Поиск

Навигация
  •     Архив сайта
  •     Мастерская "Провидѣніе"
  •     Добавить новость
  •     Подписка на новости
  •     Регистрация
  •     Кто нас сегодня посетил

Колонка новостей

Чат
фото

Ваше время


Православие.Ru

Видео - Медиа
фото

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Форма входа

Помощь нашему сайту!
рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001400500447
( Провидѣніе )

Не оскудеет рука дающего


Главная » 2009 » Июнь » 09 » • Чёрная Сотня и Красная Сотня •
19:20
• Чёрная Сотня и Красная Сотня •
 

providenie.narod.ru

 
фото
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня
  • Парадоксы истории
  • Государство
  • Яд либерализма
  • Революционный террор
  • Народный отпор террористам
  • Преследования защитников России
  • Революция сверху или разрушение ГБ
  • На пороге катастрофы
  • Катастрофа
  • Самодержавие
  • Семитизм и антисемитизм
  • Контрреволюция раньше революции
  • Фашистская идея избранной нации
  • От Басаврюка к Гайдару
  • Для чего демократы принялись разоблачать Соввласть?
  • Роль иудеев в большевистской революции
  • Чем отличается демократический террор от большевистского?
  • Кавказцы как иностранный легион современного большевизма
  • Бнай-Брит одобряет деятельность Сталинского правительства
  • Начало 30-х: в России - пятилетка безбожия
  • Откуда взялся миф о преследовании евреев в СССР?
  • Разоблачение мифа о бедственном положении евреев
  • Бнай-Брит в СССР и России
  • Грустные размышления о «красно-коричневых»
  • Чёрная Сотня и Красная Сотня

    «Молим вас, русские люди!
    Подавайте, пока не поздно, голос земли Русской!»
     «Жидо-масоны подняли такой гвалт, что правительство, не
    слыша голоса подлинного народа русского, не видя себе
    нравственной поддержки от русских людей, стало колебаться и
    может уступить наглым вожделениям врагов»
     
     Из окружного послания» Союза Русского Народа к русским
    людям от октября 1915 г.
    «...Союз Русского Народа — единственная политическая партия
    в России, имеет соприкосновение о действительною массою
    простого, серого люда. Вот в чем кроется и действительная сила
    Союза, и его живучесть... С религией и верой в монархию шутить
                                                                                нельзя».
    Из документов департамента полиции 1909 г.

     

    Если мы посмотрим на русскую жизнь начала века, то обнаружим много удивительного и непонятного. В стране существовало более десятка политических партий. «Запрещенные» социал-демократы легально заседали в Государственной Думе, а представители партий порядка и поддержки правительства не могли попасть в Думу. Революционных боевиков, если они не попадались на месте убийства полицейского или городового, отпускали с миром. Убийцы министров бежали с каторги и через несколько недель  пили кофе на берегу Женевского озера. Политические ссыльные ехали в Сибирь за свой счет, а сопровождавшие их жандармы исполняли роль лакеев, бегали покупать продукты охраняемым и только что не отгоняли мух от спящих злодеев. Ниспровергатели строя печатались в легальных органах печати и тут же обвиняли строй в жуткой деспотии. Ссыльным выдавалось жалование, дворянам — офицерское, остальным — солдатское. Ссыльные расширяли кругозор и писали политические трактаты о том, как режим погряз в жестокости и лжи, из чего следовало, что сами пишущие к этим двум порокам отношения не имеют.

    Выступающие в Думе требовали отменить смертную казнь за убийство полицейских, губернаторов и городовых, как, впрочем, и министров, и горячо приветствовали сообщения о новых убийствах. Премьер-министр на оскорбления требовал сатисфакции, то бишь звал к барьеру обидчика по образу Евгения Онегина и Ленского. Начиная с 1905 г. ежедневно социалисты убивали от 10 до 18 человек решительно ни в чем не повинных людей, часто просто прохожих, а либералы-интеллигенты обвиняли правительство в жестокости за то, что оно наказывает убийц.

    Депутаты получали за свои призывы свергнуть правительство от этого же правительства 10 рублей в день, то есть по курсу 1985 г. минимум 400. Газеты и журналы той поры в большинстве своем напоминают сегодняшние. Так и кажется, что их редакторы и авторы статей прошли курс марксистско-ленинских «наук». Слова «царизм» и «самодержавие» сочетались со словами «отсталый» и «реакционный», «помещик» был не иначе как «крепостником». Лекции по марксисткой политэкономии читались в Политехнической музее Москвы. Цензуры на экономическое учения в России не было, так как они считались по наивности или недомыслию тех лет просто прикладными к народному хозяйству науками.

    В стране существовала паспортная система. Но для того чтобы получить паспорт, приехавшему в 1906 г. в Петербург журналисту и врагу полиции В. Л. Бурцеву понадобилось всего 15 минут. Этот грозный документ был заполнен в участке со слов самого беспаспортного врага режима. Поездка в Париж, Берлин и любую страну была обыденна для любого гражданина «деспотической» России. Иностранцы очень любили сами ездить к нам и приезжали десятками тысяч. Валюта была, но только одна — рубль. Финансовое состояние России в начала века было самым устойчивым в мире. Золотое содержание рубля росло даже во время войны с Японией. Сама война, стоившая России около 2,5 миллионов рублей, для внутренней жизни империи шла незаметно. Налоги выросли лишь на 5%.

    В то время как пресса, преимущественно либерально-еврейская, не переставала причитать о застое и реакции, личные доходы граждан — рабочих, крестьян, мелких служащих — выросли за двадцать лет почти в шесть раз. Государственный бюджет за это время — в три раза. В 1905 г. была построена Сибирская железная дорога, связавшая Москву с Владивостоком. Протяженность железных дорог за двадцать лет — с 1894 по 1914 — увеличилась в два раза. В кратных размерах увеличилась добыча угля, меди, выплавка чугуна и стали. Русские товары на Дальнем Востоке вытесняли японские и английские, как вследствие более высокого качества, так и по причине дешевизны. Русские ткани вообще не знали конкуренции ни по качеству, ни по цене, ни по красоте.

    Благодаря поддержке правительства в стране с начала века быстро пошло в гору кооперативное движение, особенно на селе. Русские императорские университеты готовили лучшие кадры в мире. Западноевропейцы делали печальные прогнозы относительно будущности своих стран. Простейшие экономические расчеты показывали, что к 30-м гг. Россия будет безусловно доминировать над всей Европой. За двадцать лет численность русских за счет естественного прироста увеличилась более чем на 50 миллионов человек. Даже если бы мы не знали ничего, кроме этой цифры, и то могли сказать, что жизнь в стране была свободной, достаточно сытной, а в завтрашний день человек смотрел уверенно.

    Деревня благодаря реформам, проводимым по личной инициативе Царя, освобождалась от гнета общинного землевладения, приобретала новые орудия труда. Сбор хлеба увеличился за те же двадцать лет в два раза.

    Но... поднимающееся русское государство ждали суровые испытания. Чиновная администрация уже давно тяготела к общей всем либералам культуре, она искала наслаждений и ни во что не верила. Именно правительство России вело страну под гильотину всеобщего разрушения. Одни и те же школы и университеты готовили и чиновную интеллигенцию, и интеллигенцию революционную. У обеих были одни и те же кумиры. И те и другие боялись ими же самими выдуманных обзывалок — «реакция», «обскурант», «пережиток прошлого». Имея общий язык с леворадикалами, правительство очень скоро оказалось у них в плену. Боясь ярлыков, правительство, бесконечно отступая, дошло до Думы, где было разрешено на государственные деньги вести агитацию против государства.

    Но самым страшным было то, что возобновились убийства состоящих при должности лиц — городовых, министров, губернаторов, полицейских, даже простых солдат. Правительство, следуя за мнением «гуманного, интеллигентного общества», восприняло эти акты бандитизма чуть ли не как справедливое и должное возмездие своим же слугам за какие-то их грехи: зря по убьют. Витте, премьер-министр страны в 1906 г., просто считал убийц-революционеров героями, а сами убийства чем-то вроде спорта (см. С. Ю. Витте. «Воспоминания», т. 3, с. 43).

    С началом века началась та путаница понятий, которая сопровождает нас все последующие годы. Возникли ругательные термины: «черносотенец», «погромщик», «националист». Казалось бы, погромщиками следовало назвать тех, кто громил народ, его обычаи и культуру. Но леворадикалы, для которых характерна тактика перевертышей, все своя пороки приписывали другим.

    Русская жизнь не может быть понятна без учета того, что в среде интеллигенции тон задавали евреи и полукровки — русско-еврейские, польско-еврейские. Из их среды шло особое неприятие коренных начал русского народа. С помощью денег евреи легко получали дворянство и приобщались к высшему обществу. Эта среда, крикливая, самоуверенная, легко схватывающая вещи по формальному признаку и неспособная проникнуть в глубь предмета, была склонна конструировать идеологические схемы-псевдоистории с крайним упрощением (Бердяев, Милюков и др.), заниматься конструированием схем улучшенного будущего, в котором себя видела вершительницей судеб. Народ русский был для этих людей чужд по всему своему складу. Отсюда такая жестокость даже в теориях. Отсюда и ставка в бунте и терроре на неоперившуюся молодежь, необразованную, но уже обозленную теориями классовой борьбы.

    В 1905 г. вслед за «булыгинским» манифестом от 18 февраля, а затем манифестом от 17 октября Царь создает в стране парламентское правление. Власть постепенно переходит в руки разрушителей Русского национального государства.

    В 1905 г. массы народа выходят на улицы. С одной стороны леворадикалы, с другой — возмущенные русские люди. В октябре 1905 г. почти во всех городах России произошли столкновения. Боевики из Бунда, из числа социал-демократов и эсеров были разбиты, и тут же нашли виновных. Раздались крики: «Караул, черносотенцы! Полиция, куда смотрит полиция!» С этого времени пошли и вопли о еврейских погромах. Откуда вдруг такая связь? Революция русская, а погромы еврейские? Про погромы кричали даже в тех городах, где никогда не проживали компактные массы еврейского населения (Ярославль, Кострома, Вологда и др.).

    Вначале власти растерялись, полиция исчезла с улиц, а губернаторы во многих местах сами приветствовали социалистов (Москва, Уфа, Казань, Иркутск). На Юге же эта так называемая революция приняла форму погрома русской совести и чести. И тогда, именно потому, что власть растерялась, народ и смог взять дело спасения отчизны в свои руки. Это был стихийный акт самообороны. Как за три века до того, в смутное время, народ поднимался во имя спасения нации.

    Первой правой национальной организацией стало Русское Собрание, возникшее в конце 1900 г. Его устав был утвержден 26 января 1901 г. Задачи его определялись уставом следующим образом: «Ознакомить общество со всем, что сделано важного и своеобразного русскими людьми во всех областях научного и художественного творчества».

    Поначалу деятели Русского Собрания сосредоточили свое внимание на проведении вечеров по истории русской культуры. Его первыми учредителями стали 120 человек. Среди них мы видим тех, кто в последующем встал в ряды бойцов с революционной анархией.

    Общество управлялось Советом из 18 человек: романист кн. Д. Голицын, кн. Шаховской, граф Апраксин, кн. Куракин, помещики Кашкаров, Чемодуров, епископ Серафим, редактор первой газеты «Свет» Комаров, постоянно вызывавший раздражение либеральной печати, присяжный поверенный П. Ф. Булацель, замечательный публицист, впоследствии редактор «Русского Гражданина», расстрелянный после революции, проф. Б. Никольский, так же как и Булацель ставший создателем Союза Русского Народа, В. Величко, человек, глубоко преданный русской национальной идее, В. М. Пуришкевич, один из наиболее известных думских деятелей, создатель Русского народного Союза имени Михаила Архангела (1908 г.), генерал Мордвинов, артист императорских театров К. Варламов.

    Конечно, в настоящем хаосе красного бунта, клеветы на русскую историю, на саму Церковь и царя Русское Собрание не могло удержаться на академическом уровне хладнокровного исследования прошлого и литературных беседах. Его собрания быстро приобретают политическую направленность.

    По мере углубления разрушительного хаоса в стране Собрание собирается все чаще и выступления ораторов приобретают полемический характер. В рядах Русского Собрания были сосредоточены лучшие интеллектуальные силы страны. В больших городах та интеллектуальная элита, которая исповедовала принцип «православия, самодержавия и народности» постепенно объединялась в местные отделения. Интерес к русской истории и культуре привей к желанию защищать эту историю и культуру.

    В 1902 г. отдел Русского Собрания открывается в Харькове по инициативе проф. местного, университета А. С. Вязигина. Вскоре он начинает издавать ежемесячный журнал «Мирный труд» и различные популярные брошюры из серии «Что необходимо знать каждому русскому человеку». В 1904 г. Отделения Р. С. возникают в Киеве, Варшаве, Казани, Перми, Вильне и др. городах. Эти отделы становятся первыми организованными центрами будущих правых партий. В конце 1904 г. благодаря активности члена правления Русского Собрания Б. Никольского в Петербургском университете создается первое монархическое объединение — Кружок русских студентов. Славянофильское учение имело к тому времени немало приверженцев среди молодежи и преподавателей учебных заведений. Таким образом, был положен конец красному террору среди студентов. который так сильно мешал учиться и вовлекал студентов в бесконечные забастовки неизвестно ради чего и зачем. Было положено начало правым студенческим организациям, получившим название «академистов». Если бы правительство чувствовало всю трагичность положения в стране, оно несомненно поддержало бы студентов правого направления и движение стало бы твердой опорой самодержавия. Молодежь монархическая в то время еще была. Один из активных деятелей Союза Русского Народа В. П. Соколов вспоминал о событиях 1905 г., когда он был студентом: «Во время октябрьской смуты я принял участие в организации Союза возрождения России, кружка, составлявшегося из профессоров и студентов высших учебных заведений, сторонников учения славянофилов».

    В 1907 г. Русское Собрание открывает в Петербурге собственную гимназию для детей от русских родителей. В это время общество издает брошюры историк-патриотического содержания. Еще одной очень важной темой в Р. С. становится борьба с алкоголизмом и создание обществ трезвости.

    Наибольшей активностью среди отделов Р. С. отличается Одесский отдел, в котором председательствует Б. Пеликан. Он издает монархическую газету «Русская Речь». Газета с первого дня своего издания выделялась своей непримиримостью к «жидо-масонам и их союзникам — красным». Газета не раз подвергалась административным преследованиям за критику властей.

    В декабре 1904 г., когда в стране при прямом попустительстве прекраснодушного министра внутренних дел П. Д. Святополк-Мирского в столице нарастали беспорядки и власть делала вид, что ее ничто не касается, когда уже готовилась гапоновская манифестация к Зимнему дворцу, Р. С. направило к царю депутацию с адресом, в которою в частности говорилось:

    «Русское Собрание возникло в те дни, когда обозначилась в русских людях необходимость сплотиться ради мирной работы и духовного противодействия чуждым нашему отечественному укладу течениям... В духовном единении со всеми истинно русскими людьми Русское Собрание знает, что мощь нашей Родины зиждется на нераздельных святынях православия и народности... Мощь России в укреплении русского духа».

    Царь принял депутацию благосклонно и пожелал Р. С. «дальнейшего развития».

    В то время быть правым, быть консерватором и монархистом уже значило быть героем. На либеральный террор «власть Хама» в 1906 г. жаловался даже Мережковский. Когда вся печать была враждебна этим началам и глумилась над ними как только ей хотелось, выражать правые взгляды значило наверняка удостоиться эпитетов «реакционера», «прислужника охранки», «жалкого холуя» и т. д. Одна из немногих правых газет в Москве того времени «Московские Ведомости», издаваемые В. А. Грингмутом, писала о Русском Собрании, что его деятельность звучит «резким диссонансом в прогрессивном концерте».

    В ноябре 1905 г. Р. С. публикует свою избирательную программу, легшую в основу многих других правых организаций. Как известно, манифест 17 октября 1905 г. левые либеральные круги восприняли как ограничение самодержавия и введение конституционной монархии. Правые не признали такой трактовки и настаивали на том, чтобы самодержавие осталось, как и было встарь, неограниченных. Из пунктов программы наиболее характерны следующие:

    «§ 1. Православная Церковь должна сохранить в России господствующее положение... Голос ее должен быть выслушиваем законодательной властью в важнейших государственных вопросах.

    § 2. Царское Самодержавие должно основываться на постоянном единении Царя с народом.

    § 3. Самодержавный Царь не тождествен в глазах русского народа с правительством, и последнее несет на себе ответственность за всякую политику, вредную православию, царскому самодержавию и русскому народу.

    § 8. Племенные вопросы в России должны разрешаться сообразно готовности отдельной народности служить России и русскому народу в достижении общегосударственных задач... Все попытки к расчленению России под каким бы то ни было видом не должны быть допускаемы.

    § 9. Еврейский вопрос должен быть разрешен законами и мерами управления особо от других племенных вопросов в виду продолжающейся стихийной враждебности еврейства к христианству и нееврейским национальностям и стремлений евреев к всемирному господству.

    § 13. Верховным мерилом деятельности государственного управления под самодержавным Царем в единении Его с народом должно быть народное благо, причем государство, открывая достаточно простора для местного самоуправления, должно блюсти, чтобы это самоуправление нигде не клонилось к ущербу русских народных интересов религиозных, умственных, хозяйственных, правовых и политических».

    Родственными Русскому Собранию были другие монархические общества, возникшие в 1905 г. и принявшие эту программу. Это «Лига Московских патриотов», «Бессарабская патриотическая лига» П. Крушевана, «Общество националистов» Киева и Одессы, «Русское Вече» в Вильне, партия «Минин и Пожарский» в Нижнем Новгороде и многие другие.

    Русское Собрание издавало с 1903 г. «Известия Русского Собрания» (еженедельник), а также «Сельский Вестник», «Пахарь» и «Русское Дело» (оба под редакцией С. Шарапова), журнал «Мирный Труд» проф. Вязигина (в Харькове), «Русь православная и самодержавная» (в Казани), «Русский Листок», «Русская Речь» (в Одессе) а еще целый ряд других печатных органов, стоящих на тех же позициях.

    Все главные правые политические организации были созданы в промежуток с осени 1905 г. по лето 1908 г. Они создавались стихийно, как протест против бесчинства «краснофлажников», бандитских налетов на церкви, крестные ходы, на кощунственные глумления еврейских боевиков над святынями русского народа. Сионистский журнал на английском языке «Маккавей» в ноябре 1905 г. писал в статье «Еврейская революция» Якова де Хааса: «Революция в России — еврейская революция, ибо есть поворотный пункт в еврейской истории. Положение это вытекает из того обстоятельства, что Россия является отечеством приблизительно половины общего числа евреев, населяющих мир, и потому свержение деспотического правительства должно оказать огромное влияние на судьбы миллионов евреев, как живущих в России, так и тех многих тысяч, которые эмигрировали недавно в другие страны.

    Кроме того, революция в России — еврейская революция еще и потому, что евреи являются самыми активными революционерами в царской Империи».

    Ленин в разговоре с Дармшаттером, говоря о революции 17-го года, сказал, что большевики некогда на смогли бы победить, если бы в каждом российском городе и местечке не жили бы евреи, которые активно поддерживали большевиков (см. А. Дикий. «Евреи в России и СССР». См также «Воспоминания» Витте).

    Начиная с эпохи великих преобразований Александра II дворянство в значительной своей части становится либеральным и утверждается в мысли о благодетельности конституции и ограничения самодержавия. Во многих дворянских собраниях, клубах с той поры стало модно провозглашать тост за конституцию, республику и даже Царство Божие на земле под «священными» знаменами «свободы, равенства и братства». Фронда была всеобщей модой, и в салонах не много нашлось бы смельчаков защищать государственные устои Русского государства. Попытка Александра III увеличить количество дворян в земствах не делало их более правыми.

    И только когда в 1904 г. стали гореть усадьбы, когда разрывы бомб стали постоянным аккомпанементом городской смуты, только тогда многие из дворян как бы на мгновенно увидели свое страшное будущее и содрогнулись в ужасе.

    За 1905-1906 гг. была сожжено и разграблено около 2000 усадеб. Там. где православие и приходская жизнь на селе оказались не в почете, там легла смертная тень первобытной одичалости. Грабили, разбирали по бревнышкам. тащили нужное и ненужное, ломали и гадили под воздействием пропаганды «сознательных товарищей» — эсдеков и эсеров. Ломали даже больницы, тащили из-под больных тюфяки. Торопились побольше нахапать. Социалистическая пропаганда, так популярно объяснившая, что Бога нет и что все богатство есть плод воровства и грабежа богатыми бедных, пускали глубокие корни и в самом крестьянстве.

    В декабре 1905 г. началась стрельба на улицах Москвы. Террористы, вдохновляемые «мудрыми» указаниями своих вождей, стреляли из-за угла, из подворотни в большие скопления солдат и тут же бежали через проходные дворы. Расчет был на то, что солдаты, открыв ответный огонь, будут убивать мирных жителей, в результате поднимется возмущение войсками и население присоединится к восставшим.

    На востоке страны весь Сибирский путь оказался в руках восставших. В Чите была провозглашена Красная республика. Но именно в самый разгар красного бунта впервые на сцену выходит народ. Начинаются стычки между народом и революционными «сознательными товарищами». Начальство растерялось, многие заранее решили, что бунт победит и нужно не раздражать победителей. В Уфе губернатор сам ходил с красным флагом по улицам. В Чите губернатор называл социалистов «партией порядка». В Москве генерал-губернатор П. П. Дурново держал приветственную речь перед демонстрантами с красными знаменами и лозунгами «Долой самодержавие!». Но одновременно в народе поднималась волна гнева и возмущения местечковыми революционерами, открыто глумившимися над всем, что дорого русскому человеку. Те демонстративно ломали кресты, топтали их ногами, плевали на иконы, выкалывали глаза царю на портретах.

    Столкновения прошли в Нежине, в Томске, где многочисленная толпа загнала революционных манифестантов в здание театра, и когда оттуда раздались выстрелы, театр был подожжен. Столкновения произошли в Уфе, Саратове, Ростове-на-Дону. В Казани, где губернатор вовсе растерялся и обещал восставшим разоружить полицию и вывести войска из города, только сам народ подавил смуту. Такие же столкновения произошли в Ярославле и Полтаве, Шуе и Киеве и еще в сотнях городов. Когда революционеры решили прикончить власть русскую, историческую, и против стеной встал тот самый народ, который они шли освобождать, тогда и раздались вопли: «Куда смотрит власть?», «Это же погром!». «Где полиция? Почему нет войск?»... Тогда эту волну народную еврейская революционная печать назвала черносотенной. «Не черная сотня, а черные миллионы!» — восклицал в «Новом времени» А. А. Столыпин.

    На общеземском съезде в Москве в ноябре 1905 г. было принято решение, что ввиду выраженного монархического настроения у русского народа надо отвергнуть в настоящее время идею Учредительного собрания. А в социалистическом по направлению журнале «Русское Богатство» (1908г.) С. Елпатьевский писал, что человек низов «остался человеком старой любви к отечеству и народной гордости... Старое мировоззрение, складывавшееся столетиями, не устраняется из жизни сразу ни бомбами, ни прокламациями, ни японскими снарядами». Он мог бы еще добавить кое-что и о японских деньгах, обильно отпущенных на революцию.

    Лето 1905 г. ознаменовано политической активностью дворянства. Еще в январе Московское губернское дворянство составило всеподданнейший адрес Царю в редакции группы Самарина. В нем говорилось о необходимости сохранить самодержавие и признавалась несвоевременность проводимых реформ впредь до полного подавления бунта. Наибольшую активность проявили курские дворяне во главе с Н. Е. Марковым, графом Доррером, кн. Касаткиным-Ростовским и некоторыми другими. Они образовали «Курскую народную партию» и стали выпускать русско-монархический листок «Курская Быль». Вообще не только дворяне, но и курские крестьяне, служащие, рабочие были самыми активными патриотами-монархистами. 20 июня депутация курских дворян была принята Царем. 21 июня Царь принял депутацию Союза Русских людей в составе А. Нарышкина, П. Шереметева и Д. Бобринского, которые также высказываются за неприкосновенность самодержавия и за сословность народного правительства, созыв которого Царь провозгласил Высочайшим Рескриптом от 18 февраля 1905 г. В Москве складывается, таким образом, монархический союз дворянства.

    22 мая 1906 г. в Петербурге проходит 1-й съезд уполномоченных дворянских обществ в составе 122 делегатов от 29 губерний под председательством графа А. А. Бобринского. Создается постоянно действующий Совет объединенного дворянства. В адрес Царю было сказано: «Трудовое земельное дворянство не бросит своих гнезд, Государь, и до конца выдержит трудную борьбу с революцией».

    Первым инициатором создания Русской Монархической партии стал редактор «Московских Ведомостей» Б. А. Грингмут (1851-1807 гг.), выходец из Германии. Именно в его газете от 2 марта 1905 г. в статье «Организация монархической партии» говорится об объединении революционных, разрушительных сил в стране и указывается на неходимость противопоставить анархии единую, сильную монархическую партию, «создать общую всероссийскую дружину вокруг царского престола». Уже в мае газеты отмечают организацию монархических партий в ряде городов и сел Империи. При редакция газеты «Московские Ведомости» создается Центральное бюро (в доме на Страстном бульваре, где находилась и типография, и редакция газеты). Первыми вождями партии становятся В. А. Грингмут и протоиерей К. Восторгов, талантливый публицист и оратор. Партия объединяла титулованную знать, дворян и священников. Программа партии была опубликована 15 октября 1905 г. Главное отличие от других правых организаций состояло в том, что партия не признавала самого принципа народного представительства и выступила категорически против славянофильского лозунга — «народу мнение — Царю власть». 5 февраля 1905 г. газета писала: «Московские Ведомости» в течение более сорока лет всегда неизменно называли политику уступок правительства перед революционными требованиями политикой жалкого бессилия, вызывающей не уменьшение, а более дерзкое усиление этих требований». И далее проводилась мысль, что никакое представительство не может претендовать на то, что оно и есть мнение народа и выражает его интересы. Сам Царь и есть представитель народа и ответчик за него пред Богом. Он есть представитель своего народа пред престолом Всевышнего.

    Такой точки зрения придерживался и член Русского Собрания Б. Никольский. В одном из заседаний Русского Собрания он так выразил эту мысль: «Собор является взрывом по всем нашим историческим швам и рубцам. Более опасного и прискорбного шага представить себе нельзя».

    Можно смело сегодня сказать, что эти слова отвечают истине. Не будь созвана Царем Государственная Дума, Россия и по сей день не знала бы ни революционных вакханалий, ни концлагерей. В вопросе о целесообразности Государственной Думы, о военном положении, отношении к левой прессе и некоторых других все монархические правые организации резко разошлись со Столыпиным.

    Закономерно, что именно столыпинская партия октябристов во главе с А. II. Гучковым сыграла главную роль в февральском перевороте.

    По мысли членов Монархической партии, формула русской государственности выглядела следующим образом: твердая самодержавная власть, опирающаяся на дворянство и духовенство с восстановленным патриаршеством и приходской жизнью, на верную царю бюрократию и на весь православный народ, беспощадно истребляющая крамолу.

    В условиях, когда кладбище жертв кровавого бунта и войны против русского народа постоянно расширяется и все новые и новые выстрелы ежедневно уносят самых энергичных и верных престолу слуг, играть в такую детскую забаву, как Земский Собор, просто неприлично. И «Московские Ведомости», ставшие в 1906 г. органом Монархической партии, пишут далее: «Перед правительством два пути: или немедленное, беспощадное уничтожение крамолы или... Но о втором пути страшно и подумать». В номере от 7 февраля « Московские Ведомости» писали: «Надо призвать к власти людей решительных...»

    Монархическая партия требует введения военной диктатуры до полного уничтожения крамолы и скорейшего разгона гнезда революционной пропаганды — Государственной Думы. Эти требования стали общими требованиями целого ряда правых организаций.

    Очень характерна для того времени статья в «Московских Ведомостях» (9. VII. 1906) «Две диктатуры»: «Все пути теперь ведут к диктатуре; она все равно стала неизбежной. Вопрос теперь в том, какая диктатура водворится в России».

    Люди решительные нашлись, как известно. Это генерал Минц, командовавший Семеновским полком в декабре 1905 г. и убитый террористкой в 1906 г. на вокзале 5-ю выстрелами из револьвера. Это градоначальник Москвы Рейнбот, впоследствии опозоренный левой прессой и сенатской ревизией по инициативе Столыпина. Это прекрасный генерал, настоящий герой, который так и просится на киноэкран, генерал Меллер-Закомельский. Это он с небольшим отрядом в морозную новогоднюю ночь выехал из Москвы в Сибирь экстренным поездом. С ним было всего 200 человек, набранных из Варшавских гвардейских полков. За три недели он подавил на всем восьмитысячекилометровом Великом Сибирском пути революционный бунт. А ведь в одной только Чите в руках у восставших находилось около 30 000 винтовок. 9 февраля ген. Меллер-Закомельский уже представлял свой отряд в Царском Селе Царю. Правда, карьера самого генерала на этом и кончилась. Как ни горько сознавать, но, испытывая глубокое чувство скорби и уважения к Царю-мученику, надо признать, что он был очень мягок, сентиментален, наивен. Он не мог защитить людей, верных своему долгу и присяге, от клеветы нападок и интриг левых сил. Если мы посмотрим на судьбу тех военных и администраторов, кто активно подавлял бунте 1905-1907 гг., то увидим, что судьба была почти у всех печальна. Как у ген. Минца и ген. Рейнбота. Видимо, Царь все-таки не понимал, с какой силой он столкнулся. Не понимал, что перед ним зверь мстительный, циничный, хамский и жестокий. Царь боролся по методе рыцарских поединков и салонных дуэлей прошлого века: «Не угодно ли вам», «Я требую сатисфакции», «Позвольте договориться об условиях поединка». Между тем за его спиной, как и спиной его благородных идальго — Столыпиных, Штюрмеров, Витте и прочих, стояла судьба 150-миллионного народа. Шла война, а не игра в благородство.

