самолетного КБ им. А.И. Микояна. Снимок 1982 г.


    Лауреат Государственной премии СССР и Премии Совета Министров СССР Юрий Митрофанович Перунов (1936 г. р).


    Потом командующий учениями огласил задачу и план проведения маневров.

    Поехали в Дрезден. На танкодроме в окрестности этого города проходили учения танковых частей. Танки — новейшие для тех лет, со стабилизацией положения башенного орудия во время движения по пересеченной местности, со средствами защиты брони от кумулятивных снарядов. Сначала демонстрировали «бой с хода»: сходились два танковых соединения, между ними разыгрывалось жаркое сражение Отрабатывали фланговые атаки, атаки клиньями. «Наши» танки клином разрезали колонну условного противника. Полная имитация реальности, а для большой достоверности на полигоне горело сразу несколько машин: клубы дыма, запах гари.

    Может возникнуть вопрос: а зачем Ю.Н. Мажорову нужно было присутствовать на таких учениях? Надо сказать, организаторы учении были люди дальновидные, они знали, что каждый из приглашенных смотрел на проблемы со своей колокольни и мог обнаружить все огрехи, касающиеся его специализации. И действительно, Юрий Николаевич сразу отметил уязвимость танка при атаке с воздуха, ведь сверху слой брони тонюсенький, каких-нибудь несколько десятков миллиметров, пробить его вполне возможно. Мажоров потом упорно обдумывал способы решения этой проблемы.

    С танкодрома — бросок на Балтийское море Там производилась высадка десанта, в том числе и с подводных лодок: проверяли боевую готовность и выучку участвующих в операции частей. В это время как раз и появился НАТО-вских самолет с системой «АВАКС». Он, как обычно, пролетел вдоль границы Командующий учениями сказал. «Вот видим его на экранах наших радаров, а ничего не можем с ним поделать. Он летит на расстоянии 150–200 км от границы над чужой территории. В мирное время сбивать ею нельзя: в наше воздушное пространство он не вторгается. Но если бы, скажем, началась война и поступил приказ сбить такой самолет, все равно выполнить его мы не смогли бы, нечем. Наши ракеты класса «воздух — воздух» имеют дальность действия 100–150 км, ими не достанешь. Можно доработать ракету, увеличить дальность ее действия, допустим, километров на 50. А самолет с «АВАКСом» отодвинется за пределы этой зоны и опять будет недосягаем. Поднять истребители? Они у нас, конечно, высокого класса. Но ведь с каким солидным эскортом такой самолет летает. Едва ли пробьешься. И подавить «АВАКС» помехами не удается из-за большой помехозащищенности его радиолокатора. Мощность помехи оказывается явно недостаточной для подавления. На экране индикатора «АВАКСа» засвечивается только узенькая полоска.

    По пути заглянули в радиотехническую часть расположенную на полуострове в Балтийском море. Там стояли высотомеры и радиолокаторы ПВО. И у тех и у других — одинаковые антенны, но у высотомеров параболоиды сориентированы вытянутой стороной не горизонтально а вертикально. Ю.Н. Мажоров поинтересовался рабочими частотами, побеседовал с офицером, отвечающим за эксплуатацию этих устройств. Тот тоже сказал, что «АВАКСы» они прекрасно видят и могут их сопровождать, да толку в таком сопровождении немного: вести-то ведут, а дальше что?

    У Юрия Николаевича тогда зародилась еще не вполне четкая мысль: а что если помеху создавать с помощью антенной системы, по типу антенны высотомеров? Коэффициент усиления у нее ого-го, плотность помехи возрастает сразу порядка на два-три! И диапазон частот близок к несущей частоте высотомера, так что технических проблем тут нет. А само устройство слежения можно сделать даже «пассивным», без излучения работающим по сигналам от РЛС «АВАКСа». При этом приемные антенны такого устройства слежения и передающие антенны передатчика помех можно сопрячь по углам С такими мыслями Ю.Н. Мажоров покинул расположение радиотехническои воинской части.

    На короткое время заскочили в Берлин — посмотреть город нашего триумфа, ведь не все там бывали! Прошли но Унтер-ден-Линден, посмотрели Бранденбургские ворога издалека — здание рейхстага (рейхстаг находился уже на территории Западного Берлина, и там шли восстановительные работы). Конечно, зашли в Трептов-Парк к монументу солдата-освободителя с девочкой на руках Сфотографировались на улице- вот он, снимок. И снова в путь!

    Перелет на вертолетах до Белоруссии: итоги учения подводились там. Ю.Н Мажоров сидел у окна витокрылой машины и смотрел вниз. Внизу картины мирной жизни: в Германии и Польше — полный порядок: если и лежат где-нибудь на усадьбе, скажем, кирпичи, то не вразброс, а аккуратно сложены, прибраны. Правда, земельные наделы крестьянских хозяйств невелики: то и дело чередуются межи. Но вот перелетели границу нашей Калининградской области — то трактор стоит, брошенный в борозде, то комбайн ржавеет… Другой менталитет, другой стиль жизни.

    «А то я не видел эти межи! — ворчал Генеральный конструктор аппаратуры радиоэлектронной борьбы Ю.М. Перунов, который прочитал статью еще в рукописи, — пахали там на лошадях, комбайном — то развернуться было негде, и их, видно, и не приобретали. А если бы приобретали, так еще неизвестно, где бы они чаще ржавели..»(Он вообще был против сохранения этого фрагмента рукописи).

    Ночевали в одной комнате с Александром Андреевичем Туполевым, сыном легендарного авиаконструктора. Ночью Ю.Н. Мажоров поделился с ним своими замыслами по подавлению «АВАКСа», А. А. Туполев по неотложным делам должен был вернуться в Москву и ходил к Д.Ф. Устинову отпрашиваться.

    Утром когда Ю.Н. Мажоров завтракал, подбежал дежурный офицер

    — Простите, кто из вас Мажоров?

    — Я. В чем дело?

    — Bаc просит Дмитрий Федорович. Он хотел бы срочно переговорить с Вами. А завтрак завершите чуть позже.

    Поднялся, быстрым шагом направился к Д.Ф Устинову

    По Вашему приказанию …

    Тот окинул Мажорова пристальным взглядом:

    Слушай, Мажоров, что это такое? Я понимаешь ночей не сплю, думаю что делать с этим чертовым «АВАКСом», а ты имеешь готовое предложение — и помалкиваешь! Через третьих лиц узнал — от Туполева…

    — Так, Дмитрий Федорович, у меня только голая, ничем не подкрепленная идея. Даже расчетами не подтвержденная, их надо еще проделать. Представление о возможности подавления — и только.

    Все начинается с идеи. Я скажу Смирнову…

    Л.В. Смирнов в те годы был председателем Комиссии по военно-промышленным вопросам при президиуме Совета Министров СССР (ВПК).

    «Как только вернулись в Москву, — рассказывал Ю.Н. Мажоров, звонок председателя ВПК Леонида Васильевича Смирнова:


    Леонид Иванович Горшков, с 1956 г. — заместитель председателя ВПК, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии и Государственной премии СССР, почетный доктор Московского института радиотехники, электроники и автоматики /1Q94 г п I


    «Изделие П» на позиции.


    Мажоров? Слушай, Мажоров (он произносил фамилию с ударением на первый слог) ты должен в 15-дневный срок, лучше в недельный срок подготовить документы об открытии оперативной ОКР по созданию системы подавления «АВАКСов».

    Ну, Леонид Васильевич, я на себя эту тематику замыкать не хотел бы: у нас сложившееся распределение направлений; в данном случае по моим представлениям, задача имеет решение в виде наземного комплекса помеховой аппаратуры, а это входит в компетенцию одного из наших не московских НИИ…

    — Ну и что? Подключай! Кто тебе не дает? Подключай.

    — Но вед и у того НИИ свои лимиты численности, фонда заработной платы. Они такому подарку едва ли обрадуются.

    — Ты что, не понимаешь, что-ли, что за этим Дмитрии Федорович стоит? Будет и численность, и лимит заработной платы. Это уж наше дело!»

    Документы об открытии оперативной ОКР легли на стол Л.В. Смирнова в назначенный срок.

    В наши дни, когда уже не было пи СССР, ни ВПК, Юрий Николаевич встретился с А.В Смирновым:

    — Леонид Васильевич, Вы меня, вероятно, уже не помните…

    — Что Вы, как не помню отлично помню! Вы — Мажоров мы вместе с Вами работу по подавлению «АВАКСов» начинали, — и глаза Смирнова подернулись ностальгической пеленой.

    А тогда принимая документы об открытии оперативной ОКР А. В. Смирнов укорил Мажорова:

    — А что же ты, Мажоров, раньше эту идею не продвигал?

    На это заместитель Смирнова Леонид Иванович Горшков возразил председателю ВПК.

    — Так, Леонид Васильевич, тут мы имеем дело с идеей на уровне изобретения, а такая мысль может вообще прийти в голову, а может и не прийти.

    Заявку на изобретение писали авторским коллективом того не московского НИИ где делалось «железо» Валерии Петрович Блохин Дмитрий Аркадьевич Лукьянов Юрии Николаевич Мажоров, Сергей Владимирович Нартов, Юрий Митрофанович Перунов, Владимир Павлович Поляннченко, Евгений Иванович Романов, Александр Григорьевич Стуров, Борис Матвеевич Филев… Девять членов авторского коллектива — и все равны, потому что на долю каждого пришелся собственный элемент новизны, который защищался в предложенной формуле изобретения по этой заявке. Опытные радиоинженеры А.Г. Стуров, С.В. Нартов и другие изыскали возможность работы на одно отражающее «полотно» — это существенно упрощало конструкцию. Сигнал, принимаемый от РЛС «АВАКСа» и используемый для слежения зa ним, и СВЧ-сигнал излучаемой помехи удалось разделить по поляризации. Реализовали и мысль о суммировании мощностей нескольких ЛБВ прямо в волноводе, так раньше тоже никто не делал. Изобретение обрастало зелеными ветвями дополнительных отличий, облик «изделия П» уточнялся. Но в его основе по-прежнему оставалась идея, пришедшая в голову Ю.Н. Мажорову на военных учениях в ГДР.

    Заявка ушла во ВНИИГПЭ в 1983 г., а в 1987 г. появилось на свет авторское свидетельство № 273364, которое и по сей день остается закрытым.

    Впрочем, что значит-«закрытым»? В Период «выживания» оборонных предприятий выпущенное «изделие П» демонстрировалось на всех международных выставках, снабжалось рекламными проспектами с пояснением принципа работы и приведением основных технических характеристик. Оно вошло в «список № 1» изделий оборонной техники, утвержденный Президентом России, в котором значились разработки, разрешенные для продвижения на внешнем рынке. Надеялись продать за валюту хотя бы несколько экземпляров этой уникальной аппаратуры.


    Самолет А-50 с отечественным аналогом «АВАКСа».


    Так выглядел экран бортовой РЛС отечественного аналога «АВАКСа» после включения помехи.


    Самолет Е-ЗА с системой «Авакс».


    А проводить испытания «изделия П» пришлось по отечественному аналогу «АВАКСа», разработанному одним из наших оборонных научно-исследовательских институтов (4]. Позднее эта аппаратура была усовершенствована. На заседание проходившего в начале июля совета стран-участниц Организации Договора о коллективной безопасности «эффективнее всех… прибыл вице-премьер — министр обороны Сергеи Иванов Он прилетел в Минск в составе экипажа «русского АВАКСа» — самолета А-50. Приземлившись на аэродроме Мачулищи в Минской области Сергей Иванов сообщил журналистам, что в ходе полета на А-50 он убедился в высоких тактико-технических характеристиках этой машины. «Здесь справедлива пословица лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать», — прокомментировал вице-премьер свой полет, добавив, что в названии А 50 заложено количество целей, которые этот самолет может одновременно обнаруживать и контролировать в радиусе нескольких сотен километров».


    Литература

    1. Сергиевский Б.Д. Аксель Иванович Берг — основатель ЦИИРТИ… — В сб. «60 лет ЦИИРТИ. 1943–2003». М.: Изд. ФГУП «ЦНИРТИ», 2003.

    2. Ерофеев Ю.И. Рождение одного изобретения. — Журнал PCweek, RE № 20, 3–9 июня 2003 г.

    3. Изделие П. Наземный помеховый комплекс. Рекламный проспект (на английском языке). — Ростов-на-Дону, изд. ВНИИ «Градиент».

    4. Авиация ПВО России и научно-технический прогресс: Боевые комплексы и системы вчера, сегодня, завтра / Под ред. Е.А. Феуисова. — М.: Изд. ООО «Дрофа», 2001.

    5. Пулин Г. Полку ОДКБ прибыло. — Еженедельник «Военно-промышленный курьер», № 24 (140), 28 июня — 4 июля 2006 г.


    Продолжение следует

    Синсхайм — побратим Шпаера, Мунстера, Кубинки

    Михаил Петров

    Фото автора


    Auto amp; Technik MUSEUM SINSHEIM

    На самом деле Синсхайм (Sinsheim) и Шпаер (Speyer), расположенные на юго- западе Германии в 50 км друг от друга, не города-побратимы, побратимами являются находящиеся в них музеи техники — Auto und Technik Museum Sinsheim и Technik Museum Speyer. Они входят в одну систему выпускают общие каталоги-справочники и рекламные буклеты, одинаково организуют экспозиции, большинство табличек выполнено в одном стиле, проходит обмен экспонатами. Подробный рассказ о музее в Шпаере был опубликован в «Технике и вооружении» № 6/2006, а в № 6 за 2005 г. был фоторепортаж П. Пташека из музея в Синсхайме, теперь настало время рассказать о нем подробно. Что же касается «братства» с городом Мунстером на севере Германии и российской подмосковной Кубинкой, об этом ниже.

    Как и к Шпаере, в двух павильонах и на открытых площадках Auto und Technik Museum Sinsheim собрана техника всех времен и народов, военная и гражданская. И среди двух упомянутых музеев «старшим братом», пожалуй, является именно музеи Синсхайма, как по занимаемым площадям, так и по количеству экспонатов. Но неспроста в его названии присутствует слово «авто» — особое месте) в его экспозиции занимает именно автомобильная техника. Нac же, как всегда, будут интересовать военные машины.

    Если в Шпаере образцы бронетанковой и военной автомобильной техники можно пересчитать по пальцам то в Auto und Technik Museum Sinsheim им посвящен целый большой раздел, занимающим примерно две трети площадей 1-го павильона и львиную долю открытой площадки.

    Но обо всем по порядку. Начнем с главной ударной силы армии — танков и самоходных установок. Разумеется, с немецких времен Второй мировой войны. Правда в Синсхайме их немного: «онемеченные чехи» LT 38, два «Хетцера» и «Мардер» III, Pz.III и Pz.IV, «Пантера» и «Ягдпантера», пара StuGIII 150-мм «Хуммель» и 380-мм «Штурмтигр». Зато есть ЗСУ MebeIwagen, которой ни Мунстер, ни Кубинка похвастаться не могут. А «Пантера» стоит на «электрифицированном постаменте», по которому она «ездит на месте» и вращает башню если в установленный рядом автомат бросить монету 1 евро.

    «Главный» танк Второй мировой, советский Т-34-85. представлен в трех экземплярах: первый стоит рядом со своим «братом по классу» американским «Шерманом», второй — в «компании» самоходки СУ-100 и 76 мм дивизионной пушки ЗИС-3 третий — в окружении легкого «американца» М24 «Чаффи» и «позднего наследника» «тридцатьчетверки» Т-72. Семейство «Шермана» помимо упомянутою М4А3 представлено БРЭМ М32, М74 и САУ M140 Long Tom Имеется также машина управления огнем, внешне отличающаяся от обычного танка отсутствием пушки и пулеметов.

    Кроме того, в музее Синсхайма демонстрируются английский легкий гусеничным «Брен-Универсал» и французский Рено UE, американские БТР: пехотный полугусеничный М3 и разведывательный колесный М3А1 «Скаут».

    Помимо уже названных «Чаффи» и Т-72 на площадке музея разместились «Паттоны», «Центурионы», «Леопарды» бундесвера и советские танки первого и второго послевоенных поколений, состоявшие на вооружении NVA (Национальной Народной Армии) ГДР.

    Далее отметим основных представителей боевого транспорта «социалистических» мотострелков: БТР-152К, БТР 60ПБ, БМП 1. А вот от первой НАТОвской БМП — западногерманской «Мардер» — почему-то выставлен только., корпус с ходовом частью, башни нет. Зато есть ее предшественник — гусеничный БТР HS-30 (long), поступивший на вооружение бундесвера в 1959 г. Недалеко установлен разведывательный БТР «Гочкис» (kurz) SPz-11-2. Он был разработан во Франции и на вооружение бундесвера поступил одновременно с HS-30.


