Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат
    фото

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    · НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ: СБОРНИК СТАТЕЙ СТИПЕНДИАТОВ ОКСФОРДСКОГО РОССИЙСКОГО ФОНДА В ТЮМЕНСКОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ УНИВЕРСИТЕТЕ · ВЫПУСК 1 ·


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото
  • ИСТОРИЯ
  • Политические факторы формирования туристической деятельности жителей Тюмени (1964-1985 гг.)
  • Опыт борьбы с коррупцией в Нигерии (1999 – 2003 года)
  • ПОЛИТИКА
  • Выборы президента Македонии в 2009 года и Европейский Союз
  • Американская пресса о начале Первой мировой войны (на материалах газеты The Washington Post)
  • «Не бойся, малое стадо!»: фундаменталистские дискурсы секьюретизации
  • Эволюция понятия «политическая группа Европейского парламента»
  • Образ украинской диаспоры в информационном пространстве Тюмени
  • Цели участия Западной Германии в Договоре об учреждении Европейского сообщества по атомной энергии 1957 года
  • Этапы борьбы за принятие конституции в Государстве Израиль
  • Актор или акторы? Кооперация стран-членов Европейского Союза в Миссии Организации Объединенных Наций по стабилизации в Гаити
  • ЭКОНОМИКА
  • Развитие венчуров в России
  • Развитие малого и среднего бизнеса в России в период 2009 – 2010 гг.
  • Повышение эффективности денежно-кредитной политики на основе нового механизма кредитования экономики
  • Системообразующие факторы становления «новой экономики»
  • Проблемы бухгалтерского учёта операций по франчайзингу
  • Продовольственная безопасность как направление социально-экономической политики региона (на примере Ханты-Мансийского автономного округа – Югры)
  • Проблемы применения российских положений по бухгалтерскому учету на примере ПБУ 2/2008 «Учет договоров строительного подряда»
  • Особенности формирования среднего класса в Тюменской области
  • ПРАВО
  • Правовое обеспечение экологического аудита в России
  • Конституционно-правовая ответственность в системе местного самоуправления
  • СОЦИОЛОГИЯ
  • Социальный аспект интернационализации производства
  • Влияние видео в сети Интернет на поведение потребителей
  • ПСИХОЛОГИЯ
  • Страхи в отношениях между мужчиной и женщиной
  • Связь самооценки личности руководителя и его отношений с трудовым коллективом
  • Деперсонализация как защитный механизм психики: влияние факторов на формирование нормального и патологичного развития личности
  • Связь отношений привязанности к близким взрослым с особенностями личности
  • ФИЛОЛОГИЯ
  • Сравнительный анализ когнитивных моделей в современной лингвистике
  • Динамика семантических процессов имен собственных в субстандартной лексической подсистеме
  • Вопрос о морфологической квалификации языковых единиц в то же время и вместе с тем
  • Парадокс виртуальной реальности или нереальная реальность
  • Категория наклонения и модальность в немецком языке
  • Текстообразующие потенции словообразовательных морфем

    Вектор Бук
    Тюмень
    2010
    УДК: 009 (083)
    ББК: С/Юя43
    Н 768
    Новые горизонты: сборник статей стипендиатов Оксфордского российско- го фонда в Тюменском государственном университете. Выпуск 1. Тюмень: Век- тор Бук, 2010. – 260с.
    Данный сборник – первый выпуск в запланированной серии, призванной отобразить рост научной квалификации стипендиатов Оксфордского россий- ского фонда в Тюменского государственного университета. В него вошли рабо- ты 32 студентов различной профессиональной направленности – историки, по- литологи, экономисты, юристы, социологи, психологи и филологи.
    Редакционная коллегия: д.психол.н. Доценко Е.Л., к.и.н. Агапов М.Г., к.с.н.
    Гайдаржи Е.С., к.ф.н. Шабалина Н.Ю., Страдчук А.А.
    ISBN 978-5-91409-174-0 (Серия) ISBN 978-5-91409-175-7 (Вып.1)
    © Тюменский государственный университет, 2010

    Предисловие

    Уважаемые читатели! Вы держите в руках первый выпуск сборника ста- тей «Новые горизонты» – уникального научное периодическое издание. Эта уникальность образуется несколькими переменными.
    Во-первых, для большинства авторов это первая проба своего научного пера, отразившего их амбиции, мысли и труд.
    Во-вторых, в нем представлены работы, о которых уместно говорить как о написанных двумя соавторами – студентом и его научным наставником. Пальцы первого заметно чаще бегали по компьютерным клавишам, но квали- фикация второго постепенно придавала этим движениям осмысленность и ре- зультативность. Это нашло свое отражение в том, что каждый из авторов ука- зывает, кто являлся его научным руководителем на момент написания статьи.
    В-третьих, междисциплинарный, почти лоскутный дизайн сборника. Главное, что по-настоящему объединяет вошедшие в него работы, – это стрем- ление авторов увидеть свои новые горизонты, обозначить рубежи новых дос- тижений. А еще то, что все они студенты одного университета, что все они сти- пендиаты Оксфордского российского фонда, что еще и знакомы между собой. Однако подобно тому, как в хорошем концерте разные по жанру номера часто образуют завершенное художественное целое, сборник производит впечатление целостности и устремленности.
    Даже это предисловие составлено из мыслей, изложенных разными людьми, вложившими свои усилия для его создания. По ним нетрудно соста- вить беглое впечатление о содержании сборника.

    История и политика.

    В современной России история все больше превращается в «политику, обращенную в прошлое», а политика – в «бои за историю». Прямо скажем, си- туация для развития гуманитарной науки не самая благоприятная. Вот почему не может не радовать то, что общей чертой всех работ студентов Института ис-
    тории и политических наук, публикуемых в разделах «История» и «Политика», является стремление не только изучить предмет своего исследования, но и сформировать собственную, свободную от идеологических клише, методологи- ческую позицию. На наш взгляд, последнее обстоятельство является ключевым.
    Неудивительно, что молодых ученых привлекают, прежде всего, новые направления социо-гуманитарных исследований, такие как история повседнев- ности (Егорова Д.А.), теория секьюритизации (Боровкова К.А.), дискурсология (Дудинская С.И.), имиджелогия (Пономарева Я.О.). Авторы обращаются к сложным проблемам, требующим всестороннего анализа: международная коо- перация (Постолова Я.В., Яговкина С.А.), развитие политических систем (Аза- рова Ю.Б., Югов С.Д.), коррупция (Шорохова Е.Е.).

    Социология, право и экономика

    В нашем мире с его развитой наукой и техникой порой кажется, что уже все исследовано и изобретено до нас, а нам остается лишь роль хронистов. Но это далеко не так. Мир постоянно меняется, появляются новые технологии, тенденции, происходят социальные, технические и природные катаклизмы, коммуникации переходят на новый уровень, объемы информации растут гео- метрически. Если представить себе все знания человечества в виде неровного пузыря, где расстояние поверхности от центра принято за развитость той или иной науки, сразу будет понятно, что есть множество областей, которые только и ждут своих исследователей-первооткрывателей, раздвигающих горизонты по- знания, продвигающих современную науку еще на шаг. И каждый шаг, каким бы маленьким он ни казался, раздвинет горизонты для всех окружающих и по- зволит им сделать свой шаг вперед. Развитие венчурных фондов и законода- тельной базы даст огромный толчок развитию инноваций; поиск нестыковок в бухгалтерии позволит упростить многим организациям жизнь и сконцентриро- ваться на основной деятельности; исследование новых видов рекламы вско- лыхнет рынок сбыта; поиск среднего класса, наконец, позволит его выделить и
    развить его в обществе. Всего не перечислить, но каждая работа это новый шаг к убегающему горизонту…

    Психология.

    Темы, затронутые в этом разделе, не принадлежат к тем, что часто обсу- ждаются в научных работах. Их объединяет внимание к личностным механиз- мам – к неявным для внешнего восприятия процессам, которые во многом оп- ределяют особенности поведения человека в отношении различных аспектов его жизни. Так, в работах Е.М. Афанасьевой и Э.В Самохваловой показано, сколь важную роль играют детские запечатления – в особенности на стиль об- щения и предпочитаемые в межличностных отношениях сценарии. Близкую за- висимость обсуждает К.О. Белопухова – как самооценка руководителя органи- зации сказывается на том, как он строит свое профессиональное общение с подчиненными. Примерно так же, как ребенок стремится спрятаться или отго- родиться от неприятных ему событий, взрослый человек отгораживается от са- мого себя, чтобы уклониться от переживания острой неудовлетворенности. Та- ков механизм самоотчуждения, обсуждаемый Э.В. Городовых. В целом работы отражают растущую тенденцию к пониманию глубинных личностных основа- ний социального поведения человека.

    Филология.

    Журнал «Новые горизонты» – уникальное научное периодическое изда- ние, состоящее из работ, которые достаточно полно излагают обозначенные в их названиях проблемы и отражают основные результаты научной деятельно- сти оксфордских стипендиатов. Особое внимание в журнале уделено ориги- нальным исследованиям, демонстрирующих вклад молодых ученых в такие перспективные направления как когнитивная лингвистика и теория дискурсив- ного анализа, которые стремительно развиваются во всем мире и признаются приоритетными в России и за ее пределами.
    В частности, на страницах журнала печатаются концептуальные работы по ключевым вопросам лингвистическая интерпретация текстовых явлений.
    Например, А.А. Хмара при помощи лингвопрагматического анализа определи- ла использование той или иной морфемы для выявления цели ее употребления адресантом и пришла к выводу, что наибольшей ценностью в тексте обладают словообразовательные морфемы из-за высокой степени информативности.
    К.Р. Турганова в своем исследовании приводит 2 основные точки зрения на категорию модальности в немецком языке и, критически проанализировав теоретический материал, делает заключение, что, с одной стороны, немецкий язык располагает многочисленными и разнообразными по своей структуре и содержанию средствами выражения модальности, а, с другой стороны, сама ка- тегория модальности предстает как двухаспектная категория.
    Интересным представляется исследование Т.М. Скляренко, посвященное разграничению понятий виртуальная и нереальная реальность. Автор подробно описывает каждое явление, прибегая не только к наиболее авторитетным ис- точникам, но и к стихам В.Е. Аверина, и утверждает, что в век компьютерных технологий и виртуального дискурса граница между реальным и нереальным будет стёрта.
    Е.А. Кашперко поднимает вопрос о морфологической квалификации язы- ковых единиц «в то же время» и «вместе с тем», присоединяясь к полемике об их статусе в современной лингвистике, и вооружившись мнением видных оте- чественных лингвистов, приходит к выводу, что данные структурные единицы являются союзами, но, в то же время, могут занимать позицию конкретизатора в составном союзе, что свидетельствует о том, что данную проблему следует рассматривать в рамках изучения дискурсивных слов.
    Статья Е.И. Зубаревой затрагивает когнитивные аспекты семантической деривации, как одного из наиболее продуктивных способов образования суб- стандартной лексики. Актуальность исследования заключается в том, что мо- дели образования субстандартных ономастических дериватов рассматриваются как в когнитивном аспекте с учетом парадигматических связей, отражающих сложные процессы мышления, так и в прагмо-стилистическом аспекте, с уче-
    том социальной вариативности и специфики синтагматических отношений в функциональных стилях и регистрах языка.
    О.Д. Батюкова пытается систематизировать существующие точки зрения видных когнитивистов и лингвопсихологов, показывая различные подходы к определению понятия когнитивная модель. Автор приходит к выводу, что ког- нитивная модель представляет собой структурный процесс ментальной дея- тельности человека, реализующийся как на мыслительном, так и речевом уров- не в рамках текста и речи. Тем не менее, говорить об общепринятой характери- стики данного понятия в современной лингвистике еще рано.
    Различные точки зрения, высказанные на страницах журнала, могут стать хорошим поводом к дискуссии и совместному поиску решений лингвистиче-
    ских проблем сегодняшнего дня.

    Агапов М.Г., Гайдаржи Е.С., Доценко Е.Л.,

    Страдчук А.А., Шабалина Н.Ю.

    ИСТОРИЯ

    Егорова Д.А.

    Группа 971, ИИиПН Кружинов В.М., д.и.н., профессор кафедры отечественной истории ТюмГУ shineamber@mail.ru

    Политические факторы формирования туристической деятельности жителей Тюмени (1964-1985 гг.)

    Введение

    Туристическая деятельность является одной из форм досуга, который по- нимается нами как сфера деятельности человека в свободное время, предназна- ченная для удовлетворения физических, духовных и социальных потребностей. В современном обществе досуговая деятельность приобретает все большую ценность, ибо обладает широкими возможностями для самореализации лично- сти и удовлетворения ее многообразных интересов.
    Исследование досуга лежит в нескольких областях научного знания: со- циологии, педагогике, философии, культурологии. Изучение проблем свобод- ного времени в исторической науке проводится в рамках истории повседневно- сти, ставшего одним из ведущих направлений исследований.
    Формирование досуговых практик происходит под влиянием различных факторов, в том числе на досуг человека влияет и внутренняя политика госу- дарства, проводимая в данной сфере. В период 1964–1985 гг. правительство СССР уделяло большое внимание деятельности своих граждан в свободное время, указывая на необходимость более разумного и всестороннего подхода к его использованию [3:8]. Заинтересованность государства в сфере досуга объ-
    яснялась, прежде всего, значимостью свободного времени для концепции со- циализма, содержавшей положение о формировании социалистического образа жизни, призванного создать новый тип личности – гуманной, патриотичной, сознательной [1]. Следовательно, регулировался не только труд, но и отдых жи- телей страны. Эта тенденция коснулась и сферы туризма, превратившегося в
    1960-х гг. в общесоюзную систему, что вызвало определенные перемены в ту-
    ристической деятельности населения.
    Цель данного сообщения – изучить влияние политики государства на ту- ристическую деятельность жителей Тюмени в 1964–1985 гг. При подготовке статьи были использованы архивные источники и материалы периодической печати, находящиеся в фондах Государственного архива Тюменской области.

    Организация туристической деятельности тюменцев (1964–1985 гг.)

    1960-е годы знаменуют новый этап развития туризма и экскурсий в СССР, превращавший туризм в единую общесоюзную систему. Для управления такой системой был необходим комплексный, централизованный подход. Для этого потребовалось создать территориальные органы управления. К 1965 г. со- веты по туризму и экскурсиям работали во всех союзных республиках, во мно- гих краях и областях Советского Союза [2].
    Деятельность совета по туризму и экскурсиям Тюменской области совме- стно с профсоюзными, комсомольскими, хозяйственными и другими организа- циями была направлена на проведение туристско-экскурсионной работы, раз- работку и осуществление мероприятий по развитию и совершенствованию ту- ризма и экскурсий. Областной совет занимался устройством слетов туристов, строительством туристских баз, организацией поездок. В 1960–1980-е годы им были разработаны такие виды туристической деятельности, как самодеятель- ный туризм, отдых на туристской базе, туристические поездки.
    Самым распространенным видом туристической деятельности в Тюмени был самодеятельный туризм; он был организован на базе клубов, кружков и
    секций, образованных на предприятиях, учреждениях и учебных заведениях го-
    рода.
    Первым туристским клубом области стал «Рубин», образованный на тю- менском моторном заводе в 1964 г. На протяжении изучаемого периода он был одним из передовых клубов области: ежегодно здесь устраивался общезавод- ской слет туристов, победители которого успешно выступали на смотрах и сле- тах города и области; в клубе издавалась газета, посвященная туризму. В «Ру- бине» были созданы секции ориентирования, пешеходная и водная. Клуб орга- низовывал походы выходного дня (зимой они проводились на лыжах) и много- дневные путешествия по Среднему Уралу, Западному Кавказу, Оби и Иртышу [4:29–30].
    Не менее активной была деятельность туристских секций образователь- ных учреждений, часто она носила идеологический характер. Для юных тури- стов были традиционными походы, посвященные изучению «жизни и деятель- ности В.И. Ленина, ратных и трудовых подвигов советского народа» [5:13]. На- пример, в 1968 г. учащиеся учебных заведений Тюмени совершали путешест- вия, посвященные 50-летию комсомольской организации. Целью таких походов был сбор материалов по истории Октябрьской революции, гражданской и Ве- ликой Отечественной войн. Так, учащиеся профессионально-технического учи- лища совершили поездку в Тобольск с целью сбора информации о флотилии героя гражданской войны Хохрякова. Студенты встречались с ветеранами, рас- сказывавшими о разведках флотилии, с первым комсомольцем Тобольска, с се- строй героя Советского Союза Н. Кузнецова [6:13].
    Для организации слаженной работы секций и дальнейшего развития ту- ризма в 1971 г. в Тюмени был организован городской клуб туристов, состояв- ший из 14 туристских секций. Здесь регулярно проводились собрания турист- ского актива, была создана школа инструкторов. Кроме того, клуб занимался разработкой маршрутов, устройством пунктов проката снаряжения, организа- цией соревнований по спортивному ориентированию, слетов туристов [7:67].
    Слет, как правило, проводился в течение 3–4 дней и сопровождался мно- гочисленными мероприятиями и конкурсами, такими как костер дружбы тури- стов, инструктаж, проводившийся специалистами, отчеты команд о проделан- ной работе за год [6:34]. Состязания участников проводились по различным на- правлениям: соревнования по туристской технике, спортивному ориентирова- нию, конкурсы на лучший клуб, лучший фильм и фотографию о самодеятель- ном туризме, на лучшую разработку маршрута, песенный конкурс, краеведче- ская викторина и др. [8]. Кроме слетов традиционного характера, в Тюмени устраивались слеты участников походов по местам боевой и трудовой славы, семейные слеты «Папа, мама, я – туристская семья», посвященные междуна- родному дню защиты детей [9:256].
    Таким образом, в Тюмени 1964–1985 гг. существовали различные формы и организации самодеятельного туризма, в котором могли принимать участие различные возрастные и социальные группы. Но следует отметить, что само- деятельным такой туризм в полном смысле слова не являлся, так как его уст- ройством занимались государственные органы и общественные объединения (профессиональные союзы).
    Следующий вид туризма, предоставленный областным советом по туриз- му жителям Тюмени – отдых на туристской базе. Начиная с 1960-х годов, Верхний Бор, располагавшийся на берегу Туры, был любимым местом отдыха тюменцев. Здесь размещались площадки для спортивных игр, библиотека, в холле корпусов можно было поиграть в настольный теннис и посмотреть теле- визор. Со временем на Верхнем Бору появились киноустановка, эстрада для проведения концертов, парикмахерская, клуб [3:130].
    Среди мероприятий по туризму посетителям были предложены пешеход- ные и водные маршруты. Походы проводились в окрестностях базы, по жела- нию их можно было провести с ночевкой в полевых условиях [10:130]. Кроме того, туристы могли посетить экскурсии по Тюмени, ознакомиться с музеями и достопримечательностями города. Также им были предложены различные те-
    матические экскурсии: «Наш зеленый друг», метеорологическая экскурсия,
    экскурсия на Цимлянское озеро, поездка по Туре на теплоходе [3:131-132].
    Кроме участия в походах и экскурсиях, жители Тюмени имели возмож- ность путешествовать по городам Советского Союза. Обычно поездки прохо- дили на поезде «Тюменец», организованном Тюменским областным советом по туризму и экскурсиям. Для комфортного размещения отдыхающих в вагонах были устроены бытовые комнаты, в городах, входивших в перечень пунктов путешествий, были оборудованы стоянки.
    Впервые поезд отправился в путь в ноябре 1965 г. Он последовал по маршруту Тюмень–Киев–Вильнюс–Рига–Ленинград–Москва. В поездку отпра- вилось 406 туристов – передовиков сельского хозяйства [6:7]. Путешествие ос- тавило у отдыхающих большие впечатления. Один из участников вспоминал:
    «С момента отправки первого туристского поезда прошло 10 лет – но ничего не забылось! Мы были в Ленинграде, Каунасе, Талине, Вильнюсе и других горо- дах. В Ленинграде побывали в Петропавловской крепости, на крейсере «Авро- ра». В Москве мы были в мавзолее, Третьяковской галерее, Оружейной палате» [11:13].
    С каждым годом количество маршрутов поезда возрастало. Это было связано как с развитием системы туристско-экскурсионного обслуживания, с увеличением сети железных дорог по стране, так и с просьбами рабочих и слу- жащих о разработке новых направлений движения. К середине 1980-х годов у
    «Тюменца» насчитывалось 15 маршрутов дальнего следования и 5 маршрутов выходного дня.
    Среди всесоюзных туров у тюменцев были популярны путешествия на побережье Северного Кавказа, по городам Прибалтики и Украины, Золотому кольцу России, а также по «Ленинским местам» – городам, где проводил свою деятельность В.И. Ленин. Это были Ульяновск, Уфа, Казань, Куйбышев, Ле- нинград. Такую поездку называли «семинар на колесах», особо популярной она являлась в 1960-е годы. Один из педагогов – пассажиров маршрута так отзы-
    вался о путешествии: «Это лучший семинар. Мы обогатили свою память, мно- гое узнали и увидели. Просим практиковать такие путешествия для учителей области в каникулярное время» [12:23].
    Кроме поездок по направлениям дальнего следования, жителям Тюмени были предоставлены так называемые маршруты выходного дня с посещением близлежащих городов. Тюменцы обычно бывали в Ялуторовске, Талице – ро- дине Н. Кузнецова, Омске, Свердловске, Перми. Излюбленными направления- ми были поездки в Кунгурские пещерах и Тобольск, где можно было ознако- миться с историко-архитектурными памятниками, музеями [3: 45].

    Основные направления государственной политики в сфере туризма.

    Следует отметить, что становление государственной системы туристско- экскурсионного обслуживания привело не только к разработке различных ме- роприятий по туризму и новых маршрутов, но и к увеличению доступности от- дыха. Расходы на обеспечение туристскими путевками в основном ложились на профсоюзную организацию, в которой состоял рабочий или служащий.
    Кроме того, путешествия зачастую использовались в качестве наград для лучших производственников и победителей социалистических соревнований, строителей всесоюзных ударных строек. В качестве поощрения практиковались поездки и для учащихся, отличившихся в учебной деятельности [12:34]. Таким образом, государство использовало сферу туризма не только как область, пред- назначенную для отдыха и оздоровления граждан, но и как средство стимули- рования трудовой и учебной деятельности работников и учащихся, поощряя лучших.
    Организуя путешествия, экскурсии, туристские слеты, руководство стра- ны стремилось не только обеспечить отдых туристов, но и проводить среди них определенную воспитательную работу. Было призвано использовать экскурсии в целях пропаганды достижений страны и области в развитии науки, культуры, экономики. В путешествиях должны были проводиться беседы и лекции на те- му международного положения, коммунистического строительства, встречи с
    ветеранами партии, героями войны и труда, деятелями наук и искусства. Куль- турно массовая работа проводилась по плану, и одним из главных критериев было соблюдение принципов пропагандистской работы – научности, партийно- сти, доходчивости, убедительности и четкости классового подхода [13:6-8].
    Так, на вечерах отдыха зачастую проводились лекции на темы достиже- ний народного хозяйства и «социалистического строительства», съездов КПСС, о международном положении [3: 115-116]. Как правило, вечера, посвященные данной тематике, популярными не были. Отдыхающим больше нравилось ме- роприятия другого плана: участие в КВН, игры в шахматы, шашки, настольный теннис, спортивные эстафеты.

    Заключение

    В результате анализа развития туризма как сферы досуга жителей Тюме- ни, можно выявить двойственность такого развития, обусловленную действием политического фактора. С одной стороны, происходило расширение туристской деятельности, с другой – тенденция подчинения интересам партии и правитель- ства была постоянной, что накладывало отпечаток на содержание мероприятий, предоставлявшихся отдыхающим.
    Превращение туризма в сферу, находившуюся под контролем государст- ва, в целом положительно повлияло на развитие туристкой отрасли: происхо- дили разработка новых маршрутов, строительство гостиниц и баз отдыха, уве- личение доступности путевок для населения и многое другое.
    В то же время идеология оказывала сильное влияние на содержание ме- роприятий по туризму. Следовательно, отдыхающий был вынужден при прове- дении досуга в форме туризма сочетать занятия, соответствующие его желани- ям и интересам, с мероприятиями, проводившимися государством для идеоло- гического воспитания. В результате такого влияния происходила некоторая де- формация структуры досуга, которая должна соответствовать усложнению и развитию потребностей личности, реализации ее интересов.

    Список источников и литературы

    Литература

    1. Абалкин Л.И. Социализм // http://slovari.yandex.ru/dict/bse/article/
    00073/43000.html (дата просмотра: 22.03.10)
    2. Колупанова А.И. Структура управления сферой туризма в Западной Сибири в 1960-е гг. // http://ashpi.asu.ru/talks/ths_2007/ths03/klpnva.html (дата просмотра: 22.03.10)

    Источники

    3. ГУТО ГАТО. Ф.2147. Оп.1. Д.15.
    4. Там же. Д. 1.
    5. Там же. Д.13.
    6. Там же. Д.3.
    7. Там же. Д.20.
    8. Тюменская правда. 1964. 1 июля.
    9. ГУТО ГАТО. Ф.2147. Оп.1. Д. 51
    10. Там же. Д.38.
    11. Там же. Д.43.
    12. Там же. Д.5.
    13. Там же. Д.8.

    Шорохова Е.Е.

    Группа 961, ИИиПН Сокова З.Н., д.и.н., профессор кафедры

    новой истории и международных отношений ТюмГУ

    lenka1989.07@mail.ru

    Опыт борьбы с коррупцией в Нигерии (1999 – 2003 года)

    Введение

    Коррупция – интернациональная проблема, она свойственна всем стра- нам. Разница лишь в масштабах. Но для развивающихся стран и стран с пере- ходной экономикой коррупция, сочетающаяся со слабостью государства, пред-
    ставляет собой очень серьезную угрозу. Наглядный пример – Нигерия, одна из самых коррумпированных стран в мире.
    После обретения независимости в 1960 г. борьба с коррупцией в стране шла по-разному: от правления Мурталы Рамата Мухаммеда, чье полугодовое правление вошло в историю Нигерии как период решительного и бескомпро- миссного наступления на коррупцию, до Сани Абачи, при котором ничего не делалось без взятки – от выдачи маленькой бюрократической справки до круп- ной сделки. Так, за годы пребывания у власти С. Абача поставил нигерийский рекорд ограбления собственной страны – 4 млрд. долл. за 5 лет у власти [1:11].

    Установление IV республики

    Новый этап более решительного наступления на коррупцию в Нигерии начался после избрания в 1999 г. нового президента – Олусегена Обасанджо и с установлением IV республики. Он внес значительный личный вклад в борьбу с преступностью, наркобизнесом, коррупцией. Он прямо дал понять, что корруп- ции в стране будет объявлена настоящая война.
    Сам Олусегун Обасанджо, занимавший пост президента Нигерии с 1999 до 2007 г., трактует коррупцию как «повсеместно распространенный феномен злоупотребления общественной властью в целях извлечения личной выгоды»
    [2].
    О. Обасанджо – участник гражданской войны 1967-1970 гг. [6], бывший генерал, военный лидер, который добровольно передал власть гражданским в
    1789 г., и политический заключенный в годы правления диктатора Сани Абачи. Он обладал такими качествами как упорство в достижении поставленных це- лей, глубокое знание вооруженных сил и нигерийского общества, преданность стране и демократическим идеалам, умение учитывать интересы и особенности этнических и конфессиональных групп [1:6].
    29 мая 1999 г. состоялась церемония приведения к присяге демократиче- ски избранного 28 февраля 1999 г. президента Нигерии О. Обасанджо. В своей инаугурационной речи, содержавшей программу из 20 пунктов, президент Ни-
    герии специально остановился на необходимости нанести сокрушительные удары по наркобизнесу и коррупции, которую он определил как «раковую опу- холь» общества [4].

    Антикоррупционная кампания

    В роли основного элемента правовой базы борьбы с коррупцией прави- тельство О. Обасанджо видело Закон о борьбе с коррупцией, проект которого был направлен в Национальную ассамблею вскоре после установления граж- данского режима, а в конце 1999 г. – первой половине 2000 г. был утвержден Палатой представителей и Сенатом, а затем подписан президентом. Закон пре- дусматривал создание антикоррупционной комиссии, наделенной такими же правами и иммунитетом, как и работники полиции [2].
    Комиссия была призвана стать центральным аппаратом в системе органов по борьбе с коррупцией; было решено со временем открыть соответствующие офисы комиссии во всех 36 штатах федерации. Была установлена весьма жест- кая мера пресечения для всех видов преступлений, связанных с коррупцией госслужащих – до 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества [1:7].
    Закон содержит основные положения и определения преступлений, свя- занных с коррупцией в среде государственных учреждений, в том числе взя- точничество, превышение служебных полномочий в корыстных целях, неза- конное приобретение или получение собственности за услугу, оказанную по должностной линии, дача взятки должностному лицу и намерение совершить акт, имеющий отношение к коррупции, а также дезинформация органов, зани- мающихся расследованием вышеуказанных преступлений. Борьба с коррупци- ей явилась одним из главных козырей, на которых планировал строить свою политику О. Обасанджо.
    Подчеркивая значение нового антикоррупционного закона, президент от- мечал: «Мы вновь проявим нашу решимость свести на нет коррупцию. До тех пор пока Бог дает мне силы, тот, кто ждет, что Обасанджо устанет бороться с коррупцией, будет ждать напрасно» [2].
    Другим средством противостояния коррупции стали точечные чистки, охватившие преимущественно руководящий состав силовых госорганизаций. Первая волна чисток приняла форму «почетной отставки» ряда генералов и старших офицеров, занимавшие в последние 15 лет ответственные руководя- щие посты. Вторая волна чисток коснулась нескольких десятков старших офи- церов ВС, обвинявшихся в злоупотреблении своим должностным положением. Третья серия увольнений обернулась устранением почти 100 офицеров тамож- ни и др. служащих, подозревавшихся в коррупции. И четвертая – отставкой не- скольких высших офицеров, которые были обвинены в хищениях, вымогатель- стве и нарушении военной линии [2].
    За 2002–2003 после уличения во взяточничестве были отправлены в от-
    ставку глава Сената, несколько министров и губернаторов штатов [3].
    Еще одним направлением обуздания взяточничества стал план О. Оба- санджо и его ближайших советников распространить в верхнем эшелоне власти антикоррупционную этику и назначать на ответственные посты только работ- ников с «безукоризненным моральным обликом» [2].
    Кроме того, высокопоставленные бюрократы обязывались предоставить декларации о своих доходах и имущественном положении, среди 36 губернато- ров такие данные первый обнародовал губернатор штата Кацина Умару Яр- Адуа, который даже открывал всем желающим доступ к информации о его бан- ковских счетах. А в ноябре 2004 г. президент сам обнародовал доходы (первым из государственных руководителей страны) от принадлежащего ему бизнеса. Сельскохозяйственная ферма, расположенная на юге страны, приносит ежеме- сячно 30 млн. найр (250 тыс. долл. США) [5].
    Все же, несмотря на все меры, предпринятые правительством О. Оба- санджо, статистические данные не рисуют оптимистичной картины падения уровня коррупции в Нигерии. Согласно классификации международного него- сударственного и некоммерческого общественного движения «Транспаренси интернэшнл» (Transparency International) в 1999 – 2003 гг. Нигерия считается
    одним из самых коррумпированных государств мира, а также имеет одну из са-
    мых коррумпированных полиций (в одном ряду Грузия, Мексика, Молдова,
    ЮАР, Украина) [7].

    Коррупция в Нигерии

    Таблица 1

    Год

    1999

    2000

    2001

    2002

    2003

    Индекс

    восприятия коррупции1

    1,6

    1,2

    1,0

    1,6

    1,4

    Место в

    списке2

    90 из 99

    90 из 90

    90 из 91

    101 из 102

    132 из 1333

    Заключение

    В целом курс на борьбу с коррупцией правительства IV республики в
    1999 – 2003 гг. носил комплексный характер, обладал динамизмом и беском- промиссностью. К концу своего первого срока Обасанджо отметил, что ниге- рийские власти добились заметных успехов в искоренении коррупции на мини- стерском уровне [1:12].
    Однако данные «Транспаренси интернэшнл», согласно которым уровень коррупции в Нигерии не менялся в лучшую сторону, показывают обратную си- туацию. Это можно объяснить невозможностью за четыре года уничтожить столь живучий организм как коррупция.
    Но начало борьбы было заложено именно на рубеже XX – XXI вв., и эта политика дала свои результаты. Так, в 2009 г. согласно данным «Транспаренси
    интернэшнл» индекс восприятия коррупции увеличился до 2,5, а место, зани-

    1 Индекс восприятия коррупции отражает оценку уровня коррупции предпринимателями и аналитиками всего мира по шкале 10 баллов. Чем ниже балл, тем выше ощущение коррумпированности в стране

    2 С первого по десятое место занимают наименее коррумпированные страны, такие как Новая Зеландия, Дания,

    Финляндия и др.

    3 Таблица составлена на основе данных Transparency International

    маемое Нигерией уже не в конце списка, а в его середине (130 из 180), что, без-
    условно, говорит о некотором улучшении.

    Список источников и литературы

    Литература

    1. Васильев А.М. Больной гигант Африки// Азия и Африка сегодня. 2001.
    № 9. С. 6-15.
    2. Гевелинг Л.В. Клептократия. 2001 // http://www.twirpx.com/confirm/
    684399de800448a98203caac919a7a19/ (дата просмотра: 22.03.2010)
    3. Гевелинг Л.В. Учение о коррупции. 2006 март 12 // http://
    www.korrup.ru/index.php?s=5&id=59&m=3&y=2006&gts=1 (дата просмотра:
    21.03.2010)
    4. Сумбатян Ю.Г, Ифеома А.Э. Нигерия на пути к демократии 2001 июнь
    21 // http://world.ng.ru/dipcorpus/2000-09-28/3_nigeria.html (дата просмотра
    21.03.2010)
    5. Кругосвет // http://www.krugosvet.ru/enc/geografiya/NIGERIYA.html (да-
    та просмотра 22.03.2010)

    Источники

    6. Обасанджо О. Нигерия в огне. М: Прогресс, 1984. 148 с.
    7. Transparency International // http://www.transparency.org/ (дата просмотра
    21.03.2010)

    ПОЛИТИКА

    Азарова Ю.Б.

    Группа 964, ИИиПН Страдчук А.А., ассистент кафедры

    новой истории и межународных отношений ТюмГУ

    julliett89@mail.ru

    Выборы президента Македонии в 2009 года и Европейский Союз

    Введение

    Бывшая Югославская Республика Македония получила статус страны – кандидата в Европейский Союз (ЕС) в 2005 г. Тем не менее, на пути интеграции до сих пор стоит ряд проблем внутреннего и внешнеполитического характера. К первым относятся такие общие для стран Балкан проблемы как необходи- мость политических реформ и борьба с коррупцией. Вторые связаны с непри- ятием Греции названия балканского государства. С точки зрения Афин Маке- донией может называться только историческая область самой Греции.
    Состоявшиеся в 2008 г. парламентские выборы в Македонии нанесли страшный урон ее международному имиджу. По мнению экспертов, они про- шли с серьезными нарушениями, что, в свою очередь, привело к массовым бес- порядкам с жертвами и пострадавшими. По их итогам представители ЕС кон- статировали неготовность страны стать полноправным членом ЕС. Поэтому президентские выборы 2009 г. рассматривались европейцами как «последний шанс» для вступления в ЕС [2].
    Исходя из этого, целью статьи является анализ президентских выборов
    2009 г. в контексте интеграционных перспектив страны.

    «Копенгагенские критерии»

    Для вступления в ЕС страна-кандидат должна соответствовать «Копенга- генским критериям» [1]. Первая группа критериев относится к сфере политики, и соответственно называются политическими. Они предполагают свободу, де- мократию, уважение прав и основных свобод человека, а также верховенство закона. Страны-кандидаты должны достичь стабильности институтов гаранти- рующих демократию, господство права, права человека, уважение и защиту меньшинств.
    Институциональные факторы являются второй группой критериев для членства в ЕС, которые были сформулированы на Мадридском саммите ЕС. По сути дела, речь идет о подготовке профессиональных чиновников, которые не только знают иностранные языки, но и понимают язык европейского права, знают, как работают институты и программы ЕС. Именно они должны быть адаптерами национального законодательства к европейскому.
    К третьей группе относятся экономические критерии. Членство в ЕС предполагает «наличие функционирующей рыночной экономики, а также спо- собность работать в условиях действия конкуренции и рыночных сил внутри Союза». Эти два требования тесно переплетаются. Именно рыночная экономи- ка делает страну более конкурентоспособной. Прежде чем думать о членстве в ЕС, надо провести приватизацию и реструктуризацию реального сектора, как можно прочнее отделить политику от экономики.
    Ну и последнюю группу критериев составляют – географические. Смысл которых сводится к тому, что только европейская страна может подать заявле- ние на присоединение. «Неевропейские» государства не имеют права быть чле- нами, и могут лишь претендовать на некоторую степень интеграции с ЕС, опи- санную в соответствующих международных соглашениях.
    Несмотря на некоторые позитивные сдвиги в национальной экономике Македонии за последние 5 лет, ситуация в стране по-прежнему остается тяже- лой, одной из самых сложных среди бывших республик Югославии. Эксперты
    «Freedom House» классифицируют политический режим Македонии как «час- тично демократический», политические права и гражданский свободы в госу- дарстве оцениваются в 3 балла [4]. Среди актуальных проблем государства на- зывают этнические противостояния, свободу прессы и коррупцию. Однако, учитывая коммунистическое прошлое Македонии, эксперты отмечают сущест- венный прогресс в сфере политических прав и свобод македонцев.
    Президентские выборы в 2009 г., проведенные без серьезных нарушений стали бы доказательством, что у Македонии «есть не только возможность, но и политическая воля для проведения выборов, соответствующих международным стандартам» [2]. Таким образом, Македония подтвердила бы выполнение поли- тического критерия, одного из «копенгагенских критериев», выполнение кото- рых необходимо для членства в ЕС.

    Президентские выборы Македонии в контексте имплементации полити-

    ческого критерия

    Имплементация политического критерия на практике означает следую- щее: Во-первых, необходимо проведение свободных выборов при соблюдении тайны голосования. Для этого власти Македонии предприняли беспрецедент- ные меры безопасности накануне предстоящих выборов: патруль тысячи поли- цейских на улицах македонских городов. Правительство призвало избирателей страны к проведению мирных выборов. Официальное заявление сделал ми- нистр внутренних дел Македонии, Гордана Янкуловска: «Мы сделаем все, что в наших силах и в рамках закона, чтобы обеспечить гражданам возможность про- голосовать мирно и без какого-либо давления» [2]. Для контроля за выборами также было привлечено большое количество наблюдателей, насчитывающее 6,9 тысячи местных наблюдателей и еще 524 зарубежных специалиста, большинст- во из которых представляли БДИПЧ ОБСЕ и ЕС [5].
    Во-вторых, необходима реализация права на создание политических пар- тий без каких-либо помех со стороны государства и их активное участие в об- щественной и государственной жизни страны. С этой точки зрения президент-
    ские выборы 2009 г. были очень показательными, так как практически все кан- дидаты президентской избирательной кампании представляли ту или иную по- литическую партию. Это хорошо продемонстрировало широкий спектр различ- ных политических объединений, действующих в стране, включая этнические партии, позиции которых так же учитываются при принятии решений. Это в свою очередь подтвердило выполнение еще и другого аспекта политического критерия, такого как, в-третьих, соблюдение прав национальных меньшинств и представление их интересов политическими партиями, посредством которых они могут участвовать в политической и общественной жизни государства.
    Следовательно, в избирательной кампании участвовали семь кандидатов: четыре представителя македонского этноса и три албанца. Представители ма- кедонцев – Георге Иванов («Внутренняя Македонская Революционная Органи- зация – Демократическая партия за македонское народное единство»), Любо- мир Фрчковски («Социал-демократический союз Македонии»), Любе Бошкоски (самовыдвижение) и Нано Ружин («Либерально-демократическая партия»). Ал- банский этнос представляли Имер Селмани («Новая демократия»), Агрон Бу- шаку («Демократическая уния за интеграцию») и Мируш Хока («Демократиче- ская партия албанцев»). Действующий на то время президент страны Бранко Црвеновский предпочел отказаться от борьбы за сохранение своего поста из-за конфликта с правящей коалицией, пришедшей к власти после досрочных пар- ламентских выборов в 2008 г.
    В-четвертых, необходимо соблюдение верховенства закона, президент- ские выборы должны проходить в рамках законов, которые были приняты в ус- тановленном порядке. Отсутствие кандидата, получившего абсолютное боль- шинство голосов электората по итогам голосования предусматривает проведе- ние второго тура выборов. Таким образом президентские выборы 2009 г. про- шли в два тура, в первом туре участвовало 7 кандидатов, и по его итогам во второй тур вышло – 5. Явка избирателей и в первом и во втором туре позволила признать выборы состоявшимися. Активность избирателей в первом туре со-
    ставила – 56,78%., а во втором – 42,58 % [5]. Существенное снижение показате- ля явки во втором туре объясняется, помимо традиционно менее активного уча- стия избирателей в повторном голосовании, протестом представителей албан- ских объединений против вышедших в финальный тур претендентов.
    Итак, президентские выборы 2009 г., прошедшие в два тура, закончились победой Георгия Иванова, представителя ВМРО-ДПМНЕ, набравшего во вто- ром туре 63,4% голосов (437 тыс. голосов избирателей), почти вдвое опередив представителя оппозиционного СДСМ Любомира Фрчкоского, который набрал
    36,6% (252 тыс. голосов избирателей) [13]. Георгий Иванов в ходе предвыбор- ных дебатов говорил о намерении укреплять международные позиции Македо- нии и содействовать ее вступлению в ЕС и НАТО.
    По окончании выборов местные и международные наблюдатели дали свои оценки. Македонские власти отметили, что выборы не были омрачены ка- кими-либо серьезными проблемами и прошли «в тихой и мирной обстановке»
    [5].
    По мнению международных наблюдателей, выборы в Македонии прошли на высоком уровне. Наблюдатели от ЕС заявили, что президентские и муници- пальные выборы в Македонии, соответствовали международным стандартам и прошли в рамках демократических процедур. Наблюдатели отметили хорошую подготовку к выборам и отсутствие актов насилия, которыми были омрачены парламентские выборы 2008 г. Положительную оценку дал также посланник ЕС в Македонии Эрван Фуэре: «по нашему мнению, голосование было прове- дено на высшем уровне, – отметил он. – Несмотря на тяжелые погодные усло- вия, власти смогли все организовать в соответствии с принятыми демократиче- скими критериями» [3]. Были замечены лишь незначительные нарушения про- цедурного характера.

    Заключение

    Итак, Президентские выборы в Македонии 2009 г. по мнению междуна-
    родных наблюдателей прошли в хорошей атмосфере и без серьезных наруше-
    ний, и в целом носили демократический характер. И это обстоятельство оказа-
    лось немаловажным для политического будущего Скопье.
    За прошедшее время на международной арене были достигнуты опреде- ленные успехи, особенно в переговорах с ЕС. В конце 2009 г. европейская ко- миссия дала согласие на начало предварительных переговоров о вступлении Македонии в ЕС, а также приступила к процедуре отмены виз. Это решение стало важной частью по либерализации политики ЕС в отношении Македонии. Таким образом, доказав представителям ЕС соответствие международным стандартам проводимых выборов, в целом были освещены достигнутые успехи в области выполнения «копенгагенских критериев». Экзамен на привержен- ность демократическим принципам был сдан успешно, и это приблизило Маке- донию еще на один шаг ближе к членству в ЕС.

    Список источников и литературы

    Литература

    1. Accession criteria (Copenhagen criteria) // http://europa.eu/scadplus/
    glossary/accession_criteria_copenhague_en.htm (дата просмотра: 25.03.2010)
    2. Joyner J. Macedonia Elections Last Chance for Slim EU Hopes // http://www.acus.org/new_atlanticist/macedonia-elections-last-chance-slim-eu-hopes (дата просмотра: 11.03.2010)

    Источники

    3. В Македонии завершились выборы президента и местных властей //
    http://www.vesti.ru/doc.html?id=265989&cid=1 (дата просмотра: 21.02.2010)
    4. Macedonia – Freedom in the World 2009 // http://www.freedomhouse.org/
    template.cfm?page=22&year=2009&country=7651(дата просмотра: 23.02.2010)
    5. Изборите успеаја, Иванов победи // http://www.utrinski.com.mk/
    default.asp?ItemID=7ADD7286BB4BD04A9D86B0A839144B9C (дата просмотра:
    20.02.2010)

    Богомолов И.К.

    961 группа, ИИиПН Баязитова Г.И., к.и.н., доцент кафедры

    Новой истории и международных отношений ТюмГУ

    boga_igor@mail.ru

    Американская пресса о начале Первой мировой войны

    (на материалах газеты The Washington Post)

    Введение

    Начало первой мировой войны стало одним из главных событий не толь- ко в Европе, но и по ту сторону океана, в США, где пристально наблюдали за начавшимся противостоянием между великими державами. Уже в августе 1914 г. для многих американцев становилось понятно, насколько серьезные события происходят и насколько важны они для самой Америки. Представляя в целом, как будут развиваться события в дальнейшем, небезынтересным представляется узнать, что думало американское общество о начавшейся войне, какие пробле- мы и какие перспективы для своей страны видели в данных условиях сами аме- риканцы. Газеты, рупор общественного мнения, были главной площадкой для обсуждений. Одной из самых влиятельных газет того времени была «Вашинг- тон Пост».

    Предвоенный мир в освещении «Вашингтон Пост»

    Перед Первой мировой войной «Вашингтон пост» еще нельзя было на- звать изданием общенационального масштаба. Новостная тематика не выходи- ла, как правило, за рамки Восточного побережья США, хотя существовали и специальные еженедельные обзорные страницы, касающиеся различных вопро- сов внутренней жизни страны (т.н. «National Weekly Review»). Внутриполити- ческая тематика явно превалировала над внешнеполитической. Широко осве-
    щались слушания в Конгрессе, передавались новости из Белого дома, весьма подробно освещалась повседневная жизнь самого г. Вашингтона.
    Заграничные новости передавались в целом бессистемно, им отводилось в газете достаточно скромное место. В полной мере это относится и к рассмат- риваемому периоду. Достаточно сказать, что в воскресном, 64-страничном но- мере «Вашингтон пост» за 28 июня 1914 г. европейским делам посвящены все- го 2 более-менее крупные статьи и еще 2 небольшие заметки, одна из которых делает это упоминание лишь в связи с торговлей американским углем в Европе. И так как американская экономика к тому времени прочно интегрировалась с европейской, неслучайно в этом и других выпусках «Вашингтон пост» прева- лирование экономических, а не политических новостей из Восточного полуша- рия[2:3]. Значительно лучше дело обстояло с упоминаниями о странах, нахо- дящихся вблизи границ США – Мексике, Гаити, Канаде и др.[3:1]. Американ- ский изоляционизм был в действии, но своеобразные «всплески» интереса к Европе, и не только к ее экономике, но и к политическим делам, происходили достаточно часто, этому способствовали и ряд крупных военных кризисов, та- ких как Балканские войны, и некоторые дипломатические конфликты между великими державами, происходившие в последние перед Мировой войной го-
    ды.
    Причиной одного из таких «всплесков» послужило убийство эрцгерцога Франца-Фердинанда в Сараево 28 июня 1914 г. Событие, практически сразу принявшее в Европе «дипломатический» характер (фигурирование в деле сер- бов сразу стало миной замедленного действия для европейской дипломатии), в Америке трактовалось как сугубо внутриавстрийское дело. Уже через два дня упоминаний об этом событии в «Вашингтон пост» не было, они попросту поте- ряли актуальность на фоне более свежих новостей. Вплоть до 23 июля, когда Австро-Венгрия предъявила Сербии ультиматум, «Вашингтон пост» печатала только сообщения об антисербских беспорядках, проходивших в Вене, Сарае- во[4:1]. После, когда ситуация вплотную приблизилась к «точке невозврата»,
    тема европейской войны прочно заняла первые две страницы в каждом номере
    «Пост».

    Содержание и тематика новостей в «Вашингтон Пост» в начале Миро-

    вой войны

    С началом войны круг источников информации о военных действиях и околовоенных событиях для «Пост» стал достаточно быстро сужаться. Прежде всего, начало быстро сокращаться количество новостей из Берлина, в особен- ности военно-политических (речи, прокламации, заявления, военные сводки и т.д.). Если в номере за 31 июля таких сводок было 5, за 2 августа (объявление Германией войны России) – 6, то за 4-е число – 4, за 5-е – 5, а за 6-е – всего од- на небольшая заметка. Основная часть новостей (в том числе и о Германии) приходила из противоположного лагеря – Парижа и Лондона. Объяснений тому может быть несколько. Начавшиеся боевые действия были поводом к инфор- мационной блокаде противника. От этого страдали не только блокируемые страны, но и распространители информации, и, в конечном итоге, ее получате- ли в нейтральных странах. 7 августа «Вашингтон пост» писала: «Много вопро- сов пришло в «Вашингтон Пост» в течение прошлых нескольких дней относи- тельно того, почему различные газеты не печатают новости о немецких победах пропорционально победам других держав...«Пост» полагается в значительной степени на Ассошиэйтед Пресс…Это, по общему мнению, лучшая собирающая новости организация в мире. Известно, однако, что кабели, соединяющие эту страну непосредственно с Германией, были перерезаны в пункте между Азор- скими островами и Европой…»[5:2].
    Несмотря на обещание сообщать об операциях немецких войск, «когда это физически возможно», было ясно, что в информационном плане не только
    «Вашингтон пост», но и значительная часть других американских СМИ была уже в самом начале войны отрезана от немецкого взгляда на происходящее, а значит, вынуждена была полагаться на английские и французские источники. Развернувшаяся в первые дни войны битва под Льежем между бельгийскими и
    немецкими войсками очень красноречиво свидетельствовала о подобной ин- формационной ограниченности. Практически все сообщения в газеты шли из Лондона, реже – из Парижа или Брюсселя. Информационные барьеры создава- ли и сами власти США. 6 августа было обнародовано распоряжение президента Вильсона, ограничивавшее возможности вещания радиостанций, занимавшихся пропагандой. Первыми «жертвами» сразу же стали радиостанции в городах Сейвилл и Такертон, и на острове Лонг-Айленд, принадлежавшие гражданам Германии[6:3].
    Помимо возникшей фактической информационной зависимости, Америка пострадает от войны и в других сферах, прежде всего экономически. Осенью
    1914 г. началось падение основных показателей американской экономики – до- быче угля, производства металлов, и др.[1:325]. Анализ того, в каком состоянии США подходят к «кризису», и как решать потенциальные проблемы, начался еще накануне войны. И все же сообщения по этому поводу в «Вашингтон пост» выглядели как гром среди ясного неба. Первая полоса номера за 31 июля 1914 г. вышла разделенной ровно на две половины. На одной располагался, условно,
    «военный» блок новостей, на другой – «экономический». Закрытие Лондон- ской, а затем и Нью-Йоркской фондовых бирж, стояла рядом с военной речью кайзера Вильгельма II в Берлине. На второй странице этого же номера – статья
    «США остается без торговых судов во время европейского кризиса», в которой не без сарказма отмечалось: «Официальные лица, которые все эти годы высту- пали против практических шагов по строительству американского торгового флота, внезапно поняли вчера, что у Соединенных Штатов фактически нет су- дов для транспортировки своих товаров», и теперь, «когда Европа … смотрит на США как на крупного поставщика продуктов и промышленных товаров», оказывается, что Америка неспособна самостоятельно, без помощи Европы эти товары транспортировать. Начало войны на море эту ситуацию значительно усугубит, считает автор статьи[7:3].
    Это сказалось уже в конце июля на внутреннем спросе на пшеницу в США. Более детально этот вопрос рассматривается в номере за 2 августа. Аме- рика, по мнению автора статьи, теряет огромные потенциальные доходы, рис- куя при этом самой оказаться в кризисе. Важен был в связи с этим и вопрос безопасности доставки американских товаров в Европу, ведь и основные торго- вые пути также контролировались европейскими державами. США, по мнению того же автора, остается уповать лишь на соблюдение достигнутых ранее дого- воренностей по международной торговле, но война поставила их действие под сомнение[8:3]. Однако выгоды от войны все же превалировали в общем спектре оценок. Бартон Хепберн, бывший секретарь Казначейства, считал, что «более подходящего для войны момента нет», и «окончательный результат войны мо- жет быть очень выгоден для Соединенных Штатов»[9:1]. «Американские зер- новые культуры могут и должны двигаться в Европу», и не столь важно, кому это зерно продавать, Германии или Англии, - считал Д. Редфилд, Секретарь Де- партамента Коммерции. «Соединенные Штаты – мировая кладовая…и нет на- ции на Земле, более предрасположенной к счастью», - как бы подытожил все эти рассуждения автор большой статьи в «Пост» за 2 августа[10:2].
    Действия Правительства по защите «национальных интересов» далеко не всеми воспринимались положительно. М Сенатор Д. Уильямс заявлял, что воз- мущен действиями Комитета по международным делам при «защите интересов американского бизнеса во время европейского кризиса», и охарактеризовал их как «отвратительная неуверенность» (впоследствии, правда, принес извине- ния)[11:2].
    Проблемы не только экономического, но и военного характера тоже не оставались в стороне. Объявленный нейтралитет не мог быть для США единст- венной гарантией безопасности. Об этом говорил генерал Л. Вуд в своей статье
    «Военный урок для Соединенных Штатов» указывая на низкую численность, разрозненность и в целом невысокую боеспособность армии США, что контра- стирует с армиями европейских держав: «фактическая сила армии – 4602 офи-
    цера и 80 000 солдат, рассеянных по миру…». Таким образом, только увеличе- ние численного состава армии и количества вооружений позволит (при необхо- димости) выполнять хотя бы ограниченные войсковые операции [12:1].
    Поднятие этого вопроса не было случайным – серьезное беспокойство вызывал у Белого дома и у общественности Панамский канал, а точнее – его статус. По этому каналу, согласно договоренностям, могут свободно проходить корабли всех стран, в том числе и военные. Во время войны это может привести к морским конфликтам в борьбе за проход из одного океана в другой. По мне- нию автора одной из передовиц «Вашингтон Пост» за 5 августа, для Америки есть опасность вступления в войну[13:2]. Притом, что такое развитие событий было чисто гипотетическим и маловероятным, само поднятие такого вопроса (которого касался и президент Вильсон) говорит о многом.
    Еще более животрепещущим был вопрос о гражданах США, находив- шихся на тот момент в воюющих странах. Уже 2-го августа американцев, нахо- дившихся на континенте, охватила паника, переполненные поезда и корабли уходили из Парижа, в основном в направлении Лондона, многие «без багажа, в одних поношенных платьях»[14:2]. Эвакуацию граждан посольства в Париже, Берлине, Брюсселе организовывали с большим трудом, имея инструкции из Вашингтона, но не имея реальных возможностей для помощи. С целью сдер- жать панику, посол в Париже Херрик объявил, что Париж является столь же безопасным городом, что и Лондон, но это, судя по всему, не ободрило желаю- щих уехать как можно быстрее. 3 августа у Посольства США в Лондоне про- шел митинг тысячи американцев, сумевших выехать с континента, требовав- ший от Посольств и Вашингтона помочь эвакуироваться тем, кто еще остается в Париже[15:2]. В это же время Германия отказалась выпускать американских граждан из страны, в том числе женщин и детей, до завершения мобилизации германской армии, мотивируя это стремлением не дать уехать из страны муж- чинам, подлежащим мобилизации, а женщины могли передать «ценную воен- ную информацию…и особенно пункты концентрации немецких войск»[16:3].
    Слухи о возможности такого сценария дошли до Америки еще 31 июля, но то-
    гда особого значения этому, судя по всему, не придали[17:2].
    Мобилизация коснулась и граждан, проживающих за границей, что вызы- вало неоднозначную реакцию. В США в то время проживало немалое количе- ство иностранцев, многие обросли здесь семьями, бизнесом и покидать страну вряд ли стремились. Еще менее этого хотели жены новобранцев. 5 августа И. Хартс, директор Бюро Здравоохранения и Благотворительности г. Филадель- фия, выпустил обращение к гражданам, где призвал противостоять действиям иностранных консулов по мобилизации. Семьи женатых новобранцев, по мне- нию Хартса, могут оказаться без средств к существованию, и заверения консу- лов, что эти семьи без присмотра не останутся, вызывает у него сомнения[18:3]. Даже в этом случае интересы Америки были поставлены выше законов других государств, хотя в данном случае исполнение их на территории США вполне обоснованно. Но в целом помешать мобилизации это не могло, несмотря на проблемы с транспортировкой. Австро-Венгрия, к примеру, призвала под свои знамена около 200 тыс. человек[19:2].

