Поиск
 

Навигация
  • Архив сайта
  • Мастерская "Провидѣніе"
  • Добавить новость
  • Подписка на новости
  • Регистрация
  • Кто нас сегодня посетил   «« ««
  • Колонка новостей


    Активные темы
  • «Скрытая рука» Крик души ...
  • Тайны русской революции и ...
  • Ангелы и бесы в духовной жизни
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Последнее искушение (еврейством)
  •            Все новости здесь... «« ««
  • Видео - Медиа
    фото

    Чат

    Помощь сайту
    рублей Яндекс.Деньгами
    на счёт 41001400500447
     ( Провидѣніе )


    Статистика


    • Не пропусти • Читаемое • Комментируют •

    · ТАЙНАЯ ДОКТРИНА ТРЕТЬЕГО РЕЙХА, ИЛИ ВО ЧТО ВЕРИЛ АДОЛЬФ ГИТЛЕР · О. И. ГРЕЙГЪ ·


    ОГЛАВЛЕНИЕ

    фото
  •   ОТ АВТОРА
  •   Глава 1 «ПУСТЬ НАРОД МЕНЯ РАСПНЕТ!»
  •   Глава 2 БРЕСТСКИЙ МИР КАК ЗАРОДЫШ НОВЫХ ВОЙН ДЛЯ ВСЕГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
  •   Глава 3 МАСТЕР-КЛАСС ГЛАВНОГО ПРОПОВЕДНИКА НАЦИИ
  •   Глава 4 КАК ПРОСВЕЩЕННЫЙ КОРОЛЬ ФРИДРИХ II ПОВЛИЯЛ НА ХРАБРОГО ЕФРЕЙТОРА ГИТЛЕРА
  •   Глава 5 НАЦИЯ, ВЕРИВШАЯ В СИЛУ СВОЕГО ОРУЖИЯ КАК В ЕВАНГЕЛИЕ
  •   Глава 6 В ОЖИДАНИИ ПРИШЕСТВИЯ «ДНЯ ВСЕМИРНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ»
  •   Глава 7 «КРОВАВЫЕ КОЛЕСА ПЕРЕМЕН ИДУТ НА ЕВРОПУ ИЗ-ЗА ОКЕАНА»
  •   Глава 8 АДОЛЬФ В РОЛИ ИОАННА КРЕСТИТЕЛЯ
  •   Глава 9 «MEIN KAMPF» — «БИБЛИЯ НАЦИЗМА»
  •   Глава 10 СВЯТАЯ КНИГА — СБОРНИК ЕВРЕЙСКИХ НАРОДНЫХ СКАЗОК?
  •   Глава 11 «БЕСТИЯ УКРОЩЕНА!», или КАК ГИГАНТСКИЙ КОНЦЕРН РЕЛИГИИ ПОРОЖДАЕТ ДИКТАТОРОВ
  •   Глава 12 СРЕДИ СИМВОЛОВ — «АРИЕЦ ЖИВОТНОГО МИРА» ОРЕЛ
  •   Глава 13 ВЕЧНЫЙ ИУДА И «ЧЕРНАЯ ТЕНЬ КОММУНИЗМА»
  •   Глава 14 «ОПИУМ» РЕЛИГИИ В СВЕТЕ ПРОЛЕТАРСКОГО ГУМАНИЗМА
  •   Глава 15 УРАГАН, СТАРЫЙ МИР РАЗРУШАЮЩИЙ
  •   Глава 16 «ЛЮБИТЕ ВРАГОВ ВАШИХ….», или КОГДА ЗЛО СТАНОВИТСЯ ДВИЖУЩЕЙ СИЛОЙ ИСТОРИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
  •   Глава 17 «ЗВЕЗДА, ВЗОШЕДШАЯ В РОЖДЕСТВО, ЯВИЛА НАМ СПАСИТЕЛЯ НЕМЕЦКОГО НАРОДА»
  •   Глава 18 ЕСЛИ «ЗАОКЕАНСКИЙ ПАЛАЧ РАСПИНАЕТ НАРОД НА КРЕСТЕ»
  •   Глава 19 «ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС» ИСПОРТИЛ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО?
  •   Глава 20 КАК ФАРАОН ЭХНАТОН ПОСПОСОБСТВОВАЛ ПОЯВЛЕНИЮ ХРИСТИАНСТВА
  •   Глава 21 РЕФОРМАТОР МАРТИН ЛЮТЕР — НАЦИСТ ИЗ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ?
  •   Глава 22 РУНЫ — ДОХРИСТИАНСКАЯ ПИСЬМЕННОСТЬ АРИЕВ-СЛАВЯН?
  •   Глава 23 О ЦИВИЛИЗАЦИИ ГИГАНТОВ, ВСЕМИРНОМ ПОТОПЕ И ИСПАНСКИХ МИССИОНЕРАХ
  •   Глава 24 ВСЕВИДЯЩЕЕ ОКО И ТРИНАДЦАТЬ ХРУСТАЛЬНЫХ ЧЕРЕПОВ БОГИНИ СМЕРТИ
  •   Глава 25 САМАЯ ГЛАВНАЯ ТАЙНА ЖРЕЦОВ ДРЕВНЕГО ЕГИПТА
  •   Глава 26 МИСТИКИ, ПРОРОКИ И МАГИ - ЖРЕЦЫ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА?
  •   Глава 27 РЕЛИГИЯ — СРЕДСТВО УПРАВЛЕНИЯ ЛЮДЬМИ, или ДЛЯ ЧЕГО ПИСАЛАСЬ БИБЛИЯ
  •   Глава 28 ОТЕЦ ИНКВИЗИЦИИ ГУСМАН И «МОЛОТ ВЕДЬМ» КАК ИНСТРУКЦИЯ ДЛЯ ПСИХОПАТОВ
  •   Глава 29 ТОРКВЕМАДА И ЭЙХМАН В СВЕТЕ ВЕРОВАНИЯ ВОИНСТВУЮЩЕГО АНТИСЕМИТИЗМА
  •   ГЛАВА 30 БИБЛИЯ ГИТЛЕРА, или «ДА ХРАНИТ ГОСПОДЬ НАШЕГО ФЮРЕРА»


    ОТ АВТОРА

    Несколько лет назад мир облетела весть: найдена Библия, отредактированная бывшим диктатором фашистской Германии Адольфом Гитлером! Об этом сообщили ведущие немецкие и британские газеты, хотя факт находки скрывался от общественности еще с конца 80-х годов XX века.

    Отчего же едва ли не четверть века понадобилось на то, чтобы признать открыто такой неоднозначный исторический факт? И зачем самому одиозному политику предыдущего столетия понадобилось изменять книгу, которую многие и многие миллионы людей называют своей настольной книгой и даже Святой книгой, а еще — главной Книгой человечества?

    Попробуем разобраться вместе, сделав наше повествование как можно более насыщенным и увлекательным. Впрочем, это будет сделать не так сложно, ведь нам придется заглянуть в святая святых Истории, причем той, которая начиналась еще… без участия самого первого на Земле человека. Чтобы затем обшарить самые темные, самые загадочные уголки человеческого и даже… Божественного Разума.


    Глава 1

    «ПУСТЬ НАРОД МЕНЯ РАСПНЕТ!»

    Те личности, которые превосходят обычный масштаб золотой середины, большей частью сами прокладывали себе дорогу на арене мировой истории.

    А. Гитлер[1]

    «Пусть перебесится!» — сказал о своем патроне член кабинета Адольфа Гитлера барон фон Нейрат, когда глава нацистской партии пришел к власти. Тогда, в 1933 году, окружение фюрера — от членов партий монархического толка до коммунистов — относились к пылкому амбициозному политику по большей части пренебрежительно. Но их надежды на его скорое крушение не сбылись.

    2 февраля Гитлер провел заседание кабинета, посвятив его подготовке к предстоящим выборам; но еще вечером 1 февраля он выступил с «Воззванием к немецкому народу», начав теми пламенными речами гонку за власть. Его воззвание содержало самые нелицеприятные оценки насильственно насаждаемому в стране коммунизму, и эти речи согрели сердца миллионов немцев, боящихся повторения кровавых событий, начавшихся в Российской империи с 1917 года, с так называемой большевистской революции. Говоря об угрозе коммунизма, Адольф произнес:

    — Эта способная лишь на отрицание, всеразрушающая идея не пощадила ничего — начиная с семьи и всех понятий чести и верности, народа и Отечества, культуры и хозяйства, вплоть до вечных основ нашей морали и нашей веры. 14 лет марксизма разорили Германию. Один год большевизма Германию бы уничтожил. Районы, относящиеся сегодня к самым богатым и прекрасным культурным областям мира, были бы повергнуты в хаос и превратились бы в руины. Даже страдания последних полутора десятилетий нельзя было бы сравнить с бедствиями Европы, в центре которой взвился бы красный флаг уничтожения.

    Большинство сограждан Германии первой трети XX века согласились с этими высказываниями и 5 марта проголосовали за национального мессию, готового уберечь их от погибели в кровавом и топком болоте большевизма.

    Говоря о задачах нового правительства, народный герой Гитлер пообещал не только восстановление «единства духа и воли нашего народа» и «семьи, как ячейки народного и государственного организма», но и взять под защиту «христианство, как основу всей нашей морали». Однако — и последующие события доказали это — христианство стало врагом нацистской идеологии, являясь вместе с тем и… фундаментом, на котором зиждился фашизм, как политическое течение. При массовом скоплении народа будущий фюрер патетически, словно с амвона, кричал «Аминь!», завершая едва ли не каждое свое публичное выступление.

    — Я непоколебимо убежден, что настанет час, когда миллионы тех, кто нас ненавидит, встанут за нами, и вместе с нами будут приветствовать сообща созданный, завоеванный в тяжелейшей борьбе, выстраданный нами новый Германский рейх Величия и Чести, Мощи, Великолепия и Справедливости. Аминь!

    Воплощая агитационный план, разработанный руководителем пропагандистского аппарата НСДАП Йозефом Геббельсом и используя при этом плоды технического прогресса — радио и передвижные радиостанции — партия, возглавляемая Гитлером, находила все новых и новых сторонников. Не последнюю роль в становлении Адольфа как политика сыграли ведущие промышленники и банкиры страны; среди собравшихся по приглашению Геринга в Президентском дворце 20 февраля — сплошь финансовые и промышленные воротилы эпохи: Густав Крупп фон Болен унд Гальбах, Курт фон Шредер, Ялмар Шахт, Альберт Феглер и другие. На этом собрании Адди привычно расписал прежние 14 лет нищеты и позора, заклеймив преступления не только прежней системы власти, но и соперничающих с его партией немецких националистов, социалистов и коммунистов, дав понять, что только жестко организованное государство, возглавляемое сильным лидером и сцементированное созидательной идеологией, сможет стать единственной возможностью устоять перед колоссальной коммунистической угрозой. И разве при той накаленной политической ситуации были сомневающиеся, что Гитлер не прав? Господа собравшиеся, поставив на стабильность (а Гитлер пообещал, что предстоящие выборы могут стать последними, по крайней мере, в течение последующих десяти лет), спешно создали весьма значительную «предвыборную кассу»; ведущие промышленные компании собрали три миллиона марок.

    — Я намерен никогда не отступать от задачи истребить в Германии марксизм и сопутствующие ему явления! Через четыре года я стану держать ответ перед своим народом и пусть народ будет судьей! По мне, пусть народ меня распнет, если он решит, что я не выполнил своего долга!

    Нацистские пиарщики исправно разыгрывали карту, поставив народ перед безальтернативным выбором: либо коммунизм, либо национал-социализм. Широко распространившиеся слухи о предстоящем покушении на Адольфа Гитлера только подогрели симпатии к бедняге. А провокационный поджог рейхстага 27 февраля 1933 года сломил силы и дух коммунистов, обвиненных в кощунственной «организованной политической акции» спешно прибывшими на место трагедии Гитлером, Геббельсом и Герингом.

    Уже со следующего дня местное население, испуганное возможными проделками коммунистов, организовали дежурства у своих домов, а также у колодцев и родников, которые могли быть отравлены. И коль население решилось на неоднозначные меры, значит, возможные виновники действительно могли применять столь жуткую тактику террора для создания беспорядков и благоприятных условий для развязывания гражданской войны. Ибо террор и война — вот условия, необходимые «для победы пролетариата».

    При таком раскладе нацистам без труда удалось провести чрезвычайный декрет «О защите народа и рейха», дополненный после пожара в рейхстаге еще одним документом — «Против измены германскому народу и действий, представляющих собой государственную измену». Особые права получила и полиция: аресты производились по одному только подозрению, при этом власти имели право продлевать срок задержания и утаивать сведения о задержании от родных и близких несчастного. Заключенных принуждали многократно повторять политические лозунги, изнуряли работой, могли даже подвергать пыткам. Адвокаты также могли быть лишены возможности ознакомиться с ходом следствия и материалами дела, а суды не были правомочны вмешиваться в процесс. Чрезвычайным декретом отменялись отдельные статьи Конституции Германского рейха «до особого распоряжения», и тем самым «законно» вводилось единоначалие вкупе с ограничениями личной свободы граждан, свободы печати, свободы проведения собраний, возникали узаконенные возможности вмешательства в тайну переписки, телефонных разговоров, упрощенной выписки арестных документов, конфискации имущества и т. д. Произошло то, что исследователь Третьего рейха Иоахим Фест назовет перманентным чрезвычайным положением, заменившим правовое государство.

    Названный декрет действовал вплоть до 1945 года, — до краха нацистской империи, обеспечивая правовое прикрытие преследования инакомыслящих и тотальному террору.

    — Чрезвычайным декретом «О защите народа и государства» мы создали особые суды, которые законным путем выдвинут обвинения против всех врагов государства и осудят их, — подытожил Адольф Гитлер.

    Нельзя рассуждать о фашизме и не говорить о коммунизме. Исторические реалии возникновения и становления этих движений столь тесно переплетены, что, не поняв одно, невозможно понять другое. И здесь, как нигде, высвечивается идеология как инструмент в руках дьявола, направляющего миллионы людей на братоубийственные войны.

    Соседствующая с Германией страна, ставшая в 1917 году антинациональной советской, также имела опыт укрепления правовой власти. Темная грузинская личность с библейским именем Иосиф, в силу интриг взошедшая на красный престол, решила вопрос о легализации своей власти в глазах мирового сообщества.

    С конца 1930-х вождь держал при себе папку со странной аббревиатурой РИС, в которой как раз и находились подлинные документы, подтверждающие, что он и есть глава Советского государства и единственной в стране партии, являющейся в силу сего «руководящей и направляющей силой советского общества».

    И если документы, обосновывающие правовую основу государства времен существования фашизма ученые-правоведы назовут «гитлеровским тоталитаризмом», то и аналогичные документы, относящиеся ко времени правления товарища Сталина, этими же учеными будут названы «сталинским тоталитаризмом». Эта главная правовая основа режимов расшифровывается ими как комплекс государственно-правовой неполноценности. Однако нельзя забывать, подобную «неполноценность» охотно поддержали многие миллионы советских (т. е. наших с вами соотечественников) и многие миллионы немецких граждан. И что еще прискорбней — и сейчас, в начале XXI века огромная масса населения бывшего СССР мечтают о возвращении сильной властной руки и советского строя. Аналогичный процесс на Западе пробуждает к жизни различные неонацистские движения.

    Иосиф Сталин прекрасно осознавал, что невозможно стать легитимным главой необъятной страны без юридического обоснования этапов «построения социалистического государства», тем более на базе такой поистине правовой державы, как бывшая Российская империя. И тогда в составе Академии наук СССР был создан Институт государства и права, которому вменили в обязанность теоретическое обоснование строительства новой советской страны.

    Одним из начальных этапов кропотливой работы явилось совещание по вопросам советского государства и права, прошедшее 16–19 июля 1938 года. Сказывался ли здесь опыт приведения к власти в Германии Адольфа Гитлера и его правовая «прописка» на Олимпе власти? Но отныне приход Сталина к власти был закреплен законодательно и юридически обосновано создание сталинского государства с его жесткой централизацией и зависимой вертикалью власти.

    Организатором названного совещания (по воле дирижера Сталина) был директор института, Генеральный прокурор СССР Андрей Януарьевич Вышинский (1883, Одесса — 1954, Нью-Йорк). Этот выдающийся преступник той эпохи, обозначенный в советских энциклопедиях государственным деятелем, юристом и дипломатом, в 1913 году закончил юридический факультет Киевского университета еще времен Российской империи. Примыкал к меньшевикам, затем к большевикам, в годы так называемой первой русской революции сидел в Бакинской тюрьме, где и познакомился с молодым революционером Джугашвили (Сталиным). Обо всех других нюансах и этой встречи и отношений диктатора № 1 с палачом № 1 будет рассказано позже, когда придет время. А пока терпеливому читателю (ждущему обещанных автором увлекательных подробностей и познания таинственных глубин) желательно уяснить, что Вышинский, этот уникум среди палачей, с 1925 по 1928 год был ректором МГУ, с 1935 по 1939 год — прокурором СССР, с 1949 по 1953 год — министром иностранных дел СССР, а после смерти вождя пребывал в почетной ссылке — был постоянным представителем СССР в ООН.

    Андрей Януарьевич — автор работ по вопросам государства и права: «Курс уголовного процесса» (1927 г.; в соавторстве), «Судоустройство в СССР» (1939), «Теория судебных доказательств в советском праве» (1941) и др. Эти теоретические «правовые» основы советской власти, по сути, содержали те же положения, что и чрезвычайный декрет «О защите народа и рейха», узаконивая диктатуру, преследования и нещадный террор.

    А.Я. Вышинский организовал совещание всесоюзного размаха, привлек для его проведения 600 обласканных властью советских ученых. С их помощью была достигнута главная цель: утвердить ставшую горькой реальностью репрессивную практику как обязательную и правильную марксистско-ленинскую линию.

    Впоследствии это отнесут к такому юридическому понятию, как «советский легизм». Генсек, и так твердо восседавший в державном кресле, прекрасно осознавал, какие задачи он ставил своему окружению и чего от них — преданных, податливых и бесхребетных — добивался.

    Иосиф Виссарионович Сталин, чья родословная и поныне столь же запутана, как и родословная Адольфа Гитлера (несмотря на сотни исследований), не препятствовал распространению генеалогических изысков, могущих при надобности даже… подтвердить его права на царский престол, превращенный в кресло Генерального секретаря коммунистической партии всея СССР. Вождь бы в курсе, что на роль его отца записывали не только Бесо-сапожника, Бесо-башмачника. Кое-кто утверждал, что советский вождь — внебрачный сын русского дворянина и исследователя Пржевальского, кто-то старался убедить, что его седовласая мама происходит из царского грузинского рода Багратидов, а кто-то и вовсе высчитывал его родоначалие от Иоанна Предтечи, крестившего сына Божьего Иисуса Христа.

    Геноссе Гитлер также был осведомлен обо всех перипетиях своей родословной, как и товарищ Сталин, избавляясь от документов, могущих пролить свет на тайны его рода. И это прекрасно укладывалось в контекст и красной, и коричневой диктатуры. Давая вершителям мировых судеб чувствовать мессианскую эйфорию.

    — Теперь опять высоко и гордо держи свою голову! — обращаясь к немецкому народу, вещал немецкий политик в Кенигсберге в преддверии своей победы на выборах. — Больше ты не порабощен и не закабален, теперь ты опять волен… милостивой помощью Божией.

    И сразу после этих слов зазвучала «Нидерландская благодарственная молитва», последнюю строфу которой поглотил благоговейный колокольный звон Кенигсбергского собора.

    Все радиостанции передавали митинг в прямой трансляции, и церковный звон явил не волю человека, но волю Божью… Нация ощутила почти религиозный экстаз.

    Вслед за этим, сразу по окончании митинга, всюду начались марши колонн СА, одновременно на горах и вдоль границы были зажжены огромные «костры свободы».

    — Жизнь опять упоительна! — прокомментировал Геббельс успехи в завоевании власти нацистами. Видимо, не зря он объявил день выборов 5 марта «Днем пробуждения нации».

    — Мы не говорим око за око, зуб за зуб — нет, тому, кто выбьет нам глаз, мы оторвем голову, а тому, кто выбьет нам зуб, размозжим всю челюсть! — озвучил свою тактику гаулейтер Вильгельм Мурр, и уже 15 марта 1933 года стал министром экономики и внутренних дел Вюртемберга.

    Правительства немецких земель — в Гамбурге, Бремене, Бадене, в Саксонии и Вюртембурге, — в течение нескольких дней были вынуждены уйти в отставку, освобождая места для новых национальных политиков.

    Уже 12 марта Адольф Гитлер прибывает в Мюнхен; в своем выступлении по радио он объявляет, что отныне черно-красно-желтые цвета Веймарской республики отменяются, а государственным флагом становятся полотнища со свастикой и черно-бело-красные стяги.


    Глава 2

    БРЕСТСКИЙ МИР КАК ЗАРОДЫШ НОВЫХ ВОЙН

    ДЛЯ ВСЕГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

    Человечество стало великим в вечной борьбе — человечество погибнет при существовании вечного мира. Приняв решение раздобыть новые земли в Европе, мы могли получить их в общем и целом только за счет России. В этом случае мы должны были, перепоясавши чресла, двинуться по той же дороге, по которой некогда шли рыцари наших орденов. Немецкий меч должен был завоевать землю немецкому плугу и тем самым обеспечить хлеб немецкой нации.

    А. Гитлер

    «Убивайте неверных, которые рядом с вами», — глаголет строка священной книги всех мусульман Корана. С этой фразой арабы завоевали Испанию и дошли до Пиренеев. Воинствующие рыцари-христиане с крестом, огнем и мечом боролись против любого инакомыслия. К смерти своих врагов были абсолютно равнодушны и древние скандинавы-викинги; это полное безразличие удивляло всех. Смерть врага в XIX веке стала визитной карточкой революционизирующего террориста, имена их невинных жертв составили внушительный том «Книги русской скорби». XX век определил столь массовый характер мученических смертей, что даже Бог Всеведущий отвернул свой лик от подобной несправедливости, оставив людей на произвол незавидных судеб.

    На заседании кабинета 7 марта 1933 года Гитлер определил итоги выборов как «революцию». Отряды штурмовиков сыграли роль охваченных яростным праведным гневом, выводя на улицы народ, проводя демонстрации протеста, бойкотируя еврейские газеты и магазины, занимая банки и учреждения. Считается, что в первые месяцы прихода нацистов к власти число убитых в стране превысило 500 человек; причем потери не всегда зависели от политических взглядов жертв. Среди погибших — поэт Эрих Мюзам, директор театра Рот-тер, рейхсфюрер СС Эрхард Хейден, маг и ясновидец Хануссен, национал-социалист Шеффер и многие другие.

    Но 10 марта 1933 года первый наци Германии предупредил своих соратников из СА:

    — Необходимо вести себя так, чтобы в истории нельзя было сравнивать национальную революцию 1933 года с революцией спартаковского сброда в 1918 году.

    Фюрер нации давно осознал, что революция — это не народный бунт и анархия, как его представляют примитивные учебники истории или желтые газетенки, а управляемый беспорядок, «триумф упорядоченного насилия». И неорганизованные разборки его отрядов могут привести к негативным последствиям, за которыми возможны недовольство народа и крах всего с таким трудом созданного движения.

    Тогда же Гитлер — на жалобы фон Папена и его коллег о господстве толпы, оскорбленно ответил:

    — История однажды упрекнет нас, что мы… сами уже заразились слабостью и трусостью нашего буржуазного мирка, в исторический час действовали в белых перчатках вместо того, чтобы пустить в ход стальные кулаки.

    Зато упрекнуть большевиков, что они, захватив власть в России, действовали «в белых перчатках», не мог ни один современник, не может и ныне ни один здравомыслящий историк.

    Новая неправедная власть развязала невиданный прежде террор и преследования национальных лидеров и русских патриотов. Арестованы, а затем расстреляны царские министры, губернаторы, члены патриотических организаций, вне закона объявлены патриотические партии, в рядах которых состоят миллионы бывших подданных Российской империи. Революционные красные бандиты убивают без суда и следствия; только из служащих Охранного отделения в одночасье убиты 4 тысячи человек. Особым пролетарским шиком считается убийство полицейского из-за угла. Люди мыслящие, люди, обладающие ярко выраженным национальным самосознанием — государственные деятели, ученые, писатели, журналисты — все становятся мишенью красных бесов. Уничтожаются не только люди, но и книги, написанные русскими писателями и духовными особами.

    С момента провозглашения Временным правительством 4 апреля 1917 года декрета «О равноправии евреев» в крупные города с окраин и прифронтовых губерний ринулись десятки тысяч евреев, живших, как некоренные граждане-инородцы, за чертой оседлости. Массовые увольнения слуг царя и Отечества русского, не желавших сотрудничать с новыми властями и либо бежавших с насиженных мест по заграницам, либо загнанных в трудовые концлагеря и расстрелянных, послужили причиной того, что на освободившиеся места в госаппарате, в научных, образовательных и культурных учреждениях, а также в банках разоряемой, тотально разграбляемой страны пришли местечковые инородцы.

    Ненависть к русским и всякой русскости внука Израиля Мойшевича Бланка, взявшего псевдоним Ленин не знала границ. «Дурак, идиот, рохля, тютя», — отвешивал эпитеты всем русским Владимир Ильич. И проявлял свои антирусские пристрастия в подборе руководящих кадров; благодаря Ленину все главные руководящие посты заняли евреи. Ленин-Бланк определил для себя пост председателя Совета народных комиссаров; Всероссийский центральный исполнительный комитет возглавили последовательно Лев Каменев (наст. Розенфельд), затем Яков Свердлов; наркомом иностранных дел стал Лейба Троцкий (Бронштейн); наркомом продовольствия И.А. Теодорович; наркомом просвещения А.В. Луначарский; наркомом почт и телеграфов — Н.П. Глебов (наст. Авилов); наркомом юстиции — Г.И. Ломов (наст. Оппоков); Петроградскую большевистскую организацию возглавил Зиновьев (наст. Радомысль-ский, он же Апфельбаум). Список можно продолжать почти до бесконечности, ведь хотя кадры и менялись, их национальная принадлежность чаще всего оставалась прежней.

    В начале 1918 года русское Православие приходит к осознанию антихристианской природы всего происходящего. Результатом стало озвученное на Соборе Русской Православной церкви заявление следующего содержания:

    — Мы свергли Царя и подчинились евреям! Русский народ ныне стал игралищем еврейско-масонских организаций, за которыми виден уже антихрист в виде интернационального царя, что, играя фальшивою свободою, кует себе еврейско-масонское рабство.

    Во втором томе переизданных в России в 1993 году воспоминаниий князя Н.Д. Жевахова есть еще более жесткое определение происходившего в те годы в его святом Отечестве. «Стало очевидным, что идет война не между народом и его угнетателями, помещиком и крестьянином, а между жидовством и христианством, та именно борьба, какая надвигалась веками, о которой так часто предостерегали Россию ее лучшие сыны, приносившие самих себя в жертву долгу перед Родиной. Так называемое «рабоче-крестьянское правительство» антирусское, и его целью являлось не благо народа, а «ликвидация христианства», как один из способов достижения мирового владычества над христианскими народами вселенной. Основная цель русской революции — истребление русского православного населения России».

    Первые советские декреты были направлены на то, чтобы отменить русские традиции, заменив их нелепыми выдумками совершенно глупых, но самоуверенных людишек, плохо говоривших по-русски. Большевистскими декретами отменяются титулы, обращения, принятые прежде в обществе, церковный брак; Церковь отделяется от государства; школа отделяется от Церкви; православный русский календарь заменяется на западный; национальная русская символика заменяется большевистско-масонскими символами. В исторической литературе можно найти сведения, что новыми нерусскими чиновниками в качестве главного государственного герба предлагалась свастика. Даже сохранились проекты нарукавного шеврона Красной армии с изображением перевернутой свастики. На дензнаках в 5 и 10 тысяч советских рублей также использовалась свастика. На дензнаках других достоинств, а также на большевистских документах использовалась звезда Давида (позже заменена масонской пятиконечной звездой).

    С приходом к власти большевики принялись выполнять свои тайные обязательства перед Германией. Для заключения сепаратного мира в Брест-Литовск направляется делегация; инструкция Ленина — подписать мир любой ценой, на любых условиях. Условия оказались не просто грабительскими, но и унижающими Россию и ее многострадальный народ. В марте 1918 года Брестский мир был подписан. В результате в зоне немецкой оккупации оказались Прибалтика, Белоруссия (кроме части Витебской и Могилевской губерний), часть Псковской, Курской, Воронежской губерний, Донской области, Малороссии, Крыма и частично Закавказья. Так большевики расплатились за финансовое спонсорство (в основном идущее через еврея Парвуса, а также через внешнеполитическое ведомство кайзеровской Германии), за «литерный состав» с еврейскими большевиками во главе с Лениным, пропущенный германцами через границу и предательское сотрудничество с немецкой разведкой (в том числе тех, кто значился в числе ведущих переговоры в Брест-Литовске: Троцкого, Иоффе, Карахана). Ныне известно, что придя к власти большевики не надеялись удержаться долго, и лихорадочно уничтожали документы, свидетельствующие об их сотрудничестве с германской разведкой, а также секретные письма на имя Ленина по этой проблеме.

    «Аннексионистским договором» предусматривалась выплата трехмиллиардной контрибуции хлебом, рудой и другим сырьем с передачей Германии 245 564 килограмм русского золота.

    Кабальный Брест-Литовский договор — то, что для русских, для бывших подданных Российской империи стало игом и позором, Адольф Гитлер назовет «образцом безграничной гуманности», а вот аналогичный Версальский договор, по которому Германия должна будет оплачивать репарации странам-победителям, станет преподносить своим сторонникам и миллионам простых немцев как самый постыдный, и оттолкнется от него, проводя политику ненависти к захватчикам и сплачивая силы для борьбы. «Я брал оба договора, сопоставлял их друг с другом пункт за пунктом и демонстрировал аудитории, насколько Брестский договор в действительности являлся образцом безграничной гуманности по сравнению с бесчеловечной жестокостью Версальского договора. Результат получался ошеломляющий. Выступать мне в то время (в начале 20-х годов. — Авт.) приходилось перед аудиториями примерно в две тысячи человек. Сначала из зала на меня глядело по крайней мере 3600 враждебных глаз, а спустя три часа, к концу собрания, передо мной обыкновенно была уже единая масса, сплоченная чувством священного негодования и неистового возмущения против авторов Версальского договора. И я с удовлетворением чувствовал, что опять и опять удалось нам освободить сердца и мозги сотен тысяч соотечественников от ядовитого семени лжи и внушить им нашу правду».

    А вот свидетельство пастора Симонса, оказавшегося в первые послереволюционные годы в Петрограде и знавшего многие вещи не понаслышке. Выступая в 1919 году перед американским Сенатом, пастор говорил: «…тысячи русских рабочих… не могли больше найти работы, потому что почти все фабрики были закрыты; и с этим связана длинная история, включающая немецких агентов — много станков было разрушено только затем, чтобы Россия была ослаблена экономически и стала зависима от Германии в отношении разных продуктов. И мы также знали — и я подчеркиваю это особенно — что во время заключения Брест-Литовского договора тысячи коммерческих агентов из Германии разгуливали по улицам Петрограда и Москвы и других крупных городов, принимая заказы на немецкие запасы. Все это выглядело так, как будто бы Германия имела в уме подорвать Россию экономически, и большевистский режим ей в том очень помог. Сознательно или нет, этого я не знаю, не могу сказать, но для нас, очевидцев, это выглядело очень подозрительно. Я знал управляющих заводами, и они говорили: «Только подумайте! Рабочие ворвались, расколотили ценнейшее оборудование в куски, и когда мы пытались объяснит им, что это их хлеб и масло, они ответили: «Ха! Наш хлеб и масло! Мы разрушаем капитализм!». Это было вложено им в головы. «Мы отменяем капитализм», но они резали гуся, который нес золотые яйца. Они не видели связи между тем, чтобы иметь работающую фабрику, и обеспечением достатка».

    Чтобы сохранить свою преступную власть, большевики были готовы отдать большую часть российских земель. В случае отступления в 1918 году В. И. Ленин планировал отдать всю территорию вплоть до Урала, попытавшись создать советскую Урало-Кузнецкую республику за счет богатейшего региона и московских и питерских профессиональных большевистских кадров.

    Русская Православная церковь тут же осудила Брестский мир. Патриарх Тихон обратился к пастве с посланием:

    — Благословен мир между народами, ибо все братья, всех призывает Господь мирно трудиться на земле, для всех уготовил Он свои неисчислимые блага. И несчастный русский народ, вовлеченный в братоубийственную кровавую войну, нестерпимо жаждет мира, но тот ли это мир, о котором молится Церковь, которого жаждет народ? Мир, по которому даже искони православная Украина отделяется от братской России и славный город Киев, мать городов, колыбель нашего Крещения, хранилище святынь, перестает быть городом державы Российской… Святая Православная Церковь, искони помогавшая русскому народу собирать и возвеличивать государство Русское, не может оставаться равнодушной при виде его гибели и разложения… Этот мир, подписанный от имени русского народа, не приведет к братскому сожительству народов… В нем зародыши новых войн и зол для всего человечества.

    Еще в годы Первой мировой войны, отмечают историки, наметились особенности германской оккупационной политики, ориентированной на подогревание сепаратистских настроений в обществе, разжигание национальной розни и в итоге — на расчленение России. В германском генштабе были созданы спецподразделения, готовившие националистов для местных движений: украинских, белорусских, прибалтийских и т. д. В случае победы такой навязанной извне политики, управлять завоеванными территориями будут подготовленные кадры. Впрочем, то же самое впоследствии происходило и в недрах большевистского Коминтерна, где в закрытых спецшколах имени Ленина готовились кадры для будущих советских республик, в том числе и для Германии.

    К сожалению, хотя история и не знает сослагательного наклонения, однако все здесь происходит по принципу: как аукнется, так и откликнется.

    Германии удалось — с трусливого дозволения большевиков — оккупировать часть павшей Руси, составляющую ни много ни мало свыше 1 миллиона квадратных километров с населением более 50 миллионов человек, т. е. почти треть населения всей огромной Русской империи. Здесь добывалось почти 90 процентов каменного угля, более 70 процентов железной руды, здесь же проходила треть всех железнодорожных путей страны.

    Неудивительно, что спонсорская помощь приходила со стороны Германии и после подписания Брестского мира. Опасаясь, что большевистский режим рухнет и Германия потеряет столько дармовых богатств, немецкие спецслужбы тянут из своего правительства деньги на поддержку «победившей революции». Тогда же глава внешнеполитического ведомства Германии телеграфирует в посольство своей страны в Москве: «Используйте, пожалуйста, крупные суммы, так как мы заинтересованы в том, чтобы большевики выжили. В нашем распоряжении фонды Рицлера. Если потребуется больше, телеграфируйте… Мы должны, насколько возможно, помешать консолидации России, и с этой целью надо поддерживать крайне левые партии». Правда, уже через две недели деньги из фонда были израсходованы, и стаст-секретарь иностранных дел направляет меморандум в министерство финансов с просьбой выделить новый фонд с уставным капиталом не менее 40 миллионов марок.

    Боясь поплатиться за все свои злодеяния, большевики одним из первых издают декрет «О красном терроре», развязывающем им руки в сверхмасштабном холокосте русского и других народов империи.

    И хотя мировое сообщество прекрасно осведомлено, какие ужасы творятся на захваченных большевиками территориях, какие моря людской крови там пролито, никто не спешит придти на помощь погибающей стране. Напротив! Каждая сторона спешит урвать свою выгоду; всем здесь лафа — и французам, и чехам, и японцам, и англичанам, и даже американцам. Все спешат нагреть лапы на русском золоте и природных богатствах, на драгоценностях и предметах искусства мирового значения. Бедственное положение русских — самая большая выгода для всех остальных; так было тогда, так будет и впредь.

    Своя выгода во всем этом, конечно же, и у германцев. И коль нас в первую очередь интересует расклад сил Россия — Германия, то не станем пока отвлекаться на других сторонних «помощников».

    Наверняка современный заинтересованный читатель осведомлен о периоде немецкой оккупационной политики, завершающейся созданием марионеточных государств на территории бывшей Русской империи. Однако нелишне напомнить; к тому же этот опыт впоследствии станет учитывать и Адольф Гитлер, прекрасно знающий историю всех войн, ведшихся его страной с самых древних времен. Свое видение роли славянских территорий и немецких оккупационных властей в ходе будущих битв он изложит в фундаментальном труде, который напишет через несколько лет после так называемой русской революции — в начале 20-х годов XX века, будучи «узником» Ландсбергской тюрьмы. Именно так: «узник», ведь достаточно припомнить, что даже директор тюрьмы отзывался о заключенном как о «видном политике, преданном делу спасения Германии» и первым пришел поздравить, когда настало время выпустить того на свободу.

    В годы Первой мировой войны на прибалтийских территориях, входивших в состав Российской империи, во время их оккупации германскими войсками стали создаваться марионеточные государства с послушными режимами. В сентябре 1917 года в Вильно создается «Литовский совет»; в феврале 1918 года провозглашается «независимая Эстония»; в ноябре того же года создается «правительство» Латвии — «Народный совет». В этих спецакциях участвуют немецкие спецслужбы, но не как зрители, а как организаторы. Заполучив «свободу», «незалежники» сразу становятся если не вотчиной, то зоной немецкого влияния.

    Любопытно, что «Литовский совет», или «Тариба», в конце 1917-го провозгласил «вечные и твердые союзные связи с Германией», а через полгода, решив объявить Литву монархией, приглашает на «царство» вюртембергского герцога Вильгельма фон Ураха. Такие же «монархии» в Латвии и Эстонии планируются агентами немецких спецслужб.

    В Прибалтике среди другого населения проживало всего около 9 процентов этнических немцев; однако немецкие дворяне провозгласили создание «Балтийского герцогства» во главе с братом германского императора Вильгельма II. Новообразование включало бывшие Эстляндскую, Лифляндскую и Курляндскую губернии Российской империи, оккупированные немецкими войсками.

    Заметим, что в состав прибалтийских марионеточных государств вошли не только земли, где проживали эстонцы, литовцы и латыши, но и исконно русские территории. К примеру, Эстонии отошли часть Петербургской и Псковской губерний; Латвии — также часть Псковской губернии и часть уездов Витебской губернии; Литве — части Виленской и Сувалкской губерний, где жили белорусы.

    Впоследствии прибалтийское герцогство должно было слиться в единое государство, руководимое немцами, красноречиво признавал в своих воспоминаниях немецкий генерал Эрих Людендорф (1865–1937). Эта историческая личность интересна тем, что еще в 1894 году, после завершения учебы в Военной академии будущий генерал был направлен на полгода в Россию для совершенствования в русском языке; после революции 1918 года в Германии уехал в Швейцарию, но весной 1919-го вернулся, чтобы стать политиком; с 1920 года генерал сблизился с нацистами, а в ноябре 1923-го вместе с Гитлером возглавил «пивной путч». Национальный герой, не ставший президентом (выдвигал свою кандидатуру в 1925-м), написал вполне правдивые «Мои воспоминания о войне 1914–1918 гг.», где дал расклад германского владычества на временно оккупированных территориях бывшей Российской империи. А еще именно Людендорф признал и озвучил грандиозную историческую аферу: «Помогая Ленину поехать в Россию, наше правительство принимало на себя особую ответственность. С военной точки зрения это предприятие было оправданно. Россию нужно было повалить».

    В сферу влияния кайзеровских войск вошли не только Прибалтика, но Малороссия (Украина), Северо-Западный край (Белоруссия), угольно-горнорудные районы Каменец-Подольской, Волынской, Херсонской, Екатеринославской губерний, а также Новороссийск, Таганрог и полуостров Крым. В Крыму планировалось создать германское колониальное государство.

    Желая воспользоваться богатствами чужой страны, Германия в итоге получила то, что заслужила, поддерживая большевиков: своего фюрера, своего преступника № 1.

    — Мы не балаганные революционеры, рассчитывающие на люмпен-пролетариат, — провозгласил Гитлер, пытаясь отмежеваться от революционных «традиций» своих предшественников. Отчасти он был прав: им ставка делалась не столько на отбросы общества (люмпен-пролетариат), сколько на людей здравомыслящих, боящихся оказаться на пути этого самого разбушевавшегося и опьяненного жаждой крови пролетариата, возглавляемого искусными в деле политических гешефтов дельцами.

    Не зря еще в июне 1923 года немецкая еврейка и профессиональная революционерка Клара Цеткин, выступая на заседании расширенного исполкома Коминтерна в Москве, сказала, что к приверженцам фашизма примыкают люди всех слоев, «наиболее усердные, сильные, решительные, отважные элементы всех классов». Тогда же в протоколы заседания занесли мнение, что фашизм рассматривается партийными товарищами как сборный пункт для разочаровавшихся в социализме масс.

    «Наше молодое движение, как известно, завоевывает себе сторонников главным образом не из кругов ранее индифферентных людей, а большею частью из числа бывших сторонников крайних взглядов. Вот почему вполне естественно, что эти люди являются к нам, еще не вполне разделавшись с теми представлениями в области внешней политики (или с тем недостаточным пониманием этих вопросов), которые свойственны были им до перехода в наш лагерь. Это относится не только к тем сторонникам, которые приходят к нам из левого лагеря», — писал, словно подтверждая, Гитлер в своей книге «Main Kampf».

    Новое массовое движение, сплачивающееся вокруг Гитлера, именно ему отводило мессианскую роль «разрушителя марксизма-коммунизма».


    Глава 3

    МАСТЕР-КЛАСС ГЛАВНОГО ПРОПОВЕДНИКА НАЦИИ

    Преподавание мировой истории в средней школе еще и сейчас находится на очень низкой ступени. Лишь немногие учителя понимают, что целью исторического преподавания никогда не должно быть бессмысленное заучивание наизусть… Милосердный Боже, совсем не в этом дело! «Учиться» истории означает уметь искать и находить факторы и силы, обусловившие те или другие события, которые мы потом должны были признать историческими событиями.

    А. Гитлер

    Если 5 марта 1933 года было провозглашено «Днем пробуждения нации», то 21 марта, когда проходило первое заседание рейхстага Третьего рейха, было названо «Днем национального возрождения». Каждое действие торжественной церемонии было расписано Геббельсом и согласовано с Гитлером. Все должно было начинаться в гарнизонной церкви Потсдама, у могилы Фридриха Великого. Впрочем, все началось чуть ранее и повсеместно с праздничных богослужений. Вообще же этот день представили как «народный праздник национального единения». Президент Пауль фон Гинденбург, облаченный в старый маршальский мундир, прибыл на службу в протестантскую церковь святого Николая. Гитлер и Геббельс из-за «враждебной позиции католического епископата» на церковной службе не появились. Однако ближе к полудню фон Гинденбург и канцлер Адольф Гитлер встретились на ступенях гарнизонной церкви и обменялись рукопожатием. Впоследствии эта картинка была растиражирована на множестве плакатов и почтовых открыток, свидетельствуя о примирении старой и новой Германии.

    Свидетели эпохи описывали, что хоры и галерея церкви были заполнены генералами кайзеровской армии и рейхсвера, высокопоставленными чиновниками и дипломатами; там же находились депутаты Национал-социалистической партии в отличительных коричневых рубашках, а также парламентарии центристских партий.

    Фон Гинденбург двинулся к своему месту внутри церкви, за величественным стариком в маршальском мундире и с маршальским жезлом в руках следовал облаченный в черное Гитлер. Их приветствовали органной музыкой и хоралом «Восславим дружно Бога». Заканчивая свою речь уже после того, как выступил президент, канцлер Адольф Гитлер сказал:

    — Прошу Провидение укрепить то мужество и упорство, которыми веет в этом святом для каждого немца храме на нас — людей, борющихся за свободу и величие нашего народа, здесь, у могилы его величайшего из королей.

    Зазвучали трубы, взлетели вверх штандары с орлами, гулко загремели орудия. Рейхспрезидент возложил лавровые венки на могилы прусских королей и встал, чтобы приветствовать церемониальные колонны СС и СА. Празднества завершились магическими факельными шествиями по улицам Берлина и торжественным представлением оперы Рихарда Вагнера «Нюрнбергские мейстерзингеры».

    Волнение, снизошедшее на нового канцлера у могилы великого прусского короля, было понятным. Ведь Адди с малолетства почитал Фридриха Великого. Понятной была и его любовь к вагнеровской опере.

    Еще друг детства будущего главного наци страны Кубичек (встречается написание Кубицек) оставил воспоминания о своем друге; описывая, как они подростками побывали на представлении оперы Вагнера «Риенци», он не скупился на выражения, описывая реакцию Адди на спектакль. Но прежде следует отметить, что это яркое драматическое музыкальное произведение посвящено мятежнику из народа, трибуну Кола ди Риенцо, который погибает в полном одиночестве из-за того, что окружающий мир не понимает его. Сразу после спектакля Густав Кубичек, увлекаемый своим впечатлительным товарищем, взобрался на гору Фрейнберг. Все, что ему оставалось, это оглядывать ночной город Линц, где оба они жили в те годы, и выслушивать горячую тираду Адольфа. «Как скопившийся поток рвется через треск плотины, так и из него вырывались слова. В колоссальных, захватывающих картинах развивал он передо мной свое будущее и будущее своего народа».

    И, встретившись вновь более чем через тридцать долгих лет, фюрер нации скажет своему давнему знакомому: «В тот час это все и началось!»

    Возбуждающая вагнеровская патетика, гипнотизирующая и искушающая, превратила томительно-неясные мечты в трагическую реальность.

    Впоследствии другой близкий товарищ Гитлера, которого отдельные исследователи представляют как американского разведчика, Эрнст Ганфштенгль вспоминал, что фюрер использовал оперу как специфический мастер-класс ораторства. Он свидетельствовал: Адольф как-то попросил его, прекрасного пианиста, сыграть прелюдию к «Мейстерзингерам», а сам стал расхаживать по залу взад и вперед, совершенно чисто насвистывая ноты. «У него действительно было отличное чувство музыки… как и у многих дирижеров… Я заметил, что есть прямая параллель между конструкцией прелюдии к «Мейстерзингерам» и структурой его выступлений. Целое переплетение лейтмотивов, декораций, контрапунктов и музыкальные контрасты, и спор — все это точно отражается в рисунке его речей, которые являлись симфоническими по конструкции и заканчивались гигантской кульминацией, как пронзительный звук вагнеровских тромбонов…первые две трети речей Гитлера исполнялись в маршевом ритме с нарастающим темпом и вели к последней, третьей части, которая была преимущественно рапсодической». Благодаря свидетельству талантливого любителя-пианиста, богатого американского дельца и друга фюрера Эрнста Ганфштенгля становятся вполне понятными краткие обрывки речей, которые нам транслируют в телепередачах, скомпонованные так, чтобы мы видели не логическое поступательное и заразительное ораторство, а лишь дергание психически больного человека.

    Эта краткая характеристика уникального ораторского искусства, коим владел фюрер, эта черта, отмеченная всеми без исключения соратниками по партии, простыми гражданами Германии и представителями дипкорпуса разных стран, лишь подчеркивает, что Адольф Гитлер стал главным проповедником нации. Его многочасовые речи слушали, впадая в экстаз, а его самого почитали более, чем многих облаченных в рясы духовных наставников.

    Если верить воспоминаниям фюрера, он стал оратором умышленно, — развил в себе выдающиеся ораторские способности потому что… учился у врагов своих: «свое гигантское влияние на массу марксизм на деле получил не благодаря тем его печатным произведениям, в которых изложено учение еврейской мысли, а исключительно благодаря грандиозной устной пропаганде, которая воздействует на массы уже в течение многих лет». Вступив на стезю ораторского искусства, Гитлер избрал отправной точкой речи уничижающую критику. «…ведь и марксизму пришлось сначала посвятить целых 70 лет одной только работе критики. Марксизм занимался уничтожающей, разъедающей критикой, критикой и еще раз критикой, вплоть до того момента, когда ядовитые кислоты той критики не разъели старое государство и не привели его к падению. Только тогда началась так называемая «строительная» работа. И, разумеется, это было с его точки зрения правильно и логично. Пропаганда будущего строя сама по себе еще не устраняет существующего». Ничего не скажешь, — логика железная.

    Что касается любви к немецкой истории и, в частности, почтительной любви к Фридриху Великому, то тот же свидетель Ганфштенгль (кстати, избежавший наказания после 1945 года) утверждал, что Гитлер был в отношении книг ненасытным читателем и буквально проглатывал историческую литературу. Сам Гитлер объяснил, что он лично понимает под понятием «чтение», и вряд ли и эти его рассуждения выдают в нем глупца. «Я знаю многих, которые «читают» бесконечно много — книгу за книгой, букву за буквой; и все-таки я не назову этих людей иначе, как только «начитанными». Конечно, люди эти обладают большим количеством «знаний», но их мозг совершенно не способен сколько-нибудь правильно усвоить, зарегистрировать и классифицировать воспринятый материал…Кто так работает над собой, тому никогда не удастся использовать свои хаотические «знания» для тех целей, которые возникают перед ним в каждый данный момент. Его умственный балласт расположен не по линии жизни, а по линии мертвых книг», — рассуждал Гитлер в «Майн кампф».

    «Он мог без конца читать о Фридрихе Великом и Французской революции, исторические уроки которой он пытался проанализировать для выработки политики в условиях существующих в Германии проблем. Многие годы Фридрих был его кумиром, и он без устали приводил примеры побед короля над значительно превосходящим по численности противником в ходе создания Пруссии». Адольф также был одержим другим военным и политическим деятелем Клаузевицем, которого, обладая великолепной цепкой памятью, мог цитировать до бесконечности.

    Любопытна фраза, в одном из разговоров на начальном этапе дружбы с Адди, высказанная все тем же Ганфи в 20-е годы:

    — Вы только что сражались на войне. Мы почти победили в 1917-м, когда Россия рухнула.

    И тем самым Эрнст Ганфштенгль дал понять причастность Америки и к революционным событиям в Российской империи, и к непомерным аппетитам своей родины в период Гражданской войны, когда американские войска оккупировали сибирские просторы, оказывая небывалую помощь красным большевистским ордам, в том числе финансами и вооружением.

    Как известно, пока руководитель «молодого Советского государства» Владимир Ильич Ленин обвинял «империалистов всех стран мира» во главе с Черчиллем в том, что они организовали «поход 12 государств» против зарождающейся страны Советов, эти самые империалисты, блюдя интересы своих стран, всеми силами помогали большевикам удержаться на плаву. Хоть Ильич еще долго и пламенно, дергая короткой ручонкой, продолжал орать с трибун большевистских съездов и пленумов об агрессивных намерениях американского и британского империализма.

    Тогда же президент США Вудро Вильсон прислал в Россию американские войска для удержания Транссибирской магистрали; эта экспедиционная армия ничего общего не имела с русским освободительным Белым движением. Только летом и осенью 1918 года в Россию прибыло более 70 000 солдат; для сравнения: Япония прислала 150 000. После чего правительство США потребовало передать Сибирскую магистраль и КВЖД в управление американской миссии Стивенса. Новоявленные заокеанские хозяева русских просторов имели целью одно: «Установление доминирующего значения Америки в железнодорожном деле Сибири и создание возможности глубокого экономического проникновения американского капитала с попутным вытеснением в этом отношении Японии» (как записано в документах главного штаба адмирала Колчака, частично опубликованных в советской печати в 1920-х годах).

    Прискорбно, но тогда, 24 октября 1918 года, Народный комиссариат иностранных дел посылает ноту протеста президенту США В. Вильсону, уничижительно переспрашивая: «Намерены ли правительства в Америке, Англии и Франции перестать требовать крови русского народа, если русский народ согласится уплатить им за это и откупиться от них?…А в таком случае, какой именно дани требуют от русского народа правительства? Требуют они концессий, передачи им на определенных условиях железных дорог, рудников, золотых приисков и т. д. или территориальных уступок какой-либо части Сибири или Кавказа, или же Мурманского побережья?»

    В начале ноября 1918 г. находящийся в Стокгольме представитель Советской республики еврей Максим Максимович Литвинов (наст. Мейер Валлах Финкельштейн) отправляет президенту США новую ноту, пытаясь провести неправедный гешефт и предлагая новые лакомые куски чужой его предкам российской земли с ее богатствами.

    Америка же презрительно молчала и выгадывала.

    Уже к 1922 году все основные несметные богатства Российской империи были растрачены большевиками полностью, кроме разве что принадлежащих Церкви. Огромную часть бесценной дармовщины, щедро политой русской кровушкой, заполучила Америка. И этот опыт Америки, нажившейся на русском золоте и русских богатствах, равно как и некоторых других стран, будет учтен Гитлером в его далеко идущих планах. Ведь если им можно, то отчего ему нельзя?!

    Богатый американский делец, ведающий в правительстве Гитлера отделом иностранной печати, Эрнст Ганфштенгль, имеющий иронично-грубое прозвище Путци, пытался не единожды настойчиво вложить в уши Гитлера, что «если случится еще одна война, ее неизбежно выиграет тот, на чьей стороне будет Америка», у которой есть деньги и создана гигантская индустриальная мощь. Но, к неудовольствию собеседника, единственной американской личностью, которой симпатизировал германский вождь, был удачливый бизнесмен Генри Форд, «но и тот не как индустриальный чудо-труженик, а как известный антисемит и возможный источник средств. Гитлер также интересовался Ку-клукс-кланом, тогда находившимся в зените своей сомнительной славы».

    Он же станет воспринимать Америку — по словам Ганфштенгля — «как часть еврейской проблемы. Уолл-стрит контролировался евреями, Америка управлялась евреями, а поэтому он не мог принимать их в расчет. Они были вне пределов его досягаемости и не являлись срочной проблемой. Как было суждено продемонстрировать «Майн кампф», он опять оказался во власти политико-милитаристских концепций Фридриха Великого и Клаузевица».

    Действительно, во всех своих деяниях Адди опирался на опыт выдающегося вождя немецкой нации — Фридриха Великого. Друзья бурной юности молодого фюрера вспоминали, что Гитлер часто посещал Военный музей Берлина, предпочитая вести беседы у стеклянного шкафа на втором этаже здания, в котором хранился последний мундир Фридриха Великого. Посетитель приводил факты из прошлого прусской военной славы и явно гордился своей принадлежностью к нации, пусть даже ее величественная слава осталась в прошлом. Он ошарашивал своих товарищей тем, что выдавал факты и детали об оружии, мундирах, картах и войсковом имуществе, которыми был заполнен музей.


    Глава 4

    КАК ПРОСВЕЩЕННЫЙ КОРОЛЬ ФРИДРИХ II

    ПОВЛИЯЛ НА ХРАБРОГО ЕФРЕЙТОРА ГИТЛЕРА

    Изучать историю надо именно для того, чтобы уметь применить ее уроки к текущей современности. Кто этого не умеет делать, тот пусть не считает себя политическим вождем, тот в действительности только человек с пустым самомнением.

    А. Гитлер

    Фридрих Великий, он же Фридрих II, известный также как по прозвищу Старый Фриц (1712–1786; — с 1740 г. «король в Пруссии» и с 1772 г. король Пруссии), считается одним из основоположников прусско-германской государственности. Рискованные военные операции короля, как и его гражданские реформы, превратили Пруссию в главное германское государство и одну из великих держав Европы. Между прочим, этот просвещенный король восхищался зарождающейся американской демократией и даже назвал САСШ страной, имеющей самый благоприятный национальный статус в XVIII веке.

    Фридрих вырос в королевской семье, раздираемой всевозможными конфликтами и ссорами; его бабушка и мать были принцессами Ганноверскими, а их братья стали английскими королями. И если его мать была привязана ко всему англиканскому и желала брака своих детей с представителями английской короны, то его отец, напротив, намеревался сохранить их династию чисто немецкой, оставаясь в добрых отношениях с Габсбургами.

    Отец благородного отпрыска Фридрих Вильгельм I, происходивший из династии Гогенцоллернов, исповедовал древнегерманский воинственный дух, приговаривая: «Я положу пистолеты в колыбели своих детей, чтобы они могли помочь не пустить иностранцев в Германию!» И он же рано отдал своего сына Фридриха в руки солдат-гугенотов, чтоб те обучили мальчика искусству войны. Несмотря на попытки отца женить сына на немецкой принцессе, сам юноша мечтал жениться на английской кузине, и даже трижды пытался сбежать в Англию, когда достиг совершеннолетия и был способен заполучить корону. Точно известно, что по крайней мере третья неудачная попытка бегства планировалась британским послом. (Несмотря на то, что впоследствии и особенно современными историками в образ Фридриха Великого добавлены гомосексуальные нотки, вряд ли этот нюанс брался на веру Гитлером; в конце концов, ему импонировали совершенно другие качества кумира.)

    Царственный юноша, заключенный под стражу, оказался на два года заточенным в Кюстринскую крепость (с 1730 по 1732 г.), где коротал время в чтении Библии и книги Иоганна Арндта «Истинное христианство». (Когда Адольф Гитлер проводил время в Ландсбергской тюрьме, он также изучал Библию и историю христианства. Любопытно, что в годы военного лихолетья Первой мировой с молодым ефрейтором Гитлером постоянно были две книги Ницше «Так говорил Заратустра» и «Антихрист», обе, по сути, философское эссе о смерти Бога.)

    В феврале 1732 года будущий великий полководец по настоянию отца взял в жены немецкую принцессу Елизавету-Кристиану Брауншвейг-Бевернскую. Однако, как утверждают историки, это был почти платонический союз, без потомства. (Возможно, и эти нюансы важны в понимании личной жизни Адольфа Гитлера и главной пассии его жизни Евы Браун.) Чета поселилась в замке, построенном во французском стиле, в Рейнсберге, на северо-запад от Берлина. Пылкое увлечение Фридриха всем французским доходило до абсурда. Было ли это тайным вызовом отцу? — возможно; однако в этом увлечении — своя эпохальная мода. Известно, что однажды, уже будучи королем, Фридрих II публично раскритиковал немецкий язык, чем вызвал немалое возмущение. Абсурдно и то, что «просвещенный» правитель просил переводить интересные книги с немецкого на французский, чтобы прочесть.

    Вся жизнь этого человека проходила между книгами и войной (то же самое можно было сказать и о его последователе Адольфе); его тяга к прекрасному и духовному была так велика, что едва только став королем, он создал Академию наук и искусств в Берлине, пригласив на работу многие талантливые умы тогдашней Европы. Король не только вел переписку с ведущими интеллектуалами эпохи, но и, причащаясь новым веяниям, благосклонно относился к масонству. Также король писал трактаты на политические, военные и философские темы, а между делом сочинял стихи. Его увлеченность французским Просвещением послужила поводом дать королю нелицеприятную характеристику, назвав того «пажом и посыльным у Вольтера». Философ-вольнодумец Вольтер действительно не раз наведывался в Берлин и Потсдам. Однако, несмотря на явное почитание знаменитого мыслителя, Фридрих II не простил тому успешных ухаживаний за своей сестрой Ульрикой и незаконных валютных операций, в которых «великому уму просвещенной Европы» содействовал посредник-еврей. В результате король запретил именитому гостю посещать Берлин. Тогда-то униженный и озлобленный Вольтер, которого сам король прозывал «неописуемым трусом и вызывающим восхищение гением», запустил в салонах Лондона и Парижа сплетню о гомосексуальности Фридриха II. (Отрекаясь от негативного прошлого в окружении нацистов, близкий товарищ Гитлера Эрни Ганфштенгль напишет мемуары, первым запустив по миру версию о возможной неправильной ориентации фюрера, представив того латентным гомосексуалистом.) В мае 1753 года по приказу короля перепуганного Вольтера, находящегося во Франкфурте, арестуют и поместят под домашний арест. (Гитлер уже никогда не поставит талантливое выше человеческого в каждом, даже самом гениальном, творце; как, впрочем, и товарищ Сталин.)

    Любовь фюрера к его кумиру будет также держаться на любезной сердцу диктатора уверенности. «Фридрих II не допускал евреев в Западную Пруссию. Его еврейская политика может служить образцом», — подчеркнет Гитлер перед слушателями. Следует сказать, что российская императрица немецкого происхождения Екатерина II (1729–1796), также активно заигрывавшая с вольнодумцем Вольтером, будет вести такую же политику в отношении евреев, что и ее монархический собрат, определив им пресловутую «черту оседлости» и не пуская в столицы. Императрица с либеральными взглядами, Екатерина II одно время даже позволяла процветать в стране масонам, однако после Французской революции ее обоснованные опасения привели к закрытию масонских лож, ужесточению цензуры и другим строгим репрессивным мерам.

    Как и Фридриха И, Екатерину Великую многие историки прославляли за то, что она подняла Россию до положения великой европейской державы и обеспечила безопасность государства благодаря военным успехам и территориальным завоеваниям.

    Интересно, что в своей первой философской работе «Анти-Макиавелли» Фридрих II хвалит королей, которые служили и жертвовали собой ради подданных, не в пример тем, кто манипулировал ими. Однако уже скоро, после тяжелых битв, он понял, что очень часто рассудочный цинизм Макиавелли может быть полезен власть предержащим. (Вот оно: любимая философская правда всех королей и диктаторов; как известно, Макиавелли был излюбленным автором и генсека Сталина, прекрасно знавшего его труды.)

    В 1740 году в возрасте 28 лет Фридрих взошел на прусский трон. В том же году австро-габсбургский трон заняла 23-летняя Мария-Терезия. И вскоре армия Фридриха II вторглась в Силезию, являвшуюся в то время частью Австрийской империи, бросая вызов императрице. Так началась первая из трех австро-прусских войн за эту германо-протестантскую землю. Силезские войны обрели европейский размах, втянув в кровавые разборки жителей Саксонии, Меклебурга, Польши, Богемии и Моравии.

    Свои первые представления о военном искусстве Фридрих II получил еще прежде, сражаясь с австро-русскими армиями против французов в войне за польское наследство (1733–1735 гг.).

    Изначально захваты в Силезской войне происходили в стиле германской «быстрой войны» с применением тактики рассеивания, — что использовалось еще древними германскими племенами. (Тактика блицкрига была использована и Адольфом Гитлером на первоначальном этапе войны с СССР.)

    Следуя здесь одному из любимых выражений фюрера «общее представление», которое он произносил и коему следовал, чтобы создать общее представление о ситуации без подробного объяснения деталей, мы присматриваемся к давнему историческому персонажу. Ведь в противостоянии Фридрих и объединенная Германия непосредственное участие принимала Церковь. А этот аспект нам для данного труда весьма необходим.

    К примеру, в преддверии первой крупной битвы с австрийцами в Моллвице в 1741 году (да-да, ровно через 200 лет его соотечественник начнет новую великую битву, отдав приказ своим войскам перейти границу с СССР) солдаты короля станут развешивать прокламации на дверях церквей о религиозной свободе и веротерпимости, тогда как монарх, покровитель кальвинизма, обещает всего лишь равную защиту силезским католикам и протестантам (вступив на русскую, захваченную большевиками-атеистами землю, первый наци Германии прикажет открыть церкви и разрешить богослужения, чем заслужит доверие и станет какое-то время восприниматься частью местного населения как освободитель от ненавистного коммунизма).

    В 1742-м Фридрих воюет уже при содействии французских, баварских и саксонских союзников. В ходе кровопролитных боев он получает контроль над Силезией и в честь победы берет себе титул «король Пруссии». Одержав блестящие победы во время короткой второй Силезской войны, он возвращается домой под крики толпы: «Фридрих Великий!». (После визита в Италию Гитлер передавал свои триумфальные впечатления так: «Когда я был вместе с Муссолини, толпа кричала: «Дуче! Дуче!», когда я был с королем, она кричала: «Фюрер! Фюрер!») После пяти лет перманентных боевых действий территория Пруссии увеличилась вполовину, а ее доходы — на треть; так среди величайших государств Европы появился новый участник, с которым нельзя было не считаться.

    Последняя Силезская война (1756–1763) вошла в мировую историю под названием Семилетней войны. За эти годы последовало шестнадцать крупных сражений, имели место и великие победы, и сокрушительные поражения, и несколько удивительных спасений. На последнем этапе боевых действия Пруссия при поддержке Британии выступила против превосходящей коалиции Австрии, Франции и России, намеренной остановить прусскую экспансию и вернуть Силезию в империю Габсбургов. Дважды за время войны русские брали Берлин, тогда как французы и австрийцы занимали другие города и местечки. И все же, несмотря на превосходство противника, прусские войска в 1757 году одержали блестящие победы у Росбаха (противостояние сил один к двум) и у Лейтена (четыре к шести). (Подобные блестящие победы в годы Второй мировой войны, причем при еще более внушительном раскладе с подавляющим превосходством противника одержит самый выдающийся полководец Третьего рейха Эрих фон Манштейн, проведя основные бои на многострадальной русской земле Крымского полуострова). В результате победы у Цорндорфа на поле боя остались лежать 18 000 русских и 13 000 прусских солдат.