    Русская Монархическая партия отводила решающую роль Церкви. Сам Грингмут был женат на русской и принял православие. В лицее имени царевича Николая Александровича, где Грингмут был долгое время директором и преподавателем, религиозное воспитание было поставлено да должную высоту. Партия находилась под непосредственным покровительством св. Иоанна Сергиева Кронштадтского.

    Заседания, собрания, чтение докладов проходили в здании Исторического музея и Епархиальном доме. Собрания начинались молитвой, церковными песнопениями, а заканчивались принятием текстов всеподданнейшего адреса или изъявлением соболезнования семьям погибших мужа, отца, сына от рук революционеров. Верным защитником престола и алтаря стали телеграммы с выражением благодарности.

    По этому образцу проходили собрания всех монархических организаций. Орган Русской Монархической партии «Московские Ведомости» постоянно подвергался преследованию властей, а Грингмут однажды (в 1906 г.) был привлечен к суду за напечатание «Руководства черносотенца-монархиста». В вину ставилось «возбуждение вражды одной части населения против другой». Грингмут отверг обвинения и объяснил, что то, что еврейская печать называет погромами, есть реакция людей на насилия над ними.

    С осени 1905 г. Русская Монархическая партия организует в помещении Исторического музея чтения для рабочих по богословию, литературе, русской истории, искусству, гигиене, географии, политэкономии. Всего за 1905 г. 92 лекции, за 1907 — 516. Кроме того, распространяются брошюры тиражами до 100 000 экз. по политическим вопросам. За 2 года деятельности Русской Монархической партией было открыто около 60 отделений в городах России, особенно на Юге и Юго-Западе.

    В марте 1905 г. из так называемого «шереметьевского» кружка образуется еще одна крупная монархическая организация — «Союз Русских людей». Его главными деятелями были архимандрит Анастасий, знаменитый историк Дм. И. Иловайский, издатель и редактор газеты «Кремль», автор 5-томной Истории России и многих других исторических сочинений граф Гудович, а также Сергей Шарапов, Г. Щербатов, М. М. Петров-Соловово, кн. Гагарин, братья Павел и Петр Шереметевы, Ф. Голицын, Тучков, В. Урусов.

    В отличие от Русской Монархической партии Союз русских людей выступал в начале своей деятельности (1905-1906 гг.) за созыв сословного Земского Собора. Чиновничий корпус присвоил себе прерогативы царской власти. Царь должен слышать голос самого народа, быть к нему лицом к лицу. Созыв Государственной Думы по принципу западноевропейского парламента недопустим: политические партии всегда преследуют лишь свои личные, эгоистические цели. Власть в таком партийном парламенте всегда принадлежит тем, у кого меньше совести, больше денег и наглости. Интеллигенция и бюрократия в России состоят из «жидов» или людей, ими одурманенных и подкупленных, что несложно, так как большая часть банков и торговли принадлежит евреям. От этой «ожидовелой» интеллигенции идет революционная зараза...

    Эти взгляды были общими для всех правых организаций.

    В отношении к русской народности в 3-м отделе программы «Союза Русских людей» говорилось: «Русскому племени, как создателю огромного и могущественного государства и собирателю земли, принадлежит и главная роль в государственном строительстве. Это не право и не привилегия, не гегемония, основанная на властолюбии, а мировое призвание России и ее тяжкая историческая повинность».

    В области религиозной Союз считал необходимым:

    • Восстановление Патриаршества, для чего следует незамедлительно приступить к подготовке поместного Собора.

    • Следует организовать все русские население в приходские общины, так чтобы жизнь Церкви и жизнь людей составили одно нерасторжимое целое.

    • Каждый народ может исповедовать свободно свою религию. Преимущество православия должно выражаться только в свободе миссионерской деятельности в пользу обращения других народов в православие.

    • Введение военной диктатуры.

           «Евреи, — писал С. Шарапов в «Русском Деле», — останутся вечными и непримиримыми врагами самодержавия, ибо оно сразу парализует их усилия покорить себе Россию». В самой программе «Союза Русских людей» эта тема получила подробное освещение: «Мы с радостью приветствовали бы братство и равноправие с евреями, если бы история всего мира неопровержимыми фактами не доказывала. что народ Израильский во все времена своей самостоятельной или государственной жизни или в качестве пришельца являлся народом, преследующим свои исключительные права на миродержавство и принципиально враждебным всем другим племенам, на которые он из своей национальной общины смотрел только как на предмет всесторонней эксплуатации, руководствуясь при этом явно антисоциальными побуждениями».

    «Союз Русских людей» в Москве ставит себе главной целью распространение своих взглядов и обличение врагов русского народа. Для этого устраиваются собрания, на которых читаются доклады по русской истории, по православию, разбираются отрицательные стороны русской жизни, например, распространенность пьянства. Читаются доклады также о значении дворянства, купцов, крестьян в хозяйственной жизни страны, обсуждаются земельные вопросы. Печатается большое количество брошюр. В одних объясняется подлинный смысл таких «проходных» и, по существу, жаргонных слов, как «прогресс», «либерализм», «социализм», говорится, кто делает революцию и зачем. Вот одна из таких брошюр, выпущенных в Харькове в 1906 г.: «Все мы знаем, что повсюду в России издаются многочисленные газеты, именующие себя «либеральными», «конституционно-демократическими», «социал-демократическими», и что вся русская земля и весь русский народ засыпан миллионами брошюр и листков этих партий... Они внушают русским людям сословный разлад, взаимную ненависть и междоусобицу, они возбуждают русскую темноту к братоубийству, грабежам, восстанию против Царя, властей, Церкви; они разрушают веру, семью, брак, они издеваются над долгом службы, долгом присяги, воинской честью, любовью к родине, над русской народностью. Их литература не просто ненужный русским людям и России неважный хлам, но сильнейший яд, сильнейшая духовная отрава, растлевающая ум, сердце, волю, нравственность и характер русского человека, а следовательно, разрушающая все русское общество, весь организм русского государства».

    И далее там же говорится нечто весьма созвучное нашему времени: «Разве возможно русскому говорить о русской партии, о русской народности, о русском государстве? Ведь это «ретроградство», это «угнетение иноверцев», это «красный патриотизм», это «черносотенство». Много внимания и на собраниях и в печатных работах Союза уделяется теме засилья евреев во всех сферах русской жизни. В то время слова «интеллигент», «либерал», «республиканец», «революционер», «демократ», «культурный» ассоциировались в сознании простонародья с евреями. Этот словесный набор, в то время решительно чуждый русскому уху, казался прямо взятым из чужеземной речи, как оно, впрочем, к было.

    14.X.1905 г. «Союз Русских людей» обратился через «Московские Ведомости» к русским людям образовать при церковных приходах народные дружины порядка для борьбы с забастовками.

    В провинции все три монархические организации — Русская Монархическая партия, Русское Собрание и «Союз Русских людей» уже в 1905 г. получили большое распространение, особенно на Юге России, где национальные монархические начала были особенно ярко выражены.

    С самого начала революционной анархии на борьбу поднимается Церковь. 15 января 1905 г. Святейший Синод Русской Православной Церкви обратился с воззванием «к возлюбленным чадам святой православной Церкви». В воззвании объяснялось, что беспорядки во многом вызваны подкупом революционеров, которым враги России прислали значительные средства.

    Заметим попутно, что это во многом была правда. Считается, что деньги не делают революции, но правда также и то, что революция делается на деньги. Всегда. Внутренние враги русской национальной государственной власти никогда не отказывались от помощи ее внешних врагов. Об одном таком факте открыто пишет в своих воспоминаниях Б. Савинков («Былое». 1917. № 3): «Член финской партии активного сопротивления Конни Цилиакус сообщил центральному комитету, что через него поступило на русскую революцию пожертвование от американских миллионеров в размере миллиона франков, причем американцы ставят условием, чтобы эти деньги пошли на вооружение народа и распределены были между всеми революционными партиями. ЦК принял эту сумму, вычтя 100000 на боевую организацию».

    О получении денег от японцев, с которыми в это время шла война, пишет «сам» Милюков в своих воспоминаниях («Русские Записки». 1938. Июнь).

    «Врагам нашим, — говорилось в воззвании Святейшего Синода, — нужно расшатать твердыни наши — веру православную и самодержавную власть царскую. Ими Россия жива, на них возросла и окрепла и без них погибнет». Через 12 лет истинность этих слов была удостоверена самым наглядным образом.

    Активная борьба Церкви со смутой 1905-1907 гг. сыграла важнейшую роль в создании правых организаций по всей стране. Особо следует подчеркнуть деятельность приходских священников, которые подняли крестьян на борьбу с кровавой крамолой. Характерен адрес, присланный в феврале 1905 г. Царю крестьянами Новгородской губернии: «Кликни свой клич, и мы будем с Тобою, чтобы идти на общего врага». Таких адресов, принятых многочисленными сходами всех губерний, поступало на имя Царя множество.

    Среди иерархов выделяются имена епископа Антония. Волынского, митрополита Московского Владимира, епископа Саратовского и Царицынского Гермогена. В борьбе за коренные начала русской жизни принял участие и св. Иоанн Кронштадтский, лично освятивший хоругвь и знамя Союза Русского Народа, о котором еще пойдет речь.

    30 января 1905 г. возникает при Князь-Владимирской церкви в Москве Общество Хоругвеносцев. Его сословный состав — крестьяне, рабочие, мелкие торговцы, ремесленники, извозчики, дворники.

    Таким образом, монархическое и национальное движение с помощью священников пришло и к простому народу и охватило все социальные слои.

    24 февраля 1905 г.. когда забастовки охватили крупные города, а анархические революционные митинге, бомбы в браунинги стали повседневностью уличной жизни, «Московские Ведомости» печатают воззвание: «Всюду, во всех городах сходитесь, узнавайте друг друга и сплачивайтесь во имя Церкви Православной, Царя Самодержавного и народа Русского, и враги не одолеют вас». С такими же призывами выступили в церковной печати и епископ Псковский Арсений, и епископ Томский Макарий, активнейший борец за Русь Православную и Самодержавную, и епископ Холмский Евлогий, и епископ Антоний Волынский и многие другие. Эти воззвания в левых революционных кругах, как правило, именовались погромными и черносотенными. Особую «славу» приобрел епископ Саратовский Гермоген. Вот одно из его «погромных» воззваний, чтобы читатель сам мог составить себе мнение о характере этих обращений и о самих «погромщиках» на конкретном примере. Имя епископа Гермогена стоит в ряду первых в движении правых организаций, как и в ряду «погромщиков». Привожу документ почти полностью.

    «Голос Архипастыря народу» 1905 г.

    Саратовский епископ Гермоген.

    «Живи же трудясь, подвизайся и возрастай духовным просвещением и развитием и верь: ты взойдешь путем дарованной свободы на вожделенную высоту христианских добродетелей и общего духовного просвещения наравне с другими или еще более, нежели другие христианские народы мира; и так оставь скорей мучительное и мрачное смятение духа, злобу и волнения. Не оскорбляй ты Божиих даров, так щедро поданных тебе Богом Царскою рукою. Не гнушайся этой святейшей волей Божией и волею Царя, бойся гнева Божия, гнева Царского. Не слушай тех речей змеиных, которые зовут тебя к мятежам и смуте; они влекут тебя к ужасным преступлениям и к гибели твоих родных и близких! Ей, верь мне: это незримый дракон, открывший некогда нам бедствие войны, вновь теперь внутри отчизны яростно терзает нас самих мучительной и мрачной смутой, мятежами, междоусобиями. Но, Божие дитя — народ, твоей искренней и теплой молитвою пред Богом и Пречистой Богоматерью отринь скорее от души своей адское дыханье темной силы; скорее примись за честный труд, благословляясь и благодаря Бога за все, и враг как тень исчезнет от тебя, а с ним и мрак с души твоей спадет...

    Христе Боже, спаси и благослови людей твоих!

           Смиренный Гермоген,
    епископ Саратовский и Царицынский».

    Кстати, в другой листовке-воззвании, но уже социал-демократической, вышедшей там же, в Саратове, в те же дни, говорилось в частности:

    «Слушать ли басни попов о рае там, на небе, и скорби и юдоли здесь, на земле, или правдивые слова социал-демократов о рае здесь, на земле, достигнуть которого смогут и рабочие и крестьяне, если в смелой борьбе сбросят с плеч своих ярмо неволи. Повиноваться ли шарлатанам, министрам и губернаторам, зубодробителям земским и становым или идти за социал-демократами, несущими в наши головы негасимый свет правды.

    Долой царя! Долой министров! Да здравствует Всенародное Учредительное собрание!

           Саратовский комитет РСДРП. 7 октября 1905 г.»

    Как мы знаем, обличители «погромщиков» расстреляли. Относительно правды, которую несли экстремисты-революционеры, всем известно, что это была за правда относительно рая на земле...

    Правые никогда, ни разу, ни при каких условиях не призывали убивать кого бы то ни было. Все столкновения между русским населением и еврейским всегда провоцировались теми, кто расшатывал государственный строй России и был заинтересован в гражданской смуте, теми, кто рвался к власти и в этих целях не щадил ни евреев, ни русских, ни татар, ни армян. Все как в наши дни. Одна и та же темная сила, и одни и те же приемы. То, что тогда называлось погромами, теперь называется «русским фашизмом»,

    Поскольку левые приклеили к национальным русским движениям ярлык «погромщиков», необходимо посмотреть на одном типичном примере, как это «происходило». Схема была повсюду одна.

    В Белостоке столкновения произошли 1 июня 1906 г., когда еврейские боевики из Бунда, вооруженные браунингами и бомбами, напали на безоружное русское население. В 12 часов дня по Крестному ходу, на который съехалось много крестьян, было произведено этими боевиками несколько выстрелов и брошена бомба, а на другой улице стреляли в католическую процессию и тоже бросили то ли бомбу, то ли петарду, которая разорвалась перед процессией.

    Но посмотрим на предысторию. Еще в 1905 г. в том же Белостоке этими революционными еврейскими боевиками был убит исправник Ельгин, ранен полицмейстер Пеленкин, убиты помощник полицмейстера Гурский, приставы Жулкевич и Самсонов. В сентябре 1905 г. в городе было введено военное положение. 1 марта 1906 г. военное положение снято. 4 марта ранен боевиками пристав Райский, убит помощник пристава Кульчинский. 18 марта убиты жандармский унтер-офицер Рыбанский, вахмистр Сыралевич. В мае убито и ранено 10 городовых и один казак. 28 мая убит полицмейстер Деркачев, «человек необыкновенной доброты, пользовавшийся уважением всего мирного населения Белостока». Всего с 1 марта по 1 июля 1906 г. было возбуждено 45 следственных производств по нападениям на солдат, полицейских, военные патрули и караулы. Убийцы особо не скрывались, но не было свидетелей, хотя все знали, что это — молодые евреи в черных рубахах, во многих случаях молва называла их по именам, но свидетели, также евреи, отказывались давать показания. Какое могло быть настроение у русских в Белостоке?

    Перед 1 июня 1906 г. многие евреи стали выезжать из города, и вокзал был ими переполнен. И вот последовал обстрел Крестного хода с иконами и церковным пением. В результате убит на месте мужчина и ранены две женщины. Крестьяне, съехавшиеся в этот день в город, взялись ломать заборы и с кольями бросились к еврейским домам. Войска, прибывшие вскоре, встали на защиту еврейского населения. К 6 часам вечера беспорядок был прекращен. Вечером крестьяне пошли домой, но за городом с еврейского кладбища в них были произведены выстрелы. На следующий день на вокзале были избиты несколько евреев, «приехавших помогать своим». На следующий день между еврейскими боевиками и войсками началась перестрелка. Бундовцы обстреляли военные караулы, здания полицейских участков, Государственный Банк, штабы войсковых частей. Ранили троих солдат. Воинским командованием было решено разоружить боевиков и арестовать их. Евреи в Белостоке жили компактно. Главная улица еврейского квартала — Сурожская, где и сосредоточились боевики. Бундовцы, числом ни много ни мало около 8 тысяч, грозили бросать бомбы в наступающих. Тут явились «народные депутаты» Государственной Думы. Они пошли в больницу к раненым евреям, даже не взглянув на там же лежащих раневых русских, и к вечеру уже в столицу было сообщено о кровавом погроме, устроенном черносотенцами и русскими солдатами над мирным еврейским населением.

    Событиями в Белостоке воспользовались те, кому эти события были выгодны и кто их спровоцировал. Кровью мирных жителей, разогревая взаимную ненависть, прокладывали себе дорогу к власти. Силы, которые рвались к ней, всегда имели девизом — разделяй, стравливай, убивай и обманывай. Тогда, как и сейчас. Из-за границы поступили денежные переводы якобы на дело еврейской обороны от «гнусных погромщиков».

    Аналогичные столкновения произошли в Киеве, Гомеле и других городах. В Гомеле было убито 4 русских и 2 еврея. Но это столкновение все равно получило название еврейского погрома. В Киеве было убито с 18 по 21 октября 1905 г. 47 человек, в том числе евреев было из них 25%, раненых 205, из них евреев 35%.

    Надо ли говорить, что в этих столкновениях, вспыхивающих как некая эпидемия, чувствовалась направляющая и организующая рука из подполья и что эти столкновения не случайно падают на революционный период смуты и кощунства над русской народностью и ее святынями со стороны «освободителей» и «сознательных товарищей».

    Сталкивать между собой мирных жителей, прокладывая себе дорогу к власти, — так было в то время, так и сейчас. Как по команде, у всех народов нашей страны вдруг проснулось «национальное самосознание» и потребовало санкций против русских, на этот раз, правда, не «погромщиков», а «оккупантов»,

    Нельзя понять программу правых организаций, психологию их деятельности, если не знать главных реалий тех грозовых дней, не знать событий, которые привели к созданию монархических партий. Когда начались судебные процессы, а судили, как правило, русских, газета «Русская земля» в 1908 г. писала: «Неужели г. Щегловитов (министр юстиции. — В. О.) и все наши члены Думы, октябристы и правые, не дают себе отчета, что если бы не было этих подсудимых, которых евреи клеймят «погромщиками», то, конечно, ни г. Щегловитову, ни всем думцам центра и правого крыла не пришлось бы выступать в Таврическом дворце? Очень и очень многие из них лежали бы уже в сырой земле.

    ...Усвойте же себе наконец, что в лице этих подсудимых судится весь тот русский народ, который отстоял русскую государственность и дал возможность произносить в Думе ваши патриотические речи. Краска стыда должна выступить на ваших лицах, если вы уклонитесь от исполнения этого святого долга.

    Пора произнести громко на всю Россию, на весь мир, что у вас не было погромов, а была вынужденная самозащита от «озверелого, хищного и ненасытного Иудея».

    Конечно, здесь много полемической страсти, резких обвинений, порой незаслуженных, но и та сторона, которая провоцировала эти кровавые события, состояла далеко не из одних только невинных голубков. С той стороны была наглая ложь и кошачий концерт левой прессы и парламентских фракций. Может быть, сегодня кому-то и кажется, что оплевывание национальных святынь — это пустяк, но тогда это так никому не казалось. Может быть, сегодня мало кто знает, что такое власть историческая, что такое русская Церковь. Но тогда это были не пустые слова. В них был смысл существования всего народа. А те, кто издевался над иконами и глумился над царскими портретами, писал похабщину на Великих княгинь, кричал: «Долой Церковь!», кто дразнил народное чувство чести, на что он рассчитывал? На что вообще можно рассчитывать, если издеваешься над народом? Чего хотели эти «сознательные» и чаще не русские «освободители»? Неужели, писали в то время правые газеты, кто-нибудь верит, что евреи-революционеры мечтают о счастье русского народа? А если мечтают, то почему не спросят у народа, чего он хочет, а вместо этого делят всех на «темную толпу», куда попадают все скопом православные и монархисты, и на «сознательных», имеющих право устанавливать свою власть над народом? И почему так получилось, что внизу «темные» русские, а вверху «сознательные» Свердловы? Правда, в то время еще сильно винили в склонности к революциям армян. Среди думцев бросалось в глаза большое количество выходцев из Грузии, русофобов.

    В 1905-1907 гг. движение правых было всенародным. В это время народ, брошенный властями, сам организовался и повел беспощадную борьбу с крамолой. В провинции, даже в деревнях, возникают Дружины борьбы с крамолой. В феврале 1905 г. Общества националистов Киева, Херсона, Кишинева, Бендер, Аккермана и других городов Юга России распространяют прокламации. В Херсоне образовалось тайное Общество для поддержания устоев существующего режима. В Екатеринодаре возникло Общество кречетов. Очень активное общество возникло в Житомире и Бессарабии по инициативе П. Крушевана — Бессарабская патриотическая лига. Ее цель — пропаганда, критика членов революционных партий, возбуждение в массах враждебного отношения к агитации революционных партий, сообщение полиции о преступной деятельности членов революционных партий. Лига издавала газету «Друг». В Прибалтийском крае возник Кружок борьбы с крамолой. В Твери в мае 1905 г. образуется «Народный Союз», ведущий активную разъяснительную работу среди солдат и рабочих.

    В Петербурге отделение Московской патриотической лиги, возникшей в эти дни, передает в полицию список крамольников из 3-х тысяч человек. Всевозможные общества борьбы с бунтом возникают в Приднепровье в течение лета 1905 г. В Тифлисе (Тбилиси) железнодорожные рабочие образуют Патриотическую лигу. В Богодухове Харьковской губернии возникло Братство борьбы с крамолой. В Феодосии — Лига патриотов. В Холмской губернии начинает действовать общество «Самодержавие и Церковь». В Тамбове около 400 железнодорожных рабочих вступают в монархическую организацию. Особенно массовой была созданная рабочими Иваново-Вознесенска Самодержавная народно-монархическая партия. Это они, рабочие этой партии, пообещали летом 1906 г. расправиться с рабочими Ярославля, если те вздумают бунтовать. Это они послали свою депутацию к Императору в феврале 1906 г. Государь тогда сказал слова, которые стали лозунгом всех правых партий: «Самодержавие мое останется таким, каким оно было встарь». В Киеве, кроме Русской Монархической партии и «Союза Русских людей», в эти же дни возникает Киевский патриотический рабочий союз, а позже общество «Двуглавый орел». Более тысячи рабочих, преимущественно железнодорожных мастерских, вступает в Союз за Царя и Порядок. В Нижнем Новгороде возникло общество «Белое Знамя». Большую роль в последующем сыграли создатели Курской народной партии граф Доррер, кн. Касаткин-Ростовский, Н. Е. Марков. Здесь возникла боевая дружина численностью около 500 человек. В Туле железнодорожные рабочие образуют союз «За веру и царя».

    В течение зимы и весны 1905 г. более чем в 60 городах благодаря неутомимой деятельности Грингмута возникают отделения Монархической партии. В Вильне и Минске — «Окраинный Русский Союз». В Астрахани и Саратове появилась Народно-Монархическая партия под руководством знаменитого Нестора Николаевича Тихоновича-Савицкого. До последней минуты, даже когда уже понял, что правительство предало Белое Знамя, он оставался верея идее и Царю; прекрасно сознавая, что Царь слишком слаб, чтобы удержать это знамя в руках, он до последней минуты продолжал бороться. Его газета «Русская правда» доставила немало хлопот кадетствующему губернатору Астрахани.

    Все эти общества и партии возникают как раз в тот момент, когда правительство и его администрация, по существу, отказались от борьбы. Они возникают по самостийному порыву, как и в 1612 г. Возможно, если бы в тот момент правительство вовсе исчезло, как тогда, три века назад, то народ создал бы новую власть, более действенную. Теперь же приходилось бороться одновременно и с революцией, и с кадетствующими, то есть сочувствующими революции губернаторами, министрами, градоначальниками, даже с Думой. Получалась странная ситуация: для того, чтобы спасти Русское национальное государство, нужно было бороться с правительством Царя, что было принципиально невозможно. За Царя — против его правительства!.. В этом трагедия страны.

    Подлинной массовой организацией, сплотившей и поглотившей многие другие провинциальные правые движения, стал Союз Русского Народа. Ему быстро удалось сплотить такие чисто дворянские организации, как Союз русских патриотов и Союз земледельцев (основан 14 сентября 1905 г. на Учредительном съезде в Саратове), а равно и такие народные по своему социальному составу организации, как Общество Хоругвеносцев, Общество активной борьбы с революцией, нижегородское «Белое знамя» и сотни других. Впрочем, правые организации не были административно подчинены центру, и даже в пределах одного отделения централизация была умышленно слабой. Личные убеждения не должны были подавляться администрированием. Но все правые организации в это время выступали заодно. Многие члены Союза Русского Народа входили одновременно в разные монархические общества, а сами общества возникали, распадались на новые с новыми названиями и так далее. Вступление в Союз Русского Народа было простым. Письменное, а иногда и устное заявление о приеме, членский взнос — 50 копеек в год, участие в жизни Союза по желанию. Выход из организации тоже не требовал никакой формальности. Достаточно было устного заявления.

    Создание Союза Русского Народа связано с именем А. И. Дубровина. По профессии врач, практикующий по преимуществу среди богатых евреев, он до 1905 г. ничем не проявлял своей политической активности. Но постепенно он знакомится со многими правыми деятелями из Русского Собрания и «Союза Русских людей», сам бывает на различных собраниях и митингах. Постепенно вокруг него образуется кружок единомышленников. Это художник А. А. Майков (сын поэта), проф. римского права Б. Никольский, член Русского Собрания, специалист по иудаизму и масонству Бутми, уже знакомый нам П. Ф. Булацель, С. И, Тришатный и другие. В конце октября 1905 г. эта группа оформляется в Союз Русского Народа. 8 ноября состоялось первое организационное собрание членов Союза. А уже 21 ноября 1905 г. состоялся первый массовый митинг в зале Михайловского манежа, организованный Союзом.

    Устав общества был зарегистрирован 7 августа 1906 г. в С.-Петербурге. В первом разделе — «Цель Союза» — говорилось: «Союз Русского народа постановляет себе неуклонной целью развитие национального русского самосознания и прочное объединение русских людей всех сословий и состояний для общей работы на пользу дорогого нашего отечества — России единой и неделимой».

    Во втором отделе («программа») читаем: «Благо родины — в незыблемом сохранении православия, русского неограниченного самодержавия и народности». В следующем пункте: «Русский народ — народ православный, а потому православной христианской Церкви, которая должна быть восстановлена на началах соборности и состоять из православных, единоверцев и воссоединенных с ними на одинаковых правах старообрядцев, должно быть предоставлено первенствующее и господствующее в государстве положение». «Самодержавие русское создано народным разумом, благословлено церковью и оправдано историей; самодержавие наше — в единении Царя с народом».

    Отношение к административной системе, к бюрократии ясно выражено в следующем «примечании»: «Убежденно исповедуя, что благо родины — в самодержавном единения Царя с народом, Союз отмечает, что современный бюрократический строй, заслонивший светлую личность русского Царя от народа и присвоивший себе часть прав, составлявших исконную принадлежность русской самодержавной власти, привел отечество наше к тяжелым бедствиям и потому подлежит коренному изменению... путем учреждения Государственной Думы, как органа, являющего из себя создание непосредственной связи между державною волею Царя и правосознанием народа».

    Надо признать, что последний пункт касательно Думы был пересмотрен сразу же вслед за выборами в I-ю Думу. Благодаря беспечности правительства в Думу попали откровенно разрушительные силы, призывавшие к пожарам («иллюминациям», по выражению депутата от кадет Герценштейна), радующиеся каждому сообщению об убийстве того или иного должностного лица и требующие социализации всей земли.

    После первых результатов выборов в Думу все правые партии стали требовать закрытия Думы и образования вместо нее сословного Земского Собора. Но сначала — военная диктатура, объявление страны на чрезвычайном положении и полное искоренение крамолы. И только потом — реформы. Столыпин, как известно, пошел по другому пути. Он получил пулю, — закономерный итог якшания с социалистами.

    В п. 5 говорится о народности русской и ее положении в России: «Русской народности, собирательнице земли Русской, создавшей великое и могущественное государство, принадлежит первенствующее значение в государственной жизни и в государственном строительстве.

    Примечание 1. Союз не делает различия между великороссами, белороссами и малороссами.

    Примечание 2. Все учреждения государства Российского объединяются в прочном стремлении к неуклонному поддержанию величия России и преимущественных прав русской народности, но на строгих началах законности, дабы множество инородцев, живущих в нашем отечестве, считали за честь и благо принадлежать к составу Российской империи и не тяготились бы своей зависимостью».

    Последнее примечание «черносотенной» программы о чести и благе всех народов России не нуждается в комментариях. К чести Российской империи, она никогда не знала столкновений на национальной почве между русскими и другими народами. Когда говорят о революции 1905 г. и тут же о погромах, то уже из этого сочетания революции и погрома ясно, что речь идет о защите русским народом своего национального государства. Конечно, как в любом столкновении масс людей, не обходилось и без тех опустившихся люмпенов, которые готовы были служить кому угодно из желания пограбить, поживиться.

    Направление деятельности Союза и средства к достижению цели указаны в 3-м отделе («Деятельность Союза»). Небезынтересно узнать, как мыслила «черносотенная» организация свои задачи.

    «п. 9. Союз принимает на себя твердое направление просвещения народа для развития у населения сознательной политической жизни в духе самодержавия и для распространения в населении христианских начал, укрепляющих патриотическое чувство и чувство долга перед отечеством, обществом и семьей. Намеченная просветительная деятельность Союза осуществляется путем открытия возможно большего числа школ, путем устройства чтений, собраний, бесед, распространения книг и брошюр соответственного направления и путем издания своих газет, журналов и т.д.».

    «п. 10. Союзу предоставляется право строить церкви, открывать больницы, приюты, дома трудолюбия и т. п. общеполезные учреждения... учреждать для них (своих членов) кассы взаимопомощи и другие промышленно-сберегательные товарищества».

    Предполагалось учредить свой Банк с отделениями по всей России. «Целью Всероссийского банка Союза Русского Народа будет служить поднятие исключительно русской торговли и промышленности и доставление крестьянам дешевого кредита и возможности продавать продукты своего производства при помощи банка по хорошей цене преимущественно самим потребителям, а неперекупщикам» (п. 10).