    Заключение

    Все вышеуказанные сюжеты показывают формировавшуюся дилемму в отношении американского общества к начавшейся войне. С одной стороны, война вызывает подчеркнутое равнодушие: ощущение, что это происходит
    «где-то там», за океаном, очень хорошо просматривается по заголовкам «Ва- шингтон пост». Примечательно, как совершенно без каких-либо эмоций сооб- щалось и о начале войны, и о первых сражениях.
    С другой стороны, развитие военных действий, а еще больше – усиление ее влияния на повседневную жизнь, на экономику не могло не привлечь внима- ния в Америке. Более того, как уже указывалось, возможные последствия для экономики США от войны обсуждались открыто в печати еще даже до вступ- ления в войну Англии и Франции. Начало войны показало, насколько сильно
    Соединенные Штаты связаны с остальным миром, и, даже не вступая в войну,
    они не смогут остаться в стороне.

    Список источников и литературы:

    Литература:

    1. История США : В 4 т. / Гл. ред. Г. Н. Севостьянов. М.: Наука. Т. 2 : 1877-
    1918. – 1985. 598 c.

    Источники:

    2. Aids World Finances // The Washington Post. 1914, July, 30th.
    3. Apologizes to Senate // The Washington Post. 1914. Aug., 8th.
    4. Change Panama Act // The Washington Post. 1914. Aug, 2th.
    5. Europe Buying U.S. Coal // The Washington Post. 1914. June, 28th.
    6. Fears Canal may involve U.S. to War // The Washington Post. 1914. Aug., 5th.
    7. Getting 200 000 Men Back Home // The Washington Post. 1914. Aug., 2th.
    8. Government Aid for Americans // The Washington Post. 1914. Aug., 3th.
    9. Handling war news // The Washington Post. 1914. Aug., 7th.
    10. Interest of Big Business In Mexican Affairs Is Shown By Amazing Correspon- dence // The Washington Post. 1814. June, 28th;
    11. Mobs fight Serbs // The Washington Post. 1914. June, 30th.
    12. No Americans Can Leave Germany // The Washington Post. 1914. Aug., 5th.
    13. Protests Recruiting in U.S. // The Washington Post. 1914. Aug., 6th.
    14. Radio closed to war // The Washington Post. 1914. Aug., 6th.
    15. Refugees in London to Extend Help to Fellow Countrymen // The Washington
    Post. 1914. Aug., 4th.
    16. Ships badly needed // The Washington Post. 1914. Aug., 1st.
    17. The Rate decision // The Washington Post. 1914. Aug., 2th.
    18. Tourists In a Trap // The Washington Post. 1914. Aug., 1st.
    19. War Lesson for U.S. // The Washington Post. 1914. Aug., 3th.

    Боровкова К.А.

    Группа 964, ИИиПН Агапов М.Г., к.и.н., доцент кафедры

    новой истории и международных отношений ТюмГУ

    bellatrixe@mail.ru

    «Не бойся, малое стадо!»: фундаменталистские дискурсы секьюретизации

    Введение

    Любая система, в том числе и современное общество, подвергается в про- цессе своей жизнедеятельности различным угрозам и вызовам. Адекватная и своевременная реакция на угрозу – залог настоящей жизни и будущего благо- получия. В светском обществе безопасность определяется взаимодействием на уровне «человек – человек». Религиозное сознание задает дополнительную сис- тему координат. Здесь отношение «Бог – человек» является ключевым. В пре- делах этого соотношения развивается религиозное сознание. Именно оно будет нашим предметом изучения. Нашей целью является анализ фундаментализма и секьюритизации в их процессе конструирования угроз на базе религиозного сознания.

    Конструирование угроз безопасности

    Российский исследователь А.С. Макарычев определяет секьюретизацию как процесс «расширения проблемного поля безопасности», при котором в по- нятие безопасность (security) постепенно включается «практически все, что нас окружает, от терроризма до цен на продовольствие, [что] означает расширение сферы административного регулирования ... Политики многих стран усвоили это довольно быстро, используя экспансию этого термина во вполне прагмати- ческих целях усиления государственного (а во многих случаях полицейского) присутствия в различных сферах жизни». Главным же становится «вопрос о
    том, как и кем секьюритизируются те или иные вопросы и какие методы ис-
    пользуются при этом» [1: 25].
    Нас интересует секьюритизация, проводимая Русской православной цер- ковью (РПЦ) на базе религиозного мышления. Приведем пример. РПЦ секью- ритизировала отсутствие «духовно-нравственного образования» в школе. То есть эта проблема была представлена как угроза безопасности: «в этом контек- сте введение "Основ православной культуры" равнозначно национальной безо- пасности России» [22]. Причем такая проблема не поддается реальному обсуж- дению, потому что, попав в разряд проблем безопасности, она автоматически получает маркировку «срочно!». Секьюритизация сравнима с потребительским рынком: чтобы продать товар и привлечь покупателя, товар оформляют особым способом. То есть упаковывают в соответствии с запросами покупателей. Ана- логично поступает и актор секьюритизации. Путем «проговаривания» угроз безопасности, связанных с нерешенностью секьюритизируемой проблемы, ак- тор играет на тревогах общества. Утверждается что-то вроде: «повышение под- ростковой преступности, отсутствие мотивации среди молодежи, падение нрав- ственности – это все результат атеистического образования». Получив одобре- ние, актор секьюритизации добивается принятия выработанного им решения по секьюритизируемой проблеме: «введение религиозного образования в школах страны».
    Наиболее активно дискурсы секьюретизации используют фундаментали- стские группы РПЦ. Фундаментализм является реакцией на либерализацию общества и модернизм в религиозной жизни. Сами себя фундаменталисты на- зывают истинно верующими. Они привыкли видеть себя в меньшинстве – важ- ный момент для понимания данного феномена. Как правило, публичные высту- пления православных деятелей, выдержанные в фундаменталисткой тонально- сти, привлекают широкое общественное внимание, в том числе и за пределами церкви (Диомид, бывший епископ Анадырский и Чукотский и его обращение
    «Пора пресечь беззаконие» [9]; Светлана Юрьевна Шестакова, преподаватель
    ТГНГУ [5]). Фундаментализм не приемлет новшеств. Ведь нововведения могут разрушить традиции, которые, по мнению фундаменталистов, являются базис- ными. Угрозу традиционным ценностям фундаменталисты видят в действиях эфемерных, сконструированных в их сознании групп: «мирового правительст- ва», «масонов», влиятельных «бизнес-группам». Например, фундаменталисты считают, что «евреи организовали Февральскую революцию 1917 года».
    Фундаменталисты часто говорят о том, что наступило решающее время для совершения активных действий: «Сейчас позже, чем мы думаем. Апока- липсис уже совершается» [13:1]. Иначе, говорят они, наступят необратимые по- следствия: фундаменталисты предвещают приход антихриста, так как все уже помечены «печатью антихриста». Такую «печать», по мнению фундаментали- стов, содержат, например, паспорта РФ.
    Прежде всего, фундаменталисты создают образ врага, с которым необхо- димо бороться («война – жидам»; «война с пьянством», «борьба с наркомани- ей»). Затем фундаменталисты представляют текущую ситуацию как критиче- скую, требующую немедленного, как правило, экстраординарного решения. В своей аргументации они часто прибегают к историческим примерам, предлагая при этом собственную интерпретацию событий прошлого. Так, например, до- кументальный фильм священника Тихона «Гибель империи. Византийский урок» [4] призван показать, что распад духовно-нравственных основ Византии привел ее к гибели. Экстраполируя византийский опыт на современную Рос- сию, представители РПЦ утверждают: «широкое проявление потребности в изучении духовно-нравственной культуры в целом, а также расширении знаний о культурных корнях Православия в содержании гуманитарных учебных дис- циплин в российской школе – это естественная закономерность» [10].
    Иногда фундаменталисты прибегают к откровенной фальсификации. В фундаменталистической литературе приводится пример одного из многочис- ленных антихристов: «вождь февральской революции Александр Федорович Керенский родился в 1881 г. Его мать Геся Гельфман за убийство царя Алек-
    сандра II…» [13:69]. Данное утверждение не соответствует действительности, но такова схема фундаменталистского мышления. Она довольно простая для объяснения: «революционеры являются врагами», потому что «они убили мо- нарха» и основали «безбожные Советы». Враги «поступают по наущению анти- христа» или более того, они и есть антихрист. Такая категоричность свойствен- на религиозному сознанию в целом.
    Фундаменталисты искренне желают расширить влияние религии на жизнь людей. Но, несмотря на поставленную цель, результатом их деятельно- сти стало не столько привлечение новых верующих в церкви [8:138], сколько порождение резкого неприятия православия частью общества [6]. Так, инициа- тивы РПЦ касающиеся изменения программ светского образования и призывы фундаменталистов к всеобщему соблюдению церковных канонов неприемлемы для значительной части населения России [7].
    Действительно, отсутствие религиозного образования в школах не явля- ется причиной самых острых проблем общества, как это пытается нам предста- вить РПЦ [11]. Наркомания, коррупция обусловлены, прежде всего, социально- экономическими предпосылками. Под покровом дискурсов секьюретизации РПЦ, по существу, обращается за помощью к государству в том деле, которое она не в состоянии выполнить сама – обеспечить религиозное воспитание гра- ждан России. Подавляющая часть современных верующих не знает почти ниче- го о ведении службы в церкви, о правильном соблюдении постов. Инициатива РПЦ о введении «духовно-нравственного образования» в школьную программу перекрывает область полномочий, которые были выделены для нее современ- ным российским обществом. Таким образом, мы деконструировали проблему
    «нравственного воспитания», то есть вывели ее из домена «безопасности».
    Показательно, что РПЦ борется с проявлением фундаменталистических настроений внутри себя. Например, распространяемые фундаменталисткими группировками внутри РПЦ тезисы «Женщина в брюках – смертный грех!» (та- кие объявления нередко вывешиваются в православных храмах, настоятели ко-
    торых близки фундаменталистам), были дезавуированы высшим руководством РПЦ, призвавшим свою паству «относиться с пониманием к женщинам, при- шедшим в храм в брюках» [12].
    Однако фундаменталисты не нуждаются в получении полномочий от вы- шестоящих инстанций, так как считают себя единственно истинно верующими. То есть их действия санкционированы Богом. Получение одобрения от населе- ния для них также неважно. Они уже «укреплены в вере». Более того, согласно их логики избранности «малого стада», они всегда должны оставаться в мень- шинстве. Другой отличительной чертой фундаменталистской позиции является ее бескомпромиссный характер. Иначе говоря, основной линией выстраивания фундаменталистских дискурсов секьюретизации являются отношения «Бог – человек», а точнее – «Бог» и его «малое стадо».

    Заключение

    Итак, внутри РПЦ наиболее активно дискурсы секьюретизации исполь- зуют ее фундаменталистские группы. Прежде всего, фундаменталисты создают образ врага, с которым необходимо бороться («война – жидам»; «война с пьян- ством», «борьба с наркоманией»). Затем фундаменталисты представляют теку- щую ситуацию как критическую, требующую немедленного, как правило, экст- раординарного решения. В своей аргументации они часто прибегают к истори- ческим примерам, предлагая при этом собственную интерпретацию событий прошлого. Важной особенностью фундаменталистских дискурсов секьюретиза- ции является их ориентация по линии «Бог – человек», которая «освобождает» фундаменталистские группы от необходимости получить одобрение своим дей- ствиям со стороны общества. Более того, отсутствие такого одобрения, непри- ятие фундаменталистских практик как религиозной, так и светской частями общества, подтверждает в глазах фундаменталистов верность избранного ими пути: «Не бойся, малое стадо! Ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство».

    Список источников и литературы

    Литература:

    1. Макарычев А.С. Безопасность и возвращение политического: критиче-
    ские дебаты в Европе // Индекс безопасности. № 4 (87). Т. 14. 2008. С. 25-40.
    2. Поппер К. Логика и рост научного знания. Под ред. В.Н.Садовского.
    М.: Издательство «Прогресс», 1983. 604 с.
    3. Obadia L. La religion: idées reçues. Paris: Le Cavalier Bleu, 2004. 126 p.

    Источники:

    4. Гибель империи. Византийский урок / Док.фильм, Телеканал Россия,
    2008 г.
    5. Лекция в рамках курса "Основы религиозной культуры" доцента ка- федры социальной работы Института гуманитарных наук Тюменского государ- ственного нефтегазового университета С.Ю. Шестаковой // http://www.sclj.ru/ news/detail.php?ID=1902 (дата просмотра: 20.03.2010)
    6. Обращение 1700 ученых к президенту РФ по поводу введения право- славия в школах и теологии в вузах // http://portal-credo.ru/ site/?act=news&id=62834 (дата просмотра: 19.03.2010)
    7. Политика РПЦ МП: консолидация или развал страны? Открытое письмо академиков РАН президенту РФ В.В. Путину //http:// www.sclj.ru/news/detail.php?ID=1434 (дата просмотра: 20.03.2010)
    8. Общественное мнение – 2009. М.: Левада-Центр, 2009. 208 с.
    9. Обращение епископа Диомида. Пора пресечь беззаконие // http:// www.rusk.ru/monitoring_smi/2007/02/21/pora_presech_bezzakonie/ (дата просмот- ра: 21.03.2010)
    10. Послания архиепископа Тобольского и Тюменского Димитрия. Нрав- ственность как основа образования // http://www.ihtus.ru/112008/st03.shtml (дата просмотра: 21.03.2010)
    11. Послания архиепископа Тобольского и Тюменского Димитрия. Ду-
    ховно-нравственное воспитание – необходимое условие процветания России в
    21 веке // http://www.ihtus.ru/22004/dv1.shtml (дата просмотра: 22.03.2010).
    12. РПЦ вступилась за женщин в брюках // http://news.mail.ru/
    society/3156474/ (дата просмотра: 22.03.2010).
    13. Слово о кончине мира. Редкол.: архим. Никон (Иванов), проит. Нико-
    лай (Лихоманов). М.: Сибирская благозвозвонница, 2008. 125 с.

    Дудинская С.И.

    Группа 964, ИИиПН Страдчук А.А., ассистент кафедры

    новой истории и международных отношений ТюмГУ

    dudinskaya964@gmail.com

    Эволюция понятия «политическая группа Европейского парламента»

    Введение

    Становление общеевропейских политических партий, равно как и форми- рование коалиций в Европейском парламенте являются на сегодняшний день основной движущей силой развития системы эффективного и согласованного управления ЕС. Организация такой системы приобрела особую важность в ус- ловиях расширения ЕС. Приток представителей из новых государств-членов ЕС и увеличение представительства национальных партий сопровождались с 1990 по 2009 гг. консолидацией общеевропейских партий и их политических союзов внутри Европейского парламента. Это способствовало возрастанию единства в рамках европейских политических групп, а как следствие увеличению роли Ев- ропейского парламента в процессе принятия решений ЕС [16:73].
    Феномен наднациональных партийных коалиций Европейского парла- мента начал привлекать внимание европеистов еще с 1990-х годов, сегодня он изучается в различных исследовательских направлениях, с применением раз- личных методологических подходов. Однако среди массива исследований впе- чатляет широкий выбор названий для данного феномена. Можно выделить как минимум четыре разных термина, обозначающих коалиции или блоки общеев- ропейских политических партий, которые они официально образуют на базе Европейского парламента. При этом сами парламентарии используют понятие
    «политическая группа» (political group).
    Во-первых, идентичным образом именуют данный феномен исследовате- ли из числа депутатов Европейского парламента [6;10;14;18;19;20]. Во-вторых, существует такое понятие как «партийная семья» (party family) [7;8;11;16;21]. В-третьих, политические союзы общеевропейских партий также принято обо- значать как «транснациональные политические партии» (transnational political party) [1;5;12;15;17;22]. И, наконец, довольно известным является понятие
    «партийная федерация» (party federation) [2;3;4;9;13]. В связи с подобным раз- нообразием обозначений феномена политических блоков Европейского парла- мента представляется интересным проанализировать специфику использования того или иного понятия.

    «Партийная федерация»

    Впервые официальное закрепление общеевропейских партий в качестве внутреннего института Европейского парламента произошло в Маастрихтском договоре. Так Статья 138 А признавала возможность европейских партий стать связующим звеном между обществом и институтами власти ЕС [24]. Коалиции, группы, союзы партий в договоре упомянуты не были. Несмотря на это, извест- но, что общеевропейские партии и их объединения существовали еще с первых дней работы Ассамблей европейских сообществ.
    Следует заметить, что понятие «политическая группа» возникло гораздо раньше, чем «партийная федерация». Если первое появилось с попытками соз-
    дать коалиции на Парламентских ассамблеях (1950 – 60-е гг.), то второе – го- раздо позже, с образованием более организованных союзов (1980 – нач. 90-х гг.) [2:14]. Однако первые серьезные научные труды (1990-е гг.) о европейских партиях были посвящены изучению именно «федераций». По мнению автора настоящей статьи, этот факт не случаен: изменение организации и управления парламентских политических блоков, прямые выборы в Европейский парла- мент, а также приобретение общеевропейскими партиями официального стату- са заинтересовали исследователей ЕС. В них начали видеть потенциальный ме- ханизм решения нарастающей проблемы т. н. демократического дефицита ЕС, механизм работы с гражданами ЕС.
    Отвечая на вопрос, почему исследователи 1990-х гг. использовали термин
    «федерация», следует учесть специфику того времени. Словосочетание «пар- тийная федерация» впервые появилось в 1980-е гг.: Конфедерация социалисти- ческих партий, Европейская федерация либеральных, демократических и ре- формистских партий, Федерация христианских демократических партий Евро- пейского сообщества [13:357]. Это были союзы, охватывающие не только чле- нов Европейского парламента, но и близкие по политическим взглядам нацио- нальные партии. После того, как эти образования просуществовали целую де- каду и достигли при этом определенного уровня сближения, слово «федерация» являлось уже именем нарицательным для обозначения партийных союзов Ев- ропейского парламента, а также их единомышленников из национальных пар-
    тий.
    В научной литературе о ЕС можно выделить основные особенности «пар-
    тийных федераций»:
    1) Структура «партийной федерации» представляла собой полную ана-
    логию классической федеральной системы. Как это определил Саймон Хикс:
    «политическая организация, в которой деятельность правительства подразделя- ется на деятельность региональных и центральных властей таким образом, что каждый уровень власти принимает собственные решения в рамках своих пол-
    номочий» [9:7]. То есть в идеале такой модели сначала согласовывали свои по- зиции национальные делегации, а затем ценой уступок и длительных перегово- ров вырабатывалась компромиссная позиция для всей «партийной федерации», которую впоследствии отстаивали члены Европейского парламента от данной
    «федерации».
    2) Исследователи намеренно акцентировали внимание на том факте, что, несмотря на ощутимое сближение в позициях и политических предпочтениях, существовало достаточно много столкновений интересов национальных деле- гаций внутри каждой «федерации». Их структура нередко претерпевала сбои, решения давались трудно. Кроме того, в те годы Европейский парламент еще не имел серьезных возможностей оказать влияние на принимаемые в ЕС реше-
    ния.
    3) Уже в 1990-е годы ученые начали говорить о потенциальных меха- низмах продвижения собственных интересов «федераций». Так Хикс разрабо- тал т.н. модель «демократии снизу». В ней члены Европейского парламента, со- ставляющие центр какой-либо «партийной федерации», действуют через на- циональных коллег, и тем самым способствуют продвижению своей идеи в на- циональных правительствах, которые, следовательно, проводят данное решение уже на общеевропейском уровне в Европейском совете [9:8-10].
    Сегодня термин «партийная федерация» достаточно широко применяется, однако, можно заметить, что смысл понятия претерпел изменения, теперь он более широкий, синонимичный всем остальным обозначениям политических блоков, альянсов, коалиций, созданных членами Европейского парламента.

    «Политическая группа»

    В начале нового тысячелетия термин «федерация» утратил свою актуаль- ность – союзы партий приобрели новые черты, не свойственные «федерациям» прошлого. В 2000-х гг. институт европейских «политических групп», нефор- мально появившийся несколько десятилетий назад, крепко «стоял на ногах» и продолжал набирать силы. «Политическая группа» не просто была закреплена в
    Правилах процедуры Европейского парламента – в ноябре 2002 г. на нее выде- лили целую главу (Ch.5), в которую постоянно вносили поправки, дополняли существующие положения [25]. В ноябре 2009 г. глава о «политических груп- пах» была уже вдвое больше своей первоначальной версии [26]. Таким обра- зом, «группы» стали неотъемлемой частью политической жизни Европейского парламента, пробудив при этом живой интерес европеистов всего мира.
    Исследования, посвященные «группам», отличаются от исследований
    1990-х гг. разнообразием методологических подходов. Основной целью в них является не столько анализ структуры и программы «политических групп», сколько анализ особенностей внутреннего наднационального сближения и ин- струментов продвижения «групповых» интересов [6;14].
    На основе используемой литературы можно выделить (независимо от теоретических подходов) основные черты «политических групп». «Группы» представляли собой союзы с четко отлаженными механизмами самоуправле- ния, транспарентной структурой и ограниченным кругом членов. Кроме того, многие спорные позиции по тем или иным вопросам в таких союзах были давно согласованы, и в их отношении были прописаны компромиссные заявления. По сравнению с «федерациями» «политические группы» в 2000-е гг. были доста- точно консолидированными образованиями. Парламентарии на протяжении многих лет состояли и состоят в группах и уже неплохо знают все «больные темы» своих союзников, а, следовательно, с определенной степенью легкости согласуют позиции [18:21;20].
    Что касается механизмов влияния «групп», то теперь о них действительно стали писать и анализировать. Начиная с 2002 г., когда был созван «Конвент о будущем Европы», масштабы влияния партийных группировок стали говорить сами за себя. По мнению автора статьи, подобные масштабы и были главной причиной внезапно проснувшегося научного интереса к парламентским груп- пировкам. Именно в контексте изучения инструментов влияния «политических групп» Европейского парламента и механизмов продвижения их позиций ис-
    следователи вывели новые явления: «партийная система» и «транснациональ- ная политическая партия», которые в исследовательской литературе часто ста- ли использоваться во второй половине 2000-х гг.

    «Партийная семья», «транснациональная политическая партия»

    На основе изученной литературы автор статьи заключает, что понятия
    «партийная семья» и «транснациональная политическая партия» с самого воз- никновения являются абсолютными синонимами. Многие исследователи ЕС употребляют их в равной степени часто, когда речь заходит о политических структурах Европейского парламента [1; 22]. В узком смысле данные понятия действительно обозначают «политические группы». Однако существуют иссле- дования, в которых они используются в широком смысле – «политическая группа» Европейского парламента и все союзные партии национальных парла- ментов, из которых происходят члены данной «группы», т.е. неофициальная структура с открытым членством и внутренними конгрессами. [15:117].
    Грань между узким и широким смыслами изучаемых понятий весьма тонкая. Часто исследователи, которые в большинстве случаев используют по- нятие «группа», намеренно обозначают ее как «партийная семья» или «транс- национальная политическая партия». На первый взгляд, термин употребляется в узком смысле. Тем не менее, он подчеркивает большие масштабы влияния и обширные связи «группы». Исследователи с помощью этого усиливают поли- тическое значение «группы», а, следовательно, косвенно подразумевают имен- но широкий смысл [7:7;11:49].
    Работы, посвященные «партийным семьям» в широком смысле этого по- нятия, главное внимание уделяют механизмам, которые «семьи» используют для продвижения собственных политических интересов. Именно эти механиз- мы предвосхитили исследователи «федераций» в 1990-е гг. Суть их использо- вания заключается в следующем: центр в лице «политической группы» являет- ся площадкой для согласования позиций национальных партий, которые в по- следствие параллельно лоббируют согласованные идеи на национальном уров-
    не. Таким образом, все участники «семьи» совместно достигают цели, так как национальные правительства, проникнув той или иной идеей, сами проводят ее на наднациональном уровне [15:117-121]. О чем свидетельствуют, например, отдельные положения Договора о Конституции ЕС, разрабатывавшихся на
    «Конвенте о Будущем Европы» в 2002 г.

    Заключение

    Становление понятий, используемых для обозначения политических сою- зов Европейского парламента, можно проследить на протяжении последних 20 лет. Самым первым в исследовательской литературе появилось понятие «пар- тийная федерация». Данное словосочетание возникло в связи с официальными названиями партийных союзов того времени. Главное, что подчеркивалось сло- вом «федерация», это автономность отдельных субъектов данных союзов, их особенные позиции, которые нередко трудно было согласовывать.
    С начала 2000-х гг. преобладающим стало понятие «политическая груп- па». Данный институт официально закрепился в Европейском парламенте, а также показал большую гибкость и высокую организацию, чем полностью за- местил «федерации». Исследователи признали «группы» более консолидиро- ванными образованиями с устоявшимися механизмами влияния.
    Наконец, во второй половине 2000-х годов параллельно с понятием «по-
    литическая группа» закрепились такие обозначения, как «партийная семья» и
    «транснациональная политическая партия». Исследователи показывают, что для «семей» важны общие принципы и ценности, работа «в команде», а не ав- тономность каждого субъекта.
    Сегодня все вышеуказанные понятия используются в научной литературе в равной степени часто. Кроме того, в исследованиях 2008-2009 гг. они являют- ся практически идентичными синонимами, вне зависимости от того, когда и как они появились. Часть исследователей перенимают новые веяния, а часть явля- ется консерваторами. Например, Саймон Хикс в 1990-е гг. использовал понятие
    «федерация», однако уже в 2000-е он начал употреблять термин «политическая
    группа» [9:1-5; 10:50-55]. Напротив, Лучиано Барди неизменно пользуется обо-
    значением «федерация», хотя признает, что его содержание изменилось [2:14-
    16; 13:360].
    Исследователи даже нередко соединяют отдельные их элементы вместе,
    тогда получаются такие варианты, как-то: «транснациональные федерации»,
    «федеральные политические семьи», «транснациональные группы» и т.п.
    Несмотря на то, что исследователи понимают, что подразумевается под тем или иным понятием, темпы размножения выше обозначенных терминов в ближайшее время могут привести к путанице. Вполне возможно, что после им- плементации положений Лиссабонского договора структура, характер и воз- можности партийных коалиций изменятся до такой степени, что в научной сре- де это позволит говорить о качественно ином образовании в жизни Европейско- го парламента. Можно предположить, что ему присвоят новое название.

    Список источников и литературы

    Источники

    1. Arnold C. Party Positions on the European Constitution during the 2004 Eu- ropean Parliament Elections // JCER. 2009. Vol. 5. №1. P. 24- 42.
    2. Bardi L. EU Enlargement, European Parliament Elections and Transnational
    Trends in European Parties // European View. 2006. Vol.3. P. 13-21.
    3. Benedetto G. Consensus and the Proportionality of Office Distribution in the European Parliament 1994-2007 // http://aei.pitt.edu/7694/01/benedetto-g-09g.pdf (дата просмотра: 13.01.10)
    4. Bendjaballah S. Parties do matter in legislatures EP vs. US House of Repre- sentatives // Phd Online Journal. 2008. Vol. 6. P.8.
    5. Boussaguet L. and Dehousse R. Lay people’s Europe: A critical assessment of the first EU citizens’ conferences // European Governance Papers.2008. № C-08-
    02. P. 1-23.
    6. Carrubba C. National Party Politics and Supranational Politics in the Euro- pean Union: New Evidence from the European Parliament // http://ifigr.org/ publication/ifir_working_papers/IFIR-WP-2005-04.pdf (дата просмотра: 21.01.10)
    7. Colomer J. How Political Parties, rather than Member-States, are building the European Union // http://works.bepress.com/cgi/viewcontent.cgi?article
    =1011&context=josep_colomer (дата просмотра: 13.01.10)
    8. Hanley D. Keeping it in the Family? National Parties and the Transnational
    Experience // European View. 2006. Vol.3. P. 35-45.
    9. Hix S. Parties at the European Level? A “comparative politics theory” of the development of the European Party federations // http://aei.pitt.edu/
    7299/01/002959_1.pdf (дата просмотра: 24.02.10)
    10. Hix S. A Supranational Party System and the Legitimacy of the European
    Union // The International Spectator. 2002. Vol. 4. P. 49-60.
    11. Jansen T. The Emergence of a Transnational European Party System // Eu- ropean View. 2006. Vol.3. P. 45-57.
    12. Karamanlis K. European Parties and Their Role in Building Democracy:
    the Case of the Western Balkans // European View. 2006. Vol.3. P. 57-61.
    13. Katz R. How parties organize: change and adaptation in party organizations in Western Democracies. London: Sage publications, 1994. 365 p.
    14. Kreppel A. The European Parliament and Supranational Party System. Cambridge: University Press, 2002. 257 p.
    15. Hans-Gert Poettering The EPP and the EPP-ED Group: Success through
    Synergy // European View. 2006. Vol.3. P. 111-121.
    16. Ladrech R. The promise and reality of Euro-parties// European View. 2006. Vol.3. P. 73-81.
    17. Law J. Right Product, Wrong Packaging:Not «Constitution», but «Consti- tutional Charter»// JCER. 2007. Vol. 3. №1. P. 18-37.
    18. McElroy G. Party Groups and Policy Positions in the European Parlia- ment// IIIS Discussion Paper. 2005. Vol. 101. P. 1-33.
    19. Meserve St. Political Ambition and Legislative Behavior in the European
    Parliament // http://aei.pitt.edu/7627/01/7.1.pdf (дата просмотра: 13.03.10)
    20. Miller V. European Parliament Political Groups// http:// www.parliament.uk/commons/lib/research/briefings/SNIA-05031.pdf (дата про- смотра: 25.03.10)
    21. Palmer J. The Future of European Union Political Parties // European
    View. 2006. Vol.3. P. 101-111.
    22. Ray L. When Parties matter: the conditional influence of Party positions on voter opinions about European integration // http://aei.pitt.edu/2369/01/
    002914_1.PDF (дата просмотра: 13.02.10)
    23. European Parliament decision amending Parliament's Rules of Procedure to ensure balanced rights between individual Members and Groups (1999/2181(REG)) // http://www.europarl.europa.eu/RegData/seance_pleniere/textes_adoptes/definitif/200
    2/06-12/0306/P5_TA(2002)0306_EN.pdf (дата просмотра: 21.03.10)
    24. Маастрихтский договор 1992 г. The Maastricht Treaty (the Treaty on Eu- ropean Union, TEU) // http://www.eurotreaties.com/maastrichtec.pdf (дата просмот- ра: 23.03.10)
    25. Правила процедуры Европейского парламента от ноября 2002 года //
    http://www.europarl.europa.eu/RegData/reglement/2002/11-18/EP- PE_REGL(2002)11-18_EN.rtf (дата просмотра: 23.03.10)
    26. Правила процедуры Европейского парламента от ноября 2009 года // http://www.europarl.europa.eu/sides/getLastRules.do?language=EN&reference=TOC (дата просмотра: 24.03.10)

    Пономарева Я.О.

    Группа 973, ИИиПН Семенов А.В., ассистент кафедры политологии ТюмГУ yana_colnce88@mail.ru

    Образ украинской диаспоры в информационном пространстве Тюмени

    Введение

    В условиях глобализации и интеграции современного мира является акту- альным вопрос о взаимодействии различных национальностей и этносов. Сего- дня от качества этого взаимодействия зависит стабильность и спокойствие ме- ждународных отношений, а также внутренний порядок большинства многона- циональных стран.
    Еще в 1993 году известный американский профессор С. Хантингтон вы- двинул гипотезу о том, что преобладающие источники конфликтов будут опре- деляться культурой, а столкновение цивилизаций станет доминирующим фак- тором мировой политики. Отсюда проистекает важность взаимодействия, меж- культурной коммуникации между различными этносами, ведь знание наций друг о друге способно повысить уровень доверия между ними.
    В данном контексте особую значимость приобретает проблема роли ди- аспоры в сохранении и передачи национальной самобытности, а также в отра- жении интересов своего этноса на территории другого государства.
    Тюменская область, как один из субъектов РФ, является местом располо- жения нескольких национальных образований. Одно из них – диаспора граждан Украины. Ее становление началось еще в 1990-х годах, развитие же продолжа- ется и по сегодняшний день.

    Украинская диаспора в Тюменском регионе

    В 1992 году было официально зарегистрировано областное общественное объединение украинцев «Едiна родина» с месторасположением в г. Сургуте. Немного спустя, начали регистрироваться объединения украинцев городов Тю- мени, Нижневартовска, Ялуторовска, Нефтеюганска, Лангепаса, Радужного и многих других. К началу нового столетия в области насчитывалось более два- дцати общественных объединений украинцев. Под их руководством стали еже- годно проводиться фестивали украинского искусства «Сибірські барви України», «Дни украинской культуры в Тюменской области», а с начала 2000 года регулярно выходит газета украинской диаспоры «Голос Украины в Запад- ной Сибири».
    В конце 2004 года, в Тюменской области, была зарегистрирована новая общественная организация украинцев «Общественная организация украинцев Тюменской области «Батьківщина», которая сегодня играет объединяющую и координирующую роль во всей украинской диаспоре региона, включая авто- номные округа [3:8].
    Образ украинской диаспоры находит свое отражение в различных ин- формационных источниках, таких как телевидение, печатная пресса, виртуаль- ные социальные сети и другие. Важность специфики этого отражения заключа- ется в том, что форма и методы подачи информации определяют и конструи- руют образ диаспоры, а также становятся важным инструментом ее самовыра- жения.
    Для выявления имиджа украинской диаспоры мною были определены индикаторы, выступающие в качестве шкалы измерения. Для удобства анализа они были разбиты по следующим блокам:
    1. Активность
    2. Этнокультурный образ
    3. Общественно-политическое участие

    Образ украинской диаспоры в Тюмени

    Таблица 1

    Активность диаспоры

    Этнокультурный образ

    Общественно-

    политическое участие

    «украинцы будут», «уча-

    стниками фестиваля ста- нут украинцы», «украин- ские друзья привезли»,

    «пришли украинцы»,

    «Украинцы подпевали и прихлопывали», «тюмен- ские украинцы за славян- ское братство» [1, 2, 3, 4,

    9, 10, 11, 12, 14, 15].

    «украинские пес-

    ни», «украинский куль-

    турно-деловой центр»,

    «дни украинской культу- ры», «украинские вечер- ницы», « общественная организация украинцев “Батькiвщина”», «особен- ности национального ук- лада украинцев» [5, 7, 8, 9,

    10, 14, 15].

    «среди мигрировавших в

    округ преобладают укра- инцы», «украинцы выби- рали президента в Тюме- ни», «Объединения укра- инцев в России», «Допол- нительные соглашения о взаимодействии и сотруд- ничестве были подписаны организацией украинцев

    «Батькiвщина», «Сибир- ские украинцы – многоас- пектный феномен», «газе- та «Голос Украины в За- падной Сибири», «выну- ждало религиозных укра- инцев защищать свое пра- во исповедания правосла- вия».

    Украинская диаспора в Тюменской области предстает самостоятельным субъектом общественных отношений, что отражается в публикациях о диаспо- ре в ведущих изданиях. Например, в газетах «Тюменская правда сегодня»,
    «Тюменские известия», «Вечерняя Тюмень», «Тюменская область сегодня».
    Также украинская диаспора выпускает собственное издание – ежемесячную га-
    зету» «Голос Украины в Западной Сибири».
    Мною был проведен мониторинг этих изданий, а также сделан анализ 150 информационных сообщений, отобранных в случайном порядке через поиско- вую систему по заданным словам-индикаторам.
    Основываясь на этом анализе, можно сделать следующие выводы:
    При характеристике украинской диаспоры акцент делается преимущест- венно на культурных характеристиках (мониторинг отобранных информацион- ных сообщений показал, что 75% из них затрагивают культурные характери- стики диаспоры).
    Украинская диаспора преподносится как открытая, готовая к межкуль- турному, межэтническому диалогу организация. Неоднократно подчеркивается ее участие в национальных праздниках других народов, контактность с жите- лями Тюменской области (для характеристики активности диаспоры использу- ются следующие выражения: «украинцы будут», «участниками фестиваля ста- нут украинцы», «пришли украинцы», «Украинцы подпевали и прихлопывали» и др. [1:4]).
    Прослеживается стремление поддерживать и развивать собственные на- циональные особенности: язык, культурную самобытность, чувство патриотиз- ма через проведение национальных праздников, выпуск собственного печатно- го издания.
    Члены украинской диаспоры ищут возможность кооперации и налажива-
    ния внутригруппового общения с представителями своей национальности.
    В тюменской печатной прессе слабую развитость имеют характеристики социально-политического участия диаспоры. Социальное положение украин- ской диаспоры находится на одном уровне с остальными группами тюменского региона. Говоря о политическом участии, стоит отметить возможность украин- цев влиять на судьбу своего государства через голосование. Данная ситуация неоднократно находит свое отражение в печатной прессе, особенно в преддве-
    рии президентских выборов. Тюменские украинцы принимают участие в по- добных избирательных процессах (мною были отмечены следующие заголовки статей: «украинцы выбирали президента в Тюмени», «Дополнительные согла- шения о взаимодействии и сотрудничестве были подписаны организацией ук- раинцев «Батькивщина»).
    Собственное издание украинской диаспоры «Голос Украины в Западной Сибири» выходит на двух языках: украинском и русском. Имидж на страницах этого издания не встречает острых противоречий с имиджем, формируемым тюменской печатной прессой. В «Голос Украины в Западной Сибири» также подчеркиваются культурный особенности и стремление к сохранению нацио- нальной самобытности.

    Заключение

    Подводя итог, можно сказать, что тюменская печатная пресса преподно- сит общественности позитивный образ украинской диаспоры в Тюмени, наде- ляя ее положительными характеристиками.
    Следующий пункт моего исследования – выявление имиджевых характе- ристик украинской диаспоры в социальной сети «Вконтакте». Именно эта со- циальная сеть была выбрана по причине ее популярности, а также ориентации преимущественно на молодежные группы.
    Был проведен мониторинг трех клубов по интересам, связывающих собой украинцев, проживающих на территории Тюменской области (Сибири). Говоря о позиционировании украинских групп, проживающих на территории Сибири, можно отметить сходство имиджевых характеристик с тюменской печатной прессой: большинство показателей дублируется.
    Следует указать на развлекательный характер групп. Также они строятся на фоне общения по признаку национальной принадлежности и каких-то объе- диняющих черт. Характеристики групп представлены либо на украинском, ли- бо на русском и на украинском языках. Возможно, это говорит о большей от-
    крытости членов группы и ее руководства, о желании презентовать себя не только украинцам, но и людям, читающим на русском языке.
    Имидж, формируемый в виртуальных социальных сетях и печатной прес- се – преимущественно явление цельное. Несомненно, на восприятие информа- ции о чем-либо влияет способ и форма ее подачи. Так, современная молодежь охотнее выходит на контакт через интернет-ресурсы, в то время как люди более зрелого возраста предпочитают стандартные источники информации – газеты, телевидение, радио. Интернет-информация более мобильна, а также позволяет участникам разговора общаться в режиме он-лайн, но без прямого контакта.
    Подобный обмен информацией формирует рост доверия между предста- вителями различных этносов, поддерживает стабильность и предсказуемость межэтнических отношений.

    Список источников и литературы

    Источники

    1. Акатуй – значит общий праздник // Тюменские известия. – 28.06.2007.
    2. Был в разведке // Тюменская правда сегодня. – 14.03.2005.
    3. Голос Украины в Западной Сибири // Тюменская область сегодня. –
    21.12.2007.
    4. Дороги, которые не забыть // Тюменская область сегодня. – 31.03.2005.
    5. И в Сибири читают Шевченко // Тюменская область сегодня. –
    12.04.2006.
    6. И депутаты, и пенсионеры – храмы строят всем миром // Тюменские известия. – 20.10.2007.
    7. Киево, не Киев, но жить можно // Тюменская область сегодня. –
    29.03.2005.
    8. Праздник большой семьи // Тюменские известия. – 9.12.2008.
    9. Север – не курорт, но место теплое // Тюменские известия. –
    22.04.2009.
    10. Раскошелиться придется всем // Тюменские известия. – 19.01.2010.
    11. Сибирские митрополиты // Тюменская область сегодня. – 13.12.2008.
    12. Сибирские украинцы – многоаспектный феномен // Тюменская об-
    ласть сегодня. – 9.11.2006.
    13. Тюменские украинцы – за славянское братство // Тюменская область сегодня. – 23.07.2006.
    14. Украинские друзья привезли музей в чемодане // Тюменские известия.
    – 14.11.2008.
    15. Украинские песни – повод для дружбы // Тюменские известия. –
    11.01.2007.

    Постолова Я.В.

    Группа 964, ИИиПН Третьякова Н.А., к.и.н., ст. преподаватель кафедры новой истории и международных отношений ТюмГУ

    postolova07@mail.ru

    Цели участия Западной Германии в Договоре об учреждении Европейского сообщества по атомной энергии 1957 года

    Введение

    Государства на международной арене действуют согласно своим нацио- нальным интересам. Еще в XVII веке вместе с Вестфальской системой между- народных отношений начинает складываться понятие «национального интере- са», которое впоследствии будет включать в себя такие определения, как на- циональная безопасность и суверенитет.
    Появление ядерного оружия повлияло на формирование национальной безопасности, поскольку некоторые страны, не имеющие соответствующих за-
    пасов, чувствовали себя незащищенными. Распространение данного вида ору- жия серьезно увеличило бы опасность «опустошительной войны», следователь- но, страны-участники соглашений по безопасности принимают решения о со- кращении ядерных запасов, об отказе дальнейшей разработки оружия массово- го уничтожения, о сотрудничестве с целью мирного использования атомной энергии. Применение ядерного оружия может иметь серьезные последствия для всего человечества, поэтому страны понимают необходимость приложить все усилия для предотвращения опасности его применения и выстраивать свою по- литику, учитывая ядерный фактор.
    Основы ядерной физики в начальной фазе были заложены европейскими и не в последнюю очередь немецкими учеными [4:131]. Успехов в этой области добились Альберт Эйнштейн, Отто Хан, Фридрих Штрассман, Вернер фон Бра- ун и другие. Большинство немецких ядерных физиков эмигрировало в 1933 г. в США и приняло участие в Манхэттенском проекте, в результате которого к
    1945 г. была создана атомная бомба, что помогло США добиться преимуществ в ядерной сфере.
    Политика ФРГ в области атомной энергетики второй половины XX века определенным образом влияла на европейскую безопасность, которая в свою очередь всегда играла важную роль на международной арене. В данной статье анализируются цели и обстоятельства участия Западной Германии в создании Европейского сообщества по атомной энергии 1957 года (Евратом).
    В то время, когда обсуждались планы по учреждению Евратома, бундес- канцлером Западной Германии являлся Конрад Аденауэр. В начале своего сро- ка правления Аденауэр старался нивелировать опасения европейских стран по поводу восстановления военной мощи Германии, стремясь таким образом за- служить доверие Европы. Так, Франция была категорически против германской милитаризации и совершенно не поддерживала США, когда они пытались вос- становить и использовать германскую военную машину против СССР и социа- листических стран.
    В частности, правящие круги ФРГ сочли за разумное камуфлировать свои планы и намерения относительно восстановления западногерманских воору- женных сил. Высказываясь по проблеме ремилитаризации ФРГ, Аденауэр заяв- лял: «Даже если бы союзники выдвинули требование германского участия в обеспечении безопасности Европы, я отказался бы от создания германских воо- руженных сил. Но с самого начала я был бы готов рассмотреть вопрос о гер- манских военных контингентах в рамках европейской федерации» [3:173].

    Европейское сообщество по атомной энергии

    ФРГ в 1957 г. стала участницей Договора об учреждении Европейского сообщества по атомной энергии (Евратом). Евратом являлся частью Европей- ских сообществ, в которые входили также Европейское объединение угля и стали (ЕОУС) и Европейское экономическое сообщество (ЕЭС). 25 марта 1957 г. в Риме были подписаны договоры об учреждении ЕЭС и Евратома, которые вступили в силу 1 января 1958 г. [5:396] Необходимость создания Евратома мо- тивировалась отставанием государств-членов в развитии ядерных исследований и технологии, а также предполагаемой нехваткой энергии в будущем. В дого- воре были сформулированы предложения относительно основных направлений деятельности Евратома, который был призван контролировать развитие мирной ядерной энергетики.
    Контроль над использованием ядерной энергетики в мирных целях необ- ходим, поскольку отдельные этапы мирного ядерного цикла включают чувст- вительные фазы, на которых может быть переключение технологии с мирной на военную.
    Официальной задачей сообщества являлась деятельность по созданию и развитию ядерной промышленности, предусматривающая совместное проведе- ние исследовательских работ странами-членами, обмен технической информа- цией, создание общего рынка оборудования и сырья, контроль над использова- нием расщепляющихся материалов [1].
    Чем было обусловлено участие ФРГ в Евратоме? Необходимо было под- страиваться под вызовы современного мира. Послевоенное состояние Германии в экономическом и политическом плане Аденауэра больше не устраивало. По- пытка немцев создать собственную атомную энергетику могла бы быть воспри- нята другими странами с большим недоверием. Именно поэтому включение За- падной Германии в общеевропейскую систему контроля над атомной промыш- ленностью позволило бы ФРГ не только извлечь экономические выгоды, но и не вызвало бы опасений со стороны остальных государств [7:177]. Западной Германии необходимо было восстановить свою экономику посредством ядер- ной энергетики. Признавая право ФРГ на развитие данного вида энергии, госу- дарства, прежде всего, США, стремились избежать доступа ФРГ к технологиям, которые могли быть переключены с мирных на военные цели.
    Вступление в Евратом, по мнению Аденауэра, позволяло решить Герма- нии не только экономические, но и политические проблемы. Так, в 1955 г. на- чался процесс разрядки, в котором Аденауэр решил лично поучаствовать, посе- тив Москву с официальным визитом в сентябре 1955 года и положив начало дипломатическим отношениям с СССР. Это стало сенсацией в Западном мире, где совершенно не хотели возвращаться к «комплексу Рапалло» [7:178]. Чтобы предотвратить опасное, по мнению Франции, сближение Германии и СССР, Париж решает наладить контакт с ФРГ. Таким образом, с 1955 г. началось раз- витие франко-германских отношений.

    Ядерный фактор в политике Западной Германии

    Западная Германия охотно шла на укрепление военного сотрудничества как с Францией, так и с другими западными союзниками, поскольку для ФРГ это был путь к преодолению ряда ограничений в этой области. Несмотря на то, что Шарль де Голль был категорически против приобщения Западной Герма- нии к оружию массового уничтожения, он давал понять своему союзнику, что в дальнейшем это может произойти под непосредственным руководством Фран- ции [6:322]. В начале сотрудничества с Французской Республикой западногер-
    манское руководство было согласно и на такие перспективы ради повышения своего статуса на международной арене. Среди западногерманских политиков были очевидные сторонники французской концепции «объединения Европы», включавшей в себя также военную организацию. Представителем их был, в ча- стности министр обороны Франц Йозеф Штраус, который не без интереса отно- сился к французской военной силе, полагая, что через нее Западная Германия со временем могла бы приобщиться к «ядерному клубу». Но все-таки свои от- ношения с Америкой ФРГ ставила на первый план.
    Одним из важных аспектов осуществления французской интеграционной политики было создание Европейского атомного сообщества, с помощью кото- рого можно сдержать «немецкую опасность»[7:183]. Чтобы представить себе пользу мирных и военных ядерных технологий, необходимо достаточно четко понимать соотношение сил на международной арене в это время. В 1956 – 1967 гг. существовало три державы, обладающие ядерным оружием: США и СССР, и Великобритания, которая технологически была зависима от США. Франция, несмотря на экономический и финансовый кризис, разрабатывала собственную военную ядерную программу.
    Западная Германия стремилась в 1956 г. догнать Францию в исследовани- ях и с американской поддержкой развить собственную ядерную индустрию. Несмотря на то, что ФРГ в рамках Западноевропейского союза была обязана отказаться от использования атомной энергии в военных целях, Париж рас- сматривал такие идеи как опасные, потому что трудно было спрогнозировать, какие угрозы для Франции вытекали бы из узкого германо-американского со- трудничества в атомной индустрии.
    Французское правительство нашло два выхода из этого затруднительного положения. Во-первых, оно взяло на себя обязательства по поводу реализации предложенной еще Жаном Моне концепции Евратома, суть которой заключа- лась в том, что наряду с необходимостью экономической интеграции, роль сов- местного развития атомной промышленности также была очень важна. Эта
    концепция могла с одной стороны способствовать участию французов в немец- ких исследованиях, а с другой стороны подготовить возможность контроля над ними. Во-вторых, они планировали создать пул вооружений ФРГ и Италии, в том числе и ядерных, в рамках системы жесткого контроля. Следовательно, французское правительство увязывало учреждение Евратома с общим вектором развития ЕЭС. Бонн рассматривал согласие на Евратом прежде всего как уступ- ку Парижу, а Париж в свою очередь рассматривал согласие на ЕЭС среди про- чего как уступку Бонну. Несмотря на это Договор, учреждающий Евратом был подписан 25 марта 1957 г. в Риме и вступил в силу 1 января 1958 г.
    С 1957 г., когда был введен в действие первый атомный реактор под Мюнхеном, в ФРГ стали возникать один за другим атомные исследовательские центры. Такие центры помимо Мюнхена позднее появились и во Франкфурте- на-Майне, в Гамбурге, Карлсруэ, Юлихе, Ашаффенбурге, Дармштадте [2:345].
    В мае 1963 г. Комиссия по атомной энергии ФРГ приняла новую пяти- летнюю программу «ускоренного развития ядерных исследований, ядерной техники и атомного хозяйства ФРГ» [2:345]. Высокий уровень развития атом- ной науки и техники, а также атомной промышленности свидетельствует о том, что Западная Германия фактически уже подготовилась к производству ядерного оружия. В середине 1964 г. в ФРГ находилась в действии всего одна атомная электростанция мощностью 16 тысяч киловатт, а общая мощность атомных электростанций на состояние 1970 г. составляет 1,5 миллиона киловатт. Это оз- начало, что ФРГ могла производить 4 – 5 килограммов плутония в сутки, а это позволило бы изготовлять до 175 атомных бомб в год [2:350]. Рост атомного производства делало Западную Германию более независимой от своего партне- ра по НАТО – США. Западногерманский комиссар в Евратоме Маргулис вы- сказался по этому поводу: «Если Евратом прекратит закупки, то американцам придется закрыть свои ядерные установки» [2:350]. Таким образом, то, к чему так стремилась Западная Германия – к независимости в области ядерных иссле- дований и к обладанию ядерным оружием, то есть к вхождению в клуб ядерных
    держав – начинало постепенно осуществляться. Международная обстановка требовала принятия соответствующих мер по поводу нераспространения ядер- ного оружия в качестве обеспечения мировой безопасности.