    Немецкий средний танк PzIII Ausf N (справа) и американский «Шерман» (слева)


    Немецкая ЗСУ Mebelwagen с 37-мм автоматической пушкой.


    Из других послевоенных бронемашин имеются два английских бронеавтомобиля «Феррет» Мк 11, американский гусеничный БТР М59 — предшественник знаменитого М113, шведский Pbv-301 и известный французский четырехосный бронеавтомобиль «Панар» EBR-75.

    «Хозяйку музея», Западную Германию представляет также полицейский бронеавтомобиль (sonderwagen) SW2, выпускавшийся в 1960-е гг. на базе швейцарского шасси «Моваг» (4x4). Кстати, автор просит прощения за ошибку в статье про музей в Шпаере (в котором есть безбашенный вариант SW1) где указано, что в музее Синсхайма имеется бронеавтомобиль SW2a с башней со спаренными 20-мм пушкой и 7,62-мм пулеметом. На самом деле здесь демонстрируется вариант SW2b с одним пулеметом во вращающейся башне, а пушечный вариант — в Panzer Museum Munster.

    В «гражданской» экспозиции Auto und Technik Museum Sinsheim имеются два легковых патрульных автомобиля полиции США с манекеном патрульного и… 12-местный велосипед 1973 г. с синей «мигалкой» (!), принадлежавший cпортклубу полиции Синсхайма.

    А вот «боевые» велосипеды (снова в Милитари-разделе) с притороченными к ним фаустпатронами. Рядом стоят манекены. Юноши и пожилого мужчины — фольксштурмистов. Военные мотоциклы в музее тоже, разумеется, есть: самые популярные в вермахте BMW-R75, «Цундапп» KS600, KS750 и даже советский М-72 — штатный мотоцикл Красной Армии, принятый на вооружение в 1940 г.

    Следует отметить немецкую «самоходную мину» времен Второй мировой. Это самая маленькая в мире танкетка — сухопутная торпеда «Голиаф». Здесь представлена ее «электрическая» модификация Sd.Kfz.302 (E-Motor) с пультом и кабелем управления.

    Бронетранспортеров и бронеавтомобилей вермахта в Синсхайме, увы, нет, зато немецких полугусеничных тягачей там больше, чем в Мунстере и Кубинке вместе взятых. Разработаны они были по единой конструктивной схеме, «отмасштабированной» в зависимости от тягового класса. Если не с чем сравнить размеры, то иной раз трудно отличить пятитоннный от 12-тонного! На стенде музея закреплено шасси судя по всему, трех- или пятитонного тягача, и если в установленный рядом с ним автомат бросить монету 1 евро, валы трансмиссии и гусеницы будут вращаться.

    Однако обзор полугусеничных машин следует начать, пожалуй, с мотоцикла-тягача Kettenkrad HK-101. Правда, такие «аппараты» есть и в Кубинке, и в Мунстере, и даже в Шпаере, но в Синсхайме их несколько штук, и все они необычные. Это базовый Sd.Kfz.2 с турельной установкой двух спаренных (всего четыре ствола) авиационных 7,92-мм пулеметов (похоже, войсковая или музейная импровизация), Sd Kfz.2/1 с оборудованием для перевозки полевого кабеля и «демилитаризованный» после войны вариант, использовавшийся в качестве сельскохозяйственного мини-трактора.

    Перечислим другие немецкие полугусеничные тягачи в коллекции музея:

    — однотонный D7 (Sd.Kfz.10);

    — две машины (с тентом и без тента) в базовом варианте и ЗСУ Sd.Kfz. 10/4 с 20-мм автоматической пушкой;

    — трехтонный HLkI-6 (Sd Kfz. 11) в вариантах 30 с тремя 20-мм автоматами (кажется, еще одна «самоделка») и самоходного крана грузоподъемностью 4 т;

    — восьмитонный КМ-11 (Sd.Kfz.7);

    — счетверенная 20-мм ЗСУ Sd.Kfz.7/1 и два базовых варианта — с тентом и без.

    Последний стоит рядом со своим основным «прицепом» — 88-мм зенитной пушкой Flak-36.

    Тягач с тентом установлен рядом с легковым автомобилем kubelwaqen VW82 в центре своеобразной диорамы на тему африканского корпуса Роммеля. Здесь же присутствуют различные артиллерийские орудия (фрагменты полевых укреплений и разумеется, манекены солдат.


    Полицейский бронеавтомобиль SW2b (ФРГ).


    Американский БТР М59 и шведский Pbv-301


    «Боевые велосипеды» фольксштурма.


    В литературе, как правило, вслед за полугусеничными тягачами вермахта идет чисто гусеничный «восточный» трехтонный грузовик-тягач Ost (RSO). В Синсхайме демонстрируются три таких машины: базовый RSO/Ol (Steyr) с цельнометаллической кабиной и бортовой платформой (стентом и без него) и упрощенный бескабинный вариант.

    Говоря о военных автомобилях вермахта, стоит отметить что по единым чертежам на разных заводах гитлеровской Германии строились полноприводные «единые легковые автомобили», предназначенные для использования не только в тылу, но и на поле боя такие вот «джипы» для вермахта. Один «демилитаризованный» представитель этих вездеходов — «Мерседес-С5», относящийся к легкому классу, есть в музее Шпаера. В Auto und Techmk Museum Sinsheim представлены средний Хорьх-40 (Sd.Kfz. 15), тяжелые Хорьх-l A (Sd.Kfz 18), «Мерседес-Бенц- L1500A», все в базовых версиях с тентованными кузовами и модификация «Мерседес-Бенц-Ll500S» (4x2) в варианте цельнометаллического санитарного фургона.

    Как известно, большой популярностью за свою простоту и надежность в вермахте пользовались неполноприводные легковые автомобили (фирмы «Фольксваген»: корытообразный kubelwagen VYV82 и плавающий schwimmwagen VY\ 166. Правда, такие машины есть во многих музеях, но сколько их в Синсхайме, автор сбился со счета. Выставлены также несколько малолитражек «Фольксваген-Жук» (VW-Kafer) в «спартанском» исполнении применявшиеся в качестве курьерских и машин связи.

    На другом конце военной экспозиции можно увидеть kubelwagen 1969 г. VW-181 (4x2) и специальный колесный транспортер Kraka (от kraft-carren — самоходная транспортная тележка) (фирмы «Фаун».

    Конечно, нельзя пройти мимо джипа «всех времен и народов» — американского «Виллиса-МВ». И снова мы видим несколько машин армейский «Виллис» с манекенами «джи-ай» и (рядом с гражданским «Кеттенкрадом») послевоенный сельскохозяйственный агрегат на его базе. Но менее популярный, чем «Виллис», американский джип-«тяжеловес» «Додж-3/4» представлен командирским вариантом WC56 с металлическими вырезами в бортах вместо дверей и трехосным грузовым WC62. За ними стоит послевоенный преемник «Виллиса» — приземистый М151 (1%0 г.), неподалеку- его вариант с закрытым цельнометаллическим кузовом.

    А рядом с нашими ГАЗ-67Б (целых три) демонстрируется созданный на их базе плавающий ГАЗ 46 (МАВ) не всякий российский музей может похвастаться такой машиной.

    Продолжая «амфибийную» тему отметим американский транспортер М29 Weasel. Ею особенностью были 60-см резинометаллические гусеницы которые при ширине машины всего 1,67 м обеспечивали малое давление на грунт и следовательно, высокую проходимость. Но корпус прямоугольной формы и отсутствие специалыюго водоходного движителя не обеспечивали хорошей плавучести, поэтому на машинах поздних выпусков стали устанавливать дополнительные понтоны. И обе модификации этой амфибии, ранняя и поздняя, имеются в эспозиции помянем две не менее интересные послевоенные амфибии. Это западногерманская колесная (4x4) паромно-мостовая машина М2 «Аллигатор» и английский плавающий грузовой автомобиль Alvis Stalwart Mk2 грузоподъемностью 5 т, колесной формулой 6x6.

    Однако вернемся к немецким легковым автомобилям. В экспозициях обоих музеев-побратимов имеются представительские машины фирмы «Майбах» которыми пользовались высшие военные и гражданские чины Третьего рейха, а также просто очень богатые люди Германии 1930 х гг. Не каждый бюргер мог позволить себе приобрести автомобиль стоимостью от 18 до 48 тыс. марок. Н не всякий водитель мог управлять этими сложными (но интересными) машинами рассказ о которых — тема отдельной статьи.

    Уважаемые коллеги, не удивляйтесь если увидите отличающийся по внешнему виду «Майбахи» разных годов с одинаковыми наименованиями. Дело в том, что изготовлением и установкой кузовов для них занимались специализированные мастерские. Сам же «Майбах» делал только двигатели и шасси и присваивал им соответствующие индексы: модель «Цеппелин» DS7 и DS8 (double-six — дважды шесть 12-цилиндровый двигатель объемом 7 и 8 л соответственно, мощностью 150 и 200 л с, начало выпуска 1930 и 1931 г.); машины «демократичных» серии (выпускались с 1935 г): SVV35, SW38 SW42 (Schwingachs-YVagen — автомобиль с независимой подвеской, шестицилиндровым двигателем об'ьемом 3,5, 3,8 и 4,2л мощностью 135- 140л с). «Цеппелины» оснащались мостами с зависимой подвеской и имели большую (по сравнению с SW) колесную базу. Была также «переходная» серия DSH — doublesix-half — «дважды шесть пополам» шестицилиндровый двигатель объемом 5,1 л, мощность 130 л.с. Первые автомобили «Майбаха» YV3 (1921) и W5 (1927) оснащались шестицилиндровыми двигателями мощностью 70 и 120 л.с.

    До 1941 г. было выпущено порядка 1800 «Майбахов», в Синсхайме и Шпаере можно увидеть 10 из них, в том число один W5 три «Цеппелина» и… Особняком стоит «Майбах-Пила»: во время послевоенной разрухи некогда престижный лимузин был переделан в передвижную лесопилку.

    А вот, пожалуй самый «известный» автомобиль гитлеровской Германии — трехосный сеиместный кабриолет «Мерседес-Бенц-G4». Полный вес этой «легковушки» составлял 4,3 т! Такими машинами пользовался сам фюорер и солдаты полка его личной охраны, по одному автомобилю получили Муссолини и Франко. Последняя машина сейчас находится в коллекции короля Испании. Экспонат же Синсхаймского музея «участвовал» в оккупации Австрии и Чехословакии, после войны был пожарной машиной но, в отличие от «Майбаха-Пилы», его восстановили в первозданном виде.

    Среди различных грузовых автомобилей следует отметить трехтонный «Опель- Блитц» 4x4. И не потому, что он был одним из самых распространенных в вермахте. В экспозиции есть два обычных «бензиновых» автомобиля (бортовой и фургон) с цельнометаллической обтекаемой кабиной и один — с деревянной кабиной угловатой формы. Но этот автомобиль не простой его двигатель работал на древесном газу, развивая при этом мощность от 30 до 45 л.с. в зависимости от качества древесины, служившем топливом. Такие газогенераторные грузовики с 1944 г. выпускал завод «Даймлер-Бенц», они поступали в небоевые части и подразделения, когда у «непобедимого рейха» стало катастрофически мало горючего.


    12-местный полицейский велосипед



    Советским «джип» ГАЗ 67Б (вверху) и амфибия ГАЗ-46 (МАВ) на его базе.


    Лимузин фирмы «Майбах» модели «Цеппелин» DS8.


    О буксируемом артиллерии уже упоминалось выше Еще раз отмечу знаменитую зенитку «восемь-восемь». Их в музее две: одна из них стоит рядом с тягачом КМ-11 (Sd kfz 7), около второй (поздних выпусков с броневым щитом) расположен большой зенитный прожектор на унифицированном с пушкой колесном ходу. Перечислять все остальные имеющиеся артиллерийские системы смысла нет, скажу только, что их очень много.

    Теперь несколько слов о ракетной технике. В углу открытой площадки возвышается пусковая установка с ракетой американского ЗРК «Найк Геркулес». Рядом — оперативно-тактические системы, представленные твердотопливной ракетой «Онест Джон» и комплексом «Першинг». Кроме того, и в Синсхайме, и в Шпаере представлена даже техника космоса!

    Плюс ко всему этому имеются образцы стрелкового оружия, минометы и гранатометы, безоткатные орудия и «базуки», боеприпасы разных типов и калибров двигатели, прочие агрегаты и приборы, оптика и средства связи различные предметы воинского снаряжения… Манекены солдат, а также образцы форменного обмундирования и знаки различия армий Германии, Советского Союза, стран НАТО и Варшавского Договора. Длинные витрины с моделями техники в популярных масштабах 1 /35 и 1 /72.

    Но это еще далеко не все. Если в Шпаере широко представлена боевая авиация НАТО, то в Синсхайме можно увидеть многие известные самолеты «люфтваффе Геринга». Над танками пушками, автомобилями под потолком «военного» павильона имитируют полет Bf109, Fw190, He111, Ju88, Ju87, транспортники Ju52. Правда, «лаптежник» «Штука» демонстрируется, увы, только в виде обломков, киноролика и пары крупных моделей. Послевоенная авиация тоже имеется, и не только «западная»: автору в глаза бросились истребители МиГ-15 и МиГ-21, вертолеты Ми-8 и Ка-26, биплан Ан-2. Притом многие из них несут обозначения советских ВВС, «Аэрофлота», ДОСААФ.

    Хотя большую часть «крупных» экспонатов музея составляют автомобили, ужо на входе можно подумать, что это авиационная экспозиция. Находясь на парковке между двумя павильонами вы увидите размещенные на стойках ярко окрашенные истребитель-бомбардировщик Су-22, английский реактивный бомбардировщик «Канберра», еще один Юнкерс-52, знаменитый «Дуглас» DC-3, чехословацкий учебный L-39, несколько лайнеров в окрасках разных авиакомпаний, в том числе «чехословацкий» Ил-18 и «венгерский» Ту-134.

    Как уже рассказывалось в статье про Technik Museum Speyer, у музеев-побратимов есть своего рода «визитные карточки», символы — крупные и в то же время знаменитые экспонаты. Так вот «визитной карточкой» Синсхаймского музея являются два всемирно известных сверхзвуковых лайнера — французский «Конкорд» и его советский аналог Ту-144.

    Ко многим лайнерам ведут специальные лестницы, можно попасть внутрь самолетов, осмотреть салоны, кабины экипажа, внутреннее оборудование. От некоторых самолетов идут специальные змееобразные трубы, и для разнообразия спуститься вниз можно но ним, а не по лестницам. Только для этого возьмите внизу специальные «санки» из прочной материи, если не хотите при этой необычной процедуре порвать штаны.

    Итак, с «Конкорда», который установлен над крышей 2-го павильона, вы спускаетесь внутрь последнего, где находится большая часть «гражданской» автомобильной экспозиции. Помимо уже упомянутых «Майбахов» и «Мерседеса-G4» здесь есть на что посмотреть. Например, малолитражки — «кабинен-роллеры», выпущенные в 1950-е гг.: трехколесные, двухместные, однодверные, с задним расположением двигателя «Мессершмитт-KR», «Хейнкель-KR», BMW «Изетта». Здесь же — четырехколесный четырехместный двухдверный мини-автомобиль «Zundapp-Janus-250» «сверстник» кабинен-роллеров.

    И, наконец, трехколесныи Benz Patent-Motorwacjen 1886 г. — один из двух первых в мире автомобилей, открывающий «гражданскую» автоэкспозицию 1-го павильона. Его «напарника по открытию автомобильной эры»- четырехколесный «моторный экипаж Даймлера», можно увидеть в Штутгарте в музее «Мерседес-Бенц». В Синсхайме его, к сожалению, нет, зато демонстрируется четырехколесный «Бенц- Вело» обр. 1894 г (машина, представленная в музее, построена в 1897 г.).

    И множество других разнообразных машин мотоциклов, мотороллеров тракторов, двигателей, коробок передач и прочих агрегатов, приборов и т. д. Имеется также несколько настоящих локомотивов, товарных вагонов, железнодорожный кран и макеты диорамы с движущимися моделями поездов.

    Также, как и в музее Шпаера, в Auto und Techmk Museum Sinsheim есть IМАХ-кинотеатр с «объемными» кинозалами, детские аттракционы, пара ресторанчиков и, конечно же большой книжно-модельный магазин.

