Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат
фото

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа
фото

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2015 » Декабрь » 12 » • Борьба народа въ западной Руси за свою веру и народность •
12:17
• Борьба народа въ западной Руси за свою веру и народность •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Предисловие
  • Отъ Kieвкaгo духовнаго цензурнаго Комитета
  • Как жилъ народъ русскiй под властiю своихъ князей
  • Первые русскiе князья
  • Процветанiе городовъ русскихъ
  • Какъ жилъ народа русскiй подъ властiю Польши
  • Начало польскихъ преследованiй въ русскихъ областяхъ
  • Сила и влiянiе римско - католическаго духовенства
  • Учрежденiе латинскаго епископства
  • Закрытiе въ Галиче русской митрополiи
  • Переходъ некоторых епископовъ въ унiю
  • Преследованiе приходскаго духовенства
  • Временное прекращенiе гоненiй
  • Ocкудненie русскаго дворянства
  • Учрежденiе ставропигiальныхъ братствь
  • Требованiе десятины отъ русскихъ священниковъ
  • Деятельность Острожскаго князя Константина
  • Какъ жилось русскимъ крестьянам и и мещанамъ въ Польше?
  • Закрепощенiе крестьянъ
  • Состоянiе просвещенiя на Руси до польскаго порабощенiя
  • Обращенiе русскихъ школъ въ iезуитскiя
  • Разоренiе церквей, школь и народа
  • Проектъ истребленiя Руси
  • Примечание
  • Сноски
  • Предисловие

    Книга Осипа Андреевича Маркова «Борьба народа въ западной Руси за свою веру и народность» раскрывает некоторые крайне неприятные для современных бандеровцев моменты украинской истории. Книга является библиографической редкостью – она вышла в 1902 году небольшим тиражом.

    О чем повествует эта книга? О том, как в четырнадцатом веке пала свобода народа западной Руси, когда Польша «откусила» эти территории. Но «откусить» – это одно, а «переварить» - это совсем другое. Веками население оккупированных территорий сохраняло свои исторические корни и культурное ядро. Веками хранило мечту о воссоединении с восточной Русью.

    Польские короли и польская аристократия прекрасно понимали, что если ничего не предпринять, то воссоединение народов западной и восточной Руси – это вопрос времени. Они боялись восстания, боялись своего восточного соседа, который мог снова заявить права на эти территории. И этот страх заставлял их действовать. Они поставили задачу ополячить население на захваченных территориях. Но сделать это было непросто. Поначалу они работали методом «кнута и пряника», когда за отступление от своей веры и своей исторической идентичности можно было выиграть многое, а те, кто сохранял верность, напротив, серьезно поражался в правах. Но, поскольку русский народ не так то легко соблазнить пряником, то, со временем, поляки все больше действовали методом кнута. И чем дальше, тем яростнее был кнут.

    Дошло до того, что население западной Руси стало абсолютно бесправным, нищим, необразованным, и по сути, превратилось в рабов польских панов. Единственное послабление наступило во времена восстания Богдана Хмельницкого, когда поляки сильно испугались, что русские восстанут и в других захваченных ими землях. Но и это послабление длилось недолго.

    Своим главным врагом польские короли и аристократы считали православную веру. Действительно, православные приходы в то время были местом концентрации культуры, языка, в какой-то степени образования и науки. Поляки любыми путями – законными и незаконными – стремились оторвать народ от православия. В своей ненависти, они презрительно называли православные храмы «синагогами», а православных христиан – неверными. И это не потому, что так велел Ватикан. Напротив, как показывает автор, Римские Папы были более терпимы к православной вере, чем польские аристократы.

    Разными ухищрениями поляки заставляли православных принимать церковную Унию, т.е. становиться греко-католиками. Однако, те, кто решался на подобный шаг, были обескуражены тем, что польский гнет ничуть не ослаб. Да, Польше было выгодно, чтобы православные отступали от своей веры и становились греко-католиками, потому что поляки рассчитывали, что Россия не будет вступаться за изменников православной веры. Однако, единственное, что могло устроить Польшу – это полное ополячивание населения: отказ от языка, от исторических корней, от русской идентичности, переход в римско-католическую церковь.

    Нельзя сказать, что Польша не добилась серьезных успехов где-то в отдельных местах. Например, они очень серьезно проработали Галицию. А ведь именно Галиция сыграла свою роль в организации евромайдана, именно в Галиции очень сильна бандеровщина. А почему так? А потому что русская идентичность в этих местах сильно повреждена или же мутировала в антирусскую. И читая книгу Маркова, мы понимаем, почему так произошло, и как этого удалось добиться.

    Интересно, что в книге Маркова, вообще не употребляется слово «украинец». Т.е. совсем, ни разу не употребляется. Всех жителей западной Руси Марков называет только «русскими», а слово Украина употребляет с расшифровкой «окраина». По сути, Марков утверждает, что не украинцы, а именно русские – жители западной Руси - боролись за воссоединение с русскими, жившими на востоке.

    Кстати, в Советском Союзе тоже не было четкого деления – русский, украинец. Украинцы тоже называли себя русскими. А то, что украинцы, якобы, отдельный народ – это искусственный концепт, который создавался в начале 20 века украинскими националистами. Причем известно, что создавался он не без помощи Польши и Авcтро-Венгрии, которые были весьма заинтересованы в том, чтобы Украину от России отторгнуть. Эти пакостные концепты сыграли свою роль - и в появлении бандеровщины, и в нынешних событиях на Украине.

    Подробнее об этом можно почитать в статьях Юрия Бялого: Концептуализация бандеровского нацизма. Часть I и Часть II.

    С книгой Маркова «Борьба народа въ западной Руси за свою веру и народность» можно познакомиться в электронном виде:

    Отсканированная книга в pdf формате (4мб)
    Вордовский файл с текстом книги (встречаются опечатки) (37 печатных страниц)

    Отъ Kieвкaгo духовнаго цензурнаго Комитета

    Отъ Kieвкaгo духовнаго цензурнаго Комитета печатать дозволяется.
    Кiевъ, 27 марта, 1902 года.
    Цензоръ, протоiepeй С. Трегубовъ.
    Известный Галицкiй патрiотъ писатель О. Марковъ поместилъ въ Львовскомъ календаре на 1902 год небольшую статью подъ заглавiемъ "Борьба русcкаго народа за свою веру и народность въ коей изображая яркими чертами, на основанiи историческихъ документовъ, жестокiя преследованiя, какимъ подвергался народъ русскiй на западной окраине отъ поляковъ и польскаго правительства во время владычества его, очевидно имела въ виду поддержать духъ патриотизма и преданность вере отцевъ въ современникахъ своихъ, подвергающихся и ныне не меньшей опасности отъ замысловъ католическаго духовенства и польскаго дворянства.

    Не легко живется народу русскому въ Галицiи и въ настоящую пору. Въ то время какъ Подолiя, Волынь и Белоруссия, присоединенныя въ XIV веке вместе съ Литвою къ Польше, после паденiя ея, были возвращены подъ власть царя русскаго православнаго, древняя Червоная Русь, нaследие потомковъ Владимира св. и Ярослава, была отдана немецкому государю, веры римской, подъ владычествомъ коего находится и ныне. Потомки древнихъ княжескихъ родовъ и бояръ, перешедшiе въ католичество еще во время польскаго владычества и слившiеся съ польскимъ шляхетствомъ, не только порвали всякую связь съ народомъ, сохранившимъ свой языкъ, веру и обычаи, ,но и стали въ явно враждебное отношенiе къ нему. Крестьяне и вообще низшiй классъ народа, не имея опоры въ представителяхъ своихъ — въ высшемъ сословии, находяится въ полной зависимости отъ местныхъ властей - немцевъ и поляковъ и являются совершенно беззащитными.

    Пользуясь такимъ положенiемъ ихъ, евреи, наводнившiе край, заполонили его, такъ что крестьяне изъ прежней панской неволи попали въ кабалу къ евреямъ. При стесненномъ положенiи крестьянъ, особенно во время бывшихъ неурожаевъ, евреи мало по малу овладели земельными участками ихъ, лишивъ ихъ главнаго средства для существованiя. При бедности же сельскаго населенiя и приходское духовенство не пользуясь достаточною обезпеченностiю, терпело не малыя лишенiя. Но не смотря на такое тяжелое положение, духъ народа не падаетъ, въ немъ жива вера въ лучшее будущее и ивъ среды его выходятъ борцы, которые ободряютъ и поддерживаютъ его, напоминая о той твердости и подвигахъ самоотверженiя, какiя проявили предки его въ борьбе за свою веру и народность.

    Въ западномъ крае Россiи, испытавшемъ одинаковую долю съ Галицiей. еще живы преданiя о тяжелыхъ временахъ, пережитыхъ русскимъ православнымъ народомъ, долгое время томившимся подъ игомъ поляковъ; еще не скоро изгладятся здесь следы хозяйничанья iезуитовъ, всеми мерами и всякими способами совращавшихъ издревле православное населенiе въ римскую веру. Среди сплошного православнаго белорусскаго населенiя есть целыя деревни, жители коихъ, принявшiе первоначально унiю?, а затемъ обращенные въ католичество, не смотря на свое русское происхожденiе и природный языкъ свой, считаютъ себя поляками, забывая, какими страданиями предки ихъ отстаивали свою веpy и народность противъ насильственныхъ действий польскихъ магнатовъ и римскаго духовенства.

    Еще существуютъ въ крае yбогie православные xpaмы—свидетели вековой борьбы, которую мужественно выдержали они противъ натиска враговъ и рядомъ съ ними величественные костелы, устроенные съ тою целiю, чтобы торжественными процессiями, въ нихъ совершаемыми, привлекать православное населенiе. А служащее при костелахъ католическое духовенство, въ силу своихъ традицiй, пользуется и теперь всякимъ случаемъ, чтобы распространять свое влiянiе на все окружное население. А потому православные священники, поставленные на страже въ своей пастве, оберегая прихожанъ своихъ отъ тайныхъ замысловъ враговъ, должны всячески поддерживать въ нихъ преданность Церкви православной, напоминая имъ какъ мужественно предки ихъ стояли въ борьбе за свою веру и народность, о чемъ разсказываетъ въ предлагаемой статье г. Марковъ. П. И.

    Как жилъ народъ русскiй под властiю своихъ князей

    Первые русскiе князья

    Тысячу летъ назадъ земля русская была уже настолько сильна, что князь Кiевскiй Олегъ въ 906 году по Рождестве Христовомъ осадилъ своими войсками Царьградъ, столицу греческихъ императоровъ, а князь Владимiръ святой въ 981 году расширилъ пределы своего княжества даже до Кракова. Такъ какъ въ то время чешскiй король Болеславъ II отнялъ у поляковъ городъ Краковъ и владелъ имъ до 999 года, то пределы земли русской подъ властiю великаго князя св. Владимiра, простирались далеко на западъ и граничили съ чешскою землею. Великiй князь Ярославъ Мудрый, заботившийся о просвещенiи своего народа и распространенiи книжнаго ученiя въ такое время, когда въ другихъ государствахъ объ этомъ еще не думали, и оставившiй после себя сборникъ законовъ "Русская правда", былъ въ родстве съ царскими домами во Францiи, Норвегiи Польше, Венгрiи и немецкой земле.

    Польскiй писатель Лелевель свидетельствуетъ, что во время княженiя Ярослава Мудраго не было другого владетельнаго князя, который бы имелъ такое обширное родство съ царствовавшими домами за пределами своей державы, какое имелъ Ярославъ, князь кiевскiй. Въ княженiе Ярослава Русь славилась въ целомъ свете, потому что она стояла высоко не только по своему просвещенно, но и по торговле, искусствамъ и ремесламъ. Такъ этому и следовало быть, потому что въ то время наука и искусство процветали въ Грецiи, а Русь, принявши веру христианскую отъ грековъ, находилась въ постоянныхъ съ ними сношенiяхъ.

    Изъ Грецiи приходили въ землю русскую ученые епископы и священники, которые распространяли въ ней просвещенiе. Въ западной Европе, въ земляхъ немецкой, польской. Французской и италiанской еще господствовали тогда невежество и грубость, наука же, торговля и искусство стали распространяться тамъ только после 1453 года, т.е. съ того времени, когда турки завоевали вместе съ Константинополемъ всю Грецiю, после чего ученые греки стали выходить изъ своего отечества и переселяться въ западную Европу. Польскiй историкъ Стрiйковскiй утверждаетъ, что народъ русскiй зналъ письмо еще за двести летъ раньше чемъ поляки, потому что Ярославъ Мудрый, призвавшiй въ свое княжество много ученыхъ грековъ изъ Царьграда, основалъ въ Новгороде училище на триста учащихся, которые потомъ разошлись по всей земле русской и учили народъ грамоте и письму.