    О национальной составе Союза говорилось: «Членами Союза могут быть только природные русские обоего пола, всех сословий и состояний, преданные целям Союза а давшие при вступлении обещание не вступать в общение с какими-либо тайными обществами...»

    Для инородцев считалось возможным вступление по получении согласия собрания членов совета. Для евреев вступление в Союз было невозможно «даже в том случае, если они примут христианство» (п. 15, прим. 2).

    Союз управлялся советом, избираемым на общем собрании. Члены совета выбирали из своей среды председателя и двух заместителей («товарищей» по терминологии тех лет). Члены совета избирались на три года. Материальные средства Союза доставлялись в малой степени, членскими взносами — 50 копеек в год, а также различными субсидиями от частных пожертвований и от министерства внутренних дел. И это естественно так как Союз Русского Народа, как и другие правые организации, был правительственной партией. Собственно, именно в нем было спасение режима. Но именно потому, что правительственная администрация давно уже предала принципы самодержавия и православия, она и не хотела поддерживать Союз, как не могла открыто заявить о своей враждебности к нему. Отсюда постоянная половинчатость, недоброжелательство градоначальников, губернаторов, министров внутренних дел и их заместителей, начальников военных округов. Постепенно субсидии все уменьшались. Временами и вовсе прекращались.

    Некоторые администраторы не скрывали своего враждебного отношения ко всем правым организациям. Вот факты, взятые наугад: Столыпин по настойчивой просьбе Одесского градоначальника Григорьева (1906-1907 гг.) приказывает ликвидировать боевую дружину Союза Русского Народа в Одессе в самый разгар революционного террора. В результате число дружинников с нескольких сот сокращается до двух десятков, да и тех приказано было разоружить. Потом министерство внутренних дел (1913-1915 гг.) вовсе отказало в субсидиях Союзу Русского Народа. Генерал Эбелов, командующий Одесским военным округом в 1916-1917 гг., устроил на членов Союза подлинное гонение. Так же себя вели губернаторы Астрахани и Иркутска. Таков отношение действовало деморализующе на рядовых членов Союза, и число отделов правых организации неуклонно сокращалось. Им не разрешалось устраивать даже благотворительные вечера, отказывалось в разрешении проводить собрания. Давление нарастало по мере приближения к 1917 г.

    Уже в 1909 г. в обзоре Департаментом полиции правых организаций говорилось: «Слабость и малоопытность гг. губернаторов, их тенденция угодить левым элементам и боязнь правых элементов вызывает всеобщее недовольство, которое растет с каждой новой ошибкой правительства, происходящей от совершенно непонятной настойчивой системы покровительства конституционному режиму, чуждому русскому народу.

    ...Уже и теперь все чаще и чаще слышатся голоса: «Хоть бы на один конец, чего ждать?» К несчастью, все это говорится по адресу главы государства, с каждым днем теряющего своих приверженцев. Самые преданные монархисты, видя полную слабость власти, уже начинают обвинять не только одного первого министра... То, что не могли сделать все усилия революционеров и их сторонников — левых, может быть легко достигнуто правительственной властью, как бы нарочно действующей себе в ущерб... Нельзя умолчать, что пропущено было уже несколько удобных моментов к извлечению реальной пользы из монархической организации, и это приводит к убеждению, что правительство намерено играть на руку конституционализму или же что такова воля царственного монарха.

    ...То, что мы переживаем, — сумерки, и эти сумерки сгущаются».

    А между тем не было более массовой и распространенной по всей стране организации, более демократичной, в его героический период, чем Союз Русского Народа. В течение 1906-1907 гг. в различных городах страны было открыто более 3000 отделов. Союз объединил крестьян, дворян, рабочих и служащих, мастеровых и титулованную знать. Особенно крепкой и многочисленной в 1906 г. была монархическая организация в Петербурге на Путиловском заводе. Когда в 1907 г. в Москве состоялся IV Всероссийский съезд Союза, то на нем присутствовали представители всех монархических организаций. Съехалось 900 делегатов от 130 организаций. В Москве состоялась массовая манифестация в поддержку самодержавия и исторических устоев русского государства. В Успенском соборе делегаты присутствовали на службе, затем у памятника Минину и Пожарскому была отслужена лития с провозглашением вечной памяти спасителям Отечества 1612 г. Хоругвь Русской Монархической партии была выполнена иконописцем Гурьяновым и В. М. Васнецовым. В это время Союз Русского Народа объявил об объединении его с Русским Собранием.

    Это был год наивысшего расцвета монархического народного движения. В это время выходят все новые и новые газеты и журналы правого направления. Не менее 80. Союз Русского Народа издает «Русское Знамя» и «Объединение». После раскола Союза в 1909 г. начинает выходить «Вестник Союза русского народа» под ред. Н. Е. Маркова и его же «Земщина», Продолжает выходить «Кремль» Иловайского, «Колокол» и «Вече» Оловенникова, «Черный Сокол» и «Народный голос» Башмакова, «Русское Дело» С. Шарапова, еженедельник «Маяк», «Московский листок», журнал «Русский Вестник» и газета «Московские Ведомости» Грингмута. В Одессе большие неприятности доставляли левым властям «Русская речь» Б. Пеликана, «За Царя и Родину» А. И. Коновницына, председателя одесского отделения Союза Русского Народа. Очень большой известностью пользовались издаваемые в Почаевской Лавре «Почаевские листки», не оставлявшие камня на камне от демагогии левых и происков масонов в подготовке разрушения России. В Саратове выходила «Православная Россия», а Киеве проф. Пихно, Б. Юзефович и Савенко издавали «Киевлянин». В Петербурге выходили «Вера и Церковь», «Душеспасительные чтения» и журнал отца Иоанна Кронштадтского «Кормчий», В Казани и Ярославле, Кишиневе и Вильне, Ельце и Самаре и всюду выходят газеты и журналы правого направления.

    Возникает вопрос: а что же так слабо было воздействие этих газет, журналов, брошюр? Все они были малодоходны и требовали денег на содержание. «Русское Знамя», например, требовало ежегодных дотаций в 60.000 рублей. Эти деньги давала богатая вдова Е. А. Полубояринова, «убежденная монархистка», по ее же словам. Но это единственная богатая доброхотна в монархических организациях. Пока правительство давало деньги, правые газеты могли выходить в свет. Левые же газеты содержались за счет отчислений Банков. Деньги левым газетам давали и капиталисты (Рябушинский, Мамонтов, Морозов и др.), давали сионистские организации, доход которых в совокупности по России, согласно их официальному сообщению, составлял около 30 млн. марок. Много денег поступало от зарубежных таинственных организаций. Правые организации не имели вовсе, за названным единичным исключением, богатых меценатов.

    Уже к 1912 г. влияние правых изданий в провинции резко падает. Даже в Москве, пишет Меньшиков, правых газет нет. Министерство внутренних дел регулярно получает сообщения о том, что вся русская провинция заполнена левой прессой. В связи с этим фактом уже IV Всероссийский съезд (апрель 1907 г.), объединяющий все правые партии и организации России, постановил: «Озаботиться правительству созданием национальной и патриотической печати».

    Как и многие другие подобные обращения к правительству, это осталось гласом вопиющего в пустыне. Пропаганда социалистических идей идет открыто. Все правительственное поносится и подвергается насмешкам. Даже правительственная газета «Россия» держится либерально-кадетского направления. Высказывания левых газет носят характер явного издевательства над русской государственностью. Так, в газете «Волга» в №№ 7 и 9 1909 г. появились  заметки о том, что русский государственный флаг годится только на то, чтобы «носить его на заднем месте» или использовать как половую тряпку. Астраханский губернатор, к которому обратился Н. Н. Тиханович-Савицкий по этому поводу, ответил, что он не находит в этих заметках нарушения закона.

    В январе 1917 г., за несколько недель до февральского переворота, в правительство поступает «Записка православных кругов Киева». В ней говорится, в частности: «Не менее беспокоит русских людей на местах и то состояние ежедневной прессы, какое наблюдается в настоящее время во всей России. Вся она, за весьма незначительным исключением, поддерживает свое существование на еврейские и, более того, на интернациональные капиталы, принадлежащие не русским банкам. Не удивительно, что эта пресса с каждым днем усиливает свой злостный, антинациональный, противоправительственный и противоцерковный характер... Для них не существует в России ни святынь, ни исторических прав, ни национальных устоев. Ненавидя все русское, все национально-православное, уходящее корнями в глубину веков, они упорно внушают читателям свою заветную мечту добиться республиканского трафарета».

    Правые организации постоянно предупреждали правительство, что страна, отданная на откуп враждебной печати, идет к катастрофе. Необходимо срочно создать по всей России национальные газеты. Не было ни одного съезда правых партий, где не принимались бы подобного рода послания к Царю. Особую прозорливость показал Н. Н. Тиханович-Савицкий, председатель астраханской народной монархической партии. Второго декабря 1916 г. он пишет Царю: «Государь, попустительство, уступки и полумеры — не по времени, не по людям. Благодаря уступкам крамоле дело дошло до того, что у нас уже нет правительства, оно само не знает кого слушать, кому угождать, министры меняются чуть ли не ежемесячно, и на местах власть запугана и парализована. Государь! Возроди правительство... Торопись, государь, торопись!»

    И еще: «Печать, особенно провинциальная, почти вся в руках левых и евреев». 20 марта 1916 г. он шлет телеграмму Ростовскому отделению Монархической партии: «Подготовлен решительный натиск на верховную власть. Молите государя не слагать самодержавия. Нельзя отдать Россию сумасшедшим...»

    К 1916 г. в стране уже оставался только призрак самодержавия. Почти вся хозяйственная жизнь страны и все органы самоуправления были в руках враждебных правительству лиц — земских и городских управ и их бесчисленных комитетов, которые якобы должны были на государственные деньги помогать фронту. Но вместо помощи готовился переворот и Царю это было хорошо известно, как и министерству внутренних дел. Между тем, правительство тратило на содержание не только ненужных, но и вредных комитетов и земств миллионы рублей. В 1916 г. около 500 миллионов. И в то же время правые организации не могли допроситься и нескольких сот в год на содержание какой-нибудь канцелярии из двух комнат.

    Как действовали правые организации? В первую очередь это собрания в больших помещениях с докладами. 21 ноября 1905 г. в огромном зале Михайловского манежа в Петербурге Союз Русского Народа организовал первый публичный митинг, который собрал более тысячи человек. Митинги, выступления в раздраженной обстановке злобно настроенной толпы — в то время это был героизм. В. Г. Орлов, активный член Союза Русского Народа, служащий Московского железнодорожного узла, вспоминал в 1913 г.: «Не в залах епархиального дома, окруженный единомышленниками, а в огне революций, на митингах, среди угрожающих мне врагов, произносил я своя первые речи. С самого начала смуты я, маленький железнодорожный служащий, не раздумывая о завтрашнем дне, забыл о своей жене и семи, ничем не обеспеченных детях, и стал в ряды активных борцов с крамолой. И не остановили меня и моей деятельности те три смертных приговора, которые я получил от революционных комитетов, и то покушение на мою жизнь (на Мытищинском заводе), от которого я спасся чудом. В самый разгар мятежа на железных дорогах я первый поднял знамя служения Царю и Родине железнодорожных служащих и своей энергией и примером сплотил верных престолу, но разрозненных железнодорожников в зачатки тех союзов, которые моими же трудами превратились в настоящее время в мощные легионы, готовые каждую минуту противостоять попыткам к забастовкам... Я объехал более 30-ти губерний, везде собирая верных сынов отечества... Вся эта моя деятельность сопровождалась нападками левых газет, всячески поносивших и клеветавших не только на меня, но и на мою семью...»

    Главное в это бурное время убедить, разбудить, не дать вовлечь людей в забастовку, в подпольные кружки, в террор. Активные деятели Союза Русского Народа все время на колесах, в дороге. Они создают ячейки, везут с собой литературу, организуют собрания, диспуты, доносят до людей смысл анархии, как смертельного заговора против русского народа. Кроме того, союзники организовывали чайные-читальни, в которых вели беседы с рабочими, давали им читать правые газеты. Здесь, пишет П. Булацель, «наш союз кормит бедных русских рабочих, оставшихся без заработка вследствие гнусной забастовки...»

    В 1905 г. верные престолу монархисты, такие вот служащие, рабочие, торговцы, пошли в казармы и на заводы. Это они пришли к семеновцам незадолго до их отправления в Москву на подавление восстания в 1905 г. и вели там с солдатами разъяснительные беседы — кому нужно освобождать народ от его природных государей, от его православной Церкви.

    И если революция была подавлена тогда, то только благодаря простому народу, объединившемуся в союзы и общества, партии и лиги.

    Известно, что «несознательность» русского человека, его вера и убеждения вызвали раздражение «сознательных товарищей». Каждый раз, как обнаруживалось, что русский человек не желает прыгать сам в петлю революции, вся левая и прогрессивная печать дружно называла его отсталым, тупым и рабским народом.

    Собрания правых всегда начинались общей молитвой, служились панихиды, молебны, устраивалась крестные ходы, с иконами и хоругвями. В деятельности правых обществ большую роль играют священники.

    Сама пропаганда включала в себя критику левых с позиций православия и исторических основ русского национального самоопределения. Уже с 1905 г. для фабрично-заводских рабочих организуются религиозные чтения, лекций, беседы. Именно благодаря этому удастся привлечь на свою сторону верующих рабочих.

    В общественной и педагогической сфере правые организации также сумели сделать немало, если учитывать постоянное противодействие администрации. На юге Союзом Русского Народа организуются сельские кооперативы и ссудно-сберегательные товарищества. В центральных областях — кассы взаимопомощи. В Петербурге — ремесленная школа, несколько общеобразовательных.

    В Аккермане до сих пор стоит чудом уцелевший памятник погибшим в русско-японскую войну уроженцам аккерманского уезда и герою солдату Рябову, замученному японцами. Этот памятник сооружен на средства русского народного Союза имени Михаила Архангела.

    Кроме того, возводили церкви, часовни. На Ходынском поле в 1907 г. был заложен на средства почетного члена Русского Монархического Собрания И. А. Колесникова «Храм — памятник Русской скорби», посвященный памяти убиенного Каляевым, Савинковым и Евно Азефом Великого князя Сергея Александровича и вместе с тем предназначенный для увековечения верных долгу, присяге и родине царских слуг, убиенных злодеями.

    Правые организации создавали рабочие артели, как скажем в Одессе — судовых рабочих и железнодорожников, не допускавших забастовок на железных дорогах. Забастовочная волна 1906-1907 гг. захлебнулась именно из-за того, что встретилась с организованным Союзом, антизабастовочным рабочим движением. Уже на II съезде Монархических партий в апреле 1906 г. провозглашалось, что борьба с пьянством есть важнейшая задача правых партий. При С. Р. Н. основываются Братства трезвенников. Они возникают при церковных приходах и являются отделами Союза. Они появились во всех городах. Их деятельность проходит под знаком возрождения русского народа.

    Издавалось много брошюр, листков, воззваний. В одной прокламации говорится, что революционеры — «орудие в руках таинственной, но грозной силы, которая преследует цели, не имеющие ничего общего с благом народным... Для достижения этих целей необходима была смута, революция: для революции нужна была грубая сила, «пушечное мясо», и таким «пушечным мясом» в руках господ, добивающихся власти и новых прав, явился темный рабочий люд» (1906 г.).

    В Одессе на средства Союза Русских людей содержалась мужская гимназия, в которой воспитание шло в религиозно-патриотическом духе. А также женская учительская семинария, женское профессиональное училище и две начальные школы. Общее число обучающихся — 420 человек. Школы С. Р. Н. открываются и в Петербурге, и в Москве, и в Белостоке и др. городах. Кроме того, Союзом организовываются приюты для беспризорных детей и для детей из бедных семей. Так, при газете «Земщина» (Петербург) имелся лазарет на 15 человек.

    В условиях вооруженной борьбы, когда социалисты нападали на монархистов — рабочих Союз Русского Народа создает свои боевые дружины. Они возникают в 1905-1906 гг. в Петербурге, Курске, Туле, Одессе и пр. Столкновения особенно остро происходили на заводах. 27 января 1906 г. в чайную «Тверь» в Петербурге, которая принадлежала союзникам и помогала голодающим из-за забастовок рабочим, а также служила для распространения монархических газет, была террористами брошена бомба: 2 убиты на месте и 6 ранено. В 1906 г. убиты рабочий Снесарев и Иван Лавров. Позже в тюрьме убит рабочий Ларичкин. Полиция, как ни странно, и здесь чинила всяческие препятствия вооружению дружин, создаваемых для противодействия революционерам-террористам. Зато террористы получали оружие беспрепятственно. Еврейская печать записала на счет Союза Русского Народа лишь три политических убийства: членов Думы Герценштейна, Иоллоса и предателя Мухина. Левые газеты, «не замечая» массовых душегубств террористов, годами раздували дело об убийстве этих 3-х лиц. Между тем, с 1905 и по 1909 г. ежедневно от рук левых политических бандитов погибало от 12 до 18 человек. «Обычный» террористический акт. 14 мая 1906 г. днем на Соборной площади в Севастополе от взрыва бомбы погибло 8 человек на места, из них 2 детей, не менее 40 получили тяжелые ранения. Дума в лице социалистов и кадетов потребовала амнистии убийце.

    При взрыве столыпинской дачи на Аптекарском острове погибло на месте 27 человек. Ну и что? Эсдеки или эсеры осудили? Ничуть.

    В 1907-1912 гг. Союз Русского Народа раскалывается, из него выделяется Московское отделение во главе с пр. И. Восторговым. Затем в 1908 г. выделяется группа Пуришкевича, основавшего Русский Народный Союз имени Михаила Архангела (получил большое распространение на юге России). Затем выделяется «дубровинский Союз Русского Народа». Прежний Союз остается под началом Маркова, 2-го знаменитого думского оратора, лидера правых. Последние годы перед революцией число союзников тает. В руководстве идут выяснения отношений. Денег нет. Давление властей на союзников усиливается, а в отношении красных, наоборот, слабеет.

    После урока, который красным был преподан народом в 1905 г., революция 17-го года уже готовится как обычный заговор. После революции деятелей правых организаций арестовывают. А после октября разыскивают и убивают. Лишь немногим удалось спастись.

    Я не пишу специально о масонах. Но каждый читатель сам по странному поведению правительства может сделать выводы, какие он сочтет подходящими, чтобы объяснить эту странность.

    Что было бы, если бы правительство принялось осуществлять программу правых? Было ли это вообще осуществимо?

    Программы всех правых политических партий включали в себя:

    • Требование роспуска Государственной Думы как гнезда крамолы, откуда идет главная опасность самодержавию.

    • Введение военного положения на всей территории страны. (Действительно, беспечность правительства не знала предела. Даже когда шла мировая война, в стране не было введено военного положения, оппозиционные партии свободно действовали, готовили переворот.)

    • Запрещение всех левых газет и журналов. Финансирование национально-патриотических органов печати.

    • Еврейский вопрос. Удалить евреев из армии, с государственной службы, закрыть все газеты, издаваемые как самими евреями, так и через подставных лиц.

    • Государственному Банку отказать в кредите еврейским Банкам. Союз Русского Народа стоял на той точке зрения, что необходимо помочь сионистам в создании еврейского государства в Палестине и «содействовать евреям для переселения их в свое царство», но поскольку эта перспектива весьма далеких дней, то следует домогаться от Государственной Думы, чтобы все проживающие в России евреи были «немедленно признаны иностранцами, но без каких-либо прав и привилегии...» (Программа, 1906 г.).

    • Улучшение положения крестьянства, но со строгим соблюдением принципа частной собственности. Улучшение предполагалось достигнуть за счет увеличения земельного надела путем приобретения либо казенной земли на льготных условиях, либо покупкой у частных владельцев. А также через повышение культуры земледелия. Намечался и целый ряд других мер (устройство казенных элеваторов в деревнях, учреждение мелкого государственного кредита и т. д.).

    • Рабочий вопрос. Сокращение по возможности рабочего дня, государственное страхование по болезни, увечьям и старости. Облегчение образования «промышленных артелей и товариществ и снабжение их дешевым кредитом».

    • Неделимость и единство России в существующих границах.

           Относительно двух главных пунктов: Самодержавия и Православия уже было сказано. Кроме того, объявлялось: «К другим вероисповеданиям Союз относится с полной веротерпимостью и не препятствует людям иного вероисповедания молиться по-своему» (Программа, 1906 г.).

    По мере приближения к 17-му году количество обращений правых партий к Царю и правительству увеличивается. За 3 месяца до февральского переворота на имя Царя поступают предупреждения о готовящемся перевороге. Назывались и сроки. Если бы революция вновь вышла да улицы городов и сел, то она вновь бы проиграла. По против внутреннего переворота, когда сама власть шла как заколдованная под гильотину, народные массы уже ничего не могли сделать. Решал лишь военный гарнизон и настроение некоторых рабочих групп одного города, Петербурга. Это и было учтено заговорщиками. Опыт 1905 г. не пропал для них даром. События разворачивались не по Марксу, а по Ткачеву, буква в букву. Но это уже другая тема.

    После февраля 1917 года либеральное правительство многообразных кадетов и октябристов объявляет смертную казнь за пропаганду в пользу монархизма. То есть за убеждения. А ведь это они в Думе истерично кричали о деспотизме царского правительства. Тогда же были закрыты все монархические издания. Члены правых организаций арестовываются, и начинается мерзкая картина издевательств над ни в чем не повинными людьми.

    Революционеры не тратили много времени на следствие и суд. Они просто убивали и убивали. Хотя еще совсем недавно, при царе, резвясь по европам, где им хотелось, на своих съездах они кричала о гуманности, об отмене смертных казней. После октября 1917 г. они уже не ломали комедии с гуманизмом. Либеральный гуманизм сделал свое дело. Он разрушил державу и подарил власть завоевателям, условно именуемым большевиками. Этому корпусу наемников враждебной русскому народу силы. Погибли все монархисты, кто не успел бежать за границу.

    Сегодня имена замечательных русских публицистов, историков и богословов того временя старательно вычеркиваются из нашей памяти. Теперь нам навязываются имена тех, кто готовил власть для большевиков: мелькают имена кадетов, октябристов, генералов-предателей и их потомков с мягко грассирующим «р». Теперь они, эти потомки учат как жить.

    А перед нами страна — великомученица — Россия. Дверь в нее еще закрыта. Пора распахнуть эту дверь, пора свободно войти в свою Россию, истинно народную соборную, православную, единовластную. 

    Парадоксы истории

    Светлой памяти Александра Ивановича Дубровина,
    председателя Союза Русского Народа

    История России с царствования Петра и до акта отречения последнего Русского Самодержца от Престола загадочна. Бесконечный ряд парадоксов и трудно объяснимых внутренних противоречий в политике правительства предстаёт перед нашим взором и вызывает недоумение. Русская история петербургского периода опрокидывает привычные схемы о классовых интересах и классовом антагонизме. Представления о том, что богатые и власть имущие сословия поддерживали тот строй, который давал им богатства, почёт и власть, а бедные и неимущие сословия боролись с Самодержавием - трещат по швам, как только прикасаешься к страницам русской истории.

    Большевистским идеологам пришлось немало потрудиться над тем, чтобы научить нас видеть то, чего нет. Внедрение в наше сознание определенных догм, названных идеологами "научным материализмом", и привело к тому, что мы в экономических проблемах увидели причину всех исторических событий, борьбу бедных с богатыми приняли за аксиому и везде находим классовые противоречия. Но именно потому, что мы принимаем законы формальной логики материалистической доктрины как самоочевидные, нашему уму и непонятен ход русской истории. Отсюда столько вопросов и недоумений.

    Тяжело дается та истина, что революция шла сверху, именно от владетельных и имущих классов. И что именно верхи проводили политику превращения Россом в социалистическое государство, способствуя распространению соответствующих идей в обществе. Точно и цинично сформулировал взгляд на технологию революции народоволец и террорист М.В.Новорусский (какая символичная для наших дней фамилия! - ред.), который, оценивая смысл событий 1905 года, писал:

    - Происшедшая революция далеко ещё не сказала своего последнего слова. И как ни внушительно было выступление на авансцену "самодержавного" пролетариата, историк не должен забывать, что строить баррикады и устилать улицы своими трупами - было всегда исконной привилегией четвёртого сословия всех народов. Этот наружный факт ещё ничего не говорит о внутренних пружинах. И когда речь идёт о революционных организациях, дальновидные люди никогда не забывают, что ни богатство духа, ни избыток героизма в них не могут сделать их деятельными, если иссякли питавшие их денежные ресурсы, и если остыло широкое сочувствие влиятельных общественных слоев." (М.Новорусский. Из размышлений в Шлиссельбурге. "Минувшие годы", №3, 1908, стр. 308).

    Смысл проводимой правительственными кругами Российской Империи политики будет ясен, если мы учтем одну существенную деталь. Чиновничий класс формировался из людей, чье воспитание проходило в духе скепсиса к ценностям Православия. Для атеистов в христианстве остается только внешняя, земная сторона. Отсюда логичным представляется ход мыслей правящей элиты, роднящей ее с сектой интеллигентов: с отрицания Истин Церкви - до идей социализма.

    Отрицали лишь насильственные формы перехода к этому земному раю, финалу человеческой истории. Но то, что он наступит непременно - в это уверовали в обществе чиновничьем и интеллигентском почти все. Уверовали и в "дух времени", и в "колесо истории", которое не повернешь, и в "общечеловеческую культуру", выше которой нет ничего на свете. Вместе с тем, Верховная власть в России имела дело с мощным выразителем Православия - народом, состоявшим преимущественно из крестьян и мещан. Оно было вынуждено считаться с этим фактом и прятать от народа свои взгляды. В этом надо видеть причину того, что правительство Российской Империи до самого последнего времени своего существования не имело своей разработанной идеологии и своих органов пропаганды. Масса недоуменных вопросов по этому поводу со стороны современников разрешается очень просто: правительство боялось обнаружить свои взгляды. Прикрываясь повторением формулы "Православие, Самодержавие, Народность" - оно на самом деле проводило политику прямо противоположную: утесняло церковную деятельность в общественной сфере, ограничивало власть Самодержца, унижало русское дворянство и отстраняло русских людей от власти. В области культуры и общественной сфере предпочтение со времен Петра оказывалось инородцам. Печать быстро стала еврейским предприятием и распространяла идеи межсословной внутринациональной вражды в среде русского общества. В результате - идеология гражданской бойни, революций была внедрена во все клеточки русского общественного сознания. Правую, монархическую, русскую национальную печать обвиняли (и обвиняют!) в разжигании межнациональной розни, имея в виду всегда то явление, что получило название антисемитизма, в то время как проповедь внутринациональной розни вполне одобрялась (и одобряется!). Не странно ли для проповедников гуманизма и демократии, которых и тогда, как и сейчас, было много, которые и тогда занимали ключевые позиции в правительственном аппарате России?

    От принятия Царского Венца первым Романовым и царской подписи на клочке бумаги с текстом отречения от Престола шел период неуклонного отречения власти от русской национальной традиции, всеми корнями покоящейся на благодатной полноте учения Христова - Православии.

    Но и в последний момент русской государственности у Царя был выбор, были миллионы людей, преданных Самодержавной власти. Представление о том, что сторонников такой власти у Царя не было, в корне неверно. Эти сторонники умело скрыты идеологами революции и демократии за вывеской "черносотенцы".

    Правда, однако, заключается в том, что первые массовые беспорядки революции 1905 года начались с акта самоограничения власти Самодержавной - Царского Манифеста 17 октября, а развал страны и гражданская война - с акта подписания Царем отречения от престола. Пятнадцатимиллионная армия, верная до того долгу и присяге, громадное число служащих и простых людей в самый ответственный момент в истории России остались без венценосного Главы государства Российского.

    Многие из них восприняли отречение Николая Второго с чувством глубокой горечи, увидев в нем акт измены священному началу всей русской жизни и государственности. Русский народ остался сиротой, он оказался разъединенным и униженным актом Самодержца.

    Правящие круги Российской Империи усвоили для себя материалистический взгляд на мир. Заботы экономического характера возобладали над заботами о духовном просвещении народа и патриотическом воспитании. Промышленность страны в последние десятилетия набирала невиданные в мире темпы. Шел неуклонный рост благосостояния народа, всех его слоев... А всеобщее недовольство не прекращалось. И последовал крах государства в точке высшего экономического и военного могущества Державы.

    То есть, весь ход событий был прямо обратен тому, чем он должен был- быть по учению всех революционных и демократических доктринеров с их материалистическим прагматизмом.

    Большевики, начертав на своем знамени "материализм", меньше всего думали об экономическом процветании страны. Первые 10 лет они вполне сознательно разрушали доставшуюся им мощную русскую промышленность - точь-в-точь - как сегодняшние правители России и теми же методами. Затем создали миф об "отсталой Царской промышленности". И затем до самого последнего времени стали проводить политику угнетения народа во всех сферах его деятельности. Во главу угла своей политики они поставили идеологические догматы, которым подчинили вопросы внутренней жизни страны, причем экономические вопросы были подчинены идейным соображением - в прямое отрицание всей марксистско-ленинской догматики о производственной базе и идеологической надстройке. Идея явно превалировала над материей.

    Правительство Царской России, провозгласив приоритет Духа, исповедовало материализм и проиграло. Большевики, следуя прагматическим идеям иудаизма, провозгласили материализм, исповедуя при этом махровый идеализм. Людей можно убедить в чём угодно, и они согласятся жить впроголодь в бараках и при этом петь песни "освобождённому труду". Из своих убогих коммунальных нор в зданиях казарменного типа их научат смотреть с ужасом на сытный, благодушный и процветающий царизм. Боясь сказать хоть одно критическое слово, они искренне будут повторять слова о деспотизме Царского режима. Изучая при этом тех, кто создал "шедевры мысли и слова" при том самом "деспотизме", что душил все проявления "свободной человеческой мысли".