    В общем экспозиции двух технических музеев-побратимов очень органично друг друга дополняют, так что обязательно удостойте их своим вниманием. И, кроме того, если вы, как и автор, не равнодушны к бронетанковой и военной автомобильной технике, то уже наверняка изучили Музей бронетанковой техники в подмосковной Кубинке, знаете о существовании Panzer Museum Munster, а теперь находитесь на юге Германии, но у вас нет возможности туда ехать (свыше 500 км на север), не расстраивайтесь. Посетите Auto und Techmk Museum Sinsheim, и вы не только частично восполните не увиденное в Мунстере но и узнаете много того, чего нет в указанных «специализированных» танковых музеях.

    Как и Techmk Museum Speyer, музей Синсхайма работает 365 дней в году без выходных Взрослый билет стоит 11 евро. Но если вы уже Посетили музеи в Шпаере, предъявите его билет в синсхаимской кассе (и наоборот) — и получите скидку в 1 евро Добраться до Синсхайма можно автомобильным или железнодорожным транспортом, в самом городе «Конкорд» и Ту-144 послужат вам своего рода ориентиром они установлены относительно высоко, так что идите на них, как на путеводный маяк



    Советский средний танк Т-34-85.


    Трехтонный тягач в варианте ЗСУ с тремя 20-мм автоматами.


    ЗСУ Sd. Kfz. 10/4 с 20-мм автоматической пушкой.


    В одном из залов музея.


    Демонстрационное действующее шасси полугусеничного тягача, закрепленное на стене одного из залов музея.


    Гусеничный трехтонный тягач Ost (RSO) в упрощенном варианте.


    Газогенераторный трехтонный грузовик «Опель-Блитц».


    Английский плавающий автомобиль Alvis Stalwart М2.


    Трехосный кабриолет «Мерседес-Венц-В4».


    Немецкий армейский «Хорьх»(Sd. Kfz. 18).


    «Фольксваген-Жук" (VW-Kater-82), использовавшийся в вермахте.


    Санитарный «Мерседес-Ll500S».


    Машина управления огнем на базе танка «Шерман».


    Плавающий автомобиль VW166.


    Знаменитый американский «Виллис-МВ».


    Советский бронетранспортер БТР-152К.


    Американский трехосный грузовик WC62.


    Немецкая «самоходная мина» «Голиаф».


    Французский тягач Рено UE.


    Мотоцикл-тягач НК-101 с оборудованием для перевозки полевого кабеля.


    Английский легкий БТР «Брен-Универсал».


    Американский транспортер М29 Weasel.


    Советский мотоцикл М-72.


    Броня «крылатой пехоты»

    Максим Саенко

    Продолжение. Начало см. в «ТиВ» № 7–9,11/2006 г., № 1/2007 г.

    Использованы материалы службы информации и общественных связей ВДВ РФ, ВНК ДДВ РФ, фото из коллекции автораqA. Кощавцева и из архива редакции.


    «ПО-ПА-ДИ, ПО-ПА-ДИ ПО-ПА- ДИ…» — хриплый звук сигнала донесся из динамика, установленного на вышке директрисы БМД. Экипажи, стоявшие в трех метрах позади боевых машин, рванули с места и побежали к своим машинам…

    Почти одновременно с сигналом лейтенант подал команду «К бою!», но мои ноги уже сами неслись к нашей машине. С этого момента все мысли подчинены то и, ко одному: выполнить норматив. С разбегу запрыгиваю на крышу МТО, под ногой скрипнул десантный люк, движением, отточенным до автоматизма, открываю крышку люка наводчика-оператора на башне БМД и, не глядя, бросаю свое тело внутрь боевой машины. С лязгом закрывается крышка люка. Несмотря на горящие бледно-синим светом плафоны внутреннего освещения, после яркого солнечного света внутри машины все тает в кромешной тьме. Но пока глаза привыкают к темноте руки работают, словно манипулятор робота-автомата: левой рукой выдергиваю тангенту ТПУ, присоединяю гарнитуру шлемофона. В ушах сразу раздается характерное шипение радиостанции. Пристегивать тангенту к ХБ некогда, и она так и висит на гарнитуре шлемофона.

    Привычным движением открываю крышку-груз, рукоятку перезаряжания пушки и начинаю ее прокачивать. В тесной башне не сильно развернешься. Монотонные движения быстро утомляют, и я уже даже не считаю качки, а лишь жду характерного щелчка, когда затворная рама станет на боевой взвод шептала. И почему на учебных стрельбах нам не выдают пиропатроны? Так бы легким нажатием на кнопку я перезарядил бы пушку. Лейтенант говорит, что пиропатроны нужно беречь и использовать в бою только для устранения задержек при стрельбе, а перезаряжать пушку нужно уметь вручную. Не знаю, но за время службы мне надоело сбивать пальцы на ТСТ, а пиропатроны я видел только на плакате. Но вот характерный щелчок, и я с размаху закрываю крышку-груз, резким движением перезаряжаю пулемет ПКТ.



    В шлемофоне слышу доклад нашего механика-водителя и команду лейтенанта «Заводи!» На мгновение тускнеют лампочки в плафонах освещения. Это начинает работать стартер. Еще мгновение, и корпус БМД вздрагивает от вибрации запущенного двигателя.

    Дальше все идет быстро. Один за другим щелкают тумблеры. Башня наполняется шумом работающего преобразователя и писком раскручивающихся гиротахометров. В поле зрения прицела появляются светящиеся желтым светом шкалы и прицельные марки. Резко щелкают электромагниты включившегося стабилизатора. На пульте управления загорелись светодиоды, и я поворачиваю башню «30–00 1*» и опускаю пушку вниз. Вот, вроде бы, и все, пора докладывать о готовности. «Командир, я наводчик, к бою готов». Тут же в шлемофоне слышу голос лейтенанта. «Вышка, я первый, к бою готов». Через несколько секунд в эфире раздались доклады остальных машин. Но я не обращаю на них внимания и жду следующую команду: «Броня, я Вышка, вперед!»

    Одновременно с командой лейтенанта «Вперед!» механик начал движение по дорожке. Корпус БМД плавно покачивается на выбоинах. Показались столбики рубежа открытия огня. Теперь предельное внимание, сейчас поднимутся мишени Вот на фронтальной дороге поднялись мишени БМП Моя правая. Прицел выставлен заранее — на прямую. Маховик ввода дальности на прицеле стоит очень неудобно, и крутить его при выполнении упражнения некогда, а в бою и подавно. Вот тут я всегда вспоминаю БМД 1. Там все прицельные марки горят постоянно, выбирай нужную и стреляй Правда, из-за них труднее наблюдать за местностью, но бесплатный сыр только в мышеловке.

    Вот я подвел центральный угольник под срез мишени. «Выстрел!» — предупреждаю экипаж и жму на кнопку стрельбы из пушки. Очередь из автоматической пушки почти не заметна.

    Это не БМД-1, где в момент выстрела, если не прижался к налобнику, то можно и глаз «засветить» об окуляр прицела. Каюсь, в учебке был у меня такой казус. Ребята потом меня долго «прожектором перестройки» называли. Но зато стабилизатор вооружения — это вещь! Тут «двойка» «копейке» и в подметки не годится. Конечно, дорожка директрисы — это не пересеченная местность, и ровнее и прямее, но все равно стрельба с ходу — это не с короткой остановки, когда ты становишься живой мишенью.

    Трасса очереди врезалась в мишень. Ура! Первой попал. Теперь все, добиваем «Выстрел!» и вторая очередь достигла цели. А вот Серега мажет, вон столбик пыли второй раз взметнулся над бруствером дороги. Сейчас мы ему поможем, все равно остаток ленты придется разряжать выстрелом в небо. «Выстрел!» — и я выстреливаю все до железки. В гильзозвеньесборник падает последний краб. Башня наполнилась характерным запахом пороховой гари и ружейной смазки. Но расслабляться рано: сейчас пойдут БОНы 2*. Тут не зевай. Внутри башни поправку на ветер не посчитаешь «Выстрел!» — даю короткую очередь и слежу за трассой. Нет, мимо, беру поправку и снова очередь — есть, попал. Теперь последняя мишень «Расчет РПГ». Плавно вращаю башню в поисках мишени Не вижу, где же она? «Ориентир два ближе и правее. Возле куста», — в наушниках звучит недовольный голос лейтенанта. Спокойно, лейтенант, время еще есть. До столбиков метров пятьдесят. А вот и цель. «Выстрел!» — пулемет огрызнулся и замолчал. Все, боеприпасов больше нет. Мишень медленно падает. Интересно, попал или вышло время? «Молодец, в яблочко», — слышу радостный голос командира.

    А вот и рубеж прекращения огня. Дальше все просто: проверяю разряженность оружия и докладываю: «Стрельбу окончил, оружие разряжено!»


    На пути к БМД 2

    Начиная с 1969 г. и по настоящее время легкую бронированную технику для Воздушно-десантных войск разрабатывает и серийно выпускает Волгоградский тракторный завод (BгT3). Созданные здесь боевые машины десанта (БМД) относятся к принципиально новой серии боевых машин. Они разрабатывались в условиях жестких ограничений по массе и габаритам. Неооходимость учета указанных требований при выполнении заданных тактико-технических характеристик по десантированию парашютным способом, огневой мощи, подвижности и защищенности потребовала реализации большого количества оригинальных технических решений. БМД 1 стали первыми в мировой практике серийными машинами с индивидуальной гидропневматическои подвеской и изменяемым клиренсом также первыми отечественными машинами с броневым корпусом выполненным из специального алюминиевою сплава.

    Опыт боевого применения БМД-1 в Афганистане показал, что легкое бронирование и невысокая противоминная стойкость не соответствуют требованиям локальной войны. Кроме того, небольшой угол подъема 73-мм орудия и спаренного с ним пулемета не давал возможности их эффективного применения в условиях горной местности. Принятие на вооружение танков второго послевоенного поколения с мощным противоснарядным бронированием сводило на нет былое преимущество орудия 2А28 «Гром», созданного на базе станкового противотанкового гранатомета СПГ-9. К тому же, все страны вероятного противника уделяли большое внимание развитию боевых вертолетов, против которых БМД-1 была полностью безоружна.

    Все вышесказанное привело к тому, что в начале 1980-х гг. ряд частей и подразделении ВДВ СССР, особенно ведущих боевые действия в Афганистане, «Пересели» на более подходящую для выполнения боевых задач «сухопутную» БМП-2. Однако тяжелая и более габаритная БМП-2 не вписывалась в организационно-штатную структуру и тактику действий ВДВ По этому в 1983 г. перед КБ ВгТЗ возглавляемым главным конструктором А. В. Шабалиным, поставили задачу создать боевую машину десанту с 30-мм автоматической пушкой и пусковой установкой ПТУР «Фагот» и «Конкурс», отвечающей требованиям Воздушно-десантных войск.

    1* 30–00 — положение башни по азимутальному указателю, которое соответствует положению пушки строго по продольной оси машины. Дело в том, что люк механика-водителя на БМД-2 находится посередине продольной оси машины. Поэтому по избежание несчастных случаев до и после стрельбы башня с поднятой вверх пушкой и спаренным с ней пулеметом поворачивается вправо от продольной оси машины.

    2* БОНА — в просторсчьи безоткатное орудие на автомобиле.


    БМД-2 первых серий с двумя курсовыми пулеметными установками.




    Простая, на первый взгляд, задача оказалась не такой уж легкой. Боевое отделение новой машины по габаритам и посадочным размерам должно быть полностью взаимозаменяемо с боевым отделением БМД-1. Его установка на машииу не должна требовать значительных временных финансовых и технических затрат и должна быть возможна даже в условиях ремонтных подразделений Министерства обороны. Подразумевалось сохранение броневого корпуса, силового блока и ходовой части БМД-1. От заимствования хорошо зарекомендовавшей себя двухместной башни БМП-2 пришлось сразу отказаться.

    Стремясь выполнить требования военных, конструкторы разработали одноместную башню с новой спаренной установкой автоматической пушки 2А42 и пулемета ПКТ. Немало хлопот новая башня принесла смежникам. Им пришлось срочно адаптировать к ней стабилизатор вооружения 2Э36, разработанный для БМП-2.

    Однако при сохранении потопа башни БМД-1 полностью выполнить требования заказчика не удалось. Боекомплект автоматической пушки 2А42 пришлось сократить до 300 патронов. Компоновка системы питания пушки и спаренного с ней пулемета была настолько плотной, что не оставила места для размещения пусковой установки, аналогичной используемой на БМП-2. На крыше башни, как и на БМД-1П, пришлось установить пусковой кронштейн. Установка в малогабаритной башне двух прицелов (комбинированного и зенитного) стабилизатора вооружения и блока управления цепями стрельбы сильно стесняла рабочее место наводчика-оператора, размещенного слева от пушки.

    О размещении пусковой установки и боекомплекта ПТУР в башне не могло быть и речи. В связи с этим в корпусе новой боевой машины, получившей заводской индекс «объект 916», рядом с укладкой ПТУР 9М113 разместили кронштейны для крепления двух ПТУР 9М111М (9М111-2). Пусковую установку 9П135М на специальном кронштейне смонтировали в носовой части корпуса слева от сиденья командира.

    В результате боекомплект курсовых пулеметных установок сократился до 1000 патронов.

    Первые БМД-2, представленные в 1984 г. на войсковые испытания, имели по две курсовые установки. Одна из этих машин сейчас экспонируется в подмосковной Кубинке. В ходе войсковых испытаний выяснилось, что обслуживание левой курсовой установки при размещении ПУ 9П135М по-походному вызывает большие трудности у командира БМД, и без того загруженного необходимостью участвовать в переводе ПТРК из походного в боевое положение и обратно. К тому же, военные давно жаловались на то, что необходимость обслуживания курсового пулемета мешает командиру БМД заниматься его прямыми обязанностями. В результате на серийных БМД-2 осталась лишь правая курсовая установка.

    Испытания показали, что боевую эффективность новой машины удалось повысить в 2,8 раза по сравнению с БМД-1П. Серийное производство БМД 2 развернулось на ВгТЗ в конце 1984 г., а в 1985 г. она была официально принята на вооружение ВДВ.


    У БМД-2 последующих серий бойница для левой пулеметной установки осталась, но закрывалась чехлом.


    БМД-2 одной из последних серии со сплошным бронелистом вместо левой пулеметной установки.


    Краткое техническое описание БМД-2 («объект 916»)

    БМД-2 — боевая гусеничная плавающая машина, авиадесантируемая из самолетов типа Ан 22 и Ил-76. Экипаж машины (с десантом) как и на БМД 1 включает семь человек: командира, механика-водителя, наводчика-оператора и четырех стрелков. Схема компоновки БМД-2 аналогична БМД-1: в носовой части корпуса расположено отделение управления с сиденьями командира (у левого борта), механика-водителя (в центре) и стрелка-пулеметчика (у правого борта), в средней части корпуса установлена башня с вооружением и сиденьем наводчика-оператора, за ней располагаются остальные члены десанта, кормовую часть корпуса занимает моторно-трансмиссионное отделение, в котором вдоль оси машины на трех опорах закреплен силовой блок полностью заимствованный от БМД-1.

    Сварной корпус машины, выполненный из броневого алюминиевого сплава, защищает экипаж от 12,7-мм бронебойных пуль в лобовой проекции и обеспечивает круговую защиту от 7 62-мм пуль. Над сиденьем механика- водителя имеется люк. Перед люком установлены три прибора наблюдения ТНПО-170А. На верхнем лобовом листе перед центральным прибором наблюдения механика-водителя установлена панель защиты прибора от свинцовых брызг. Снаружи корпуса машины установлены фары, звуковой сигнал, габаритные фонари, волноотражательный щит, передние и задние грязевые щитки заслонки водометных движителей, антенна радиостанции, детали крепления средств десантирования, буксирные крюки, буксировочное устройство для Перевозки грузов па при цепе и два ящика с ЗИП Кроме тою снаружи БМД закреплены брезент, вьючное устройство ПУ 9П135М, лом, лопата и аварийный буй.

    В башне машины установлена 30-мм автоматическая пушка 2А42, предназначенная для поражения наземных легкобронированных целей живой силы и огневых средств противника, а также воздушных целей. Стрельбу из пушки можно вести одиночным и автоматическим огнем большим (не менее 550 выстр /мин) и малым (200–300 выстр /мин) темпом. Масса пушки 115 кг, усилие отдачи 40–50 кН. Перезаряжание ручное и пиротехническое при помощи пиропатронов ППЛ.