    Процветанiе городовъ русскихъ

    Города въ земле руссской при русскихъ князьяхъ находились въ цветущемъ состоянiи. Кiевъ, столица великихъ князей, имелъ въ то время четыреста церквей, а Богатства его и слава были известны далеко за пределами русской земли. Свидетельствуя объ этомъ, историкъ Лелевель говоритъ, что о самой Польше было известно въ то время лишь на столько, на сколько чрезъ области ея велъ путь въ Кiевъ. Также славны были Новгородъ, Галичь и другие древнiе города, въ коихъ проживали богатые купцы, производившше торговлю съ далекими заграничными — восточными и западными народами.

    Много было такихъ богатыхъ городовъ въ обширной державе русской: жившiе въ городахъ граждане пользовались свободой, а сельскiе обыватели - крестьяне были вольными, между темъ какъ въ другихъ государствахъ въ то время господствовало рабство; низшее классы городского и сельского населенiя не имели тамъ никакихъ правъ. Русскiе бояре, лица духовные, купцы, мещане и сельcкie жители собирались на веча, и вместе съ своими князьями держали советъ о делахъ края, о нуждахъ городовъ и селъ. Веча эти назначали служилыхъ людей и определяли какiе доходы должны были поступать въ княжескую казну. Бывало нередко, что князь вынужденъ былъ давать собранному на вече народу свой ответъ и оправдываться, какъ это случилось въ 1016 году съ великимъ княземъ Ярославомъ въ Новгороде.

    Когда ударялъ колоколъ, все собирались на вече и какъ равные между собою обсуждали все касавшееся князя и княжества, служилаго класса и жителей городскихъ и сельскихъ. Тотъ же историкъ Лелевель говоритъ что русская въ те времена была весьма обширна, имея полтораста миль въ длину и ширину, что въ ней жилъ одинъ народъ, говорившiй одиимъ языкомъ — русскимъ и уиотреблявшiй при богослуженiи также одинъ языкъ славянскiй. Еще въ 1660 году по свидетельству историка Перемышльская польская eпapxiя въ Галицiи имела 150 приходовъ, въ коихъ считалось 140.000 душъ, тогда какъ русская Перемышльская eпapxiя имела въ тоже время 3.400 церквей и три миллiона принадлежавшихъ къ нимъ прихожанъ.

    Это было 250 летъ назадъ, ,въ ту пору, когда Галицко-русская земля подпала уже подъ власть Польши, но народъ русскiй тогда еще крепко держался веры предковъ и только позже началъ ополячиваться оставляя свою церковь, переходить въ костелы. Теперь Перемышльская русская eпapxiя имеетъ только не много более одного миллiона душъ прихожанъ, тогда какъ она должна бы была иметь ихъ не меньше четырехъ миллiоновъ, потому что въ теченш 250 летъ русское населенiе ея должно было увеличиться не менее миллiона душъ.

    Какъ жилъ народа русскiй подъ властiю Польши

    Въ 1340 году пала свобода и независимость русско-галицкаго княжества и померкла слава его. Княжескiй родъ прекратился, чемъ и воспользовался Польскiй король Казимiръ, жена коего была изъ русской княжеской семьи. Нежданно явился онъ съ войскомъ подъ стенами Львова — столицы княжества и силою и голодомъ принудилъ какъ столицу, такъ и все княжество отдаться подъ власть его. Вступивши во Львовъ. онъ захватилъ весьма много золота, серебра, драгоценностей и въ числе ихъ два золотыхъ креста съ частицами животворящаго древа, на коемъ распятъ былъ Спаситель Mipa.

    Захватилъ онъ также изъ княжеской палаты две короны, украшенныя дорогими камнями, ценныя одежды, золотой княжескiй престолъ и все это перевезъ въ Краковъ, бывшiй въ то время столицею польскихъ королей. Что все это ,такъ именно было, свидетельствуютъ сами же польскie историки.

    Народъ галицко-русскiй вовсе не ожидалъ такого коварнаго нападенiя Казимiра на Львовъ и потому не могъ оказать должнаго сопротивлeнiя. Спустя однакоже пятнадцать летъ онъ началъ войну съ Казимiромъ, желая отстоять свою независимость и освободиться отъ польской неволи. Но война съ Казимiромъ была трудная, потому что уже при первомъ нападенiи своемъ на Русь онъ разрушилъ Bci pyccкiя крепости и расположилъ въ областяхъ русскмхъ свои войска, которыя трудно было народу русскому вытеснить изъ земли своей.

    Начало польскихъ преследованiй въ русскихъ областяхъ

    Съ той поры начались тяжелый времена для народа русскаго, его веры и церкви. По смерти польскаго короля Казимiра галицкая Русь перешла подъ власть польскаго князя Владислава Опольскаго, который владелъ ею какъ князь независимый отъ польскихъ королей. Но въ скоромъ времени, именно въ 1379 году Опольскiй уступилъ Галицкую Русь Венгерскому королю Людовику, получивши отъ него за это въ обменъ польскiя области Добрынь, Гневковъ и Бидгощь, находящiяся ныне подъ властiю частiю Pocciи, а частiю Австрiи.

    Князю Опольскому, какъ видно, не понравилась руская область. Какъ полякъ и католикъ онъ боялся, что народъ русскiй можетъ силою удалить его изъ земли своей. Оставилъ же онъ память по себе темъ, что взялъ изъ княжеской церкви въ Бельзе чудотворную икону Божiей Матери и перенесъ ее сперва въ одинъ латинскiй костелъ въ Львове, а потомъ перевезъ въ свои новыя владенiя и поместилъ въ костеле въ Ченстохове, где эта, свято чтимая чудотворная икона находится и ныне. Такимъ образомъ Галицкая Русь изъ подъ власти князя Опольскаго, по случаю обмена, перешла подъ власть Венгерскаго короля и только въ 1387 году, когда Литовско-pyccкiй князь Ягелло женился на польской королевне Ядвиге и вступилъ на польскiй престолъ, Галицкая русь была отнята отъ Венгрiии съ того времени находилась уже подъ властiю польскихъ королей до 1772 года, т.е. до перваго раздела Польши.

    Такъ, около пяти сотъ летъ Галицкая Русь, находясь подъ польскимъ владычествомъ, боролась, борется еще и ныне съ поляками за свою самостоятельность и права свои. Поляки, конечно, желали бы, чтобы русскiй народъ ополячился, но это очень трудно и даже невозможно, также точно, какъ невозможно что либо русское назвать польскимъ. Поляки, принявшiе христианство съ запада — изъ Рима, старались и стараются всякими способами привлечь народъ русскiй въ западную римско-католическую церковь, потому что имъ тогда легче было-бы ополячить его. Но народъ русскшiй, принявшiй христiанство съ востока отъ грековъ, ни какимъ образомъ не желаетъ отказаться отъ своей восточной церкви, отъ своего славянскаго богослуженiя и отъ своей русской азбуки, которая также произошла отъ греческаго письма. То именно, что народъ русскiй никакъ не желалъ и не желаетъ отказаться отъ своей христiанской русской веры и своей русской народности и было главною причиною вековой, постоянной борьбы между народомъ русскимъ и поляками.

    По этой причине ведется сильная борьба между народомъ русскимъ и поляками: по этой же причине польскiе политики въ теченiи пятисотъ летъ усиливалась и ныне еще силятся преследовать въ Галицiи русскую церковь и народность.

    Сила и влiянiе римско - католическаго духовенства

    Въ то время когда западная Русь находилась еще въ, польской неволе, т.е. была подъ властью польскихъ королей, латинскie епископы и ксендзы большую силу и значенiе въ польскихъ вдаденiяхъ. Они порешили, что Польша можетъ быть только тогда сильною, если весь народъ въ Польской державе будетъ одной веры. Оттого то латинская римско-католическая церковь, поставившая себя въ Польше во главе польской народности, усиливалась где только возможно было, вытеснить церковь русскую и славянское богослуженiе.

    Это признаетъ и известный польскiй писатель—поэтъ Мицкевичъ, который въ своемъ сужденiи о славянской письменности весьма выразительно говоритъ, что не кто другой, а только латинско-польская религiя распространила польскую народность въ русскiя области и вытеснила оттуда pyccкiй языкъ и русскую народность даже за реку Днепръ т. е. на востокъ за городъ Кiевъ.

    Следуетъ еще принять во вниманiе, что въ давнiя времена, т.е. около тысячи летъ назадъ. вера греко-восточная и славянское богослужение введены были св. Кирилломъ и Мефодiемъ въ Чехiи и Моравiи и изъ этого края перешли также въ некоторыя польскiя области, но со временемъ немецкie государи, а также и польскiе короли вытеснили изъ этихъ областей русско-славянское богослуженiе и заменили его латинскимъ, такъ какъ при латинскомъ богослуженiи немецкимъ государямъ легче было чеховъ, моравовъ и лужицкихъ славянъ сделать немцами.

    Поляки, принявши отъ немцевъ римско-католическiй церковный обрядъ, расчитывали на то, что со временемъ имъ удастся во всей польской державе ввести римско-католическое богослуженiе, русскiя церкви обратить въ польскiе костелы и такимъ образомъ народъ русскiй сделать поляками. Оттого народъ русскiй, жившiй подъ властью поляковъ, крепко державшiйся русской церкви и не пожелавшiй принять католичество, въ теченiи пятисотъ летъ подвергался различнымъ гоненiямъ. Только тотъ, кто принадлежалъ къ римско-католической церкви, имелъ въ Польше все права; кто же принадлежалъ къ церкви русской, тотъ былъ безправнымъ; ему нельзя было вести торговлю, иметь въ городе свой домъ, быть выбраннымъ на должность и т.п.

    Въ самомъ скоромъ времени, после захвата польскимъ королемъ Казимiромъ галицко-русскихъ земель начались гоненiя на русскую церковь и на ея исповедниковъ. Русскихъ епископовъ польское правительство начало лишать местъ, а бояръ русскихъ и народъ преследовать. Польскiй историкъ Лелевель пишетъ, что многie pyccкie бояре и горожане, увидавши, какъ выгодно и хорошо живется темъ, которые вместо церкви ходятъ въ костелы, больше изъ за хлеба и ради милостей панскихъ, стали ходить въ костелы и оставили свою русскую церковь.

    Однако было еще много такихъ русскихъ бояръ, гражданъ и поселянъ, которые въ защиту своей церкви подняли оружiе противъ польской власти и ея правительства, а когда поляки и iезуиты начали подавлять православие и вводить церковную унiю, то народъ pyccкiй выступилъ противъ нихъ поголовно и присоединился къ запорожскому гетману Богдану Хмельницкому, который, разбивши польскiя войска, освободилъ одну часть русскихъ земель отъ польской неволи и присоединилъ эти земли къ Московскому государству.

    Сами польскiе писатели сознаются, что король Казимiръ, захвативши подъ свою власть галицко-русскую землю началъ обращать въ ней русскiя церкви въ костелы,отбирать именiя отъ русскiхъ бояръ и отдавать ихъ польскимъ панамъ, лишать русскихъ жителей свободы и давать права и преимущества только такимъ русскимъ людямъ, которые оставили свою церковь и сделались католи- кями, а польскiй же писатель Морачевскiй называетъ это "исправленiемъ святого крещенiя по католическому обряду".

    Такое гоненiе церкви русской было причиною того, что Перемышльскiй русскiй князь Дашко, назначенный королемъ Казимiромъ правителемъ русскихъ земель, по совещанiи съ другимъ русскимъ княземъ Данiиломъ изъ Острога, решился даже просить татаръ о помощи, чтобы освободить землю русскую отъ польской неволи.

    Учрежденiе латинскаго епископства

    Въ 1375 году король Людовикъ учредилъ въ Галиче латинское епископство и противъ воли жителей Галича передалъ новому католическому епископу соборную руссккую церковь въ этомъ городе.

    Тотъ же король основалъ католическiя епископства въ городахъ Перемышле, Холме и Владимiре, обративши pyccкiя церкви въ латинскiе епископскiе костелы. Такiя насильственныя действiя поляковъ до того возбуждали pyccкiй народъ, что едва не дошло если не до войны, ,то до возмущенiя. Въ 1412 году король польськiй Ягелло приказалъ соборную русскую церковь въ Перемышле обратить въ кафедральный латино-польскiй костелъ и выбросить изъ нея кости похороненныхъ подъ сводами ея русскихъ именитыхъ людей. Польскiе историки разсказываютъ, что когда церковь эту поляки вновь освящали по католическому обряду, изгнавши изъ нея русское духовенство и выбросивши кости умершихъ, то народъ pyccкiй и священники плакали и порицали польскаго короля и его правительство.