    Однако не всегда победа была на стороне Фридриха II; например, у Хохкирда погибла треть всей армии, а после сражения у Кюненсдорфа из 48 000 в живых осталось только 3000. (Именно об этих неудачах вспомнит Адольф Гитлер, когда после затяжных боев на русском фронте станет очевидным скорый крах Третьего рейха. И тогда же, получив газету с известием о смерти президента США Франклина Рузвельта, Гитлер сочтет эту весть предзнаменованием «чуда дома Бранденбурга» в 1763-м, когда смена военно-политических союзов привела Фридриха II к полной победе.)

    За амбициозные планы прусского короля погибли не только десятки тысяч солдат и офицеров, но и полмиллиона гражданских лиц, — одна десятая довоенного населения Пруссии. К концу войны в 1763 году четверть всего разоренного войной населения жила за чертой бедности; узнав о статистике урона, «просвещенный король» приказал заключить в тюрьму возглавлявшего группу учета чиновника.

    Ни мучения и гибель людей, ни голод и нищета больше не трогали сердце царственного политика, заключившего вместе с Макиавелли, что любой правитель должен только побеждать, причем любой ценой.

    Молодой Гитлер, посещая Военный музей в Берлине, где висел мундир его кумира, и чью историю он знал в мельчайших подробностях, мог не только часами бродить по залам воинской славы. Особое восхищение он испытывал, рассматривая головы умирающих воинов на карнизах и замковых камнях, исполненных гением Шлютера. Сделанные в виде украшений, они вызывали неистовое восхищение у того, кто мечтал сражаться за великие германские идеалы. Говоря о Шлютере, Адольф подчеркивал:

    — Он, безусловно, величайший художник своего времени. Даже Микеланджело не сотворил ничего лучше или более реалистически.

    Бывший храбрый солдат Гитлер идеализировал смерть.

    В 1914 году, когда разгорелась Первая мировая война, Адик был среди тысяч жителей Мюнхена, пришедших к зданию Военного министерства на второй день после объявления мобилизации. Его, ликующего среди толпы, по случаю объявления войны собравшейся 1 августа на площади Одеонс-плац, и запечатлел Генрих Хофманн, будущий личный фотограф фюрера. «Я и сегодня не стыжусь сказать, что, захваченный порывом восторга, я опустился на колени и возблагодарил небо», — признавался Гитлер.

    Удушливая атмосфера, исходящая с Балкан еще с начала века, накаляла ситуацию до тех пор, пока не разразилась первая Балканская война, как предвестник еще более кровавых бурь на континенте. Но лишь с ликующими возгласами «К оружию!» и громыханием пушек на полях Первой мировой войны Европа — как истомленная ожиданием самка — оплодотворялась кровавым хаосом, из которого созидалась чудовищная и неведомая новая эпоха.

    Это кажется неправдоподобным, но люди шли на призывные пункты с цветами и криками «Ура!», а из распахнутых окон и с балконов их приветствовали нарядные дамы, размахивая оголенными ручками и провозглашая «Виват!» тем, кому никогда уже не стать победителями. «В Германии эти дни воспринимались как небывалое единство нации, и царил восторг сродни религиозному», — определил тогдашнее состояние немецкой нации один из исследователей.

    «Сердце, переполняемое гордым счастьем», впервые так ясно ощутило цель в жизни; уже 3 августа Гитлер подает прошение на имя короля Баварии с просьбой разрешить ему, австрийскому подданному, поступить добровольцем в один из баварских полков. Австрию, в которой он родился, эту презираемую им Габсбургскую империю, он единой и близкой сердцу родиной не признавал; но и в Германии он не был еще полноценным немцем-гражданином.

    Волей судьбы или в силу халатности баварского фельдфебеля, но в начале сентября австриец А. Гитлер уже маршировал в составе 16-го баварского резервного пехотного полка немецкой армии, чеканя парадный шаг перед королем Людвигом III Виттельсбахом (1845–1921). Вместе с товарищами Адольф оказался на Западном фронте, познавая первые печальные цифры арифметики боев. На протяжении войны он был связным, доставляя приказы из штаба полка на передовые позиции, и эта служба, требующая особой храбрости, как нельзя лучше подходила для одиночки, коим и был добросовестный ефрейтор Гитлер. Биографы фюрера не скупятся на нелестные эпитеты, отказывая ему в индивидуальности и самобытности, когда подчеркивают, что в те годы этот человек был слишком углублен в свои размышления («сидел часами с каской на голове, и никто не мог вырвать его из этой апатии») и потому не оставил приятных о себе воспоминаний у сослуживцев. Однако именно эта черта, — самоуглубленность — приветствуется биографами всех других, творческих личностей, словно свидетельствуя об избранности и гениальности. Можно лишь посетовать, как легко меняются наши оценки в зависимости от объекта.

    Отчуждение с сослуживцами происходило по большей части оттого, что Адольф не разделял их банальных забот и разговоров, их солдатских привычек, их скабрезных историй и похотливого мужского гогота. «Ничто я так не ненавидел, как эту грязь», — припомнит о тех временах сам отшельник. И житейской грязи предпочтет чтение Шопенгауэра, Ницше, Гомера и Евангелия, накапливая в себе непостижную философскую суть. «В своем одиночестве, в своей сиротливой уединенности он находил сознание своей особой избранности», — констатирует биограф фюрера И. Фест. И добавит: «В противоположность опыту предыдущих лет война была для Адольфа Гитлера великим положительным моментом его формирования, «огромным впечатлением», «грандиозным», «столь счастливым», как он сам сформулирует, превознося полученный опыт, имевший для него решающее, религиозное значение».

    Между тем все участники тех давних событий сходятся во мнении, что одержимый чувством долга по отношению к «священной борьбе» за обновленную Германию, ефрейтор Гитлер проявил себя незаурядным храбрецом, и награды, полученные им во время службы в рядах пехотного полка (именовался еще по имени своего командира полком «Лист»), вполне заслуженные. Стоит напомнить, что за время войны Адольф Гитлер получил награды: Железный крест 2-го класса (2 декабря 1914 г.), Баварский крест за военные заслуги 3-го класса с мечами (17 сентября 1917 г.), Полковой диплом за выдающуюся храбрость (9 мая 1918 г.), Железный крест 1-го класса (4 августа 1918 г.; редчайший случай для рядового), Баварский служебный знак отличия 3-го класса (25 августа 1918 г.). Восхищаясь его патриотическим усердием, однополчане вместе с тем уверовали, что его присутствие несет им удачу; «Если Гитлер рядом, то ничего не случится», — говаривали солдаты. Столь высокий авторитет он заслужил ценой мужества и хладнокровия, которое сохранял даже под шквальным огнем.

    Тогда же этот чудак проявил нежную привязанность к животным, — его милым другом стал белый терьер-«перебежчик» Фоксль. Три года собака верно служила новому хозяину, пока какой-то завистник не украл ее, оставив лишь воспоминания в виде нескольких фотографий.

    «В те годы я был солдатом и не хотел заниматься политикой, я вообще ничего не желал знать о политике», — утверждал Гитлер. Однако существуют известия, что в 1916–1917 годах Гитлер все же приобщился к политике. В то время он провел пять месяцев в Германии; после легкого ранения в левое бедро 7 октября 1916 года его направили на излечение в лазарет в Беелице под Берлином. «Прошло два года как я не видел родины, — срок при таких условиях бесконечно большой. Я с трудом мог представить себе, как выглядит немец, не одетый в военную форму».


    Глава 5

    НАЦИЯ, ВЕРИВШАЯ В СИЛУ СВОЕГО ОРУЖИЯ

    КАК В ЕВАНГЕЛИЕ

    Чтобы сделать революцию возможной, революционерам пришлось разложить и армию, всегда являвшуюся до сих пор воплощением организованной силы государства. Мало того. Разъединенные революционной агитацией воинские части пришлось и непосредственно употребить как ударную силу революционного переворота.

    А. Гитлер

    Находящийся на лечении ефрейтор Гитлер выписался с еще не зажившей раной, чтобы прибыть в Мюнхен, где дислоцировался его полк, и просто вынужден был окунуться в «нежелательную политику». «Военная пропаганда противников началась в нашем лагере уже с 1915 г. С 1916 г. она становится все более интенсивной, а к началу 1918 г. она уже прямо затопляет нас. На каждом шагу можно было ощущать отрицательные влияния этой ловли душ. Наша армия постепенно научилась думать так, как этого хотелось врагу… Этот психологический яд был равносилен прямому подкашиванию наших боевых сил… Много раз меня мучила мысль, что если бы на месте этих преступных невежд и безвольных манекенов руководителем нашей пропаганды оказался я, то исход войны был бы для нас совершенно иным», — полагал разочарованный ефрейтор Гитлер, записывая впоследствии свои впечатления в рукопись «Майн кампф». В 1918 году запасной батальон полка «Лист», по словам Адольфа, уже находился в руках «солдатских советов». По сути, разворачивался тот же самый сценарий, что в Российской империи.

    В начале 1917 года в результате активной деятельности немецкой агентуры и международных масонских лож, а также подрывной деятельности левых и либеральных партий, возник дисбаланс между русским народом и антирусскими силами, отчего нарушилось хрупкое равновесие русского имперского колосса.

    Никаких социальных предпосылок для революции 1917 года в Росси не было! И значит, она носила ярко выраженный антирусский характер. После отречения императора Николая II власть в стране захватило Временное правительство, большинство членов которого были масонами. Имеются неопровержимые свидетельства, что после отречения государя Керенский разослал приглашения российским масонам за рубежом приехать, чтобы участвовать в строительстве масонского храма в России. Среди тех, кто охотно отозвался на приглашение, и «великий каменщик» князь П. Кропоткин, проживавший с женой-еврейкой в Лондоне.

    Уже в апреле 1917 года в Москве собирается всероссийский масонский съезд, на который прибыли собратья со всего мира. Делегаты съезда предложили объявить Россию масонской державой. Однако старые члены масонских лож не поддержали предложение, высказавшись против открытой легализации и за сохранение полной тайны масонства. Тогда же, согласно сведениям известного историка О. Платонова, Керенский приказал уничтожить тираж книги С. Нилуса, содержавшей текст «Сионских протоколов».

    Благодаря финансовым вливаниям (в том числе, как уже упоминалось, и от германской разведки) большевистская партия, возглавляемая В. И. Лениным, получила особый статус среди всех политических сил активно разлагаемой извне и изнутри российской державы. На какое-то время именно большевистская партия стала главным союзником масонского Временного правительства. Хотя и в рядах этой самой «пролетарской» партии имелись свои масонские силы.

    Любопытно, что сотрудниками французских спецслужб было тогда же установлено, что немецкими деньгами снабжались не только большевики, но и «представители либерально-масонского подполья» в лице кадетов и проч. А большевистский агент еврей Яков Фюрстенберг (Ганецкий) был одновременно и немецким агентом, передававшим им сведения о красных «соратниках». В. И. Ленин постоянно находился на связи с Ганецким — членом польской социал-демократической партии, который одновременно был служащим Александра Парвуса в бизнесе, его партнером в политике и сообщником по германским интригам. Ну а кто такой «доктор Парвус» (наст. Израиль Лазаревич Гельфанд), хорошо известно практически всем читателям. В 1905 г. этот богатый делец, «желающий дешево купить отечество», вместе с Троцким был вождем «первой русской революции»; в 1915 г. для осуществления той же задачи изложил «План русской революции», разработанный для германского Генштаба. С 1910 по 1914 гг. жил в Константинополе, где установил контакт с масонским правительством младотурок, став их финансово-политическим советником. Тогда же вступил в масонство.

    Сотрудник французской разведки Л. Тома докладывал, что торговые книги скандинавского банка «Ниа Банк» «позволили нам обнаружить тайную сделку, которая существовала между Германией и большевиками…мы нашли много другого, и в частности, вещественные доказательства в форме чековых книжек, которые перед революцией марта 1917 г. службы немецкой пропаганды использовали для оказания поддержки борьбы русских прогрессивных (это слово следовало бы взять в кавычки. — Авт.) партий против царизма, они же обеспечивали субсидиями и некоторых крупных чинов царского правительства, находившихся за границей, с целью склонить их к мысли, что продолжение войны для России гибельно».

    Кроме названного банка в донесениях упоминались и сведения о секретных сделках с еще одним скандинавским финансовым учреждением, называвшимся «Хандель-банк». Но кроме них были и другие, желавшие вкладывать деньги под будущие весьма солидные «русские дивиденды».

    В том числе и на эти щедрые финансовые подачки большевики содержали целую армию партийных функционеров, проводивших подрывную, антинациональную агитацию среди рабочих и солдат. Благодаря массированной атаке на разум и души, в русском обществе и в русской армии восторжествовал дух разложения. Как впоследствии выяснили историки, после отречения государя вся верхушка управления русской армией принадлежала к масонским ложам: А. Керенский, А. Гучков, генералы Алексеев, Брусилов и другие. Еще можно было нанести решающие удары по австро-германскому блоку, но предательская работа масонов вкупе с большевиками свела эти планы на нет, окончательно деморализовав рядовой состав.

    Большевики предпринимают серьезные попытки захватить власть в стране. Манипуляторы людским сознанием направляют в воинские части тысячи и тысячи специально подготовленных комиссаров, в основном нерусской национальности. И вот уже не офицеры, а большевики контролируют ситуацию в войсках; не «представители народа», а разбойники, убийцы, уголовники и каторжане, прошедшие отечественную «школу политической борьбы» и заграничные спецшколы террора, диктуют волю несчастным, одураченным русским. От имени какого-то исполкома новосозданного Кронштадтского Совета издают директиву, требующую «немедленно сообщить по частям, что сегодня 3 июля в 6 часов утра следует с оружием в руках собраться на Якорной площади и строго организованно направиться в Петроград…» И все пишут и требуют; требуют и пишут, прекрасно осведомленные, в каких тайниках и схронах таится до времени нелегально, в огромных количествах завезенное из-за границ оружие…

    В октябре 1917 года, от имени того же Совета большевики захватывают ключевые учреждения: железнодорожные станции, банки, почту, телеграф и т. д.

    Таким образом, в первую очередь, именно превосходство в агитационной войне позволило партии большевиков захватить власть в стране. Большевики, разрушив опору самодержавия — русскую армию, насчитывающую тогда 7 миллионов человек, — смогли добиться своей давно и тщательно спланированной цели. Временное правительство в большинстве своем успело сбежать; на русский трон взобрались инородные чудовища. После чего в огромной стране, еще недавно именовавшейся Российской империей, насаждается невиданный по своему размаху террористический режим; русский народ брошен «в кровавую лужу большевизма» (по А. Гитлеру).

    Поставив своей конечной целью захватить весь мир, интернациональные большевистские банды направляли своих эмиссаров и в германскую армию, где также вели разлагающую агитацию. «Мне нетрудно было убедиться…, — напишет об этом в «Майн кампф» Адольф Гитлер, — что дискуссионные ораторы противного лагеря обыкновенно выступают с определенным «репертуаром», повторяя одни и те же аргументы, явно выработанные, так сказать, в централизованном порядке. Так оно и было, конечно, на деле. На этих примерах я еще раз убеждался в том, с какой невероятной дисциплинированностью противник проводит свою пропаганду. И я еще и теперь горжусь тем, что мне удалось найти средства не только обезвредить эту пропаганду, но и повернуть оружие врага против него самого. Спустя года два я овладел этим искусством виртуозно».

    Казалось бы, Германия, продиктовав условия советской России в марте 1918 года в Брест-Литовске, а после, спустя месяц, заключив договор с Румынией, закончила воевать на два фронта, сумев продемонстрировать миру явную мощь. Однако азартный военачальник Людендоф, сосредоточивший в то время в своих руках все вопросы руководства германскими вооруженными силами, изменил ситуацию категоричным призывом: «У немецкого народа один выбор — победить или умереть!». При этом он не допускал даже мысли о возможном поражении, хотя многие офицеры в своих посланиях на его имя указывали, что нельзя делать ставку только на военную силу. Нация, верившая в силу своего оружия, «как в Евангелие» (по словам начальника тыла одной из групп армий майора Ниманна), в конце концов, получила жестокий урок. В итоге генерал Людендорф обратился к союзникам с просьбой о немедленном «прекращении военных действий», обеспечив Германии самые суровые условия (безоговорочная капитуляция), чем если бы перемирие было достигнуто в результате переговоров воюющих сторон. Далее, если читатель помнит, генерал оказался среди первых серьезных союзников Гитлера.

    В октябре 1918 г. часть, в которой служил Адольф Гитлер, вела оборонительные бои во Фландрии. В ходе боев англичане в ночь на 14 октября предприняли газовую атаку, в которой пострадал и бравый ефрейтор. Химическим оружием англичан был горчичный газ иприт, вызывающий ухудшение или даже временную потерю зрения. Гитлера направили на излечение в лазарет в Пазевалке, что в Померании.

    А 10 ноября 1918 г. он получает известие, что в Германии произошла революция, династия Гогенцоллернов свергнута и в стране провозглашена республика. Император и кронпринц отправились в Нидерланды, а провозглашенную республику возглавил еврей Фридрих Эберт, заняв пост канцлера. «Сила старого Германского государства покоилась, так сказать, на трех китах: 1) на монархической форме правления; 2) на административном аппарате и 3) на армии. Революция 1918 г. устранила монархическую форму правления., разложила армию и сделала административный аппарат достоянием партийной коррупции. Этим самым революция уничтожила все три главных источника силы государственной власти», — констатировал будущий фюрер.

    В ноябре 1918 года временное правительство республики подписало договор о прекращении военных действий, закончив Первую мировую войну и признав свою полную и безоговорочную капитуляцию. Будущее немецкой нации теперь диктовал… Вудро Вильсон; американский президент требовал принятия Германией 14 пунктов своего плана урегулирования. Даже для проигравшей Германии они были унизительными. Кроме вывода немецких войск с оккупированной территории России, страна обязана была освободить французские территории, возвратив Франции Эльзас и Лотарингию. Также следовало вывести войска из Румынии, Сербии и Черногории. Планом предусматривалось создание независимого польского государства с выходом к морю и самое главное — создание такой организации, как Лига Наций. (Именно революции в России и Германии, а после Вторая мировая война сделали Америку реальным жандармом Европейского континента; революции тщательно подготовливались с середины XIX века финансово-промышленными кругами САСШ через финансируемые ими спецшколы на территории Европы и т. д. и т. п.; деньги американских дельцов на «русскую» революцию поставлялись в том числе и через Германию.)

    Разочарование нации только усугублялось негативной статистикой, подытожившей окончание продолжительной и тягостной войны. К концу войны треть мужского населения была убита, ранена или искалечена; вдовами остались более 600 000 женщин. В силу чего роль женщины в обществе изменилась, многим пришлось отказаться от исполнения традиционных функций и отвечать за типично мужские занятия, в том числе идти и на физические работы. Инфляция и голод еще больше усугубили накопившиеся проблемы. Долги самой страны были огромны; например, в начале 1920-х годов за один американский доллар в Германии давали 240 миллионов немецких марок.

    Правительству, безуспешно взявшемуся разрешить все конфликты, противостояли вновь сформированные политические советы, представлявшие собой сообщества из безработных гражданских лиц и недавних солдат; из этого разношерстного разочаровавшегося конгломерата в скором будущем выйдет немало национал-социалистов. Силы, желавшие заполучить власть, обвиняли правительство за проигрыш войны, за тяжкое бремя капитуляции и трагический хаос послевоенной жизни. Эберт оказался один на один с революционными советами — с одной стороны, и с вновь сформированными социалистическими и прокоммунистическими партиями — с другой. И советы, и коммунисты готовы были вырвать власть из его рук и возглавить правительство. (На I Всероссийском съезде Советов 4 июня 1917 года В. И. Ленин нагло заявлял: «Здесь говорили, что нет в России политической партии, которая выразила бы готовность взять власть целиком на себя. Я отвечаю: есть! Ни одна партия от этого отказаться не может, и наша партия от этого не отказывается: каждую минуту она готова взять власть целиком!» Его слова встретили хохотом, ведь в зале было не более 10 процентов представителей большевиков, и их не считали сколь нибудь реальной силой. Но жесточайшая дисциплина и огромные деньги, а также бездарная политика Временного правительства, доведшая страну и ее население до критической черты, предоставили этим фанатикам шанс оказаться у власти.)

    Эберту ничего не оставалось, как назначить выборы нового парламента; вскоре внутри этого органа зародилась Веймарская республика, получившая название от города, в котором был написан окончательный вариант конституции. Согласно новому закону президент и парламент должны были избираться народом, а канцлер — большинством голосов парламента. Тогда же впервые избирательное право получили женщины. Среди новшеств конституции было и то, что президент получал право назначать собственного канцлера; впоследствии именно эта статья 48 позволит оказаться на политической вершине последнему канцлеру президента Гинденбурга Адольфу Гитлеру.

    После выписки из лазарета в Пазевалке Гитлер прибывает в Мюнхен. Чтобы хоть как-то приспособиться к ситуации, в которой находился и город, и его перевозбужденные от политических баталий жители, Адольф записывается добровольцем в службу охраны лагеря для военнопленных, находившегося близ австрийской границы. Чтобы занять койку в казарме, он вынужден был вступить в Красную армию, взявшую тогда власть, и носить на рукаве красную повязку. Впрочем, как сказал о поступке фюрера один из историков, «милитаризованный мир был по-прежнему единственной социальной системой, в которой он ощущал себя человеком».


    Глава 6

    В ОЖИДАНИИ ПРИШЕСТВИЯ

    «ДНЯ ВСЕМИРНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ»

    Теперь я уж больше не старался избегнуть обсуждения еврейского вопроса. Нет, теперь я сам искал его. Я знал теперь, что тлетворное влияние еврейства можно открыть в любой сфере культурной и художественной жизни, и тем не менее я не раз внезапно наталкивался на еврея и там, где менее всего ожидал его встретить. Когда я увидел, что евреи являются и вождями социал-демократии, с глаз моих упала пелена. Тогда пришел конец длительной внутренней борьбе.

    А. Гитлер

    Революционное движение, начавшееся в 1919 г. в северной Германии, словно захватывающее все на своем пути пламя, перекинулось также и в Баварию.

    В Мюнхене 7 ноября была свергнута монархия и провозглашена Баварская республика, власть захватили социал-демократы, а премьер-министром стал вождь баварской революции коммунист-еврей Курт Эйснер. Интересно, что на прошедших в Баварии выборах Эйснер получил всего-то примерно 2 процента голосов. Ему довелось работать под напором различных политических сил, причем и социал-демократы, и либералы, и республиканцы, и монархисты требовали, чтобы в стране не произошло окончательной победы «революции наподобие русской». В силу чего все силы были направлены против коммунистов, Советов и группы «Спартак». «Однако, — по словам очевидца тех времен, — меры против Советов долгое время принимались негласно, втайне, так как заводские Советы — Центральный совет рабочих и солдатских советов — официально были высшей инстанцией; кроме того, они частично находились под мелкобуржуазным влиянием, а, следовательно, вполне годились в союзники против революции». Группу «Союз Спартака» в Баварии возглавлял еврей Эйген Левине (1863–1919); он же принимал деятельное участие в январских боях 1919 года в Берлине. Революционный комитет, подготовивший руководимое коммунистами вооруженное выступление в Берлине, возглавили Либкнехт и Ледебур. После провозглашения Баварской советской республики Э. Левине возглавил Исполком (верховный исполнительный орган) республики, под его руководством вводился так называемый рабочий контроль на предприятиях, проводилась национализация банков и создавалась Красная армия (то есть, делал то же самое, что и Лейба Троцкий в рухнувшей под напором красных бесов России).

    21 февраля 1919 года премьер-министр (временный президент) Курт Эйснер был убит, застрелен молодым офицером графом Антоном Арко-Валли, — евреем по матери и членом секретного Общества Туле, — последний факт немаловажен. Известно, что впоследствии члены Общества Туле (а более подробный разговор об этом обществе будет вестись позже) вели переговоры с основателем Немецкой рабочей партии (НРП) Антоном Дрекслером, работавшим в мюнхенском железнодорожном депо, чтоб наладить связь с рабочими и распространять в их среде свои идеи, — как это делали большевики. Многие члены Общества Туле вступили в НРП, а позднее в Национал-социалистическую рабочую партию Германии, возглавляемую Адольфом Гитлером.

    Это убийство в обществе, напряженном до предела, вызвало волну возмущения. Тысячи мюнхенцев пришли проводить гроб Эйснера в последний путь. По радио было передано обращение Баварского рабочего и солдатского совета к пролетариям всех стран, призывающее баварский пролетариат «сплотиться для защиты революции». Перед зданием ландтага на месте убийства Эйснера лежали цветы, рядом стоял почетный караул.

    «Конечно, Курт Эйснер знал, что он делает, — спустя годы напишет Адольф, переосмысливая не столько прошлую ситуацию, сколько привязывая к старым фактам свое новое видение через призму патологической ненависти. — Придав революционному восстанию в Баварии определенное острие против остальной Германии, он меньше всего преследовал специальные баварские интересы, а действовал просто по уполномочию от господ евреев. Он просто использовал существующие в Баварии антипатии и предрассудки, чтобы легче раздробить Германию. Если бы удалось полностью раздробить государство, то тогда оно уже совсем легко стало бы добычей большевизма».

    Однако тогда Адди вовсе так не думал; фотографии свидетельствуют: за гробом Эйснера среди депутации от военных в группе солдат с черным крепом стоит Гитлер, на голове — ефрейторская фуражка, на рукаве — красная повязка как знак власти Советов. Та же красная повязка, но уже с черной свастикой в круге будет впоследствии присутствовать на рукаве его коричневого мундира, — как знак власти Нацизма. Позже об этих событиях и о начале своей политической деятельности Гитлер вспоминал так: «В марте 1919 г. мы опять вернулись в Мюнхен. Положение стало неудержимым. Обстановка с неизбежностью вела к дальнейшему продолжению революции. Смерть Эйснера только ускорила ход событий и привела к советской диктатуре, т. е. лучше сказать, к временной диктатуре евреев, чего зачинщики революции добивались как своей конечной цели во всей Германии… Ввиду этого мы начали в нашем небольшом кругу обдумывать вопрос об образовании новой партии».

    Тогда же Адольф впервые выступил публично, однако его слова о советской революции вызвали недовольство Центрального совета, после чего 27 апреля 1919 г. была предпринята попытка арестовать оратора; однако Гитлер встретил пришедших с карабином в руках. Справедливости ради, стоит добавить, что есть и иные версии этого события.

    А за пять недель до убийства вождя баварской революции Эйснера были убиты и другие значимые «деятели германского и международного революционного движения» Карл Либкнехт и Роза Люксембург. Об этих знаменитых столпах немецкой революции можно добавить, что, к примеру, еврей Карл

    Либкнехт (1871–1919), адвокат по профессии, выступал защитником «русских» и «немецких» (которые на деле не будут ни исконно русскими, ни исконно немецкими) социал-демократов, обвинявшихся в нелегальном провозе подрывной социалистической литературы. В 1905 г., когда прошла, по словам Ленина, «репетиция русской революции», Либкнехт писал: «22 января будет обозначать переломный пункт в истории России. Кровью, которая была пролита в те дни, захлебнется царизм… (К величайшему сожалению, морями крови, которые пролили захватчики после 1917 года в России, они не захлебнулись. — Авт.). Свобода, заря которой восходит над Россией, есть также свобода для Пруссии, для Саксонии, для Германии…»

    И вот что еще следовало бы подчеркнуть: в 1904 году этот революционизирующий человечек требовал создания сплоченной социал-демократической молодежной организации с целью «мобилизации пролетарской молодежи на борьбу с царизмом и капитализмом». Его запрос выполнят в России — жена В. И. Ленина, большевичка Надежда Константиновна Крупская (когда создаст комсомол и пионерию), а в Германии — Адольф Гитлер (когда создаст по советской аналогии Гитлерюгенд и Дойче юнгфольк).

    Карл был сыном одного из вождей (следовало бы напомнить, что по-немецки «фюрер» означает «вождь») социал-демократической партии Германии Вильгельма Либкнехта, принимавшего активное участие в революции 1848–1849 гг. в Германии. После поражения революции эмигрировал в Швейцарию, затем в Лондон, где сдружился с апостолами коммунизма — потомственным раввином Карлом Марксом (наст. Мордехай Леви) и Фридрихом Энгельсом. Вернувшись в Германию, стал работать корреспондентом, затем редактором партийных газет, пропагандируя красную заразу, одновременно создавая немецкую секцию 1-го Интернационала. Продолжительное время был депутатом германского рейхстага, где выступал, следуя прямым указаниям своих сотоварищей Маркса и Энгельса. Наконец-то в 1872 г. обвинен в государственной измене, однако в виду лояльности суда (подобную ошибку совершали и все суды Российской империи), был заключен в крепость на 2 года. За свою подрывную деятельность он еще не единожды будет арестован, однако это не сильно помешает революционной карьере борца со всеми и вся. Известно, что в период действия исключительного закона против социалистов (1878–1890), Вильгельм Либкнехт являлся одним из боевых действенных руководителей нелегальной партии; был в числе организаторов 2-го Интернационала.

    Виднейшим деятелем социал-демократии считается и «выдающаяся дочь немецкого народа» (как нас учили в советских школах), деятель немецкого, польского и международного движения еврейка Роза Люксембург (1871–1919). Основательница коммунистической партии Германии родилась в Польше; училась революционной борьбе в Швейцарии, после чего уехала в Германию — применять опыт на практике. После так называемой русской революции 1905 г. совместно с единокровниками Карлом Либкнехтом, Кларой Цеткин, философом Францем Мерингом и другими стала активно призывать к стачкам и вооруженной борьбе. К слову: Меринг переписал историю Германии с древних времен на основе «марксистской концепции», выискивая зачатки революционной борьбы (то же самое планомерно делалось и с историей России, уничтожая истинную самобытность и древнебытие народов, фальсифицируя события; одними из первых советских историков будут нерусские Покровский, Ярославский (наст. Губельман), Бубнов, Пичета, Рубинштейн и прочие марксисты).

    С того же 1905 г. Роза вела революционную борьбу в Польше и Литве; была арестована, но отпущена под залог (с нынешними террористами власти всех стран обходятся куда как суровее). На Штутгартском конгрессе 2-го Интернационала (1907) Роза Люксембург совместно с Лениным внесла поправки в принимаемую собравшимися резолюцию, указывая на необходимость использования предполагаемой войны для «свержения господства буржуазии». Была одним из основателей вместе с Мерингом и Йогихесом «Союза Спартака» (преобразован из группы «Интернационал», созданной в 1916 г.), являлась автором издававшихся этой организацией антивоенных листовок, распространяемых в германской армии. В этот союз дамочка, имеющая врожденные физические уродства, вступила из-за неразделенной любви. Ее избранник высокомерный Лео Йогихес, известный в так называемом «русском революционном движении» под именем Ян Тышка, был прототипом одного из героев «Бесов» Достоевского. Лео, имевший сексуальную связь с Розочкой, не желал на ней жениться, и тогда она — по большевистской женской традиции — стала проповедовать «свободную любовь», развращая (с победой большевизма) умы миллионов женщин.

    После революции 1917 г. в России Р. Люксембург приветствовала уничтожение Российской империи, «решительно повернула к ленинизму» (как пишут советские источники), яростно призывая к установлению диктатуры пролетариата и созданию Советов в Германии.

    15 января 1919 г. вместе со своим подельником Либкнехтом была убита. После неудавшейся Ноябрьской революции и убийства Розы Люксембург и Карла Либкнехта еврей Йогихес возглавил коммунистическую партию Германии (КПГ), но 9 марта 1919 г. был арестован и также убит.

    «Вожди германского рабочего класса» поплатились за то, что сами призывали к массовым убийствам несчастных граждан, не желавших разделять их «передовые» взгляды.

    И, да простит меня читатель за занудство, приведу краткую цитату из Советской исторической энциклопедии, чтобы лучше понять и членов большевистской партии, и размах их задач. «В. И. Ленин высоко ценил Люксембург. Он называл ее орлом, великой коммунисткой, представителем революционного марксизма, рекомендовал издание полного собрания ее сочинений, подчеркивая, что ее работы «…будут полезнейшим уроком для воспитания многих поколений коммунистов всего мира»».

    Пришедший к власти вождь Гитлер не сочтет ее книги «полезнейшим уроком для воспитания» и прикажет совершить полезнейший акт вандализма — сжечь ее тома вместе с книгами других деятелей коммунистического движения. О чем разобиженные революционеры раскричатся на весь мир, забыв указать, как они уничтожали миллионы великолепных книг, едва лишь захватили власть в России и убили Помазанника Божьего вместе с невинными членами его семьи.

    Оказалось, что все, что до сих пор последовательно излагалось в этой книге, явилось подтверждением слов столпа мировой психиатрии Чезаре Ломброзо (1835–1909), методом научных сопоставлений и исследований получившего такой категоричный вывод: «Следует еще заметить, что почти все гениальные люди еврейского происхождения обнаруживали большую склонность к созданию новых систем, к изменению социального строя общества; в политических науках они являлись революционерами; в теологии — основателями новых вероучений; так что евреям, в сущности, обязаны если не своим происхождением, то по крайней мере своим развитием, с одной стороны, нигилизм и социализм, а с другой — христианство… И в то же время именно среди евреев встречаются вчетверо или даже впятеро больше помешанных, чем среди их сограждан, принадлежащим к другим национальностям». Слова, написанные еще до того, как в России произошла Великая Октябрьская социалистическая, или так называемая русская революция…

    И, ведя повествование дальше, заглянув не только в суть социализма (марксизма-ленинизма), но в германский нацизм Третьего рейха, и даже в самые тайные глубины христианства, посмотрим, подтвердится ли эта цитата. И не выглядит ли автор предвзятым, ведя разговор о столь сложных для понимания их сути предметах, оказавших влияние на историю всего человечества.

    Революция в Германии набирала обороты. В баварском рабочем классе под влиянием «русской» и «венгерской» революций укрепляется идея диктатуры пролетариата и рабочих Советов. Как известно, после поражения Австро-Венгрии, в день победы «пролетарской» революции в России, 25 ноября 1918 г. в Венгрии проходят спланированные митинги и создаются Советы солдат. 400-летнее господство Габсбургов закончено. На территорию страны ринулись полчища «интернационалистов», делавших так называемую «русскую» революцию 1917 года и воевавших на полях сражений в годы Гражданской войны. 21 марта 1919 г. была объявлена Венгерская советская республика. За 133 дня ее существования заинтересованные лица, прикрываясь большевистскими лозунгами о справедливости, успели национализировать (забрать, украсть у истинных хозяев) все промышленные и торговые предприятия, транспорт, банки и сберегательные кассы.

    Основателем компартии Венгрии в 1918 г. и ее Красной армии стал сын еврея-ветеринара Ференц Мюнних (1886–1967); он после поражения революции эмигрировал, сражался в рядах интернациональных бригад в Испании (1936–1939 гг.). После освобождения Венгрии от фашистов частями советской Красной армии в 1945 году, вновь вернулся на родину и в большую политику; с 1957 г. стал членом Политбюро ЦК ВСРП. Еще одним организатором и руководителем венгерской компартии был небезызвестный коммунистический деятель Бела Кун (1886–1939), занявший в 1919-м пост наркома иностранных дел в венгерском советском правительстве. После поражения революции бежал в СССР. О революционных подвигах этого «великого» сына еврейского народа известно, что он утопил в крови весь Крым, безжалостно вырезая русских дворян, вплоть до младенцев, и развлекаясь участием в жестоких казнях мирных жителей вместе со своей преступной подельницей Розой Землячкой (наст. Залкинд). В годы сталинского террора Кун был расстрелян среди многих других не менее «великих» товарищей.

    Об этих событиях немецкая газета «Мюнхенер Беобахтер» за 4 октября 1919 года напечатает за подписью священника из Базеля заметку следующего содержания: «Печальные времена, когда ненавидящие христиан орды диких азиатов простирают свои окровавленные руки в стремлении задушить нас! Антихристовы бойни, устраиваемые евреем Лениным, ужаснули бы даже Чингисхана. В Венгрии его выкормыш Кон — он же Бела Кун — прошел по этой несчастной стране с обученной убивать и грабить еврейской сворой террористов, чтобы, усеяв страну виселицами, уничтожать на этом конвейере смерти ее граждан и крестьян. В роскошный гарем при его дворце тайно поставляли десятки непорочных христианских дев, которых подвергали там насилию и растлению. По приказу его подручного лейтенанта Самуэли в одном подземелье были жестоко истреблены шестьдесят священников. Их тела расчленяют, отрубают конечности, а до этого у них все отбирают, оставляя им вместо одежды только кожу, по которой струится кровь. Следствие выявило, что восьмерых священников распяли на дверях их церквей! Теперь стало известным… что точно такие же страшные сцены имели место и в Мюнхене». Немногим позднее на базе именно этой газетенки появится рупор фашизма газета «Фелькишер Беобахтер», в которой позорный для немцев Версальский договор назовется «сифилитическим миром». Начнет выходить как ежедневная газета с 8 февраля 1923 года.

    3 апреля 1919 года в немецком Аугсбурге на собрании, созванном правыми социалистами, выдвигается требование о создании Советской республики. Новое советское правительство во главе с коммунистом Евгением Левине приступает к воплощению основ пролетарской диктатуры.

    «События упорно идут по советскому пути, — контролировал ситуацию весны 1919 года по разные стороны границы главный международный преступник Лейба Троцкий. — Рабочие массы всего мира становятся под знамя Советской власти… Сейчас можно со дня на день ждать победы советской республики в Австрии и в Германии. Не исключена, может быть, возможность, что пролетариат Италии, Польши или Франции нарушит очередь, обогнав рабочий класс других стран. Эти весенние месяцы станут решающими в истории Европы. Вместе с тем, эта весна окончательно решит и судьбу буржуазно-кулацкой, противосоветской России».

    7 апреля 1919 г. Бавария провозглашается Советской Республикой и в тот же день направляет приветствие: «Российской Советской Республике. Тов. Ленину, в Москву. Бавария объявлена Советской Республикой. Революционные рабочие, крестьяне и солдаты объединились и осуществили диктатуру пролетариата, для того чтобы образовать социалистическо-коммунистическое общество. Создается Красная армия. Устанавливаются сношения с Российской и Венгерской Советскими Республиками. К вам, нашим естественным союзникам, направляется наш первый привет. Баварская Советская Республика отказывается от всякой общности с правительством Потсдама и Веймара, служащими капитализму, и призывает народы Германии, Европы и всего мира последовать ее примеру. Бавария последовала за Россией и Венгрией. Мы верим в пришествие дня всемирного освобождения. Да здравствует Интернационал! Да здравствует всемирная революция! За Советскую Баварскую Республику Народный Комиссар по иностранным делам — доктор Липп. За Революционный Центральный Совет — Эрих Мюзам».

    Весьма любопытно, что д-р Липп, назвавшийся по сути министром иностранных дел Мюнхенской советской республики, был сотрудником немецкой военной разведки, и еще во время Первой мировой войны состоял на связи с евреем Карлом Радеком (наст. Собельсон; 1885–1939), некоторое время — с конца 1918 года, находившегося в Берлине в партийной командировке для поддержки революции. Радек — уродец и выдающийся экземпляр для психиатрических лечебниц (как утверждают психиатры) — после захвата большевиками власти примчался в Петроград, став с ноября 1917 г. заведующим отделом внешних сношений ВЦИК. В 1917-м был членом советской делегации в Брест-Литовске, где решался вопрос мира с Германией. В 1919–1924 гг. член ЦК РКП(б); в 1920 — секретарь, в 1920–1924 гг. — член исполкома Коминтерна. Некоторое время Радек возглавлял Коммунистический университет имени Сунь Ятсена, занимавшийся спецподготовкой партийных кадров для стран Дальнего Востока. Также он был журналистом центральных большевистских газетах «Правда», «Известия» и других; главным комментатором зарубежных событий, считавшимся «лучшим коммунистическим журналистом мира», — идеальным лгуном и фальсификатором. Кстати, поводом для гипертрофированной ненависти Адольфа Гитлера к евреям, по его словам, стала именно пресса и ее представители. Фюрер писал: «Постепенно я убедился в том, что и социал-демократическая пресса в преобладающей части находится в руках евреев. Этому обстоятельству я не придал большого значения, так как ведь с другими газетами дело обстояло так же. Одно обстоятельство, однако, приходилось отметить: среди тех газет, которые находились в еврейских руках, нельзя было найти ни одной подлинно национальной газеты в том смысле, в каком я привык понимать это с детства. Я превозмог себя и стал теперь систематически читать эти произведения марксистской печати. Мое отрицательное отношение к ним стало бесконечно возрастать. Тогда я поставил себе задачу поближе узнать, кто же фабриканты этих концентрированных подлостей. Начиная с издателя, все до одного были евреями. Все это имело ту хорошую сторону, что по мере того, как мне выяснились подлинные носители или распространители идеи социал-демократии, моя любовь к собственному народу стала возрастать».

    Впрочем, еще отец экзистенциализма знаменитый философ Кьеркегор дал свою неприглядную формулу всех печатных СМИ: «Со времени изобретения печатного пресса дьявол поселился в печатной краске».

    А тем временем против революционного Мюнхена стали стягиваться войска, прозванные по аналогии с теми, что воевали против коммунистов и Советов в России — белыми. Красная армия вынужденно отступила и 1 мая 1919 года Белая армия вошла в Мюнхен. За участие в революционном советском движении судом осуждено более 2200 человек, 184 человека расстреляны. За кипучую деятельность во благо «избранного класса» вождя Баварской Советской Республики Эйгена Левине расстреляют по приговору военно-полевого суда 5 июня 1919 г.

    Э. Мюзам, игравший видную роль в недолговечной Баварской республике под руководством К. Эйснера, после свержения революционного правительства Баварии был приговорен к 15 годам тюремного заключения, однако освобожден в 1925 г. Сын любекского еврея-аптекаря Эрих Мюзам (1878–1934), отошедший в студенчестве от иудаизма и ставший сперва анархистом, а затем социалистом, поплатится за свою революционную деятельность позже, когда попадет в фашистский концлагерь Ораниенбург, где и окончит свои дни. Войдя в историю как «немецкий поэт, драматург и публицист, оказавший большое влияние на немецкую публицистическую поэзию 1920-х гг.». В 1923-м этот поэт напишет стихотворение «Немецкий республиканский гимн», посвятив его памяти В. И. Ленина, которого сравнивал с библейским Моисеем. Примечательно, не правда ли?!

    «Опыт повседневной жизни побудил меня теперь пристальней заняться изучением самих источников марксистского учения. Влияние этого учения стало мне ясным, его успехи бросались в глаза каждый день. Последствия этих успехов также можно было легко себе представить, если иметь хоть немножко фантазии. Для меня оставался только еще неясным вопрос о том, понимали ли сами создатели этого учения, к каким именно результатам должно оно привести, видели ли они сами неизбежные окончательные последствия их злого дела или они сами были жертвой ошибки… Я стал скупать все доступные мне социал-демократические брошюры и добиваться, кто же их авторы. Одни евреи. Я стал приглядываться к именам почти всех вождей. В подавляющем большинстве — тоже сыны «избранного» народа. Кого ни возьми — депутатов рейхстага, секретарей профсоюзов, председателей местных организаций, уличных агитаторов — все евреи. Куда ни глянешь — все та же тяжелая картина. Имена всех этих Аустерлицев, Давидов, Адлеров, Эленбогенов навеки останутся в моей памяти», — делал свои сакраментальные выводы тот, кого немецкий народ назовет «освободителем от марксизма», возложив на него все свои чаяния о лучшем и справедливом будущем.

    И все же пока одни — по убеждениям или по принуждению — вступали в «красные» ряды, другие создавали Добровольческие корпуса. Те из военнослужащих, «верящих в силу оружия, как в Евангелие», кто боролся с «красными», не поддавшись на их массированную и лживую агитацию, 1 мая 1919 года, в конце концов, разогнали созданную коммунистами и левыми социал-демократами Баварскую советскую республику. Адольфа Гитлера в рядах какого-либо Добровольческого корпуса не было.

    16 апреля 1919 года в пехотном полку, где служил Гитлер, проводились выборы, и сослуживцы избрали Адольфа председателем нового батальонного Совета. Будущий наци № 1 какое-то время служил социалистам. Адик изучал то, чему впоследствии будет противостоять вместе со своим милитаризированным рейхом; вникнув в суть социализма, он научится основам построения фашизма.

    Так неужели же получается: не будь всех великих и гениальных еврейских «борцов с царизмом-капитализмом» и бредовой идеи мировой революции, не было бы никакого Сталина и не было бы никакого Гитлера?!


    Глава 7

    «КРОВАВЫЕ КОЛЕСА ПЕРЕМЕН

    ИДУТ НА ЕВРОПУ ИЗ-ЗА ОКЕАНА»

    Опыт повседневной жизни побудил меня теперь пристальней заняться изучением самих источников марксистского учения…виновники этой народной болезни должны были быть исчадием ада, ибо только в мозгу чудовища, а не человека мог возникнуть конкретный план создания такой организации, деятельность которой должна привести к краху человеческой культуры и уничтожению мира.

    А. Гитлер

    В начале 20-х годов XX века Адольф Гитлер стал самым успешным политиком правого толка. Еще носивший военную форму Адольф два года работал в Мюнхене, как офицер связи для правящей социал-демократической коалиции и пришедшего ей на смену временного политического совета. Но его политическая карьера началась после того, как он вступил в ряды местной Рабочей партии, создавшейся в марте 1918 года, и в скором времени взял ее под контроль.

    Одним из первых успешных шагов будущего фюрера была коалиционная связь с «королем пулемета» — революционным лидером и начальником штаба в Мюнхенском военном округе Эрнстом Ремом. Эти два человека в 1920 г. переименуют Рабочую партию в Национал-социалистическую рабочую партию Германии (НСДАП). Программа новой партии состояла из 25 пунктов и изначально предназначалась той же аудитории, к которой апеллировали и коммунисты — рабочим и простонародью. Однако с годами среди сторонников нацистов становилось все больше «белых воротничков». Программой выделялись приоритеты: «великая Германия» (включая Австрию), новые земли и колонии, повышение международного авторитета, экономическое благоприятствование мелким торговцам. Программой осуждались: Версальский договор, репарации, евреи и либеральная пресса, крупная промышленность и крупные землевладельцы. Главной целью НСДАП, многократно озвученной Гитлером, стало «уничтожение и истребление марксистского мировоззрения».

    Летом 1921 года была объявлена окончательная цифра репараций и проделан «польский коридор» из восточных германских земель. В августе 1922-го Германия перестала выплачивать иностранный долг, объявив себя несостоятельным должником. Ударом для жителей страны стала оккупация французами и бельгийцами Рура в январе 1923 года. На таком фоне зародилась сплачивающая национальная идея — общенациональная месть. Иностранная оккупация богатого промышленного района Рура, откуда за границу вывозились уголь и лес, стала своего рода благословением для партии Адольфа Гитлера. Вступившие в Рурскую область французские войска встречали на улицах массы людей, в едином порыве певших «Вахту на Рейне» — патриотическую песню, ставшую вторым национальным гимном Германии и символом борьбы с Францией. В конце марта прошла массовая демонстрация рабочих на заводах Круппа в Эссене, которую французские войска встретили огнем из пулеметов. Тогда в похоронах погибших приняло участие боле полумиллиона человек. Разве же эти события не порождали утраченное чувство единения?

    Подогревая публику и накаляя обстановку, звучали страстные призывы руководителей НСДАП:

    — Вы хотите сперва увидеть в каждом городе тысячи людей повешенными на фонарях? Вы хотите сперва дождаться, чтобы, как в России, в каждом городе начала действовать чрезвычайка?.. Вы хотите сперва пройти по трупам ваших жен и детей?

    К сожалению, слова эти недалеко ушли от истинной сути происходящего в многострадальной России… И если многоликая масса чудовищ намеренно свалила «колосса брутальной мощи» (как отзывался Гитлер о России), то какой же надо было обладать силищей, чтобы победить эту ужасающую и все набухающую массу?!

    «Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма», — стращал европейцев бородатый дьявол Маркс. Призрак коммунизма был не чем иным, как европейским кошмаром, «Великим страхом» (Grande peur), который породила Великая французская революция (1789–1794), повлекшая за собой массовый террор, а затем революцию 1848 года. Парижская коммуна 1878 года явилась первым в новейшей истории опытом диктатуры пролетариата, среди прочего провозгласившего отделение Церкви от государства.

    Как и в германской, и в российской армиях, в начале XX века во французских войсках также активно действовали большевистские агитаторы. В 1917 г. во французской армии даже прокатились восстания. В стране назревал кризис; и только благодаря Клемансо, жестоко подавлявшему революционное движение, красной революции в стране не произошло.

    По версальскому мирному договору 1919 года после капитуляции Германии Франция вернула себе Эльзас и Лотарингию, на 15 лет получила угольные шахты Саарской области, право на германские репарации и часть бывших германских колоний — Того и Камеруна. «Вопрос об одной Эльзас-Лотарингии не мог пробудить такой энергии у французов. Нет, если они воевали с таким напряжением сил, то это только потому, что проблема Эльзас-Лотарингии была для них только частью политической программы, которую пишут на своем знамени иностранные политики Франции. В чем заключается эта большая программа? Ясно, в том, чтобы раздробить Германию на ряд маленьких государств. Вот за что действительно боролась шовинистская Франция — что, однако, не мешало ей на деле превратить свой собственный народ в ландскнехта интернационального еврейства», — убежденно резюмировал Адольф Гитлер в своем публицистическом труде. И когда придет его время, он оккупирует Францию, чтобы «очистить» ее территорию от опасности в виде «злейшего врага человечества, еврея-большевика». Впрочем, фашистские войска войдут во Францию без всякого сопротивления со стороны ее граждан. То, что Гитлер будет олицетворять для многих этакого французского революционера, носителя французских революционных идей, подтверждает прозвище, данное фюреру некоторыми его современниками. Иронизируя, они прозывали его «Адольф Легалите», проводя параллель с герцогом Луи-Филиппом-Жозефом Орлеанским (1747–1793), избравшим себе имя Филипп Легалите (Legalite — от французского слова «Равенство»), чтоб подчеркнуть горячую приверженность идеям Великой Французской революции. Что не спасло его от гильотины.

    Первая мировая война негативно сказалась на экономике Франция: страна утратила роль «мирового банкира», уступив ее США и Великобритании. (В результате Второй мировой Британия будет вынуждена передать первенство США, оставив их единственным гегемоном.)

    Так в постепенных поисках истоков «пролетарских» революций и их истинных виновников мы пришли во Францию.

    14 июля 1798 года восставший народ захватил крепость Бастилию; историки считают, что все последующие в течение 200 лет революции обязаны именно этому дню. Дню, когда восставшие, собравшиеся у крепости, схватили коменданта Бастилии, убили и обезглавили, надев его голову на пику.

    Среди тех, кто приветствовал французскую революцию, стал проповедником и популяризатором ее идей, был английский писатель XVIII века Уильям Блейк (1757–1827), который, однако, пророчествовал, что «кровавые колеса перемен идут на Европу из-за океана», из Америки. Поэт, пророк, бунтарь и мистик воспринимал Америку как страну новых, невиданных свобод, где нет монархии, нет национальной церкви. Такие радикалы, как Блейк и иже с ним, собирались в неблагополучном районе Лондона — Сохо. Там же антимонархист из Франции Брюссо публиковал агитки с призывом, который возьмут на вооружение большевики: «Пусть польется кровь тиранов!». Другой писатель того времени англичанин Уильям Вордсворд восторгался, что «быть молодым тогда было раем, потому что революция сулит человеку свободу».

    Но, истинно говорят, революции всегда выходят из-под контроля романтиков.

    Якобинцы, захватив власть в Париже, казнили короля. И это стало началом великого террора. Любой, кто выступал в поддержку короля, умирал на гильотине; почти мгновенно набралось 1306 жертв. Опоенные «свободой», захваченные эпидемией кровопролития люди даже священников и монахинь убивали просто за то, что те в испуге не решались присягнуть такой новой власти. Жители Парижа все чаще обвинялись в «преступлении против революции» (это же возьмут на заметку и советские чекисты). Тысячи граждан оказались в тюрьмах.

    Добавлю такой нюанс: названный поэт Уильм Блейк, использующий библейские образы для описания революционных преобразований и их героев, оказался светочем для прерафаэлитов — течения поэтов и художников, возникшего в 40-х годах XIX века в Англии. Идеалом нового творческого общества была религиозная лирика Средних веков, идеализировавшая римско-католическую религию. Но как и в чем соприкасались революционный романтизм и классическая религия — об этой загадке разговор пойдет позже. Но связь, и весьма тесная, несомненно, существует!

    Безумная паранойя взбудораженной толпы испугала всю Европу. Тогда даже романтики поняли, что то, что одним кажется свободой, для других оборачивается чудовищной тиранией. Англия ужаснулась, узрев возможность оказаться в руках революционеров. Однако власти этой страны ничего не предприняли, когда 28 сентября 1864 года в Лондоне было основано так называемое «Международное товарищество рабочих» — печально знаменитый 1-й Интернационал.

    Среди собравшихся и создавших это «товарищество рабочих» не было, конечно же, ни одного рабочего. (Рабочие и широкие массы с их небольшими мыслительными способностями, — всего лишь слепое оружие в руках проповедников классовой борьбы, — утверждал Адольф Гитлер; к тому же, — по его словам, — отождествлять «рабочих» с «марксистами», значит, совершать подлую фальсификацию истины.) Душой этого общества, автором его первого обращения, его резолюций, заявлений и манифестов был потомственный раввин Карл Маркс (наст. Мордехай Леви; о происхождении Маркса и его имени до крещения смотри, к примеру, Robert Solomon Wistrich «Revolutionary Jews from Marx to Trotsky», London, 1976).

    Апостол новой религии — марксизма (коммунизма) — курсировал между Парижем, Лондоном и американским континентом, выполняя заказ тайных хозяев действа. За любопытными сведениями из его жизни обратимся к советскому источнику. Вот цитата из шестого тома «Литературной энциклопедии» 1932 года издания: «Карл Маркс родился 5 мая нового стиля 1818 в г. Трире (прирейнская Пруссия). Отец его был адвокат, еврей, в 1824 принявший протестантство… В сентябре 1844 в Париж приехал на несколько дней Фридрих Энгельс, ставший с тех пор ближайшим другом Маркса… и выработали, резко борясь с различными учениями мелкобуржуазного социализма, теорию и тактику революционного пролетарского социализма или коммунизма (марксизма)… В 1845 Маркс по настоянию прусского правительства как опасный революционер был выслан из Парижа. Он переехал в Брюссель. Весной 1847 Маркс и Энгельс примкнули к тайному пропагандистскому обществу: «Союз коммунистов» (организаторы этого союза от общественности спрятаны. — Авт.), приняли выдающееся участие на II съезде этого союза (ноябрь 1847 в Лондоне) и, по его поручению (имена «порученцев» также покрыты тайной. — Авт.) составили вышедший в феврале 1848 знаменитый «Манифест коммунистической партии»…

    В 1864 (28 сентября) был основан в Лондоне знаменитый I Интернационал, «Международное товарищество рабочих»… Объединяя рабочее движение разных стран, стараясь направить в русло совместной деятельности различные формы непролетарского, домарксистского социализма (Мадзини, Прудон, Бакунин, английский либеральный тред-юнионизм, лассальские качания вправо в Германии и т. п.), борясь с теориями всех этих сект и школ, Маркс выковал единую тактику пролетарской борьбы рабочего класса в различных странах. После падения Парижской коммуны (1871), которую так глубоко, метко, блестяще и действенно революционно оценил Маркс («Гражданская война во Франции 1871»), и после раскола Интернационала бакунистами существование его в Европе стало невозможным. Маркс провел после конгресса Интернационала в Гааге (1872) перенесение Генерального совета Интернационала в Нью-Йорк».

    Сведения, порождающие массу вопросов: кто стоит во главе Генерального совета, кто переехал в Нью-Йорк, кто руководил оттуда революционным процессом в России? Но архивы, хранящие эти уникальные сведения, увы, нам не доступны.

    «…необходимо прежде всего низвержение царского деспотизма, необходима революция в России…русская революция даст также толчок рабочему движению Запада, создаст для него новые, лучшие условия борьбы и тем ускорит победу современного… пролетариата», — писал Маркс своему очередному корреспонденту, одному из «русских» политических деятелей.

    Следуя иронично-скорбному совету одного из историков, если снять маски-псевдонимы и назвать вещи своими именами, то нужно бы «марксизм» переименовать в «революционное мордехайство».

    «…действительный дирижер всегда осторожно прячется за кулисами и никогда не может быть привлечен к личной ответственности», — убеждал миллионы своих читателей и слушателей Адольф Гитлер; и, вопреки этой истине о дирижере из клана мировых политиков, он был пожалуй, единственным в новейшей истории диктатором, кто способен был не прятаться, а идти с открытым забралом, пусть даже на вымышленного врага, воплотившегося для него в первую очередь, в несчастных и гонимых евреях (никоим образом, — подчеркивает автор, — не заслуживших все вкупе такой участи).

    Однако, чтобы распутать «американский» революционный клубок, — так или иначе связанный с событиями начала XX века, а, значит, и с последующим становлением Третьего рейха в Германии и антиеврейской политики фашизма, — можно присмотреться хотя бы к фактам, озвученным во время слушаний, посвященных событиям русской революции, проводимых в 1919 году в Сенате США. Эти документы уже не находятся под грифом «секретно» и доступны желающим ознакомиться с ними; правда, имена некоторых лиц, дававших показания, для публики все же закрыты.

    «Сенатор Нельсон: Если есть еще что-либо, о чем вы нам не сообщили; что-либо, что по вашему мнению мы должны знать, что американский народ должен знать, пожалуйста сообщите это.

    М-р Деннис: Я не знаю, имеет ли это отношение к данному слушанию или нет, но что меня поразило в России — это то, что многие из лиц, занимавшие командные должности, комиссары в городах по всей России, раньше жили в Америке.

    Сенатор Нельсон: Где они жили в основном, в Нью-Йорке?

    М-р Деннис: В промышленных центрах. Я столкнулся со многими такими людьми. И я сидел и слушал их нападки на Америку, которые я не потерпел бы ни от кого в этой стране [США]. Но я не мог вступать в препирательство, если не хотел оказаться за решеткой.

    Сенатор Нельсон: Люди, которые жили годами в этой стране, и отправились назад в Россию, занимали важные посты в большевистском правительстве?

    М-р Деннис: Да, сэр.

    Сенатор Уолкотт: Какой национальности они были, преимущественно?

    М-р Деннис: Евреи.

    Сенатор Уолкотт: Немецкие евреи?

    М-р Деннис: Русские евреи. Люди, которых я там встретил, жили в Америке, по их рассказам, от 3 до 12 лет [т. е. иммигрировали с 1905 по 1914 год].

    Сенатор Оверман: Эти люди, жившие в Соединенных Штатах, принимают участие в большевистском движении?

    М-р Деннис: Таково мое мнение. Оно совпадает с мнением других американцев, англичан и французов, с которыми я разговаривал, когда мы добрались до Москвы и ждали там три недели, пока нельзя было ехать дальше, сопоставляя наши наблюдения. Наше общее впечатление — что они находятся на властных постах и что эти люди — наиболее ожесточенные, неумолимые и безжалостные люди в России, в программе истребления буржуазного класса.

    Сенатор Нельсон: Они составляют красный элемент, так?

    М-р Деннис: Во многих случаях.

    Сенатор Оверман: Вы говорите, они ставят целью истребление буржуазии?

    М-р Деннис: Да, сэр. Я никогда не встречал более безжалостного человека, чем военный комиссар Нижнего Новгорода. Он жил в этой стране [США] несколько лет».

    Те же сведения о прибывших в несчастную Россию на зов большевистских сотоварищей подтверждают и многие другие свидетели, дававшие показания во время слушаний в Сенате. К примеру, д-р Джордж А. Симонс. С осени 1907 по 6 октября 1918 года пастор Симонс находился в России в качестве настоятеля методистской церкви в Петрограде. Его свидетельства по-своему уникальны.

    «М-р Симонс: Керенский проводил много времени в поездках по фронтам, стараясь поднять дух русских солдат, и он, в общем, считался хорошим оратором, и я не сомневаюсь, что он смог бы поддержать своих людей дольше, чем они иначе продержались бы, но нам сообщили, что появились сотни агитаторов, приехавшие по стопам Бронштейна-Троцкого; люди, приехавшие из Нижней Восточной састи Нью-Йорка. Я к своему удивлению обнаружил десятки этих людей, разгуливавших по Невскому проспекту. Некоторые из них, узнав, что я — американский пастор в Петрограде, подходили ко мне, обрадованные, что кто-то может говорить по-английски, и их ломаный английский выдавал, что они не настоящие американцы. Многие из этих людей обращались ко мне, и нас поражал сильный еврейский элемент во всем этом с самого начала, и скоро стало очевидно, что больше половины агитаторов так называемого большевистского движения были евреями.

    Сенатор Нельсон: Евреями?

    М-р Симонс: Они были евреями, евреями-отступниками. Я не хочу ничего сказать против евреев как таковых. Я не сочувствую антисемитскому движению, никогда не сочувствовал и не буду. Я против него. Я питаю отвращение к погромам любого вида. Но я твердо убежден, что это явление — еврейское, и что одна из его баз — на Восточной стороне Нью-Йорка.

    Сенатор Нельсон: Троцкий приехал из Нью-Йорка тем летом, так?

    М-р Симонс: Да.

    Сенатор Нельсон: Вы думаете, он привез этих людей с собой?

    М-р Симонс:…Я полагаю… он ответственен за их приезд.

    Сенатор Оверман: Известно ли вам, снабжали ли их немцы деньгами?

    М-р Симонс: Широко считалось, что Ленин и Троцкий финансировались немецким императорским правительством. Позднее были опубликованы документы, показывающие, что вожди большевистского движения финансировались немцами. М-р Николай А. Зорин, мой личный друг, вице-президент общества по укреплению дружественных связей между Россией и Америкой, опубликовал исследование, показывающее, что за этим всем стояло немецкое правительство. У него были определенные документы…Я полагаю, их содержание должно быть известно Государственному Департаменту, ибо я передал копии нашему посольству и нашему консульству.

    Сенатор Оверман: Вот было бы мило, если большевистское движение началось в этой стране [США], финансируемое немцами…

    М-р Симонс: Я не думаю, что большевистское движение в России имело бы успех, если б не поддержка, полученная им со стороны определенных элементов из Нью-Йорка, с так называемой Восточной стороны.

    Сенатор Уолкотт: Можете ли вы сказать, было появление агитаторов из Нью-Йорка в Петрограде неожиданным? Появились ли они все сразу, стаей, или они были вокруг все время, но просто стали проявлять себя?

    М-р Симонс: На меня произвело впечатление, сенатор, что вскоре после великой революции зимы 1917 года появились десятки евреев, стоящих на скамейках, ящиках и всем, что попадется, и говорящих пока рот не пересохнет. Я часто замечал моей сестре: «К чему это все идет? Все это выглядит так по-еврейски». До того евреев было очень мало, потому что было, как вы знаете, ограничение на проживание евреев в Петрограде, но после революции они там просто роились. Большинство агитаторов было евреями. Я не хочу быть несправедливым к ним, но я обычно могу отличить еврея, когда я его вижу.

    (Ораторским искусством большевистских агитаторов всегда гневно восхищался Адольф Гитлер, он сам учел этот опыт, когда постигал тайную науку овладения толпой. Фюрер не раз подчеркивал: «Миллионы сторонников из числа рабочих марксизму дали не печатные произведения марксистских отцов церкви, а неутомимая и поистине грандиозная пропагандистская работа десятков тысяч неутомимых агитаторов, начиная с самых крупных апостолов травли и кончая мелкими чиновниками профсоюзов, мелкими секретарями и дискуссионными ораторами». Или: «Народ, состоящий из неграмотных людей, был вовлечен в коммунистическую революцию не чтением теоретических сочинений Карла Маркса, а картинами тех небесных благ, которые рисовали им тысячи и тысячи агитаторов, руководившихся при этом, конечно, только одной определенной идеей».)

    Сенатор Оверман: Вы имеете в виду, что они — евреи-отступники?

    М-р Симонс: Евреи-отступники, да.

    Сенатор Уолкотт: Что вы подразумеваете под термином «отступник»?

    М-р Симонс: Еврей-отступник — это еврей, который оставил веру своих отцов и предков.

    Сенатор Уолкотт: Но не принял никакой другой?

    М-р Симонс: Не принял никакой другой, кроме большевистской веры…

    Сенатор Оверман: Были ли какие-либо из людей, которых вы встречали, позднее продвинуты по службе [в советском аппарате] Троцким или его людьми в кабинете?