    Для стрельбы из пушки применяются патроны с бронебойно-трассирующими (БТ) осколочно-трассирующими (ОТ) и осколочно-фугасно-зажигательными (ОФЗ) снарядами. Патроны с БТ-снарядами предназначены для борьбы с легкобронированными целями типа БМП или БТР и огневыми точками на дальности до 2000 м. Патроны с ОФЗ- и ОТ-снарядами предназначены для поражения живой силы, небронированных наземных целей на дальности 4000 м и низколетящих воздушных целей, летящих с дозвуковой скоростью, на высоте до 2000 м и наклонной дальностью 2500 м.

    Пушка закреплена в установке неподвижно, что упрощает подвод к ней патронных лент. Питание пушки двухленточное. Ленты состоят из отдельных звеньев, «крабов». Ленты укладываются в магазин системы питания. В переднем отсеке магазина размещается лента на 100 патронов с бронебойно-трассирующими снарядами в заднем отсеке — лента на 200 патронов с осколочно-трассирующими и осколочно-фугасно-зажигательными снарядами.

    С автоматической пушкой спарен 7,62-мм пулемет ПКТ. Еще один ПКТ размещен в курсовой установке по правому борту. Пулеметы предназначены для поражения живой силы противника и подавления небронированных и легкобронированных целей и огневых точек противника. Боекомплект пулеметов ПКТ составляет 2940–2980 натронов, из которых 2000 штук, снаряженные в одну ленту и уложенные в две коробки, — к спаренному пулемету и 500 штук, уложенные в две коробки по 250 патронов — к курсовому пулемету Кроме того, в корпусе БМД-2 предусмотрена укладка для ящика на 440 (480) патронов в заводской упаковке. В машине также предусмотрены укладки для личного оружия: пяти автоматов АКС-74 и четырех ящиков по 1080 патронов к ним в заводской упаковке, гранатомета РПГ-16 (РПГ-7Д) и пяти выстрелов к нему, а также двадцати одной гранаты Ф-1,26-мм сигнального пистолета СПШ (56-Н-574) и 20 сигнальных ракет.

    БМД-2 оснащена комплексом управляемого ракетного вооружения 9К111 который предназначен для поражения танков и других подвижных бронированных объектов, движущихся со скоростью до 60 км/ч, неподвижных целей типа ДОС (долговременных огневых сооружении) а также зависших вертолетов при условии их оптической видимости на дальностях до 4000 м.

    Комплекс состоит из пусковой установки 9П135М и противотанковых управляемых ракет типа 9М111М (9М111-2) «Фагот» и 9M113 «Конкурс». В боекомплект БМД-2 входят две ракеты 9М111М (9N1111-2) и одна ракета 9М113. Все три ракеты размещаются в укладке левого борта. Для наведения ПТУР по проводной линии связи используется наземная аппаратура управления 9С451М, состоящая из аппаратного блока 9С474 и прибора наведения 9Ш119М1, входящих в пусковую установку 9П135М.

    В походном положении пусковая установка 9П135М без треноги крепится па специальном кронштейне возле сиденья командира БМД. Тренога закреплена на крыше среднего отделения справа от башни. В боевом положении ПV 9П135М без треноги и с ограничителем углов вертикального наведения устанавливается на специальном кронштейне справа от люка наводчика-оператора. Рабочие углы наведения пусковой установки в вертикальной плоскости от -5° до + 10°, в горизонтальной — 15° влево и 37° вправо от продольной оси башни. При повороте башни угол горизонтального наведения ПУ достигает 360°. В случае необходимости ПУ 9П135М может быть развернута на отдельной огневой позиции вне БМД.

    Для наведения на цель пушки и спаренного с ней пулемета в башне БМД-2 установлены комбинированный прицел БПК-1-42, дневной зенитный прицел ПЗУ-8 стабилизатор вооружения 2036-3 и ручные приводы наведения. Перископический комбинированный (дневной и пассивно-активный ночной) прицел БПК-1-42 3* предназначен для наблюдения и прицеливания при стрельбе по наземным целям из пушки и спаренного с ней пулемета и определения дальности до цели с помощью дальномерной шкалы. Дневная ветвь прибора имеет кратность увеличения 5,6х и угол поля зрения 10°, ночная — кратность увеличения 5,0х и угол поля зрения соответственно 8°. Дальность видения ночью в активном режиме (с подсветкой) 800 м, в пассивном — 700 м. Источником инфракрасного света служит- осветитель ОУ-5 4*.

    3* С марта 1986 г. БПК-1-42 заменен модернизированным прицелом БПК-2-42.

    4* На машинах ранних выпусков устанавливался осветитель ОУ-ЗГА2.



    Башня БМД-2


    Открытый люк десантного отделения.


    МТО со снятой крышей.


    На сетке прицела нанесены прицельный угольник штрихи боковых поправок и шкалы ввода углов прицеливания: БР — для стрельбы из пушки БТ-снарядами; ОФЗ — для стрельбы ОФЗ- и ОТ-снарядами; ПКТ — для стрельбы из пулемета ПКТ. Под шкалами ОФЗ и ПКТ нанесена дальномерная шкала, по которой определяется дальность до цели высотой 2,7 м. Установка прицельной дальности осуществляется с помощью рукоятки ввода углов прицеливания. В ночную ветвь проецируется только центральная часть дневной сетки с прицельным угольником и со штрихами боковых поправок. Штрихи и сетки видны только при включении цепей стрельбы.

    Зенитный прицел ПЗУ-8 предназначен для поиска воздушных целей, слежения за воздушными целями и наведения пушки на них при стрельбе с места, поиска наземных целей и наведения пушки и спаренного с ней пулемета на них при сгрельбе с места и с ходу. Прицел ПЗУ-8 представляет собой монокулярный перископический прибор с панорамной головкой. Кроме прицелов наводчик-оператор пользуется четырьмя перископическими приборами ТНПО-170А с углом поля зрения 6*30'.

    Электромеханический стабилизатор вооружения 2Э36-3 предназначен для стабилизации и стабилизированного наведения в горизонтальной и вертикальной плоскостях пушки 2А42 и спаренного с ней пулемета ПКТ в целях обеспечения эффективной стрельбы с ходу и с места по наземным целям, а также с места по воздушным целям. В стабилизаторе предусмотрены два основных режиме! работы: «автомат» и «полуавтомат». Режим «автомат» задействуется для стрельбы с места и с ходу по наземным целям. При этом осуществляется стабилизация и наведение спаренной установки в вертикальной и горизонтальной плоскостях со скоростью от 0,07 до 6 град/с. Работа стабилизатора в режиме «автомат» в плоскости вертикального поведения может осуществляться в диапазоне углов возвышения спаренной установки от -5 до +60 относительно плоскости погона, а в плоскости горизонтального наведения — при круговом вращении башни.


    Пусковая установка 9П135М с контейнером ПТРК «Фагот»».




    Перебросочная скорость в горизонтальной плоскости составляет 30 град./с. Режим «полуавтомат» является основным при стрельбе из спаренной установки по воздушным целям. В этом режиме также обеспечивается стабилизация и стабилизированное наведение спаренной установки в вертикальной и горизонтальной плоскостях, по с меньшей точностью стабилизации, чем в режиме «автомат» и большими скоростями: от 0,1 до 30 град/с в вертикальной и 35 град/с в горизонтальных плоскостях.

    На машине предусмотрены следующие блокировки стабилизатора: при открытых люках механика-водителя или десанта, при размещении ПУ 9П135М в боевом положении на крыше башни, при подаче команды ПАЗ, при установке пушки или башни на стопор. При открытом люке, подаче команды ПАЗ или установке ПУ 9П135М отключаются электромагниты подъемного и поворотного механизмов, при этом приводы BН и ГН переключаются на ручное управление. При фиксации пушки на стопор отключается электромагнит подъемного механизма, управление приводом ВН исключается, управление приводом ГН сохраняется. При установке башни на стопор отключаются электромагнит поворотного механизма и управление приводом ГН, управление приводом BН сохраняется.

    Принцип работы стабилизатора вооружения основан на том, что при движении машины башня вместе с корпусом под действием внешних сил отклоняется от исходного положения, увлекая за собой пушку. Вместе с башней отклоняются гиротахометры, которые вырабатывают сигналы, пропорциональные величине скорости отклонения башни и пушки и соответствующие по фазе направлению отклонения. Сигнал с гиротахометров подается на вход интегратора, который вырабатывает сигнал, пропорциональный интегралу скоростии, что соответствует величине угла отклонения пушки от исходного положения. Сигнал с выхода интегратора попадает на суммирующий усилитель и дальше на усилитель напряжения, где усиливается и поступает па вход широтно- импульсного модулятора. Модулятор преобразует этот сигнал постоянного напряжения в сигнал импульсного напряжения с шириной импульса, пропорциональной величине напряжения на входе модулятора. Импульсный сигнал с модулятора через усилитель мощности поступает на обмотку якоря электродвигателя подъемного механизма или механизма поворота башни, который поворачивает пушку или башню в сторону, противоположную отклонению корпуса машины, тем самым удерживая ее в направлении на цель с точностью до величины ошибки стабилизации.

    У стрелка-пулеметчика, сидящего справа от водителя установлен перископический обогреваемый прибор наблюдения-прицел ТНПП-220А, в котором ветвь прицела имеет полуторакратное увеличение и угол поля зрения 10°. а ветвь прибора наблюдения — углы обзора по вертикали 21°, по горизонту 87°. Перед сиденьем стрелка-пулеметчика находится курсовая пулеметная установка. Угол максимального возвышения установки составляет +7°, снижения -5° угол горизонтального наведения курсового пулемета 21°.

    В распоряжении командира имеется танковый перископ ТПК-2 Установка прибора на БМД-2 аналогична установке на САО 2С9 «Нона» ТПК 2 предназначен для наблюдения за местностью, распознавания целей, определения дальности до них, целеуказания и корректирования артиллерийского огня и представляет собой перископический прибор с переменным увеличением 1х и 5х. Поворот прибора в горизонтальной плоскости осуществляется на угол ±35° относительно продольной оси машины. Кроме ТПК-2 слева от командира установлен перископический прибор ТНПО-170А. Стрелки-десантники используют два обогреваемых прибора ТНПО-170А и перископический прибор МК-4С (в крышке кормового люка).

    Электрооборудование БМД-2 выполнено по однопроводной схеме, за исключением дежурного освещения и розеток для переносных ламп. Источниками электрической энергии являются 24-вольтовая стартерная аккумуляторная батарея 12СТ-85М и генератор ВГ-7500Н. К потребителям электрической энергии относятся стартер С5-2С, электродвигатели, электромагниты и другие элементы системы управления Огнем, противопожарного оборудования, водооткачивающие средства, средства связи, приборы освещения и сигнализации и др.

    Как и на БМП-2, на БМД-2 за счет технологических нововведении повысили ресурс ходовой части. Так износостойкость балансиров ходовой части из титанового сплава ВТЗ-1 повышена за счет электроискрового упрочнения, упрочнены и пальцы шарниров гусениц. Эти изменения разрабатывались еще для БМД-1, но практически внедрены при производстве БМД-2.

    Устройства для защиты Экипажа и внутреннего оборудования от воздействия ОМП аналогичны установленным на БМД-1. Баллоны противопожарного оборудования БМД-2 наполняются составом «Хладон 114В2».

    На БМД-2 используются радиостанция Р-173 («Абзац», дальность связи — до 20 км) со штыревой антенной высотой до 3 м радиоприемник Р-173П и ТПУ Р-174 5*. На машинах последних годов выпуска вместо радиостанции Р-173 устанавливалась радиостанция Р 163-50ПУ (комплекс «Арбалет»), обеспечивающая при работе на штыревую антенну устойчивый обмен аналоговой и цифровой информацией на дальности до 20 км в дианапазоне частот 30–80 мГц, с цифровым управлением автоматизированным переходом на резервную частоту.

    Командирская БМД-2К («объект 916К») принята па вооружение в 1986 г. Она предназначена для обеспечения надежности и оперативности управления подразделениями. В отличие от БМД-2 на командирской машине дополнительно установлены вторая радиостанция Р-173 с радиоприемником Р- 173П и второй антенный ввод для них аппарат ВВ36 переговорного устройства Р-174. Кроме того, установлены бензозлектрический агрегат АБ-0.5-П/30 курсоуказатель ГПК-59, отопитель и вытяжной вентилятор сред него отделения, прибор радиационной и химической разведки ПРХР ГО-27 (вместо гамма-датчика ГД-1М) и два съемных столика для улучшения условий работы командира из машины изъят комплекс управляемого ракетного вооружения. В целях обеспечения размещения в машине зарядного агрегата (по-походному) снято среднее заднее сиденье стрелка- автоматчика.

    5* На машинах первых серий установлены радиостанция Р- 123М и ТПУ Р-124.







    В строю

    Основный способы десантирования БМД-2 — посадочный и сброс на многокупольных парашютных или парашютно-реактивных (ПРС) системах Основными системами стали ПРСМ-916 и ПРСМ-925. Самолет Ил-76М поднимает три БМД-2 с системами десантирования. БМД-2, как и БМД-1, без экипажей на платформах могут сбрасываться беспарашютным методом «стягивания» со сверхмалой высоты на грунт или воду. Правда, с конца 1980-х гг. десантирование БМД-2 с использованием ПРС на территории России практически не проводилось. 10 октября 20021 на полях учхоза Ульяновской государственной сельхозакадемии (в районе пос Октябрьский Чердаклинского района) прошли учения 31 и отдельной гвардейской воздушно-десантной бригады, базирующейся в Новом Городе. Со специально оборудованного самолета Ил-76 на парашютно-реактивных системах были десантированы три боевые машины БМД-2. Последний раз выброска техники на ПРС осуществлялась примерно 15 лет назад.

    Начиная с 1988 г. десантники принимали самое активное участие более чем в 30 операциях по разрешению национальных и военных конфликтов. Через «горячие точки», включая обе чеченские кампании за это время прошло более 10 тыс единиц техники. Итоги боевых действии в Чечне подтвердили давно наметившуюся тенденцию к повышению огневой мощи и защищенности БМД. Однако в связи с недостатком финансирования модернизация БМД целиком и полностью ложится на плечи боевых подразделений. Вот и навешивают находчивые десантники на борта БМД ящики с боеприпасами, мешки с песком и рулоны сетки «рабицы», раскладывают по броне тубусы с реактивными гранатами и огнеметами, оборудуют дополнительные места для стрелков и кормовых пулеметчиков.

    К сожалению, сегодня основу парка ВДВ составляют БМД-1П и БТР-Д. До 80 % машин эксплуатируется 15 и более лет. 95 % БМД-1П и БТР-Д прошло один, а то и два капремонта. Количество же машин последнего поколения БМД-3 составляет меньше 7 %. А ведь именно в десантных войсках и износ техники на порядок больший, чем где-либо. Так что запланированное перевооружение для ВДВ как никогда актуально. В ближаишое время предполагается провести капремонт всех нуждающихся в нем машин с одновременной модернизацией всех БМД-1 и БМД-1П Волгоградский завод готов модернизировать все БМД-1, находящиеся на вооружении, до уровня БМД-2, было бы финансирование. Следует также иметь в виду, что подобную операцию можно осуществлять и на БМД-1, ранее поставленных предприятием в Ирак и Анголу или оставшихся в странах СНГ.

    В развитии мировой бронетанковой техники в настоящее время намечается тенденция к установке мощного вооружения с высоко эффективным прицельным комплексом на боевые машины легкой весовой категории. Этому направлению в полной мере соответствует разработанная ОАО «Волгоградский тракторный завод» боевая машина десанта БМД-3 («Бахча») выпускаемая серийно с 1990 г., и созданная на ее базе 125-мм самоходная противотанковая пушка 2С25 «Спрут» Ее орудие может вести огонь танковыми боеприпасами, в том числе и ПТУР. Словом: это настоящий легкий плавающий танк для десанта. Аналогов ему в мире нет. На заводе имеются пять опытных единиц этой машины, но денег на серийное производство пока пет. К сожалению, даже на капремонт изношенной и в большинстве случаев выработавшей ресурс техники денег выделяется крайне мало, а на покупку новой техники для ВДВ и вовсе не приходится надеяться.