    Заключение

    Таким образом, можно сказать, что Западная Германия, проявляя готов- ность использовать ядерную энергию в мирных целях, рассматривала свое уча- стие в Евратоме как получение законного доступа к ядерным материалам для приобретения последующей независимости в области ядерных исследований. Участие ФРГ в Евратоме в немецких политических кругах олицетворяло поли- тику примирения с Францией. Западная Германия с помощью договора стара- лась завуалировать свои настоящие цели – независимость в области ядерных исследований, приобретение ядерного оружия и как следствие восстановление своего международного статуса. Наличие ядерного оружия в мире способство- вало выстраиванию такой политики, которая смогла бы обеспечить стране не- обходимое ей стратегическое положение в регионе. Такие стремления непо- средственно представляли угрозу безопасности на международной арене, так как появление еще одной ядерной державы не способствовало укреплению ста- бильности. Поэтому включение Западной Германии в складывающийся режим нераспространения ядерного оружия имело огромное значение.
    Но попытки Германии обладания собственным ядерным арсеналом так и не увенчались успехом. Вместо этого страна получила возможность разрабаты- вать мирную атомную энергетику и участвовать наравне с другими неядерными государствами в режиме нераспространения ядерного оружия.

    Список источников и литературы

    Литература

    1. Европейское сообщество по атомной энергии // http://www.cultinfo.ru/
    fulltext/1/001/008/036/462.htm (дата просмотра 14.03.2010)
    2. Емельянов В.С. Атом и мир. М.: Атомиздат, 1967. 376 с.
    294 с.
    3. Рощин А.А. Послевоенное урегулирование в Европе. М.: Мысль, 1984.
    4. Ференбах О. Крах и возрождение Германии: взгляд на европейскую ис-
    торию XX века. М.: Аграф, 2001. 304 с.
    5. Ядерное нераспространение: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. Том II. М.: ПИР-Центр, 2002. 560 с.
    6. Grosser A. Geschichte Deutschland’s seit 1945. Die ersten 30 Jahre. Mün- chen: Deutscher Tageschenbuch Verlag, 1991. 576 s.
    7. Herbst L. Option für den Westen, vom Marschalplan bis zum deutsch- französischen Vertrag. München: Deutscher Tageschenbuch Verlag, 1989. 264 s.

    Источники

    8. Договор об учреждении Европейского сообщества по атомной энергии (выдержки) // Ядерное нераспространение: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. В 2-х томах. Том II/Под общ. ред. В.А, Орлова. М.: ПИР-Центр, 2002. С. 392 – 396
    9. Из речи федерального канцлера К. Аденауэра по поводу принятия ФРГ в НАТО (9 мая 1955 года) // История Германии: учебное пособие для вузов. В 3- х томах. Т.3: Документы и материалы. Кемерово, 2005. С. 463 – 464.
    10. Treaty establishing the European Atomic Energy Community (Non-official consolidated version 1996) // http://eur-lex.europa.eu/en/treaties/dat/12006A/
    12006A.htm (дата просмотра 15.03.2010)

    Югов С.Д.

    Группа 964, ИИиПН Цыганкова С.П., к.и.н., доцент кафедры новой истории и международных отношений ТюмГУ

    jugov@inbox.ru

    Этапы борьбы за принятие конституции в Государстве Израиль

    Введение

    Независимое еврейское государство в Эрец-Исраэль уже существовало в прошлом. Но со времени разрушения Второго храма в 70 году н.э. и до нашего времени у евреев не было своего государства. Народ был рассеян по странам диаспоры [6:43].
    14 мая 1948 года стало исторической датой. В этот день было провозгла- шено создание Государства Израиль – государства еврейского народа. Это су- веренное государство. Оно обладает территорией, хотя ее границы не установ- лены окончательно. Единственным международно-правовым документом, в ко- тором она упоминается, остается резолюция ГА ООН от 29 ноября 1947 г. Со- гласно мирному договору между Израилем и Египтом, заключенным в 1979 г., признается общая граница только между этими двумя странами. Подобных со- глашений с соседними арабскими государствами (Ливия, Сирия, Иордания) нет. Сам Израиль до сих пор с учетом разных факторов также воздерживается от ус- тановления своих границ. Израиль издает законы, развивает экономику и явля- ется важнейшим центром еврейской жизни, как для жителей страны, так и для евреев диаспоры.
    Тогда же 14 мая 1948 года на заседании Временного Государственного
    Совета в городе Тель-Авиве была принята Декларация независимости Израиля.
    На основании этого текста политический строй в Израиле должен быть демо-
    кратическим [6:70].
    В наше время принято считать, что демократия является «наименьшим злом» по сравнению с другими политическими системами. Только демократи- ческий строй имеет в своей основе мировоззрение, согласно которому человек
    – разумное существо и вправе решать собственную судьбу и судить о благе го-
    сударства.
    В Декларации независимости была обозначена, также, необходимость принятия конституции не позднее 1 октября 1948 года. Однако единого писано- го закона конституции здесь не существует до сих пор.

    Борьба за принятие Конституции в Израиле

    14 мая 1948 г. За один день до истечения мандата Великобритании на территории Палестины так называемое Народное правительство (сформирован- ное из представителей местных израильских кругов и представителей междуна- родных сионистских организаций) на заседании в Тель-Авивском музее приня- ло Декларацию независимости Израиля, провозгласив образование самостоя- тельного еврейского государства. Был создан временный государственный со- вет – высший законодательный орган еврейского государства. Временный совет отменил британские законы, отменявшие иммиграцию евреев в Израиль и про- дажу арабских земель евреям. Были оставлены в силе британские законы, дей- ствовавшие в Палестине на 14 мая 1948 г., поскольку они не противоречили Декларации независимости, согласовывались с будущими законами и с измене- ниями, вытекающими из факта создания Государства Израиль и его государст- венных органов, и в условиях, когда еще не были приняты новые законы, отме- нявшие прежние [8:804].
    Декларация независимости по аналогии с декларациями других демокра- тических государств утверждала основные принципы, на которых должно бази- роваться само государство, права и свободы граждан [8:804]. Еще в Декларации независимости говорилось о необходимости созыва Учредительного собрания
    для выработки конституции молодого государства (Хотя некоторые израиль- ские юристы саму Декларацию предлагали считать конституцией Израиля, од- нако такая точка зрения даже в официальных кругах Израиля вызывает сомне- ния. Принципы Декларации – это в основном идеалы, изложенные в виде поли- тического кредо, которые не имеют силы конституционных норм и не оказы- вают прямого воздействия на другие законы). Но из-за сложившейся в то время опасной обстановки (угроза войны с арабами) выборы были отложены. Когда, в конце концов, Учредительное собрание было созвано, выяснилось, что различ- ные общественные группы и прежде всего сам глава правительства не считают, что в данный момент страна нуждается в конституции [7:13].
    Учредительное собрание, еще до того как было избрано, фактически пре- вратилось в парламент, обладающий учредительными полномочиями. Одно- временно с созывом Учредительного собрания был принят Закон о переходном периоде, в первом параграфе которого говорилось: «Законодательное собрание Государства Израиль будет именоваться «Кнесет». Учредительное собрание будет называться Кнесетом 1-го созыва» [4:34].
    Примерно в течение года – с мая 1949 по июнь 1950 – в Кнесете 1-го со- зыва продолжались бурные споры между сторонниками и противниками кон- ституции. Лагерь сторонников конституции включал одновременно левые – Мапам и Маки, центристские – партию Общих сионистов, Прогрессивную пар- тию и правые – Херут. В лагере противников находилась левоцентристская МАПАЙ, которая тогда была ведущей политической силой, и Объединенный религиозный фронт, включавший в себя все религиозные партии, представлен- ные в Кнесете [4:35].
    В 60-70-е годы в Израиле ощущалась тенденция к демократизации и ли- берализации. Это можно объяснить действием нескольких факторов. Один из них – укрепление связей с либерально демократическими странами Запада, ска- завшееся, к примеру, на израильской прессе, которая становится более бес- страшной и весьма критичной. К числу возможных причин зарождения указан-
    ной тенденции можно отнести также снижение накала идеологического проти- востояния. Это снижение было последствием массовой репатриацией этого пе- риода, вызванной не идеологическими соображениями, а тяготами жизни в странах исхода. Модернизация и индустриализация также способствовали в Израиле – как и в других странах мира – усилению практицизма и уменьшению идеологического противоборства. Следует, наконец, упомянуть, что в этот пе- риод появляются более либеральные, более прагматичные лидеры. Все это обу- словило расширение национального согласия и рост терпимости, что в свою очередь стимулировало либерализацию и демократизацию израильской поли- тической системы [4:101-104].
    Конституционная «слабость» основных законов заставляла сторонников конституции искать другие пути ее принятия. В 1970-е гг. в Кнесет время от времени представлялись проекты закона, призванного превратить Декларацию независимости в конституцию. Во время работы Кнесета 8-го созыва депутат Э. Римелт (Прогрессивный блок) предлагал принять Основной (общий) закон о государстве, который бы соответствовал принципам Декларации независимости
    – в ней провозглашались основные гражданские свободы – и предоставлял им конституционную силу. Министр юстиции Х. Цадок (Партия труда) отверг это предложение, утверждая, что оно является «демонстративным», а не «норма- тивным» (устанавливающим правила поведения). Во время работы Кнесета 10- го созыва депутат М. Виршувский (Шинуй) представил проект закона, по кото- рому каждый закон, противоречащий принципам Декларации независимости, должен быть признан недействительным. Исключение мог составить закон, принятый большинством в 90 голосов депутатов Кнесета. Предложение М. Виршувского было отклонено, как и все другие попытки прямо или косвенно представить Декларацию независимости в качестве конституции или основно- го закона [1:94].
    Новый этап борьбы за принятие конституции в Израиле пришелся на ко-
    нец 1980-х гг. В 1987 г. группа профессоров права Тель-Авивского университе-
    та во главе с деканом юридического факультета Уриэлем Райхманом опублико- вала проект конституции больше известный как «конституция Райхмана». Проект возродил принципиальный спор о необходимости конституции, о со- держании будущей конституции Израиля, и о шансах получить поддержку ши- рокой общественности и большинства в Кнесете. Участники профессорской группы создали общественный комитет в поддержку конституции Израиля. Они встречались с главами правительственных учреждений и членами руково- дства различных партий, проводили народные собрания, давали интервью и со- бирали домашние кружки. Кроме того, интенсивная агитационная компания включала объявления в прессе и плакаты в автобусах. Ученые университета за- ручились публичной поддержкой президента государства Х. Герцога, главы правительства М. Бегина, президентства Верховного суда М. Шамгара, извест- ных юристов (А. Клингхофера, И. Замира), а также глав местной администра- ции из Маараха (Т. Колека, А. Гурэля), Ликкуда (Ш. Лахата, Э. Ландау, П. Аз- рана, Э. Халили) и Мафдала (И. Биби).
    Профессора, трудившиеся около двух лет над проектом конституции, объясняли, что ими руководило стремление обеспечить дальнейшее развитие демократического строя в Израиле. По их мнению, отсутствие конституции не в малой степени усугубило следующие отрицательные явления в жизни израиль- ского общества: вскрывшиеся в последние десятилетия серьезные недостатки и упущения в функционировании государственно-административного аппарата; создание малых партий и все большее отчуждение населения страны от демо- кратических принципов.
    Кроме главного принципиального новшества, заключающегося в закреп- лении политического строя Израиля в относительно жесткой конституции, про- ект конституции включал также предложения, способные привести к далеко идущим изменениям в характере режима и в методах контроля центральной власти. Так, например, предполагалось, что «в вопросах религии не будут на- рушаться права человека, налагаться обязательства и использоваться запреты»
    (статья 22г). Смысл этой центральной статьи заключался во введении свободы выбора между религиозным и гражданским браком, или между религиозным и светским погребением. Наряду с закреплением традиционных либерально- демократических свобод, предполагались гарантии законом социальных прав гражданина и среди них право на «существование в достойных человека усло- виях» и право на медицинское обслуживание.
    Авторы проекта полагали, что для большей эффективности власти нужно ввести в Израиле прямые выборы главы правительства. В реализации этой идеи им виделась едва ли не панацея от всех политических «недугов».
    Кроме существенных перемен, перечисленных нами, проект включал еще многие изменения, вторичные по своему значению, например, введение квору- ма на заседаниях Кнесета, уменьшение депутатской неприкосновенности чле- нов Кнесета и сужение полномочий президента государства по объявлению ам- нистии.
    Проект вызвал серьезное противодействие со стороны религиозных кру- гов. Это было связано с беспокойством по поводу того, что принятие конститу- ции приведет к отмене разветвленного религиозного законодательства, склады- вавшегося годами. Кроме того, вслед за принятием конституции немедленно последует введение гражданских браков и вынужденное подчинение раввин- ских судов судебному контролю светского Верховного суда. Беспокойство та- кого рода было характерно для всех фракций религиозного лагеря.
    Определенные либеральные круги критиковали специфическую програм- му проекта конституции, игнорирующую положение на территориях, и заявля- ли, что она включает статьи, которые откроют конституционный путь для дис- криминации арабского меньшинства в стране. Другая точка зрения выражалась в серьезном беспокойстве по поводу того, что прямые выборы главы прави- тельства сделают возможными избрание «демагога от безопасности», усилят популистскую тенденцию и подвергнут опасности само существование изра- ильской демократии.
    Итогом борьбы за принятие конституции стал пересмотр Основного зако- на о правительстве (1992 г.), предусматривающего в новой редакции прямые выборы главы правительства. Широкую общественную поддержку получили предложения об изменениях системы выборов в Кнесет. Напротив, предложе- ния, касающиеся прав человека в вопросах взаимоотношения религии и госу- дарства, не получили необходимой поддержки в аппарате власти и в широких кругах общественности.
    Продолжение полемики по проблеме конституции связано с принятием в
    1992 г. Основного закона о свободе деятельности и Основного закона о свободе и достоинстве человека (первый из этих законов был принят в 1994 г. в новой редакции).
    Так в 1992 г. были приняты Основной закон о свободе деятельности и Основной закон о достоинстве человека и его свободе. Один закон устанавли- вал право каждого жителя Израиля «заниматься любой профессиональной или предпринимательской деятельностью», в то время как другой придавал закон- ную силу праву каждого человека на защиту своей жизни, своего личного дос- тоинства, свободы и собственности, а также предоставлял свободу передвиже- ния, т.е. полного отсутствия каких-либо препятствий для выезда из Израиля и въезда в него. Основной закон о свободе деятельности был пересмотрен и при- нят заново в 1994 г. [4:108-109].
    Принятие этих законов привело к существенному изменению как во взаимоотношениях между ветвями власти в стране, так и в статусе Основных законов как таковых. До этого все принятые Кнессетом Основные законы отно- сились к функционированию тех или иных государственных институтов (Ос- новной закон о Кнессете 1958 г., Основной закон о президенте государства
    1964 г., Основной закон о правительстве 1968 г.), однако теперь появились Ос- новные законы о гражданских правах личности. Кроме того, вторая редакция Основного закона о свободе деятельности включала и статью о том, что «Ос- новные права человека в Израиле базируются на признании человека высшей
    ценностью, на святости и неприкосновенности его жизни и свободы. Уважение этих прав соответствует духу Декларации независимости Государства Израиль [4:110-113]. До этого зафиксированные в Декларации независимости права на свободу вероисповедания и совести, а также отчетливо выраженный в ней принцип полного общественного и политического равноправия всех граждан без различия религии, расы или пола никогда не были повторены ни в одном из принятых Кнессетом законов. Именно поэтому в своих многочисленных вы- ступлениях и статьях нынешний председатель Верховного суда Израиля Аарон Барак охарактеризовал эти законы как «существенное изменение в нашем кон- ституционном строе, составляющее конституционную революцию» [4:106-107].
    Бывший член Верховного суда Моше Ландой, наоборот, утверждает, что
    «конституционной революции не было, ее никто не проводил» [4:106-107]. Дискуссия по этому поводу расколола израильских юристов на два лагеря. Тем не менее, принятие этих законов способствовало продвижению конституцион- ного законодательства.
    Пополнение свода Основных законов в 1992 г. дало надежду сторонникам конституции на ее скорое принятие. С целью ускорения данного процесса в Кнессете 15-го созыва (1999–2002 гг.) впервые за всю историю израильского парламентаризма начало действовать «конституционное лобби» (Единый Изра- иль, Ликуд, ШАС, МАФДАЛ, МЕРЕЦ, ИБА, ИДИ, ХАДАШ). Инициатором создания и председателем парламентского «конституционного лобби» стал Элиэзер Коэн (НДИ). Целью являлось принятие в Израиле конституции. Лобби строило свою работу, исходя из следующих принципов: конститу- ция должна быть выработана и принята на базе широкого национального консенсуса; конституция должна основываться на демократических прин- ципах, в ней должно быть оговорено сохранение своеобразия Государства Израиль как национального дома еврейского народа; конституция при- знает все разнообразие культур и обычаев, имеющихся в государстве, и обеспечит охрану прав личности, в том числе и прав национальных
    меньшинств. Результатом работы «конституционного лобби» стали про- ект Основного закона о принятии конституции Израиля (принят в предва- рительном чтении 7 июня 2000 г.) и проект Основного закона о конституцион- ном суде (принят в предварительном чтении 22 ноября 2000 г.). Первый Основ- ной закон должен был служить гарантией принятия конституции Государства Израиль. Второй – учредить Конституционный суд, уполномоченный выносить решения по любому вопросу, касающемуся толкования текстов законов и соот- ветствия их конституционным установлениям.
    13 ноября 2002 г. состоялось первое заседание конституционной комис- сии Кнессета по вопросу принятия конституции, на котором началось рассмот- рение представленного проекта конституции. Этот проект разрабатывался кон- ституционным лобби в течение нескольких лет при участии виднейших специа- листов в области права и общественных деятелей, представляющих все общины и слои Израиля. К сожалению, из-за драматического заявления Ариэля Шарона о досрочном роспуске Кнессета 15-го созыва, деятельность этой комиссии пре- кратилась.
    Учитывая инициативу в конституционном строительстве, проявленную депутатами в 1999–2002 гг., кажется странным тот факт, что на стартовавших
    15 января 2003 г. выборах в Кнессет 16-го созыва конституционная проблема всерьез не поднималась ни одной из 29 израильских партий, движений и бло- ков, претендующих на мандаты в парламенте Израиля.

    Заключение

    Так или иначе, конституционно-правовая система Израиля продолжает развиваться. Ее совершенствование, все же, как нам кажется, рано или поздно должно привести к появлению писаного текста конституции. Возможно это по- явление будет таким же уникальным, как и сам Израиль. И принять будет не в результате деятельности законодательной ветви власти, а, к примеру, в процес- се отсева неконституционных законов Верховным судом. Пока же ситуация в Израиле крайне не благоприятствует принятию конституции. И эта тенденция
    будет продолжаться до тех пор, пока «главные» внешние и внутренние проти-
    воречия Государства Израиль не будут устранены.

    Список источников и литературы

    Литература

    1. Агапов М.Г. Борьба за принятие Конституции в Израиле // Вестник
    ТюмГУ. Тюмень., 2002. №2. С. 90-96.
    3. Нойбергер Б. Истоки израильской демократии и этапы ее развития.
    Тель-Авив: Изд-во Открытого университета Израиля, 1998. 191 с.
    4. Нойбергер Б. Проблема конституции в Израиле. Тель-Авив: Изд-во От-
    крытого университета Израиля, 1997. 160 с.
    5. Государство Израиль: становление и развитие.: в 2-х т. Т. 1. 4-е изд.
    Иерусалим: Библиотека-Алия, 1991. 308 с.
    6. Демократия в Израиле: учеб. пособ.: в 2-х ч. 2-е изд. Иерусалим: Биб-
    лиотека-Алия, 1996.
    7. История Государства Израиль 1949-1969: учеб. пособ. Иерусалим: Биб-
    лиотека-Алия, 1994. 168 с.
    8. Конституционное право зарубежных стран: Учебник для вузов / Под общ. ред. чл.-корр. РАН, проф. М. В. Баглая, д. ю. н., проф. Ю. И. Лейбо и д. ю. н., проф. Л. М. Энтина. – М.: Изд-во НОРМА, 2002. С. 803-819.

    Источники

    Декларация независимости Государства Израиль // Демократия в Израи-
    ле: учеб. Пособ.: в 2-х ч. 2-е изд. Иерусалим: Библиотека-Алия, 1996. С. 229-
    232.

    Яговкина С.А.

    Группа 974 б, ИИиПН Страдчук А.А., ассистент кафедры

    новой истории и международных отношений ТюмГУ

    red_sonya89@mail.ru

    Актор или акторы? Кооперация стран-членов Европейского Союза в

    Миссии Организации Объединенных Наций по стабилизации в Гаити

    Введение

    Современный Европейский Союз (ЕС) во многом действует как единый актор международных отношений. Страны-члены не только вырабатывают об- щую внешнеполитическую стратегию, но также определяют единую позицию при работе в тех или иных международных организациях. Ярким примером яв- ляется деятельность Союза в рамках Организации Объединенных Наций (ООН). Так, перед началом каждой новой сессии Генеральной Ассамблеи ООН, Совет единой Европы собирается для разработки и принятия общей концепции, учитывающей интересы стран-членов и ЕС в целом [7].
    В современной науке о международных отношениях все чаще ставятся вопросы о том, как же правильно воспринимать ЕС в рамках Организации Объ- единенных Наций: как единого актора, или как 27 акторов, имеющих некото- рые общие цели и интересы в области внешней политики. Существуют сторон- ники обеих точек зрения [1:77; 3]. Автор предлагает взглянуть на данную про- блему через призму деятельности ЕС в Миссии ООН по стабилизации в Гаити (МООНСГ).

    Миссия ООН по стабилизации в Гаити

    Деятельность Организации Объединенных Наций в Гаити началась в 1993 г., когда там была учреждена Международная гражданская миссия в Гаити. 12 января 2010 г., после сильнейшего землетрясения магнитудой 7 баллов по шка-
    ле Рихтера, была практически уничтожена столица Гаити – Порт-о-Пренс. ООН отреагировала мгновенно. На момент катастрофы численность Миссии состав- ляла: военнослужащие – 9 087; международные гражданские сотрудники – 479; местные гражданские сотрудники – 1 253; и добровольцы ООН – 209 [13]. По мере оказания помощи стало ясно, что имеющихся ресурсов было не достаточ- но. Генеральный Секретарь Пан Ги Мун, потребовал мобилизации всех воз- можных сил [4].
    ООН назвала три основных приоритета в отношении ситуации в Гаити, которая сложилась в результате землетрясения. Во-первых, это гуманитарная спасательная операция, в рамках которой было необходимо, как можно теснее сотрудничать с правительствами стран, неправительственными организациями и, конечно, властями Гаити. Во-вторых, установление безопасности, без кото- рой нельзя говорить об эффективной гуманитарной помощи или восстановле- нии стабильности. В-третьих, это развитие ситуации в будущем [10]. В бли- жайшие месяцы необходимо было перейти от срочного реагирования непосред- ственно к восстановлению экономики и политической стабильности.
    18 февраля был представлен пересмотренный призыв об оказании сроч- ной помощи Гаити, составленный Управлением по координации гуманитарных вопросов (УКГВ). В нем содержалась общая информация о катастрофе, а также проект восстановления, включающий анализ потерь и расчеты необходимых затрат в сферах здравоохранения, сельского хозяйства, экономики, образования и других. По расчетам УКГВ, общий необходимый бюджет должен был соста- вить порядка 1,4 миллиарда долларов [10]. Однако на данный момент размер оказанной помощи не составил даже половины указанной суммы.
    В официальных заявлениях Генерального Секретаря ООН, касающихся Гаити, регулярно присутствовали обращения к ЕС. Призывая страны и непра- вительственные организации оказывать поддержку и срочную помощь постра- давшим, Пан Ги Мун среди членов мирового сообщества выделял Союз не в
    качестве объединения двадцати семи европейских государств, а как единого ак-
    тора [4].

    ЕС в работе МООНСГ

    Представители стран-членов ЕС являются постоянными участниками гу- манитарных миссий и спасательных операций ООН, миротворческие контин- генты и поисково-спасательные отряды, состоящие из военных Великобрита- нии, Германии, Франции, Испании и других стран, направляются в горячие точки для мгновенного реагирования [6].
    Из отчета УКГВ на 28 марта 2010 г. видно, что общая сумма пожертвова- ний и гуманитарной помощи в Гаити от ЕС составила большую часть от вложе- ний всех стран-доноров [9]. Необходимо отметить, что в данном отчете были представлены пожертвования как от стран-членов ЕС (среди самых активных доноров Испания и Франция), так и от Европейской Комиссии, как самостоя- тельного актора [9]. По данным УКГВ, только Еврокомиссией была оказана гу- манитарная помощь в размере более 40 миллионов долларов [9;12]. Поставки от Комиссии велись непосредственно через каналы Организации Объединенных Наций.
    Гуманитарная помощь от единой Европы была направлена в Гаити в те- чение суток после катастрофы. Верховный представитель ЕС по внешней поли- тике и безопасности Кэтрин Эштон находилась в постоянном взаимодействии с Генеральным Секретарем ООН для координации совместных действий и опе- раций. Союз предоставил более 800 экспертов, 12 поисково-спасательных ко- манд, а также все возможные виды военных объектов и укрытий, способные содействовать восстановлению и реконструкции Гаити [8]. Как людские, так и материальные ресурсы были предоставлены всеми странами-членами объеди- няющейся Европы. Верховный представитель Кэтрин Эштон и еврокомиссар по международному сотрудничеству и гуманитарной помощи Кристалина Геор-
    гиева во время визита в Гаити 2–3 марта обсудили с президентом страны Рене
    Превалем вопросы поддержки, необходимой стране.
    22 марта 2010 г. в Брюсселе на заседании Совета была разработана единая позиция ЕС для Международной конференции доноров Гаити (31 марта 2010 г., Нью-Йорк), в которой содержался обзор коллективных усилий ЕС по оказанию поддержки правительству Гаити и долгосрочный план по реконструкции и вос- становлению. Ниже приведены основные положения данного документа.
    В пресс-релизе было заявлено о необходимости соблюдения долгосроч- ного плана для экономического восстановления и роста в Гаити, а также для увеличения эффективности разделения труда, чтобы была возможность обеспе- чения мгновенного доступа к предметам первой необходимости и получения экстренной помощи. Кроме того, Совет заявил о необходимости непрекра- щающейся гуманитарной помощи населению Гаити, в связи с приближающим- ся сезоном ураганов и дождей [11].
    Можно предположить, что подобными действиями ЕС лишь пытается оп- равдать свое существование в качестве организации. Но многолетняя работа Союза в миротворческих операциях и гуманитарных миссиях в большей степе- ни указывает на реальное участие организации в решении актуальных проблем, требующих вмешательства всего мирового сообщества. Тот факт, что прогнозы и планы ЕС по оказанию помощи Гаити соответствуют реальным цифрам, представленным в докладах УКГВ, говорит о действительно эффективной и продуктивной работе организации как единого актора в рамках ООН.

    Заключение

    Анализ документов и заявлений, приведенный выше, позволяет опреде- лить, что в случае МООНСГ действительно существует пример работы ЕС, как единого международного актора в условиях экстренной деятельности ООН. Не- сомненно, подобные примеры можно назвать успешными и продуктивными, так как огромная часть ресурсов, необходимых для дальнейшей стабилизации ситуации в Гаити предоставляется именно ЕС.
    Участием в подобных операциях ЕС оправдывает свое существование в качестве полноценного и целостного актора в рамках ООН, который способен действовать и реагировать на проблему моментально и эффективно. Несмотря на некоторые противоречия, существующие между странами-членами ЕС, они готовы работать вместе для решения проблем, касающихся всего мирового со- общества.

    Список источников и литературы

    Литература:

    1. Pugh M. The United Nations and regional security. Boulder, CO: Lynne
    Rienner publishers, 2003. 310 p.
    2. Schmidt V. Democracy in Europe. The EU and national policies. Ox.: Ox- ford University Press, 2006. 307 p.
    3. Coughlan A. The European Union Crisis Continues// Nature, Society, and
    Thought. 2007.

    Источники:

    4. Addressing General Assembly Meeting on Haiti, Secretary-General Spells
    Out Priorities in Responding to Disaster as Its Scale Becomes Clear. 2010. January
    22 // http://www.un.org/News/Press/docs/2010/sgsm12713.doc.htm (дата просмот-
    ра: 24.03.2010)
    5. EUROPA – The official website of the European Union // http://europa.eu/
    index_en.htm (дата просмотра: 24.03.2010)
    6. European Union external action // http://eeas.europa.eu/haiti/earthquake/
    index_en.htm (дата просмотра: 25.03.2010)
    7. European Union@United Nations – participation in action // http://
    www.europa-eu-un.org/articles/articleslist_s30_en.htm (дата просмотра:
    24.03.2010)
    8. Factsheet Haiti earthquake. 20 1 0 . M a r c h 2 2 / / http://europa.eu/
    rapid/pressReleasesAction.do?reference=MEMO/10/94&format=HTML&aged=
    0&language=EN&guiLanguage=en#footnote-10 (дата просмотра: 24.03.2010)
    9. Flash Appeal: Haiti Revised Humanitarian Appeal (January – December
    2010). 2010. March 28 // http://ocha.unog.ch/fts/reports/daily/
    ocha_Rreportf_A893_asof 1003280308.pdf (дата просмотра: 28.03.2010)
    10. Haiti humanitarian appeal. 2010. February 18 //
    http://ochadms.unog.ch/capexchange.nsf/0/D5F63279A726B4EDC12576CE00466B
    1C/$FILE/HAITI_HUMANITARIAN%20APPEAL_2010_small%20size.pdf (дата просмотра: 24.03.2010)
    ?11. Press release of 3005th Council meeting. 2010. March 22 //
    http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cms_Data/docs/pressdata/EN/foraff/113482. pdf (дата просмотра: 25.03.2010)
    12. Summary offers of assistance Haiti – earthquake. 2010. February 26 // http://ec.europa.eu/echo/civil_protection/civil/pdfdocs/haiti_2010.pdf (дата про- смотра: 25.03.2010)
    13. United Nations Stabilization Mission in Haiti // http://www.un.org/
    en/peacekeeping/missions/minustah/resources.shtml (дата просмотра: 24.03.2010)

    ЭКОНОМИКА

    Горлатов А.С.

    Группа 25э607, МИФУБ Зиньков Д.В., к.э.н., доцент кафедры

    экономики и управления собственностью ТюмГУ

    Gorlatov.a@mail.ru

    Введение

    Развитие венчуров в России

    В условиях жесткой международной конкуренции поддержание устойчи- вой отечественной экономической системы основанной лишь на экспортно- сырьевой ориентации уже невозможно. Требуется переход к производству пе- редовой конкурентной продукции, для создания которой необходимо внедрять в производство новейшие технологии, развивать наукоёмкие отрасли, форми- ровать высокоэффективные способы хозяйствования. Именно уровень развития науки, техники и технологии, способность генерировать знания и человеческий капитал – одни из главных факторов, определяющие сегодня место любой страны в системе мирового хозяйствования.
    Однако достижение поставленной цели сопряжено с решением ряда про- блем. Во-первых, внедрение новых технологических решений в экономику тре- бует значительных капиталовложений и только средств государства на эти цели недостаточно. Во-вторых, особое значение приобретает не просто финансиро- вание исследований, но и коммерциализация их результатов, внедрение в про- цесс производства. Как показывает мировой опыт, наиболее успешно с решени- ем данных проблем справляется венчурный капитал. При этом венчурная инду- стрия в России только формируется и ещё явно недооценена потенциальными
    инвесторами. Таким образом, целью данной статьи является рассмотрение осо-
    бенностей и проблем развития венчурного бизнеса в России.

    Экономическая сущность венчурного капитала

    Одним из основных экономических инструментов, обеспечивающих на протяжении последних десятилетий инновационное развитие ведущих индуст- риальных стран, является механизм венчурного финансирования, главная роль в котором отводится венчурному капиталу.
    Существует множество определений понятия «венчурный капитал», но все они, так или иначе, сводятся к его функциональной задаче – развитие пред- приятий на ранней стадии развития, занимающихся созданием инновационной продукции, путем предоставления средств на долгий срок в обмен на долю в этих компаниях. Финансирование венчурным капиталом подразумевает не про- сто выделение денежных средств, но и привлечение венчурным инвестором своего опыта, связей в мире бизнеса [11].
    Венчурный капитал (venture capital), что в переводе означает «рисковый», зародился в США в середине-конце 1950-х годов и с тех пор пережил как подъ- емы, так и спады. Несмотря на все кризисы, он так и не утратил своей значимо- сти в развитии инноваций. Распространение венчурного капитала в европей- ских странах начало развиваться примерно с конца 1970-х годов, а в России – только в конце 80-х – начале 90-х гг. ХХ в. [3:9].
    Существует значительная разница в трактовках понятия «венчурный ка- питал» в США и Европе. Так, в западноевропейской теории и практике венчур- ный капитал практически понимается в качестве синонима понятию «прямого частного капитала» («private equity»). В США же венчурный капитал представ- ляет собой отдельное понятие и воспринимается как отдельная индустрия, в то время как термин «private equity» ассоциируется главным образом с финанси- рованием так называемых схем выкупа компаний: выкупа компаний менедж- ментом (management buy-outs – MBO) и выкупа компаний с использованием за- емных средств (leveraged management buy-outs – LBO) [4:19].
    В общем виде сущность венчурного капитала можно охарактеризовать как интеграцию финансового и интеллектуального капитала, имеющую пре- имущественную направленность действия на активизацию инновационной дея- тельности, сочетающую высокие риски со сверхвысокой доходностью вложен- ных в новые или развивающиеся фирмы средств [12:15].

    I этап: 1992-1994 гг. Зарождение венчурного бизнеса в России.

    В России венчурный рынок, если таковым его можно назвать, сформиро- вался только в 80-90-х гг. ХХ века. Этот период характеризуется зарождением прообраза рынка венчурного капитала. Большинство венчурных сделок отлича- лись информационной закрытостью, отсутствием профессиональных контактов между различными венчурными фондами, отсутствием знаний у российских предпринимателей о венчурном инвестировании. Российский валютный рынок и рынок ценных бумаг находились в «зачаточном» положении. Всё это сопро- вождалось массовым оттоком российского капитала за рубеж и эмиграцией вы- сококлассных специалистов [3:13].
    Толчком к развитию российской венчурной индустрии стали приватиза- ционные процессы в России, а также решения правительств стран «Большой семёрки» и нескольких международных финансовых организаций о выделении свыше 700 млн. долларов для поддержки развития малых и средних вновь соз- данных или приватизированных предприятий. Это вызвало резкий рост интере- са к рынку России со стороны различных (в основном иностранных институ- циональных) инвесторов и, как следствие, отразилось на более чем динамичном старте. К концу 1994 года в России действовало 12 венчурных фондов [10:6].

    II этап: 1994-1998 гг. Интервенция

    В период 1994-1998 гг. наметился дальнейший рост рынка венчурного капитала; продолжают создаваться венчурные фонды, которых на конец 1997 года – 26, а в 1998 году – 40 [3:14]. Еще 16 восточноевропейских фондов инве- стировали часть своих средств в Россию. В этот период превалирующая часть
    средств поступила из зарубежных источников – 97%, и только 3% – из россий- ских. Происходило это в основном из-за отсутствия в российском обществе культуры венчурного инвестирования с использованием соответствующих фи- нансовых механизмов, высокой степени недоверия российских инвесторов к различного рода финансовым посредникам и управляющим компаниям. Также и сама экономическая ситуация в стране, предлагающая широкие возможности для осуществления краткосрочных спекулятивных и прочих коммерческих опе- раций, делала долгосрочные инвестиции посредством венчурных фондов не- привлекательными [10:13-14].
    Общая сумма осуществлённых инвестиций в российские компании за данные пять лет с 1994 по 1998 гг. составила 1162 млн. долларов. Крупнейши- ми получателями этих инвестиций стали компании потребительского рынка -
    29%, и телекоммуникаций – 22%. Следующими по популярности были сферы энергетики и лёгкой промышленности. В энергетическом секторе большинство сделок – инвестиции в компании нефтегазового сектора. Из лидирующих под- секторов других отраслей можно отметить услуги по предоставлению телефон- ной связи, изготовление тары и упаковки, пивоварение и производство продук- тов питания [10:16-18].

    III этап: 1997-2002 гг. Цивилизация

    В конце 90-х годов в стране начался процесс создания отечественной ин- фраструктуры поддержки венчурного инвестирования. В 1997 году была обра- зована Российская ассоциация венчурного инвестирования (РАВИ), основной миссией которой является содействие становлению и развитию венчурной ин- дустрии в России.
    В период кризиса августа 1998 года и посткризисный период до 2002 года существенно снизилась доходность венчурных проектов, и само существование многих из них было поставлено под угрозу. Резко снизилась доля иностранных инвестиций – до 57%. При этом, если с 1994 по 1998 гг. было профинансирова- но 163 компании, то с 1998 по 2002 лишь 119 [10:15]. Привлекательными для
    инвесторов остались секторы потребительского рынка и телекоммуникаций. Снизились за этот же период инвестиции в транспорт и энергетику, производ- ство строительных материалов и лёгкую промышленность.
    Если в 1994-1998 гг. венчурных инвесторов практически не интересовали компании из сфер программно-аппаратного обеспечения, электроники, биотех- нологий и медицины, то после 1998 года наметился рост инвестиций в эти наи- более технологически ёмкие отрасли, что обозначило смещение интереса инве- сторов в сторону высокотехнологичных отраслей. Если добавить к этому спи- ску сектор химических материалов, то уровень инвестиций в сферу высоких технологий в период 1998-2002 гг. составит 23% от общего объёма (более чем десятикратное увеличение по сравнению с предыдущим периодом) [10:17]. Всего за данный период было осуществлено венчурных инвестиций на сумму более 870 млн. долларов.

    IV этап: 2002-2008 гг. Оживление

    Со второго полугодия 2002 года на российском венчурном рынке нача- лось оживление, которое продлилось вплоть до второго полугодия 2008 года. Так, к концу 2008 года в России было осуществлено более 120 венчурных сде- лок, на сумму 1,5 млрд. долларов; насчитывался 150 венчурный фонд с общим объемом капитализации 14 млрд. долларов. При этом рост рынка в 2008 году был обеспечен за счет активного заключения сделок в первом полугодии [7:32].
    Всего за данный период было профинансировано 384 компании на общую сумму более 3,8 млрд. долларов. Среди наиболее популярных отраслей для ин- вестиций остались потребительский рынок и IT сектор, на которые пришлось более 50% всех венчурных инвестиций. В отличие от предыдущих периодов возросла роль финансового сектора, в который в 2008 году поступило более
    21% от общего объема инвестиций. Больше всего инвестиций пришлось в предприятия на стадии расширения – более 80% инвестиций [5; 6:91; 7:32; 8; 9]. Аналогичная ситуация была отмечена на протяжении всего периода исследова- ния: до 1998 года – 64%; с 1998 по 2002 гг. – 51%[10:20]. Наиболее активными
    российскими инвесторами в этот период были институциональные инвесторы и государство, в то время как в предыдущие периоды преобладали инвестиции коммерческих банков и промышленных предприятий. В последние годы доля инвестиций промышленных предприятий упала до 0% [7:9].

    V этап: со второй половины 2008 г. Сворачивание

    Финансово-экономический кризис показал чувствительную несостоя- тельность и неразвитость венчурного рынка России, так как объемы венчурных инвестиций на российском рынке сократились на 100%, потому что в 2009 году в России не было осуществлено ни одной венчурной сделки [2:93]. Во многом данная ситуация вызвана следующими фундаментальными проблемами, кото- рые так и не были решены с самого момента возникновения венчурной индуст- рии в России:
    − объём платежеспособного спроса в России невелик, а высокотехно-
    логичные изделия, как правило, весьма дорогостоящи [4:32; 16];
    − в России нет отработанной системы коммерциализации научных разработок, а её выстраивание занимает десятилетия [14:51; 16];
    − отсутствие значительных российских источников венчурного капи-
    тала [16];
    − неустойчивость и слабая развитость российских рынков (фондово-
    го, денежно-кредитного, страхового) [4:32];
    − отсутствие законодательно установленных «правил игры» субъек-
    тов венчурного бизнеса [13].
    Всё это привело к тому, что в условиях ограниченной ликвидности имеющиеся инвесторы не хотят рисковать и вкладывают средства в компании на более поздних этапах развития, которые создают продукцию уже пользую- щуюся спросом. Инноваторы же, не видя реальных источников финансирова- ния своих проектов и перспектив их развития, либо продают свои идеи зару- бежным компаниям, которые могут с достоинством оценить их перспектив- ность, либо совсем перестают заниматься изобретательской деятельностью.
    Исправить сложившуюся ситуацию в России способно государство по-
    средством следующих целенаправленных действий:
    − создать правовые основы для осуществления венчурной деятельно- сти [13]. В настоящее время в Государственной Думе РФ находится на рас- смотрении Концепция ФЗ «О венчурной деятельности», направленная на разра- ботку законопроекта, регулирующего деятельность венчурных фондов [1:90];
    − посредством государственных заказов стимулировать инновацион- ную деятельность в менее востребованных рынком стратегически важных от- раслях экономики, процесс создания наукоёмкой продукции в которых весьма длителен и требует значительных капиталовложений [12:21; 14:51];
    − оказывать финансовую поддержку в форме целевых грантов и нало- говых льгот на исследования и разработки, которая может оказать помощь про- ектам на этапах идей и изготовления опытных образцов, когда перспективы по- лучения коммерческих кредитов или венчурного финансирования не определе- ны [13];
    − законодательно закрепить за пенсионными фондами и страховыми компаниями право размещать средства в венчурные фонды, так как именно они располагают значительными средствами и имеют долгосрочные обязательства [15; 16].

    Заключение

    Рынок венчурных инвестиций в России еще весьма молод и сильно отли- чается по структуре и объёмам от рынков западных стран. В нашей стране прак- тически отсутствуют инвестиции в проекты на посевной и начальной стадии развития, а среди отраслей преобладают традиционные рынки – IT сектор и по- требительский рынок, что абсолютно не соответствует главному функциональ- ному назначению венчурного капитала.
    В условиях же финансово-экономического кризиса игроки российского венчурного рынка оказались не готовы к принятию на себя возросшего риска и вообще прекратили инвестировать. И хотя роль государства, как главного регу-
    лятора венчурной индустрии и одного из главных инвесторов достаточно вели- ка, без вложений частных инвесторов о создании новых отечественных револю- ционных продуктов и технологий скорее можно будет забыть. Поэтому необхо- димо менять саму психологию венчурного инвестора в России, потому что та- кие инвестиции можно назвать как угодно, но вряд ли венчурными.

    Список источников и литературы

    Литература

    1. Адвокатское Бюро Горемыкина, Цокол И Партнеры. Правовая среда венчурной деятельности в Российской Федерации. СПб.: «Феникс»,
    2009. 92 с.
    2. Кашин С. Лучшие идеи для инвестора в 2010 году// Секрет фирмы.
    2010. № 1/2. С. 86-109.
    3. Ланин Р.А. Особенности экономических отношений на рынке венчур-
    ного капитала в России: Автореф. дис. …канд. экон. наук. Тамбов,
    2009. 26 с.
    4. Лирмян Р.А. Венчурное инвестирование инновации: мировая практика и российская практика: Автореф. дис. … канд. экон. наук. М., 2007.
    35 с.
    5. Никконен A.И., Жуковская Н.Е. Обзор рынка прямых и венчурных ин-
    вестиций за 2007 год. СПб.: «Феникс», 2008. 152 с.
    6. Никконен A.И., Жуковская Н.Е. Обзор рынка прямых и венчурных ин-
    вестиций в России за 2008 год. СПб.: «Феникс», 2009. 152 с.
    7. Никконен А.И., Евдокимов Е.И., Гладких И.В. Обзор российского рын-
    ка прямых и венчурных инвестиций (1994-2004). СПб.: «Феникс», 2004.
    48 с.
    8. Никконен А.И. Венчурный капитал и российский сектор технологиче-
    ских инноваций// Вестник РАВИ. 2009. №2. C. 50-51.
    9. Угнич Е.А. Венчурный капитал как источник финансирования иннова-
    ционного процесса: Автореф. дис. … канд. экон. наук. М., 2008. 27 с.

    Источники

    10. Камалов А.М. Венчурное финансирование индустрии нанотехноло- гий в Российской Федерации: состояние, проблемы, перспективы. 10.11.2009// http://www.nanonewsnet.ru/articles/2009/venchurnoe-finansirovanie-industrii- nanotekhnologii-v-rossiiskoi-federatsii-sostoyanie (дата просмотра: 16.01.2010)
    11. Никконен A.И., Гладких Е.А.. Обзор рынка прямых и венчурных инвестиций в России 2003 - 2004 год// http://www.allventure.ru/lib/get_file/38/ (дата просмотра: 10.11.2009)
    12. Никконен A.И., Жуковская Н.Е. Обзор рынка прямых и венчурных инвестиций в России за 2006 год// http://www.allventure.ru/lib/get_file/35/ (дата просмотра: 10.11.2009)
    13. Никконен A.И., Жуковская Н.Е. Обзор рынка прямых и венчурных инвестиций в России за 2005 год// http://www.allventure.ru/lib/get_file/36/ (дата просмотра: 10.11.2009)
    14. Родионов И.И. Учебный курс по венчурному капиталу//
    http://www.innovbusiness.ru/content/document_r_45DC0D6B-D872-490C-8885-
    5F59AB12CC1A.html (дата просмотра: 20.02.2010)
    15. Федосеева Т.В. Государственное стимулирование венчурных инве- стиций в условиях глобализации. // http://iee.org.ua/files/alushta/14-fedoseeva- gos_stim_vench.pdf (дата просмотра: 13.03.2010)
    16. Ходус Т.Л. Проблемы и перспективы венчурной индустрии в Рос- сии// http://science.ncstu.ru/conf/past/2009/region13/theses/economy/010.pdf (дата просмотра: 13.03.2010)

    Матигорова И.Ю.

    Группа 25М701, МИФУБ Вакорин Д.В., к.э.н., доцент кафедры менеджмента ТюмГУ matigorina@mail.ru

    Развитие малого и среднего бизнеса в России в период 2009 – 2010 гг.

    Введение

    Значение предпринимательства в рыночной экономике очень велико. Без него рыночная экономика ни функционировать, ни развиваться не в состоянии. Становление и развитие его является одной из основных проблем экономиче- ской политики в условиях перехода от административно-командной экономики к нормальной рыночной экономике. Предпринимательство в рыночной эконо- мике – ведущий сектор, определяющий темпы экономического роста, структуру и качество валового национального продукта; во всех развитых странах на до- лю малого бизнеса приходится 60–70 % ВНП.
    Рассматривая проблемы развития малого предпринимательства, надо от- метить, что в российской экономике малое предпринимательство несет на себе специфическую нагрузку, связанную с адаптацией широких масс населения к основам рыночного хозяйствования. Малое предпринимательство играет важ- ную роль в формировании нового среднего слоя общества, в демонополизации ряда отраслей экономики, накоплении стартовых капиталов, структурной пере- стройке экономики, сглаживании социальных конфликтов, социально-экономи- ческом выживании отдельных слоев населения и целых регионов страны.

    Общая характеристика малого и среднего бизнеса Российской Федерации

    В современном хозяйстве малое предпринимательство занимает все более значимое место как в производстве товаров, так и услуг. Малые предприятия
    стали неотъемлемым элементом рынков товаров и рабочей силы, которые наря- ду с рынком капиталов образуют систему общественного воспроизводства в любой стране. Они выполняют чрезвычайно важные социальные функции, объ- ективно противодействуя безработице, распространяя предпринимательские навыки, давая возможность огромным слоям населения самореализоваться и не утратить личностной самоидентификации.
    Все эти и другие свойства малого предпринимательства делают его раз- витие существенным фактором и составной частью реформирования экономики России. Имеются в виду образование регулируемого, социально ориентирован- ного рыночного механизма, преодоление падения производства, стабилизация экономики и обеспечение устойчивого экономического роста в дальнейшем.
    Малое предпринимательство, оперативно реагируя на изменение конъ- юнктуры рынка, придает рыночной экономике необходимую гибкость. Сущест- венный вклад вносит малый бизнес в формирование конкурентной среды, что для нашей высокомонополизированной экономики имеет первостепенное зна- чение. Нельзя также забывать, что малые предприятия оказывают меньшее воз- действие и на экологическую обстановку.
    Немаловажна роль малого бизнеса в осуществление прорыва по ряду важнейших направлений НТП, прежде всего в области электроники, киберне- тики и информатики. В нашей стране эту роль трудно переоценить, имея в ви- ду, развернувшийся процесс конверсии. Все эти и многие другие свойства ма- лого бизнеса делают его развитие существенным фактором и составной частью реформирования экономики России.
    Чтобы иметь реальное представление о состоянии малого бизнеса в РФ
    обратимся к данным Росстата (табл.1) [8].
    Из таблицы 1 видно, что в 2009 г., по сравнению с предыдущим годом, число зарегистрированных малых предприятий сократилось почти на 55 тыс. Это привело к сокращению числа рабочих мест на 8%. Падение численности занятых наблюдалось практически во всех федеральных округах и по всем ви-
    дам экономической деятельности и сопровождалось сокращением масштабов выпуска продукции и услуг. С 2009 г. фиксируется или абсолютное уменьше- ние объемов оборота малых предприятий, или резкое сокращение величины прироста оборота относительно предыдущего периода. По итогам 2009 г. объём оборотов малых предприятий сократился на 62%. Свертывание масштабов эко- номической деятельности изменило ситуацию и в инвестиционном секторе. По данным за 2009 год объём инвестиций в основной капитал сократился в 2 раза.

    Таблица 1

    Динамика показателей результатов деятельности малых предприятий в РФ в 2008-2009 гг.

    Показатели

    2008 год

    2009 год

    Число малых предприятий, тыс.единиц

    282,7

    227,7

    Численность работников списочного состава,

    тыс.человек

    6247,2

    5747,4

    Оборот, млрд. рублей

    10093,4

    6222,0

    Инвестиции в основной капитал, млн.рублей

    167707,2

    317387

    Согласно данным Росстата [8] в РФ в 2009 году осуществляли деятель-
    ность 5 192 363 субъекта малого и среднего предпринимательства, в том числе:
    1 065 016 микропредприятий – количество работников до 15 человек и годовой оборот до 60 млн. рублей; 227 706 малых компаний – количество работников от
    16 до 100 человек и годовой оборот до 400 млн. рублей; 17 486 средних компа- ний – количество работников от 101 до 250 человек и годовой оборот до 1 000 млн. рублей; 3 882 155 индивидуальных предпринимателей.
    Общее снижение числа малых и средних компаний не было одновремен- ным по всем субъектам Российской Федерации: в отдельных регионах отмеча- ются и рост числа компаний, и его уменьшение.
    Такое состояние российского предпринимательства на данном этапе можно объяснить следующим. Развитие предпринимательства в регионах Рос- сийской Федерации сталкивается с многочисленными проблемами, которые яв- ляются в основном типичными: отсутствие действенных финансово-кредитных механизмов и материально-ресурсного обеспечения развития малого предпри- нимательства; сложность доступа к деловой информации – сведения о продук- те, конкуренте и т.п.; нестабильность экономической ситуации в стране; недоб- росовестность крупного бизнеса; правовая неграмотность самих предпринима- телей; высокая планка единого социального налога (до 1 января 2010 года –
    26%, а с 2010 года пришедшие на смену ЕСН новые ставки пенсионного, меди-
    цинского и социального страхования составят уже 34%) [2].
    Самой главной проблемой в настоящее время в российской экономике является то, что значительный физический и моральный износ производствен- ных мощностей не позволяет выдержать конкуренцию с западными производи- телями даже на внутреннем рынке. Переход России к инновационному пути развития – это единственная возможность сделать нашу страну конкурентоспо- собной и войти в мировое сообщество на равных [9].
    В развитых странах малые организации обеспечивают примерно половину всех нововведений. В России вклад малых предприятий в инновации практически незаметен. По данным Торгово-промышленной палаты РФ, количество предпри- ятий, использующих инновационные технологии, в России составляет 3%.
    Инновации в бизнесе в 2009 году власть РФ признала приоритетным на- правлением поддержки малого предпринимательства. Э. Набиуллина, глава Минэкономразвития РФ, сообщила, что в 2009 году объем финансовых средств, выделенных на программу поддержки малого бизнеса, вырос в 2,5 раза. Однако большая часть средств направляется на оздоровление ситуации на рынке труда
    – развитие малых организаций и поддержку занятости населения в малых про- изводствах. В 2010 году планируется переориентация финансирования в пользу внедрения инноваций в бизнесе [1].
    Руководствуясь социальными и экономическими целями, очень важно поддержать малое предпринимательство. С целью предотвращения банкротства предприятий малого и среднего бизнеса и, как следствие, в целях борьбы с без- работицей и излишним расходованием бюджетных средств, Правительство ре- гулярно принимает меры, направленные на борьбу с последствиями упадка экономики и предотвращением развития худшего сценария кризиса.