    Такiя гоненiя и преследованiя заставляли русскихъ людей особенно техъ, которые еще не потеряли своей силы и богатства, ,просить на помощь себе даже татаръ, но когда они увидали, что трудно освободиться отъ польской неволи, то оставляли родную землю, после чего короли передавали именiя ихъ польскимъ шляхтичамъ. Такъ, король Казимiръ передалъ поляку Яну Покославу принадлежавшiй прежде русскимъ князьямъ городъ Решовъ со всеми соседними селами и деревнями, ныне уже совершенно ополяченными. Также поступали польскiе короли Ягелло и сынъ его Владиславъ, насильно отнимая отъ русскихъ бояръ именie ихъ и передавая польскимъ дворянамъ.

    Такимъ сиособомъ древнiя руссiя дворянсiя фамилiи были вытеснены изъ своихъ именiй, ограблены и сделались бедными и нуждающимися. Некоторые изъ такихъ ограбленныхъ русскихъ бояръ уходили изъ родной земли и обращались даже къ татарамъ, прося ихъ о мести и о защите отъ польских пановъ. Короли же польскiе и дворянство особенно интересовались именiями русскихъ бояръ потому что въ Галицкой Руси земли были более плодородны, чемъ въ коренныхъ польскихъ песчаныхъ областяхъ.

    И не только были отнимаемы именiя отъ бояръ русскихъ, но также и отъ русскихъ епископовъ и были передаваемы епископамъ польскимъ, которые владеютъ ими даже до настоящаго времени. Тогда pyccкiе бояре обратились къ королю Ягелло, прося его не разрушать и не передавать полякамъ русскихъ церквей не заставлять русскихъ людей переходить въ латинство. Ягелло объявилъ, что исполнитъ просьбу бояръ и действительно въ 1433 году издалъ распоряженiе, обезпечивающее русскому дворянству права равныя съ польскимъ, но, какъ пишутъ сами же польскiе историки, равноправность эта касалась только техъ русскихъ дворянъ, которые приняли римско-католическую веру и выдавали себя за поляковъ.

    Этотъ декретъ короля Ягелло подтвердилъ также въ 1522 году король Сигизмундъ I и дошло до того, что суды не допускали никакого русскаго свидетеля противъ поляка. Если русскiй человекъ имелъ какое либо дело въ суде, то долженъ былъ платить гораздо большiе денежные сборы, чемъ платили поляки.

    Закрытiе въ Галиче русской митрополiи

    Въ 1389 году правительство польское закрыло русскую митрополiю въ Галиче и народъ русскiй въ Галицкой епархiи более ста летъ (до 1539 года) не имелъ своего русского епископа, а между темъ католическiй епископъ въ Галиче употреблялъ все меры къ тому, чтобы обратить народъ въ римскокатоликовъ и ополячить его.

    Въ то время, когда въ Галича не было русскаго митрополита, ни епископа, все принадлежавшiя митрополичьей кафедре перешли во власть различныхъ польскихъ пановъ, которымъ подчинены были pyccкie священники и представлено было право налагать на нихъ всякаго рода взыскашя. Въ 1507 году король Сигизмундъ далъ польскому apxiепискону полномочiе избирать себе такихъ мiрскихъ и духовныхъ лицъ, которыя имели бы право наблюдать за "русскими синагогами" какъ называли тогда поляки русскiя церкви и за русскими священниками и наказывать ихъ за всякiя провинности. Въ 1525 году король Сигизмундъ издалъ приказъ, по которому: 1) pyccкie жители въ городе Львове могли строить дома только на одной указанной имъ улице 2) имъ запрещено было заниматься ремеслами и принадлежать къ цехамъ, держать питейные дома, продавать сукно и проч. и быть избираемыми въ должности. Также точно и въ другихъ городахъ русскихъ были отняты у русскихъ жителей всякiя права, какiя принадлежали не только полякамъ, немцамъ, армянамъ и грекамъ, но даже и жидамъ.

    Такое угнетенiе русской народности было причиною того, что поляки римско -католики считали себя гораздо выше русскихъ и стали ненавидеть и презирать ихъ. Кто принадлежалъ къ русской церкви и русской народности, долженъ былъ скрываться, потому что если публично признавался принадлежащимъ къ своей церкви и народности, то этимъ выдавалъ себя на пopyгaнie и всякаго рода преследованiе. Ненависть у поляковъ ко всему русскому дошла до того, что когда въ 1704 году шведы овладели Львовомъ и наложили на жителей ея контрибуцiю, то местная рада потребовала чтобы большую часть этой контрибуцiи заплатили русскiе жители.

    Переходъ некоторых епископовъ въ унiю

    Дошло до того, что служившiе при польскихъ короляхъ некоторые придворные чины никогда не готовившiеся къ духовному званiю и при томъ люди женатые были назначаемы русскими епископами и митрополитами, а также настоятелями богатыхъ русскихъ монастырей. Въ этихъ монастыряхъ они назначали и сами посвящали монаховъ, хотя бы то были люди женатые; они же потомъ получали епископскiя кафедры только для того, чтобы пользоваться доходами и хорошо жить.

    Такимъ способомъ достигли епископскаго сана: Михаилъ Рогоза, каштелянъ Адамъ Поцей, надворные королевекie секретари: Iоакимъ Мороховскiй, IОСИФЪ Боковецкiй и Афанасiй Крупецкiй. Само собою разумеется, что такie епископы больше заботились о себе, чемъ о русской церкви и ея духовенстве, а когда iезуиты и польское правительство предложили имъ отступить отъ православiя и принять унiю съ Римомъ они сделали это не задумавшись, между темъ какъ народъ не расположенъ былъ къ унiи, отчего произошла вековая борьба между народомъ русскимъ и Польшею.

    Борьба эта сильно ослабила Польшу, но церковной унiи не утвердила и не вкоренила ее среди народа русскаго и его духовенства. Королевскiй чашникъ на Волыни Джевецкiй представилъ королю Сигизмунду III, чтобы не назначать для народа русскаго такихъ епископовъ, которые недостойны этого сана, потому что народъ этотъ даетъ польскому государству часть лучшаго и храбрейшаго войска, но представленiя Джевецкаго не принесли никакой пользы. Король Михаилъ Вишневецкiй не дозволилъ заседать въ польскомъ сенате даже такимъ епископамъ въ русскихъ областяхъ, которые всею душею были преданы польскому правительству.

    Казалось, что какъ только pyccкiй народъ оставитъ православiе и прiйметъ церковную унiю, что ему будетъ жить легче. Надеясь на это, Львовскiй и Перемышльскiй епископы, а съ ними духовенство и народъ приняли около 1700 года церковную унiю. Однако оказалось, что такимъ же преследованiямъ подверглись и унiаты, какимъ прежде подвергались православные. Такъ, польскiй Перемышльскiй епископъ Павелъ Пясецкiй откровенно пишетъ, что когда русскiе епископы пpiехали въ Краковъ на похороны польскаго короля Сигизмунда III, то ихъ допустили къ участiю въ похоронахъ только по ходатайству папскаго уполномоченнаго; при этомъ первенство все- таки предоставлено было ксендзамъ. Русскiй унiатскiй митрополитъ Венiаминъ Рутскiй, который учился въ Риме и котораго папа называлъ светиломъ русской церкви, а также холмскiй унiатскiй еп. Яковъ Суша писали въ Римъ жалобы на то, что русская церковь унижена, что она и ея духовенство ограблены и ни у кого не могутъ найти поддержки и помощи.

    Польскiе епископы на одномъ соборе приняли такое решенie, чтобы унiатскимъ епископамъ запрещено было носить такiя отличiя, какими почтены были польскiе. Такъ, pyccкiй епископъ не смелъ титуловаться: illustrissimus (светлейшiй), не имелъ права носить золотой цепи съ крестомъ и одеваться въ епископскую рясу (реверенду). Священники должны были именоваться только попами. Унiаты должны были давать ксендзамъ десятину (т.е. десятую часть всего, что собирали съ поля, огорода и т.д.), хотя ксендзы на это не имели никакого права. Русскимъ унiатскимъ священникамъ и епископамъ, подъ страхомъ тяжкаго наказанiя, запрещено было говорить народу о томъ, что ксендзы несправедливо взимаютъ съ него десятину.

    Преследованiе приходскаго духовенства

    Латино-польскie епископы и духовенство въ то время имели большое влiянiе на польскаго короля и шляхту, и все ихъ требованiя исполнялись польскимъ правительствомъ съ точностью. Сыновья русскихъ грекокатолическихъ (унiатскихъ) священниковъ принуждены были отбывать барщину такъ же, какъ и простые холопы, и только одинъ въ семье имелъ право готовиться къ священному сану. Но бывали случаи, что польскiе помещики и самихъ священниковъ русскихъ привлекали къ барщине, а русскiя церкви отдавали жидамъ въ аренду, такъ что жиды назначали таксу за то,, что открывали церкви, случалось ли это въ праздникъ, или же въ воскресенie. Если, напр., къ святой Пасхе прихожане не заплатили жиду - арендатору суммы, какую онъ назначилъ, то церковь такъ и не отпиралась въ этотъ величайшiй христiанскiй праздникъ.

    Какимъ тяжкимъ преследованiямъ подвергалось въ то время русское духовенство и въ какомъ печальномъ положенiи находилась русская церковь, видно изь словъ одного польскаго генерала, который, желая возстановить павшую Польшу и начиная съ этою целью войну съ Poccieю, въ воззванiи къ русскому духовенству, (которое хотелъ привлечь на свою сторону), говоритъ: ";ваша судьба и ваше существованiе весьма печально, потому что съ вами всегда обходились въ Польше несправедливо. Но вольная и независимая Польша, которую я хочу возстановить, сделаетъ ваше положенiе лучшимъ".

    Мы очень сомневаемся, чтобы этотъ генералъ сдержалъ свое обещанie, если бы его дело увенчалось успехомъ. Ведь и раньше были обещаны русскому дворянству, духовенству и мещанамъ равныя съ другими права, но дальше обещанiй дело не шло; и не только обещанное не исполнялось, но даже и то, что королевскими декретами было определено въ пользу русской церкви и народности, оставалось мертвой буквой. Король издавалъ декреты и распоряженiя, но ихъ не исполняли, когда шла речь о русской Церкви и народности. Все очень хорошо понимали, что дело идетъ о томъ, чтобы pyccкiй народъ не былъ русскимъ, а пока онъ не сделается польскимъ, за нимъ нельзя: признать никакихъ правъ.

    Въ 1595 г. Львовскiе pyccкie жители затеяли судъ съ городскою думою за то, что она ихъ преследуетъ и угнетаетъ. Процессъ этотъ находился въ королевскомъ суде, но король откладывалъ его решенiе несколько летъ. Жители Львова ежегодно посылали въ Варшаву своихъ защитниковъ, которые поддержали бы ихъ дело, и снабжали ихъ деньгами на дорогу, а также особыми суммами для поднесенiя взятокъ королевскимъ судьямъ. Этимъ они только разоряли себя, потому что король ихъ делу не давалъ хода, хотя о томъ просилъ его великiй и влiятельный pyccкiй воевода князь Константинъ Острожскiй. Ни заступничество кн. Острожскаго, ни подкупы коронныхъ судей не помогли.

    Когда же въ 1708 г. Львовскiе жители вместе съ Ставропигiальнымъ церковнымъ Братствомъ перешли въ унiю, т.е. отступили отъ православiя и стали греко-католиками, то поляки не только не признали ихъ равноправными, но еще сильнее стали ихъ преследовать; они знали, что теперь за нихъ, какъ унiатовъ, не вступятся ни московскie цари, ни молдавскiе православные господари. Видя это, русскiй народъ хотелъ снова возвратиться въ православiе. Объ этомъ узналъ pyccкiй униатскiй епископъ Варлаамъ Шептицкiй и созвалъ въ храмъ св. Георгия все львоскiя церковныя братства, чтобы посоветоваться о томъ, какъ бы избавиться отъ польскихъ гоненiй и униженiй. Было постановлено на совете: всеми силами обороняться отъ гоненiй со стороны Львовскаго городского управленiя, выбрать упалномоченныхъ, назначить имъ средства для веденiя тяжбы съ думою и послать ихъ въ Варшаву. Уполномоченные на этотъ разъ добились того, что городская дума была вызвана въ судъ. Она прислала своихъ представителей, а для покрытiя расходовъ, какiе предстояли, постановила взимать деньги съ русскихъ же жителей.

    Такимъ образомъ последнiе должны были нести расходы на поддержку дела, которое противъ нихъ было направлено. Кто не хотелъ или не могъ платить, противъ того употребляли насилiе: однимъ запрещали торговлю, а другихъ били и сажали въ тюрьму.

    Временное прекращенiе гоненiй

    Въ 1648 году, когда гетманъ Богданъ Хмельницкiй разгромилъ польскiя войска, и Польша оказалась въ затруднительномъ положенiи, король и шляхта обнародовали следующее постановленiе: русскимъ въ Польше предоставляется свобода исповедывать свою веру и право занимать государственныя должности. Это постановленiе подтвердилъ и договоръ, заключенный между польскимъ правительствомъ и казацкимъ гетманомъ Ив. Выговскимъ.