    Идеологический плен опасней физического рабства. Достаточно слово "рабство" заменить на слово "свобода" и выдвинуть лозунги, льстящие человеческому сознанию, вроде народоправства. Достаточно представить надсмотрщиков выходцами из народа, назвав их парторгами, главами администрации, мэрами, секретарями, - как люди сами себя будут гнать в общем стаде на убой. И именно идеологический туман закрывает и сегодня разумные перспективы русской жизни, не давая понять ни прошлого страны, ни настоящего. Современная литература по русской истории, даже - самая благожелательная, наполнена верой в "дух времени", "поступательный ход истории", "демократию" и прочие идеологические мифы.

    Государство

    Демократическая и либеральная модель государства состоит приблизительно в следующем: государство - некое безликое начало, призванное обеспечить примитивные условия жизни человека, независимо от его взглядов, национальности и религии. По своему существу такое государство космополитично, внеисторично. Отрицание исторических разнообразий в жизни народов, признание всех религий и мировоззрений за нечто стороннее означает, что в основе идеологии такого государства лежит некая сверх-истина, превышающая истины любой религии, национальной культуры и любой нации. Здесь мы подбираемся к самой сути происхождения просветительской доктрины государства, языческой по своему историческому и идейному содержанию.

    Концепция "государства" как высшей ценности современного общества стала идеологией правящих кругов России со времён Петра I. До Петра была Держава. С воцарением его на древнем Московском Престоле начинается период умаления Державного начала во имя светского государства, где властям всё равно, кто и какую религию исповедует. Конечно, это только в логическом смысле, но не в историческом. В историческом смысле эра "веротерпимости", "свободы слова" и "свободы совести" означала жестокое преследование Православной веры, избиение священников, унижение национальной гордости и преследование за слово Правды Христовой. Началось закрытие монастырей, запрещение держать бумагу и чернила монахам, разорение многих часовен, вырывание ноздрей за разговоры о чудесах и прочее в том же чисто просветительском духе. Эта традиция угнетения Православия больше уже никогда не покидала русскую землю, и, в большей или меньшей степени, стала привычкой для правительственной власти Российской Империи до самого последнего её дня.

    Когда человек умирает, говорят: "Душа покинула тело". Процесс покидания душой тела России начался со сбрасывания церковных колоколов со звонниц и переплавления их в пушки. Эта страшная процедура, предпринятая Петром, уже сама по себе говорила о страшной ущербности новой власти, переехавшей править Россией из Москвы в масонский Петербург. Понятно, при такой процедуре меньше всего задавались вопросом - а будет ли благословение Божие на дела бранные. Северная война, затеянная Петром, шла, как известно, тяжко, долго, а главное, без народного вдохновения. Но дело даже не в этом.

    В конце концов люди делали Царёво дело, как своё собственное. Но обратим внимание на интересную деталь. Те земли, которые приобретались во времена Московской Руси, и сегодня в абсолютном большинстве входят в состав коренной России, а те земли, что приобретались во времена Империи, после Петра, почти все отошли к "суверенным республикам". Причина этого явления проста. Московская Русь, присоединяя земли, приобретала их для русского Православного народа. Властям Державы не приходило в голову заискивать перед поляками или иудеями, немцами-лютеранами, не говоря уже о католиках. Держава, покоящаяся на твёрдом убеждении в превосходстве Православия, не нуждалась в постоянном самооправдании.

    Когда дипломат Царя Алексея Михайловича Ордын-Нащокин предложил заключить союз с поляками для войны со шведами, для чего потребовалось бы отступиться от Православных черкасс (малороссов), Царь назвал это предложение непристойным и заявил:

    "Собаке недостойно есть и одного куска хлеба Православного (т.е. полякам недостойно владеть и западною стороною Днепра); только то не от нас будет, - за грех учинится. Если же оба куска хлеба останутся собаке вечно есть, - ох, кто может в том ответ сотворить? И какое оправдание примет отдавший святый хлеб собаке? Будет ему воздаянием преисподний ад, прелютый огонь и немилосердные муки. От сих же бед да избавит нас Господь Бог милостию Своею и не выдаст Своего хлеба собакам".

    Этот ответ Царя своему любимому боярину Ордыну Нащекину ясно говорит, на каких началах стояла Русская Держава. С точки зрения "политического искусства" и "государственных интересов" отказ Царя предать единоверных казаков во имя высших соображений не имеет оправданий. Но интересы русского Православного народа и "государственные интересы", как вскоре выяснилось, разные вещи.

    "Государственным интересам" всё равно, во что верят граждане. Им как бы всё равно даже, какой кто национальности. Плати подати и подчиняйся закону. Как бы!.. Но об этом ниже.

    Хорошо известно, что русское Православное население в Малороссии и Белоруссии стонало под гнетом католической шляхты, еврейских арендаторов и корчмарей. Казалось бы, после присоединения этих земель к России при Екатерине Второй шляхта должна была быть изгнана вместе с этими арендаторами, и население смогло бы свободно вздохнуть под опекой Православной Государыни. Ничуть не бывало. Ничего существенного в этом отношении не произошло. Вся шляхта осталась на местах, как и еврейские арендаторы-корчмари. Говоря словами Царя Алексея, собаке был отдан хлеб Православный. И ясно, почему. Умы, "колеблемые ветром", хорошо усвоили азы "государственной политики". А эти азы требовали решительно забыть и "о преисподней ада", "немилосердных муках", которые ожидают искусных политиканов после смерти и наказание за предательство.

    В результате, и войдя в состав России, Православные оставались такими же угнетёнными, как и под короной польской, во имя "государственных" интересов". Лишь после восстания польской шляхты в 1863 году часть польских помещиков потеряла свои имения. Что же касается еврейских капиталистов, мелких и крупных, то те всегда имели полную возможность беспрепятственной эксплуатации Православного населения. Распространяться на этот счёт - только тратить время. На эту тему написано и переписано. Диапазон известен: от какого-нибудь мелкого шинкаря до миллионера Гинзбурга. (Ю.Гессен "История еврейского народа в России"). Подобную картину нельзя было представить во времена Московской Руси. Не потому, что она - Московская, а потому, что она Православная и Державная.

    Впервые появившиеся на государственных должностях при Петре I всевозможные иноземцы, протестанты, католики, а то и иудеи вроде Шафирова, в аппарате управления страной сделали невозможным утверждение Православия как единственно верной и благодатной религии. Понимая прекрасно всё это, предпоследний Патриарх Иоаким слёзно просил Петра не ставить иноземцев в начальники над русскими Православными людьми. В XIX веке Святой Амвросий Оптинский так говорил о причинах ослабления веры:

    "... если уж, как сказано, кроме Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви, каковой и называется и есть Церковь Православная, так сомнительно спасение других вероисповеданий, то почему же в России не проповедуется истина сия? На это ответ очень простой и ясный. В России допущена веротерпимость, и иноверцы наравне с Православными занимают у нас важные должности: начальники учебных заведений по большей части иноверцы: начальники губерний и уездных городов часто бывают иноверцами... где ни начни духовное лицо открыто проповедовать, что вне Православной Церкви нет спасения, сановитые иноверцы оскорбляются. От такого положения русское Православное духовенство и получило как бы навык и укоренившееся свойство говорить об этом предмете уклончиво ".

    Господствующая по Закону Церковь попала в положение гонимой. А с ней в положение гонимого попал и весь Православный люд.

    Одна иллюстрация. Русские солдаты вели войну на Кавказе почти сто лет. Кавказская война обошлась русскому народу в миллионы рублей и тысячи убитых.

    В результате к 1910 году на пустопорожних землях было поселено 1200000 армян, греков, латышей, эстонцев и татар. И только двести тысяч русских.

    Кажется, Империи всё равно, кто в ней живёт: те, кто её создавал, или те, кто приехал на готовенькое. Но, как мы видим, не всё равно. Просветительская доктрина со своими "национальными равноправиями" и "свободами совести" зла и мстительна к народам здоровым и сильным. К русскому же - особенно.

    Эту точку зрения ясно выразил и Ленин, когда призывал не путать национализм малых народов, который надо приветствовать, и национализм большого народа, с которым надо бороться всеми средствами, уничтожая его самосознание, его религию и его самоуважение. Как мы видим, вождь иудейского большевизма ничего нового не сказал. Новое было в масштабах и цинизме.

    Петербургская правительственная власть в этом вопросе занимала твёрдые позиции: русским крестьянам приобретённых русским оружием земель не давать. Реальный принцип "равенства народов". Одни завоевывают, отдают на смерть своих сынов, другие получают плоды этих бранных трудов. Ведь "государству" все равно, кто будет там или здесь жить и трудиться. Именно поэтому вся просветительская концепция "государства" ложна от начала до конца.

    Вступив на трон, Пётр понял, что государство, которое он будет создавать на месте Русской Державы, русскими руками не сделаешь. И потому свою войну номер один он открыл с русскими Православными Иерархами. От настоятеля монастыря до епископа все места были постепенно заняты выходцами из Малороссии, прошедшими иезуитские школы. Только при Екатерине русские стали допускаться на первые места в церковной иерархии. Не потому, видимо, что Императрица была русской по духу, как это принято иногда трактовать. А потому, что появились и среди поповичей люди с гибким умом, обученные политесу. Откуда же им было взяться при Петре Первом? Народ тогда твердо знал, что существует только одна настоящая Вера, его. Православная. Остальные же вроде фальшивой монеты. Иначе и быть не может.

    Держава таяла так же тихо как лёд. Над ней горело не солнце весны, а солнце заката. Закат длился долго и был виден не всем. Многие принимали его за восход.

    Яд либерализма

    Героический период русской истории кончился в царствование Александра Второго. Неоправданной сдачей Севастополя, который вполне можно было ещё защищать, начался период порт-артуров и цусим. Каждый раз победа ускользала в последний момент. И множился слой людей, впрямую заинтересованных в поражении России. Люди, воспитанные на идеях либерализма, абстрактной государственности и, соответственно, демократии составили ту секту, что еще в веке шестнадцатом получила название ереси жидовствующих, а теперь именуется интеллигенцией.

    Можно кратко упомянуть вехи деградации Русской Державы.

    В желании прослыть либералом, Император Александр Первый вместо Священного Синода учреждает министерство духовных дел. Здесь Православный Епископ сидит рядом с муллой и раввином. Синод становится отделом этого министерства. Объявляется, что Церковь есть внешняя обрядовая оболочка истинной, внутренней церкви. Открываются по всей стране отделения Библейского общества. Свободное толкование библейского текста должно, по мысли Императора Александра Первого и его помощников из числа масонов, стать заменой Православию. На Россию обрушиваются полчища залетных проповедников из Англии и Германии. Масонство становится таким же необходимым средством сделать карьеру, как в недавнее время членство в КПСС, а теперь - в демократических структурах.

    Уже Г.Р.Державин во времена Павла Первого столкнулся с мощным противодействием со стороны правящей элиты, когда после проведенной им ревизии Западных губерний пытался ограничить хищные наклонности еврейских корчмарей и арендаторов в Белоруссии, доводивших крестьян до абсолютного обнищания, голода и вымирания. К своему удивлению, он обнаружил, что еврейский кагал имеет мощную поддержку се стороны членов правительства. В конце концов сенатор Г.Р.Державин вынужден был уйти в отставку. И именно проводимая им ревизия разоренного еврейскими корчмарями-ростовщиками края, и выводы, предложенные им для защиты русского населения, не понравились Александру Первому, заступившему к тому времени на Престол. Защищать русское Православное население масонское правительство: все эти Сперанские, Потоцкие, Зубовы, Лопухины, Чарторижские не собирались. Державин думал вначале, что "Государь остережётся людей, его окружающих и покровительствующих жидов", но сильно в этом ошибся. ("Записки" Г.Р.Державин, 1860 г. Из советского издания 1984 года эти сюжеты полностью изъяты).

    Со времён этого либерального Императора на Русском Престоле начинается эра проникновения в русскую жизнь иудейского начала вместе с присущим ему отрицанием русской исторической жизни - Православия и Самодержавия. На повестку дня становится вопрос о светлом будущем всего человечества, которое в талмуде называется Гаолам габа, а на политическом языке - социализмом. Нет ничего удивительного в том, что русское правительство всех царствований 19 века открыло дорогу для пропаганды социалистических идей, и что один из первых марксистских журналов в России выходил на деньги самого правительства.

    Реформы Александра Второго, столь воспеваемые нынешними либералами, нанесли непоправимый вред России. Они проводились по планам мировой демократии для водворения в России некоего суррогата парламентской республики. На страну нахлынула волна варшавских евреев-банкиров. Перед отменой крепостного права в 1961 году по неведомым причинам количество денег в обращении было сокращено в два раза. Кредит исчез в то самое время, когда потребность в нём возросла в несколько раз, а теперь ставка делалась на наёмный труд. В результате проделанной финансовой операции началось массовое разорение помещиков. Беднели и крестьяне. Все мы помним некрасовские строки: "Одним концом по барину, другим - по мужику". Уменьшение в обращении наличных денег примерно с полутора миллиардов до восьмисот миллионов говорит о сознательной акции разорения народного хозяйства. (С.Ф.Шарапов). Создатели органов самоуправления - земств исходили из одной цели: дать побольше свобод местной интеллигенции, поменьше контроля со стороны правительства. Надо ли говорить, что вместо занятий чисто хозяйственными делами, весьма скучными и требующими терпения и деловитости, земства занялись политиканством. Повсюду появились свои робеспьеры и дантоны. Прикарманивание народных денег, заискивание перед поляками, евреями, магометанами, предоставление льгот на местах всем народностям за счет русских средств и прав - это стало нормой тех лет. Больше всего власти боялись прослыть "ретроградами". Уже в этот период политика державная стала по сути исторической бутафорией при проведении государственных праздников.

    Кучка в несколько десятков террористов с 60-х годов держала под прицелом весь правительственный аппарат Империи. Та сила, которую в Московской Руси раздавили бы в две минуты, при Александре Второю сотрясала всю страну. Позаботились создать и гласный суд, и суд присяжных, и демократическую прессу. Власть, имея громадные силы, оказалась как бы связанной сентиментальным либерализмом. Державному Орлу связали крылья нелепыми теориями и абсурдными доктринами.

    "Если государственность недостаточно национальна, если ей всё равно - кто бы ни проникал к очагам власти, свой или чужой, если ей всё равно, какое просвещение прививается к нашей почве, своё или чужое, то постепенно и методически все центры общества будут захвачены нерусским элементом, - или равнодушным, или враждебным России". (М.О.Меньшиков. "Письма к ближним", 1911 год. стр.260). По английским источникам Александр Второй молодым вступил в масонскую ложу. Его масонское окружение - масоны ещё новиковской закалки.

    С создания земств начинается очередная кампания гонений на Православие. Теперь силами уже вполне зрелой "секты жидовствующих" - интеллигенции. По всей стране закрываются церковно-приходские школы. Из 21 тысячи к 1864 году их вскоре не осталось и 4 тысяч. (Так готовилось поколение для революции. Ведь Православный человек не пойдёт против Православного Царя. - ред.) Правительство отказало в материальной помощи духовному просвещению народа. Любопытен лозунг тех лет, под которым велось это мракобесное преследование подлинного просвещения: "Просвещение должно быть "культурным", а не религиозным!"

    Тут есть над чем задуматься. Если чем и держалась до тех пор Россия, то это крепким народным бытом, трудовым навыком, внушениями Церкви и близкой народу властью, своей, природной. Но к середине 19 века власть в губерниях и уездах переходит в руки инородцев, Церковная проповедь в конце века заменяется еврейской газетой, наполненной революционной дешёвкой и весёлым зубоскальством.

    Конец 60-х и 70-е годы характеризуются ещё одним, страшным с точки зрения защиты государственного строя, явлением. В это время охотно привлекают на государственную службу вчерашних революционеров. Особенно в ряды судейского ведомства. (Л.Ф.Пантелеев "Воспоминания" Москва. 1948). При Александре Втором, министерство юстиции становится верным оплотом либерально-революционного движения. Оправдание Веры Засулич, стрелявшей в градоначальника Трепова, всколыхнуло всю Россию. Возмущению не было предела. Но уже была логичной и стрельба по самому Царю. "Благородные" охотники на жизнь Царя одним взрывом в Зимнем Дворце убили около 40 молодых солдат, находившихся в караульном помещении. Впрочем, революционные "подвиги" слишком хорошо известны, чтобы о них долго распространяться.

    Бессилие власти было показным и лукавым, предлогом для оправдания своих действий в глазах Православного люда. Правда заключается в том, что по сути правительство и революционеры имели одну цель и делали одно дело каждый по-своему. Отсюда и острое ощущение соперничества и сознание идейной близости, раздражительность и нервозность с обеих сторон: кто быстрее успеет сделать больше для дела прогресса, всемирной демократии и неизбежного в роковом ходе истории социализма. Вопрос стоял примерно так: откуда лучше подойти к конечной цели "мирового прогресса": сверху и постепенно, или снизу и сразу. Сверху, с высоты правительства Его Императорского Величества, раздавалось: подождите, господа, год-другой, будет по-вашему. А снизу: не хотим ждать, хотим сразу и всё, мы это дело сделаем лучше Вашего.

    При Александре Втором Россия вступила в эпоху хронического кризиса власти. В печати, искусстве, литературе и науке либерально-демократические держиморды установили диктатуру своей куцей идеологии. Уже к концу 50-х годов никто в "культурном" обществе не мог сказать ни одного свободного слова. Некрасов, например, подвергся обструкции "передовых" кругов за свое стихотворение "Тишина", напечатанное в "Современнике" (1857, № 9) И впоследствии был вынужден изменить текст, особенно 4-й главы, где были слова о "Божьей Благодати", о награде молящимся за "Благодушного Царя" и т.д. Этот же террор "передовых" кругов ранее привел к смерти Н.В.Гоголя. Реакция тех, кого он считал своими ближними и друзьями, на его "Избранные места" потрясла всё его существо. Он вдруг увидел, что эти "друзья" во главе с Белинским просто использовали его талант для осмеяния России и не могли простить ему измену "передовым" идеям. Он был потрясён, увидев, что никакой дружбы в этом интеллигентном обществе нет. А есть только использование во имя разрушения страны.

    Примерно той же участи подвергся и Пушкин. Ход его внутренней эволюции известен: слева направо. Стихотворение "Клеветникам России", высокое мнение поэта о Самодержавии и личности Николая Первого и низкое - об американской демократии - всё это, по демократическим меркам, было проявлением явного черносотенства. С годами нарастало отчуждение между ним и "обществом". Злобная критика на его произведения нарастала. Пушкина упрекали в том, что в его произведениях нет "разоблачительной тенденции". Совершенно очевидно, что его убило "передовое" общество. Единственный, кто помогал ему, а после его смерти и его семье, был воплощённый Царизм в лице Императора Николая Первого.

    Вокруг А.С.Пушкина - сторонника Самодержавия в России и мудрого противника демократии - возникла пустота и холод отчуждения. Салонная культура его времени отличалась от разночинной времен Некрасова только по форме. По этому поводу отметим одну странную особенность дореволюционной России. Самодержавие не имело своей системы пропаганды в органах печати и не знало системы поощрения своих приверженцев. В Царской России каждый писатель, который переставал работать на нигилистов, демократов и революционеров, подвергался остракизму, лишался заработка и умирал в нищете, если, конечно, не имел постороннего дохода.

    Совсем другое дело, если писатель трудился на общую революционную идею, посильно готовя приход к власти комиссаров в кожаных куртках с бердичевским акцентом. Гонорары писателей левого лагеря, принадлежащих журналу "Современник", позволяли им путешествовать по Парижам, откладывать деньги в банк, покупать деревеньки с землицей и вести вальяжный образ жизни. 100-150 рублей за печатный лист, а то и больше, это были очень большие по тем временам деньги. Чернышевский и Добролюбов получали за свои статьи по 50 рублей за лист, но оба были дольщиками журнала и получали большие дивиденды, например, в 1861 году - по 5000 рублей. Салтыкову-Щедрину платили в "Современнике" по 100 рублей за лист и жалование - 150 рублей в месяц. Его материальное положение ухудшилось в то время, когда он служил вице-губернатором. Быть писателем-демократом оказывалось делом более доходным, чем служба Царю и Отечеству. Гонорары Тургенева, Гончарова были просто громадными. За "Дворянское гнездо", напечатанное в 1859 году, Тургенев получил от Современника" 4000 рублей, то есть, по 400 рублей за лист. Этой суммы хватало на несколько лет безбедной жизни.

    И в последующие годы российские толстосумы щедро оплачивали "передовую" литературу. Ибо и в те времена (как и в наши - ред.) газеты и журналы не приносили доходов и были в большей или меньшей степени убыточным предприятием.

    В то время, как у правительства не хватало денег на церковно-приходские школы, на поддержание правых общественных организаций, левый лагерь разворачивал свои боевые порядки, имея прекрасное материальное обеспечение. Печать, школы, университеты стали заповедниками враждебных государству сил.

    Ко времени воцарения Николая Второго правительственный аппарат состоял из либералов кадетского типа. Именно в это время среди высших чиновников доктрина просветительского государства и получила своё законченное выражение. В сущности говоря, едва ли не единственным человеком, исповедующим еще идею державную да и то с колебаниями влево, был сам Царь. Но ведь и он - человек, причём нерешительный и связанный либеральными предрассудками. Громадная страна со сложившимся уже чиновничьим управлением неуклонно переходила на рельсы либерализма и двигалась в сторону социализма. Воля одного человека, хотя бы и Царя, не могла сделать в этих условиях многого.

    Кроме того, Царь был очень ограничен в выборе лиц в члены правительства. Это могли быть лишь представители первых четырех классов табеля о рангах. При Николае Втором этот круг составлял примерно 400 человек. Но если эти люди были пронизаны кадетско-либеральными идеями и испытывали скрытую неприязнь к Церкви, то возможности Самодержца остановить разруху были очень ограничены. Но всё-таки были! Это надо сказать определённо. Либерально-светское воспитание, полученное Николаем Вторым, нерешительность порождали и отсутствие ясной кадровой политики в подборе руководящего аппарата страны. Как ни был, например, лично симпатичен Императору председатель Союза Русского Народа врач Александр Иванович Дубровин, но он так и не получил чина действительного статского советника, а пребывал в том же чине статского, с которым выходил в отставку с государственной службы. С другой стороны, надо учитывать и то, что назначение какого-нибудь отдельного лица, преданного Престолу, уже ничего не меняло в сложившейся системе управления. Чиновничий мир умел устраивать обструкцию нежелательным лицам в своей среде. Именно благодаря этой системе масонство смогло заполнить нужные посты своими людьми. Особенно эта тенденция проявилась в последнее десятилетие перед революцией.

    Было много загадочного в системе государственных назначений в этот период. Например, как сказано, тот же Александр Иванович Дубровин, председатель Союза Русского Народа, доктор медицины, детский врач, отдававший много денег на детские приюты, а после кровавого бунта 1905 года посвятивший всего себя делу охраны Отечества, так и не смог получить чин действительного статского советника. А вот Давид Самуилович Флексер, о котором, конечно же, никто из нас и не слышал, иудей по вероисповеданию, даже не приняв святого Крещения (!) по протекции А.В.Кривошеина получил от Государя чин действительного статского советника, а с ним и потомственное дворянство! Земельными вопросами в правительстве Витте занимались два еврея: Кауфман и Кутлер, а идеологическим обеспечением правительственной программы ведал другой еврей, сын раввина - Гурлянд, редактор правительственной газеты "Россия". Технический персонал, обслуживающий Гос.Думу, на 3/4 состоял из евреев и немцев. Секретарем последнего министра внутренних дел Протопопова был Вайнберг Наум Моисеевич.

    Положение Государя, как мы видим, было непростым. И всё-таки были по-настоящему правые государственные деятели. Была правая группа и в Думе, и в Государственном Совете. Другое дело, что к ним за помощью Царь не обращался, больше полагаясь на сторонников еврейско-масонской "общественности" и уравновешивая их "левизну" назначением небольшого числа умеренно правых министров. И при этом внимательно следя за тем, чтобы их правость не шла в ущерб "прогрессивной общественности" в лице Гос.Думы.

    Уже во времена Александра Третьего многие распоряжения Царя открыто не исполнялись. Например, приказ о выселении нескольких сот незаконно проживающих в Москве еврейских семей. Государственный Совет открыто заявил, что такое распоряжение неудобоисполнимо. Кроме того. Царь находился в полной зависимости, как и любой правитель, от характера представляемой ему информации. Как будет составлен доклад, как представлен и кем, - все имеет значение. Не говоря уже о самом главном - о характере воспитания наследника Престола. А этими воспитателями были со времен Екатерины Второй исключительно масоны-либералы. Дворцовая атмосфера с той же поры была пронизана увлечениями оккультизмом, спиритизмом, теософией и кабалистикой. В этой среде Православие считалось синонимом отсталости и невежества. Зато кабалистика и сочинения западных мистиков, идеологов масонства - вечно живым глаголом.

    Весь XIX век проходит под знаком увлечения оккультизмом. Книги мистиков-каббалистов имелись в доме каждого грамотного обывателя. На этой литературе вызревала "новая порода" людей- интеллигенция. Имена Сен-Мартена, Эккартгаузена, Беме, Юнга Штиллинга, как затем Папюса, Блаватской, Безант и других-проповедников иудаизма, были на слуху каждого москвича и петербуржца, имевшего за плечами хотя бы гимназический курс обучения. Эта идеология была тем нулевым циклом, на котором потом возводились штаб-квартиры различных революционных партий. Этот момент в жизни русского общества - важнейший для понимания событий; последующих лет и причины катастрофы.

    Слово "масон" (в просторечии "фармазон") также было на слуху среднего обывателя на протяжении всего XIX века. Масонство никогда не прекращало в России своего существования. В сороковые годы, когда официально его как бы и не было, Аполлон Григорьев, известный писатель и критик, вступил в ложу Московского Университета, согласно его собственным воспоминаниям и воспоминаниям его товарища, поэта Фета.

    Характерен, например, такой эпизод из жизни А.Герцена. Будущему писателю всего пять-шесть лет. О чём он разговаривает со своей маленькой подругой Пассек? Он рассказывает ей о подвигах Ильи Муромца? Нет. О Добрыне Никитиче, разящем врагов земли русской? Нет. О смелом Иванушке, побивающем Змея Горыныча? Ничуть не бывало. Бесштанный и сопливый будущий революционер рассказывает маленькой девочке об обрядах вольных каменщиков. Вот что формировало детскую душу будущего революционного демократа, сына австрийской еврейки. Еще маленького и кудрявенького, его ввели в круг масонских представлений. Чего же после этого удивляться появлению на герценском "Колоколе" шестиконечной звезды? К концу 19 века боевой лагерь иудействующей части российского общества - интеллигенции - полностью организовался. Зинаида Гиппиус в своих воспоминаниях употребила в отношении интеллигенции слово "орден". И отметила его внутреннюю спаянность перед лицом Престола и Алтаря - его главных врагов.

    Говоря об этом времени, есть соблазн сделать ответственным за всё плохое одного человека - Царя. Или списать всё негативное на заговор масонов. Конечно, Император уже по своему положению есть главное лицо, отвечающее за состояние страны. Но представить себе одного человека в громадной стране со 175 миллионами жителей на пространстве большем, чем территория СССР, всесильным - просто нелепо. Правительство откровенно перемигивалось с заговорщиками. Знаменателен сам факт: главным действующим лицом заговора был друг премьер-министра П.А.Столыпина полуеврей А.И.Гучков. Личность этого лидера октябристов до того гнусна, что неизбежно бросала тень на каждого, кто имел с ней какие-либо отношения в политике. Если кадеты были призваны вести осаду Престола и Алтаря снаружи от стен охраны, то октябристы вели разложение правительственного лагеря изнутри.

    В народе октябристов называли "кадетами второго сорта". Именно эту партию Столыпин сделал правительственной в Третьей Государственной Думе. Столыпин хотел взять в союзники и кадетов, зазывал их в правительство в 1906 году, но те отказались. Поразительно, что в то время, когда Столыпин вёл переговоры с главарями кадетов о вхождении их в правительство, было уже известно о тесном взаимодействии этих революционных интеллигентов с террористами из числа эсеров и эсдеков.

    Нелишне в этой связи привести национальный состав кадетской партии на 1906 год ("День" 30 мая 1906 г. № 119).:


    русских - 15 000;
    поляков - 12 000;
    малороссов - 800;
    латышей - 400;
    евреев - 80 000.
    Обе ведущие оппозиционные партии - кадет и октябристов - на самом деле были не более чем легальным прикрытием масонских организаций и имели одно руководство. В Третьей Государственной Думе оно было оформлено как думское масонство. За одним столом сидели кадеты, эсеры, эсдеки, октябристы и прочие. Все эти так называемые политические деятели, вроде Милюкова, Шипова, Гучкова, Маклакова, Львова и прочее, были обычными марионетками и своего голоса иметь им не полагалось.

    Историки эмиграции, принадлежащие едва ли не поголовно к ордену вольных каменщиков, вроде, как можно предположить, сегодня трудящихся на этой ниве Рутыча Н.Н. или Солженицина А.И., пытаются доказать, что всё могло быть иначе, если бы Столыпин был жив, или Царь сделал бы не тот политический шаг, а этот. Долго и занудно описываются те или иные сюжеты тех лет. Но за тягучим описанием событий авторы избегают говорить самое существенное и главное. А оно состоит в том простом факте, что организация, взявшаяся за "улучшение" России, изначально взяла курс на разрушение исторической России, свержение Самодержавия, уничтожение Церкви и всего религиозного быта народа. Этой силе нужна была полная победа. И более ничего. Она ненавидела русский народ. Она радостно приветствовала военное поражение России, препятствовала перевооружению страны после японской войны. Добивалась развала России на федеративные области; в руководящий состав организации, назвавшей себя "партией кадет", целиком вошли еврейские националистические группы, отчего и называли её не иначе, как "жидокадетской" (см. выше). Подлинное лицо этих фигляров ясно обнаружилось после февральского переворота.

    Что представляла собой эта партия, было достаточно известно и в те времена. Ведь тогда не очень-то умели хранить секреты. Многим хотелось сразу попасть в историю. Писали по свежим следам воспоминания, сплетничали: газетчики чутко улавливали слухи. Из Департамента Полиции её собственные чиновники крали секретные бумаги и тут же публиковали факсимиле этих документов. Принимая всё это во внимание, трудно понять поведение правительства м самого Царя.