    Меры по поддержанию и содействию развития малого и среднего бизне-

    са в России

    С развитием ситуации в 2009 году Правительством была одобрена «Про- грамма антикризисных мер Правительства Российской Федерации на 2009 год». Ключевым направлением программы являлась поддержка малого и среднего предпринимательства [11]. Так, на прямую государственную поддержку малого и среднего бизнеса в 2009 году правительством было выделено почти 10,5 млрд. руб. Средства направлялись в виде субсидии бюджетам субъектов Рос- сийской Федерации.
    В 2009 году в федеральной финансовой программе был выделен «Анти- кризисный пакет мер», направленный на поддержку занятости населения и со- действие началу собственного бизнеса, а также обеспечение доступа уже суще- ствующих субъектов малого и среднего предпринимательства к кредитным ре- сурсам и уменьшение стоимости таких ресурсов [6].
    Так, на гранты начинающим на создание собственного бизнеса, микро- займы, субсидирование процентной ставки, развитие гарантийных фондов, вы- делено 9 162,228 млн. рублей 82 субъектам Российской Федерации.
    В соответствии с Приказом от 30 января № 31 «О мерах по реализации в
    2009 году мероприятий по государственной поддержке малого и среднего предпринимательства» [10] гранты начинающим малым предприятиям на соз- дание собственного дела предоставлялись в форме субсидий индивидуальным предпринимателям и юридическим лицам – производителям товаров, работ, ус- луг, на безвозмездной и безвозвратной основе на условиях долевого финанси-
    рования целевых расходов, связанных с началом предпринимательской дея- тельности, в размере не более 300 тыс. рублей на одного получателя поддерж- ки. Получившие грантовую поддержку проекты предполагают организацию бизнеса в таких сферах как производство, строительство, сельское хозяйство, инновационная деятельность, оказание бытовых услуг населению, торговля, услуги общественного питания и др. Приоритетной целевой группой получате- лей грантов являются зарегистрированные безработные, работники, находя- щиеся под угрозой массового увольнения, работники градообразующих пред- приятий. По предварительной оценке реализация данного мероприятия позво- лила создать более 25 000 новых рабочих мест в различных отраслях экономики
    [6].
    В конце 2009 года были приняты поправки в Налоговый кодекс, которые облегчили малому бизнесу доступ к упрощенному налогообложению. Предель- ный размер ежегодного дохода, ограничивающий право налогоплательщика пе- рейти на упрощенную схему, увеличен с 15 млн. до 45 млн. рублей. А предель- ный размер доходов, ограничивающий право на применение данного налогово- го режима, повышен с 20 млн. до 60 млн. рублей. Согласно поправкам предла- гаемые нормы будут действовать в течение трех лет. С 1 января 2010 года мно- гие малые предприятия уже смогли перейти на такую упрощённую схему.
    По мнению председателя комитета по бюджету и налогам Госдумы Ю. Васильева законодатели рассчитывают, что при переходе на упрощенную систему налогообложения легализация доходов предприятий малого бизнеса возрастет примерно на 30%, а производительность труда – более чем на 25%. Соответственно должны увеличиться объемы поступлений от налога на доходы физических лиц в региональные бюджеты [4]. Депутаты также приняли закон, который освобождает индивидуальных предпринимателей, являющихся пла- тельщиками единого налога на вмененный доход (ЕНВД) для отдельных видов деятельности, от применения контрольно-кассовой техники. Данная мера суще-
    ственно сократит расходы предпринимателей на покупку и дальнейшее ежеме-
    сячное обслуживание контрольно-кассовой техники.
    Еще одна востребованная программа связана с кредитованием малого бизнеса. Объём финансовой поддержки малого бизнеса в 2009 году был увели- чен до 40 млрд. рублей (с ранее заявленных 30 млрд. рублей). Данная мера осуществляется посредством финансирования кредитных организаций и юри- дических лиц через ОАО «Российский банк развития» (далее РосБР) [8]. Ис- точниками финансовой поддержки региональных банков на цели кредитования стали: средства федерального бюджета, выделяемые на поддержку МСБ; сред- ства Внешэкономбанка; займы и кредиты РосБР, привлеченные как на внутрен- нем, так и внешних рынках. Количество представленных заявок на участие в программе свидетельствует о высокой степени заинтересованности региональ- ных финансовых институтов в получении средств на эти цели. По состоянию на начало III квартала 2009 г. 75 банков подали заявки на участие в программе по кредитованию малого и среднего бизнеса. Совокупный объем заявок составил
    12,5 млрд. рублей.
    Следует отметить, что создание условий для кредитования субъектов ма- лого и среднего предпринимательства коммерческими банками является одной из антикризисных мер, предложенных Правительством РФ. В 2010 году Прави- тельство РФ планирует продолжить намеченный курс. Выступая 24 марта 2010 года на Инновационном форуме по малому и среднему предпринимательству общественной организации «Опора России», председатель правительства Рос- сии В. Путин озвучил меры, предлагаемые с целью поддержки малого и сред- него бизнеса [3]. Приведём некоторые из них [12]:
    − компенсация роста налогов для высокотехнологичных предприятий
    (по сути – сохранить для них ставку страховых взносов на уровне 14%);
    − освобождение от налога на имущество на срок до 3 лет для предпри-
    ятий, внедряющих энергоэффективное оборудование;
    − отмена налога на прибыль от продажи ценных бумаг (при условии, что срок владения ими превышает 5 лет, и они не обращаются на биржевом рынке);
    − освобождение от уплаты налога на прибыль компаний, работающих в сфере здравоохранения и образования;
    − определение на федеральном уровне перечня видов деятельности, где введение патентов является обязательным (с возможностью дополнять этот пе- речень на местах);
    − передача в местные бюджеты значительной и даже большей части по-
    ступлений доходов от продажи патентов;
    − продление срока действия льготного порядка приватизации недвижи- мости – как минимум, на 3 года, – и освобождение таких сделок от уплаты на- лога на добавленную стоимость, а также – предоставление малому бизнесу пра- ва требовать выкупа арендуемых помещений;
    − ведение бессрочного лицензирования и максимально оперативная пе-
    редача его в электронную форму;
    − дополнительное выделение из федерального бюджета 3 млрд. рублей на поддержку малых и средних инновационных компаний;
    Исходя из перечисленных мер, следует отметить, что важнейшим факто- ром обеспечения устойчивости оживления в 2010 году станет форсированное расширение базы экономического роста в первую очередь за счет появления новых предприятий малого бизнеса. В поддержке малого бизнеса будут усиле- ны модернизационные аспекты – центр тяжести будет смещен в сторону произ- водственного сектора и поддержку инновационной деятельности компаний.

    Заключение

    Таким образом, 2009 год был непростым как для страны в целом, так и для малого бизнеса, в частности. Но проводимая Правительством Российской Федерации антикризисная политика не только позволила предотвратить более
    глубокий спад, но и привела к сравнительно быстрому выходу экономики на положительные темпы роста. И что особенно ценно – впервые и на федераль- ном, и на региональном уровне была оказана реальная поддержка малому пред- принимательству в виде программ поддержки и мер, направленных на устране- ние административных барьеров.
    В 2010 году планируется дальнейшее развитие деятельности в области предпринимательства: скорректирована государственная программа поддержки малого бизнеса, расширен перечень видов поддержки. В 2010 году в полном объеме заработает программа кредитования малых предприятий, начатая в 2009 году на базе ОАО «Российский банк развития», а также механизм гарантийных фондов для кредитования малого и среднего бизнеса. Через банки-партнеры ОАО «Российский банк развития» малый бизнес получит не менее 100 млрд. рублей кредитов, через механизм гарантийных фондов - не менее 80 млрд. руб- лей. Малый бизнес будет активно привлекаться к реализации программ повы- шения энергоэффективности, в том числе для целей проведения энергоаудита предприятий [5].
    Будет продолжено совершенствование системы контроля и надзора за деятельностью малого и среднего бизнеса. Особое внимание будет уделено та- моженному и налоговому контролю, а также деятельности правоохранительных органов в отношении малого бизнеса. Будет проработан вопрос о радикальном упрощении процедуры получения лицензии, о переходе на преимущественно уведомительный порядок начала собственного дела.

    Список источников и литературы

    Источники

    1. Инновации в малом бизнесе. http://www.kreditbusiness.ru/gos/350- innovacii-v-malom-biznese-budet-podderzhivat.html (дата просмотра: 27.03.2010).
    2. Инновационная деятельность малых предприятий. http://www.dist- cons.ru (дата просмотра: 29.12.2009).
    3. Малый бизнес защитили от малой власти // Коммерсантъ. №50 (4350) от 24.03.2010. http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1341834 (дата про- смотра 25.03.2010).
    4. Мимо кассы // Российская газета. Федеральный выпуск №4936 (112)
    от 23.06.2009 г. http://www.rg.ru/2009/06/23/nalogi-duma.html (дата просмотра:
    24.03.2010).
    5. Основные направления антикризисных действий Правительства Рос- сийской Федерации на 2010 год от 30.12.2009 г. №42. http://premier.gov.ru/anticrisis/3.html (дата просмотра: 22.12.2009).
    6. Официальный сайт Министерства экономического развития РФ. http://www.economy.gov.ru/minec/activity/sections/smallBusiness/index.html (дата просмотра: 26.03.2010).
    7. Официальный сайт Российского банка развития. http://www.rosbr.ru
    (дата просмотра: 27.03.2010).
    8. Официальный сайт Федеральной службы государственной статисти-
    ки. http://www.gks.ru (дата просмотра: 25.03.2010).
    9. Письмо Президента РФ. «Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологии на период до 2010 года и дальнейшую перспективу». №ПР-576 от 30.03.2002. // Правовая система «КонсультантПлюс»
    10. Приказ «О мерах по реализации в 2009 году мероприятий по государ-
    ственной поддержке малого и среднего предпринимательства» от 30.01.2009 г.
    №31. // Правовая система «КонсультантПлюс».
    11. Программа антикризисных мер Правительства Российской Федерации на 2009 год // Российская газета от 20.03.2009. №48.
    12. Путин предложил меры по поддержке малого и среднего бизнеса. http://www.1sn.ru/38871.html (дата просмотра: 25.03.2010).
    13. Саакян А. Меры по поддержке малого предпринимательства // Юрист предприятия. 2009. №6. http://www.ndla.ru/publications/smi/index.php?ELEMENT_ID=2118 (дата про- смотра: 07.01.2010).

    Мезенцева Т.С.

    гр.25э601, МИФУБ Табунщикова Т.Ф., к.э.н., доцент mezentseva_tanya@mail.ru

    Повышение эффективности денежно-кредитной политики на основе нового механизма кредитования экономики

    Введение

    Денежно-кредитная политика занимает одно из ключевых положений в макроэкономическом регулировании стран, однако в России она не достигает поставленных целей – не способствует экономическому росту и увеличению занятости. В данной статье на основе регрессионного анализа доказана неэф- фективность процентной политики Банка России, а также механизма рефинан- сирования и представлен новый механизм кредитования инвестиционных про- ектов реального сектора экономики, который будет способствовать увеличению темпов экономического роста.

    Рефинансирование и процентная политика основные инструменты для роста экономики

    В условиях кризиса развитие операций рефинансирования приобретает особую актуальность. Наглядным является тот факт, что за 2008-2009 год объем предоставленных Банком России кредитов составил 44,1 трлн. рублей, что поч- ти в 2 раза превышает их объем за предшествующие четыре года [10].
    Однако, несмотря на значительное увеличение объемов кредитования, механизм рефинансирования в России деформирован и не выполняет всех сво- их функций. Кредитные организации и Центральный банк не рассматривают систему рефинансирования как механизм привлечения инвестиционных ресур- сов, и каждая сторона преследует свои собственные цели:
    • Центральный банк функционирует по принципу коммерческого банка, полу- чает прибыль от операций и не заинтересован в ее снижении за счет измене- ния денежно-кредитных инструментов регулирования экономики [4:10].
    • Коммерческие банки, снижая свои риски, ограничиваются в кредитовании реального сектора экономики и перенаправляют полученные ресурсы, в ча- стности на валютный рынок для получения высокой прибыли [1:254].
    Еще одним фактором деформирования механизма рефинансирования яв- ляется неэффективная процентная политика Центрального банка. В отличие от развитых стран ставка рефинансирования в России носит сугубо индикативный характер и влияет преимущественно на фискальные процессы (сбор пеней, на- логовые сборы с доходов по кредитам), следуя за рынком, вместо того, чтобы формировать его. Докажем это на основе метода корреляционно-регресСион- ного анализа. Рассмотрим зависимость выданных коммерческими банками кре-
    дитов от ставки рефинансирования за 2008-2009 год (график 1).

    График 1


    Источник: составлено автором.
    Коэффициент детерминации между двумя рядами данных составляет
    0,09. В теории статистики связь считается сильной при значении коэффициента
    детерминации больше 0,7, слабой при значении коэффициента от 0,4-0,7. В данном случае связь между ставкой рефинансирования и объемом предостав- ленных банками кредитов отсутствует.
    Рассмотрим зависимость между ставкой рефинансирования и ставкой по
    кредитам коммерческих банков (график 2).

    График 2


    По результатам анализа коэффициент детерминации составляет 0,38, од- нако говорить о наличии связи не приходится, так как показатель меньше 0,4. Это позволяет сделать вывод о том, что коммерческие банки проводят само- стоятельную кредитную политику и не привязывают свои ставки по кредитам к ставке рефинансирования. Наглядным примером может стать то обстоятельст- во, что при увеличении ставки рефинансирования с июля по декабрь 2008 года на 2,5%, средняя ставка по кредитам увеличилась почти на 6%, при снижении в
    2009 году ставки рефинансирования на 4,25%, ставка по кредитам снизилась на
    3,4% [10].
    Проверим гипотезу о влиянии средней ставки по кредитам банков на объ- ем кредитования коммерческих организаций (график 3). В данной зависимости существует сильная связь между показателями, так как коэффициент детерми- нации равен 0,85. Зависимость полиномная, точки ряда описывают параболу.
    Объем кредитов увеличивается, пока ставка по кредитам не достигает 18%, за- тем проявляется тенденция к снижению объемов кредитования при увеличении ставки. В перспективе при увеличении средней ставки по кредитам до 22%, ме-
    сячный объем кредитования может снизиться до 10 трлн. рублей.

    График 3


    Таким образом, можно сказать, что разрыв в механизме процентной по- литики возникает на стадии формирования коммерческими банками своих кре- дитных ставок. Банки не реагируют на сигналы, посылаемые Центральным банком через механизм денежно-кредитного регулирования. Данное обстоя- тельство связано, прежде всего, с диспропорциями в экономике страны и с не- развитостью банковского сектора.
    В краткосрочном периоде можно изменить политику формирования про- центных ставок по кредитам Банка России. В условиях кризиса для дальнейше- го развития операций рефинансирования ставка «овернайт» может зависеть от ситуации на внутреннем финансовом рынке и быть установлена в размере став- ки MIBOR (Moscow Interbank Offered Rate) взятой с повышающим коэффици- ентом [3:11]. Фиксированная процентная ставка по ломбардным кредитам мо- жет определяться как ставка, сложившаяся по итогам последнего ломбардного
    аукциона, независимо от того, сколько аукционов в последующем были при-
    знаны несостоятельными [2:26].
    Еще одной проблемой является то, что значительные финансовые ресур- сы, направленные в банковский сектор на решение проблемы ликвидности, идут на валютный рынок, а затем выводятся из страны, а одной из главных це- лей системы рефинансирования является инвестирование средств в реальный сектор экономики. Для решения этой проблемы рассмотрим модель организа- ции рефинансирования, основанную на целевом использовании средств Банка
    России (схема 1).

    Схема 1

    Модель перераспределения средств в реальный сектор экономики

    Данная модель реализуется в 4 этапа:
    1. Осуществляется работа по организации конкурса инвестиционных проек- тов коммерческими банками. Критерием выступает эффективность инве- стиционных вложений.
    2. Формирование системы страховой защиты рисков между банками и по-
    тенциальными заемщиками-инвесторами.
    3. Подача кредитной заявки коммерческого банка на участие в ломбардном аукционе, рассмотрение Банком России возможности кредитовать кон- кретный инвестиционный проект. В случае превышения заявленного кре-
    дитными организациями спроса и предложения заявки участников удов-
    летворяются пропорционально.
    4. Процесс рефинансирования кредитной организации Банком России на аукционе.
    Для реализации данного механизма Банку России необходимо провести ряд мероприятий:
    1. Совместно с Правительством Российской Федерации разработать поло- жение о порядке проведения конкурсного отбора инвестиционных проек- тов предприятий и экспертизы данных проектов.
    2. Использовать операции на открытом рынке для регулирования ликвидно- сти: продавать облигации в размере выданных кредитов для стабилиза- ции конъюнктуры денежного рынка.

    Заключение

    В настоящее время в основных направлениях денежно-кредитной поли- тики не акцентируется внимание на главной цели данной политики – стимули- ровании экономического роста, и все меры направлены на снижение инфляции. Данное обстоятельство объясняют тем, что при условии высокой инфляции не- возможен рост экономики. Отчасти это так, однако, в России для снижения ин- фляции необходимо менять структуру экономики, а это потребует преобразо- ваний в реальном секторе экономике, а не на денежном рынке.
    Если раньше для снижения инфляции использовалось сокращение денеж- ной массы, валютные интервенции, размещение золотовалютных резервов страны за рубежом, повышение норм обязательных резервов и ставки рефинан- сирования, то при постановке новой цели – достижения стабильного экономи- ческого роста, должны быть поставлены другие задачи. Необходимо усовер- шенствовать законодательную базу, внести изменения в закон о Центральном банке и наделить Счетную палату Российской Федерации полномочиями ауди- та и контроля деятельности Центрального банка, внедрить механизм кредито- вания конкретных инвестиционных проектов и сделать процентную политику
    Банка России более гибкой. В основных направлениях денежно-кредитной по- литики целью должно стать достижение определенных значений совокупности макроэкономических факторов (ВВП, доходов населения, занятости), а не толь- ко учет фактора инфляции.
    Предложенные в данной статье меры могут стать основой для модерниза- ции денежно-кредитной и банковской политики страны. Наряду с прочими ме- роприятиями финансовой политики они будут способствовать переходу России на инновационный путь развития на основе стимулирования реального произ- водства и финансирования национальных инновационных проектов.

    Список источников и литературы

    Литература

    1. Голодова Ж.Г. Диспропорции кредитного рынка России: проявле-
    ние и способы преодоления в условиях кризиса//Экономические науки. 2009.
    №8. С. 253-257
    2. Лаврушин О.И. Кредит и экономический рост// Банковское дело.
    2010. №1. С. 24-27
    3. Лаврушин О.И. О денежно-кредитной и банковской политике// Бан-
    ковское дело. 2008. №2. С. 10-14
    4. Нечаев А.А Схему рефинансирования надо менять// Банковское де-
    ло. 2009. №3. С. 9-12
    5. Матросова Е.В. Денежно-кредитная политика Банка России: чего ждать и на что надеяться // Банковское дело.2009.№12. С.12-16
    6. Овчинникова О.П. Трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики: ориентация на результат // Финансы и кредит. 2008. №26. С. 2-8.

    Источники

    7. Федерального закон Российской федерации «О Центральном банке
    Российской Федерации» № 86-ФЗ от 10.06.2002 г.// Платформа «Гарант»
    8. Федеральный закон Российской Федерации «О дополнительных ме-
    рах по поддержке финансовой системы Российской Федерации» №173-ФЗ от
    13.10.2008// Платформа «Гарант»
    9. «Основные направления единой государственной денежно- кредитной политики на 2009 год и период 2010 и 2012 годов»// http://www.cbr.ru/today/publications_reports/ (Дата просмотра: 23 марта 2010)
    10. Информация по объему рефинансирования Банка России в
    2004-2010 гг. Сайт Банка России// http://www.cbr.ru/analytics/standart_
    system/print.asp?file=refinan.htm (Дата просмотра: 19 марта 2010)

    Решетникова М.Л.,

    студент 3 курса, гр. 25Э701,

    Международного института финансов, управления и бизнеса.

    Мильчакова Н.Н., д.э.н., заведующий кафедрой магистерской подготовки ТюмГУ roo.mashka@rambler.ru

    Системообразующие факторы становления «новой экономики»

    Введение

    Сегодня в мире происходит становление качественно новых явлений, по- лучивших названия: глобальная экономика, экономика знаний, информацион- ная экономика, виртуальная экономика, новая экономика. Формирующаяся глобальная экономика, являясь внешней средой развития хозяйственной систе- мы России, перестала иметь только количественное измерение. Она представ- ляет собой не просто экономику в масштабах всей планеты, а является эконо- микой особого качества. Важнейшей мировой тенденцией формирования со-
    временного общества является переход от сырьевой и индустриальной эконо- мики к так называемой «новой экономике», базирующейся на интеллектуаль- ных ресурсах, наукоемких и информационных технологиях.

    Условия становления «новой экономики»

    Факт появления «новой экономики» находит отражение во многих офи- циальных документах. В частности, в «Экономическом докладе Президента США за 2001 г.» говорится: «Радикальная трансформация американской эко- номики за последние восемь лет дала основание многим наблюдателям считать, что мы являемся свидетелями создания новой экономики», состоящей из фирм и отраслей, наиболее тесно связанных с революцией в цифровой технологии и развитием Интернета [4].
    Главная особенность «новой экономики» – развитие интеллектуального капитала и его присоединение к остальным трем основным факторам производ- ства, что революционно отличает эту экономику от всех предыдущих.
    Сегодня еще нет возможности говорить о целостной теории «новой эко- номики», которая разделялась бы большинством научного сообщества. Ряд важнейших вопросов и по сей день остается дискуссионным, до конца нере- шенным, однако уже сегодня можно определить те факторы, которые отличают
    «новую экономику»:
    «Новая экономика» основана на знаниях и передовых технологиях, что заставляет выйти на первый план интеллектуальную составляющую товара и услуги. Основные доходы предприятий в новой экономике основываются на оригинальных идеях, а также технологиях и моделях ведения бизнеса. Следова- тельно, наукоемкие продукты становятся определяющим фактором экономиче- ского роста.

    Обработка и обмен информацией становятся более мощным и эф- фективным средством ведения бизнеса, чем перемещение физических товаров. Стоимость компаний все в большей степени определяется нематериальными

    активами (идеи, технологии и стратегии объединения и использования главных информационных ресурсов компании).

    Фокус «новой экономики» окончательно смещается с производства товаров на оказание услуг: большая часть рабочей силы занята в сфере услуг или обработки информации.

    Особое значение приобретает уже не физическая составляющая ка-

    питала, но капитал человеческий и, что особенно важно, социальный.

    В «новой экономике» идет усиление конкуренции и превращение инновационного процесса не только в достаточный, но и необходимый (крити- ческий) элемент успеха. "С одной стороны, в новой экономике преимущества первопроходца еще более значительны, а с другой – лидер получает все".

    Таким образом, новой экономике присущ целый ряд принципиальных от- личий, что позволяет говорить об изменении отдельных макроэкономических параметров как на внутреннем рынке, так и в международном масштабе. «Но- вая экономика», бесспорно, на сегодня явление неоднозначное и в значитель- ной степени противоречивое. Й. Шумпетер выделял пять типичных изменений, определяющих сектора инновационной деятельности:
    1. Использование новой техники, новых технологических процессов или нового рыночного обеспечения производства (купля-продажа).
    2. Внедрение продукции с новыми свойствами.
    3. Использование новой сырьевой базы.
    4. Изменения в организации производства и его материально-
    технического обеспечения.
    5. Появление новых рынков сбыта, что вызвано появлением новой идео-
    логии систем безопасности [3].
    В широком смысле «новая экономика» представляет собой экономику принципиально нового качества, где изменяется отношение человека (не только как экономического субъекта) к общественному и личному труду, ко времени, к
    бизнесу, к новым технологиям, к образованию (которое становится закономер-
    ным, постоянным и естественным процессом), к знаниям, к творчеству и т д.
    К числу «новых людей» новой экономики относятся ученые, математики, экономисты и разработчики интеллектуальной технологии, которая становится не только желательной, но и жизненно необходимой. Примером тому могут служить новые источники энергии. Знание в новом его понимании означает ре- альную полезную силу, средство достижения экономических результатов. В со- временном мире значение и роль науки далеко выходят за рамки только приоб- ретения новых знаний и применения их на практике. Наука является тем фун- даментом, на котором строится весь процесс устойчивого развития общества. Формирование новой экономики ставит перед наукой новые задачи преодоле- ния таких сложившихся негативных явлений в мировой экономике как:
    • колоссальные нагрузки на экосистемы, вызванные 18-кратным уве- личением объема мирового производства и 4-х кратным увеличением числен- ности населения. Подсчитано, чтобы жить в равновесии с природой, жителей Земли не должно быть больше 500 миллионов (акад. Н.Н. Моисеев). Если сле- довать заветам ревнителей природы, то надо либо в 10 раз сократить население планеты, либо в 10 раз уменьшить наши потребности. Очевидно, что и то и другое сейчас невозможно;
    • хищническое использование невоспроизводимых природных ресур- сов и чрезмерный, нерациональный спрос на продовольствие и чистую воду, обусловленный идеалами «общества потребления», ведущий к потере здоровья людей; требуется радикальная ликвидация расточительства, укоренившаяся се- годня в системах производства и потребления, найти способы переориентиро- вать характер роста производства и потребления, чтобы он более не наносил непоправимого ущерба окружающей среде и позволил всем людям достичь ра- зумного и справедливого уровня жизни, заменив расточительство экономией;
    • совокупная потеря знаний особенностей природы коренными наро-
    дами, чреватая утратой приспособления к природе;
    • деградация окружающей среды (нехватка чистой воды, чистого воздуха, продовольствия и т.д.), надвигающаяся опасность глобального эколо- гического кризиса;
    • нищета народа, растущее неравенство: если в начале 20 века бога- тые жили лучше бедных в 19 раз, то в конце века – в 78 раз (по данным Дж. Перкинса);
    • падение нравственности, агрессия, терроризм, наркомания, алкого-
    лизм и т.д.
    Решение этих проблем только административными методами невозмож- но, нужны новые средства, которые может предложить наука. Кроме этого но- вому гражданскому обществу нужны новые комплексные подходы, позволяю- щие осознать, во-первых, что проблемы окружающей среды не могут эффек- тивно решаться изолированно от других проблем, и, во-вторых, что при реше- нии любых проблем необходимо учитывать факторы, влияющие на изменения социальных, экономических и «энвайроментальных» компонентов устойчивого развития. В рамках таких подходов большое значение имеет развитие междуна- родного сотрудничества, создания и укрепления на всех уровнях сети науки и образования с целью обмена знаниями, опытом, передовой практикой.
    В современных условиях крайне необходимо, чтобы все представители гражданского общества, осознали общность поставленных целей и обеспечили более четкую координацию деятельности, с тем, чтобы их усилия не носили разрозненного характера в преодолении неустойчивых моделей развития, как в глобальном масштабе, так и в масштабе отдельно взятой страны. Состав этих представителей включает неправительственные организации, местные общины, коренные народы, местные органы власти, научные круги, средства массовой информации, частный сектор и правительства,
    Современные экологические проблемы следует тесно увязать с социаль- ными потребностями, с демографической ситуацией, с нищетой, в связи с чем ни одна из них не может рассматриваться в отрыве друг от друга. По прогнозам
    ООН, расхождение между теми, кто получает блага от экономического и техно-
    логического развития, и теми, кто их не получает, будет по-прежнему расти [2].
    Такое неустойчивое усугубление крайнего богатства и крайней бедности ставит под угрозу стабильность всего человечества, а вместе с ней и способ- ность глобальной экосистемы обеспечивать нормальное здоровье и благосос- тояние населения.
    В развитии науки ближайшие 25 лет можно выделить следующие тенден-
    ции:
    • сохранится коммерциализация науки, т.е. академический капита-
    лизм при поддержке государства, роль которого в условиях новой экономики возрастает, что позволяет говорить о «втором рождении государства» (теория Дж. Стиглица) [1]. Уже сегодня можно наблюдать явление сращивания частно- го капитала с властью государства [6];
    • сближение различных наук (естественных, гуманитарных, социаль- ных, психологических, философских, общественных, конкретных и т.д.) на ос- нове синтеза, применения синергии как метода исследования;
    • углубления знаний в отдельных областях науки, понимании и ре-
    шении новых конкретных проблем.
    Таким образом, развитие мировой цивилизации обусловливает необходи- мость интенсивного накопления новых знаний, которые решают не только на- копившиеся проблемы и снимают их с повестки дня в науке, но и порождают новые, которые еще предстоит решить новым образованным людям. Всякая ос- тановка (или замедление) научно-технических разработок может привести к де- градации общества, к ослаблению его интеллектуального потенциала, что будет иметь тоже катастрофические последствия.
    Образование и просвещение всегда были эффективными инструментами для изменения стереотипов мышления и модернизации общества, экономики и государства в целом, они являются ключевым фактором перемен. Роль образо- ванности в развитии государства невероятно возросла за последние десятиле-
    тия. Из века соревнования в области техники, технологии, торговли мы перехо- дим в век соревнования идей и организационных структур. К этому следует до- бавить жизненные условия, которые ожидают человечество в новой экономике
    – уменьшение количества и повышение квалификации людей, занятых непо- средственно в производстве, увеличение безработицы и т.д. В XXI веке впереди окажутся страны, способные генерировать новые идеи. Образованность людей можно назвать практически единственным ключом к будущему [7:129].
    Уже в ближайшие десятилетия на переднем плане истории окажутся те страны, те народы, которые будут способны обеспечить более высокий уровень образованности воспитанности, мастерства во всех его проявлениях, способно- сти к поиску. А не те, которые добились более высокого уровня жизни или да- же научились производить более совершенную электронику.
    Главным национальным достоянием России, главным ее ресурсом явля- ется интеллект нации, ее образованность. Общепризнано, что русские доста- точно легко обучаемы, им свойственно массовое стремление к знаниям. Это особенность нашей цивилизации, и ее следует принять во внимание как один из важнейших факторов, обеспечивающих устойчивое развитие современной эко- номической системы. Россия может иметь достойное будущее, но лишь на пути сохранения и развития образования и создания новых совершенных техноло- гий. Всесторонняя образованность населения – главная опора нации. Главная опасность в потере образованности, в потере научных и инженерных кадров, в потере традиции достойной передачи знаний и культуры.
    Необходимо сделать образование приоритетной частью планов, предос- тавить всем членам гражданского общества возможность приобретения знаний в течение всей жизни, посредством непрерывного обучения через государст- венный и негосударственный секторы образования, в том числе, в рамках доб- ровольных инициатив, в целях повышения грамотности в области устойчивого развития.
    По оценке ООН, важнейшими проблемами в системе образования, кото- рые характерны практически для всех стран, как развитых, так и стран с пере- ходной экономикой, являются следующие: качество и доступность образова- ния; эффективность образовательных систем; непрерывности и открытость об- разования [2]. В настоящее время главное противоречие российской действи- тельности определяется несоответствием между огромным ресурсным потен- циалом страны и низким уровнем жизни населения, обусловленное присвоени- ем узким кругом лиц основной части этого потенциала, который с экономиче- ской и моральной точки зрения должен принадлежать обществу в целом.
    Вхождение России и мировое информационное общество сопряжено с определенными трудностями. Формирование информационной экономики у нас происходит в условиях трансформационного кризиса, резко увеличившего с
    90-х годов отставание нашей страны от лидеров технико-экономического раз- вития. Отдельные специалисты отмечают некоторый прогресс в распростране- нии информационных технологий, в том числе мобильной связи и Интернета. Другие склоняются к тому, что очевиден общий беспрецедентный регресс на- учно-технической сферы и инновационного потенциала страны. Противоречи- вое соединение этих процессов в данной сфере называют парадоксом, который нельзя объяснить ни сложностями перехода к рынку в условиях распада совет- ского общества, ни свертыванием оборонного производства вследствие деми- литаризации народного хозяйства, ни бюджетным кризисом. Отмечается, что в условиях сокращения военных расходов и помощи бывшим республикам, стра- нам СЭВ и "третьего мира" около 30 % суммы этих средств можно было напра- вить на эти цели развития, в том числе на финансирование научно- технического прогресса. Данные авторы связывают выход из тупиковой страте- гии развития общества с развитием информатизации российской экономики.
    Однозначно оценить позиции России в контексте развития современных высоких информационных технологий на данном этапе достаточно сложно. Объективно РФ нельзя назвать лидером в производстве современной информа-
    ционной техники, но в сфере разработки новых технологий позиции РФ можно оценить несколько выше. Россия занимает одно из лидирующих мест по разра- ботке и внедрению антивирусных программ и третье место в мире после Китая и Индии по оффшорному программированию (заказному). Это свидетельство высокого уровня профессиональных знаний российских специалистов в этой области. А знания, как известно, становятся приоритетным ресурсом в «новой экономике» [7:131].

    Заключение

    Новая экономическая система, способная к созданию новых знаний, опи- рается на высокий уровень образования, науки, культуры, духовности. На дан- ном этапе особенно важно поддержание и умножение научно-образовательного потенциала, ускоренного развития сферы фундаментальной науки, системы общего и профессионального образования, воспроизводства интеллектуальной элиты в целом, обеспечения ее высокого социального статуса. Выделение этой экономической доминанты позволило отдельным ученым говорить о формиро- вании «экономики образования», «новой экономики науки», где интеллекту- альная рента превращается в фундаментальный источник социально- экономического развития, замещающий значительную часть природной ренты.

    Список источников и литературы

    Литература

    1. Пугель Т.А., Линдерт П.Х. Международная экономика: Учебник.
    Пер. с англ. М.: Дело и Сервис, 2003. 314 с.
    2. Стиглиц Дж. Глобализация: тревожные тенденции / Перев. с англ. –
    М.: Мысль, 2003. 41 с.
    3. Экономическая система нового типа: Учебное пособие. Г.П.Журавлева, Н.Н. Мильчакова, О.Н. Галюта. Тюмень: Издательство Тюмен- ского государственного университета, 2008. 131 с.

    Источники

    1. Гришин А.В. Изменение роли государства в условиях глобализа-
    ции/ Гришин А.В. // Дата просмотра: 30.03.2010. [Электронный ресурс] /: Се- минар SEMINARIUM HORTUS HUMANITATIS– Режим доступа: shh.neolain.lv/seminar14/glob.rol.ht. Дата доступа: 30.03.2010.
    2. Доронина О.А. Обзор материалов ООН по вопросам окружающей среды и устойчивого развития/Доронина О.А.// Федеральный вестник экологи- ческого права. 2005. №9. [Электронный ресурс] /: Федеральный вестник эколо- гического права – Режим доступа: http://www.ecosinform.ru/ – Дата просмотра:
    25.03.2010.
    3. Пашкус В.Ю. Новая экономика и российская специфика / Пашкус В.Ю.// [Электронный ресурс]/ Институт проблем предпринимательства. Режим доступа: http://www.ippnou.ru/article.php?idarticle=000205 – Дата доступа:
    10.03.2010.
    4. Петров А.Б. Макромаркетинговые перспективы агротехнического машиностроения/Петров А.Б.//Проблемы современной экономики. №3(31) [Электронный ресурс]/Проблемы современной экономики http://www.belisa.org.by/ru/nis/ Дата доступа: 30.03.2010.

    Собольникова А.В.

    Группа 25э603, МИФУБ Викторова Н.В., старший преподаватель кафедры бухгалтерского учета

    и анализа хозяйственной деятельности ТюмГУ

    alenkasobol@mail.ru

    Проблемы бухгалтерского учёта операций по франчайзингу

    Введение

    В процессе конкурентной борьбы крупные компании вынуждены искать способы расширения своего влияния, в то время как малые предприятия стара- ются занять свое место на рынке. Такая совокупность интересов обусловила появление особой формы ведения бизнеса – франчайзинга, суть которого за- ключается в том, что индивидуальный предприниматель или малое предпри- ятие (франчайзи) заключает договор с крупной хорошо известной фирмой, имеющей солидную деловую репутацию (франчайзером), о ведении собствен- ного дела под именем этой фирмы (торговой марки, знака обслуживания). В виду того, что применение франчайзинга в России стало возможным лишь с пе- реходом к рыночным отношениям, и законодательное регулирование учета от- ношений франчайзи-франчайзер несовершенно, вопрос о реформировании уче-
    та операций по франчайзингу в соответствии с требованиями МСФО4 остается
    открытым. Это обуславливает актуальность рассмотрения проблем учета таких операций в России и поиска путей реформирования такого учета в соответствии с мировыми стандартами, что и является целью данного исследования.

    Учет операций по франчайзингу: российские требования и международ-

    ный стандарт

    4 Международные стандарты финансовой отчетности или International Accounting Standards

    (IAS)

    В российском законодательстве франчайзинг носит название коммерче- ской концессии и регулируется главным образом Гражданским Кодексом РФ. Что касается бухгалтерского учета, то в виду того, что объектом сделки при франчайзинге является нематериальный актив (далее – НМА) основным регу- лирующим нормативным документом является Положение по бухгалтерскому учёту 14/2007 (далее ПБУ), которое было введено взамен ПБУ 14/2000, и пози- ционировалось как эквивалент соответствующего международного стандарта МСФО 38 «Нематериальные активы» [1:22].
    Потому как франчайзинг по сути является разновидностью финансовой аренды, объектом которой можно признать комплекс прав на ведение бизнеса под наименованием и с использованием технологии франчайзера, учет опера- ций по франчайзингу согласно мировым стандартам должен основываться на МСФО 17 «Аренда», где прямо указано, что аренда нематериальных активов входит в сферу действия данного стандарта [4]. Это дает право на основе дан- ных нормативных актов проанализировать учет операций по договору концес- сии согласно РСБУ и сравнить его регулирование с международными стандар- тами учета.
    Согласно действующему ПБУ при заключении договора концессии про- исходит передача прав на использование нематериальными активами (бренда- ми, товарными знаками). У правообладателя (франчайзера) по договору фран- чайзинга не возникает выбытия самих нематериальных активов. Они продол- жают находиться на его балансе и амортизироваться в соответствии с методом, закрепленным в учетной политике франчайзера [5].
    Отражение актива на балансе франчайзера закреплено и в международ- ных стандартах и объяснено тем, что именно правообладатель несет генераль- ную ответственность за актив [4], а сумма дебиторской задолженности фран- чайзи является компенсацией и вознаграждением за его инвестиции и услуги. Хотя в этом случае возникает вздутие актива баланса в виду двойного отраже- ния справедливой стоимости НМА.
    Положение же РСБУ5 относительно правополучателя не раз повергалось критике со стороны российских экономистов. Данный нормативный акт опре- деляет, что правополучатель отражает поступившее право на забалансовом сче- те в оценке, определяемой исходя из размера вознаграждения, установленного в договоре [5]. Данная запись нарушает требование достоверности бухгалтерско- го учета, ведь этот НМА используется для получения прибыли и должен быть отражен в активе баланса как средство производства. Неотражение стоимости такого бренда или товарного знака приводит к искажению многих аналитиче- ских показателей, например, рентабельности активов.
    Спорным моментом является и то, что ПБУ диктует оценку приобретен- ных прав только исходя из размеров вознаграждений. Согласно требованию достоверности, активы предприятия должны отражаться по справедливой стоимости [3:145], размер которой не всегда можно определить на основе дан- ных о вознаграждении.
    Амортизационные отчисления по комплексу передаваемых прав согласно РСБУ признаются лишь правообладателем [5]. Но в этом контексте возникает проблема распределения амортизационных расходов. Бренд или товарный знак обычно используется и в основной деятельности, а также приносит прочий до- ход в виде паушального платежа или роялти. Возникает необходимость распре- деления амортизации, при этом выбор методики может существенно исказить финансовые результаты деятельности предприятия-франчайзера и привести к неверному управленческому выводу или решению. Например, предприятие за- крепило в учетной политике отнесение всей суммы амортизационных расходов на прочие расходы, соответственно при определении финансового результата по франчайзингу обнаруживается низкая прибыль или убыток в виду значи- тельной амортизационного расхода по НМА по сравнению с суммой паушаль- ных платежей или роялти, что может привести к выводу об убыточности опе- раций по франчайзингу и отказа от его практики. Но при этом не учитывается

    5 Российские стандарты бухгалтерского учета

    то, что НМА приносит доход и по обычному виду деятельности, принося более значительный доход в виде выручки самого франчайзера.
    В противоположность российской практике согласно МСФО амортизаци- онные расходы несет и правополучатель [4]. Это логично с той позиции, что распределение расходов по данному активу с помощью механизма амортизации происходит пропорционально относительно срока его использования. При этом амортизационные расходы правополучатель относит на расходы на основное производство или издержки обращения согласно основному виду деятельности предприятия (производство или торговля).
    Ввиду разницы в логике отражения операций по франчайзингу в РСБУ и МСФО существенно отличается признание платежей франчайзи франчайзеру, которые имеют вид либо паушального платежа, либо роялти.
    Согласно РСБУ именно эти платежи признаются окончательными расхо- дами, корректирующими доходы правополучателей в отчетном периоде [5]. Ес- ли предусмотрен паушальный (единовременный) платеж, то согласно ПБУ
    14/2007, у франчайзи возникают расходы будущих периодов, которые он затем признает в качестве расходов отчетного периода. Франчайзер же может тракто- вать поступление паушального платежа либо как доход отчетного периода, ли- бо он может параллельно с франчайзи образовать доходы будущих периодов, которые затем он пропорционально списывает в качестве доходов текущего пе- риода. В случае начисления периодических роялти используется стандартная схема расчетов с применением 76 счета. При этом у франчайзера будут образо- вываться прочие доходы, а у франчайзи данные затраты будут относиться либо к прямым, либо к косвенным затратам на основной вид деятельности.
    Что качается МСФО, то в виду рассмотренной выше методики учета ак- тивов и признания амортизационных расходов, распределения самих платежей по сути не происходит, их начисления отражается лишь на текущей задолжен- ности перед правообладателем, но при этом вся сумма платежей в конечном итоге так или иначе будет отнесена к расходам, так как в первоначальной стои-
    мости актива заложена совокупность платежей. Данная методика является ра- циональной, но она не учитывает той ситуации, когда происходит корректиров- ка размера платежа ввиду изменения условий договора либо определения раз- мера платежа в относительной величине (например, в размере 5% от выручки франчайзи). Поэтому применять международные стандарты без адаптации под современные экономические условия нецелесообразно, и вопрос о создании эффективной методике РСБУ согласно базовым требованиям МСФО остается открытым.
    Так, в ходе анализа российской системы учета были выявлены значитель- ные отклонения от международной практики, присутствие которых приводит к искажению бухгалтерской отчетности российских компаний, применяющих франчайзинг. Среди них необходимо выделить следующие недостатки россий- ской практики:
    1. Признание в качестве объекта сделки лишь самого нематериального актива, хотя договор коммерческой концессии нацелен на решение более ши- рокого круга вопросов, чем использование наименования или средства индиви- дуализации.
    2. ПБУ не предусматривает отражение объекта сделки на балансе пред-
    приятия – франчайзи.
    3. РСБУ регламентирует оценку стоимости объекта сделки лишь исходя из размера вознаграждения.
    4. Российская практика бухгалтерского учета не предусматривает случа- ев, когда с целью повышения достоверности формирования финансового ре- зультата необходимо распределить амортизационные расходы на затраты по основному и неосновному видам деятельности.

    Заключение

    С целью преодоления недостатков российской системы учета и повыше- ния достоверности финансовой отчётности предлагаем следующие преобразо- вания в учёте операций по франчайзингу:
    1. Признавать в качестве объекта сделки не сам материальный актив, а комплекс прав ведения бизнеса под наименованием, товарным знаком и с при- менением технологии франчайзера. Кроме того, эта совокупность прав сама по себе удовлетворяет критериям признания НМА, обозначенных в Положении по бухгалтерскому учету 14/07 «Учет нематериальных активов» [5] и в МСФО 38
    «Нематериальные активы» [4].
    2. Отражать объект сделки у правополучателя (франчайзи). Ввиду того, что франчайзинг предполагает передачу в долгосрочное пользование совокуп- ности прав, что, по сути, является финансовой арендой, считаем целесообраз- ным ориентироваться на международный стандарт МСФО 17 «Аренда». Дан- ный документ регламентирует отражение объекта финансовой аренды и у арен- датора. Эти доводы подтверждаются исследованиями российских экономистов. Существует возможность реализации двух вариантов отражения объекта сделки
    – отражения с применением механизма амортизации и без него. Применение механизма амортизации позволяет проводить пропорциональное списание стоимости обязательств, связанных с переходом совокупности прав, на затрат- ные счета правополучателя, но этот подход труднореализуем в случаях, когда невозможно оценить стоимость всех обязательств на момент заключения дого- вора. В этом случае более приемлемым вариантом станет отражение неаморти- зируемого актива, а в себестоимость будет включаться не амортизационные расходы, а фактические платежи по договору.
    3. Предусмотреть различные варианты оценки объекта сделки. Среди аль- тернативных вариантов можно выделить отражение по справедливой стоимо- сти, которая определяется на основе будущих экономических выгод, или, если эта сумма ниже, дисконтированной стоимости минимальных арендных плате- жей, величина каждого из которых определяется при заключении договора аренды. Другим вариантом оценки является рыночная стоимость совокупности прав, определенная на основе различных рейтингов привлекательности товар- ных знаков.
    4. Предусмотреть различные вариации распределения амортизационных расходов на затраты по основному и неосновному видам деятельности. Возни- кает необходимость распределения амортизации между затратами по основной и неосновной деятельности, при этом целесообразно распределять такие амор- тизационные расходы пропорционально выручке или прибыли от различных видов деятельности.
    Предложенные изменения будут способствовать более достоверному уче- ту операций по франчайзингу, а, значит, улучшат качество финансовой отчет- ности компаний, что поможет на основе анализа достоверных показателей при- ходить к выводам и решениям, способствующим качественному развитию рос- сийским компаний.

    Список источников и литературы

    Литература

    1. Ветошкина Е.Ю. Актуальные вопросы учета нематериальных активов
    // Международный бухгалтерский учет. 2009. №2. С. 21-26
    2. Лукьяненко О.В. Повышение достоверности финансовой отчетности организации-арендатора в условиях финансовой аренды // Проблемы учета, финансов, анализа и аудита в условиях глобализации экономики: материалы Международной научно-практической конференции (29 октября 2009 года). Тюмень: Тюменская государственная академия мировой экономики, управле- ния и права (ТГАМЭУП). 2009. С. 54-61.
    3. МСФО: издание на русском языке. М.: Аскери-АССА. 2009. 986 с

    Источники

    4. Международный стандарт финансовой отчетности (IAS) 17 «Аренда»
    http://www.lira-audit.kz/298.html (дата просмотра 20.03.2010)
    5. Положение по бухгалтерскому учету 14/2007 «Учет нематериальных активов» http://mvf.klerk.ru/pbu/pbu14_08.htm (дата просмотра 20.03.2010)

    Сухинина Д.М.

    Группа 25э603, МИФУБ Погодаева Т.В., к.э.н., доцент кафедры

    мировой экономики и международного бизнеса

    dasha_suhinina@list.ru

    Продовольственная безопасность как направление социально- экономической политики региона (на примере Ханты-Мансийского автономного округа – Югры)

    Введение

    Проблема продовольственной безопасности региона отражает совокуп- ность аграрных проблем, состояние внутреннего и внешнего продовольствен- ного рынка, а также внешнеэкономические аспекты и задачи социальной поли- тики [4]. Если продовольственная безопасность страны базируется на концеп- ции самообеспечения основными видами продовольствия, то продовольствен- ная безопасность субъекта определяется степенью удовлетворения потребно- стей населения в продуктах питания, с учетом собственного производства и ра- циональных норм потребления [1].
    Обеспечение продовольственной безопасности в районах Севера, к кото- рым относится Ханты-Мансийский автономный округ – Югра (ХМАО), приоб- ретает особое значение. Это объясняется тем, что климатические условия не позволяют полностью развить агропромышленный комплекс, а полноценное потребление продуктов питания является жизненно важным в суровых услови- ях. Именно поэтому обеспечение продовольственной безопасности особенно актуально для ХМАО-Югры и является одним из основных направлений соци- ально-экономической политики региона.
    Цель данной статьи – проанализировать уровень продовольственной
    безопасности ХМАО-Югры. В соответствии с целью были рассчитаны и про- анализированы показатели продовольственной безопасности в сфере производ- ства и потребления за 2004-2008 гг., на основании которых были выявлены проблемы и предложены пути их решения. Анализируемый период позволяет охватить две фазы экономического цикла – рост и рецессию, а также охаракте- ризовать эффективность государственных и региональных программ по разви- тию сельского хозяйства, которые начали свое действие именно в 2004-2008 гг. В их числе: «Социальное развитие села до 2010 года», национальный проект
    «Развитие агропромышленного комплекса (АПК)» [6], государственная про-
    грамма «Развитие сельского хозяйства ХМАО-Югры на 2008-2012 годы» [12].

    Критерии продовольственной безопасности в сфере потребления

    В настоящее время под продовольственной безопасностью Российской Федерации понимается состояние экономики страны, при котором обеспечива- ется продовольственная независимость Российской Федерации, гарантируется физическая и экономическая доступность для каждого гражданина страны пи- щевых продуктов, соответствующих требованиям законодательства Российской Федерации о техническом регулировании, в объемах не меньше рациональных норм потребления пищевых продуктов, необходимых для активного и здорово- го образа жизни [7: п.5].
    Ключевое значение для осуществления политики имеют четкие критерии продовольственной безопасности. Для характеристики продовольственной безопасности ХМАО-Югры были рассчитаны следующие показатели оценки по методике Иванова В.А. и Терентьева В.В. [1]:
    1. Коэффициент экономической доступности, определяемый соотношени- ем стоимости прожиточного минимума к среднемесячному доходу в расчете на душу населения/
    2. Коэффициент достаточности, исчисляемый отношением фактической калорийности суточного рациона питания к среднесуточному потреблению продовольствия, в размере 3450 ккал для условий Севера/
    3. Коэффициент критической достаточности, определяемый отношением фактической калорийности суточного рациона к 2150 ккал в сутки, относящей- ся по классификации ФАО к категории находящихся на грани голода/
    4. Частные коэффициента достаточности по отдельным видам продукции, определяемые соотношением фактического потребления конкретного продукта к рациональным нормам потребления.
    5. Уровень самообеспечения по отдельным видам сельскохозяйственной продукции определяется как отношение производства продукции на террито- рии региона к внутреннему ее потреблению [1].
    Анализ был проведен на основе данных Федеральной службы государст- венной статистики и территориального органа Федеральной службы государст- венной статистики по Тюменской области [8:28-30; 10:86-90, 143, 195-199;
    11:77-92, 217-219, 264-268].
    Коэффициент экономической доступности за период снизился с 0,22 до
    0,18, что свидетельствует о повышении доступности продовольствия для насе- ления. Суточная калорийность питания населения ХМАО-Югры 2004 – 2008 года снизилась на 22 %, при этом наименьшего значения достигла в 2007 году –
    2132,3 ккал/сутки [11:273]. Интересен тот факт, что суточная калорийность пи-
    тания в сельской местности превосходила калорийность в городской на 60% в
    2004 году, с 2007 года ситуация кардинально изменилась в пользу городской местности: в 2008 калорийность в селе на 12% ниже. Это связано с тем, что де- нежные доходы в сельской местности по сравнению с городской выросли не- значительно, и если в 2004 году расходы на питание в сельской местности были ниже расходов в городской на 7,5%, то в 2008 – уже на 26% [11:77-92].
    Коэффициент достаточности, рассчитанный по рациональным нормам су- точного потребления для условий севера, снизился за период, при этом значи- тельнее в сельской местности – почти в два раза. Он меньше 1, следовательно, фактическое потребление ниже рациональных норм.
    Коэффициент критической достаточности был ниже единицы повсемест-
    но в ХМАО-Югре в 2007 году, при этом наименьшее значение в сельской мест- ности, в которой он снизился также в 2008 году. Такие показатели свидетельст- вуют о том, что по классификации Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН в 2007 году населения ХМАО относилось к категории нахо- дящихся на грани голода [1].
    Значительно ниже рациональных норм [9] оказалось потребление хлеб- ных продуктов, картофеля, овощей [11:217-219]. По сравнению с югом частные коэффициенты достаточности ниже, особенно в 2007 году, за период почти по всем продуктам показывают снижение потребления, кроме сахара и кондитер- ских изделий, фруктов и ягод.
    ХМАО-Югра обеспечивает себя самостоятельно только картофелем. Уровень самообеспечения значительно вырос в 2006 году, но снизился в 2007. При этом снижается уровень самообеспечения овощами и яйцами. Самые низ- кие уровни самообеспечения по молоку и мясу, но они демонстрируют тенден- цию к росту.

