Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    ОСНОВЫ ПОНИМАНИЯ АРХИТЕКТУРЫ
    М. А. ИЛЬИН


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото
  • ЕГИПЕТСКИЙ ХРАМ
  • ПАРФЕНОН
  • ГОТИЧЕСКИЙ СОБОР
  • ХРАМ В ФИЛЯХ
  • ПОГОСТ КИЖИ
  • ПАШКОВ ДОМ
  • РЕШЕТКИ ЛЕТНЕГО САДА И КАЗАНСКОГО СОБОРА
  • ПРОВИАНТСКИЕ СКЛАДЫ
  • МАВЗОЛЕЙ В. И. ЛЕНИНА
  • ДВОРЕЦ СЪЕЗДОВ
  • СТАНЦИЯ МЕТРО «ЛЕНИНСКИЙ ПРОСПЕКТ»


    ЕГИПЕТСКИЙ ХРАМ

     Как понять архитектуру египетского храма, построенного несколько тысячелетий тому назад? Как разобраться во всех его частях, во всех его деталях? Конечно, если мы будем со вниманием вглядываться в каждый камень, будем искать объяснения всего увиденного и наблюденного, то в конце концов многое поймем, многое станет нам ясным. Однако есть и другой путь, который позволит достигнуть куда более ощутимых результатов. Этот путь связан с познанием человека той эпохи, его суждений, его представлений о природе и мире. Поэтому, если на наше счастье от этой глубокой древности до нас дошла лишь строчка, говорящая о взглядах создателя этих непонятных, иной раз даже каких-то таинственных сооружений, то мы получим в руки путеводную нить — ключ к пониманию существа заинтересовавших нас произведений — их композиции, составляющих частей, тех или иных приемов и отдельных детален, которые в совокупности определяют архитектурный замысел.

     Судьба, в данном случае, благоприятствовала нам. До нас дошла надпись, вложенная жрецами в уста бога Амона, главного божества Фив — столицы Египта эпохи Нового царства (XVI—XI вв. до н. э.). В ней он так обращается к фараону: «Я дал тебе силу и победу над всеми странами; я распространил твою славу повсюду, страх перед тобою до четырех столбов неба... и поверг твоих врагов под твои сандалии... земля в длину и ширину, на запад и восток подвластна тебе». Если такой неизмеримой силой, величием и славой был, по мнению египтян, наделен фараон, то каков же должен был быть сам бог Амон! Вот эта-то неземная сила и величие божества нашли свое выражение во всемирно известных грандиозных храмах Древнего Египта — в Карнаке, Луксоре и Эдфу. Здесь все было поставлено на службу прославления божества и его земного наместника — фараона.

    1. Храм Хонсу в Карнаке. XII в. до н. э. План

     Из истории мы знаем, что храм — это, по представлениям того времени, земное жилище бога. Поэтому по размаху архитектурной композиции, по величию грандиозных архитектурных масс, по силе создаваемого тонко рассчитанного впечатления храм несравним с царским дворцом той эпохи, хотя в отдельных своих частях он все же зависел от него. А эта зависимость, эта связь не случайны. Ведь храм сооружался на средства фараона и как величайшее деяние его времени прославлял фараона — заказчика и вдохновителя постройки.

     Чтобы попасть в храм, чтобы удостоиться лицезреть его святыню, чтобы ощутить все величие божества, египтянину надо было приготовиться пройти ряд этапов — «ступеней очищения». С этой-то целью была разработана определенная последовательность частей египетского храма, воспринимаемого в процессе движения — во времени. Эта система поражает нас и сейчас своей продуманностью и вниманием к каждой детали (илл. 1).

     Длинная двухкилометровая аллея из одинаковых по форме и размеру сфинксов — овнов (баранов), водруженных на высокие постаменты, ведет к храму, возведенному на краю пустыни. Мерный ритм расстановки этих скульптур, их одинаковый облик настраивал на определенный лад участников медленно двигавшейся процессии. Каждый из сфинксов наделен деталью, которая создает представление о роли и значении идущего мимо этих своеобразных скульптур человека — голова каждого сфинкса опирается на небольшую человеческую фигурку. Различие в масштабе настолько велико, что сперва даже можно не заметить этой фигурки, но ее неоднократное повторение заставляет, наконец, глаз не только остановиться на ней, но и сопоставить ее с монументальной формой животного. А так как человек привык сравнивать себя, порой даже интуитивно, с различными предметами видимого мира для определения их размера, то сфинксы сразу же как бы вырастают в его сознании в масштабе, в то время как сам человек невольно начинает казаться неизмеримо малым, даже ничтожным перед лицом этих застывших таинственных стражей храма. Этот прием сопоставления масштабов, неоднократно повторяемый в архитектуре египетского храма, позволял достигнуть необычайно эффектных результатов, порабощая сознание древнего египтянина.

     Наконец, мы перед храмом, вернее перед его входом, поскольку само здание храма невидимо за двумя широкими и высокими стенами—пилонами, скрывающими его от нашего взора. В древности по сторонам храма располагались обнесенные высокими оградами сады. Ими могли пользоваться только жрецы, что не позволяло видеть храм с боковых точек зрения.

     Оба сужающиеся ввысь пилона отгораживают внешнее пространство от того, что ждет нас за ними. Перед пилонами поставлены четыре огромные статуи фараона - строителя храма, как бы охраняющие вход и вместе с тем его прославляющие. На плоскостях стен пилонов видна многометровая фигура фараона в мчащейся колеснице, поражающая маленькие фигурки врагов. Вновь это масштабное сопоставление фигур зрительно увеличивает пилоны, делает их поистине грандиозными. Этой же цели служил и другой, уже чисто архитектурный прием, заставляющий еще сильнее почувствовать всю колоссальность архитектурных форм. Между пилонами расположен портал входа в храм. Нетрудно заметить, что его большой размер согласован с размером скульптур и изображений на пилонах. Однако некогда в этот портал был вставлен другой, деревянный, значительно меньший, сквозь который проходили люди. Этот деревянный «человеческий» портал в сопоставлении с большим каменным порталом и пилонами как никакая другая деталь говорил о ничтожестве входившего человека по сравнению с изображениями фараона и самой архитектурой священного жилища божества.

     Мы минуем портал и входим на широкий обнесенный высокой каменной стеной двор. Вдоль стен идут колоннады (см. обложку), дававшие защиту паломникам от палящих лучей солнца. Но и тут впечатление от колоссальных архитектурных форм не покидает нас. На обратной стороне пилонов все те же грандиозные фигуры, резко очерченные врезанной в камне контурной линией — бороздой. Вглядываясь в эти изображения, мы видим, что их рисунок часто не считается с каменной кладкой стен. Более того, кладка порой как бы подчинена рисунку, поскольку различные по величине блоки камня не образуют ровных рядов, а предстают компактной единой массой так называемой циклопической кладки, поверх которой бегут линии рисунка фигур. Тут стоит вспомнить и представить себе излюбленные в Древнем Египте ночные шествия. Неровный, пляшущий свет факелов не только заставлял четче выглядеть божественные изображения, но и таинственно изменял их очертания благодаря бегущим полосам света и тени. Фигуры как бы оживали, двигались, изменялись.

    2. Гипостильный зал храма Амона в Карнаке. Кон. XIV - нач. XIII вв. до н. э.

    Это умение воспользоваться светом и тенью с целью обрисовать массивность стен архитектор Древнего Египта показал в такой детали, как венчающая часть пилона. Криволинейное очертание выкружки, как бы выбранной в массиве кладки, и нависающий полувал завершающей плиты «лепят» архитектурную форму, позволяют познать толщу пилонов, отделяют гладкую ослепительную поверхность их стен, готовую слиться с знойным небом. Этот прием «лепки» тенью архитектурных форм перенесен и в детали. Не менее последовательно применены зрительно тяжелые пропорции, выраженные обычно в целых числах (вспомним египетский треугольник с отношением сторон 3:4:5), так соответствующие незыблемости инертных каменных масс египетской архитектуры.

     За двором расположен гипостильный зал — «зал явлений» божества, сплошь заставленный могучими колоннами, несущими перекрытие из массивных каменных блоков (илл. 2). Колонны заканчиваются капителями, то собранными в бутоны, то распускающимися, в священный цветок Нила — лотос. Колонны уподоблялись каменному лесу, воздвигнутому по воле фараона, а перекрытие, окрашенное в синий цвет с золотыми звездами и изображениями парящих птиц, символизировало небо. Здесь, в этом таинственном месте, погруженном в полумрак, могли находиться лишь избранные. Свет проникал сюда либо через дверь, либо через окна, размещенные под потолком, там, где более высокие колонны прохода сменялись низкими. Далее, за гипостильным залом, располагалось святилище, совершенно лишенное света, куда могли войти лишь жрецы.

     Нетрудно заметить, что архитектурная композиция египетского храма, всего его грандиозного по размаху комплекса рассчитана на последовательное восприятие в течение определенного времени. Сперва длинная аллея сфинксов подготовляет человека к входу в храм. Затем следует зрительно тесный проход между гигантскими пилонами, за которыми открывается пространство двора храма. Он, в свою очередь, сменяется гипостильным залом — «залом явлений», с его лесом колонн, подавляющих своей массивностью вошедшего человека. Полумрак настраивает на восприятие чего-то необыкновенного. И, наконец, это необыкновенное — изображение божества — появлялось, несомое жрецами, возможно, в то мгновение, когда последний луч заходящего солнца, освещая таинственное святилище, проникал сквозь двери, преднамеренно расположенные друг против друга.

     Какая последовательность, какая логика композиционного построения, тесно связанная с восприятием мира и природы в ту далекую от нас эпоху! 


    ПАРФЕНОН


     Если архитектура Древнего Египта словно создана сверхчеловеческими силами, подавляющими и подчиняющими себе человека, то античная греческая архитектура основывается на противоположных принципах. Человек, его ум, его чувство, его сознание прекрасного становится мерилом архитектуры.

     Великое обаяние, художественное совершенство греческой архитектуры, потрясающие нас и теперь, с наибольшей полнотой сказались в прославленном храме Афины-девы Парфеноне, построенном Иктином и Калликратом в 447—432 годах до н. э. на холме Акрополя близ Афин (илл. 3).

     Послушаем нашего современника, архитектора А. Бурова, пожалуй, наиболее полно раскрывшего сущность этого бессмертного произведения.

     «Я поднялся по зигзагам подхода, по лестнице Пропилеев, прошел через портик — и остановился. Прямо и несколько вправо, на вздымающейся бугром голубой, мраморной, покрытой трещинами скале — площадке Акрополя, как из вскипающих волн, вырастал и плыл на меня Парфенон.