    М-р Симонс: За несколько недель перед тем как я покинул Петроград, я близко познакомился с одним членом советского правительства, министром почты и телеграфа. Его звали Сергиус Зорин, и я пытался узнать от него, что со мной будет, если я останусь. (Как известно, Советское правительство издало указ, по которому все иностранные граждане, не покинувшие страну, должны считаться военнопленными. — Авт.) Президент северной коммуны не пожелал меня принять. Они сказали мне, что он не принимает никого, сильно охраняется и никогда не спит дважды в той же самой комнате.

    Сенатор Нельсон: Как его зовут?

    М-р Симонс: Апфельбаум. Это его настоящее имя, но его русский псевдоним, как и у многих из них — Зиновьев…Его второй и третий секретари — они там все были евреи — отослали меня довольно туманным образом к любому другому комиссару, которого я смогу увидеть…я отправился к комиссару почты и телеграфа, Сергиусу Зорину. Я узнал, что он прибыл из Нью-Йорка, где он провел 8 лет.

    Сенатор Уолкотт: Вы сделали одно заявление, которое мне очень интересно, потому что оно может быть значительным. Вы сказали, что, по вашему мнению, если бы не эти элементы, приехавшие с Восточной стороны Нью-Йорка, большевистское движение потерпело бы провал. Для меня это очень интересно, потому что если так, то это очень значительно…Ввиду исключительной значимости этого, могли бы вы рассказать нам в деталях, что приводит вас к убеждению, что присутствие этих людей с Восточной Стороны внесло вклад в успех большевистского движения?

    М-р Симонс: Позднейшая поразительная информация, переданная мне… утверждает, что в декабре 1918 года в так называемой северной коммуне Петрограда — так они называют эту часть советского режима, находящуюся под управлением м-ра Апфельбаума [Зиновьева] — из 338 членов [правительства] только 16 были настоящими русскими, остальные евреи, за исключением быть может одного человека, негра из Америки, называющего себя профессор Гордон; и 265 членов правительства этой северной коммуны, которое заседает в Смольном Институте, прибыли из нижней Восточной Стороны Нью-Йорка — 265 из них».

    Один из докладывающих перед Сенатом — вице-консул Леонард, арестованный красным ЧК в Царицыне, а после сумевший вернуться в Америку, подтвердил, что большевики «заимствовали терминологию французской революции, и иногда применяют ее верно, но иногда нет».

    «М-р Леонард: Потом, когда в Германии началась революция, они были очень уверены, что в Германии произошла большевистская революция, и они теперь запалят весь мир. Из абсолютно паникующих людей два дня спустя они превратились в гоголей. А потом они узнали, что это была не большевистская революция, и они решили сделать ее большевистской и телеграфировали Либкнехту, что они посылают вагон муки для большевиков в Берлине; и они отправили в Германию комиссию способнейших агитаторов и лучших пропагандистов с большевистскими деньгами.

    Майор Хьюмс: Как они грабят дома, как они проходят по домам, после того как взяли город?

    М-р Леонард: Они не грабят. Они говорят, что им принадлежит вся собственность нации, то есть вся общественная собственность, и они просто берут, что хотят.

    Майор Хьюмс: А вся личная собственность составляет общую собственность каждого индивидуума в нации?

    М-р Леонард: Да, и они входят и берут что хотят. Я познакомился с евреем из Нью-Йорка, который был комиссаром, уж не знаю чего. Первым его действием после занятия должности было — перераспределить все шелковые чулки, которые им удалось найти, всем крестьянкам и женщинам-рабочим — всем, кто были или у которых в профсоюзе были мужья. Этот еврей был очень напуган, потому что подходили казаки, и он собирался использовать свою американскую библиотечную карточку как американский паспорт и удрать.

    Сенатор Оверман: Много ли вам встречалось этих большевистских симпатизаторов из Нью-Йорка и Чикаго?

    М-р Леонард: Я был все время в провинции. Люди, которые приехали [из США], имели возможность получить хорошие должности, и они были в центре».

    Оказалось, что и личный секретарь В. И. Ленина Борис Рейнштейн долгое время проживал в городе Буффало, штат Нью-Йорк. Рейнштейн возглавлял бюро заграничной революционной пропаганды комиссариата иностранных дел. Он же курировал комитет по подготовке пропаганды для большевистской революции в Германии. В бюро входили (состояли на платной службе у большевиков) Джон Рид со своей сожительницей Луизой Брянт, а также многие другие социалисты, приехавшие из США в Россию делать революцию. Кстати, американские граждане Рейнштейн, Рид и еще некий Хамфрис охраняли министерство иностранных дел в ночь, когда было распущено Учредительное Собрание.

    Журналист Герман Бернштейн, проживавший в Нью-Йорке и бывший в России трижды (в 1917 и 1918 гг.), выступая в американском Сенате, вполне откровенно озвучил, что Соединенным Штатам невыгодно помогать России в борьбе против большевиков. Потому что сильная Россия составит промышленную конкуренцию США, тогда как Россия, расчлененная и разоренная большевиками, такой конкуренции еще на многие десятилетия вперед составить не сможет. «Не в наших интересах бороться против большевиков в России», — сказал американский еврей Бернштейн, поддержав перед сенаторами и видными политиками США «евреев-отступников» и красных палачей.

    Жизнь показала, что национальные интересы США весьма успешно продвигались с помощью большевистского террора.

    Справедливости ради стоит отметить, что не только евреи и не только из США прибывали в агонизирующую Россию, получившую похабное, проституирующее прозвище «советская». Свидетель, который в рассекреченных сенатских документах остался инкогнито, утверждал: «Большое число большевистских вождей — это не только люди, вернувшиеся из Америки, но также вернувшиеся из трущоб Whitechapel'a в Англии, из Латинского квартала в Париже, и с тропинок и глухих улиц Женевы. Когда люди из этих стран прибыли в Россию, их ряды пополнились тучами преступников, освобожденных в Сибири и из тюрем в центральной России. Первое, что сделали эти преступники, освободившись — они разгромили полицейские участки и уничтожили архивы. После того они могли бесстрашно выступать как политические мученики, не боясь разоблачения; в действительности же они были головорезами, убийцами, фальшивомонетчиками, профессиональными преступниками».

    Чудовищная картина открывается перед желающими дознаться истину тех кровавых событий. Однако не станем больше приводить другие свидетельства, потому как все желающие могут ознакомиться с данными впечатляющими документами со слушаний в Сенате в 1919 г. хотя бы в самом массовом современном источнике информации — в Интернете. Так что же, прав ли оказался беспечный поэт-романтик Уильям Блейк, уверявший, что «кровавые колеса перемен идут на Европу из-за океана»?] В свете последовавших уже в наше время, буквально в последнее десятилетие на Европейском континенте так называемых цветных революций, подготовляемых и подпитываемых американскими деньгами, агитаторами и военными наемниками, — все, происходящее столетие назад кажется куда как более явным…

    А теперь как краткое дополнение вышесказанному. В конце ноября 1922 года помощник американского военного атташе в Германии капитан Трумен Смит, приехавший из Берлина в Мюнхен, пришел по адресу Георгенштрассе, 42. Гостя уже ждал один из лидеров партии в несколько тысяч человек. Следует сказать, что в послевоенной Германии всевозможные партии исчислялись сотнями, они моментально плодились и так же легко распадались. Но американский офицер, получив приказ (чей же?!), приехал из Берлина в Баварию, чтобы составить отчет о своей встрече с лидером только одной конкретной и малозначительной партии. После длительной беседы капитан подготовил подробный доклад: «… Парламент и парламентаризм должны быть ликвидированы. Он не может управлять Германией. Только диктатура может поставить Германию на ноги… Будет лучше для Америки и Англии, если решающая борьба между нашей цивилизацией и марксизмом произойдет на немецкой земле, а не на американской или английской…»

    Человека, с которым по тайному приказу встречался американский посланник Трумен Смит, звали Адольф Гитлер.


    Глава 8

    АДОЛЬФ В РОЛИ ИОАННА КРЕСТИТЕЛЯ

    Если ты в самом деле считаешь, что избран судьбой, чтобы явиться провозвестником истины, то делай это, но имей тогда и мужество действовать не обходными путями… если ты не решаешься выступить с открытым забралом, то не смей контрабандно прибегать к обходным путям политики.

    А. Гитлер

    Вернемся к тому, кто, уверовав в свою избранность, провозгласил, что главная цель его и его партии — «уничтожение и истребление марксистского мировоззрения». В начале 20-х годов Адольф Гитлер, ставший самым успешным политиком правого толка, одновременно, как сказал один из исследователей, «играл роль Иоанна Крестителя для нового политического лидера, которого еще предстояло обнаружить, и который откроет новую эпоху в Германии».

    К 1923 году Бавария превратилась в «консервативный военный бастион»; президентом Баварии был Густав фон Кар, а национальной армией командовал генерал Отто Герман фон Лоссов. Национал-социалисты полагали, что это удачное время для закрепления во власти и выступления против Берлина. 5 сентября Гитлер в очередной раз вышел к слушателям с речью, на сей раз провозгласив категоричное:

    — Или марширует Берлин и доходит до Мюнхена, или марширует Мюнхен и доходит до Берлина! Не может быть сосуществования большевистской Северной Германии и проникнутой национальным духом Баварии!

    «Марш на Берлин», формируемый по аналогии с «Маршем на Рим» чернорубашечников Бенито Муссолини, стал бы взрывом, разрядившим накаленную ситуацию в обществе и стране. А фюрер все пророчествовал:

    — И вот грядет день, ради которого было создано это движение! Час, ради которого мы боролись годами. Момент, когда национал-социалистическое движение выступит в победный поход ради блага Германии! Не для выборов мы были основаны, а для того, чтобы стать последним рубежом в величайшей беде, когда наш народ в страхе и отчаянии увидит приближающееся красное чудовище… Наше движение несет избавление, это чувствуют сегодня уже миллионы. Это почти стало новой религиозной верой!

    Предстоящее столкновение было неизбежно.

    Для государственного переворота Гитлер выбрал 8–9 ноября. Как раз в эти дни президент Кар, генерал Лоссов и начальник баварской полиции Ганс риттер фон Зейссер (встречается написание Зайсер) должны были присутствовать в Мюнхене на праздновании пятой годовщины послевоенной революции против императорского правительства. Вечером 8 ноября фон Кар должен был выступить с программной речью в пивной «Бюргербройкеллер»; среди присутствующих — генерал Лоссов, приглашенные члены правительства, руководители госучреждений, промышленники. В 20 часов 15 минут Гитлер в черном сюртуке с Железным крестом на груди в окружении Альфреда Розерберга, Ульриха Графа и Антона Дрекслера вошел в здание. Одновременно из подъехавших грузовиков выскочили штурмовики из ударного отряда «Адольф Гитлер», сформированного в мае 1923 года как личная охрана фюрера. Штурмовики окружили пивную, выкатили пулемет и тогда Адик, сопровождая действо театральными жестами, прорвался к сцене.

    — Национальная революция началась! Зал окружен шестьюстами вооруженными до зубов людьми! Никто не имеет права покидать зал. Если сейчас же не будет тишины, я прикажу установить на галерее пулемет. Баварское правительство и правительство рейха низложены! Образуется Временное правительство рейха!

    А далее он предложил находящимся в зале Кару, Лоссову и Зейссеру пройти в отдельное помещение, где пообещал всем троим новые должности: Кар должен был стать наместником Баварии, Зейссер — министром полиции, ну а сам Гитлер coбирался возглавить правительство страны. Но бунтаря ждала неудача, он не получил согласия на сотрудничество (чуть позже они все же согласятся и выйдут в зал для братания с заговорщиком). Возможно, переживая оскорбительное чувство унижения, Адольф в своем нелепом длинном черном сюртуке вернулся в бурлящий от гомона зал. Самоуверенная знать встретила его возвращение сотнями холодных взглядов. И, — о чудо! По словам фон Мюллера, одного из очевидцев, оратор «мастерской речью, всего несколькими фразами вывернул настроение зала… как перчатку». В мгновение все внимание было приковано к невзрачному человеку, вдруг вместе с вниманием публики заново получившем уверенность в себе.

    — Задача временного германского национального правительства — всеми силами этой земли и силами всех немецких областей выступить походом на этот погрязший в грехах Вавилон — Берлин и спасти немецкий народ!

    Так действовал тот, кто возжелал исправить сложившуюся волей обстоятельств историческую ситуацию, приняв в ней непосредственное участие. И если он еще не был первым среди избранных, то давал надежду, что первозванный еще объявится, чтоб спасти немецкий народ от несправедливости и привести его к беспримерно благостному, светлому будущему. Ведь недавно еще равнодушные — сотни, а после миллионы — получали свою порцию веры и надежды.

    Возможно, отчасти так же — но очень давно и в совершенно другой стране — рождались мифы о пришествии Мессии, и также были те, кто приближал Его пришествие.

    Кощунственные сравнения? Да, но если убрать чувственный нероновский нюанс, ситуация выглядит именно таким образом. К тому же если большевистских деятелей сравнивали с библейскими героями, то отчего же и нам не воспользоваться подобными аналогиями? Впрочем, автора, к счастью, нельзя здесь уличить в первооткрытии, возвеличивающем гениальных негодяев, ведь в ряду пишущих уже были те, кто сделал столь вызывающие и кощунственные сравнения. Вспомните: среди прочих тот же «немецкий поэт, драматург и публицист 1920-х гг.» любекский еврей Эрих Мюзам, променявший иудаизм на марксизм, но не оставивший библейских метафорических сравнений, написал «Немецкий республиканский гимн», в котором великого сына иудейского народа Бланка-Ленина отожествлял с библейским Моисеем. Так отчего же анти-Моисея Гитлера не сравнить с другими значимыми героями древнейшей истории?

    В оправдание укажу, что не являюсь почитательницей Адольфа Гитлера и его сатанинских методов, однако силой пытливого ума, данного мне, как любому здравомыслящему человеку, Господом Богом, пытаюсь отыскать истину между навязанными общественным мнением шаблонами и тем, что остается вне сферы понимания человека. И к тому же ведь нам надо разобраться, как, почему и в силу каких обстоятельств первый нацист мира, выдающийся политик Германии XX столетия вдруг вздумал переписать одну из главных книг человечества — Библию.

    Итак, если весь XX век и тем паче Вторую мировую войну часто представляют как планетарную борьбу добра со злом, черных сил зла с ангельскими силами, и даже как сражение антихриста с христианством, — то мы можем смело заглядывать в святая святых одной из составляющих существования нынешнего человечества — Веры.

    Согласно Евангелиям, ближайшим предшественником Иисуса Христа, предсказавшим пришествие Мессии, был еврей из сословия коэнов Иоанн, сын Захарии (происходил из рода Аарона) и Елисаветы (родственница Девы Марии, происходящая из рода царя Давида). Пожилая бесплодная пара якобы на склоне лет родила сына после возвещения об этом архангела Гавриила. Согласно Евангелию, его рождение случилось на полгода раньше Иисуса.

    Иоанн, последний в ряду христианских пророков и предвозвестников, получил имена Иоанн Креститель, Иоанн Предтеча; иудеи звали его йоханан бар Зехарья и Йоханан га-Матбиль; у греков он — Ιωάννης о Βαπτιστής, Иоаннес о Баптистес, Ιωάννης δ Προδρομος, Иоаннес о Продромос; у арабов — مح،يحي Yahya, ازحوي Yuhanna. В исламе, христианских арабских церквях, мандеями и бахай почитается под именем Яхья (йахья). И тут возникает вопрос: все эти народы и народности знавали именно еврейского сына и просто звали его по-разному, на свой лад? Если это не так, и они отказываются почитать сына аароновского рода, утверждая, что он — конечно, вестник Господень, но из их рода-племени, значит, искомый пророк — всего лишь воспоминание о еще более древних мифах (мифе), доставшимся всем этим народам в наследство от странных исчезнувших с лица земли прапредков.

    Каким же представлялся израильтянам того времени Иоанн Креститель? Он был родом из знатной семьи священника, и чудеса, сопровождавшие его зачатие и рождение, были известны по всему Израилю (Лук. 1:5-80). Например, чудо, что когда к Елисавете вошла беременная Дева Мария, то ребенок во чреве беременной старушки засучил ножками, и та «исполнилась духа святого», а посему, младенец (ведущий себя как все развивающиеся в утробах матерей младенцы до него и после него, до дня сегодняшнего) якобы «предсказал Мессию своей матери еще будучи в утробе». Видеть в этом чудо могут только фанатики, верующие и простаки.

    Бог дал родителям Иоанна, — утверждают отцы церкви, — чтобы подготовить народ Израиля к восприятию учения Иисуса. Повзрослев, Иоанн стал жить отшельником в пустыне. Он проповедовал аскетизм, призывал вернуться к природе, облачиться в шкуры и питаться «диким медом и акридами» (последнее — вид саранчи). В подобном призыве немолодого аскета-девственника также мало привлекательного здравомыслия. Однако авторитет Иоанна — утверждал Лука, единственный свидетель сей «святости», озвученной им для всех будущих миллиардов землян-христиан, — был так высок, что не только простые люди, но даже священники и левиты спрашивали, не Мессия ли он (Лук. 3:15; Иоан. 1:20).

    Иоанн начал проповедовать в 30 лет (28 или в 29 году н. э.; «в пятнадцатый год правления Тиберия кесаря» — Лук.3:1). Он ходил по всей окрестной стране Иорданской, проповедуя иудеям крещение покаяния для прощения грехов, укоряя народ за самовольную гордость своим избранничеством. Проповедь Иоанна будто бы выражала гнев Божий на грешников и призывы к раскаянию.

    Широко известны слова Иоанна: «Я глас вопиющего в пустыне» (Ин.1:23); «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф.3:2), «Блажен, кто не соблазнится о Мне» (Матф. 11:6), «Я крещу вас в воде в покаяние» (Мф.3:11) и другие многозначимые фразы. И, возможно, здесь не столь уж невероятна следующая аналогия. Как известно, на Руси была традиция почитания убогих, к которым обращались за разными пророчествами подобного толка. Иногда чем нелепей было выкрикиваемое из уст праведного отшельника или полоумного аскета, тем более философским казалось оно окружающим. Можно здесь припомнить и как от «пророчеств» Распутина пострадала царственная христианская Русь.

    В годы жития Иоанна в округе водилось множество разных сект и общин. Скажем, ессеи, кумраниты и проч. Полагают, что Иоанн брал пример с «Учителя Справедливости», основателя одной из сект. Постепенно у Крестителя появились ученики — иоанниты (позже это имя заимствует мальтийский орден), а приходившие люди принимали от него крещение в водах реки Иордан. Впрочем, омовение было давней традицией правоверных иудеев. В качестве ритуального бассейна «миква», имевшегося во многих домах, пророк выбрал более обширную купель для всех — реку. Этот иудейский обряд омовения называется «твила», от этого слова образовано еврейское прозвище Иоанна — Хаматвил («совершающий ритуальное очищение водой»), которое было переведено греческими авторами Евангелий как «Креститель». Убрав священническое воспевание с библейской ситуации, мы увидим вполне прозаическую картину, как банщик окунает иудейскую паству в воду в знак очищения от грехов, но — единожды за их жизнь.

    Любопытно, но по мнению богословов, еврейский народ около 30 года н. э. почитал Иоанна гораздо выше Христа.

    — Я хочу выполнить сегодня то, в чем поклялся самому себе ровно в этот же день пять лет назад, когда я лежал полуослепший в лазарете, — не знать ни покоя ни отдыха, пока ноябрьские преступники не будут повергнуты в прах, пока на руинах сегодняшней жалкой Германии не возродится Германия мощи и величия, свободная и счастливая. Аминь.

    Так закончил Адольф Гитлер свою речь в пивной, весь светясь от успеха содеянного. Зал встретил его слова ликующими овациями. Все вдруг стали признаваться в своей любви к отечеству и желанию жертвовать во имя национальных интересов.

    Присутствующими были сочинены обращения к немецкому народу и два указа. Одним учреждался трибунал для вынесения приговора за политические преступления; вторым «объявлялись вне закона главные виновники предательства 9 ноября 1918 года» и вменялось в обязанность всем гражданам «выдавать их живыми или мертвыми в руки народного национального правительства».

    Но эйфория той ночи вскоре сменилась тягостным пробуждением; путч имел свои последствия.

    Бог послал Иоанна Крестителя, «величайшего из пророков», чтобы тот служил Мессии и, находясь рядом с ним, свидетельствовал о нем всем людям. Но не справившись со своей ответственностью, он стал самым малым из людей.

    Когда так и не выполнивший своей миссии служения Иисусу Иоанн Креститель находился в тюрьме, он, задумавшись о своей жизни и об Иисусе, начал сомневаться в правильности избранного пути и решил послать к Иисусу своих учеников, чтобы те спросили: «Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого?» (Матф. 11:3).

    Уехавшие из «Бюргербройкеллера» Кар и Лоссов отказались от своих слов о сотрудничестве с Гитлером, и пока тот собирал силы для марша на Берлин, Кар объявил НСДАП распущенным. И хотя утром на зданиях появились флаги со свастикой, а свежие газеты упоительно расписывали ночной акт, операция по смене власти проваливалась. В полдень следующего дня колонна в несколько тысяч человек во главе со знаменосцами выступила маршем, распевая патриотические песни. В первых рядах путчистов — руководители и офицеры. К марширующим присоединялись массы в надежде оказаться с рядом с «избавителем»; однако Гитлер на сей раз шел в колонне молча. На подходе к площади Одеонсплатц колонна натолкнулась на полицейский кордон; прозвучали одиночные выстрелы, затем раздались залпы. Шедший бок о бок с Гитлером Шойбнер-Рихтер упал, сраженный наповал, и утянув за собой фюрера, который вывихнул при этом ключицу. Геринг получил ранение. В панике люди бросились врассыпную. На площади у мемориала Фельдхеррнхалле (дословно «Зал полководцев») осталось лежать 16 человек. К вечеру арестовали Рема; но многим удалось бежать; другие добровольно сдались властям.

    Адольф Гитлер спрятался в загородном доме своей подруги из разряда почтительных кумушек Хелены Ганфштенгль. Дом находился за 60 километров от Мюнхена в живописном местечке у озера Штаффельзее. А два дня спустя он был арестован и препровожден в тюрьму Ландсберг-на-Лехе. В течение нескольких дней сюда же доставили его соратников Аманна, Штрейхера, Дрекслера и Дитриха Эккарта.

    Евангелист Иоанн связывает появление первых из двенадцати апостолов с проповедью Иоанна Крестителя: «На другой день опять стоял Иоанн и двое из учеников его. И, увидев идущего Иисуса, сказал: вот Агнец Божий. Услышав от него сии слова, оба ученика пошли за Иисусом» (Ин. 1:35–37). Около 30 года н. э. Иоанн был арестован, и его проповедническая деятельность завершилась.

    В числе прочих преступлений против праведности Иоанн обличал тетрарха Галилеи Ирода Антипу, который, грубо нарушив еврейский обычай, отнял у своего брата Ирода Филиппа жену (и одновременно племянницу обоих) Иродиаду и женился на ней. За это Иоанн был заключен тетрархом в тюрьму, но Ирод Антипа не решался казнить его по причине популярности проповедника (Мф. 14:3–5; Мк.6:17–20).

    24 февраля 1924 года начался процесс по делу о государственной измене. Перед судом предстали Гитлер, Рем, Людендорф, Крибель, Фрик, Пенер, Вебер и еще несколько человек; Кар, Лоссов и Зейссер выступали как свидетели. Поскольку суд проходил в Мюнхене, а не в Берлине, лидеры неудавше-гося путча не поплатились жизнью.

    — Я не могу признать себя виновным, — заявил обвинителям Адольф. — Да, я признаю, что совершил этот поступок, но в государственной измене я себя виновным не признаю. Не может быть государственной измены в действии, направленном против измены стране в 1918 году… Я не чувствую себя государственным изменником, я чувствую себя немцем, который хотел лучше для своего народа.

    Гитлер с Железным крестом на груди стоял у скамьи подсудимых как герой войны и сам обвинял своих оппонентов Кара, Лоссова и Зейссера в том, что они являются предателями, так как предали Мюнхенский путч и национальные интересы.

    Среди судей оказалось немало недовольных ситуацией в стране, что предопределило мягкость приговора. Даже прокурор, как указывали свидетели, не скупился на комплименты подсудимому; нахваливая «уникальный ораторский дар» фюрера НСДАП, он во всеуслышание произнес:

    — Свою частную жизнь он сохранил в чистоте, что при всех соблазнах, которые вполне естественно подстерегали его в качестве популярного партийного вождя, заслуживает особого признания… Гитлер — высокоодаренный человек, выбившийся из простых людей на достойную уважения позицию в общественной жизни, — и все это благодаря серьезному, настойчивому труду. Он отдался со всей самоотверженностью идеям, которыми он живет, и как солдат честно исполнял свой долг. Его нельзя упрекнуть в том, что он использовал в корыстных целях ту позицию, которую себе создал.

    В Евангелии от Матфея приведены слова Иоанна Крестителя, говорившего, что он крестит водой, но тот, кто придет после него (Мессия) будет крестить Святым Духом и огнем; и что он, Иоанн, не достоин развязать ремень у обуви его (Иоан. 1:27; Матф. 3:11).

    Во время суда над путчистами произошел переломный момент, — метаморфоза, когда Адольф, «играющий роль Иоанна Крестителя для новой Германии», превратился в Мессию этой самой новой Германии.

    А вот метаморфоза, покоящаяся на древнейших верованиях, и идущая от секты мандеев, — еретического течения, возникшего в I веке и до сих пор сохраняющегося в Ираке и Иране. Мандеи почитают Иоанна под именем Йахья, и, как и первые ученики Крестителя, признают его Мессией, то есть Иисус Христос по их представлениям — самозванец.

    Иисус был подражателем Иоанна, — утверждают и отцы святой церкви. Превосходство Иоанна было слишком бесспорно, и Иисус просто хотел окрепнуть в его тени и считал необходимым, для того чтобы привлечь к себе толпу, употреблять те же самые внешние средства, которые доставили Иоанну такой удивительный успех.

    Благодаря тому, что Адольф Гитлер взял всю вину на себя, оттеснив тем самым национального героя Людендорфа на второй план, он стал ключевой фигурой всего длительного судебного процесса. На вакантную должность всего движения, — которое фюрер в своем труде назвал «фелькиш», дав ему пространную и размытую характеристику, но поставив перед ним свои четкие задачи, — отныне нашелся один-единственный реальный претендент — сам пророк-оратор Гитлер. Ведь других вождей ни в его окружении, ни во всей раздираемой распрями стране не оказалось…

    Когда после заключения Иоанна в темницу Иисус начал проповедовать, то первые слова, которые ему приписывают, были повторением одной из обычных фраз Крестителя (Мф.3:2; 4:17).

    Философствуя и превращая «фелькише», «народническое миросозерцание» в новую религию в его понимании, фюрер писал: «Если о человеке сказать, что он мыслит народнически 0фелькиш), это будет столь же неопределенно и растяжимо, как если о человеке сказать, что он настроен «религиозно». Под тем и другим совершенно невозможно представить себе что-нибудь ясное, конкретное, практическое. Характеристика человека как религиозно настроенного становится конкретной лишь тогда, когда мы знаем, какую практическую форму приняла его религиозность»; «…необходимо, чтобы сначала выступил один человек и изложил учение с неопровержимой силой. Только тогда окончательно укрепятся в своей вере и миллионы. Только тогда перед нами будет не бесформенная идея, а вечный незыблемый принцип. Только тогда создастся железный утес единой и несокрушимой веры, только тогда создастся единая воля миллионов, которая сокрушит все препятствия»

    Окончательный приговор над мюнхенскими путчистами, перед чтением которого еще не раз отмечались «чисто патриотический дух и благороднейшие помыслы» обвиняемых, предусматривал для Гитлера самое легкое наказание: пять лет тюрьмы и шесть месяцев испытательного срока после освобождения.

    В судебном зале за спиной «величайшего патриота и оратора всех времен и народов» лежали огромные охапки цветов. Вскоре в тюрьму ему станут посылать не только букеты, но и лавровые венки, отождествляя «великомученика за национальные интересы» с классическими древними героями, жившими в библейские времена.

    Как только Адольф Гитлер показался в окне зала суда, огромная толпа собравшихся у здания приветствовала его бурными криками. Обреченный народ признал своего мессию.


    Глава 9

    «MEIN KAMPF» — «БИБЛИЯ НАЦИЗМА»

    Если искусство политика действительно является искусством возможного, то заботящийся о будущем принадлежит к тем, о которых говорят, что они нравятся богам, потому что они хотят и добиваются невозможного. Они почти всегда отказываются от признания в своем времени, но, если их мысли бессмертны, то они заслужат славу у потомков.

    А. Гитлер

    Из определенных судом пяти лет Гитлер провел в заключении всего тринадцать месяцев. Во время сидения в крепости Ландсберг он надиктовал то, что впоследствии станет книгой «Майн камф» и принесет ему славу и хорошие деньги. Сначала это были автобиографические записки, и назывались «Четыре с половиной года борьбы против лжи, глупости и трусости». За первым томом, вышедшим 18 июля 1925 г. в Мюнхене тиражом 10 000 экземпляров (продавался по цене 12 марок), в 1926 году последовал второй, более философский и более программный. Опубликованы в 1930-м как единый труд «Mein Kampf» (часто встречается написание «Main Kampf»; издательство «Свитовид», из которого печатаются цитаты, выпустило книгу именно с таким написанием). В своей книге, ныне запрещенной к печати в отдельных странах мира, будущий лидер Третьего рейха обосновал национал-социалистическую концепцию идеального на его взгляд государства.

    Успех первого тиража (заказы на книгу поступали в издательство Франца Эгера-младшего уже с момента объявления о готовящемся издании, и еще в июле 1924 г. имелось более 3000 заказов от профессиональных коллекционеров, государственных библиотек, книжных магазинов и обычных граждан) только укрепил представления Гитлера-заключенного о своей полной невиновности. «Блестящий оратор по правилу будет и недурным писателем, а блестящий писатель никогда не будет оратором, если только он специально не упражнялся в этом искусстве», — подметил автор; в 1933 году книга «недурного писателя» была продана уже тиражом почти 5,5 миллиона экземпляров, обогатив писателя гонорарами, а многомиллионные массы ядовитыми измышлениями. К 1943 году собственниками книги стали почти 10 миллионов человек.

    Издававшееся прежде в двух томах, с 1930 года «однотомное народное издание» «Майн кампф» внешне и по формату станет напоминать распространенное издание Библии, конкурируя по популярности и востребованности с откровениями пророков.

    До 1945 года «Библия нацизма» с ее общим тиражом 10 миллионов экземпляров и переводами на 16 языков, являлась едва ли не самой печатаемой и переводимой книгой мира. И об этом факте нельзя забывать. Как и о том, что в начале 30-х годов книга многотысячными тиражами и не единожды издавалась в Америке, Дании, Швеции, Италии, Испании, Японии и т. д. В 1933 г. вышла в Англии, и уже до 1938 г. англичане раскупили почти 50 000 экз. Весьма любопытно, что в годы Второй мировой английское правительство высылало экземпляры «Майн кампф» Гитлера своим солдатам вместе с «Капиталом» Маркса в рамках службы официального распространения книг, — для ознакомления с идеологией врага. И, возможно, это было правильное решение.

    Ныне в России эта книга запрещена к изданию, как запрещена в Германии (однако последний тираж в Германии выходил в 2004 г.) и Франции. Но наличие ее текста в сетевом пространстве Интернета делает любые запреты абсурдными. Печатание и распространение книги в Российской Федерации запрещено законом «О противодействии экстремистской деятельности» как труд экстремистского характера; однако и в этом законе есть лазейки, которые противоречат друг другу и тем самым дозволяют к печати подобный труд. В Азербайджане, например, осенью 2008 г. районный суд Баку даже рассматривал иск против главного редактора газеты «Хурал» Аваза Зейналлы, переводившего на азербайджанский язык книгу А. Гитлера «Майн кампф». «Уголовное дело в отношении Зейналы возбуждено на основании обращений посольства Израиля в Баку и общины горских евреев, считающих, что перевод с турецкого на азербайджанский язык книги «Майн кампф» следует классифицировать как симпатию к Гитлеру», — объясняли в суде. Правда, эксперты так и не смогли определить, имеются ли в переводе данной книги чувства симпатии к Гитлеру. А вот украинцы, отпечатав тираж, пометили на обложке «Майн кампф» строки из ст. 34 Конституции Украины, что граждане страны имеют право: «Свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно или другим способом по своему выбору». Конечно, без-рассудочное чтение подобных книг таит в себе опасность, но если их издавать с комментариями, — тогда люди незрелые, люди с неустойчивой психикой и легко подверженные чужому влиянию, не станут адептами экстремистских учений. А лишать историков и исследователей первоисточников и вовсе негуманно; в этом случае власти заставляют действовать по принципу времен развитого социализма: книгу не читая, но она вредная, плохая и опасная.

    Несмотря на то, что Адольф Гитлер иногда выступал в партийной печати, он все же не был писателем, и его стиль в книге разрозненный, многословный, изложения его имеют часто безрассудочный, а иногда даже откровенно глупый характер. И все же в книге много вполне серьезных философских раздумий, которые, будь они отпечатаны отдельно, могли бы составить вполне приличный для чтения томик о жизни, истории, мировоззрении индивида и месте отдельного человека в обществе. Впрочем, сыронизирую как автор, — человечество потребляет массу куда как более низкопробной литературы. Без антирасистского и антисемитского налета книга «Майн кампф» принесет меньше вреда, чем издающаяся массовыми тиражами бездуховная откровенно пошлая третьесортная художественная литература, разлагающая, развращающая души наших юных соотечественников. И добавлю: если из трудов классика марксизма В. И. Ленина убрать многословность, выделить суть, то можно получить томик, по античеловечности и жестокости ничуть не уступающий, а во многом даже превосходящий труд Адольфа Гитлера. И если уже сегодня не сделать это, издав сконцентрированные мысли вождя социализма с комментариями, завтра мы получим поколение новых революционеров-фанатиков (по очевидной аналогии: в мире идет как возрождение движения неокоммунистов в лице поклонников Че Гевары, так и неофашистов).

    Фюрер в 1938 году говорил будущему генерал-губернатору Польши Гансу Франку:

    — Я не писатель. Как прекрасно говорит и пишет по-итальянски Муссолини. Я не могу сделать то же самое по-немецки. Мысли приходят ко мне во время письма.

    Спокойное время, проведенное в условиях тюрьмы, позволяло Гитлеру всерьез взяться за чтение философской и публицистической литературы, что наложило определенный отпечаток на его труд. По словам его близкого товарища Ку-бичека, Адольф штудировал в «неволе» труды Артура Шопенгауэра, Фридриха Ницше, Данте, Шиллера, Эфраима Лессинга, Отто Эрнста, Петера Розеггера. Другой свидетель, генерал Ганс Франк, казненный в Нюрнберге в 1946 году, успел написать в тюрьме автобиографическую книгу «Перед лицом виселицы», в которой вспоминал, что Гитлер, находившийся в 1924–1925 гг. в Ландсберге, читал труды Бисмарка, Чемберлена, Ранке, Ницше, Карла Маркса и других философов и мыслителей, а также мемуары о жизни полководцев и государственных деятелей.

    Так что не зря Адольф Гитлер называл годичное заключение своим «университетом за государственный счет».

    Побывку в царских тюрьмах Российской империи и В. И. Ленин, и его сотоварищи-социалисты также не раз именовали своими «университетами за государственный счет». И книги любили там почитывать едва ли не те же, что и — спустя годы — Адольф Гитлер, познававший «тяготы» имперской германской тюрьмы. К примеру, «русский» революционер Осип (Иосиф) Васильевич Аптекман (1849–1926 % пребывая в тюрьме — в Трубецком бастионе Петропавловской крепости в начале 80-х годов XIX века восхищался, что в тамошней библиотеке имеется «Капитал» Карла Маркса, — книга, которую современники называли «Библией марксизма». (О Марксе и его «Капитале», прочитанном в тюрьме, Гитлер напишет в «Майн кампф», давая оценки этому произведению как труду, в котором «изложено формальное учение еврейской мысли». «Это сочинение изучается главным образом только интеллигенцией и в особенности евреями… Да сочинение это и написано вовсе не для широких масс, а исключительно для еврейских руководителей, обслуживающих машину еврейских захватов. В качестве топлива для всей этой машины марксисты употребляют совсем другой материал, а именно: ежедневную прессу. Марксистская ежедневная пресса… знает свою паству превосходно».)

    Многие государственные преступники, отбывающие свои непродолжительные сроки в царских тюрьмах, отмечали очень хороший подбор книг в тюремных библиотеках (имелся не только Маркс, но и книги на тему французской революции), где также имелись на выбор журналы «Отечественные записки», «Знание», «Исторический вестник», «Вестник Европы», «Новое слово», «Звезда», «Нива», проч., и даже иностранные научные журналы. «Каторжный режим весь целиком свелся к полной изоляции узника от внешнего мира», — укажет знаток царских тюрем и пенитенциарных заведений времен существования монархии, М. Гернет. А за свою правильную подачу советским гражданам «ужасов» царских тюрем автор «научных трудов» советский профессор М. Н. Гернет получит Сталинскую премию 2-й степени и солидный денежный куш (в 1947 г.). В трудах этого автора можно найти имена почти всех, кто причастен к революционному процессу в России и кто получил за свою деятельность те или иные сроки заключений или ссылки. К примеру, упоминая о времени пребывания того же Аптекмана в Трубецком бастионе Петропавловской крепости, он укажет, что его сотоварищами по изоляции в этой крепости в 80-х годах были другие одержимые желальники скорой революций: Бух, Квятковский, Зунделевич, Гондельберг (повесился на полотенце), Цукерман, Фриденсон, Ланганс, Савелий Златопольский, Тригони, Айзик Арончик, Дриго, Якимова, Евгения Фигнер, Вера Фигнер, Мария Грязнова, Оловенникова («проявила признаки психического расстройства и много кричала»; дважды покушалась на самоубийство), Геся Гельфман (была приговорена к смертной казни за причастность к убийству Александра II, но оказалась беременной), Коган-Бернштейн, Липпоман, Цицианов, Штромберг, Людмила Волкенштейн, Геллис Меер, Владимир Бубнов и другие.

    Большая роль в тюрьмах отводилась православному духовенству, согласно инструкциям царской России тюремный священник являлся членом тюремного совещания при начальнике тюрьмы по вопросам внутреннего распорядка. Он же преподавал Закон божий в тюремной школе; он же был одним из руководителей тюремной библиотеки. Что касается инородцев или иноверцев, то для них также приглашались духовные лица других вероисповеданий. В те времена на преступников пытались воздействовать духовно-нравственными и просветительскими категориями. Увы…

    Кстати, сам Гернет также поплатился за свою революционную деятельность краткой отсидкой в царской тюрьме, так что он не лгал, когда описывал быт заключенных. (Ко времени заключения Адольфа Гитлера в «братскую имперскую темницу» мало что поменялось, разве что добавилось еще больше свободы и свободомыслия.) Посмотрим хотя бы одним глазком, каковы были тюрьмы до захвата власти большевиками и до прихода к власти нацистов. Уверяю вас, не пожалеете. Ведь, как это ни странно, именно такие условия спровоцировали становление большевистско-фашистского экстремизма у вождей этих движений.

    «Труд в тюрьме являлся обязательным лишь для определенных групп тюремного населения, а именно — для осужденных на каторжные работы, в исправительно-арестантское отделение, а из приговоренных в тюрьму — для осужденных за кражу, присвоение или растрату».

    «Письменные принадлежности и затребованные книги Нечаев получил через месяц. Нужные ему сочинения на русском и иностранном языках закупались для него в книжном магазине. Письменные принадлежности давали возможность Нечаеву делать выписки из прочитанных книг и заниматься литературной работой. Так продолжалось три года». (Нечаев С. Г. (1847–1882), революционер-заговорщик, организатор подпольной «Народной расправы», убийца, переданный русским властям как уголовный преступник; вместе с О. Аптекманом, В. Засулич и прочими подельниками, согласно советской энциклопедии, «пытался бороться с мерзостью старого мира».)

    «Несколько параграфов инструкции определили обязанности врача… врач был обязан посещать больных дважды в сутки, ежедневно посещать тюрьму, обходить через день здоровых заключенных, а заключенных в карцер навещать ежедневно. Ему было предоставлено право опротестовывать постановления комитета, клонившиеся, по его мнению, к причинению вреда здоровью служащих или заключенных».

    «Перестукивание было использовано в тюрьме не только для разговора, но и для игры в шахматы».

    «Вентиляторы находились в углу камер над стульчаком клозета. Этот угол оставался недоступным для наблюдения через «глазок» двери».

    «Занятие продуктивным трудом началось в 1886 году, когда были устроены 12 огородов, разделенных между собою высокими деревянными заборами. Заключенным были розданы железные лопаты, семена и предоставлены баки с водою для поливки. Большинство заключенных совсем не было знакомо с огородничеством… Они там стали бывать с 8 часов утра до 6 час. 30 мин. вечера».

    «После того как шлиссельбуржцы развели свои парники и огороды, ягодные кусты и яблони, питание стало отличаться некоторым разнообразием. Представлялась возможность еще более улучшить его ассигнованием на питание части тех средств, которые начали зарабатывать шлиссельбуржцы своим трудом. Немалое влияние на улучшение питания… оказало избрание узниками из своей среды товарища, который специально заботился о составлении на каждый день меню с учетом пожеланий узников и существовавших возможностей».

    «…один из товарищей был занят составлением списков очередей для прогулок таким образом, чтобы заключенные могли прогуливаться в парах, составленных по их желанию».

    «Морозов сообщал родным о занятиях в тюрьме огородничеством и цветоводством, разведением кроликов и кур… Об интенсивности научных занятий можно судить из его письма к родным с сообщением, что он переплел собранные им материалы в 13 томов, каждый объемом в 300–800 страниц. Впоследствии он прибавил к ним еще 2 тома»; «Так он сообщал об использовании им обширной научной литературы, не исключая новейшей на иностранных языках, из которых итальянский, испанский и польский языки он изучал уже будучи в тюрьме». (Морозов Н.А. (1854–1946), революционер-народник, член 1-го Интернационала, был знаком с К. Марксом, отбывал наказание за революционную деятельность. После отсидки в «чудовищных» царских казематах… преподавал химию и астрономию на Высших курсах Лесгафта и в Психоневрологическом институте. В 1911 г. за антирелигиозную книгу стихов «Звездные песни» был приговорен к годичному заключению. Наряду с другими впоследствии написал несколько книг по истории религии «Пророки», «Христос» и др., в которых пересматривал историю христианства.)

    «Открытие первой мастерской — столярной — последовало в 1889 году… Следующей мастерской была сапожная… затем были открыты переплетная мастерская, токарная и развились другие ремесла. Была открыта в 1900 году и кузница».

    «Оригинальный и увлекательный для заключенных вид труда появился в 1897 году, когда… начали изготовлять различные коллекции для Подвижного музея учебных пособий в Петербурге».

    Если вы думаете, что на страшной царской каторге дела обстояли иным образом, чем в тюремных крепостях, обратимся за свидетельством к все тому же сталинскому лауреату; нужные нам сведения можно выудить, лишь изрядно покопавшись в многотомнике.

    «По воспоминаниям Дейча, поступившего в Карийскую каторгу в декабре 1885 года, тюремная община ко времени его прибытия на Кару была уже полностью восстановлена, камеры по-прежнему не запирались. Происходили усиленные занятия различными науками, чтением, пением, разведением огородов и цветников. Развлекались игрой в шахматы, в городки, а зимой катанием с гор. Иногда летом устраивали чаепитие на дворе за общим столом. В новой тюрьме, расположенной… в одной версте от Нижней Кары, заключенные распределялись в четырех камерах по собственному желанию… Узники не носили оков, не были заняты каторжными работами». «В таких же тонах обрисовывал режим Карийской каторги… Феликс Кон… Во второй половине 80-х годов политические каторжане на Каре могли с гордостью указывать на свою библиотеку, на «рабочую академию» с научными занятиями и лекциями по разным отраслям знаний, на свой хор, который пел хоровые партии из опер, на сохранение своего человеческого достоинства». И Лев Дейч (1855–1941), и Феликс Кон (1864–1941)> возможно, отчасти в силу своего происхождения, были фанатиками еврейского учения «марксизма», в буквальном смысле — фаталистами.

    «Социализм, — писал в своей книге воспоминаний Кон, — ради которого пало уже много жертв, был для нас не только делом убеждения… Он был для нас всем по тогдашним понятиям: верой, религией, священной мученической смертью погибших на виселицах. И потому отступление от знамени, обагренного мученической кровью борцов, было преступлением…» (В 1935 г. в Нюрнберге проходил Имперский партийный съезд Свободы, на котором нацисты провели красочную церемонию «освящения знамен»; на фотографиях о том событии Адольф Гитлер стоит под «Знаменем Крови», с которым национал-социалисты шли 9 ноября 1923 г.)

    Выходя после вынужденного пребывания в университетах из «застенков», некоторые «жертвы» царизма успешно издавали свои труды. К примеру, Иосиф Лукашевич издал написанные в тюрьме несколько томов под названием «Элементарное начало научной философии», а за опубликованное исследование «Неорганическая жизнь земли» даже получил Золотую медаль от Русского Императорского Географического общества и премию от Русской Императорской академии наук. А ведь польский еврей Иосиф (Юзеф) Лукашевич (1863–1928) — один из организаторов «Террористической фракции партии «Народная воля»» и за участие в подготовке покушения на Императора Александра III был приговорен к смертной казни, замененной бессрочной каторгой. Но уже в 1905 г. вышел на свободу; воистину либерализм царской пенитенциарной системы не имел себе равных во всем мире.

    Еще одна большевичка-фанатичка Вера Фигнер (1852–1942) называла тюрьму «Парнасом» за то, что у многих сидевших там просыпались поэтические таланты. Кстати, эта преступница изучила в неволе итальянский язык, а ее товарищи, часто говорившие на двух иностранных, учили новые языки, «в том числе такие, знакомство с которыми было мало распространено в России», но которые могли пригодиться этим фанатикам в деле Мировой революции. Пока одни учились в тюрьме, другие переводили монографии и труды, в том числе и марксистские. Один из «потерпевших» назвал 15 лет своего пребывания в тюрьме «тихой работой в каком-то культурном уголке». Другой из сидельцев о себе и своих товарищах вспоминал, что «ими было прочитано в тюрьме так много, как едва ли многими на свободе» (то же самое о себе скажет и Гитлер).

    Люди, «вырванные царизмом на долгие годы», сидели в заведениях, ставших «своего рода университетами» (по М. Гер-нету; см. его труды «Истории царской тюрьмы» в 5 томах).

    Вся эта «лафа» описана также в воспоминаниях В. И. Ленина и Н. К. Крупской, а также других столпов марксизма-ленинизма, ненавидевших царизм даже за то, что вся система наказаний этого державного строя зиждилась «на сохранении человеческого достоинства».

    Если присмотреться к фотографиям большевиков в годы их пребывания в царских тюрьмах или в ссылке, напечатанных в многочисленных советских источниках, можно поразиться тому, как чисто они выглядят, как аккуратно одеты, мужчины — в костюмах и часто при галстуках. Фотографии фюрера времен его пребывания в Лансберге-на-Лехе идентичны. Тревоги и напряжения в лицах нет, изображенные на фото — спокойны, иногда раздумчивы и многозначительны. Вот Гитлер в окружении товарищей за столом, накрытом скатертью, на которой горшок с цветами; вот он на фоне лаврового венка; у зарешеченного окна (вспомните гневную ассоциацию классического стихотворения, заучиваемого нами на память в школе: «вскормленный в неволе орел молодой…» и представьте «узников» «проклятого царизма»); вот он же за чтением свежей прессы…

    На дополнительном процессе по делу путчистов, были осуждены еще около сорока человек, которых направили в ту же тюрьму Ландсберг. Среди них и члены «Ударного отряда» Гитлера Хауг, Моритц, Гесс, Берхгольд и др. после чего тюремный круг общения фюрера значительно расширился. Свидетели рассказывали, что в обеденное время фюрер сидел за столом под знаменем со свастикой, в работах участия не принимал и даже камера его убиралась другими. Зато все попадавшие в заключение единомышленники обязаны были тут же докладывать о себе фюреру. Многие из них посещали летучку у вождя, проходившую ежедневно ровно в десять часов. В вечерние часы, когда Гитлер выступал на дружеских встречах, за дверями на лестнице собирались служащие крепости, чтобы жадно внимать пророку нацизма.

    В годы отсидки Ландсберг-на-Лехе превратился в место паломничества, не зря впоследствии тюрьму назовут «первым «Коричневым домом».

    В таких условиях почти санаторного пребывания и неспешных занятий родилась книга Гитлера «Майн кампф». Ее идеи оформлялись в строки и абзацы за рассуждениями и дружескими беседами, за пением в кругу товарищей, за получением подарков и сладостей от многочисленных поклонников и поклонниц, за играми с любимой овчаркой (которую по дозволению прокурора приводили на свидания друзья), за всеми остальными «за» той странной тюремной системы, которая давала людям свободу чувствовать себя людьми. Что впоследствии будет учтено и большевиками, и нацистами.

    Придя к власти, рыжий коротышка Ульянов-Ленин одним из первых своих декретов создаст идеальные советские концентрационные лагеря и тюрьмы для миллионов так ненавидимых им русских и других бывших подданных бывшей Российской империи.

    Придя к власти, Гитлер сразу же откроет первые концентрационные лагеря в Дахау и Ораниенбурге. Отправив туда в первую очередь так ненавидимых им евреев-большевиков.

    Каждую неделю к фюреру приходили многочисленные посетители: промышленники, представители мелкого бизнеса, адвокаты, художники, издатели, профессора, крестьяне, почтительные маменьки и их дочери, представительницы древних аристократических родов, а еще — священники обеих конфессий. Ежедневно заключенный мог принимать гостей в течение шести часов (иногда и дольше). Все хотели получить у него совета. «Целый год Ландсберг был Меккой для горевших нетерпением правых радикалов и заклятых германских великодержавных националистов», — выразился немецкий историк Мазер. Пророк «нового человечества» принимал свою паству, сидя взаперти.

    Однако Адди успевал не только общаться, но и творить. Он написал многостраничную книгу, состоящую из самостоятельных тематических глав, размещенных бессистемно. На «товарищеских вечерах» фюрер зачитывал своим коллегам по неволе свежие страницы. Таким образом, они успели ознакомиться с темами, вошедшими изначально в первый том «Майн кампф». Это — детство и жизнь в отчем доме; годы учебы и «полоса невезения» в Вене; размышления об общеполитических вопросах «в грустнейший венский период»; Мюнхен и его нравы; Первая мировая война; военная. пропаганда; революция; начало политической деятельности Гитлера; о Германской рабочей партии; народ и раса; о начальном периоде становления Национал-социалистической рабочей партии Германии.

    Во второй, меньший по объему том книги войдут темы: мировоззрение и партия; германское государство и «идеальное» государство, а также место в нем каждого гражданина; личность и народное мировоззрение; ораторское искусство, пропаганда и организация; противостояние с «Рот-Фронтом»; еврейская пресса и профсоюзы; Восточная политика и т. д. И все же основные темы всей книги — расовая теория и марксизм. Зачастую сквозь призму антисемитизма рассматриваются притянутые за уши проблемы, описанные живо и злобно. Так что даже писательство выдает в нем страстного оратора, верившего, что «судьбу народа можно изменить лишь бурей горящей страсти; но страсть можно разбудить лишь при условии, если ты сам несешь ее в себе». Вот то же, но в другом переводе, для сравнения: «Повернуть судьбы народов может только сила горячей страсти. Пробудить же страсти других может только тот, кто сам не бесстрастен. Только страсть дарит избранным ею такие слова, которые как ударами молота раскрывают ворота к сердцам народа. Кто лишен страстности, у кого уста сомкнуты, того небеса не избрали вестником их воли». И не раз подчеркнет: «Организация вообще возможна лишь тогда, когда базой для высококачественного руководства служит более широкая масса, руководящаяся преимущественно чувствами». И прав оказался, шельмец, когда зажег многомиллионный народ чувственным и страстным, «огненным факелом швыряемых в массу слов».

    До 1945 г. книга «Майн кампф» распространялась не только через книжную торговлю. В 1934 г. министр образования Пруссии распорядился цитировать в школьных учебниках отрывки, касающиеся тем: политика государства, расовое учение, учение о наследственности.

    Призвавший цитировать немецкого вождя, не был новатором. Системой маниакального цитирования отличились коммунисты; с захватом власти, большевики не издали ни один исторический и публицистический труд без цитат из классиков марксизма-ленинизма; даже предисловия к художественным произведениям давались в свете цитат Маркса, Ленина, Сталина (последнего — до начала 1950-х гг.). Все советские энциклопедии испещрены ссылками на труды означенных «гениев» человеческой мысли и построены с учетом марксизма. Невозможно было найти ни один кабинет советского функционера, чтобы там не было многочисленных томов или портретов великих сыновей еврейского народа Маркса — Ленина.

    В том же 1934 г. доктор Кениг указывал на долг соотечественников при чтении «Майн кампф»: «Юноши и девушки, еще не достигшие 20 лет, должны выработать в себе точный взгляд, для того чтобы понимать эту новую библию народа. Они должны близко познакомиться с основными направлениями политики, начертанными мастерской рукой. Взрослые, когда они читают эту книгу, должны очищать и усиливать свое сознание гражданина государства. Отцы должны обучать своих детей, передавая им мысли, содержащиеся в этой книге».

    В 1934 г. вышла инструкция Дирекции железных дорог, согласно которой все служащие получали по экземпляру книги Гитлера в подарок. В апреле 1936 г. имперский министр внутренних дел распорядился, чтобы в ЗАГСах страны каждой брачующейся паре выдавался один экземпляр нацистской «библии». 13 февраля 1939 г. даже вышел циркуляр партийной канцелярии, в котором указывалось: «Максимально возможное распространение «Майн кампф» является важнейшим долгом всех отделений партии, партийных групп и родственных союзов. Надо стремиться к тому, чтобы каждая немецкая семья, даже самая бедная, имела у себя дома основополагающую книгу фюрера».

    Странно, не правда ли: то, что читали дети, ныне запрещено читать многим взрослым… Однако тоже видать не зря после крушения советского строя в СССР в спешном порядке из школ, публичных библиотек и книжных магазинов изымались труды Маркса, Плеханова, Ленина и других «выдающихся» революционистов-марксистов-ленинистов. Труды их подельников Троцкого и Сталина были изъяты в спецхраны еще ранее.

    На мой взгляд, правы те, кто советует не изымать (запретный плод сладок), а издавать основополагающие труды видных политических деятелей с комментариями, иллюстрациями и фотодокументами. «…Гитлер, в отличие от своих многочисленных предшественников, претендовал еще на роль «гуру» (по крайней мере, для граждан Германии), уже чуть ли не с тридцати лет способного дать точный и исчерпывающий ответ на все жизненно важные вопросы. Именно этим и отличается его единственная книга «Майн кампф», которую не стоит запрещать, а необходимо читать, внимательно изучать, дабы понять, как и почему мир не в состоянии избегать появления маниакальных претендентов на мировое господство», — предлагал автор-исследователь Вадим Телицын. Отечественный историк Константин Залесский считает так же: «Многие историки и политики подчеркивают: надо не скрывать идеи «Майн кампф» за семью печатями, наоборот, надо показать всему человечеству, что несет за собой идея расовой избранности и мирового господства». Солидарен с подобными высказываниями и известный немецкий историк Вернер Мазер, посвятивший отдельный труд «библии нацизма». Он писал: «Если бы книгу Гитлера «Майн кампф», которая в 1933 году была продана в количестве 5 450 000 экземпляров, прочитали хоть в малой степени осмысленно и восприняли всерьез, то история, на которую, по мнению Гитлера, влияет в решающей степени только устное слово, без сомнения, пошла бы по-другому, так как почти все, что, начиная с 1933 года, инициировали и осуществляли не только сам Гитлер, но и функционеры НСДАП и представители национал-социалистического государственного аппарата, является вариацией на тему учения, изложенного в «Майн Кампф»».

    Тюрьма Ландсберг-на-Лехе, где с пользой проводил досуг Адольф Гитлер и где он имел возможность показать писательский талант, явив народам мира «библию нацизма», после 1945 года использовалась как место заключения для военных преступников и для исполнения смертных приговоров по некоторым процессам. На международном трибунале — Нюрнбергском процессе над главными военными преступниками — к смертной казни было приговорено 12 человек. Тайная Нюрнбергская вечеря покарала 12 апостолов нацизма, тогда как сам Мессия Адольф остался вне судебного разбирательства (его имя даже не фигурировало в списке виновных!). Из 12 десять были казнены, Геринг покончил жизнь самоубийством, а Борман был приговорен заочно. Тела кремировали, а пепел развеяли по ветру.

    «Пусть запомнят это все тщеславные писаки…: великие перевороты в этом мире никогда не делались при помощи пера. Нет, перу предоставлялось только теоретически обосновать уже совершившийся переворот». Сказал тот, кто сумел при помощи пера обосновать еще не совершившийся переворот истории. И все же… все же… история, как известно, развивается по спирали. И, значит, прежде все это уже было. Только кто были эти первопроходцы? Большевики? Социалисты? Французские революционеры? Нет, — гляди пристальней, и, может, в мрачной глуби веков ты узришь первых.


    Глава 10

    СВЯТАЯ КНИГА —

    СБОРНИК ЕВРЕЙСКИХ НАРОДНЫХ СКАЗОК?

    Вера подымает человека над уровнем чисто животной жизни и этим самым содействует укреплению и обеспечению самого существования человека. Отнимите у современного человечества воспитанные в нем религиозно-нравственные верования и, если вы ему не дадите равноценной замены, то вы скоро убедитесь, что в результате поколеблется самый фундамент его бытия. Люди существуют для того, чтобы служить высоким идеалам, но в то же время мы имеем право сказать, что без высоких идеалов нет и самого человека. Так замыкается круг.

    А. Гитлер

    Единственной книгой, которая не подвергается сомнению большинством, — и это не миллионы, а миллиарды читателей, — является Библия. Но миллионы, читающих «библию нацизма», также не подвергали ее критике и становились приверженцами расизма. Что из сего проистекает? То, что автор предлагает критически посмотреть на самую святую книгу — на саму Библию.

    В истории человечества были попытки подойти критически к религиозной литературе и проанализировать догматы церкви.

    Отдадим должное римскому императору Юлиану Флавию Клавдию (331–363), который был прозван христианами «Отступником» за то, что хотел реставрировать языческие культы. Он даже написал трактат «Против христиан», уничтоженный церковью и потому сохраненный в истории лишь фрагментарно. «Надо миллионным тиражом размножить книгу с размышлениями императора Юлиана. Какой изумительный интеллект, какая проницательность, какая мудрость античности! Это невероятно. С каким ясновидением авторы XVIII и особенно прошлого столетия критиковали христианство и выносят приговор эволюции церкви!» — со слов Гитлера запишет автор книги «Застольные беседы Гитлера» Хью Тревор-Ропер.

    Против божественности Библии и историчности Иисуса высказывался английский политический деятель Генри Сент-Джон Болингброк (1678–1751). А его соотечественник политический писатель и теолог Томас Вулстон (1669–1733), высмеивавший библейские чудеса, за вольное толкование Библии был замучен в тюрьме.

    Вспомним еще французского философа Мари Франсуа Аруэ, известного нам под именем Вольтер (1694–1778), одно время даже писавшего под девизом «Раздавите гадину!», — имея в виду католическую церковь. Отсидевший срок заключения в Бастилии за эпиграммы, он через какое-то время поселился в своем имении Ферне на границе Франции и Швейцарии. Вольтер боролся с религиозным фанатизмом и выступал в защиту жертв инквизиции и «святой» церкви. Место обитания философа стало местом массового паломничества; с вольнодумцем были вынуждены считаться даже монархи Европы, многие из них искали дружбы с непокорным «просветителем». В одном из своих трудов Вольтер, показывая, как утренняя звезда Венеры из-за искажений переводчиков превратилась в библейского сатану Люцифера (букв. пер. «светоносец»), писал: «…часто одно неправильно расслышанное слово или слог, одна измененная или опущенная буква служила источником верований целого народа».

    Автор, не сумняшеся, и тут видит нужные ему параллели. Отсидевший в тюрьме Ландсберг фюрер национал-социалистов затем поселился в Оберзальцберге, в имении Берхтес-гаден, и это место превратилось в паломническую Мекку всех страждущих получить ответы на нелегкие вопросы бытия в условиях послевоенного мира и депрессии. Имение фюрера открыто и с тайными миссиями посещали люди, облеченные немалой властью, имеющие вес в обществе. К немецкому вольнодумцу приезжали царь Болгарии Борис, герцог Виндзорский с супругой Сарой, премьер-министр и лидер Консервативной партии Великобритании Невилл Чемберлен, бывший американский президент Гувер, зять Муссолини, министр иностранных дел граф Чиано и многие другие. Но самое пристальное наше внимание должен привлечь гость, который в 1939 г. станет Папой Римским Пием XII, а потому вернемся к теме значимого визита кардинала Эудженио Пачелли позже.

    Наибольшего успеха в критике «святых основ» добился французский публицист Лео Таксиль (1854–1907), написавший книги «Забавная Библия» и «Священный вертеп», в которых показал нелепости и противоречия священной книги иудеев и христиан, воссоздав историю христианской церкви, вернее, ее западного крыла — католицизма, и показав при этом греховное варварство: лицемерие, прелюбодеяния, убийства и прочие «святости» облаченных в сутаны отцов, действовавших от имени Бога и «безгрешной Церкви».

    Как известно, первые пять книг Библии именуются Законом, или Пятикнижием (состоит из Бытия, Исхода, Левита, Чисел и Второзакония). Авторство этих книг иудейская традиция приписывает мифическому пророку Моисею. Несмотря на то, что богословы иудейства действительно считают Моисея автором сказаний, существует мнение авторитетных ученых, что все части Пятикнижия написаны в разные времена, и, кроме того, списаны с более древних источников, названных учеными и исследователями условно Яхвистом (примерно X–IX вв. до н. э.) и Элохистом (IX–VIII вв. до н. э.), в которых отражаются быт и традиции древнееврейских племен, завоевавших юг (в Яхвисте) и север (в Элохисте) Палестины, а также племенная религиозная идеология. «Даже такой серьезный писатель, как историк Тацит, — указывал в своем труде «Библейская истории» в конце XIX века русский философ А. Лопухин, — думал, что Моисей дал им законы, противные всяким человеческим нравам. Запрещение свиного мяса было неистощимой темой остроумия римских юмористов. Где только не появлялся иудей, его непременно преследовали языческие насмешки; на театральной сцене он был постоянным предметом плоских острот… а на улице он часто должен был выносить довольно грубые неприятности от толпы…». «На деле религия Моисея есть не что иное, как учение о сохранении еврейской расы. Вот почему она охватывает все необходимые для этого отрасли знания, в том числе социологию, политику и экономику», — обозначит для себя и читателей «Майн кампф» Адольф Гитлер.

    Второзаконие, выражавшее стремление царской власти к единому богослужению, и вовсе писалось жрецами Иерусалимского храма в VII в. до н. э. Здесь рассказывается о жертвоприношениях и богослужениях; все подчинено интересам жрецов, претендовавшим на главную роль в возникшем тогда древнееврейском рабовладельческом государстве. (Человек думающий всегда сможет проследить подобную роль и назначение определенных органов власти в государственных формированиях более позднего периода, вплоть до новейшего времени, и таким образом сделать вывод, что ничего в мире не меняются, меняются лишь форма и названия.)

    Несмотря на нелепицы, в течение веков распространяемые священнослужителями, авторитет церкви и поныне считается непререкаемым. А те, кто высмеивал библейские нелепицы, оказывались либо сами осмеянными, либо гонимыми, либо отлученными от церкви, или же восходили на костер инквизиции. Но что подвигло и древних и новых критиков на «кощунственное» обличения «заблуждений»?

    К примеру, еще во II–V вв. иудейские и христианские богословы учили паству, что небо — это огромное твердое тело. Авторы Талмуда (развивавшие свое учение с III в. до н. э. и до V в. н. э.) проповедовали выглядящий ныне поэтическим наив о семи небесах, одно из которых — кладовая снега, дождя и тумана, второе — обиталище ангелов, третье — вместилище солнца, четвертое — занавес над солнцем и т. д. Отцы церкви и христианские теологи многие века подтверждали, что небо — твердь, служащая разделом между высшими и низшими водами, в которых обитает Бог, именуемый в Библии также «Твердь». Отрицающие эту нелепую догму становились лютыми врагами церковников.

    Согласно Библии, сотворение мира и человека выглядят следующим образом. Пока не было ничего, носился в пространстве Бог, прозываемый «элохим» (хотя переводится это слово во множественном числе как «боги»). К тому же был он как человек, потому что «сотворил человека по образу и подобию божьему». Однако, клеймящие все предшествующие языческие верования как бесовские, проповедники христианства забыли, что древние римляне, принявшие верования греков, также представляли себе богов в человеческом обличье.