    Въ договоре между прочимъ сказано было: русская народность должна считаться третьимъ, после польской и литовской, столпомъ польскаго государства; русская православная Церковъ должна пользоваться полною свободою во всемъ государстве; кieвскiй pyccкiй православный митрополитъ, а также епископы Львова, Холма, Луцка, Перемышля и литовско-русскихъ областей должны заседать въ польскомъ сенате и иметь тамъ право голоса; русскимъ православнымъ жителямъ позволяется иметь свои высшiя и низшiя школы и типографiи; наконецъ, всемъ православнымъ открытъ доступъ къ государственнымъ должностямъ.

    Но договора этого польское правительство держалось только до техъ поръ, пока оно сознавало себя слабымъ. Когда же оно немного окрепло, то перестало исполнять договоръ. Словомъ, польское правительство и шляхта всячески старались истреблять русскiй народъ. Въ 1463 и 1464 г. какой-то полякъ Сченсный собралъ около 12.000 разнаго рода проходимцевъ, чтобы помочь угорскому королю въ войне съ турками, и такъ какъ у него не было чемъ ихъ кормить, то онъ далъ имъ позволенiе грабить русскихъ жителей, и это осталось безнаказаннымъ.

    Чтобы истребить русскихъ бояръ, польскiе шляхтичи однажды пригласили ихъ, якобы для какого-то совместного совещанiя въ Перемышль; явившихся заперли въ тюрьмы и поубивали. То же хотела польская шляхта проделать и съ литовско-русскою шляхтою на сейме въ Парчеве (въ 1449 г.), но коварный замыселъ во время былъ обнаруженъ и не могъ быть приведенъ въ исполненiе. Это подтверждаетъ польскiй писатель Нарбутъ въ своей исторiи Литвы.

    На сейме въ Городне 1413 г. постановлено было, что pyccкie дворяне не имеютъ права занимать государстненныя должности, и даже запрещено было имъ жениться на полькахъ. На сейме въ Городне въ 1552 г. король Сигизмундъ, по требованiю польском шляхты, обязался ни въ какомъ случае не принимать на службу русскихъ, какъ бы они мудры и заслуженны ни были.

    Ocкудненie русскаго дворянства

    Такимъ образомъ, одна часть русскаго дворянства, преданная своей Церкви и народности, погибла въ войнахъ, другая обеднела, будучи ограблена польскимъ правительствомъ, а третья отступила отъ своей веры и народности, чтобы не потерять своего значенiя и богатства. Много русскихъ дворянскихъ семействъ, которыя не хотели изменить православiю и русской народности, не могло равнодушно смотреть на то, какъ последнiя унижались поляками, и переселилось въ Московское царство.

    Те же, которые остались на родине, подвергались всякаго рода преследованiямъ до техъ поръ, пока не приняли католичества и не стали считать себя поляками. Дворы русскихъ дворянъ были окружены ксендзами — монахами (особенно iезуитами и доминиканами), которые употребляли всякаго рода средства къ тому, чтобы русскихъ магнатовъ обратить, если не прямо въ католичество, то по крайней мере въ унiю. Русскiе храмы и монастыри обращались въ католическiе. Правда, король Сигизмундъ въ 1595 г. издалъ декретъ, запрещавшiй делать эго въ королевскихъ именiяхъ, но въ томъ же декрете сказано было, что король не можеть приказать польской шляхте не отдавать русскихъ храмовъ и монастырей кеендзамъ.

    Отступленiе русскаго дворянства, мещанства и народа отъ своей веры и народности росло уже и потому, что pyccкie храмы почитались наравне съ еврейскими молитвенными домами и прямо назывались синагогами, а православная вера — язычествомъ. Если православные переходили въ римско-католическую веру, то ихъ перекрещивали, хотя св. крещенiе православное признается действительнымъ въ католической церкви, и хотя папа Александръ 6-й еще въ 1501 г. запретилъ перекрещивать православныхъ, переходящихъ въ католичество. Что именно такъ было, объ этомъ свидетельствуютъ польскiе писатели Длугошъ и Нарушевичъ.

    Русскiе дворяне, принимавшiе подъ такимъ давленiемъ католическую веру и черезъ это становившiеся поляками, строили костелы и польскiе монастыри и отказывали имъ целые села и города, чтобы такимъ образомъ доказать, что они искренно сочувствуютъ польскому делу. Вместе съ темъ более богатые pyccкiе храмы и монастыри насильно обращаемы были въ польско-католическiе, такъ что русскимъ оставлены были только самые бедные храмы. Въ городахъ русскимъ позволяли строить только деревянныя церкви, и то лишь на далекихъ окраинахъ или же совсемъ за городомъ.

    Учрежденiе ставропигiальныхъ братствь

    Видя такое униженiе русской веры и народности, более твердые духомъ и смелые pyccкie дворяне, оставшееся верными православiю, стали учреждать церковныя Братства съ целью огражденiя русской Церкви и народности отъ совершеннаго уничтоженiя. Во всехъ большихъ русскихъ городахъ возникли такiя Братства; они получали привиллегiи отъ восточныхъ православныхъ патрiарховъ и назывались ставропигiями. Львовское Братство подъ такимъ названiемъ существуетъ и до настоящаго времени. Въ числе членовъ Братствъ значились самые богатые и знатные pyсcкie дворяне, которыхъ впоследствiи большинство изменили Церкви и стали весьма рьяными поляками.

    Но хотя pyccкie дворяне оставляли свою Церковь, хотя они строили великолепные польскiе костелы и монастыри, на содержанiе которыхъ жертвовали большiя богатства, однако pyccкiя церковныя имущества все таки были еще очень значительны, потому что русскiя церкви и духовенство имели прежде свои большiя именiя, полученныя ими въ даръ еще отъ русскихъ князей. Этихъ церковныхъ именiй не отнимали отъ церквей и епископовъ даже татары, которые часто разоряли русскую землю. Такъ, татарскiй ханъ Узбекъ, напавшiй на Русь въ 1313 г., издалъ приказъ, въ которомъ говоритъ, что никому изъ татаръ не позволяется отнимать церковныя земли, грабить церковные леса, пасеки, мельницы, сады, а также вредить русскимъ епископамъ и священникамъ.

    Русскiй князь Левъ, основавшiй городъ Львовъ, отписалъ старосамборскому русскому епископу въ собственность 12 селъ, а ныне изъ нихъ только одно принадлежитъ русскому перемышльскому епископу, хотя дарственная грамота на все 12 селъ подтверждена была въ Старомъ Самборе, а потомъ, въ Перемышле польскимъ королемъ Сигизмундомъ въ 1548 г. Кроме того, русскому епископу въ Перемышле принадлежало около 20 селъ, какъ видно изъ декрета Сигизмунда I отъ 1535 г., а ныне ему принадлежатъ только два. Тоже нужно сказать и о галицкихъ, впоследствiи Львовскихъ епискоиахъ. Они владели множествомъ селъ, которыя были имъ подарены еще русскими князьями.

    Польскiй король Стефанъ Бaторiй призналъ право Львовскихъ еписковъ на владенiе этими селами. Ныне же Львовскiй русскiй епископъ владеетъ незначительными именiями въ 4-хъ селахъ, за то польскiй архiепископъ и ксендзы — большiе богачи. И частныz церкви, какъ напр. церковь св. Николая во Львове, а также монастыри были ограблены католиками — поляками. Исторiя знаетъ много судебныхъ процессовъ, возникавшихъ изъ-за этого грабежа между православными и католиками, но всегда эти процессы разрешались въ пользу поляковъ, такъ какъ русское духовенство не находило въ польскихъ судахъ справедливости. Бывали случаи, что самъ папа римскiй приказывалъ польскимъ ксендзамъ, епиекопамъ и шляхтичамъ возвратить русскимъ отобранное у нихъ добро, но они папскаго приказанiя не слушали и оставались владельцами имущества русскихъ церквей и монастырей.

    Изъ за именiй въ Перечинске pyccкie Львовскiе епископы принуждены были вести тяжбу целые века. Именiя эти были подарены Галичской церкви княземъ Феодоромъ Любартовичемъ, но польскie короли отняли ихъ и подарили князю Яблонскому, а польскiй сеймъ постановилъ въ 1661 г. что pyccкie епископы, подъ страхомъ наказанiя штрафомъ въ 5000 золотыхъ, не должны требовать отъ Яблонскаго именiй.

    Только король Янъ Собесскiй возвратилъ Перечинскъ, съ относящимися къ нему семью другими селами, русскому Львовскому епископу Шумлянскому, какъ своему личному прiятелю. Но вскоре на эти именiя напала семья Конецпольскихъ и при помощи оружiя отняла ихъ отъ епископа Шумлянскаго. Львовскiе pyccкie епископы должны были судиться съ Конецпольскими, и судебный процессъ окончился только тогда, когда Польша пала и Галичане перешли въ Австрiю. Львовскiй русскiй еп. Скородынскiй, желая положить конецъ долголетнему процессу, помирился съ наследникомъ Конецпольскихъ гр. Скарбкомъ на томъ, ,что Львовскiй русскiй епископъ будетъ владеть Перечинскомъ, ,а остальныя села отойдутъ къ гр. Скарбку.

    Жалобу русскихъ епископовъ на такой грабежъ русскихъ церковныхъ именiй посылалъ въ Римъ холмскiй yниатскiй епископъ Яковъ Суша, но Римъ былъ безсиленъ въ Польше и если дело касалось русской церкви и русскаго духовенства, то польскiе паны и ихъ правительство не слушало даже и папы римскаго, хотя они считали и считаютъ себя наилучшими католиками и самыми преданными сынами папы.

    До чего доходила ненависть ко всему русскому, видно изъ следующаго случая. Русскiй князь Шварно построилъ въ Сяноце русскую церковь, но король Сигизмундъ отнялъ ее у русскихъ жителей, позволивъ имъ при этомъ построить себе новую церковь, съ темъ однако условiемъ, что если церковь не будетъ выстроена въ три дня, то они навсегда утратятъ право иметь свою церковь. Бедные pyccкie жители, чтобы не потерять своего права, купили въ соседнемъ селе старую деревянную церковь и, работая днемъ и ночью, въ три дня поставили ее.

    Требованiе десятины отъ русскихъ священниковъ

    Можетъ быть, кто-нибудь скажетъ, что такимъ гоненiямъ подвергались лишь православные. Но, какъ. мы уже говорили, то же самое испытывали и отступившie отъ православiя, унiаты или греко-католики. Особенно обидно и унизительно для нихъ было то, что польскie ксендзы требовали десятины отъ русскихъ священниковъ, т.е. десятой части всего, что pyccкiй священникъ собиралъ съ церковнаго поля своимъ трудомъ и своими руками. Если же поле русскаго священника ничего не родило, то ксендзы вместо десятины захватывали скотъ, муку, сыръ, одежду и т.п.; если pyccкie священники не хотели добровольно давать десятину, то ксендзы со своими слугами находили на ихъ дома, избивали до крови и грабили все, что можно было. Нападенiя съ целью грабежа производились также на русскiя церкви, особенно на церковь св. Гeopгiя во Львове. Это видно изъ письма польскаго короля Михаила, даннаго на имя русскаго дворянства и русскихъ епископовъ, дававшаго имъ право преследовать грабителей церковныхъ драгоценностей.

    Еще более усилилось гоненiе на русскую церковь и народность въ то время, когда шляхта стала выбирать польскихъ королей. Выбранные короли принуждены были слепо исполнять волю шляхты и польскихъ ксендзовъ. Правда, короли приносили присягу въ томъ, что будутъ поступать безпристрастно и справедливо, но клятва эта часто составлялась и читалась такимъ образомъ, что король оставлялъ за собою право преследовать и угнетать все русское. Такъ, напр., король Стефанъ Бaтopiй, хотя и далъ клятву поступать съ русскимъ народомъ по всей справедливости, однако въ 1580 г., по просьбе ксендза- iезуитa Петра Скарги, отнялъ отъ 14 русскихъ монастырей и церквей въ г. Полоцке и его окрестностяхъ все принадлежавшiя имъ именiя и угодiя и отдалъ ихъ iезуитамъ, чтобы устроили себе въ г. Полоцке iезуитскую коллегiю.

    Король Сигизмундъ III былъ такимъ непримиримымъ врагомъ всего русскаго и православнаго, что приказывалъ русскимъ жителямъ выселяться изъ польскихъ городовъ, а полоцкiй архiепископъ Iосафатъ Кунцевичъ, принявши yнiю, т.е. ставши греко-католикомъ советовалъ польскому правительству просто выгнать изъ польскаго царства всехъ православныхъ. Объ этомъ пишетъ польскiй историкъ Бантке, а также признаетъ ополяченный князь Левъ Сапега въ своемъ письме къ Iосафату Кунцевичу, въ которомъ (письме) пишетъ, что выступая съ такою яростью противъ православныхъ, онъ — епископъ — темъ наноситъ вредъ польско-католическому делу.