    Критерии продовольственной безопасности в сфере производства

    Анализируя современную роль ХМАО-Югры на продовольственном рынке страны, следует прежде всего исходить из природных и социально эко- номических условий. Округ, где природные условия ведения сельского хозяй- ства менее благоприятные (бедные почвы, недостаток тепла, короткий вегета- ционный период, избыточная увлажненность), относится к потребляющему (ввозящему) региону [1].
    Гордеев В.А. предлагал следующие критерии продовольственной безо- пасности в сфере производства: продовольственная независимость, измеряемая долей импорта в ВРП; уровень развития отраслей АПК; уровень бюджетной поддержки сельскохозяйственных производителей [6].
    Импорт продовольственных товаров непосредственно на территорию Тюменской области (с автономными округами) был проанализирован по дан- ными Уральского таможенного управления [10: 195-199].
    Доля импорта продовольствия в ВРП незначительна и составляла менее
    0,1% на протяжении 5 лет. В объеме импорта из стран дальнего зарубежья про- довольственные товары занимают незначительную долю, в 2004 году она со- ставляла всего 0,78%. Но в 2006 и 2007 годах произошло резкое увеличение до- ли почти до 4% в относительном и до 33 млн. долл. США в абсолютном выра- жении. В 2008 году доля в импорте продовольственных товаров составила
    1,11%. При этом наибольший объем импорта наблюдается из следующих стран:
    США, Канада, Китай, Германия, Чехия [10:197].
    В объеме импорта из стран СНГ доля продовольственных товаров с 2004 по 2008 год выросла почти в 2 раза – с 6,74% до 11,02%. Наиболее значимо со- трудничество с Белоруссией, Казахстаном, Узбекистаном и Украиной.
    ХМАО-Югра не имеет границ с иностранными государствами, наличие транспортных коммуникаций, связывающих округ с регионами, позволяет про- изводить круглогодичный завоз продуктов питания в населенные пункты, рас- положенные вблизи этих коммуникаций. Основная перевозка грузов приходит- ся на водный, железнодорожный и автомобильный транспорт. В то же время водный транспорт носит сезонный характер и ограничен руслом реки, монопо- лия на железной дороге снижает эффективность, мощность авиации ограничена
    [3].
    Производство сельскохозяйственной продукции в округе увеличилось за период на 41% [10:86], при этом в 2007 году наблюдалось значительное паде- ние производства в растениеводстве. Если проанализировать индексы произ- водства, то в 2007 году они значительно снизились у хозяйств населения и сельскохозяйственных организаций. Высокие индексы производства демонст- рируют крестьянские (фермерские) хозяйства и индивидуальные предпринима- тели. Производство картофеля, овощей и яиц на душу населения за анализи- руемый период значительно снизилось, незначительно увеличилось производ- ство мяса, почти не изменилось – молока [10:87].
    Уменьшение производства картофеля и овощей в 2007-2008 гг. связано с
    тем, что сократилась посевная площадь и значительно снизилась урожайность [10:87,88]. Сократилось поголовье птиц и коров. При этом надой молока на од- ну корову и яйценоскость увеличились. Поголовье оленей выросло.
    Падение производства продукции растениеводства и урожайности в 2007 году связано с резким повышением цен на минеральные удобрения, что объяс- няется конъюнктурой мирового рынка минеральных удобрений, который за
    2006-2008 гг. развивался стремительно: минимальный подъем цен – 40%, мак- симальный – 100%. Основная причина – увеличение населения земного шара, существенно опережающее расширение пахотных земель [5]. Кроме того, цены растут из-за скоординированной экспортной политики, которую ведут произво- дители [2].
    Количество сельскохозяйственных организаций за период выросло в 2 раза, но уменьшилась среднесписочная численность. Рентабельность продан- ных товаров, работ, услуг стала положительной только в 2008 году, уменьши- лась доля убыточных организаций. С 2004 по 2007 гг. сократилась численность занятых в сельском хозяйстве [10:86]. В 2006 году резко сократились инвести- ции в основной капитал сельского хозяйства [10:176].
    Индекс цен производителей сельскохозяйственной продукции снизился за период до 103,2% в 2006 году [10:183], а индекс потребительских цен на про- дукты питания вырос и в 2008 году составил 117,4%. Значительно возросли це- ны на хлебобулочные изделия, макаронные, плодовоовощные. Резкий скачок цен на сахар в 2006 году (134%) сменился падением в 2007 (88,3%). В 2007 году значительно подорожали масло сливочное (126%), подсолнечное (140,1%), сыр (143%), яйца (130,7%). В 2008 году высокие индексы почти по всем видам про- довольствия. Динамика цена на продовольственные товары во многом объясня- ет динамику их потребления [10:184].
    Правительство ХМАО-Югры в целях развития сельского хозяйства про- водит стимулирующую политику. В 2008 году предприятиям агропромышлен- ного комплекса из окружного бюджета оказана поддержка в сумме – 689,323
    млн. рублей, что больше, чем в 2007 году, на 174,923 млн. руб.
    В 2008 году из федерального бюджета поступило 19282,0 тыс. руб. для финансирования следующих федеральных целевых программ: «Социальное развитие села до 2010 года», «Развитие сельского хозяйства Ханты- Мансийского автономного округа – Югры на 2008-2012 годы», в том числе возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам, взятым в коммер- ческих банках, поддержка северного оленеводства, субсидии на комбикорма, субсидии на приобретение минеральных удобрений, субсидии на завоз семян кормовых культур в районы Крайнего Севера [12].

    Направления обеспечения продовольственной безопасности региона

    Таким образом, для ХМАО-Югры характерны следующие проблемы про- довольственной безопасности. Низкая экономическая доступность продоволь- ствия в сельской местности, которая объясняется низкими доходами. Фактиче- ское потребление населением продуктов питания ниже рациональных норм, что во многом объясняется динамикой цен, а также низким уровнем самообеспече- ния. В целом сельское хозяйство демонстрирует положительные тенденции, но в 2007 году снизилась урожайность, что отразилось на объемах продукции рас- тениеводства; сокращается численность работников.
    При выработке конкретных подходов и способов решения проблемы обеспечения населения ХМАО-Югры продовольствием необходимо учитывать его специфические особенности: ограниченные возможности сельскохозяйст- венного производства; более узкий ассортимент потребляемых продуктов, большие затраты времени и средств на транспортировку; трудности транспор- тировки продовольствия в глубинные районы [1].
    Литвинов С.А. подчеркивает, что в целях достижения продовольственной безопасности региональная политика должна осуществляться по следующим основным направлениям: экономическая и физическая доступность продоволь- ствия; его качество; развитие сельского хозяйства; внешнеэкономическая дея- тельность [3]. Приоритетным направлением для ХМАО-Югры является разви-
    тие сельского хозяйства. И работа в этом направлении уже началась: увеличи- лось финансирование отрасли из бюджета. Правительству округа нужно прово- дить политику, направленную на привлечение работников в сельскохозяйст- венную отрасль, а также на сглаживание негативного влияния макроэкономи- ческой ситуации. В отношении последнего это может быть: построение грамот- ной системы снабжения удобрениями при наличии альтернативных поставщи- ков, увеличение субсидий на приобретение минеральных удобрений.
    В сфере повышения экономической доступности Гордеев В.А. предлагал применять адресную помощь населению – определенным социальным группам [6]. Также эффективное развитие регионального сельского хозяйства позволит снизить цены на продукцию местных производителей. Для повышения физиче- ской доступности продовольствия необходимо проводить мониторинг наличия товаров, особенно в сельской местности и труднодоступных районах, так как организованный завоз продуктов питания длительного хранения в села начина- ется только с началом навигации [3].
    В области улучшения качества должны быть приняты меры по совершен- ствованию системы обеспечения безопасности и контроля качества продуктов питания по всей цепочке – производства, хранения, транспортировки, перера- ботки и реализации [6].
    В сфере развития внешнеэкономической деятельности округу необходи- мо проводить маркетинг и продвижение собственной уникальной продукции на международных рынках с целью получения средств для дальнейшего развития сельского хозяйства.
    Отдельные проблемы в сфере обеспечения продовольственной безопас-
    ности региона может решить только политика на уровне государства.

    Заключение

    Уровень продовольственной безопасности ХМАО-Югры можно охарак- теризовать как удовлетворительный. Экономическая доступность продовольст- вия для населения округа значительно выше, чем в целом для населения РФ
    [8:28], при этом фактическая суточная калорийность питания стала ниже, осо- бенно в сельской местности и не соответствует рациональным нормам потреб- ления. Притом что в субъекте выращивается достаточно картофеля, большая его часть идет на производственное потребление и переработку на непищевые цели. Округ не обеспечивает себя самостоятельно многими видами продуктов и зависит от ввоза продовольствия из других регионов и импорта.
    Округ не имеет границ с иностранными государствами, поэтому доля им- порта в ВРП незначительна, основной ввоз продовольствия осуществляется из соседних регионов, преимущественно с юга Тюменской области.
    Таким образом, из четырех основных рисков обеспечения продовольст- венной безопасности (макроэкономические, природно-климатические, соци- альные и внешнеэкономические [6]) для ХМАО-Югры наиболее характерны первые два. Также угрозами продовольственной безопасности являются цено- вые диспропорции на продовольственных рынках и дефицит квалифицирован- ных кадров в сельскохозяйственной отрасли.
    Проблемы определяют региональную политику в сфере поддержки сель- ского хозяйства, в частности, увеличивается финансирование данной отрасли из бюджета округа, что также позволяет сохранить традиционный уклад жизни коренных северян.

    Список источников и литературы

    1. Иванов В.А., Терентьев В.В. Региональные аспекты продовольственной безопасности // http://esc.vscc.ac.ru/?module=Articles&action=view&aid=379 (Да- та просмотра – 21.02.2020)
    2. Калита В.М. Перспективы российского рынка минеральных удобрений в условиях мирового экономического кризиса // http://www.mineral.ru/Analytics/ rutrend/127/262/index.html (Дата просмотра – 21.02.2020)
    3. Леонов Д. Все дороги ведут в ХМАО? // http://www.neftegaz.ru/
    analisis/view/64 (Дата просмотра – 19.03.2020)
    4. Литвинов С.А. Продовольственная безопасность - основа социально-
    экономического развития региона // http://dpr.ru/pravo/pravo_22_19.htm (Дата просмотра – 27.02.2010)
    5. Рубанов И . Рекорд побит – не время расслабляться //
    http://www.expert.ru/rus_business/2005/03/09ex-9e-minudob/ (Дата просмотра –
    14.03.2010)
    6. Гордеев В.А. О состоянии продовольственной безопасности Россий- ской Федерации и мерах по ее обеспечению // http://www.mcx.ru/ news/news/show_print/2820.150.htm (Дата просмотра – 27.02.2010).
    7. Доктрина продовольственной безопасности Российской Федерации. Утверждена Указом Президента РФ от 30.01.2010 N 120 // http://www.mcx.ru/documents/document/show/12214.19.htm
    8. Россия в цифрах. 2009: Крат. стат. сб. М: Росстат. 2009. 525 с.
    9. Таблица «Рациональные нормы потребления продуктов на душу насе- ления, рекомендуемые Всемирной организацией здравоохранения ООН» // http://eco.rea.ru/e/stat.nsf (Дата просмотра – 25.02.2010)
    10. Тюменская область в цифрах: Крат. стат. сб. в 4-х частях. Ч. 2. Терри- ториальный орган Федеральной службы государственной статистики по Тю- менской области. Тюмень. 2009. 219 с.
    11. Уровень жизни населения в Тюменской области (2004-2008): Стат. сб. в 2-х частях. Ч.2. Территориальный орган Федеральной службы государствен- ной статистики по Тюменской области. Тюмень. 2009. 351с.
    12. Ф и нансирование АПК из ок ружного бюдж ета //
    http://www.admhmao.ru/economic/selhos/frame.htm (Дата просмотра – 17.03.2010)

    Тихонова Е.С.

    Группа 25э603, МИФУБ Лупикова Е.В., к.э.н., доцент кафедры бухгалтерского учета и АХД МИФУБ ТюмГУ ekatihonova@mail.ru

    Проблемы применения российских положений по бухгалтерскому учету на примере ПБУ 2/2008 «Учет договоров строительного подряда»

    Введение

    Действовавшее положение по бухгалтерскому учету (далее ПБУ) 2/94
    «Учет договоров (контрактов) на капитальное строительство» являлось самым ранним из действующих российских бухгалтерских стандартов. Это единствен- ный стандарт, принятый до действующего в данный момент Федерального за- кона от 21.11.1996 129-ФЗ «О бухгалтерском учете». Большинство его положе- ний давно устарело и требовало пересмотра. В связи с необходимостью рефор- мирования системы бухгалтерского учета в России в соответствии с Государст- венной программой перехода Российской Федерации на принятую в междуна- родной практике систему учета и отчетности и на основании требований разви- тия рыночной экономики, с 1 января 2009 года подрядные организации могут применять новое ПБУ 2/2008 «Учет договоров строительного подряда» [4].
    Новая редакция стандарта более прогрессивна в сравнении с ПБУ 2/2008. Данное ПБУ построено на основе требований МСФО, в частности, базируется на правилах IAS 11 «Строительные контракты». Тот факт, что в основу нового ПБУ положены требования МСФО, является, с одной стороны, главным гаран- том качества российского стандарта, но с другой стороны, эти же требования могут быть причинами возникновения разногласий некоторых элементов бух- галтерской отчетности. В этой связи целью данной статьи является критиче- ский анализ требований ПБУ 2/2008 и выявление достоинств и недостатков его
    практического применения подрядными строительными организациями.

    Смешение статических и динамических элементов бухгалтерской от-

    четности

    Основная группа недостатков ПБУ 2/2008 связана со смешением статиче- ских и динамических элементов финансовой отчетности (рис. 1). Показатели баланса подменяются показателями отчета о прибылях и убытках и, наоборот, показатели отчета о прибылях и убытках подменяются показателями баланса
    [1:41].

    Рисунок 1.

    Статические и динамические элементы финансовой отчетности

    Статические и динамические элементы ФО

    Актив
    Капитал
    Обяза-
    тельства
    Доход
    Расход
    Прибыль/Убытки

    Баланс Отчет о прибылях и

    убытках

    Формулировки некоторых норм в ПБУ «Учет договоров строительного подряда» построены так, что невозможно провести четкую границу между по- нятиями «активы» и «расходы», а также между понятиями «обязательства» и
    «доходы». Подобный недостаток уже сыграл негативную роль в ПБУ 18/2002, в котором балансовые понятия «активы» и «обязательства» превратились в пока- затели отчета о прибылях и убытках, из-за чего большинство требований ПБУ было вовсе не понято бухгалтерами, а стандарт оказался самым трудным в
    практическом применении. В новой редакции ПБУ 2/2008 ошибка повторяется, но в обратную сторону: «расходы» и «доходы» превращаются в показатели ба- ланса. Смешение статических и динамических элементов особенно проявляется в неуместном использовании термина «расходы». В большинстве случаев это понятие применяется не в прямом значении, а в значении «актива», что проти- воречит принципам положения. Следует учесть, что в бухгалтерской термино- логии существуют другие термины («затраты», «издержки», «себестоимость»), но в новом ПБУ 2/2008 ни один из них не используется.
    Результатом применения одного и того же термина в разных значениях становится не только путаница в терминологии. Теряет всякий смысл такая важная категория, как «признание элементов финансовой отчетности». Возни- кает целый ряд противоречий с нормами других ПБУ, в частности, с ПБУ 9/99 и ПБУ 10/99. Кроме того, возникают противоречия и внутри самого документа.
    Так, согласно п. 12 ПБУ 9/99 [6], одним из условий признания выручки
    «переход права собственности», а расчет выручки согласно ПБУ 2/2008 не учи- тывает эту возможность. В п. 17 ПБУ 2/2008 указано, что выручка признается преимущественно способом «по мере готовности», следовательно, переход права собственности фактический и по договору не совпадают (таб. 1).

    Таблица 1

    Сравнение с Положением 9/99 «Доходы организации»

    Критерии признания выручки

    по ПБУ 9/99

    Выручка

    по ПБУ

    2/2008

    организация имеет право на получение этой выручки, вытекаю-

    щее из конкретного договора или подтвержденное иным соответ-

    ствующим образом;

    признается согласно ме- тоду «по мере готовности»

    сумма выручки может быть определена

    признается согласно ме- тоду «по мере готовности»

    имеется уверенность в том, что в результате конкретной операции

    произойдет увеличение экономических выгод организации

    признается согласно ме- тоду «по мере готовности»

    право собственности на продукцию (товар) перешло от организа-

    ции к покупателю или работа принята заказчиком (услуга оказа-

    на)

    признается согласно ме- тоду «по мере готовности»

    расходы, которые произведены или будут произведены в связи с

    этой операцией, могут быть определены

    признается согласно ме- тоду «по мере готовности»

    Также в п. 10 говорится, что расходы по договору признаются организа- цией расходами по обычным видам деятельности в соответствии с ПБУ 10/99 [5]. Это противоречит п. 16, в котором указывается, что расходы по договору признаются в отчетном периоде, в котором они понесены. И здесь же сказано, что некоторые из них учитываются как затраты на производство, другие как расходы будущих периодов. Но все расходы являются активами (таб. 2).

    Таблица 2

    Сравнение с Положением 10/99 «Расходы организации»

    Понятие «расходы» в ПБУ 10/99

    «Расходы» в ПБУ 2/2008

    Расходами организации признается

    уменьшение экономических выгод в ре- зультате выбытия активов и (или) воз- никновения обязательств, приводящее к уменьшению капитала этой организации, за исключением уменьшения вкладов по решению участников (п. 2).

    • расходы, связанные непосредственно с исполнением договора (прямые расходы по договору);

    • часть общих расходов организации на исполнение договоров, приходящаяся на данный договор (косвенные расхо- ды по договору);

    • расходы, не относящиеся к строи- тельной деятельности организации, но возмещаемые заказчиком по усло- виям договора (прочие расходы по договору).

    Расходы по договору признаются органи-

    зацией расходами по обычным видам деятельности (п. 10).

    Расходы по договору признаются в от-

    четном периоде, в котором они понесены

    (п. 16).

    Подмена «расходов» так называемыми «активами» присутствует факти- чески во всех пунктах раздела III, где упоминается термин «расход». Это про- тиворечит ПБУ 10/99, начиная с определения расходов, данного в п. 2 этого ПБУ. Согласно определению, расходами признается такое уменьшение эконо- мических выгод, которое приводит к снижению собственного капитала органи- зации. Но если какая-то сумма не включена в финансовый результат периода, то она не приводит к уменьшению капитала, т.е. не соответствует определению расхода.
    Весь раздел III вопреки названию «Признание доходов и расходов по до-
    говору» в части расходов повествует о признании активов (пп. 10-16). При этом
    активы «замаскированы» под расходы путем использования не совсем точной терминологии. Так в п. 15 определяются условия, при которых расходы на под- готовку и подписание договора включаются в расходы по договору. И только если эти условия не выполняются, то указанные расходы признаются расхода- ми того периода, в котором они понесены. Но уже в п. 16 сказано, что все рас- ходы по договору признаются в том отчетном периоде, в котором они понесе- ны, т.е. любые расходы, упомянутые в п. 15, признаются одинаково, независи- мо от того, выполняются условия пункта или нет. Это очевидное прямое проти- воречие двух соседних пунктов. Таким образом, ни одного из них организация не сможет выполнить, не нарушив при этом другого.
    Пункты 10-16 раздела III противоречат пп. 17-24 раздела IV, так как в обоих пунктах речь идет о признании расходов, при этом правила признания не совпадают.

    Проблемы перевода ПБУ 2/2008

    Следует заметить, что в подобных разделах международного стандарта
    IAS 11 используются разные термины: «cost», когда речь идет об активах; и
    «expenses», когда речь идет о расходах. Русский язык предоставляет широкий выбор терминов, который мог бы способствовать более точному и правильному пониманию ПБУ. Так английский термин «cost» в зависимости от контекста можно заменить русскими аналогами «затраты», «издержки», «себестоимость», а вот «расходами» назвать нельзя, так как смысл искажается.
    Таким образом, использование таких терминов как «расходы по догово- ру», «расходы на строительство», «расходы на приобретение» и «расходы бу- дущих периодов» не может превратить актив в расход, если только соответст- вующая сумма не отнесена на уменьшение финансового результата за период. На практике статический показатель на отчетную дату приходится отделять от динамических показателей за отчетный период. Попытки включить расходы в баланс или активы в отчет о прибылях и убытках путем замены терминов при- водят лишь к путанице и практической невозможности применить требования
    стандарта.
    Тот же самый недостаток, только в менее выраженной форме, касается использования термина «выручка». Это понятие обозначает основной вид до- хода и является динамическим показателем отчета о прибылях и убытках за пе- риод. Однако в п. 29 ПБУ 2/2008 выручку требуется признавать в качестве ак- тива (если разница положительна) и в качестве обязательства (если разница от- рицательна). Следовательно, термин «выручка» подменяет собой балансовое понятие дебиторской задолженности. В результате нормы п. 29 вступают в про- тиворечие с п. 7 ПБУ 2/2008, так как этот пункт не соответствует определению доходов и правил признания выручки из ПБУ 9/99, что затрудняет применение положения на практике.
    Статьи с 11 по 21 раскрывают состав выручки по договору (contract revenue) и затрат по договору (contract costs). И тот и другой термин означают текущее значение выручки (затрат) по договору в целом, включая и выполнен- ную, и невыполненную части договора. Связанные с этим термины также не
    имеют однозначного перевода (таб. 3).

    Таблица 3

    Перевод некоторых терминов МСФО 11

    Английский

    Русский

    Интерпретация

    contract costs

    затраты по договору

    Затраты на отчетную дату (факт)

    + затраты будущих периодов (оценка)

    Costs to date

    затраты на отчетную

    дату

    Накопительным итогом с начала ра-

    бот (факт)

    costs to completion

    затраты будущих пе-

    риодов

    Оценка затрат по договору в части, не

    выполненной на отчетную дату

    Другой круг проблем скорее культурного нежели переводческого плана обнаруживается вокруг понятий «вероятность» и «надежность». Вероятность события подразумевает лишь вероятность наступления события. Но оно может и не произойти. Надежность оценки подразумевает неопределенность точного значения, в отличие от российского бухучета, где предписывается точность, подкрепленная документами.
    Культурная проблема: МСФО 11 исходит из того, что фактические затра- ты подрядчика прозрачны для заказчика или его квалифицированного предста- вителя (архитектора, инженера). Поэтому смета по договору составляется в ре- альных рыночных ценах, прибыль подрядчика не закладывается в цены, а вы- деляется отдельной строкой. Смета «для клиента» и внутренний бюджет расхо- дов подрядчика – фактически один и тот же документ в одних и тех же ценах. Разумеется, подрядчик может и должен сокращать затраты по сравнению с бюджетом, но при относительно стабильных ценах на труд и материалы резер- вов у него немного.

    Заключение

    Главным положительным нововведением ПБУ 2/2008 является поэтапное признание выручки подрядчиков вне зависимости от формального графика подписания актов сдачи-приемки с заказчиком, что позволяет реализовать принцип начисления при отражении доходов и расходов строительных органи- заций и приводит к адекватному распределению их финансовых результатов между периодами. При близком рассмотрении в ПБУ 2/2008 обнаруживается ряд недостатков, на которые стоит обратить внимание. Прежде всего, это пута- ница статистических и динамических элементов бухгалтерской отчетности. По данному ПБУ невозможно провести четкую границу между понятиями «дохо- ды» и «расходы», «обязательства» и «доходы», что способствует недостовер- ному формированию финансового результата и искажению финансовой отчет- ности. Следует понимать, что признание расхода – это включение суммы в фи- нансовый результат периода организации. Выбытие активов или возникновение
    обязательств могут признаваться расходами. Этот вопрос решает бухгалтер на основании требований стандартов, учетной политики и своего профессиональ- ного суждения. Это один из важнейших вопросов не только учета строительных контрактов, но и бухгалтерского учета в целом.
    Качество российских ПБУ значительно повысится, если во всех случаях, где речь не идет об уменьшении финансового результата за период, в тексте избегать использования термина «расходы» или заменить его перечисленными выше.

    Список источников и литературы

    Литература

    1. Трофимова Л. Б. Особенности отражения в учете и отчетности до- говоров подряда в соответствии с МСФО (IAS) 11 «Договоры подряда» // Меж- дународный бухгалтерский учет. 2009. №8. С. 41- 44.
    2. Блохин К. Практические аспекты применения МСФО 40 «Инвести-
    ционная собственность» // Новые системы финансового учета. 2006. № 5. С. 17-
    25.
    3. Михеева Е. Как составить промежуточную финансовую отчётность по МСФО // Финансовый директор. 2005. № 3. С. 31-35.

    Источники:

    4. Положение по бухгалтерскому учету «Учет договоров строительно-
    го подряда» ПБУ 2/2008: приказ Минфина России от 24.10.2008 № 116н.
    5. Положение по бухгалтерскому учету «Расходы организации» ПБУ
    10/99: приказ Минфина России от 06.05.1999 № 33н.
    6. Положение по бухгалтерскому учету «Доходы организации» ПБУ
    9/99: приказ Минфина России от 06.05.1999 № 32н.
    7. План счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной дея- тельности организаций и инструкция по его применению: приказ Минфина России.
    8. Интервью А.С. Бакаева журналу «МСФО: Практика применения»
    «Развитие российской системы бухгалтерского учета ориентировано на МФСО» (16.01.2007) // http://www1.minfin.ru/ru/accounting/accounting/basics/ interview/(дата просмотра 20.03.2010)
    9. МСФО (IAS) 11 Учет договоров на строительство (учебное посо- бие) (04.03.2008) // http://www1.minfin.ru/ru/accounting/interaccounting/ ecrelations/help/edudocs/index.php?pg4=2 (дата просмотра 22.02.2010)
    10. Отчетность по МСФО: состав, структура, требования к раскрытию информации. 26.03.07 // http://www.klerk.ru/buh/articles/71650/ (дата просмотра
    22.03.2010)
    11. Improvents to IFRSs. Comments to be received by 24 November 2009// Exposure Draft. 2009. November 11.

    Филатова Н.В.

    Группа 25э706, МИФУБ Янин А.Н., к.э.н., зав.кафедрой экономической теории и национальной экономики ТюмГУ Filatova_210390@mail.ru

    Особенности формирования среднего класса в Тюменской области

    Введение

    Тюменская область представляет собой один из наиболее важных в эко-
    номическом отношении регионов России, на нее приходится в среднем около
    8% ВВП страны [11:240]. Данный регион обеспечивает самые большие доходы за счет крупномасштабного производства топливно-энергетических ресурсов. В связи с этим представляет интерес рассмотрение в этом сравнительно богатом субъекте Федерации особенностей формирования среднего класса населения.
    Преобладание в обществе средних слоев, играющих роль своеобразного социального стабилизатора, является непременным условием устойчивой поли- тической, экономической и социальной обстановки в стране. Поэтому не случа- ен интерес к данной проблеме российских социологов, политологов и экономи- стов, которые ведут дискуссии относительно самого факта его существования в России, перспектив, критериев и условий, необходимых для его развития.
    Появление в России среднего класса, крайне важного для государства, стало одним из главных итогов реформ. Это не богатые и не бедные, не пассив- ные и не сверхактивные, а вполне самодостаточные граждане. Именно на таких основано благосостояние, самоуважение и стабильность любой развитой стра- ны [4:97].
    Средний класс должен стать ключевым фактором устойчивости демокра- тических перспектив России, двигателем развития страны. Недаром на самом высшем уровне расширение этой общественной прослойки названо долгосроч- ным приоритетом. В соответствии со стратегией развития России до 2020 г., доля среднего слоя населения должна к 2020 году достигнуть 60% [7].
    Изучение условий, причин и особенностей формирования среднего класса в России дает возможность исследовать средний класс в целом, а также воз- можность проанализировать дальнейшие возможности и перспективы его фор- мирования в России. В этой связи целью данной статьи является исследование среднего класса в России, среднего класса в Тюменской области, а также срав- нение полученных данных.

    Понятие среднего класса и критерии его формирования

    Средний класс – самый широкий потребительский рынок для экономики.
    Показателя размеров или объема среднего класса зависят от двух факторов:
    а) уровня экономического развития страны, в соответствии с которым по мере перехода общества от индустриального к постиндустриальному доля среднего класса в населении страны возрастает;
    б) способов измерения классовой позиции, при которых разные методы
    исчисления показывают разный размер среднего класса [9].
    Группы и слои, составляющие средний класс, разнородны по социально- му происхождению и по месту в системе общественного разделения труда. Сю- да входят государственные и муниципальные служащие, управленцы, персонал бюджетной сферы, менеджеры высшего и среднего звена, представители мало- го и среднего предпринимательства, некоторые слои технической и гуманитар- ной интеллигенции, рабочие высокой квалификации. Специфика нынешней си- туации в российском обществе заключается в том, что принадлежность к дру- гим социально-профессиональным группам отнюдь не гарантирует попадания и закрепления в среднем классе. В отличие от западных обществ, где нижний слой среднего класса составляет значительную, а то и подавляющую, причем довольно благополучную часть общества, в России данный слой – по своему статусу, доходу, уровню и качеству жизни, ценностям – гораздо ближе к бед- ным, чем к собственно среднему классу. Отличает российский средний класс от западного также высокая территориально-поселенческая дифференциация.
    Основополагающим критерием определения среднего класса является уровень доходов. Чрезвычайно большую роль в этой связи играет индивиду- альная (семейная) собственность. Сформировать средний слой означает как можно большее число людей сделать собственниками значительного имущест- ва. Однако уровень материального благополучия – недостаточное условие обеспечения среднего уровня жизни человека. Требуются дополнительные кри- терии, характеризующие социально-экономическое положение этой группы на- селения: социальный статус, соответственную оценку своего социального по- ложения, потенциальные возможности человека.
    Большинство отечественных специалистов склоняется к тому, чтобы ис- пользовать не один, а несколько критериев для установления численности среднего класса в России. Использование только одного критерия показывает очень сильную вариацию величин. Так, критерий самоидентификации дает численность среднего класса в современной России 59 – 60%, а критерий дохо-
    дов – не более 20% [3:91].

    Средний класс в России

    В России средний класс – это социокультурное явление, выделяемое не только по признакам дохода или образовательного уровня, а по признаку про- странственного расположения, приближенности или отдаленности от ресурсов государства и бюджетов [4:100]. Российский средний класс беднее, чем на За- паде, но его представители зачастую образованы куда лучше, чем представите- ли высшего слоя – «новые русские». К числу существенных социокультурных признаков среднего класса в России относятся духовность, ментальность, мате- риальное благополучие, порядочность (в смысле следования заведенному по- рядку или традиции), солидарность, умеренность. Средний класс в стране явля- ется скорее образом жизни, способом самореализации, чем социально- экономической группой, имеющей определенные доходы или соответствующий уровень жизни.
    Средний класс в современной России – это относительно узкий слой на- селения, его численность колеблется в пределах 15 – 25 млн. человек [3:90]. По оценкам социологов Института социологии РАН к среднему классу могут быть отнесены 20-22 % экономически активного городского населения России. Если же оценивать все население страны, то доля в нем таких людей почти в полтора раза меньше – лишь около 14% [8].
    Это в основном люди интеллектуального труда, интеллигенция, обла- дающая экономической, интеллектуальной собственностью, высоким социаль- ным престижем и статусом. Из числа рабочего класса в средний класс входит лишь «рабочая элита» – специалисты высокой квалификации, обладатели де- фицитных специальностей. Средний класс составляет основную массу читате- лей прессы, деловой, научной и художественной литературы, пользователей интернета. По мировым стандартам доходы среднего класса должны варьиро- ваться с $2000 до $3000 на члена семьи в месяц. В России эта цифра составляет
    $500 на члена семьи в месяц [9].

    Исследование среднего класса в Тюменской области

    Социологическим исследованием, проведенным ТюмГУ, выявлено, что в
    Тюменской области самоидентифицирующийся средний класс составляет
    23,6%. Были установлены особенности профессионального состава среднего класса в Тюменской области – это технические работники, государственные служащие и управленческий персонал [1:80]. На основании распределения на- селения по величине среднедушевых денежных доходов в Тюменской области без автономных округов нами произведено следующее деление населения на
    группы по доходам:

    Таблица 1

    Распределение населения Тюменской области (без автономных округов)

    по величине среднедушевых денежных доходов

    Класс населения

    Среднедушевые денежные доходы в

    месяц (руб.)

    Тыс. чел.

    Низший

    <1000 - 10 000

    528,4

    Средний

    10 001 - 30 000

    623,8

    Высший

    Более 30 000

    173,2

    К низшему классу были условно отнесены лица, чьи месячные доходы не превышают приблизительно 2-х прожиточных минимумов. Граница выделения среднего класса соответствует примерно 50% средней заработной платы в каче- стве низшего уровня и 150% в качестве верхнего уровня от средней заработной платы по региону, составившей 21 тыс. руб. [11:239].
    Из данного деления населения следует, что средний класс является пре- обладающим в Тюменской области. Однако, как было отмечено, нельзя выде- лять средний класс только по уровню заработной платы. Необходимо привести дополнительную классификацию населения, значительно уменьшив интервал
    исчисления среднего класса для получения более объективных данных. Произ-
    ведем другое деление население по уровню доходов:

    Таблица 2

    Распределение населения Тюменской области (без автономных округов)

    по величине среднедушевых денежных доходов

    (дополнительная классификация)

    Класс населения

    Среднедушевые денежные доходы в

    месяц (руб.)

    Тыс. чел.

    Низший

    <1000 - 10 000

    528,4

    Средний

    10 001 - 20 000

    439,6

    Высший

    Более 20 000

    357,4

    Согласно такой классификации, к среднему классу в Тюменской области без автономных округов относится 33,2% населения, что сравнительно больше, чем в среднем по России. Это можно объяснить относительно высоким уровнем доходов, чем в среднем по стране.
    На основании представленной таблицы можно сделать вывод о том, что преобладающим на современном этапе является низший класс. Средний слой является так называемым связующим звеном между высшим и низшим слоями населения.

    Заключение

    Средний класс в России и Тюменской области - это люди, которые благо- даря своему образованию и профессиональным качествам смогли адаптиро- ваться к условиям современной рыночной экономики и обеспечить своим семь- ям адекватный времени уровень потребления и образ жизни. В России уровень среднего класса колеблется от 20 до 22% [3:91].
    На основании вышесказанного можно сделать вывод что теоретически, средний класс в Тюменской области без автономных округов является преобла- дающим. Однако практически при сокращении промежутка доходов средний класс теряет свои лидерские позиции, является лишь связующим звеном между низшим и высшим классом. К нему относится 36,9% населения, когда как с низшему классу относится 39,9%, а к высшему 26,9% населения.
    В данном случае можно отметить, что существует группа лиц, которая не является средним классом, но похожа на него, хотя все параметры у них ниже. Например, уровень образования у них довольно высокий, но ниже доходы, ни- же заработная плата. В этой группе сосредоточен определённый потенциал, имеет смысл перепрофилировать их для будущих секторов экономики, потому что образовательный потенциал у них довольно высокий. Это в первую очередь инфраструктурные проекты, сервисная экономика, это те рабочие места, кото- рые так или иначе потребуются в будущей экономике [5]. И именно эта группа в скором времени будет производить необходимые ресурсы для пополнения среднего класса. Величина среднего класса в Тюменской области увеличивает- ся, и он имеет перспективы для роста в связи с развитием экономики региона.

    Список источников и литературы

    Литература

    1. Давыденко В.А., Ковальчук А.И. Социально-экономические характери- стики среднего класса в Тюменской области // Вестник ТюмГУ. 2008. №4. С. 78 - 85.
    2. Симонян Р.Х. Средний класс: социальный мираж или реальность? // Со-
    циологические исследования. 2009. №1. С. 55 – 61.
    3. Соловьев В.Н. Специфическая роль среднего класса как элемента форми-
    рующегося гражданского общества // Социально-гуманитарные знания.
    2008. №4. С. 89-97.
    4. Юдина, О.А. Численность и демографические особенности средних слоев российского общества // Социологические исследования. 2008. №10. С. 96 – 103.

    Источники

    5. Встреча Д.А. Медведева с экспертами Института современного развития [Электронный ресурс]. - http://www.kremlin.ru/transcripts/3758 (дата про- смотра 21.03.2010).
    6. Выступление Д.А. Медведева на пленарном заседании Петербургского международного экономического форума [Электронный ресурс]. - http://www.kremlin.ru/transcripts/4336 (дата просмотра 21.03.2010).
    7. Дворцова Е. Золотая середина (в конце 2020 каждый второй россиянин станет представителем среднего класса) [Электронный ресурс]. - http://www.rg.ru/2008/03/04/srednii-klass.html (дата просмотра 24.03.2010).
    8. Добрынина Е. Золотая середина [Электронный ресурс]. - http://www.rg.ru/2007/01/24/sots-portret.html (дата просмотра 24.03.2010).
    9. Проблемы развития и формирования среднего класса в России [Элек- тронный ресурс] - http://www.ronl.ru/sociologiya/12858.htm (дата просмот- ра: 30.09.2009).
    10. Россия – вперед! Статья Дмитрия Медведева [Электронный ресурс]. - http://www.kremlin.ru/news/5413 (дата просмотра 21.03.2010).
    11. Социально-экономическое положение Тюменской области в январе 2009 года: Стат. Доклад. Территориальный орган Федеральной службы госу- дарственной статистики по Тюменской области. Тюмень, 2009. 341 с.
    12. Яковлева Е. Народный рецепт для среднего класса [Электронный ре-
    сурс]. - http://www.rg.ru/2008/04/16/sredniy.html (дата просмотра
    21.03.2010).

    ПРАВО

    Кожевникова М.Ю.

    группа 26702, ИГиП Данилова Н.В., к.ю.н., доцент кафедры природоресурсного и экологического права ТюмГУ marry_k5@mail.ru

    Правовое обеспечение экологического аудита в России

    Введение
    Аудит в Российской Федерации в настоящее время для большинства гра- ждан представляется как та или иная проверка конкретной деятельности инди- видуального предпринимателя или юридического лица. Указанный вид аудиро- вания хоть и является самым распространенным в РФ, но далеко не единствен- ным видом аудита. С 70-х годов XX века в промышленно-развитых странах нашей планеты появился экологический аудит, который на данном этапе разви- тия промышленности, а соответственно и охраны окружающей среды, является потенциально эффективным инструментом экологического права.
    В России экологический аудит начал внедряться в начале 90-х годов XX века в связи с тем, что российские предприятия начали выходить на междуна- родный рынок, где предъявлялись требования не только к качеству продукции, но и к соблюдению природоохранных требований при производстве данного продукта. В настоящее время у экологического аудита в РФ не существует за- конодательного регулирования, детализации экологического аудита, несмотря на необходимость его проведения. Попытки формирования необходимой пра- вовой базы, несомненно, существуют, но до этапа реализации данного вида ау- дирования они не доходят.
    Экологическое аудирование способно сыграть исключительную роль в разрешении экологических проблем, существующих в нашей стране. Так, бла- годаря этому виду деятельности можно добиться следующих результатов:
    • повысить эффективность использования сырьевых и энергетиче- ских ресурсов, уменьшая тем самым отрицательное воздействие дейст- вующего производства на окружающую среду;
    • обосновать необходимость и возможность концентрации усилий и средств на наиболее приоритетных и результативных в настоящее время направлениях экологической деятельности, в том числе связанных с инве- стициями в экономику страны;
    • уменьшить экономические риски и предотвратить развитие чрезвы-
    чайных ситуаций.
    Таким образом, развитие экологического аудита в РФ является насущной необходимостью, которая впоследствии поднимет уровень отечественного про- изводства в остальном мире.
    В своей работе я рассмотрю существующую законодательную базу эколо- гического аудита в РФ, а также мнения ученых по вопросу необходимости вве- дения экологического аудита в России и о его содержании.

    Понятие экологического аудита и его анализ

    Понятие экологического аудита в Российской Федерации закреплено в статье 1 Федерального закона от 10.01.2002 N 7-ФЗ (ред. от 14.03.2009) "Об ох- ране окружающей среды" (принят ГД ФС РФ 20.12.2001)[1].
    В данном нормативно-правовом акте экологический аудит определяется как независимая, комплексная, документированная оценка соблюдения субъек- том хозяйственной и иной деятельности требований, в том числе нормативов и нормативных документов, в области охраны окружающей среды, требований международных стандартов и подготовка рекомендаций по улучшению такой деятельности[1].
    По мнению специалиста Правового департамента МПР РФ Е.В. Марьина,
    данная формулировка является общей, она не раскрывает правового значения,
    смысла данного понятия [8, с. 26-29].
    В стандарте ГОСТ Р ИСО 14050-99 данный термин имеет следующее значение – систематический документально оформленный процесс проверки объективно получаемых и оцениваемых аудиторских данных для определения соответствия или несоответствия критериям аудита определенных видов эколо- гической деятельности, событий, условий, систем административного управле- ния или информация об этих объектах, а также сообщения клиенту результатов, полученных в ходе этого процесса.
    Несмотря на наличие обозначенных терминов, некоторые ученые рас- сматривают экологический аудит, базируясь на традиционно используемом оп- ределении аудита как проверки бухгалтерской отчетности, платежно-расчетной документации, налоговых деклараций и других финансовых обязательств и требований экономических субъектов [8, с. 26-29].
    Основываясь на существующих определениях экологического аудита можно выделить общее понятие:

    Экологический аудит – это экспертиза и анализ деятельности и отчётно- сти хозяйствующего субъекта уполномоченными на то юридическими (ауди- торская организация) или физическими (эколог-аудитор) лицами с целью опре- деления их соответствия действующему экологическому законодательству, экологическим нормативным актам, стандартам, сертификатам, правилам, тре- бованиям, постановлениям и предписаниям государственных и природоохран- ных органов по обеспечению экологической безопасности, проведение кон- сультаций и выдача рекомендаций.

    Кроме определения аудита, на наш взгляд, необходимо также определять его принципы, объекты, критерии, цели и задачи.
    Для определения этих элементов необходимо обратиться к официальному определению аудита, закрепленному в Законе.
    В определении, данном в Федеральном законе «Об охране окружающей среды», указано, что экологическое аудирование – это независимая, комплекс- ная, документированная оценка <…>[1]. Таким образом, можно сделать вывод о том, что экологический аудит проводиться на основе трех принципов:
    ¾ комплексности;
    ¾ независимости;
    ¾ документированности.
    Нельзя отрицать наличия иных принципов проведения экоаудита, но сей-
    час с помощью анализа указанного определения можно выделить именно эти.
    Далее необходимо выделить объекты экологического аудита, то есть то,
    на что направлена деятельность по проведению экологического аудита.
    Такими объектами можно выделить:
    • конкретную документацию в области охраны окружающей среды,
    природопользования и экологической безопасности;
    • фактическую деятельность физических и юридических лиц, оказы-
    вающую влияние на окружающую среду [6].
    • Целями экологического аудита на наш взгляд можно выделить сле-
    дующие положения:
    • оценка соблюдения субъектом хозяйственной или иной деятельности заранее установленных требований в части воздействия на окру- жающую среду и ее компоненты;
    • подготовка рекомендаций по улучшению такой деятельности (данная цель является дополнительной, так как не всегда является необходи- мой) [6].
    Для достижения этих целей перед экоаудиторами следует поставить сле-
    дующие задачи:
    • анализ данных для выявления прошлых и существующих экологически значимых проблем;
    • анализ данных для определения участков загрязненной окружающей среды, видов и масштабов загрязнения;
    • выявление и оценка оборудования и технологий, связанных с охраной окружающей среды на объекте;
    • анализ данных о влиянии окружающей среды на состояние здоровья населения;
    • анализ ситуации в области промышленно-хозяйственной деятельности, оказывающей воздействие на окружающую среду, в том числе обще- ственного мнения;
    • анализ обеспеченности организации нормативно-правовой базой в об- ласти охраны окружающей среды, рационального природопользова- ния и экологической безопасности [6].

    Законодательное регулирование экологического аудита и его значение

    В настоящее время экологический аудит получает все большее распро- странение. Заинтересованных в его проведении лиц немало: это и банки, пред- приятия-природопользователи, новые собственники, государственные органы и общественные организации. Для каждого из перечисленных существуют свои цели в проведении данной процедуры. Для банков это снижение риска невоз- врата кредитов, так как заключение проведенного экоаудита позволяет дать бо- лее полную финансовую оценку положения заемщика. Для предприятий- природопользователей это возможность получения кредита на свое развитие при наличии положительного заключения экоаудитора. Новые собственники предприятий в наличии заключения заинтересованы при переходе права собст- венности на предприятие; при завершении объекта строительства, на который не было получено заключение государственной экологической экспертизы; при признании права на самовольно возведенный объект недвижимости.
    Но для реализации поставленных задач и целей, для извлечения выгоды необходимо, чтобы на федеральном уровне были закреплены общие положения об экологическом аудите, о его содержании, порядке проведения, положения о
    его обязательности и добровольности, а также об ответственности за непрове-
    дение или некачественное проведение экологического аудита.
    К одним из первых попыток закрепления экологического аудирования РФ можно отнести принятие Госкомэкологией двух приказов, в которых экоаудит рассматривался как предпринимательская деятельность, были сформулированы задачи, принципы, виды, порядок аттестации экоаудиторов, требования к экоа- удиторским организациям. При этом данные приказы, а именно Приказ Госко- мэкологии от 16.07.1998 № 436 «О проведении практических работ по введе- нию экологического аудирования в РФ»[3] и Приказ Госкомэкологии от
    30.03.1998 № 181 «Об экологическом аудировании в системе Госкомэкологии
    России»[4], фактически не действуют (хотя и не отменены) в связи с тем, что в
    2000 году Госкомэкология был упразднен.
    В настоящее время эта проблема стала актуальной в связи с тем, что тре- бования к продукции, а также к охране окружающей среды увеличиваются. Для решения данного вопроса многие ученые предлагают расширить сферу дея- тельности Федерального закона от 30.12.2008 года № 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности». Несмотря на то, что при проведении процедур экологического аудита применяются принципы аудита, закрепленные в этом Законе, указанный закон распространяет свое действие на финансовый аудит, оставляя нелегитим- ными все остальные виды аудита, в том числе и экологический [6].
    В связи с данным положением возникли спорные ситуации. Например, согласно позиции Министерства финансов РФ, выраженной в письме Минфина России от 20.08.2002 года № 04-02-06/2/65 в силу Указа Президента от
    15.03.2000 № 511 «О Классификаторе правовых актов» [2] экологический аудит имеет официальный правовой статус одного из видов аудиторской деятельно- сти. Тем не менее, по смыслу статьи 1 Федерального закона от 30.12.2008
    № 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности» (равно как и предыдущей версии данного закона) аудит подразумевает независимую проверку именно бухгал- терской (финансовой) отчетности.
    На практике подобное обстоятельство выразилось в Постановлении ФАС Волго-Вятского округа [9]. В указанном случае налоговые инспекторы на мес- тах стали придираться к фирмам, проявившим желание списать в налоговом учете расходы на проведение экологического аудита.
    Однако в данном случае арбитражный суд все-таки встал на защиту нало- гоплательщиков, указав, что согласно договору на проведение экологического аудита, названные услуги оказывались фирме с целью оценки контроля соблю- дения природоохранного законодательства и носили для налогоплательщика производственный характер.
    В связи с этим, на наш взгляд, необходимо разграничивать сферу дейст- вия Федерального закона от 30.12.2008 № 307-ФЗ «Об аудиторской деятельно- сти» и сферу действия экологического аудита, чтобы избежать в будущем по- добных споров.
    Необходимо обратить внимание на то, что государство защищает имуще- ственные интересы, регулируя деятельность по проведению финансового (об- щего) аудита, но при этом не регулирует деятельность по проведению экологи- ческого аудита в ущерб экологическим интересам общества [6].
    На основании вышеизложенного необходимо внести дополнения, во- первых, в Федеральный закон «Об окружающей среде». Проект поправок в данный закон был подготовлен депутатом Государственной Думы А.Н. Ищенко [5], но впоследствии данный проект был отозван депутатом.
    На наш взгляд вместе с поправками в указанный закон одновременно не- обходимо подготовить федеральный закон об экологическом аудите, чтобы из- бежать, во-первых, пробела в праве, когда норма закрепляющая понятие и виды экологического аудита есть, а регулирующих процедуру норм нет, во-вторых, задержки в принятии данного закона, в случае, если его будут подготавливать много позже после принятия поправок.
    В соответствии с вышеизложенным, предложенный депутатом Государ-
    ственной Думы А.Н. Ищенко проект поправок вполне соответствует необходи-
    мости закрепления в ФЗ «Об окружающей среде». Несмотря на это, считаем необходимым дополнить часть 2 данной поправки в статью 31.1 в части случа- ев, при которых необходимо проведение экологического аудита.
    Таким образом, предлагаемая статья в проекте депутата Государственной
    Думы А.Н. Ищенко должна выглядеть так:
    «Статья 31.1. Экологический аудит
    1. Экологический аудит осуществляется в целях совершенствования управления в области охраны окружающей среды субъектами хозяйственной и иной деятельности.
    При проведении экологического аудита определяется соответствие хозяй- ственной и иной деятельности требованиям законодательства Российской Фе- дерации в области охраны окружающей среды и природопользования, разраба- тываются рекомендации по снижению негативного воздействия на окружаю- щую среду.
    2. Экологический аудит может быть добровольным или обязательным.
    Обязательный экологический аудит проводится при:
    • экологической сертификации;
    • при реализации хозяйственной и иной деятельности в условиях чрез- вычайной ситуации природного и техногенного характера и в зонах экологического бедствия;
    • при приватизации организаций, деятельность которых оказывает су-
    щественное воздействие на окружающую среду;
    • при реорганизации в форме слияния, разделения и выделения органи- заций, осуществляющих деятельность, оказывающую существенное воздействие на окружающую среду;
    • при осуществлении обязательного экологического страхования;
    • при составлении экологической отчетности и представлении государ-
    ственным органам и общественности организациями, деятельность
    которых оказывает существенное воздействие на окружающую сре-
    ду;
    • при подтверждении достоверности данных, предоставляемых для по- лучения льгот по экологическим платежам, предоставлении государ- ственных ссуд на природоохранные мероприятия;
    • в иных установленных федеральными законами случаях.
    Добровольный экологический аудит проводится по инициативе субъектов хозяйственной и иной деятельности.
    3. Объекты и субъекты экологического аудита, а также порядок его про-
    ведения устанавливаются федеральным законом об экологическом аудите».

    Заключение

    В связи с тем, что экологический аудит приобретает все большее значе- ние для всех хозяйствующих субъектов, в первую очередь для государственных органов, этот вид аудита требует надлежащего правового регулирования.
    Возможности, которые возникнут с принятием закона об экологическом аудите, будут реализовываться при условии, что в данном законе будут закреп- лены вопросы обязательности его проведения, процедуры экологического ауди- та, установления гарантий качества проведения экологического аудита путем лицензирования экоаудиторских организаций, порядок проведения аттестации экоаудиторов. Кроме того, по мнению специалиста Правового департамента МПР РФ Е.В. Марьина, необходимо также предусмотреть проведение экологи- ческого аудита как предварительной стадии государственного экологического контроля [7, с. 23-24].

    Список использованных источников и литературы

    Нормативно-правовые акты

    1. Федеральный закон от 10.01.2002 N 7-ФЗ (ред. от 14.03.2009) «Об охране окружающей среды» // Российская газета. N 6 12.01.2002.
    2. Указ Президента РФ от 15 марта 2000г. №511 «О классификаторе правовых актов» // Российская газета, N 55, 21.03.2000 (Указ), N 56, 22.03.2000 (Классификатор до позиции 110.050.130), N 57, 23.03.2000 (позиция 110.060.000
    – конец).
    3. Приказ Госкомэкологии от 16.07.1998 N 436 «О проведении прак- тических работ по введению экологического аудирования в Российской Феде- рации» (вместе с «Временным порядком аттестации экологических аудиторов»)
    // СПС «Консультант Плюс»
    4. Приказ Госкомэкологии от 30.03.1998 N 181 «Об экологическом ау-
    дировании в системе Госкомэкологии России» // СПС «Консультант Плюс»

    Законопроекты

    5. Проект Федерального закона № 150209-4 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об охране окружающей среды» (ред., внесенная в ГД ФС РФ) // СПС «Консультант Плюс»

    Научная и учебная литература

    6. Кичигин Н.В. Законодательное обеспечение экономического меха-
    низма охраны окружающей среды // Журнал российского права. 2008. № 10.
    7. Марьин Е.В. Экологический аудит как средство преодоления адми-
    нистративный барьеров // Журнал Российского права. 2007. № 12.
    8. Юсупов Т.З. Экологический аудит: понятие, значение и содержание
    // Юрист. 2004, № 4. С. 26-29

    Судебная практика

    9. Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 01.07.2005 года по делу № А29-5503/2004а // СПС «Консультант Плюс»

    Суглобова М.С.

    Группа 26617, ИГиП Дергунова Н.М., ассистент кафедры

    государственного и муниципального управления ТюмГУ

    syglobova72@mail.ru

    Конституционно-правовая ответственность в системе местного самоуправления

    Введение

    Местное самоуправление – один из видов осуществления народовластия. Защита прав муниципальных образований, создание максимально благоприят- ных условий для их функционирования и развития – одна из основных задач демократического государства [2, с. 4].
    Конституция Российской Федерации [7, с. 130-133] и Федеральный закон от 6 октября 2003 года №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» [8] положили начало формированию основных правовых институтов местного самоуправления. Анализ возможно- сти использования института ответственности в сфере местного самоуправле- ния, а также определение механизма формирования прочной, единой системы правовых норм, обеспечивающих ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления, законность их деятельности, является одной из акту- альных задач правовой науки.
    В юридической литературе последних лет возросло внимание к пробле- мам конституционно-правовой ответственности в системе местного самоуправ- ления. Это связано с тем, что отсутствует общепринятая точка зрения по пово- ду места конституционно-правовой ответственности в системе местного само- управления, по поводу выявления ее специфики на местном уровне.
    Нашей задачей является определение и анализ существующих точек зре- ния исследователей на место конституционно-правовой ответственности в сис- теме местного самоуправления, а также выявление особенностей ее проявления на местном уровне.

    Конституционно-правовая ответственность в системе местного само-

    управления

    В юридической науке существует несколько подходов к пониманию кон-
    ституционно-правовой ответственности в системе местного самоуправления.
    Ответственности в системе местного самоуправления посвящена статья
    70 Федерального закона №131-ФЗ, которая закрепляет следующее положение:
    «Ораны местного самоуправления и должностные лица местного самоуправле- ния несут ответственность перед населением муниципального образования, го- сударством, физическими и юридическими лицами в соответствии с федераль- ными законами» [8, с. 70].
    Законом не обозначено, какие именно виды ответственности реализуются на муниципальном уровне власти. Это вызывает сложность в выделении кон- ституционно-правовой ответственности как самостоятельного вида юридиче- ской ответственности на местном уровне. Возможно, именно поэтому некото- рые специалисты полагают, что ответственность органов местного самоуправ- ления и должностных лиц этих органов не является конституционно-правовой, это муниципальная ответственность, которая должна рассматриваться в рамках муниципального права. Такие авторы, как О.Е. Кутафин и В.И. Фадеев пишут просто об ответственности в системе местного самоуправления, никак ее более точно терминологически не обозначая [4, с. 529-537]. Нам представляется такой подход весьма ограниченным и не раскрывающим сущности и видов ответст- венности в системе местного самоуправления.
    Мы считаем правильным рассмотрение в системе местного самоуправле- ние как конституционно-правовой ответственности, так и муниципально- правовой ответственности. Поэтому мы соглашаемся с мнением Н.В Витрука,
    который пишет, что наряду с конституционной следует различать государст- венно-правовую, муниципальную и иные отраслевые виды публично-правовой ответственности… устанавливаемые федеральными законами и законами субъ- ектов РФ, другими нормативными актами [3, с. 35-36].
    В связи с этим представляется более правильным согласиться с мнением Г.Н. Чеботарева: «в отличие от ответственности органов местного самоуправ- ления и его выборных должностных лиц перед населением в результате утраты ими доверия, ответственность представительного местного самоуправления и главы муниципального образования перед государством в случае нарушения ими Конституции РФ, конституции, устава субъекта РФ, федеральных законов, законов субъектов РФ, устава муниципального образования является конститу- ционно-правовой»[6, с. 82].
    В науке нет единства мнений в отношении оснований, субъектов ответст-
    венности и применяемых к последним санкций.