    Рассказ о сотворении мира зиждется на древней мифологии шумеров, вавилонян и других народов древнего Востока. К примеру, в эпоху Древнего царства в столице Древнего Египта Мемфисе, расположенном примерно в 20 км к югу от современного Каира, бытовало свое сказание о сотворении мира, где главный соучастник миротворения Птах «в каждом теле, в каждом рту всех богов, всех людей, всех зверей, всех червей и всего живущего, ибо он мыслит и повелевает всеми вещами, какими желает». Египетский историк Манефон (IV–III вв. до н. э.) называл Мемфис городом Хи-Ку-Птах («Дом души Птаха»), что по-гречески произносилось как Αίγυπτος (Айгюптос); отсюда произошло само античное и современное название Египта. Это благодаря Птаху «была дана жизнь миролюбивому, и была дана смерть преступнику, и были созданы всякие работы и всякие искусства, труды рук, хождение ног, движение всех членов согласно этому приказанию, задуманному сердцем и выраженному языком и творящему назначение всех вещей».

    Зато благодаря древним иудеям мы знаем, что самого первого человека звали Адам будто бы потому что он сделан из земли (древне-еврейский adamah от «адама» — земля; «адом» — красный). Однако и этот общеизвестный нюанс только подтверждает, что библейские сказания были заимствованы, переписаны под себя и затем запущены в массовое потребление. Превращенное в примитивное понимание Адам «от земли» было изначально у других народов произнесено: Адам «от наличия души». Если учесть, что душа — это отличительный знак человека разумного от других обитателей земли, что было понято даже первобытным людям. А потому сравните со словом адам в значении «человек» немецкое Atem «дыхание, дух» и другие слова германских языков этого корня и того же значения. Или сравните эти германские слова с древнеиндийским atma — «дыхание, душа»; с индоевропейским etmen — «дыхание» (имеются соответствия не только в древнеиндийском, но и кельтском языках); с распространенным в иранских языках dam — «дыхание». Между прочим, слово адам в значении «человек» есть почти во всех тюркских языках, а также в иранских и кавказских. Даже в чувашском языке это слово имеет форму «этем», которую нельзя объяснить заимствованием. Не могут быть заимствованиями и марийское «айдемс» — «человек» и удмурдское «адями». В хантыйском языке есть слово atama в значении «народ»; и по форме и по значению это слово не выглядит заимствованным из тюркских. В чувашском языке имеются также другие слова этого корня: Атам (название божества), несколько необъяснимых современными филологами географических названий: села Чаваш-етем, Тутар-етем, река Етем-шиве. Этот «северный» нюанс древнего распространения и использования слова Адам как одухотворенный человек или народ — задолго до того, как его истолковали семиты — весьма интересен в свете нацистской теории Синего Льда (о чем речь пойдет ниже) и происхождения высокоразвитой белой расы от северных народов.

    Определение человека как существа, которое имеет душу, без сомнений более правдоподобно, чем то, что связывает его происхождение с прахом и землей.

    Итак, Бог, сотворивший глиняного Адама взрослым, усыпил свое изделие, изъял ребро и сотворил ему Еву, не вставив ребра обратно; следовательно, язвил француз Вольтер, оставил своего сына инвалидом, а может, одно ребро было изначально «ложным», «ибо недостача настоящего ребра была бы очень заметна». Кажется смешным, но впоследствии богословы вели долгую и серьезную «научно-духовную» дискуссию, были ли у Адама и Евы на животах пупки, а жившие в Средние века люди всерьез считали, что у мужчин на одно ребро меньше, чем у женщины.

    Как, например, быть с библейским древом познания в Эдемском саду? Римский император Юлиан, прозванный не только Отступником, но и Философом, вполне разумно замечал, что раз Господь дал человеку мыслящую голову, то обязан был разрешить ему есть как можно больше плодов от древа познания. Запрещение не есть от древа познания «нелепое и жестокое», — рассуждал император. Коли Бог всеведущ, подмечали и другие критики, значит, он хотел, чтобы люди попались на грехе ослушания, в силу чего Господь сам оказался хуже пресловутого змея, став первопричиной искушения и жестоким искусителем. Так в чем здесь милосердие Господне? — вопрошали здравомыслящие. За ослушание и вкушение запретного плода Господь изрек наказания женщине и мужчине, приказав последнему: «… проклята земля за тебя, со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей… в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты, и в прах возвратишься» (Быт., гл. 3). Коли назначение мужчины есть хлеб, добытый в поте лица, — комментируют философствующие несогласные, — а еврейские сказания изложены как непререкаемый закон для всех обитателей земли, то как быть с некоторыми народами, например, с теми, что не знали (не знают) о существовании хлеба: эскимосами, племенами в Африке, Америке, Индии, которые продолжают питаться плодами и добычей от охоты? И у которых наверняка были иные прапредки, отличные от родоначальников-семитов. Оказывается, свидетельства этому можно найти в той же Библии.

    Исходя из текстов Священной Книги, в давнюю пору, когда на земле существовало только три человека: Адам, Ева и их сын Каин, убивший брата Авеля, Господь Бог наказал братоубийцу, обрекая на скитания. «И сказал Каин Господу: наказание мое больше, нежели снести можно; вот, ты теперь сгоняешь меня с лица земли, и от лица твоего я скроюсь, и буду изгнанником и скитальцем на земле; и всякий, кто встретится со мною, убьет меня»; «И сказал ему Господь: за то всякому, кто убьет Каина, отмстится всемеро. И сделал Господь Каину знамение, чтобы никто, встретившись с ним, не убил его» (Быт., гл.4). Далее проклятый «скиталец» уходит в землю Нод, на восток от Эдема (убрался с глаз и «от лица» Господа, а, следовательно, Господь жил по соседству с первой семейной парой на земле), где благополучно… женился, и жена родила ему сына Еноха. Тут либо сей Господь Бог лжет, не сообщая нам о других племенах и народах, либо лгут древние иудеи, писавшие свою Библию.

    А как, к примеру, понимать такую фразу: «сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные и одел их»? «Для изготовления этих одежд понадобилось избиение ни в чем не повинных животных; значит, первая скотобойня была освящена и открыта самим Господом Богом», — сыронизировал Лео Таксиль, прибавив: «Не правда ли, она довольна смешна «святая» Библия, когда читаешь ее внимательно?»

    Традиционный обряд первобытных семитских племен — обрезание, как акт посвящения юношей в разряд взрослых, со временем стал истолковываться жрецами «знаменем завета» с Богом. Зачем Всемогущему и Безграничному, растворенному в Пространстве Вселенной Господу Богу обрезок пениса, знают лишь глубокомудрые священнослужители. Оказывается, этот культ столь значим, что древние не брезговали давать клятву, взяв в руки половые органы того, кому приносили обещание. Сомневаетесь? А ведь еще раннехристианский богослов Квинт Тертуллиан (ок. 160–220) произнес выдающуюся формулу, определившую многовековую незыблемость христианского учения: «Credo guia absurdum!» — «Верую, ибо нелепо!»

    Согласно Библии, когда в одно утро дряхлый Авраам призвал к себе старого раба Елиезера, то приказал: «Положи руку твою под стегно мое и клянись мне Господом, Богом неба и Богом земли…» (Быт., гл. 2). Лео Таксиль в книге «Забавная Библия» пишет: «Комментаторы-скептики немало развлекались этим обрядом присяги. Дело в том, что древнееврейский текст этой части Библии говорит прямо: «возьми в руку свою мои половые органы». Ученые-этнографы объясняют это тем, что мужские половые органы были в большом уважении не только вследствие обряда обрезания, но еще и потому, что они, как источник размножения рода человеческого и залог благословения божьего, являлись признаком силы, мощи. Сколь бы странным ни показался такой обряд присяги, нужно было перед ним почтительно преклоняться, ибо никак нельзя сомневаться, что все это было продиктовано «святым духом». Всякий раз, когда в современных изданиях Библии встречается слово «стегно», его нужно понимать иносказательно… «И положил раб руку свою под стегно (буквально: «взял в свои руки половые части») Авраама, господина своего, и клялся ему в сем» (Быт., гл. 24, ст. 9)».

    Между прочим, артефакт в виде крайней плоти Христа-Спасителя, отрезанной на восьмой день после рождения, имеется в наличии во многих святых местах. Основатель протестантизма Жан Кальвин уже в 1587 г. знал три экземпляра этой уникальной святыни. В 1699 г. аббат Тьер сообщил еще о двух. После этого число их стало увеличиваться; сейчас зарегистрировано пятнадцать крайних плотей Христа. Тогда как пуповина божественного младенца сохранена всего в двух экземплярах. Первый в течение всего Средневековья хранился в Клер-моне; второй экземпляр — в соборе города Шалон на Марне. Во многих городах Франции хранятся слезы, пролитые Иисусом Христом во время моления в Гефсиманском саду. Не станем перечислять другие реликвии от богочеловека, сохраненные с трепетным тщанием.

    Уже давно известно, что библейский рассказ о Потопе — всего лишь пересказ фрагмента из вавилонского «Эпоса о Гильгамеше», первоисточником для которого — в свою очередь — служил миф о Зиусудре. Так что шумерский «первоисточник», далеко не оригинальная легенда! Забавная история о Ноевом ковчеге, куда были помещены то ли «всякой твари по паре» (Быт., гл. 6), то ли из «чистых» животных по семи пар, а из «скота нечистого» — по две пары (Быт., гл. 7), выдает полное отсутствие у автора элементарных знаний о количестве животных, насекомых, рыб, птиц, коих насчитывается до полутора миллионов, и что даже взятые «по паре», они бы не разместились на изготовленном Ноем и его сыновьями ковчеге, или бы потопили оный. Современные богословы неохотно, но признают, что история о ковчеге — семитская сказка. Причем, во многом заимствованная, как и некоторые другие сказания.

    Великий пророк и «святой боговидец» Моисей, получивший из рук Господа скрижали Завета, был якобы воспитан в Египте — среди одного из образованнейших народов мира. Это его мать пустила в корзине по водам кишащего крокодилами Нила, в результате чего мальчик оказался в семье фараона. Многие исследователи указывают, что прообразом Моисея служит вавилонский царь Саргон I (ок. 2370 г до н. э.), которого младенцем мать в ящике из тростника пустила по течению. А, может, «подвиг» покорения реки принадлежал другим историческим младенцам, к примеру, персидскому царю Киру, или основателю Риму Ромулу? — мифы и им приписывают подобное плавание. Плагиат очевиден, но установить истину уже не представляется возможным.

    Библейский Исход говорит о Моисее, но ничего не рассказывает об истории, политике, нравственных и культурных ценностях государства Египет, находившегося в те древние времена практически на вершине цивилизации. Очень странно, что не названы даже правители, в эпоху которых жил великий еврейский пророк и при которых набирался ума-разума; однако указывается, что сам Моисей восхищал фараона, его дочь и всех придворных. Известно, что после свершенного жестокого преступления — убийства египтянина — Моисей бежал и женился на Сепфоре, дочери языческого жреца Иофора (надо полагать, именно жрец открыл ему тайные знания). После встречи с Господом Сущим по имени Иегова, Моисей получил наставление от него: «Каждая женщина выпросит у соседки своей и у живущей в доме ее вещей серебряных и вещей золотых, и одежд, и вы нарядите ими и сыновей ваших и дочерей ваших, и обберете египтян» (Исход, гл. 3). Довольно странное для Всемогущего Бога напутствие, пусть даже и даваемое «избранному народу» перед уходом того из процветающего и образованнейшего Египта. А далее и вовсе происходит невероятная история, описанная в Библии. Моисей попрощался с тестем (жрецом), взял жену (наверняка обобравшую соседей), детей и тронулся в путь. «Дорогою на ночлег случилось, что встретил его Господь и хотел умертвить его. Тогда Сепфора, взяв каменный нож, обрезала крайнюю плоть сына своего и, бросив к ногам его, сказала: ты жених крови у меня» (Исход, гл. 4). Это умилило Бога Всемогущего и Всеведущего, обожавшего жертвоприношения в виде обрезков пениса, и он, «жених крови», отправился восвояси на поиски новых жертв. (Да простит меня некто Иной, если Он видит в этом богохульство).

    Далее в книге Исход рассказывается о помощнике Моисея — его брате Аароне, который умел показывать чудеса (фокусы); например, превращать жезл в змею, или воды Нила в кровь. Правда, то же самое, как свидетельствует Библия, проделывали и жрецы фараона. Любопытно, что у древних шумеров существовал миф «Инанна и Шикаллитуда», в котором разгневанная богиня превращала все воды страны в кровь задолго до того, как это проделывал Моисей. А вот фокусы со змеями описывает древнеегипетский папирус Весткар. Что касается самого Аарона, то он появился в сюжете Пятикнижия по желанию авторов «Жреческого кодекса», которым понадобился посредник между пророком и народом.

    Итак, почти все в Книге Книг свидетельствует, что она находится под влиянием мифов и преданий соседних стран и народов, а ее откровения и наставления уходят в темную и бездонную глубь веков. Вот еще несколько кратких примеров.

    Божественная идея перманентно умирающего и воскресающего божества обнаруживается в древнем мифе об Осирисе/Озирисе, который был убит своим братом-злодеем Сетом, а после вновь вернулся к жизни. Даже зачинающая от Бога Дева — тоже египетский сюжет. И даже молитва «Отче наш», произнесенная Иисусом, — это египетская «Молитва слепого», созданная за тысячу лет до н. э. Даже причастие имеет свой аналог в мифологии: Осирис, как известно, ежегодно произрастает колосьями, и верующие с хлебом употребляют его плоть. Бегство Марии с младенцем в Египет аналогично бегству Изиды с Гором от преследований Сета. Чудесное кормление страждущих хлебами и рыбой — это прерогатива древнего бога Себека, являвшегося в образе крокодила, и оттого умевшего ходить по воде. Культ золотого тельца позаимствован у древних египтян, поклонявшихся быку Апису. Сказание о Самсоне — пересказ греческого мифа о национальном герое-силаче Геркулесе, где даже эпизоды с Самсоном и Далидой — это подражание приключениям Геркулеса и Омфалы.

    Библия считалась самой древней книгой, самым древним письменным источником на Земле, пока в 1872 году не была открыта цивилизация шумеров. Расшифрованные таблицы Месопотамии позволили прочитать книгу, которая написана намного раньше Библии и в которой содержатся сведения, в деталях описывающие не только историю потопа, но и многое другое из того, что есть в Библии. Это был «Эпос о Гильгамеше», доказывающий, что Библия во многом списана с шумерского эпоса. Но, как уже говорилось, и вавилонский эпос имел свой первоисточник — еще более древний миф о Зиусудре.

    Вот еще несколько любопытных фактов для размышления.

    Самым сильным примером компиляции исследователи называют Книгу Бытия. Современные ученые доказали, что книга Второзакония списана с «Книги закона», составленной жрецами Иерусалимского храма, обнаруженной согласно IV книге Царств (гл. 22), первосвященником Хелкией в 621 г. до н. э.

    В 2006 году стало известно, что найденные сразу после Второй мировой войны в пещере на берегу Мертвого моря так называемые Кумранские рукописи, написанные на древнееврейском, содержат выдержки из Ветхого Завета и истории о жизни секты ессеев и их Учителя, — что ставит под сомнение первичность христианства. Ведь высказывания Учителя ессеев оказались похожими на учение более позднего Иисуса Христа. Сенсационные пергаменты сейчас хранятся в отдельном Музее Книги (т. е. Библии) Иерусалимского музея.

    Богословы, однажды и навсегда объявившие Пятикнижие непогрешимой истиной, исходя из библейских сказаний, установили время существования всего мира. По римско-католическому календарю, сотворение мира произошло за 4004 года до рождества Христова. Но исследования ученых, в том числе и археологов, свидетельствуют, что за 3200 лет до начала христианского летоисчисления Египет уже был могущественным царством времен военачальника Мина. И, следовательно, навязанное нам через Библию летоисчисление неверное.

    Прежде не раз утверждалось, что древние мифы разных народов превратились в религию избранного народа. Жители многих регионов Планеты имели идентичные мифы, часто даже не будучи знакомыми с «оригинальными» текстами Книги Книг. Во всех религиях есть упоминание о Мессии; к примеру, для буддистов Иисус и Магомет — всего лишь воплощение бога Вишну. В шиитском исламе, к примеру, существует вера в махди — в пришествие последнего имама в конце времен, что очень похоже на веру зороастрийцев в явление Спасителя, который установит новый порядок, примерно через 3000 лет после Зороастра. Что совпадает и с еврейским мессианством. Что же касается противостояния христианства и ислама, основанных на переданных Богом/Аллахом священных текстов, то здесь свои нюансы. Библия, к примеру, называет Измаила, сына Авраама и Агари, родоначальником двенадцати бедуинских племен; однако у арабов и турок свое мнение на сей счет, — они считают его своим предком, но никак не семитом. Еврейского Иисуса они называют своим Иссой, Марию — Мариам, а архангела Гавриила архангелом Джебраи-лом, посланцем Аллаха, который передал Магомету текст Корана. Правда, французский психоаналитик Даниель Сибони и иже с ним утверждают, что «при составлении Корана пророк Магомет использовал тексты Торы; на них же базируются все три основные мировые религии — иудаизм, христианство и мусульманство». Коран действительно подтверждает Книги Откровения, появившиеся до него, но, согласно исламу, Тора евреев и Евангелие христиан были искажены. Существует распространенное мнение, что учение Христа переделал иудей Савл, известный как апостол Павел, и что распространяемое им учение, принимаемое нами за христианство, хотели назвать павлианством. Нынешние исследователи называют Павла-Савла агентом Синедриона. Как известно, согласно Новому Завету, Синедрион во главе с первосвященниками Анной и Каиафой осудил на смерть Иисуса Христа; этот приговор, после первоначальных колебаний, был утвержден римским прокуратором Понтием Пилатом. Среди членов Синедриона были люди, с симпатией относившиеся к Христу и канонизированные в христианстве: к примеру, Гамалиил, который был учителем апостола Павла.

    Как бы там ни было, но в итоге автор получает странный и неприемлемый для многих вывод: Библия — это суррогат из древних религий, превращенный древними иудеями в продукт для экспорта. Зачем — рассмотрим подробнее позже. «Император может завоевать империю, сражаясь на лошади, но он не может сохранить ее без идеологии», — еще во II в. н. э. заключили ученые-конфуцианцы, давшие это наставление первым императорам династии Хань. Христианство явилось идеальной идеологией, с помощью которой сохранялись империи и царства. Пока конкуренты — атеисты-революционеры — не придумали другую идеологию — марксизм, а конкуренты марксистов не разработали фашизм.

    «…мы можем многому научиться у католической церкви. Ее учение теперь во многих пунктах стоит в противоречии с точными науками и с результатами новейших исследований. И тем не менее, католическая церковь не станет ни на йоту менять главные положения своего учения. Католическая церковь правильно считает, что сила ее учения состоит… в том, чтобы раз навсегда до конца отстаивать свои догмы, без которых вообще нет веры», — рассудил фюрер, когда определял догмы, по которым будет строиться его нацистская церковь веры.


    Глава 11

    «БЕСТИЯ УКРОЩЕНА!»,

    или

    КАК ГИГАНТСКИЙ КОНЦЕРН РЕЛИГИИ ПОРОЖДАЕТ ДИКТАТОРОВ

    Я заявляю совершенно открыто, что в людях, которые хотят теперь ввергнуть наше движение в религиозные споры, я вижу еще гораздо худших врагов моего народа, нежели даже в интернационально настроенных коммунистах. Ибо этих последних национал-социалистическое движение сумеет в свое время вернуть на правильный путь.

    А. Гитлер

    После освобождения из тюрьмы в декабре 1924 года Гитлер быстро восстановил свою власть во все еще остававшейся запрещенной партии. Вне закона числились также все организации партии и печатный орган «Фелькише Беобахтер». Но Гитлер уже сам стал тем лидером, которого предсказал ранее, причем не просто лидером, но подобно пророкам и гуру — аскетом, избегая вина и мяса, как пищи, вредной для тела. Он не потребовал от приверженцев слепого повторения своих привычек. После отсидки и последовавшего затем первого публичного выступления еще два (в Пруссии — три) года Гитлер исполнял предписание правительства Веймарской республики, запретившей ему публичные выступления. Власть боялась устного слова, брошенного черным апостолом в массы. В течение первого года молчания своего фюрера национал-социалисты провели более двух тысяч публичных собраний и встреч, и Гитлеру оставалось в рамках этих мероприятий вести только личные беседы с наиболее известными людьми и влиятельными группами.

    В 1925 г. Фридрих Эберт умер от аппендицита, и фельдмаршал фон Гинденбург стал вторым президентом Веймарской республики. Власть постепенно упрочивала свой авторитет. Еще в конце 1924 г. было отменено чрезвычайное положение, объявленное в ночь на 9 ноября. В страну хлынули американские кредиты, улучшалась экономическая ситуация, появлялись рабочие места. «Гитлер очутился перед лицом спокойствия и порядка», его положение как политика было почти бесперспективным.

    За период с 1924 по 1930 гг. Германия получила в виде займов около семи миллиардов долларов, большей частью от нескольких американских финансовых кланов. Часто историки утверждают, что американские финансисты, ссужавшие предвоенную Германию огромными средствами, мало задумывались над тем, каким образом страна сумеет расплатиться с долгами. Однако это утверждение несведущих; никто в мире, кроме сверхолигархов и доверенных аналитиков не знает расклада на близкое и даже далекое будущее. В противостоянии системы капитализма и ловко созданного им же социализма, Америка планомерно взращивала германского агрессора.

    Иностранные займы, получаемые республикой, которые обесценивались вследствие инфляции, шли на платежи по репарациям и на расширение дорогостоящей социальной сферы. Промышленность получала миллиардные кредиты на модернизацию производства. Объем промышленной продукции, составлявший в 1923 году 55 процентов уровня 1913 года, к 1927 году возрос до неожиданных 122 процентов. Уровень безработицы в 1928 году составил 650 000 человек. Увеличивался розничный товарооборот, постепенно росла заработная плата. Из этого расклада следовало, что многомиллионная масса лавочников и мелких служащих, на поддержку которых желал бы рассчитывать Адольф Гитлер, становилась аполитичной. Единственное, на что ему приходилось уповать, — что хорошие времена для Германии рано или поздно кончатся. Ведь благополучие страны, как говорил он, зависело не от ее собственной силы, а от силы других, в первую очередь Америки. Заокеанская казна, переполненная благодаря ввергнутой в апокалипсис России, ее золоту и несметным богатствам, легко давала займы, призванные обеспечить Германии временное стабильное процветание.

    В таких непростых для политического движения условиях будет идти становление национал-социалистической идеи фюрера. К тому же после его выхода из Ландсберга оказалось, что многие из его ближайших сторонников либо все еще находились в тюрьме, либо успели перессориться между собой. Отряды штурмовиков существовали как разрозненные спортивные союзы и кружки (например, любителей пения, стрелковых гильдий и проч.). Розенберг, которому Гитлер поручил возглавлять движение во время его отсутствия, не справился со своей задачей, и в результате прежние преданные соратники, успевшие разорвать людскую мощь на части в виде отдельных группировок и движений, пытались методом интриг оттеснить фюрера на второстепенные роли. Как оказалось, поспешный выбор Гитлера, предоставившего властные полномочия Розенбергу, оказался неудачным. «Он просто не мог делегировать кому-то призвание своей судьбы — история искупительного подвига Христа не знает фигуры вице-Спасителя», — подчеркнет биограф фюрера Иоахим Фест.

    То, что сообщники оказались разобщены, только сыграет на руку Адольфу, когда после выхода из Ландсберга он захочет вновь взять бразды правления в свои руки, став безусловным лидером. А так как успех теперь зависел еще и оттого, сможет ли Гитлер восстановить утраченное доверие в верхах власти, то он просит аудиенции у нового баварского премьер-министра Хельда, ревностного католика и председателя Баварской народной партии, с которой НСДАП активно конкурировала. Встреча прошла 4 января 1925 года; Адди сразу же признал, что считает путч 9 ноября личной ошибкой и что, мол, прежние нападки в «Фелькише Беобахтер» на католичество — это причуда Людендорфа, тогда как он, фюрер, считает любую религиозную вражду неприемлемой.

    Был ли Гитлер искренен? Возможно, ведь у него имелись свои доводы и далеко не однозначные, полные ненависти к другим, аргументы. Которые он со временем опишет во второй части рукописи, вошедшей в «Майн кампф».

    «Разве не Божья воля создала человека по образу и подобию Творца Всевышнего? Кто разрушает дело Божие, тот ополчается против воли Божьей. Потому мы и говорим: пусть каждый остается при своей вере, но пусть каждый считает своей первейшей обязанностью бороться против тех, кто задачу своей жизни видит в том, чтобы подорвать веру других. Католик не смеет оскорблять религиозного чувства протестанта и наоборот. Мы и без того уже имеем в Германии религиозный раскол».

    «Евреи… достигли желанной для них цели: католики и протестанты дерутся друг с другом в свое удовольствие, а смертельные враги арийского человечества и христианства могут потирать руки от удовольствия и смеяться себе в бороду».

    Цель была достигнута: ярый католик Хельд отменил запрет на НСДАП и ее газету «Фелькише». Поскольку, как он самонадеянно сообщил министру юстиции Гюртнеру: «Бестия укрощена, теперь можно ослабить путы!»

    Аудиенцию с недавним противником одни благожелательно одобрят, потому что встреча двух политиков стала первым удачным шагом на пути к легализации движения нацистов, другие наоборот будут упрекать Гитлера, что этим он хочет заключить свой «мир с Римом». Впоследствии подойдя более обстоятельно к теме христианства, и задумав переписать Библию, Гитлер не станет скрывать, что, на его взгляд, вся структура церкви основана на лжи, и что он всегда знал об этом, как знают об этом сами священнослужители. «Методы убеждения морального порядка не являются эффективным оружием против тех, кто презирает истину, — когда мы имеем дело с попами у церкви, которые знают, что все в ней основано на лжи, и которые живут за счет этого. Они считают, что я порчу удовольствие другим, когда я произрастаю из их среды; да, я собираюсь помешать им в их мелких фокусах». Это услышит и запишет Хью Тревор-Ропер, чтобы после издать книгу бесед с фюрером. (Добавлю такой факт: летом 2008 г. суд города Ульяновска признал книгу Хью Тревор-Ропера «Застольные беседы Гитлера. 1941–1944 годы» экстремистской за то, что «на страницах книги опубликованы тексты антиславянского и антисемитского характера». Однако как можно определить степень адской черноты лидера германского нацизма и призывать бороться с неофашизмом, если не знать всей сути исторического явления?! Неужели по-прежнему остается лишь слушать обласканных властью «избранных» историков и публицистов, разъясняющих общепринятые догмы, — в духе советского классика Маяковского, разжевывавшего для детей «Что такое хорошо, а что такое плохо»?)

    Один из мелких фокусов попов фюрер узрит в женитьбе Пауля Йозефа Геббельса, который взял в супруги разведенную протестантку Магду, за что церковь объявила ему анафему. С первым мужем Магда развелась в 1930 году и поступила на работу секретарем к будущему рейхсляйтеру Геббельсу, а 12 декабря 1931 года они поженились. Получив анафему, Геббельс заявил, что прекратит платить церковный налог. Однако, что насмешило и одновременно возмутило Гитлера, оказалось, что «исключение — это наказание, которое не освобождает от обязанности платить налог!» В дальнейшем Магда, как известно, во многих ситуациях играла роль первой фрау Третьего рейха при неженатом фюрере.

    Адди не единожды во всеуслышание признает греховность святых отцов и посмеется над ними. Но его всегда будет удивлять сила веры и преданность, с которой те служили заложенной в них идее. «И не думайте перевоспитать святого отца. Не убедить человека, который стоит во главе такого гигантского концерна, отказаться от кормушки. Это же источник существования! Более того, я допускаю, что, выросши внутри этой структуры, он не может себе представить какой-либо иной возможности».

    Впрочем, было бы неверно обвинить Гитлера в ереси, сказав, что он единственный посмел уничижать то, что составляет основу основ многих держав мира — Церковь как идеологический фундамент. Все чаще наши современники позволяют себе не менее дерзкие высказывания. «Глупый, невежественный текст Библии, допускающий множественные толкования, — это источник существования для многих поколений церковников. Править его — все равно что подписывать воззвание с просьбой прекратить субсидирование собственного проекта», — заметил, к примеру, французский журналист Этьен Кассе, написавший книги-бестселлеры, в которых доказывает, что могущественные организации с древних времен манипулируют человечеством. И он далеко не единственный, кто раскрывает подобные темы, кто взрывает общественное мнение и пробуждает мышление. Можно еще припомнить и не такой уж давний случай с епископом Мерлин-Софийским Александром, лишенным сана за предложение созвать специальную комиссию для рассмотрения вопроса по переизданию отредактированной Библии, где были бы убраны повторы и нелепицы. В своем послании в Ватикан этот священнослужитель писал: «Безусловно, текст Библии составлялся с учетом некоей сверхзадачи, которая в настоящий момент себя исчерпала… Из настоящего текста Библии явствует, что Бог служит каким-то политическим, экономическим и т. п. группировкам (которым выгодно подавать его именно таким, как я уже сказал: недальновидным, жестоким и мелочным)». Через два месяца после отсылки корреспонденции в Ватикан лишенный сана епископ сгорел в своем поместье на юге Франции вместе с обширной библиотекой. Какая же судьба могла ждать Гитлера, покусившегося на святая святых — Библию и христианские ценности?!

    На пути к узурпированию власти Гитлер всерьез стал размышлять о месте Веры и Церкви в обществе и в судьбах всего человечества, и, возможно, не будь его проникновения, углубления в тему существования гигантского концерна веры, Гитлер никогда бы не стал диктатором. Чудовищный вывод? — однако автор утверждает, что это вполне вероятно.

    Адольфа Гитлера привлекала мощь Церкви как транснациональной организации. Познав методы достижения поставленных целей отцами церкви на протяжении многих столетий, Гитлер взял на заметку и идеологическое внедрение, и насильственное насаждение «святой воли». В какое-то мгновение он перестал бояться гнева божества, а, узрев божественное призвание, взялся постигать древнее таинство. Его нисколько не страшили ни анафема, которую получил Геббельс и которой мог подвергнуться он сам (Гитлер потешался: «Они бы и мне объявили анафему, если бы не вычислили, что это может прибавить новых симпатий ко мне»), ни яростная критика архиепископа Мюнхенского кардинала графа фон Галена Клеманса, указующего, что действия нацистского руководства не совпадают с христианской этикой. Что такое христианская этика, на протяжении веков отданная на откуп служения интересам высокопоставленных священников, фюрер великолепно понял, проанализировав историю становления Церкви, взявшей на службу святую Инквизицию.

    Ведя бесконечные дружеские беседы, Гитлер станет утверждать, что всегда придерживался той точки зрения, что партия должна держаться в стороне от религии, и оттого-то НСДАП никогда не организовывал церковные службы для своих сторонников (это правда, однако для членов НСДАП будут проводиться специальные ритуальные службы, так похожие на церковные, — о чем мы поговорим позже).

    — Я предпочитал рисковать быть отлученным от церкви. Дружба с церковью стоит слишком дорого. В случае успеха мне могут сказать, что все это благодаря ей. Я предпочел бы, чтоб она не имела ничего общего с этим, и мне бы лучше не предъявляли счет!

    Ему действительно нужно было набраться мужества своих великих предшественников, чтобы «отлучить» Церковь от первенства (в случае успеха), — поступить так, как некогда монархи, предпринимавшие попытки разделения Церкви и государства, духовной и светской власти. Но прежде ему нужно было фанатизм, направляемый простыми людьми в лоно церкви, направить в иное русло, заставить простого обывателя найти новый объект поклонения и веры в лице Национал-социалистической партии и ее бессменного лидера. На этом пути перераспределения народной любви Гитлер зачтет и опыт «фанатичной России», где «ничего не происходило без участия ортодоксальных священников». И которые, несмотря на вселенскую любовь русского народа к Богу, якобы могущественному и справедливому, не смогли удержать от гибели великую державу, где десятки миллионов людей были утоплены в собственной крови. Адольф Гитлер ерничал, когда утверждал, что «молитвы ста сорока миллионов русских были для Господа менее убедительными, чем меньшего количества японцев. То же самое произошло и в Первой мировой войне. Русские молитвы весили меньше, чем наши. Даже на внутреннем фронте рясы… допустили триумф большевиков». Но отсюда его уверенность, что дружба с церковью всегда обходится дорого. Отсюда — что духовенство Германии точно также пало бы жертвой большевизма. Отсюда — убежденность, что страну, находящуюся на волоске от смертельного коллапса, должен спасти не Господь, а здравомыслящий смертный; «Я хотел бы, чтобы если в следующий раз я паду в борьбе, моим саваном стало знамя со свастикой». Спаситель Германии и мира от заразы большевизма — по вполне христианскому обычаю — желал быть накрытым саваном с солярным крестом, но крестом в виде вечно шагающего символа Солнца…

    Выйдя из тюрьмы, Адольф Гитлер оказался лишенным многих сторонников, но, странное дело, он предпринимал все, чтобы еще больше сузить круг единомышленников. Через несколько дней после встречи с премьер-министром, которому Гитлер пообещал, что положит конец провокационному анти-католическому комплексу «фелькише», сделав движение наци свободным от любой религиозной вражды, фюрер появился в ландтаге перед членами своей фракции. Те с восторгом ждали кумира, вдруг затеявшего жесткую дискуссию, начавшуюся с прямых обвинений в предательстве. Фюрер потребовал от сторонников полного и беспрекословного подчинения. И это не могло не вызвать отторжение части сторонников лидера Национал-социалистической партии. В конце концов из четырнадцати нацистов, депутатов рейхстага, верными фюреру остались всего лишь четверо.

    Накаляя обстановку, Гитлер вступил в раздоры с лидерами северогерманского национал-социалистического освободительного движения фон Грэфе и фон Ревентловом, отказывавшим ему в умении управлять партией, но признававшим его ораторский талант. В открытом письме фон Грэфе, опубликованном в «Фелькише беобахтер», фюрер писал, что готов остаться барабанщиком ради возлюбленной Германии, но никак не ради таких, как Грэфе и иже с ним, «и это так же верно, как то, что мне помогает Бог!» Если вспомнить, в Мюнхене 1924 года на суде над главными участниками путча генерал Лоссов назвал Гитлера «мелким честолюбцем, барабанщиком, пытающимся стать не то немецким Муссолини, не то немецким Мессией». Гитлер еще не единожды будет играть со словом «барабанщик», с этим нарицательным определением, удобным, словно театральная маска. Тогда, после неудачного путча фюрер сказал:

    — Вы можете принять к сведению, что я не считаю должность министра такой, за которую нужно бороться. Я считаю, что великий человек не обязательно должен стать министром, чтобы войти в историю. С самого первого дня я тысячи раз повторял в уме: я буду ликвидатором марксизма. Я разрешу задачу, а когда разрешу ее, тогда для меня титул министра будет обыденным делом. В первый раз, когда я стоял перед могилой Рихарда Вагнера, мое сердце наполнилось гордостью за человека, который заслужил такую надпись: «Здесь покоится прах члена Тайного Совета, главного дирижера, его превосходительства барона Рихарда фон Вагнера». Я был горд, что этот человек, как и многие люди в истории Германии, желали оставить для потомства свое имя, а не свой титул. Не скромность заставила меня быть «барабанщиком». Именно это есть величайшей важностью, а все остальное пустяк.

    После своего пребывания в тюрьме Гитлер использовал емкую маску «барабанщика» в партийной прессе, в письме к фон Грэфе. В тот же период он все чаще применял к себе слова святого Матфея, сравнивая свои усилия с «гласом вопиющего в пустыне». Или отождествлял себя с Иоанном Крестителем, которому свыше была дана обязанность прокладывать дорогу Тому, кто должен снизойти на грешную землю и привести нацию к величайшей славе.

    Словно необдуманно отрезая все возможные и нужные контакты, Адольф решил избавиться и от генерала Эриха Людендорфа, выступавшего вместе с ним во время «пивного путча» 9 ноября 1923 года, и посмевшего высказать мысль, имея в виду фюрера, что под командой человека, сбежавшего от пуль с Фельдхеррхалле, не имеет права служить ни один немецкий офицер. Сам Людендорф тогда прошел все полицейские кордоны, не решившиеся стрелять в национального героя. Последующий суд оправдал генерала, и уже с 1924 г. он стал депутатом рейхстага от Тевтонской национал-социалистической партии свободы, как одной из полулегальных организаций НСДАП. Вывод Людендорфа из рядов партии имел своей целью установление жесткой централизации власти. И то, что генерал затеял свару с баварским кронпринцем, и то, что все грубей и ожесточенней нападал на католическую церковь, сыграло положительную роль в осуществлении планов Гитлера.

    В конце февраля 1925 г. в пивной «Бюргербройкеллер», где некогда зачинался неудавшийся путч, состоялась церемония нового создания National Sozialistische Deutsche Arbeiterpartie, или НСДАП. Исследователи свидетельствуют, что, подогревая интерес к своей персоне в преддверии выступления в пивной и заставляя тем самым нервничать оппонентов, Гитлер не был на публике и не ораторствовал два месяца. Он отказался принимать посетителей и даже зарубежные делегации, объявив, что все политические послания просто выбрасывает, не читая. Однако накануне грандиозного собрания Адольф опубликовал передовицу с интригующим названием «Новое начало», где заявил, что руководство партии отныне не должно заниматься моралью своих членов и конфессиональными распрями, а лишь прямо следовать к своим конечным целям.

    Несмотря на то, что собрание было назначено на шесть вечера, первые посетители, оплатившие по одной марке за вход, начали собираться уже после полудня. К вечеру в зале оказалось более 4000 человек, причем далеко не все были единомышленниками фюрера. Но стоило тому войти, как толпа встретила его бурными аплодисментами; «присутствовавшие вскакивали на столы, хлопали, размахивали керамическими пивными кружками и обнимались от счастья». И тогда Адольф Гитлер обратился к собравшимся с эффектной двухчасовой речью, в которой ни на йоту не отошел от прежних, раз и навсегда избранных им приоритетов, среди которых отчетливо были определены: разрыв кабального мирного договора, опасность «заражения нации дегенеративной еврейской кровью», уничтожение заразы марксизма и великая историческая миссия истинного арийца.

    — Я один руковожу движением, и никто не ставит мне условий; пока я лично несу всю ответственность. А я снова беру на себя ответственность абсолютно за все, что происходит в нашем движении.

    Так похвальная ответственность одного стала фундаментом гибельной авторитарности целого движения. Овации и демонстративное рукопожатие друзей и недругов, недавних соперников и равнодушных только укрепили собравшихся в «божественном промысле», о котором высказывались находившиеся в зале расчувствовавшиеся люди. Так приводилось в жизнь то, о чем Гитлер сказал своим соратникам еще находясь в застенках тюрьмы Ландсберг:

    — Когда я возобновлю свою деятельность, я буду проводить новую политику. Вместо завоевания власти силой оружия мы, к огорчению депутатов-католиков и марксистов, сунем наши носы в рейхстаг. И пусть на то, чтобы победить их по количеству голосов, понадобится больше времени, чем на то, чтобы их расстрелять, в конечном счете их же собственная конституция вручит успех в наши руки.


    Глава 12

    СРЕДИ СИМВОЛОВ —

    «АРИЕЦ ЖИВОТНОГО МИРА» ОРЕЛ

    Чтобы быть сторонником идеи, достаточно только иметь определенное убеждение. Чтобы стать членом организации, нужно мужество открыто выступать за это убеждение и пропагандировать его среди других людей.

    А. Гитлер


    Став членом зарождавшейся Немецкой рабочей партии (DAP), появившейся в результате слияния Политического рабочего кружка и Комитета независимых рабочих, Адольф Гитлер с 1919 по 1930 гг. сумел превратить это жалкое образование в самую весомую силу. В 1919-м Гитлер вступил в эту партию со скудной казной и минимумом членов, заполучив как член исполнительного комитета партии билет под магическим номером 7. «Когда осенью 1919 г. я примкнул к партии, состоявшей тогда из шести человек у нее не было еще ни малейшего аппарата, ни одного служащего, ни одного печатного документа и даже не было бланков и печати».

    Впоследствии Адди признался:

    — Это было труднейшим вопросом моей жизни, должен ли я присоединиться? После двух дней мучительных колебаний и раздумий я, наконец, пришел к выводу, то должен сделать этот шаг. Это был самый решительный шаг в моей жизни.

    В январе 1920 г. в партии насчитывалось всего 64 члена, но Адольф уже был избран главным пропагандистом. Благодаря ораторскому дару Гитлеру удалось вытянуть маленькую никчемную партию из пивных на многотысячные митинги. Тогда же была принята подготовленная при участии Адольфа новая программа партии и ее новое название — Национал-социалистическая немецкая рабочая партия (NSDAP). «9 ноября 1923 г., когда партия была распущена, ее имущество было конфисковано. И что же? — признавался Гитлер. — В этот момент капитал партии, включая и имущество нашей газеты, составлял уже более 170 тысяч золотых марок». Однако мощь к этому движению придет после 1925 года, когда Гитлер воплотит в жизнь программу «Новое начало» и заново создаст НСДАП.

    Один из первых биографов фюрера Алан Буллок подметил: «Манеры Гитлера, эмоциональная природа его речей… оказывали сильное влияние на аудиторию… Ему удавалось передать свою страсть всем, кто его слушал. Люди стонали и свистели, женщины были не в силах сдержать рыдания, все были подхвачены колдовской волной мощных эмоций, где смешивались ненависть и возбуждение… Магическая власть, которую он имел над толпой, была схожа с оккультными обрядами африканских колдунов или азиатских шаманов. Ее также сравнивали с чувствительностью медиума или с магнетизмом гипнотизера». Те, кто заставил Гитлера умолкнуть на годы, надеялись, что талантливый говорун побежден. Но они ошиблись. Потому что Гитлер оказался не только блестящим оратором, но и не менее выдающимся организатором. Лишенный права выступать публично, он развернул лихорадочную деятельность, намереваясь превратить «национал-социалистский немецкий рабочий союз» в партию, какой Германия прежде еще не знала.

    Он стремился создать структуру, которая бы по своей организации напоминала армию, и вместе с тем была бы автономной и независимой от государства. Гитлер учтет большевистский опыт, и не единожды подчеркнет, как его впечатляет «слепая марксистская дисциплина».

    Одну из ошибок любой партии фюрер видел в «недостаточной борьбе за душу низших слоев нации», в непонимание роли масс, «в непонимании того, что сильные духом люди должны дать массе толчок в определенном направлении, а потом уже сама масса подобно маховому колесу усиливает движение и дает ему постоянство и упорство». Благодаря политике вербовки новых членов, которые уже платили взносы, в конце 1925 г. в партии насчитывалось 27 000 членов, в 1926 г. — 49 000 членов, в 1927 — 72 000, в 1929 — 178 000.

    Еще до того как 8–9 ноября 1923 года состоялся Мюнхенский «пивной путч», своеобразная генеральная репетиция перед захватом власти, Гитлер инициировал принятие культовых символов нарождающегося фашизма.

    В 1920 г. утвержден флаг НСДАП — красное полотнище, на нем белый круг с черной свастикой. Есть мнение, что впервые идею применить черную свастику в белом круге на красном фоне выказал член оккультного кружка «Туле» Фридрих Крон, а позже ее приписал себе Гитлер. Ф. Крона признавали экспертом Германской рабочей партии, так как он имел в коллекции на «народнические» («фелькише») темы более 2500 книг. Весной 1919 г. он даже составил работу под названием «Может ли свастика служить символом национализма?», в которой, используя мысли своего коллеги, теософа фон Листа, основателя ариасофии и главы Общества Листа, обосновывал значение свастики для национальной идеи и предлагал использовать ее правосторонний вариант для идентификации «настоящих патриотов».

    Однако и Фридрих Крон не был первым, кто оценил сва-стичный символ. Достаточно вспомнить, что еще в 1918 г., когда на короткое время к власти пришли социалисты, и по улицам баварских городов гордо вышагивала Красная армия, глава недавнего Германского ордена (Германенордена) фон Зеботтендорф, выступая на собрании Общества Туле, произнесет: «С сегодняшнего дня наш символ — красный орел, пусть он предупреждает нас, что мы должны умереть, чтобы выжить. Мы должны бороться, пока свастика не воссияет над холодом темноты».

    Слова, сказанные в стенах тайного общества, были с восторгом приняты массами, и вскоре все солдаты Добровольческих корпусов, громившие «красную социалистическую республику», рисовали свастику на своих шлемах. Из чего можно сделать вывод, что уже с 1918 года свастичное солнце-крест стало символом борьбы за расовую чистоту и спасение немецкой нации от большевизма.

    Следует добавить, что тогда же произошло объединение Общества Туле, членами которого были известные нацисты Дитрих Эккарт, Рудольф Гесс, Альфред Розенберг, Герман Геринг (его с Гитлером познакомит фон Зеботтендорф) и партии, в рядах которой состоял Адольф Гитлер.

    Отмечая работу над знаменем как коллективную, Гитлер признавался в «Майн кампф»: «После ряда опытов и переделок я сам составил законченный проект: основной фон знамени красный; белый круг внутри, а в центре этого круга — черный мотыгообразный крест». Без сомнения, проект был составлен с хитрым подтекстом противостояния, но по привлекательной аналогии: в СССР — красное полотнище с серпом и молотом. «Так получилось, что вплоть до 1920 г. красному знамени марксистов, в сущности говоря, не противостоял никакой другой флагу который был бы символом другого, прямо противоположного мировоззрения», — заключил непримиримый враг красных. И, чтобы еще больше отделиться от тех, у кого он заимствовал идею, Гитлер пояснил: «Красный цвет олицетворяет социальные идеи, заложенные в нашем движении. Белый цвет — идею национализма. Мотыгообразный крест — миссию борьбы за победу творческого труда, который испокон веков был антисемитским и антисемитским и останется».

    Фюрер, признающий особое значение красного цвета для его партии, подчеркивал с ироничной издевкой: «Красный цвет… мы избрали, конечно, не случайно. Мы хотели этим как можно больше раздразнить красных, вызвать у них возмущение и провоцировать их на то, чтобы они ходили на наши собрания хотя бы только с целью срывать их».

    В этом провокационном желании можно легко разгадать насколько Гитлер был очарован магией революционизирующей толпы. Он признавал то воздействие, которое оказала на него послевоенная 120-тысячная массовая марксистская демонстрация перед королевским дворцом в Люстгартене. «Море красных знамен, красных повязок и красных цветов — все это создавало неотразимое внешнее впечатление. Я лично мог тут убедиться, насколько такое волшебное зрелище неизбежно производит гигантское впечатление на простого человека из народа». С годами он сам только усилит это магическое воздействие на простого человека, будь то солидный мужчина, женщина или девочка-подросток. Поставив на службу идее не только свой талант, но и последние научнотехнические достижения.

    С 1921 г. Адди на всех партийных плакатах именуется уже только фюрером (вождем) НСДАП; с 1922 года его обозначают по-отечески запросто: «Наш фюрер Адольф Гитлер». В 1920 г. была приобретена газета «Фелькишер беобах-тер»; с начала 1923 г. превращена в ежедневную и с августа выходила уже в большом формате.

    Летом 1920 г. возникли первые «отряды боевиков», в 1921 г. превращены в СА (Sturmabteilungen; штурмовые подразделения). «…наши отряды — это не члены дискуссионного клуба, а люди, проникнутые воинственным духом и всегда готовые бороться не на жизнь, а на смерть»; «Как страстно жаждала это превосходная молодежь именно боевого лозунга!».

    Вообще термин «штурмовики» появился в последний год Первой мировой войны, когда перед крушением немецкий генералитет начал вырабатывать новые приемы для преодоления обороны противника. Тогда и появились легко вооруженные штурмовые батальоны; специально обученные молодые люди с карабином и гранатой должны были врезаться в позиции неприятеля, разбивая его оборону на отдельные сектора и прорываясь дальше в тыл. Из этих групп кайзеровских спецназовцев и формировались первые подразделения С А. 3 августа 1920 г. считается днем основания первого штурмового отряда; тогда его руководители торжественно поклялись, что «железная организация» СА будет верно и преданно служить НСДАП и «с радостью повиноваться фюреру».

    Когда были организованы многочисленные отряды, перед лидерами движения встал вопрос об отличительном партийном значке; «…конечно, нельзя было обойтись без известного символа, который мы к тому же должны были противопоставить символам красного интернационала».

    В 1924 г. официально введена форма штурмовиков — «коричневая рубашка» (у «гвардии» Муссолини, с которым в те годы часто сравнивали Гитлера, были «черные рубашки»; в СССР в приоритете военная зеленая рубашка и военный «сталинский» китель, юные коммунисты — пионеры и комсомольцы носят свою отличительную форму). С годами в милитаризованном германском обществе доминировал цвет, который в статьях публицистов получил определение «коричневая чума», но в устах модельеров он все еще остается «вкусным шоколадным цветом».

    Коричневый «партийный» цвет также был грамотно продуман, как и вся нацистская символика, хотя и достался по случаю. Нацисты закупили дешевую партию рубашек, предназначавшихся для немецких колониальных войск в Африке, и которые оказались не нужны в силу того, что по условиям Версальского договора колониальные территории отобрали. Психологи отмечают благотворное воздействие на человека коричневого цвета, утверждая, что он «воплощает полноту жизни», «здоровье, терпкий вкус», «мужскую силу» и одновременно — «низменные аспекты жизни» (последнее определение, по всей видимости, появилось после 1945 г.).

    Сотня штурмовиков в январе 1923 года, построившись на Марсовом поле в Мюнхене, впервые промаршировали перед фюрером в коричневых рубашках. В тот же день вождь торжественно освятил четыре знамени С А — на каждом штандарте изображалась свастика в обрамлении дубовых листьев, которую держал в когтях взлетающий орел. Тем самым словно воплотились слова мистика фон Зеботтендорфа: «наш символ — красный орел, пусть он предупреждает нас; мы должны бороться, пока свастика не воссияет над холодом темноты». Нельзя не учитывать, что оккультный учитель нацизма знал, что в антисемитском фольклоре орел означал «арийца животного мира».

    В те же годы было введено официальное отличительное приветствие «Зиг Хайлъ!» и «Хайпь Гитлер!» с выбросом правой руки вперед и кверху. Они превратили старинное готское приветствие Hei и еще часто употребляемое Неil und Sieg в звонкое и четкое Sieg Неil. Гитлеровское приветствие стало обязательным для всех госслужащих; с 1944 г. оно было введено и в германской армии. Историки убеждают, что приветственный жест скопирован у итальянских фашистов, называвших приветствие «римским». Но отчего-то это «римское» приветствие до итальянских фашистов очаровало коминтерновцев (возможно, впервые в Союз его привезли коминтерновцы Италии), обожавших собираться на уютных черноморских курортах и вытягивавших руки в знак солидарности со своими единомышленниками по кровавым захватническим идеям. Впрочем, нынешним историкам известно, что именно коминтерновцы стали крестными отцами фашистского движения в европейских странах.

    Прав оказался свидетель той эпохи американец и автор книг Уильям Ширер, попавший в Германию накануне Второй мировой, когда полагал, что после большевистских демонстраций, потрясших будущего фюрера, он с новой силой «занялся чтением социал-демократической прессы, изучением речей их лидеров и самой организации, анализом психологии и политических методов и подведением итогов. Гитлер пришел к выводу, что социал-демократы добились успехов, во-первых, потому, что знали, как сделать движение массовым, без чего существование любой политической партии не имеет смысла; во-вторых, потому, что научились вести пропагандистскую работу в массах; в-третьих, потому, что хорошо понимали силу «внутреннего и физического страха»». Но прежде чем сыграть на низменном чувстве страха, Гитлер безошибочно сыграл на прекрасном чувстве патриотизма, украсив его всплески символами — звучными партийными лозунгами, знаменем, отличительными знаками, значками, ритуалами. «Я уже с детских лет знал, какое психологическое значение имеют подобные символы и как действуют они прежде всего на чувство».

    Все нацистские атрибуты, символы и знаки придавали всему движению эмпирическую страсть и энергию, — равнозначную той, что исходила от импульсивного вождя нацизма. Они являлись едва ли не важнейшим средством организации и театрализации нацистского движения, принесшим ему необычайный, прямо-таки невероятный успех. «Приспособление к этим условностям выглядело как акт унижения для людей с чувством собственного достоинства, и помогало режиму наиболее полно осуществлять общественную унификацию», — подчеркнет популярный публицист А. Первушин. То же самое можно сказать о приспособлении к советским атрибутам, унижающим людей, обладающих чувством собственного достоинства. Но вот парадокс: спросите представителей старшего поколения, чувствовали ли они унижение, когда цепляли на грудь звездочку с «дедушкой Лениным» или красный нашейный галстук, или радостно кричали «Всегда готов!», или, может, их достоинство ущемляло членство в коммунистической партии? Большинство ответят вам искреннее, заветное, из глубины души идущее: нет! Так же обстояли дела и с приверженцами национал-социализма.

    Пользуясь большевистской символикой для противостояния ей же, фюрер вряд ли был столь наивен, чтобы поверить в то, будто большевики явились первооткрывателями магической силы символов. Как и в то, что большевики-революционеры являлись первооткрывателями революционной идеи, получившей в Новой истории определение коммунистической догмы или марксизма-ленинизма.


    Глава 13

    ВЕЧНЫЙ ИУДА И «ЧЕРНАЯ ТЕНЬ КОММУНИЗМА»

    Кто знает, когда именно пришлось бы мне углубиться в изучение марксизма, если бы тогдашний период не ткнул меня прямо носом в эту проблему. Чем больше я знакомился с внешней историей социал-демократии, тем более страстно хотелось мне понять и внутреннюю сущность ее учения…я видел ясно, что это учение, сотканное из эгоизма и ненависти, с математической точностью может одержать победу и тем самым привести человечество к неслыханному краху…я понял, что это разрушительное учение тесно связано с национальными свойствами одного определенного народа…

    А. Гитлер

    Возможно, первой революцией в истории человечества (но только той части истории, которая знакома нам, современным жителям планеты) был переход от ветхозветного мира к Новому миру. «Христиане, получив положение государственной религии, «забыли» о «наивностях» первоначального христианства с его демократически-революционным духом», — признавал и «вождь мирового пролетариата» В.И. Ленин.

    Принцип «свобода, равенство, братство», вброшенный в тугодумное общество большевистскими пронырами, использовался еще первыми христианами, когда те образовали коммуну в Иерусалиме, следуя заповедям Христа: «Если хочешь стать совершенным, продай имение твое, раздай нищим и последуй за Мною, взяв крест свой». Однако не есть ли эта заповедь полная утопия? — ведь нищие, сделавшись богаче того, кто роздал им свои богатства, не станут с ним «равными» и «братьями». В этом призыве не следует видеть принцип всеобщей призрачной справедливости, — о ней можно лишь солгать, используя этот лозунг для чьей-то личной корысти.

    И потом, как быть с противоречием, когда имущие созидательные страстотерпцы и мытари много порядочней, чем крамольные нищие, нищие духом и телом? Как действует эта христова заповедь в условиях большевистских и всех прочих революций? В чем совершенство богатых духом, утративших плоды своего труда, попавшего в воровские руки?

    И здесь видится великая и простая истина: «Чужое «надо, должен, обязан» — всегда есть чье-то ХОЧУ». По этой аналогии «продай/раздай» — всего лишь ХОЧУ избранного, сказанное в интересах других. Значит, и отсюда тоже — рациональная убежденность упоминаемого прежде экс-епископа Мерлин-Со-фийского Александра, указавшего в своем послании в Ватикан: «Безусловно, текст Библии составлялся с учетом некоей сверхзадачи, которая в настоящий момент себя исчерпала…»

    Религия Православия терпела крах, когда в начале XX века большевики, как богоборческая масса, подготовили и провели революцию, сутью которой являлось перераспределение заложенной в Библии сверхзадачи на службу своим интересам.

    Народ всегда нуждается в каких-то вечных ценностях, причем в идеальных и духовных, но вполне доступных ценностях. Которые бы давали ощущение душевного равновесия и уверенности в будущем. В эпоху смены одной формации на другую зачинщики «перестройки идеалов» выбивали почву из-под ног народа, и вместо привычного устойчивого фундамента подсовывали зыбкую хлябь утопических догм, выдавая ее за самую твердую основу. Прежде чем было насаждено христианство, народ верил в иных богов. Но, раз покусившись на святое и уничтожив духовные символы вместе с древней цивилизацией, человечество открыло путь для братоубийственных войн, заставляя народы разных стран и континентов обращаться в чуждую им «правильную» веру. И большевики, насаждая свою анти-веру, свою религию атеизма, шли по давно проторенному пути.

    Выступая 21 января 1928 года на траурном заседании памяти Ленина, один из ведущих теоретиков коммунистической партии Николай Бухарин уверял: «…Мы создаем, и мы создадим такую цивилизацию, перед которой капиталистическая цивилизация будет выглядеть также, как выглядит «собачий вальс» перед героическими симфониями Бетховена». Следовало бы провести параллель, что фюрер немецкого рейха создавал нацистскую цивилизацию под симфонии Вагнера, — за что творчество этого выдающегося гения музыки ныне запрещено в государстве Израиль.

    И коль время от времени мы делаем экскурс в идеи, события и судьбы людей, то нелишне и тут присмотреться — хотя бы поверхностно — к личности забытого апостола большевизма-коммунизма Бухарина, который с 1926 по 1928 гг. руководил самой опасной международной организацией — Коминтерном, и которого неблагодарная советская власть вычеркнула из всех энциклопедий (правда, в 1988 г. реабилитировала и даже восстановила в рядах коммунистов посмертно). «Июльский (1926 г.) пленум ЦК ВКП(б) вывел Г. Зиновьева из состава Политбюро. На октябрьском (1926 г.) пленуме ЦК ВКП(б) из Политбюро были исключены Л. Троцкий и Л. Каменев, а Г. Зиновьева сместили с поста председателя Исполкома Коминтерна. Временно исполняющим обязанности председателя ИККИ назначили Н. Бухарина. На VII расширенном пленуме ИККИ должность председателя ИККИ была упразднена, органом коллективного руководства стал Политический секретариат ИККИ. Общее руководство Коминтерном вплоть до октября 1928 г. осуществлял Н. Бухарин» (И. Линдер. Б. Чуркин. История спецслужб. М… 2008; ИККИ — Исполнительный комитет Коммунистического интернационала). Вождь всех времен и народов, любимый товарищ Сталин иронично называл Бухарина «любимцем партии» (повторяя слова Ленина) и презрительно «Бухарчиком» за любовь к горячительным напиткам.

    В данном контексте личность Бухарина интересна хотя бы потому, что этот выдающийся политический проповедник уже в начале 20-х годов XX века указывал на опасность, исходящую от фашизма, и свидетельствовал о сотрудничестве И. В. Сталина с немецкой нацистской военщиной.

    Николай Иванович Бухарин (1888–1938) — член партии с 18 лет, участник Октябрьского вооруженного восстания в Москве, редактор «Известий Московского ВЧК», с 1917 по апрель 1929 гг. ответственный редактор (т. е. идеолог — комиссар — проповедник) газеты «Правда», работал редактором журнала «Большевик», ответственным редактором газеты «Известия ЦИК СССР»; был членом Исполкома Коминтерна и его Президиума, членом Политбюро ЦК (с 1924 по 1929 гг.), кандидатом в святая святых компартии, в замкнутый круг избранных апостолов коммунизма — в члены Оргбюро Центрального Комитета.

    Русский еврей Бухарин, примкнув к протестующему клану красных, был арестован царскими властями в июне 1911-го и сослан на три года в Онегу Архангельской губернии, но в том же году бежал из ссылки и нелегально выехал в Ганновер, потом в Австро-Венгрию. За границей, в Вене он встретился со Сталиным, которому помогал в работе с немецкоязычными источниками при подготовке статьи «Марксизм и национальный вопрос». Вену тех лет Адольф Гитлер, проведший там «самый грустный период своей жизни», искренне считал «мировой столицей», «городом, который столь многим кажется вместилищем прекрасных удовольствий, городом празднеств для счастливых людей» и одновременно «междунациональным киселем», где он впервые стал узнавать «о марксизме и еврействе».

    В Кракове беглец познакомился и сдружился с Лениным. В эмиграции Бухарин изучал сочинения социалистов-утопи-стов и основателей марксизма. Особое влияние на формирование взглядов Бухарина оказал богостроитель А.А. Богданов, ратовавший за новое благовестие в виде религиозного социализма (что вызывало резкое негодование Ленина).

    С началом Первой мировой войны в 1914-м Бухарин был арестован властями Австро-Венгрии по подозрению в шпионаже и выслан отчего-то не на родину, а в рай для революционеров — в Швейцарию. С 1914 г. жил в Лондоне, с 1915 — в Стокгольме (в 1916 выслан), затем — в Христиании (Осло), Копенгагене, с октября 1916 — в Нью-Йорке (США), где познакомился с Львом Троцким и Александрой Коллонтай и редактировал (с января 1917) вместе с Троцким журнал «Новый мир». Неудивительно, что после захвата власти его подельниками Бухарин в течение многих лет был редактором газеты «Правда», являясь, по сути, ведущим партийным идеологом страны.

    Этот выдающийся «пролетарий» должен был выступить в роли порученца немецкого еврея Парвуса-Гельфанда, доставляющего огромные суммы денег Ленину. Но Ильич проигнорировал просьбу своего коллеги Парвуса, доверив столь щепетильное дело своему старому другу еврею Якову Ганецкому. И так как речь об этом уже велась прежде, можно лишь добавить, что помимо прямых финансовых поставок Парвус использовал хитрый ход, организовав коммерческую компанию, занимавшуюся тайной торговлей с Россией, переводя доходы на счета большевистской партии. Представителем фирмы Парвуса в Петрограде был большевик Мечислав Козловский, партнерами — большевики Красин и Боровский, а будущий председатель петроградской ЧК Моисей Урицкий ведал курьерскими связями. Весь этот гешефт происходил под тщательным контролем В.И. Ленина.

    Среди приближенных подружек Парвуса — выдающиеся большевистские еврейки, с которыми у него, однако, не складывались отношения; к примеру, бывшая любовница Роза Люксембург вытолкала его за дверь, а Клара Цеткин хлестко обозвала Парвуса «сутенером империализма». Кстати, в 1922 г. Бухарин встречался в Берлине с Цеткин (наст. Эйснер) — «деятельницей германского и международного движения», «одной из основательниц компартии Германии» и близкой подругой дочери Карла Маркса Лауры. Тогда перед процессом Центрального комитета партии социалистов-революционеров в Берлине собрались на переговоры представители трех Интернационалов, в том числе представители Коминтерна во главе с Бухариным и Кларой Цеткин.

    Бухарину, как и Парвусу, не очень везло с женщинами. Первым браком он был женат на своей двоюродной сестре Надежде Лукиной, то есть, занимался греховным инцестом. Женщину в 1938 г. арестовали и вскоре расстреляли. Двумя другими женами «любимчика» и «ведущего экономиста партии» были еврейки Эсфирь Исаевна Гурвич (в 1947 вместе с дочерью Светланой арестована и приговорена к 10 годам лагерей) и юная дочь большевика Ларина (Михаила Зальмановича Лурье) Анна Ларина-Лурье, которая была младше своего спутника жизни на 22 года. Анна вышла замуж в 1934-м, когда ей было всего 16 лет; при аресте у нее отняли годовалого сына; 18 лет провела в тюрьмах и лагерях (в 80-х гг. XX века выпустила мемуары «Незабываемое»). Мальчик Юрий вырос в детдоме, не зная, кто его отец; жил под фамилией тетки Гусман.

    Беды этого человека можно легко обнаружить при чтении «Автобиографии», в которой Николенька признавался, каким выдающимся ребенком рос и как рано расстался с христианской верой. Будучи пяти лет от роду, умея читать и писать, он жил среди родных, где страстно читались книги, «с азартом собирались коллекции жуков, бабочек; постоянно держали птиц… Одновременно усваивалось постепенно ироническое отношение к религии». В подростковом возрасте, признавался Коля Бухарин, «я пережил первый «душевный кризис» и окончательно разделался с религией. Внешне это, между прочим, выразилось в довольно озорной форме; я поспорил с мальчишками, у которых оставалось почтение к святыням, и принес за языком из церкви «тело христово», победоносно выложив оное на стол. Не обошлось и здесь без курьезов. Случайно мне в это время подвернулась знаменитая «лекция об Антихристе» Владимира Соловьева, и одно время я колебался, не антихрист ли я. Так как я из Апокалипсиса знал (за чтение Апокалипсиса мне был, между прочим, сделан строгий выговор школьным священником), что мать антихриста должна была быть блудницей, то я допрашивал свою мать… — не блудница ли она, что, конечно, повергло ее в величайшее смущение…».