    Король Янъ Казимiръ въ 1656 г. въ кафедральномъ костеле Львовскомъ принесъ присягу, что онъ не будетъ угнетать и преследовать народа, но въ той присяге онъ обязался также, что будетъ обращать неверныхъ въ католическую веру. А такъ какъ православные признавались неверными, то королевская присяга означала и то, что въ целяхъ обращенiя онъ можетъ православныхъ преследовать. "Обращать неверныхъ значитъ тоже, что преследовать" говоритъ Бантке.

    И какъ жестоко король Янъ Казимiръ преследовалъ православныхъ видно изъ того,, что при немъ сотни тысячъ русекихъ людей оставили свою родную землю, чтобы избежать преследованiя. Львовскie польскiе и ополяченные мещане торжественно празднуютъ тотъ день, когда Янъ Казимiръ произнесъ клятву, хотя — правду сказать — имъ утешаться особенно нечемъ.

    Деятельность Острожскаго князя Константина

    Иногда польскiе короли назначали богатыхъ, умныхъ и храбрыхъ русскихъ дворянъ на высокiя места, но это бывало лишь съ такими, предъ которыми короли сами должны были преклоняться. Такимъ высокимъ сановникомъ въ польскомъ царстве былъ, напр., pyccкiй князь Константинъ Острожскiй. Этотъ князь имелъ громаднейшiя богатства въ Галичине, на Волыни и въ Литве, отличался большою силою и отвагою и принадлежалъ къ знаменитейшимъ польскимъ полководцамъ, почему Сигизмундъ I назначилъ его воеводою.

    За это, впрочемъ, король имелъ много непрiятностей отъ шляхты, которая потомъ принудила его (короля) дать клятву, что ни онъ,, ни его наследники на польскомъ престоле не будутъ давать русскимъ никакихъ чиновъ. А нужно знать, что князь Константинъ Острожскiй въ польскомъ царстве, особенно тамъ, где были его именiя, имелъ быть можетъ больше значенiя, чемъ самъ король, и что ему, Острожскому, легко было освободить изъ польской неволи все pyccкiя земли: стоило ему сказать одно слово, и весь русскiй народъ, все pyccкie епископы, дворяне, духовенство и мещане стали бы на его стороне; Mocковскiй царь также оказалъ бы Острожскому помощь, если бы тотъ просилъ о ней.

    Но князь Константинъ Острожскiй, хотя всею душею былъ преданъ русской церкви и народности, хотя всю свою жизнь поддерживалъ русскiй духъ въ народе и духовенстве, хотя всеми силами боролся съ поляками и ихъ ксендзами, однако не решался на то, чтобы оторвать отъ Польши русскiя и литовекiя области. Онъ до конца жизни своей надеялся, что со временемъ польскiе паны будутъ разумнее и перестанутъ преследовать православную веру и русскую народность. Но эта надежда не исполнилась, а наследники его стали уже чистыми поляками, къ которымъ и перешли все богатства великаго защитника русскаго дела. Въ какомъ тяжеломъ положенiи находилась русская церковь въ Польше уже по принятiи унiи, т.е. по переходе русскаго духовенства въ греко-латинскую веру, можемъ видеть изъ следующихъ словъ Львовскаго епископа — унiата Льва Шептицкаго (1749—1779), сказанныхъ имъ православному епископу Могилева Георгiю Конисскому въ Варшаве: "намъ русскимь греко-католтамъ (унiатамъ) поляки римско-католики позволяютъ еще жить для того, чтобы, въ васъ, православныхъ, не поселить отвращенья къ принятiю унiи. А если бы полякамъ удалось обратить васъ — православныхъ въ католическую веpy, то мы греко-кашолики несомненно были бы уничтожены. Какь васъ поляки называютъ схизматиками, такь точно называютъ они и насъ, хотя мы такiе же католики, какъ и они.

    При этомъ они не перестаютъ причинять намъ всякiя непрiятности и обиды, чтобы только принудить насъ сделаться поляками". Эти слова епископа Льва Шептицкаго вполне применимы и къ современной Галицiи. Здесь поляки и теперь такъ же не любятъ русскихъ, какъ не любили 150 летъ тому назадъ. И теперь они подозреваютъ русское духовенство и народъ въ симпатiи къ православiю.

    Они, конечно, насилiемъ обращали бы русскихъ въ римско-католическую веру и старались бы сделать ихъ поляками, если бы чувствовали себя въ силахъ это сделать и если бы не боялись того, что православная Pocciя вступится за единоплеменныхъ ей галичанъ. Наиболее боятся польскiе деятели въ Галищи, чтобы Галицкая Русь не возвратилась опять въ правоелавiе и не употребляла общерусскаго (великорусскаго) языка въ своихъ книжкахъ и газетахъ, потому что все это ставило бы имъ непреодилимыя препятствiя къ ополяченiю русскаго народа.

    Какъ жилось русскимъ крестьянам и и мещанамъ въ Польше?

    Мы много говорили о томъ, какимъ гоненiямъ подвергались въ Польше наша русская Церковь и ея духовенство, дворяне и горожане. Но еще больше обидъ и несправедливости выпадало на долю простого сельскаго народа. Простой народъ не имелъ никакихъ правъ. Польскiй шляхтичъ могъ поступать съ русскимъ холопомь (какъ называли поляки русское простонародье) такъ же, какъ поступалъ онъ со своимъ конемъ, коровою, гусемъ, курицею или же свиньею. Польскiй историкъ Лелевель пишетъ, что во время возстанiя Богдана Хмельницкаго къ казакамъ присоединилось около миллiона русскихъ холоповъ, которые не могли более выносить польско-шляхетской неволи. Черезъ это опустело много русскихъ селъ и местечекъ, такъ какъ около миллiона же привлечено было поляками въ армiю и принуждено было сражаться съ казаками, чтобы Польша могла и впредь мучить русскiй народъ.

    Pyccкiй крестьянинъ въ те времена не имелъ никакой собственности; все, что было у него, считалось собственностью поляка-помещика. Холопъ одевался въ грубую сорочку, шерстяную сермягу и такую же шапку. Такую же одежду носили беднейшiе ремесленники и русская, т.н. "ходачковая шляхта" (дворяне — лапотники), жившая на небольшихъ кускахъ земли и часто лишавшаяся всехъ своихъ правъ за то, что крепко держалась русской Церкви и народности. Эти бедные люди всю свою жизнь не видали на своемъ столе мясной пищи, варили себе пищу въ черныхъ земляныхъ (даже не глиняныхъ!) горшкахъ и ели изъ такихъ же земляныхъ мисокъ. Если холопъ своими руками, своимъ тяжелымъ трудомъ и изворотливостью зарабатывалъ себе какую-либо копейку, то и эту копейку долженъ былъ скрывать отъ пана, потому что панъ могъ отнять отъ него все, что ему угодно было. Паны даже имели дерзость безчестить только что вышедшихъ замужъ молодыхъ и красивых женщинъ и если оне не соглашались на это, то панъ могъ приказать засечь ихъ на смерть, потому что онъ считалъ себя вправе распоряжаться жизнью своихъ подчиненныхъ холоповъ. Когда все русскiе дворяне ополячились, то заступиться за обездоленныхъ холоповъ некому было.

    Такую же самую неволю польская шляхта хотела наложить и на казаковъ, которые жили на Украине, т. е. на границахъ польскаго царства и охраняли Польшу отъ турецкихъ нападенiй. Но казаки храбро воевали съ поляками за свою свободу целыхъ 70 летъ, а потомъ ушли изъ техъ областей, которыя оставались еще за Польшей после Богдана Хмельницкаго, присоединившаго одну часть Украины къ русско-московскому царству по желанiю самихъ казаковъ.

    Закрепощенiе крестьянъ

    Когда казацкiя войны окончились, польская шляхта и правительство еще сильнее стали угнетать русскихъ холоповъ, потому что боялись, чтобы они не подняли возстанiя противъ Польши съ целью освободиться отъ тяжкой неволи. Тогда-то постановлено было, что русскiй холопъ въ Польше не имеетъ никакого голоса, что онъ живетъ лишь для того, чтобы обрабатывать панскiя поля и луга, и что собственность и даже самая жизнь холопа вполне принадлежитъ панамъ. Каждый панъ имелъ право назначить, какiя повинности долженъ платить ему холопъ и сколько дней въ году онъ долженъ работать на пана. Если какой-либо панъ измышлялъ новый налогъ на своихъ холоповъ, то такой же налогъ вводили у себя и другiе паны. Въ некоторыхъ местахъ холопы должны были работать панщину 6 дней въ неделю, а для себя могли работать только въ воскресенье или же ночью.

    Во время жнивья на панщину должны были идти все 一 мужчины, женщины и дети, и за это никто не имелъ права требовать себе платы, хотя по закону панщину долженъ былъ нести только одинъ человекъ изъ семьи, а не вся семья. За все эти тяжкiя работы панъ давалъ холопамъ иногда лишь водку, чтобы они забывали о своей нужде и неволе и усерднее работали. Чтобы сделать селянъ вполне зависимыми отъ себя, паны открывали для нихъ лавки, сдаваемыя арендаторамъ — жидамъ, и заставляли ихъ покупать у этихъ жидовъ все, что необходимо было: соль, рыбу, водку и т.д., а жиды назначали за товаръ такую цену, какую сами хотели.

    Такими невольниками, какъ холопы, становились такжерусскiе дворяне, которые не хотели отказываться отъ своей русской Церкви и народности. Еще и ныне можно найти целыя села "шляхтичей", которые хитростью и обманомъ лишены всехъ правъ, какiя они, какъ дворяне, имели. Такъ было въ Польше до самаго конца существованiя ея, пока она не распалась. Объ этомъ можно прочитать въ исторiи Польши, написанной польскимъ ученымъ Iоанномъ Лелевелемъ. Тоже подтверждаетъ и одна польская газета въ которой читаемъ следующее. "Мужикъ (холопъ) не имелъ никакой собственности, жилъ въ панской хате, на панской земле, имелъ панскаго коня, вола, корову и даже панскiй столъ, стулъ, горшокъ, миску и ложку. Все это не было его собственностью, и потому онъ обращался съ этими предметами, какъ съ чужими.

    Домъ валился ему и семье его на голову, земля; заростада сорной травой, кони зимою высыхали какъ доски, рогатый скотъ нужно было поднимать съ земли, такъ какъ отъ голода и холода онъ терялъ свою силу. Точно также и семья его жила въ большой бедности. Она не имела даже молока, потому что невозможно требовать молока отъ голодной и замерзающей коровы; дети умирали отъ голода, холода и сырости, какая гнездилась въ развалившихся хатахъ. Предъ жатвою мужики питались лободою, молодою крапивою и оттого вспухали и умирали. Где панъ жилъ въ деревне, тамъ онъ не давалъ мужикамъ умирать съ голоду. потому что не хотелъ терять рабочую силу; но тамъ, где панскими именiями управляли арендаторы или где панъ про давалъ весь свой хлебъ зимою, такъ что во время жатвы самъ нуждался, тамъ люди и скотъ гибли отъ голода, какъ мухи.

    Столь угнетенный мужикъ — невольникъ не могъ съ охотою работать на своего врага. Лошадь и корова, который были собственностью пана и лишь стояли у холопа, не могли пользоваться хорошимъ уходомъ, потому что холопъ не заботился о нихъ и не имелъ основанiя заботиться. Отсюда всякая работа мужика лошадьми или волами была пустою тратою времени. Мужикъ даже не заботился о томъ, чтобы заработать себе какую-либо копейку, такъ какъ зналъ, что она будетъ отобрана у него паномъ. Онъ ни о чемъ не заботился. Единственное утешенiе находилъ онъ въ водке, которую панъ выделывалъ, а жидъ продавалъ въ корчме. Водкою заливалъ онъ свое горе, водка заставляла его забывать о своей неволе, но водка же часто отнимала у него постель, на которой спали его дети. Часто у умирающихъ вынимали изъ подъ головы подушки, чтобы заплатить жиду за водку.

    Если ко всему этому прибавимъ, что польскiе паны отдавали русскiя церкви въ аренду жидамъ, что и русскихъ священниковъ принуждали идти на барщину, что мужикъ долженъ былъ платить жиду — арендатору за крещенiе ребенка, за похороны и т. п., то мы составимъ себе понятiе о томъ благополучiи, въ которомъ жили pyccкie холопы подъ владычествомъ Польши".