    Тактико-технические характеристики БМД-2 и ее модификаций
    Технические характеристики БМД-2 БМД-2К
    Год выпуска 1985 1986
    Боевая масса кг 8000+2 5% 8000+2 5%
    Экипаж (десант), чел. 3(4) 6
    Высота мм 1830–2180 1830–2180
    Длина (с пушкой вперед), мм 5970 5970
    Длина (по корпусу), мм 5400 5400
    Ширина, мм 2700 2700
    Клиренс мм 100-450 100-450
    Пушка марка 2А42 2А42
    Калибр мм 30 30
    Боекомплект, патронов/пиропатронов 300/3 300/3
    Пулеметы количество / марка 2 хПКТ 2хПКТ
    Калибр, мм 7,62 7 62
    Боекомплект, патронов 2500+44П 2250+440
    ПТРК 9К111 -
    ПТУР, количество х марка г 2х9М113 1 (9М111М) -
    Двигатель, марка 5Д-20 5Д20
    Мощность кВт (л с) 176(240) 176(240)
    Удельная мощность, л.с./т 30.0 30,0
    Силовая передача Однодисковый главный фрикцион сухого трения четырехскоростная механическая коробка передач бортовые фрикционы планетарные бортовые передачи
    Максимальная скорость по шоссе, км/ч 60 60
    Средняя скорость по грунтовой дороге км/ч 35 35
    Максимальная скорость на плаву, км/ч 9-10 9-10
    Преодолеваемые препятствия
    — угол подъема 32° 32°
    — угол крена 18° 18°
    — ширина рва м 2,5 25
    — высота стенки, м 0,7 07
    Запас хода по шоссе, км 500 500
    Емкость топливных баков, л 260 280
    Среднее удельное давление на грунт, кг/см² 0.5 05
    Прибор радиационной (химической) разведки ГД- 1М ПРХРГО 27
    Навигационная аппаратура - ГПК-59
    Зарядный агрегат - АБ-0 5-П/ЗО
    Радиостанция, количество х марка 1 1хР123М или Р-173 2хР173 или Р- 163-50ПУ

    Материалы к печати подготовил

    Федососв С.Л.



    Вооружение БМД-2 30-мм автоматическая пушка 2А42 разработана в тульском КБ приборостроения (ведущий конструктор Сердюков) имеет газовый двигатель автоматики с длинным ходом газового поршня, запирание поворотным затвором. Пушка предназначена для борьбы с легкобронированными целями на дальность до 1500 м, небронированными средствами, расчетами тяжелого оружия и живой силой противника на дальностях до 4000 м. а также для стрельбы по воздушным целям, летящим на высотах до 2000 м с дозвуковыми скоростями и наклонной дальностью до 2500 м. Дульный тормоз отход ствола (но не всей пушки) назад на 30–35 мм во время выстрела и амортизатор снижают действие отдачи на установку и машину. Пушка оснащена электроспуском и ручным спуском (используется при обслуживании пушки и стрельбы в аварийных условиях) Предусмотрены два темпа стрельбы — малый (200–300 выстр /мин) и большой (не менее 550 выстр /мин). Большой темп стрельбы обеспечивается кинематикой механизмов пушки и энергетическими возможностями газового устройства При ведении огня малым темпом происходит задержка шептала спускового механизма путем автоматической подачи определенных электрических импульсов Возможна и одиночная стрельба. Питание пушки — из звеньевых металлических патронных лент с незамкнутым звеном Двухленточное питание позволяет быстро переходить с одного типа патрона на другой. Переключение типа выстрела (ленты) осуществляется вручную с помощью переключателя.





    Осколочно-фугасный зажигательный (ОФЗ) и осколочно-трассирующий (ОТ) 30-мм снаряды рассчитаны на поражение живой силы и небронированной техники в основном на открытой местности Приведенная площадь поражения для первого снаряда — 50–70, для второго — 25–30 м2. Дальность эффективного огня ими по групповой цели в виде залегшей живой силы противника 4000 м, по одиночной цели — 2500 м При решении тех же задач на резкопересеченной местности или в населенном пункте поражающее действие снаряда снижается. Бронебойный трассирующии (БТ) снаряд имеет притупленную носовую часть и баллистическии наконечник Прицельная дальность стрельбы бронебойно-трассирующим снарядом до 2000 м, эффективная дальность — до 1500 м. На этой дальности снаряд пробивает 18-мм броню под углом 60 \ а подкалиберный бронебойный снаряд «Трезубка» — 25-мм броню. Это позволяет бороться с легкобронированными целями.

    Масса ОФЗ-снаряда 0,391-0 393 кг, ОТ — 0.385-0,387 кг БТ — 0,396-0,398 кг. Патронами с ОФЗ- и ОТ-снарядами снаряжается лента на 340 патронов, с БТ-снарядами — лента на 160 патронов При стрельбе звенья ленты собираются в звеньесборник, устанавливаемый снизу под пушкой, стреляные гильзы выбрасываются через гильзоотвод наружу машины.

    ПТРК 9К111 «Фагот» относится к ПТРК второго поколения с полуавтоматической системой наведения Работы над новым комплек сом начались в КБ приборостроения (ЦКБ-14, г Тула) под руководством А.Г. Шипунова и Н.Ф Макарова в 1963 г. К работам был подключен и ЦНИИ точного машиностроения (г. Климовск) ПТРК 9К111 «Фагот» был принят на вооружение как противотанковое средство батальона. Он предназначен для поражения танков и бронемашин, движущихся со скоростью до 60 км/ч, а также других малоразмерных целей (ДОТ защищенные огневые комплексы) на дальностях от 70 до 2000 м и от 75 до 2500 м (в зависимости от типа снаряда).

    Снаряд 9М111 представляет собой компоновку транспортнопускового контейнера (ТПК), ПТУР и вышибной двигательной установки ТПК пластиковый, одноразового применения, с откидными крышками Вышибная двигательная установка в виде однорежимного твердотопливного реактивного двигателя помещена в задней части контейнера и служит для придания ПТУР начальной скорости полета. Сама ракета имеет калибр 120 мм и длину 863 мм, размах крыльев в боевом положении 369 мм, построена по аэродинамической схеме «утка» с передним расположением рулей управления. ПТУР состоит из четырех отсеков: № 1 (электромагнитный привод рулей); № 2 (кумулятивная боевая часть); разгонно-маршевая двигательная установка (твердотопливный двухрежимный реактивный двигатель с двумя соплами, отклоненными на 20° от продольной оси); аппаратурный отсек (координатор с гироскопическим устройством, блок управления, безынерционная катушка, лампа-фара).

    На корпусе аппаратурного отсека укреплены четыре складных крыла, расположенных под углом к продольной оси снаряда и под углом 45° относительно рулей. По оси катушки установлена лампа-фара со светофильтром переводящим большую часть энергии излучения в ИК-область Лампа накаливания была использована вместо трассера, дабы не повредить разматывающийся двужильный биметаллический провод. При срабатывании вышибного двигателя отражатель и лампа защищались створками, раскрываемыми после выхода ракеты из контейнера В полете ракета стабилизируется вращением и управляется отклонением носовых рулей по сигналам наземной аппаратуры управления, передаваемым по проводной линии. При попадании в цель боевая часть подрывается моментально срабатывающим электромеханическим предохранительно-детонирующим механизмом Для безопасности расчета механизма взводится на расстоянии 70 м от ПУ. В случае промаха ПТУР самоликвидируется. Время полета ПТУР на максимальную дальность составляет 11 с, бронепрбиваемость по нормали — 400 мм. под углом 60° — 200 мм. Снаряд (ТПК с ПТУР и вышибным двигателем) имеет размеры 1098x150x205 мм, весит 13 кг.

    В ракете 9М111М изменена конструкция корпуса и кумулятивной воронки боевой части для размещения заряда увеличенной массы и бронепробиваемости 460 мм по нормали, 230 мм под углом 60°. На безынерционной катушке уложен двужильный провод управления длиной 2000 или 2500 м Время полета на максимальную дальность 13,5 с Масса снаряда 13,2 кг.


    ПТУР «Конкурс».


    ПТУР «Фагот».





    ПТРК «Конкурс» разработан в ЦКБ-14 (КБ приборостроения, г. Тула) под руководством главного конструктора А.Г. Шипунова, принят на вооружение в 1974 г ПТРК имеет полуавтоматическую систему управления с передачей управляющих команд по проводам, максимальную дальность стрельбы до 4000 м, минимальную — 75 м.

    Конструктивные решения ПТРК в основном аналогичны тем что были отработаны в комплексе «Фагот», но необходимость обеспечения большей дальности стрельбы обусловила существенно большие массогабаритные параметры ПТУР и снаряда в целом.

    ПТУР 9М113 «Конкурс» построена по аэродинамической схеме «утка». В носовой части расположен блок рулевого управления с двумя рулями с электроприводом, за ним — кумулятивная БЧ, далее — аппаратурный отсек (гироскопическое устройство, раскладчик команд, аккумуляторная батарея, безынерционная катушка с проводом). Хвостовую часть занимает разгонно-маршевая двигательная установка, на корпусе которой закреплены четыре трапециевидных складных крыла и источник ИК-излучения (лампа-фара). Калибр 9М113- 135 мм, длина с вышибным двигателем — 1165 мм, размах крыльев в боевом положении — 468 мм, масса снаряда (ТПК с ПТУР и вышибным двигателем) — 25,3 кг, длина — 1260 мм. Бронепробиваемость по нормали — до 600 мм, под углом 60" — 250 мм. Время полета на максимальную дальность — 19,2 с.

    В 1986 г. появилась модернизированная ПТУР 9М113М «Конкурс-М». Она имеет скорость до 250 м/с, максимальную дальность стрельбы 4000 м и тандемную БЧ для поражения целей с динамической защитой При калибре 125 мм «приведенная» бронепробиваемость составляет по нормали 800 мм гомогенной брони


    95 лет над палубой

    Владимир Щербаков

    Продолжение.

    Начало см. в «ТиВ» N21/2007 г.

    Использованы фото ВМС США.


    «Бирмингем» и «Пенсильвания»

    Наше повествование было бы пополним, если бы мы не остановились, хотя бы коротко па rex кораблях, без которых не было бы ни «первого взлета аэроплана с палубы», ни «первой посадки аэроплана на палубу». В этой главе мы проследим судьбу двух боевых кораблей Легкого крейсера «Бирмингем» и броненосного крейсера «Пенсильвания».

    «Бирмингем» (USS Birmingham, CL-2) принадлежал к классу легких крейсеров, в отношения которых американцы иногда употребляли также термин «разведывательный крейсер». Это был второй корабль типа «Честер» (USS Chester).

    Заложили его на стапеле судоверфи компании Klver Shipbuilding Со, и Куинси — районе острова Лонг-Айленд (г. Нью-Йорк). Спуск корабля па воду состоялся 29 мая 1907 г., а 11 апреля 1908 г. он вошел в боевой состав Атлантического флота ВМС США. Первым командиром крейсера стал коммандер Б.Е. Уоллин.

    14 ноября 1910 г. с его палубы, на которой был специально оборудован соответствующий настил Юджин Илай совершил первый в истории США взлет аэроплана с боевого корабля. Вскоре после этого, 28 июня 1911 г., «Бирминтем» был выведен в резерв и переведен в Бостон.

    15 декабря 1911 г корабль снова ввели в первую линию и он совершил краткий поход в Вест-Индию, после которого был вновь переведен в резерв Атлантического флота (Atlantic Reserve Fleet) С 20 апреля 1912 г — в составе Филадельфийской резервной корабельной группы (Philadelphia Reserve Group), место базирования — Филадельфия.

    В периоде 19 мая по 11 июля 1912 г «Бирмингем» был временно введен в первую линию и выполнял задачи в рамках операции «Айс П этрол», после чего вернулся обратно в Филадельфию 1 октября 1913 г. услуги крейсера вновь потребовались флоту, и его в очередной раз ввели в первую линию. На этот раз он использовался фактически в роли экскурсионного корабля с 3 октября но 26 декабря 1913 г. «катал» вдоль побережья Южной Америки делегатов выставки Panama-Pacific Exposition.


    Броненосный крейсер «Пенсильвания» (ACR-4) Изображение на почтовой открытке датируется 1905–1908 гг.


    После выполнения такой весьма «важной и ответственной» для боевого корабля задачи легкий крейсер «Бирмингем» перевели на Филадельфийскую военно-морскую верфь, где его переоборудовали в тендер и передали Торпедной флотилии Атлантического флота ВМС США.

    Корабль покинул верфь в Филадельфии 2 февраля 1911 г. и с этого дня стал числиться флагманским кораблем вышеупомянутой флотилии. С 22 апреля по 25 мая 1914 г корабли флотилии во главе с «Бирмингемом» действовали в составе крупной корабельной группировки в мексиканских территориальных водах.

    В 1916 г. «Бирмингем» стал еще и флагманским кораблем соединения миноносцев Атлантического флота (Destroyer Force, Atlantic Fleet).

    С момента вступления Соединенных Штатов в Первую мировую войну «Бирмингем» отправился на патрулирование вдоль северо-восточного побережья страны, а 14 июня 1917 г. вышел из Нью-Йорка в составе крупного американского конвоя во Францию.

    После возвращения в Нью-Йорк корабль переоборудовали и в августе 1917 г перевели в Гибралтар в состав группы американских ВМС в Европе. На нем держал свой флаг командующий вооруженными силами США в районе Гибралтара контр-адмирал А. П. Нихлатк. В задачи «Бирмингема» входило эскортирование конвоев, совершавших передвижения между Гибралтаром Британскими островами и Францией. После окончания Первой мировой войны корабль совершил короткий поход в восточную часть Средиземного моря и в январе 1919 г. вернулся в Соединенные Штаты.

    В периоде июля 19191 по май 1922 г он был приписан к ВМБ Сан-Диего (штат Калифорния) и числился флагманским кораблем эскадры миноносцев Тихоокеанского флота ВМС США. За тем «Бирмингем» оказался в Бальбоа (западная часть Панамского канала) в качестве флагманского корабля эскадры специального назначения.

    Финальным аккордом жизни «Бирмингема» стало плавание вдоль побережья Центральной Америки и северной части Южной Америки, после чего он вернулся на Филадельфийскую военно- морскую верфь, где 1 декабря 1923 г. был официально выведен из боевого состава ВМС США и 13 мая 1930 г. после разоружения продан на металлолом. «Пенсильвания» (USS Pennsylvania, ACR-4) принадлежала к подклассу броненосных крейсеров и являлась головным кораблем в серии. Позднее корабль переименовали в «Питсбург» (USS Pittsburg СА-4).

    Корабль был заложен на верфи компании William Cramp and Sons в городе Филадельфии, штат Пенсильвания, 7 августа 1901 г. Спуск его па воду состоялся 22 августа 1903 г., в качестве спонсора мероприятия и «крестной матери» крейсера выступила мисс Корал Квай, дочь популярного в те годы сенатора штата Пенсильвания Мэтыо С. Квая. 9 марта 1905 г «Пенсильвания» была введена в боевой состав ВМС США, первым командиром корабля был назначен кэптен Томас Мак-Лин.

    Броненосный КР «Пенсильвания» первое время (до сентября 1906 г.) действовал в районах Восточного побережья США и Карибских островов. Затем он был переведен в Сан-Франциско, куда и прибыл 27 сентября 1907 г Начинался период службы корабля у берегов Западного побережья страны.


    Аэроплан «Кертис Пушер» конструкции Глена Кертиса устанавливают на платформу на крейсере «Бирмингем». Через некоторое время Юджин Илай совершит на нем первый в истории Америки взлет с палубы боевого корабля. Ноябрь 1910 г.



    Рабочие сооружают настил в кормовой части броненосного крейсера «Пенсильвания» для проведения эксперимента по посадке на корабль и взлету с него аэроплана.

    Военно-морская верфь Мар Айленд (Mare Island Navy Yard).


    В 1910 г «Пенсильвания» посетила с визитом военно-морские базы в Чили и Перу, а 18 января 1911 г. корабль вошел в историю: на его палубу совершил посадку па аэроплане Юджин Илай, чем открыл как считают американцы, эру палубной авиации Соединенных Штатов.

    В период с 1 июля 1911 г. по 30 мая 1913 г. «Пенсильвания» — в резерве, в районе Пугет-Саупда В по время на борту проходит подготовку личный состав добровольной военно-морской милиции 27 августа 1912 г. корабль переименовывают в «Питсбург» (USS Pittsburgh): дело в том, что название штата «Пенсильвания» понадобилось для другого линейного корабля нового типа.

    После ввода в первую линию броненосный крейсер «Питсбург» был направлен в район западного побережья Мексики и затем принял участие в агрессии США против этой суверенной страны. Позднее корабль являлся флагманским кораблем адмирала Уильяма Б. Капертона, командовавшего американским Тихоокеанским флотом, и действовал в районе побережья Южной Америки.