     ...Сейчас, когда я пишу эти строки, спустя несколько лет, меня снова охватывает то же волнение — чувство потрясения прекрасным.

     ...Рука гения, построившего Парфенон, на несколько миллиметров проникла в камень, сблизила и расставила, где это было необходимо, колонны, наклонила их, изогнула антаблемент и подняла кверху углы фронтона, — и ожили и материалы, и конструкция, и скульптура, и периптер, и скала, на которой он стоит. И заставила на протяжении 2500 лет всех смотрящих на Парфенон и вспоминающих о нем переживать полную, сложнейшую гамму ощущений — от эпического спокойствия, до глубочайшего потрясения прекрасным.

     ...Вы не ломаете себе голову, откуда древние греки приволокли такие огромные камни и как они их взгромоздили наверх, и как ловко, тонко и мелко они обработали материал. Ничего этого нет. Все сделанное — и. размер, и материал, и его вес, и обработка — в пределах реальных сил человека, человека с большой буквы, человека, а не раба, все — кроме возможности повторения Парфенона. Все уверенно, спокойно стоит на земле, соразмерно облегчаясь кверху. Пластическое выражение веса материала не превосходит его физической тяжести и прочности, не слишком велико и во всем соразмерно человеческим силам и человеческому восприятию, — в масштабе приподнятого на котурны несколько преувеличенного человека. Такого, какими были боги Греции.

    3. Иктин и Калликрат. Парфенон. 447-432 гг. до н. э.


     Основные категории классического стиля, которые я пытался выразить в мысленном ответе Фидия, «я старался приблизить форму к камню, а камень к форме», могут быть дополнены словами: «и к человеческим силам и размерам».

     Все находится в гармонии самое собой, с природой и человеком и не превосходит его сил ни в создании, ни в постижении техники созидания... Парфенон... вас не подавляет ни размером, ни тяжестью, ни величием — скорее вы подавлены собственным незаслуженным величием, ощущаемом в его присутствии».

     Как же достигнуто это безмерное совершенство в «Золотой век» греческой демократии, когда древние Афины на свои средства и средства своих союзников смогли построить этот храм и украсить его скульптурами Фидия?

    4. Иктин и Калликрат. Парфенон. 447-432 гг. до н. э. План


     Небольшой по размерам храм (73х34х21 м) поставлен как бы на площадку — ступенчатый постамент; тем самым появляется необходимость подняться к его стенам с каждой стороны, хотя входы расположены только на торцах (илл. 4). В противоположность горизонталям ступеней колонны, хороводом окружающие главное помещение — целлу, подчеркнуто вертикальны. Покрывающие их полукруглые выемки — борозды (каннелюры) — своей светотеневой игрой усиливают их вертикальность (илл. 5). Вместе с тем отчетливо видишь, ощущаешь, что колонны не только стоят по периметру периптерального храма, но и несут покоящийся на них антаблемент, на который некогда опиралась конструкция крыши. Это ощущение достигнуто еле улавливаемой глазом припухлостью колонн на одной трети их высоты. Колонны как бы немного осели под тяжестью сложного по своему построению антаблемента. В то же время горизонтальная форма антаблемента вторит ступенчатому постаменту — стилобату. Всмотримся в построение антаблемента — мы обнаружим здесь немало ценного, познаем искусство как зодчего, так и скульптора. С колонны на колонну перекинуты каменные балки — архитрав. От верхней части — фриза — его отделяет легкий и простой по своему профилю поясок. Сам же фриз облегчен. Он состоит из поперечных камней — триглифов, выходящих торцами на фасад и обработанных вертикальными бороздами, и промежутков между ними, заполненных квадратными плитами метоп. На них размещены высокие рельефы. Пластическое совершенство рельефов, как и скульптур, заполнявших некогда оба торцовых фронтона храма, перекликается с почти скульптурной обработкой мрамора, из которого построен Парфенон.

     Мы всматриваемся в стену целлы, сложенную из равновеликих блоков мрамора, внимательно приглядываемся к барабанам — цилиндрам, из которых сложены колонны, и замечаем, что здесь нет связующего раствора. Да, его не было. Теска камня, теска всех блоков была настолько совершенна, что каждый из них был точно пригнан к другому. Лишь внутренние металлические скрепы соединяли их между собой в особо ответственных местах.

    5. Иктин и Калликрат. Парфенон. 447-432 гг. до н. э. Деталь

     Внимательный осмотр Парфенона приводит нас к выводу, что его части — ступенчатое основание, колонны с целлой и антаблемент с покрытием — представляют собой как бы совершенно самостоятельные элементы. Первоначальная их окраска в синий, красный и желтый цвета еще сильнее оттеняла значение каждой части. Однако вместе с тем все они образуют неразрывное гармоническое единство, наделенное редким художественным совершенством. Все конструктивные элементы Парфенона обрели высокохудожественную форму, не теряя своей технической логики. Именно эта художественность конструктивной стороны здания, ясность взаимоотношения частей и логика пластических форм наделили Парфенон той несравненной тектоничностью, которая сделалась непревзойденным идеалом на многие века. 


    ГОТИЧЕСКИЙ СОБОР

    Древние легенды и предания не раз обращались к теме счастливого обетованного края, где человек, освободившийся от земных несчастий, тягот и болезней, мог вести вечную блаженную жизнь. Средневековое христианство уделяло большое внимание учению о рае. Рай представлялся человеку того времени реально существующим. Здесь, по учению церкви, достойные верующие познают высшее духовное счастье в общении с богом. Все эти суждения породили произведения, которые создавали представление об обещаемом неземном бытии человека, — готические соборы.

     Уже издали над морем крыш городских домов виден готический собор, вознесший к небу свои башни (илл. 6). Он, как маяк, служит путеводной вехой, направляя движение по тесным и кривым улочкам древнего города к городской площади, расстилающейся перед его фасадом.

     Первоначально трудно разобраться в сложной композиции открывающегося нам фасада собора, поражающего обилием деталей, искусно вытесанных из камня. Здесь и огромные стрельчатые порталы, похожие на ниши, скомпонованные так, что невольно хочется войти в собор, и огромное круглое окно-роза над ними, словно затянутая паутиной каменных плетений, и прозрачные галереи, и высокие вытянутые вверх окна, и мощные столбы-лопатки, тянущиеся от яруса к ярусу, и необыкновенные башни сложного, словно кристаллического, строения, поднявшие свои шпили на десятки метров. Но чем дольше вглядываемся мы во все эти поражающие нас детали, как будто выполненные не из камня, а из какого-то необыкновенно прочного материала, тем отчетливее доходит до нас замысел зодчего — создать сооружение, которое, несмотря на свои большие размеры, призвано не подавлять человека, как это было в архитектуре Древнего Египта, а отвлечь, увести его от окружающей повседневности, разбудить и потрясти его сознание, направив его к определенной цели. И сколько бы раз вы ни видели готические соборы, какая бы шумная и яркая по своим краскам жизнь ни бурлила бы у их стен — все же эти необычные громады неизменно производят сильнейшее впечатление, заставляя взирающего на них человека сосредоточиться перед тем, как войти в прохладный сумрак их грандиозных, вытянутых в длину зал.

    6. Собор в Кёльне. XIII-XIV вв. Закончен в XIX в.

    Уже разглядывая фасад собора, мы замечаем, что чем выше, тем сильнее вытягиваются его формы. От яруса к ярусу утоняются и бегут вверх колонны, от яруса к ярусу все стремительнее вытягиваются невиданные по высоте окна — в фасаде нарастает волнующее нас движение, подготовляющее к лицезрению того, что откроется только внутри собора. И вот мы переступаем порог, минуем соборные, кажущиеся невысокими двери и... невольно останавливаемся, сразу же захваченные непостижимым бегом архитектурных линий, несущихся в неудержимом потоке вверх (илл. 7). Там распростерлась причудливая сень сложно - сплетающихся ребер — нервюр сводов. Этот не знающий себе равного бег линий, непрерывно струящихся, стремящихся ввысь, не столько заставляет нас почувствовать систему опор-столбов, сводов, проемов — всех материальных элементов архитектуры, сколько создает единственное в своем роде ощущение пространства. Этому безотчетному чувству невозможно не отдаться. Оно овладевает вами с такой силой, что вы забываете о внешнем мире и природе. Вы всецело во власти этого потрясающего ваше сознание ощущения пространства. А если в это время зазвучит орган, раздастся пение невидимого хора, то вы сможете с полным правом говорить о голосах звучащей архитектуры.

    7. Собор в Кёльне. XIII-XIV вв. Закончен в XIX в. Внутренний вид

    «Пространство, тьму и тишину собора взорвали невероятные, многоголосые звуки органа, взлетели ввысь, опрокинулись и, подхваченные новыми, обгонявшими самих себя звуками, снова взлетели ввысь. Звуки скользили, охватывали, переплетались с колоннами, вонзались в тьму и несли и поддерживали угадываемые очертания сводов.

    8. Собор в Амьене. XIII-XV вв. План

    ...Архитектура перестала быть камнем. И все летело, летело, летело... Ad majorem Dei gloriam» ( «Для вящей славы божьей» (латынь). ) (А. К. Буров).

     Да, архитектура перестала быть камнем, инертной материальной массой. Она стала покоряющим нас пространством, охватывающим нас, ведущим вперед к хору, где таинственно светятся пурпуром, синим, желтым и зеленым витражи.

     Но если мы преодолеем так сильно охватившее нас чувство отрешенности от внешнего мира, глубоко затронувшее сознание и заставившее как бы слиться с архитектурой и спросим себя: как достигнуто это незабываемое впечатление, то нам предстоит упорная, но увлекательная аналитическая работа.

     Казавшиеся невесомыми, чуть ли не бесплотными столбы-колонны на самом деле достаточно массивны. Их зрительная легкость достигнута благодаря прислоненным к ним полуколоннам, превратившим их могучий ствол в пучок своеобразных тонких «побегов», менее всего призванных нести какую-либо тяжесть. Капители этих непомерно вытянутых полуколонн то отмечают пяты стрельчатых арок, отделяющих центральный неф от боковых, то служат основанием нервюрам вспарушных многогранных сводов. Ребра-нервюры последних, словно ветви деревьев, переплетаются над головой, образуя нескончаемый узор, усложняющийся в перспективе и вторящий узорным каменным переплетениям оконных пролетов. Чем внимательнее мы всматриваемся во все эти бесчисленные детали и формы, сравниваем их друг с другом, тем отчетливее бросается в глаза их согласованность, почти однотипность. Именно это единство по существу не столь разнообразных деталей играет далеко не последнюю роль в гармонии архитектуры готического собора. Тонкая вытянутая колонна и стрельчатая арка — вот его лейтмотивы.