    Основанием наступления любого вида ответственности всегда является правонарушение. Основанием конституционно-правовой ответственности явля- ется конституционный деликт. В.О. Лучин определяет конституционный де- ликт как «деяние (действие или бездействие) субъекта конституционно- правовых отношений, не отвечающее должному поведению и влекущее за со- бой применение мер конституционной ответственности» [5, с. 238].

    На основании приведенного выше понятия конституционно-правовой от- ветственности конституционным деликтом является противоправное, виновное (умышленное или неосторожное) деяние (действие или бездействие) органа публичной власти или должностного лица такого органа, которое причинило либо создало опасность причинения вреда общественным отношениям в сфере осуществления публичной власти и за которое законодательством предусмот- рена конституционно-правовая ответственность.
    Основанием конституционно-правовой ответственности представитель-
    ного органа местного самоуправления, главы муниципального образования яв-
    ляется непринятие мер по отмене нормативного правового акта или отдельных его положений, которые признаны судом противоречащими Конституции РФ, федеральному конституционному закону, федеральному закону, конституции, уставу, закону субъекта РФ, уставу муниципального образования и при этом повлекли признанные судом нарушение (умаление) прав и свобод человека и гражданина или наступление иного вреда.
    Отзыв депутата представительного органа муниципального образования может быть осуществлен в случае нарушения этим должностным лицом право- вых норм, если данное нарушение не повлекло применения иных видов ответ- ственности.
    Конституционно-правовая ответственность характеризуется специальным субъектом правонарушения. Им может быть только орган или должностное ли- цо, на которого Конституцией РФ возложены функции осуществления публич- ной власти. К органам и должностным лицам местного самоуправления в про- цессе их деятельности в качестве субъектов публичной власти могут приме- няться меры конституционно-правовой ответственности, представляющей собой особый вид юридической ответственности.
    С.А. Авакьян отмечает, что «каждая отрасль права должна обеспечивать реализацию своих норм собственными средствами, включая и меры ответст- венности. Наличие мер ответственности – такой же неотъемлемый признак от- расли, как и свои общественные отношения, и свои нормы, их регулирующие» [1, с. 31]. На основе этого конституционная ответственность определяется ря- дом ученых как ответственность за ненадлежащее осуществление государст- венной власти, поскольку особое значение в предмете конституционного права имеют отношения, возникающие в процессе реализации многонациональным народом России государственной власти (в формах представительной и непо- средственной демократии).

    Конституционно-правовые санкции являются необходимым атрибутом конституционно-правовой ответственности. Санкция указывает на те неблаго-

    приятные последствия, которые применяются к субъекту конституционно- правовой ответственности. Большинство авторов сходятся в том, что рассмат- ривают конституционно-правовые санкции как возможность наступления не- благоприятных последствий путем законодательного принуждения по отноше- нию к субъекту права в случае неисполнения им конституционных обязанно- стей или в случае злоупотребления своими правами.
    В настоящее время санкциями конституционно-правовой ответственности являются:
    – предупреждение, выносимое главе муниципального образования, пред-
    ставительному органу местного самоуправления;
    – отзыв депутата представительного органа;
    – отставка главы муниципального образования;
    – роспуск представительного органа муниципального образования;

    Заключение

    В данной работе были раскрыты и проанализированы основные точки зрения исследователей, которые занимаются данной проблематикой.
    Следует отметить, что конституционно-правовая ответственность – это самостоятельный вид юридической ответственности, осуществление мер кото- рой не только устанавливается конституционно-правовыми нормами, но и на- правлено, прежде всего, на защиту конституционно-правовых отношений.
    Как нами было выявлено в ходе исследования различных подходов к дан- ной проблеме, в системе местного самоуправления реализуется конституцион- но-правовая ответственность, она является самостоятельным видом юридиче- ской ответственности. Конституционно-правовая ответственность присутствует в системе местного самоуправления наряду с другими видами юридической от- ветственности.
    На муниципальном уровне конституционно-правовая ответственность представляет собой ответственность органов и должностных лиц местного са- моуправления перед государством в случае нарушения ими Конституции РФ,
    федеральных законов, законов субъектов РФ, устава муниципального образова-
    ния.

    Список источников и литературы

    Литература

    1. Авакьян С.А. Актуальные проблемы конституционно-правовой ответст- венности // Конституционно-правовая ответственность: проблемы Рос- сии, опыт зарубежных стран. М.: Изд-во МГУ, 2001. С. 9-32.
    2. Виноградов В.А. Проблемы охраны (защиты) Конституции Российской Федерации и конституционно-правовая ответственность. // Конституци- онное и муниципальное право. 2003. №1. С. 4.
    3. Витрук Н.В. Конституционная ответственность: вопросы теории и прак- тики//Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран. М., 2001. С. 33-42.
    4. Кутафин О.Е., Фадеев В.И. Муниципальное право Российской Федера-
    ции. М., 2001. 552с.
    5. Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации.
    М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. 756 с.
    6. Муниципальное право России: Учебник. / Отв. ред. Г. Н. Чеботарев. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2006. 382с.

    Источники

    7. Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием
    12.12.1993 // Собрание законодательства РФ. 2009. N 4. С. 445.
    8. Об общих принципах организации местного самоуправления в Россий-
    ской Федерации: федеральный закон Российской Федерации от 6 октября
    2003г. № 131-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2003. № 40. С. 3822.

    СОЦИОЛОГИЯ

    Орлова А.И.

    Группа 25с601б, МИФУБ Давыденко В.А., д.с.н., проф., и. о. зав. кафедрой экономической социологии ТюмГу

    Orlova_5@mail.ru

    Социальный аспект интернационализации производства

    Введение

    Процессы интернационализации производства и капитала, выражением которых стали транснациональные корпорации, являются основой и движущей силой современной глобализации мировой экономики. Одновременно глобали- зация ведет к возникновению экономической взаимозависимости государств, в результате чего происходит постепенное разрушение национального экономи- ческого государственного суверенитета и появление новых наднациональных экономических образований – глобальных корпораций – транснациональных управленческих структур.
    Складывающийся мировой порядок все более проявляет себя как порядок экономический. Глобальная экономика постепенно становится повсеместным императивом. Если раньше мировая экономика была полем, на котором дейст- вовали суверенные государства, то теперь мировая экономика превращается в самостоятельный субъект, действующий на поле национальных государств.
    В современном мире нельзя недооценивать влияние больших корпораций на развитие мировой экономики в целом. В руках этих корпораций сосредоточено более 10% общего мирового валового продукта. Нельзя не уделять внимания влия- нию этих корпораций на социальный аспект жизни населения. Ведь, прежде всего,
    ТНК открывают много возможностей для трудоустройства населения принимаю- щей стороны, и изучение социального аспекта интернационализации производства является очень важным и актуальным. В этой связи целью данной статьи является анализ процесса интернационализации и существующих моделей изучения соци- ального аспекта данного процесса. Для этого необходимо рассмотреть процесс ин- тернационализации и проанализировать различные модели, с помощью которых изучается социальное самочувствие работников.

    Транснациональные корпорации как результат процесса интернациона-

    лизации производства.

    Интернационализация представляет собой процесс развития устойчивых экономических взаимосвязей между странами (прежде всего на основе между- народного разделения труда) и выхода производства за рамки национального хозяйства. В данной статье интернационализация рассматривается как процесс выхода фирмы на зарубежные рынки и укрепления ее позиций на этих рынках.
    Степень интернационализации фирмы зависит от влияния различных внешних и внутренних факторов. К внешним факторам относятся: объекты продаж, элементы внешней среды целевых рынков, метод ведения операций на зарубежном рынке. К внутренним факторам относятся возможности данной фирмы: мотивы интернационализации, организационная структура, финансы, персонал [4: 23]. Существуют различные препятствия интернационализации фирмы – факторы внешней среды международного маркетинга: политические, экономические, правовые, культурные особенности различных стран, так же как и географическое положение. Результатом интернационализации является развитие международного производства в рамках транснациональных корпора- ций (ТНК), включающего на предприятиях материнской компании, ее филиа- лов и дочерних компаний производство тех видов продукции, которые участ- вуют в международном внутрифирменном кооперировании. Существует мно- жество определений ТНК, но мы будем использовать следующее:
    Транснациональная корпорация, ТНК (transnational corporation, TNC) – крупная фирма (или объединение фирм разных стран), имеющая зарубежные активы и оказывающая сильное влияние на какую-либо сферу экономики (или несколько сфер) в международном масштабе [3:15].
    Основными причинами выхода фирм на международный рынок являются их стремление снизить издержки и желание получить доступ к уникальным ре- сурсам. Выход на международный рынок означает увеличение масштабов про- изводства. Это, с одной стороны, уменьшает долю постоянных затрат в себе- стоимости продукции, а с другой – приводит к более быстрому совершенство- ванию процесса производства, ускоряет продвижение по «кривой обучения». Как известно, и то, и другое приводит к снижению издержек предприятия. От- метим, что фирма в этом случае имеет ценовое преимущество и на внутреннем рынке страны происхождения.
    К снижению издержек приводит и перенос производства в зарубежные страны, если там имеются более дешевые или уникальные производственные ресурсы. В некоторых отраслях по-прежнему большую роль играют такие фак- торы, как стоимость рабочей силы, наличие сырья или доступность капитала. В наукоемких производствах особое значение придается взаимодействию с науч- но-техническими центрами, способности к опережающему обновлению техно- логий, что определяется научными и инженерными традициями той или иной страны, системой общего и специального образования.
    В современном мире грань между транснациональными и обычными кор- порациями довольно условна, поскольку по мере развития глобализации эконо- мики происходит интернационализация и рынков сбыта, и производства, и соб- ственности. Из-за того, что исследователи пользуются разными количественны- ми критериями выделения ТНК, в научной литературе называют сильно разли- чающиеся данные о количестве ТНК (на начало 2000-х – от 40 тыс. до 65 тыс.) и масштабов их деятельности.
    Организация Объединенных Наций первоначально, с 1960-х, относила к числу ТНК фирмы с годовым оборотом более 100 млн. долл. и с филиалами не менее чем в шести странах. Позже стали применяться менее жесткие критерии. Сейчас ООН считает транснациональными те корпорации, которые обладают следующими формальными признаками:
    - они имеют производственные ячейки не менее чем в двух странах;
    - они проводят согласованную экономическую политику под центра-
    лизованным руководством;
    - ее производственные ячейки активно взаимодействуют друг с другом
    – обмениваются ресурсами и ответственностью [2:31-33].
    Подводя итоги, хотелось бы отметить, что в современном обществе процес- сы интернационализации приобретают большое значение для ряда стран. Помимо различных выгод от данного процесса, появляются риски производства, которые связаны не только с экономической составляющей, но и с социальной. Как было рассмотрено выше, на успешность интернационализации фирмы влияют не только внешние факторы, но и внутренние. Одним из немало важных факторов является эффективность работы персонала фирмы, а на него в первую очередь влияет соци- альное самочувствие работников. Но стоит отметить, что особое внимание соци- альному самочувствию работников должны уделять не только руководители ТНК, но и представители принимающей стороны, которые заинтересованы в хорошем самочувствии граждан своей страны.

    Социальное самочувствие работников ТНК.

    В отечественной и зарубежной науке накоплен значительный теоретический и практический материал, посвященный проблемам социологических исследова- ний социального самочувствия работников, стиля трудового поведения в условиях трансформации классической системы управления, обострения социальных кон- фликтов, роста непредсказуемости развития социальной среды организации. На социальное самочувствие работников, прежде всего, влияет удовлетворенность
    работой. Удовлетворенность работой – это совокупность чувств и убеждений,
    которые люди испытывают по поводу своих текущих трудовых обязанностей.
    К настоящему времени разработано множество теорий или моделей удов- летворенности работой. Наиболее влиятельные из них: модель граней, теория мотивирующих и физиологических факторов Ф. Херцберга и модель отклоне- ний. В каждой теории особо подчеркиваются факторы, которые влияют на уро- вень удовлетворенности подчиненных [1:55]. Модель граней главным образом исходит из трудовой ситуации, разбивая каждый вид работ на отдельные эле- менты, или грани, и анализирует, насколько сотрудники получают удовлетво- рение от каждой из этих граней. Исследователями было выделено ряд трудовых граней, где каждой из них дается соответствующее определение. Общая сте- пень удовлетворенности работой человека определяется суммированием степе- ни удовлетворенности по каждой грани. Сотрудники, анализируя степень удов- летворенности работой, могут учитывать самые разнообразные характеристики своей работы. Модель граней полезна, поскольку она побуждает менеджеров и исследователей признавать, что работа влияет на людей самыми разными сто- ронами и что для конкретного человека одни трудовые грани могут быть более важными, чем другие [1:56].
    Одной из первых теорий удовлетворенности стала теория Ф. Херцбега о мотивирующих и физиологических факторах, которая основное внимание уде- лила влиянию некоторых типов трудовых граней на удовлетворенность рабо- той. Эта теория исходит из того, что у каждого человека есть два набора по- требностей или запросов: мотивирующие и физиологические. Мотивирующие потребности связаны непосредственно с самой работой и с тем, насколько она трудна. К таким трудовым граням могут быть отнесены: интересная работа, са- мостоятельность выполнения работы, ответственность. Физиологические по- требности связаны с физическими и психологическими условиями, в которых выполняется работа. Ф. Херцберг предположил, что между мотивирующими и
    физиологическими потребностями и удовлетворенностью работой существует зависимость [1:57-60].
    Модель отклонений основывается на простой идее: чтобы определить,
    насколько люди удовлетворены своей работой, они сравнивают ее с некой
    «идеальной работой». Такой «идеальной работой» может быть вариант, кото- рый человек представляет себе в соответствии с тем, что он вообще хочет по- лучить от работы; этим вариантом может быть и его собственная работа на предыдущем рабочем месте. В соответствии с моделью отклонений, когда ожи- дания сотрудников в отношении «идеальной работы» высоки и когда эти ожи- дания не удовлетворяются, они испытывают разочарование. Модель отклоне- ний полезна, поскольку учитывает то, что люди часто при оценках пользуются сопоставительными подходами. Здесь важно не столько наличие или отсутст- вие значимых для человека трудовых граней, сколько то, в какой мере реальная работа соответствует «идеальному» варианту, который сложился в его пред- ставлении [1:60-61].
    Таким образом, модель граней и модель Ф. Херцерберга являются взаи- модополняющими, так как в обоих случаях удовлетворенность разбивается на грани, но в первом случае не учитываются такие особенности как физиологиче- ские потребности. Даже можно сказать, что модель Ф. Херцерберга учитывает психологические особенности работников в своих физиологических потребно- стях. Модель отклонений тоже имеет место быть, но есть небольшие недора- ботки. Да, люди стремятся к идеалу, но не всегда они разочаровываются, если не достигают его. Идеал может быть совершенно противоположен той работе, которой в данный момент индивид занимается, но это не должно означать, что эта работа его не удовлетворяет.
    Попробуем сконструировать модель, которая всесторонне рассматривает удовлетворенность работой на основе этих трех. Исследование будет базиро- ваться на следующих параметрах:
    1. Удовлетворенность физиологическими потребностями
    2. Удовлетворенность мотивирующими потребностями, в данном слу- чае мотивирующие потребности можно разбить на трудовые грани и исследо- вать степень их удовлетворенности в сумме данных граней.
    3. Сопоставление идеальной работы с текущей.
    Третий параметр, по нашему мнению, является больше фактором, кото- рый может повлиять на удовлетворенность работой. Данная модель будет ис- пользоваться в исследовании социального самочувствия работников ТНК.

    Заключение

    В целом интернационализация производства – это сложный и постоянно развивающийся феномен в системе межхозяйственных связей, требующий по- стоянного внимания, изучения и международного контроля.
    Хотя сам феномен ТНК сравнительно молод (массовое распространение этой формы международной монополии началось лишь с конца 50-х гг.), по- следствия их деятельности не позволяют обходить стороной эту тему. Несмотря на определенные достижения, рост ТНК вширь практически не замедляется. Они проникают во все отрасли экономики.
    В работе показано, что ТНК отражают такое состояние мира, в котором движение капитала и технологии приобрело очень высокую степень подвижно- сти, и, что именно деятельность ТНК в значительной степени способствует превращению мира в целое, где части становятся функционально взаимосвя- занными, и, где возникают новые тенденции и законы развития.
    Деятельность ТНК принципиально меняет картину мира, и поэтому без учета этого мы не можем изучать процессы, происходящие в современном ми- ре. Существуют разнообразные и противоречивые оценки деятельности этих гигантских экономических корпораций, не принимающих во внимание нацио- нальные границы. В связи с этим феномен ТНК нуждается в дальнейшем ис- следовании. Глубокого изучения также требуют проблемы, связанные с ТНК. Это и проблема взаимосвязи деятельности ТНК с национальным интересом, национальной стратегией и волей, и проблема международного права, и про-
    блема глобальной картины мира, в которой деятельность ТНК разворачивается на фоне распределения глобальных ресурсов и глобальных проблем (эксплуа- тации, ресурсов и т.д.) и немало важная проблема социального аспекта интер- национализации.
    До сих пор мы не можем дать однозначного ответа на ряд вопросов меж- дународного развития. Однако возникшие в последнее время реалии позволяют дать ответ на некоторые из них. Один из основных вопросов, стоящих перед современным миром в плане субъект–объектных отношений, – это проблемы ликвидации «отсталости» бедности, отчуждения, обеспечения свобод, прав граждан и т.п. Перед всем миром стоит проблема управляемости, согласован- ности, выработки определенных норм и принципов взаимоотношений субъек- тов на мировой арене. Либо мир может быть ввергнут в пучину катастроф и по- трясений, либо он может стать воплощением порядка, стабильности. Человече- ство стоит перед сложным выбором, разные силы действуют в разном направ- лении. Многое будет зависеть от эффективности управления этим сложным и противоречивым процессом.

    Список литературы

    1. Джордж Дж.М. Организационное поведение. Основы управления: учеб. пос. для студ. Вузов. Дж.М. Джордж, Г.Р. Джоунс; пер. с англ. Е.А. Кли- мов. Москва: ЮНИТИ, 2003. 463 с.
    2. Организация Объединенных Наций: основные факты. М.: Издатель-
    ство Весь Мир, 2005. 79 с.
    3. Поляков В.В., Щенин Р.К. Мировая экономика и международный бизнес. М.: КНОРУС, 2004. 49 с.
    4. Сейфуллаева М.Э. Интернационализация экономики России как предпосылка реализации международного маркетинга // Маркетинг в России и за рубежом. 2000. № 12, С. 23-26.

    Саламатина Д.А.

    Группа 25С601, Мифуб Гайдаржи Е.С., к. психол. н., ст. преподаватель кафедры экономической социологии ТюмГУ mdarina@mail.ru

    Влияние видео в сети Интернет на поведение потребителей

    Введение

    Традиционная реклама становится с каждым днем всё менее эффектив- ной. Люди просто не могут «переваривать» все сообщения, которые им посыла- ет внешняя среда. Всеобщая компьютеризация также повлияла на эффектив- ность традиционной рекламы не в лучшую сторону. Люди всё больше времени проводят в сети Интернет, а не перед телевизором. В связи с этим популярность приобретает Интернет-реклама: баннеры, контекстная реклама, а также видео. По результатам исследования компании LiveRail 53% молодых людей 18-24 лет смотрят онлайновое видео больше, чем телевизионные передачи [10]. А по дан- ным исследования рынка видеорекламы в Рунете, проведенного Рекламным агентством AdWatch, пользователи в 7 раз чаще «кликают» на видео, нежели на давно привычные баннеры [5]. Эффект новизны, наличие сюжета и простое любопытство пользователей делают этот вид рекламы наиболее перспективным и результативным в сети. Данная тенденция пробуждает интерес рекламных компаний к использованию видео в маркетинговых целях. Следовательно, по- является потребность в изучении механизмов влияния видео в сети Интернет на потребителя, а также определении методов исследования воздействия он-лайн видео на поведение потребителей.

    Модель воздействия он-лайн видео на потребителя

    Для объяснения воздействия видео ролика на потребителя в сети Интер-
    нет Рун и Винберг предлагают соединить факторы, влияющие на потребителя
    до просмотра видео, во время просмотра, и намерения потребителя после про-
    смотра видео в одну схему (См. Рис.1).

    Модель воздействия он-лайн видео на потребителя

    Рисунок 1.

    Побочные факторы Содержание
    Отношение к
    видео
    Отношение в
    бренду
    Намерения к
    покупке
    Намерения поде-
    литься видео
    Послать видео
    Показать видео то- му, кто
    рядом
    Создать подобное видео
    Восприятие видео определяется не только его содержанием, но также и побочными факторами, такими как отношения между отправителем и получа- телем и «социальное одобрение». Если отправитель является другом для полу- чателя, то последний воспринимает сообщение как ценное и считает, что для передачи видео была весомая причина. Когда отправитель – член коллектива или просто знакомый, полученное видео также воспринимается лучше, чем ес- ли бы оно было получено от совершенно незнакомого человека или от коммер- ческих источников. Таким образом, чем ближе отношения между отправителем и получателем, тем лучше будет получатель относиться к видео и тем выше оценит креативность, достоверность видео и качество рекламируемого продук-
    та. «Социальное одобрение» определяется для Интернет видео количеством просмотров ролика к тому времени, когда этот ролик дошел до потребителя. В глазах потребителя количество просмотров видео приравнивается к его полез- ности. Данная полезность может иметь разные виды, например, получение по- зитивных эмоций или предупреждение о том, что какой-либо товар является некачественным. Так, отношение к просматриваемому видео и последующее поведение потребителя будет тем лучше и поведение потребителя тем активнее, чем больше потребителей-единомышленников положительно оценили видео и поделились им.
    Рун и Винберг выделили три возможных намерения, которые могут поя- виться у потребителя после просмотра видео: послать видео или ссылку на него другому человеку, показать видео рядом находящемуся человеку и создать по- добное видео [4:12]. Намерение потребителя показать видео тому, кто рядом, рассматривается исследователями как наибольший эффект от просмотренного видео, так как получатель в этом случае осознает, что отправитель затрачивает временные ресурсы для показа видео или краткого рассказа о содержании ро- лика. Намерение создать подобное видео проявляется за счет участия потреби- телей в продвижении брендового контента, то есть контента, создаваемого пользователями. Потребители, создающие такой контент, ощущают себя доб- ровольцами, вызвавшимися «отдать свой голос» за данный бренд, их мнение имеет большое значение в силу социальных связей.
    Модель воздействия он-лайн видео на потребителя отражает механизм восприятия ролика, однако она довольно схематична, и для более глубокого понимания механизмов восприятия видео потребителями необходимо рассмот- реть также особенности Интернет видео в структуре медиапотребления.

    Интернет видео в структуре медиапотребления

    По данным eMarketer в результате экспертного опроса топ-менеджеров рекламной индустрии было выявлено, что именно онлайновое видео стало пер- воочередным форматом в их рекламных кампаниях в 2009 году [9]. Среди ви-
    дов он-лайнового видео наибольшая доля отводилась брендовому контенту (63,9%), на втором месте – интерактивное видео (38,3%), на третьем – вирусное видео (30,0%). Также технологии он-лайн видео использовались в рассылках, контенте, создаваемом пользователями и в электронной коммерции.
    Рекламное агентство AdWatch в сотрудничестве с крупнейшими медиа-
    селлерами и исследовательскими центрами (Mail.ru, ИМХО ВИ, «Index20»,

    +SOL, Медиаселлинг и АЦВИ) провело исследование рынка видеорекламы в Рунете [5]. По итогам 2008 года затраты видео рекламу составили 57 млн. руб- лей, всего полгода назад они были почти вдвое меньше (29,8 миллионов) и со- ставляли 1% от общего объема затрат на медийную рекламу в сети Интернет (по оценке АКАР) [7].

    Объёмы показов при этом составили 213 млн. в июне и 320 млн. в декаб- ре, т.е. за полгода их количество увеличились на треть и, по словам экспертов, это далеко не предел [5]. Объёмы потребления видеоконтента в Рунете возрас- тают с невероятной скоростью, причём экспансия рекламных сообщений в ви- део формате по скорости распространения превышает все остальные каналы, взятые вместе.
    Наиболее распространённый вид подобной рекламы – In-Banner Video (демонстрация видео в баннере стандартного формата). На него приходится бо- лее 50% затрат, по объёму показов он значительно опережает остальные фор- маты и составляет почти 83%. Вторые по популярности – video pre-roll/post-roll (ролики в потоковом видео – до начала/после окончания показа), занимают ещё
    10,5% показов и примерно 40% затрат. Оставшиеся 6,6% демонстраций видео- рекламы поделили между собой product placement (размещение скрытой рекла- мы) в роликах (3,8%), брендирование окна видеоплеера (2,5%) и баннеры в ок- не видеоролика. Последним отдают предпочтение всего 0,3% рекламодателей.
    Таким образом, несмотря на то, что баннеры уже признаются довольно устаревшим видом Интернет рекламы, в совокупности с видео они пользуются высоким спросом у потребителей. Можно сказать, что российские потребители
    предпочитают новинки в технологиях, интерактивность содержанию видео. Это говорит о том, что российский потребитель хоть и получает информацию из видео, но фактором, побуждающим посмотреть видео, будет являться сама тех- нология. Эта особенность будет существовать до тех пор, пока технологии ви- део в регионах России, в том числе доступность Интернет скорости, не разо- вьются до уровня центра страны, став нормой.
    По данным компании +SOL, видеореклама Рунета больше привлекает женщин: 59% дам просматривают видеоролики, тогда как только 41% мужчин интересуются этим видом рекламы [6]. Самыми активными потребителями ви- деорекламы оказались пользователи сети в возрасте 25-34 лет (26%), следом идёт аудитория от 18 до 24 (24%). Чуть меньше пятой части аудитории – моло- дёжь до 17 лет (отсчёт ведётся с 12-летнего возраста), 22% тех, кому уже ис- полнилось 35, но нет 45. Люди в возрасте от 45 до 54 составляют лишь 9% по- требителей видеорекламы. Следовательно, большая часть экономически актив- ного населения России является потенциальными потребителями Интернет ви- део, что открывает широкие перспективы использования он-лайнового видео в рекламных кампаниях.
    По роду занятий самая массовая аудитория видеорекламы – офисные служащие низшего и среднего звена. Они составляют чуть менее 40% всех по- требителей данного формата. 17% руководителей также не обходят видеорек- ламу своим вниманием. Следом за служащими идут студенты (30%). Рабочих, домохозяек и безработных граждан, интересующихся видеорекламой, намного меньше [6].
    Зная место Интернет видео в структуре медиапотребления россиян, мы можем прогнозировать успех рекламы с помощью данного инструмента для конкретного продукта. Отметим, что в видеоформате чаще рекламируются крупные и так называемые интеллектуальные товары, совсем мало – продукты, бытовая химия и различные мелочи. Эти товары не только ориентированы на аудиторию, которая в России активнее всего потребляет он-лайновое видео, но
    они также требуют более обдуманных и взвешенных решений, которые легче принимать, находясь в сети Интернет, где возможно быстро получить дополни- тельную информацию о любом заинтересовавшем потребителя товаре.

    Методы исследования влияния Интернет видео на поведение потребителя В настоящее время еще до конца не сложилась система методов по иссле- дованию влияния Интернет видео на поведение потребителя, и результаты каж- дого нового исследования оспариваются критиками и ставятся под сомнение. Несмотря на это, можно сказать, что особенностью в изучении влияния Интер- нет видео на поведение потребителя является использование как традиционных методов исследования, так и новых, разрабатываемых вместе с технологиями

    Интернет видео.
    К традиционным методам можно отнести метод экспертного опроса, ко- торый, например, использовался компанией PermissionTV (результаты опроса уже были приведены в статье).
    Метод кейс-стади также является традиционным и широко используемым социологами и маркетологами. Кейс-стади, предназначенное для исследова- тельских целей – это эмпирическое (практическое) исследование, которое изу- чает современные явления в контексте реальной жизни, особенно когда грани- цы между явлением и окружающей обстановкой (обстоятельствами) не вполне очевидны. Исследование методом кейс-стади может содержать технически раз- личные ситуации, в которых возможно намного больше переменных, интере- сующих исследователя, чем данных по изучаемым вопросам [1:59]. При иссле- довании методом кейс-стади полагаются на множественные источники данных, данные, которые необходимо собирать с использованием техники триангуля-
    ции6, а также извлекают пользу из предварительного формулирования теорети-
    ческих предположений, направляющих сбор и анализ данных.
    В начале 2010 года компания B2B Video на основании данных IAB Re- search провела исследование методом кейс-стади по изучению эффективности видео в сети Интернет. За основу была взята рекламная кампания крупной роз- ничной сети в преддверии праздников. Для оценки эффективности Интернет видео на рынке потребителей использовалась методология оценки продолжи- тельности контакта пользователей с рекламным роликом по отношению к его новизне и частоте показов. Данное исследование было направлено на определе- ние различий в восприятии продвигаемых товаров между группами пользовате- лей, теми, кому демонстрировались рекламные видеообъявления, и теми, кому не демонстрировались (контрольная группа). Обе группы были выбраны одно- временно на тех же веб-ресурсах, поэтому единственное различие между груп- пами – наличие или отсутствие рекламы. Различия на уровне персональных ус- тановок во время просмотра видеорекламы не учитывались [1:86].
    На основании полученных результатов был сделан вывод о том, что каче- ство и креативность рекламного видеоролика позволяет в значительной степени повысить уровень информированности пользователей для всех типов размеще- ния и продолжительностей роликов. Когда цель кампании состоит в том, чтобы убедить потребителей совершить действие или изменить отношение к бренду, то 15-секундные ролики, активируемые самим пользователем, оказываются наиболее эффективными. 30-секундные ролики рекомендуется использовать при передаче комплексного или эмоционально-усиливающего сообщения. Та- кие сообщения работают лучше всего в активируемых самим пользователями позициях, в которых зрители будут иметь достаточно терпения для более про- должительных рекламных видеосообщений.

    6 Особая исследовательская стратегия соотнесения данных нескольких исследований, придающая полученному знанию конвенциональный характер: принимается исследователь- ская версия, которая большинством исследователей признается наиболее адекватной [8].

    К относительно новым видам исследования относят он-лайн исследова- ния. Мы рассмотрим в частности метод он-лайн фокус-групп. Этот метод от- носят к качественным видам исследований. Преимущества он-лайн фокус- группы в том, что в он-лайн исследования проще привлечь представителей труднодоступных категорий населения; респонденты могут участвовать в он- лайн исследовании в удобное для них время, что уменьшает уровень отказов, в ходе он-лайн фокус-группы облегчается контроль групповой динамики (веду- щий группы (модератор) может легко минимизировать возможности отдельно- го участника доминировать или подавлять остальных) [2:170]. Проведение ка- чественных исследований в режиме он-лайн экономит время на поиск участни- ков и позволяет получать мгновенные результаты – стенограмма интервью или фокус-группы доступна сразу после завершения. Он-лайн исследования обхо- дятся дешевле [3:161]. Например, можно сэкономить на оплате командировоч- ных расходов, аренде помещения, оборудования, оплате респондентам (ведь им не нужно куда-то ехать или идти) и так далее.
    Таким образом, он-лайн фокус-группы являются экономичной и эффек- тивной альтернативой традиционным фокус-группам. Однако несмотря на су- ществование нескольких методов изучения влияния Интернет видео на потре- бителя, точно оценить эффект от он-лайн видео невозможно, так как эффектив- ность не всегда выражается только в увеличении продаж рекламируемого про- дукта, а может также, например, просто улучшить отношение к бренду в целом.

    Заключение

    Популярность Интернет видео как инструмента рекламных кампаний бу- дет, несомненно, возрастать. Модель восприятия он-лайнового видео, будучи построенной на модели коммуникативного эффекта, показала, что видео явля- ется для человека вполне естественным способом восприятия новой информа- ции. Он-лайновое видео может оказывать усиленное воздействие за счет инте- грации способов его распространения и факторов, влияющих на восприятие, с социальным окружением человека. Анализ места Интернет видео в структуре
    медиапотребления показал, что он-лайновое видео является действенным инст- рументом рекламы, так как его целевой аудиторией оказывается большая часть экономически активного населения России (75% просматривающих Интернет видео – люди 18-45 лет). Видео в сети смотрят в основном офисные работники и небольшая доля руководителей, что позволяет Интернет видео продвигать интеллектуальные товары, решения о покупке которых удобнее всего прини- мать, имея доступ к сети Интернет. Среди методов исследования влияния Ин- тернет видео на поведение потребителя мы рассмотрели как традиционные (фокус-группы, кейс-стади), так и только входящие в арсенал исследователей (он-лайн фокус-группы). Несмотря на то, что в точности оценить влияние Ин- тернет видео на поведение потребителя, даже при использовании вышеуказан- ных методов, пока не удается, несомненным преимуществом Интернет видео остается то, что эффект от неудачной онлайновой видеорекламы оказывается еле заметным.

    Список источников и литературы

    Литература

    1. Киблицкая М.В., Масалков И.К. Методология и дизайн исследования в стиле кейс стади. М.: Издательство Международного университета бизнеса и управления. 2003.
    2. Лонго Д. Онлайн фокус-группы в формате форума: эффективность, прове- ренная международной практикой // Онлайн исследования в России 2.0. М.: РИЦ Северо-Восток, 2010. C. 169-173.
    3. Петер Д. Качественные онлайн исследования // Онлайн исследования в Рос-
    сии 2.0. М.: РИЦ Северо-Восток, 2010. C. 151-169.
    4. Rune L., Vinberg H. Content is King. Stockholm: School of Economics, 2009.
    67 p.

    Источники

    5. Видеореклама в российском Интернете – недооцененный потенциал //
    http://www.adwatch.ru/pressreleas.shtml (дата просмотра: 21.03.2010).
    6. Коноплицкий С. Затраты на видеорекламу в Рунете за полгода увеличились вдвое // http://telnews.ru/serko/c109000 (дата просмотра: 21.03.2010).
    7. Медиарекламный рынок России // http://www.akarussia.ru/res/?id=3446 (дата просмотра: 21.03.2010).
    8. Методы социологии // http://www.sociology2015.ru/index/0-15 (дата просмот-
    ра: 21.03.2010).
    9. Internet Video: Advertising Experiments and Exploding Content // http://www.emarketer.com/Reports/All/Em_video_internet_nov06.aspx (дата просмотра: 21.03.2010).
    10. Loechner J. Continued Growth Expected for Video Ads //
    http://www.mediapost.com/publications/?fa=Articles.showArticle&art_aid=10621
    5&passFuseAction=PublicationsSearch.showSearchReslts&art_searched=LiveRai l&page_number=0 (дата просмотра: 21.03.2010).

    ПСИХОЛОГИЯ

    Афанасьева Е. М.

    Группа 2963-1, ИППСУ Доценко Е.Л., д.пс.н., заведующий кафедрой общей и социальной психологии ТюмГУ aem_stan@mail.ru

    Страхи в отношениях между мужчиной и женщиной

    Введение

    Каждому из нас свойственны переживания страха относительно ситуации взаимодействия с противоположным полом. Причин возникновения этого стра- ха в межполовых отношениях может быть много: наличие прошлого негативно- го опыта общения с противоположным полом, гендерных различий и т.д. К че- му же может привести наличие страхов при взаимодействии с противополож- ным полом? Страх очень сильно сковывает, ограничивает людей в своем пове- дении. И человек, обладающий тем или иным видом страха в отношениях с противоположным полом, может вообще потерять возможность дружить, лю- бить, жениться, выходить замуж, даже просто легко и свободно общаться. Или, движимый своим страхом, при взаимодействии с человеком противоположного пола может совершать множество ошибок, о которых в последствии будет жа- леть. Таким образом, возникновение в сознании людей образа угрозы в процес- се общения с противоположным полом может существенно повлиять на даль- нейший ход этого общения.

    Цель исследования: выявление наиболее распространенных видов страхов во взаимоотношениях между мужчиной и женщиной и соответствующих им угроз, а также сравнение видов межполовых страхов, предложенных различны-

    ми авторами и страхов, которые были выявлены в ходе исследования. Таким образом, мы сможем выяснить, соответствуют ли теоретические данные тому, что в итоге показывает практика – живое взаимодействие с людьми.

    Теоретический обзор

    Все рассмотренные авторы (Изард Кэрролл Е., Ильин Е.П., Куницина В.Н., Мясищев В.Н., Риман Ф., Фромм Э., Кемпински А., Прохоров А.О., Боулби Д. и др.) признают в любом человеке наличие витальных страхов (страх – аффек- тивное отражение в сознании конкретной угрозы для жизни и благополучия че- ловека; входит в число базальных эмоций [5:400]), в том числе страха перед смертью. Учитывая точку зрения А. Кемпински, социальную смерть также можно отнести к классу витальных страхов.
    А. Кемпински выделил следующие ситуации межличностного общения,
    которые могут вызывать страх:
    1. Связанные с наличием социальной угрозы.
    2. Связанные с невозможностью осуществления некоего вида собст-
    венной активности.
    3. Связанные с нарушением существующей структуры взаимодействия с окружающим миром.
    В межличностных отношениях, по мнению автора, человек больше всего испытывает страх остракизма, осмеяния и других форм социального отверже- ния [3: 232].
    Ф. Риман все виды страхов, в том числе страхов в межличностных отно-
    шениях, сводил к следующим формам:
    1. Страх перед самоотвержением, переживаемый, как утрата «Я» и за-
    висимость.
    2. Страх перед самостановлением (Стагнацией «Я»), переживаемый как беззащитность и изоляция.
    3. Страх перед изменением, переживаемый как ощущение изменчиво-
    сти и неуверенности.
    4. Страх перед необходимостью, переживаемый как ощущение оконча-
    тельности и несвободы. [6:12].
    А.О. Прохоров в своих исследованиях доказал, что страхи в межличност- ных отношениях чаще всего возникают при виде некоторых людей, перед пред- стоящим важным делом, перед важной встречей, во время конфликтов, при вы- ступлениях перед большой аудиторией, при знакомстве с субъектами противо- положного пола, при приходе в новый коллектив [4:44-46].
    Д. Боулби выделил основные врожденные детерминанты страха в межлич- ностных отношениях: одиночество, «незнакомость» (страх общения с незнако- мыми людьми), внезапное приближение (страх нарушения личностной дистан- ции).
    В.Н. Куницина доказала, что страхи в межличностных отношениях, к ко- торым она относит боязнь новых контактов, боязнь раскрыться, боязнь быть за- детым или отвергнутым, порождают довольно устойчивые трудности в обще- нии, аутичность, острое чувство одиночества, отчужденность, необщитель- ность, неумение извиняться, выразить сочувствие, сложность в достижении со- гласия, выработке общей позиции, внутриличностной напряженности во мно- гих ситуациях общения [4:344].
    Благодаря контент-анализу литературных источников, можно сделать вы- вод о том, что большинство авторов выделяют те или иные виды страхов в межличностных отношениях, но не выделяют конкретные угрозы, которые ле- жат в основе этих страхов. Страхи, описанные авторами, рассмотрены в аспекте межличностных, а не межполовых отношений, что дает нам общее представле- ние о различных социальных фобиях. Некоторые авторы выдвигают свои тео- рии – в чем может лежать изначальная причина зарождения такого страха. Так, например, К. Хорни причину страха видит в невротической привязанности к матери, которая складывается еще в детстве, когда угроза разлуки (чаще всего воображаемая) является для ребенка источником постоянного напряжения, бес- покойства и страха и этот страх сохраняется в дальнейшем в общении с други-
    ми людьми. В Йонен основное различие между мужской психологией и жен- ской видит в том, что женщины не стесняются своих эмоций, а мужчины скры- вают их, потому что, согласно общепринятым канонам, мужчина не должен по- казывать, что он испытывает боль или страх. Женщины внушают мужчинам страх именно потому, что не скрывают свой внутренний мир, – именно это де- лает их сильными. [2:7].

    Исследование

    Для проведения исследования была выдвинута гипотеза о том, что наличие даже начального психологического образования уменьшает количество стра- хов, возникающих в результате общения с противоположным полом. Мы пред- полагаем, что такие люди, обладая более развитыми представлениями о сфере взаимоотношений между людьми, могут отрефлексировать свой страх, способ- ны перенаправить энергию страха в нужное им русло, используя страх как ре- сурс для личностного развития.
    Для проверки данной гипотезы было использовано 2 метода: метод кон-
    тент-анализа литературных источников и метод глубинного интервью.
    Метод глубинного интервью применялся в фокус-группах, состоящих из 5-
    6 человек. Были опрошены девушки и юноши в возрасте от 17 до 22 лет (из них девушек – 23 человека, юношей – 4 человека), в той или иной степени, обла- дающие психологическим образованием. А также девушки и юноши в возрасте от 19 до 22 лет (из них девушек – 18 человек, юношей - 9), обучающиеся на фа- культетах «Филология», «РГФ», институте математики и компьютерных наук.
    Результаты исследования были зафиксированы в 3 таблицах, каждая из ко- торых отражает виды страхов, угрозы, вызывающие определенный вид страха, и частоту встречаемости этих страхов.

    Заключение

    Самым распространенным страхом в межличностных отношениях по лите-
    ратурным источникам является страх общения с незнакомыми людьми, потому
    что большинство людей очень волнует реакция окружающих на их поведение,
    они боятся, что над ними посмеются, что они потеряют авторитет и доверие.
    Наиболее встречаемым видом страха и среди студентов-психологов, и среди студентов других специальностей оказался страх разрыва отношений. Здесь мы сталкиваемся с ситуацией, когда, с одной стороны, испытуемые точно знают (исходя из своего предыдущего опыта общения с противоположным по- лом и опыта своих друзей), что есть большая вероятность расставания со своим молодым человеком или девушкой, но при этом возможность возникновения такой ситуации вызывает у них страх. И человек, который боится разрыва от- ношений, становится несвободным в них, он «впивается» в своего партнера, что в свою очередь, вполне возможно может вызвать ответный страх, и даже спро- воцировать разрыв отношений.
    На основе проведенного исследования можно сделать вывод о том, что даже знание основ общей психологии уменьшает количество страхов, возни- кающих в отношениях с противоположным полом. Людям, обладающим пси- хологическими знаниями, легче справиться со своими страхами, использовать их как стимул для развития.
    В обыденном представлении нет четкого разграничения между понятиями страха и угрозы. Чаще всего эти слова использовались испытуемыми как сино- нимы.
    Было выявлено, что угроза разрыва отношений, которая тесно связана с появлением чувства одиночества, лежит в основе большинства страхов, возни- кающих в результате взаимоотношения с противоположным полом.
    Вообще все выделенные виды страхов тесно связаны между собой и, хотя могут формулироваться по-разному, зачастую вызваны одними и теми же угро- зами, основными из которых являются угроза одиночества, разрыва отношений и гроза идентичности собственной личности.

    Список литературы

    1. Ильин Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины.
    СПб: Питер, 2002. 544 с.
    2. Йонен Вильгельм Страх мужчины перед сильной женщиной. Вече, 1997.
    464 с.
    3. Куликов Л.В. Психологические состояния: Хрестоматия. Спб: Питер,
    2001. 512 с.
    4. Куницина В.Н. Межличностное общение: учебник для вузов. Спб: Питер,
    2003. 544 с.
    5. Мещерякова В.Г., Зинченко В.П. Современный психологический словарь.
    «Прайм-ЕВРОЗНАК» 2006. 490 с.
    6. Риман Ф. Основные формы страха. М: Алейта, 1999. 336 с.

    Белопухова К.О.

    Группа 2963-1, ИППСУ Шевцова Т.С., д.пс.н., доцент кафед- ры общей и социальной психологии ИППСУ ТюмГУ

    ksushenka08@live.ru

    Связь самооценки личности руководителя и его отношений с трудовым коллективом

    Введение

    Самооценка лежит в основе формирования Я-концепции личности. Если мы говорим о самооценке, то подразумеваем оценивание личностью самой се- бя. Но что же происходит, когда человек себя оценивает неадекватно? Возмож- но, он проецирует свое отношение на других людей, которые в своих проявле- ниях перестают быть для него ценностью. И тогда, как следствие, пропадает
    контакт между этими людьми. Человек, в этом случае, относится к окружаю- щим не как к Субъектам, а как к Объектам, которыми можно манипулировать, управлять или даже уничтожить.
    Рассмотрим это предположение на примере, который мы наблюдали. Су- ществует руководитель с неадекватно высокой самооценкой, который не ценит своих подчиненных. В этом случае мы наблюдаем: руководитель постоянно за- нижает способности своих работников, не дает им раскрыться, а у них, в свою очередь, есть, как минимум, два пути: либо «взорваться» (аутоагрессия или аг- рессия во вне), либо покинуть предприятие («утечка» кадров). Кроме этого, от- мечаются: спад производственной активности, низкие показатели, направлен- ность персонала на себя, а не на решение производственных задач. И, в конце концов, мы имеем дело с конфликтным коллективом. К сожалению, такие си- туации стали частыми в нашей современной жизни.
    Целью нашей научной работы стало выявление степени разработанности проблемы в контексте заданной темы (связи самооценки личности руководите- ля и его отношений с трудовым коллективом) для дальнейшего исследования феномена самооценки. Мы предположили, что руководитель с неадекватной за- вышенной самооценкой становится психологически отчужденным в коллекти-
    ве.

    Роль и место самооценки в жизнедеятельности человека в классических трудах отечественных и зарубежных психологов

    В психологических исследованиях, как отечественных, так и зарубежных, проблема самооценки не обделена вниманием. Наиболее полную разработку ее теоретические аспекты нашли в советской психологии в трудах Б.Г. Ананьева [1, с. 101-124], Л.И. Божович [2, с. 243-251], А.И. Липкиной [5, с. 35], в зару- бежной – У. Джемса [4, с. 88], К. Роджерса [7, с. 153-207] и других [6, с. 132-
    141]. Этими учеными обсуждаются такие вопросы как онтогенез самооценки, ее структура, функции, возможности и закономерности формирования. Самооцен- ка рассматривается как важнейшее личностное образование, принимающее не-
    посредственное участие в регуляции человеком своего поведения и деятельно- сти, как автономная характеристика личности, ее центральный компонент, формирующийся при активном участии самой личности и отражающий качест- венное своеобразие ее внутреннего мира.
    Во многих литературных источниках мы можем найти исследования по самооценке. Если рассмотреть отечественных исследователей в области фено- мена самооценки, то они изучали влияние таких общественных институтов как семья и школа на формирование адекватной самооценки. Например, М.И. Ли- сина проследила развитие самосознания дошкольников в зависимости от осо- бенностей семейного воспитания. Влияние референтных источников (семьи, школы, сверстников и т.п.) на формирование представления о себе – этим за- нимаются психологи в контексте изучения самооценки [11].
    Итак, в исследованиях решаются проблемы, с одной стороны, связи лич- ности и самооценки, с другой – самосознания и самооценки. Эти разные подхо- ды к раскрытию сущности самооценки не противоречат друг другу, а лишь вскрывают ее сложность и многозначность как психологического феномена.
    Сложность изучения проблемы самооценки определяется также тем, что она органично включает в себя два взаимосвязанных аспекта: процессуальный и структурно-итоговый. Изучение специфики репрезентации в самооценке этих аспектов сопряжено с разными задачами исследования: с задачей раскрытия путей, условий и способов ее порождения, развития и функционирования и с задачей выявления ее показателей как личностного образования, интегрирую- щего в определенные системы знания человека о себе и его отношение к себе. Двуединая природа самооценки нашла отражение и в тех определениях, кото- рые ей даются в психологической литературе: в них либо актуализируются ее операциональные характеристики, фиксируются способы, с помощью которых человек оценивает себя, либо выделяются показатели ее как личностного обра- зования. В самооценке видят проекцию осознаваемых качеств на внутренний
    эталон [3, с. 138-143.], сопоставление своих характеристик с ценностными шка-
    лами [8, с. 285], форму отражения отношения к себе [5, с. 35] и т.д.
    Проявления самооценки как личностного образования изучены более ши- роко, в то время как ее процессуальные характеристики раскрыты далеко не- достаточно. Вместе с тем подход к самооценке как к сложно структурирован- ному системному образованию необходимо связан с реализацией комплексного исследования – изучения присущей человеку специфики самооценивания в единстве с его итогами и условиями, обеспечивающими ее оптимальное фор- мирование.
    Оценить себя не менее, если не более, сложная задача, чем оценить факты и явления окружающей действительности, что требует, как известно, отбора, организации и интерпретации воспринимаемых явлений. Самовосприятие, от- мечает X. Хекхаузен, есть частный случай восприятия [9: Т. 1. 407; Т. II. 392]
    В трудах отечественных и зарубежных психологов самооценка рассмат- ривается как важнейшее личностное образование, принимающее непосредст- венное участие в регуляции человеком своего поведения и деятельности, как автономная характеристика личности, ее центральный компонент, формирую- щийся при активном участии самой личности и отражающий качественное своеобразие ее внутреннего мира. В основном они упоминают о факторах фор- мирования самооценки (окружающая среда, особенности семейного воспита- ния, активное личностное участие ребенка и др.). Они не говорят о связи само- оценки и социальных ролей, выполняемых человеком. И поэтому стоит обра- титься к современным исследованиям самооценки.
    В доступной литературе нами обнаружено немного исследований по тру- довым коллективам за последние 3 года, а также методик, имеющих спрос у руководителей предприятий (например, методика «Мотивация и стимулирова- ние персонала». Ю.К. Балашов и А.Г. Коваль) [12].

    Заключение

    В ходе работы мы посмотрели, в каком контексте рассмотрен феномен самооценки в зарубежной и отечественной психологии. Обзор существующих исследований позволяет заключить, что самооценка рассматривается как важ- нейшее личностное образование, принимающее непосредственное участие в ре- гуляции человеком своего поведения и деятельности. Было выявлено, что фе- номен самооценки для отечественных и зарубежных психологов является ре- зультатом взаимодействия человека с окружающей средой, а также не менее значимым остается активное личностное участие. Отечественные психологи большое внимание уделяли факторам формирования адекватной самооценки (семья и школа). В отличие от них, у зарубежных специалистов мы не найдем подобное описание.
    Однако прямых исследований связи самооценки руководителя и психоло- гической атмосферы в коллективе нет. Следовательно, опираясь лишь на теоре- тические изыскания, невозможно принять или отклонить одну из предложен- ных гипотез. Несмотря на это, анализ существующих работ позволяет сформу- лировать некоторые значимые гипотезы, которые возможно пригодятся для теоретического и эмпирического исследований:
    • Неадекватно высокая самооценка руководителя является одним из главных факторов формирования и поддержки негативной психологической атмосферы в коллективе, основными характеристиками которой могут стать: недовольство сотрудников, ощущение неравенства и несправедливости, нали- чие группировок и пр.
    • Низкая самооценка руководителя является одним из главных фак- торов формирования и поддержки негативной психологической атмосферы в коллективе, основными характеристиками которой могут стать: отсутствие же- лания ходить на работу у сотрудников, разобщенность внутри коллектива, ощущение незначимости выполняемой работы и пр.

    Список литературы и источников

    Литература

    1. Ананьев Б.Г. К постановке проблемы развития детского самосозна-
    ния // Изв. АПН РСФСР. Вып. 18. М., 1948, с.216.
    2. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М.,
    1968. 464 с.
    3. Будасси С.А. Способ исследования количественных характеристик личности в группе // Вопр. психол. 1971. № 3.
    4. Джемс У. Психология. М.: Педагогика, 1991 г., с.318
    5. Липкина А.И. Психология самооценки школьника: Автореф. докт.
    дис. М., 1968, с. 64.
    6. Мейли Р. Различные аспекты Я// Экспериментальная психология /
    Под ред.П. Фресса и Ж. Пиаже. М., 1975 г.. Вып.V. с.201
    7. Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. – М.,
    1994, с. 247.
    8. Столин В. В. Самосознание личности. М., 1983.
    9. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность: В 2 т. М., 1986.

    Источники

    10. Захарова А. В. «Структурно-динамическая модель самооценки»;
    http://www.voppsy.ru/issues/1989/891/891005.htm (актуально на 20.03.10)
    11. Лисина М.И. «Общение, личность и психика ребенка». – Воронеж,
    1997 г. http://childpsy.ru/lib/books/id/8123.php (актуально на 20.03.10)
    12. Мотивация и стимулирование персонала. Методика. Ю.К. Балашов и А.Г. Коваль, консалтинговая фирма «Топ-Аудит». http://testme.org.ua/ article/detail/41 (актуально на 15.02.10)

    Городовых Э.В.