    После возвращения на «восточную сторону» крейсер был определен в качестве флагманского корабля командующего соединением ВМС США в восточной части Средиземного моря К новому месту службы «Питсбург» отправился из Портсмута, штат Нью-Гемпшир, 19 июня 1919 г. В новом качестве он изрядно побороздил воды Адриатического Эгейского и даже Черного морей. В конце 1920 г. корабль посетил порты Франции и Великобритании, выполнил ряд задач в водах Балтийского моря.

    15 октября 1921 г броненосный крейсер «Питсбург» прибыл в Филадельфию, после чего почти год находился в резерве. В первую линию корабль вернулся только 2 октября 1922 г и вновь был направлен в Европу, уже как флагманский корабль командующего силами ВМС США в Европе.

    17 июля 1926 г. корабль прибыл в Нью-Йорк, где началась подготовка к походу на Дальний Восток: ему было предписано исполнять обязанности флагманского кор имя так называемого «Азиатского Флота». 16 октября крейсер вышел в направлении к Чефу, куда и прибыл 23 декабря того же года. В начале 1927 г. с корабля высадилась десантная партия для решения сдачи по обеспечению безопасности американских граждан и других иностранцев в Шанхае, пока армия Чап Кайши не взяла под свой контроль Шанхай в марте того же года. После этого «Питсбург» вернулся к исполнению своих прямых обязанностей в составе «Азиатского Флота».

    Заключительным аккордом в достаточно долгой и успешной карьере корабля стал походе присутствовавшим па его борту генерал-губернатором Филиппин Дуайтом Ф. Дэвисом с посещением следующих портов Юго-Восточной Азии Сайгон Бангкок, Сингапур Белаван-Дели Батавия, Сурабая, Бали Макассари Сандакап 15апреля 1931 г броненосный крейсер «Питсбург» вернулся в Манилу. А через шесть дней он уже» проходил Суэцкий канал, направляясь домой, и 26 июня 1931 i. бросил якорь у Хэмптон Роадс.


    Броненосный крейсер СА-4 «Питсбург» — бывший броненосный крейсер «Пенсильвания». Район Адриатического моря, судя по всему, 1919 г. Фото ВМС США.


    Основные тактико-технические элементы броненосного крейсера «Пенсильвания»:

    — водоизмещение 13400 т;

    — длина наибольшая 504 фута (154 м);

    — ширина наибольшая 69,5 фута (21 2 м);

    — осадка наибольшая 24,1 фута (7,3 м);

    — скорость максимальная 22 узла (около 41 км/ч);

    — экипаж 829 человек

    Вооружение корабля включало артиллерийское и торпедное:

    — четыре 8-дюймовых (203-мм) орудия;

    — четырнадцать 6-дюймовых (152-мм) орудий;

    — восемнадцать 3-дюимовых (76-мм) орудий;

    — два 18-дюймовых (457-мм) торпедных аппарата

    10 июля 1931 г корабль был выведен из боевого состава ВМС США и после разоружения 21 декабря 1931 г продан на металлолом компании Union Shipbuilding, расположенной в Балтиморе (Baltimore), штат Мэриленд


    Акцент смещается на гидроавиацию

    С сегодняшней точки зрения следующим шагом командования ВМС США должно было бы стать вполне логичное решение — построить корабль с полетной палубой (авианесущий корабль или же полноценный авианосец) и начать широко использовать авианосную авиацию Однако в действительности все обстояло иначе.

    Противники авиации корабельного базирования просто не могли себе представить, как на верхней палубе будут сооружаться постоянные (стационарные) взлетные площадки и даже целые полетные палубы, которые «будут ограничивать сектора обстрела орудии». Да и количество орудий в этом случае па корабле будет меньшим. Эта достаточно большая группа единомышленников получила в американской военно-морской истории название Gun Club («Орудийный клуб», или «Клуб пушкарей»).

    Под давлением такой достаточно многочисленной и состоящей из высокопоставленных и авторитетных в военно-политических кругах Соединенных Штатов личностей «группы единомышленников» военно-морской МИНИСТР США, который, впрочем, тоже достаточно скептически относился к возможностям использования аэропланов в морском бою, был вынужден, в конце концов, заявить Глену Кертису о том, что варианте «корабельной платформой» уже не является «проходным» Поэтому, если Кертис намерен продать флоту Соединенных Штатов свой самолет, необходимо сделать его плавающим: он должен базироваться на корабле, но применяться с воды по следующей схеме При помощи специального крапа гидроаэроплан переводится за борт и опускается на водную поверхность. Затем этот аппарат совершает взлет, выполняет возложенную на него задачу, садится на водную поверхность, цепляется корабельным крапом и поднимается па борт.

    Глен Кертис упрашивать себя не заставили 17 февраля 1911 г. продемонстрировал флотскому начальству свои первый гидроаэроплан. В качестве демонстрационной площадки был выбран броненосный крейсер «Пенсильвания». Корабль на этот раз стоял на якоре около острова Норт-Айленд, штат Калифоримя, недалеко от Сан-Диего. Место было выбрано не случайно: у Глена Кертиса в том районе был зимний лагерь для полетов (в настоящее время на острове Норт-Айленд расположена военно-воздушная база противолодочной авиации Тихоокеанского флота ВМС США). И это сработало: немногим менее чем через три месяца Кертис получил от ВМС США контракт на два летательных аппарата. Один из них — гидроаэроплан, второй — обычный самолет берегового базирования, который предполагалось использовать в учебных целях. Стоимость контракта составила достаточно кругленькую по тем временам сумму — 25 тыс. долл.

    Причем авиапромышленник не только продавал флоту «дяди Сэма» самолеты, по и принялся за подготовку морских авиаторов Так, почти сразу же после упомянутого полета с «Бирмингема», 29 ноября 1910 г., Глен Кертис предложил военно-морскому министерству подготовить первого флотского офицера-летчика на безвозмездной основе — «ради всеобщего блага мировой авиации».


    фотография района Сан-Диего, выполненные с использованием спутника 15 июня 2002 г. В нижней части фото — остров Норт-Айленд.

    Хорошо различимы стоящие у пирсов три авианосца. Фото Географического общества США (USGS).


    Вверху: Джон Уолкер, лейтенант «Спаде» Эллисон и Юджин Илай. 29 января 1911 г.


    Внизу: подъем аэроплана на борт броненосного крейсера «Пенсильвания». Февраль 1911 г.


    Командование ВМС США согласилось, и лейтенант Теодор Г «Спаде» Эллисон, в «оригинале» — подводник, в январе 1911 г. доложил о прибытии в зимний лагерь Кертиса на Норт-Айленде для прохождения курса обучения по эксплуатации гидроаэроплана. Хотя ряд специалистов указывает, что первым офицером ВМС США, совершившим полет па аэроплане стал лейтенант Джордж Свит — 3 декабря 1909 г. он поднялся в воздух па серийном армейском аэроплане конструкции братьев Рант. Правда в качестве пассажира, поскольку пилотировал аэроплан армейский лейтенант Фрэнк П. Лам. Полет проходил в районе Колледж-Парка, штат Мэриленд.

    Кстати в том же 1910 г. Глен Кертис продемонстрировал пробное метание бомбы с аэроплана по надводной цели с высоты 100 м: наилучшим результатом оказалось падение снаряда в семи метрах от цели, но идея его была оценена специалистами по достоинству. Впрочем, Глеи Кертис прославился не только своим успешным сотрудничеством с американскими ВМС. Он широко известен в мире и по ряду других причин.

    Продолжение следует


    Конструктор крылатых кораблей Часть III. Корабли, летящие над волнами

    К 90-летию Р.Е.Алексеева


    Павел Качур

    Продолжение.

    Начало см. в «ТиВ» № 12/2006 г., № 1/2007 г.


    На грани двух стихий

    Без преувеличении можно утверждать, что главная и определяющая роль в разработке и реализации идеи экранопланов в нашей стране принадлежит Р.Е. Алексееву. Работа над экранопланами — самая значительная и яркая страница его творческой биографии.

    Впервые идею в области экранопланостроения Алексеев выдвинул еще в 1947 г. в период активной работы по созданию судов на подводных крыльях. Разработка экранопланов началась с конца 1950-х гг., т. е. с того времени, когда уже появилась первая серия СПК, были определены границы их эффективного применения по скорости движения и сформированы научно-технические предпосылки для разработки экранопланов.

    При создании СПК выяснилось, что они, как и аппараты на статической воздушной подушке, имеют предел скорости из-за физических барьеров. Так, у крылатого судна из-за процесса кавитации на подводных крыльях предел скорости движения наступает при 120–150 км/ч. А у кораблей на статической воздушной подушке набегающий поток воздуха при высокой скорости выдувает подушку и потому их скорость не может превышать 150–180 км/ч. И только отрыв аппарата от воды за счет динамической воздушной подушки мог значительно повысить скорость. На одном из своих эскизов Ростислав Евгеньевич еще в 1947 г. отметил: «Схема экраноплана с естественной устойчивостью Это тема будущего. Решено посвятить себя созданию еще одного нового вида транспорта!»

    Приступая к теме экранопланов, Алексеев отдавал себе отчет в том, что стоит у истоков формирования новой отрасли, которая занимает промежуточное положение между авиастроением и судостроением. Он четко представлял, что необходимо сформировать экспериментальную, производственную и испытательную базы, привлечь новых смежников, внедрить новые материалы и т. д.

    Согласно современной научно-технической трактовке, экранопланы представляют собой аппараты, использующие на взлетно-посадочных и крейсерских режимах движения скоростной напор набегающего потока воздуха для создания подъемной силы за счет образования динамической воздушной подушки между несущими поверхностями аппарата и опорной поверхностью (землей, водной поверхностью или ледовым покровом). Явление, положенное в основу принципа движения экранопланов, получило название «эффекта влияния опорной поверхности». Экранный эффект стал известен на рубеже 19–20 веков.

    Результаты экспериментальных и теоретических исследований позволили выполнить качественную и количественную оценки влияния экранного эффекта на аэродинамические характеристики низколетящего крыла. В частности, было установлено, что на малых высотах (меньше хорды крыла) подъемная сила крыла увеличивается, причем тем больше, чем ближе крыло к экрану, сопротивление уменьшается, изменяется продольный момент.

    Необходимо отметить, что до момента, когда Алексеев взялся за разработку концепции экранопланов, не было даже общепринятых понятий и терминов в этой области. Термин «экраноплан», впервые введенный Р.Е.Алексеевым еще в 1947 г., вошел позже в мировую практику для обозначения судов с аэродинамическими принципами поддержания вблизи опорной поверхности.

    Явление влияния экрана Алексеев решил воспроизвести с помощью исследовательских буксируемых и самоходных моделей. Главной задачей на этом этапе была разработка базовой аэрогидродинамической компоновки.


    «Это мечта будущего» — первый набросок схемы экраноплана (рис. Р.Е Алексеева, 1947 г.).


    Практические эксперименты были невозможны без создания научно-исследовательской базы В конце 1950-х гг. Р.Е. Алексеев по согласованию с руководством Волго-Вятского совнархоза выбрал удобное место на акватории Горьковского водохранилища в месте впадения реки Троца в водохранилище вблизи города Чкаловска (родины В П. Чкалова). В 1958 г. началось сооружение будущей испытательной базы (ИС-2). Под руководством главного конструктора началась постройка опытового бассейна и аэродинамической трубы с имитацией и экрана, возводился сборочный цех мастерская различные лаборатории и стенды.

    Испытательная база (станция) была окружена высоким забором и тщательно охранялась. Основные объекты были построены в начале 1960-х гг.: цех-эллинг мастерские, стометровый трек с катапультой для испытания моделей, аэродинамическая труба, стенд для испытания двигателей и поддувных устройств, а также пирс и причал. У причала стоял дебаркадер на котором модели готовили к испытаниям. Наряду с исследовательскими лабораториями (гидродинамической, аэротрубной, трековой и др.) было организовано и экспериментальное производство (двухпролетный цех-эллинг с универсальным оборудованием) для сборки первых самоходных моделей экранопланов (пилотируемых экранопланов), которые испытывались па акватории филиала и систематически «доводились» до получения зад анных характеристик.

    Исследовались сами модели, их двигатели и бортовое оборудование. Модели проверялись также на стометровом треке — первоначально просто длинном сарае. Они выстреливались из катапульты и пролетали мимо смотровой ямы, где обычно часами находился сам главный конструктор, наблюдая за траекторией их полета. Катапультные испытания модели проводились с заданной скоростью на фиксированной высоте над экраном с различными углами тангажа Варьируя форму модели Алексеев вол поиск оптимальных компоновок.

    Таким образом, па берегу Горьковского водохранилища формировалась испытательная база с комплексом уникальных сооружении многие из которых были специально создали для исследовании экранного эффекта. Главным достоянием станции являлась ее испытательная акватория («модельная среда»). В летний период практически ежедневно можно было найти тихую воду (на р. Троце) и волнение любого модельного размера (в водохранилище), что особенно важно для испытаний как буксируемых, так и самоходных моделей. В зимний период на испитательной акватории можно было выбрать поверхность с различными размерами и характером неровностей (в том числе торосов). Кроме того, по другую сторону Троцы находилась так называемая испытательная полоса — дооборудованная взлетно-посадочная полоса резервного аэродрома принадлежавшего полку истребителей-перехватчиков, которая позволяла проводить эксперименты по изучению амфибийности экранопланов.

    Значительная часть дебаркадера была отведена под хранилище моделей экранопланов, ставшее впоследствии своеобразным музеем. Весь огромный зал, оборудованный стеллажами, заполнен разнообразными моделями аппаратов — от полуметровых до двухтрехметровых и болое Изготавливались они из дерева, пенопласта, пластилина и дюраля.

    Со временем экспериментальная база в Чкаловске стала одним и з основных подразделении, дававших научную информацию ЦКБ Проводившиеся на ней экспериментальные работы на различных моделях (аэротрубных, буксируемых, трековых, катапультных, радиоуправляемых) служили основой для выработки компоновочных решений экранопланов. В процессе подготовки проектов проводились дополнительные исследования в аэродинамических трубах ЦАГИ, в бассейнах ЦНИИ им. Крылова, но это уже была «шлифовка».

    И все это удалось сделать в течение нескольких лет! Можно только пред ставить себе, чего это стоило Алексееву и eгo ближайшим помощникам. Буквально все приходилось «выбивать» через правительство и ЦК КПСС. Государственный комитет по судостроению (ГКС), хотя и оказывал посильное содействие и финансирование, но не «рвался» помогать, так как это направление исследовании Госкомитету было чуждо. Судостроители, по словам министра Б.Е Бутомы, создают то, что плавает, а не летает.

    В 1960 г под руководством и при непосредственном участии Р.Е. Алексеева коллектив ЦКБ по СПК приступил к созданию первого пилотируемого экспериментального экраноплана СМ-1 (самоходная модель) Основное назначение аппарата — исследование аэродинамики и устойчивости экраноплана с двухкрыльевой схемой несущих крыльев при движении у экрана. В основу его аэргидродинамической компоновки была положена схема «тандем» (или двухточечная схема). Эта схема казалась вначале безупречной и была принята для реализации. Следует отметить, что аэрогидродинамическая компоновка СМ-1 отрабатывалась путем испытаний многочисленных буксируемых (на открытой воде) и катапультируемых (на треке) моделей. Алексеев сформировал облик принципиально нового аппарата, впервые осуществил его синтез (как технической системы) с учетом определенного критерия, обусловленного назначением аппарата, также впервые сформулировал требования к конструкции подсистем, разработал принципиальные решения конструкций подсистем выполнил их системную увязку.

    Согласно проекту, пилотируемая модель СМ-1 взлетной массой 2830 кг выполненная по схеме «тандем», имела заостренный корпус (фюзеляж) длиной 20 м с двумя несущими крыльями малого удлиннения Переднее и заднее низкорасположенные несущие крылья размахом 10 м. с прямыми задними кромками оснащались концевыми шайбами. Вертикальное оперение — двухкилевое. Силовая установка (реактивный двигатель) размещалась на ферменной мотораме сверху над фюзеляжем за кабинами экипажа. Экипаж из трех человек находился в последовательно расположенных изолированных кабинах. Двигательная установка обеспечивала скорость движения аппарата до 250 км/ч СМ-1 строилась на Чкаловской испытательной базе ИС-2 в 1961 г. 22 июля был выполнен первый испытательный полет экраноплана. Полеты показали удовлетворительные характеристики устойчивости и управляемости в экранном режиме движения. Пилотировал СМ-1 сам Алексеев. Результаты испытании были для него очень важны, так как этой моделью закладывался фундамент отечественного экранопланостроения. В целом испытания подтвердили правильность заложенных технических решении. На крейсерском режиме аппарат сохранял устойчивость но высоте полета над экраном что было недоступно самолету.