     Двигаясь вдоль нефов собора, мы получаем возможность представить себе его план (илл. 8). Здание сильно вытянуто по одной оси — от входа к хору, где расположен алтарь. Вдоль этого длинного зала стоят поразившие нас своей легкостью столбы-опоры. Свет проникает через высокие узкие окна, прорезающие стены собора, а также через ряды окон, расположенных вдоль среднего, главного, нефа под самыми сводами. Тем самым собор хорошо освещен во всех частях. Хор, его восточная часть, предстает как ряд ниш — капелл, обходящих по кривой и завершающих в перспективе все нефы собора. Большая вытянутость последних обусловлена не только желанием собрать под сенью сводов собора чуть ли не все население города, но и устройством живописных процессий — шествий, столь тонко разработанных католической церковью и так привлекающих своей зрелищностью человека того времени. Однако как бы мы внимательно ни относились к тем или иным архитектурным деталям этих, величественных памятников средневековья, как бы ни дивились игрою виртуозно рассчитанных конструктивных элементов, наделенных полной художественной законченностью всех своих частей, все же архитектурное пространство готического собора — то основное, что будет поражать наше сознание. Ему до сих пор не создано ничего равного. 


    ХРАМ В ФИЛЯХ

    В историю русской архитектуры церковь Покрова в Филях (илл. 9) вошла как один из лучших и типичнейших памятников конца XVII века, когда так ценили «дивное узорочье», сделавшееся непререкаемым идеалом для всего искусства этого столетия. Действительно, уже при подходе к этому великолепному по своей красочности и живописности произведению мы всецело отдаемся лицезрению его столь обильных декоративных деталей. Их так много, что первоначально даже трудно разобраться в существе композиционного построения здания. Раскидистые лестницы, арки открытого подклета, торжественно-пышные наличники окон и порталы дверей, тонкие колонки на углах и ребрах граней архитектурных объемов, пышное кружево надкарнизных украшений и золотые луковицы глав образуют тот несравненный наряд, который неизменно заставляет воспринимать этот памятник как выражение безмерной радости, ликования, восторга. Да и как было не радоваться его заказчику, боярину Л. К. Нарышкину, дяде молодого Петра, ставшему в результате переворота 1689 года одним из виднейших сановников страны. Церковь Покрова в Филях, усадьбе Нарышкина, может рассматриваться как своего рода памятник первой победы Петра. Однако ее значение неизмеримо больше, а идейно-образное содержание несравненно глубже, поскольку создавшие ее мастера руководствовались общенародными представлениями о прекрасном.

    9. Церковь Покрова в Филях. 1693-1694

    Как же достигнуто столь высокое художественное воплощение этого идеала? Может показаться, что архитектурная композиция храма основывается на принципе равнозначности фасадов, тем более что каждый полукруглый выступ, примыкающий к основной части, увенчан самостоятельной главой. Лишь расположение трех лестниц дает возможность остановиться на среднем, западном, фасаде как на главном. Однако если мы обратимся к плану здания (илл. 10), то увидим, что южный и северный выступы — притворы — меньше, чем западный и восточный, где расположен алтарь. Тем самым неизвестный нам зодчий тонким, незаметным приемом не только строит свою композицию по оси запад—восток, но и создает лучшую возможность для большего числа вошедших в храм людей полюбоваться редким по красоте иконостасом.

    10. Церковь Покрова в Филях. 1693-1694. План

    Общая композиция храма необычайно проста и обнаруживает зависимость от деревянных прототипов. Вглядитесь в нее повнимательнее. В центре находится так называемый четверик, увенчанный широким восьмериком, через окна которого свет обильно освещает храм внутри. Над этим восьмериком высится еще один. В его сквозных пролетах висели колокола, тем самым церковь одновременно превращалась в колокольню. Над этим восьмериком-звоном находится восьмигранный барабан, несущий главу. Уже только одна эта повторяемость форм определяет повторность как крупных частей храма, так и элементов его убранства. Полукруглые формы выступов-притворов не только завершают ступенчатое построение общего объема здания, но создают редкое единство и законченность сооружения. Вместе с тем само расположение почти равновеликих выступов-притворов вокруг центрального ядра позволяет говорить о центричности этого сооружения.

     Нарядное кружево надкарнизных гребней, как и затейливое завершение наличников окон и порталов, несмотря на однотипность составляющих их элементов, создают редкий по декоративности силуэт здания. Однако зодчему показалось этого мало. Поэтому он поставил свой храм на высокий арочный подклет, который своей формой плана повторил план основной части здания. Тем самым здание было как бы приподнято, что усиливает его декоративные свойства, позволяет видеть его с большего расстояния. А широкие открытые лестницы (переделанные в нижних своих частях после 1812 года) зрительно крепко связали храм с небольшим холмом, на котором он поставлен.

     Мастер продумал в своем произведении каждую деталь. Так ромбовидные городчатые решетки в окнах, при всей незначительной толщине составляющих их железных полос, вводят определенный декоративный элемент в проемы окон. На углах четверика поставлены пучки из трех тонких колонок. Обратите внимание, что средняя колонка своим расположением по диагонали «скашивает» угол. В этом приеме видно желание мастера заставить зрителя воспринимать храм как объемное, центричное по своей композиции сооружение. Следует присмотреться и к обрамлению восьмиугольных окон четверика. Они очень просты и по своему характеру восходят к деталям деревянного зодчества. Такими же, «деревянными» выглядят карнизы, завершающие четверик и восьмерик.

    11. Иконостас церкви Покрова в Филях. 1693-1694

    Стоит нам переступить порог, как повышенная декоративность, столь полно выраженная во внешней архитектуре храма, как бы бледнеет перед еще более пышным внутренним убранством. Уже из западного притвора сквозь высокую арку, отделяющую его от центральной части, виден блещущий золотом резной иконостас. Конечно, вглядываясь в его столь искусно вырезанные объемные ажурные детали, наш глаз все же обнаружит как его опорные, конструктивные элементы, так и заполненный резными позолоченными растительными мотивами «фон». Но для этого потребуется довольно продолжительное время. Сначала же мы будем просто поражены небывалой пышностью декоративных форм, подымающихся вверх к залитому светом восьмерику (илл. 11). Расположенные в иконостасе иконы, ради которых он по существу и создан, скорее выглядят своего рбда «паузами», для того чтобы можно было разобраться в этом декоративном великолепии. Оно поражает нас во всем — не только в этой драгоценной золотой завесе, отделяющей алтарь, но и в боковых клиросах, и в ложе, предназначенной для владельца этого поистине редкого по красоте и мастерству исполнения монументального декоративного произведения. Первоначальный черный фон под золотой ажурной резьбой еще более усиливал декоративные свойства иконостаса.

     Когда же мы, слегка утомленные декоративностью, придем в себя, то невольно возникает вопрос: каков же был человек, для которого создавалось все это великолепие? Портрет — «парсуна», самого Л. К. Нарышкина, как и его современников, дает на это прямой ответ. Тут и горделивая осанка, порожденная сознанием личных заслуг, и роскошь одежд, где тоже главенствует золото, где даже ворот, полы, подол и обшлага кафтана обшиты золотым кружевом и оттенены темным, видимо, собольим мехом. Именно такие сановники могли позволить себе заказать и построить храм вроде церкви в Филях, где, подобно земному божеству, они являлись своим подчиненным и челяди.


    ПОГОСТ КИЖИ


     Из истории архитектуры мы знаем, что ряд архитектурных произведений был возведен в память тех или иных событий, сыгравших видную роль в жизни отдельных народов. Так, наш знаменитый собор Покрова, «что на рву», известный больше код названием собора Василия Блаженного, был сооружен в память взятия Казани. Это событие, воспринимавшееся как полная и окончательная победа, как ликвидация вековечной татарской опасности, угрожавшей самому существованию русского государства, породило не знающее себе равного произведение, вошедшее в сокровищницу мировой архитектуры.

     Исследователь кижского погоста архитектор А. В. Ополовников считает, что постройка знаменитого деревянного двадцатидвуглавого храма Преображения в Кижах была осуществлена в память Полтавской победы, что вполне возможно (рядом находится второй деревянный храм о девяти главах и колокольня).

    12. Храм Преображения погоста Кижи. 1714


     Присматриваясь к этому архитектурному чуду (илл. 12), поражающему нас обилием своих глав, водруженных на так называемые бочки, достигающему 35 м высоты, мы видим, что здесь в дереве решена художественная задача, весьма близкая к той, которую мы наблюдали в Филях. Но там, в Филях, мастер имел в руках прочный кирпич и белый камень, в то время как строитель Кижей достигает поразительного эффекта в одном лишь дереве. Нам известно, что дерево как строительный материал ограничено в своих возможностях. Так, например, из бревен, сложенных в венцы горизонтальными рядами, нельзя построить здание с округлыми формами. Дерево по прочности уступает другим строительным материалам. Однако русские плотники сумели преодолеть эти недостатки дерева, создав произведения, поражающие нас как совершенством художественных приемов, так и продуманностью конструктивной мысли. Храм в Кижах тому блистательный пример.

    13. Храм Преображения погоста Кижи. 1714. План


     Построенный в 1714 году на одном из островов Онежского озера, он обслуживал прихожан ряда деревень. Именно поэтому обычный четверик — четвероугольная клеть была заменена восьмериком, что сразу же расширило внутреннее пространство здания. Помимо этого, подобно выступам-притворам в Филях, восьмерик получил четыре прируба, один из которых многогранной формы был отведен под алтарь. Эти прирубы, открытые во всю высоту внутрь основной части храма, увеличили его площадь и пространство. Такая система плана церкви (илл. 13) — «округла, о 20 стенах» — была хорошо известна в древности, но объемное построение храма было осуществлено совершенно по-новому.

     Чтобы повысить декоративную сторону сооружения, похожего на своеобразную далеко видную пирамиду, зодчий делает каждый прируб двухступенчатым, помещая на каждом уступе, увенчанном бочкой, по главе. Бочками и главами завершены и грани основного восьмерика. За ним следует второй восьмерик с четырьмя главами и, наконец, последний, третий, восьмерик, на котором водружена венчающая большая глава. Нетрудно заметить, что эта архитектурная композиция строится на повторяемости определенных форм — восьмериков, бочек и глав, столь близких по рисунку друг к другу. Благодаря максимальному сближению глав по ярусам, более близкой к стенам постановке глав в нижних ярусах, благодаря находящимся за ними бочкам создается как монолитная цельность всего произведения, так и непрерывный подъем вверх всех форм, всех линий сооружения.