    Вся ранняя деятельность этого богохульника, прежде чем он заделался ортодоксальным большевиком, сводилась к хулиганству. «Тут подходила революция 1905 г., митинги, демонстрации и пр. Конечно, во всем этом мы принимали живейшее участие. В 1906 г. я официально стал числиться членом партии и начал нелегальную работу. Во время выпускных экзаменов вел стачку на обувной фабрике Сладкова вместе с Ильей Эренбургом. Поступив в университет, использовал его, главным образом, или для явок, или для того, чтобы произвести какой-то теоретический «налет» на семинарии какого-либо почтенного либерального профессора».

    Но, получив «марксистское образование» по заграничным явкам и спецшколам, он уже с 1917 г. буквально требовал колоссальных жертв во имя большевистской религии — продолжения мировой пролетарской революции. И даже в этом культовом требовании революционеров — Мировой бойне — видятся отголоски древних таинств жертвоприношения на алтари злобных божеств.

    В своем «Завещании» В.И. Ленин отдал должное соратнику: «Бухарин не только ценнейший и крупнейший теоретик партии, он также законно считается любимцем всей партии…» За что любить-то? Не за то ли, что на Третьем Конгрессе Коминтерна он защищал мнение, что поскольку капитализм себя исчерпал, победа может быть достигнута «через безостановочное революционное наступление», да и после слишком активно доказывал, что время «слюнявой» власти прошло? Когда Адольф Гитлер посчитает, что у власти находятся «парламентские клопы», «духовные карлики» и «политические торгаши», он также решится вступить в бой со «слюнявой» властью.

    Выступая как истинный коммунист-ленинец, Бухарин в мае 1918 г. выпустил известную брошюру «Программа коммунистов (большевиков)», в которой теоретически обосновал необходимость трудовой повинности для «нетрудовых» классов. В своей работе «Экономика переходного периода» «любимец партии» укажет: «С точки зрения большого по своей величине исторического масштаба, пролетарское принуждение во всех своих формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью, является, как парадоксально это ни звучит, методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи». Выдающиеся строки, претендующие лечь в основу Заповедей Антихриста. По этой же аналогии геноссе Гитлер нещадно вырабатывал арийское человечество из человеческого, в первую очередь, коммунистического, материала.

    В декабре того же 1918 г. Ленин подпишет Декрет о трудовой повинности и открытии концлагерей на территории растерзанной красными бесами страны, — первых в многовековой истории уникальной русской цивилизации.

    В 1919 г. вместе с Преображенским Бухарин написал популярную «Азбуку коммунизма», ставшую настольным учебником для молодых членов партии. Его настольными книгами стали труды Ленина и, в частности, работа «Что делать?», которую западные историки окрестили «Библией коммунизма» (такое же определение дают и работе Маркса «Капитал», и «Манифесту Коммунистической партии»). В 1919 г. Бухарин избран кандидатом в члены Политбюро, членом Исполкома Коминтерна и заместителем его председателя Зиновьева (Гирша Апфельбаума). В те же годы — всего на несколько лет раньше, чем Гитлер напишет «Майн кампф» — он строчит новую работу «Исторический материализм» — еще одно основное пособие для руководящих коммунистов 1920—1930-х годов. Следовало бы посоветовать тем, кто отрицает родственность доктрины коммунизма с доктриной нацизма и ставит книгу А. Гитлера в ряд запрещенных, прежде внимательней ознакомиться с книгами теоретиков марксизма-ленинизма, в том числе и Бухарина, и найти разительные отличия… если они есть; сразу же добавлю, что мессианская ненависть фюрера к еврейству идентична классовой большевистской ненависти к капитализму.

    Бухарин являлся автором текста Конституции 1936 года, впоследствии именуемой «сталинской». Он был секретарем комиссии, созданной Съездом Советов в феврале 1935 г. для разработки проекта новой конституции. Рассказывают, что Бухарин как-то бахвалился, вынув из кармана вечное перо: «Смотрите внимательно: этим пером написана вся новая Конституция — от первого до последнего слова. Я проделал всю эту работу один — мне немного помогал только Карлуша». «Карлушей» Бухарин ласково называл Маркса, но в данном случае речь шла о выдающемся дегенеративном уродце Карле Радеке. Так, «Основной закон жизни» для обитателей 1/6 земного шара, по которому им довелось жить десятилетия, был подготовлен парочкой грамотеев, чьи предки никогда не были среди коренного населения на этой самой — даже такой огромной — территории.

    Н.И. Бухарин был в такой чести у новой власти, что, по некоторым данным, в 1928-м даже руководил высылкой Лейбы Троцкого в город Верный (после Алма-Ата). И, значит, слишком, слишком много знал.

    С 1934 г. и до момента ареста Н.И. Бухарин занимал пост главного редактора газеты «Известия». Во время процесса над Каменевым, Зиновьевым и другими, когда подсудимые дали публичные показания на Рыкова, Томского и Бухарина, последний спешно отписал К.Е. Ворошилову: «Циник-убийца Каменев омерзительнейший из людей, падаль человеческая. Что расстреляли собак — страшно рад». Сомневающийся антихрист, выяснявший в отрочестве, не блудница ли его мать, легко становится Иудой. Именно с легкой руки главного большевистского идеолога Бухарина в «Правде» и «Известиях» на многие годы утвердилась традиция разнузданного стиля выдающихся евреев советской журналистики: фельетоны Заславского, резкие пасквили Маршака, карикатуры Ефимова и Кукрыниксов. Адольф Гитлер называл марксистов «носителями мировой чумы», социалистические газеты с их содержанием «духовным купоросом», а о пропагандистском воздействии рисунков высказался так: «Рисунок действует на человека быстро, можно сказать, одним ударом. Тут не нужно много времени, как это бывает при чтении». «Полемический стиль Бухарина, — утверждает академик Д.В. Колесов, — напоминает злобный собачий лай и вполне сродни стилю геббельсовской пропаганды, особенно когда она твердила о преступлениях «буржуазного мира». Бухарин колеблется от разнузданности до безапелляционности в лучшем случае».

    «Лениногвардеец» Бухарин, выступая на XVII съезде ВКП(б) в своем выступлении заявил: «Обязанностью каждого члена партии является сплочение вокруг товарища Сталина, как персонального воплощения ума и воли партии». Так вечный Иуда переводил Иосифа-атеиста в Иосифа-непогре-шимого, в главного апостола приверженцев марксизма-лени-низма-сталинизма.

    Некоторые современные исследователи выказывают мысль, что вклад Николая Ивановича Бухарина в дело смены одной экономической формации на другую «до сих пор по-настоящему не оценен». И так как он еще в первой половине 20-х годов XX века разглядел «глубочайший корень фашизма», то продолжим наше знакомство с этой уникальной в своем роде личностью. Чтобы понять тайные причины столкновения систем: когда с одной стороны, как видим, — красные антихристы (ассоциирующие себя с дьявольским семенем уже с невинного возраста; кстати, Сталин имел звучный для русского уха псевдоним Бесошвили, впрочем, происходивший от имени его отца Бесо), свергающие церковные кресты, а с другой — черные нацисты, ассоциирующие себя с карающим мечом божьим и идущие в бой под стилизованным крестом свастики.

    «Глубочайший корень фашизма» Бухарин разглядел «в том, что… европейская буржуазия не в состоянии управлять хозяйственной жизнью страны на таких началах, которые соответствуют нормальному ходу капиталистического развития», указав между тем, что фашисты «усвоили и применяют опыт русской революции», а конкретно тактику «русского большевизма». Он даже называл фашизм «черной тенью коммунизма». Словно парируя упреки в неумении управлять хозяйственной жизнью, Гитлер в «Майн кампф» резонно напишет: «Может ли марксизм, опираясь на свою теорию массы, взять в свои руки существующее хозяйство и способен ли он был бы повести дело дальше — это не играет никакой роли. Вопрос заключается не в том, может ли он сейчас или сможет ли он в будущем управлять уже существующим хозяйством, а в том, смог ли бы он при его в корне неправильной установке сам создать подобную культуру… Ему…нигде ни разу не удалось своими силами создать какую-либо действительно творческую культуру…»

    В 1920-е годы в СССР о германском национал-социализме или нацизме можно было узнать из отрывочной информации; скудные сведения в советской печати тогда упоминали о формировании некоей новой агрессивной политической силы в Германии; ходили забавные слухи, что это «особая белая гвардия», а может, «орудие в руках аграриев», или даже «черный большевизм».

    В середине 1930-х годов Бухарин уже открыто, правда, в приватных беседах предупреждает, что «Сталин тянет в сторону союза с Германией»; те же мысли в международной печати высказывает и опальный Лейба Троцкий.

    В феврале 1936 года Иосиф Виссарионович командирует Бухарчика вместе с юной женой в Париж, цель — возглавить особую комиссию ЦК по организации покупки у германской социал-демократической партии архивов немецких коммунистов и, прежде всего, архива большевистского божка Карла Маркса. Германские коммунисты, часть которых после прихода Гитлера к власти эмигрировала во Францию, не считали, что архивы, которые вывез журналист и большевистский эксперт, обладавший феноменальной памятью Б.И. Николаевский, находятся там в безопасности. Впоследствии Николаевский признается, что у него имелись и архивы Троцкого, которые попытаются похитить сотрудники ГПУ. С советской стороны комиссия под началом Бухарина состояла из директора Института Маркса — Энгельса — Ленина Адоратского, председателя ВОКС (Всесоюзного общества культурных связей с заграницей) писателя Аросева. В комиссию по передаче архивов с немецкой стороны входили Адлер, Модильяни, Гильфердинг, Пернсторфер и Леон Блюм; как видим, ни одного истинного русского, как и истинного немца, ратующего за «построение социализма в отдельно взятой стране Германии», в этой большевистской когорте не было. Главными лицами, посредниками в деле купли-продажи должны были выступить два русских меньшевика еврейского происхождения Б.И. Николаевский и Ф.И. Дан (наст. Гурвич, 1871–1940).

    Дан-Гурвич с 1895 г. связан с террористической большевистской организацией «Союз Борьбы за освобождение рабочего класса»; в 1901 г. после ссылки выехал в Берлин, где занялся организацией нелегального транспорта в Россию только что созданной тогда в Мюнхене «Искры». По еврейско-большевистской традиции печатался под русскими псевдонимами Берсенев, Данилов, Лесенко и др. С октября 1903 г. Дан становится наряду с Мартовым (наст. Цедербаум) вождем меньшевистского течения в социал-демократии. Был участником так называемой первой русской революции 1905 г., эмигрировал, убегая от наказания. Пользуясь тем, что в 1913-м в год 300-летия царствования Романовых, была объявлена политическая амнистия, Дан возвращается в Россию, в Петербург. И даже руководит работой социал-демократической фракции Четвертой Государственной думы.

    Свидетель тех лет некий Суханов называл Дана «одним из самых крупных работников в лаборатории политико-социалистической мысли», признавая: «Враг Дана — ненавидящий, предубежденный, не ждущий ничего доброго из Назарета». Но русский народ, воспитанный на традициях библейского просветительства, то есть, впитывая с младенчества «истину из Назарета» о рабской покорности и предопределенности всего сущего, не желал видеть зримую истину о врагах его великого, просвещенного и богатого Отечества. Истинными и скрытыми врагами рвущегося к власти в стране убежденного марксиста Гурвича стали его соратники: в 1922 г. политический соперник был выслан из СССР. Дан бежит в Берлин, а после прихода к власти в Германии Гитлера, оседает в Париже, чтобы летом 1940-го, при приближении гитлеровской армии к Парижу, бежать в Нью-Йорк.

    Борис Иванович Николаевский (1877–1966) является еще более интересной личностью. Можно указать, что в 1935–1936 гг. он выступал «русским свидетелем» на суде в немецком городе Берн по делу о «Протоколах сионских мудрецов». Любопытно, что материалы по этому делу поступали из Москвы, и, значит, были известны товарищу Сталину.

    Но вернемся к немецким архивам социалистов, оказавшимся в опасности при Адольфе Гитлере. Советы были согласны заплатить 10 миллионов французских франков, что тогда составляло 400 тысяч долларов, но, утверждают историки, в конце концов «немцы» решили не расставаться со своим архивом.

    Архив, о котором идет речь, как несомненное свидетельство экспансии избранного народа на европейском континенте был самым обширным хранилищем соответствующих материалов вне СССР. Собираемый более четверти века (примерно с 1890 г.) и поименованный в исторических документах как Русский архив (еще как — немецкий партийный архив), он с момента становления Третьего рейха оказался под угрозой уничтожения. После прихода к власти Адольфа Гитлера главное здание Форштанда германской социал-демократической партии на Линденштрассе, 3 было немедленно взято национал-социалистами под тщательное наблюдение. В стране шли аресты коммунистов и ширились антисемитские выступления. Многие так называемые русские социалисты спешно покидали Германию. При вывозе партийных документов были задержаны на границе и погибли бесценные для красных личные архивы Абрамовича, Гарви, Дана, Мартова и других еврейских апостолов коммунизма. В Лейпциге, в Мюнхене, в Гамбурге, в ряде других центров нацисты, захватывая партийные здания, сжигали и архивы, и склады партийных изданий, и партийные библиотеки.

    Николаевский, хвалившийся как ему во время блокады здания партии приходилось выносить документы в портфеле и пакетах, упоминал, что «огромную помощь в этом деле оказывала старая русская социал-демократка Т.И. Вулих, которая взяла на себя упаковку этих пакетов и отправку их в Париж» (умерла где-то в середине XX века в Афинах). По всей видимости, речь шла о сестре Марка Исааковича Вулиха, члене организации «Ха-Шомер ха-цаир», арестованного в Николаеве в 1926 г. и в 1928 г. отправленного в ленинско-сталинские лагеря. Ха-Шомер ха-ца‘ир (пер. с иврита «Молодой страж») — всемирная еврейская молодежная организация; основана в 1913 г.; создавалось по инициативе и при поддержке Еврейского Агентства (Сохнут); в качестве базовых ценностей движения декларировались сионизм и социал-демократия. Еврейская энциклопедия утверждает, что это движение было создано в 1916 г. в Вене (городе, названном Гитлером «междунациональным киселем» и рассадником большевизма) членами галицийских молодежных сионистских групп. Характерной чертой Ха-Шомер ха-ца‘ир был метод, включавший групповую трудовую подготовку молодежи и культурную деятельность в духе немецкого движения Вандерфогель и английского скаутского движения, с его символикой и дисциплиной. Кстати, в символике движения — королевская лилия, воплощающая идею «свободы, равенства, братства», а также венок из дубовых (как символ физической силы) листьев, символизирующий мир и братство. Подобный венок будет наличествовать и в навершии нацистских стягов, и в эмблеме самой закрытой нацистской организации «Аненэрбе». Первый съезд движения молодых еврейских «стражей» состоялся 22 июля 1918 года в Австро-Венгрии, в Тарнове; в 1946 г. стало партией.

    Помощниками в деле тайного вывоза «Русского» архива, содержавшего фонды Маркса и Энгельса, бумаги Германа Юнга (архив 1-го Интернационала), Мозеса Гесса, И. Беккера, А. Бебеля, Зд. Бернштейна, Зорге, Шлютера, Фольмара, «красного почтмейстера» Юлиуса Моттелера и других, были некий д-р Гофман, советник чехословацкого посольства, переправлявший материалы дипломатической почтой в Прагу, откуда они шли в Париж, на адрес И.Г. Церетели. Часть материалов после прихода Гитлера — а именно главные рукописи Маркса и Энгельса — были вывезены при содействии датского посольства в Копенгаген, где хранились в архиве датской социал-демократической партии. «Члены московской делегации хотели их увидеть собственными глазами…, — утверждал позже Николаевский, дающий понять, что спецкомиссия из СССР побывала не только в Париже. — В Копенгагене, в партийном архиве, мы раскрыли сундук с рукописями Маркса и Энгельса. Я хорошо помню эту сцену. Адоратский, директор Института Маркса — Энгельса — Ленина буквально накинулся на них…»

    В.В. Адоратский, прильнувший к «бессмертным» писаниям, и сам был автором пособий по марксизму-ленинизму.

    Незадолго перед тем немецкие коммунисты вели активную подготовку выставки, которая должна была состояться в марте 1933 г. в связи с 50-летием смерти Карла Маркса в домике, где родился Маркс, выкупленном на деньги партии, чтоб превратить этот дом в памятник. Работой по реализации проекта руководил некий Нейман, возглавивший особую комиссию. Но приход к власти Гитлера спутал эти пропагандистско-культурологические планы. В том же 1933 году, в июле месяце, в Мюнхене пройдет более знаковое для немецкого народа событие — выставка «Дойче Аненэрбе», организатором которой выступил профессор Герман Вирт. Забегая вперед, скажу, что Вирт выдвинул интересную гипотезу о проторасах человечества: нордической и гондванической, от которых произошли все современные расы. Профессор собирал доказательства господства арийской расы, и продемонстрированная им выставка подтверждала, что древние люди не были дикими полуобезьянами, а обладали едиными знаниями, посланными им свыше и впоследствии утерянными.

    Странное дело, но в том же 1933 году стало выясняться, что многие коммунисты в предшествующие смене власти месяцы осознанно помогали нацистам, как утверждали свидетели тех лет, «взрывать демократические организации, и тем самым показали, что рассчитывать на них как на союзников в борьбе против Гитлера невозможно». Бывших коммунистов, вступивших в НСДАП, после прозывали «бифштексами»: «коричневые» снаружи, «красные» внутри.

    Однако ортодоксальные коммунары верили, что «национальная революция Гитлера лишь скользит по поверхности германского общества, постепенно выдыхаясь в своем порыве, и вскоре пригодятся старые кадры — в момент, когда массы, идущие за Гитлером или толерирующие его, начнут от него отворачиваться».

    Все тот же свидетель Николаевский, в 1936 г. плотно сотрудничавший с Бухариным, вспоминал, как грамотно Адольф использовал опыт своих политических врагов: «Гитлеровцы вели напряженную подготовку к первому мая, который они решили превратить в свой праздник, в день торжества гитлеровского «Рабочего фронта», построенного на идее национального объединения «немецкого труда», противопоставленной идее интернациональной солидарности всех трудящихся… В соответствии с этим вся их пропаганда с небывалой силой была заострена против «марксистской социал-демократии» и ее «агентов» в профсоюзах. Их газеты открыто писали о необходимости захватить профсоюзы, которые «узурпируют волю рабочих масс», уничтожить социалистическую печать и прежде всего положить конец «разлагающей деятельности» продолжающего существовать в самом центре Берлина главного очага «марксистской пропаганды».

    Встречавшийся с журналистом и историком партии Николаевским по заданию ЦК Бухарин, однажды, разговевшись на короткой заграничной свободе, неожиданно для собеседника завел разговор о Сталине, охарактеризовав Иосифа Виссарионовича как «гениального дозировщика», который «гениально умеет вводить в организм партии только такие дозы своей отравы, которые в этот момент партией будут восприняты как правильные идеи». А в присутствии меньшевика Дана бросил такую фразу: «Нет, нет, Сталин — это маленький, злобный человек, да нет же, не человек вовсе, а дьявол».

    Через много лет Борис Иванович Николаевский признавался, ссылаясь на свидетельство секретаря посла США в СССР: «Между прочим, в свое время Оффи, бывший секретарь Буллита, мне рассказывал, что у Буллита летом 1936 г., вскоре после возвращения Бухарина из Парижа, была тайная встреча с Бухариным в поезде, по пути в Петроград, во время которой Бухарин ему рассказал, что Сталин ведет тайные переговоры с немцами». В своей переписке с коллегами Бухарин даже позволил себе выказывать намеки на связи Сталина и советского правительства с немецкой военной разведкой и армией.


    Глава 14

    «ОПИУМ» РЕЛИГИИ В СВЕТЕ ПРОЛЕТАРСКОГО ГУМАНИЗМА

    Идейный мир буржуазной демократии неизбежно должен был породить марксизм. Но в ту самую минуту, когда марксизм родился на свет божий, апелляция к борьбе только духовным орудием стала уже совершенной бессмыслицей. За эту нелепицу нам пришлось впоследствии расплатиться ужасающей ценой. Ибо ведь известно, что и сам марксизм всегда и неизменно доказывал, что вопрос о выборе средства борьбы есть вопрос одной лишь целесообразности. И сам марксизм считал себя вправе выбирать любое средство борьбы, лишь бы только оно сулило успех.

    А. Гитлер

    Не правда ли, странная вырисовывается картина? Фашизм, который нам представляли как почти случайное гнойное пятно на теле Германии, вдруг самым непосредственным образом оказывается связан с родимыми пятнами, шрамами и кровоподтеками на теле всей Европы. Так через судьбы отдельных личностей прослеживается связь всех причастных ко времени и событиям. И — невероятно! — но все действие, как и повествование действительно сходятся в основной точке отсчета нынешней цивилизации — в далекой древности на заре становления христианства. Как некогда из секты иудеев-христиан выросла мировая религия христианства, так и через многие столетия из секты евреев-коммунаров вышла мировая доктрина коммунизма. С которой решился сразиться фюрер германской нации. Вот такая метаморфоза.

    Но в раскрытии отдельных судеб, только на первый взгляд не связанных с главными героями повествования, также прослеживаются свои метаморфозы. Когда идеолог большевистского насилия Н.И. Бухарин оказался в тюрьме, он вдруг прозрел настолько, что сел за написание труда «О человеческой природе». А ведь после революции 1917 г. именно Бухарин констатировал по-большевистски непреложное: «У нас могут быть только две партии: одна у власти, другая в тюрьме!». (Аналогичный ход: декретом А. Гитлера от 14 августа 1933 г. НСДАП объявлена единственной партией Германии, и любой, кто пожелает сохранить старую или создать новую партию или общественное движение, подвергнется тюремному заключению.) И вот, когда, говоря народным языком, «любимца Ленина» клюнул жареный петух, он вовсю старается убедить своего даровитого ученика Эйхенвальда, также оказавшегося за решеткой, что отныне им следует заниматься только одним: забыть об идеологических вопросах, экономике, политике и попытаться понять смысл и цену жизни вообще. Мудро, но поздно… Об одном из тысяч «сталинских узников» Александре Юльевиче Эйхенвальде известно только, что он был «одним из ведущих теоретиков в среде партийной молодежи» и правой рукой Бухарина в годы его редакторства над большевистским печатным рупором «Правдой»; арестован в 1933 г. как член группы, названной Сталиным «бухаринской школкой». Сталин, сумевший обыграть всех соперников, видимо не зря был сравнен Николаем Ивановичем с «предательски-коварным и мстительным деспотом азиатского средневековья Чингисханом».

    Товарищ Бухарин провел последние дни в месте самых жестоких средневековых пыток, успешно возрожденных и применяемых его сотоварищами по партийному ремеслу — в Лефортовской тюрьме. Социалистическим, «самым справедливым судом в мире», был он признан виновным, и 13 марта 1938 г. приговорен к смертной казни. Расстрелян.

    Соратники «любимчика партии» впоследствии пытались идеализировать замыслы Бухарина, но сделать его апостолом коммунизма не удалось, хотя он достоин своего мифа о «святом делателе революций», чьи дела могли бы быть увековечены в Евангелии коммунизма. «Он признавал, что первые годы революции для них для всех были годами сплошного бунта против гуманизма. Но все проходит соответствующие этапы развития», — писали очевидцы событий и оправдывали Бухарина, приводя его слова, что пришла пора «вернуть марксизм к его гуманистическим основам». Словно суесловием можно вернуть жизни миллионам русских людей, убитых «бунтарями против гуманизма».

    «Гуманизм» марксистов можно проследить не только по отношению к обычным согражданам огромной страны, но и в отношении слуг Веры — священнослужителей.

    Несмотря на множество других палаческих дел, большевики никогда не забывали о Церкви. Их богоборчество проявилось еще в ходе Гражданской войны, когда принимались новые «законодательные» акты. Почти сразу после создания Наркомюста при нем образуется ликвидационный отдел, занимающийся вопросами Церкви. 20 февраля ст. ст. 1920 г. пятый ликвидационный отдел Наркомюста издает разъяснение, почти идентичное тому разъяснению, которое уже выходило в связи с изданием инструкции к «Декрету о свободе совести». Все эти шаги предпринимались для разрушения церковной жизни изнутри, проще говоря, чтоб прихожане увидали в попах непримиримых врагов честных пролетариев — пузатых буржуев, и сами стали бороться с ненавистными «эксплуататорами».

    26 марта ст. ст. того же года появляется новое разъяснение того же отдела о привлечении ко всеобщей трудовой повинности духовных лиц и о перенесении времени богослужения, если оно совпадает со временем общественно-полезных работ (т. е. субботников и воскресников, которые чаще всего и попадали на большие церковные праздники).

    1 апреля ст. ст. 1920-го издается еще одно разъяснение, что служители культа, как имеющие нетрудовой заработок и занимающиеся непроизводительным трудом, не могут пользоваться полными гражданскими правами (для всего цивилизованного мира подобная трактовка — правовой нонсенс).

    12 августа ст. ст. того же года появляется циркуляр Наркомюста губернским исполкомам «О ликвидации мощей», которые, согласно приказу сверху, должны ликвидироваться «опираясь на революционное сознание трудящихся масс».

    Кампания по вскрытию мощей была опробована большевиками еще в 1919 году.

    В феврале 1923 г. издается декрет ВЦИКа об изъятии церковных ценностей якобы «на нужды голодающих». На какие нужды шло русское искусство и церковные ценности — указано в записке Лейбы Троцкого от 23 марта 1921 г. к членам Политбюро: «Для нас важно получить в течение 1922–1923 годов известную массу ценностей — 50 миллионов, чем надеяться в 1923–1924 годах получить 75 миллионов. Наступление пролетарской революции в Европе, хотя бы в одной из больших стран, совершенно застопорит рынок ценностей… Вывод: нам нужно спешить до последней степени». Итак, понятно, что речь шла о продаже награбленных русских ценностей, уникальных шедевров мирового значения за границу. Беспардонный коммерческий гешефт во имя пополнения своих личных счетов и делания «мировой революции» через жертвоприношение миллионов жизней. Личную, но тайную и сокрытую от народа ответственность за продажу изъятых богатств несли Лейба Бронштейн-Троцкий и Владимир Ульянов-Ленин, а также несколько их доверенных лиц, в том числе Леонид Красин (русский еврей; в 1920–1923 гг. — торгпред в Англии и одновременно нарком внешней торговли).

    О Леониде Борисовиче Красине (1870–1926) в последние годы активно заговорили, когда была раскрыта тайна убийства русского мецената Саввы Морозова в Каннах, застреленного после того, как он написал крупное завещание (страховой полис на предъявителя), оставленное им своей пассии и одновременно сожительнице Максима Горького Андреевой-Юрковской (актриса, будущий нарком театров; см. о ней в моей книге «Красная фурия, или Как Надежда Крупская отомстила обидчикам»). Убийцей неосторожного промышленника и наивного мецената, заигрывающего с большевиками, стал Л.Б. Красин. Вот выдержка из секретного сообщения московского градоначальника П.А Шувалова Департаменту имперской полиции: «…по полученным мною из вполне достоверного источника сведениям, покойный Савва Морозов находился в близких отношениях с Максимом Горьким, который эксплуатировал средства Саввы Морозова для революционных целей; незадолго до выезда из Москвы Морозов рассорился с Горьким, и по приезде Морозова в Канны к нему, по поручению Горького, приезжал один из московских революционеров, а также революционеры из Женевы, шантажировавшие покойного».

    Примечательно, что после развала СССР в феврале 1993 г. на борту теплохода «Леонид Красин» в Северном речном порту Москвы состоялся учредительный съезд Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России (КЕРООР). Да, действительно, ничто в этом мире не бывает случайным…

    Еще в преддверии декрета ВЦИК об изъятии церковных ценностей «на нужды голодающих» Патриарх Тихон в августе 1921 года «почитая долгом своим прийти на помощь страждущим духовным чадам нашим, обратились с посланиями к главам отдельных христианских Церквей: православным Патриархам, Римскому папе, архиепископу Кентенберийскому, епископу Йоркскому — с призывом во имя христианской любви произвести сборы денег и продовольствия и выслать их за границу умирающему от голода населению Поволжья… Желая усилить возможную помощь вымирающему населению Поволжья, мы нашли возможность разрешить церковно-приходским общинам жертвовать на нужды голодающих драгоценные церковные украшения и предметы, не имеющие богослужебного употребления…» (из Послания).

    Пока большевики творят полный беспредел в обществе и Церкви Христовой, палач русского народа Ленин 19 марта 1922 г. обращается с письмом к членам Политбюро, где пишет: «Для нас именно данный момент представляет из себя не только исключительно благоприятный, но и вообще единственный момент, когда мы можем с 99-ю из ста шансов на полный успех разбить неприятеля наголову и обеспечить за собой необходимые для нас позиции на много десятилетий. Именно теперь и только теперь, когда в голодных местах едят людей, и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем и поэтому должны провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления…

    Поэтому я прихожу к безусловному выводу, что мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли об этом в течение нескольких десятилетий».

    Разве не прав был геноссе Гитлер, когда обозвал этих, по его словам, «идолопоклонников марксовой теории», «апостолов классовой борьбы» «красными чудовищами» и «носителями мировой чумы»? Абсолютно прав; но, к несчастью для многих народов мира, за его определениями стояло не просто бичевание и обличение, а не менее чудовищные методы расправы с «виновниками мировых трагедий»…

    В названном письме Ленина членам Политбюро от 19 марта 1922 года относительно программы физического уничтожения православного духовенства и изъятия церковных ценностей, хранившемся среди самых секретных документов до 90-х годов XX века, Владимир Ильич повелевает поставить во главе комиссии по осуществлению этой программы обязательно «не еврея, а чистокровного великоросса Михаила Калинина», объясняя необходимость такой замены «национальной принадлежностью Троцкого, Каменева и других соискателей». Хитер, сукин сын: чтоб всплывшая с годами правда не могла разжечь антисемитские страсти (так же, кстати, обстоит дело и с исполнителями убийства царской семьи). К слову: председатель ВЦИК М. Калинин был женат на эстонской еврейке Екатерине Лорберг.

    При советской власти были введены особые «богоборческие» должности. Председателем Союза воинствующих безбожников был назначен «профессиональный большевик» Емельян Ярославский (наст. Миней Израильевич Губельман), он натравливал миллионы своих подручных партийных псов на разгром храмов и молитвенных домов. Наряду с Губельманом одним из основателей и руководителей Союза воинственных безбожников был «советский историк, историк религии, пропагандист атеизма», заместитель редактора газеты «Безбожник» Михаил Маркович Шейнман (1902–1977); «специализировался по истории католицизма и по критике христианского социализма». Наркомом пропаганды, комиссаром вероисповеданий — главным атеистическим пропагандистом, «рупором антирелигиозной пропаганды» большевиков назначен Иван Анатольевич Шпицберг (1881–1933), организатор и руководитель так называемого научного общества и издательства «Атеист» (1922), редактор одноименного журнала. Известно, что под его руководством создавалась обширная библиотека атеистической литературы. Это о нем нарком просвещения Луначарский писал в письме 6 апреля 1921 г. Феликсу Дзержинскому: «Шпицберг, по обыкновению, идет слишком напролом» — за то, что пламенный антирелигиозный образчик «вел разнузданную агитационную кампанию в прессе».

    Но гонения против Церкви не ограничивались агитацией и грабежами. Впрочем, как писала монахиня Таисия в 80х годах XX века, «Гонения на Церковь Христову в России начались еще до захвата власти богоборцами. Уже с 1905 года в газетах стали появляться сообщения о первых жертвах грядущего гонения. В Ялте, в 1905 г., за бесстрашные обличения царивших тогда в городе революционных настроений, в своем доме, на глазах у жены и трех малолетних сыновей, был заколот кинжалами о. Владимир Троепольский. Его последние слова, обращенные к убийцам, были: «Бог простит!» В селе Городищи Царицынской обл. 30 ноября 1906 г., также в своем доме, был убит священник о. Константин Хитров. Убийцы не пощадили никого из его домашних: о. Константин, его матушка, пятилетний сын Сергей и малолетний Николай, все были найдены с проломленными черепами. В 1910 г. в Тифлисе был убит экзарх Грузии архиепископ Никон. Эти первые жертвы, по сравнению с тем, что суждено было перенести русской Церкви позднее, являлись как бы маленькими царапинками на ее теле. С приходом власти большевиков она уже вся обагрилась кровью мучеников».

    С лета 1918 года большевики ввели в стране практику заложников и «красный террор». Уже 3 июня ст. ст. убивают архиепископа Тобольского Ермогена (Долганова), чье преступление состояло в том, что во время крестного хода он благословил дом, в котором находилась царская семья. Архиепископа красные бесы арестовывают, объявляя контрреволюционером, а после обещают прихожанам, что готовы отпустить под залог, но когда огромная сумма за заложника собрана, чекисты забирают и деньги, а заодно и сибирских купцов, а епископа с камнем на шее топят в реке Тобол.

    Среди несчастных жертв большевистского гуманизма, оказавшегося на практике самым страшным в истории человечества террором, митрополит Владимир, первый из убитый среди иерархов Церкви. В мае 1922 г. Патриарх Тихон взят под стражу и переведен из Троицкого подворья в Донской монастырь (ставший затем, по некоторым сведениям, тайной резиденцией сталинской партийной разведки), где находился под арестом в полной изоляции. Еще в 1918 г. Патриарх Тихон направил Послание Совету народных комиссаров во главе с Лениным, где жестко писал: «Вы разделили весь народ на враждующие между собой станы и ввергли его в небывалое по жестокости братоубийство. Любовь Христову вы открыто заменили ненавистью и вместо мира искусственно разожгли классовую вражду. И не предвидится конца порожденной вами войне, так как вы стремитесь руками русских рабочих и крестьян поставить торжество призраку мировой революции. Не России нужен был заключенный вами позорный мир с внешним врагом (имеется в виду пресловутый Брест-Литовский мир. — Авт.), а вам, задумавшим окончательно разрушить внутренний мир. Никто не чувствует себя в безопасности; все живут под постоянным страхом обыска, грабежа, выселения, ареста, расстрела… Казнят епископов, священников, монахов и монахинь, ни в чем не повинных, а просто по огульному обвинению в какой-то расплывчатой и неопределенной «контрреволюции». Бесчеловечная казнь отягощается для православного лишением последнего предсмертного утешения — напутствия Святыми Тайнами, а тела убитых не выдаются родственникам для христианского погребения».

    Для подтверждения сей печальной и гневной оценки обратимся к нескольким абзацам из пространного донесения, составленного отделом пропаганды особого совещания при главнокомандующем вооруженными силами Белой армии на юге России в мае 1919 года. Документ получил название «Сводка сведений о злодеяниях и беззакониях большевиков».

    «В станице Попутной протоиерей Павел Васильевич Иванов, 60 лет, прослуживший в этой станице 36 лет, был заколот красноармейцами за то, что в проповедях указывал, что они ведут Россию к гибели…В станице Вознесенской священник Троицкой церкви Алексей Ивлев, 60 с лишним лет, был убит на площади за то, что сам происходил из казаков и когда-то служил в гвардии…Священник станицы Владимирской Александр Подольский, 50 с лишним лет, окончивший университет по юридическому факультету, был зверски убит за то, что служил молебен перед выступлениями своих прихожан-казаков против красноармейцев. Перед тем, как его убили, его долго водили по станице, глумились и били его, и потом вывели за село, изрубили его и бросили на свалочных местах, запретив кому бы то ни было его хоронить. Один пожилой прихожанин, желая оградить тело покойного от растерзания его собаками, ночью прошел туда и стал его закапывать, но был замечен пьяными красноармейцами, был тут же изрублен и брошен там же…В станице Удобной священник Федор Березовский, более 50 лет, убит красноармейцами также с запрещением погребать его тело за то, что он отзывался неодобрительно о большевиках…Священник станицы Усть-Лабинской Михаил Лисицын, около 50 лет, убит, причем перед убийством ему накинули на шею петлю и водили по станице, глумились и били его, так что под конец он уже сам, падая на колени, молил поскорее с ним покончить. Жене его пришлось заплатить 600 рублей, чтобы ей разрешили его похоронить…Священник станицы Должанской Иоанн Краснов, 40 лет, убит за служение молебна перед выступлением прихожан против большевиков…Священник станицы Новощербиновской Алексей Малютинский, 50 лет, убит за осуждение красноармейцев в том, что они ведут Россию к гибели, и служил молебен перед выступлением казаков-прихожан…Священник станицы Ге-орго-Афонской Александр Флегинский, 50 лет с лишним, после того как был избит, с бесконечным глумлением выведен за станицу и убит. Тело его было найдено много времени спустя…Священник станицы Незамаевской Иван Пригорский, 40 лет, направления крайне левого, в великую субботу выведен из храма на церковную площадь, где с руганью набросились на него красноармейцы, избили его, изуродовали лицо, окровавленного и полуживого вытащили за станицу и там убили, запретив хоронить…В селе Бешнагырь красноармейцы явились в дом священника Дмитрия Семенова, потребовали еды и после угощения обещали, что священник будет цел, и ушли, но затем прислали за ним, после чего на утро его тело было найдено брошенным за селом…Близ Армавира в селении Георгиевском большевистской организацией, именующей себя «зеленые братья», в апреле сего года ранен и зарыт в землю живьем известный священник…На Дону после отхода добровольцев из села Старобешево там случайно остался раненый доброволец Чеочих, житель села Большая Каракуба; он был выдан красноармейцам местными большевиками и зарублен. Труп его валялся в течение трех дней около реки Кальмиус и был растерзан собаками. В хуторе Качуренском та же участь постигла двух раненых добровольцев Ивана Семеновича Дупака и Алексея Лукича Дубака, они были добиты местными большевиками. Пьянства и разгул большевиков в занятых станицах сопровождались кощунственными актами: красноармейцы надевали на лошадей священнические ризы и с площадной бранью открывали стрельбу по кресту и куполам церквей».

    Ну и для полноты картины злодеяний нелюдей, в которых словно бы вселились все бесы вселенной, еще одно жуткое свидетельство.

    «Сдавшиеся солдаты и офицеры 4-го Сердобского полка рассказывали повстанцам Верхнедонского округа о тех ужасах, каким подвергнуты были большевиками офицеры и интеллигенция города Сердобска. Все находившиеся в городе офицеры и интеллигенция были арестованы и приговорены к расстрелу. Родственникам осужденных назначено было в определенный час свидание. Когда перед тюрьмой собралась толпа жен, красноармейцы стали вызывать их по фамилиям и отозвавшейся бросали половые вырезанные органы ее мужа. (Срубать половые органы белых офицеров было излюбленным занятием «профессиональной большевички» Розалии Землячки-Залкинд, творившей беспредел в Крыму. — Авт.) …В Чебоксарах, куда ночью ворвался латышский отряд, большевики устроили «Варфоломеевскую ночь». Вся интеллигенция, офицеры и духовенство были перебиты, а трупы подвергались глумлению насильников. Дома зажиточных владельцев были сожжены, магазины разграблены».

    Несмотря на множество других подробностей в донесении, начальник информационной части полковник Бек и мичман Красовский, подписавшийся «за заведующего отделением сводок», указали, что «Таких и более ужасных по подробностям случаев запротоколировано очень много, но изложить их не представляется возможности. Указывая еще, что «Все вышеописанные тяжкие гонения на Церковь и ее служителей, так противоречащие провозглашенному официально большевистской властью принципу свободы вероисповеданий и так возмущающие душу не только верующих, но вообще людей, уважающих чужие мнения и верования, побудили екатеринодарскую Церковь составить обращение к христианским церквам всего мира, указывая на огромную опасность для христианства со стороны большевизма, обольщающего темные массы обещанием земного рая, с одной стороны, а с другой — по справедливым словам этого обращения — являющегося лютым врагом Спасителя и всего христианства».

    За годы советской власти будут ограблены, унижены, морально сломлены, арестованы, убиты и растерзаны не просто сотни, а — десятки тысяч священнослужителей разных конфессий и вероисповеданий. Точную цифру, к сожалению, не сможет подсчитать уже никто. Всего же, по оценкам независимых экспертов, за годы большевистского террора и становления советской власти погибло 60 миллионов только русских и плюс еще миллионы представителей других национальностей, бывших подданных Российской империи.

    Не раз упоминаемый выше Б.И. Николаевский, вспоминая отца большевистского террора Бухарина, утверждал, что будто бы процесс дегуманизации общества «больше всего пугал Бухарина и порождал желание напоминать о заповедях Моисея. В его «пролетарском гуманизме» пролетариат был все больше и больше только прилагательным — а существительным все больше и больше становились десять заповедей Моисея, как обязательная основа человеческого общежития. Основным движущим мотивом его поведения был страх за человека». Напомню, что «религию Моисея» геноссе Гитлер обозвал «учением о сохранении еврейской расы»; прибавив почти нетленное: «Трусы, как известно, во все времена и эпохи боятся только одного: собственной смерти». Вот и здесь определенное лукавство момента: Бухарчик вспомнил о десяти заповедях отца иудейского народа лишь в момент, когда почувствовал реальную угрозу своей бесценной жизни (избегая участи быть репрессированным соратниками, даже пытался их разжалобить, предпринимая попытки самоубийства).

    А как же тогда быть с атеизмом, щедро насаждаемым многочисленными соратниками Бухарина? Пусть не с молоком матерей, но с жертвенной кровью русских они успели впитать марксово: «Религия — опиум для народа». Заповедь Карлуши: чтоб отныне все чурались религии христианства и молились на псевдорелигию марксизма — оказывается недейственной перед лицом смерти.

    К слову: о гуманизме вспомнил и сам Борис Николаевский, правда, чуток в другом контексте, написав в начале 1933 года, накануне прихода Адольфа Гитлера к власти, в соавторстве книгу о молодом Карле Марксе, как о непревзойденном гуманисте. Но если труды и деяния святейших отцов коммунизма кто-то до сих пор всерьез считает гуманными, то отчего тогда другим не считать гуманными труды и деяния Гитлера, от рук которого погибло намного меньше народу, чем от рук большевистских революционеров с их карающими органами? Цинично? — несомненно.

    И, пожалуй, последнее важное свидетельство Бориса Ивановича Николаевского: «В свете тяжелого «русского опыта» я был убежден, что Гитлер пришел «всерьез и надолго», что во всяком случае для далеко идущей разрушительной работы «пафоса» у него хватит, что… от власти добровольно не уйдет, а на горизонте, и при том совсем не столь далеком, мне ясно рисовались контуры надвигавшейся новой мировой войны, тем более опасной, что ставку на нее открыто делал и Сталин…»


    Глава 15

    УРАГАН, СТАРЫЙ МИР РАЗРУШАЮЩИЙ

    Еще только один раз — это было в последний раз — я в глубине души пережил тяжелый момент. Когда я стал глубже изучать всю роль еврейского народа во всемирной истории, у меня однажды внезапно опять промелькнула мысль, что, может быть, неисповедимые судьбы по причинам, которые нам, бедным людям, остаются еще неизвестными, все-таки предначертали окончательную победу именно этому маленькому народу. Может быть этому народу, который испо-кон веков живет на этой земле, все же в награду достанется вся земля? Имеем ли мы объективное право бороться за самосохранение или это право имеет только субъективное обоснование? Когда я окончательно углубился в изучение марксизма и со спокойной ясностью подвел итог деятельности еврейского народа, судьба сама дала мне ответ.

    А. Гитлер

    То, что война неизбежна, Иосиф Виссарионович Сталин понял уже в 1927 году, когда, твердо заняв место на большевистской пирамиде власти, начал укреплять свою диктатуру, все более заботясь проблемами коммунистического движения и расширения своего влияния в мире. Для советской страны ноябрь 1927 года был юбилеем 10-летия «Великой Октябрьской революции»; 1927-й год для соперника Сталина и главного делателя антирусской революции Лейбы Троцкого стал трагическим финалом политической карьеры, когда его наряду с его сторонниками сначала исключили из членов ЦК, а затем и вовсе из рядов ВКП(б). В 1927-м началась политика травли Троцкого и зарождение культа Сталина; окончательно образ врага Троцкого закрепится в сознании советских масс в 1929 г., когда страна будет праздновать 50-летие «великого вождя всех времен и народов» Сталина.

    Генсек Сталин к концу 20-х годов уже высчитал весь политический расклад, он, в отличие от оболваненных советских людей, прекрасно знал, что большевистская власть не взялась в этой великой стране из стечения обстоятельств, словно из ниоткуда. Тут были задействованы заокеанские финансовые воротилы, истратившие на кровавый переворот не только огромные деньги (в стремлении заполучить еще более жирный куш), но и долгие-долгие годы на коварную борьбу, открытое противостояние и чудовищный террор.

    Как свидетельствуют факты, с середины XVIII века, после того как центр мировой «революционной» организации — о котором в трудах классиков марксизма-ленинизма можно найти лишь косвенные сведения, да и то больше у К. Маркса, — используя подкуп и террор, стал добиваться тотальной гегемонии, развитие истории человечества стало искусственным. Все войны отныне имели всем известные, очевидные, а, значит, фальшивые цели, потому как истинные цели всегда тщательно скрываются от мировой общественности. Главное — получившийся результат, или знаменитый гегелевский синтез, это чаще всего и есть искомое, запланированное мировой закулисой. Так, Первая мировая война имела своей сокрытой целью ослабление монархических режимов, проведение так называемых «пролетарских революций», насаждение преступной идеологии марксизма, и, конечно, — утверждение финансовой и политической гегемонии США.

    Но и Сталин не дурак и, вступив в игру сверхолигархов и сверхполитиков, собирался выиграть. Но для этого надо было перестроить всю партию и всю необъятную страну даже не под свои правила, а под свою Игру.

    Верный идеологический флюгер коммунизма Максим Горький в советской прессе 20-х гг. XX века напечатал статейку с претенциозным названием «Ураган, старый мир разрушающий». Он разглагольствовал: «Древний мудрец Архимед говорил: «Дайте мне точку опоры, и я переверну мир». Под миром он понимал земной шар, а чтоб перевернуть его — нужна точка опоры вне земли. Такой точки опоры не существует, так же как не существует бога, силою и милостью которого верующие люди мечтали изменить жизнь. Перевертывать земной шар рабочим и крестьянам Союза Советов нет надобности, но для того, чтоб перевернуть весь капиталистический мир, — они уже нашли точку опоры. Эта точка — их трудовая энергия. Она — в социалистическом соревновании, в ударничестве, во встречном промфинплане, она — в уничтожении основы мещанства — мелкого, хищнического хозяйства деревни, она — в росте сознания рабочими и крестьянами того факта, что именно их масса — единственный законный хозяин огромной страны Союза Советов и ее неисчислимых сокровищ, она — в сознании исторической необходимости воплощения в жизнь идеи коммунизма и в сознании того, что подлинный разум рабоче-крестьянской массы воплощает в себе Всесоюзная Ленинская партия большевиков. Капиталистический мир, мир наших врагов, убеждается, что эта точка опоры — незыблема. Вместе с ростом этого убеждения у капиталистов всего мира растет и будет расти звериная ненависть их к рабочим, крестьянам Союза Советов».

    Демагог Горький спешил обосновать социалистическое рабство необходимостью противостоять выдуманной им «звериной ненависти» капиталистического мира. Для прославления пафоса «советского созидательного труда» под редакторством Горького с 1930 г. в СССР стали выходить два журнала: «СССР на стройке» и «Наши достижения». «Вся неграмотная масса русского народа попала в полное рабство к еврейским диктаторам, у которых, конечно, хватило ума задрапировать свою диктатуру в тогу «диктатуры народа», — обличал большевистскую власть фюрер. Факты, открытые сегодня для всех историков, свидетельствуют: в верхушке советской власти было по разным оценкам от 82 до 95 процентов евреев из «ленинской гвардии». «Находившийся десятилетия на самом верху большевистской пирамиды и отлично знавший истину» член Политбюро ЦК ВКП(б), председатель Совнаркома СССР (с 1930 по 1941 гг.) Вячеслав Молотов, чья супруга Полина (Перл) Семеновна Жемчужина (Карповская) прошла «сталинские гулаги», не единожды в беседах с высокопоставленными приятелями повторял буквально следующее: «Евреи занимали многие руководящие посты, хотя составляли невысокий процент населения страны. В первом советском правительстве большинство составляли евреи».

    Превратив — волей «диктатуры народа/диктатуры пролетариата» — созидательный труд в социалистическое соревнование, промфинплан и дармовую трудовую энергию рабов, Иосиф Виссарионович Сталин в пресловутом 1937 году предпримет попытку разобраться с «ленинской гвардией», высекая под корень идейных ленинцев. Все — и рабство советского народа, и кровавый террор — для подготовки решающего сражения с «капиталистическим» миром; и вместе с тем все — словно следуя плану мирового беса Лейбы Троцкого о мировом господстве коммунизма.

    1927 год стал началом военизированной индустриализации СССР.

    К примеру, в начале первой пятилетки в сталинской армии было около 100 устаревших танков, а в конце ее — более 4000 новых. Но приоритет не столько отдавался количеству вооружения, сколько созданию индустриальной базы, которая будет быстрыми темпами выпускать качественное вооружение.

    Этим занималась уже вторая пятилетка. Тогда были созданы коксовые батареи, мартеновские печи, электростанции, построены кислородные заводы, прокатные станы и блюминги, увеличено количество шахт и рудников. Но производство средств войны — еще не главная задача Сталина, хотя за две пятилетки осуществлен существенный скачок в оснащении авиации и армии новыми видами вооружений.

    Запланированная третья пятилетка должна была выпускать вооружение, боевую технику и боеприпасы в огромнейших количествах и высокого качества. А завершиться она должна в 1942 году. Но! — у товарища Сталина пятилетка могла быть выполнена с контрольными цифрами и за 3 года (геноссе Гитлер возьмет за основу планового хозяйствования четырехлетку). Но коль для всех озвучено и написано, что завершится пятилетка в 1942-м, то этот означенный срок подразумевает свою конкретную тайную сталинскую цель. Ведь Сталин предусматривает и планирует с помощью одного из своих самых одаренных ученых, — военного теоретика Б.М. Шапошникова стратегическую наступательную операцию под кодовым названием «Гроза». Как писал один из современных исследователей: «Уникальный мозг Шапошникова на время словно бы стал второй частью мозга Сталина. Борис Михайлович научным военным языком изложил то, что Сталин запланировал. Не надо забывать и того факта, что Шапошников — участник планирования мобилизационного плана Русской армии в канун Первой мировой войны; он знал все изъяны того плана и учел их, имея в виду и новые обстоятельства, возникшие за десятилетия после октябрьского переворота. И согласно секретному плану «Гроза» днем вторжения советских армий в Европу должно стать 6 июля 1941 года». Этот нюанс мы еще учтем.

    Талантливый ученик советского вождя — вождь немецкий, вступивший с учителем в смертельное противоборство, пребывая 24 января 1942 г. в своем бункере «Волчье логово», обратится к собеседникам со словами:

    — В мирное время следует закладывать такие основы военной промышленности, на которые можно опереться и во время войны. В 1936 году — когда был разработан второй четырехлетний план — нужда заставила нас начать поиски материалов-заменителей. Для оснащения миллионной армии одной только оптики требуется столько — даже представить себе невозможно!

    Свою вторую «четырехлетку» (четырехлетний план 1936 года) Адольф Гитлер сопроводил меморандумом с недвусмысленной установкой: «1. Немецкая армия должна через 4 года быть подготовленной к военным действиям. 2. Немецкая экономика через 4 года должна быть способной к ведению войны».

    А пока советские пятилетки — в соответствии с планируемыми целями — продолжали работать в военном русле и планомерно выполняли свои задачи по обеспечению армий вторжения Первого и Второго стратегических эшелонов вооружением, боеприпасами и всем остальным, необходимым для ведения агрессивной войны.

    Одновременно, в соответствии с тем же планом индустриализации страны, последние два года перед началом войны советский народ, совершая трудовые подвиги, работал и на Третий стратегический эшелон.

    Параллельно с индустриализацией в СССР шла и коллективизация, — установление коммунистического крепостничества на селе.

    Главный буревестник революции Максим Горький, ненавидящий русских не меньше, чем их ненавидел вождь пролетарской революции Ленин, в 1922 году в Берлине опубликовал статью «О русском крестьянстве», — словно благословляя на истребление истинных хозяев земли русской — пахарей и земледельцев. Откровенная ложь о «жестокости русского народа» (впоследствии, в 1990-м году под таким названием эта же статья вышла в журнале «Огонек») была приговором миллионам раскулаченных, ограбленных, сосланных и убитых вместе со стариками и младенцами. Автор не может быть голословным, он должен привести хотя бы одну цитату из статьи Горького, тем более, что ныне эту и подобные ей статьи успешно вытаскивают на свет недруги России, пытаясь доказать никчемность русской нации (смотри, например, вышедшую специально для Беларуси книгу «История имперских отношений. Белорусы и русские». Смоленск, 2008).

    «Еще до сего дня в темной душе русского сектанта не умерло представление о каком-то сказочном «Опоньском царстве», оно существует где-то «на краю света», и в нем люди живут безмятежно, не зная «антихристовой суеты»… Я думаю, русскому народу исключительно — так же исключительно, как англичанину чувство юмора — свойственно чувство особенной жестокости, хладнокровной и как бы испытывающей пределы человеческого терпения к боли, как бы изучающей цепкость, стойкость жизни. В русской жестокости чувствуется дьявольская изощренность, в ней есть нечто тонкое, изысканное…Можно допустить, что на развитие затейливой жестокости влияло чтение житий святых великомучеников, — любимое чтение грамотеев в глухих деревнях».

    Вселенский лжец Горький, если прочесть его «откровения» между строк, чтобы выцедить хоть каплю истины, показал, что, во-первых, с пришествием в Россию красных бесов в стране воцарилась незнаемая, беспощадная «антихристовая суета»; во-вторых, об исключительной жестокости русских мир узнал только после в буквальном смысле утопивших в крови последний оплот царизма белый Крым Розалии Землячки (наст. Залкинд), Бэла Куна, а город Киев «чистильщицы» Розы Шварц да прочих зверств всего остального скопища большевистских чекистов, которые в подавляющем большинстве говорили на плохом русском, но никакими русскими не были; в-третьих, если даже в глухих деревнях империи имелись грамотеи, читающие высокий штиль святых житий, — значит, бесы ворвались в просвещенную страну. Впрочем, не тех ли «русских» имел в виду «великий пролетарский писатель», что и Владимир Ильич Ленин, определивший в одном из писем Горькому: «Русский умник всегда еврей или человек с примесью еврейской крови», — имея в виду, конечно, и себя.

    О том, что происходила бесчестная подмена, свидетельствует протокол слушаний в Сенате США в 1919 г. о событиях русской революции, сведения из которого приводились в одной из глав повествования. Но обратимся к этому источнику еще раз. Вот диалог сенаторов и свидетеля мистера Тунни о пребывавшем в США и выехавшим в Россию для свершения революции Лейбе Троцком.

    «М-р Тунни: Он всегда говорил с русскими об организации. Он был связан с газетой «Новый Мир» и часто произносил речи русским и немцам об анархии, пока он был здесь. Он верил в свержение всех правительств.

    Сенатор Нельсон: Он говорил по-немецки и по-русски?

    М-р Тунни: Да, свободно.

    Сенатор Нельсон: Какой он национальности?

    М-р Тунни: Он русский.

    Сенатор Нельсон: Славянин или немец?

    М-р Тунни: Он русский.

    Сенатор Нельсон: Русский?

    М-р Тунни: Русский еврей; но они не исповедуют какой-либо религии, разумеется. Они так же против еврейской религии, как и против любой другой. Они называют себя «интернационалистами».

    Сенатор Нельсон: Как он выглядит?

    М-р Тунни: Типичный русский. Темные, густые, кучерявые волосы, и очень радикально выглядит и говорит».

    А вот признания пастора методистской церкви в Нью-Йорке доктора Джорджа А. Симонса, который с осени 1907 по 6 октября 1918 года находился в России в качестве настоятеля методистской церкви в Петрограде, представленные автором весьма сокращенно.

    «Сенатор Уолкотт: Из того что вы говорите, доктор, у меня создается впечатление, что этот режим поддерживается крохотным меньшинством, которое не испытывает никакой симпатии к великому русскому народу, и что они навязывают свою волю нации силой и террором. Верно ли я понимаю?

    М-р Симонс: Совершенно верно, и я видел собственными глазами как они вели сотни людей по Большому Проспекту, на котором находился наш дом… мы узнавали, что их убивают десятками.

    Сенатор Кинг: Что вы можете сказать о голоде, о его степени среди буржуазии и высших классов?

    М-р Симонс: У них была система, делящая все население на четыре класса. Они называли их «категориями». Первую категорию составляли чернорабочие. Они должны были получать все имеющиеся продукты.

    Сенатор Кинг: Солдаты были первыми?

    М-р Симонс: Да, и красная армия.

    Сенатор Кинг: Затем чернорабочие?

    М-р Симонс: Я говорю об этом конкретном постановлении. У меня здесь есть копия, и я могу дать вам перевод. Первой категорией был класс чернорабочих. Они составляли, если угодно, аристократию пролетариата. Затем шла вторая категория, служащие учреждений и магазинов. Затем третья, включавшая специалистов, учителей, докторов, адвокатов, священников, художников, певцов и т. д. Я принадлежал к этой категории, как пастор. Затем шла четвертая — владельцев собственности и капиталистов. Третья и четвертая категория, они писали об этом открыто в большевистской прессе и прокламациях, и говорили в речах, должна была быть задушена голодом, выморена. Я встречал это утверждение десятки раз, и у них даже были рисунки, изображающие культурных и образованных людей в виде собаки, глядящей на стол, не упадет ли с него подачка. Наиболее бесчеловечные рисунки я видел в августе 1918 года. В своей категории, мне полагалось на месяц хлеба восьмую часть фунта (50 гр.); и то же моей сестре. С нашей главной дьяконицей обращались таким же образом. Мы занимались благотворительной деятельностью, но это все не имело значения… Мы просто были в этой категории. Мы были назначены к голодной смерти.

    Сенатор Кинг: Отчего они так настроены против христианства? Большевики — они атеисты, рационалисты или антихристиане?

    М-р Симонс: Мой опыт жизни под большевистским режимом говорит мне, что большевистская религия не только абсолютно антирелигиозна, атеистична, но имеет целью сделать всякую религиозную деятельность невозможной, как только они достигнут своей цели. Был митинг, не могу немедленно назвать дату, где-то в августе 1918 года… Главными ораторами были Луначарский, комиссар народного образования, как его называли, и Шпицберг, комиссар пропаганды большевизма… Вот один из тезисов: «Все, что есть плохого в мире, бедность и страдание — в основном из-за предрассудка, будто есть Бог».

    Далее м-р Симонс вспоминает о встрече с комиссаром почт и телеграфов С. Зориным, прежде проведшим восемь лет в Нью-Йорке.

    «М-р Симонс: Зорин сказал мне: «Мы сделали большое приобретение, Максима Горького, который был против нас, теперь он перешел на нашу сторону. Теперь он с нами и взялся за нашу литературную работу. Вы знаете, что мы покорили Россию. Следующим шагом мы покорим Германию и Америку».

    Сенатор Кинг: Известно ли вам, в какой степени они разослали представителей в соседние страны Европы, снабдив их деньгами для пропаганды большевизма?

    М-р Симонс: Мы слышали много раз, что они отправляли большие суммы денег в разные части Европы. В то время как никто кроме людей из дипломатического корпуса не имел разрешения отправлять что-нибудь, они посылали, день за днем, большие мешки из Петрограда в Стокгольм и Копенгаген… Мы знаем, что они отправляли миллионы рублей для пропаганды в Китае, в Индии и других частях света. Это было в их печати. Это все хорошо известно, они не делали из этого секрета.

    Сенатор Кинг: Чтобы разрушить другие правительства и поставить эти страны под контроль большевизма?

    М-р Симонс: Да, сэр. И устранить все иные учреждения, которые стояли, если угодно, за класс, который они стремились уничтожить. Луначарский и Шпицберг сказали на этом митинге и это написано в их прокламации: «Величайший враг нашего пролетарского дела — религия. Так называемая церковь — просто камуфляж капиталистического управления, они прячутся за ней. Для успеха нашего дела необходимо устранить церковь».

    Наряду с этими признаниями приведу (повторю) слова американского пастора о большевиках как представителях «избранного народа»: «Они были евреями, евреями-отступника-ми. Я не хочу ничего сказать против евреев как таковых. Я не сочувствую антисемитскому движению, никогда не сочувствовал и не буду, ^против него. Я питаю отвращение к погромам любого вида. Но я твердо убежден, что это явление — еврейское…» Хотелось бы подчеркнуть, что автор также питает отвращение ко всяческим гонениям и к погромам любого вида, категорически против антисемитского движения и вовсе не считает всех евреев виновными в неисчислимых бедствиях; автору приходится столкнуться со столь неоднозначной и неблагодарной темой только в силу поставленной задачи: разобраться в истоках столкновения двух систем — коммунизма и нацизма, и их враждебности к христианству — едва не приведшему к коллапсу и исчезновению всего сущего на Планете.

    Но завершим наши горькие размышления о Горьком.

    Настолько же, насколько «прогрессивному русскому писателю» были ненавистны «жестокие» русские, настолько «глубоко симпатичен великий в своих страданиях еврейский народ; я преклоняюсь перед силой его измученной исками тяжких несправедливостей души, измученной, но горячо и смело мечтающей о свободе». Мало кому известно, что еще в 1915 г. Максим Горький вместе с русскими писателями еврейского происхождения Леонидом Андреевым и Федором Сологубом издавал литературный сборник «Щит», посвященный защите гражданских прав еврейского населения Российской империи. Кроме писательства, буревестник революции сделает и другой личный вклад в дело преклонения перед венными искателями свобод, усыновив взрослого Зиновия Михайловича Свердлова (1884–1966; наст. Иешуа Соломон Мовшевич Свердлов), родного брата Председателя ВЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов Якова (Янкеля) Михайловича (Мовшевича) Свердлова (1885–1919). Любопытно, что сестра несомненно талантливой поэтессы Марины Цветаевой Анастасия сочинит рукопись «Из книги о Горьком» (подпишет ее фамилией их матери Мейн). Она посвятит это литературное сочинение первой жене Максима Горького, матери его детей Макса и Кати Екатерине Павловне Пешковой; к которой «сестры Цветаевы относились с обожанием с детских лет», и к которой Анастасии пришлось обратиться в 1927 г., чтоб та помогла ей поехать в гости к писателю в Италию. Так вот, в этом труде поступок буревестника, бросившего своих детей и усыновившего не ребенка, но мужчину, преподносится так, что, мол, Пешков Зиновий Алексеевич был Горьким не усыновлен, а крещен, потому что принятие православия требовалось для поступления в филармоническое училище. Странное получается крещение, когда приходится давать и свое отчество; к тому же младшему брату усыновленного Янкелю Свердлову, как инородцу в Российской империи и «наиболее отчеканенному типу профессионального революционера» (по Ленину), ничто не помешало отучиться в царской гимназии, — чтоб после побегов из нескольких ссылок поруководить подпольной газетой «Правда» и даже большевистской частью социал-демократической фракции 4-й Государственной думы. Заполучив «царский» подарок от своих подельников — великолепный русский город Екатеринбург, переименованный большевиками в Свердловск (и доныне существует Свердловская область в РФ).

    Как это ни прискорбно, но именно пресловутый, врезающийся в хрупкие ребра цивилизаций еврейский вопрос определял, кто будет героем «русской революции 1917 года» и советской власти, а кто не достоин даже памяти народной.

    Ведь заслуги классика советской литературы Максима Горького состояли не только в написании им широко разрекламированных примитивных рассказов, пьес и романа «Мать», но не в последнюю очередь и в таких признаниях: «И сейчас в душе русского человека назревает гнойный нарыв зависти и ненависти бездельников и лентяев к евреям — народу живому, деятельному, который поэтому и обгоняет тяжелого русского человека на всех путях жизни, что умеет и любит работать… Уже с детских лет меня подкупил маленький древний еврейский народ, подкупил своей стойкостью в борьбе за жизнь, своей неугасимой верой в торжество правды, верой, без которой нет человека, а только двуногое животное. Да, евреи подкупили меня своей умной любовью к детям, к работе, и я сердечно люблю этот крепкий народ. Его все гнали и гонят, все били и бьют, а он живет и живет, украшая прекрасной кровью своей этот мир, враждебный ему. Это евреи вырастили на грязной нашей земле великолепный цветок Христа, сына плотника-еврея, бога любви и кротости, бога, которому, якобы, поклоняетесь вы, ненавистники евреев. Столь же прекрасными цветами духа были и апостолы Христа, рыбаки-евреи, утвердившие на земле «религию христианства» — религию всемирного братства народов, религию, на почве которой выросли идеи социализма, идея Интернационала… Заслуги евреев перед миром — велики: тупое и ленивое невежество ваше не знает этого…» (Цитируется по материалам рубрики «Евреи глазами именитых», которую ведет А. Зеликман в Нью-йоркском еженедельнике «Форвертс»; выделено мной. — Авт.).