    Но не только мужики, даже мещане не имели въ польскомъ государстве никакого значенiя и никто не заботился объ ихъ благосостоянiи. Ремесла и торговля были въ рукахъ немцевъ, грековъ, армянъ и жидовъ, такъ какъ русскимъ жителямъ не было позволено заниматься ими, а поляки, принимавшiеся за торговлю и ремесла, теряли шляхетскiя права. Вотъ почему многiе, некогда богатые, русскiе города впали въ нужду, а съ теченiемъ времени и вся торговля въ Польше перешла въ руки жидовъ, которыми ксендзы и паны умело пользовались для своихъ выгодъ. Горожанамъ запрещено было также покупать землю и заседать въ сейме. При этомъ они были обременены тяжелыми налогами, а многiе и совсемъ были подчинены подъ власть польскихъ магнатовъ. Позднее польскiе короли дали городамъ такъ называемое магдебургское право, но поправить дело уже нельзя было, потому что и горожане и селяне совсемъ были разорены жидами и доведены до полной нищеты.

    Состоянiе просвещенiя на Руси до польскаго порабощенiя

    Если бы не эти гоненiя русскаго духовенства и народа и если бы не татарское нашествie на Русь, то русская литература (или письменность), а также русская наука стояли бы ныне очень высоко, и мы могли бы въ этомъ отношенiи равняться со всеми европейскими народами. По крайней мере, въ то время, какъ древнийшiй памятникъ польской письменности (песнь "Пресвятая Дева" приписываемая Адальберту или Войтеху) восходитъ къ концу 14-го или къ началу 15-го века, — русская письменность имеетъ свои старые памятники отъ 11-го века. Драгоценнейшимъ памятникомъ русской словесности является "Слово о полку Игореве". Дальше идутъ: летопись пр. Нестора и другiя летописи русскихъ монаховъ.

    Поученiе кн. Владимiра Мономаха своимъ детямъ, Oписанie Данiиломъ Заточникомъ паломничествъ въ Палестину. ЖитiЯ кiево-печерскихъ иноковъ, Духовныя беседы сн. Кирилла Туровскаго, Русская Правда, и т.д. Pyccкie летописцы 13-го века въ своихъ сочиненiяхъ приводятъ въ русскомъ переводе выдержки изъ славнаго греческаго поэта Гомера, о которомъ въ то время въ Европе мало кто и зналъ что-либо. Преп. Несторъ въ своей летописи приводитъ места изъ греческой хроники (летописи), изъ чего можно заключить, что греческая наука, искусство и образованность 900 летъ тому назадъ были распространены на Руси, тогда какъ въ другiя европейскiя страны они проникли гораздо позже, а именно после 1453 г., т. е. после завоеванiя Константинополя турками, когда греки разошлись по всей Европе и стали распространять въ ней все то, что они знали. Тогда-то началось просвещенiе въ Европе, а въ русской земле оно было известно за несколько столетiй до этого.

    А сколько памятниковъ русской письменности затерялось, сколько ихъ погибло во время татарскихъ нашествiй, сколько уничтожили польскiе ксендзы и паны въ русскихъ монастыряхъ, когда обращали ихъ въ польскiе "кляшторы" (обители)? Великiй князь Ярославъ Мудрый, княжившiй на Руси отъ 1018 до 1034 года, основалъ много школъ и повелелъ принждать детей учиться въ этихъ школахъ. Для последнихъ были назначены особые инспекторы. Во Владимiре Волынскомъ такимъ инспекторомъ былъ монахъ Василiй. Эго все свидетельствуетъ о томъ, что въ указанной местности было открыто много школъ и было много учителей, а также о томъ, что во времена русскихъ князей на Руси писались и расходились въ народе различныя русскiя книжки, тогда какъ поляки еще стыдились тогда по-польски говорить, писать и читать, а всюду употребляли языкъ латинскiй или немецкiй.

    Славный ученый IОСИФЪ Шафарикъ пишетъ въ своей "Исторiи славянскаго языка и литературы" что въ свое время Русь наша стояла въ отношенiими науки и гражданственности выше большей части другихъ государствъ Европы. Первая русская Библiя появилась еще въ 1517 и 1519 году, тогда какъ польская Библiя увидала светъ только въ 1564 г., т.е. 45 летъ спустя и была написана по образцу русской. Польскiй ученый Бантке говоритъ, что польскiй король Владиславъ III учился русскому языку и грамоте русской якобы для того, чтобы такимъ образомъ иметь влиянie на русскiй народъ. Но, конечно, онъ не особенно заботился бы объ этомъ, если бы онъ не былъ убежденъ, что, зная pyccкiй языкъ и грамоту, онъ можетъ пользоваться русскими книжками.

    Русскiй языкъ нужно было знать польскому королю еще и потому, что въ то время въ литовско- русскихъ областяхъ употреблялся исключительно pyccкiй языхъ и все распоряженiя, указы и привиллегiи польскихъ королей издавались для литовскихъ и русскихъ областей только по-русски.

    Обращенiе русскихъ школъ въ iезуитскiя

    Потомъ, когда Литва и Русь (южная) соединились съ Польшею въ одно государство (черезъ Люблинскую унiю, заключенную въ 1560 г. вопреки желанiю русскаго и литовскаго народа), поляки стали вытеснять изъ употребленiя русскiй языкъ и вместо него вводить языкъ латинскiй, а затемъ польскiй. Когда же въ 1595 г. введена была въ русскихъ областяхъ церковная унiя, то ксендзы - iезуиты и другiе монахи взяли въ свои руки все школы и заботились о томъ, чтобы изъ этихъ школъ выходили такie люди, которые бы не только не умели читать и писать по русски, но даже совершенно ненавидели все русское.

    Съ техъ поръ русская наука стала падать, и почти все русскiя школы были закрыты. Даже для русскаго духовенства не открывали никакихъ школъ, чтобы оно оставалось невежественнымъ и ничему не могло научить своихъ пасомыхъ. Сыновья русской шляхты должны были поступать въ iезуитскiя школы, откуда потомъ они выходили не только рьяными римско-католиками, но и непримиримыми врагами всего русскаго.

    Если польское правительство предпринимало все меры къ тому, чтобы русскихъ школъ не было, то очевидно, что русская наука не могла развиваться, а русскie люди, ,которые желали потрудиться для русской науки, должны были выходить изъ польскихъ областей и переселяться въ Москву, где имъ никто не запрещалъ читать и писать по-русски. Впрочемъ, московское государство въ ту пору только что начинало приходить въ себя после татарскаго погрома, и потому ему трудно было содействовать развитiю науки настолько, насколько это желательно было.

    Оъ какою силою стремилось польское правительство истребить pyccкiй языкъ и русскую письменность въ своемъ государстве, ,видно изъ того, что король Янъ Казимiръ безъ всякаго права и причины подарилъ Станиславу Студницкому типографiю Львовскаго русскаго Ставропигiалънаго Братства, а также книги, наличныя деньги и все движимое имущество Братства. Когда члены Братства стали просить Студниицкаго оставить имъ типогpaфiю, онъ потребовалъ себе за это значительную сумму денегъ, каковую Ставропигiя должна была заплатить, чтобы сохранить за собою тииографiю.

    Разоренiе церквей, школь и народа

    При такомъ униженiи всего русскаго, при насильномъ и незаконномъ лишенiи русскихъ церквей, епископовъ, монастырей, священниковъ, братствъ, дворянъ и горожанъ ихъ собственности, при обращении съ селянами, какъ со скотомъ, — ничего нетъ удивительнаго въ томъ, что русскiя школы въ русской земле совсемъ исчезли, a pyccкiя церкви испытывали великую нужду во всемъ. Золотыя и серебряныя вещи, находившiяся въ церквахъ, паны спокойно забирали себе, и никто не возвышалъ голоса противъ этого, потому что имъ въ ихъ владенiяхъ все позволено было делать.

    Соборныя церкви и apxi- ерейскiе домы во Львове и Перемышле предъ распаденiемъ Польши находились въ такомъ печальномъ состоянiи, что въ церквахъ съ трудомъ можно было отправлять богослуженiе, а въ архiерейскихъ домахъ нельзя было жить. Все везде валилось, а польскому правительству и на умъ не приходило позаботиться объ исправленiи старыхъ зданiй церковныхъ и о постройке новыхъ. Когда Львовская соборная церковь св. Юрiя пришла въ крайнюю ветхость, а домъ apxi-ерейскiй и совсемъ развалился, польское правительство и перстомъ не двинуло, чтобы возобновить церковь и построить помещенiе для apxiepeя, хотя церковь была уже греко-католическая (унiатская), и на бумаге признана была равною съ римско-кгмолическими. Потому-то львовскiе епископы Афанасiй и Левъ Шептицкiе принуждены были произвести сборь пожертвованiй среди духовенства и крестьянъ на постройку новой Церкви св. Юрiя и apxiepeйcкaгo дома и, присоединивъ къ собраннымъ деньгамъ много своихъ построили нынешнюю церковь св. Юpiя и при ней apxiерейскiй домъ.

    Тоже было въ Перемышли. Но такъ какъ у русскихъ епискоиовъ здесь не было денегъ для постройки новаго собора и apxiерейскагo дома, то была построена только колокольня для церкви, которая стоитъ и до ныне и принадлежитъ городу. Церкви при колокольне не было построено потому, что дряхлая польская держава распалась и Галицкая Русь подпала подъ власть Австрiи; а австрiйское правительство уступило русскому духовенству и епискому одинъ изъ польскихъ монастырей, который обращенъ въ русскую соборную церковь и помещенiе для епископа и соборнаго духовенства.

    Какую ненависть ко всему русскому воспитывали въ своихъ ученикахъ тогдашнiя польскiя школы, можемъ видеть изъ того, что въ 1649 г. ученики польской школы во Львове напали на учениковъ русской школы при Ставропигiйномъ Братстве, побили ихъ, отняли у нихъ книжки и разорвали ихъ.

    Русскому просвещенiю и русской науке не давали окончательно придти въ упадокъ Церковныя Братства, особенно Лыювское, имевшее свою школу и типогpфiю. Кроме того, великую пользу русской науке и Церкви принесъ Kiевскiй митрополитъ Петръ Могила, основавшiй въ Kiеве высшую духовную школу и открывшiй также множество низшихъ школъ.

    Петръ Могила происходилъ изъ рода молдавскихъ князей и владелъ большими богатствами; умирая, ,онъ завещалъ последнiя на нужды Братской высшей школы (академiи), на постройку русскихъ церквей и на поддержки низшихъ русскихъ школъ.

    Предъ распаденiемъ польскаго государства Братская школа Петра Могилы была единственнымъ учрежденiемъ, въ которомъ не изсякло русское просвещенiе, потому что въ ту пору даже члены Львовскаго Братства знали уже по-русски очень мало и русскiй языкъ и письмо сохраняли только въ богослужебныхъ книгахъ, печатавшихся въ Ставропигiи. Русскимъ языкомъ пользовались въ то время только въ сношенiяхъ съ простымъ сельскимъ людомъ, а мещане, горожане уже стыдились и боялись говорить по русски, хотя хорошо знали, что они не поляки. Это нисколько неудивительно, потому что польскiе политики тогда напрягли было все свои силы, чтобы совершенно истребить русскiй народъ. Въ 1717 г. былъ обнародованъ следующiй

    Проектъ истребленiя Руси

    "Такъ какъ целость и безопасность государства основывается на взаимной любви гражданъ, а эта взаимная любовь держится главнымъ образомъ единствомъ веры, то мы, поляки, должны всеми силами заботиться о томъ, чтобы въ нашемъ польскомъ государстве у всехъ гражданъ была одна вера. Но такъ какъ осуществлению этого единства веры въ нашей Польше наиболее мешаютъ двоякiе церковные обряды (римско-католическiе и греко-католическiе или унiатскie) въ простомъ народе, то каждый полякъ обязанъ стараться о томъ, чтобы принадлежащихъ къ русской греко-католической Церкви презренiемъ, давленiемъ,преследованiемъ и всякими другими способами отторгать отъ греко-католической веры и Церкви и обращать въ римско-католическое исповеданiе".

    Далее авторъ „Проекта истребленiя Руси" пишетъ: "какъ человекъ, въ жилахъ котораго течетъ кровь истиннаго поляка латинскаго или римско-католическаго вероисповеданiя, я вижу счастье моей польской державы въ томъ, если все ея граждане станутъ римско-католиками. Чтобы достигнуть этого, предлагаю всемъ искреннимъ друзьямъ нашей римско- католической веры и нашей польской отчизны следующiя меры для искорененiя русской веры и церкви и для утвержденiя на ея место римско-католической или польской.


    1. Чтобы исполнить это святое дело, мы должны прежде всего стараться сохранить для виду прiязнь съ Poccieю и выбирать польскими королями такихъ людей, которые будутъ дружественны съ русскими царями. Pocciя не пойметъ этой нашей дружбы съ нею, а мы при этой дружбе сможемъ сделать наше польское царство более сильнымъ и ослабить русскую народность въ нашемъ крае потому что дружественная съ нами Pocciя не станетъ вступаться за pyccкiй народъ и не поверитъ тому, что мы, ея пpiятели, желаемъ истребить русскую церковь и русскiй народъ.