     Первоначально может показаться, что все главы храма одинаковы и лишь верхняя, главная, больше остальных. Однако на самом деле главы второго яруса меньше глав первого, что усиливает при перспективном сокращении нарастание архитектурных форм ввысь. Главы третьего яруса больше глав двух нижних ярусов, что выделяет венчаемый ими основной восьмерик, в то время как главы четвертого, предпоследнего, яруса меньше всех остальных, что вновь «ведет» глаз ввысь к венчающей большей главе. Эта игра объемами глав, как и само их расположение, превращает грандиозный храм в Кижах в сооружение, близкое по своим пластическим формам к скульптуре.

    14. Крыльцо храма преображения погоста Кижи. 1714


     Большое декоративное значение приобретают такие детали, как покрытие глав чешуей городчатого лемеха и «красный» тес, то есть тес с орнаментированными концами тесин, образующих кровлю. Именно благодаря вырезу концов тесин по особому рисунку на бревна срубов ложится зубчатая декоративная тень, скрашивающая их некоторую однообразность. Это «украшение тенью» — известный прием, часто употребляемый в древнерусском деревянном зодчестве. Не меньшими художественными свойствами наделена и двухмаршевая лестница с крыльцами, утвержденная на мощных бревенчатых кронштейнах (илл. 14). Резные столбики, поддерживающие кровли крылец или площадки, дощатые «балясины» перил, как и водостоки, своими формами вторят декоративным приемам, так полно сказавшимся в архитектуре этого редкого по красоте произведения.

     Войдя во внутрь, мы поразимся относительно небольшой высотой основного помещения храма, оно занимает лишь четверть общего объема здания. Тем самым зодчий еще раз стремится подчеркнуть, что внешний облик храма, его двадцатидвуглавая пирамида должна считаться основным объектом наших наблюдений. Даже относительно пышный иконостас, столь ясно и отчетливо воспринимаемый в восьмигранном просторном помещении, не производит особенно большого впечатления по сравнению с внешними архитектурными формами этого незабываемого храма.

     Мы не можем не задуматься над конструктивной стороной здания. За этими столь поражающими нас декоративными приемами и деталями почти полностью скрыта конструктивная сторона сооружения. А она играет большую роль. Над подвесным двенадцатиреберным потолком — «небом», храма находится внутренняя двухскатная кровля, предохраняющая его роспись от проникновения влаги. Здесь же расположены дополнительные водостоки, как и раскосы, передающие распор на стены. Даже прирубы играют роль своего рода контрфорсов. Но особенно продумана система водостоков и устройств для испарения влаги на венчающей части храма, что было очень важно при столь сложном архитектурном построении.

     Хотя мы познакомились с редким по своим декоративным качествам произведением, тем не менее надлежит помнить, что даже в самом простом, в самом непритязательном строении деревенского плотника можно порой обнаружить поразительные архитектурные приемы и подлинное мастерство исполнения. Наблюдательность, сочетающаяся с тревожащими наше сознание «вечными» вопросами: с какой целью, как, где и почему построено, в чем смысл декоративных деталей — всегда принесет свои положительные результаты. Думая над всем этим, мы намного продвинемся в область более глубокого понимания искусства архитектуры. 


    ПАШКОВ ДОМ

      Самым красивым зданием Москвы до сих пор считается Пашков дом, где ныне помещается Государственная библиотека имени В. И. Ленина. Какие же свойства, какие архитектурные приемы определили эту высокую оценку?

     Дом выстроен в 1784—1786 годах на Моховой улице (ныне проспект Маркса) известным русским архитектором В. И. Баженовым для отставного поручика П. Пашкова (илл. 15). Присмотревшись к дому, мы придем к выводу, что он невелик. Но он кажется больше, чем есть, благодаря вытянувшимся вдоль улицы по одной прямой галереям, примыкающим к главному объему и флигелям, завершающим по краям общую архитектурную композицию. Такая трехчастная композиция, состоящая из центрального здания, галерей-переходов и флигелей, не прихоть зодчего — она обоснована тогдашней жизнью. В главном доме размещались жилые комнаты и парадные залы владельца. Во флигелях находилась кухня, жила прислуга и останавливались гости. Переходы-галереи давали возможность пройти из флигелей в дом, не выходя наружу, что было особенно важно в ненастную погоду или зимой.

    15. В. И. Баженов. Пашков дом. 1784-1786

     Пашков дом принадлежит к типу сравнительно небольших жилых зданий, приспособленных к всевозможным празднествам и балам, к так называемым «увеселительным» строениям, которые так любили в XVIII веке. Но мы вынуждены все же сделать вывод, что в его внешнем, столь живописном облике, безусловно, есть элементы общественного сооружения. В чем же они сказываются? Посмотрите, здание не стремится отгородиться от улицы, замкнуться на своей территории. Наоборот, оно так поставлено на небольшом пригорке, возвышающемся над проходящей внизу улицей, что его видно с далекого расстояния. Благодаря тому что дом обращен своим основным фасадом к улице, возвышается над ней, входит в ее пейзаж, хорошо обозреваем со многих сторон (из-за перекрестка улиц) и, наконец, стоит лицом к Кремлю, — он наделен определенными чертами дворцового характера (дворцовое здание воплощало в те годы представление об общественном значении архитектурного сооружения). Дворцовость дома Пашкова сказывается в общем строе его архитектурной композиции. Ему присуща определенная торжественность, представительность, парадность. Дом неизменно воспринимается как стройное по своим формам праздничное здание, где каждая часть, каждая деталь — образец законченности и совершенства. Чтобы усилить впечатление общественного значения архитектуры дома, зодчий применил высокий аркадный цоколь, который поднял здание, и это позволяет лучше оценить его высокие художественно-архитектурные свойства. Часто расположенные, вытянутые вверх окна не только служат хорошим источником освещения покоев и зал, но и вновь заставляют нас пристальнее вглядеться в это светлое, праздничное сооружение. Особенно эти свойства здания ощущаются вечером, когда освещенная вереница окон словно возвещает о начавшемся здесь празднике, об обилии съехавшихся гостей, о музыке, звучащей с хор, когда вот-вот должны начаться танцы (забудем, что тут сейчас расположен читальный зал библиотеки). А этот праздник, бал, гости — часть общественной жизни того времени.

     А теперь постараемся разобраться в общем композиционном замысле здания (илл. 16), что даст нам возможность глубже оценить мастерство архитектора и познать логику его творчества. Дом Пашкова выстроен во время господства стиля классицизма, когда так ценили ясно очерченный, хорошо видный в окружающем пространстве цельный блок сооружения. Действительно, четко построенный объем здания воспринимается сразу же в его трехмерном измерении, поскольку примыкающие к нему низкие галереи и флигели расположены так, что дают возможность сразу же охватить взглядом центральную часть. Однако при подобном построении можно было легко нарушить цельность и единство общей композиции. С целью устранения этого недостатка архитектор прибегнул к ряду приемов, которые не позволяли распасться архитектурной композиции на отдельные обособленные друг от друга части. Именно поэтому он применил в цоколе мотив аркады, проходящей по всему фронту здания. Она связывает между собой все части сооружения, хотя из-за различной толщины стен и опор-простенков она на отдельных участках получает особые оттенки. В этом нетрудно убедиться, сопоставив арки цоколя центральной части с аркадой галереи. Эта же общность форм аркады заставляет включать галереи и флигели в состав основной части дома, который потому и кажется больше, чем он есть на самом деле.

    16. В. И. Баженов. Пашков дом. 1784-1786. План

    Однако при всем пристрастии мастера к четким, спокойным объемам он не упускает из вида близости своего произведения к Кремлю. Одной из отличительных черт последнего был живописный, декоративный по своей природе силуэт. Верхи башен, зубцы стен, главы соборов, завершения теремов и других построек образовывали тот ломкий, острый контур, который отчетливо выступал на фоне неба и который так ценился людьми Древней Руси. Вот эта-то специфическая черта облика Московского Кремля, видимо, определила необычный силуэт Пашкова дома. Архитектор стремился, при всем отличии архитектуры Московского Кремля от своего произведения, связать его, хотя бы зрительно, с прославленными древними памятниками столицы. С этой целью он увенчивает центральное здание небольшим круглым бельведером. На нем была поставлена статуя, погибшая во время московского пожара 1812 года. Бельведер со статуей не только создавал запоминающийся силуэт, но и подчеркивал одновременно объемность центральной части дома. Флигели же получили портики, увенчанные треугольными фронтонами, равные ширине их корпусов. Эти фронтоны не только выделяют по силуэту флигели, но линиями своих крайних скатов направляют взгляд к центральному зданию, к его венчающему бельведеру. Тем самым флигели вновь зрительно связываются этим тонким приемом с центром, образуя вместе с тем композиционный треугольник, в который вписывается весь уличный фасад. Его вершиной был все тот же бельведер с венчавшей его некогда статуей.

     Общий композиционный треугольник уличного фасада, как и фронтоны флигелей, должен был быть поддержан аналогичным приемом в архитектуре самого главного здания, без чего оно выглядело бы несколько чужеродным, оторванным от всего остального. Поэтому архитектор рассчитывает цоколь портика дома на шесть колонн, а ставит лишь четыре, заменяя крайние статуями. Благодаря такому приему в центре дома зрительно образуется новый равнобедренный композиционный треугольник, наклонные стороны которого отмечены статуями на углах портика. Следует также иметь в виду, что статуи перед портиком перекликались со статуей бельведера.

     Баженов ставит ионические колонны портиков флигелей прямо на землю, в то время как колонны композитного ордера главного здания вознесены на высокий цоколь. Это пристрастие известного мастера к зрительным, как бы наслаивающимся друг на друга композиционным треугольникам в построении фасада меньше всего следует считать лишь изощренною игрою или прихотью. Наоборот, тут следует видеть искушенного в своем искусстве зодчего, хорошо связавшего все отдельные части здания в цельную архитектурную композицию, привлекающую нас как своим единством, так и разнообразием форм.

     Столь искусное композиционное построение, в котором так подчеркнута роль венчающего, высоко поставленного бельведера, предопределила вертикальное членение стен самого здания. Именно поэтому на каждом простенке помещена пилястра. Естественно, что вертикальные линии пилястр вторят колоннам портика и вместе с тем зрительно облегчают весь блок здания. С этой же целью колонны и пилястры покрыты каннелюрами — полукруглыми выемками, которые не только усиливают вертикальную направленность стен, но и наделяют их тонкой светотеневой игрой, придающей блоку здания определенное чувство пластичности.

     Естественно, что орнаментальная лепнина антаблемента и тумбы с декоративными вазами венчающего парапета находятся строго над каждой колонной и пилястрой, образуя совместно стройную и нарядную архитектурную систему членения стен.