    Группа 2973-1, ИППСУ Раева Т.В., профессор кафедры клинической и юридической психологии ТюмГУ MilliaA@yandex.ru

    Деперсонализация как защитный механизм психики: влияние факторов на формирование нормального и патологичного развития личности

    Введение

    Для современного общества все более актуальной является проблема де- персонализации, а именно тех факторов, которые могут способствовать её раз- витию. Исследование распространенности указывает на то, что кратковремен- ная деперсонализация может появляться у 70% всего населения без значитель- ной разницы между мужчинами и женщинами. Она довольно часто встречается как случайный изолированный эпизод в жизни каждого человека, и не обяза- тельно является патологической. Часто наблюдается у детей, в процессе того как у них развивается самосознание, а также у взрослых, когда они испытывают кратковременное ощущение нереальности во время посещения новых, незна- комых мест. В нескольких исследованиях последнего времени обнаружено, что деперсонализация в 2 раза чаще появляется у женщин, чем у мужчин, и редко наблюдается у людей старше 40 лет. Кроме этого, требует особого внимания факторы, которые влияют на возникновение деперсонализации личности, а также провоцируют ее проявление в виде защитного механизма.

    Феномен деперсонализации.

    Для начала рассмотрим сам феномен деперсонализационного расстрой- ства. Деперсонализация — это расстройство самосознания, при котором изме- няется восприятие собственной личности, «своего я», утрачивается чувство её единства. Собственные мысли и действия воспринимаются человеком с чувст-
    вом отчуждения, раздвоения, расчленения собственного «я». В этом состоянии больной говорит о себе в третьем лице, ощущает зависимость своих мыслей, неуправляемость ими, они являются для него как бы чуждыми, насильственно внушенными. Варианты деперсонализации многообразны, наблюдается она при многих психических заболеваниях, чаще всего при шизофрении. Что касается симптоматики, то для деперсонализации характерна утрата или снижение эмо- ционального компонента психических процессов. Больные жалуются на потерю или притупление чувства любви, привязанности к близким, окружающее вос- принимается ими «тусклым», «бесцветным», как «через пленку» или «через мутное стекло». Возникает ощущение нереальности окружающего мира и соб- ственной личности. В более тяжелых случаях у больных нарушается воспри- ятие собственного «Я»: «стал чувствовать себя роботом, автоматом», «как буд- то пропала душа», «стал как неживой». Возникает ощущение отсутствия мыс- лей (деперсонализация мышления) и воспоминаний (деперсонализация памяти). Утрачивается или притупляется ощущение знакомости, привычная обстановка воспринимается как чуждая или малознакомая, отсутствуют или притуплены чувства тоски, гнева, жалости. Важным компонентом деперсонализации явля- ется нарушение восприятия времени: реальное, сиюминутное время протекает для больных долго, в крайне тяжелых случаях ощущение, что оно останавлива- ется. Прошедшее время воспринимается как короткое, как пустое, поскольку события прошлого как бы не оставили следов в эмоциональной памяти. Харак- терным симптомом деперсонализации является своеобразное, мучительное чув- ство душевной боли на фоне общего бесчувствия. Чувство душевной боли наи- более выражено при острой деперсонализации, при многолетней хронической деперсонализации оно сглаживается. К явлениям соматопсихической деперсо- нализации относятся отсутствие или притупление чувства голода, насыщения, сна, боли, температурной, тактильной и проприоцептивной чувствительности [3:229].

    Факторы, влияющие на развитие деперсонализации в норме (как защит-

    ного механизма психики) и патологии (как психического расстройства).

    Деперсонализация встречается практически при всех психических рас- стройствах: депрессии, шизофрении, тревожно-фобическом, паническом, гене- рализованном тревожном расстройствах, при посттравматическом стрессорном расстройстве и эпилепсии. Она также может возникнуть и у психически здоро- вых людей, как реакция на острый эмоциональный стресс (тревогу, страх). В некоторых случаях деперсонализация длится минуты или часы (например, у людей попавших в дорожно-транспортные происшествия) или месяцы и годы после тяжелых психических травм: гибель или угроза жизни ребенка, угроза собственной жизни, стихийные бедствия, пытки и т.п.
    К факторам, провоцирующим возникновение деперсонализации, можно отнести:
    • интенсивная тревога;
    • напряжение – либо обусловленное психозом (тревожная депрессия, острая шизофрения, особенно приступообразная), либо экзогенными факторами (наркотики, алкогольная абстиненция), либо острой психо- травмирующей ситуацией;
    • гиперэмоциональность и тревожность.
    Согласно эксперименту Нуллера Ю.Л. (одного из ведущих специалистов в области деперсонализации) были получены следующие данные, затрагиваю- щие тему нашей статьи. Им была исследована группа больных (6 мужчин и 12 женщин) и в ходе эксперимента было выяснено, что у всех отмечались общие черты в преморбиде: они были гиперэмоциональные личности, ранимые, обид- чивые, тревожные, впечатлительные. В детстве многие из них постоянно боя- лись смерти родителей. У значительной части этих больных за годы, предшест- вовавшие появлению деперсонализации, отмечалось нарастание соматических и психических проявлений тревоги (повышенный мышечный тонус, спастиче-
    ские явления и их последствия, вегетативные нарушения, периоды бессонницы,
    навязчивости, чаще – фобии и т. п.) [5].
    Это позволяет рассматривать деперсонализацию как защитную реакцию на острый эмоциональный стресс, грозящий дезорганизацией психической дея- тельности или соматическими катастрофами (инсульт, инфаркт, гипертониче- ский криз). В тех случаях, когда она длится короткое время, ее защитная роль не вызывает сомнения, если же деперсонализация носит затяжной характер, ее следует рассматривать как патологическую реакцию, точнее, как патологиче- скую защиту, которая сама становится основным содержанием болезненного процесса, а в данном случае – психического заболевания.
    Отсюда, для более полного понимания проблемы, следует рассмотреть само понятие психологической защиты. В самом широком смысле защиту оп- ределяют как любую реакцию организма на раздражитель (как внешний, так и внутренний), которая проявляется с целью сохранить целостность этого орга- низма. Выделяют следующие явления психологической защиты – защитные механизмы, защитные реакции, защитные стратегии, невротические защиты и защитность как свойство личности, а также феномен перцептивной защиты, ко- торый заключается в резком повышении порогов восприятия «табуированных», т.е. запретных слов, объектов, ситуаций. Само понятие психологической защи- ты подразумевает под собой любые реакции, которым человек научился в тече- ние жизни и к использованию которых неосознанно прибегает, чтобы защитить свои внутренние психические структуры, свое ''Я'' от чувств тревоги, стыда, ви- ны, гнева, а также от конфликта, фрустрации и других ситуаций, переживаемых как опасные. Они как бы предохраняют осознание личностью различного рода отрицательных эмоциональных переживаний и перцепций, способствуют со- хранению психологической стабильности, разрешению внутриличностных конфликтов и протекают на бессознательном и подсознательном психологиче- ских уровнях [2:15].
    Впервые наиболее полно защитные механизмы были рассмотрены в пси- хоанализе. З.Фрейд указывал на то, что прототипом психологической защиты является механизм вытеснения, конечной целью которого является избегание неудовольствия, всех негативных аффектов, которые сопровождают внутрен- ние психические конфликты между влечениями бессознательного и теми структурами, которые отвечают за регуляцию поведения личности. Наряду с редукцией отрицательных аффектов происходит вытеснение содержания этих аффектов, тех реальных сцен, мыслей, представлений, фантазий, которые предшествовали появлению аффектов.
    Рассмотрим несколько подходов, рассматривающих эту проблему.
    А. Фрейд считала, что защитный механизм основывается на двух типах реакций: блокирование выражения импульсов в сознательном поведении и ис- кажение этих импульсов до такой степени, чтобы изначальная их интенсив- ность заметно снизилась или отклонилась в сторону.
    М. Кляйн описывала в качестве простейших видов защиты расщепление объекта, проективное самоотождествление, отказ от психической реальности, претензию на всевластие над объектом.
    Психоаналитик В. Райх считал, что вообще вся структура характера чело-
    века является единым защитным механизмом.
    В отечественной психологии один из подходов к психологическим защи- там, представлен Ф.В. Бассиным. Здесь психологическая защита рассматрива- ется как важнейшая форма реагирования сознания индивида на психическую травму.
    Другой подход содержится в работах Б.Д. Карвасарского. Он рассматри- вает психологическую защиту как систему адаптивных реакций личности, на- правленную на защитное изменение значимости дезадаптивных компонентов отношений для того, чтобы ослабить их психотравмирующее воздействие на Я- концепцию. Этот процесс происходит, как правило, в рамках неосознаваемой деятельности с помощью целого ряда механизмов психологических защит, од-
    ни из которых действуют на уровне восприятия (вытеснение), другие на уровне искажения информации (рационализация) [4:89].
    В целом, если обобщить данные из различных рассмотренных здесь под- ходов, мы можем сказать, что психологическая защита работает практически по тому же принципу что и деперсонализация. А именно, и то и другое использу- ется психикой в качестве своеобразного «щита» против различных фрустри- рующих воздействий (как внешних, так и внутренних), а также как определен- ный способ адаптации к новым, необычным условиям среды. Это может прояв- ляться в отстраненности, эмоциональной холодности и восприятием ситуации как бы «со стороны», глазами другого человека. Кроме этого, начиная с З. Фрейда и в последующих работах специалистов, изучающих механизмы пси- хологической защиты, часто отмечается, что привычная для личности в обыч- ных условиях защита, в экстремальных, критических, напряженных жизненных условиях обладает способностью закрепляться, приобретая форму фиксирован- ных психологических защит. Это может «загнать вглубь» внутриличностный конфликт, превратив его в крайних случаях в психическое расстройство, что в свою очередь как раз характерно для проявления патологичного развития де- персонализационного механизма защиты.

    Заключение

    Таким образом, деперсонализация является неспецифической в отноше- нии нозологии реакцией, к факторам возникновения которой относят различ- ные психозы, у больных – пограничные состояния и у психически здоровых лиц – условия сильного эмоционального напряжения (имеются в виду отрица- тельные эмоции и аффекты: тревога, страх, тоска, стресс).
    В заключение можно сказать, что практически всегда деперсонализация является защитным механизмом психики при возникновении сильного эмоцио- нального потрясения, в том числе и дебюта тяжёлых психических заболеваний. В экстренных ситуациях для психики деперсонализация позволяет трезво оце- нить обстановку без мешающих анализу эмоций и является даже полезной, так как выступает как проявление нормальной реакции организма на острый стресс. Патологической же считают длительное, непрекращающиеся, мучи-
    тельное течение деперсонализации, спровоцированное этими же факторами, но принявшее болезненное течение.

    Литература

    1. Корсаков С.С. Общая психопатология. М., БИНОМ., 2003. 480 с.
    2. Киршбаум Э.И., Еремеева А.И. Психологическая защита Изд. 3-е. М.,
    Смысл. 2005. 176с.
    3. Репина Н.В. Основы клинической психологии. Ростов н/Д., Феникс, 2003.
    480 c.
    4. Тарт Г. Механизмы защиты. Самосознанние и защитные механизмы лич- ности., Хрестоматия по социальной психологии личности. Ред. Д.Я. Рай- годский. Самара., Бахрах-М, 2000. 532 с.
    5. Нуллер Ю.Л. Диагностика и терапия деперсонализационного расстрой-
    ства. Кафедра психиатрии и наркологии СПбГМА им. И.И. Мечникова.
    2005. // http://psychiatry.spsma.spb.ru/lib/nuller/depersonalization.htm (дата просмотра: 15.03.2010)

    Самохвалова Э.В.

    Группа 2973-1, ИППСУ Доценко Е.Л., д.пс.н., профессор кафедры общей и социальной психологии ТюмГУ EhlinaMzeona@yandex.ru

    Связь детских привязанностей к близким взрослым с особенностями созревшей личности

    Введение

    В последние годы мы можем наблюдать, как отношения различного уровня близости между матерью и ребенком влияют на формирование лично- сти последнего. При этом, как отмечают зарубежные и отечественные авторы (Дж. Боулби, М. Эйнсуорт, М.И. Лисина), характер привязанности оказывает
    влияние не только на сферу саморегуляции, но и на сферу взаимоотношений с окружающими.
    В современном обществе, для которого характерна социальная неста- бильность, все чаще речь идет о повышении тревожности, духовной опусто- шенности и нарушениях в межличностной сфере отношений. В списке причин сложившейся проблемной ситуации могут значиться нарушения отношений в диаде «мать-дитя», в основе которых лежит феномен привязанности. Увеличе- ние количества сирот, уменьшение времени, которое родители уделяют своим детям влечет за собой нарушение развития, формирование невротизированной личности, неспособной к эффективной самоактуализации.
    Изучение влияния привязанности на личность ребенка началось сравни- тельно недавно, в последние десятилетия, долгое время этому процессу не уде- лялось достаточного внимания. В современной психологической науке привя- занность является основным понятием, которое описывает отношение ребенка к близкому взрослому. Феномен привязанности матери и ребенка находится в центре внимания исследователей различных областей, которые начинают заме- чать, что привязанность имеет большое значение в жизни ребенка – восприятие окружающего мира в буквальном смысле происходит сквозь призму привязан- ности к матери (Дж. Боулби, М. Эйнсворт, Л.А. Николаева, Е.В. Пупырева). Привязанность ребенка к матери выступает условием для его адаптации и гар- моничного личностного развития. Однако не совсем исследованным остается то, как и на какие сферы жизнедеятельности влияет сформированный стиль привязанности, и какие при этом особенности приобретает личность ребенка. Главным вопросом данного исследования является следующее: различаются ли личностные характеристики у людей с различными стилями привязанности, сформированной в детстко-родительских отношениях.
    Исследованию влияния привязанности на особенности личности посвя- щено значительное число работ как в отечественной, так и в зарубежной психо- логии. Теория привязанности имеет корни в психоанализе З. Фрейда и теории
    стадийного развития Э. Эриксона, теории вторичного подкрепления и социаль- ного научения Дж. Долларда и Н. Миллера. В отечественной психологии изу- чением влияния привязанности на различные сферы жизнедеятельности чело- века занимались такие психологи, как Н.Н. Авдеева, Г.В. Бурменская, М.И. Ли- сина, Е.О. Смирнова и т.д.
    Привязанность определяется как индивидуально направленная устойчи- вая эмоциональная установка, в основе которой лежит опыт аффективно насы- щенных отношений ребенка с близким взрослым (обычно матерью). Такое ис- толкование привязанности согласуется с позициями как зарубежных авторов (Дж. Боулби, М. Эйнсворт), так и отечественных психологов (М.И. Лисина) [1:202].
    Системный подход позволяет представить привязанность не только как комплекс внешне наблюдаемых поведенческих и эмоциональных реакций ма- ленького ребенка, но и как сложную систему внутренней регуляции, ориенти- рованную на установление близких отношений ребенка с матерью. В работах Дж. Боулби и его последователей показано, что в данную систему входят три типа компонентов:
    1. Когнитивные компоненты в виде опознавательных признаков, образов и представлений, связанных с матерью (или постоянно замещающим ее близ- ким лицом).
    2. Эмоциональные реакции, адресованные матери и сигнализирующие о потребностных состояниях ребенка и их удовлетворении.
    3. Собственно поведенческие реакции – плач, улыбка, приближение, сле- дование. Особые внутренние механизмы связывают все эти компоненты в еди- ное функциональное целое [4:127].
    В процессе взаимодействия с близкими взрослыми ребенок конструирует рабочие модели важнейших аспектов этого мира (working model), с помощью которых он воспринимает и интерпретирует разные события. Основанные на
    опыте взаимоотношений в младенчестве, рабочие модели создают основу для развития ожиданий по поводу будущих взаимоотношений с людьми.
    Большой вклад в изучение привязанности внесли наблюдения в экспери- менте «странная ситуация» (автор М. Эйнсуорт), которые дают основания рас- пределить детей по способу реагирования на отдаление и возвращение матери. Были выделены следующие группы:
    1. Дети с уверенной привязанностью, чувствительны к уходу матери, но приветствуют ее после воссоединения, легко утешаются и после этого способ- ны вернуться к игре или исследованию. Матери таких детей оценивались как сенситивные и быстро реагирующие на плач и другие сигналы своих малышей.
    2. Дети с тревожно-избегающей привязанностью, слабо протестующие против отделения от матери, но по ее возвращении демонстрирующие избега- ние, отворачиваясь в сторону или убегая прочь. Матери в этом случае оценива- лись как относительно несензитивные, вмешивающиеся и отвергающие.
    3. Дети с тревожно-амбивалентной привязанностью, которые испытыва- ют трудности в обеих ситуациях: и расставаясь с матерью, и воссоединяясь с ней после разлуки. Для матерей характерно обращение с детьми в непоследо- вательной манере: ласка и отзывчивость непостоянны.
    На основании сформированных паттернов взаимодействия Дж. Хейзан и Б.М. Шавер описывают, каким образом стиль привязанности влияет на особен- ности отношений и любви [4:182-202].
    1. Уверенный стиль привязанности связан с переживанием счастья, друж- бы и доверия. Люди находят относительно легким быть рядом с любимым, не часто волнуются о том, что их могут оставить и не думают о тех людях, кто хо- чет общаться с ними более тесно. Для людей с уверенным стилем привязанно- сти характерны легкость установления контакта с другими людьми, высокая адаптивная способность, они не испытывают особых мучений, когда попадают в слишком сильную зависимость или когда их бросают.
    2. Избегающий стиль привязанности сопряжен со страхом близости, эмо- циональными взлетами и падениями, а также с ревностью. Люди не чувствуют себя комфортно в тесном контакте с другими людьми, не могут доверять и бо- ятся попасть в зависимость, меньше заинтересованы в создании тесных отно- шений, легче идут на разрыв.
    3. Тревожно-амбивалентный стиль привязанности связан с навязчивой поглощенностью любимым человеком, желанием тесного союза, сексуальной страстью, эмоциональными крайностями и ревностью. Присутствует волнения об искренности любви партнера, боязнь быть оставленными и брошенными. Людьми движет желание более глубоких отношений, которое часто отпугивает людей.
    В работах Л.А. Николаевой исследуются характеристики конфликтного взаимодействия людей с различными стилями привязанностями. Отмечается, что для респондентов с уверенным типом привязанности наиболее характерны такие способы регулирования конфликтов как сотрудничество и компромисс. Данная категория людей готова либо считаться с позицией оппонента, поддер- живать доверие к себе со стороны оппонента и соблюдать правила «честной иг- ры», либо прибегают к взаимным уступкам. Для респондентов с избегающим стилем привязанности практически единственным способом регулирования конфликта является соперничество. У них преобладает стремление к домини- рованию и к минимизации мнений и предложений оппонента в конфликте. Рес- понденты с амбивалентным стилем привязанности чаще используют избегание или приспособление как способы «разрешения» конфликтов. Взаимодейст- вующие чаще идут на уступки противоположной стороне в достижении ее ин- тересов, вплоть до их полного удовлетворения и отказа от своих интересов, ли- бо реагируют на сложившуюся конфликтную ситуацию игнорированием или фактическим отрицанием конфликта [2:80].
    По материалам различных исследователей были выявлены следующие за-
    кономерности отношения людей с различными стилями привязанности к дея-
    тельности. Для людей с уверенными стилем привязанности характерно чувство уверенности в деятельности, свобода от страха сделать ошибку, дифференци- рование личной жизни и деловых отношений. Характерно предпочтение успеха отношений успеху работы. Для людей с тревожно-избегающим стилем привя- занности – использование деятельности, чтобы избегать социальных взаимо- действий, неудовлетворение своей работой, мотивы достижений в карьере зна- чительно выше, работа приносит больше счастья, чем отношения, склонность сосредотачиваться на деятельности, порой забывая об отношениях с любимыми людьми. Для тревожно-амбивалентного стиля привязанности характерны зави- симость от похвалы и страха отвержения, такие люди склонны смешивать ин- тимные и деловые отношения, отношения оказывают значительное влияние на эффективность деятельности, романтический интерес к сотрудникам
    Следует отметить, что привязанность является одним из мощных факто- ров, оказывающих влияние на самооценку ребенка. Наиболее сильное влияние привязанность к матери оказывает на такие аспекты самооценки, как «внешняя привлекательность», «общее самопринятие» и «компетентность в поведении». Среди людей с эффективным стилем привязанности чаще встречаются с высо- кой имплицитной самооценкой и позитивным самовосприятием [1:202-205]
    Формируясь один раз, по мере развития ребенка привязанность транс- формируется, но не исчезает и не теряет своей значимости. Сформированные качества и полученный опыт социальных отношений способствует эффектив- ному развитию личности и формированию адекватных жизненных установок, установлению отношений с окружающими и самим собой. Уровень близости в опыте близких отношений с матерью является одним из факторов формирова- ния тех или иных особенностей личности человека. Сформированные установ- ки во многом определяют стиль отношения человека к окружающей действи- тельности. В случае если у ребенка не было возможности проявить себя в близ- ких отношениях с матерью, если сформирован один из видов неуверенной при-
    вязанности, то значительно снижается его эффективность в различных сферах жизни.

    Литература

    1. Борисова И.А. Привязанность ребенка к матери и особенности его само- оценки // Материалы Всероссийской научной конференции «Психологи- ческие проблемы современной российской семьи» в 3-х частях. Ч.1., М.,
    2003. С. 202-205.
    2. Николаева Л.А. Характеристика поведения в конфликтных ситуациях в зависимости от типов психологической привязанности // Актуальные проблемы психологии образования: Межвузовский сборник научных трудов. Саратов: «Научная книга», 2008. Вып. 1. С. 80.
    3. Bowlby J. Attachment and Loss. V. I. Attachment. N.Y., Basic Books, 1969.
    428 p.
    4. Fricker J., Moore1 S. Relationship satisfaction: the role of love and attachment styles// Current research in social psychology. Swinburne University of Tech- nology, Australia, 182 – 202 р.

    ФИЛОЛОГИЯ

    Батюкова О. Д.

    Группа 262в, ФРГФ Шабалина Н.Ю., к.ф.н. ст. преподаватель кафедры перевода и переводоведения ТюмГУ olgainstudy@mail.ru

    Сравнительный анализ когнитивных моделей в современной лингвистике

    Введение

    Еще совсем недавно в лингвистике считалось вполне приемлемым рассматривать язык в качестве некой абстрактной сущности, а расцвета достигала структурная лингвистика, которая ограничивалась «языком в себе и для себя»[6:5-7]. В середине шестидесятых годов и позднее многие лин- гвисты придерживались точки зрения, согласно которой существует жест- кое разграничение между языковой компетенцией и употреблением языка. Как мы сегодня хорошо понимаем, язык – это лишь небольшая часть того целостного явления, которое мы стремимся познать [6:6].
    Именно поэтому свое развитие получила когнитивная лингвистика, ко- торая сложилась во второй половине 1970-х годов в Европе, как наиболее рас- пространенное название направления лингвистических исследований, и имела в дальнейшем значительное число последователей. Благодаря этому произошла смена парадигмы научных исследований, и язык стал рассматриваться в рамках изучения знаний, используемых в ходе языкового общения, с привлечением таких понятий как интенция, память, действие, семантический вывод и т.д. [6:9].
    В статье дается попытка систематизировать существующие точки зре- ния выдающихся специалистов в области когнитивистики (Дж. Лакофф, Дейк, В.В Петров.), а также лингвопсихологии (Р. Соулс) и показать ряд подходов к определению понятия когнитивная модель, ввиду отсутствия общепринятой характеристики данного понятия, которая бы наиболее полно отражала присущие ему черты. В этой связи целью нашей работы является выведение наиболее точной дефиниции для данного явления.

    Когнитивное моделирование как основа лингвистики

    В настоящее время в лингвистике большое внимание уделяется исследо- ванию различных когнитивных моделей в порождении и понимании текста, когнитивной функции языка. Познание человеком явлений окружающей дейст- вительности в обобщенном виде может быть представлено через когнитивные модели. Язык рассматривается как главная составляющая когнитивной модели, которая обеспечивает возможность изучения языковых проявлений деятельно- сти человеческого сознания. Начиная с середины 70-х годов термин «когни- тивная наука» стал употребляться для обозначения области, в рамках кото- рой исследуются процессы усвоения, накопления и использования информа- ции человеком [3:8-16].
    Воплощение и реализация когнитивных моделей зависит непосредствен- но от их содержания, иначе говоря, они связаны регулярными отношениями с непосредственно воплощенными моделями. Когнитивные модели структури- руют мысль и принимают участие в формировании категорий и в рассуждени- ях. Охарактеризованные когнитивными моделями понятия понимаются с уче- том способа воплощения самих моделей. Как известно, изучение языка в дан- ной науке построено на основе теории когнитивных моделей, которые получа- ют в последнее время все большее распространение и значимость.

    Типы когнитивных моделей

    Если обратиться к первоисточникам, то увидим, что одна из первых и наиболее часто упоминаемых когнитивных моделей берет свое начало в психо-
    лингвистике и касается памяти. Согласно Роберту Соулсу, обсуждение когни- тивных моделей начиналось с довольно грубой версии, делившей все когни- тивные процессы на три части: обнаружение стимулов, хранение и преобразо- вание стимулов, и выработку ответных реакций [7:28]. В качестве схемы дан-
    ную модель можно изобразить следующим образом:

    Схема 1.

    Обнаружение Хранение Выработка стимулов преобразованных стимулов ответных реакций
    Данная модель довольно примитивна и поверхностна, поскольку дает лишь общее понятие о когнитивных процессах и не отражает всей сложности данного явления. Уильям Джеймс, в свою очередь, позднее вводит схему ана- логичную данной, но более полную, поскольку понятие памяти в ней все более расширяется, и происходит ее деление на «первичную» и «вторичную». Он предполагает, что первичная память имеет дело с происшедшими событиями, а вторичная память – с постоянными, «неразрушимыми» следами опыта [8:41-
    47]. Эта модель представляется наиболее удачной:

    Схема 2.

    Стимул Первичная память Вторичная память
    Забытое
    Позже создание когнитивных моделей получило все более широкое рас- пространение в когнитивной лингвистике и главной задачей лингвистов стало построение так называемой модели понимания языка, для объяснения механиз- ма работы естественного языка.
    А. Мирошниченко, говоря об основах лингво-идеологического анализа,
    рассуждает о том, что когнитивная модель репрезентирует свойства реальных
    объектов и их отношений в избранной человеком совокупности. Когнитивная модель оперирует перенесенными, символизированными свойствами и отно- шениями, то есть знаками свойств и отношений [5:83].
    Он добавляет, что язык в любой момент времени представляет инстру- мент и материал для разворачивания речевой картины мира. На данном основа- нии справедливо заметить, что, по его мнению, в отличие от психолингвистиче- ского подхода, когнитивная модель, дается нам в виде речевой модели. При этом не происходит переноса значений в среду других знаков, то есть перемо- делирования. Обе модели имеют одну и ту же символическую природу и для отношения «модель – объект моделирования» являют единство [5:85].
    По мнению З.Д. Поповой и И.А Стернина, когнитивная лингвистика ис- следует семантику единиц, репрезентирующих (объективирующих, вербали- зующих, овнешняющих) в языке тот или иной концепт, который в свою очередь определяется как принадлежность сознания человека, особая единица его мен- тальной деятельности [7:19].
    По меньшей мере, существуют три значения понятия «когнитивная мо- дель» (cognitive model; kognitives Modell; modèle cognitif). Так, например, В.В Петров и В.И. Герасимов придерживаются концепции «язык есть разно- видность когнитивного процесса». Рассматривая данную концепцию, они гово- рят о том, что язык и его познание относятся к компетенции когнитивной науки и не являются монополией лингвистики [6:8].
    В свою очередь, Дейк рассматривает «модель понимания текста» как ре- зультат естественной обработки языковых данных. В данном случае имеется в виду построение ментальных моделей текста или так называемых когнитивных моделей понимания [2:173], которые также могут быть названы когнитивными моделями обработки текста [1:71-72]. И те, и другие требуют построения ког- нитивных моделей отдельных ситуаций. Генри Альтман говорит о том, что ког- нитивное моделирование, состоящее в построении когнитивных моделей речи, зрительного восприятия и т.д., выясняет как состав информационно самостоя-
    тельных модулей, так и механику их взаимодействия и «архитектуру» единой системы модулей [9:1].
    Нельзя не отметить подход Джозефа Лакоффа, который рассматривает данное явление как «характеристику процесса категоризации в естественном языке». В работе «Женщины, огонь и опасные предметы» он выделяет четыре типа когнитивных моделей: пропозициональные, схематические (образные), метафорические и метонимические, добавляя, что фактически наряду с сущест- вованием данных типов механизмы мышления и образования концептуальной системы человеческого сознания описываются как механизмы той базы, на ко- торой мышление протекает [4:31]. Данное понятие о когнитивных моделях ка- жется нам наиболее полным и приемлемым, поскольку объединяет различные подходы в когнитивной науке и, по его словам, соответствует структуре знания, служащей фоном для когнитивной переработки, в частности, для выяснения значения высказывания [10:1-20]. Лакофф также считает, что теория когнитив- ных моделей включает: ментальные пространства и когнитивные модели, структурирующие эти пространства. Ментальное пространство представляет собой среду концептуализации и мышления. Тем самым, согласно его подходу, любому конкретному положению дел, находящемуся в стадии становления, в нашей концептуализации соответствует ментальное пространство [4:149].
    В теории когнитивных моделей ментальные пространства заменяют воз- можные миры и ситуации. Они сходны с возможными мирами в том, что могут рассматриваться как отражения нашего понимания гипотетических и вымыш- ленных ситуаций. Коннекторы, занимающие промежуточное положение между пространствами, играют роль «отношений альтернативности» в семантике воз- можных миров, хотя и отличаются от последних по целому ряду параметров. Пространства сходны с ситуациями ситуационной семантики фрагментарно- стью: они не требуют обязательной репрезентации всего, что есть в мире [4:142].
    Таким образом, при рассмотрении когнитивных моделей в лингвистике мы говорим о процессах, происходящих в человеческом сознании, и их четкой структуризации как на речевом, так и мыслительном уровне.

    Заключение

    Анализ рассмотренных нами подходов к определению понятия «когни- тивная модель», показал, что первые модели берут свое начало в психолингви- стике и могут быть представлены в виде простейших схем. Данные схемы вы- ражают процессы, происходящие в человеческом сознании на уровне мышле- ния, однако они не являют собой полного определения рассматриваемого про- цесса. Позднейшие модели, представленные, например, А. Мирошниченко, на- званы речевыми, и, напротив, оперируют данными процессами на уровне речи. Наиболее структурным и четким делением когнитивных моделей обладает под- ход Джозефа Лакоффа.
    Опираясь на результаты проведенного анализа и, принимая, во внимание все приведенные подходы к определению понятия, необходимо отметить, что когнитивная модель – достаточно разностороннее явление, которому присущи следующие особенности:
    • процессы человеческого сознания реализуются не только на речевом,
    но и на мыслительном уровне;
    • когнитивные модели являют собой сложный процесс, включающий в себя обнаружение, хранение и преобразование стимулов с после- дующей выработкой ответных реакций, являя собой совокупность процессов имеющих место как в прошлом, так и в настоящем време- ни.
    • являются особой единицей ментальной деятельности человека, при этом реализуя когнитивные модели как текста, так и речи;
    • реализуются не только как ментальные пространства, но и как меха-
    низмы их структурирующие.
    На основании проделанной работы нам хотелось бы предложить свое оп- ределение понятия когнитивной модели с учетом всех вышеперечисленных от- личительных черт. Когнитивная модель – это сложный структурный процесс ментальной деятельности человека, обладающий ситуативностью, реализую- щийся как на мыслительном, так и речевом уровне в рамках текста и речи, и представляющий собой непосредственную основу для осуществления процес- сов человеческого мышления, как в прошлой, так и в настоящей категории вре-
    мени.
    Таким образом, когнитивные модели в лингвистике являют собой фунда- ментальное понятие и представляют большое значение для современной лин- гвистики.

    Литература:

    1. Дейк Т.А. Язык. Познание. Коммуникация. М. 1989. 312 с.
    2. Дейк Т.А., Кинч В. Стратегии понимания связного текста // Новое в зару-
    бежной лингвистике. Вып.23. М., 1988. С. 153-211.
    3. Кубрякова Е.С., Демьянков В.З. К проблеме ментальных репрезентаций // Вопросы когнитивной лингвистики. № 4. М.: Институт языкознания; Тамбов: Тамбовский гос. университет им. Г. Р. Державина, 2007. С.8–16.
    4. Лакофф Дж. Когнитивное моделирование. Женщины, огонь и опасные предметы // Язык и интеллект. М., 1996. С. 143-184.
    5. Мирошниченко А. Толкование речи. Основы лингво-идеологического анализа. Ростов-на-Дону, 1995. 112 с.
    6. Петров В.В., Герасимов В.И. На пути к когнитивной модели языка // Но-
    вое в зарубежной лингвистике. Вып. XXIII. М., 1988. С.5-11, 12- 51, 52 –
    93.
    7. Попова З.Д. Стернин И.А. Когнитивная лингвистика. М.: АСТ: Восток-
    Запад. 2007. 314 с.
    8. Солсо Р.Л.. Когнитивная психология. М.: Тривола, 1996. 589 c.
    9. Altmann G.T.M. Cognitive models of speech processing: An introduction // Cognitive models of speech processing: Psycholinguistic and computational perspectives. – Cambr. (Mass.); L.: MIT, 1990. P.1-23
    10.Rudzka-Ostyn B. Introduction /Conceptualizations and mental processing in language. B.; N.-Y.: Mouton de Gruyter, 1993. P.1-20

    Зубарева Е.И.

    Группа 262В, ФРГФ Пономарева О.Б., д.ф.н., профессор zhenya289@yandex.ru

    Динамика семантических процессов имен собственных в субстандартной лексической подсистеме

    Введение

    Современная лингвистика обратилась к описанию и объяснению меха- низмов языковой системы, их моделированию и универсализации. С выдвиже- нием новой научной парадигмы в лингвистический обиход введен термин «се- мантическая деривация». Под семантической деривацией понимаются отноше- ния семантической производности, связывающие между собой разные значения одного слова на уровне синхронной полисемии, и отношения между значения- ми слова в разные моменты его истории [4:23]. Семантическая деривация помо- гает проникнуть в механизмы сложного процесса познания и интерпретации мира человеком и осознать язык в его глубинной сути во всем его семантиче- ском своеобразии [6:5].
    Целью исследования является выявление и объяснение семантических процессов, а именно анализ процессов аппелятивации в антропонимической лексике.
    Актуальность исследования заключается в том, что модели семантиче- ской деривации рассматриваются как в когнитивном аспекте с учетом парадиг- матических связей, отражающих сложные процессы мышления, так и в прагмо- стилистическом аспекте, с учетом социальной вариативности и специфики син- тагматических отношений в функциональных стилях и регистрах языка. Данная проблема еще недостаточно изучена, и многие вопросы остаются неразрабо- танными.
    Исследование проводится на материале наиболее авторитетных совре- менных словарей английского сленга (SAS, DAS, CAC). В статье определяется роль семантической деривации в формировании языковой картины мира, созда- ваемой с помощью метафорических и метонимических моделей субстандарт- ной лексики.

    Аппелятивация имен собственных

    Имена собственные представляют интерес и как лингвистическое явле- ние, имеющее свою специфику в плане выражения, и как особая функциональ- ная группа, непосредственно связанная с общественной практикой в различных сферах человеческой деятельности [5:3].
    Специфика имен собственных давно привлекала внимание исследовате- лей: лингвистов, географов, историков. Вопросы ономастики интересуют мно- гих ученых, как в России, так и в зарубежных странах. О данной разновидности лексики написано много книг, и все же не все общие и частные вопросы, свя- занные с этим, имеют удовлетворительные ответы [2:9].
    Ономастика понимается как особая подсистема, отличающаяся от нари- цательной лексики на разных уровнях языка и обусловленная тремя факторами: а) экстралингвистическим, определяющим ее тесную связь с историей страны и естественно-географическими условиями, этническими контактами в процессе заселения края, влияющими на отбор лексико-семантических групп,
    формирующих ономастику;
    б) межлингвистическим, под которым понимается влияние соседствую-
    щих языков и диалектов на ономастику;
    в) внутрилингвистическим, зависящим от закономерностей национально-
    го языка и определяющим лингвистическую принадлежность ономастики [3].
    Нами исследовались субстандартные нарицательные существительные (аппелятивы), образованные из имен собственных, входящих в группу антропо- нимов. Были выбраны именно эти группы, так как они являются наиболее рас- пространенными, функционирующими в живой речи и восприимчивые к раз- личным изменениям в языке.
    Процесс аппелятивации может проходить естественным (довольно дли- тельным) и искусственным путем, который происходит в области специальной лексики – целенаправленный переход. Мы рассматриваем естественную аппе- лятивацию, которая в современном языке становится нормой [1:13].
    С помощью анализа тематической и предметно-смысловой принадлежно- сти имен собственных и их аппелятивов (антропонимов) были выявлены цен- тры синонимической аттракции. При помощи сплошной выборки из словарей английского сленга мы проанализировали имена собственные (231 ЛЕ), среди них присутствовали:
    1. Личные имена, например, Betty, Charlie, John, Joe, Mary Jane; Uncle
    Sam, Miss Molly.
    2. Прозвища: Old Harry (прозвище Генриха VIII).
    3. Имена исторических лиц: государственные, военные деятели, напри- мер, President Wilson, Benjamin Franklin, спортсмены: Glen Hoddle, Jimmy Hill, Jimmy Brits, люди искусства: Meryl Streep, Lilian Gish, Pete Tong, Ruby Murray.
    4. Имена персонажей: Wilma (Flintstones character), Otis (television charac- ter), Gumby (character), Gump (Andy Gump – comic strip fame in the early 1900s), Barney (the Flintstones character).
    Аппелятивы, образованные из данных антропонимов, также можно объе-
    динить в следующие предметно-смысловые группы:
    1. Человек: Barney – a stupid woman, Peter Jay – a nickname for a police of- ficer, Joe Schmo – an average man, Joe Blow – an average man, ordinary person.
    2. Внешний вид человека: Jordan – an attractive male, Zelda – an unattractive female.
    3. Описание человека: yenta – a shrewish woman, Wilf – a fool, Rodney – a foolish or stupid person, Melvin – a boring person, Kevin – a common, vulgar or boorish young man.
    4. Деньги: Suzy – a U.S. one-dollar coin bearing a likeness of Susan B. An- thony, John Brown – a £ 10 note or sum of ten pounds, Placido – a J10 note or the amount of ten pounds, Pavarotti – a J10 note or sum of ten pounds.
    5. Одежда: Jimmy Durante – female underwear, Lioner Blairs, Lionels – flared trousers, Steve McQueens – jeans, None Blairs, Tonys – flared trousers.
    6. Алкоголь, наркотики: Mozart – drunk, Mary Jane – marihuana, Lou Reed –
    the drug speed, Richard (Gere) – a glass of beer, Oliver (Twist) – drunk, Patsy Cline
    – a line (of cocaine), Melvyn (Bragg) – a cigarette.
    7. Абстрактное понятие: Richard – a third-class university degree, Jimmy
    Brits – an attack of diarrhea, Meryl (Streep) – cheap, Glen – an easy task.
    8. Неодушевленный предмет: Jimmy Hill(s) – pill(s).
    В основном, центрами семантической аттракции являются типичные имена и имена лиц, связанных с телевидением и кино.
    Компонентный анализ субстандартных дериватов аппелятивов показал, что общей категориальной семой выступает сема предметности, так как все де- риваты являются существительными. Поскольку слова переходят в субстан- дартную лексику, то в их значении добавляется эмоционально-экспрессивный, оценочный компонент (пренебрежение, неодобрение, шутливый или ирониче- ский оттенок). Существуют основные способы субстандартной семантической деривации, среди которых присутствуют метафорический и метонимический переносы, а также модификация значения. Метафора является наиболее про- дуктивным способом семантической деривации, что объясняется особенностью
    человеческого мышления – способностью усматривать сходства между элемен-
    тами воспринимаемой действительности.
    Изменения в семантике сопровождаются и изменением в прагматическом потенциале слов, слово получает более широкий диапазон употребления.

    Заключение

    Проведенный анализ субстандартных ономастических дериватов выявил, что антропонимы обладают не только номинативным единичным значением, но и имеют общую соотнесенность с понятием «человек». Именно общее значение имен собственных, а также его потенциальные характеристики, позволяют этим именам участвовать в семантической деривации, которая является важнейшим механизмом апеллятивации. Таким образом, при переходе имен собственных в субстандартные имена нарицательные путем семантической деривации задей- ствованы различные механизмы изменения семного состава значения, где об- щей категориальной семой выступает сема предметности. Субстандартные имена нарицательные, образованные от антропонимов, являются многообраз- ной и непрерывно растущей словообразовательной группой, изучение которой представляет значительный интерес для путей расширения словарного состава.

    Литература

    1. Васильченко О.Ю. Английские антропонимические основы при кон-
    версии // Вестник Киевского университета. Романо-герм. филология.
    1986. Вып. 20. С. 11-13.
    2. Введенская Л.А., Колесников И.П. От собственных имен к нарицатель-
    ным. М.: Просвещение, 1982. 124с.
    3. Гусынина Е.Б. Словообразовательный потенциал имен собственных в контексте их восприятия. 1997 // http://www.kcn.ru/tat- ru/science/news/lingv-97/n113.htm (дата просмотра: 14.11.2009)
    4. Зализняк Анна А. Семантическая деривация в синхронии и диахронии
    // Вопросы языкознания. 2001. № 2. С. 20-43.
    5. Морозова М.Н. Имена собственные русского языка. М.: Изд-во МГУ,
    1977. 96 с.
    6. О.Б. Пономарева. Когнитивные и прагма-стилистические аспекты се- мантической деривации (на материале английского языка в составле- нии с русским и немецким языками): Монография. Тюмень: Изд-во ТюмГУ, 2005. 164с.

    Словари

    1. Спиерс Р.А. Словарь американского сленга. М.: Русский язык, 1991.
    528с.
    2. Chapman Robert L. American Slang. Philip Harper Paperworks, 1994. 560p.
    3. Spears А.R. Slang American Style. Chicago: NTC Publishing Group, 1997.
    555p.
    Кашперко Е.А. Группа 161, филологический факультет Байдуж Л.М., к.ф.н., доцент кафедры русского языка ТюмГУ kashperkobash@yandex.ru

    Вопрос о морфологической квалификации языковых единиц в то же время и вместе с тем

    Введение

    Употребляясь в составе определенных синтаксических конструкций, слу- жебные единицы необходимы не только для создания связей между словами, словосочетаниями или предложениями, но и для выражения отношений между их компонентами. Использование конструкций с сочетаниями в то же время и вместе с тем, по нашим наблюдениям как за устной, так и за письменной ре-
    чью, – довольно частое явление в современном русском языке. Сочетания в то же время и вместе с тем на данный момент являются малоизученными. Ин- формацию о них мы находим лишь в различных толковых словарях современ- ного русского языка [6; 7; 9]. Встречаются отдельные замечания в статьях более широкого профиля [2]. Наиболее полные сведения о единицах в то же время и вместе с тем мы получаем из статьи В.Ю. Апресян, помещенной в «Новом объяснительном словаре синонимов русского языка» [1:85-89].
    На сегодняшний день в научной лингвистической литературе не сущест- вует единого мнения по поводу наименования языковых единиц в то же время и вместе с тем, вопрос об их морфологическом статусе до сих пор остается от- крытым. Р.П. Рогожникова в «Словаре эквивалентов слова» и «Толковом сло- варе сочетаний, эквивалентных слову» данные сочетания относит к наречиям [6:44,78; 7:68,125]. В.Ю. Апресян в статье «Уступительность в языке и слова со значением уступки» сочетания в то же время и вместе с тем относит к словам со значением уступки, уступительным выражениям [2:25]. В словарной статье
    «Нового объяснительного словаря синонимов русского языка» (автор статьи В.Ю. Апресян) морфологический статус единиц в то же время и вместе с тем не указывается. Но в одном случае они названы союзами: «Союзам в то же время и вместе с тем синонимично наречие одновременно» [1:88].
    Таким образом, целью данного исследования является определение мор- фологической принадлежности структурных единиц в то же время и вместе с тем, а также определение границ данных словоупотреблений.

    Границы исследуемого объекта

    Суть семантики рассматриваемых нами единиц, сближающихся с «усту- пительными лексемами» все-таки, все же, все равно, тем не менее [1:85], В.Ю. Апресян характеризует следующим образом: «В то же время и вместе с тем предполагают, что P и Q (фрагменты текста, соединяемые рассматривае- мыми единицами – Е.К.) представляются говорящим как дополняющие друг друга, независимые и равноправные факты. При этом формально P и Q могут
    быть абсолютно несовместимыми; ср.: Он ее ненавидит и в то же время <вме- сте с тем> любит. Однако говорящий указывает на то, что эти факты, обычно взаимоисключающие друг друга, в данном случае по каким-то причинам ведут себя как взаимодополняющие, сосуществующие бесконфликтно» [1:85].
    При изучении структурных единиц в то же время, вместе с тем важно отметить тот факт, что не все случаи употребления данных синонимичных со- четаний указывают на некоторое несоответствие, противоречие между двумя полюсами, соединяющимися этими уступительными выражениями. А, следова- тельно, не все случаи употребления являются объектом нашего исследования. Таким образом, важнейшей задачей является определение двузначности данных структурных единиц с последующим разграничением их значений.
    Рассмотрев определенное количество случаев употребления синонимич-
    ных рядов, мы определили два основных значения:
    1. «Совмещение несовместимого», парадокс. Например, (1) «Они там едят баланду», – думал он, жуя сладковатую и в то же время солоноватую телятину, пронизанную остротой желе и тошнотворной сладостью предательства (В. Ду- динцев). В данном случае мы ясно видим совмещение в одном предмете двух взаимоисключающих признаков (сладкий и соленый), которые в свою очередь выражаются языковыми антонимами.
    2. Чисто временное значение, то есть два действия или признака сущест- вуют одновременно, однако не противоречат друг другу. Например, (2) – Пре- красно! – председатель нервно расхохотался и так затряс колокольчиком, топая в то же время ногами, что тишина, улучив момент, встала стеной (А. Грин). Два словосочетания, выражающие данные процессы (трясти колокольчиком и топать ногами), употреблены в прямом значении, они существуют одновремен- но, не исключая друг друга.
    Таким образом, мы можем выделить критерии отграничения выражений в то же время, вместе с тем со значением уступки от тех же выражений с чисто временным значением:
    1) одновременность, то есть два действия, признака или состояния суще-
    ствуют в один момент времени;
    2) антонимия, то есть явное языковое или контекстное противоречие, а также наличие парадоксальности.
    Следует также выделить случаи, когда выражения в то же время и вме- сте с тем вообще не являются служебными единицами, а представляют собой сочетание самостоятельных и служебных частей речи. Например, (3) Ты мо- жешь поехать в музей вместе с тем, кто уже был на этой выставке (наречие вместе + указательное местоимение в Т.п. с тем); (4) Приходите завтра в то же время, что и сегодня (местоимение то, частица же + существительное время).
    Следовательно, трудность в определении морфологической принадлеж- ности единиц в то же время и вместе с тем возникает только в том случае, ко- гда они, во-первых, являются служебными сочетаниями, а во-вторых, когда с помощью них в конструкциях выражается значение уступки, выделяется прием парадокса.

    Определение морфологического статуса служебных единиц уступитель-

    ного значения в то же время и вместе с тем.

    Как мы выяснили, сочетания в то же время и вместе с тем являются служебными единицами современного русского языка. В.В. Виноградов отно- сил служебные слова к частицам речи. «Частям речи противостоят частицы ре- чи, связочные, служебные слова. Этот структурно-семантический тип слов ли- шен номинативной функции. Ему не свойственна «предметная соотнесен- ность»… Их лексические значения тождественны с грамматическими» [3:31-
    32].
    Определяя значение данных структурных единиц, мы опираемся на ста- тью В.Ю. Апресян «Уступительность в языке и слова со значением уступки», в которой она приводит классификацию основных подклассов уступительных выражений. Среди таких подклассов, как «уступка с несогласием», «возраже- ние под видом согласия», «компенсация и оговорка» и других, исследователь
    выделяет подкласс « обманутое ожидание », в который входит синонимич- ный ряд в то же время, при этом, при всем том, вместе с тем [2:25]. В.Ю. Апресян указывает на то, что в значении единиц этого подкласса заложе- на амбивалентность . Специфика лексем данного ряда состоит в том, что они представляют соотношение ситуаций P и Q как «борьбу исключающих друг друга явлений, в которой побеждает ситуация Р – она существует вопреки не- благоприятной для нее Q». Но ни глубокого конфликта, ни существенного пе- ревеса в данных ситуациях не наблюдается [2:26,28].
    В другой статье В.Ю. Апресян называет синонимичные сочетания в то же время и вместе с тем союзами [1:88]. Но в таком случае следует обратить- ся к «Русской грамматике» 1980 года, согласно которой союз – это «служебная часть речи, при помощи которой оформляется связь между частями сложного предложения, между отдельными предложениями в тексте, а также (это отно- сится лишь к некоторым союзам) связь между словоформами в составе просто- го предложения. <…> Оформляя связь, союз в то же время выполняет квали- фицирующую функцию: он обозначает – с разной степенью конкретизации – отношения между соединяемыми предложениями или их членами» [8:713,714]. По словам К.А. Тимофеева, автора статьи «Морфемный статус служебных слов», «функция союзов синтаксическая: они выражают отношения между час- тями сложного предложения и членами простого предложения. Союз – не ком- понент словоформы, его смысловая функция не реализуется в семантике от- дельного слова, но только в отношениях между структурными частями просто- го или сложного предложения» [10:10].
    Опираясь на названные функции союзов, можно утверждать, что служеб- ные единицы в то же время и вместе с тем являются составными одномест- ными союзами. Согласно «Русской грамматике», «каждый союз является носи- телем определенного квалифицирующего значения. Это значит, что союз уже сам по себе характеризует (определяет, квалифицирует) то отношение, которое устанавливается между соединяемыми частями конструкции, а в некоторых
    случаях (при подчинении) – и само содержание подчиняемой части» [8:714]. Среди классификации союзов по видам отношений, которые они оформляют, присутствуют уступительные союзы, к которым можно отнести и союзы в то же время и вместе с тем, выражающие значение уступки.
    Относительно изучаемых служебных единиц можно выделить и еще одну особенность в определении их морфологической принадлежности, обозначен- ную в «Русской грамматике» 1980 г. «По отношению к сочинительным союзам семантически дифференцирующую функцию часто выполняют специальные конкретизаторы, то есть слова и словосочетания, которые подключаются к сою- зу и уточняют его значение. В образовавшемся при участии конкретизатора союзном соединении происходит распределение функций между собственно союзом и элементом, уточняющим его значение. Таковы соединения: и потому, и поэтому, и в результате, и оттого, и тем самым, и стало быть, и следова- тельно, и таким образом, и значит, и притом, и к тому же, и кроме того, и в то же время, и вместе с тем, и все-таки, и все же, и однако, и все равно, и несмотря на это, и напротив, и наоборот, и тем более; а потому, а значит, а все-таки, а в то же время, а вместе с тем, а ведь, а тем более, да ведь, но ведь, но зато, но только, но все же, или иначе [8:715]. Это значит, что изучае- мые единицы выходят за рамки просто союзов и уже определяются как союз- ные конкретизаторы.
    Вообще в синтаксических работах последнего времени отмечается актив- ное взаимодействие союзов с различного рода служебными и полуслужебными словами, которые получили название «уточнители» («конкретизаторы»).
    Е.С. Клопова в статье «Особенности взаимодействия служебных слов в конструкции (союз и уточнитель)» делит все уточнители на две большие груп- пы: уточнители, выделяющие второй член ряда, и уточнители, выражающие те или иные отношения между членами ряда. Во второй группе она выделяет че- тыре семантических разряда, в один из которых – «уточнители, связанные со значениями, которые можно объединить в понятия соответствия/несоответ-
    ствия, включая сюда отношения добавления-присоединения» – входят сочета-
    ния в то же время, вместе с тем, тем не менее, к тому же, при этом и др.
    Сочетаемость союзов с уточнителями, выражающими семантические от- ношения, по мнению Е.С. Клоповой, такова, что уточнители в то же время и вместе с тем сочетаются только с союзами и, но [4:22,26-27]. Хотя в собран- ном нами материале встретились и случаи сочетания уточнителей в то же вре- мя и вместе с тем с союзами а, однако. (5) Зверь выбрал Россию, потому что это особенная страна – она, несчастная, дальше всех от Бога, а в то же время всех прочих стран к Нему ближе! (Б. Акунин); (6) Лобзаю благословенное ваше чрево, произведшее на свет Геракла учености, а вместе с тем проложившее нам дорогу к Эдему! (Б. Акунин); (7) Все эти годы он не желал впутываться в дело Лесных. Однако вместе с тем выдвинул перед Научно-исследовательс- ким центром задачу искать действительный способ, истинный путь прямого получения стали из руды, то есть путь к бездоменной металлургии (А. Бек).
    Согласно «Русской грамматике», «то значение отношения, которое явля- ется грамматическим значением союза как части речи, сближает его с предло- гами и частицами, а также с вводными (модальными) словами». Именно поэто- му служебные единицы в то же время и вместе с тем, вероятно, с малой сте- пенью достоверности могут быть названы вводными словами. На письме они практически никогда не обособляются запятыми, что противоречит правилу русской орфографии о написании вводных слов. Но следует отметить, что авто- ры «Русской грамматики» выделяют образования, соотносимые с вводными со- четаниями слов и имеющие синтаксически мотивированную структуру. Среди них названы и сочетания в то же время и вместе с тем как образования, включающие в свой состав предлог и оформляющие разные виды присоедини- тельно-пояснительных отношений, выступая или в роли союзов (функциональ- но близких к или, иначе, а именно, то есть, то бишь, как-то), или занимая по- зицию конкретизатора в составном союзе (и в том числе, и тем самым, а к то- му же, но между тем, кстати говоря) [8:715].
    Следующей точкой опоры может послужить исследование Т.А. Колосо- вой и М.И. Черемисиной «Некоторые закономерности пополнения фонда скреп» [5:11]. Объектом их рассмотрения являются «скрепы союзного типа», которых, по их подсчетам, в русском языке насчитывается более 700. Понятие
    «скрепа» («союзная скрепа», «скрепа союзного типа») они используют «как общее имя всех объектов, составляющих множество [5:11]. По словам Т.А. Ко- лосовой и М.И. Черемисиной, «это понятие подразумевает, прежде всего, сред- ства связи предикативных единиц в сложном предложении». В этом, по мне- нию исследователей, состоит главная функция языковых единиц, подразуме- ваемых под термином «скрепа». Однако, как они отмечают, эта функция не единственная. «Нередко те же материальные единицы языка, которые связыва- ют предикативные единицы, соединяют и члены простого предложения, одно- родные или неоднородные. Но существуют и такие скрепы, которые, как пра- вило, связывают фрагменты текста более крупные и более самостоятельные, чем предикативные единицы в составе сложного предложения: предложения, разделенные точками, группы предложений, абзацы» [5:11-12].
    Исследуемые нами сочетания в то же время и вместе с тем, имея союз- ную природу, в качестве языковых единиц выполняют все вышеперечисленные функции, относящиеся к «союзным скрепам»:
    – средство связи предикативных единиц в сложном предложении: (8) Идеи Стендаля привлекают Мериме, и в то же время в своем опыте создания драмы нового типа он достаточно самостоятелен (История западноевропейской литературы);
    – однородных членов простого предложения (9) В этой папке сохранилась деловая и в то же время интимная переписка ведущих немецких физиков (В. Овчинников);
    – сверхфразовых единств – (11) Синтетические материалы сделали дос-
    тупными товары широкого потребления – одежду и обувь. В то же время про-
    дукты питания, особенно выходящие за рамки традиционного рациона, остают-
    ся непомерно дорогими (В. Овчинников).
    Таким образом, можно утверждать, что в список «союзных скреп», окон- чательно не определенный в лингвистической литературе, входят и уступи- тельные служебные конструкции в то же время и вместе с тем.