    2. Шляхта русской народности, хоть бы она была даже греко-католической веры (а темъ более православная русская шляхта) не должна быть допущена ни къ какимъ должностямъ въ нашемъ польскомъ царстве потому что такимъ образомъ она пpiобретаетъ себе друзей, а также значенiе и богатство, и темъ доставляетъ честь всемъ русскимъ людямъ. Особенно долженъ каждый полякъ избегать русскаго товарищества: не входить съ русскимъ человекомъ ни въ какую дружбу, разве только эта дружба можетъ послужить для пего (поляка) на пользу; въ разговоре съ русскими людьми поляки должны говорить какъ можно больше противъ русской веры и Церкви и доказывать, что вера эта и Церковь не имеютъ никакого основанiя. Такимъ образомъ можно будетъ достигнуть того, что всякiй pyccкiй человекъ будетъ презирать и ненавидеть свою церковь и со временемъ присоединится къ нашей римско-католической вере и сделается полякомъ.

    3. Вельможные поляки не должны допускать русскихъ людей ни къ какимъ услугамъ себе, где они (pyccкie люди) могли бы чему-нибудь научиться. Черезъ это каждый русскiй человекъ останется необразованнымъ и беднымъ и, какъ такой, принужденъ будетъ отступить отъ своей греко-католической и православной веры и стать римско-католикомъ или полякомъ, если захочетъ найти для себя какое-либо выгодное место.

    4. Такъ какъ въ городахъ и местечкахъ русскихъ областей есть еще много богагыхъ русскихъ мещанъ, то ихъ не должно допускать къ школе и науке, чтобы, будучи необразованны и неграмотны, они не могли ничего предпринять даже при богатстве. Если города составляютъ собственность польской шляхты, то шляхтичъ 一 владетель города можетъ призвать жидовъ и поселить ихъ въ середине города, чтобы при помощи ихъ привести русскихъ горожанъ къ разоренiю. Жиды, какъ предпрiимчивые люди, возьмутъ въ свои руки всю торговлю, закупятъ въ середине города всю русскую землю и вытеснятъ русскихъ жителей въ предместья (окраины, и тогда pyccкie горожане станутъ пахать землю, и на нихъ, какъ на хлебопашцевъ, можно будетъ наложить барщину. Въ королевскихъ городахъ беднейшie pyccкie мещане подъ различными предлогами должны быть принуждаемы нести барщину, и туда должно призывать жидовъ и римско-католиковъ. Римско-католикамъ или полякамъ надлежитъ предоставлять въ королевскихъ городахъ все должности, а русскихъ мещанъ устранять, чтобы они отъ города не получали никакой выгоды и никакихъ доходовъ. Следуетъ также обращать вниманiе на то, чтобы всякiя бумаги и объявленiя отъ магистратовъ (городская дума) обнародовались только по-польски, а не по-русски, потому что черезъ это русское мещанство утратитъ въ городахъ всякое значенiе.

    5. Наиболее трудностей для решенiя этой задачи представляютъ русскiе священники и епископы. Потому-то надлежить русскихъ епископовъ взять въ руки такъ, чтобы они о нашихъ замыслахъ ничего не знали. За то священниковъ нужно такъ притеснять, чтобы они ничего не могли делать для блага и поддержанiя русской церкви. Съ русскими епископами нужно поступать такимъ образомъ: такъ какъ польские законы постановляютъ, что pyccкie епископы могутъ быть выбираемы лишь изъ шляхты, то надлежитъ назначать въ епископы только такихъ людей, которые имеютъ родственниковъ между римско-католиками или поляками. Чрезъ это русскiе епископы будутъ при жизни своей помогать своимъ родственникамъ — полякамъ, а по смерти ихъ все ихъ имущество перейдетъ въ руки поляковъ - ихъ наследниковъ. При томъ какъ мы, поляки, такъ и наши потомки не должны никоимъ образомъ позволять, чтобы pyccкie епископы были допущены въ сенатъ. Если pyccкie епископы не будутъ заседать въ польскомъ сенате, то русская Церковь не будетъ иметь никакого значенiя, ибо ея епископы не будутъ иметь случая завязать дружбу съ высшими сановниками польской державы, а также не узнаютъ о нашихъ замыслахъ касательно истреблеиiя русской церкви и народности.

    6. Все наши польскiе епископы должны приложить всякое старанiе къ тому, чтобы pyccкie епископы были имъ подчинены, т.е. почитались за викарiевъ полъскихъ епископовъ и были отъ последнихъ въ зависимости. Такимъ образомъ польскiе епископы и каноники будутъ иметь право наблюдать и ревизовать русское духовенство и карать его за всякie проступки. Если до этого дойдетъ дело, то русскie епископы утратятъ всякое значенiе и силу и не будутъ въ состоянiи противодействовать работе польскихъ епископовъ, и тогда русскому народу будетъ легче отступить отъ своихъ церковныхъ обрядовъ и обычаевъ.

    7. Teперешнie pyccкie священники не имеютъ никакого образованiя, ибо они ничему не учились и ничего не знаютъ. Если они всегда будутъ въ такомъ состоянiи невежества и темноты, то это будетъ намъ, полякамъ, на руку. Pyccкie священники, какъ простые необразованные и ничего не знающее люди, не узнаютъ о томъ, когда и какъ возникла русская церковь и ея богослуженiе, и почему русскiй народъ имеетъ свое особое богослуженiе. А если сами pyccкie священники не будутъ знать объ этомъ, то, конечно, не научатъ и свой русскiй народъ тому, что русская церковь происходитъ от святыхъ отцевъ восточной или греческой Церкви, что pyccкie церковные обряды не языческiе, что они не рознятся отъ обрядовъ римско-католической церкви. Если же руескiй народъ не будетъ объ этомъ знать, то онъ не будетъ въ состоянiи противиться изгнанiю русскаго богослуженiя изъ церквей, потому что не на что будетъ ему опереться въ такомъ сопротивленiи. Чтобы русскихъ священниковъ удержать въ такой темноте и такомъ невежестве, какiя намъ, полякамъ, весьма потребны, нужно ихъ держать въ томъ убожестве, въ той бедности, въ какой они теперь находятся. А чтобы русскiе священники не вышли изъ настоящаго убожества, надо поступать такъ: прежде всего помещики一патроны, которые предоставляютъ священникамъ приходы, не должны давать новымъ священникамъ земли, чтобы вновь поставленный священникъ принужденъ былъ купить себе ту землю, которою владелъ его предместникъ. Такая продажа земли новому священнику не можетъ считаться симонiей. Хотя бы въ русскихъ приходахъ и были какiя- нибудь небольшiя полосы земли во владенiи русскихъ церквей и священниковъ, но и за эти земли помещики — патроны могутъ требовать отъ священниковъ себе платы. Если же русскому священнику придется при вступленiи на приходъ купить землю, то онъ долженъ будетъ наделать долговъ и попасть въ нужду, а тогда онъ не въ состоянiи будетъ покупать себе схизматическихъ книгъ (такъ называли и называютъ поляки наши церковныя книги, хотя бы оне были даже одобрены папами римскими) и, конечно, не сможетъ учиться и продолжать свое образование. Предоставляя (грамотою) русскому священнику приходъ, не следуетъ упоминать о техъ земляхъ, которыми онъ будетъ пользоваться чтобы потомъ другiе pyccкie свящ;енники не присвоили себе навсегда какихъ-либо правь на эти земли. Вообще не следуетъ отмечать въ предъявительной грамоте никакихъ правъ, которыми пользуется священникъ. Достаточно написать коротко:"я (такой-то) даю русскому священнику (такому-то) приходъ, увольняя его отъ несенiя барщины пешей и возовой". Такъ поступали наши славные предки, старые поляки, и потому они получали отъ священниковъ такую же пользу, какъ и отъ селянъ. Напр., они не позволяли православнымъ русскимъ священникамъ брать у кого-либо водку, кроме жида-арендатора, которому предоставлено было право отнять у священника пару воловъ въ качестве штрафа, если у него найдется водка, купленная на стороне. Православному русскому священнику позволено было молоть только въ одной определенной мельнице, а если онъ этого не исполнялъ, то жидъ-арендаторъ мельницы имелъ право обыскать кладовую священника и забрать изъ нея весь запасъ муки. Такими способами наши предки принудили многихъ православныхъ (схизматиковъ) къ принятiю yнiи, т.е. едненiя съ латинскою церковью; и если и мы будемъ употреблять эти средства въ отношенiи греко-католической церкви и ея священниковъ, то при помощи Божiей всехъ греко-католиковъ обратимъ въ латинскую веру. Нашему делу можетъ помочь и то, если мы запретимъ русскимъ свяшенникамъ много брать съ прихожанъ за требоисправленiе. Наши экономы и управители именiй должны, напр., призывать къ себе наследника умершаго мужика и назначить ему, сколько онъ долженъ заплатить за погребенiе. Если бы священникъ не захотелъ принять отъ мужика той платы за погребенiе, каковую назначилъ экономъ или управитель, то громада должна отнести тело умершаго въ домъ священника и тамъ оставить его. Точно также помещикъ долженъ назначать священнику таксу за совершенiе всехъ другихъ церковныхъ требъ. Черезъ это pyccкie священнику не будутъ позволять себе брать съ крестьянъ высокую плату, принуждены будутъ оставаться въ бедности, такъ что не будутъ иметь ни приличной одежды, ни потребныхъ для образованiя книжекъ, ни денегъ, необходимыхъ для воспитанiя детей, которыхъ волей-неволей будутъ учить хозяйству, чтобы потомъ они стали хлебопашцами и несли барщину, какъ все мужики. Въ польскомъ сейме надлежитъ провести, чтобы русскiе епископы приказали своимъ сельскимъ священникамъ держаться при требоисправленiи той таксы, какую назначатъ имъ польскiе бискупы. Такимъ образомъ русскiй священникъ всегда будетъ въ бедности, а русскiе холопы, когда увидятъ, что мы для ихъ добра приказываемъ священникамъ держаться самихъ низкихъ таксъ при церковныхъ требахъ, будутъ смотреть на насъ, какъ на своихъ пpiятелей и защитниковъ, а своихъ поповъ станутъ ненавидеть, не будутъ имъ верить и со временемъ покинутъ свою церковь.

    8. Семья русскаго священника должна быть подвластна помещику такъ же, какъ и семья мужика. За самую малую провинность надлежитъ членовъ семьи русскаго священника сильно наказывать, чтобы такимъ способомъ унизить священника въ глазахъ народа, а такъ унижаемый священникъ потеряетъ всякое значенiе у людей. Также надлежитъ всюду объявить, что изъ поповскихъ сыновей только одинъ, который имеетъ занять место священника после отца, можетъ быть освобожденъ изъ подъ власти помещика, другiя же дети русскаго священника должны считаться подчиненными помещику; имъ должно быть запрещено, какъ и холопамъ, жить въ вольныхъ городахъ и безъ позволенiя помещика переходить изъ одного места въ другое. Если бы однако попы и поповичи узнали о томъ, что они вопреки постановленлямъ закона считаются подчиненными помещику, то мы должны позаботиться объ изданiи такого закона, что сыновья священниковъ, которые нехорошо учатся, должны навсегда остаться въ подчиненiи у пановъ. А чтобы священническiя дети не хорошо учились въ школахъ, сыновья шляхтичей, которые будутъ учиться вместе съ ними, должны преследовать и докучать поповичамъ. А какъ это докучать поповичамъ въ школе, об этомъ скажутъ имъ ихъ родители и учителя. Если сыновья русскихъ священниковъ будутъ ходить въ школы вместе съ шляхтичами, которые обыкновенно бываютъ въ молодости распущенными, то эти шляхтичи вcе свои провинности могутъ сваливать на поповичей. Кроме того, поповичи, которые будутъ учиться вместе съ шляхтичами въ польской школе, легко могугъ ополячиться въ школахъ, а по выходе изъ школы будутъ учить pyсскiй народъ тому, что римско-католическое вероисповеданiе лучше греко- католическаго (унiатскаго), такъ что съ теченiемъ времени они могутъ обратить русскiй народъ къ латинской Церкви.

    9. Если бы однако (чему трудно поверить) русскiй народъ достигъ необходимаго образованiя, то надлежитъ поступать съ нимъ следующимъ образомъ. Техъ, которые желаютъ принять священство, нужно склонять къ тому, чтобы они приняли его въ состоянiи безбрачiя. Такихъ безбрачныхъ русскихъ священниковъ следуетъ отличать отъ другихъ, давая имъ разныя преимущества, увеличивая ихъ доходы и т.д. Если такимъ образомъ удастся увеличить число безбрачныхъ русскихъ священниковъ, то они, за неименiемъ детей, не будутъ оставлять наследниковъ, — и тогда русскихъ приходовъ нельзя будетъ замещать русскими священниками. Если же сыновьямъ холоповъ не позволено будетъ поступать въ священники, поповскихъ детей будетъ меньше или даже совсемъ не будетъ, а русская шляхта вследствiе крайней бедности не въ состоянiи будетъ готовить своихъ сыновей для священническаго служенiя, то мы будемъ замещать русскiе приходы римско-католическими священниками, а последнiе уже обратятъ русскихъ прихожанъ въ римско-католическую веру.