     Этой системе отвечают вытянутые формы окон, расставленные в сравнительно частом ритме. Для усиления праздничности архитектуры зодчий помещает в филенках над окнами цоколя и в верхних частях наличников окон верхнего этажа лепные гирлянды. Орнаментальная лепнина антаблемента, орнаментированные шишечки, подвешенные у волют капителей ионических колонн, как и декоративные вазы парапета, служат этой же цели. Крупно рустованный цоколь, воспроизводящий кладку большими блоками камня, оттеняет народную легкость верхней части сооружения. Львиные маски на замковых камнях окон цоколя, как и их полукруглые арочные завершения, призваны образно передать впечатление прочности и силы этой части здания.

     Разобравшись в архитектуре фасада Пашкова дома, обращенного в сторону улицы, налюбовавшись его изяществом и красотой, обогнем дом и войдем во двор, где расположен основной вход в здание. Здесь при входе с переулка нас встретят сложно скомпонованные ворота. Многие их детали покажутся нам знакомыми. Так, ионические колонны ворот близки к' колоннам портиков флигелей, а криволинейное завершение ворот несколько напоминает по своим декоративным формам декоративные элементы бельведера главного здания.

     Сквозь легкий узор решетки створок ворот нам открывается новый вид на уже знакомый фасад главного дома (фасад со стороны двора в основном повторяет фасад со стороны улицы.) Но что же тут нового, что заставляет нас по-другому воспринимать уже виденные нами архитектурные формы? Дом теперь стоит строго против нас на ровной площадке и, следовательно, не только должен выглядеть по-иному, но и обладать иными архитектурными элементами, если, конечно, архитектор подумал об изменившейся точке зрения и местоположении здания. И он, как талантливый архитектор, подумал и предусмотрел происшедшие изменения.

     Нетрудно заметить, что дом отдален от ворот на сравнительно большое расстояние. Нужно ли это расстояние для того, чтобы оценить архитектуру здания? Пожалуй, нет — ведь покоряющая красота композиции дома вместе с галереями и флигелями с этой стороны не видна. Помимо этого, здание воспринимается от ворот строго фронтально и притом сразу, поскольку, как мы знаем, объем его главной части невелик. Следовательно, вынужденная дальность расстояния — неизбежная особенность местоположения, а потому здесь следовало прибегнуть к другим архитектурным приемам, чтобы произвести должное впечатление.

     С целью зрительно приблизить здание к входящему во двор, архитектор справа и слева от ворот поставил декоративные стенки, обработанные ложными аркадами. Они идут к дому под углом, наподобие раскрывающегося в его сторону коридорафаструба. Оригинальный прием расположения стен ограды двора, как и учащающийся в перспективе ритм арок, направляет наш взгляд к дому. А дом как бы устремляется нам навстречу. Это достигается тем, что знакомый нам по уличному фасаду цоколь имеет по краям отступы. На них так же, как и на главном фасаде, поставлены статуи. Таким образом, со стороны двора фасад дома построен по ступенчатообразной форме: вперед выдвинут четырехколонный портик над входом, затем следуют боковые отступы цоколя со статуями, а затем уже стены основной части. «Ступенчатость» фасада часто обусловлена как территорией участка, так и единственно возможной точкой зрения на него. Она призвана зрительно уменьшить расстояние между воротами и домом, а также подчеркнуть, что перед нами не плоский фасад, а цельный архитектурный объем, обращенный навстречу входящему. Помимо этого, далекий вынос портика, порождающий легкую затененность расположенных за ним стен здания, обусловлен ориентацией дворового фасада на север. А северные фасады в географической зоне Москвы бывают освещены солнцем весьма непродолжительное время в середине лета и то лишь рано утром и поздно вечером. Следовательно, архитектор предусмотрел плохую светотеневую лепку архитектурных форм этой части здания. Вынесенный вперед портик дома в известной степени восстановил утраченные качества.

     Внутренняя отделка дома погибла во время пожара 1812 года. Затем, во второй половине XIX столетия, здание было приспособлено под библиотеку, носящую теперь имя В. И. Ленина. От прежних зал и комнат ничего не осталось. Пашков дом — прекрасное своим наружным видом здание. Внимательный осмотр его с внешней стороны позволил нам познать логику композиционного построения, проследить архитектурно-пластическую обработку его объема и по достоинству оценить талант его автора — В. И. Баженова.


    РЕШЕТКИ ЛЕТНЕГО САДА И КАЗАНСКОГО СОБОРА

     (В настоящем очерке использованы тонкие наблюдения архитектора Л. Капицы.)

     Не меньший интерес представляет для нас архитектура небольших произведений, обычно называемых малыми архитектурными формами. Таковы беседки, павильоны, решетки. Остановим внимание на последних. Среди них есть такие, которые занимают видное место в искусстве мировой архитектуры.

     В 1770—1784 годах в Петербурге вдоль набережной Невы перед Летним садом «от летнего дому до Галерного двора» была сооружена решетка, по-видимому, по проекту Ю. Фельтена (илл. 17). Задача архитектора заключалась в том, чтобы создать садовую ограду достаточно самостоятельную, сквозь которую были бы хорошо видны как широкий простор реки, так и зелень самого парка, его аллеи и украшающие их статуи.

     Звенья решетки и ее ворота заключены между массивными гранитными столбами дорического ордера. Эти столбы-колонны создают четкий, мерный ритм, не давая решетке превратиться в перспективе в бесконечную ленту. Тяжеловесности столбов противопоставлены легкие изящные звенья — прясла решетки и створов ворот, необычайно простые и логичные по своей композиции. Решетка образована из копий, уверенно упирающихся в гранитный цоколь. По верху, под самыми наконечниками копий идет золоченый фриз, растительные элементы которого связаны с копьями. Поскольку решетка садовая, то архитектор постарался уменьшить воинственный дух, который был привнесен самим мотивом копий. Поэтому он ввел прямоугольные рамки, охватывающие каждое нечетное копье, что не лишило решетку легкости и стройности, но придало ей черты известной живописности, изящной декоративности.

    17. Ю. Фельтен. Решетка Летнего сада. 1770-1784

    Расположенные посередине каждого охваченного рамкой звена розетки служат этой же цели. Помимо того, они хорошо связывают элементы решетки друг с другом и придают тонким вертикальным стержням определенную и необходимую здесь зрительную жесткость. Примыкание фриза решетки к шейке столба, а нижнего горизонтального стержня к его базе создает еще большую взаимосвязь всех частей решетки.

     В основе построения створов ворот виден тот же принцип вертикального расположения металлических стержней, что и в самой решетке. Лишь нижняя их часть построена горизонтально, соответствуя форме массивного цоколя. Каждый створ ворот состоит из рамы, в которую вписан из тех же стержней контурный рисунок тумбы-постамента, и поставленной на него вазы с цветами. Для прочности и оживления рисунка рамы архитектор вводит в ее состав связующие круги. Следует отметить, что для зрительного единства и незыблемости структуры кругов они вписаны в рамы не внешним контуром (как это сделал бы менее одаренный архитектор), а внутренним, что прочно связывает их с занимаемым ими местом. Вазы с цветами на створах ворот, как и вазы на столбах, говорят о парковом характере решетки. Ведь она не скрывает парк, а лишь отделяет его от набережной.

    18. А. Н. Воронихин. Решетка Казанского собора. 1811

    Вместо фриза из растительных элементов решетки на воротах применен геометрический орнамент греческого меандра. Движение, начавшееся в меандровом фризе ворот, находит себе соответствие и усиливается в туго закрученных волютах завершения ворот. Линии как бы бьющих фонтаном листьев в центре завершения растекаются к краям по упрощающимся и слабеющим в своем движении спиралям, переходя за вазами столбов в рисунок завершений копий.

     Рассматривая решетку Летнего сада, обращая внимание на каждую деталь, даже самую незначительную, мы постигаем редкое единство художественного замысла этого превосходного произведения, выполненного из кованого железа. Решетка настолько художественно совершенна, что трудно сказать, служит ли она прекрасной оградой Летнему саду или Летний сад является прекрасным фоном для этого великолепного архитектурного произведения.

     Решетка Казанского собора в Ленинграде, законченная установкой ее автором А. Н. Воронихиным в 1811 году, принципиально отличается от решетки Летнего сада (илл. 18). Она была задумана как неотъемлемая часть общей объемной композиции Казанского собора, который по окончательному замыслу Воронихина должен был обладать второй колоннадой с южной стороны, противоположной Невскому проспекту. Поскольку эта южная колоннада осталась невыполненной, решетка в настоящее время может показаться зрителю, не знакомому с историей постройки собора, мало оправданной, даже непонятной по своему местоположению.

     Воронихин задумал решетку как ограду, охватывающую полукруглую площадь перед западным входом в собор. Выполненная подстать собору в массивных внушительных формах, она должна была, изгибаясь мощным полукругом, упираться в два больших гранитных пьедестала с гигантскими статуями апостолов. Эти монументальные пьедесталы по краям решетки не были возведены, что лишило ее полной законченности и органической связи с собором.

     Массивные гранитные дорические столбы-колонны, покрытые полукруглыми выемками каннелюр, увенчанные шарами, членят решетку на крупные монументальные звенья, своей протяженностью соответствующие протяженности знаменитой колоннаде собора.

     Охват решеткой полукруглой площади перед западным входом заставил прибегнуть к ясно выраженному движению как в общем построении решетки, так и в отдельных ее элементах. Каждое звено решетки имеет в центре ромбовидный, вытянутый по горизонтали декоративный «медальон» из сложного акантового орнамента и две его половинки, примыкающие к столбам-колоннам. Именно эти половинки с разделяющим их столбом-колонной в сочетании с цельным медальоном создают определенный «бегущий ритм» общей композиции решетки.

     Обратите внимание и на завивающийся в спирали, также «бегущий» акантовый фриз с цветами в завершении решетки, на зубчики-треугольники, идущие по ее верху. Все здесь, несмотря на различие в формах, связано друг с другом, все объединено, все продумано и цельно. Декоративные элементы решетки непосредственно вытекают из принятой ее конструкции. Ведь от столба к столбу перекинуты мощные чугунные брусья. Верхний опирается на столбы а нижний — на приставленные к ним чугунные опоры. Между брусьями «подвешен» фриз, а к нижнему брусу на вертикальных тягах «подвешены» медальоны. Именно «подвешены», так как тонкие прутья, опирающиеся о гранитный цоколь, идущий под всей решеткой, не могли бы выдержать тяжести массивных медальонов, не выкованных из железа, а выполненных, как и фриз, из чугуна литейным способом.