    А уничтожаемой террором и голодом русской нации, исполненной «тупым и ленивым невежеством о заслугах евреев перед миром» и на последнем издыхании «испытывающей пределы человеческого терпения к боли» (по М. Горькому), помогала только Вера. Вера в избавление от кровавых чудовищ, вознамерившихся — в глазах многотерпимого, святоверующего народа — подменить Христа — распятого Спасителя и его Небесное воинство на свои богомерзкие лики и деяния.

    Красный террор, проводимый вполне официально с 1918 года, широко и размашисто, по-ленински, принес стране неисчислимые бедствия. За массовыми расстрелами, изъятием ценностей и «экспроприацией» в широком масштабе, шло раскулачивание и ссылки.

    Об итогах коммунистической коллективизации на селе ныне известно всем; отдельные политические личности, используя веяния нового времени, уже подготовили свои выгодные гешефты и в начале XXI века проводят циничные торги, с выгодой для себя демонизируя русских, хотя те пострадали от коммунизации больше всех других народов бывшего СССР. Миру не выгодно признать факт геноцида русских, но выгодно стало говорить о «голодоморе на Украине» (словно в советской РФ в 20—30-х годах XX в. люди жили сыто за счет украинского сала и не умирали сотнями тысяч от голода). За мифом о «голодоморе» и подобными ему акциями (к примеру, раздутом мифе об «агрессии русских в 2008 г. в Грузии»), выставляемыми на политическую арену, никто и никогда не увидит то, что произошло с самой Россией в XX веке. И пока русские будут молчать о своих бедах, всегда найдутся те, кто на политике ненависти к русским выклянчит себе крохи со стола наглого американского ястреба.

    Цена плановых (индустриализации, модернизации, военизацииу коллективизации) мероприятий Сталина с целью агрессии и покорении Европы обошлась народам СССР почти в 15 миллионов человеческих жизней, утерянных накануне Второй мировой. Но для вождя СССР это были не жертвы, а так, издержки производства. Только война, как решающее действо, могла полностью и бесповоротно переписать историю, — как это уже было сделано однажды с приходом на Землю Мессии Христа. Только война сделает Победителя новым мессией человечества, но кто им, победителем, будет объявлен богом — Маркс, Ленин или Сталин — планирующий битву еще не знает. Как Бог даст…


    Глава 16

    «ЛЮБИТЕ ВРАГОВ ВАШИХ….»,

    или

    КОГДА ЗЛО СТАНОВИТСЯ ДВИЖУЩЕЙ СИЛОЙ

    ИСТОРИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

    …только невежественные в смысле исторических уроков люди могут полагать, что наше движение способно разрешить и религиозную проблему — такую проблему, о которую разбивались усилия веков и великих государственных деятелей.

    А. Гитлер

    В отличие от большевиков и социалистов, стремившихся захватить власть, чтоб в корне изменить цивилизацию, рвущийся к власти Адольф Гитлер еще не помышлял об этом, но заявлял, что задача национал-социалистов — «создать новое государство, а не просто пробудить от мертвого сна старый режим, погибший в результате его собственных слабостей и ошибок». И только воплотив эту задачу, фюрер германской нации замахнется на цивилизацию христианства, истребляя евреев и как создателей революционной идеи Христа, и как носителей революционной идеи атеизма-коммунизма.

    Христианство — это «движение угнетенных», определил социалист Фридрих Энгельс. Он поможет своему учителю и сожителю (этот факт многими исследователями уже не отрицается) потомственному раввину Карлу Марксу выжать религиозную идею из Библии, Торы и Талмуда и перелицевать ее на новый революционный лад, чтобы создать философию, соперничающую с древним учением. «Нет ничего легче, как придать христианскому аскетизму социалистический оттенок. Разве христианство не ратовало тоже против частной собственности, против брака, против государства? Разве оно не проповедовало вместо этого благотворительность и нищенство, безбрачие и умерщвление плоти, монастырскую жизнь и церковь? Христианский социализм — это лишь святая вода, которою поп кропит озлобление аристократа». Это записано в истинной и незыблемой «библии коммунизма» — «Манифесте Коммунистической партии» Карла Маркса и Фридриха Энгельса. «…1849-й стал годом мрака и трагедии. Римская республика была убита… Французской республикой. В том же году Маркс выпустил евангелие социалистической религии в виде знаменитого коммунистического манифеста», — дал свое определение в работе «Доктрина фашизма» зачинатель этой самой доктрины и кумир лидера Третьего рейха Бенито Муссолини, точно подмечая: — «Совершенно логично, что новая доктрина может использовать еще жизненные элементы других доктрин. Ни одна доктрина не рождается целиком новой, никогда не виданной и не слыханной. Ни одна доктрина не может похвастаться абсолютной оригинальностью. Всякая, хотя бы исторически, связана с другими бывшими и будущими доктринами. Так, научный социализм Маркса связан с утопическим социализмом Фурье, Оуена, Сен-Симона. Так либерализм XIX века связан с иллюминизмом XVIII века….»

    Пропагандируя ересь коммунизма, лучшие ученики Маркса — Троцкий, Ленин и прочие коммунистические лидеры выступали в роли Христа. Сам Маркс Иисуса не любил, поскольку видел в нем конкурента, — подчеркнет современный философ В. Постников, добавляя: «Хорошо то, что ересь в виде коммунизма не сказалась на народном правосознании — критериях добра и зла… Недавно я случайно наткнулся на «моральный кодекс коммунизма» — ну почти Евангелие!» Другие современные философы берут на себя смелость утверждать, что названный «кодекс» не искаженное Евангелие, а переделанный Талмуд, мол, постулаты близкие. И коль исходить из логики марксизма, что «религия — это опиум для народа», то и любая навязанная человеку мораль всегда есть тот же антинравственный состав, разработанный для зомбирования мозгов.

    Между тем, анализ библейского учения действительно доказывает, что многие догмы, которые озвучивались как правила на грядущие века, служили всего лишь временным интересам определенных групп. Что только подтверждает: текст Библии составлялся с учетом определенной сверхзадачи в интересах определенных социальных групп. Например, общеизвестная заповедь: «Рабы, служите господам своим со страхом и трепетом» относится только к эпохе рабовладения; «Рабы, во всем повинуйтесь господам вашим во плоти, не в глазах только служа им, как человекоугодники, но в простоте сердца, боясь как бога» (Колос., гл. 3). Или положение: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога…» (Римл., гл. 13); «Служа верно Царю земному, мы служим Царю небесному». Или вот наказ из нагорной проповеди Христа: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящих вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф., гл. 5). Что может ответить на подобный призыв человек благомыслящий, здравый, заботящийся о благе и безопасности своих близких?! Библия может дать множество подобных примеров лицемерия.

    «Социальные принципы христианства, — писал Маркс, — проповедуют необходимость существования классов — господствующего и угнетенного, и для последнего у них находится лишь благочестивое пожелание, дабы первый ему благодетельствовал». А последовательный марксист Ленин уточнял: «Все и всякие угнетающие классы нуждаются для охраны своего господства в двух социальных функциях: в функции палача и в функции попа. Палач должен подавлять протест и возмущение угнетенных. Поп должен утешать угнетенных, рисовать им перспективы (это особенно удобно делать без ручательства за «осуществляемость» таких перспектив…) смягчения бедствия и жертв при сохранении классового господства, а тем самым примирять их с этим самым господством, отваживать их от революционных действий, подрывать их революционное настроение, разрушать их революционную решимость». То, в чем Владимир Ильич обличал христианскую религию, будет им и его последователями с успехом применено в условиях становления социализма в одной отдельно взятой стране — несчастной, разоренной и погибающей Российской империи, одурманенной лозунгами оголтелых фанатиков. Насаждаемая большевиками антирелигия марксизма будет нуждаться «для охраны своего господства в двух социальных функциях: в функции палача и в функции попа»; в роли палача выступят матерые садисты — чекисты, а в роли попа — славный советский Агитпроп, ублажающий слащавыми сказками о сказочном будущем «без ручательства за «осуществляемость» таких перспектив».

    Впрочем, и здесь соотносительно с выводом великого немца Гегеля, коего так любили большевистские вожди.

    Непререкаемый в глазах Маркса и Энгельса авторитет немецкого философа Гегеля зиждился не только на его знаменитой формуле: «Тезис плюс антитезис равно синтез», — по которой была построена вся революционная концепция. Гегель вывел свою форму «проявления движущей силы исторического развития». Правда, ни один советский учебник не раскрывал нам этого секрета, утверждая, что движущей силой исторического развития всегда являлись революции, а движущей силой революций был низший класс угнетенных. Вот эта загадочная гегелевская формула: «Некоторые думают, что они высказывают чрезвычайно глубокую мысль, говоря: человек по своей природе добр; но они забывают, что гораздо больше глубокомыслия в словах: человек по своей природе зол». Энгельс в работе «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии» (авторская шутка: видать, все-таки на пользу пошла обязательная советская привычка штудировать классиков марксизма-ленинизма) уточнил: «У Гегеля зло есть форма, в которой проявляется движущая сила исторического развития»; «…каждый новый шаг вперед необходимо является оскорблением какой-нибудь святыни, бунтом против старого, отживающего, но освященного привычкой порядка». Марксизм решил сразиться на равных с христианством.

    Исследователи марксизма-ленинизма соглашаются, что Маркс и Энгельс выделяли христианство разных эпох: христианство рабовладельческого общества; христианство средневеково-монашеское; прагматичное христианство буржуазного общества; христианство утопического коммунизма и даже христианство Апокалипсиса. Поддерживая и дополняя учение своего подельника Маркса, активно распространяемое многочисленными фанатичными адептами, Энгельс отвергал ветхозаветную мораль. Он писал: «Какая мораль проповедуется нам в настоящее время? Прежде всего, христиан-ско-феодальная, унаследованная от христианско-феодальных времен; она, в свою очередь, распадается в основном на католическую и протестантскую, причем здесь опять-таки нет недостатка в дальнейших подразделениях от иезуитски-католической и ортодоксально-протестантской до либерально-просветительской морали».

    За этим кажущимся словоблудием стоят великие темы, которые можно муссировать до бесконечности. Что — по мнению Адольфа Гитлера — и происходило на его родине в 20-е годы XX столетия. Зерна, взращенные Марксом — Энгельсом — Лениным, можно было высаживать не только на почву национальных и классовых конфликтов, но и на благодатную почву религиозных конфликтов, ведущих в конечном итоге ко все той же цели — изменить мир и мировоззрение мира. Гитлер увидел в этом опасность своему движению, и вновь обвинил в грехах jude.

    «В течение последних лет дело доходило до того, что иные ослепленные сторонники «народнического» движения настолько усердно занялись религиозной склокой, что перестали замечать, как атеистические марксистские газеты нарочно разжигают эти споры, подсказывают обеим сторонам различные глупые аргументы, подсовывают обоим лагерям соответствующих адвокатов и т. д. Смертельную опасность представляют эти споры у нас, в Германии».

    «Если мы не добьемся того, чтобы борьба на религиозной почве прекратилась, то, в конце концов, между католическими и протестантскими лагерями может разгореться война на уничтожение».

    «Тут не помогут даже ссылки на единство национальных интересов, ибо религиозные чувства все еще сидят в нас гораздо глубже, чем любые соображения политической целесообразности. Во всяком случае, национальное единство нельзя укрепить тем, что разжигают войну между католиками и протестантами…»

    «…только евреи заинтересованы теперь в том, чтобы ввергнуть наше движение в кровавую религиозную распрю как раз в тот момент, когда мы начинаем становиться опасными для еврейства. Я говорю совершенно сознательно о кровавой распре, ибо только невежественные в смысле исторических уроков люди могут полагать, что наше движение способно разрешить и религиозную проблему — такую проблему, о которую разбивались усилия веков и великих государственных деятелей».

    Стоило бы вспомнить, что прежде чем утвердиться во власти в России, большевики вели исступленные дискуссии (подобные тем, что позже проходили в Германии), покушаясь на незыблемость веры, на святые основы человечности, — словно пробуя общество на крепость и спаянность. Они спорили об идеализме и материализме; они утверждали, что «материя первична, а сознание вторично», защищая тем самым теоретические основы марксизма — некий так называемый диалектический и исторический материализм. В дискуссии вовлекались и богостроители, привлеченные недавно распространенной в Европе философией Маха и Авенариуса, получившей название эмпириокритицизм. Ленину пришлось даже написать работу «Материализм и эмпириокритицизм», чтоб как-то защитить свое учение от набирающих вес теоретиков махизма. Тогда же нарождались и бурно обсуждались в марксистской печати другие новые направления забалтывающей все философии; в словесный бой вступали эмпириокритики, эмпириомонисты, отзовисты, ультиматисты, богостроители, социалисты, социал-демократы, марксисты и проч. и проч. и проч. К примеру, богостроители (Богданов, Алексинский, Луначарский, др.) еще в 1910-х гг. пытались обосновать религиозный атеизм, то есть, религию без Бога; они твердили о «расцвете социалистического религиозного сознания», не отрицая марксизма, и объявляя его ни много ни мало — религиозно-философской системой, указующей людям путь к совершенно новой жизни. Так что, на поверку выходило, что искусственная религия богостроительства была создана для привлечения верующих в период кризиса к идеям марксизма, дополненного вымышленной новой пролетарской религией без Бога. То-то ею одно время увлекался товарищ Бухарин, которого с нежностью так любил товарищ Ленин, между тем гневно критикующий богостроителей.

    Православное русское духовенство, традиционно проповедующее смирение, поздно разглядело в разнообразных око-лодуховных дискуссиях гибельную суть. Однако церковнослужители все же проявили свой смиренный протест: стали называть социализм антихристианским «человекобожием», которое противостояло возлюбленному христианскому «богочеловеку». А ведь богочеловек Христос, принесший, как уверяют нас служители церкви, мир на землю, изрекши в Нагорной проповеди: «Блаженны миротворцы», — предупредил всех, имеющих уши: «Не думайте, что я пришел принести мир на землю, не мир пришел я принести, но меч». Да не услышали…

    Еще в год «репетиции русской революции», в 1905-м, когда впервые в обществе прокатилась волна ненависти и насилия, настоятель храма Святителя Николая Чудотворца на Старом Арбате в Москве отец Иосиф Фудель писал: «Как пастырь Церкви, я вижу ужас положения в том душевном настроении, которое постепенно овладевает всеми без исключения. Это настроение есть ненависть. Вся атмосфера насыщена ею. Она растет с каждым часом; у одних к существующему порядку; у других — к забастовщикам; одна часть населения проникается ненавистью к другой… Чувствуется, что любовь иссякла… И в этом бесконечный ужас положения… К нам, пастырям Церкви, обращаются наши прихожане с неотступной просьбой указать — где же выход, умоляют принять какие-либо меры умиротворения и спасения… У нас есть собственное оружие, которое всегда при нас и единственно только действенно к господствующему чувству. Это средство — общественная молитва к Господу Любви «о умножении в нас любви и искоренении ненависти и всякой злобы».

    К сожалению, общественная молитва к Господу «о умножении любви» оказалась для русского народа и всех остальных подданных империи что мертвому припарка

    Впрочем, упрекать всех церковников в том, что они призывали народ к смирению, как того требовали библейские заповеди, было бы несправедливо. Хотя бы в память тех представителей русского духовенства, кто открыто выступил против революционеров. В Белой армии создавались целые отряды из служителей религии; в войсках Деникина, Колчака и других славных русских офицеров сражались «полки Иисуса», «дружины Святого Креста», с беззаветной храбростью воевавшие под знаменами, на которых сиял образ Христа.

    В.И. Ленин в своих работах отрекался от христианства как религии иудейского мессианства (хотя, как утверждает большинство современных исследователей, именно новые иудейские мессии, в том числе и Ленин-Бланк, проводили в жизнь атеистическую религию — коммунизм). Можно найти даже такое утверждение, что «марксизм-ленинизм, порывающий с религией царства антихриста, царства зверя, религией иудейского мессианства…в корне порывающий с ложными иудейскими богами, есть переход к высшим формам христианства, продолжение евангельского Учения Святого Духа» (по А. Бусел). Увы, история никого и ничему не учит. Примерно об этом же Адольф Гитлер выразится так: «Во все времена и эпохи, конечно, находились бессовестные субъекты, которые не останавливались перед тем, чтобы и религию сделать орудием своих политических гешефтов (ибо для таких господ дело идет исключительно о гешефтах). Совершенно неправильным однако является возлагать ответственность за этих негодяев на религию».

    Определившись с мыслью, что Россия имперская погибла в том числе и из-за своей фанатичности в отношении Веры и «не без участия ортодоксальных священников», и выказав это вслух на встречах с соратниками, Гитлер провел параллели с германским духовенством, сделав ссылки на мировоззрение любезного его сердцу барона Георга фон Шенерера, ненавидевшего социализм, слывшего националистом и антисемитом. «Получалось так, что церковь не только отворачивается от немецкого народа, но прямо переходит на сторону его врагов. Шенерер же считал, что главная причина всего этого заложена в головке католической церкви, находящейся вне Германии. По его мнению, уже из одного этого вытекало враждебное отношение руководящих кругов католической церкви к чаяниям нашего народа». Фон Шенерера (наряду с бургомистром Вены Карлом Люгером и композитором Рихардом Вагнером) называют одной из тех ключевых фигур, на идеях которых формировались взгляды молодого Адольфа. Известно, что немецкий барон предпринимал всяческие шаги для возрождения немецких обычаев и даже рекомендовал начинать германское летоисчисление со 113 года до Рождества Христова — с битвы у Норейи, в которой кимвры и тевтоны разгромили римские легионы.

    Утверждают, что над постелью юного Адика в годы его пребывания в Вене висели афоризмы барон Шенерера, к примеру, такой: «Без иудейской и римской мании поднимайся, Собор Германии! Хайль!»

    Являвшийся примером для Гитлера Георг фон Шенерер не побоялся восстановить против себя католическую церковь, когда организовал движение «Прочь от Рима!». Исследователи нацизма этому же герою отводят роль того, кто «впервые придал вражде к евреям, носившей до того в Европе преимущественно религиозный или экономический характер, сознательный поворот к политико-социальному и находившему уже преимущественно биологическое обоснование антисемитизму». Он организовал сопротивление любым тенденциям ассимиляции под девизом: «На помощь веру не зови, когда порок в самой крови».

    И если пророки коммунизма согласились с выводом немца Гегеля, что «зло есть форма движущей силы исторического развития», уточнив, что силы эти воплощаются в революциях, то немецкие националисты и пангерманисты начала XX века разглядели евреев как движущую силу революций, а, значит, источник всех бед и страхов этого мира. Тогда, когда Гитлер еще не был даже пешкой в большой политической игре, барон Шенерер уже требовал от парламента Вены принятия чрезвычайных антиеврейских законов, а его приверженцы носили на цепочках для часов антисемитский брелок, изображавший повешенного еврея. Утверждая, что поклоняться мертвецу на кресте не менее безнравственно, чем носить подобные игрушки.

    И так как, похоже, ни религиозные распри, ни националисты из разных стран, ни пресловутый еврейский вопрос никогда не прекратятся, то можно здесь привести слова современного русского националиста/патриота Вл. Истархова: «Ну и, конечно, самая запретная и самая преследуемая тема — это причина и корень всех проблем. Это роль мирового еврейства в мировом историческом процессе. Все семьдесят лет советского коммунизма эта тема была самой запрещенной и самой преследуемой. Буквально на следующий день после захвата власти большевиками был введен в действие ленинский…закон «Об антисемитизме». Он полностью запрещал не только критику действий мирового еврейства, но и любое упоминание о фактах реальных деяний евреев. Этот звериный ленинский закон не имел никаких аналогов в мировой законодательной и юридической практике. При Сталине во времена так называемого государственного антисемитизма простое упоминание о роли евреев в революции 1917 года каралось в лучшем случае 25 годами ГУЛАГа. Сегодня раскрытие фактов чудовищных еврейских преступлений блокируется с помощью 282-й статьи Уголовного Кодекса РФ (возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды)». Но задача автора, повторюсь, не в обличении пресловутого «мирового еврейства», не в «разжигании розни» и не в выяснении вопроса: кто виноват или кто оклеветан, а — где истоки мирового зла в виде революций и войн, несущих каждому из нас — будь ты немец, русский или еврей, — неисчислимые бедствия, что и показали события Второй мировой.

    Когда после встречи в январе 1925 года с ревностным католиком и председателем Баварской народной партии премьер-министром Хельдом недруги обвинили Адольфа Гитлера, что он ищет пути сближения с Римом, то тот не нашел ничего лучше, как пойти на реорганизацию всего движения, оставляя подле себя лишь не сомневающихся в правильности его единолично принятых решений.

    К тому времени фюрер, уже давно обогатившись опытом всевозможных учений, заполонивших город Вену и все немецкое общество, выработал основы своей программы, своего «цельного миросозерцания», которое «никогда не согласится делить свое влияние с другим миросозерцанием». Он уже готовился вести до конца «истребительную борьбу против старого, чтобы приступить затем всерьез к строительству нового». И вновь — в соответствии с большевистской манифестной догматикой: «Весь мир насилья мы разрушим /До основанья. А затем /Мы наш, мы новый мир построим, /Кто был ничем, тот станет всем». Большевистское, а впоследствии и нацистское строительство цельного мировоззрения в рамках отдельно взятого государства на долгие годы стало парадигмой массового сознания, конкурируя в этом плане с воздействием религиозным.

    Будучи проводником новых идей, молодой немецкий фюрер брал на себя многофункциональную роль; он желал, во-первых, прекратить искусственно навязываемые религиозные дискуссии и конфликты; во-вторых, спасти Германию от удушающих объятий большевизма; в-третьих, попытаться создать рейх как мощную империю; в-четвертых, оставив Веру, заставить человеческую цивилизацию по-новому взглянуть на догматы христианства.


    Глава 17

    «ЗВЕЗДА, ВЗОШЕДШАЯ В РОЖДЕСТВО,

    ЯВИЛА НАМ СПАСИТЕЛЯ НЕМЕЦКОГО НАРОДА»

    Когда основана была Германская национал-социалистическая рабочая партия, в Германии впервые появилось движение, которое в отличие от буржуазных партий не ставило себе целью механическую реставрацию прошлого, а выдвинуло новый идеал органического народного государства в противовес современному совершенно противоестественному государственному механизму.

    А. Гитлер

    Рождество 1925 г. Адольф Гитлер провел в среде соратников из города Бамберга, где сильные позиции имел преданный фюреру Штрейхер. Участник Первой мировой Юлиус Штрейхер (1885–1946), награжденный за боевые заслуги Железным крестом 1-го и 2-го класса, он был основателем и руководителем Социалистической партии Германии (СПГ создана в 1919 г.), в 1922 году вступил в НСДАП. С 1923 года Юлиус издавал антисемитскую газету «Штюрмер», делая упор на извращенческую сексуальную составляющую «нечистой» нации. Утверждают, что во время Пивного путча и столкновения с полицией Штрейхер сделал первый выстрел. Об этом событии Гитлер с присущей ему патетикой сказал следующее:

    — В тот день, когда он лежал со мной на мостовой Фельдхернхалле, я поклялся, что не брошу его, пока он не бросит меня!

    В 1924 г. Юлиус Штрейхер возглавил Великогерманское общество, став его первым президентом. А после воссоздания Гитлером НСДАП вошел в число его членов, получив билет под номером 18.

    14 февраля 1926 г. Адольф Гитлер провел в Бамберге совещание партийных руководителей всех рангов. Город буквально засветился от обилия ярких знамен и плакатов, возвещающих о событии. Совещание длилось целый день, шлюзы спорам и дискуссиям открыла пятичасовая речь фюрера. Одной из главных тем стал вопрос о разоренной буржуазии; споры вызвало то, что правительство собиралось вернуть часть средств прежним хозяевам, тогда как все остальные слои населения теряли свои ценности и сбережения навсегда. Созвав совещание руководителей, куда, несомненно, должны были прибыть и представители, еще разделяющие северогерманские социалистические тенденции, фюрер сумел проявить себя талантливым стратегом. Он сыграл на чувствах людей, заставив их — многих вопреки своей воле — подтвердить, что принятая в 1920 году программа партии остается незыблемой.

    — Она учредительный документ нашей религии, нашего мировоззрения. Изменить ее означало бы предательство по отношению к тем, кто умер, веря в нашу идею.

    Вслед за прошедшим совещанием Йозеф Геббельс, явно пребывая в замешательстве, запишет в своем дневнике: «Я весь как побитый. Кто он — Гитлер? Реакционер? Изумительно неловок и неопределен. Русский вопрос — абсолютно не в масть. Италия и Англия — вот природные союзники. Ужасно! Наша задача — наголову разгромить большевизм! Большевизм — это жидовская работа!!! Мы должны унаследовать Россию! 180 миллионов!!! Компенсация князьям!.. Чудовищно! Программы достаточно. С этим соглашаются…»

    Разгромить большевизм-коммунизм нацистам не удалось, зато это удалось силам иного толка. Любопытно: словно следуя плану германского фюрера, последний секретарь ЦК КПСС Советского Союза М.С. Горбачев признался в интервью газете «Советская Россия» от 19.08.2000 г.: «Целью моей жизни было уничтожить коммунизм, невыносимую диктатуру над людьми». Осталось присмотреться к тем, кто после горбачевской «перестройки» и развала советской империи «унаследовал страну», чтобы понять, в чьих интересах действовал последний облеченный безграничной властью коммунист СССР. А ведь даже фирменный горбачевский термин «перестройка», похоже, был взят из трудов «шустрого апостола» (по А. Гитлеру) «русской революции» 1917 года Лейбы Троцкого, который, оказавшись не у дел в результате политических игрищ товарища Сталина, все пенял, что в стране Советов в 1924 году началась «перестройка, перелицовка и прямая подделка». Недоволен же Троцкий был тем, что Политбюро и Секретариат по предложению Генерального секретаря ЦК РКП(б) И.В. Сталина приняли решение о централизованном изъятии у граждан и учреждений всех материалов, имеющих отношение к истории партии и особенно к документам периода революции и Гражданской войны. Все — якобы для архива ЦК, на самом деле — для дозирования правды, для перераспределения ролей, для сокрытия истинных заказчиков и делателей революции в Российской империи.

    Уже в 1926 году фюрер, представлявшийся будущему рейхслейтеру Геббельсу неопределенным, наметил захваченную большевиками Россию своей целью. Итак, им руководили вполне понятные, естественные в создавшейся ситуации и даже отчасти примитивные мысли: если им можно, то отчего нам нельзя? Если им можно было позариться на чужие богатства, то отчего нам тоже не обратить свои взоры на Восток? Отчего, если им можно было явиться захватчиками, то отчего нам не предстать в глазах мирового сообщества освободителями?

    К тому же общеизвестно, что в предавние времена и Церковь, желающая максимально распространить свое влияние, устраивала Крестовые походы, — своего рода генеральные репетиции по захвату новых земель для создания там жизнеспособных государств, в предвкушении окончательного завоевания всего мира грешных «нехристей». Во время насильственной христианизации местное население всегда либо обращалось в новую веру, либо уничтожалось, а их древние идолы нещадно повергались в прах.

    Если учесть, что фюрер прекрасно понял истинную цену христианской истории, как и христианской догматике, то не выглядит странным факт, что, возрождая партию, он пол но-стью сохраняет старой ее программу. Секрет христианства в неизменности его догм, — эта мысль не единожды будет фигурировать в «Майн кампф».

    Сражаясь с религиозными раздорами в обществе, он призывал всех встать под знамя своей догматичной программы, где бы ничего не подвергалось сомнениям, даже самые нелепые постулаты. Своих соратников, пытающихся дискутировать о целях и задачах партии, он уличал в сектантстве, считая, что тем самым они растрачивают много сил на пустое, просто в никуда. Биограф Иоахим Фест представит это так: «Католический» темперамент Гитлера редко где проявляется так ощутимо, как в этой приверженности застывшим, неизменным формулам. Как-то он сказал, что все дело только в политической вере, «вокруг которой вращается весь мир», программа может быть «насквозь идиотской, источником же веры в нее является твердость, с которой ее отстаивают» …он создаст и использует возможность, чтобы объявить старую программу партии, несмотря на все ее ярко выраженные слабости, «не подлежащей изменению». Именно ее устаревшие, старомодные черты и превращают ее из предмета дискуссии в объект почитания. Она должна была не отвечать на вопросы, а придавать энергию, а уточнение, считал Гитлер, означало бы только раздробление. А то, что он с неуклонной последовательностью настаивал на тождестве фюрера и идеи, соответствовало, помимо всего прочего, принципу непогрешимого фюрера, принципу не подлежащей изменению программы».

    Не об этом ли сам Гитлер напишет следующее: «Тайна успехов французской революции в том и заключалась, что у нее была такая новая великая идея. Этому же обстоятельству обязана своей победой и русская революция. И то же, наконец, приходится сказать об итальянском фашизме: если ему удалось с таким громадным успехом и с пользой для дела реорганизовать жизнь целого народа, то это произошло только потому, что у него была своя великая идея». Незыблемая программа НСДАП полностью подчинялась «великой идее» фюрера, и, главное, определяла, по какому пути идти, чтобы эту идею воплотить в жизнь, дабы также «с пользой для дела реорганизовать жизнь целого народа», проживающего в Германии, — чтобы затем обратить свой хищный пристальный взор на Восток.

    Нельзя не вспомнить в данном контексте, что Великая французская революция, перевернувшая сознание общества и послужившая примером для бунтовщиков новейшей истории, едва не нанесла непоправимый урон Церкви, — вере, «вокруг которой вращается весь мир». Ведь одним из первейших законодательных актов революции христианская вера была отменена, а вместо нее утвердился культ разума и демократии. Но как тогда, так и после «демократия диктатуры» шла путем жесточайших насилий. Пришедший затем к власти Наполеон восстановил религию, однако относился к папе очень неблагосклонно и при первой же возможности выгнал бы того из Рима, уничтожив заодно и весь католический центр. Тогда дряхлая, но все еще могучая сила пригрозила Наполеону смертью. А он-то знал, что с Церковью шутки плохи, как и с верными псами Господа, состоящего у него на спецслужбе, и отступил.

    С 14 февраля 1926 года программа НСДАП окончательно превратилась в проект, который в скором времени станет общенациональным проектом, идентичным по силе идеи социализму, но способным реально этой идее противостоять. «Противоядие против яда», — определит Гитлер. К слову: о безбожии и коммунизме как о яде, впитанном русской интеллигенцией, протоиерей Сергий Булгаков суровой зимой 1941/42 г., когда уже шло кровавое столкновение военизированных систем социализма и нацизма, сказал следующее: «Интеллигенция впитала в себя все духовные яды западного безбожия, начиная с энциклопедизма и гуманизма, материализма и человекобожия, наконец, социализма в образе марксизма и вообще экономического материализма. Вообще не было такого яда в европейской лаборатории, которого бы не прививала себе русская интеллигенция. Вообще весь пестрый спектр европейского безбожия был здесь воспринят в смешении». Протоиерей Булгаков сделал русскую интеллигенцию, — с ее природным любопытством, благодушием и доверчивостью, характерными всем русским, — ответственной за страдания народов бывшей империи.

    22 мая 1926-го общее собрание партии в Мюнхене приняло новый Устав НСДАП, закреплявший неоспоримость авторитета фюрера и его единоначалие. Закрепляя, по сути, то, что еще прежде, в «Директивах для Веймара» от 18 июля 1924 г. доктор Альберт Фольке сформулировал кратко и объемно: «Наша программа в двух словах: Адольф Гитлер». Возможно, много столетий назад, когда только замышлялся и осуществлялся христианский проект, его создатели, писавшие четыре почти идентичных Евангелия, также получили подобную установку: «Наша программа в двух словах: Иисус Христос». Мы вернемся к этой мысли, чтобы читатель не обвинял автора в голословности и ереси.

    В 1928-м, когда от тюрингского гауляйтера Артура Дин-тера поступит неосторожное предложение о создании вокруг вождя некоего дополнительного рабочего органа типа «сената», то Гитлер саркастично отклонит его, а самого советчика в том же году исключит из партии.

    Какие могут быть помощники-соперники, когда он, фюрер, «слепо верит в то, что принадлежит к тем, кто делает историю»; ведь и в истории, как в науке, «открытия делает не масса, организовывает и думает не большинство, а только и исключительно отдельный человек — личность». И потом, «вся человеческая культура… есть результат творческой деятельности личности». И потому «вся организация общества должна представлять собой воплощенное стремление поставить личность над массой, т. е. подчинить массу личности». Вот такое мессианство по фюреру, и пусть в него кинет камень тот, кто, взойдя на вершину власти, думает иначе.

    Возможно, это своего рода кощунство, но хотелось бы привести схожее свидетельство от митрополита Московского Филарета: «Надежнее самодельных умствований должно учиться царственной истине из истории народов и царств… писанной не страстьми человеческими, а святыми пророками Божиими, то есть — из истории древле избранного и Богопра-вимого народа Божия. Эта история показывает, что лучшее и полезнейшее для человеческих обществ делают не люди, а человек, не многие, а один.

    Какое правительство дало еврейскому народу государственное образование и закон? — Один человек Моисей.

    Какое правительство распоряжалось завоеванием обетованной земли и распределением на ней племен народа еврейского? — Один Иисус Навин.

    Во время судий — один судия спасал от врагов и зол целый народ». (Из проповедей.)

    Так что остается незыблемым вывод: пока один человек вершит судьбы народов и спасает от зол, идея мессианства не иссякнет, — и, значит, человечество еще не раз столкнется с новыми моисеями, новыми Лениными и новыми гитлерами.

    Чтобы направить мятежность штурмовых отрядов в нужное его замыслам русло и беспрекословно подчинить их общим целям, Адольф Гитлер провел театрализованное представление, включив СА в ряды своей партии и определив им отдельное, более выгодное место в фанатично сплачиваемых рядах. Штурмовые отряды начали формироваться в 1921 г. с целью противодействия социал-демократам и коммунистам. Четыре штурмовых отряда получили свои штандарты еще 28 января 1923 года, ныне же настала очередь новым, возрожденным формированиям СА. Флаги, разработанные по эскизам Гитлера, отчасти напоминали боевые штандарты древнеримских легионов: древко венчали фигура парящего орла («арийца» животного мира) и свастика в дубовом венке; под свастикой размещалась небольшая табличка, на которой шла надпись NSDAP, а на оборотной стороне — собственное название части. Под табличкой располагалось красное полотнище с черной свастикой в белом круге; ниже шла надпись: Deutschland Erwache (Пробудись, Германия), а на обратной стороне надпись гласила: Штурмовые отряды Национал-Социалистической немецкой рабочей партии. К концу победного 1933 года штурмовики насчитывали в своих рядах около 2 миллионов человек; после поражения 1945 года Нюрнбергский международный трибунал признал СА преступной организацией.

    Расставляя фигуры соратников на красно-коричневом политическом поле, Адольф окончательно перетянет на свою сторону Йозефа Геббельса, когда поставит того на должность главы гау Берлин — Бранденбург (чаще называют гаулейтером Берлина; ray — территориальная единица). Геббельс останется на посту начальника самого важного гау Германии до самой смерти. После чего фюрер в личном дневнике соратника получил эпитеты: «гений» и «творящий инструмент божественной судьбы». В отличие от некоторых других территорий, в Берлине НСДАП еще оставалась малоизвестной партией. Чтобы исправить это упущение, Геббельс способствовал тому, что коричневые соратники повсеместно ввязывались в драки с красными бунтарями. Подобные действия служили спаянности членов организации, сплачиваемых не только общей идеей, но и ореолом мученичества, заполученным в кровавых столкновениях с коммунистами. Без мучеников ни одно движение не может стать популярным, — эта истина зародилась еще в недрах церковного мира на заре становления первоначального христианства. Когда любая публичная казнь, как яркое и незабываемое зрелище, становилась лучшей рекламой для христианства; ведь согласитесь, если люди принимают смерть за свои убеждения, значит, эти убеждения должны чего-то стоить.

    После столкновений в северной части города, когда число раненых и пострадавших приблизилось к сотне, молодой Геббельс, которому нет и 30 лет, торжествовал: «С этого дня нас в Берлине знают. Мы не настолько наивны, чтобы считать, что дело сделано».

    Примирившись с политикой и тактикой действий «гения» германской нации Адольфа Гитлера, Йозеф Геббельс стал способствовать превращению национал-социализма в новую религию, пока нацизм не сделался тотальным мировоззрением, исключавшим все другие. Характер новой веры движению нацистов придавали не только идеология и театрализованные политические мессы, но и надежда на лучшее, как главная составляющая политики. Показателен факт, что во многих своих выступлениях доктор философии, прослушавший курсы лекций в лучших университетах страны благодаря помощи Католического общества, он же имперский руководитель нацистской пропаганды (с 1929 г.) Пауль Йозеф Геббельс искусно использовал религиозную терминологию.

    Геббельс родился в маленьком городке Рейдт в семье набожных католиков. Окончив приходскую школу, он поступил в гимназию, потом по стипендии католического общества имени Альберта Магнуса учился в восьми университетах. В 1921 году, в возрасте 24 лет Геббельс получил степень доктора философских наук в Гейдельберге, посещая ранее занятия в университетах Бонна, Фрейбурга, Вюрцбурга, Кельна, Франкфурта, Мюнхена и Берлина. В этих прославленных учебных заведениях будущий нацистский пропагандист изучал философию, историю, литературу и искусство, занимался латинским и греческим языками. Известно, что Пауль Йозеф мечтал стать писателем; в год защиты докторской написал роман «Михель» (издан только в 1929 г.), а еще через два года — две пьесы в стихах: «Скиталец» об Иисусе Христе и «Одинокий гость». Когда Геббельс приобрел вес как нацистский лидер, став министром пропаганды и управителем театров, его пьеса о богочеловеке наконец была поставлена на сцене.

    Опережая ход событий, Адольф Гитлер скрупулезно занимался внутрипартийным строительством, создавая строгую иерархию — с прицелом на далекое будущее. И коль дискуссии и сомнения были запрещены, то руководящим членам партии оставалось одно: соперничать за места у тела лидера. В структуре НСДАП появилось свое теневое правительство; например, в партии был внешнеполитический отдел, отделы военной и правовой политики. Были отделы, занимающиеся постулатами национал-социалистической политики, пропагандой, вопросами народного здоровья, расовыми вопросами, поселенческими делами, аграрной политикой. При партии существовали вполне безобидные подразделения, как то: союзы государственных служащих, юристов, врачей, даже садоводов и птицеловов, а также различные школы, в том числе школа ораторов (к 1932 г. подготовлено 6000 человек). В 1927 г. зашла речь о создании женских штурмовых отрядов, идея отчасти нашла воплощение в 1928-м, когда появилась «Красная свастика» — прообраз будущего Национал-социалистического женского союза. Сплотившего самых экзальтированных дамочек, обаянных идеями возрождения

    Германии и люто обожающих вождя всего нацистского движения, — по большей части из тех, что получали оргазм, слушая многочасовые речи фюрера.

    Алгоритм распространения нацизма, равно как и коммунизма, был идентичен алгоритму экспансии христианства; пожалуй, с давних времен человечество не придумало лучшего хода. Судите сами. Сперва в какой-то город или местечко приходил проповедник, предварительно изучивший местную ситуацию. Он вел агитацию там, где могли проживать подготовленные для пропаганды элементы (обработанные засланными казанками, ведущими подрывные разговоры). Если рисковый адепт проповедовал среди элиты, то старался запугать слушателей огненной адовой геенной; если разговоры велись среди низов, то тут выступал на первый план постулат о свободе, равенстве и братстве. Образовав ячейку общины (у коммунистов был такой же термин: первичная ячейка, первичка), проповедник, подучив самых способных и фанатичных, отпускал их агитировать за новую веру в новые места. А сам чаще всего скрывался в тень, оставаясь кукловодом и тайно руководя остальной паствой.

    Вся жесткая иерархия и разветвленные союзы — все вместе и были воплощением слов Адольфа Гитлера «создать новое государство, а не просто пробудить от мертвого сна старый режим, погибший в результате его собственных слабостей и ошибок». Благодаря таланту ее неизменного лидера, НСДАП становилась сконцентрированным сгустком нового и пока еще оппозиционного государства.

    Зато «теневое» гитлеровское государство имело свои знамена, свой гимн «Хорст Вессель» (превращен в гимн благодаря мощной пропаганде Геббельса), свои праздничные даты и мероприятия, а его члены — свою отличительную форму, значки и знаки приветствия. Главным нацистским знаменем был признан флаг, развевавшийся над колонной путчистов, проходивших у Фельдхернхалле, символически названный «Знаменем крови» (Blutfahne); прикосновение к этому полотнищу при каждом освящении штандартов должно было вызывать символическую передачу некоей мистической силы. Священным символом стал стяг 5-го штурма С А, который 9 ноября 1923 г. нес участвующий в Пивном путче Генрих Трамбауер, и который в тот день оказался забрызган кровью кого-то из национал-социалистов. Обагренное кровью «мучеников» полотнище было объявлено одной из главных реликвий Третьего рейха. Впервые Адольф Гитлер представил этот краснознаменный символ 4 июля 1926 г. в Веймаре, где Blutfahne торжественно и церемониально было передано на хранение в 1-й штурм 1-го штандарта СС. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы во всех инсценированных церемониях со знаменами увидеть литургический смысл. Но ни новая религия, ни религиозный плагиат не помогут нацизму и его реликвиям избежать крушения; нацистское «Знамя крови» сгорит в Мюнхене во время бомбардировок союзнических войск.

    Довольно странным выглядит то, что с середины 20-х годов, еще не имея реальной политической власти, Гитлер имел возможность отправлять своих наблюдателей на международные конференции. Активность партии была такова, что только в 1925 году ее члены провели почти 2400 собраний, митингов и демонстраций.

    Несмотря на многочисленные сложности, конец 20-х — начало 30-х годов были плодотворными для Гитлера и его НСДАП. Многое было сделано в расчете на то, чтобы в случае успеха новое государство было развернуто прямо из рядов партии. Рекламируя благие цели построения «идеального государства», фюрер писал: «Образцовым можно считать лишь то государство, которое не только соответствует жизненным условиям представляемого им народа, но и само своим существованием на деле обеспечивает дальнейшее развитие этого народа. И это независимо от того, какое общекультурное значение вообще имеет данное государство в рамках всего остального мира». На поверку оказывалось — чтобы подобное государство возникло, нужно было провести решающую борьбу: «Главная трудность, как это часто бывает в историиу заключается не в том, как открыть новые формы лучшего, а в том, как очистить поле от худшего», с фанатичным уточнением: «А борьба предстоит громадная, ибо первый же вопрос заключается не в том, как на чистом месте построить наше новое идеальное государство, а в том, как устранить существующее еврейское государство».

    Итак, задачи были ясны, и 9 сентября 1927 года в печатном органе партии «Фелькишер Беобахтер» вышла статья Отто Бангерта, прямо указующего, что НСДАП «все отчетливее превращается в грядущее государство», которое должно «пронизать всю нашу разрушенную общественную жизнь. Когда же со временем национал-социалисты придут к власти, то Третий рейх в своих основах уже будет существовать». Впоследствии, в 1940 году Йозеф Геббельс сделал секретное заявление, в котором говорил, что когда их партия пришла к власти, национал-социализму оставалось лишь спроецировать, «перенести на государство свою организацию, свой опыт, принципы своего духа и своей души».

    В конце 20-х годов очередной Рождественский праздник фюрер провел в Мюнхене, в кругу своих партийных товарищей. Он произнес речь, в которой сравнивал все беды НСДАП, в том числе и преследование ее членов с ситуацией, складывавшейся в пору становления раннего христианства.

    — Национал-социализм притворит идеалы Христа в дело! Дело, которое начал Христос, не успев завершить, я доведу до конца!

    Ему то ли вторила, то ли предвосхищала эти громогласные заявления любимая газета «Фелькишер Беобахтер» за 23 декабря 1926 г.: «Звезда, взошедшая в Рождественскую ночь, означала явление избавителя, раздвигающийся ныне занавес явил нам нового избавителя, спасителя немецкого народа от позора и нужды — нашего фюрера Адольфа Гитлера».

    Основываясь на личных воспоминаниях, американский историк и автор книги «Взлет и падение Третьего рейха» Уильям Ширер свидетельствовал: «В… разгар ежегодных сборищ членов нацистской партии в Нюрнберге, я часто видел лоточников, торгующих почтовыми открытками с изображением Фридриха Великого Бисмарка, Гинденбурга и Гитлера. Надпись на открытках гласила: «Что завоевал король, укрепил принц, защитил фельдмаршал, спас и объединил солдат». Таким образом, Гитлер-солдат изображался не только человеком, спасшим и объединившим Германию, но и преемником этих известных деятелей, возвеличивших нацию». Но просто «преемник», прошедший уже казематы тюрьмы Ландсберга-на-Лехе, жаждал еще большего авторитета, ведущего его обладателя прямо в сонм святых, оставляющих по себе благодарную память в сотнях грядущих поколений.

    Так зарождался культ личности Гитлера, явно берущего пример с того, кого он долгие годы боготворил, и о ком всегда, при любых обстоятельствах отзывался только хорошо: с товарища Иосифа Виссарионовича Сталина, давшего добро на раздувание небывалого культа личности словно бы даже не себя лично, а — своей общественной фигуры, своего политического двойника. Но Сталин уже не соперничал с Христом, потому что Христос был повержен в стране воцарившихся красных бесов. Но с кем тогда соперничал Сталин?! — не с черной ли тенью самого Господа Бога?

    Скромный ученик Сталина тоже спешил возвеличиться, он благосклонно принимает хвалу из уст верного соратника Германа Геринга, указующего, что любой соперник на фоне их фюрера «не больше чем камень, на котором тот стоит». Камень, конечно, еще не крест, но все же больше, чем просто безделица под ногами, ибо он — возможно — уже постамент под ступнями нового Спасителя Германии. Постамент — с того самого момента, когда Герман Вильгельм Геринг (1893–1946), обладатель Железного креста 1-го и 2-го класса и других боевых наград за подвиги в годы Первой мировой, назначенный Адольфом Гитлером верховным руководителем грозных СА и рейхсмаршалом Третьего рейха, вдруг осознает и откровенно признается: «Всякий раз, когда я стою перед фюрером, у меня подгибаются колени».


    Глава 18

    ЕСЛИ «ЗАОКЕАНСКИЙ ПАЛАЧ

    РАСПИНАЕТ НАРОД НА КРЕСТЕ»

    Но есть и народы-трутни, умеющие до известной степени пролезть в другие части света и под разными предлогами заставить другие народности работать на себя; такие народы-трутни умеют образовывать новые государства независимо от своей собственной территории.

    А. Гитлер

    В 1927 году правительствами Саксонии и Баварии был отменен запрет на публичные выступления вождя национал-социализма. И в скором времени при огромном скоплении народа вождь выступает в цирке «Кроне». Перед тем, как покорить это пространство еще в 1921-м докладом на тему «Гибель или светлое будущее», Гитлер упоминает о нем так: «В Мюнхене оставалось только одно большое помещение, в котором мы еще не решались устраивать свои собрания: цирк Кроне». Нынешнее выступление отмечено еще большим вниманием, оно привлекает огромное скопление народа, манеж облеплен толпой в 7000 человек, большинство машут приветственными флажками с изображением свастики и скандируют: «Хайль!»

    Под шквал приветствий наконец входит торжественный строй коричневорубашечников; впереди — две шеренги барабанщиков, за ними — знамя. Точно такие же манипуляции с выносом атрибутов проводят и советские товарищи на всех сборищах — от пионерских собраний в школах до партийных съездов.

    «Люди приветствуют их на фашистский манер вытянутой рукой, — по горячим следам строчат донесения германские полицейские. — Публика им аплодирует. На сцене тем же манером поднял руку в приветствии Гитлер. Грохочет музыка. Череда знамен, сверкающие штандарты со свастикой в венке и с орлами по образцу древнеримских боевых флагов. Продефилировало, наверное, около двухсот человек. Они заполняют манеж и выстраиваются там, а знаменосцы и те, кто несет штандарты, занимают место на сцене. Гитлер быстрыми шагами выходит на авансцену…» Выходит, чтобы в очередной раз произнести пылкую речь, в которой слова то текут плавно и медленно, то обгоняют друг друга, так, что и слов уже не разобрать. Но зал слышит о христианстве и гонениях на ранних приверженцев Христа…

    — Маленькая группа фанатиков увлекает за собой массу, смотри пример России и Италии. Борьба за большинство удается лишь тогда, когда есть боеспособное меньшинство!

    «Если пропаганда захватила весь народ, то организация может использовать это, ограничиваясь горсткой людей», — изложит он ту же мысль письменно.

    Не обладая еще ни политическими, ни финансовыми покровителями, «движение Гитлера» неоспоримо доказывает, что является силой, которая стремится к победе и на которую можно делать ставку закулисным игрокам. Даже несмотря на то, что все еще, как утверждают историки, «оставалась карликовой партией с огромными амбициями». На выборах в рейхстаг 20 мая 1928 г. НСДАП набрала 2,6 % голосов и заняла девятое место среди всех политических партий. «Спасительная миссия национал-социализма» не нашла поддержки населения, сокрушался член НСДАП с 1925 года Отто Штрассер (впоследствии разойдется во взглядах с Гитлером и даже возглавит оппозиционный так наз. «Черный фронт», будет вынужден эмигрировать). Самую крупную фракцию в Рейхстаге тогда сформировала СДПГ, получившая 153 мандата.

    Происходившие в стране события в конечном итоге вывели партию Гитлера на большую политическую сцену. В 1929 г. в Германии разгорелся жаркий спор по вопросу о репарациях, навязанных Версальским договором.

    Восстановление экономики Германии началось в 1924 г., когда лидеры западных стран просчитали, что для возможной войны с чудовищным коммунистическим колоссом в лице СССР понадобится страна-агрессор. Ни Америка, ни Франция или Британия, ни Польша воевать в одиночку с могущественным соперником не желали. А вот немцы, еще недавно воевавшие с русскими, подходили на эту роль идеально. Страны, активно выкачивающие из поверженной Германии все соки, собираются 16 августа 1924 года в Лондоне, чтобы провести конференцию, на которой принимают так называемый план Дауэса: американский капитал предоставляет Германии займы на оживление экономики для… выплаты репараций. Выгодный гешефт для дающих; в результате ключевые отрасли немецкой экономики оказываются скупленными задешево американскими монополистами. Согласно логике подобного «спасения», промышленность Германии и территория страны как рынок сбыта, захваченные американскими дельцами, приносят баснословные им прибыли. А коль экономика Германии становится зависимой от заокеанского капитала, значит, и политикой страны могут манипулировать все те же заокеанские лица. Также историки полагают, что планом Дауэса предусматривался вывоз немецких товаров в СССР, что сорвало бы индустриализацию Советов. В общем-то, это было словно свершение итогового плана Троцкого: превращение бывшей Российской империи в сельскохозяйственный придаток развитых стран, территорией, куда бы ввозилось импортное оборудование.

    Согласно сведениям из книги Гвидо Джакомо Препарата «Гитлер, Inc. Как Британия и США создавали Третий рейх», Германии в 1924 г. было выделено 190 миллионов долларов. Несмотря на то, что заем стабилизировал германскую марку, «благодетели» потребовали установления контроля над германским государственным бюджетом, денежным обращением и кредитом, а также железными дорогами. Вспомним, что в годы захвата власти большевиками США также пытались установить монопольный контроль над русскими железными дорогами, в частности, над Транссибирской магистралью, пролегающей через самые богатые территории России.

    Всего же, полагают исследователи, к 1930 г. в Германию закачали около 30 миллиардов долларов. По сути, Германия 20-х годов XX века попала под не афишируемый контроль, «под тихую американскую оккупацию».

    Осенью 1929-го умер министр иностранных дел Густав Штреземанн, способствовавший минимизации выполнения Версальских договоренностей, выступая за проект урегулирования вопроса репараций согласно новому плану, исходившему от американского банкира Оуэна Д. Юнга. План Юнга предусматривал выплаты репараций в течение 59 лет, вплоть до 1988 года. Против подобного плана резко выступили радикальные правые, объединившись в июле 1929 г. в Имперский комитет во главе с бывшим председателем совета директоров концерна Круппа, крупным медиамагнатом, тайным советником Альфредом Гугенбергом. Четкие лозунги правых быстро нашли поддержку у народа: «План Юнга — Голгофа немецкого народа», «План Юнга — смертный приговор еще не рожденным», «Заокеанский палач с издевательским хохотом распинает немецкий народ на кресте». («Спаситель» Адольф Гитлер ввергнет свой возлюбленный народ в еще большую кабалу: известно, но не афишируется, что Германия содержит государство Израиль, все еще выплачивая огромные денежные суммы за учиненный фашистами холокост.)

    «Доверенное лицо капитанов тяжелой индустрии» Альфред Гугенберг (1865–1951), по сути, возглавивший в 1928 г. ДНФП — Германскую национальную народную партию (одним из основателей которой в 1918 г. он и был), предлагал «на классовую борьбу низов ответить классовой борьбой высшего общества». В ответ на американские условия он растиражировал письмо, в котором предостерегал 3000 американских дельцов от предоставления ими кредитов стране, в которой уже начинался кризис.

    Обвал на Нью-Йоркской фондовой бирже в конце 1920-х гг. и грянувший затем мировой финансово-экономический кризис, повлекший за собой депрессию в Европе и троекратное увеличение безработицы в Германии, стал удачным трамплином для Адольфа Гитлера и его партии.

    И когда Альфред Гугенберг предложил Гитлеру войти в коалицию, полагая, что одаренный агитатор будет способствовать продвижению его тайных замыслов, Адди соглашается. «Этот союз был первым в примечательной цепочке тактических побед, немало способствовавших тому, что Гитлер сначала выдвинулся на авансцену, а потом и достиг своей цели», — подытожат исследователи.

    Заключив сделку, Гитлер получил широкий доступ к прессе. Ведь Гугенберг возглавлял концерн, в который входили различные газеты, телеграфное агентство, рекламное издательство и кинокомпания УФА (с 1917 по 1945 гг. — едва ли не самая крупная кинокомпания мира; в 1937 г. перейдет под контроль НСДАП). После прихода Гитлера к власти в 1933 году Альфред Гугенберг в течение полугода прослужит рейху в качестве министра хозяйства.

    В 1929 г., когда Гитлер получил почти неограниченный доступ к прессе, вождь советского народа Сталин широко праздновал 50-летний юбилей. Страну захлестнула шумная политическая кампания, прославляющая Генсека, раздувающая культ личности и утверждая в общественном сознании образ врага в лице Льва Давидовича Троцкого и его сторонников. Любая оппозиция и инакомыслие отныне были просто немыслимы. К слову: в честь 50-летнего юбилея своего вождя 20 апреля 1939 года Германия получит в подарок превосходно изданное Главным партийным издательством юбилейное издание «Mein Kampf»: текст напечатан на мелованной бумаге готическим шрифтом, обложка с золотым тиснением.

    Юбилей советского вождя ознаменовался серией статей, которые давали новое толкование истории Коммунистической партии и страны. Среди всех публикаций выделялись «Политическая биография Сталина», открывшая юбилейный номер «Правды» и статья К.Е. Ворошилова «Сталин и Красная армия», полностью вычеркнувшая Лейбу Троцкого из рядов основателей и руководителей Красной армии. Так товарищ Ворошилов, член РВСи один из организаторов 1-й Конной армии — прекрасно знавший, как волей Троцкого, который ввел институт заложничества и массовых расстрелов, создавалась «героическая большевистская армия», — вовремя прогнул спину перед могучим Бесошвили, словно надеясь на будущую благосклонность. Ждать пришлось недолго, — с 29 октября 1932 года фамилия члена Политбюро ЦК ВКП(б) Климента Ефремовича Ворошилова (1881–1969) стала нарицательной, когда Президиумом Центрального Совета Осоавиахима СССР и РСФСР было утверждено Положение о звании «Ворошиловский стрелок» и нагрудном знаке для награждения метких стрелков. С июля 1934 года появился вдобавок и «Юный ворошиловский стрелок». Советский агитпроп уведомляет, что «Оборонно-массовая работа всячески пропагандировалась и поощрялась. Подготовка ворошиловских стрелков стала ее неотъемлемой частью и вскоре была превращена в широкое движение трудящихся, молодежи за овладение стрелковым делом». Военизация общества шла самыми ускоренными темпами; молодым и здоровым членам Страны советов предстояло влиться в ряды «славной Красной армии», над которой стоял лишь один полководец — вождь народов мудрый Сталин. И вот странное дело: хотя активно военизировавшиеся в 30-х гг. XX в. большевики-интернационалисты утверждали, что они не имеют родины, потому что им принадлежит «весь мир голодных и рабов», тоскующие еврейские души мечтали о своем клочке земли обетованной, даже если им при этом приходилось, как сыр в масле, кататься в покоях русского Кремля. Ну что за противоречия, что за загадочная еврейская душа! Просто пришли на ум слова, сказанные женой Ворошилова Голдой Горбман (и не только ей одной), воскликнувшей, когда образовалось государство Израиль: «Вот теперь и у нас тоже есть Родина!» Но если она ни село Мардаровка под Одессой, где родилась, ни Российскую империю родиной никогда не считала, ради чего пошла в революцию и скиталась по ссылкам? Ради чего изменяла жизнь миллионов людей, которые ей были чужды? Риторические вопросы, построенные всего-навсего на эмоциях. А ведь юная Гитля, пережив неудачный роман с профессиональным революционером и будущим секретарем ЦИК Енукидзе (в силу чего, полагают историки, осталась бездетной), переключилась на молодого хлопца Клима, и даже приняла православие, крестившись Екатериной, пережив за это проклятие раввина синагоги. Да, неисповедимы пути Господни…

    В 1934 г. в Москве открылся первый в стране клуб Ворошиловских стрелков. В 1935 г. недавний народный комиссар по военным и морским делам, председатель Реввоенсовета СССР, ставший наркомом обороны СССР К.Е. Ворошилов, получил высокое звание Маршала Советского Союза. В 1936 г. нормы на значок «Ворошиловский стрелок» стали выполнять только из боевой винтовки. В стране прокатились Всесоюзные стрелковые соревнования пионеров и школьников — юных ворошиловских стрелков. Общее количество награжденных составило, по разным сведениям, от 6 до 9 миллионов человек, — огромная масса подготовленых солдат. При этом нельзя забывать, что одновременно из различных спецшкол и кружков были выпущены более миллиона парашютистов, а также множество радистов, переводчиков, санитарок и т. д., и т. п.

    В эти же предвоенные годы сталинских милитаристских пятилеток в стране в массовом порядке строились промышленные объекты, средства на которые давали «акулы капитализма» — американские банкиры и промышленники. Страна приобретала могущество не только за счет рабского труда миллионов, но и за счет экспорта американских технологий.

    Адольфу Гитлеру для военизации Германии как нельзя кстати была сделка с медиамагнатом и «доверенным лицом капитанов тяжелой индустрии» Альфредом Гутенбергом.

    Благодаря новому покровителю Гитлер получил доступ к руководству крупного бизнеса, что сыграет не последнюю роль в становлении его диктатуры. Желанный гость великосветских салонов Адольф, вечно опекаемый множеством зажиточных маменек, был учтив настолько, что получил заверение от урожденной румынской принцессы и жены богатого издателя Эльзы Брукманн, что отныне весь смысл ее жизни в «установлении связей между Гитлером и руководящим ядром тяжелой промышленности». В 1927 г. она познакомит его с почтенным стариком Эмилем Кирдорфом (1847–1938), генеральным директором «Рурско-Вестфальского угольного синдиката», игравшего ведущую роль в угольной промышленности страны. Собеседники быстро нашли общий язык, и уже вскоре Кирдорф присутствует в числе почетных гостей на партийном съезде в Нюрнберге. О том событии в конце 1929 г., когда перед фюрером впервые торжественно промаршировали 20 000 одетых в одинаковую форму бойцов СА, промышленник написал Гитлеру, что никогда не забудет охвативших его патриотических чувств.

    Это Кирдорф предложит фюреру изложить его намерения кратко в брошюре, чтобы лично распространить среди других промышленников.

    С июня 1925 г. резиденция руководства НСДАП находилась в простом, без архитектурных изысков доме на Шеллингштрассе. Получив деньги магната Фрица Тиссена и других спонсоров, Гитлер купил в Мюнхене дворец Барлова на Бриннерштрассе, чтобы после некоторых переделок превратить его в знаменитый Коричневый дом. Фюрер принимал самое активное участие в разработке проектов переделки и внутренней отделки особняка вместе с «величайшим архитектором современности» (по Гитлеру) Паулем Троостом (1878–1934). Как известно, Адольф и сам был прекрасным архитектором; «Я надеялся, что стану в Германии архитектором, завоюю себе некоторое имя и буду честно служить своему народу в тех пределах, какие укажет мне сама судьба». Если вспомнить тут, что Господа Бога называют архитектором Вселенной, то можно только поразиться совпадению с ролью человеческого божка Гитлера, являвшегося — согласно предназначению и любимой профессии — архитектором нацизма и Третьего рейха. 1 января 1931 года Коричневый дом был открыт официально как штаб-квартира партии Гитлера и всего нацистского движения.

    Сентябрь 1930 года стал поворотным в жизни немцев; неожиданный успех нацистской партии на общегерманских выборах убедил миллионы рядовых граждан, представителей армии и промышленных кругов, что появилась новая грубая и непреодолимая сила, способствовавшая подъему патриотических и националистических чувств. Большинство почувствовали гордость, передавая из уст в уста дерзкий ответ Гитлера председателю верховного суда, спросившего фюрера, что же он имел в виду под словами «немецкая национальная революция»?

    — Единственное, что я имел в виду, — ответствовал фюрер, — это избавление немецкой нации от рабства, в котором она сегодня находится. Германия по рукам и ногам опутана мирными договорами. Национал-социалисты не считают законными договоры, навязанные Германии силой. Мы не миримся с тем фактом, что будущие поколения ни в чем не повинных людей обречены жить под их бременем. Если мы будем сопротивляться любыми доступными нам средствами, то, значит, станем на путь революции!

    Ответ вполне удовлетворил финансовых и промышленных магнатов, полагавших, что если они вложат свои средства в партию Гитлера, то, придя к власти, он станет действовать по их правилам и во благо бизнеса. Некоторые из деловых людей были внедрены в НСДАП «с целью убедить партию следовать курсом частного предпринимательства».

    После сенсационного успеха на выборах 1930 года посредником между нацистской партией и рядом крупных предпринимателей стал покинувший пост редактора финансовой газеты «Берлинер берзен цайтунг» и вступивший в партию Вальтер Функ. В конце 1920-х— начале 1930-х годов Вальтер Эмануэль Функ (1890–1960) был руководящим членом правления «Общества германской промышленной и социальной политики»; с июля 1931 г. стал экономическим советником фюрера и редактором издания «Политико-экономической пресс-службы» НСДАП, финансируемого местными промышленниками. Считается, что именно этот субъект привлек к сотрудничеству Тиссена, Кирдорфа, Феглера, Флика и других акул крупного бизнеса.

    С приходом Гитлера к власти в 1933 году Вальтер Функ стал пресс-секретарем правительства и одновременно младшим статс-секретарем пропаганды; с конца того же года — еще вице-президентом Имперской палаты культуры. Функ, как один из руководителей нацистской системы пропаганды, наверняка имел отношение и к школьным учебникам, скажем, для младших классов, содержавшим хвалебные художественные агитки о хорошем фюрере (точь в точь как в советских учебниках с их рассказами о хорошем вожде Володеньке Ульянове-Ленине; хотелось бы дать для сравнения тексты из учебников двух непримиримых систем, чтобы вы убедились, что если заменить имя Володя на Адольф, практически ничего в текстах не изменится…).

    С 1939 г. Вальтер Эмануэль Функ занял должность президента Имперского банка и взялся осуществлять меры «по окончательному изгнанию евреев из экономики», исполняя им же подписанный еще в ноябре 1938 г. закон «Об изгнании евреев из экономической жизни Германии» и другой, подписанного в январе 1939 г., согласно которому евреи не имели права владеть магазинами оптовой и розничной торговли, а также возглавлять мастерские. «В сущности говоря, — утверждал Гитлер в «Майн кампф», — уже в 1916–1917 гг. почти все производство находилось под контролем еврейского капитала». Однако, как свидетельствуют рассекреченные ныне документы, нацисты весьма охотно сотрудничали с американскими, с английскими и палестинскими евреями, возглавлявшими крупные корпорации и банки.