    Ему в наследство досталось немало тяжёлых привесков, вроде Сергея Юльевича Витте. Краснобай, масон, трус, ставленник еврейских банковских спрутов, он пользовался поддержкой Императрицы Марии Фёдоровны, матери Николая Второго. На его совести - события 1905 года. Нельзя не учитывать, что Сам Государь находился несомненно в плену либеральных воззрений. Как и многие из его поколения, он эволюционировал слева направо. Надо сказать, впрочем, что большинство правых деятелей в русской истории этого периода в молодости были махровыми либералами. Такими их делала система российского образования. Прозрение давалось тяжело и было делом личного подвига.

    И чем выше была степень прозрения, тем больше становилась стена отчуждения от самых близких людей. Прозревших было мало. Масонская деятельность на протяжении прошедшего века имела прекрасную организацию, особенно общественного мнения, имела в руках печать, деньги и возможности пристраивать своих людей на тёпленькие местечки.

    Ещё во времена Екатерины Второй, захватив мозговые центры страны, университет и систему обучения, масонство имело возможность пополнять своими людьми чиновничий аппарат России. В первую очередь были захвачены Министерство юстиции, Министерство Внутренних дел, иностранных дел, промышленности и торговли. Об этом в предреволюционные годы откровенно писалось в газетах.

    По сообщению видного деятеля министерства внутренних дел С.П.Белецкого, расстрелянного большевиками в 1918 году, в делах департамента полиции имелась схема одной из масонских организаций. "Из этой схемы можно было заключить, - сообщал Белецкий, - что Витте являлся председателем одной из лож, заседавших в Петрограде, что оттуда шёл даже акт о веротерпимости 17 апреля 1905 года, а Преосвященный Антоний Вадковский, который в то время был Митрополитом и сторонником освободительных идей Витте, так же принадлежал к этой ложе..." А по мнению другого видного чиновника полицейского ведомства Курлова, к масонской организации принадлежал и сам П.А.Столыпин ("Падение царского режима", т.3. с.333-334). Это сообщение совпадает с мнением правых газет того времени. А сегодня известно, что большая часть их сообщений оказалась верной. Задолго до откровений самих масонов, Г.А.Шечков, депутат Третьей Гос.Думы и член Союза Русского Народа, опубликовал отдельное обширное исследование "Масонство Третьей Государственной Думы". Читали ли его те, кто отвечал за сохранение Державы?

    Революционный террор

    Новый этап разрушения России начался осенью 1904 года, когда в Париже состоялось совещание российских масонов-революционеров, представляющих различные революционные организации: от будущих кадет до эсеров. Показательно, что финансировалось это совещание, проходившее в разгар русско-японской войны, японским полковником Акаши ("Тайны русско-японской войны". М. 1993 г.). Когда же к июлю 1905 года волна беспорядков стала стихать, правительство постаралось сделать революционерам подарок. Была объявлена автономия университетов. Сам Троцкий назвал этот указ подарком, которое сделало Царское правительство революции. Теперь на территорию университетов полиция не могла войти без разрешения совета профессоров. Надо ли говорить, что здания университетов превратились в фабрики по производству оружия и в места бесконечных революционных митингов. Последовавший затем приказ по губерниям вывести за город войска или увести их в казармы и не вмешиваться в уличную жизнь, дал почувствовать передовой интеллигенции, что её час пробил, и пора идти брать власть в свои руки. Москва погрузилась во тьму. Осень 1905 года была для жителей крупных городов России едва ли не сплошным кошмаром.

    По улицам ходили группы вооруженных людей, раздавались выстрелы. Шли грабежи, насилия. Механизм организации массовых волнений, как и забастовок, был прост. Хроника тех дней фиксировалась газетами, свежими воспоминаниями тысяч участников смуты. Это уже потом стали прятать факты и писать языком поэтических аллегорий: "буря революции "восставший пролетариат", "возмущение народных масс" и т.д. Страна попала во власть политической мафии. На фабриках и заводах действовали террористические группы. Мешавших делу революции рабочих и инженеров терроризировали. Вплоть до убийства.

    "Книга русской скорби" (9 выпусков 1908-1914 годов содержит имена и фотографии этих убиенных красными террористами людей. Рабочих, губернаторов, инженеров, даже детей. Фотография, краткая биография и обстоятельства гибели. Врываясь в цеха, бандиты приказывали под угрозой) смерти прекращать работу и покидать территорию завода.

    В 1905 году проходила забастовка на Путиловском заводе, где количество боевиков не превышало 500 человек при 16000 работающих. Работниц соседней фабрики буквально вытаскивали за косы, избивали, требуя прекратить работу. Отключали подачу электричества. Нередко обстреливали те фабрики и цеха, которые не желали присоединяться к забастовщикам. Избиения, увольнения с работы на заводах, где господствовали уже "свои" инженегры и "своё" начальство, были обычным делом. Обращаться в полицию с жалобами на безобразия, творимые революционными бандитами, было бесполезно и небезопасно, как и в наши дни при подобных обстоятельствах. Для иллюстрации - выдержки из газет той поры.

    "ДЕНЬ" N 202 (7 октября 1906),
    "Иностранцы русской революции":
        

    В "Новой Цюрихской газете". "Считаем своим нравственным долгом указать на гнусность образа действий русских революционеров: так как несовершеннолетние не подлежат смертной казни, то революционеры вербуют подростков и тренируют их для убийств. К сожалению, они могут похвастаться в этом деле большим успехом. Они пользуются истеричными женщинами, и такого рода извращённые существа - продукты вырождения - были посланы против Чухнина, Клингенсберса, Каульбарса и Сахарова. Таким образом, образовалась своего рода антреприза убийства, которая поистине изумляет своею подлостью и низостью.


    "ТВЕРСКОЕ ПОВОЛЖЬЕ" N 225 (7 октября 1907)
    "Гешефтмахеры революции":
        

    ... за три года революция обошлась России в ТРИ МИЛЛИАРДА рублей - только от забастовок и промышленных погромов. Это контрибуция, какой не приходилось ещё выплачивать никогда ни одной побеждённой стране!
    (годовой бюджет России в эти годы - 2 миллиарда 400 миллионов рублей - прим. автора)


    "ВЕСТНИК СОЮЗА РУССКОГО НАРОДА" N 193 (29 июля 1914)
    "Рабочие и их совратители":
        

       ..."Берлинер Тагеблатт" N 371 за 1914 год  сообщил, что забастовочный комитет (Петербург) получил от иностранных социал-демократов полтора миллиона рублей для организации забастовки.
       Эти деньги, конечно, не принадлежат социал-демократам, у которых такой сумме неоткуда взяться. Об источниках говорит г.Фромат в своих воспоминаниях в "Московских Ведомостях" N 158, 1914.


    "ТВЕРСКОЕ ПОВОЛЖЬЕ" N 191 (20 июня 1907)
    "Агитация разрастается":
        

    На днях убиты октябрист Дорошенко и союзник (член Союза Русского Народа - прим. автора) Егоров. Газета "Подъём" объясняет это тем, что Дорошенко приобрёл большое влияние на рабочих, недавно по его инициативе был отслужен молебен об избавлении Государя Императора от опасности и послана Государю Императору верноподданическая телеграмма.


    "МОСКОВСКИЕ ВЕДОМОСТИ" (11 января 1906)
    "О борьбе с крамолой":
        

    ... Весьма характерно, что из всего числа революционных агитаторов, задержанных администрацией, около 90% приходится на евреев, а масса прокламаций для политической пропаганды выпущены преимущественно революционными обществами под названием "БУНД", "ПРОЛЕТАРИЙ"... P.P.S. Приняв во внимание подобное еврейское рвение к революционной работе, станет понятным появление взрывов народного негодования по адресу народа израильского...

    Народный отпор террористам

    В этих условиях нормальные люди, которым хотелось работать, а не митинговать и бастовать, пытались найти защиту в создании своих объединений. Они и появились в дни поздней осени 1905 года. Но для того, чтобы противостоять вооружённым бандитам, надо было и самим иметь оружие. Вот здесь и начинается новый парадокс власти тех лет. Правительство запретило создавать какие бы то ни было вооружённые формирования на общественных началах. Левые газеты подняли крик о черносотенных боевых отрядах. Красные же не спрашивали разрешения у правительства на ношение оружия. Не имели они потребности и регистрировать свои боевые отряды, которые действовали на всей территории Российской Империи. (История повторяется в наше время: практически легально действующий "Бейтар" с одновременными причитаниями о несуществующих "еврейских погромах" - прим. ред.) Население было терроризировано красными бандитами, будущими чекистами, надзирателями концлагерей, секретарями райкомов и обкомов. Отличить при этом политических бандитов от уголовных было делом невозможным. Ибо политические боевые формирования активно занимались уголовными преступлениями: грабили частных лиц, почтовые кареты, инкассаторов, фабричные кассы, убивали своих противников на улицах и прямо на квартирах, бросали бомбы на площадях, стреляли в городовых на улицах... Все эти реалии нам сегодня близки и понятны. Дожили.

    Именно в это время правительственная власть принимает как бы официальную доктрину: правительство политикой не занимается! (как похоже на наше время! - прим. ред.) Есть закон, есть уголовное уложение, есть полиция и суд. Эта политика невмешательства в политику была выражена правительством Витте и нашла свое отражение в выборах в Первую Государственную Думу. В истории человечества невозможно найти аналогию того государственного бреда, который можно было наблюдать в то время. В условиях нарастания хаоса, захвата городов и сёл красными террористами правительство объявило выборы в Думу и самоустранилось.

    Если в это время большинство в Думе получили кадеты, то откровенно левые ничего от этого не проиграли. Терроризированной была не только страна, не только её простые обыватели. Правительство Витте больше всего пыталось запугать Царя. Многие тогда полагали, что и само потакание анархическим силам со стороны правительства было предпринято с одной целью: вырвать из рук Самодержца Скипетр и Державу, ввести конституцию и сделать из Царя парламентскую марионетку. Нельзя не обратить внимания на само содержание Самодержавной власти. Ибо именно здесь для современного человека таится основное непонимание событий тех лет.

    Самодержец - это не президент, не фюрер, не генсек, не деспот-автократор. Царь - есть церковный чин. Не светский, не политический. Основные Законы Российской Империи ясно указывают:

    "Император, яко христианский Государь, есть верховный защитник и хранитель догматов веры и блюститель правоверия и всякого в Церкви Святой благочиния".

    И именно, поскольку он "блюститель правоверия и всякого в церкви святой благочиния", он и есть Самодержец. Как таковой, он имеет обязанность перед Богом отвечать за религиозно-нравственное состояние своего народа, светскими мерами проводить начала Православия в повседневную жизнь своих подданных. Его власть, как Дар Бога, не может быть не только ограничена, но она в принципе не ограничена другими людьми. В такой ситуации безгранична не только власть, но и ответственность.

    Вне Церкви и ее исповедания Царского чина не существует. Поделиться с кем-то властью Царь не может. Его власть не от людей.

    Эту простую истину далеко не все видели и тогда. Надо признать, что правительству Витте удалось добиться своего. Одинокий, окружённый чиновниками и ближайшими родственниками, врагами Престола и Алтаря, Царь вдруг поверил, что нужно создать какое-то подобие западного парламента. Крупнейшей ошибкой, воистину роковой, было учреждение Государственной Думы. Как и провозглашение манифеста 17 октября 1905 года с объявлением всяческих свобод. Отклик на этот манифест ясно показал, чего хотели оппозиционеры всех оттенков, от жёлтых до ярко-красных. Появление этого документа и послужило как бы сигналом к вооружённому восстанию в ряде городов страны. Особенно гнусными были проявления этого бунта в южных районах Империи. Они достаточно описаны и в нашей литературе. Например, в "Днях" Шульгина, в 9 номере журнала "Молодая Гвардия" за 1992 год. Восстание было подавлено в основном видами самого населения русских городов. На страницах советских учебников этот факт нашёл своеобразное отражение: "по городам прокатилась волна антиеврейских погромов, организованных черносотенцами".

    Описанием столкновений вооружённых банд под красными знамёнами с мирными обывателями была полна вся русская пресса тех лет. Прекрасно характер этих столкновений передан дочерью Столыпина М.П. Бок. Вот несколько цитат из этих воспоминаний: "Войска спокойно жили в казармах, не принимая участия в подавлении смуты... Городской голова Немировский (г.Саратов) скрылся в доме Архиепископа. Толпа (революционных краснофлажников - прим.автора.) направилась громить этот дом... Правые, хотя и малочисленные в это время, быстро успели сорганизоваться и двинулись громить квартиры видных вожаков левых, которые на этот раз поспешили выставить в своих окнах иконы. Толпа левых краснофлажных погромщиков подошла к дому Архиепископа, возбуждённая мыслью о добыче, но столкнулась там с засадой правых и разбежалась. Через несколько дней правые сорганизовались и собрали около 80000 рублей для борьбы с левыми. Закипела планомерная работа. Саратов разделили на три части, открыли народные клубы с библиотеками, кассами взаимопомощи, бесплатной медицинской помощью. В клубах образовались ячейки со старшинами во главе, и через них направлялась работа правых организаций. Но бурление революционных страстей продолжалось: Идёт по улицам толпа левых - в левой руке у каждого палка, в правой револьвер, навстречу им выходят правые. Движутся они правильными рядами: впереди отборные, сильные, во втором ряду у каждого корзинка с булыжниками... Революционеры под градом камней начинали беспорядочную стрельбу и разбегались".

    Вот ещё одно из описаний событий тех лет. Его я нашёл в газете "Морская Волна" за 1907 год (№ 7 от 19 мая). Оно касается событий в Симферополе в октябре 1905 года. Статья называется "Симферопольские ужасы" и принадлежит перу публициста и общественного деятеля, адвоката Павла Фёдоровича Булацеля (расстрелян большевиками в 1919 году). Он выступал защитником на суде тех, кто был обвинён хулиганствующими революционерами и бандитами после того, как их попытка устроить погром русской земли была сорвана, в "неправомерных действиях".

    "В самый разгар октябрьской революции, - писал Булацель, - страшный стихийный взрыв оскорблённых чувств за поругание народных святынь обратился на руководителей революции - евреев.

    Точно смерч, внезапно, в какие-нибудь полчаса толпа мирных русских рабочих: ремесленников, плотников, каменщиков, землекопов превратилась в разъярённую стихийную силу, не знавшую никакой преграды, никакого удержу для отмщения евреям за все, что вытерпели русские люди с 11 по 18 октября 1905 года. Долго томившиеся вследствие забастовки и без хлеба несчастные русские всё сносили терпеливо, но когда 18 октября еврейская молодёжь и жидовствующая чиновничья интеллигенция: всевозможные статисты, акушерки, телеграфистки, агрономы, чиновники казённой палаты и акциза - всякие без стыда и совести полячишки, отъевшиеся и разжиревшие на русских хлебах, вздумали на митинге в городском саду устраивать демонстрацию с красными флагами и с криками "долой Самодержавие", - тогда терпение народа истощилось: он решил пройти с портретом Государя по главным улицам, несмотря на угрозы революционеров, разбивших ворота тюрьмы и выпустивших оттуда всех арестантов. Революционеры и еврейская боевая дружина зазналась до такой степени, что встретили патриотическую манифестацию сперва свистками и криками: "Вот несут хулигана" (т.е. портрет Царя Православного, помазанника Божия - прим. автора), "Долой Самодержавие", "Да здравствует республика!" и выстрелили из револьверов. Участники патриотической манифестации сперва дрогнули: в их толпе несколько человек упали: один русский и один татарин оказались убитыми, человек 15-30 ранеными; но вслед за тем с возгласами "наших убивают жиды", толпа как лавина, как горный поток, устремилась на стрелявших евреев, прыгая через забор бульвара, вырывая тут же на бульваре кольё, сучья и деревья; перед этим стремительным натиском не устояла вооружённая револьверами еврейская боевая дружина. С воплями ужаса, отстреливаясь во все стороны, бросились бежать евреи; многие из них были схвачены с оружием в руках и доставлены в участок, однако Товарищ прокурора поляк Пенский самовольно распорядился в тот же день выпустить всех задержанных евреев и ни один из них не был привлечен даже к судебной ответственности."

    "В результате столкновения, - пишет газета, - 39 евреев были убиты. Отмечается, что это произошло потому, что толпа впала в бешенство и уже не разбирала: кто прав, кто виноват. Полиция, постоянно оскорбляемая евреями, конечно, не могла удержать разъярённую толпу. Тем не менее, некоторые полицейские чины с опасностью для жизни спасли и вырвали у толпы несколько избиваемых евреев и евреек и в благодарность за это еврейский кагал и революционная печать стали этих же чинов заведомо ложно обвинять в организации еврейского погрома. Но несмотря на все ухищрения еврейской печати, несмотря на все проделки товарища Прокурора Пенского и судебного деятеля Панкратова, истина теперь всем ясна. Весь стыд, весь позор за ужасный погром должны пасть на голову тех "прогрессистов", которые разжигают народные страсти и кощунственно оскорбляют народные святыни: Православие и Самодержавие. Революционные насилия, забастовки, надругательство над портретом Царя и стрельба в безоружных русских патриотов, - всё это вывело народ из терпения и он, превратившись в мгновение в дикого зверя, успел за этот миг натворить много бед евреям. Кровь жертв вопиет к небу, но виноваты в пролитии крови не мирные русские люди, а главари революционного движения, которые безумно оскорбляют и раздражают всех русских людей... Теперь на скамье подсудимых сидят только русские патриоты и те городовые и полицейские, которых из низкой мести ложно оговорили краснофлажники".

    Далее говорится, что письмоводителем у следователя служил революционер Зборовский. Свидетелей, показывающих в пользу русских, он прогонял и запугивал, а свидетелей евреев допрашивал сотнями. Множество русских может удостоверить, что им судебный следователь Панкратов прямо говорил, что если они не откажутся от своего показания, данного против еврейской боевой дружины, то он привлечет и, самих свидетелей в качестве обвиняемых. Тайные угрозы и внушения привели к тому, что множество русских боялись являться свидетелями, ибо стоило какому-нибудь русскому заявить, что он видал, как евреи стреляли в русских, непременно через 2-3 дня появлялось несколько еврейских лжесвидетелей, которые заявляли, что они видали, как этот самый русский тоже дубиной убил какого-нибудь из прохожих евреев или разбивало окна в еврейских магазинах.

    Один из почтенных жителей Симферополя Константин Ильич Артёмов явился сам к следователю Панкратову и заявил, что в него, когда он по бульвару ехал на извозчике, стрелял еврей, и что он видел, как первые выстрелы в патриотическую манифестацию были сделаны с бульвара, когда русские мирно шли с портретом Государя. Но следователь сказал, что это к делу не идёт...

    Далее перечисляются имена и фамилии свидетелей, которых запугивал Панкратов и не вызывал в качестве свидетелей.

    "На суде обвиняемые Морозов, Спирин, Чех и Гутейко заявили, что судебный следователь Панкратов вымогал от них оговор против Полицмейстера и Губернатора Волкова, обещая их выпустить, если они свалят всю вину на администрацию. О таких пристрастных действиях судебного следователя показывают столь многие свидетели, что невольно недоумеваешь, как министр юстиции ещё не решился предпринять расследование о действиях и поведении судебного следователя Панкратова и тов.Прокурора Пенского. А впрочем, ведь юстиции некогда заниматься такими вопросами, как беззакония. Министр юстиции и его товарищи заняты разысканием убийц Герценштейна и Иоллоса, и следить за правосудием им некогда".

    Такого рода описания событий 1905-1906 годов можно найти в центральных и провинциальных газетах. Они возвращались к этим событиям именно потому, что в 1905-1907 годах в различных городах проходили судебные процессы, где русские люди обвинялись в преступных действиях при разгоне революционных банд.

    Описание судебных процессов тоже более или менее стереотипно. Разве что подлоги на страницах левой печати иногда достигали высших степеней фальсификации. Получалось, что никакой революции 1905-1907 годах не было. Не существовало никаких революционных "боевых дружин", в том числе "еврейской самообороны", никто не орал "Долой Самодержавие" и никто не глумился над портретом Царя. Было тихо и спокойно. И вдруг вышли на улицы русских городов "тёмные элементы" и давай просто так крушить и ломать, бить и грабить еврейское население, попутно вручая ему революционные погромные лозунги и подбрасывая револьверы. Тогда, правда, надо признать, что и историки революции, деятели бунда, сионизма и большевизма врали первыми? Придётся даже признать, что никогда и их-то не было на свете, этих революционных мародёров и погромщиков, палачей русского народа. Но это уж пожалуй слишком даже для самого махрового демократизма и прогрессизма. И даже обидно. "Подвиги"-то были. Можно ли от них отказаться?..

    Преследования защитников России

    Атмосферу тех лет, созданную положением печати в России, передаёт правый публицист П.Генц, член Союза Русских Людей, в брошюре "Против течения" (М, 1907):

    "Если всмотреться внимательно в окружающую нас атмосферу, то мы может заключить, в каких страшных тисках бьётся в настоящее время русский народный дух. Самая неумолимая цензура, которая по своей суровости далеко превзошла строгость цензуры средневековья, наложила властное вето на лучшие творения народного русского гения. Хитрый еврей, забрав в свои руки газетное дело, зорко следит за тем, чтобы гасить и вытравливать всякую вспышку национального русского самосознания, и горе тому гражданину, который не может в своей душе подавить крик: "Я хочу быть русским, я люблю свою Родину со всеми её достоинствами и недостатками!" Брань, клевета, всевозможные инсинуации и доносы градом посыплются на его голову. Он будет преследоваться в обществе и на службе; тысячи послушных еврейскому гвалту "сознательных" идиотов будут травить его везде - на улицах, в общественных местах и на собраниях... А его семья будет получать анонимные угрозы с нецензурной бранью. Между тем, "передовая" русская публика ходит в красном колпаке только благодаря еврейским газетам: евреи владеют у нас почти всей печатью".

    Нет ничего удивительного в том, что в то время, как "передовая" печать завывала от ужаса перед "деспотизмом" царского режима, "организующего еврейские погромы", где-нибудь в Курске городская управа запрещала торговать газетами "антисемитского направления", тогда как закономерным было бы запрещение торговать газетами антирусского направления.

    И.А.Генц цитирует "Русское Знамя" по этому поводу: "Выпускаемые евреями газеты именно такого направления. Они разжигают междоусобный раздор среди русских, возбуждают в них низменные страсти всяческими способами натравить одних на других." (№ 179.1907 год).

    Коль скоро революция и классовая доктрина покоится на разжигании гражданской войны, то сомневаться в преступности такого рода печати у правительства не было никакого основания. И если мнение правой печати о том, что евреи являются носителями революционного разрушительного начала, считалось недопустимым, то отчего же разжигание розни между русскими считалось допустимым?

    Этот вопрос относится, конечно, не только к правительству Столыпина. Он более принципиального характера. И в таком нетронутом виде дошёл до наших дней. Паскудный революционный пафос продолжает изливаться на нас с телеэкранов, прославляя палачей русского народа.

    Время премьерства Столыпина отмечено усилением разгула левой кадетской печати. Особенное распространение приобретает газета "Копейка", рассчитанная на низшие слои общества и заражающая его дурманом насмешек над русским государственным строем. Получает широкое распространение, как еврейская отрасль культуры, кинематография, изображающая события в выгодном для оппозиции духе. Военнослужащим, учащимся, а по существу и чиновникам, было запрещено участвовать в каких бы то ни было политических партиях и собраниях, включая и ... патриотические (один к одному наше время - прим. ред). Надо ли говорить, что левые вели свою пропаганду, не очень справляясь на этот счет с мнением правительства. Таким образом, монархические организации утратили возможность заниматься антиреволюционной пропагандой. С большим трудом удалось добиться разрешения священникам быть, членами монархических объединений. В разъяснениях Священного Синода (1908) было указано, что вопрос о членстве в этих союзах и обществах отдаётся на усмотрение епископам в их епархиях. Епископы были разные: одни запрещали, другие, как Димитрий Рязанский, сами возглавляли Отделы Союза Русского Народа.

    Как только спала первая революционная волна, к лету 1906 года в стране начинается воистину торжество революции с помощью правительства. 1906-1911 годы - это бесконечные судебные процессы над теми, кто вышел на улицы городов против краснофлажников, террористов и революционных бандитов. Еврейско-революционные круги, вчера шедшие на штурм власти и столкнувшиеся на тех же улицах с черносотенцами, то есть, толпой народа, вышедшей на защиту порядка, когда войска и полиция безучастно взирали на революционные безобразия, теперь, придя в себя, срочно стали подавать судебные иски на своих победителей, защитников Самодержавия. Пример этому уже приведен выше ("Симферопольские ужасы"). Понятно, что в этих условиях власть должна была принять решение концептуального характера. Было бы логично начать судебное преследование участников мятежа. Но судебные палаты начинают преследования монархистов.

    Судебному преследованию подверглись все энергичные градоначальники, полицмейстеры, не говоря уже о простых обывателях. Задавались вопросы, имел ли такой-то и такой-то право выхватить из забора кол и ударить такого-то, шедшего с револьвером в толпе мятежников. Имел ли право такой-то рабочий выхватить красную тряпку у такого-то (кацмана, шнейдера, баумана) и в ответ на угрожающее заведение) на себя револьвера треснуть по голове знаменосца красной тряпки? Жалобщики прекрасно знали, что никто не спросит их на суде, а что они-то сами делали на улицах и площадях? Почему они-то имели оружие и стреляли в мирных людей, шедших с иконами и портретом Царя?

    Не только русская правая и умеренная печать задавала недоумённые вопросы по этому поводу, но даже зарубежная. Кто же в следующий раз выйдет защищать государственный строй, повторись вновь такая ситуация? Странной концепции "законности и порядка" придерживался и Сам Государь Николай Второй. Революционная пропаганда, лившаяся с трибуны Гос.Думы и расходившаяся в печати по всей стране, не казалась ни Ему, ни Столыпину нарушением "законности и порядка".

    Поводом к началу судебных процессов стало поведение правительства Столыпина. Вскоре после своего назначения на пост премьер-министра им была назначена сенаторская ревизия Департамента полиции и охранных отделений. Левая печать с радостью подхватила сплетни вокруг этого факта и начала обливать помоями вчерашних героев японской войны и борьбы с красными террористами и боевиками.

    В "Новом времени" М.О.Меньшиков одну из своих статей так и назвал: "Усмирители в опале." (25 августа 1906 г.). Надо отметить, что все энергичные офицеры, выполнившие свой долг' в 1905 году, действительно попали в опалу. И если не получали пули какого-нибудь террориста, то порцию грязи со страниц еврейско-кадетской печати - обязательно.

    Почти четыре года тянулась сенатская ревизия деятельности московского градоначальника А.А.Рейнбота, закончившаяся преданием его суду. Этот генерал был градоначальником сначала в Казани в грозные дни 1905 года и здесь личной своей храбростью и деловитостью, не прибегая к чрезвычайным средствам, успел подавить бунт. Затем, будучи переведен в Москву в начале 1906 года, сумел справиться с остатками бунта и здесь, как генерал Толмачёв в Одессе и генерал Думбадзе в Крыму. Тысячу раз он шёл на смерть и, как и Скобелев, не прибегал при этом ни к каким мерам личной защиты. Одних покушений в Москве он перенёс восемь. В него бросали бомбу, за ним охотились, как за диким зверем. Но не преуспели в этом, и вот в 1907 году по распоряжению Столыпина начинается сенаторская ревизия. Рейнбота обвинили в том, что он брал налоги с владельцев притонов и отдавал их в благотворительные учреждения, а также в превышении власти при высылке арестованных.

    Не успела начаться сенаторская проверка, а еврейская печать, - пишет Меньшиков, - как боевой конь, заслышав трубу, пустилась, что называется, вскачь и заржала во все свое иерихонское горло. С генералом Рейнботом проделали буквально то же, что бывшим товарищем Министра Гурко. Задолго до суда и даже до отчёта сенаторской ревизии ген.Рейнбота с оглушительным гвалтом окунули в клоаку всевозможных газетных издевательств, самых зловонных подозрений и обличений. В течение нескольких лет, не дней, а лет имя несчастного генерала таскали и трепали ежедневно по всем улицам и закоулкам... Из всех сил спешили поскорее огадить и охамить это когда-то гордое и грозное для них имя". (Письма к ближним, 1911 г., с.365).

    Такой же травле подвергся и генерал Ренненкампф, имевший два Георгия и бриллиантовое оружие за храбрость, человек, столько раз шедший на смерть за Россию. Он был единственным генералом, чей казачий корпус во время русско-японской войны ни разу не отступил. Он блистательно раздавил так называемую красную Читинскую республику в 1905 году и тем обрёк себя на тихое мученичество. Он был после этого "громко облаян еврейской печатью, оклеветан и смешан с грязью". В марте 1917 года арестован кадетами, в 1918 году расстрелян большевиками.

    С оглушительным воем набросились на Георгиевского кавалера, рабочего Михалина, который ударил ломом ехавшего в пролетке с красным знаменем "брать власть" Баумана. Бауман орал: "Мы дали вам Бога, дадим и Царя!"  В тот момент, когда он навёл на Михалина револьвер, тот успел ударить революционера по голове. Михалин был приговорён к 4 годам тюремного заключения.

    Только благодаря тому, что монархисты в своей печати единогласно выступили на защиту Михалина, Царь после судебного решения помиловал Георгиевского кавалера.

    К началу XX века русская Православная Церковь давно уже не была господствующей, как она ещё называлась в Основных Законах Империи. Она была обобрана и унижена. Прав было меньше, чем у католической церкви и у магометан.

    "Наше правительство насаждает полное равноправие вер, рассылает циркуляры, которые фактически дают право баптизму, штундизму и всем ересям пойти в дружную атаку на старое Православие"  (Меньшиков 28.12.1910).