     Массивный гранитный цоколь, широкий, бегущий фриз, растянутые в ширину ромбы определяют основной композиционный принцип решетки — ее горизонтальное построение, заставляют взгляд бежать по кругу и воспринимать решетку как натянутый лук. Деревья за решеткой являются на отделяемой пространственной средой, а ее фоном. Это чуть ли не единственный пример, когда решетка не «огораживает», а «выгораживает» пространство перед собой.


    ПРОВИАНТСКИЕ СКЛАДЫ

      Чем ближе к нашему времени то или иное произведение архитектуры, тем больше сказывается в его расположении, форме и даже деталях желание архитектора прочно связать его с окружающими зданиями и особенностями места. Эти черты дают себя особенно знать в сооружениях, возводимых в городах. Таковы, например, широко известные Провиантские склады в Москве, выстроенные в 1832—1835 годах по проекту В. П. Стасова 1821 года (илл. 19).

     Что может быть более утилитарным в архитектуре, чем здание складов, здание, предназначенное для хранения съестных и хозяйственных припасов! Кажется, достаточно возвести всего лишь четыре стены, перекрыть их крышей, устроить удобные подъезды и рационально расположить погрузочные и разгрузочные приспособления, как архитектору тут делать больше нечего. Однако В. П. Стасов, как и его ближайшие соратники по искусству, рассуждали иначе.

     Здание Провиантских складов в Москве было задумано построить на одной из видных площадей древней столицы — Крымской, входившей в систему площадей, расположенных по Садовому кольцу. Следовательно, при всей важности утилитарной стороны сооружения — складов, они не могли быть простыми «коробками», в которых можно было удобно хранить те или иные продукты.

     Помимо этого, архитектор хорошо помнил, что здания складов сооружались в Москве, в городе, опустошенном пожаром 1812 года, в городе, где делалось так много, чтобы восстановить его былой, столь притягательный облик, где сами восстановительные работы рассматривались как дело национальной чести. Естественно также, что одержанная победа над наполеоновскими войсками не могла не затронуть сознания архитектора, не могла не сказаться на характере его произведения. Однако Стасов великолепно понимал, что он не мог, задумывая здание складов, соорудить «памятник эпохи», где бы отражение национальной гордости, желание прославить великие деяния народа подчинили бы себе все остальное. Идя такой дорогой, он создал бы здание-декорацию, а не подлинное высокохудожественное произведение архитектуры, в котором бы гармонически соединились утилитарное, конструктивное и художественное начала, объединенные ясно выраженной идеей. Очевидно, что для понимания замысла Стасова, как и замысла всякого другого зодчего, мы должны знать историю, чтобы в свете условий тогдашней жизни, обстоятельств, развития страны и воззрений времени правильно разобраться в особенностях архитектурного произведения, вникнуть в сущность замысла и подробно рассмотреть его воплощение в натуре.

     Проект каменных складов, как сказано выше, был выполнен в 1821 году в качестве типового, то есть не связанного с каким-то конкретным определенным местом. Здание представляло собой корпус размером 30×80 м, разделенное внутри каменной двухъярусной аркадой, которая служила опорой для стропильных ферм крыш и деревянных конструкций, связывавших продольные стены между собой. Вот этот-то типовой проект следовало применить в сооружении на Крымской площади на весьма неудобном участке.

     Градостроительное искусство Стасова проявилось в том, что он, не отступая от высоких архитектурно-художественных качеств свое го проекта, так расставил корпуса складов, что они образовали законченную и единую в своем композиционном построении архитек турную группу. Трудности планировочного характера заключались в том, что улица (Остоженка, ныне Метростроевская), на углу которой располагался один из корпусов складов, выходила на Крым скую площадь под углом. Примерно под таким же углом находилась противоположная граница неправильного по форме участка. Следовательно, разместить на этой территории корпуса складов без какого-либо изменения было невозможно. Тем не менее Стасов, не меняя общего архитектурного построения проекта, сумел выйти из трудного положения весьма простым, способом. Корпусу, стоящему на углу улицы, он придал в плане трапециевидную форму, а неприятное для глаза сопоставление корпусов, как бы находивших друг на друга, особенно заметное в глубине участка со стороны площади, он «прикрыл» сравнительно частой решеткой, состоящей из круглых в сечении стержней, увенчанных наконечниками копий. Тем самым со стороны площади образовался протяженный фронт зданий, наделенный редким архитектурно-художественным единством, цельностью композиции, лаконизмом и выразительностью — теми свойствами, которые так ценились в эпоху русского классицизма.

    19. В. П. Стасов. Провиантские склады. 1832-1835


     Стасов, следуя заветам древних греков, ценил собственную красоту архитектурных произведений, а не украшающих их деталей. Чистота и ясность архитектурной формы — объема при минимальном количестве деталей достигает в Провиантских складах предела. Вместе с тем архитектор добивается исключительной образной силы произведения, невольно заставлявшей вспомнить о доблести русской армии, о великой победе над неприятелем.

     Рассматривая массивные, даже величественные корпуса Провиантских складов, к слову сказать, весьма невысокие, следует присмотреться к умелому построению всего фронта трех корпусов. Здания складов не только оформили одну сторону небольшой площади, но и начали собой застройку внутреннего проезда когда-то здесь пролегавшего Крымского бульвара. Поэтому Стасов прибегает в их построении к определенному неторопливому, развертывающемуся вдоль проезда ритму четырежды повторенных крупных и законченных в себе частей фасадов. Он варьирует лишь детали, связывая их с местоположением корпусов. Так, на фасадах корпусов, выходящих своими торцами на площадь и бывший бульвар, он помещает вертикальные окна, не только отмечающие начало и конец ритмического ряда, но и перекликающиеся с такими же окнами, помещенными в середине центрального корпуса. Общей форме тяжелых, как бы распластанных приземистых корпусов вторят вытянутые прямоугольные, ничем не заполненные филенки боковых частей (ризалитов) центрального корпуса. В свою очередь, они связаны с рустованной стеной средней его части, воспроизводящей в штукатурке мощную кладку из больших квадров камня.

     Эта согласованность и взаимная связь деталей, их повторяемость составляют характерные черты архитектуры складов без тени однообразия и монотонности, несмотря на белый цвет, в который выкрашены как стены, так и все детали. Однородность цвета органически объединяет плоскости массивных, по-египетски наклоненных стен, наличники порталов, венчающий дорический пояс из триглифов и прекрасные по рисунку лепные победные венки с лентами — единственные скульптурные детали, украшающие совершенные по силе и красоте здания (илл. 20).

    20. В. П. Стасов. Провиантские склады. 1832-1835. Деталь


     В общем облике Провиантских складов не последнюю роль играют относительно высоко поднятые крыши. Ритмический строй их редко поставленных, но найденных по масштабу люкарн, перекликается с рядом полуциркульных окон над порталами въездов. Последние своим трапециевидным построением не только отвечают наклону стен, но и подчеркивают занимаемое ими место в архитектуре зданий. Этой же цели служит тщательно выполненная из белого камня кладка портала, в особенности в его завершающей слегка выгнутой вперед части, выделяющаяся на фоне оштукатуренных стен. Рисунок клинообразно расположенных камней поражает своим совершенством, одновременно оттеняя монументальность архитектурных форм зданий складов.


    МАВЗОЛЕЙ В. И. ЛЕНИНА

     Всему миру известен мавзолей В. И. Ленина — вождя революции и основателя первого социалистического государства. Это надгробное сооружение, кажущееся необычайно простым, так органично на Красной площади Москвы, что мы не мыслим ее без мавзолея.

     Однако архитектору ленинского мавзолея А. В. Щусеву пришлось много подумать и поработать, чтобы достичь тех высоких архитектурных качеств, которые так подкупают нас в этом сооружении, заменившим в 1929—1930 годах прежний деревянный мавзолей (илл. 21).

     Естественно, что выбор места для возведения мавзолея остановился на Красной площади. Ведь здесь, у Кремлевской стены, были погребены борцы, павшие в дни Октября 1917 года, тут не раз выступал В. И. Ленин, обращаясь к народу, здесь, на Красной площади, всегда проходили и проходят многолюдные демонстрации. Однако правительственное задание предусматривало не только создание монументального сооружения, в котором было бы выражено скорбное чувство народа. Требовалось создать также такой памятник, который свидетельствовал бы о том, что дело ренина продолжает жить и вдохновляет народ на великий подвиг.

     Это трудное поручение, предложенное Щусеву, привело его к мысли сочетать форму будущего мавзолея с правительственной трибуной, с которой выдающиеся деятели Советского государства могли бы обращаться к гражданам Советского Союза в торжественные, важные и памятные дни в жизни страны.

     Сложность поставленной перед Щусевым задачи усугублялась местоположением задуманного мавзолея именно на Красной площади Москвы. Вглядитесь повнимательнее в форму и размер площади (илл. 22). Ведь по существу она не так уж велика, а ее ширина немногим больше ширины новых проспектов столицы или ее расширенных старых улиц, например, улицы Горького или Садового кольца. В то же время соотношение ее продольных и поперечных сторон (2:1) таково, что в связи с расширением основных московских улиц, ведущих к центру, легко могло сложиться впечатление о фактическом исчезновении площади, превратившейся как бы в отрезок магистрали, идущей от улицы Горького и Манежной площади в сторону предназначенного к реконструкции Замоскворечья. Стоило, например, снести Исторический музей, как не раз советовали Щусеву, и Красной площади по существу не стало бы. Поэтому-то Щусев не последовал этому неверному совету. Для решения поставленной перед ним задачи он исходил из существующей периметральной застройки площади. Ведь вертикали кремлевских башен, башен Исторического музея, высокие кровли Верхних торговых рядов (ныне Государственного универсального магазина — ГУМа), как и группа башеннообразных храмов собора Василия Блаженного, формировали пространство удлиненной площади, придавали ей законченный архитектурный облик и вместе с тем препятствовали, в особенности здание Исторического музея и собор Василия Блаженного, превращению ее в одну из широких магистралей столицы.

     Конечно, можно было бы усилить впечатление замкнутости площади, поставив мавзолей в ее центре или близ него. Однако Щусев не пошел по этому не оправданному в наше время пути. Он обнаружил тем самым проницательность большого художника, умение крупного архитектора-градостроителя, думающего о реальных потребностях все развивающегося большого современного города, где такого рода площади почти лишены смысла.