    На Нюрнбергском процессе герр Функ показал: «Выполняя свою миссию, я пытался лично воздействовать на фюрера и партию, убедить их, что частная инициатива, уверенность деловых людей в своих силах, творческие возможности свободного предпринимательства и так далее должны быть признаны фундаментом экономической политики партии». Как свидетельствовал экс-президент Рейхсбанка и министр экономики Третьего рейха, Адольф Гитлер, встречаясь с денежными воротилами Германии, всегда рисовал самое благоприятное будущее для национального бизнеса. В ответ те охотно выкладывали крупные суммы, которые шли на финансирование пропаганды и содержание отрядов С А и СС (к концу 1930 г. в их рядах насчитывали свыше 100 000 человек).

    Любопытно свидетельство шефа отдела печати сначала в партии, потом в Третьем рейхе Отто Дитриха, утверждавшего, что многие встречи фюрера с видными деловыми людьми строго засекречивались; а их имена хранились в тайне, и они были известны лишь узкому кругу приближенных вождя.

    Среди германских влиятельных промышленных магнатов историки нам называют угольного барона Эмиля Кирдор-фа; богатого мюнхенского издателя Гуго Брукманна; владельца фабрики по изготовлению роялей Карла Бехштайна; влиятельного сотрудника «Объединенных сталелитейных заводов» Альберта Феглера; главного директора гигантского химического треста «И.Г. Фарбениндустри» Георга фон Шницлера; резинового магната Конти; банкира из Кельна барона Курта фон Шредера; короля оружия, главу корпорации «Крупп фон Болен унд Гальбах» Круппа; крупного промышленника из Кельна Отто Вольфа; Августа Ростерг и Августа Диена из компании по производству углекислого калия; Куно из пароходной компании «Гамбург-Америка»; владельцев шахт по добыче бурого угля в Центральной Германии; а также несколько банков, среди которых — «Дойче банк», «Коммерц унд приват банк», «Дрезденер банк», «Дойче кредит гезельшафт», крупнейшая страховая компания Германии «Аллианц».

    Среди самых известных спонсоров германского фюрера — и глава стального треста Фриц Тиссен (впоследствии написал книгу «Я платил Гитлеру»). «Тиссен отправился по той же дороге, что и его отец, поддержанный значительными займами Уолл-стрита для строительства немецкой промышленности», — констатировал американский экономист и политолог, автор политических бестселлеров Энтони Саттон в своей книге «Как Орден организует войны и революции». Сын Тиссена стал активным членом организации «Стальной шлем», а затем по рекомендации Геринга вступил в НСДАП. В 1932 г. Тиссен устроил пышную встречу в клубе промышленников Дюссельдорфа, на которой Адольф Гитлер обратился к промышленникам Рура и Рейнской области со своей знаменитой речью. «Ко времени президентских выборов… — писал тот же автор, — Тиссен собрал с промышленных картелей пожертвования в фонд избирательной кампании Гитлера. Сообщают, что в 1932 году только он потратил 3 миллиона марок на нацистов».

    Вообще-то в названной книге выдающегося американского политолога, работавшего также в рамках секретных государственных проектов, приводятся весьма любопытные данные о финансировании нацистов. К примеру, такие. Банковские операции Тиссена были подкреплены финансовыми капиталами А. Гарримана. Тиссен проводил средства через голландский банк «Банк фоор Хендель ен Шипварт Н.В.» и контролировал корпорацию «Юнион Бэнкинг» (Union Banking) в Нью-Йорке. В этой корпорации Гарриманы имели финансовый капитал.

    Корпорация «Юнион Бэнкинг» была совместным предприятием Тиссен — Гарримана, директорами с 1932 г. которой были: Е. Роланд Гарриман — брат Аверелла Гарримана и вице-президент «УА. Гарриман Компани»; нацистский банкир Х.Й. Коувенховен; директор «Гаранти Траст» Найт Вулли; президент корпорации и одновременно директор голландско-американской «Инвестман Корп.» Корнелиус Ливенсе; партнер «Браун Бразерс и К°» Эллерн Седжик Джеймс; нацист, директор банка «Хендель Шипварт» и Объединенных сталелитейных заводов Иоганн Гронингер; партнер «Браун, Бразерс, Гарриман» Прескотт Шелдон Буш. Голландский банк Тиссена являлся посредником между «Гаранти Траст» и Адольфом Гитлером.

    Между прочим, недавно американской администрацией были рассекречены архивные документы, свидетельствующие, что Прескотт Буш — дед экс-президента США Джорджа Буша — задолго до начала Второй мировой войны поддерживал Гитлера. Корпорация «Юнион Бэнкинг», одним из директоров которой он являлся, финансировала НСДАП и помогла фюреру прийти к власти. Кроме того, еще в 1920 году Прескотт Буш стал владельцем крупной американо-германской судоходной компании «Америкен Шип энд Коммерс» (American Ship and Commerce), которая принимала активное участие в «предвыборной кампании». Руководители этой фирмы использовали свое влияние в правительстве для того, чтобы заблокировать антигитлеровские публикации в американских СМИ; они же обеспечивали свободный въезд в США гитлеровских эмиссаров. Стоит сразу указать, что после завершения спец-расследования в середине 1940-х гг. по делу о финансировании американскими фирмами нацистской Германии, ни одному из семи директоров Union Banking и владельцев American Chip and Commerce, в том числе и Прескотту Бушу, никаких обвинений предъявлено не было. Как и другим их соотечественникам из плеяды суперакул бизнеса.

    Современным историкам также недавно стало известно, что Америка финансировала и помогала создавать германские евгенические институты. К примеру, американский фонд Рокфеллера помогал в создании и финансировании германской евгенической программы, субсидируя исследования «доктора смерти» Джозефа Менгеле в Освенциме. Фонд Рокфеллера, Институт Карнеги, Лаборатория Колд-Спринг-Харбор и Институт Макса Планка (предшественник Института кайзера Вильгельма) предоставляли неограниченный доступ к информации и помогали в проводившихся расследованиях. К 1926 году Рокфеллер пожертвовал 410 000 долларов (что равнозначно нынешним 4 миллионам) на работу сотен германских исследователей.

    Считается неопровержимым и тот факт, что компания «Стандард Ойл» (Standard Oil) побудила Соединенные Штаты втянуться в войну для того, чтобы участвовать в перераспределении бывших колоний в соответствии с Версальским договором. Как известно, в связи с изобретением двигателя внутреннего сгорания использование нефти стало общепринятым делом, а торговля этим продуктом — весьма прибыльной. В силу чего три отделения кампании Standard Oil — под давлением Рокфеллера — стали финансировать итальянских фашистов и немецких нацистов, чтобы они начали войну против СССР с целью свергнуть большевиков и получить доступ к нефти.

    В 1941 году американский нефтяной концерн «Стандард ойл оф Нью-Джерси» был крупнейшим в мире. Он и финансировавший его банк «Чейз нэшнл» принадлежали Рокфеллерам. Концерну принадлежало почти 90 процентов всех капиталов германо-американской нефтяной компании. Немудрено, что председатель совета директоров концерна Уолтер Тигл и его президент Уильям Фэриш сотрудничали с нацистами. Укажем еще, что в 1934 году около 85 процентов нефтепродуктов, переработанных в Германии, были импортированы. Еще в 20-е годы Тигл открыто восторгался «ловкостью Германии, с которой та уклонялась от выполнения тяжелых для нее условий Версальского мира». Давним другом Тигла был председатель правления «И.Г. Фарбениндустри» Герман Шмиц. Через «И.Г. Фарбениндустри», заключившей соглашения с американскими и английскими химическими компаниями, в Германию шел зарубежный капитал.

    На протяжении 1930-х годов Тигл часто приезжал в Берлин для деловых встреч со Шмицем. Он же защищал интересы концерна «Стандард ойл», который производил танки и бронемашины в нацистской Германии. Уолтер Тигл стал одним из директоров химического гиганта «Америкэн И.Г. Кемикл кор-порейшн», — филиала «И.Г. Фарбениндустри» в США. В руководство контролировавшегося нацистами филиала входили, помимо Тигла, такие магнаты, как Эдзел Форд, сын и наследник Генри Форда, и Уильям Уэйс, председатель совета директоров «Стерлинг продактс». Имеются документы и фотоснимки, на которых представители Гитлера награждают Генри Форда (1863–1947) в знак признания его заслуг Большим Крестом Германского Орла; наверняка не только за финансовую помощь, но и за широкую публицистическую пропаганду личностных истин вроде «Владыки мира состоят исключительно из евреев».

    Кстати, можно припомнить и Уильяма Кристиана Буллита (1897–1967), который через своего брата, крупного банкира в Филадельфии, был лично связан с германским военным концерном «И.Г. Фарбениндустри». В 1934–1936 гг. этот политический деятель был послом США в СССР.

    Можно вспомнить и то, что Тигл и Фэриш (ученый и представитель «Стандард Ойл») много лет качали румынскую нефть, усеяв вышками район Плоешти, и получали баснословные барыши, продавая ее немцам. Химический гигант «И. Г. Фарбениндустри», для которого нефть являлась первостепенной, финансировал созданную в 1931 г. «Железную гвардию» румынских фашистов, возглавляемую генералом Ионом Антонеску.

    Или такой штрих. Для нацистов было важным перерабатывать сырую нефть в авиационный бензин. В 1936 году филиал «Стандард ойл оф Калифорния» построил нефтеперерабатывающий завод на Канарах; примерно тогда же Тигл возвел такой же завод в Гамбурге, ежедневно снабжавший военно-воздушные силы Геринга 15 000 тонн бензина.

    Итакой нюанс: указом президента США от 13 декабря 1941 года стали «допускаться сделки, в принципе запрещенные законом о торговле с врагом, если на то получено письменное разрешение министерства финансов». И это в то время, когда Конгресс Соединенных Штатов объявил «состояние войны между правительствами Германии, Японии и Италии, с одной стороны, и правительством и народом США — с другой». Любопытно, что уже в начале 1942 года президент Рузвельт отстранил министра внутренних дел США Гарольда Икеса, занимавшего с начала войны также пост координатора по вопросам национальной обороны и военной политики, от всего, что было связано с поставками нефти, образовав при Совете экономической войны (позднее переименованном в управление экономической войны), специальный комитет, на который возложил ответственность за экспорт нефти и нефтепродуктов. Гнев и негодование Икеса не знали границ, когда он обнаружил, что во главе комитета встал преданный уже не раз упомянутому Фэришу человек, его близкий соратник Макс Торнбург, а среди членов комитета оказались Гарри Кольер и сам Фэриш.

    В марте 1942 г. под председательством Гарри Трумэна прошли заседания комиссии, на которых рассматривалась противоправная деятельность «Стандард ойл». 26 марта были изложены факты, свидетельствующие о давних связях концерна с противником. Членам комиссии были представлены неоспоримые доказательства, что американский концерн и немецкий химический Гигант — опора нацистской экономики «И.Г. Фарбениндустри» — поделили между собой мир на рынки сбыта своей продукции. В ответ загоняемый в угол Фэриш привел довод, что деловое сотрудничество с «И.Г. Фарбениндустри» оказалось крайне полезным для Соединенных Штатов, поскольку патенты, полученные от немецкого концерна, содержали громадное количество ценной технической информации.

    Подобных примеров американо-нацистского сотрудничества и предательства на высшем уровне можно привести еще множество. Как нельзя не упомянуть в таком контексте и неоценимые деяния, оказанные Гитлеру «другом» из семьи бизнесменов, а по совместительству американским разведчиком Эрнстом Ганфштенглем, предоставлявшем еще в 1923 году будущему фюреру энное количество долларов.

    «Что такое Америка? — устами своего героя спросил исследователь и писатель, как и американец Э. Саттон, работавший в рамках секретных программ Георгий Климов. — Конгломерат людей, не имеющих нации и идеалов, где объединяющим началом является доллар». А русский патриот-националист Вл. Истархов резко добавил: «Евреи и масоны гордятся тем, что им якобы принадлежит тайная и явная власть над миром. На самом деле они всего лишь инструмент этой власти (правда, высокооплачиваемый), а власть принадлежит… князю мира сего, чей глаз смотрит на мир с обратной стороны купюры в 1 доллар США. Имя этого князя — Дьявол, Сатана, Люцифер».

    Но коли речь зашла об американском денежном «вспомощенствовании», то следовало бы привести весьма пикантные факты из долларового закулисья. В контексте нашего повествования они тоже являют собой ключ к пониманию проблемы войны и мира.

    Оказывается, в 1913 г. Конгресс США, когда большинство членов было на рождественских каникулах, провел закон «Федерал Резерв Акт», который разрешил создать учреждение «Федерал Резерв Корпорейшн» с Советом директоров и отдал им на откуп право выпускать и контролировать деньги. Население «демократической» Америки до сих пор не знает, что эта Корпорация является частным учреждением, тогда как слово в названии «федеральный» (государственный) вписано всего лишь для отвода глаз. Начиная с 1913 г. кучка избранных напечатала уже биллионы долларов, забирая себе всю прибыль. При том, что печать 1 доллара и 100 долларов стоит всего-то несколько центов. При этом банкиры могут выдавать Федеральному правительству деньги под проценты. Выдающийся финансовый обман. Оказывается, что не только правительство Америки в долгу перед банкирами, но многие крупные корпорации и предприятия.

    Американский политолог русского происхождения Лев Кей еще в середине 50-х годах XX века указывал, что «в настоящее время Соединенные Штаты должны этим банкирам больше, чем стоимость достояния всех Соединенных Штатов… И все это на какие-нибудь 500 долларов затраты!»; «Интернациональные банкиры, которые управляют нашим правительством, как и почти всеми другими правительствами, и их способы массового осведомления (газеты, журналы, радио и телевидение) зажали нас почти совершенно в свой кулак. Они могут начинать и прекращать войны, создавать процветание или депрессию страны, устанавливать мирную жизнь или революцию…»; «Уже тогда ясно выяснилось намерение этих банкиров-магнатов —… превратить весь мир, его устройство в режим, созданный ими в Советском Союзе, только уже не под властью коммунистов, а под властью нескольких магнатов всего мира. Коммунисты сыграли свою роль, и когда настанет подходящий момент, они уступят бразды правления более могущественному господину (этот момент настал в 1991 г. — Авт.).…Этому помешало пока одно обстоятельство. Шесть миллионов безработных в Германии, которые оказались жертвой этой «Великой» депрессии, устроили настоящую революцию против финансовой силы — во главе с Адольфом Гитлером… Такую… революцию можно было остановить только одной силой — войной». См. Л. Кей «Мировой заговор»; автор назвал эти банки с Уолл-стрит «раем для воров во главе с Ротшильдами». Отдавая должное автору, его деяниям и родословной, следует сказать, что Лев Николаевич Кей — уроженец г. Новочеркасска, магистр политических наук и доктор социальных наук Флоридского университета (США); после Второй мировой войны стал одним из учредителей благотворительной организации «Хюманити Колле», проводившей работу по массовому переселению перемещенных лиц из Европы в США (штат Калифорния).

    Русский историк, автор популярных книг Валерий Шам-баров в одной из своих бесед также коснулся интересующей нас темы. «Не только Великая Депрессия, но и все масштабные кризисы в США с начала XX в. создавались искусственно… подобные вещи планируются целенаправленно ради сверхприбылей международных банкирских кругов, а главное — решения глобальных политических задач»; «…на пост президента удалось провести Вудро Вильсона…..за ним стояли тузы Уолл-стрита — Морган, Шифф, Варбурги, Вандерлип и др. А непосредственно «вели» президента и стали серыми кардиналами при нем финансисты Мандел Хаус и Бернард Ба-pyx… В 1913 г. была создана Федеральная Резервная Система. Это аналог Центробанка, но система не является государственным учреждением, а представляет собой кольцо частных банков. Правительству США она не подотчетна, тем не менее, ФРС получила право печатать доллары, ссужать их государству и определять его финансовую политику. Как отмечал конгрессмен Ральф Пэтмэн, «сегодня в Соединенных Штатах мы имеем, по существу, два правительства», одно конституционное, одно теневое.»; «Да, это был первый из американских кризисов, перекинувшийся на другие страны (1929 г. — Авт.). Особенно болезненным он стал в том государстве, которое сильнее всех было связано с американским бизнесом — в Германии. И силы «мировой закулисы» использовали это, чтобы привести к власти Гитлера. Американские политики и спецслужбы заинтересовались им еще с 1922 г., с 1923 г. его партия получала крупные суммы из-за границы. В окружении Гитлера очень отчетливо можно выделить «американский след»… В частности, «финансовым гением» фюрера был Ялмар Шахт, тесно связанный с Уолл-стрит. Почти все предприятия в Третьем рейхе, производившие вооружение, были совместными, германо-американскими. По расчетам «мировой закулисы», Гитлер должен был сокрушить конкурентов США в Европе, а потом его требовалось столкнуть с СССР, чтобы они измочалили друг друга. А цель ставилась прежняя: мировое господство Америки. Так же, как после Первой мировой, создавалось «мировое правительство», ООН, верховодить там должны были США, а навязывать свой диктат остальным странам снова предполагалось под флагом «защиты демократических ценностей».

    Завершая пространное цитирование по столь глобальной теме, дадим слово признанному современному русскому политологу Олегу Платонову. «Уже на этом этапе (во время Первой мировой войны. — Авт.) тайные иудейские и масонские организации начинают строительство системы всеобщего контроля над основными сферами деятельности общества. Они стремятся подменить духовные ценности христианства иудейско-масонскими представлениями о «радости жизни». Вначале печать, литература и искусство, а позднее и основные политические институты общества подпадают под влияние подрывных сатанинских сил мирового масонства. Однако вплоть до начала XX века многие планы масонских заговорщиков рушились в результате существования великих монархий — Российской, Германской и Австро-Венгерской. Вплоть до 1914 года эти монархии служили залогом христианского развития и стабильности Европы и всего мира. Спровоцировав войну между ними, иудейско-масонские конспираторы ввергли человечество в мировую бойню, которая стала началом конца христианской цивилизации в Европе, сохранившись к настоящему времени отдельными островками только в России. После Первой мировой войны центр тайной иудейско-масонской власти переходит в США. Уже к концу 20-х годов в этой стране было больше масонов, чем во всем остальном мире. Еврейские организации этой страны были могущественны и располагали огромными финансовыми средствами. Инфраструктура тайной власти мировой закулисы рождается в семейных кланах международных иудейских банкиров, охватывающих своим влиянием множество государств и фактически содержащих за свой счет (кредиты, льготы, дотации и прямой подкуп) значительную часть правящих государственных элит Запада. «Что может быть более убедительной иллюстрацией фантастической концепции всемирного еврейского правительства, чем семья Ротшильдов, объединяющая в своем составе граждан пяти различных государств… тесно сотрудничающих по крайней мере с тремя правительствами, частые конфликты которых не поколебали интересов их государственных банков! Никакая пропаганда не способна создать символ, более убедительный для политической цели, чем сама жизнь».…Ротшильды, Шифф, Варбурги, Куны, Лоебы и еще два десятка международных иудейских банкиров уже в начале XX века образовали незримое сообщество, своими щупальцами окутавшее государственные механизмы ведущих стран мира. В 20-х годах известный еврейский банкир П. Варбург (родственник Я. Шиффа) и ряд других подобных деятелей призывают к созданию Соединенных Штатов Европы, а в 30-х годах поддерживают план объединения под одним правительством около 15 стран на обеих сторонах Атлантического океана. Впоследствии, уже в 1950 году, П. Варбург признавался на слушаниях сенатской комиссии по иностранным делам: «Последние пятнадцать лет моей жизни были посвящены почти исключительно изучению проблемы мира. Эти исследования привели меня к заключению, что главным вопросом нашего времени является вопрос не о том, может или не может осуществиться «Единый Мир», а лишь о том, может ли он осуществиться мирным путем. Мы будем иметь Мировое правительство — нравится нам это или нет! Вопрос лишь в том, будет ли такое правительство установлено согласием или благодаря завоеванию». (См. О. Платонов. Загадка сионских протоколов; последняя цитата взята автором из вышеназванной книги Л. Кея.)

    Однако переключимся на местность, где тогда еще только-только шло становление нацизма. Один из экономических советников Адольфа Гитлера Вильгельм Кеплер сумел привлечь южногерманских промышленников, сформировав из них общество деловых людей «Кружок друзей экономики», подчиненное шефу СС Гиммлеру. Позже эта организация приобрела известность как «Кружок друзей рейхсфюрера СС», то есть Гиммлера. Известно, что они платили за научные исследования в области происхождения арийской расы.

    Одним из тех, кто активнее других способствовал сближению фюрера с финансовыми и промышленными кругами, что послужило Адольфу трамплином для достижения поста канцлера Германии, был доктор Ялмар Шахт (1877–1970), — один из крупнейших банкиров страны, имевший репутацию выдающегося профессионала-финансиста. Выступая против «плана Юнга», он в 1930 г. ушел в отставку, состоял главным германским представителем американской финансовой корпорации Дж. Моргана. Как член названного «Кружка друзей экономики» в 1932 г. инициировал петицию германских промышленников и банкиров к президенту фон Гинденбургу с требованием назначить Адольфа Гитлера рейхсканцлером. Шахт стал имперским министром экономики; и с 1935 г. — генеральным уполномоченным по военной экономике (короткое время работал в одной упряжке с Герингом над воплощением гитлеровского четырехлетнего плана). Резко осудил войну с Польшей и СССР.

    Угольные и стальные магнаты возглавляли список промышленников, которые помогали в начале 1930-х годов Гитлеру преодолевать последние барьеры, преграждавшие путь к власти. Сколько денег предоставили НСДАП банкиры и промышленники, уже никогда не будет известно. К примеру, тот же Функ утверждал, что всего «пару миллионов марок», а Тис-сен в своей книге написал, что нацисты получали по два миллиона в год, и что он сам пожертвовал миллион марок. Но, считают исследователи истории времен Третьего рейха, денежный поток во много раз превосходил названные суммы. Причем, большая часть денег на развитие и становление нацистской Германии шла из-за океана.

    И вот — давая читателю пищу для размышлений — абзац из доклада посла США в СССР американского еврея и «друга товарища Сталина» Аверела Гарримана Госдепу США от 30 июня 1944 года: «Сталин воздал должное за помощь, оказанную Соединенными Штатами советской промышленности до и во время войны. Он сказал, что около двух третей всех промышленных предприятий в Советском Союзе были построены с помощью Соединенных Штатов или при их техническом содействии».


    Глава 19

    «ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС»

    ИСПОРТИЛ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО?

    Религиозная потребность сама по себе глубоко заложена в душе человека, но выбор определенной религии есть результат воспитания. Политическое же мнение массы является только результатом обработки ее души и ее разума — обработки, которая зачастую ведется с совершенно невероятной настойчивостью.

    А. Гитлер

    Шел трудный 1931 год. В Германии насчитывалось пять миллионов безработных, среднее сословие находилось на грани разорения, парламент был парализован, правительство во главе с 84-летним президентом проявляло беспомощность в делах; в силу таких обстоятельств нацистские лидеры обретали уверенность, что ждать, пока власть окажется в их руках, оставалось недолго.

    Тогда же один из руководителей НСДАП Грегор Штрассер, словно сняв фразу с языка В.И. Ленина, хвастливо заявлял: «…Все, что приближает катастрофу… хорошо, очень хорошо для нас и для германской революции» (у Ленина — «для русской революции»). Штрассер (1892–1934), впоследствии раз усомнившись в благости деяний фюрера, будет убит членами СС во время так называемой «Ночи длинных ножей».

    И вот 30 января 1933 года Гитлер стал канцлером. Провокационный поджог рейхстага 28 февраля послужил тому, чтобы этот «коммунистический путч» был пресечен чрезвычайным положением — «Указом о защите народа и государства». Распространяемый на весь рейх указ обеспечил юридическую базу для правления национал-социалистов. В марте в стране прошли выборы, давшие нацистам почти 44 процента голосов; и уже 23 марта новый парламент проводит закон о предоставлении чрезвычайных полномочий правительству — «Закон об избавлении от нищеты и страданий немецкого народа и рейха». И сразу же гитлеровские эмиссары в роли губернаторов отправились для учреждения своего присутствия во все германские земли; к их услугам оказывались местные штурмовики, отряды «Стального шлема» и СС.

    С этого момента, как считал будущий диктатор, начинается новая эра, которую стоит отметить чем-то глобальным — наподобие великих предшественников, ознаменовавших свои победы новым календарем, новым летоисчислением. А для этого придется схватиться с Церковью и ее идеологией — Религией. Но, прекрасно осознавал фюрер, открытое противостояние приведет только к его скорому краху. Тогда он намечает первые реальные шаги на пути смены идеологии, и делает это также, как делали много веков назад первые отцы христианской церкви: используя все достижения своих предшественников, и даже прикрываясь ими, постепенно подменять их учение (верования) на новую ересь, обретающую в веках статус непреложной истины. Подход Гитлера в этой масштабной игре расчетлив и тонок: он поставит религию на службу своим интересам, когда не только осознает, но и прочувствует, до конца уяснит, что «…только невежественные в смысле исторических уроков люди могут полагать, что наше движение способно разрешить и религиозную проблему — такую проблему; о которую разбивались усилия веков и великих государственных деятелей».

    Н.Д. Жевахов, товарищ обер-прокурора Святейшего Синода Российской империи, прекратившего свое существование с захватом власти большевиками, обозначил в 1923 году эту «проблему, о которую разбивались усилия веков и великих государственных деятелей», так: «Еврейство поставило всему миру альтернативу: — за или против Христа — и мир разделился на два лагеря, ожесточенно враждующих друг с другом и даже до наших дней не разрешивших этой проблемы. История всего мира была, есть и будет историей борьбы, и Второе Пришествие Христа Спасителя застанет эту борьбу в той стадии, когда уже не будет сомнений в победе еврейства, ибо к тому времени сила сопротивления христианства будет окончательно сломлена и не останется веры на земле…».

    Как уже говорилось прежде, в начале апреля 1933 г. в Германии прошел однодневный бойкот еврейского бизнеса. Через неделю новые законы исключили евреев из гражданской службы и юриспруденции, запретили еврейским врачам лечить пациентов, пользующихся государственной страховкой, снизили квоту еврейских детей, принимаемых в государственные учебные заведения. Одновременно — по согласованию с Ватиканом — священнослужителям запретили во время общения с паствой давать какие-либо политические комментарии. И католики охотно закрыли рты. Не оттого ли, что были ознакомлены с документами вроде так называемой «Константинопольской переписки» XV века и им подобным свидетельствам, ставшим достоянием широкой общественности с конца XIX — начала XX вв., и еще больше — в 1930-е годы, после прихода к власти Адольфа Гитлера?

    «Константинопольская переписка» впервые была издана еще в 1583 г. во Франции, претерпела несколько перепечаток из столетия в столетие, в 1880 г. была растиражирована в основанном Джеймсом Ротшильдом журнале «Revue des etudes juives». Приведем здесь лишь отрывок из ответа евреев Константинополя евреям Арля и Прованса, откликнувшимся на сетования единокровников, что в 1487 г. король Франции Карл VIII приказал иудеям либо креститься, либо покинуть королевство (идентичные требования выдвигались к представителям этого народа во многих других европейских странах). «Возлюбленные о Моисее братья!…Вот каково решение великих сатрапов и раввинов. Если король принуждает вас креститься, — исполните это, так как вам, очевидно, нельзя поступить иначе, но священный закон Моисея да сохранится в ваших сердцах. У вас грозят отнять имущество, — сделайте, стало быть, ваших детей купцами, и пусть они отберут все, что есть у христиан. — Покушаются на вашу жизнь, — говорите вы, — готовьте же из своих сынов фармацевтов и врачей, и они отнимут жизнь у ваших врагов. По вашим словам, уничтожаются синагоги, — приводите детей ваших в клир гоев и да разрушат они их капища! В виду же ваших сетований еще на другие невзгоды, устраивайте своих детей адвокатами и нотариусами, равно как на государственной службе, с тем, чтобы, преклоняя христиан под иго свое, вы стали господствовать над миром и могли отомстить за себя. Не удаляйтесь же от приказа, который мы вам даем, ибо не замедлите убедиться сами, что, как бы вы не были унижаемы, — он поднимет вас на вершину могущества. ЮСУФ, князь евреев в Константинополе, 21 ноября 1489 года».

    Исследователь этого документа французский аббат Шаботи, живший в XIX веке, заметил: «Нельзя не поразиться при виде всего, что происходит ныне, тем что предначертания еврейского князя XV века оказываются осуществленными до мельчайших подробностей. Это доказывает, что эти предначертания, высказанные в форме приказаний, были выполнены с непреодолимой и устрашающей настойчивостью… С разрушения Иерусалима и до нашего времени евреи большею частью жили и были управляемы, как громадное тайное общество». Напомню, что Иерусалим был разрушен римским императором Титом в 70 г., тогда же погибло, считают историки, более 500 0000 человек, почти треть населения Иудеи. Ну а после подавления восстания 137 г. при императоре Адриане произошло два рассеяния евреев по всему миру и их полное изгнание из Иерусалима и Палестины. Всегда, читая о поголовном изгнании представителей этого бедственного племени из многочисленных стран мира, куда они ступали и где оседали на какое-то время, поражаешься и задаешься справедливым вопросом: если все народы, на протяжении столетий изгонявшие иудеев, не могут быть названы жестокими и немилосердными по природе своей, значит, существовала какая-то объективная причина для скорого изгнания «гостей». Но если да, то какая? И почему, когда человек пытается разобраться во всех этих вопросах, его тут же называют антисемитом и начинают целенаправленную травлю?

    Акцентирую внимание на таком нюансе: иудейские князья — это вовсе не раввины, а «законные продолжатели и носители верховной власти»; «Князья пленения держат скипетр Израиля», — свидетельствует талмуд (ведет свое происхождение из Вавилона). Это определение нужно будет вспомнить, когда речь пойдет о египетских жрецах и тайных знаниях.

    Делая экскурс в историю, можно припомнить, что еще в феврале 1822 года сенатор Н.Н. Новосильцев писал русскому императору Александру I: «… у евреев, рассеянных среди других наций, существует род тайного правительства, состоящего из раввинов, сборщиков Святой земли, старшин и др. К ним можно причислить влиятельных евреев разных стран, носящих титул «князей израильских»….» (По вышеприведенным документам см. книгу «Россия перед Вторым пришествием. Пророчества русских святых». М., 2001.) И коль мы в повествовании упоминали, кто же явился составителем советской Конституции (Карл Радек-Собельсон, даже соратниками сравниваемый с уродливым дьяволом), по которой разоренная и порабощенная Русь жила более 70 лет, то следовало бы сказать, что последняя русская Конституция, или как она называлась «Государственная уставная грамота Российской империи», была выработана в канцелярии Н.Н. Новосильцева в 1819 году.

    Как штрих, добавлю такую немаловажную деталь: 26 сентября 1815 г. русский император создал союз законных христианских правителей — Священный союз, в который вступило большинство государств, присутствовавших на Венском конгрессе, где решались насущные вопросы времени. Политика союза, как отмечал «Русский биографический словарь» конца XIX века, «сводилась к тесному единению России с Австрией и Пруссией, к исканию дружественного соглашения с Англией и к непрерывному антагонизму с Францией, для поддержания порядка, установленного в Европе венским конгрессом 1815 года. Целью союза с дворами венским и берлинским выставлялось ограждение России от революционной пропаганды, в том предположении, что «прежде чем дойти до нас, она потеряет свою силу и раздробится об Австрию и Пруссию»». (К сожалению, вместо раздробления эти дьявольские силы только набирали вес в соседних с Российской империей государствах.) Итак, Священный союз был призван улаживать территориальные вопросы в Европе и преграждать распространение так называемых либеральных идей типа воспоследовавшего социализма-коммунизма. Но, став воистину опасным для многочисленных тайных недругов, вскоре, 19 ноября 1825 г. великий монарх покидает этот мир навсегда.

    Итак, если мы изобличаем одних, говоря о жутком антисемите Гитлере, то зачем будем покрывать других, — пусть даже пострадавшую сторону в лице «избранного народа»? Ведь в противостоянии: нацистская Германия и иудеи — потерпевшими оказались две стороны! А заодно с ними и весь остальной мир. А потому современникам остается приложить все усилия, чтобы, изучив прошлое, постараться избежать любых противостояний в будущем; говоря простым языком: чтобы еще раз не наступить на старые грабли.

    «Следует указать на то, что семиты, люди расы, которая могла бы — если это нужно — похвастаться своей чистотой, люди, которые дали человечеству так много действительно великих мастеров культуры — и величайшего из них, подлинного мессию пролетариата Карла Маркса, — эти люди изгоняются фашистской буржуазией Германии, а фашисты Англии, — где немало семитов бывало «у руля власти», и многие включены в аристократию страны, — фашисты Англии тоже начинают проповедовать постыдный антисемитизм», — разглагольствовал главный герой советского писательства Максим Горький (признаюсь честно: люблю цитировать этого выдающегося творца изощренной лжи). Правда, стоит учесть, что «подлинный мессия пролетариата Карл Маркс» вообще никакого отношения к культуре не имел, — разве что к уничтожению национальной культуры других народов, как и М. Горький (говоря о влиянии славянства на германскую нацию, он вспоминал поморян, поляков, чехов, но его перо не поворачивалось написать: и русские — столь противны ему были соотечественники процветающей страны; зато чересчур благодарные, дегенерированные властью советские люди называли в честь этого гнусного предателя города и веси, трудовые концлагеря, шахты, колхозы и даже детские парки). «Русская душа» Горького ведь нисколько не возмутилась, когда признанный гений своего народа первейший сионист Теодор

    Герцль открыто призвал: «Чтобы владеть миром, надо овладеть Россией».

    Зато «подлинный мессия пролетариата Карл Маркс», он же внук двух ортодоксальных раввинов Мордехай Леви — и об этом Горький, зная, умалчивал — не единожды гневно обличал своих. В труде «К еврейскому вопросу» Маркс в 1843 г. писал дословно: «Христианство возникло из еврейства. Оно снова превратилось в еврейство. Христианин был с самого начала теоретизирующим евреем; еврей поэтому является практическим христианином, а практический христианин снова стал евреем. Христианство только по видимости преодолело реальное еврейство… Христианство есть перенесенная в заоблачные выси мысль еврейства, еврейство есть низменное утилитарное применение христианства, но это применение могло стать всеобщим лишь только после того, как христианство, в качестве законченной религии, теоретически завершило самоотчуждение человека от самого себя и от природы. Только после этого смогло еврейство достигнуть всеобщего господства и превратить отчужденного человека, отчужденную природу в отчуждаемые предметы, в предметы купли-продажи, находящиеся в рабской покорности от эгоистической потребности, и от торгашества… Следовательно, сущность современного еврея мы находим не только в Пятикнижии или в Талмуде, но и в современном обществе, — не как абстрактную, а как в высшей степени эмпирическую сущность, не только как ограниченность еврея, но как еврейскую ограниченность общества».

    Также «мессия пролетариата» нигде и никогда не говорил о чистоте расы семитов, что не единожды в своих разнообразных трудах подчеркивал буревестник пролетариата Горький. Зато Маркс не упускал случая презрительно выражаться: «Химерическая национальность еврея есть национальность купца, вообще денежного человека». Марксу также принадлежат широко распространенные ныне цитаты, которые, не знай вы авторства, легко могут быть приписаны Адольфу Гитлеру: «Еврейство сохранилось не вопреки истории, а благодаря истории»; «Гражданское общество из собственных своих недр постоянно порождает еврея»; «Деньги — это ревнивый бог Израиля, перед лицом которого не должно быть никакого другого бога»; «Вексель — это действительный бог еврея» и др.

    На таком фоне вообще странным выглядит противостояние Гитлера и Маркса. «Адольф Гитлер пожрет Карла Маркса!» — зачастую кричали члены НСДАП, провоцируя красных прямо на их собраниях. Не вступая в противоречия с верующим населением и зарабатывая симпатии граждан, Йозеф Геббельс маскировал соратников, представляя их как «христо-социалистов». «Христо-социалистом» он называл и превращаемого нацистской пропагандой в героя-мученика командира штурмового отряда Хорста Весселя, убитого коммунистом (поговаривают, что причиной конфликта стала проститутка). Это было еще в то короткое время, когда Адди не подвергал сомнению происхождение Христа и не вступил в противоречия с христианством.

    В 1930-е гг. Горький призывал пролетариат, «воспитанный идеологией Маркса — Ленина, мудро осуществляемой вождем Сталиным», к уничтожению прослойки буржуазии вкупе с фашистами: «Гибель этого меньшинства — акт величайшей справедливости, и акт этот история повелевает совершить пролетариату. За этим великим актом начнется всемирная, дружная и братская работа народов мира, — работа свободного, прекрасного творчества новой жизни» (ст. «Пролетарский гуманизм», газеты «Правда» и «Известия» за 23 мая 1934 г.; впрочем, тему «гуманизма» мы уже поднимали более подробно). И в годы, когда советским писателем произносились эти пламенные призывы, фюрер Третьего рейха вполне справедливо назвал классовую борьбу «религией людей с комплексом неполноценности». Но советский классик и тут не отставал, брызгая словами: «Фашизм прежде всего — ничем не прикрытое, циническое истребление революционного, но безоружного пролетариата одичавшими, но вооруженными хозяевами, капиталистами… Имеем ли мы право ненавидеть этих одичавших, неизлечимых дегенератов — выродков человечества, эту безответственную международную шайку явных преступников, которые, наверное, попробуют натравить свой «народ» и на государство строящегося социализма» (ст. «Пролетарская ненависть», газеты «Правда» и «Известия» за 23 сентября 1935 г. и «Литературная газета» за 24 сентября т.г.).

    И если вы здравомыслящий читатель, то теперь ответьте сами себе на вопрос: чем Максим Горький лучше Адольфа Гитлера? И подумайте, стоит ли вашему ребенку изучать произведения этого «классика русской литературы» в общеобразовательной школе.

    Но что действительно соответствовало разглагольствованиям болтуна-Максима, так это то, что «еврейский народ дал человечеству многих мастеров», причем едва ли не самых знаковых «мастеров» своего дела. Но, странное дело: каждому такому мастеру всегда находился противовес в лице единокровника, а разнимать стороны всегда доводилось разделенному из-за этих распрей на противоборствующие лагеря человечеству. Судите сами. Христос проповедовал иудейство, названное его последователями «христианством», — как противовес древнему иудейству. И революционное появление Христа стало причиной уничтожения прежних верований человечества, отсчетом совершенно нового летоисчисления, отсекая Время до Рождества Христова, т. е. время всех наших прапрапредков, живших пока не явился диктующий нам заветы еврейский мессия. В противовес христианству выступил иудейский антирелигиозный марксизм, проповедуемый Карлом Марксом. И вновь мир содрогнулся от кровавых перемен. А ведь если бы марксизм-ленинизм победил в деле Мировой революции, то никакого бы христианства и вовсе не было бы; народы с течением веков напрочь забыли бы о каком-то Христе и исповедовали бы социализм, прославляя других, более современных евреев — Маркса и Ленина. «В наше счастливое время… — добавляет известный публицист Юрий Мухин, — всепобеждающее марксистко-ленинское учение наконец сменено еще более всепобеждающим учением Холокоста, досадным обстоятельством является то, что в этом учении сохраняются большие белые пятна, которые для наших российских евреев могут иметь такие же трагические последствия, как для их родителей и старших поколений в годы Великой Отечественной войны». К слову: Юрий Мухин доказывает, что основной массой потерпевших при холокосте были не просто евреи, а советские евреи, т. е. носители социализма-коммунизма, придуманного их единокровником Марксом.

    Ну а мы договорились до того, что распространение учения Христа — это, возможно, всего только спланированная акция заинтересованных лиц, социальная и политическая революция, победившая только после того, как христианство стало государственной религией, принятой в Константинополе. Ни больше, ни меньше…


    Глава 20

    КАК ФАРАОН ЭХНАТОН

    ПОСПОСОБСТВОВАЛ ПОЯВЛЕНИЮ ХРИСТИАНСТВА

    В низшей культуре завоеванных народов угас факел человеческого прогресса, занесенный туда более высокой расой. Более светлый цвет кожи только слегка напомнит былую великую роль прежних завоевателей, а некоторые случайно уцелевшие остатки старой занесенной культуры только слегка озарят иногда давно уже наступившую ночь в области культурной жизни этих народов. Эти остатки культуры ярко светят в ночи наступившего вновь варварства. Поверхностный наблюдатель подумает, что он видит перед собой продукты современной культуры данного народа, между тем как на деле перед ним только отсветы прошлого.

    Иногда в истории случается так, что народ и во второй, и в третий раз придет в соприкосновение с той расой, которая некогда уже занесла к нему культуру, причем ни та, ни другая сторона не будет даже помнить о предыдущих встречах.

    А. Гитлер

    В связи с приходом к власти национал-социалистов в стране наступила всеобщая эйфория, будто это древняя Германия возвращается к своей истинной сути. «Национальная гордость… похожа на благородного коня, на которого не каждый сядет и поедет», — философствовал Гитлер. А отступление от решений, навязываемых извне, и отчаянное отгораживание от всего остального мира только усиливало чувство справедливости, наступившего с приходом политиков, возрождающих давний героизм и достоинство нации. «С помощью головоломных генеалогических построений, ведущих от Бисмарка и Фридриха Великого к Лютеру или к Средневековью, а иногда тревожащих даже дух предводителя германцев Арминия, который в 9 году нашей эры битвой в Тевтобургском лесу якобы помешал проникновению латинян в области, населенные немцами, они конструировали традицию подспудного гитлеризма, будто бы существовавшего задолго до Гитлера», — замысловато определил И. Фест. Другими словами, Гитлер делал то же, что и все остальные диктаторы — подстраивал историю так, чтобы из нее плавно вытекало его личное и неизбежное для граждан страны правление. А ведь со времен Древнего Египта и Древнего Рима эта стратегия была отработана идеально!

    И сейчас настало время подойти к самой интересной части нашего повествования, увязав воедино колыбель древней цивилизации, богочеловека Христа, тайные знания и Адольфа Гитлера.

    Уже вскоре после прихода Гитлера к власти, в июле 1933 года в Мюнхене проходит историческая выставка под названием «Дойче Аненэрбе», что означает «Наследие немецких предков». Ее организатором выступил профессор Герман Вирт. Привлеченные шумной рекламной кампанией, посетители буквально повалили в экспозиционные залы. Среди исторических экспонатов были поражавшие воображение артефакты: от непонятной формы окаменелостей до оружия из металла и предметов с остатками древней живописи.

    Интерес немецкой нации к древности зиждился не только на призывах лидера нации Гитлера к изучению своей истории. Тепло вспоминая преподавателя своего школьного детства Леопольда Петча, Адольф писал: «Этот учитель сделал для меня историю самым любимым предметом. Против своего собственного желания он уже тогда сделал меня молодым революционером». Интерес немецкой нации к древности, ярко проявленный в 1930-х годах, зиждился скорее на важных археологических открытиях их соотечественников, потрясших весь цивилизованный мир. Немецкая нация не забыла гордость, обуявшую ее с началом 20-х годов XX века, причиной которой стала выставленная на всеобщее обозрение сенсационная находка — бюст Нефертити. И это было продолжением серии открытий мирового значения, сделанных немецкими археологами.

    Еще в последней трети XIX в. археолог Генрих Шлиманн благодаря своим раскопкам доказал, что гомеровский эпос имеет солидную фактическую основу; им был открыт знаменитый древний город Троя и подтверждено существование «догомеровской» эгейской культуры. Но еще ранее, в 1843 году другая немецкая группа начала раскопки, в результате которых был найден древнеегипетский город Амарна (город Солнца). Сохранившиеся фундаменты помогли установить, что здесь некогда были построены самые великолепные здания из когда-либо возводимых в Египте. Серьезные раскопки в Тель-Амарне проводились в 1891–1892 гг. известным английским египтологом УМ. Питри Флиндерсом (позже исследовал гробницы древнейших фараонов в Абидосе, вел раскопки в Мемфисе и др.); и вновь возобновились вначале в 1910 году при участии специалистов из Германии. Ученые и археологи, уже знавшие по многочисленным изображениям и расшифрованным письмам о существовании правителей Амарны Эхнатона и Нефертити, только в декабре 1912 года откопали бюст Нефертити, ставший затем признанным чудом — самым известным бюстом самой знаменитой из всех известных нам египетских цариц.

    И это не просто приведенные автором факты из учебников, а то, что — как вы сами увидите — имеет непосредственное отношение к истории фашистской Германии, к ее идеологии и к созданию системы сверхсекретных институтов «Аненэрбе», в рамках которых проводились многие таинственные экспедиции по всему миру, имевшие целью в том числе и поиск древних богов, и поиск артефактов христианства.

    А потому сделаем краткий экскурс в Древний Египет, чтобы получить ответы на некоторые интересующие нас вопросы времен Третьего рейха.

    Нефертити была женой Аменхотепа IV, фараона из XVIII династии, царствовавшего в Древнем Египте в период Нового царства. Эпоха Нового царства существовала в XVI–XI вв. до н. э. или с 1584 по 1071 гг. до н. э. (по другим источникам: с 1567 по 1085 гг. до н. э.), когда правили представители XVIII–XX династии. Новое царство знаменито великими памятниками архитектуры (многие из которых, как предполагают современные исследователи, были построены если не инопланетянами, то при помощи древних таинственных знаний). Тогда же египетские цари стали называться фараонами; после кончины их стали хоронить в склепах, вырубленных в скалах в Долине царей. «Античные города характеризовались не частными постройками, а памятниками, представлявшими общее достояние, памятниками, которые были предназначены не для данной только минуты, а на века. В этих памятниках воплощалось не просто богатство одного лица., а величие общества», — записал фюрер.

    Правление Аменхотепа IV, известного под именем Эхнатона, это правление первого человека в известной нам мировой истории, о котором можно сказать, что он поклонялся только Одному Единому Богу. Что — безусловно — послужило фундаментом для возникновения христианства.

    «Аменхотеп IV (Эхнатон), правил в 1419 — около 1400 г. до н. э…запретил культ Амона, конфисковал фиванские храмовые владения, провозгласил новый государственный культ бога Атона. Обстоятельства смерти Аменхотепа IV неизвестны. Серия документов с его именем обрывается на 1402 г. и, вероятно, дальнейшие годы царствования приписаны ему ошибочно» (БСЭ, т. 1, с. 512). Он возродил древний культ бога Солнца в форме почитания Атона. Однако, как видим, этот молодой революционер выступил против Церкви (за что и поплатился) в лице ее служителей-жрецов.

    Аменхотеп IV поверил в то, что Солнце-Атон открывает себя лишь своему «сыну» — фараону, поэтому он изменил свое имя Аменхотеп на Эхнатон, что означает «полезный Атону». Те же параллели наблюдаются и в Библии и в недавней церковной традиции: император (царь; правитель) — ставленник Бога на земле. Эхнатон также присвоил своей очаровательной жене Нефертити второе официальное имя, включив в него имя Атон, получилось: Нефернефруатон.

    В начале своего правления он приказал воздвигнуть в Карнаке величественное святилище в честь Атона, рядом с храмом почитаемого до этого Амона-Ра. Но пока это святилище строилось, фараон во исполнение желания супруги приказал отстроить Атону даже не храм, а целый город.

    Итак, до появления священного города всех христиан, иудеев и мусульман Иерусалима (др. — евр. Иерушалаим, араб. Аль-Кудс), были совсем иные знаковые священные города, храмы, боги и религии. А так как наше повествование не может обойти стороной город, связанный с жизнедеятельностью и смертью Иисуса Христа, то как можно более кратко остановимся на его истории. Это можно было бы отнести в другую главу, однако так легче будет воспринять преемственность, — когда была разрушена одна величайшая цивилизация и заменена новой, откуда началось победоносное мировое турне христианства.

    Следует сказать, что на том месте, где сейчас расположен палестино-израильский Иерусалим, был великолепный Урусалим (упоминается в списках из Тель-Амарны, XIV в. до н. э., или XIV в. до Р.Х.); ставший в конце VIII в. до н. э. Урусалимму (так в надписях фараона Санхерива). На древнем иврите это звучало как «Ирушелем». Впрочем, языковеды утверждают, что древнееврейский — новый язык, который возник на базе диалектов арабского языка в IV в. до н. э. и окончательно сформировался только после V в. н. э. Оттого «Иерусалим» никак не может быть еврейским словом, и, значит, к иудейской культуре имеет весьма косвенное отношение. Несмотря на то, что точная этимология названия не установлена, ныне живущие там иудеи предпочитают считать, что оно состоит из двух семитских слов: иро — (основа) и шалем — имя бога вечерней звезды Шалема. Под названием «Шалем» (в русскоязычной Библии — Салим) упоминается в Танахе (Бытие 14:18; Псалом 76:3) как ханаанский город до завоевания его израилитянами. Здравомыслие подсказывает: коль город существовал во времена расцвета Древней Греции и Эхнатона, значит, и название его было не семитское, а хотя бы греческое, или на языке того народа, который существовал еще задолго до греков (и наличие в слове сочетания «рус» о многом говорит).

    Приписывать же происхождение Иерусалима (Hierosolema) от греческого слова «hieros» (святой), как это пытаются сделать, также нелепо. Впрочем, древнее название могли дать представители коренного населения амореи (арабы); аморейский язык называют еще ханаанским, а само название «ханаанцы» иногда включает и амореев. В наше время можно найти труды лингвистов, филологов, археологов, историков и других исследователей, которые дают сравнительную базу происхождения слов арабского и древнерусского языка (языка руссов/арьев), подтверждая, что Древняя Русия располагалась на территории современных Сирии и Израиля.

    Также имеются сведения, что Урусалим впервые упоминался в египетских заклятиях вражеских городов (XVIII–XIX вв. до н. э.) как Рушалинум (Уруршалим?). В так называемые тексты «проклятий» включались названия стран, городов и правителей, считавшихся врагами Египта. Обычно это были списки имен и названий на глиняной посуде, которая затем разбивалась во время магического обряда, чтобы нанести поражение восставшим вассалам. История такой посуды имеет отношение к периоду правления фараона Сезостера III (1842–1878 гг. до н. э.). В таком списке было 19 названий ханаанских городов, среди которых и Урусалим. Невероятная, не охватываемая разумом древность…

    К слову: хорошо известный нам из Библии город Вифлеем («дом хлеба»), считающийся «городом колена Иуды», в документах архива Тель-Амарны (XIV в. до н. э.) называется Бет-Лахама — «дом/храм богини Лахамы», и относится к числу городов в земле Урусалим.

    Получается, что большинство из тех, кто сейчас живет на этих священных землях, к той, древней истории, никакого отношения не имеют (хотя активно претендуют на нее).

    Совершив плавание на север по священному Нилу, Эхнатон объявил, что боги повелели ему избрать место на восточном берегу реки для строительства новой столицы. Фараон дал новому городу название Ахетатон (это и есть современное городище Эль-Амарна), что означает «горизонт Атона». В новый город переехал и двор Эхнатона. В центре столицы размещалось несколько дворцов и храмов, а также роскошные виллы для знати. Супружеская чета вела себя с неслыханной простотой с народом; но страна словно замерла в гипнотическом ожидании: у нее отобрали богов, заменив их по сути собой, — царственные правители поставили себя на божественный пьедестал. Эхнатон приказывал изображать на статуях и рельефах себя, величественного. Возможно, эта неслыханная дерзость представителей человеческой расы предопределила появление нового еретика — уже не Бога, и уже не Человека — а богочеловека в лице Христа.

    Эхнатон, шокировав египтян, провел ряд революционных реформ. Он не только ввел культ Атона, но и запретил при этом поклонение всем другим божествам Древнего Египта, приказав стереть и уничтожить их имена на священных надписях. И тем самым развязал борьбу за власть с влиятельными жрецами культа многобожия во главе с царем богов Амон-Ра.

    Не стоит считать, что коль все эти события происходили в глубокой древности, значит, и люди тогда жили примитивные, дикие, не чета нам, с нашей высокоразвитой цивилизацией. То, что люди не имели компьютеров или телефонов, не делает их убогими; а вот то, что мы не имеем их познаний (коль не можем расшифровать все, связанное с их таинственным существованием и непостижимой культурой), делает нас ущербней.

    Исходя из научных исследований многочисленных ученых и историков, можно сделать вывод, что Эхнатон и Нефертити заполучили самую могущественную и самую развитую империю мира. Потому что: 1). Хотя Египет — ведущая держава мира — и был абсолютной монархией, но во многом очень демократичным государственным образованием. 2) Император руководил страной с централизованным управлением, с высокоэффективной системой налогов; страной, обладавшей огромным влиянием на международной арене; из разных стран сюда постоянно прибывали послы и консулы. В стране успешно работали различные службы, в том числе быстрая почта, таможня, полиция, имелись сильная армия и военно-морской флот. 3). Египет был центром международной торговли, и был открыт для всех культур; все окружающие земли почитали его силу, мощь и справедливость. 4). В его землях было столько золота, «сколько пыли», как писалось в амарнских письмах (открытие в 1922 г. гробницы далеко не самого могущественного фараона XVIII династии Тутанхамона подтвердило предположение о несметных богатствах страны). 5.) Египтян называли наименее воинственными; Египет выступал как охранитель соседних государств. (Не кажется ли вам странным, что люди наименее воинственной нации из всех наций региона вдруг решили изгнать из своей страны не всех подряд, а только одних иудеев, — как свидетельствует Библия. Такое могло случиться только в силу чрезвычайных обстоятельств и патовых взаимоотношений.) 6). В стране во всем соблюдалась строгая законность; путешественник, заснувший на обочине дороги, находился в такой же безопасности, как и дома. Подобную мысль озвучивали многие путешествующие. 7). Все составляющие общества: правительство, промышленность, торговля и сельское хозяйство управлялись на основе принятых справедливых законов, за исполнение которых отвечали чиновники. 8). В стране стремительными темпами развивались науки, литература и искусство. 9). Каждый житель страны придерживался этических норм, представленных как заповеди (до нас дошли 42), среди них: не солги; не лжесвидетельствуй; не убий.

    Итак: задолго до Рождения Христа люди жили по божественным заветам! И, значит, скрижали завета, полученные Моисеем на горе Синай, по которым обязано жить все человечество — это всего-навсего плагиат.

    Ярый ненавистник «избранного народа», Адольф Гитлер по-своему рассуждал о плагиате иудеев: «Когда мы оцениваем роль еврейской нации в культурном развитии всего человечества, мы, прежде всего, не должны забывать того факта, что, например, еврейского искусства никогда не было на свете и нет и теперь; что, например, два главных вида искусства — архитектура и музыка — решительно ничем не обязаны евреям. Подвиги евреев в области искусства сводятся только либо к сомнительным «усовершенствованиям» чужих произведений, либо к прямым плагиатам… Еврей умеет только подражать чужому искусству, а точнее будет сказать — искажать его… Их интеллект не конструктивен, он только разрушителен… Евреи никогда не имели своего государства со своей определенной территорией, а по этой причине никогда не имели и своей собственной культуры… Евреи всегда являлись паразитами на теле других народов. Если евреи иногда меняли местожительство, то это вытекало не из их собственных намерений, а было результатом только того, что время от времени их выгоняли те народы, гостеприимством которых они злоупотребляли. Евреи распространялись дальше именно так, как распространяются типичные паразиты. Они постоянно ищут только новой пищи для своей расы. Но это ничего общего не имеет с кочевничеством… Еврей несет с собой только смерть. Куда ни ступит его нога, там народ, до сих пор живший своим трудом, раньше или позже начнет вымирать». Именно такие безапеляционные рассуждения послужили причиной, по которой приверженцы Гитлера, вооружившись верой нацизма и символикой шагающего креста, охотились за евреями, сгоняя их в гетто и концлагеря. Следовало бы сказать, что о других расах как о «недочеловеках» также шовинистически рассуждали иные представители «культурных» наций; к примеру, американские ученые XIX — начала XX вв. десятилетиями всерьез доказывали примитивный уровень негров, «едва оторвавшихся по интеллекту от обезьян», а французские философы и социальные психологи XIX века из рядов «высших рас» вычеркивали не только негров и семитические народы, но также китайцев, японцев и монголов.

    Древняя история, на которую бросил поверхностный взгляд фюрер немецкой нации, стала отправной точкой холокоста; политикой, «оправданной» мнением главного апостола нации. Пока на Германию не обрушилась кара Господня.

    А тогда — в древние времена существования Египта — кара Господня обрушилась на эту благословенную землю. Ересь, привнесенная в общество Эхнатоном и Нефертити в виде смены столицы и поклонения иным богам, воплотилась, но инакомыслие посеяло в обществе раздор. И вскоре смена идеологии превратилась в террор, потому что слишком много оказалось в рядах недовольных.

    Египет был самой цивилизованной страной в мире, но описанные катаклизмы ослабили державу. Уникальная цивилизация была разрушена; она погибла, потому что оказалась слишком лакомым куском для других. Из академических изданий и даже многотомной «Всемирной истории» (ВИ), изданной в СССР в середине XX в., можно установить некоторое развитие событий и найти отрывки древних документов, которые стараются не показывать на глаза любопытствующим (а почему их печатали в советских энциклопедиях? — да потому что СССР тогда «не дружила» с Израилем).

    В пределы Египта во времена правления Эхнатона и Нефертити вторгались сирийцы и хетты (не стану долго объяснять, что к чему, но прогрессивные современные исследователи считают этнос хетты/хатты потомками русичей/руссов/ ариев); «вторжение кочевых племен хабиру (евреев) в азиатские владения Египта еще более осложнили обстановку» (СИЭ, т. 1, раздел 449). Можно встретить иное название: ха-пиру. «Эти люди, которых письменные источники называют хапиру рапиру), или, по-шумерски, си-газ (что означает «подрезатели жил», «головорезы»), появлялись иногда мирно, как наемники на сельскохозяйственные работы, иногда же воинственно, стремясь захватить землю и крепости оседлого населения. Они представляли серьезную опасность для владычества египтян…» (ВИ, М., 1955, т. 1, с. 393). В Амарну к царю понеслись письма с просьбой защитить от посягателей; «Эти твари — порождение царя Митанни, царя Вавилона и царя хеттов», — засвидетельствовано в одном из писем. Урусалим, или город Мира, как его называли в амарнских письмах, был важным оплотом Египта в Южной Палестине. В письмах египетского губернатора, принца Абдикебы к Эхнатону описана революция, произошедшая в городе после вторжения хапиру; причем сначала город стал центром беспорядков. В отчаянии принц писал, что «головорезы не только завоевали Землю обетованную, но и поселились в ней, явно намереваясь остаться навечно». (См. также труды Э. Уэллс; д-ра Джошуа и др.)

    Переписка царя, спрятанная в прогнивших от времени деревянных сундуках, обнаружилась только в 1887 году. Благодаря многочисленным экспедициям (в том числе и немецких ученых), громадный поток уникальных находок стекался в Каирский музей.

    Ко времени написания амарнских писем письменность в Древнем Египте существовала уже несколько тысячелетий. Кто-то из ученых назвал письмо «величайшим из всех египетских изобретений»; однако письмо было изобретено задолго до возникновения египетской цивилизации. И, возможно, восходит к временам, когда жили светлокожие, светловолосые и голубоглазые цари Египта. Ученые имеют свидетельства о таких нетипичных для этой местности древнейших представителях. Некоторые исследователи предполагают, что светлая мать Нефертити (чье имя означает «прекрасная») царица Тиу и светловолосые цари происходили из считающегося вымершим племенем голубоглазых людей; другие явно видят в них древних русичей, переселившихся в Египет из Европы задолго до того, как 7500 лет назад Русская равнина была занята ледником, и которые принесли с собой не только знания о письменности, но и знания об уникальной архитектуре и скульптуре. Также предполагают, что те ниоткуда не приходили, а местом обитания прапрарусских в древние времена была территория, где ныне расположена арабская страна Сирия, по-арабски — сурия, в другом прочтении Русия.

    Чтобы завершить описание судеб Эхнатона и Нефертити, добавлю, что наследником фараона был его сын Тутанхамон. Бывший приближенный Эхнатона, полководец Хорем-хеб (Хармхаб) и придворный Эйе (Ай) стали при молодом фараоне Тутанхамоне регентами. Они отреклись от деяний Эхнатона и восстановили поклонение старым богам. Тутанхамон умер совсем молодым; преемниками стали его возможные убийцы Эйе, а затем Хоремхеб. Последний занялся наведением порядка в стране, начал кампанию по уничтожению памяти об Эхнатоне и Нефертити, он разрушил многие их величественные монументы, объявив Эхнатона еретиком.

    Пройдет еще сколько-то времени, и на этих землях пышным цветом расцветет очередная ересь; когда известный целитель Галилеи и, возможно, член царского рода дома Давидова Иисус вознамерится стать, согласно чаяниям древних иудеев, новым мессией. С его рождения начнется отсчет Нового Мира. А едва только он станет мировым брендом, как исповедующие иудаизм напишут для нас Новую Историю Времен, согласно которой первые на Земле поселения людей разумных, людей нового, близкого к современному типу, появились на Ближнем Востоке около 9000 лет назад до н. э. на так называемой территории Плодородного полумесяца. Около 8000 лет до н. э. появился город Иерихон с населением в 2000 человек; тогда же возникла шумерская цивилизация. То есть, в Междуречье рек Тигра и Ефрат в городе Ур появились шумеры или халдеи, которые являлись почти что родоначальниками всего рода человеческого.

    Но мир, лишенный своей древней истории — всего лишь придаток к «избранному народу». А это никоим образом не устраивало того, кто пришел к власти в 1933 году в Германии; Адольф Гитлер посчитал, что он сам может примерить на себя роль мессии и с помощью альтернативной и тайной науки доказать, что на протяжении последующих после рождения Христа столетий шла искусная фальсификация Мировой Истории, шло искажение не только Времени, но и Пространства, и Науки, «…грубейшей ошибкой является представлять дело так, будто германцы эпохи до Рождества Христова были «лишены всякой культуры», были варварами. Ничего подобного в действительности не было. Суровость их северного отечества поставила их только в такое положение, которое мешало развитию их творческих сил. Если бы они попали в более благоприятную обстановку юга и если бы в лице низших народов они нашли себе необходимую рабочую силу, то заложенные в них, но временно дремавшие способности пышно расцвели бы совершенно так же, как это было с древними греками», — рассудил фюрер.

    Чтобы исключить саму мысль о германцах как о народе без древних корней, Адольф Гитлер создаст систему самых уникальных закрытых институтов «Аненэрбе», и отправит своих многочисленных ищеек по всему миру, начав с поиска корней арийской протоцивилизации.

    Но, что любопытно: в это же время весьма интенсивно продолжались научные поиски секретных экспедиций Иосифа Сталина, и если посмотреть на карту немецких экспедиций 1930—1940-х гг. XX века, то ясно прослеживается, что многие пути русских и немецких экспедиций совпадают, лишь разнясь во времени.

    Иосиф Виссарионович Сталин — личность неоднозначная и весьма незаурядная, грамотный, начитанный, он обладал прекрасной памятью и уникальными способностями. Зная о научных исследованиях русских времен Российской империи, о гипотезах о прародителях цивилизации руссах (арьях), он вполне мог руками своих преданных сатрапов подтолкнуть немецких товарищей к новейшим исследованиям, в том числе на территории России (ныне уже известно о научных экспедициях нацистов в Сибирь, Крым и др.). Невиданное коварство, но они стоили друг друга — два величайших диктатора, два демиурга эпохи: Сталин и Гитлер.


    Глава 21

    РЕФОРМАТОР МАРТИН ЛЮТЕР —

    НАЦИСТ ИЗ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ?

    К числу героев приходится отнести и тех великих борцов на этом свете, кто, будучи не признан современниками, тем не менее, борется до конца за свои идеи и идеалы. Придет пора, и именно эти люди станут самыми дорогими людьми для своего народа…Тогда наступит время, когда человечество, полное благодарности и преклонения перед памятью своих героев, станет изучать великую работу этих деятелей день за днем, и образ этих великих людей будет светить всем страждущим, всем падающим духом.

    Говоря это, мы имеем в виду, конечно, не только великих государственных деятелей, но и всех вообще великих реформаторов. Рядом с Фридрихом Великим приходится поставить тут и Мартина Лютера…

    А. Гитлер

    Демократия, основы которой нам пытаются навязать как главную ценность современной общечеловеческой цивилизации, предполагает, что «любая истина самоценна и имеет право быть обнародована». Даже такая, которая признает религию… «орудием в руках изощренных и злобных умов, стремившихся к власти над людьми», «величайшей профанацией в истории человечества, которой надо положить конец». К примеру, известный журналист и писатель, уже упоминаемый Этьен Кассе додумался озвучить, что «Ветхий и Новый Заветы — словно две ступени лестницы, ведущей к мировому господству. Именно последнее было и остается целью тех, кто придумал и использовал христианство. Впрочем, это касается и других религий». Попытаемся же и мы отказаться от шаблонов, и если не сломать, то хотя бы максимально прогнуть привычные стереотипы, чтобы узреть, что же тайного прячется за ними.