    Одним из тяжёлых ударов по народному сознанию стало строительство в 1909 году идольского капища - буддистского молельного дома - в центре Петербурга. Разрешение на строительство Столыпин лично выхлопотал у Царя. Между тем, всех буддистов было в это время в Петербурге 145 человек. Это строительство лишний раз продемонстрировало русским, что власти всё равно: что буддизм, что Православие, что мусульманство, что иудейство. Правительство как бы отреклось от Православия.

    Публицистика тех лет полна публикаций на эту тему. В "Русском Знамени" в это время появилась статья И.И.Дурново, которая называлась "Гнев Божий на русскую землю". Автор перечисляет решения Священного Синода и правительства за последние годы, которыми ущемляется Православная Вера, и предрекает в ближайшее время кровавую революцию.

    К 1911 году обстановка в стране вновь изменилась в сторону разрушительных процессов. Из административной ссылки стали возвращаться революционеры, участники событий 1905-1907 годов. Из-за границы потянулись эмигранты. Началась новая серия убийств верноподданных служащих. С 1907 по 1912 год было совершено 18094 вооружённых нападений. Убито при этом 1719 чиновников и 5997 частных лиц. За 10 месяцев 1912 года было совершено 2148 вооружённых нападений. (Вот вам и "черносотенные" погромы! - ред.) ("Новое время", цитата из "Вестника Союза Русского Народа", 1912 г., № 124).

    На съездах за границей принимались решения активизировать революционную деятельность.

    Революция сверху или разрушение государственной безопасности

    После смерти Столыпина Председателем Совета Министров становится В.Н.Коковцев. Министром Внутренних Дел после недолго бывшего на этой должности А.А.Макарова становится считавшийся правым Н.А.Маклаков. Он был действительно правым. И действительно преданным Царю человеком.

    Он поддерживает по мере своих скромных сил правых, больше на словах, и ни в каких тайных масонских обществах участия не принимает. Но - удивительное дело - товарищем Министра Внутренних дел, то есть, заместителем своим, он назначает заведомо известного либерала, прославившегося своим покровительством красным ещё во время московского бунта, В.Ф.Джунковского. Личность Джунковского была настолько известна и даже скандальна из-за приверженности его подрывным силам, что это назначение ставит в тупик историка. Почему, зачем?.. Неизвестно! Более того, он выдвигает его перед собой, поручая ему личные доклады Царю с глазу на глаз вместо себя. До этого было принято, чтобы доклады начальника корпуса жандармов, в какой должности и состоял Товарищ Министра Внутренних Дел Джунковский, проходили либо в присутствии Министра, либо за дела, связанные с корпусом жандармов, отчитывался сам Министр. Маклаков полностью отдает эти доклады Джунковскому. Он передоверяет ему Департамент полиции. Чем же ознаменована деятельность Джунковского, вступившего в должность 25 января 1913 года?


    1. Он пытается отобрать политические дела у корпуса жандармов, куда принимались на службу лица исключительной' личной честности и преданности долгу. (Генерал Спиридович. "Воспоминания"). Особый политический отдел Департамента полиции Джунковский наполняет юристами, чья приверженность кадетам хорошо известна.

    2 Полностью ликвидирует агентуру в войсках и на флоте. Полиция лишается возможности узнать, что творится в войсках и каково там настроение. Социалисты получают возможность вести там свою пропаганду без опасения сесть в тюрьму. В этих стараниях он получает поддержку во-первых, Великого Князя Николая Николаевича и, конечно, самого Н.А.Маклакова. Одобрение он получает и от Царя. Государь, по свидетельству С.П.Белецкого, еще в 1910 году высказывал сомнение - можно ли с нравственной точки зрения иметь агентов во флоте.

    3. Ликвидируется агентура в учебных заведениях. Если учесть, что именно учебные заведения были главными очагами бунта, а молодёжь - пушечным мясом революции, то станет понятным смысл и этой акции Джунковского. Официальное объяснение: служба на полицию разлагает молодёжь, а это неблагородно.

    4. По его инициативе ликвидируются охранные отделения во всех городах, кроме Москвы, Петербурга и Варшавы. Но и в этих городах им были проведены сокращения штатов и поставлена задача экономить государственные средства. Смета по Московскому и Петербургскому отделениям была им сокращена в 4 раза! Н.А.Маклаков и Государь одобрили эту акцию масона Джунковского.

    5. Им был выдан на растерзание революционерам секретный агент Малиновский, член ЦК партии большевиков, депутат 4-й Государственной Думы, которому симпатизировал сам Ленин. Что означает раскрытие своего агента, причём такого уровня, понятно каждому...

    На пороге катастрофы

    В 1906-1908 годах началась легализация масонских лож. Они стали официально регистрироваться и выпускать периодические издания: "Изида", "Гермес", "Теософский вестник", "Русский Франк-масон". Расцвели теософские и розенкрейцерские общества, откуда масоны черпали новых "вольных каменщиков".

    Самодержавие постепенно дискредитировалось масонской печатью. Державный Царь в глазах подданных стал превращаться в бутафорскую фигуру. На слуху были иные имена: Милюков, Гучков...

    "Маклаков заявил", "Шингарёв сделал запрос", "Депутат левых октябристов Протопопов не согласился", "Председатель Совета министров Столыпин давал объяснения"... - вот какими именами пестрели страницы.

    В это время Самодержавие превращалось в декорацию. Самодержавие - или есть, или его нет. Или оно "Самодержит" Державу, или нет. В среде нарождающейся интеллигенции слово "Царь" приобретает еще с XIX века черты "отсталости". Таким же "отсталым" в среде интеллигенции стало Православие.

    Столыпин с юности усвоил такое же отношение к Православию и Самодержавию. Иначе и быть не могло.

    Он получил такое же образование и воспитание, как и другие юноши и девушки. Другого уже просто не было. В этих условиях исполнение воли Царя встречало препятствия. Вот - типичный эпизод Царствования Николая Второго.

    Весной 1907 года Председатель Ярославского Союза Русского Народа доктор-окулист И.Качауров был принят лично Николаем Вторым, и Царь обещал в ближайшее время выделить ему на газету "Русский Народ" 100 тысяч рублей. Как и полагается, после аудиенции во время очередного доклада Столыпина Царь приказал выделить обещанную сумму Кацаурову. Наступила осень, и до Царя дошла телеграмма от Кацаурова, что денег он до сих пор не получил. Николай Второй вызвал Столыпина, который в ближайшее время обещал узнать, в чём дело и "принять меры". Он вызвал к себе товарища Министра Внутренних дел Е.Крыжановского. Тот сказал, что распоряжение он действительно получал, но счёл его выполнение нецелесообразным, так как газета на его, Крыжановского, взгляд имеет вредное направление. Он подготовил объяснительную записку, вставил в неё выдержки из газеты с острой критикой правительства за его беспомощность в борьбе с революцией и отдал Столыпину, заявив при этом, что ни в коем случае выполнять распоряжение Царя в отношении денежной субсидии "вредной монархической газете" не будет. Столыпин взял объяснительную записку и на ближайшем докладе Царю передал Ему суть дела, записку Крыжановского и прибавил от себя: если Государь найдёт нужным уволить со службы Крыжановского, то пусть знает, что и он, Председатель Совета Министров, уйдёт в отставку. (С.Е.Крыжановский. "Воспоминания"). Обычный шантаж, к которому не раз прибегал Столыпин. Что было делать Царю? Уход в отставку Столыпина - это правительственный кризис, это смена кабинета министров, смена курса всей внутренней политики. С другой стороны - Царское Слово и Его авторитет. Император так и не сдержал своего Царского слова. И что Он мог сделать? Удалить Столыпина? Но на его место пришел бы точно такой же чиновник. И разве дело было в одном Столыпине? Показательно, что такие случаи неповиновения становились заурядным явлением.

    В январе 1908 года Царь дал Указание о заведении в начальных сельских школах военного дела и гимнастики. Для этого Он указал привлечь к делу патриотического воспитания отставных военных чинов из унтер-офицеров и. фельдфебелей. И только в 1911 году Совет Министров приступил к рассмотрению Царского Указа. Через три года...

    Летом 1911 года Государь распорядился приступить к реформе начального и среднего Духовного образования. Он был обеспокоен падением нравов среди учащихся этих заведений, где хулиганства и забастовки, участие в революционных делах было распространённым явлением. Известно, что именно из среды семинаристов выходило большое число революционной молодёжи. 1905 год ознаменовался целым рядом страшных преступлений среди семинаристов. Как, впрочем, и среди учащихся Духовных академий. От забастовок - до прямых насилий и убийств собственных преподавателей.

    Государь приказал произвести реформу именно "в церковном направлении". Был создан специальный комитет при Священном Синоде, который возглавил Архиепископ Финляндский Сергий (Старгородский, будущий Патриарх большевистской России - прим. автора). Через несколько дней он заявил в "Колоколе", что в основу образования будет положена программа обычной гимназии и реального училища. Духовное училище он предложил преобразовать в духовную прогимназию. На 30 уроков Духовных дисциплин - 128 светских. Вместо приготовления пастырей Церкви Владыка положил в основание реформы совершенно другую мысль: готовить из учащихся чиновников. В течение шести лет из юношей предполагалось делать язычников, кое-что знающих о христианстве. Образование Духовное и без того было поставлено так, чтобы церковные предметы: Священная История, Богослужение, История Церкви, Закон Божий - сделать предметом нигилистического глумления. В ответ на ясное указание Государя провести реформу в церковном направлении, синодская комиссия в лице её председателя заявила, что видит свою задачу в усилении преподавания светских дисциплин. "Главное, - заявил Владыка Сергий, - чтобы выпускники Духовного училища могли сразу поступить в 7 класс гимназии, а из семинарии - в университет".

    Царь был одинок, окружённый непроходимой преградой между Ним и народом. Русское общество катилось в сторону атеизма. Было очевидно, что или в России сохраняется Самодержавие при резком усилении роли Церкви, либо Россия станет социалистической республикой. В своей записке Царю в 1914 году на это указывал умнейший деятель Гос.Совета, активный противник политики Столыпина Пётр Николаевич Дурново.

    А вот слова М.О.Меньшикова во время обсуждаемого в Думе вопроса о снятии еврейской черты оседлости, слова резкие, бескомпромиссные, такие, к которым мы не привыкли в наше время, но удивительно пророческие:

    "Это означает только страстное желание жидов и жидохвостов добиться своей цели, устроить в России не неудачный бунт, как в 1905 году, а огромный и кровавый погром вроде великой французской революции, с сотнями тысяч замученных жертв и с полным ниспровержением нашего исторического строя. Начинают с цареу6ийства, кончают народоубийством." (Статья "Народоубийство". 5 марта 1911 год). Гениальное пророчество...

    М.О.Меньшиков ошибся только в одном: не сотни тысяч жертв принесла революция и её последствия, а десятки миллионов. Завершая сюжет, связанный с деятельностью Столыпина, можно сказать, что Столыпин был слишком слаб для металлических импульсов своей эпохи. Ни он, ни Царь до конца так и не поняли, с какой силой им пришлось встретиться. Им всё казалось, что можно договориться, можно в чём-то уступить, и дело наладится... В этом же непонимании можно упрекнуть всё русское общество.

    Катастрофа

    Все 12 лет после принятия рокового манифеста от 17 октября 1905 года Государь уступал требованиям левых горлопанов. Так случилось ив 1915 году, когда Царь в очередной раз пошел на уступку левым министрам, участникам заговора, вошедшим позднее в антиправительственный "прогрессивный блок". Левые категорически потребовали отставки трёх верноподданных министров: Н.А.Маклакова, И.Г.Щегловитова и В.А.Сухомлинова. Повозмущавшись и прочитав левым министрам нотацию, Царь отстранил правых министров. Место талантливого военного министра Сухомлинова занял А.А.Поливанов, вовлечённый Гучковым в революционную работу и впоследствии служивший большевикам в Красной армии. Царь всё время боялся нарушить хрупкое равновесие между революционным либерализмом и государственным политическим режимом. Царь опасался каким-либо неосторожным решением толкнуть страну в пламя гражданской войны.

    Он всё время выяснял для себя вопрос: нужен Он России, её народу или уже нет. Многочисленные телеграммы с выражением любви и преданности, письма от простых людей с трогательными обращениями "Царь-Батюшка", встречи с народом на праздниках и торжествах, на открытии мощей Святых показывали Ему, что Он нужен, что уходить с Престола Он не имеет права. В то же время еврейско-кадетская печать, которая выдавала свои статьи за мнение народа, и большая часть Думы толкали Его мысли в другую сторону. В условиях лавирования между крайне левыми и умеренно-консервативными кругами Он никак не мог помочь защитникам Престола и Алтаря. Последние годы Он фактически отстраняется от лидеров монархических организаций.

    12 лет правительство только и делало, что оправдывалось перед думскими заговорщиками. Самым нелепым и необъяснимым представляется факт работы оппозиционной Думы во время войны. Как и существование оппозиционной печати, подрывающей авторитет власти. И уж никакими словами нельзя оправдать легальное существование революционных партий. На что рассчитывал Царь, на что полагался? О какой победе над Германией могла идти речь при наличии такого тыла?

    С 1915 года заговорщики перестали скрывать свои цели. Уже не стесняясь называют новый кабинет министров, ставят ультиматум Царю и празднуют скорую победу. В залах Думы открыто предлагают еще не вошедшим в заговор принять в нём участие.

    Никто не боится полиции. Революционная гнусь выползает из комфортабельных кабинетов и жужжит о скорой победе. Иерихонская труба еврейско-кадетской печати ревёт во всё революционное горло и, как молодой жеребчик на лугу, весело топчет последние цветы русской исторической национальной власти.

    В конце 1916 года полиция как бы исчезает из жизни Петербурга. Позицию Царя не назовёшь верной. Он мыслями на фронте. Он знает о готовящихся беспорядках, только не знает, в какой день они начнутся. Он знает и о роли Гучкова, и о роли Керенского, о роли Центрального военно-промышленного комитета, о роли Милюкова, Царь знает почти всё. Ему предлагают произвести аресты. Но он приказывает не трогать заговорщиков. Ему кажется главным кое-как дотянуть до весны, начать наступление и победить Германию. Затем - преобразования.

    Последние дни русской государственности таят в себе много загадочного. Предупреждённый о готовящемся бунте с целью свержения династии и утверждения республики, зная о ненадёжности петроградского гарнизона, Государь всё-таки решает покинуть столицу и уезжает на фронт. Он относится к трагическим сообщениям пассивно, словно ожидая заранее страшный, итог. Тяжкое пророчество о кончине, попавшее Ему в руки во время Венчания, определило в поведении Государя покорность судьбе. Не принимая никаких мер, Он выжидает, пуская всё на самотек. До последнего момента Царь не решается на роспуск Думы. На роспуске Думы стали настаивать даже собственные министры, включая и Министра Внутренних Дел Протопопова. Начавшаяся 1 ноября 1916 году сессия Думы обнаружила столь явно враждебный характер государственным интересам России, что даже простым обывателям стало ясно: готовится штурм. Теперь, получая в Ставке сообщения о нарастающих беспорядках в столице, Он выжидает. И когда даже осторожный генерал Войков, дворцовый комендант советует срочно ехать в Петроград, Николай Второй всё откладывает отъезд. На фронте в это время было спокойно, в России - решалась судьба страны.

    Последний акт Самодержца Всероссийского - отречение от Престола - был самым необъяснимым. Царь не имел права на такое отречение, ибо при обряде венчания в Успенском Соборе Кремля на Царство давал обещание сохранить Самодержавную власть в полном её объеме и передать Наследнику. Царь отрёкся в пользу брата Михаила, но тот прав на Престол не имел, так как женат был маргинальным браком. Но самое удивительное и унизительное для Царя и России заключается в том, что Акт отречения был передан Царём А.И.Гучкову и В.В.Шульгину, которых не уполномачивала на это даже Дума. В каком-то вагоне, на клочке бумаги Царь сдал Царские полномочия двум проходимцам...

    Подвалы ЧК, раскроенные молотом черепа, подвешивание за ноги и вспарывание живота на глазах ближних; газовые атаки на крестьян, заложники из женщин и детей, грабёж среди бела дня и беспримерный цинизм властей нового строя - можно ли было всё это предвидеть? Можно! И предвидели, но как раз те, у кого не было в руках власти.

    Очевидно, что с революцией можно было покончить только одним способом: беспощадно расстреливать террористов, сажать в тюрьму всех этих лениных, гучковых, милюковых, шиповых, аджемовых и бронштейнов. Верных Престолу - поощрять, Думу - распустить (а лучше - и не создавать). За антиправительственную пропаганду - преследовать Большую часть печати - закрыть. Выпускать патриотические газеты и журналы. Закрыть все частные еврейские банки (на наш взгляд - все частные банки - ред.), поскольку все они, как известно, имели источником денег государственное казначейство... (как и сейчас - ред.).

    Самодержавие

    Невозможно обойти ещё один вопрос, часто обсуждаемый публицистами и историками. Был у Императора Николая Второго сильным характер или слабым. Как любой человек, Царь мог быть и сильным, и слабым. Но многие полагают, что в данном случае этот вопрос имеет принципиальный характер. Сказать "слабый" - значит, как бы дискредитировать и Царя, и Самодержавие в целом. Сказать "сильный", - это вроде возвести Царя в ранг героя, что напоминает нечто языческое. Никто ведь не задаётся вопросом: сильный или слабый был характер у того или иного подвижника или Святого Русской Православной Церкви.

    На самом деле этот вопрос имеет принципиальное значение только по одной причине, а именно: из-за глубокого непонимания природы Царской власти. В большинстве случаев просто путают Царя с деспотом, фюрером, президентом, то есть, светским главой государства, единолично его возглавляющим. Этот вопрос появился на свет давно. Не успел Царь короноваться, как стали говорить, что Царь слаб, стеснителен и находится в плену у министров.

    Действительно, Царя не боялись Его приближённые, как, скажем, Александра Третьего. Большую заинтересованность в вопросе о характере Царя проявили заговорщики. "Что вы хотите, - объясняли они себе и другим, оправдывая свою гнусную роль в разрушении страны, - ведь Царь-то слаб... Чего же Его не скинуть? Он ведь всё равно не может управлять Державой?"

    Но зайдём с другой стороны. Помните уроки истории? Чем были сильны Московские Князья? За них горой стояли все москвичи. Димитрию, будущему Донскому, всего восемь лет. Кто знал - сильный он или слабый? Но бояре дружно поднимали Его на коня, поддерживали, чтобы не упад. Мог ли тогда стоять допрос о характере Великого Князя: сильный, слабый?!

    И представить невозможно. Не страна нужна Царю, а стране - Царь. Если поставить вопрос именно гак, в его исторической логике, то вся проблема с характером будет выглядеть нелепо. Разве нормальные сыновья будут хвастать, что они отца-мать - ногой? Мол, чего они слабые?!

    В стране подлинно Православной Царь живет только всенародной поддержкой. Предположим, у Императора Николая Второго был слабый характер. Ну и что из того? А то, что чем слабее Отец, тем сильнее вокруг него сплачиваются сыновья. Этой сплоченностью Отец и силён. В России начала века единственно, что можно было добиться, имея сильного Царя - это перехода Самодержавия в светскую деспотию, превращения Царя в диктатора. Впрочем, и этот вариант был бы несомненно предпочтительнее кровавой революции.

    Семитизм и антисемитизм

    Сегодня много и часто записные политики и органы пропаганды используют словосочетание "взрыв национального самосознания".  Имеется в виду, понятно, не русского, малых народов на территории нынешней, ампутированной политиками России. Этот "взрыв" имеет всегда один и тот же смысл.

    Авторы этого термина идейно и духовно - всё те же наследники разрушителей России начала уходящего века. Тогда вколотили в головы русских веру в "антагонистические интересы классов",  теперь - в "право народов на самоопределение".  В результате первого постулата одни русские должны были перерезать других исключительно по имущественно-сословному признаку. В результате второго постулата появилась безнаказанная возможность грабить и убивать всех русских, живущих на окраинах бывшей Империи.

    В первом случае русских убедили в необходимости уничтожения Духовенства вместе с семьями во имя прогресса и царства справедливости на земле. Не нашлось места в этом победоносном шествии к коммунистическому раю и русскому крестьянству. Ему и по букве, и по духу коммунистического манифеста полагалось исчезнуть, уступив место трудовой армии безродного пролетариата. Понятно, враги русского народа не объявляли ему о своей ненависти именно как к определенному народу. На правде революции не сделаешь. Ему просто объяснили: царизм - это отсталость, твои русские помещики и купцы, дворяне и священники стоят у тебя на пути и сдерживают твоё победное шествие в ряду других народов в светлое общество цивилизации и демократии. И даже - о честь! - быть впереди всех других народов. На словах эта дорога вела в царство материальной сытости для будущих поколений. Сам идеал не изменился и сегодня. Изменилось название земного рая. В начале века рай назывался коммунизмом. Сегодня - то ли капитализмом, то ли, по западным источникам, "социализмом с демократическим лицом".

    Сама суть дела не изменилась. Цель - та же. Материальное довольство для тех, кто дотянет до того будущего. Дебаты между коммунистами сегодняшнего дня и демократами состоят лишь в вопросах тактического порядка. Но даже если мы примем за чистую монету высказывания коммунистов, грозных обличителей "акул Уоллстрита", то и в этом случае надо признать, что идеал один и тот же: земной рай с земными утехами, вечная сытость и вальс Мендельсона, то есть, всё то, о чем грезят сторонники иудаизма, мечтающие о Гаолам габе, жизни на земле без болезней и в довольстве ("Сникерс! Полон орехов! Ты сыт и доволен!.." - ред.)

    На почве нелепой, чисто иудейской, теории о фатальном прогрессе и о стихийной общественной эволюции делался нелепый и произвольный выводу будто существуют законы исторического развития, и что они для всех народов одинаковы. Эта роковая необходимость движения всех народов по одной дороге и в одну сторону уже изначально делает ненужным знание своей истории, ибо конец её известен. Исторический нигилизм заложен, таким образом, в саму суть догмата о "прогрессе и общественной эволюции".

    Здесь - основа основ семитизма, как учения материалистического и атеистического. Известно, что революция прежде, чем выйти на улицы Парижа ли, Москвы ли, или Петербурга, живёт веками в идейном мозговом тумане доктринёров и мечтателей, которым страстно хочется уверить себя и других, что все люди лицо-в-лицо и что все они - лишь молекулы некоего абстрактного всечеловека, которого надо сложить в "процессе истории", как из кубиков складывают дом.

    Поразительно то, что при этом мало кто понимал и понимает, что "единство законов исторического развития" заранее предполагает самую что ни на есть кровавую бойню и бесконечную борьбу с народами, в частности, с народом русским, и только потому, что он - у себя дома и желает жить по-своему.

    И сегодня, как и тогда, иудействующая интеллигенция, наследственно демократическая, радостно приветствует программу уничтожения русских во имя победы всемирной демократии.

    Пророки и апостолы социализма с классовой борьбой и без оной, вовсе не кричат: "Убей русского!" Только разве между собой... согласовывают на банкетах-презентациях.

    Желание жить по-своему требовало защиты своего дома и своего исторического быта, своей религии и своих русских управителей на своей русской земле. Это нормальное желание было осознано сторонниками революции и прогресса и ему влепили приговор: "анти-семитизм".

    Чтобы сделать понятным смысл этого термина, это слово надо писать именно так. Потому что если есть "анти", то, по всем законам логики, ему должно предшествовать положительное название того явления, к которому относится это "анти". Трудно ведь себе представить, что мог бы быть, к примеру, антимарксизм, но не было бы ни Маркса, ни его учения. Чтобы было антихристианство, но не было бы самого христианства. Это ясно. И странно только, что в случае с анти-семитизмом эти правила логики, здравого смысла, и исторической данности как-то обходятся стороной.

    Вопрос только в том, какие политические учения и какие направления в идеологии выражает семитизм. А то, что семитизм есть именно отрасль идеологии - политической, культурной и религиозной - не может вызывать сомнений. Ибо уже из самого словообразования это вполне ясно. Окончания "изм" ничему другому принадлежать не могут. "Троцкизм", "ленинизм", "коммунизм", "капитализм", "социализм" и т.д. Уяснение этого вопроса очень важно для нас. И вот почему. И создатели термина, и те, кто его приклеивает к врагам "прогресса", "демократии" и "мира во всём мире", свои полемические стрелы обращают в одну мишень, которую называют "еврейский народ", причём в его физическом, так сказать, наличном составе, а не в каком-либо идеологическо-религиозном. То есть, как бы предполагается, что антисемит - это тот, кто злобно ненавидит еврея просто за то, что тот - еврей. (И это при том, если забыть, что в семитскую группу входит арабский народ, составляющий большую часть всех семитов. - ред.). Если даже предположить, что подобное явление существует, в чём я сильно сомневаюсь, то всё-таки термин, явление, которое обозначено словом "анти-семитизм", имеет в виду совершенно другое. Оно означает примерно то, что можно уловить из совокупности таких понятий, как "социализм", "атеизм", "капитализм", "материализм", "прогресс", "гуманизм", демократия" и, вероятно, ещё с десяток им подобных. По каждому из этих направлений политической, религиозной, философской и публицистической мысли написаны сотни и тысячи томов всевозможных исследований. И авторы этих исследований с однообразием подчёркивают присутствие в этих направлениях, как главного элемента в них - семитизма. Не с точки зрения кадровой обеспеченности их, а с идейной. Все эти направления имеют иудейские корни, то есть те, что выражены в религии иудаизма. Немудрено поэтому, что борцы за историко-религиозную самобытность в любой нации получают в конце концов ярлык анти-семитов. Правильнее было бы - "антисемитистов", как есть, скажем, антимарксисты. Ибо антимарксист вовсе не рассматривает человека, придерживающегося учения Маркса, как своего личного врага. Учение и человек - разные вещи.

    Когда читаешь в какой-нибудь газете: "Мы всего лишь русские патриоты, а нас называют антисемитами", - невольно улыбаешься. Когда для человека на первый план выходит его Родина, его религия, его народ и вправо этого народа на жизнь, свою судьбу, то неизбежно встаёт вопрос об "анти-семитизме", то есть, о противостоянии той доктрине, что в принципе отрицает это право.

    Для того, чтобы семитизм во всех его разновидностях получил полное торжество, он и должен был выработать механизм борьбы со своими идейными и религиозными врагами. Самым универсальным термином и стал ярлык "анти-семитизма". Его ловко отождествляли с юдофобией, личной неприязнью к евреям, как к людям определенной нации, что отнюдь не одно и то же.

    В этой связи можно задуматься над таким насущным и близким нам примером. Стоит поставить вопрос о праве татар или якутов иметь своё телевидение, своё управление республикой, как нам тут же демократы всех оттенков ответят: "имеют право". О праве латышей, эстонцев и прочих народов на территории России иметь свои национальные органы управления не приходится и говорить. Но этот же вопрос относительно русских тут же вызывает обвинение... в "анти-семитизме", шовинизме, фашизме. Вы ещё не успели ничего сказать, а вам уже: - анти-семит! Но это не верно. Верно, как я уже сказал: антисемитист. А всё остальное по верной пословице: на воре и шапка горит. А что - вор, и что шапка горит - абсолютно верно. Отсюда и такая удивительная болезненность в реакции: Вы - о русском праве, а Вам - о еврейском. "Анти-семитизм" - термин которым терроризируют человечество. Это чисто идеологический манёвр, за которым лежит стремление утвердить на земле идеалы земного царства для немногих избранных.

    Как уже сказано, термин "анти-семитизм" намеренно имеет двусмысленный характер. Если бы этот вопрос был действительно вопросом национальным, он давно был бы решён. То есть, вернее говоря, он и решён давным-давно. Русские долго воевали с татарами, но если не считать нашего очень демократического времени, то никто не имеет меньше претензий друг к другу, нежели русские и татары. Никто из нас не страдает болезненной щепетильностью в отношении страниц прошлого, хотя в истории ясно написано про татаро-монгольское иго. Но попробуйте написать про 80-летнее еврейское иго! Вас обвинят не то, что в фальсификации, но сразу - в фашизме, разжигании межнациональной розни, против Вас возбудят дело в самой ООН. Если, конечно, на Вас случайно не наедет автомобиль. Вы можете бесконечно писать о зверствах "русского большевизма", о "русской мафии" в Америке, среди которой нет ни одного этнически русского. Но замените в соответствии с исторической истиной слово "русский" на слово "еврейский"... Лучше не меняйте! "Еврейский большевизм" - это может написать только сторонник анти-семитизма. И никакие исторические самые что ни на есть вопиющие факты Вам не помогут. История, как дисциплина, кончается сразу, как только речь заходит об истории революций.

    Нельзя не обратить внимания на ещё одну особенность этого ярлыка. Человеческому уму свойственно мыслить и понимать события в пределах причин и следствий. И вовсе не свойственно упорно видеть одни следствия, следуя указке, что никаких причин не существует. Для всех явлений человеческой жизни - один закон: причина и следствие. Но как только дело коснётся вопросов истории, так законы логики и здравого смысла враз отменяются. Конечно, прогрессивные историки, марксистские и демократические, уже научились этому нелёгкому цирковому ремеслу и не испытывают никаких мук в поисках истины. Но когда речь заходит о конкретных фактах - наступает раздражение: под факты трудно подвести песочный фундамент софистики.

    Для того, чтобы утвердить в правах догматы семитизма, нужно во чтобы то ни стало обзавестись спецхранами, установить диктатуру в виде цензуры, уголовного кодекса, туманно трактующего вопросы разжигания межнациональной розни, а также - тщательно вымарывать из всех печатных изданий не то что отдельные страницы, а главы с фактическим материалом. А вместо причин и следствий прибегать к таким "объяснительным клише", как "зоологический антисемитизм", "пещерный черносотенец" (по примеру из вчерашней идеологической речи: "пещерный антикоммунизм", "зоологическая ненависть к стране Советов"). И чтобы никаких фактов! Во всем мире громадная служба по проведению идей семитизма тщательно следит за печатной продукцией, рассматривая её с точки зрения "прогресса и демократии".