     Вглядитесь, где и как поставлен мавзолей. Он стоит у кремлевской стены с известным отступом от нее, между Спасской и Никольской башнями, что сразу выделяет его. Вместе с тем его центр, где находятся входные двери, ориентирован на ось малозаметной Сенатской башни, делящей здесь кремлевскую стену почти на две равные части. Это местоположение мавзолея не только отвечает центральной поперечной оси площади, но и совпадает с куполом здания Сената — ныне здания Правительства СССР, построенного в Кремле в XVIII веке. Плавный и спокойный купол, над которым вьется красное знамя Советского Союза, единственный во всей архитектуре площади не только выделяет ее центр, но играет не последнюю роль в общем виде мавзолея. Ведь купол над ним как бы осеняет его, в то время как вертикаль Сенатской башни словно продолжает вверх его ступенчатые формы. Все три части этой архитектурной композиции — мавзолей, башня с примыкающими к ней кремлевскими стенами и купол здания правительства — образуют целостную и неразрывную архитектурную группу, словно все они были задуманы и выполнены одновременно.

    21. А. В. Щусев. Мавзолей В. И. Ленина. 1929-1930


     Тонко проведенное архитектурно-пространственное соподчинение названных сооружений сохранило исторически сложившийся облик площади. Это же соподчинение утверждало за площадью ее архитектурно-пространственные свойства, наделяло ее новой величественностью, столь необходимой в связи с постройкой Ленинского мавзолея.

     Однако для того чтобы усилить величавость облика всей площади, архитектору пришлось многое продумать. Обратите внимание на то, что, подходя к Красной площади то ли со стороны Манежной площади, то ли со стороны Москвы-реки и ее набережных, мы невольно уменьшаем шаг, идем все медленнее и медленнее. Это замедление движения предусмотрено архитектором. Он хочет нас подготовить к вступлению на важнейшую площадь столицы, хочет уничтожить всякую торопливость, поскольку мы вступаем на площадь, где покоится тело В. И. Ленина, основателя нашего государства. Для того чтобы достигнуть нужного впечатления, спокойного, неторопливого движения площадь была подсыпана на целый метр, что внесло необходимое чувство торжественности, подготовило человека к восприятию ее величавой панорамы. По этой же причине площадь не была покрыта асфальтом, а выложена брусчаткой, которая своим размером предопределила и мерный шаг идущего по площади к мавзолею человека, и связь с архитектурой зданий, окружающих площадь, выстроенных из кирпича.

     Обращая внимание на все эти особенности Красной площади, мы постигаем искусство архитектора, внимательно отнесшегося ко всем условиям, ко всем элементам и деталям той среды, в которой ему предстояло поставить свое произведение.

     Мировая практика постройки мемориальных, надгробных сооружений прикована к двум их видам. Первый своей пирамидальной или ступенчатой формой восходит к надмогильному холму-кургану; второй обращается к цилиндрическому объему, так как лежащая в его основании окружность, не имея ни начала, ни конца, символизирует вечность и, следовательно, вечную память об усопшем. Очевидно, что мавзолей последнего типа рассчитывается на свободную постановку в пространстве, без какой-либо определенной связи с близрасположенными зданиями. Именно по этой причине. Щусев отказался от этого типа сооружения и обратился к прямоугольной в плане форме, выраставшей в объем, увенчанный своего рода ступенчатой пирамидой. Последняя завершена, в свою очередь, небольшим уступчатым верхом, утвержденным на невысоких столбиках. Именно такая простая, но выразительная форма мавзолея соответствует облику Красной площади, отвечая лаконизму и силе кремлевских стен, служащих ей фоном.

    22. План Красной площади


     Обратим внимание на детали. Два выступа-ризалита по сторонам входа подчеркивают последний. Ступенчатая форма парапетов лестниц, ведущих к трибуне и расположенных в этих выступах, вторит общему силуэту мавзолея. В центре над входом помещена на огромном, перекрывающем его каменном многотонном монолите единственная лаконичная надпись «ЛЕНИН». Присмотритесь к начертанию составляющих ее букв. Какая доведенная до предела простота! И какая сила в этом коротком слове, как в его содержании, так и в форме каждого знака. Последнее достигнуто тем, что каждая буква вписывается в контур квадрата, отвечая тем самым и каменному блоку, на котором оно начертано, и архитектурным формам самого мавзолея.

     Конструктивная сторона мавзолея зиждется на железобетонной конструкции и кирпичной кладке отдельных стен. Однако очевидно, что ни легкие железобетонные конструкции, ни кирпич как строительные материалы не обладают той необходимой зрительной монументальностью, извечной прочностью, которая присуща в нашем представлении камню, его массивным монументальным блокам. Именно поэтому мавзолей был облицован большими плитами темно-красного гранита с включением траурного пояса, выполненного из черного Лабрадора. Форма и размер самих плит, их полировка, как и минимальная толщина швов, сказались на восприятии нами мавзолея: он выглядит как монолит, точно вытесанный из одного гигантского куска гранитной скалы. Простота и лаконизм всех его форм и деталей, их четкость, ясность немало способствуют подобному впечатлению. Эти-то свойства, несмотря на относительно небольшой размер сооружения, наделили его такой монументальностью и архитектурной силой, что мавзолей не только выдерживает соседство значительных по размеру и оригинальных по облику зданий, стоящих на Красной площади, но и становится ее центральным, главным сооружением. Этому в значительной степени содействует, как мы уже видели, и хорошо продуманная постановка мавзолея.

     Зодчий (мы теперь это знаем) не обошел ни одной детали как в планировке, так и во внешнем решении мавзолея. Его внимательный глаз стал еще более острым, когда возникла необходимость расположить по сторонам мавзолея трибуны для гостей, присутствующих здесь в дни демонстраций. Нетрудно заметить, что отлогие ступенчатые формы трибун (архитектор И. Француз), как и форма парапетов, соответствуют архитектуре мавзолея. Однако их значительная протяженность, будь они выполнены из того же красного или черного Лабрадора, могла бы зрительно умалить роль мавзолея. Поэтому-то было решено оставить трибунам их светло-серый «бетонный» цвет, применив там, где это требовалось, такой же по цвету облицовочный серый гранит. Именно этот серый, нейтральный цвет выделяет мавзолей и вместе с тем гармонирует с темно-серым цветом брусчатки покрытия площади.

     Минуя портал входа в мавзолей, мы сворачиваем влево, спускаясь по лестнице, ведущей в траурный зал с саркофагом. Ни одна деталь не отвлекает нас во время молчаливого, сосредоточенного шествия. Все здесь просто, сдержанно и лаконично, отвечая общему замыслу мавзолея. Боковой выход выводит нас наружу, давая возможность беспрепятственно двигаться потоку людей, идущих в мавзолей.

     Мавзолей В. И. Ленина, выстроенный по проекту А. В. Щусева, но праву может считаться одним из лучших архитектурных произведений нашего времени. Его отличают и, глубокая идейность, и впечатляющая выразительность простых форм, и высокое архитектурное мастерство, проявленное как в целом, так и в деталях. Искусство архитектуры сказалось здесь с полной силой.


    ДВОРЕЦ СЪЕЗДОВ


     В Московском Кремле между его соборами и Троицкой башней высится новое здание — это Дворец Съездов, построенный в 1960—1961 годах группой архитекторов во главе с М. В. Посохиным (А. А. Мдоянц, Е. Н. Стамо, П. П. Штеллер, Н. М. Щепетильников) (см. фронтиспис). Создание большого вместительного сооружения подобного рода, выполненного средствами современных инженерных конструкций и архитектурных форм, само по себе является трудным. Трудности сильно возросли, поскольку новое по своему облику здание должно было быть построено в столь ответственном месте, как Московский Кремль с его историческими памятниками. Ведь требовалось создать здание, состоящее из огромного зала заседания, рассчитанного на 6 тысяч человек, сопровождаемого несколькими фойе, гардеробом, специальными помещениями, в том числе большой сценической частью, банкетными залами, среди которых главный должен был вмещать 2500 человек. Подсчет кубатуры (400 тыс. м3) показал, что такое сооружение могло зрительно легко «задавить» все прославленные памятники Кремля. Именно поэтому обслуживающие помещения, как гардероб и другие, было решено разместить ниже уровня земли с тем, чтобы основной объем Дворца Съездов не превышал общей средней высоты кремлевских зданий.

     Современная архитектура, основывающаяся на железобетонных и металлических конструкциях, чаще всего прибегает к простой форме параллелепипеда в общем построении объема и почти к сплошным стеклянным фасадам, что намного улучшает освещаемость комнат, зал и иных помещений. Подобные свойства современной архитектуры ярко выражены в зданиях универсальных магазинов, аэровокзалах, выставочных павильонах. Сплошное остекление, заменяющее обычные стены, создает впечатление большой легкости сооружения, какой-то необычной воздушности и одновременно маскирует с наружной стороны конструктивную основу здания, в то время как внутри эти конструкции часто предстоят перед зрителем в «обнаженном», мало привлекательном виде. Постройка в Кремле такого «выставочного павильона», конечно, не отвечала самой идее сооружения, рассчитанного на проведение съездов партии, конференций международного характера, так же как и осуществление больших по размаху театральных спектаклей.

    23. М. В. Посохин, А. А. Мдоянц, Е. Н. Стамо, П. П. Штеллер, Н. М. Щепетильников. Дворец Създов. Зал заседаний. 1960-1961


     Как бы ни были порой притягательны зрительно легкие «павильонные» формы современной архитектуры, они не могли создать образ, отвечающий назначению здания. Именно поэтому архитекторы, остановив свой выбор на общей, крайне простой призматической форме сооружения и применив обильное остекление, так свойственное современной архитектуре, постарались придать наружным пилонам, формирующим основной объем, определенную материальность, зрительную устойчивость и прочность. Вместе с тем объемы всех пилонов как бы выступают вперед, отмечая тем самым общую объемность здания.

     Трапециевидные в плане, почти трехгранные пилоны, облицованные белым мрамором, непосредственно вырастают из земли, образуют легко воспринимаемый ритм и вместе с тем сливаются в перспективе в сплошную монолитную стену. Анодированный золотистый алюминий обрамлений оконных проемов оттеняет белизну мраморной облицовки.

     Гранная форма пилонов потребовала в завершении достаточно мощного, объединяющего их перекрытия — архитрава. Его поверхность в месте примыкания верхов пилонов покрыта простым геометризованным «шашечным» орнаментом, образованным как бы вдавленными в тело архитрава пирамидками с их четкими гранями. Этот орнаментальный пояс свидетельствует, что здесь не простая завершающая здание плоскостная «лента», а объемный по своей природе архитектурный элемент, призванный и завершать здание, и нести верхнюю надстройку, где расположен банкетный зал.

     Присмотритесь к характеру архитектурных форм этой надстройки — она совершенно иная, нежели нижняя основная часть здания. Здесь и большие сплошь остекленные горизонтальные проемы, и простые плоские простенки, и остекление, осуществленное заподлицо с простенками. Все эти приемы сильно облегчают здание. Далеко вынесенный стеклянный тамбур входных дверей отмечает масштаб основной части с ее легко подымающимися вверх пилонами.