    Заключение

    В лингвистической литературе на сегодняшний день нет единого мнения по поводу морфологической отнесенности сочетаний в то же время и вместе с тем. Уступительность лежит в основе семантики конструкций с данными соче- таниями. Поэтому называть их уступительными выражениями или словами со значением уступки, без сомнения, представляется возможным. Однако, являясь служебными единицами языка, они могут выступать как в качестве союзов, со- юзных скреп, в зависимости от их наименования, так и в качестве союзных конкретизаторов.
    Можно сделать вывод, что структурные единицы в то же время и вместе с тем, во-первых, являются союзами: они оформляют связь между частями сложного предложения, между отдельными предложениями в тексте, а также связь между словоформами в составе простого предложения. Во-вторых, изу- чаемые сочетания могут занимать позицию конкретизатора в составном союзе; чаще всего это относится к уточнению союзов и, но. Служебные единицы в то же время и вместе с тем являются уточнителями, выражающими те или иные отношения между членами ряда, а именно уточнителями, связанными со значе- ниями, объединяющимися в понятии соответствия/несоответствия.
    Рассмотренный вопрос имеет глубокие корни, кроющиеся в самой систе- ме современного русского языка. Исследовать данную проблему необходимо в рамках изучения дискурсивных слов.

    Литература

    1. Апресян В.Ю. В то же время, вместе с тем, при этом, при всем том // Новый объяснительный словарь синонимов русского языка. Третий выпуск. Под ред. Ю.Д. Апресяна. М., 2003. С. 85-89.
    2. Апресян В.Ю. Уступительность в языке и слова со значением уступки //
    Вопросы языкознания. 1999. № 5. С. 24-44.
    3. Виноградов В.В. Русский язык: (Грамматическое учение о слове). 2-е изд. М., 1972. 606 с.
    4. Клопова Е.С. Особенности взаимодействия служебных слов в конструк- ции (союз и уточнитель) // Функции и условия употребления связующих средств в современном русском языке. Тюмень, 1987. С. 19-29.
    5. Колосова Т.А., Черемисина М.И. Некоторые закономерности пополне-
    ния фонда скреп // Служебные слова. Новосибирск, 1987. С. 11-24.
    6. Рогожникова Р.П. Словарь эквивалентов слова: наречные, служебные,
    модальные единства. М., 1991. 254 с.
    7. Рогожникова Р.П. Толковый словарь сочетаний, эквивалентных слову.
    М., 2003. 416 с.
    8. Русская грамматика: В 2 т. Т.1. Морфология. М., 1980. 784 с.
    9. Словарь русского языка: В 4-х т. / Под ред. А.П. Евгеньевой. М., 1981.
    Т. 1. 1981. 698 с.
    10. Тимофеев К.А. Морфемный статус служебных слов // Служебные сло-
    ва. Новосибирск, 1987. С. 5-10.

    Скляренко Т.М.

    Группа 262в, ФРГФ Белозёрова Н.Н. д.ф.н., профессор ТюмГУ sklyarenko89@mail.ru

    Парадокс виртуальной реальности или нереальная реальность

    «Жизнь полна парадоксов. Это не открытие, а удивительная констатация».

    Б. Коллендер. Виртуальная реальность жизни [3]

    Введение

    Быстрое развитие технологий способствовало появлению инновационных открытий разного порядка, требовавших незамедлительной номинации. Как из- вестно, количественный состав языка не безграничен, вследствие чего мы име- ем дело со случаями вторичной номинации, когда новому явлению предписы- вается уже существующее слово, однако с изменённым значением [6: 336-337]. В результате такого рода номинации, за последние десятилетия лексический фонд как русского, так и других языков, наполнился различными неологизма- ми, несущими в себе весьма интересную, и нередко парадоксальную семантику.
    В современной науке до сих пор ведутся споры о таких понятиях как «ис- кусственный интеллект» или «виртуальная реальность», в определениях кото- рых присутствует явное противоречие между их составными частями, а именно парадоксальность значения. Большинство исследований в этой области, как подчёркивает исследователь понятия виртуальности Г.И. Рузавин, ведутся всё же непосредственно в философском ключе, что не позволяет раскрыть суть противоречия в полной мере [4:404].
    Данное явление может носить весьма не случайный характер и быть обу- словлено как собственно лингвистическими особенностями словосочетания, так и экстралингвистическими параметрами эпохи. В связи с этим целью данного
    исследования является выявить и объяснить наличие семантического парадокса на примере словосочетания «виртуальная реальность».

    Понятие виртуального

    Словосочетание «виртуальная реальность» достаточно долгое время ис- пользуется в русском языке и не вызывает, казалось бы, никаких затруднений в его определении, однако исходное значение данного термина, как оказалось, удалено от определения, которое дали студенты и преподаватели не техниче- ских факультетов, когда им было предложено охарактеризовать понятие «вир- туальная реальность» в нескольких словах. Согласно анализу полученных оп- ределений, ключевыми словами в понятии «виртуальная реальность» для уча- стников опроса являются: «нереальное пространство», «то, чего не существу-
    ет», «иллюзорный мир» и т.д. 7
    Для сравнения обратимся к словарным дефинициям. Согласно определе- нию Oxford English Dictionary, virtual reality is the computer-generated simulation of a three-dimensional image or environment that can be interacted with in a see- mingly real or physical way by a person using special electronic equipment, such as helmet with a screen inside or gloves fitted with sensors [12:4599]. Виртуальная ре- альность – генерируемое компьютером воспроизведение трёхмерного изобра- жения или реальной на вид среды, взаимодействующей с человеком посредст-

    7 В исследовании, проведённом среди студентов и преподавателей филологического, истори- ческого и эколого-географического факультетов респондентам предлагалось дать ответ на вопрос: «Что такое виртуальная реальность?». Опрошено 10 преподавателей возраста 45-65 лет, 10 преподавателей из возрастной группы 25-35 лет и 20 студентов в возрасте 18-22 лет. Было получено 37 определений, большинство из которых ограничиваются наличием одного нераспространенного словосочетания (нереальное пространство, иллюзорный мир, мнимая реальность, искусственный мир, мир нереального и т.д.). Особенностей, связанных с принад- лежностью к определённым факультетам выявлено не было, однако преподаватели старшего звена часто затруднялись в ответе, ссылаясь на неосведомлённость в данном вопросе, тогда как студенты делали это легко. Возрастные различия можно объяснить тем, что сам термин virtual reality был введён Джероном Ланье (Jaron Lanier) только в 1987 году [11]. Семантиче- ский анализ определений выявил такие ключевые слова: несуществующий, нереальный, мнимый, иллюзорный, мир, пространство. Отметим, что опрошенные часто использовали неопределённые местоимения: то, чего не существует; что-то нереальное и т.д. Это свиде- тельствует о том, что, несмотря на более чем двадцатилетнюю историю существования, по- нятие «виртуальная реальность» всё ещё остаётся полностью нераскрытым.

    вом специального оборудования, такого как шлем, с экраном внутри, или пер- чатками, оснащенными сенсорами (перевод наш – Т.М.) Более упрощённый ва- риант даёт Collins Cobuild Dictionary, где virtual reality is an environment which is produced by a computer and seems very like reality to the person experiencing it. [13:1037]. Виртуальная реальность – созданная компьютером среда, кажущаяся реальной для человека, находящегося в ней (перевод наш – Т.М.)
    Как теперь мы можем заметить, большинство из опрошенных людей упускают из виду не только тот факт, что виртуальная реальность создаётся при помощи компьютера и только в определённых условиях, но и то, что это всё же реальная среда. Упущение первого факта можно объяснить экстралингвистиче- скими особенностями времени, а именно тем, что в русском языке в нетерми- нологическом значении слово «виртуальный» употребляется с ещё конца ХХ века. Однако упущения второго факта следует из того, что при определении опрошенные подсознательно пытались дать толкование не понятию «виртуаль- ная реальность» в целом, а именно слову «виртуальный», которое наряду со словом «реальность» является для них менее знакомым.
    Действительно, большинство разногласий в понятии «виртуальная реаль- ность» существует именно по слову «виртуальный», возникшего от латинского virtus – доблесть, энергия, сила. Согласно этимологическим исследованиям Э.Ф. Смеричевского, «само слово virtus изначально имело несколько значений, и в процессе своей эволюции его объем и содержание дополнялись, видоизме- нялись, определяя разную смысловую нагрузку, попадая в разную языковую среду» [5]. «В ряде других языков слово virtus имело другое значение. Напри- мер, в древнегреческом языке – это храбрость, мужество, мудрость, воинская честь. В позднелатинском языке добавилось новое понимание слова virtus: сильный, способный. Такое же значение это слово имело в римскую эпоху: му- жество, смелость, храбрость. По Цицерону, virtus представлял собой «культи- вированный ум». В старославянский язык это слово перекочевало в виде «вер- ти» и обозначало событие, творимое и порождаемое сейчас, в данный момент
    времени, чьей-то активностью. В буддизме слова с корнем vrt обозначали мгно- венную беспрепятственную актуализацию психического акта» [5]. Следует от- метить, что относительно современного понятия «виртуальная реальность», первичное значение слова virtus не проявляется, по крайней мере, напрямую (в определениях виртуальной реальности не встречаются семантические элементы сила, доблесть и т.д.).
    На сегодняшний день «виртуальный » в переводе с английского virtual – являющийся или воображаемый; с немецкого virtuell – потенциально возмож- ный, вероятный, предполагаемый; с французского virtuel – виртуальный, воз- можный, потенциальный, скрытый; с итальянского virtuale – потенцииальный, возможный; перен. предположительный; нереальный; с испанского virtual – по- тенциальный, возможный, подразумеваемый; имплицитный; с украинского вiртуальний – возможный, кажущийся [7].
    Исходя из вышеперечисленных определений, мы можем вычленить 2 ос- новных значения слова «виртуальный»: с одной стороны, это вероятный, воз- можный, с другой стороны, нереальный, кажущийся.
    Помимо двоякой трактовки самого слова, сложность заключается ещё и в том, что данное понятие применяется в различных областях знания, и при соче- тании с другими словами его значение может варьироваться. Так, например, в физике виртуальные частицы – элементарные частицы в промежуточных со- стояниях, существованием которых в квантовой механике объясняют взаимо- действия и превращения частиц, в метеорологии виртуальная температура – температура, которую имел бы при данном давлении сухой воздух той же плотности, что и данный влажный воздух [10:103]; в информатике виртуальная память – (кажущаяся память ЭВМ) – система запоминающих устройств, орга- низованных таким образом, что программист может рассматривать их как одну большую оперативную память, что существенно упрощает процедуру состав- ления программ для мультипрограммных ЭВМ [8]. Анализируя данные опреде- ления, сложно найти точки соприкосновения понятия «виртуальный», пред-
    ставленных в этих словосочетаниях. Данное явление позволяет нам сделать вы- вод, что понятия, вовлечённые непосредственно в сферу виртуального, следует рассматривать отдельно для каждого конкретного случая.

    Нереальная реальность

    Возвращаясь к исходному словосочетанию «виртуальная реальность», можно определить значение целого словосочетания как модельная трехмерная (3D) окружающая среда, создаваемая компьютерными средствами и реалистич- но реагирующая на взаимодействие с пользователями [9]. На первый взгляд в данном определении нет ничего парадоксального, однако если мы обратимся к английскому эквиваленту (см. выше определение из Oxford English Dictionary), то заметим некоторые особенности. Следует обратить внимание на сочетание seemingly real, где мы можем наблюдать пересечение двух противоположных семантических полей, а именно: действительный, подлинный – real и мнимый, кажущийся, обманчивый – seeming(ly). Подобное явление наблюдается и в оп- ределении из Collins Cobuild Dictionary (см. Выше), где происходит подобное пересечение двух противоположных лексем seem very like и reality.
    Принимая во внимание определения, полученные в ходе опроса, мы вновь столкнёмся с парадоксом: «Виртуальная реальность – это что-то нереаль- ное», соответственно, если заменить логическое перефразирование «что-то» на исходное «реальность», мы получим «нереальную реальность». Так же и в другом случае: «Виртуальная реальность – это то, чего на самом деле не су- ществует», где столь же парадоксальным будет высказывание «реальность, которая не существует», потому что, исходя из определения, реальность это действительность, которая существует. «Ну, разве это не парадокс?», – отмеча- ет в статье-беседе Борис Коллендер [3].
    Подобное противоречие приводит и В. Е. Аверин в своём стихотворении
    [3].

    Как виртуальная реальность

    Ты есть и всё же тебя нет!!

    Но, боже мой, какая странность

    Любить тебя так много лет!

    Но, боже мой, как нелогично Стремить к тебе свои года! Всё это очень романтично, Но больно очень иногда!

    И глупо это! Безусловно! Влюблён не в плоть твою, а в дух! Как будто сетью рыболовной Ловлю я тополиный пух!

    К чему же мира мне дуальность?

    Никак я не найду ответ!

    Как виртуальная реальность

    Ты есть! Но всё же тебя нет!!!

    Сравнивая любимую девушку с виртуальной реальностью, он намеренно сталкивает противоположные смыслы: есть/нет, романтично/больно, плоть/дух; более того, он обращается и к понятиям алогичности (ловить рыбо- ловной сетью тополиный пух).
    Некоторая алогичность, противоречивость и парадоксальность, возни- кающая в ходе взаимодействия элементов «виртуальная» «реальность», может быть обусловлена полисемией, неточностью смысла, исключениями из правил, необъяснимыми языковыми обычаями, отсутствием универсальной логики по- строения и т.д. [2:25]. Само по себе явление «виртуальной реальности» является противоречивым, в котором грань между реальным и мнимым уже сложно про- следить.

    Заключение

    Понятие «виртуальная реальность», где реальность является одновремен- но «мнимой и действительной», содержит в себе противоречие смыслов, некий парадокс, который с лингвистической точки зрения может быть объяснён поли-
    семией слова «виртуальный». Приняв во внимание экстралингвистические па- раметры, можно утверждать, что данное наименование полностью отражает не только сущность самого явления, когда человек ощущает реальность, которая физически не существует или существует в его сознании, но и эпохи его появ- ления. Являясь социальной реалией второй половины ХХ века, понятие «вирту- альная реальность» отражает период парадоксов технического общества, в ко- тором невозможные до того времени идеи воплотились в реальность.
    В философской трактовке данной проблемы находим подтверждение противоречию, так как явление «виртуальной реальности» противопоставляется реальности действительной, где первая в полной мере не может быть реально- стью как таковой, потому что заведомо ограничена компьютерной программой. Как утверждает Н. Карпицкий: «Виртуальное бытие есть иное, нежели бытие вещей», подтверждая существование такой реальности, но в тоже время ставя под сомнение восприятия её как реальной (воспринимаемой нами в привычном мире вещей) [1]. Отсюда следует, что противоречивость наименования «вирту- альная реальность» заключает в себе не только противопоставление смыслов, но и отражает парадоксальность всего бытия в целом, где помимо привычных для нас материальных вещей существует незримый мир образов, способный поставить под сомнение любое существование и понимание реальности.
    Возможно, по мере развития компьютерных технологий, граница между реальным и нереальным будет стёрта, но до тех пор, пока этого не произошло, мы снова и снова будем сталкиваться с новыми парадоксальными явлениями, требующими не менее парадоксальной номинации.

    Литература

    1. Карпицкий Н.Н. Онтология виртуальной реальности. 1995. http://tvfi.narod.ru/virtual.htm (дата просмотра: 23.03.2010)
    2. Касавин И.Т. Язык повседневности между логикой и феноменологией
    Вопросы философии. 2003. №5. С. 25.
    3. Коллендер Б. Виртуальная реальность жизни. 2004.
    http://www.ulita.net/gost_v9_b14.htm (дата просмотра: 23.03.2010)
    4. Рузавин Г.И. Виртуальность. Новая философская энциклопедия. М.,
    Мысль, 2000. Т. 1. 404 с.
    5. Смеричевский Э.Ф. Виртуальная реальность: к анализу этимологии поня- тия. 2002. http://iai.donetsk.ua/_u/iai/dtp/CONF/11/articles/sec2/s2a12.html (дата просмотра: 23.03.2010)
    6. Телия В.Н. Номинация. Энциклопедический лингвистический словарь.
    М., 1990. С. 336-337.

    Источники

    7. Англо-русский словарь общей лексики «Lingvo Universal» http://lingvo.yandex.ru/en?text=virtual&lang=en&search_type=lingvo&st_tran slate=on (дата просмотра: 23.03.2010)
    8. Большой Энциклопедический словарь. http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc3p/89066 (дата просмотра: 23.03.2010)
    9. Энциклопедия «Кругосвет» http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/psihologiya_i_pedagogika/V IRTUALNAYA_REALNOST.html (дата просмотра: 23.03.2010)
    10. Словарь иностранных слов. М., Рус. яз., 1987. С. 103.
    11. Encyclopedia Britannica http://www.britannica.com/EBchecked/topic/630181/virtual-reality (дата про- смотра: 23.03.2010)
    12. Oxford Dictionary of English. Oxford University Press, 2005. 4599 p.
    13. Collins Cobuild English Dictionary for Advanced Learners. АСТ., Харвест,
    2006 г. T. 2. 1037 p.

    Турганова К.Р.

    Группа 265б, ФРГФ Кантышева Н.Г. ассистент кафедры немецкой филологии ТюмГУ tkr1989@mail.ru

    Категория наклонения и модальность в немецком языке

    Введение

    Проблема модальности вызывает в последнее время живой интерес среди исследователей. Обсуждаются и выделяются различные виды модальности, а также способы употребления модальных форм глагольной парадигмы. По ряду вопросов лингвисты не пришли к общему мнению, дискуссии о модальности в смысле грамматической категории ведутся в нескольких проблемных направ- лениях по вопросам о способах выражения модальных значений, о составе мо- дальных значений – включать или нет в состав модальных значений утвержде- ние, отрицание, повествовательность, вопросительность, побудительность, и о том, насколько «модально» повелительное наклонение.
    Целью работы является исследование семантической категории модаль- ность. Предметом данного исследования является понятие модальность, а объ- ектом – языковые способы выражения модальности, а именно – категория на- клонения.

    Понятия модальность и наклонение

    Отечественные лингвисты К.Г. Крушельницкая, Б.А. Абрамов и О.И. Москальская считают, что наклонение – основное значение модального плана. Форма наклонения показывает, имеет ли место данное действие в действитель- ности или оно только возможно или желательно [6:104].
    Наклонение – грамматическая категория, противочлены которой исполь-
    зуются для выражения определённых модальных значений. Согласно теории
    функционально-семантических или как их ещё называют грамматико- семантических полей, категория наклонения образует ядро поля модальности, в котором объединяются как грамматические, так и лексические средства выра- жения модальных значений [1:242].
    Модальность – семантическая категория, выражающая отношение гово- рящего к содержанию его высказывания, целевую установку речи, отношение содержания высказывания к действительности. Модальность является языковой универсалией, принадлежит к числу основных категорий естественного языка. Понятие пришло в лингвистику из классической формальной логики.
    Разрабатывая теорию высказывания, швейцарский лингвист Шарль Балли отметил, что в высказывании можно выделить два элемента: основное содер- жание – диктум, и индивидуальную оценку излагаемых фактов – модус. Ш. Балли позаимствовал термины диктум (лат dictum слово, выражение) и мо- дус (лат modus способ) из схоластики и использовал их для обозначения объек- тивно и субъективной части суждения.
    Б.А. Абрамов даёт следующее определение модальности: «это широкая семантическая категория, с помощью которой в лингвистике охватывается со- вокупность значений, характеризующих в отношении содержания предложения к действительности, и отношение адресанта к содержанию его высказывания». Таким образом, модальность выражает отношения между говорящим, высказы- ванием и объективной действительностью.
    Г. Золотова определяет модальность в трёх значениях:

    отношение высказывания к действительности с точки зрения гово-

    рящего
    Sie verstehen mich. Вы меня понимаете

    отношение говорящего к содержанию высказывания

    Sie scheinen mich zu verstehen. Кажется, вы меня понимаете

    отношение субъекта действия к действию

    Er kann mich verstehen. Он может меня понимать

    Подкатегории модальности

    В вопросе о разделении категории модальности на отдельные подкатего- рии у учёных нет единого мнения. Мы будем придерживаться точки зрения Б.А. Абрамова. В семантическую категорию модальности лингвист включает объективную модальность, под которой понимается отношение содержания вы- сказывания к действительности с точки зрения адресанта. Адресант может мыслить сообщаемое им содержание либо как реальное, либо как только пред- полагаемое, либо как желаемое. Для выражения этих значений используются противочлены грамматической категории наклонения [1:243].
    Для выражения реального действия используется индикатив (изъявитель-
    ное наклонение): Der Bruder ist gestern gekommen. Брат приехал вчера.
    Для выражения только мыслимого действия используется коньюнктив: Waere der Bruder noch gеstern gekommen. Приехал бы брат ещё вчера.
    Побуждение выражается формами императива (изъявительного наклоне-
    ния): Treten Sie bitte ein! Входите, пожалуйста!
    Субъективную модальность также включают в семантическую категорию модальности. Она выражает отношение адресанта к содержанию его высказы- вания. Сюда относят значения предположения, удовлетворения, сожаления, со- мнения. Der Bruder ist leider nicht gekommen. Брат, к сожалению, ещё не прие- хал. Der Bruder ist zum Glueck rechtzeitig gekommen. К счастью, брат приехал вовремя. Der Bruder ist sicher schon gekommen. Брат, конечно же, уже приехал. Der Bruder ist wahrscheinlich schon gekommen; der Bruder ist vielleicht schon ge- kommen. Брат, наверное, уже приехал.
    Для выражения значений субъективной модальности служат не только модальные слова, но и конструкции с модальными глаголами, а также футур 1 и футур 2: Er kann schon zu Hause sein; Er wird schon zu Hause sein. Он, вероятно, уже дома.
    Er muss davon gewusst haben; Er wird sicher davon gewusst haben.
    Внутренняя модальность – третий тип модальности, входящий в семанти- ческую категорию модальности. Он выражает отношение носителя действия или состояния к своему действию или состоянию. Сюда относят значения, вы- ражаемые модальными глаголами.
    Г. Гельбиг и Й. Буша относят модальные глаголы ко второй подгруппе вспомогательных глаголов при инфинитиве и дают им следующее семантиче- ское описание:
    1. duerfen
    Первое значение-разрешение: Darf ich Sie wieder besuchen? =Erlauben Sie mir, dass ich Sie wieder besuche?) Я могу Вас снова навестить? =Вы разрешаете мне снова Вас навестить?)
    Второе значение – предположение: Es duerfte nicht leicht sein, ihn zu ueber- zeugen =Es ist wahrscheinlich nicht leicht, ihn zu ueberzeugen) Это должно быть нелегко, переубедить его. = Возможно, нелегко его переубедить)
    При глаголе duerfen степень уверенности выражена гораздо более ярко, чем при глаголах koennen и moegen, но она ниже по сравнению с глаголом muessen.
    2. koennen
    Первое значение - возможность: Ich konnte die Frage nicht sofort beantwor- ten .= Es war mir nicht moeglich, die Frage sofort zu beantworten. Я не мог сразу ответить на вопрос. Это было невозможно, сразу ответить на вопрос.
    Второе значение- cпособность: Er kann schwimmen. = Er besitzt die Faehig- keit zu schwimmen. Он может плавать. = У него есть способность, плавать.
    Третье значение-предположение: Sie koennten mit Ihrer Behauptung recht haben=Sie haben moeglicherweise mit ihrer Behauptung recht. Возможно у Вас верное предположение. =Вероятно, Ваше предположение верно.
    Четвёртое значение-разрешение: Sie koennen jetzt gehen. =Sie duerfen jetzt gehen. Вы можете быть свободным. =Вы можете идти.
    В этом значении глаголы koennen и duerfen стопроцентные синонимы.
    3. moegen
    Первое значение – предположение: Du magst recht haben=Es ist moeglich, dass du recht hast. Ты, скорее всего, прав. Вероятно, ты прав.
    Второе значение – желание, стремление: Ich moechte einmal Bulgarien kennenlernen.=Ich habe den Wunsch, einmal Bulgarien kennzeulernen. Я хотел бы узнать Болгарию. У меня есть желание, узнать Болгарию.
    Третье значение – определение, взятое по договорённости: Das Zeichen y moege die zu suchende Groesse bezeichnen.=Das Zeichnen y hat die Bestimmung, die zu suchende Groesse zu bezeichnen. Пусть у обозначает искомую величину. Мы определили, что у обозначает искомую величину.
    Четвёртое значение – глагол, используется для передачи косвенной речи: Er hat mir gesagt, ich moege nicht auf ihn warten. =Er hat mir gesagt:”Warten Sie nicht auf mich” Он сказал мне, что я могу его не ждать. Он сказал мне: «Не жди- те меня».
    4. muessen
    Первое значение – необходимость: Er muss sich beeilen, wenn er den Zug noch erreichen will.=Es ist notwendig, dass er sich beeilt, wenn er den Zug noch er- reichen will. Он должен спешить, если он не хочет опоздать на поезд = Ему не- обходимо спешить, если он не хочет опоздать на поезд.
    Второе значение – требование, призыв:
    Du musst dir den neuen Film ansehen= Sieh dir den neuen Film an! Ты дол-
    жен посмотреть новый фильм. = Посмотри новый фильм!
    Глагол muessen в данном значении синоним императива.
    Третье значение – уверенное предположение, уверенность: Er muss krank sein=Er ist bestimmt krank . Он болеет. = Он точно болен.
    5. sollen
    Первое значение – обязанность, данное поручение: Ich soll Ihnen den Brief uebergeben=Ich habe den Auftrag, Ihnen den Brief zu uebergeben. Я должен пере- дать Вам письмо = Мне поручили передать Вам письмо.
    Второе значение – утверждение: Er soll krank sein=Man behauptet, er sei krank. Должно быть он болен. = Утверждают, что он болен
    Третье значение – рекомендациия: Du solltest dir den neuen Film anse- hen=Sie dir den neuen Film an! Ты должен посмотреть новый фильм. = Посмотри новый фильм!
    6. wollen
    Первое значение – воля, намерение: Ich will das Buch kaufen=Ich habe die Absicht, das Buch zu kaufen. Я хочу купить книгу. = У меня намерение купить книгу.
    Второе значение – утверждение: Er will sie spaeter wieder getroffen haben. Er behauptet, sie spaeter wieder getroffen zu haben. По его словам, он потом встретил её снова. Он утверждает, он встретил её снова, позже.
    Третье значение – необходимость, синоним глагола muessen: Dieser kom- plizierte Prozess will gemeistert sein.=Dieser komplizierte Prozess muss gemeistert werden. Этот сложный процесс должен быть выполнен
    Иногда термин модальность выступает как синоним термина наклонение, но чаще эти понятия разграничивают, считая модальность семантической кате- горией, относящейся не только к глаголу и могущей не иметь в языке обяза- тельного выражения, а наклонение – грамматической категорией глагола, кото- рая может потерять связь с модальностью.

    Характеристика грамматической категории наклонения

    Грамматической категории наклонения предписывают трёхчленную структуру, противочленами которой считают реалис (изъявительное наклоне- ние), ирреалис (конъюнктив), и императив (побудительное наклонение) [1:243]/ Хотя некоторые лингвисты (Гельбиг Г. Степанова М.Д.) предлагают исключить императив из категории наклонения, имея ввиду его синтаксические и морфо- логические особенности по сравнению с конъюнктивом и индикативом.
    Б.А. Абрамов считает структуру немецкого императива трехчленной, по-
    скольку для подчёркнуто вежливого обращения используется форма третьего
    лица множественного числа (Setzen Sie sich bitte!) в дополнение к формам 2 ли-
    ца единственного числа (Geh weg!) и 2 лица множественного числа (Lest!)
    Императив вызывает побуждение в самой общей форме. В зависимости от контекста оно может звучать как приказание, просьба, совет, указание. Все эти оттенки выражаются интонацией, а также различными модальными слова- ми и частицами: Gib sofort das Buch her! Сейчас же отдай книгу!
    Gib mal das Buch her! Дай-ка сюда книгу!
    Gib mir bitte das Buch. Дай мне, пожалуйста, книгу.
    В качестве синонимов повелительного наклонения употребляются:
    Форма будущего времени индикатива и форма настоящего времени – Du wirst die Sachen einpacken! Du packst sofort ein! Ты сейчас же уложишь вещи!
    А также инфинитив, который придаёт побуждению категорический ха-
    рактер, а также употребляется часто лозунгах-призывах – Schweigen! Молчать!
    Формы императива служат для выражения приказа, просьбы, совета и т.п.: Сходите на эту выставку! Gehen Sie mal in diese Ausstellung! Принеси, по- жалуйста, книгу! Hol bitte das Buch! Также императив может использоваться в условно-следственных предложениях. Wenn ich es mir damals besser ueberlegt haette, waere das nicht passiert. Поразмысли я тогда лучше, этого не случилось
    бы…
    Побуждение в отношении третьего лица (юссив) выражается конструк- циями с модальными глаголами sollen, moegen, которым в русском соответст- вует конструкция с «пусть, пускай»: Er mag eintreten! Пусть войдёт!
    В этом значении возможно также употребление презенса конъюнктива: Wer am Ausflug teilnehmen will, wende sich an Petrow. Кто хочет принять
    участие в экскурсии, пусть обратится к Петрову.
    Man beachte die Ausnahmen. Следует обратить внимание на исключения.
    Индикатив (изъявительное наклонение) в силу своего значения наиболее распространено. Первичная функция индикатива заключается в представлении называемой в предложении ситуации как реальной и относящейся к одному из
    трёх временных планов: настоящему или будущему. Der Bruder kommt morgen.
    Брат приедет завтра.
    Формы индикатива используются также при выражении частных значе- ний субъективной модальности, так как в немецком языке эти значения пере- даются лексическими средствами – модальными словами или модальными гла- голами, например, Der Bruder vielleicht ist gekommen; Der Bruder muss/ kann/duerfte schon gekommen sein. Брат, наверное, пришёл.
    Также значения субъективной модальности могут выражаться конструк- циями, состоящими из модального глагола и инфинитива 1 или 2 и различаю- щимися своей временной соотнесённостью, а также формами футурума 1 или 2: Er kann/wird im Dekanat sein. Он, вероятно, в деканате.
    Предложение с глаголом в индикативе может использоваться при соот- ветствующем интонационном оформлении для выражения побуждения: Ты сейчас же слезешь! Du steigst sofort ab! Du wirst sofort absteigen! Steigst du sofort ab! Du sollst/musst sofort absteigen! Du hast sofort abzusteigen! Du, sofort wird ab- gestiegen!
    Индикатив употребляется не только при категорическом утверждении или отрицании действия, но и в том случае, если выражается предположение, то есть если говорящий не знает точно, имеет ли место данное действие или нет. Значение предположительности, выражаемое лексическими средствами, по сути, не противоречит значению действительности. Поэтому индикатив высту- пает в своём собственном значении, хотя и несколько модифицированном. Од- нако индикатив может употребляться в некоторых случаях факультативно для выражения значений, характерных для других наклонений. Например, индика- тив может употребляться для выражения побуждения, то есть вместо импера- тива. В этом случае в обоих языках употребляется форма будущего времени, реже настоящего, побуждение при этом принимает оттенок категорического приказания, или, при наличии модального слова «может быть» vielleicht отте-
    нок просьбы. Du bleibst hier und wartest auf uns. Du wirst hier bleiben und auf uns warten. Ты остаёшься здесь и ждёшь нас.
    Или: Vielleicht wirst du hier bleiben und auf uns warten. Может быть, ты ос-
    танешься здесь и подождёшь нас.
    В простом предложении для выражения нереального желания в немецком языке используется или претерит или плюсквамперфект конъюнктива (в зави- симости от временного плана): Вернулся бы он вовремя (будущее время) Kaeme er rechtzeitig zurueck! Вернулся бы он вовремя! (прошедшее время) Waere er rechtzeitig zurueckgekommen!
    При высказывании предположений используется претерит или плюск- вамперфект конъюнктива: Damit koennte Max beauftragt werden. Это можно бы- ло бы поручить Максу.

    Заключение

    Таким образом, немецкий язык располагает многочисленными и разнооб- разными по своей структуре и содержанию средствами выражения модально- сти, то есть отношения высказывания к объективной действительности с точки зрения говорящего. Эта модальность может иметь самые различные оттенки основных значений, что демонстрируют вышеперечисленные средства её вы- ражения.
    В отечественной синтаксической науке сложилось 2 основные точки зре- ния на модальность – модальность считается грамматической категорией, ха- рактеризующей содержание предложения с позиции реальности, ирреальности и модальность означает грамматикализованное отношение говорящего к дейст- вительности.
    Категория модальности является универсальной категорией, присущей всем языкам, так как каждое высказывание содержит в себе указание на отно- шение к действительности. В лингвистической литературе принято рассматри- вать категорию модальности как двухаспектную категорию, так как любое предложение не только отражает объективно существующую языковую реаль-
    ность, но и содержит субъективную оценку говорящим отображаемого собы- тия. Именно поэтому принято подразделять модальность на объективную и субъективную, где первое – это выражение отношения содержания высказыва- ния к действительности с точки зрения реальности ирреальности, а второе- отношение говорящего к содержанию высказывания.
    Итак, опираясь, на мнение лингвистов (А.Б. Абрамов, К.Г. Крушельниц- кая, О.И. Москальская) мы пришли к выводу, что категория наклонения обра- зует ядро, вокруг которого группируются другие средства выражения модаль- ности. Все вместе они образуют так называемую модальную систему (Modal- system) или модальное поле (Modalfeld).

    Литература

    1. Абрамов Б.А. Теоретическая грамматика немецкого языка// Гуманит.
    изд. Центр ВЛАДОС. М., 2001. 285 с.
    2. Зайнуллин М.В. Модальность как функционально-семантическая кате-
    гория // изд. Саратовского ун-та. Саратов, 1986. 85 с.
    3. Крушельницкая К.Г. Очерки по сопоставительной грамматике немец-
    кого и русского языков // Изд. лит. на ин. яз. М., 1961. 265 с.
    4. Admoni W. Der deutsche Sprachbau// Просвещение. М., 1986. 333 с.
    5. Helbig G., Buscha J. Deutsche Grammatik // Verlag Enzyklopaedie. Leip- zig, 1974. 629 с.
    6. Moskalskaja O. Grammatik der deutschen Gegenwartssprache.//Высш. шк.,
    М., 1983. 344с.

    Хмара А. А.

    Группа 272-В, ФРГФ Клевцова О. Б., к.ф.н., доцент angelina753@rambler.ru

    Текстообразующие потенции словообразовательных морфем

    Введение

    В последнее десятилетие лингвистическая интерпретация текстовых яв- лений приобрела очевидную коммуникативную и когнитивную направлен- ность. Поэтому стало актуальным исследование текста не только с точки зрения структуры и семантики, но и обращение к особенностям функционирования языковых знаков. Также появилась необходимость общетеоретического осмыс- ления процессов функционирования и условий формирования словообразую- щих морфем в рамках предложения-высказывания.

    Текст как целое стал объектом лингвистического исследования только во второй половине XX века. В разработку проблемы текста значительный вклад внесли российские ученые – И.А. Фигуровский, Н.С. Поспелов, В.В. Сурен- ский. За последние два десятилетия отечественные ученые создали большое ко- личество трудов по разным аспектам лингвистической теории текста.
    Изучением морфемы занимался такой известный лингвист как Л. Блум- филд. Именно он выступил (одновременно с Н.С. Трубецким) как один из ос- новоположников теоретической морфонологии, опирающейся на языковые мо- дели элементно-процессного типа.
    Цель статьи – выявить ценность словообразовательных морфем, а также их особенности функционирования в тексте.

    Морфема. Виды морфем

    Слово – единство формы и содержания – состоит из морфем, мельчайших двусторонних единиц языка (греч. morphe – форма). Понятие морфемы ввел И.А. Бодуэн де Куртенэ (1845—1929) как объединяющее для понятий корня, приставки, суффикса, окончания, т.е. как понятие минимальной значащей части слова, линейно выделимой в виде некоторого «звукового сегмента» (отрезка) при морфологическом анализе. Наряду с этими сегментными морфемами Боду- эн рассматривает и нулевые морфемы, «лишенные, – как он пишет, – всякого произносительно-слухового состава» [3:282].
    Морфема в отличие от слова не самостоятельна синтаксически, т.е. в речи может употребляться только как компонент слова, и семантически, поскольку не может служить средством называния денотата. Носителями основного лек- сического значения являются морфемы корневые, а значения дополнительного
    – аффиксальные, которые в зависимости от позиции в слове именуются пре- фиксами (стоящие перед корнем) и суффиксами (занимающие позицию после корня). Морфемы тесно связаны в слове не только структурно, но и семантиче- ски, взаимно влияя на значение друг друга. Значение корневой морфемы опре- деляет или уточняет значение аффиксальной [5:32].
    Согласно Л. Блумфилду, корневые морфемы в языке обычно однородны по своей структуре. В английском языке это, прежде всего, односложные эле- менты, такие как man, cut, red. Корневая морфема обычно отвечает в слове за передачу более конкретного значения, нежели морфема аффиксальная. В зна- менательных словах корневая морфема (или морфемы, если в слове их несколь- ко, как, например, в blackboard или schoolboy) несет часть целостного лексиче- ского значения, образуя смысловое ядро слова; именно на корневой морфеме основывается и мотивировка слова [2].
    Аффиксальные морфемы, видоизменяющие слово, подразделяются на словоизменительные (модифицируют грамматическое значение, служат для об- разования форм слов) и словообразовательные (модифицируют лексическое значение, служат для образования новых слов). Первые выполняют граммати- ческую функцию, не влияя на лексическое значение слова. Словоизменитель- ные аффиксы универсальны, т.е. применимы для всех (или большинства) слов данной грамматической категории. Результат применения такого типа аффик- сов – появление новой словоформы. Другое дело – аффиксы словообразова- тельные, вносящие новое лексическое значение, дополнительное по отношению к тому, которое уже содержится в корневой морфеме. Словообразовательные аффиксы универсальностью не обладают, хотя на первый взгляд и применимы достаточно регулярно при создании новых слов того же корня.
    Кроме аффиксов, по позиции в слове разделяющихся на префиксы и суф- фиксы, есть также и так называемые полуаффиксы, а именно морфемы, восхо- дящие к корневому типу, но с ослабленным лексическим значением и с доста- точной регулярностью выполняющие функцию аффикса в словообразовании. Наиболее яркими примерами полуаффиксов являются суффиксы -man и -boy в словах типа postman, spaceman, horseman, fisherman, etc.; cowboy, newsboy,
    playboy, etc. В них четко прослеживается связь с самостоятельной корневой морфемой man, boy, но лексическое значение каждой из них ослаблено.
    Как корневые, так и аффиксальные морфемы различаются по степени са- мостоятельности и по этому признаку делятся на свободные (free morphemes) и связанные (bound morphemes). К свободным морфемам относятся главным об- разом корневые, совпадающие с самостоятельным словом по форме и части значения. Связанные морфемы соответственно с самостоятельным словом не совпадают и существуют только в сочетании с другой морфемой. Так, в слове teacher корневая морфема teach свободная, поскольку она совпадает с соответ- ствующим глаголом, самостоятельно функционирующим в речи. Аффиксаль- ная морфема -er такой самостоятельностью не обладает и поэтому называется связанной [5:32].

    Информативность морфемы

    Морфемы и их свойства изучаются обычно в рамках морфологии и сло- вообразования, причем предметом исследования в морфологии считаются, прежде всего, грамматические (в разных интерпретациях, но в первую очередь словоизменительные) морфемы, а в словообразовании соответственно неграм- матические (несловоизменительные).
    Перейдем к анализу информации, которую сообщает или может сообщить единица морфологического уровня. Прежде всего, содержание, заложенное в морфеме, значительно более общего, абстрактного типа, чем-то, которое зало- жено в слове. Формальная незаконченность, специфическая для морфемы, от- ражается и на ее потенциальных возможностях передавать информацию. Прав- да, различные морфемы, конечно, обладают разной степенью информативно- сти. Так, например, морфема –s в английском языке имеет своим общим содер- жанием множественность, словообразовательные же морфемы типа –less, -ful, anti- обладают большей степенью информативности.
    Однако даже морфема –s может в некоторых случаях нести особую ин- формацию, не вытекающую непосредственно из ее содержания. Например, boots – коридорный, ironsides – броненосец и т.д. Здесь происходит весьма ин- тересное явление – морфема –s из словоизменительной становится словообра- зовательной и в большинстве случаев несет в себе другое содержание.
    Как уже говорилось ранее, словообразовательные морфемы обладают большей информативностью, чем словоизменительные. Так, морфема –self в силу собственного лексического значения может выражать: а) возвратность – грамматическое значение; б) эмфазу – эмоциональное значение. Эти значения,
    как и другие значения словообразовательных морфем, закреплены обществен- ной практикой их употребления, и поэтому если они соединяются с основами, с которыми им надлежит соединяться, эти значения легко воспринимаются полу- чателем информации [4:75-76].
    Перечислим некоторые словообразующие морфемы английского языка. Приставок в английском языке довольно много, вот самые распространенные из них.
    1. Un- , dis- , in- , non- , il- , im- , ir- , anti- : приставки с отрицательным значением или значением противоположности.
    2. Re- : значение заново, снова.
    3. Mis- : значение неправильный, неверный.
    4. Pre- и post- : значения до, перед и после.
    5. Ex- и en- : первая приставка со значением из, вне; бывший, вторая со значением делать нужна для образования глаголов от прилагательных и суще- ствительных.
    6. Sub- , over- и under- : первая приставка со значением под, вторая –

    сверх, чрезмерно, а третья – недостаточный.

    Суффиксы в английском языке могут не только поменять значение слова, но и перевести его в категорию другой части речи. Поэтому мы будем рассмат- ривать самые употребляемые суффиксы, классифицируя их согласно тем час- тям речи, которые они образуют.
    Суффиксы в английском языке, создающие имена существительные:
    1. Группа суффиксов в английском языке, обозначающих националь- ность, профессию, орудие действия, действующее лицо, принадлежность к ка- кой-либо группе людей: -ician, -ant, -ent, -ary, -eer, -ess, -ist, -ive, -or, -er/or, -ee.
    2. Группа суффиксов в английском языке, обозначающая процессы,

    понятия, действия, науки и предметы: -acy, -age, -ance/ence, -ancy/ency, -ry,

    -dom, -hood, -tion, -sion, -ism, -ment, -ness, -ship, -ty, -th, -ing.
    Вот список некоторых суффиксов в английском языке, которые образуют имена прилагательные: -able, -y, -ly, -ful, -less, -ing, -ic.
    Суффиксов, образующих прилагательные, еще достаточно много. Есть также суффиксы в английском языке, образующие глаголы и наречия. [6]
    Появляясь в непривычном окружении, морфема может раскрыть какие-то свойственные ей, но невыявленные значения, которые расширят ее общее со- держание. Сам процесс декодирования замедляется ввиду высокой степени не- предсказуемости словообразовательных морфем, присоединенных либо к не-
    производным словам (potatorium), либо к сочетанию слов (me-tooism), либо к основам, которые не сочетаются с данными морфемами (hateships).
    Информация, которую дают неожиданные сочетания основ с продуктив- ными и, особенно, непродуктивными словообразовательными аффиксами, яв- ляется весьма специфической. Связано это с тем, что знак кода получает при неожиданном употреблении некое значение, не фиксированное в его смысловой структуре. Возьмем примеры употребления префикса anti- : но и мгновенно пе- реосмыслить его значение в связи с значением основы. В приведенных приме- рах значение префикса anti- не «противоположность», а «недостаток чего-либо» (anti-hero, anti-sense) или «лишенный характерных черт явления» (anti-novel, an- ti-play). Нужно также добавить, что префикс anti- в английском языке имеет яр- ко выраженное эмоциональное значение отрицательной оценки, которая тем сильнее проявляется, чем необычнее его сочетаемость с данной основой.
    Особенно насыщенны дополнительной информацией аффиксы, которые в традиционной лексикологии признаются мало или совсем непродуктивными. Слово gangdom содержит больше информации, чем Kingdom, а такие образова- ния, как freckledom, musicdom, дают новое значение суффиксу –dom, а именно
    – господство, мир (власть гангстеров, «мир веснушек», мир музыки).
    В целях рекламы в последнее время получили широкое распространение образования с такими морфемами, как –rama и –thon. Первый суффикс выде- лился из «panorama» (из греческого pan «все, всеобщий» и horama «вид»). Но затем происходит своего рода опрощение, и второй элемент поглощает значе- ние основы и начинает обозначать «в больших масштабах, огромный», причем значение это эмоционально-усилительное. Так появились слова cleanorama – чистка в огромных масштабах, homarama – расширяющиеся окраины, horrorama
    – демонстрация ужасов в невероятных размерах и т.д.
    Примерно то же самое наблюдается в использовании –thon, который про- изошел от слова marathon, вобрав в себя значение всей лексемы – длительность, выносливость, и дал такие образования: telethon – длительный разговор по те- лефону, walkathon – длительная прогулка, cleanathon – длительная уборка и т.д.
    Из приведенных примеров видно, какую дополнительную информацию может нести морфема, будь она словоизменительной или словообразователь- ной. Это заложенная в ней возможность давать дополнительную информацию и является той информативной ценностью, которая заключена в отдельно взятой морфеме. Таким образом, отдельно взятые морфемы обладают не только лекси- ческим значением, которое граничит с грамматическим, но и смысловым со-
    держанием, наслаивающимся на это значение и вбирающим в себя весь опыт употребления морфем в процессе использования языка. Информация же, за- ключенная в этих морфемах, т.е. мера смысла, может быть декодирована лишь при учете содержания высказывания [4:75-76].

    Роль словообразовательных морфем в тексте

    Текст – это произведение речетворческого процесса, обладающее завер- шенностью, объективированное в виде письменного документа, литературно обработанное в соответствии с типом этого документа, произведение, состоя- щее из названия (заголовка) и ряда особых единиц (сверхфразовых единств), объединенных разными типами лексической, грамматической, логической, сти- листической связи, имеющие определенную целенаправленность и прагматиче- скую установку [4:123-125].
    Известно, что текст как целостное образование возникает на основе взаи- модействия или интеграции языковых единиц различных уровней. Именно по- этому объектом лингвистического анализа становятся процессы функциониро- вания, реализации в речи единиц словообразования, что предполагает соотне- сение словообразовательного анализа с текстообразовательным.
    Проблема роли словообразовательных средств в формировании текстовой целостности и связности получила некоторое освещение в отечественной и за- рубежной лингвистике (В.А. Бухбиндер, Е.А. Земская, Е.С. Кубрякова, Р.З. Му- рясов, И. Онхайзер, М.Д. Степанова, В. Фляйшер, Е.И. Шендельс и др.). И всё же, несмотря на успешное решение ряда языковедческих задач, многое остаётся ещё недостаточно изученным в обозначенной области языкознания. Решение многих актуальных проблем этого раздела лингвистической науки заставляет обращаться к прагматическим факторам, обусловливающим динамическое раз- витие словообразования.
    По определению словаря лингвистических терминов, прагматика есть
    «один из планов (аспектов) исследования языка, выделяющих и исследующих единицы языка в их отношении к тому лицу и лицам, которые пользуются язы- ком» [1:344]. За последние два десятилетия это определение претерпело неко- торые уточнения, конкретизировалось, несмотря на различные подходы к трак- товке самого термина прагматика. Будем придерживаться той трактовки терми- на прагматика, которая определяет его как раздел языкознания, изучающий правила выбора, употребления, а также воздействия языковых единиц на участ- ников акта коммуникации.
    Лингвопрагматический анализ словообразовательных средств охватывает широкий спектр проблемных вопросов, основными из которых являются такие как проблема выбора производных слов в соответствии с интенциональными, воздействующими задачами адресанта; как описание всех возможных мотивов создания и введения в текст производных единиц; как выявление конкретных факторов, регламентирующих создание и использование производных лексиче- ских единиц в процессе общения; как установление факторов, определяющих адекватное восприятие производного слова адресатом; как определение умест- ности использования тех или иных словообразовательных средств, эффектив- ности их использования и восприятия в процессе коммуникации. Под произ- водным словом понимается любая вторичная единица номинации, то есть про- изводное аффиксального типа, сложное слово, производное, созданное путём конверсии, сокращённые слова, аббревиатуры. Суть лингвопрагматического подхода к анализу речевых произведений состоит в выявлении зависимости текста от целей адресанта. Поскольку влияние прагматической установки рас- пространяется не только на целое, но и на его части, полагаем правомерным го- ворить не только о прагматике текста, но и о прагматике слова, в частности и производного.
    Значение производного слова в прагматическом смысле является динами- ческим, а не статичным: помимо статичной семантической доли, восходящей к предметному значению производящей основы, оно включает в себя динамиче- ский компонент – тот эффект, который данное слово, как полагает автор, долж- но произвести на слушателя/читателя. Значение производного слова, как пока- зывает языковой анализ, выключает в себя как собственно семантический ком- понент, обращенный к миру референтов вне зависимости от конкретной ситуа- ции общения, так и прагматический, ориентированный на автора и читателя. Оба эти аспекта в структуре лексического значения слова дополняют друг дру- га. При этом прагматический аспект изучения слова не может быть сведён к одному лишь эмоционально-оценочному сегменту, поскольку включает в себя составляющие социального статуса, отношения к культурным и историческим сторонам, к тональности ситуации, стилистической отнесенности [4:125-126].

    Заключение

    Текст как целостное образование возникает на основе взаимодействия или интеграции языковых единиц различных уровней, он формируется путем сопоставления различных морфем в соответствии со смыслами, которые они несут. При помощи лингвопрагматического анализа возможно проанализиро-
    вать использование той или иной морфемы и выявить цели ее употребления ад- ресантом. Наибольшей ценностью в тексте обладают словообразовательные морфемы, так как они имеют высокую степень информативности.
    Словообразовательные морфемы требуют подробного изучения их свойств, так как, появляясь в непривычном окружении, морфема может рас- крыть какие-то, свойственные ей, но невыявленные значения.

    Список источников и литературы

    1. Ахманова О.С. Очерки по общей и русской лексикологии. М., 1957.
    394 с.
    2. Блумфилд Л. Язык. 1968. URL:http://www.classes.ru/grammar/142.
    Bloomfieldlanguage/source/worddocuments/xiii.htm (дата просмотра:
    17.03.2010)
    3. Бодуэн де Куртенэ И.А. Избранные труды по общему языкознанию. Т. 2.
    М., 1963. 392 с.
    4. Гальперин И.Р. Избранные труды. М.: Высшая школа, 2005. 255с.
    5. Елисеева В.В. Лексикология английского языка. СПб: СПбГУ, 2003.
    С.58.
    6. URL: http://engblog.ru/prefixes-and-suffixes (дата просмотра:
    12.03.2010)

    Подписано в печать 14.06.2010 г.
    Формат 60x84/16. Бумага офсетная. Печать Riso.
    Усл. печ. л. 14,64. Тираж 200 экз. Заказ 120.
    Отпечатано с готового набора в типографии издательства «Вектор Бук».
    625004, г. Тюмень, ул. Володарского, 45.
    Тел. (3452) 46-54-04, 46-90-03.  

  • Источник — http://providenie.narod.ru/

    Обсудить на форуме...

    фото

    счетчик посещений



    Все права защищены © 2009. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник. http://providenie.narod.ru/

    Календарь
     
     
     
     
    Форма входа
     

    Друзья сайта - ссылки

    Наш баннер
     


    Код баннера:

    ЧСС

      Русский Дом   Стояние за Истину   Издательство РУССКАЯ ИДЕЯ              
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году
    Создать сайт бесплатно