    Наша реальная жизнь напоминает сюжет из "Илиады" Гомера. Могучая Троя погибла в огне, потому что жители этого города не желали поверить своей ясновидящей Кассандре и приняли роковой подарок - громадного коня, в котором сидел вражеский десант. Пока печальная реальность не подтвердила правдивость пророчицы, она так и ходила с клеймом сумасшедшей. В точности как русские монархисты в последние годы перед революцией. Над ней, как и над черносотенцами начала века, смеялись. Пока огонь не охватил всё государство в полное подтверждение истинности прогноза и той ясновидящей, и этих ясновидящих. А вся способность к ясновидению основывалась на простом следованию здравому смыслу.

    Сегодняшний "взрыв национального самосознания", как и любой "взрыв", готовится кем-то, на чьи-то деньги и в каком-то центре. Этот "взрыв" в его реальном выражении всегда касается только одного аспекта: вражды к русским. В войне армян с азербайджанцами никто не говорит о таком "взрыве". Правильнее было бы вообще само словоупотребление сделать в такой последовательности: вражда к русским - это "взрыв национального самосознания". Этот "взрыв" касается прежде всего планов мировой "демократии и прогресса" в отношении к русскому народу.

    Потому что само национальное сознание - оно есть, или его нет. И взрываться ему так же несвойственно, как и гореть воде. Вот мы, русские, во все века с самым что ни на есть черносотенным правительством и черносотенной идеологией, с самым что ни на есть реакционным боярством и шовинистическим священством, ни разу не "взрывались" и не истребляли другие народы, я напротив, из своего кошелька снабжали их книгами, школами, строили для них мусульманские мечети, буддийские пагоды, а еврейских детей обучали в своих гимназиях, училищах и университетах (М.Грулев."Записки генерала-еврея"). Синагог не сжигали, раввинов к стенке не ставили. Более того: вполне допускали евреев в высший слой русского светского общества. И численность всех народов, включая и самих русских, и евреев, росла.

    Согласно демократическим идеологам, защита от революционных банд - это "погром". Борьба с разрушителями России - это "анти-семитизм". Контрреволюция - "пещерное черносотенство" Чудовищное по своей жестокости и циничное уничтожение русского народа, его деревень и сёл, умышленно вызванный голод, концлагеря, красный террор, уничтожение русских книг, ограбление храмов и музеев - "историческая закономерность"...

    Язык идеологов - это язык символов. И термины их - суть символы, смысл которых и надо знать. Если мы слышим обвинение Самодержавия в деспотизме, значит, Самодержавие мешает захватить власть над русским народом кучке демократов. События, наступившие после захвата власти еврейскими большевиками, тут же доказали эту истину. Семитизм не скрывал глубокой ненависти ко всему русскому. В основе догматов этого учения, обращённого к массам, лежит социальная тирания, прикрывающаяся символами "прогресс", "демократия", "цивилизация", "социализм"...

    Контрреволюция раньше революции

    Народоволец Лев Дейч писал по поводу погрома в Одессе в 1881 году: "Погром заставил меня почувствовать исключительно угнетённое положение моих единомышленников, но с другой стороны всё же я допускал, что они отчасти сами виноваты во враждебном к ним отношении, благодаря своему стремлению к лёгкой наживе и избеганию тяжёлого физического труда"  (Как это можно: избегать тяжёлого труда, стремиться к лёгкой наживе и одновременно находиться в исключительно угнетённом положении? - ред.). Как видим, даже борцы за "лучшее будущее человечества" признавали, что на пустом месте погромы не возникают.

    Народ был возмущён пропагандой насилия, к которому призывали еврейские революционеры, впрочем, как и революционеры вообще. Народ возмущался клеветой на Русского Царя, на свою русскую власть, на Святую Церковь и священников. Возмущался той клеветой, которая составляет суть революции. Без такой клеветы, без призывов к насилию о революции не могло быть и речи. Могла ли такая пропаганда не раздражать русского человека? Ведь все эти дейчи занимались пропагандой всероссийского погрома! Сам Лев Дейч с фанатизмом "преобразователя Вселенной" сообщает, что его пропаганда "наисовершеннейшего строя оказалась безрезультатной мои доводы разбивались о неприступную стену вековых предрассудков".

    Чтобы разбить эту стену и вызвать кровопролитие во чтобы то ни стало, львам дейчам приходилось прибегать к откровенной лжи. Подложными царскими грамотами они сообщали крестьянам от имени Царя, что теперь можно грабить помещиков. Так стравливали крестьян с властью, чтобы наслаждаться "кровавым воскресеньем", когда войска вынуждены были для защиты поместий стрелять в поверивших провокаторам крестьян.

    Удивительно, что даже лидер сионизма Жаботинский упрекал в погромах самих евреев. На 3-м съезде сионистов в 1906 году в Гельсингфорсе он обвинил в провоцировании еврейских погромов еврейских социалистов. На этом же съезде была принята резолюция, одобряющая убийства еврейскими боевиками русских людей, защищающих Отечество, Престол и Алтарь. Кроме этого, было принято решение о расчленении России на автономные национальные образования, о разрушении исторического строя Империи, отстранении русских от управления страной.

    Жаботинский и поставил вопрос: почему еврейские националисты-сионисты берут на себя задачу переделывать чужие страны? Кто их уполномочил навязывать другим народам свои политические догмы?

    Известный меньшевик Цедербаум-Мартов справедливо охарактеризовал погромы не как еврейские, а как "контрреволюционные". И заявил, что именно они помешали в 1905 году захватить социалистам власть в стране.

    Таким образом, мнение правительства, черносотенцев и даже сионистов с народниками совпали по вопросу причин погромов. Свидетельств такого единственного правильного взгляда множество. Даже "великий пролетарский писатель", известный либерал М.Горький, писал: "Причина антисемитизма в России" это нетактичность большевиков-евреев, которые взялись осквернять святыни русского народа." (Эрде. Максим: Горький и интеллигенция". М. 1923).

    Но самое любопытное заключается в том, что в организации антиеврейских погромов были заинтересованы сами господа-революционеры, страстные поклонники кровопролитий и провокаций, тонкие мастера лжи и цинизма. Даже еврейский историк Юлий Гессен пишет, что имеются сведения об участии в подготовке погромов партии "Народная воля":

    "Предполагалось, что еврейские погромы приучат народ к революционным действиям, что движение, которое легче всего было направить против евреев, в своем дальнейшем развитии обрушится на дворян и чиновников. В соответствии с этим были приготовлены прокламации, призывающие к нападению на евреев." ("История еврейского народа в России", стр. 218). В организации этих погромов были заинтересованы те, кто готовил всероссийский погром, осуществляемый и поныне. И уж никак не царизм и русские монархисты. Патриархальному царизму и Православному совестливому черносотенству такое и в голову не могло прийти.

    Нельзя запрещать человеку изучать исторические события и иметь суждение, на них основанное. Может, не обязательно все неудобные апостолам семитизма факты прятать в спецхраны и при каждом удобном случае вопить об угрозе "русского фашизма"? Тем более тогда, когда этот самый фашизм осуществляется успешным образом демократическими крикунами в отношении русского народа. Впрочем, хорошо известно, что преступникам выгодно проецировать преступные замыслы на своих политических противников. Отняли у русских страну, обрекли на голод, вымирание, подчинили себе органы пропаганды, систему управления, а говорят при этом о "русском фашизме".

    Но всё это, конечно, не без русских кадров в рядах семитической революции. И в этом главная трагедия нашего народа. Но сейчас речь не о нациях, а об определяющих их судьбу доктринах, тех, что творят историю, когда овладевают массами... А семитизм овладел русскими умами немногим меньше, чем умами других народов. И это является причиной перманентной революции от 17 года по наши дни. Революции сексуальные, культурные, политические, экономические, научные и прочие, реформы, перестройки, ускорения, углубления, бессчётное число всевозможных "измов". Это и есть образ беспочвенности во имя рая на земле, насаждаемый иудаизмом, о чём и писал в свое время И.М.Бикерман.

    В масонских ложах, призванных осуществлять идеалы иудаизма, на протяжении веков вызрели многие идеи политической практики сегодняшнего дня. Исключительно для того, чтобы установить "наисовершеннейший строй" на земле. Одна из этих идей - разрезать Россию на национальные автономии. "Право народов"..? Сионисты, масоны и революционеры, жаждущие расчленить Россию, на словах желают осчастливить другие народы за счет русского. В результате - все обречены на нищету, вымирание и гражданскую бойню. На радость прорабов всемирной демократии, сытой и довольной.

    Вспомним, как Энгельс называл славянские народы контрреволюционными, а ненависть к русским - "первой революционной страстью немцев"  (немцев ли?) (Ф.Меринг. "К.Маркс, история его жизни". Петербург, 1920, стр. 132-133).

    В реальностях сегодняшнего дня мы не видим людей в кожаных куртках с маузерами в руках и не слышим местечковую еврейскую речь большевистского комиссара. Но мы присутствуем при разжигании того же революционного костра в виде очередного догмата семитизма "о праве наций на самоопределение". Это "право" в его реальном воплощении - есть механизм уничтожения этой нации как самобытной, культурной и религиозной величины. На наших глазах звереют одни и опускаются до бандитизма другие. Живой организм народов России, сплоченных русским народом, разваливается на куски, как гангренозная ткань. 70 лет назад революционеры кричали о праве каждого взять чужое добро. То же утверждение национального права - брать у русского - подействовало на многих и сегодня. Нельзя не подивиться типовым приёмам: разжигание низменных страстей под прикрытием теоретических лозунгов.

    "Взрыва национального самосознания" не только нет, но не может быть вообще. Мы имеем дело с самым активным разжиганием межнациональной розни. Этот террор идет откровенно в "республиках" и именно его демократы имеют наглость называть "национальным самосознанием". Как будто человек, осознавший се6я узбеком, или татарином, должен обязательно резать русского. Но если так, то по такой же живодёрской логике русские должны резать всех остальных, а прогрессивный мир должен это назвать "русским национальным самосознанием". Но в отношении русских мерка другая.

    Принимая семитизм, перестаёшь быть русским. По определению самой идеологии семитизма. Если же русский, то тем самым, и антисемитист. Третьего не дано. Масонская задача - обработать "дикий камень", коим по масонской терминологии является человечество со своей историей, религией традициями, культурой, до состояния "кубического камня", готового лечь в стену единого храма будущего человеческого сообщества. Один "камень" ложится за другим, поколение за поколением теряют свое лицо и становятся рабами страшного по своей атеистической сущности догмата "прогресса и демократии" принципиальной основы семитизма-иудаизма.

    Выведенный "мировой человек", без роду, без племени - мечта и гордость демократии. Но есть целые народы, не желающие быть навозом мирового прогресса, а желающие жить так, как им хочется. Сколько ни пытались английские Мальбруки сделать из индейцев рабов - не удалось. Из негров Африки - удалось. Пришлось завозить рабов из-за океана. Индейцев - под нож мировой цивилизации. А потомки негритянских рабов пользуются её плодами. Из чукчей, эвенков, хантов и манси упорные партийные идеологи не смогли получить (для поддержания мифа о коммунистическом интернационале) даже плохоньких секретарей райкомов партии. Разве что одного-двух, да н то - не первых. В центральных органах власти КПСС вряд ли сыщется хоть один представитель этих народов за все 70 лет. Смешно даже подумать о восприятии ими основ марксизма, классовой борьбы, "мировой культуры" и "западного политеса". Прелести "мерседесов", кожаных кресел и видеомагнитофонов без тайги и привычных условий жизни им не нужны. Если чего и удалось сделать за годы большевизма, так сокращения этих народов едва ли не в пять раз. Во всем мире нет более несчастных людей, нежели русские дети в детских домах и наши северные народы.

    Расставить точки над "i" - это сохранить себя как нацию. Ибо пока человек не отказался от лучшего из своих прав - мыслить и понимать - "он будет тем, чем он есть - человеком с Образом и Подобием своего Создателя. Русский народ был создан верой в Христа для одного дела, главного - созидания Святой Руси. И скорбь и гонения "от язык безбожных, от отступник и от еретиков" - заложены уже в этом предназначении русского Православного человека. Будем же стоять крепко, уповая на помощь Божию.

    Вожди и прихлебатели семитизма требуют от нас невозможного - отказаться называть вещи своими именами. И это понятно. Ведь в книге Бытия мы читаем: "Знать правильное имя вещи - значит уже владеть ею ". И их собственная каббала, основа иудаизма, построила на этом факте целую науку. И очень не хочется этим господам, терпеливо воздвигающим из "дикого камня" человечества "новый мировой порядок", иметь конкурентов в борьбе за человеческие души. Ибо этот "порядок" не может иметь частного характера. Только мировой, только для всего человечества. "Демократия", "прогресс", "социализм", "рынок", экуменические радости единства всех религий и всех народов со своим пантеоном "божеств" и своим бафометским алтарем, который, как кровожадный семитский Молох, в своей "прогрессивности" и "гуманизме" изничтожил миллионы людей, тысячи народов - всё это и есть тот самый "новый мировой порядок", борьба с которым и означает "анти-семитизм". А семитизм требует от нас умения мыслить по их меркам, строго и куце отмеренным, в узком коридоре специального языка, которым всё можно объяснить так, что потеряются последние способности хоть что-либо понимать. "Новый мировой порядок" - это жизнь с оглядкой и вечный страх не угодить придирчивым и обидчивым "хозяевам земли", не очень умным, но очень хитрым, сплочённым и лишённым представлений о совести.

    Система начального и среднего образования во всём мире подчинена той же цели: созданию "новой породы людей" - без лица, без национального прошлого, людей, воспитанных в духе преклонения перед ценностями иудаизма, то есть, в системе мышления, не свойственной русскому человеку. "Новый мировой порядок" не может не начинаться в школе. Здесь капитально отшибают способность к мышлению, плодят лень ума, невежество, разврат и пошлость.

    Фашистская идея избранной нации

    Как пример идеологического террора, пример тоталитаризма и двусмысленности употребления термина "национализм", проанализируем номер информационного бюллетеня "Бнай брит" Международного масонского еврейского ордена (основан в США в 1843 году), №3 за 1990 год. Издан на русском языке и предназначен для членов лож этого ордена, находящихся в России. (Э.Ратье. "Мистерии и секреты "бнай брит", Париж, 1993 г.. стр. 156, 159 и след. фр.язык.).

    Вряд ли кто-нибудь из читателей может похвастать, что видел или слышал что-либо об этом бюллетене. О "русском фашизме", об угрозе "русского шовинизма" - слышит ежедневно, как и об ужасном русском национализме. О "Бнай брит" - кое-что, и то не по телевидению и не из газет. А ведь эта организация насчитывает, согласно её же данным, не менее полумиллиона человек во всём мире, имеет своих людей почти во всех странах. В её главной ложе навытяжку стоят американские президенты и кандидаты в оные. Она имеет своих собственных представителей при ООН и при ЮНЕСКО. Она заявляет протесты, она требует и награждает, а, стало быть, и наказывает. И что мы знаем об этой громадине с её щупальцами по всему миру? Что-то слышали и о чём-то, кажется, читали. Но не будем задерживаться на странной конспиративности этой международной масонской еврейской организации. В одной из статей информационного бюллетеня говорится, что "Бнай-брит" является самой крупной и влиятельной еврейской организацией в мире, и что она гордится своей ролью одного из главных защитников еврейской безопасности, еврейского единства и еврейской целости.

    Представим себе на минуту, что в мире существует такая же полумиллионная организация русского народа с такими же мощными финансовыми структурами, имеющая своего представителя в ООН, которая сурово преследует всех, кто позволяет себе плохо отзываться об исторических заветах русского народа. Говорится далее, что "Бнай-брит" ставит себе целью борьбу с расизмом и антисемитизмом. Похвально. Правда, следующая статья называется "Рост еврейского национализма". Вспомним, как таращат от страха и возмущения глаза телекомментаторы при словах "русский национализм"!

    Здесь же сочувственно приводятся слова раввина Калишера: "Лишь мы, евреи, хозяева земли, которая составляет славу и радость всего мира... "

    А теперь одна маленькая цитата из самого банального печатного органа, имеющего на обложке в виде опознавательного знака - две масонские колонны на двух ступенях, обвитые ветвями акации. Причём одна колонна, в лучших традициях масонской символики, сломана в середине. Короче, обычный журнал-альманах, каких множество в мире. И самая обычная фамилия автора - М.И.Каган: "Нельзя не считаться с тем, что на протяжении двух тысяч лет происходила иудаизация европейской культуры... Дело тут даже не в полной иудаизации, конечно, а в принятии идеи народа-гения, творящего культуру. Задача историческая - в том, что мир вовсе ещё не готов, что всё дело в созидании его, в очищении себя работою над ним, эта задача язычеству чужда. Задача истории - задача иудейская. И её приняла Европа..." ("Минувшее", т 6. Париж, 1988 г., стр. 230).

    Предложением выше автор разъяснил, что христианство есть язычество. Разумеется, с точки зрения иудаизма. И с этой точки зрения мир не дан в готовом виде, а его нужно усовершенствовать. В христианстве мир дан готовым и совершенным, а несовершенны мы, люди. Адепты иудаизма утверждают: мир только начинает создаваться, он подлежит совершенствованию по планам Торы. И народ, призванный указывать путь к такому совершенствованию - народ Израиля в своей мистической совокупности. Мысль о своих грехах ни в коем случае не должна посещать эту самую мистическую совокупность и "избранный" народ. Все другие должны чувствовать свою вину перед этими "избранными". Так свои грехи или грехи мира надо излечивать?

    Если грехи мира - то возникают всевозможные варианты совершенствования: коммунизм, рынок, масонство, социализм. Но это - варианты, ведущие к одной цели. И потому мировые силы так благосклонно смотрят на "совершенствователей" с их людоедской идеологией и делами палачей, и так ненавидят "реакционеров" и "врагов прогресса".

    Самыми могучими врагами прогресса, демократии и земного рая являются Божии Заповеди любви и милосердия. И, вдумываясь в смысл истерии по поводу "русского фашизма", "пещерного черносотенства", антисемитизма", невольно вспоминаешь слова Спасителя нашего Иисуса Христа: "И пронесут имя ваше как бесчестное за Сына Человеческого."

    "Живи честно, трудись, совершенствуй своё ремесло, береги жену и детей, ходи в церковь, думай больше о своих грехах, но не забывай и об ответственности за близких и родных и, когда нужно, защити их. Приумножай духовные богатства, и Родина твоя расцветёт", - вот те слова, что в 1905 году вызвали гневную отповедь "совершенствователей":

    "Черносотенный призыв реакционного духовенства! Поповщина!" Да, поповщина, да черносотенство: честный труд, защита домашнего очага, Церковь и Родина.

    Принятие доктрины прогресса, то есть создания "нового мирового порядка", означает деление человечество на сорта. Одни народы проявляют большие способности к принятию доктрины прогресса, то есть, семитизма, другие - меньшие. Третьих - под нож. Один - "народ-гений, творящий культуру" (М.И.Каган), другой не желает принимать эту культуру. Под нож его! Других - в рабы, третьи пусть живут сытно. За счет рабов. А чтобы не возмущались и чтобы не держать армию военных наготове - ввести идейный террор и воспитание людей в рабском духе. Во времена наших прабабушек, когда прогрессисты хотели отделаться от какого-нибудь правдолюбца, всенародно объявляли его сумасшедшим. Как, скажем, на Гоголя его прогрессивные "друзья" вроде Белинского, повесили этот ярлык. Повесили - и успокоились, и думать не надо - сумасшедший! Сегодня такую же операцию проводят тем же способом, но окрик погрознее: анти-семит! Ну может ли анти-семит сказать что-нибудь дельное?! Анти-семитизм - это самобытность, это личность, как она создана религией и историей, это право на свою независимую жизнь, национальную, это вражда начала личного к началу абстрактному, духовного - к чувственному. И никакого отношения не имеет к ненависти к еврейскому народу. Это, конечно, антикоммунизм, антисоциализм. Ибо эти слова прикрывают в политическом словаре их истинную природу - иудаизм. И когда тот же М.И.Каган сообщает нам, что иудейство живет "коллективной личностью", то мы вполне можем его понять. Но не принять.

    Христианство не знает коллективной личности. Оно знает конкретного человека.

    Когда какие-нибудь политические крикуны и слабоумные писаки начинают кричать сегодня о своём национализме, в том числе русском, не зная ни одной русской песни, в сущности презирая русский народ и живя тихим восторгом перед "ними", которые "так сплочены", становится грустно. Любую нацию можно сплотить ради осуществления идей Гаолам габа, земного рая. И тогда, конечно, нация становится действительно навозом мировой истории.

    Ленин в "Критических заметках по национальному вопросу" писал, что единственная культура, которая по своему принципу интернациональна, всемирна - это еврейская. Ему виднее с высоты его ленинского гения. Есть вещи, которые нужно понимать для того, чтобы их не принимать. Сторонники "нового мирового порядка" ведут беспощадную борьбу с каждым человеком, поскольку каждый из нас создан Богом и имеет право на свою жизнь, свою мысль и свою историю. Тоталитаризм, семитизм, рабовладение, грабёж, вымирание - вот смысл демократии и "цивилизованного пути всемирной истории". Ничего другого эти слова не означают.

    От Басаврюка к Гайдару или Чем отличается фашистский концлагерь Освенцим от современной демократической России?

    Вопрос об известном персонаже дьячка Фомы Григорьевича, что живет до сих пор на хуторе близ Диканьки, то бишь о Басаврюке (не к ночи будь он помянут) и его наследнике Гайдаре - по законам журналистской кулинарии я предлагаю перенести куда-нибудь под конец этих заметок, то есть на закуску оставить.

    Потому что прихотливое движение мысли направляет взгляд наш в согласии с исторической хронологией развертывания идей в современной России, от экономического материализма к бесовскому мистицизму. Но поскольку вопросы политические, национальные и экономические нам, как и прежде, остаются как-то ближе и волнительнее, чем всякая там чертовщина масонских лож, то мы и пойдем по этому пути.

    Вряд ли кого-нибудь из русских людей удивит само сопоставление фашистского концлагеря с демократической Россией.

    Поэтому сразу возьмем быка за рога: итак, что отличает какой-то фашистский концлагерь от нашей страны, вступившей на путь демократических реформ под одобрительные аплодисменты патентованных демократов Запада? Конечно, отличает очень многое...

    Во-первых, концлагерь - это один масштаб, а наша страна - совсем другой. При желании в ней можно разместить таких Освенцимов столько, что на всю Вселенную хватит, даже если будут открыты еще миллионы населенных планет.

    Во-вторых, сторона психологическая тут не менее важна. В лагере каждый знает, что находится не на курорте и даже знает, что пребывание здесь угрожает лично ему смертью. У нас же миллионы людей уверены в том, что если бы реформы пошли по-правильному, если бы реформаторы не встречали бы оппозиции, и если бы еще тысяча всяких "если", то тогда уж конечно, давно наступил бы рай земной. Вот таких глупых мыслей заключенные концлагерей, конечно, не допускали. Обитатели концлагерей твердо знали, что у них голод и что люди умирают от недоедания, и что имеет место быть "недофинансирование". Но жертвы фашистского режима, в отличие от жертв режима демократического, ясно осознавали, что причиной такого "недофинансирования" является уже само слово "концлагерь". А нашему российскому обывателю никогда не придет в голову, что клише "демократические реформы" в своей сути и означает создание режима "недофинансирования", из которого автоматически вытекает режим голода и разрухи.

    Далее. Заключенный в лагере всегда знал, что преступный режим создает лагеря, а наш обыватель и не догадывается, что этот преступный режим может создать огромный лагерь из всей страны.

    Но, кроме психологических моментов, отличающих лагерь от демократической России, есть и другие факты, говорящие в пользу принципиального различия Освенцима и нашей страны: в лагерях у фашистов в равной мере уничтожались русские, евреи, татары и все прочие. В России демократической о вымирании многомиллионной еврейской диаспоры от голода, дистрофии, холода, инфекционных болезней ничего не слышно. И это радует сердце. Косые взгляды голодного русского населения в сторону Гусинского и Березовского, Хайта и Смоленского, Чубайса и Лившица - не в счет, как и некультурные выкрики отставного генерала. Они никак не подрывают ни экономического могущества еврейских общин в России, не вызывают никаких спазмов в горле, которые кардинально бы мешали глотательному рефлексу и прохождению в желудок доброкачественной пищи. И к тому же все эти явления как раз свидетельствуют о том, что мы живем не при тоталитаризме, когда за одно слово "жид" давали десять лет концлагерей, а во вполне демократической стране. Если тебе некуда больше смотреть, если ты голоден, пожалуйста, включай телевизор и смотри на пиршества новых божков демократии, которым повезло больше, чем тебе, сиволапый Петров-Иванов-Сидоров, не имеющий в своем запасе пятого пункта.

    Но что касается вымирания именно русского народа, то и здесь есть большое различие. В немецких концлагерях совершенно не умели различать: где русский, а где татарин, мариец или якут. У нас же в демократической России различать научились. В основном для того, чтобы русский не сошел за нерусского и не попал бы в привилегированную "титульную" нацию. Вот, кстати, еще одно достижение современной демократии, сумевшей законодательным образом создать режим национальной дискриминации русских и при этом утверждающей на каждом углу о недопустимости национальной розни. До такого, кажется, не то что какой-нибудь тупоумный штурмбанфюрер не додумался, но даже и доктор Геббельс. В этом вопросе он дал, конечно, капитальную слабину. Насколько нам известно, в концлагерях "титульных" наций не было. Что же касается самого термина, то это - просто финиш демократической мысли. Хотя есть подозрение, что сама-то идейка заимствована была у древних ассирийцев времен Ашшурбанипала Первого (или Второго?).

    Что бы там ни говорить, но факт остается фактом - русский народ вымирает от голода и нищеты. На радость неистовой Новодворской и ее друзей, коллег и единомышленников по демократическому лагерю. Вымирает целый народ на глазах у всего цивилизованного мира от голода, холода, нищеты, болезней, от наркомании и выстрелов убийц на улицах и в подъездах наших домов. И именно этот факт заставляет нас внимательно посмотреть в сторону Освенцима. Воспитанные на идее дружбы народов, выраженной в мысли, что перед лицом этой дружбы "несть ни эллина ни иудея", мы вдруг и в который уже раз вынуждены убедиться: эллина действительно "несть", но вот иудей-то как раз есть. И даже очень есть, и смешиваться с каким-то эллином, пусть и трижды даже ученым, умным из умных, он не собирается. Более того, мы наконец-то, наивные, как лошади Пржевальского, услышали то, что давно считали измышлением всяких националистов-параноиков: "евреи - избранный народ, не чета другим". Вот Эдуард Тополь пишет в "Аргументах и фактах" нашему всенародно презираемому Березовскому, что, дескать, ты, Абрамыч, еврей, а следовательно, "избранный", и я тоже еврей, и тоже, в отличие от всяческих там эллинов, "избранный", и потому - веди себя поприличнее, дорогой Абрамыч, не жидись, не грабь так много этих русских, а то вдруг они за погромы примутся... Таков примерно смысл этого открытого письма господина Тополя господину Березовскому.

    Действительно, "избранные" оказались, то ли вследствие этой "избранности", то ли - других причин, наверху экономического и прочего преуспеяния в России. Конечно, при такой ситуации не мудрено, что то ли от голода, то ли от безысходности, то ли от порожденной ими бескультурности, у кого-то и мелькнет какая-то мысль: а не есть ли это то самое лагерное начальство, но в масштабе всей страны? "На каждый роток не накинешь платок", - гласит народная мудрость. Хотя, конечно, для властьимущих в нашей стране этот факт кажется очень и очень печальным, то есть, что не на каждый роток можно накинуть культурный платок, и заставить всех петь в один голос, прославляя ту демократию, при которой только "эллину" полагается постепенно не быть вовсе, то есть не быть на свете в недалекой исторической перспективе. Об этом мы услышали из уст не только мадам Новодворской, но и недавнего члена правительства А. Коха. В этом деле, кстати, есть что-то почти мистическое: фамилия Коха как-то неизбежно ассоциируется с "палочкой Коха", той самой, что вызывает туберкулез. Ожидать от возбудителя туберкулеза и убийцы человеческого организма чего-либо светлого и умного было бы странно. Вот и не верь после этого мистике слов и имен!

    Есть один очевидный факт, который должен быть не просто отмечен среди других прочих, не просто упомянут и забыт, а должен повторяться, звучать тревожно и протяжно, как удары колокола, плывущие по среднерусской равнине, созывая Православных людей на богослужение в храм Божий на покаяние и на молитву совместную. Этот факт, известный и неоспариваемый, но, тем не менее, старательно замалчиваемый, обходимый стороной и уж, конечно, игнорируемый всеми нашими политиками, министрами и экономистами в их публичных выступлениях. Речь идет о том, что вымирание русского народа, нищета и голод есть следствие сознательно проводимой режимом политики. Когда сегодня говорят о каком-то "кризисе", который надо как будто бы преодолеть, то складывается ощущение, что страна только что пережила какое-то стихийное бедствие и теперь нуждается в "гуманитарной помощи". Дело в том, что эту самую помощь предоставляют только странам, пережившим стихийное бедствие или перенесшим гражданскую войну. Увы, к великому несчастью для нынешнего демократического режима, для наших реформаторов, в России в последние десять лет не было ни одного всеобщего затопления, ни одного приличного землетрясения, и даже, что удивительно, ни одного морового поветрия, какой-нибудь чумы или холеры, на которую можно было списать голод и нищету, развал страны и ее, еще вчера мощной промышленности. Тем не менее, под словом "кризис" нашими политиками как-то само собой подразумевается наличие стихийного бедствия, а они всерьез размышляют, как его преодолеть. выйти. Но увы, даже стихийные кризисы не создают "титульных" наций, не обеспечивают привилегии одной народности над другой, и не могут обеспечить гражданам, скажем, Израиля, еще вчера нашим согражданам, получение в свою собственность того, что по праву принадлежит русскому народу. По своей некультурности холере или чуме, как и землетрясению или пожару, совершенно все равно - сидит в вас по вашей глупости представление о своей "избранности" или нет. Даже, если вы считаете себя Наполеоном, то даже и на это всем этим стихиям совершенно наплевать.