     Войдя внутрь, мы, минуя фойе, по эскалаторам спускаемся в гардероб. Несмотря на относительно небольшую высоту, здесь не чувствуется приземистости, затесненности. Несущие перекрытие круглые столбы, обработанные частыми полукруглыми тягами, кажутся от этого более стройными и вместе с тем более пластичными. Светящаяся криволинейная падуга перекрытия, как и легкие прямоугольные плафоны — источники освещения, расположенные в шахматном порядке, играет немалую роль в оживлении архитектуры помещения гардероба, придавая ему определенную, строгую декоративность.

     Вернемся в центральное фойе, оставив в гардеробе верхнюю одежду. Большое и светлое, оно не только хорошо передает общественный характер здания, но может считаться как бы архитектурно оформленным наружным пространством, столь сильно дающим о себе знать при подходе к зданию (вспомним кремлевские площади и окружающие Кремль Александровский сад и Красную площадь). Ощущение простора, легкости архитектурных форм достигнуто не только благодаря стройным опорам, но и посредством светящегося потолка, плоские кассеты которого вторят плитам пола. Не меньшую роль играет и белая мраморная облицовка, вторящая белому же цвету наружных архитектурных форм. Она оттенена цветом пола, мозаичными гербами и фризом, что привносит в архитектуру центрального фойе определенную, но сдержанную живописность.

     Естественно, что немалые трудности стояли на пути архитекторов при создании огромного зала заседаний Дворца Съездов (илл. 23). Разместить 6 тысяч человек в зале, спланированном в виде амфитеатра, невозможно, так как последние ряды были бы удалены от сцены на слишком большое расстояние. Поэтому пришлось прибегнуть к двухъярусному балкону. Однако при таком построении зала легко могло создаваться впечатление оторванности балкона от партера, что также было нежелательно.

    24. М. В. Посохин, А. А. Мдоянц, Е. Н. Стамо, П. П. Штеллер, Н. М. Щепетильников. Дворец Съездов. Банкетный зал. 1960-1961


     Присмотритесь к тем приемам, посредством которых архитекторы преодолели стоявшие перед ними препятствия. Они спустили с нижнего балкона в партер своего рода пандусы, где также размещены зрительные места, связав тем самым эти части друг с другом. Помимо этого, расположение боковых лож, их архитектурные формы также связаны с вынесенными вперед балконами, что создает единство архитектурного построения зала. Дополнительные архитектурные приемы усиливают это свойство. Так белые дугообразные алюминиевые падуги, в которых скрыты источники света, вторят рядам зрительных мест. Не меньшую роль играет рисунок отделки стен зала золотистыми ясневыми рейками, анодированной алюминиевой сеткой и искусственной кожей.

     Столь большой зал, предназначенный для серьезных целей, строго оформленный, потребовал яркого по своему художественному значению элемента, раскрывающего его идейный замысел. Им стал декоративный занавес из чеканного металла, на плоскости которого в лучах огромного встающего солнца развернуто грандиозное красное знамя с барельефным изображением головы Ленина. Занавес тем самым превращен, по существу, в огромное панно большой образной силы; он тесно связан линейным ритмом своей как бы гофрированной поверхности с обработкой стен зала. Следовательно, все части, все детали этого большого, так лаконично оформленного помещения, не входя в противоречие друг с другом, образуют то единство архитектурных форм, которое последовательно проведено как снаружи, так и внутри здания.

     Мы должны обратить внимание еще на одну особенность Дворца Съездов. С какой бы стороны мы на него ни посмотрели, в каком бы его помещении мы ни находились — всюду мы видим современные архитектурные формы и приемы, не говоря о конструкции и новых материалах (пластик и т. д.) (илл. 24). Но, сопоставляя это новое, большое произведение советской архитектуры с заграничными сооружениями подобного рода, мы с удовлетворением должны отметить, что архитекторы стремились и достигли несомненной самостоятельности, определенного своеобразия, которое позволяет утверждать, что и в современных, столь распространившихся по всему свету формах архитектуры, могут проявить себя современные национальные элементы.


    СТАНЦИЯ МЕТРО «ЛЕНИНСКИЙ ПРОСПЕКТ»

     Павильоны и подземные станции метро вошли важным архитектурным элементом в облик наших городов. В период «стиля украшательства и излишеств» можно не раз было слышать, что, строя метро, мы должны создавать подземные дворцы. Статуи, грандиозные мозаичные панно, лепнина, огромные бронзовые люстры, как и повышенные размеры станций и павильонов метро, характерны для того времени. Сколько государственных, народных средств ушло на эти бесполезные украшения!

    25. А. Ф. Стрелков, Ю. В. Вдовин, В. Г. Поликарпова, А. А. Марова, Н. А. Алешина. Станция метро "Ленинский проспект". Наземный павильон. 1962

     Создать красивое, изящное сооружение вовсе не значит расписать его фресками, покрыть мозаиками, прилепить орнаменты и другие декоративные архитектурные детали. В архитектуре нашего метро — в Москве и Ленинграде — есть ряд станций, где подлинное искусство архитектуры выражено самыми простыми средствами и приемами. Остановимся на станции московского метро «Ленинский проспект», построенной в 1962 году.

    26. А. Ф. Стрелков, Ю. В. Вдовин, В. Г. Поликарпова, А. А. Морозова, Н. А. Алешина. Станция метро "Ленинский проспект". Перрон. 1962

     Небольшой надземный павильон встречает нас за площадью Калужской заставы (илл. 25). Формы его чрезвычайно просты. Боковые стены и двери из сплошного стекла сразу же говорят нам о его общественном характере. Однако идти по линии превращения небольшого павильона в стеклянную «коробку» было бы неразумным. Поэтому архитектор уделил большое внимание входной части. Здесь немного выше уровня роста человека в стену вкомпонована надпись, говорящая о назначении здания. Она оттенена козырьком входа и выхода, над которыми видна завершающая здание бетонная решетка-аттик, хорошо скомпонованная из отдельных то горизонтально, то вертикально расположенных элементов. Традиционная буква «М» — метро — своего рода акцент, подчеркивающий симметрию фасада павильона.

    27. А. Ф. Стрелков, Ю. В. Вдовин, В. Г. Поликарпова, А. А. Марова, Н. А. Алешина. Станция метро "Ленинский проспект". Перрон. 1962. Деталь

     Внутри — небольшой зал эскалаторного спуска. Вместо плоского потолка здесь волнообразное перекрытие, призванное, видимо, оживить слишком сдержанный характер этого столь утилитарного помещения.

     Спускаясь к перрону станции, мы обратим внимание на перекрытие эскалаторного спуска. Вместо наклонно вниз идущей «трубы» (спуска) — своего рода гигантские выступы (ступени). Такое перекрытие эскалаторного спуска было здесь применено потому, что сама станция расположена неглубоко под землей, а следовательно, не было смысла делать обычный цилиндрический свод. Вместе с тем эти «ступени» перекрытия оказались как бы лейтмотивом архитектуры станции. Ее сильно вытянутый в длину зал также имеет своеобразное «ступенчатое» перекрытие, опирающееся как на стены, так и на два ряда столбов, расставленных стройной вереницей вдоль перронов (илл. 26).

     Внимательно присматриваясь к перекрытию, мы видим, что эти уступы-ступени простым архитектурным приемом оформляют места смыкания плоского перекрытия со стенами и опорами. Вместе с тем сам ритм этих уступов-ступеней вносит в перекрытие определенный элемент искусства, создает тот бег и ритм линий, которые преобразуют технический прием в прием художественный.

     Следует присмотреться и к столбам-опорам (илл. 27). Нетрудно заметить, что они расширяются кверху. Однако это расширение столбов не препятствует движению по перрону станции, поскольку оно осуществлено лишь в одном направлении — по оси зала. Такое построение столбов создает определенную остроту архитектурного решения, так как с торца они выглядят стройными и тонкими, а с противоположной стороны — широкими. Чтобы сделать зрительно столбы еще более легкими в месте их переходов в свод перекрытия, архитектор помещает пояски-перехваты, что одновременно заставляет с вниманием остановиться на их оригинальном облике.

     С той же целью — увеличить зрительно легкость облика зала — его стены облицованы керамической плиткой, расположенной не горизонтальными рядами, а в виде ромбообразной «сетки». Такое расположение плиток говорит, что это не кладка, а именно легкая облицовка. Белый цвет перекрытия, светло-серый мрамор облицовки столбов и чуть желтоватый оттенок керамических плиток находятся в полном соответствии с архитектурным строем всего зала. Выстилка пола зала цветным гранитом (серым и коричневым) и мрамором (желто-коричневатые «коврики» под столбами) оттеняет общий светлый тон станции. Однако нарочито неправильные формы гранитных плит противоречат строгому геометризму архитектуры станции, отдавая дань современной моде.

    * * *

     Мы рассмотрели с вами ряд зданий как глубокой древности, так и созданных совсем недавно. Хочется надеяться, что эта небольшая книжка помогла вам разобраться и понять архитектуру и храма Древнего Египта, и готического собора, и Пашкова дома, и Дворца Съездов. Каждый раз, так или иначе, мы проникали в идейно-образный замысел архитектора, стремившегося осуществить органическое слияние утилитарной стороны своего произведения с художественным воплощением волновавшей его идеи. Для этой цели привлекался и камень, и кирпич, и дерево, и железобетон, и металл, свойства которых, каждый на свой лад, сказывались как в общей композиции здания, так и на его деталях. Не меньшую роль играли конструкции, которые позволяли выполнять в натуре задуманное. Понятно, что развитие знаний — науки в областях, связанных с архитектурой, также отражалось на возведенных зданиях. Так, в Египте мы видели еще полную зависисимость архитектора от материала — камня, в то время как в эпоху готики человек полностью овладел свойствами камня, заставив его подчиниться замыслу архитектора. Также закономерно, что воззрения на мир и природу, свойственные каждой эпохе, находили себе не меньшее отражение в архитектуре. Рассмотрение совокупности различных сторон архитектуры позволяет нам. не только понять природу каждого отдельно взятого произведения, но и глубже вникнуть в это большое и сложное искусство. 

  • Источник — http://lib.rus.ec/b/410815

    Обсудить на форуме...

    фото

    счетчик посещений



    Все права защищены © 2009. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник. http://providenie.narod.ru/

    Календарь
     
     
     
     
    Форма входа
     

    Друзья сайта - ссылки

    Наш баннер
     


    Код баннера:

    ЧСС

      Русский Дом   Стояние за Истину   Издательство РУССКАЯ ИДЕЯ              
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году
    Создать сайт бесплатно