    10. Изъ простого народа наиболее тверды въ своей вере pyccкie люди, которые грамотны. Они пользуются наибольшимъ влiянiемъ на всехъ другихъ. Если мы устранимъ причины этой твердости то последняя сама собою исчезнетъ. Въ этомъ отношенiи мы, поляки, легко можемъ помочь себе, если запретимъ дьякамъ учить мужицкихъ детей русской грамоте. Если руссшй холопъ неграмотенъ, то онъ не будетъ оставлять своего пана и не станетъ убегать въ далекую сторону, где можно найти свободу. Въ последнее время действительно грамотные мужики убегаютъ изъ родныхъ местъ и ищутъ себе свободы въ чужой стороне. На это жалуется галицкая, волынская, брацлавская и подольская польская шляхта. А если экономамъ и управителямъ помещичьихъ именiй будетъ приказано, чтобы мужицкiя дети брались за плугъ, а не за книжку, то мужики не только не будутъ такъ твердо держаться своей веры и своей Церкви, но, какъ безграмотные, и не будутъ убегать изъ своихъ селъ, и, следовательно, не будутъ уменьшать рабочей силы помещиковъ.

    11. Чтобы въ свое время легче можно было все русское высмеивать и унижать, необходимо собрать и описать все те непристойности, какiя замечаются въ обычаяхъ русскаго народа. Необходимо также собрать оскорбительныя русскiя слона и выходки противъ римско-католической церкви, равно и всевозможный скверныя исторiи съ попами. При помощи такого сборника можно будетъ довести до широкихъ круговъ общества, что поляки имеютъ основательную причину для истребленiя русскаго народа. Если бы нельзя было найти правдивыхъ случаевъ, которыми можно было бы воспользоваться для указаннаго сборника, то следуетъ выдумать различный басни, приписать ихъ русскимъ попамъ,даже изложить ихъ по-русски, представить какъ правдивую исторiю изъ древнейшихъ временъ, всюду распространять и указывать на то, что эти басни идутъ отъ очевидцевъ и что оне имеютъ своею целью униженie поляковъ и ихъ веры. Если такiя басни будутъ распространены, какъ правдивая исторiя, то русское духовенство навлечетъ на себя ненависть всего света и потомъ можно будетъ возбудить противъ него всехъ польско-латинскихъ ксендзовъ, полъскихъ сенаторовъ и шляхтичей и темъ ускорить истребленiе греко-католической веры, какъ такой, духовенство которой ненавидитъ все латинское и польское.

    12. После такихъ постепенныхъ, умеренно проводимыхъ приготовленiй къ совершенному истребленiю греко-католической веры и русской народности, дело обращенiя русскаго народа въ римо-католиче- ство нужно начать съ техъ областей, где живетъ больше латинянъ, чемъ греко-католиковъ (унiатовъ). Русскихъ священниковъ въ этихъ областяхъ следуетъ обвинять въ томъ, что они ведутъ развратную жизнь, портятъ нравственность, не прiобщаютъ своихъ пасомыхъ св. Таинъ, не наставляютъ ихъ въ христiанской вере, сами ничего не знаютъ и т.п. Такимъ образомъ, можно будетъ посредствомъ обмана и хитрости склонить русскiй народъ къ отступленiю отъ своей Церкви. А когда это будетъ достигнуто въ техъ сторонахъ, где pyccкie живутъ въ меньшинстве, тогда легко будетъ провести то же самое въ местахъ, где русскiй народъ живетъ въ большинстве: тогда римско-католическая церковь разцвететъ по всемъ русскимъ городамъ и селамъ.

    Такъ какъ жители Украйны, Подолiи и Волыни (о Червоной или Галицкой Руси авторъ не упоминаетъ потому, что она въ то время уже не обнаруживала почти никакого сопротивления ополяченiю) могутъ производить возмущенiе противъ Польши для защиты своей веры, то упрямыхъ бунтовщиковъ надлежало бы отдавать татарамъ въ неволю, если только ихъ нельзя будетъ обратить въ латинство, а самое возмущенiе подавлять вооруженною силою польскаго войска. Въ томъ случай, когда упрямые русскie люди будутъ отданы въ татарскую неволю, на ихъ месте надлежитъ поселять мазуровъ ). Чтобы московское царство вступилось за русскiй народъ греко-католической веры, на это нельзя надеяться, такъ какъ все знаютъ, что москаль больше ненавидитъ русскаго греко-католика чемъ римско-католическаго поляка, и что онъ поэтому радъ бы видеть русскаго греко- католика въ наибольшей нужде, ибо этотъ русскiй отступилъ отъ православiя. Но даже въ томъ случае, если- бы Pocciя вступилась за русскихъ греко-католиковъ, мы, поляки, все таки можемъ сделать русскiй народъ безвреднымъ, если станемъ употреблять противъ него указанныя средства. Посл еднiя сделаютъ то, что со временемъ все жители польскаго королевства перейдутъ въ римско-католическую веру, и тогда во всей польской державе будетъ согласiе, единство и взаимная любовь; тогда будетъ Польша могущественна и грозна для соседей, а римско-католическая вера развернется на пространстве обширнейшаго края. Однимъ словомъ, тогда нашей Польше не будетъ угрожать никакая опасность.

    Наконецъ, следуетъ обратить вниманiе еще и на то, что если бы pyccкiй народъ остался при своей и Церкви, и если бы онъ со временемъ возвратился изъ греко-католической веры въ православную, то это могло бы послужить къ распадению польской державы. Но если бы намъ удалось всехъ русскихъ греко- католиковь сделать римско-католиками, то Россiя потеряла бы всю надежду на захватъ русскихъ областей, находящихся подъ властью Польши, а русскiй народъ, принявъ римско-католичество, тесно соединился бы съ поляками и вместе съ ними выступим бы, какъ врагъ, противъ Россiи. Итакъ, Господи Боже, помоги намъ! Аминь".

    Этотъ "Проектъ истребленiя Руси" обнародованъ въ книжке немецкаго ученаго Ф. I. Екля, напечатанной въ 1803 году въ подъ заглавiемъ "государственныя перемены въ Польше". Въ третьей части этой книги, на стр. 132, говорится, что этотъ пресловутый "Проектъ" быль внесенъ въ 1717 г. въ польскiq сеймъ и находится въ Варшавскихъ актахъ. Напечатанъ былъ этотъ "Проектъ" также и въ другихъ историческихъ изданiяхъ, какъ документъ, котораго до настоящаго времени никто не смелъ и нс смеетъ назвать вымысломъ или баснею. Въ такомъ же самомъ духе, какъ приведенный "Проектъ истребленiя Руси", появилось въ 1781 г. (уже после перваго раздала Польши) предложенiе польской шляхты изъ русскихъ областей темъ шляхтичамъ, которые въ этомъ году собирались на польскiе сеймики, а затемъ на большой сеймъ. Въ этомъ предложенiи отъ польскихъ сеймовъ требуется, чтобы они переменили греко-католическую веру на римско-католическую и совершенно вытеснили русскую церковь изъ русскихъ областей, "потому что этимъ способомъ (!) можно будетъ вывести русскiй народъ изъ нужды". А чтобы упрочить положенiе латинскихъ ксендзовъ въ русскихъ селахъ, составители предложенiя советуютъ продать имущества русскихъ епископовъ, а ту землю, которою пользовались pyccкie приходскiе священники и которой было очень мало, употребить на огороды для ксендзовъ.

    Къ счастiю, Польша распалась, и все эти дикiе и варварскiе замыслы польскихъ политиковъ не могли быть введены въ жизнь. Но за то исполнилось то, чего польскiе политики наибольше боялись, а именно: большая часть русскихъ земель и русскаго народа, находившагося въ польской неволе, ,безъ кровопролитiя перешли подъ власть русскаго царя, и въ короткое время народъ этотъ возвратился въ православную веру. Польскiе политики еще и под владычествомъ Россiи продолжали сердечно пещись о греко-католической (унiатской) церкви, но русскiй народъ, желая избавиться отъ этой непрошенной польской опеки и остаться русскимъ, покинулъ церковную унiю (т.е. союзъ съ католичествомъ) и снова обратился къ православной вере. Ныне уже польскiе политики потеряли всякую надежду на ополяченiе русскаго народа. Но все таки и теперь они еще не перестаютъ заботиться о немъ по-своему и рады бы по крайней довести его до того, чтобы онъ не признавалъ себя по языку родственнымъ велико- россамъ, а употреблялъ въ разговоре и письме такiя слова и выраженiя, какiя онъ употребляетъ дома, т.е. наполовину польскiя, вынесенныя изъ польской неволи.

    Равнымъ образомъ и галицко - русскiй народъ польскiе политики стараются держать въ своей непрошенной опеке. Прежде они старались о томъ, чтобы не допустить галицкаго языка и письма въ школы и суды, а ныне, когда это имъ не удалось, хотятъ доказать, что этотъ языкъ и это письмо чемъ- то отличается отъ великорусскаго, или "московскаго". А какъ сильно боятся польские политики, чтобы галицко - русскiй народъ не принялъ православной веры, видно изъ того? что въ 1882 г. они старались обвинить просветителя Галицкой Руси бл. памяти о. Iоанна Наумовича въ государственной измене за то, что онъ посоветовалъ крестьянамъ с. Гниличокъ принять пpaвославie.

    Опека польскихъ политиковъ даетъ себя чувствовать галичанамъ въ школахъ, при всякихъ выборахъ и т.п. Но и въ Галицiи польскiе политики потеряли уже надежду на то, что смогутъ галичанъ ополячить и подорвать значенiе русской Церкви. Правда, теперь они всюду вводятъ польскiй языкъ и въ русскихъ селахъ строятъ польскiе костелы и каплички (часовни), чтобы завлекать туда pyccкiй народъ; но все это не принесетъ имъ никакой пользы, потому что pyccкiй народъ въ Галицiи становится съ каждымъ днемъ разумнее и онъ никогда въ свете не даетъ ополячить себя и свою церковь, а останется до конца мipa темъ, чемъ его Господь Богъ сотворилъ, т. е. русскимъ народомъ.

    Кiевъ. Типография С. В. Кульженко. Ново-Елисавет. у, соб. д. №4. 1902
    Марков Осип Андреевич

    Примечание

    Киев. Тип. С.В.Кульженко при Ново-Елисаветинскм успенском соборе. 1902г.. 58с. Твёрдый переплёт, слегка увеличенный формат. Библиографическая редкость!

    Марков Осип Андреевич публицист и писатель-патриот в своей статье, на основании исторических документов, описывает жестокие преследования, которым подвергался русский народ от поляков и польского правительства (во время его владычества) и иудеев, о насильственной полонизации и окатоличивании русских, украинцев, беларусов на западных окраинах Российской империи....Родился в Грушеве Дрогобычского уезда в крестьянской семье.

    После окончания народного училища в родном селе, учился в Дрогобычской гимназии. В университет не поступил, 20-ти лет стал работать в типографии, основанной в Коломые Федором и Михаилом Белоусами. Затем переселился во Львов, где обнаружил большие организаторские способности. Он был редактором "Пролома" (1881-1882), "Нового Пролома" (1883-1887), Червонной Руси" (1887- 1891), "Галицкой Руси" (1891-1892) и "Галичанина" (1893-1909).

    Осип Марков был замечательным журналистом. В 1882 году он был арестован. На суде вел себя достойно, спокойно и как народный герой так смело, что даже присяжные судьи польской и еврейской народности оказывали ему почтение и признательность. Об этом процессе он написал большой исторический очерк п. з. "Большой русский политический процесс в 1882 "Русский Календарь" (Львов, 1908). Умер в1909г. похоронен во Львове.

    Сноски

    1. Dzieje Litwy i Rusi Лелевеля.
    2. Wiadomosci о miescie Jaroslawiu. Сархшнскаго.
    3. Даугошъ; Холинецкiй, Крамеръ и др.
    4. Другъ Народа", 1837 г. № 36.
    5. Мазуры - польскоoe населенiе прусской Мазурiи (южн. часть прусской провинцiи Гумбинненъ и южнаго округа провинцiи Кенигсбергъ) и русской Мазовiи (Мазовецкая губернiя существовала до 1844 г., когда она вместе съ Калишской губ. составила губ. Варшавскую); pyccкie мазуры — католики (слывутъ самыми гордыми изъ поляковъ и более другихъ сохранили старинные польскiе нравы.

    фото

    Источник — http://asvorobey.livejournal.com/

    Просмотров: счетчик посещений | Добавил: providenie | Рейтинг: 100.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 109

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник http://providenie.narod.ru/
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году