    И теоретики богословия, и православные священники отстаивают незыблемость священных текстов, исходя из того, что «Святое Писание потому и святое, что каждое его слово являет ниспосланный людям Божественный закон». Однако никто из них не ответит прямо на вопрос, отчего это «сын Божий» был десантирован Великим Отцом, скажем, не к аборигенам или чукчам, а прямо к «избранному народу», который и создал вероучение, «являющееся единственным путем к спасению». Возможно, это учение предназначалось только для самого «избранного народа», чтобы все другие народы, к которым он отправлялся «погостить», более не изгоняли «избранных» со своих территорий? Ведь если мы не согласимся с этой мыслью, то получится сообразная постулатам Библии явная нелепость, указанная современными авторами: гореть в аду из-за того, что они не познали Христа, предназначено не только аборигенам и чукчам, но и миллионам поколений тех, кто родился до Рождества Христова.

    Но теоретики богословия и православные священники также не смогут ответить вам на резонный вопрос: в чем заключается спасение человечества, произошедшее посредством мученической казни на кресте? Логика здравомыслия подсказывает: коль богочеловек Христос пострадал за то, чтобы Бог простил людям грехи, то все мы уже безгрешны, и каяться и веровать нам вовсе не обязательно. Впрочем, для чего было спасать человечество таким способом, наказывая одного за всех, если само человечество и было создано Господом Богом, Отцом Всего сущего? Тут или Бог несовершенен, или мы все слишком недалекие…

    Что же касается самого Иисуса Христа, то несмотря на то, что о его жизни повествует много источников, каноническими оказались лишь те, что вошли в библейское «Четвероевангелие», и которые описывают бродячего оратора и искусного лекаря, покорно идущего на казнь и принимающего мученическую смерть на кресте.

    Предположим, что в давние времена на земле действительно проживал искомый Иисус, который не желал принимать того, что было вокруг, и пытался пылкими словами рассказать о творимых несправедливостях; кристаллизуя свое учение, он критиковал постулаты, предлагаемые Торой (Э. Кассе: «Как многие из вас уже знают, священная книга иудаизма Тора создавалась представителями еврейского народа ради совершенно определенных целей. Жрецы стремились дать людям такую религию, которая утверждала бы их превосходство над другими народами и давала бы четкий стимул к покорению всего мира.»; известно, что Тора практически целиком вошла в Ветхий Завет, а варварскими объявляли своих соседей и другие народы); изобличал священников как мздоимцев, обирающих неискушенную и глупую паству, и властвующих над людьми; критиковал языческих идолов и т. д., и т. п. В общем, нес в массы свет своей мудрости. Но прежде то же самое, — недовольство несправедливым мироустройством — выказывал отшельник Иоанн, он же Иоанн Предтеча. Встретившись с последним, Иисус укрепился в вере, после чего направился из местечка в местечко, из города в город, набирая своих сторонников и проповедуя. Вскоре слух о чудесном проповеднике-целителе распространился по всей Иудее. Дальнейшая история знакома всем от мала до велика.

    Прознав о расправе, которую готовили над конкурентом и новоявленным мессией Иисусом церковные служители, тот является во дворец прокуратора Пилата, чтобы рассказать правителю о своей миссии. Все это выглядит слишком обыденно и знакомо каждому из землян, — когда обиженные на власть ходоки решались «справедливому правителю», «отцу народа» открыть глаза на бесчинства чиновников, обличали взяточников и фарисеев.

    В какой-то момент проповедующего на улицах Иерусалима Иисуса «сдает» как бунтовщика Иуда, один из его учеников. И вскоре под давлением горожан Пилат принимает решение: Иисуса казнить. А после приводится в действие план (божественный? человеческий ли?) воскресить Христа, и объявить учение безвинно потерпевшего, пострадавшего за всех воскрешенного богочеловека государственной религией, — догмой, по которой стоит жить всем остальным поколениям людей.

    Во все это можно было поверить бесповоротно, всем сердцем, если бы не знание, что Библия не единожды переписывалась и корректировалась. А. значит, ее постулаты подгонялись под конкретные задачи и конкретных лиц.

    Прежде всего, стоит вспомнить, что католическая церковь длительное время запрещала перевод Библии с мертвой латыни на живые национальные языки. Значит, — уверяют современные исследователи, — церкви было что скрывать, ведь постулаты, рассказанные на родном языке, сразу станут понятны и высветят тайную суть, если ее вовремя не завуалировать. А еще церковники перестали бы «быть монополистами, владеющими священными знаниями».

    Первым, кто открыто восстал против обманного совершенства шаблона, заключающегося в использовании мертвого языка, был немецкий юрист, философ и священнослужитель Мартин Лютер. Он интересен нам еще и тем, что спустя четыреста лет Адольф Гитлер возгордился деяниями Лютера, называя великого реформатора своим союзником; «Он видел евреев такими, какими мы только начинаем их видеть сегодня». Когда национал-социалисты 9—10 ноября 1938 года устроили погром, известный как «Хрустальная ночь», они заявили, что таким образом отмечали день рождения Лютера (10 ноября). К слову: на Нюрнбергском процессе нацистский пропагандист обергруппенфюрер СА Юлиус Штрейхер привел довод, что не говорил о евреях ничего хуже того, что уже давным-давно было сказано Лютером; он же назвал трибунал в Нюрнберге «триумфом мирового еврейства».

    Мартина Лютера (1483–1546) известный публицист рабби Телушкин в своей книге-энциклопедии «Еврейский мир» назвал «ярчайшим примером человека, который любил евреев, но возненавидел их после того, как они отказались принять его идеологию». А бывшая преподавательница из Кишинева, ныне проживающая в Германии Грета Ионкис в статье «Реформатор Мартин Лютер и евреи» пишет: «Имя Мартина Лютера вызывает в еврейской среде однозначную реакцию: —

    Юдофоб!…Но очень немногие знают, что приверженцы Римской церкви называли отца Реформации при жизни не иначе как «объевреившийся Лютер», а если не щадить чувств читателя и говорить без обиняков, то звали его — «пол-жида». (К слову: «объевреившимся» ученым и «белым евреем» в годы существования Третьего рейха будут называть Нобелевского лауреата 1932 года, выдающегося немецкого физика Вернера Гейзенберга.)

    Радикализм Лютера прежде всего проявился в его настойчивом требовании к Ватикану: коль Библия является единственным авторитетом в вопросе веры, то у народа должна быть возможность читать священные тексты на родном языке. Несмотря на упорное сопротивление и неприятие этого, примерно между 1524 и 1542 гг. Лютер осуществил перевод Священного писания на немецкий язык, специально перед тем изучив древнееврейский и греческий. «Я для моих немцев рожден, им и хочу послужить»; вскоре Новый Завет в немецком переводе Лютера распространялся по германским землям.

    Бунтовщик Лютер стоял в центре процесса, который в XVI веке получил название Реформации — движения за обновление Церкви. Его идеи изменили западное христианство. Для католиков того времени он был «диким вепрем, вторгшимся на виноградник Господень», — по словам папской буллы об отлучении (Domine Exsurge, 1520 г.), которую Лютер подверг публичному сожжению в Виттенбурге, став таким образом вождем (фюрером) культурного и религиозного освобождения.

    Но что характерно для процесса Реформации? Очевидным становится стремление реформаторов отказаться от пышности католицизма, превратив Библию в центр христианской жизни, а, устранив посредническую функцию священников, возвратиться к простоте раннего христианства. На фоне этого возник интерес христианских теологов к древнееврейскому языку, вызвавший «спор о еврейских книгах», которые нужно было прочесть в оригинале. «Несмотря на возраставшее напряжение в отношениях между евреями и христианами, каждое реформистское движение, будь то гуситы, лютеране или пуритане, анабаптисты (перекрещенцы) или субботники, сопровождалось стремлением к обновлению христианства в апостольском духе, возвращением к истокам христианства, к Ветхому Завету, а следовательно — к еврейским духовным ценностям. Ведь и Иисус, и Павел (Савл), создатель христианской церкви, вышли из еврейского народа… Все это давало почву папистам обвинять Лютера в «иудаизации»… По мнению папистов, лютеранство ведет к кальвинизму, кальвинизм — к унитаризму, унитаризм — к адвентизму (субботники), а от адвентизма до иудаизма — один шаг», — справедливо констатирует профессор Ионкис (между прочим, Грета Ион-кис родилась в СССР в семье инженера, немецкого еврея Вилли Риве, арестованного и депортированного в феврале 1938 года в Германию (в 1945–1950 гг. отбывал заключение в СССР как немецкий военнопленный времен Второй мировой войны), и уроженки города Туапсе Сары Иоффе).

    Любопытно, что в начале своего пути католический монах Лютер, «восставший против Ватикана и основавший собственную конфессию, был уверен, что добьется того, чего не смогла достичь католическая церковь: обратить в христианство основную массу евреев» (по Телушкину). Но когда оказалось, что подавляющая масса тех, кто дал миру «мировую религию спасения», отчего-то не спешила принимать ее и перекрещиваться, монах и реформатор превратился в яростного антисемита. Разгневанный Лютер кратко сформулировал свои требования в труде «О евреях и их лжи»:

    — сжечь синагоги;

    — под страхом смерти запретить раввинам обучение;

    — конфисковать еврейские священные книги («я советую изъять у них их молитвенные книги, талмудические писания, которые учат лишь идолопоклонству, лжи, брани и богохульству»);

    — запретить евреям «свободное перемещение по большим дорогам с охранной грамотой», так как они не занимаются праведными делами в сельской местности;

    — конфисковать еврейскую собственность (по Телушкину и др.), на самом деле: «запретить им заниматься ростовщичеством, а так же советую изъять у них всю наличность, серебро и золото, и положить на сохранение. Причина подобной меры заключается в том, что они… не имеют других способов зарабатывания… кроме ростовщичества, посредством которого они обокрали нас, и теперь владеют нашим добром. Эти деньги должны быть потрачены не иначе как следующим образом: всякий раз, когда еврей искренне обращается (в христианство), ему следует дать сотню, две сотни или три сотни флоринов, смотря по личным обстоятельствам. С помощью (этих денег) он сможет заняться каким-либо делом для обеспечения своей бедной жены и детей, и для поддержания стариков и немощных. Ибо такие грязные доходы прокляты, если они не используются с Божьим благословением, с благим и достойным намерением»;

    — заставить евреев заниматься физическим трудом («рекомендую дать в руки молодым, сильным евреям и еврейкам топор, мотыгу, лопату, прялку и веретено, и пусть они зарабатывают хлеб в поте своего лица, как и было сказано детям Адама (Бытие 3:19). Ибо не подобает, чтобы они позволяли нам, проклятым гоям, трудиться в поте лица, тогда как они, святой народ, проводят время у печи, празднуя и испуская газы, богохульно похваляясь своим господством над христианами благодаря нашему поту. Нет, следует вымести этих ленивых негодяев под зад»).

    А если все это не поможет им уверовать в Христа и стать достойными гражданами, — увещевал и гневался Лютер — то по примеру других народов следует изгнать всех евреев из страны.

    Как видим, требования, озвученные в XVI веке, для отдельных диктаторов стали актуальны и в веке XX; и, значит, их еще не раз смогут выдвинуть правители, которые окажутся у власти?! К тому же известно, что и Лютер, и Гитлер были далеко не первыми и не единственными в списке знаковых антисемитов. На взгляд автора, нет ничего страшнее, чем вытащенный наружу, выставленный на мировое обозрение «еврейский вопрос», который может легко сдетонировать, приведя к тотальной мировой бойне. К сожалению, пресловутый «еврейский вопрос» легко трансформируется в «вопрос Веры». Как пошутил какой-то умник, евреев ненавидят не за то, что они распяли Христа, а за то, что они его породили…

    Мартин Лютер, родившийся в 1483 году в маленьком городке Эйслебене в крестьянской семье, учился в церковной школе, после чего поступил в лучший в Германии Эрфуртский университет, получив в 1502 году степень бакалавра, а через три года стал магистром философии. Отец уже видел сына юристом, и Мартин подчинился его воле, но летом 1507-го неожиданно принял постриг в монастыре августинцев. Так вера в лице этого юноши доминировала над законом, хотя в тоже время, по его признанию, «под наружной святостью в сердце моем было сомнение, страх и тайное желание ненавидеть Бога». Не мешает нам вспомнить, что инфернальные фигуры

    XX века — Сталин и Гитлер — прошли через горнило Церкви: Иосиф Джугашвили (Сталин), когда учился в Горийском духовном училище (1889–1894), а затем пять лет провел в Тифлисской духовной семинарии (исключен в 1899 г. «за пропаганду марксизма»); Адольф Гитлер, когда учился в школе при Ламбахском монастыре (1897–1899 гг.), и когда посещал бенедектинский монастырь в Ламбахе для занятий пением в церковном хоре. Говорят, мать Иосифа Екатерина желала, чтобы сын стал священником (или учителем); утверждают, что и мать Адольфа Клара мечтала, чтоб любимый сын избрал стезю священника. Еще небезызвестный нюанс: настоятелем бенедектинского монастыря, когда там пел юный Адди, был Теодор Хаген, а после — цистерианский монах Йорг Ланс фон Либенфельс, основатель духовного тайного общества «Орден нового храма». В 1947 году этот Либенфельс напишет, что это именно он привел Гитлера к власти.

    Тут же добавлю, что называть Сталина и Гитлера недоучками, отказывая им в интеллекте, считать их глупыми в силу того, что один не доучился в семинарии в Тифлисе, а второй не поступил в художественную академию Вены, — по меньшей мере нелепо. Вот для примера краткая выписка из аттестата «воспитанника Горийского духовного училища Джугашвили Иосифа», который «при отличном поведении (5) показал успехи: По Священной истории Ветхого Завета — (5); По Священной истории Нового Завета — (5); По Православному Катехизису — (5); Изъяснению богослужения с церковным уставом — (5); русскому с церковнославянским — (5); Языкам греческому — (4); грузинскому — (5); Арифметике — (4); Географии — (5); Чистописанию — (5); Церковному пению русскому — (5) и грузинскому — (5)». А ведь после еще были пять лет семинарии, и так называемые «революционные университеты» не только с их обучением тактике террора, но и с поглощением всевозможных политических книг.

    Гитлер, хоть и не так прилежно учился в школе, однако, как и его соратник по большой политике, в буквальном смысле самосовершенствовался, «глотая» книги (причем не только на немецком и не только приключенческие, но по всемирной истории, искусству, а также серьезную публицистическую и философскую литературу). Прекрасно осознавая силу и могущество Церкви и церковной догматики, Адольф Гитлер не пытался спорить с ней, разве что, выступая в роли моськи, кусал «и лаял на слона». Однако делал все, чтобы «спасти свой народ» от «возвращения к еврейским духовным ценностям», — когда закрывал церковные школы и постепенно отменял изучение в государственных школах Закона Божьего, заменяя уроками политинформации (что сделали и коммунисты в СССР). И вместе с тем Гитлер — выступал опекуном Веры. Как это могло быть, как воплощалось подобное несоответствие?

    Выступая перед слушателями в апреле 1933 года, фюрер говорил:

    — Светские школы недопустимы, так как в таких школах нет религиозного обучения, а общее нравственное обучение без религиозного основания зиждется на пустоте. Следовательно, воспитание личности и религия должны основываться на вере.

    Воспитание личности в средних школах нацистской Германии 1930-х годов происходило с помощью обязательной молитвы, — но произносилась молитва отнюдь не канонического содержания: «Боже Всемогущий, дорогой Отец Небесный. Во Имя Твое разреши нам в благочестивом духе начать наши занятия. Просвети нас, научи нас всей правде, укрепи нас в добре и не введи нас во искушение, избавь нас от всего зла, чтобы мы, как добрые люди, могли с верою выполнять наши обязанности и, как на время, так и вечно, могли стать воистину счастливыми. Аминь». И даже это — следуя наказу Гитлера: «…все — детский учебник и последняя газетенка, каждый театр и кинотеатр, каждый рекламный столб и доска объявлений — все должно быть поставлено на службу этой великой миссии до тех пор, пока робкая молитва нынешних домашних патриотов «Господи, дай нам свободу!» не превратится в голове даже самого юного немецкого мальчика в горячую мольбу: «Боже Всемогущий, благослови наше орудие, когда придет время; будь так же справедлив, каков ты был всегда; рассуди, заслуживаем ли свободы; Господь, благослови нашу борьбу!»

    «…нам нужные верующие люди», — не раз подчеркнет Адольф, осознавая, что ни он, ни его доктрина не могут составить конкуренцию Церкви, а потому нужно если не саму Церковь, то миллионы ее прихожан подчинить его интересам ведущего политика и его грандиозным планам.

    Его мятущиеся чувства «верю — не верю» легко прослеживаются в течение двух десятилетий: с 20-х до середины 40-х гг. XX века. В главной работе «Майн кампф» молодой Гитлер еще полностью разделяет взгляды основной массы соотечественников на религию. Позже, в кругу близких товарищей он позволит себе вольности в трактовке церковных догм и осуждение неприглядного облика священнослужителей. Но то, что он говорит на публике — для него важнее, а потому о Боге и Церкви он чаще говорит то, что близко и понятно соотечественникам. «Даже религия любви является крайне слабым отражением воли своего возвышенного основателя. И, тем не менее, она имеет великое значение, поскольку дала толчок всеобщему развитию культуры, этики и морали».

    Он казался не столько реформатором, сколько защитником церковных догм, так что не удивительно, что в Германии проходили митинги верующих в поддержку нацистской идеологии, к примеру, в середине ноября 1933 г. состоялся митинг Германского Христианского движения — радикального крыла немецкого лютеранства.

    Чтобы читатель не подумал, что великий реформатор Мартин Лютер, вдохновлявший Гитлера, остался в истории только как антисемит, приведем еще несколько важных фактов из его жизни и из его противоречивых взглядов.

    Когда в Германию прибыли посланники из Рима с папской буллой о великом Отпущении грехов, саксонский курфюрст Фридрих Мудрый запретил продажу индульгенций в своих владениях. Но горожане толпами сбегались поглазеть на увлекательное торжественное шествие. В итоге все большее количество монет падало в железную кружку с печатями, а подающие за свою щедрость получали пергаментные грамоты папы. «Нас, германцев, за скотов почитают в Италии, — гневно обличал монах-доминиканец Лютер. — Ведь отпущение грехов все равно что разрешение грешить вновь». В знак протеста он прибил к церковным дверям виттенбергского замка свои знаменитые «95 тезисов», общий смысл которых сводился к тому, что: «Вечному осуждению подвергаются те, кто учит, и те, кто верит, будто бы Отпущением грехов люди спасаются». И тем самым Лютер следовал примеру Христа, изгонявшего торговцев из Храма.

    За короткий срок «тезисы» распространились по Европе; Святейшая инквизиция донесла на еретика Лютера, после чего «римская волчица ощетинилась». Продажа индульгенций — дело весьма доходное, и оттого еретик Лютер, убеждающий не платить за бумажки, представляет особую опасность. Папа Лев X вызывает Лютера в Рим. Но Фридрих Мудрый, понимая, что дело может закончиться костром инквизиции, предпринимает попытки, чтоб спасти Лютера, приобретшего к тому времени славу авторитетнейшего преподавателя Виттенбергского университета. Фридрих выхлопотал для Лютера императорскую охранную грамоту, хотя известно, что подобная грамота в свое время не спасла другого еретика — Яна Гуса.

    Вскоре в Лейпциге состоялся шестидневный диспут Лютера с доминиканцем доктором Экком, на котором присутствовали герцог Георг Саксонский, многочисленные священники, монахи, аббаты, доктора богословия. В этом споре впервые прозвучал вопрос, кто глава Вселенской церкви: папа или Христос? Вся Римская церковь устами Экка ответила: «Папа!» Лютер и протестантство возразило: «Христос!»

    Взывая к разуму, Лютер пришел к отрицанию папства, духовной иерархии, целибата и даже монашества, как учреждений, которые извратили дух первоначального христианства. Любопытно, что ему же принадлежат слова: «Нет на земле среди всех опасностей более опасной вещи, чем богато одаренный и находчивый ум… Ум должен быть обманут, ослеплен и уничтожен»; «Разум есть величайший враг веры; он не является помощником в делах духовных и часто борется против божественного Слова, встречая все, исходящее от Господа, с презрением»; «Тот, кто хочет быть христианином, должен выдрать глаза у своего разума».

    И еще о противоречиях, накопившихся в эпохальной фигуре Лютера, свидетельствуют его слова, полные мучительных сомнений: «Я готов подчиниться Папе, как самому Христу» и одновременно: «Я теперь несомненно уверен, что Папа — Антихрист». Открытая борьба с Римом закончилась для еретика Лютера отлучением и множеством тягот, достойных приключенческого романа.

    Лютер, чьим оружием было перо и слово, расколол мир на части; он стал причиной кровопролитий и когда взывал к переустройству Церкви, и когда призывал жить по законам Господа, взятым из библейских еврейских сказаний.

    «Несмотря на антисемитские выпады Лютера, начатая им Реформация имела для евреев позитивное значение, — заключил рабби И.Телушкин. — До этого все европейцы были объединены одной церковью, а евреи были единственной большой группой вне ее пределов. С Реформацией в Европе возникло множество различных религиозных групп, что способствовало росту терпимости. Ведь наличие множества конфессиональных групп в итоге привело к осознанию необходимости плюрализма. Известно, что возникновение протестантизма создало благоприятную обстановку для появления демократических идей. Ирония истории в том, что процесс, начатый ярым антисемитом, оказался благоприятным для евреев».

    Последние слова раввина как нельзя кстати подходят и для последователя Мартина Лютера фюрера Адольфа, и прозвучат так: «Ирония истории в том, что процесс, начатый ярым антисемитом Гитлером, оказался благоприятным для евреев, — когда в 1947 г. возникло государство Израиль, как главный итог Второй мировой».

    Если бы фюрер Третьего рейха заранее знал об итогах своего правления, сказал бы он фразу, брошенную 15 марта 1936 года на митинге в Мюнхене:

    — Я с лунатической уверенностью иду путем, подсказанным мне Провидением.

    …или пошел бы другим путем?


    Глава 22

    РУНЫ — ДОХРИСТИАНСКАЯ ПИСЬМЕННОСТЬ

    АРИЕВ-СЛАВЯН?

    Вся человеческая культура и цивилизация на нашей земле непрерывно связаны с существованием арийца. Если бы арийцы постепенно вымерли или сразу погибли, то это означало бы, что весь земной шар был бы вновь обречен на полное бескультурье.

    Самым большим преступлением на нашей земле в глазах народнического миросозерцания является деятельность, направленная против человеческой культуры путем уничтожения носителя этой культуры. Кто подымает руку на высшее воплощение подобия Божия, тот восстает на всеблагого Творца всех чудес на земле, тот тем самым способствует изгнанию нашему из рая.

    А. Гитлер

    Как уже говорилось, на знаковой выставке 1933 года «Дойче Аненэрбе» были представлены всевозможные древние артефакты; но кроме того, среди экспонатов публике были предъявлены древнейшие рунические и проторунические письмена, собранные в Палестине, пещерах Лабрадора, да и вообще по всему свету. Некоторым из экспонатов исследователи давали 12 000 лет, — при том что современная официальная наука признает за письменностью не более шести тысячелетий (автор разделяет мнение тех, кто считает подобный взгляд ошибочным, умышленным занижением времени зарождения разумной расы людей).

    По устоявшемуся мнению, руны — древний германский алфавит. Большая Советская энциклопедия, считавшаяся основой незыблемых знаний, может вам подсказать, что рунические надписи оставили древние германцы, «забыв» указать, что имеются древние славянские руны (т. 22, с. 394; т. 30, с. 213). Современная интернет-энциклопедия дает уже такое определение: «Славянские руны (руница) — гипотетическая письменность, по мнению отдельных исследователей существовавшая у славян до их крещения и изобретения кириллицы и глаголицы. Иногда именуется письмом «черт и рез». Гипотеза о «славянских рунах» была популярна в XIX веке среди историков, позднее перекочевала в популярную литературу. В данный момент находит поддержку среди сторонников нетрадиционной славянской истории, хотя убедительных доказательств существования такой письменности до сих пор нет». Вдумайтесь, отчего это исконно русские ученые могли рассуждать на подобную тему в XVIII в. и популяризировать ее в XIX в. — во времена, как утверждали так называемые советские ученые, «безграмотной и забитой имперской России»? А когда у власти оказались большевики, эта тема враз была отправлена на задворки, высмеяна, а после и вовсе вымарана из истории? Да потому что «международный интернационал» не устраивало, чтобы порабощаемый народ узнавал о своей древности! Древность, как известно, взывает к чувству гордости, а не вызывает необходимую новым властителям рабскую покорность.

    Но, что самое странное: чтобы найти ответ на вопрос, почему «славянские руны», или древнейшая протописьменность славян перестала интересовать ученых (пока к этой теме всерьез не обратились немецкие ученые из Третьего рейха в поиска прапредка-ария), вам придется натолкнуться и разрешить для себя все тот же пресловутый «еврейский вопрос». Здесь нет никакой авторской фобии или предвзятости.

    К примеру, ведущими авторами, которым можно было по дозволению партии и правительства высказываться по таинственной теме древних рун, в советские времена были всего двое: Дирингер и Макаев, которые и вещали о рунах, естественно, как знаках немецкого алфавита. То ли по незнанию, то ли умышленно вычеркивая наработки всех русских ученых XVIII–XIX и начала XX века. При этом Давид Дирингер (1900–1975) — венгерский еврей, названный «британским лингвистом и писателем»; этот специалист по древним письменностям, автор фундаментальных трудов по истории письма в конце жизни возглавлял созданный им в Израиле Музей алфавита (Тель-Авив). Мы упоминаем о нем только потому, что в середине XX в. его книга «Алфавит» в СССР переиздавалась несколько раз, став, по сути, учебником. В своих исследованиях Дирингер опирался на труды датчанина Виммера. Профессор Людвиг Франц Адальберт Виммер (1839–1888) был в свое время крупнейшим исследователем германо-скандинавских палеоэпиграфических знаков и вошел в историю как один из отцов-основателей научной рунологии; его книга «Руническая письменность» (1887 г.) определила направление дальнейших исследований в этой области.

    Второй упомянутый доверенный советский ученый — профессор Энвер Ахмедович Макаев (1916–2004) — окончил немецкое отделение (1937), защитил докторскую диссертацию по теме «Вопросы сравнительно-исторической морфологии германских языков» (1964); работал в секторе германских языков Института языкознания АН СССР. Его «основные научные интересы были связаны с историей грамматического строя германских языков; участвовал в подготовке коллективной «Сравнительной грамматики германских языков», внес существенный вклад в изучение языка скандинавских рунических надписей». То есть, очевидно, что ведущие советские руноведы (если таковые и были) под началом Макаева не могли работать над темой славянских рун. Так чему удивляться, когда современная интернет-энциклопедия Википедия уверяет, что «гипотеза о «славянских рунах» в данный момент находит поддержку среди сторонников нетрадиционной славянской истории, хотя убедительных доказательств существования такой письменности до сих пор нет».

    Возможно, автор вам снова кажется занудой, однако мы вовсе не отошли от главной темы повествования. И как наша планета кружит вокруг Солнца, так и мы с вами кружим вокруг извечного вопроса Веры, содержащего в себе таинство древних, скрываемых знаний.

    Вот совет для самостоятельного углубления в тему: найдите имена и «научные деяния» тех, кто вошел после революции 1917 года в так называемое «советское языкознание» (БСЭ демонстрирует еще большую ересь: «В СССР после Октябрьской революции 1917 г. возникло марксистское языкознание»), «советскую филологию», а также науки, занимающиеся изучением древней письменности: эпиграфики (изучает надписи на твердых материалах: камне, керамике, металле, пр.) и палеографии (изучение древнего письма). Загляните попутно в «советскую историю» и «советскую литературу». Среди первых советских языковедов, занявших места частью бежавших, а частью расстрелянных большевистской властью русских ученых, — академики, профессора, рядовые новые ученые: Ягич, Бернштейн, Блумфилд, Вайман, Винокур, Витгенштейн, Гольденвейзер, Горнфельд, Добиаш-Рождественская, Жирмунский, Кацнельсон, Марков, Марр, Нейматова, Певзнер, Реформатский, Рождественский, Сепир, Тынянов, Эфрос, Церетели, Шор, Юшманов, многие другие. Ну и, конечно же, великие «учителя» всех профильных советских наук — Маркс («великий учитель и вождь, гениальный мыслитель, корифей революционной науки», по Ленину) и Энгельс («вождь и учитель международного пролетариата», по Ленину), на чьи высказывания обязаны были ссылаться все пишущие и изучающие в СССР. Да еще «отец народов» товарищ Сталин написал труд «Марксизм и вопросы языкознания» (1950). Все — через призму марксистской диалектики — «единственно научного метода познания, орудия революционного преобразования мира» (из советских энциклопедий), в ключе бредовой, извращенной «марксистско-ленинской идеологии» построения «новой общности советских людей».

    Так же формировались и другие основы советской науки и культуры: театр, кино, драматургия, изобразительное искусство, литература, музыка, архитектура, позже радио, телевидение и т. д. — все являлось идеологическим оружием, средством унижения порабощенного народа и основой борьбы за мировое господство так называемого «пролетариата» (на самом деле, в интересах избранной кучки людей).

    Посему можно с грустью констатировать: русская национальная история, наряду с языкознанием, палеографией и эпиграфикой, как и все остальные национальные науки из-за насильственного вмешательства в их внутреннюю суть чужеродных элементов утратили исконное русское звучание и русскую духовность.

    Среди тех, кто является лидером сторонников «нетрадиционной славянской истории», убедительно доказывая существование такой письменности, как славянская руница, или руническое письмо, — наш современник, выдающийся ученый, профессор Валерий Алексеевич Чудинов, председатель Комиссии РАН по культуре Древней и Средневековой Руси, многие годы занимающийся изучением и дешифровкой древних рунических надписей. Профессором исследовано несколько тысяч археологических и других объектов, в том числе древние святилища и священные камни, христианские иконы первых веков, а также предметы культа и утварь доантичных времен, содержащие тайнопись.

    Профессор Чудинов доказал, что святой Кирилл не создавал для нас, русских, азбуку, а придя на Русь, обнаружил несколько систем письменности, существовавших за тысячелетия до него. Одну из них он модифицировал и освятил, после чего святые братья Кирилл и Мефодий убедили христианский мир, что русский язык — священный, на нем следует вершить богослужения и записывать канонические тексты. Смотри, например, книги В. Чудинова «Вселенная русской письменности до Кирилла», «Тайнопись на русских иконах», «Русские руны» и другие. А также книги Ю. Петухова, П. Орешкина, Г. Грине-вича, немецкого лингвиста Эрнста Доблхофера. Выдающемуся эпиграфисту и геологу по профессии Геннадию Станиславовичу Гриневичу удалось расшифровать письменность времен минойской культуры, доказав, что эту древнейшую письменность создавал славяноязычный этнос (см. книгу «Праславянская письменность. Результаты дешифровки»). Как доказал Гриневич, найденные на Крите таблички с надписями и надпись Фестского диска составляют со славянским письмом типа «черт и резов» (т. е. рун) единую письменность. Получается, что и минойцы, и хетты говорили на славянском наречии и писали славянскими рунами. Письменность хеттов была расшифрована еще в 1915 году чешским ученым Бедржихом Грозным, установившим, что хеттский язык относится к индоевропейской языковой семье, в которой самыми близкими к хеттскому также оказались славянские языки.

    А вот среди авторов, занимавшихся данным вопросом во времена царской империи, — отдадим должное их памяти — можно назвать русского ученого-естествоиспытателя мирового значения Михаила Васильевича Ломоносова (XVIII в.), Егора Ивановича Классена (XIX в.) и польского исследователя Тадеуша Воланского, чьи труды переводил русский дворянин немецкого происхождения Е. Классен. Еще образованнейшие современники Ломоносова — Татищев и Шишков поднимали тему праязыка, приводя примеры, как из русских слов образуются английские, немецкие, испанские и другие (ныне это ловко популяризируют писатель Михаил Задорнов и полиглот Александр Драгункин). Их выводы довольно смелы, но, возможно, правильны: все мировые языки происходят от праславянского. Известно, что популяризировала знания о славянской рунице даже Екатерина Великая. Да, неисповедимы пути Господни и как разнится мышление сынов и пасынков Отечества русского! Попечитель Московской практической коммерческой академии Е.И. Классен (1795–1862) является автором известного очерка «Новые материалы для древнейшей истории славян вообще и славяно-руссов до Рождества Христова» (1–3, М., 1854–1861; есть современные переиздания) и автором единственного перевода на русский язык труда польского слависта XVIII в. Тадеуша Воланского «Описание памятников, объясняющих славяно-русскую историю», который был выпущен с примечаниями Классена в качестве приложения к «Новым материалам…». Эти работы являются одними из наиболее примечательных исторических трудов XIX столетия, описывающих популярную теорию существования дохристианской славянской письменности — славянских рун. При этом к славянским рунам Классен относил ряд древних письменностей, в частности, этрусский алфавит, буквы которого он читал не так, как принято ныне. За многостороннюю деятельность Классен неоднократно награждался орденами и другими государственными знаками отличия Российской империи.

    Благодаря исследованиям передовых современных ученых, историков и археологов, мы получаем явные доказательства, что руны были не только у германских народов, но у славян (руница), кельтов (огам) и др. Оказывается, что начертания глаголицы очень похожи на начертания рун; что еще в X–XII вв. кириллица и глаголица употребляются одновременно, — точно как руны и латинская графика в Скандинавии; что еще черноризец Храбр писал, что до Кирилла и Мефодия у древних славян была письменность — «начерки и резы»: «прежде убо словене не имеху письменъ, ну чрътами и резами чьтеху и гатааху, погани суще…». Предполагают, что рунами, как священными гадательными знаками, пользовались друиды — кельтские жрецы в Галлии и Британии. По всей видимости, верным является вывод академика РАЕН, профессора Валерия Чудинова, что «руница явилась праписьмом для огромного количества европейских алфавитов». Это подтверждает и теория Юрия Петухова о существовании протоцивилизации русов (руссов/ариев, арьев). Есть небезосновательное предположение, что славяне являются прямыми потомками арийского пранарода, и что славянские языки унаследовали грамматический строй древнейшей арийской речи. При этом западноевропейские языки являются языками с полуразрушенной индоевропейской грамматикой и искаженной фонетикой, что может быть объяснено тем, что индоевропейцы — пришлый в Западную Европу народ. Осколком доарийского населения Европы называют сегодняшних басков. Так полагают прогрессивные русские историки; так думают известные современные писатели Константин Пензев, Андрей Буровский и другие.

    Чтобы дать еще больше доказательств этой весьма захватывающей теме, которая никак не может быть объяснена в рамках одной главы, добавлю отрывок из интервью профессора В. Чудинова. Учтем при этом, что протописьмо, или руница не могло существовать вне понятий Бога, божественного, — что имело место задолго (за сотни тысяч лет?!) до Рождества Христова.

    «— Мне хочется начать беседу с вопроса: Валерий Алексеевич, а есть у вас доказательства того, что письменность существовала на Руси задолго до появления кириллицы?

    — Вы знаете, вопрос сложный. Дело в том, что существовало два вида письма, один вид письма слоговое, руница, а другой — это бытовое письмо, протокириллица, которой пишем мы с вами. Задолго, за много тысяч лет до Кирилла. Наши предки писали абсолютно так, как и мы сейчас с вами. Что и удивляет многих людей. Но…

    — Это буквица? Простите, я иногда уточнять буду. То есть это такое рядовое письмо, без сакрального смысла.

    — Да, совершенно верно. Я назвал его протокириллицей, но это не очень удобный термин. Мне посчастливилось прочитать, как они это сами называли. Потому что наши предки не знали, что когда-то родится Кирилл. Поэтому и не могли назвать письмо именем того человека, который будет потом… Оно у них называлось «руны Рода», то есть, бога — Рода. А сакральное письмо называлось «руны Макоши». Механизм увеличения числа богов был такой: сначала у бога появлялся жрец или жрица, потом это существо обожествлялось, становясь следующим богом. Но все пошло от Макоши. Вот допустим, «руны Мары», это не что иное, как руны Макоши, повторенные в более позднее время. Точно так же появился бог Яр, и «руны Яра» — это не что иное как руны Рода, повторенные в более позднее время. То есть мы пишем с вами рунами Рода, не подозревая об этом, как, допустим, Тартюф не подозревал, что он говорил прозой. Мы пишем ими, не зная, что они так называются.

    — Причем буквы, если я правильно понимаю, писались раньше на специальных дощечках.

    — Да, но позже. А поначалу буквы даже не высекались, а выпиливались на камнях чем-то, видимо, маленькой циркулярной пилой…они назывались рунами… Слово «руны» от слова «рыти», рытвины… Это не моя этимология, а Мартина Жунковича, серба в Германии, который ее предлагал в книге, написанной в начале XX века… Руны высекали на камнях. У нас полно этих ритуальных камней, где угодно. В Москве, в Коломенском, есть надписи. В любом пригороде. И если у вас рядом стоит церковь, не заасфальтированная со стороны апсидной части…

    — То под апсидами будут древние камни.

    — Да, как правило, апсиды опирались на дохристианские камни. И на этих камнях до сих пор есть надписи. Во Владимирской области я их видел лично и читал, что там написано, например, имя «Мара». Из храма Мары был взят тот камень… Ее храм давно разрушен, а культовые камни остались. А дело в том, что в раннем христианстве никакого противоречия между язычеством и христианством не было. Потому; что христианство выросло из нашего, из русского язычества. Точнее, не из язычества, из ведизма. Ибо язычество — это плохая копия, когда сакральное уходит, его не понимают, а копируют чисто внешние формы. То есть, некая пародия… В моей книге «Тайнопись на русских иконах» почти на всех иконах, не только русских, а и на византийских, и римских, указано место действия: Ярова Русь.

    — Иерусалим, практически, Яр-рус-олим…

    — Скорее всего, так.

    — А Иордан — И-яр-дан…

    — …возьмем слова «Ярова Русь» с аканьем, а оно не с XII века пошло, как нас уверяют, а на юге возникло гораздо раньше. Поэтому произносили, не «ярова», а «арова», и даже «арава». И отсюда «Аравия», не что иное как «Арова Русь».

    — Да и «араб» отсюда.

    — Да, и «араб» отсюда. Иными словами, это русские территории, которые были позже заселены семитскими племенами. И арабский язык тоже вышел отсюда. Да, он вышел отсюда и поэтому в нем много общего с русским и на сегодняшний день.

    — …Так же, как и слово «православие», очень древнее: правь, славь. И оно было на Руси за несколько тысяч лет до принятия христианства, и наша ведическая вера тоже называлась православие.

    — Совершенно верно. Именно так.

    — Теперь мы подходим к важному моменту, который я хочу уточнить для читателей. Итак, письменность на Руси существовала задолго до ее возникновения в любой другой стране, в любом другом народе. И вы, Валерий Алексеевич, ее нашли на множестве камней, разбросанных по всей Руси, и не только здесь, но и в Европе, и в Америке, и в средиземноморских странах… Каким примерно временем вы датируете эту письменность?

    — Двумя сотнями тысяч лет. Но сакральной письменности, рун Макоши, на самом деле очень мало. Гораздо больше рун Рода. В основном подписаны боги. Чаще всего встречается лик бога Яра…»

    …Лидер нацистского рейха, бесспорно, верил в существование прапредка, которого он — по ознакомлении с взглядами ученых и с их трудами — определил как ария. Его арий, конечно же, владел и знаниями, и языком письма. Рассуждая о динамике исторического развития, фюрер записал довольно логичный вывод: «В истории нередко бывали случаи, когда народ-завоеватель силой своего внешнего принуждения навязывал свой язык завоеванным народам, но спустя какую-нибудь тысячу лет оказывалось, что на этом языке говорит в сущности уже совсем другой народ, и победители на деле превратились в побежденных». А далее Адольф Гитлер констатирует: «Народность или, лучше сказать, раса, определяется не общностью языка, а общностью крови…все развитие культуры обуславливается прежде всего расой и поэтому главнейшей задачей государства должно являться сохранение расы, улучшение расы, от чего прежде всего и зависит весь ход развития человеческой культуры».

    Выдающийся археолог своего времени, немецкий историк культуры и филолог Герман Вирт, познавший славу в годы расцвета Третьего рейха, высказал предположение, что руны не происходят от латыни и не имеют ничего общего с греческим и финикийскими алфавитами. По его мнению, древние руны происходят от значков, которыми пользовались еще в эпоху Великого Оледенения. Идею можно признать совершенно фантастической, — как это делает современная сцементированная догмами наука — если бы на магических камнях-чурингах, которым более 8000 лет, не были бы изображены значки, весьма сходные с современными буквами славянского, латинского и греческого алфавитов. И если бы значки, совпадающие с отдельными знакомыми нам буквами, не находили среди наскальных и пещерных изображений мамонтов, оленей и носорогов, которым не менее 15 000—18 000 лет.

    А теперь вспомним еще об одном курьезе, серьезное восприятие которого ставит так называемую современную академическую науку в весьма неловкое положение.

    В музее доктора Хавьера Кабреры Даркеа, проживавшего в Перу, хранятся 11 000 камней с таинственными и очень древними рисунками. На каменных экспонатах детально изображены доисторические чудовища вместе с людьми! Популярный еженедельник «АиФ» в 2007 г. публиковал статьи и фотографии из загадочной коллекции. О сенсационных исследованиях этой самой коллекции рассказывалось и в передачах канала «Дискавери».

    Известный французский исследователь Роберт Шарроу, подробно описавший странные древние рисунки, сделал вывод, что люди эпохи динозавров обладали высокой технологией выплавки металлов. Острые предметы (к примеру, нож и топор), изображенные на рисунках, имеют металлические лезвия высокого качества; тогда как и сами рисунки на камнях выполнены тонким и очень прочным инструментом. Описывая виденное, журналист еженедельника «АиФ» Савелий Кашницкий, побывавший в Перу и Боливии, утверждает: «Изображения сделаны на поверхности округлых камней — типа морской гальки. В сотнях картинок присутствует единый стиль — верный признак мастерской работы. Среди сюжетов имеются такие, которые мы бы отнесли к фантастическим: пересадка мозга, трепанация черепа, наблюдение небесных тел в подзорную трубу, забор спермы — вероятно, для генетических опытов. Сколько лет камням, найденным в земле в окрестностях города Ика? Для чего они нам оставлены? Ответы на все эти вопросы могла бы дать наука. Но наука молчит. Не скромно, признавая свое бессилие, а высокомерно называя собрание камней Ики скопищем фальшивок. Почему камни не могут быть поддельными? Сегодня в мире их более 15 тысяч, в одном лишь музее Ики 11 тысяч. Если они фальшивые, тогда надо согласиться: некий подпольный камнеобрабатывающий комбинат с батальоном первоклассных граверов по камню годами выпускает продукцию, зарывая ее в землю с единственной целью — дурить ученых…» Репортажи журналиста, побывавшего в Южной Америке, подкреплены качественными фотографиями. Любопытствующие могут найти множество фотографий по данной теме в сети Интернет; и это радует, что информация становится все более доступной, и ее все труднее замалчивать.

    Вообще-то все это очень странно, особенно если учесть, что современная наука с ее общепринятыми теориями датирует появление человека 250 000 лет назад (сравните: примерно столько же профессор Чудинов дает на появление у людей рунической письменности). Это потому, что большинство древних останков человеческих существ обнаружено в пластах с такой датировкой. И потому обнаружение в начале XX века в боливийских Андах неподалеку от озера Титикака останков травоядных ящеров токсодонтов вперемешку с останками человеческих существ, равно как и другие не менее сенсационные находки, причислены к разряду археологических курьезов. Открытие профессором Познански возле пирамиды Акапана окаменевшего черепа человека в тех же слоях, где лежали останки вымерших животных кайнозойской эры, также упорно замалчивается современной наукой. Как и загадочная находка на плоскогорье Центральной Азии, в Туркмении, где была обнаружена цепочка человеческих следов рядом со следами динозавров; следы принадлежали 8- и 12-метровым ящерам и, возможно, погонщикам этих громадных рептилий.

    Эти и другие весомые факты упорно доказывают, что люди появились на Земле не 250 000 лет назад, а примерно 70 миллионов лет назад! И, значит, были древнейшие цивилизации, о которых нам ничего не известно; но тайны этих протоцивилизаций желали бы постигнуть самые выдающиеся ученые своего времени. В том числе и упомянутый доктор Герман Вирт.

    Герман Вирт (также известен как Герман Вирт Ропер Бош или Герман Феликс Виртор Германн) (1885–1981) — немецкий или даже голландско-немецкий историк и мистик, изучавший древние религии и символы. Он возглавлял исследовательское отделение нацистской организации «Аненэрбе» до середины 1930-х годов. Как свидетельствуют историки, работа Вирта, в основном, касалась поисков Атлантиды и разработки универсальной религии для арийской расы, создаваемой нацистами для замещения христианства.

    По мнению профессора Вирта, руны (отчасти представленные на выставке «Дойче Аненэрбе») свидетельствовали о господстве арийской расы на Планете. Профессор утверждал: у истоков современного человечества стоят две проторасы: нордическая, духовная раса Севера (раса Синего Льда) и гон-дваническая, охваченная низменными инстинктами, раса Юга. Он также считал, что потомки этих древних рас рассеяны между различными современными народами.

    Ныне, конечно, принято менее таинственное объяснение. Например, предполагают, что германские руны, отдаленно напоминающие латинский алфавит, происходят от «близкого родственника» латиницы — алфавита ретов — родственной этрускам древней альпийской народности, соседствовавшей с германцами. Принято считать, что формирование первого германского рунического строя (Футарка) датируется первыми веками н. э., и что руническое письмо (и руническая магия) в V в. пришло на Британские острова, вместе с германскими племенами англов и саксов. Со временем руны менялись, сохраняясь лишь для магических целей.

    После утраты функции алфавита, руны пережили второе рождение в XIX–XX вв. Отцом рунической магии считается немецкий исследователь рун и оккультист Гвидо фон Лист, который создал свой вариант Футарка — арманический. Сейчас чаще всего руны применяются в целях гадания, «зачаровывания» предметов и для оберегов.

    Итак, интерес к артефактам широких масс, ринувшихся в 1933 г. на выставку «Дойче Аненэрбе», в свете представленных объяснений понятен. На стыке веков возникало множество разных научных, околонаучных и псевдонаучных гипотез. Теория Вирта о нордической и гондванической проторасах вовсе не выглядела нелепой; к тому же большинство теорий не были новыми, а всего лишь подредактированными и переосмысленными сведениями из более ранних времен.

    В XIX веке появилась новая модная наука — антропология. Измышления Германа Вирта могли быть представлены как теория в рамках антропологии. Интерес подогревался не столько библейским сказанием об Адаме и Еве, сколько получившей скандальную известность теорией Дарвина о происхождении человека от обезьяны. Выставка «Аненэрбе» подтверждала, что древние люди были не дикими и безграмотными полуобезьянами, а мыслящими представителями человечества, более того: наполненными некими едиными знаниями, спущенными им свыше. Всвязи с чем отдельные мистически настроенные ученые готовы были видеть в древних рунах не столько письменность, сколько те самые утерянные для человечества знания. Получается, что профессор Герман Вирт хотел рунами связать древние цивилизации и найти тайну всего сущего.

    Первыми посетили выставку один из ведущих идеологов НСДАП Рихард Дарре и оккультист Фридрих Хилыпер. Ознакомившись с экспонатами, они доложили обо всем рейхсфюреру СС Генриху Гиммлеру. Тот незамедлительно прибыл, чтоб встретиться с профессором Виртом, который умело подогрел интерес гостя к уникальным артефактам.

    Воображение всесильного рейхсфюрера потрясла найденная в XVIII в. «Хроника Ура Линды», повествующая о жизни древнегерманских племен. Хроника была написана на староголландском языке, умершем в XIII в., что подтверждало истинную ценность находки, ибо подобный раритет подделать практически невозможно. К тому же ученый высказал мнение, что книга, скорее всего, копия, перевод с утерянного еще более древнего оригинала (практически все древние письменные артефакты, как известно, являются вторичными). Другой уникальной находкой был меч, найденный в пластах почвы, чей возраст определялся не менее чем в 6000 лет, на рукоятке меча просматривались руны. Такой экземпляр явно указывал на то, что давние арийцы умели изготовлять оружие и владели руническим письмом.

    Гиммлер был поражен продемонстрированной наглядностью выводов о превосходстве нордической расы. Одновременно его заинтересовали руны, но не только в качестве древней письменности, айв качестве магии, потому как считалось: тот, кто разгадает тайну рун и использует их в правильном значении, сможет добиться всего, чего пожелает. История сохранила свидетельства, что кельтские жрецы — друиды, свято охраняющие тайну гадательных знаков-рун, приговаривали к жесточайшей мученической смерти каждого, кто узнавал о них. Впоследствии друиды были истреблены за свою бесчеловечную жестокость войсками Юлия Цезаря. Но тайны, которыми владели жрецы, до сих пор остаются загадкой для человечества.

    В середине августа 1933 г. рейхсфюрер СС Гиммлер сделал профессору Вирту предложение, от которого тот не смог отказаться: создать на базе фондов выставки и ее организационного комитета институт «Аненэрбе» — «Наследие предков». Заместителем Вирта стал Фридрих Хильшер. Изначально финансирование института шло из бюджета министерства сельского хозяйства, которое возглавлял Рихард Дарре. Задачей нового учреждения стал поиск и изучение всего, что было связано с историей, культурой, традициями и языком древних германцев.

    К 1937 г. «Аненэрбе» насчитывала около полусотни институтов и филиалов, занимаясь изучением наследия предков в самом широком и зачастую самом тайном смысле. Тогда же Гиммлер, по согласованию с Адольфом Гитлером, забрал ее под свое руководство, включив в структуру СС, после чего все сотрудники «Наследия» автоматически получали высокие эсэсовские звания. Управляющим новой разветвленной структуры — мощного научного центра — был назначен ученик Фридриха Хильшера штандартенфюрер СС Вольфрам Зи-верс (1905–1948; станет директором «Аненэрбе» в 1945 г.).

    Судьба исследователя германской истории Германа Вирта сложилась печально. Считается, что с 1935 г. профессор находился под домашним арестом, и оттого его уникальной научной организацией командовал Гиммлер. После войны Вирт попал в лагерь и два года проходил денацификацию (мероприятие, направленное на искоренение нацизма в Германии, т. е. промывка мозгов). Впоследствии он продолжал заниматься научными исследованиями, на сей раз — чтением и толкованием Библии, находя в ней тайные гиперборейские смыслы, доказывая, что авторы священных текстов использовали сохраненные частицы знаний древних народов и цивилизаций. Любопытно, и вовсе не случайно, что когда неординарная рукопись была подготовлена к печати, ее выкрали из дома пожилого профессора. После чего рукопись осела в одном из закрытых секретных хранилищ.

    На скамье подсудимых в Нюрнберге окажется штандартенфюрер СС Вольфрам Зиверс. От него потребуют материалы исследований всех закрытых институтов, особенно тех, что были причастны к тайным и широкомасштабным работам в Антарктиде, к разработке атомного оружия и к исследованиям древних цивилизаций, но ничего не получат. Зиверс сохранит все ставшие известными ему тайны. Он окончит свои дни на виселице, согласно воле ликующих победителей, сумевших таким образом отомстить за непочтение к их корыстным притязаниям на секреты немецкой науки, но так и не сумевших установить, в чем же конкретно заключается вина этого мистика и мага Третьего рейха.

    Ко времени открытия знаковой выставки 1933 года Адольф Гитлер дал указания «верному Генриху», как он назвал Гиммлера:

    — Наш черный орден СС должен непременно взять на себя не только охрану созданного нами в Германии политического режима, но и функции защиты нордической расы! Нам следует защищать нордическую расу не только на полях сражений, но и в духовных битвах! Мы должны обеспечить защиту нордической расы в духовном, генетическом и даже мистическом плане! И для этого нам потребуются совершенно особые знания! Скорее всего, мы сможем найти их в далеком прошлом…

    На что Гиммлер скоропалительно отрапортовал:

    — Да, мой фюрер, мы всегда готовы!

    Исследователи думают, что Гиммлера интересовала не столько наука о рунах, сколько рунная магия. Еще в юности он увлекся этой темой и прочел все обнаруженные им книги. Он восхищался трудами Гвидо фон Листа и даже сам научился читать древний язык человечества. Оказавшись хозяином замка Вевельсбург, Гиммлер сразу украсил свое владение руническими надписями. Рунами были помечены и все знаки отличия черного ордена СС. Единомышленники Гиммлера Зигфрид Кюммер и Фридрих Бернгард Марби считали, что руны служат мостом, соединяющим человека с древними арийскими богами. Доктором Марби была даже придумана руническая гимнастика для улучшения состояния психики и здоровья немецкой нации. Гимнастические упражнения желательно было делать вблизи курганов, древних развалин, рядом с каким-нибудь артефактом, — там, где «правильно циркулировала космическая энергия». При этом нужно было выпевать рунические ряды, чтобы космическая энергии беспрепятственно проходила по всему телу.

    Словно объясняя подобные рекомендации, коллега Марби 3. Кюммер писал: «Руническая магия позволяет управлять различными энергетическими потоками, идущими из пяти космических сфер. Для этого необходимо создать соответствующие условия для своего физического тела — то есть принять правильную руническую позу — и настроить свое сознание на восприятие энергетических потоков». В книге Кюммера «Магия рун» имеется такое красноречивое определение: «Это величайшее знание космических энергий, понимание скрытых энергий Природы; проникновение в тайны существ, сил, потоков — как тонких небесных, так и земных. Все иные проявления Высшей Мудрости, все тайные учения этого мира есть только крупицы настоящего Знания, со временем исказившегося и искаженного; но когда-то эти частички составляли одно целое — божественную Рунную магию арийской расы. Все мировые языки происходят от ариогерманского праязыка — магического, живого. Руны — не просто руны или вербальные символы, руны — это первичные символы магической природы, которые могут быть проявлены и на физическом уровне — в рунической йоге или рунических танцах. Тот, кто практикует чистую и осознанную руническую магию, открывает для себя великие тайны и гармонирует с волнами, потоками и энергиями Вселенной, поднимаясь в своем развитии на более высокие уровни психической деятельности — приобретая способности к пророчеству, ясновидению, астральному восприятию».

    В списке арманического рунного Футарка рунолога и оккультиста Гвидо фон Листа, который воссоздал рунический алфавит древних германцев, на восемнадцатом месте стоит руна Ge, gi, gifa, gibor — дар (нем. Gebe); даритель (нем. Geber); бог (нем. Gott); Gea Geo (Земля); gigir (смерть). Она прорисовывается как левосторонняя свастика, в перевернутом виде ставшая эмблемой национал-социалистического движения. При этом оккультисты и ученые Третьего рейха трактовали, что «правостороння свастика напрямую связана с древним индоевропейским символом солнца, «солнечным крестом».


    Глава 23

    О ЦИВИЛИЗАЦИИ ГИГАНТОВ, ВСЕМИРНОМ ПОТОПЕ

    И ИСПАНСКИХ МИССИОНЕРАХ

    Прогресс человечества похож на восхождение по бесконечно высокой лестнице. По ней не взберешься иначе, как пройдя сначала по более низким ступеням. Так и арийцу пришлось пройти той дорогой, которую ему указывала действительность… Таким образом вовсе не случайностью является тот факт, что первые культуры возникли там, где арийцы пришли в соприкосновение с низшими народами и подчинили их своей собственной воле.

    Единственной причиной отмирания старых культур было смешение крови и вытекающее отсюда снижение уровня расы. Люди гибнут не в результате проигранных войн, а в результате ослабления силы сопротивляемости, присущей только чистой крови.

    А. Гитлер

    Благодаря столь длительному и пространному освещению исторических событий, становится очевидным, какую цивилизацию разрушили слуги марксистского учения; отчасти стало понятным, и какую цивилизацию разрушило древнее христианство. Но остается вне пределов сознания человека разумного, какая же цивилизация была в еще более давние времена?

    Чтобы хоть как-то осветить этот вопрос, мы обратимся к популярным источникам, где зачастую правда похожа на вымысел, а научные исследования и открытия — на захватывающий сюжет из книги в стиле фэнтези. Именно к таким загадкам удалось прикоснуться ученым из Третьего рейха, — чтобы впоследствии их сенсационные открытия и наработки были захвачены и надежно упрятаны в секретных военных институтах и лабораториях стран-победительниц, и в первую очередь, СССР и США.

    Современные ученые стараются подобные сенсационные факты замалчивать или высмеивать как фальшивки, «ненаучные казусы». Ведь иначе им пришлось бы признать: за десятки или даже сотни тысяч лет до нас на Земле существовала цивилизация, технологические возможности которой не просто равнялись нашим сегодняшним, а многократно превосходили их! А вот ученые секретных нацистских институтов «Аненэрбе» в годы владычества Адольфа Гитлера тем и отличались от современных ученых, погрязших в топкой академической догме, что могли познавать, изучать некую скрытую истину — и о происхождении человечества, и о палеоконтактах с инопланетянами или высшим галактическим разумом, и о магических возможностях человека, и о древнейших, давно утерянных знаниях. Тем же занимались и ученые из закрытых секретных институтов Глеба Ивановича Бокия, пока этот серый кардинал не проиграл товарищу Сталину, сделав красного диктатора еще сильнее — в том числе и за счет закрытой науки и передовых технологий (см. книгу Олега Грейга «Подлинная жизнь адмирала Колчака»).

    Итак, начнем, пожалуй, с того, что уже всем знакомо и что действительно свидетельствует о невероятных возможностях древних прапредков — со знаменитых рисунков и линий на песчаном насте пустыни Наска. О них стало известно после нашумевшего фильма Эриха фон Деникена «Воспоминание о будущем». Длина некоторых из рисунков и линий перуанской пустыни составляет несколько километров, а их выверенная прямизна недоступна даже нынешним специалистам по геодезии.

    Кроме невероятных размеров, феномен линий Наска состоит в том, что на неровностях рельефа, испещренного холмами и оврагами, линии рисунков то расширяются, то сужаются, — что может быть лишь при их проекции на горизонтальную плоскость. То есть, все рисунки и геометрические картинки плато Наска были сканированы, а затем выполнены с высоты каким-то энергетическим лучом. Что подтверждают исследования разных ученых, в том числе и московского радиофизика Аллы Белоконь.

    Вероятно, утверждают незашоренные догмами специалисты, эти рисунки создала та же цивилизация, что возвела колоссальные сооружения храмового города Тиауанако (мертвый город). Сперва археологи полагали, что руинам не более 1,5–2,5 тысячи лет, но боливийский ученый Артур Познански убедительно доказал: руинам от 12 000 до 17 000 лет. И построили эти «Афины Южной Америки», возможно, прапредки удивительной древней цивилизации майя, — то ли величественные гиганты, то ли те, кого народный эпос впоследствии определил как боги.

    Судите сами: ступени в храме и на пирамиде Акапана в окрестностях города рассчитаны на пятиметровых гигантов; в ходе строительства «богам» странным образом удавалось размягчать твердые камни, превращая их в пластилин. Руины древнего города составляют гранит, андезит и базальт — самые твердые породы, не поддающиеся обработке каменными и медными инструментами. Тогда чем же, спрашивают озадаченные исследователи, просверливались идеально ровные сквозные отверстия в толще гранита или выдалбливались полуцилиндрические желоба для гранитных водостоков?

    Керамика культуры Тиауанако так же совершенна, как и керамика Древней Греции, а странные существа, изображенные на ней, порождают мысль об инопланетянах. Журналист еженедельника «АиФ» Савелий Кашницкий поражался не меньше других посетителей этих таинственных мест: «…вот уже квадратные, устремленные в пространство глаза Виракочи, его угловатые конечности, лица его соратников, с явным портретным сходством запечатленные на стенах подземного храма и столь похожие на скафандры космонавтов, укрепляют в мысли: эти артефакты — свидетельства палеоконтакта. Тем более, когда в местном музее видишь стелу, изображающую двух тиауанакотцев в состоянии невесомости — они направлены головами друг к другу. А в маленьком музейчике перуанского села Уаро выгравирован на камне космонавт, работающий в открытом космосе (ну, в точности наш Алексей Леонов за бортом «Восхода»!)». К слову: космонавт В. Гречко, выступая по телевидению, не единожды признавал, что верит в инопланетных существ, верит в то, что возможно, однажды они вернутся проверить состояние живого организма — Земли, который оставили в наследство землянам разумным, наделив их определенными знаниями (вот тебе и ожидаемый разными народами мессия); и что, возможно, этот контакт состоится в декабре 2013 года, — согласно расшифрованным предсказаниям и календарю майя.

    Встречаются однотипные спирали и на рельефах, украшающих скульптуры бога Виракочи в Тиауанако, и на таинственных камнях Кабреры (где люди изображены с динозаврами), и на знаменитых рисунках плато Наска (к примеру, хвост гигантской обезьяны). А, значит, все эти (и другие) сохранившиеся артефакты — на территории распространения культур майя и инков в Южной Америке — принадлежат к одной и той же древней працивилизации.

    Некоторые историки эти и другие чудесные артефакты, в том числе и архитектурные, приписывают то цивилизации майя, существовавшей предположительно со II в. до н. э., то цивилизации инков, которая процветала в IV–X вв. н. э., — что наверняка является ошибочным. Ныне исследователи склонны верить, что они принадлежат куда как более древней працивилизации, на остатках которой зародилась культура другого народа, другой расы. Вот в чем сходятся историки, так это во мнении, что империю майя и инков в XVI веке погубили завоеватели-испанцы, нагрянувшие на континент в поисках золота.

    И чтобы вернуться в отчетливый контекст нашей книги, добавлю, что в 1492 году, в год, когда из Испании были окончательно изгнаны мусульмане и иудеи, Христофор Колумб увидел «берег Вест-Индии», после чего началось завоевание Америки. Наряду с солдатами, конкистадорами и поселенцами на чужие берега кинулись миссионеры и верные слуги Церкви — инквизиторы. Кроме четырнадцати основных трибуналов на Иберийском полуострове испанская инквизиция имела еще по трибуналу в каждом из заграничных владений короны: на Сардинии, на Сицилии, Канарских островах и на Майорке. Ныне же представилась возможность обратить в веру индейцев далекой страны, которая тогда еще не называлась Америкой.

    Официальной целью инквизиции оставалось выявление и преследование ереси, чтобы обеспечить «чистоту» католического вероучения. Несчастные индейцы, не ведавшие о каком-то там придуманном иудеями христианстве, в глазах Церкви поголовно оказались язычниками. Но в силу того, что с них было нечего взять и нечего конфисковать за отлучение или другое наказание, то вскоре местные жители были объявлены неприкосновенными для слуг инквизиции (если только они не были обращены в христианство, а после вернулись к своим родовым верованиям и обрядам).

    Те, кто смотрел приключенческий фильм «Золото Мак-кены», повествующий о временах, когда на землях индейцев промышляли европейские завоеватели, помнят ночной диалог у костра с испанским миссионером, вместе с шайкой бандитов отправившимся на поиски золота апачей. Один из головорезов спрашивает у священника, облаченного в мирское: «— А вы зачем идете, святой отец? — Золото может послужить Богу. — Но это опасно, вас могут убить, или вам придется кого-то убить. — Господь знает, что делать его слугам. — Ух ты, — иронично поражается товарищ, — какой у него договор с Богом!»

    До насильственного насаждения католичества испанскими миссионерами в Южной Америке существовала своя идеальная Вера (своя Вера была, конечно, и у славян до внедрения на их территории христианства). Среди руин городов майя доминируют постройки религиозного характера; полагают, что религия (как идеология) и служители храмов (как внедряющие идеологию в общество) играли ключевую роль в жизни майя. И что в период как минимум с 250 года н. э. до 900-х годов н. э. во главе городов-государств региона стояли правители, которые заключали в себе высшую религиозную функцию. Археологические раскопки позволяют говорить о том, что в религиозных ритуалах также принимали участие представители высших слоев общества.

    Нагрянувшие на континент захватчики и «просветители»-миссионеры превратились в надзирателей за язычниками, исполняя роль тайной полиции или разведки. Зато инквизиторы отвели душу, греясь у костров, в которых корчились в предсмертных муках протестанты, чаще всего оказывавшиеся голландскими или английскими пиратами, заплывавшими в воды Нового Света. Протестанты-еретики, коих практически не было в тогдашней Испании, здесь для псов Господа оказывались желанной приманкой.

    С 1569 г. инквизиция усердствовала в Перу; в 1570-м в Лиме был учрежден отдельный трибунал, чья власть простиралась к югу до Чили и Аргентины и к северу до Колумбии, Венесуэлы и Карибских островов. В Перу большую часть д