    Испытания буксируемой модели экраноплана на р. Троца (ИС-2, г. Чкаловск, 1961 г.).


    Схема самоходной модели СМ-1.


    Самоходная модель СМ-1 на испытаниях.


    CM-1 довелось выполнить и необычную роль. Осенью 1961 г Ростислав Евгеньевич пригласил на испытательную базу ИС-2 заместителя Председателя Совета Министров СССР, председателя Комиссии СМ СССР по военно- промышленным вопросам (ВПК) Д.Ф. Устинова, председателя ГКС Б.Е. Бутому и Главкома ВМФ С.Г. Горшкова». Показав лаборатории, испытательные стенды, трек и кордодром, Алексеев предложил им «прогулку» на СМ-1. Устинов, любитель новой техники, сразу согласился. День был холодный ветреный и шел к концу. СМ-1, ведомая главным конструктором, благополучно выполнила галсы в сторону водохранилища и обратно, подошла к пирсу. Высокий гость, «прочувствовав экран», был очень доволен своей прогулкой. Председатель же ГКС Бутома не очень стремился опробовать «экзотическую технику», как длительное время называли экранопланы в судпроме. Но Устинов считал, что и руководитель отрасли тоже должен ощутить, что такое полет на экране.

    Алексеев, надеясь, что оставшегося топлива хватит на повторный выход, и опасаясь, что не успеет до конца дня «прокатить» второго гостя, вышел на СМ-1 с Бутомой на борту, нe проводя до заправку. Увы, топлива хватило только на один галс — в сторону «моря». Двигатель остановился. И хотя дежурный катер сразу же после запроса по радио помчался к СМ-1, все же потребовалось определенное время на то, чтобы взять модель на буксир привести к пирсу, высадить основательно продрогшего председателя госкомитета.

    Чтобы снять «напряжение» от случившегося, Алексеев пригласил гостей на дебаркадер, в свой кабинет, где угостил их по-русски, «для сугреву». Компания была мужская, и Устинов, не стесняясь в выражениях, сказал Бутоме: «Вы у себя в министерстве ерундой занимаетесь, а сдесь человек дело делает. Надо ему помогать!»

    Б.П. Бутома возражать не стал, но с этого момента его отношение к Алексееву и его творениям изменилось в худшую сторону. И если суда на подводных крыльях укрепили свое положение, получив признание во всем мире и принося славу (и валюту!) советскому судостроению, то экранопланы (изначально «чуждая» ему техника — летательные аппараты!) сразу вызвали внутренний протест Бутомы. Но с заместителем Председателя Совета Министров СССР не поспоришь! Сильные стороны экранопланов заинтересовали и ВМФ, который стал основным заказчиком этих кораблей различных типов.

    Вместе с тем полученные на испытаниях СМ-1 результаты не удовлетворяли Алексеева Так, область устойчивых режимов полета оказалась весьма ограниченной по высоте и углам тангажа. Как следствие, серьезными недостатками явились «жесткий» ход экраноплана (высокая реакция на внешние возмущения), низкая мореходность и высокие взлетно-посадочные скорости. Кроме того, двигатель располагался в районе центра тяжести модели, испытания же показали необходимость решения задачи повышения аэродинамического качества на старте, что при данной схеме было затруднительно. Причем все эти недостатки, присущие «тандемной» компоновке, прочувствовал на себе лично Алексеев, находясь в первых полетах за штурвалом СМ-1 По его выражению, ему пришлось на собственной «пятой точке» пересчитать все кочки на пути экраноплана.

    Испытания СМ-1 продолжались и зимой на одном из «выходов» в январе 1962 г. экраноплан самопроизвольно ушел от поверхности и после отключения двигателя рухнул на лед. Конструкция получила значительные повреждения, а экипаж (три человека) отделался небольшими травмами. На этом испытания закончились, аппарат не восстанавливался Тем не менее создание СМ-1 дало опыт, имеющий принципиальное значение для развития экранопланов, а испытания позволили получить ответы на многие неясные вопросы, связанные с обеспечением взлетно-посадочных характеристик при волнении и характеристик устойчивости движения особенно при увеличении высоты полета. Первые успешные результаты работ ЦКБ по СПК в области создания экранопланов позволили сформулировать важные ожидаемые достоинства этого типа кораблей. К ним относились высокие скорости движения (близкие к авиационным), хорошие экономические показатели, трудность радиолокационного обнаружения, хорошая мореходность и амфибийность, обеспечивающая способность самостоятельного выхода на пологий берег и базирование на нем.

    В начале 1960-х гг. удалось заинтересовать начальника Главного управления кораблестроения ВМФ адмирала Н.В.Исаченкова, которого Алексеев пригласил в Горький. Адмирала ознакомили с развернувшимися работами по экрапопланам и перспективным предложениям, в том числе по крупным серийным кораблям. Эти два выдающихся инженера сумели найти общую точку зрения на «летающие» корабли. Возможно посещения ЦКБ по СПК Д.Ф. Устиновым, Б.Е. Бутомой, С.Г. Горшковым и Н.В Исаченковым предопределили дальнейшее развитие экранопланостроения в нашей стране.

    По линии Минсудпрома к работам по экранопланам подключились ЦНИИ им. акад. A.Н. Крылова ЦНИИтехнологии судостроения и ЦНИИ «Электроприбор». В составе министерства создали специальное управление по экранопланам (руководитель М.В Псарев) а для организации взаимодействия между МСП, МАП и ВМФ — специальный Совет под председательством министра судостроительной промышленности, с заместителями — министром авиационной промышленности и Главнокомандующим ВМФ. Главком ВМФ поручил Главному управлению кораблестроения привлечь все центральные управления ВМФ, непосредственное курирование работ возлагалось на ЦНИИ ВК. Сразу же после поездки в ЦКБ Н.В.Исаченкова в ведущий институт Заказчика — ЦНИИ ВК — последовали распоряжения сформировать группу специалистов, изучить результаты работы Р.Е.Алексеева, «освоить» создаваемые образцы и выступить в качестве заказчика этой перспективной техники. Группу специалистов возглавил капитан 1 ранга В П. Ивашкевич. На протяжении многих лет его группа тесно сотрудничала с Р.Е. Алексеевым. С этого времени деятельность ЦКБ по СПК по заказу ВМФ осуществлялась в нескольких направлениях создание транспортно-десантного корабля ударного корабля, противолодочного экраноплана.

    Военные моряки принимали самое активное участие в разработке крылатых кораблей на всех этапах, начиная с проектных исследовании и заканчивая сдачей документации в серийное производство. Служба наблюдения заказчика существовала и на экспериментальной базе ЦКБ (ИС-2).

    Следует отметить что Главком ВМФ не сразу воспринял «летающие корабли» Алексеева. Рассказывают, что перед обсуждением очередного проекта экраноплана Главком ВМФ Адмирал Флота Советского Союза С.Г. Горшков, обращаясь к проектантам из ЦКБ задал вопрос «Скажите мне, прежде всего, что такое экраноплан? Летающий корабль или плавающий самолет? Если самолет, то я закажу проект Туполеву, если корабль, то поручу вам», Конечно, все дружно отвечали, что это корабль, по «с большими признаками летательного аппарата!»

    В 1962 г., наконец, сбылась давняя мечта Алексеева — коллектив ЦКБ по СПК отметил новоселье в новом многоэтажном здании на бepeгy Волги. По соседству с ним поднялся производственный корпус. Продолжалось формирование испытательной базы в районе г. Чкаловска. Таким образом, ЦКБ по СПК представляло собой достаточно развитое по тому времени предприятие и состояло как бы из трех частей научно- исследовательской, конструкторской и производственной Фактически это был прообраз первого в судостроительной отрасли научно-производственного объединения. Подобная организационная структура позволяла максимально использовать новейшие достижения различных областей промышленности. В результате значительно сокращались сроки создания судов. Мало того, гибкая организационная структура давала главному конструктору возможность учитывать результаты новейших исследований уже в процессе постройки.

    В 1962 г. Р.Е. Алексеевым была предложена аэрогидродинамическая компоновочная схема с одним низкорасположенным крылом и горизонтальным стабилизатором, вынесенным вверх с целью обеспечения продольной устойчивости По этой схеме в достаточно сжатые сроки был спроектирован и построен следующим экраноплан — СМ-2. Теперь Алексеев решил реализовать свою идею снижения взлетной скорости экраноплана, заключающуюся в поддуве газовыми струями от двигателей под несущее крыло аппарата на стартовых режимах. Этим он предполагал достичь возможность преодоления «горба» сопротивления на старте.


    В.П. Ивашкевич — Главный наблюдающий ВМФ по экранопланам (1 ЦНИИ).


    Схема самоходной модели СМ-2.


    Самоходная модель СМ-2 на испытаниях.


    В проекте предусматривалось размещение на модели двух двигательных установок: одной — в носовой части с системой поворотных сопловых устройств, расположенных перед крылом, другой, маршевой, — в кормовой части фюзеляжа. Оба однотипных турбореактивных двигателя являлись модификацией РУ-19-300, доработанного применительно к «морским» условиям Реактивная струя от стартовой двигательной установки направлялась под крыло, за счет чего создавалась принудительная динамическая воздушная подушка При разгоне аппарата происходило его всплытие, осадка уменьшалась, и, наконец он отрывался от воды. На крейсерском режиме поддувные двигатели отключались и экраноплан двигался только за счет тяги маршевой установки Экипаж состоял из грех человек, которые размещались в отдельных кабинах.

    При строительстве СМ-2 была повреждена во время пожара в ангаре. При ее восстановлении Алексеев решил изменить аэродинамическую компоновку. Горизонтальное хвостовое оперение было вынесено из зоны влияния экранного эффекта и стало Т-образным высокорасположенным, стреловидное несущее крыло — прямоугольным с удлинением 1,2 Силовая установка и фюзеляж изменений практически не претерпели. Эта компоновка и стала базовой для первого поколения отечественных экранопланов большого водоизмещения, созданных по самолетной схеме.

    В начале мая 1962 г по предложению Д Ф. Устинова, поддерживающего Р.Е. Алексеева, был организован показ СМ-2 правительству страны и лично Н. С. Хрущеву. Место демонстрации — Подмосковье. Команда готовить СМ-2 поступила перед выходными днями Начался аврал. Для посадки грузовою вертолета Ми-10 была подготовлена площадка, а сотрудники ЦКБ работали круглосуточно, чтобы завершить монтаж всех систем экраноплана. Но кормовой двигатель, с газовыми рулями установить, так и не успели. Тем не менее главный конструктор принял решение отправлять модель с одним носовым двигателем.

    В воскресенье прилетел вертолет- кран Ми-10. СМ-2 закрепили под фюзеляжем вертолета и он вылетел к месту проведения демонстрационных полетов. Р.Е. Алексеев выехал в Москву, а группу обеспечения отправили вслед на самолете Ли-2.

    Примерно через полчаса после прибытия группы на место появился Ми-10, приземлился и опустил модель на землю. Спустив аппарат на воду, специалисты начали готовить его к выходу. Примерно через час прибыли солдаты и оцепили район испытаний Вскоре со стороны Москвы появилась кавалькада машин. Вместе с Н.С. Хрущевым, которого сопровождал Р.Е Алексеев, прибыло много важных лиц, в том числе с генеральскими лампасами.

    Демонстрация началась. СМ-2 сделала несколько галсов, затем пилот подвел ее к берегу, где стояли Н.С. Хрущев и Р.Е. Алексеев. Специалисты ЦК В стояли в сторонке и видели, как главный конструктор, жестикулируя, что-то объяснял Хрущеву. Очевидцы слышали, как один из генералов сказал Хрущеву: «Никита Сергеевич, а модель полностью на экран не выходит!» Тот ответил: «Раз Алексеев взялся за это дело, значит, выйдет!» Повернулся и пошел к машине. Высокое начальство после демонстрации быстро расселось в машины и умчалось в Москву, захватив с собой Р.Е. Алексеева.

    Впоследствии, когда была обеспечена проектная энерговооруженность модели (установлен второй двигатель), она не только прекрасно летала, но и преодолевала даже песчаные косы.

    Параллельно с СМ-2 строился экраноплан СМ-3, который испытывался также с 1962 г. Предназначался он для исследования аэродинамической компоновки экраноплана с крылом малого удлинения. Конструктивно новый аппарат повторял СМ-2, только экипаж составлял один человек. Кормовое крыло удалили от экрана — подняли на киль. Носовое прямоугольное крыло СМ-3 имело увеличенную примерно в два раза хорду и меньшие, чем у предыдущих машин, удлинение — 0,48. Основной задачей компоновки CМ-3 была отработка схемы новой «организации» поддува под крыло: сопла двигателя располагались носовой части крыла на его нижней поверхности, создавая одновременно и струйную завесу по всей передней кромке, сам же двигатель размещался в фюзеляже. При испытаниях выявилось, что недостатком аэродинамической компоновки с крылом малого удлинения явилась боковая неустойчивость на высотах полета над опорной поверхностью более 1,5 м.

    Проведенные на различных моделях глубокие исследования позволили сделать принципиальный и очень важный вывод о бесспорной перспективности (т. е. эффективности) достаточно крупных экранопланов с большой хордой крыла, летающих на относительно небольших высотах. Результаты испытаний первых экранопланов дали основание Алексееву считать, что аэрогидродинамическое решение, лежащее в их основе, позволит создавать значительно более эффективные транспортные средства, чем суда на подводных крыльях и статическом воздушной подушке. Испытав первые самоходные модели с аэродинамическим качеством 13–15 конструктор спрогнозировал возможность повышения этого показателя до 18–20 и выше при увеличении размеров аппарата.


    Схема самоходной модели СМ-3.


    Самоходная модель СМ-3 на испытаниях.


    Р.Е. Алексеев обсуждает с коллегами рабочие моменты испытании.


    «Рыбнадзор» — так «маскировали» самоходные модели.


    Осенью 1962 г. Р.Е. Алексеев решился на рискованный шаг: перейти сразу от самоходных моделей массой 3–5 т к строительству стометровою экраноплана массой 500 т. Алексеев убедительно доказывал что постройка и испытания такого аппарата дадут исключительно ценный опыт для проектирования военных экранопланов различного назначения и гражданских трансконтинентальных всепогодных экранопланов массой порядка 2000 т.

    Вместе с тем он достаточно ясно представлял себе трудности, с которыми при этом придется столкнуться. Поскольку основной режим движения у экранопланов — полет, то они, по существу, летательные аппараты, а судостроительная промышленность по своему опыту работы совершенно не готова к их выпуску. Сормовскому заводу после барж и танков будет трудно строить экраноплан. Госкомитет по судостроению во главе с его председателем Б.Е. Бутомой тоже занял решительную позицию против такой техники Поэтому, как и в случае с судами на подводных крыльях, все приходилось внедрять заново начиная от легких металлов и материалов. Достать какое-нибудь самолетное кресло или иллюминатор — целая проблема Они ведь в ведении другого министерства. Вот и приходилось тратить время на пробивание межведомственных барьеров.

    Алексеев справедливо считал: с точки зрения государственных интересов и быстрого развития в СССР экранопланостроения было бы, безусловно целесообразным для строительства экранопланов выделить достаточно мощный завод или несколько цехов на нем. Сам Ростислав Евгеньевич этот вопрос уже поднимал и в ГКС, и в ЦК КПСС. Более того зная о разработках Р А. Бартини, он предлагал возложить эту задачу на Таганрогский авиазавод, который занимается гидросамолетами Г.М Бериева. В обеих инстанциях обещали подумать, но вопрос так и не решился. Но идея нашла понимание со стороны Заказчика — Военно-Морского Флота.

    Опираясь па мнение ведущих специалистов в области военного кораблестроения, командование ВМФ и даже Д Ф Устинов, бывший тогда секретарем ЦК КПСС, курирующим военно-промышленный комплекс, поддержали смелую идею Алексеева. Руководство отрасли и Заказчика решило оценить возможности и ЦКБ по СПК по созданию такого уникального аппарата. По этому поводу в ЦКБ состоялось совещание. Оно было связано с приездом начальника ЦАГИ В М. Мясищева, прибывшего в ЦКБ в форме генерал-майора. Присутствовало человек 20–25. Проводил совещание сам Алексеев. Обсуждался вопрос создания перспективного корабля-экраноплана в соответствии с техническим заданием Военно-Морского Флота. Доложив о ходе работ, главный конструктор сообщил, что все основные проблемы решены и в установленный срок коллектив ЦКБ уложится.

    Какими соображениями руководствовался Алексеев, когда принимал решение о строительстве такого громадного летающего корабля? Некоторые предлагали идти постепенно: и пределах исходного компоновочного решения разработать экспериментально-теоретическую вариационную модель, провести оптимизацию по частным параметрам и на основе этой модели создавать двух-трех местные самоходные пилотируемые аппараты, затем перейти к средним экранопланам, массой 50–60 т, а потом уже и к более тяжелым. Но Алексеев был убежден, что риск вполне оправдан. В научном плане переход к созданию экранопланов большой взлетной массы был обусловлен созданием и отработкой на основе поисковых моделей (аэротрубных, буксируемых, трековых и самоходных СМ-1, СМ-2 и СМ-3) а аэрогидродинамического комплекса (АГДК) «простейшего» типа.

    Аэродинамическое качество экраноплана, наиболее обобщающая характеристика его эффективности и мореходности прежде всего зависит от отношения высоты полета к хорде (ширине) крыла. И чем это отношение меньше, тем выше его аэродинамическое качество, т. е. подъемная сила Поэтому чем больше хорда т. е. размеры экраноплана, тем меньше будет относительная высота его полета, а следовательно, и выше эффективность аппарата. С другой стороны при увеличении размеров аппарата соответственно повышается и его мореходность, т. е. возможность летать с достаточно высоким значением аэродинамического качества.

    Не имея опыта эксплуатации экранопланов, ВМФ не мог сразу выработать определенное техническое задание. Алексеев же постоянно «атаковал» Заказчика своими перспективными предложениями: начать создание крупного 500-тонного корабля-экраноплана одновременно приступить к проектированию 140-тонного десантного корабля, а вслед за ним — аппарата массой 360 т.

    На основе предложении Алексеева было подготовлено специальное постановление ЦК КПСС и СМ СССР. На основании э того документ а Ростислав Евгеньевич получил полномочия начать проектирование и строительство крупного экраноплана. Вскоре была принята государственная программа по экранопланостроения, предусматривавшая создание ряда новых пилотируемых самоходных моделей экранопланов, проектирование боевых экранопланов, разработку экспериментального экраноплана КМ и его аналога — модели СМ-5, оборудованной макетным образцом системы демпфирования и стабилизации по углам крена и тангажа, а также 25-тонной модели СМ-6 — масштабного прообраза последующих боевых экранопланов. Поддержанная руководством ВПК и Заказчиком перспективная программа стала основополагающей при разработке проектов «больших» экранопланов.

    Руководящие инстанции (ЦК КПСС, Совмин, ВПК и др) оформили соответствующие распоряжения и выделили деньги, исходные документы (постановление ЦК КПСС и Совмина, приказ ГКС, ТТЗ ВМФ) были согласованы и подписаны. И, наконец, 25 апреля 1963 г. в опытном производстве ЦКБ по СПК (позже — завод «Волга») был заложен экспериментальный экраноплан — корабль-макет (КМ) чассой около 500 т. «Макетом» Алексеев назвал этот гигантский летающий корабль, чтобы не вызывать преждевременного чиновничьего ажиотажа в «родном» Госкомитете.

    Корпус КМ и нижняя поверхность носового крыла выполнялись сварными из алюминиево-магниевого сплава Опытное производство ЦКБ уже имело значительный опыт сварки и сборки таких конструкций, построив к тому времени СПК «Спутник», «Вихрь», «Буре вестник», корпуса которых были преимущественно сварными из подобных сплавов. В процессе постройки в конструкцию вносились существенные изменения, так как параллельно шли испытания различных моделей, с помощью которых корректировались характеристики корабля.

    Одним из первых таких изменений явилось увеличение числа носовых двигателей с шести до восьми (по четыре двигателя на каждый борт). Это привело к усовершенствованию конструкции пилона, топливной и других соответствующих систем. Крупным переделкам подверглось кормовое крыло (стабилизатор). По решению Алексеева оно должно было стать V-образным, так как в ходе испытаний моделей в ЦАГИ было установлено, что аппарат с плоским кормовым крылом будет иметь недостаточную путевую устойчивость.


    Схема самоходной модели СМ-4


    Самоходная модель СМ-4 на испытаниях.


    Схема самоходной модели СМ -5.


    Самоходная модель СМ-5 на испытаниях.


    В 1963 г. в экспериментальном производстве ЦКБ по СПК была построена трехместная двухдвигательная экспериментальная самоходная модель СМ-4.

    Этот аппарат, явившийся, по сути, дальнейшим развитием аэродинамической компоновки СМ-3, представлял собой масштабный (1:4) прототип натурното экраноплана. Несущее низкорасположенное крыло с концевыми шайбами — прямоугольное в плане, удлинение — 2 0. Закрылки крыла — двухсекционные, амортизированные для уменьшения местных перегрузок при контакте с волной на переходных режимах движения. Горизонтальное оперение высокорасположенное, трапециевидной формы в плане, с однозвенным рулем высоты. Силовая установка функционально разделялась на маршевую и стартовую. Маршевый двигатель располагался в кормовой части фюзеляжа. Воздухозаборник двигателя для предотвращения попадания водных брызг располагался над фюзеляжем. За соплом двигатели размещался газовый руль для управления экранопланом по курсу па малых скоростях движения когда аэродинамические рули малоэффективны. В носовой части фюзеляжа был установлен стартовый двигатель с регулируемой сопловой системой, позволявшей осуществлять отклонение струи под крыло, и дополнительное цельноповоротное вертикальное оперение. Изолированные кабины экипажа располагались последовательно в два яруса. В двух носовых кабинах находилось управление экранопланом и оборудование, позволявшее проводить обучение пилотированию экранопланом (инструктор располагался в верхней кабине). Задняя кабина (без верхнего остекления) предназначалась для прибориста-экснериментатора.

    Если при создании первых пилотируемых моделей проблемы прочности и автоматического управления не стояли остро, то при переходе к строительству таких кораблей как КМ, они выходили на первый план. Возникал целый ряд вопросов, связанных с обеспечением прочности такого аппарата при разбеге и посадке на взволнованную поверхность. Одним из решении этой задачи он видел в использовании поддува, позволявшего уменьшить вертикальные перегрузки при посадке. Полет экраноплана как динамически сложного объекта на высоких скоростях в непосредственной близости от водной поверхности, ограниченная высота для маневрирования и малое время для принятия решений вызывали необходимость использования специальной системы управления. Эти соображения, а также необходимость подготовки пилотов для экраноплана КМ привели Алексеева к решению построить малый пилотируемый аналог этого корабля.


    Схема самоходной модели СМ-2П7.


    Самоходная модель СМ-2П7 на испытаниях.


    Схема самоходной модели СМ-6.


    1963 г. стал рекордным по строительству экранопланов. В том же году была построена двухместная самоходная модель СМ-5, по аэродинамической схеме и геометрически подобная экраноплану КМ. Она отличалась от предшественников тщательно отработанной компоновкой, которая стала «классической» для большинства экранопланов, созданных позже в ЦКБ по СПК. СМ-5 послужила как бы кораблем-аналогом для определения характеристик и отработки различных систем, предназначенных для КМ, а также освоения техники его пилотирования.

    Экраноплан СМ-5 имел прямоугольное в плане крыло с концевыми шайбами и многосекционными подрессоренными закрылками. На днище фюзеляжа были сформированы реданы и приняты обводы, повышающие мореходность экраноплана. В носовой части корабля размещалась кабина экипажа, закрытая фонарем, а за ней — стартовый двигатель с разнесенными по бортам поворотными соплами, которые направляли газовую струю под крыло. Маршевый двигатель установили перед килем, его воздухозаборники — сверху фюзеляжа над средней частью крыла, выхлопные сопла — по бортам экраноплана у основания киля. Хвостовое оперение Т-образное. Руль поворота простирался по всей высоте хвостового оперения, и его нижняя часть, расположенная ниже ватерлинии, являлась водным рулем направления.

    Сложность режимов движения, непривычность пилотов к управлению подооными аппаратами были учтены в системе автоматического управления, установленной на СМ-5 в виде макета системы демпфирования и стабилизации, разработанной ленинградским ЦНИИ «Электроприбор»* и ставшей прообразом подобных систем для строящихся натурных кораблей-экранопланов. Комплекс включал гировертикаль, датчики угловых скоростей, усилители, электрические рулевые агрегаты, приборы питания и руль управления. Уже в конце весны 1964 г. на СМ-5 проводились летные испытания с включением макетного образца САУД.

    Для дальнейшего изучения вопросов, возникавших но мере освоения взлетно-посадочных режимов с применением поддува (при эксплуатации экраноплана с различных поверхностей: вода, лед, твердый грунт), а также для исследования проблем устойчивости полета вблизи экрана и возможности оптимизации аэродинамической компоновки экраноплана с одним носовым двигателем понадобилось создание более крупного образца.

    Для этих целей Алексеев решил использовать «отработавшую» свое самоходную модель СМ-2П. В свое время СМ-2 была модернизирована: для улучшения поддува передние стреловидные кромки крыла заменили прямыми — крыло экраноплана стало прямоугольным, а кормовое оперение вывели из зоны обдува. Этот аппарат и получил обозначение СМ-2П. Его силовая установка — один двигатель РУ-19-300 с тягой до 2000 кг в носовой части. Сопловое устройство было выполнено в виде ряда сопл, размещенных параллельно передней кромке крыла примерно до середины размаха. Направляющие сопловые аппараты обеспечивали отклонение потока под крыло при разбеге в режиме поддува. После перехода от тандемной схемы экранопланов (СМ-2) и однокрылой компоновочной схемы с развитым кормовым оперением (СМ-2П) Алексеев предложил носовой двигатель заменить другим — КР-7-300. Экраноплан получил новое обозначение — СМ-2П7.

    Аексеев был вынужден аппелировать к специалистам судостроительной промышленности. Поиски привели его в 1962 г. в ЦНИИ «Электроприбор» Минсудпрома. По предварительной договоренности с Алексеевым в ЦКП были направлены сотрудники ЦНИИ «Электроприбор».

    Прямоугольное в плане крыло СМ-2П7 имело удлиннение более 2,4 и многосекционный подрессоренный зарылок а также оснащалось концевыми шайбами. Одноместная кабина пилота была закрыта фонарем. Экраноплан оборудовался одним двигателем, установленным в носовой части фюзеляжа, а его воздухозаборник дугообразной формы размещался сверху фюзеляжа.

    * Необходимость использования систем автоматического управления заставила Алексеева обратиться за помощью к автопилотчикам предприятий авиационной промышленности, но был получен отказ с четким обоснованием: «Включать автопилоты при полете на высотах ниже 500 м по авиационным нормам запрещено, а значит, их разработка для экранопланов, летающих на малых высотах, бессмысленна».


    Самоходная модель СМ-6 на испытаниях.


    «Разбор полетов» — СМ -6 после очередного «выхода».


    Выходное устройство газовой струи двигателя выполнили в виде ряда сопл, размещенных параллельно передней кромке крыла примерно до середины размаха. Направляющие сопловые аппараты обеспечивали отклонение потока под крыло при разбеге в режиме поддува.

    Испытания СМ-2П7 проводившиеся с 1964 г., осуществлялись при высоте волны до 0 4 м. Скорость отрыва 150 км/ч, посадочная скорость 140 км/ч.

    В начале 1960-х гг. отмечался триумф судов на подводных крыльях и приближался «звездный час» экранопланов. Результаты проведенных к тому времени работ были настолько многообещающими что всю тема тику по экранопланам мононолизировал ВМФ. Таким образом, Р.Е. Алексееву удалось добиться признания экранопланостроения на государственном уровне. Теперь испытания самоходных моделей проводились межведомственными комиссиями под руководством главного конструктора, каждый «выход» аппарата оформлялся протоколом На опытном заводе появилась военная приемка.

    1964 г. был решающим для главного конструктора. В руководстве определялись насколько необходимы подобные транспортные средства для обороны и народного хозяйства. Для оценки проделанной ЦКБ по СПК работы была создана экспертная комиссия, куда вошли известные ученые и авторитетные представители промышленности.

    Комиссии был представлен технорабочий проект экспериментального корабля. Специалисты осмотрели строящийся КМ (его готовность составляла 30 %) и присутствовали на ходовых испытаниях СМ-4 и СМ-5, на опытах с катапультируемыми моделями. Незамедлительно последовал вывод: «В результате экспертизы считать возможным продолжать дальнейшую разработку проекта и постройку натурного экспериментального корабля (25.03.64)».

    Идя навстречу пожеланиям комиссии Алексеев добился привлечения ведущих в судо- и авиастроении предприятий. Они стали в определенной степени соисполнителями по гидродинамике и прочности на режимах движения в контакте с водой, по аэродинамике и прочности в полетных режимах по силовым установкам и летным испытаниям Одновременно многие с самолетостроительные организации и авиационные институты внесли в работы по экранопланам элементы авиационных технологий. Имелось необходимое материально-техническое обеспечение, прежде всего, соответствующие конструкционные материалы и падежные авиационные двигатели Генерального конструктора академика Н.Д. Кузнецова, который особенно близко воспринял идею экранопланов. И, наконец все работы по экранопланам перешли под контроль государственных органов.

    Для подтверждения заявленных амфибийных свойств экранопланов необходимо было оценить эксплуатационные возможности уже существующих образцов. В соответствии с ТТЗ СМ-3, СМ-4, СМ-2П7 и СМ-5 испытывались в летний и зимний периоды Определялись характеристики движения экранопланов на различных режимах полета, были освоены методики старта (взлета) с воды и со снега, полеты над водой, снегом, льдом и твердым грунтом (с травяным покровом) Самоходные модели осуществляли сход с пологого берега, самостоятельный выход на берег и двигались в режиме поддува под крыло на малых скоростях над относительно ровными участками суши Сохранившиеся кадры фильма-хроники очень выразительно передают, например, момент прохождения СМ-4 канавы, ширина и глубина которой были соизмеримы с диаметром корпуса (фюзеляжа).

    Характерной особенностью первых самоходных моделей являлось низкорасположенное простое крыло с большой подъемной силой и мощная двигательная установка. Именно они и создавали устойчивость и обеспечивали управляемость во время полета на экране. Небольшие модификации компоновки в конечном счете позволили выбрать оптимальное расположение основного несущего крыла, а также выработать требования к независимой кормовой двигательной установке, позволяющей работать с минимальной интерференцией от набегающего потока воздуха.

    Необходимо подчеркнуть, что ни одна из экспериментальных моделей но оснащалась каким-либо специальным устройством для передвижения по суше или стоянки на грунте. Видимо, в то время проблема передвижения по «экрану» еще не стояла остро. Вместе с тем в ходе испытании было установлено, что при выходе экраноплана из близкого контакта с поверхностью снижается эффект самостабилизации. В свою очередь это приводит к ограничению высоты полета на которой экраноплан может эксплуатироваться, и диапазону углов тангажа.

    Летные испытания модели СМ-5 с системой стабилизации проводились на акватории Горьковского водохранилища было выполнено 43 галса с САУД продолжительностью полета по 6–8 мин. при скорости 130–140 км/ч на высоте 0,2–0,5 м Проведенные испытания показали возможность и эффективность работы системы демпфирования и стабилизации экраноплана при движении на сверхмалых высотах.

    Продолжение следует

    Фотоархив

    БМД-2 108-го пдп 7-й гв. вдд в районе г. Грозный.







    Фото предоставлены Николаем Чупиньш


    ВМД-2 первых серий.

    Хорошо видно, что левая курсовая установка пулемета в корпусе закрыта чехлом. На последующих машинах эта амбразура исчезла совсем.



    Моторно-трансмиссионное отделение ВМД-2. Вдоль оси машины на трех опорах закреплен силовой блок, полностью заимствованный от ВМД-1.


    Вид на боевое отделение БМД-2 через десантный люк.


    Фото на 1-й и 4-й стр. обложки предоставлены службой информации и общественных связей ВДВ РФ.


     
  • Источник — http://coollib.net/b/233248

    Обсудить на форуме...

    фото

    счетчик посещений



    Все права защищены © 2009. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник. http://providenie.narod.ru/

    Календарь
     
     
     
     
    Форма входа
     

    Друзья сайта - ссылки

    Наш баннер
     


    Код баннера:

    ЧСС

      Русский Дом   Стояние за Истину   Издательство РУССКАЯ ИДЕЯ              
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году
    Создать сайт бесплатно