    Тем не менее, и прогрессивный Запад, столь чувствительный к "правам человека", успешно подыгрывает созданию иллюзии - "кризис" наш пришел сам по себе, свалился с какой-то, еще неоткрытой, планеты. Ведь если иначе, если всерьез, если очевидный факт сознательного уничтожения русского народа, вводится, предположим, в юридические документы международных организаций, если этот факт получает всеобщую констатацию, то тогда Россия есть Освенцим со своим лагерным начальством, и тогда выход из кризиса становится вещью реальной и скорой: преступники объявляются, даже если они полагают себя "избранными", врагами рода человеческого. Начинается следствие, и уж на кого оно выведет и что оно обнаружит - тому и быть. Вот, собственно говоря, и все - факт и оценка его. Богатейшая страна, с богатейшими не только природными ресурсами, но и интеллектуальными и культурными, смогла оказаться в нынешнем положении только вследствие сознательно проводимой политики на уничтожение народа. Это - просто аксиома, принятая, кстати же, и документами ООН, о чем нам поведал в свое время замечательный и незабвенный человек, назвавшийся Кузьмичем. (Анатолий Кузьмич Цикунов - ред.)

    Итак, одни создали себе режим наибольшего благоприятствования и среди голодающего народа жируют. Жируют, кстати, не за счет развития производительных сил страны, не вследствие своего творческого ума, а исключительно вследствие применения своих криминальных способностей, то есть способностей афериста, циника и вора. Этот факт надо постоянно иметь в виду, когда слушаешь каких-нибудь наших демократов, рассуждающих, на зависть всем геббельсам, о том, что русские не умеют работать, не умеют думать, не умеют творить и открывать новые научные горизонты. Сами-то эти говорящие, увы, проявили способность разве к цинизму и лжи. А многие - и в криминале. Ведь именно на нем, на криминале, стоит весь современный политический режим, и на нем только и покоится вся наша "рыночная" экономика. Напомню, особенно в связи с убийством Галины Старовойтовой, что именно демократ Явлинский публично, в газетах, обвинял Гайдара в том, что он и его подельники создали в стране криминальный режим. То, что этот режим стреляет в подъездах людей всех званий и состояний, было известно и во времена отдаленные. Быть может, те, кто его создавал, те, кто потратил свою жизнь на разжигание межнациональной розни, кто денно и нощно вселял в сердца людей ненависть к русским, кто постарался над тем, чтобы развалить страну, не подозревали, что могут сами попасть на мушку убийцы-провокатора, если смерть такого демократа нужна будет режиму для создания в стране русофобского террора.

    И вот теперь нам говорят: в стране - "кризис"...

    Еще раз вернемся к мысли об Освенциме. Там был фашизм. Некоторые утверждают, что если он там был, то он и здесь был. Вот, например: Сталин, ГУЛАГ, генерал Френкель и рядом - Раппопорт, создавшие эту систему ГУЛАГа. По правде говоря, о Френкеле и Раппопорте, как авторах идеи и организаторах ГУЛАГа, как раз не любят у нас наши гайдары вспоминать. Ну да ладно, не до них сейчас, не до этих френкелей и раппопортов. У нас теперь не то в предмете, как говаривал известный поэт, мы лучше полетим снова на наш тоталитарный бал. Нам показывают по телевидению концлагеря, расстрел людей, приговоренных известными "тройками", колонны заключенных в сопровождении конвоиров. Вот, говорят нам, это и есть ужасы тоталитаризма. Действительно, это ужасы. Что же тут скажешь? Но создается впечатление, что весь тоталитаризм есть просто определенный внешний антураж насилия и убийства людей, что если этот антураж другой, то и никакого тоталитаризма, никакого ужаса вовсе не будет. Ну, нет сегодня "троек", нет пятиконечных звезд на кокардах НКВДешников, нет и того фасона шинелей, умер Вышинский. У нас теперь компьютеры, а лагерей мало и кормить там заключенных нечем. У нас теперь, как в Америке, хоть во весь голос кричи: "Президент - дурак!".

    Кстати, кто застал пятидесятые и шестидесятые годы, тот припомнит, что именно этой возможностью любили похвастать у нас американцы на радость нашим тогдашним диссидентам. Теперь - да, кричи. Мы и кричим. По телевизору и в газетах. Значит, всё, никакого теперь тоталитаризма? Итак, все дело в антураже? Ну, а если сегодня вымирает, вследствие сознательной проводимой политики, людей больше, чем при Сталине и Ленине? А если, позволю себе спросить, вместо пресловутых "троек" в стране действует многотысячная армия убийц, у которой каждый из нас буквально под прицелом? Ведь, честно сказать, те "тройки" были как-то посолиднее. Все-таки, сначала вас арестовывали, потом везли в заключение. На вас заводилось "дело". Вас о чем-то спрашивали и так далее. То есть целая бюрократическая канитель и только для того, чтобы шлепнуть человека. Сегодня все это послано в архив вместе с кокардами НКВДешников и всем антуражем того времени. Сегодня все делается быстро и без хлопот, как любил говаривать один персонаж "Бриллиантовой руки". Сегодня людей гибнет больше, чем от "троек" в тридцатых годах. Это что: тоталитаризм, фашизм или все-таки демократия? Но если это не фашизм, не тоталитаризм, тогда все отличие состоит в методах умерщвления миллионов людей? Если только уничтожение евреев считается фашизмом, а уничтожение русских, преследование всех национальных форм жизни русского народа и его государственности есть демократия, тогда надо, в конце концов, не морочить голову людям и издать путеводитель по "демократии", что-то вроде "демократического лексикона". Это очень важно, чтобы слабый на голову обыватель мог бы заглянуть в этот лексикон и уяснить для себя что ему можно говорить, а чего нельзя. Чтобы он, наконец, мог бы понять чего от него хотят все эти многоглаголивые защитники "прав человека". Чтобы он, наконец, понял, кто у нас именуется "человеком", кто - недочеловеком, а кто сверхчеловеком, "избранным" и предназначенным командовать другими народами, не забывая зачастую положить себе в карман чужую национальную собственность. Если бы такой словарь был, то можно бы потребовать законодательно от обывателя: какой терминологии он может придерживаться, а какие слова ему запрещено произносить под угрозой встречи с киллером. Любой сегодня, конечно, догадывается, что можно хоть миллион раз сказать о "русском фашизме", который угрожает прогрессивному человечеству погромами, разжиганием, поджиганием, наводнением, холерой, чумой, "трусом и гладом", то есть землетрясением и голодом, и даже разжиганием всемирной войны. А еще больше - потерей своих богатств замечательными березовскими, гусинскими, смоленскими и прочими апостолами демократии. Впрочем, - это одно и то же: потеря богатств и "чума, холера, трус и глад, и разжигание межнациональной розни". И каждый из нас и без лексикона знает, что нельзя даже тихо произносить слова "еврейский фашизм".

    В этом смысле можно сказать, что определенный демократический лексикон, неизданный, существует у каждого из нас в голове. Те, кто пытается как-то отступить от условностей этого негласного лексикона демократии имеют свое определение в том же лексиконе. Он, лексикон, эти случаи много веков назад предусмотрел. Надо смотреть на букву "а", "ф", можно и на "п" - не повредит. А там - читатель наш, человек искушенный, уже улыбается, и все знает: на "а" - антисемит, на "ф" - фашист, на "п" - погромщик. И это все потому, что вы решили опять заладить старую как мир глуповатую песенку о равенстве всех народов, о праве их на самоопределение, о том, что уничтожение русского народа по своей преступности также гнусно, как уничтожение и еврейского и любого, кстати же, другого. Даже селькупов, чукчей или манси надо охранять и беречь, как зеницу ока, как дар Божий. Те, кто пытается иной раз говорить все это с телеэкрана, видят, как вдруг начинают наши телекомментаторы, наши телеведущие как-то глуповато улыбаться и смотреть рассеянно куда-то в потолок, давая всем своим знать, что они то от вас ждали серьезного разговора об антисемитизме и его гнусности, о "русском фашизме", который - вот он, в каком-то подвале, на какой-то улице, в каком-то городишке, а вы им, как дитя неразумное, - о праве народов, о дружбе и равенстве, да еще приплели каких-то манси, чукчей и Бог знает еще кого. Они, видите ли, имеют право! Экая глупость несусветная! Как будто люди не должны знать, кто на самом деле имеет право, а кто должен только смотреть в рот хозяину жизни. Короче говоря, в этот момент вы становитесь просто некультурным человеком. Вы просто вылезли из демократического лексикона.

    Но если бы вы сразу сказали, что наша Россия превращена сознательно в Освенцим, то вас просто выставили бы за дверь еще до того, как вы открыли бы рот вообще. А если бы вы еще продолжили свою мысль, подчиняясь не правилам лексикона демократии, а самой простейшей логике, то неизбежно бы угодили бы как раз в фашисты и антисемиты. И это просто потому, что вы спросили бы, чем еврей лучше русского, это раз. И сказали бы, что русский народ имеет всю полноту Божественного и естественного права на то, чтобы самому определять свою судьбу, самому владеть русской землей, ее недрами, самому организовывать для себя всю программу своей культурной жизни и что он не видит пока никакой пользы от того, что всем владеют господа березовские и гусинские в разных своих ипостасях, что для него ниоткуда не видна очевидная польза для всех других народов России от деятельности "избранных". А слово "талантливость" он понимает исключительно как начало творческое, общеполезное, созидательное, а не как склонность к аферам, лжи, издевательству над другими народами, что уже само по себе свидетельствует о примитивности такого типа "талантливого" мышления. Что если вся талантливость означена в формуле: "хорошо устроиться в жизни", то такой талантливостью обладают не только нынешние "олигархи", но и суслики. Они тоже в урожайные года "хорошо устраиваются": много едят, быстро, как наша политическая и финансовая номенклатура, толстеют и так же хорошо устраивают прочие свои житейские надобности. Но суслики не претендуют на звание "элиты" и "олигархов", и это говорит об их благородстве. Повторяю, если бы такой разговор даже попытаться себе как-то представить, то он закончился бы, не начавшись.

    И все это потому, что у нас нет до сих пор демократического лексикона, доступного каждому обывателю, и с которым он был бы обязан согласовывать каждое движение своей неуемной мысли, все-то пытающейся сесть на мятежную логику, на какой-то "здравый смысл", как садятся на дикую необъезженную лошадь, чтобы понестись куда-то вдаль, в степные просторы. Какие просторы, какая даль? Культурные люди живут по лексикону, и тогда им не угрожает статья "за разжигание". Потому что другие "статьи" нашей жизни, как холера и чума, будут давить вас, если вы русский, независимо от вашего знания и вашей культурности. Нищета и голод, унижения, рабский страх перед каким-то далеким всемогущим хозяином, управляющим, зачастую, вашим хиреющим предприятием откуда-то из Израиля, все равно будут вас доканывать и доконают. Уже почти доконали. Миллионы людей - только вдуматься! - недосчитала русская нация за годы правления демократов-реформаторов. Сотни тысяч погибло от пуль: в Чечне, в бандитских разборках, в подъездах своих домов. Вероятно, не менее миллиона русских юношей и девушек погибло от наркомании, усиленно насаждаемой в России.

    И встает вопрос, что лучше: жить по холопскому лексикону, противному совести и всем законам мысли, или все-таки понять, что умирать-то все равно придется. Так не лучше ли умирать в борьбе за свою попранную национальную честь, чем покорно, как скот на бойню, идти под нож. Не лучше ли вспомнить о своем естественном и Божественном праве на жизнь?

    И последнее в этой части заметок. Недавно мы видели по телевидению, как наши демократы подняли истерику по поводу двух слов генерала Макашова. Об этом скажем отдельно. Но сейчас о том эпизоде, где Доренко, Киселев, Лобков, вцепившись в генерала едва ли не буквально, допытывали:
    - А как узнать, по черепу, что ли, еврей он или русский?

    Даже какой-то череп вертели на телеэкране, показывая, что вот, дескать, у всех они, черепа, одинаковые. Если честно, то я и сам не знаю точно как это надо делать, чтобы отличить. Большинство из нас, не доживи мы до этого скандала с генералом, так бы и не знали, а зачем вообще надо было задаваться этим вопросом. Вроде, все мы живем рядом. Ну да, евреи живут хорошо, "они умные", и потому занимают практически всю экономическую сферу деятельности, политическую и культурную тоже, а мы, русские, живем скверно, кое-как, ну так и что?

    На то он и интернационализм, чтобы было именно так, а не иначе. То, что экономика находится в умных и талантливых руках, и в то же время ее состояние таково, словно ею управляют слепые, глухие и необразованные, так это тоже не предмет для долгого размышления на темы расизма. Расизм преступен, это знает с пеленок каждый русский человек. Сам себя русский человек не относит ни к какой расе и потому искренне думает, что если он захочет попасть в какую-нибудь расу и заявит о своих правах, то это и будет расизм, а если ходят по нему ногами, поскольку он - не раса, то и пусть ходят. Главное для него - скорее умереть от голода, но не прослыть антисемитом. Что же здесь скажешь? Как себя поставишь, так к тебе и будут относиться. Здесь уж, скажу от себя, в чем-то права мадам Новодворская. Да, права "голубка сизокрылая". Она-то ведь о чем говорит нам среди прочего: если бы вы, русские, были способны к созданию организованного сопротивления всякой попытке вас унизить, вас обворовать, то вас бы уважали не только другие народы, но даже я, мадам Новодворская. А если бы вы еще начали бы отворачивать мне голову за мои высказывания или прижигать каленым железом, то в этот момент, наверняка, я бы даже вас возлюбила. Примерно таким же образом можно понять слова Новодворской о русской бесхребетности. Но вернемся к вопросу о черепе. Наш человек только тогда узнал о возможности существования этой проблемы, когда ему об этом сказали наши борцы с антисемитизмом и "русским фашизмом". Теперь и он задумался, и автор этих строк тоже. Но ненадолго. Потому что на самом деле думать-то здесь, размышлять, как отличить еврея от нееврея - просто не над чем. И господа из телевидения просто ошиблись адресом, задавая этот вопрос бывшему генералу, совершенно несведущему в вопросах идентификации еврея как такового. Несведущего именно потому, что воспитан был этот генерал в той самой "бесхребетности", о которой трактует не уставая госпожа Новодворская. Ей бы, вероятно, хотелось, чтобы по всей России появились русские "Хамазы", по типу этой палестинской террористической организации. Сама мадам, несмотря на свой далеко не спортивный вид, а скорее даже - кулинарно-желеообразный, "бесхребетностью" не страдает. Но не будем в этом вопросе обольщаться. Ведь за спиной этой дамы стоят мощные международные еврейские организации, чью позицию она, вероятно, и озвучивает. И это, кстати, важно именно так и квалифицировать, все ее человеконенавистнические русофобские высказывания, которые, вероятно, даже у Геббельса и Розенберга еще надо было бы поискать, и еще вопрос: найдешь ли там нечто похожее? По крайней мере, ни одна из этих еврейских организаций ни разу не заявила свое несогласие со словами Новодворской о русском народе.

    Генерал наш, преданный идеям интернационализма и, вероятно, в том самом виде, о котором было сказано выше, не мог даже и знать, что опознание еврея давно уже практикуется в мире. Читатель, конечно, вздрогнет и вскрикнет: "Вот, немецкие фашисты, видишь, как они широко поставили дело!" И сильно ошибется.

    В интересующем нас вопросе, именно в современном Израиле нееврея не сделают гражданином. Был скандал, сколько помнится, когда министра обороны этого государства убрали с должности, выяснив, что он - не чистый еврей. Маманька у него подкачала в этом пункте. Недавно прах одного убитого солдата Израиля, посмертно получившего звание героя, был вдруг, сколько помнится, вынесен из пределов иудейского кладбища. Увы - тот же недостаток: то ли маманька не совсем подошла по чистоте крови, то ли папанька. Но это Израиль. Все-таки далеко. Туда же надо лететь, чтобы узнать как у них там обстоит дело с опознанием еврея. Но ведь можно и укоротить этот путь в тысячи раз и вовсе не выезжать из пределов нашей достолюбезной столицы. Не знаю, многие ли из нас осведомлены, что самое большое количество национальных школ в Москве - это еврейские школы. Если судить даже по газетным доступным сообщениям, то в некоторые из них принимаются не все евреи, а только чистые. Что касается неевреев, то об этом и вообще-то не идет речь. Само подобное допущение - страшная крамола. Ну, понятно, там преподают иудаизм. Но туда, как пишут наши светские газеты, не принимают и тех детей, у кого мать нееврейских кровей. Там, следовательно, и надо искать было бы нашим киселевым, лобковым и доренкам ответы на вопрос: как отличить избранного от прочих "языков". Уж там-то вам никто не скажет такой глупости, что перед лицом демократии "несть ни эллина, ни иудея". Про эллинов там, вероятно, вообще ничего не знают, а вот про иудеев знают хорошо.

    Впрочем, никто не думает, чтобы евреи не имели бы права на свои школы, правда, из нормальных людей никто точно также не думает, чтобы русские не имели бы права на свои чисто национальные русские школы. Но в этом взаимопонимания не видно. Так или иначе, но в названных местах знают как определить своего и как отличить его от несвоего. Не говорю уж о тех многочисленных хорошо финансируемых еврейских националистических организациях международного масштаба, где тоже умеют различать... И вряд ли там ошибаются в этом вопросе.

    Кстати, не странно ли, что наше телевидение обладает взором насекомого: хорошо крупным планом оно видит мельчайшие предметы. Вот ведь нашли же где-то несколько десятков "русских фашистов". Вот мне уже пятьдесят лет, я немало повидал. Видел и селькупов, и манси, про негров и говорить нечего. А вот ни одного, как на смех, "русского фашиста" не видел. В этой зоркости телевидения - гениальность его работников...

    Но еще большая гениальность в том, что это же телевидение не видит ни организации ордена Бнай-Брит, ни Всемирного Еврейского Конгресса, ни его российского отделения (РЕК), ни всевозможных сионистских организаций. А если видит, то почему-то не торопится нас оповещать о жизни этих организаций. А ведь эти организации объединяют сотни тысяч людей, миллионы. А сколько поучительного и полезного и даже укрепляющего дружбу народов можно было бы нам узнать, знакомясь с жизнью этих еврейских организаций. И, возможно, многое мы могли бы и позаимствовать полезного. Ведь раз эти организации существуют, и вполне легально, раз их существование не находится в противоречии с канонами демократии, то отчего бы и нам не начать чего-нибудь создавать по образцу уже имеющегося и вполне дозволенного. Если, к тому же, там умеют отличить своего от чужого, то вероятно, можно было бы заимствовать и нам этот опыт и, наконец, выяснить кто среди нас не наш, а их человек по всем своим кровям, родственным связям и симпатиям. И можно было бы тогда даже обменяться: мы им этого псевдонашего, а они нам какого-нибудь нашего, случайно к ним залетевшего на огонек и там плененного. Это, конечно, шутка, про плен-то. А то еще обвинят автора в клевете: русский в ордене Бнай-Брит! Скажут еще: "Совсем очумел малый, написавший такую глупость". Нет-нет, это - шутка.

    Так или иначе, но шутить, к сожалению, и можно разве только по поводу "проверки черепов" на нашем телевидении, которое "слона-то не приметило".

    Знаю, знаю заранее, что хочет сказать иной читатель: да они там сами состоят в этом твоем Бнай-Брите, а ты тут, Острецов, дурочку нам ломаешь. Может и так, наверное, состоят. То есть, где-то наверняка состоят. Если честно, то я в этом почти уверен, но документов соответствующих не имею. Врать не буду. И этот момент не так уж и интересен. Ясно одно - трагедия русская у нас, а не еврейская. Трагедия, равной которой еще не было. И для нас Освенцим - не аллегория. И наш холокост, то есть, массовое уничтожение русских, - не факт истории, а факт сегодняшнего дня.

    За неимением места, тему о Басаврюке, как духовном отце современной демократии, а также о реальной мистике нынешнего политического режима мы продолжим в части второй этой статьи, которая выйдет в свет в следующем номере.(см ниже)

    А то слишком много вокруг нас всякой бесовщины, а мы всё - политика, да экономика...

    Автор более или менее удачно установил, что нынешняя Россия чем-то все-таки отличается от концлагеря. В том числе, от Освенцима.
    Во-первых, - территорией.
    Во-вторых, - национальным составом лагерного начальства.
    В третьих, - психологией обитателей и уровнем их сознательности: в концлагере все знали, что они находятся именно в концлагере, которому по самой своей природе полагалось находиться в режиме "недофинансирования", то есть, в условиях голода, и заключенным в лагере не приходило в голову протестовать против голода... голодовкой. У нас в стране такая радостная, для власть имущих, форма протеста существует сплошь и рядом, а средства массовой информации очень любят такие акции демонстрировать.
    Кстати, если удастся слегка изменить черты лица современных голодных Русских, запечатленных на видеопленку, придать им с помощью компьютера семитскую внешность, то эти кадры телесъемок в будущем можно выдать за показ еврейского гетто, в котором люди обречены "проклятыми антисемитами" на голодную смерть. Нечто подобное уже делалось с фотографиями гитлеровских концлагерей. И кто будет знать, что в действительности мы видим на пленках огромное Русское, а не еврейское гетто, в которое превращена вся Россия?
    В-четвертых, в концлагерях все народности были более или менее равны перед лагерным начальством, у нас же даже в конституционном устройстве страны нет равенства: в Татарии "титульной" нацией являются татары, в Башкирии - башкиры, а другие - так себе, что-то вроде залетных гостей. Когда-то до революции правые требовали, чтобы в отношении евреев применялись законы как не к коренным жителям России с соответствующими ограничениями в правах. Куда там! Шум, крик: "А равенство, а гуманизм, а что мировая цивилизация скажет?!" Но как только защитники прав наций пришли к власти, так срочно Русских записали в пришельцев, народишко второго сорта и постарались лишить его прав даже юридически. И эта дискриминация так и красуется у нас в наших законах, в административном делении России на всяческие "республики". Таких шовинистических выходок в желтой упаковке под шестиконечной звездой в лагерях у немцев не было, и о "титульных" нациях там не ведали.

    Вот удивительно - антисемитизм это очень плохо, а национальная дискриминация с "титульными" во главе - это хорошо. Впрочем, идеологам семитизма, в виде всяких там демократий и прав своего человека, виднее. Нам же, как обывателям, предоставлено право выражать лишь свое недоумение, и этим маленьким правом автор данной статьи и пользуется. И надо торопиться! Как говорил один веселый киногерой: "Грядут перемены!" Русофобский террор под видом борьбы с экстремизмом, набирает обороты.

    И еще два отличия. В лагерях не было никаких националистических организаций. А у нас они есть, и все исключительно почему-то еврейские: орден Бнай-Брит, отделения Всемирного Еврейского Конгресса, Всемирного Израильского Союза и десятки других чисто еврейских "просветительских" и "филантропических" организаций. Можно, конечно, возмутиться и раскричаться: "А как же РНЕ, а как же Черная Сотня?" Очень просто. Принимают в эти организации не только Русских. А вот попробуйте-ка стать членом Бнай-Брит, будучи даже неполным евреем...
    А сколько у нас еврейских национальных школ, университетов ("Еврейский университет" находится, например, в старинном здании МГУ на Моховой, там, где факультет журналистики, на третьем этаже), сколько прочих учебных заведений, находящихся на балансе нашего министерства народного образования, заметим, общенародного, а не еврейского... То есть мы, Русские, из своего тощего кармана большую часть этих националистических организаций финансируем и даем возможность безбедно жить чисто еврейским школам, не имея при этом чисто Русской школы. Правда, однажды я слыхал, что где-то, то ли в Москве, то ли рядом имеется такая школа, а директором там очень хороший человек - то ли армянка, то ли еврейка с армянской фамилией... Вот, кажется, и все Русское образование в Москве. В губерниях и уездах и этого нет. Но зато в губерниях есть еврейские клубы, школы, университеты, кружки и тому подобное.

    И последнее. В немецких лагерях действовали хоть какие-то, но правила: что можно, а чего нельзя. Вот таких правил у нас нет вовсе. Вот не нравятся, например, мэру Лужкову, баркашовцы. Ату их, за решетку. Закон? А при чем здесь закон? Ну не нравится власти гусинских Русский народ, чего с ним церемониться? Мы их и фашизмом доконаем, и за контру они у нас сойдут, как в 1918. То есть, формально, у нас, вроде бы, есть все, что надлежит иметь нормальному государству: органы правосудия, органы надзора за исполнением законов, законодательные палаты и "правозащитники". Но по поступающим последнее время сообщениям средств массовой информации, кем-то решено, например, бороться с "политическим экстремизмом" и "антисемитизмом" в виде "Русского фашизма". А что делать? Угроза-то явная! Нет-нет, а кто-то да и напишет про владычество в России гусинских да хайтов. И сколько удовольствий для этих гусинских и хайтов открывает эта борьба с "антисемитизмом"! Какую гамму чувств можно испытать от своего беззакония! "Чё хочу, то и ворочу!" И вот уже не суд, а милиционер с дубинкой встает на борьбу с печатным словом и определяет: насколько та или иная книга экстремистская. Книгу - в костер, продавца - в кутузку! По какому праву? "А по такому!" Дело самое что ни на есть привычное. Особенно, в части борьбы с черносотенством. Еще в двадцатые-тридцатые годы горели костры из Русских книг и икон, ведь в книгах и на иконах - сплошь были черносотенцы, всякая там поповщина и Русский дух. "От зари до зари все горят здесь костры, комсомольцы в поход собираются", - пели в тридцатых годах правозащитники и демократы тех времен - отцы и дедушки нынешних...

    Конечно, сами-то милиционеры вместе с сыщиками вряд ли будут читать отбираемые ими газеты и книги. Можно ли им, исполнителям, да еще и в большинстве Русским, доверять борьбу с антисемитизмом? Да и кто может считаться главным специалистом в области этой борьбы, как не раввины? И теперь, вероятно, десяток раввинов будут командовать, а милиционеры с дубинками исполнять: шастать по газетным киоскам и книжным магазинам со списками запрещенных раввинами книг и газет. Это что же получается? Еврейский фашизм? Диктатура? Да вы что! Так нельзя теперь говорить! Это обычная демократия. И наконец-то осуществилась заветная мечта наших демократов-перестройщиков и гуманистов: снова любимые тридцатые, снова политические доносы, снова комсомольцы в поход собираются. Конечно, кто-то скажет по своей наивности: "А закон?" Ведь только суд может закрыть газету, а иначе - это вопиющий произвол, это борьба с печатным словом полицейскими методами. Но вопросы эти - от нашей глупости и плохого питания. И еще от телячьей наивности. Верная народная примета гласит: что любят, о том и говорят. Если десятилетиями "разоблачается" сталинизм, тридцатые годы и ЧК с лагерями, значит, жди: все это вернется. Потому, что власть имущие питают слабость ко всей этой бесовщине. Ведь все это - родное, близкое, замешанное на демократической закваске.

    Также, в первой части было сказано, что мадам Новодворская и ее соратники по борьбе за демократию под шестиконечной звездой страдают наследственным мазохизмом, вернее, садомазохизмом. Схватить, урвать, раздавить, оболгать, удариться в истерику, и в то же время страстно желать получить по шее - таков этот психологический комплекс коммунальной склочницы у этой дамы и ее соратников во всем мире. Отсюда это постоянное желание получить какой-никакой театральный погромчик, чтобы почувствовать себя, для остроты ощущения, героем, борцом, мимо носа которого так и летают, как пчелы, пули, так и свистят, шалунишки эдакие. За полным отсутствием даже намека на что-либо подобное, приходится самим создавать "Русский фашизм" и "рост антисемитизма". Дело опять же привычное. В двадцатые и тридцатые создавали на Лубянке всякие контрреволюционные организации и таращили точно так же глаза от возмущения: "Разоблачен новый белогвардейский центр!" И появлялись то "тресты", то еще что-нибудь в этом роде. Под такие разоблачения только и можно вышибить деньгу у западных друзей и объяснить мировой общественности, отчего в России к концу второго тысячелетия без всяких войн, засух и землетрясений - голод. Правильно, виноват "Русский фашизм" и "политический экстремизм". Русский, конечно.
    К тому же, нынешняя желтая наша власть просто скучает без врага. Бандиты, как мы говорили, - это ее родные дети, ее главная опора, причем, где кончается бандит и начинается власть - не может сказать никто. (Когда чубайсовские помощники на глазах у всей страны воровали полмиллиона долларов, а Чубайс всенародно врал, что не воровали - это что? Кончилась власть и начался преступный мир? Или наоборот? Да только ли это? - ред.).

    А вот уже сюжет, оставшийся вне предыдущей части. Кто не помнит еще недавно распространенные анекдоты с "черным юмором"? Сегодня, благодаря телевидению, этот "юмор" стал привычной чертой нашего времени. В разных местах того лагеря с рабовладельческим строем, что зовется "демократической Россией", установлены телекамеры, а дикторы притворно унылым голосом, будто сообщают о плохой погоде в штате Арканзас, рассказывают нам о голодающих людях, о нищих, стариках, инвалидах, бездомных детях. Не без бесовского лукавства дикторы вещают о том, что в Энске учителя не получают зарплаты полгода. При этом показывают плачущую женщину, которая сквозь слезы говорит о том, что ее дети уже более года не видели фруктов, конфет и мяса. Потом показывают дома, в которых температура - около нуля, а на улице - двадцать мороза. Люди в шапках и валенках, дети уже не плачут, а стонут, матери - в отчаянии, отцы приспосабливают "буржуйки" и запасают к ним дрова... Затем сообщают, что Ельцин то ли выписался из больницы, то ли попал туда снова. Затем - холеные физиономии демократических божков. И создается впечатление, что все эти холеные министры, юмористы, банкиры, президенты, советники - это паханы, не имеющие ровным счетом никакого отношения к Русским людям... Но вот куда девается бесстрастность дикторов, когда обсуждаются слова генерала Макашова: "Долой жидов!"

    И попутно. Чисто обывательское, но тем не менее... Недофинансирование... Это что такое? Мне, например, совершенно непонятен термин. Вопрос: куда деваются рубли? Ведь их не вывозят заграницу, их не едят, из них не делают коктейлей. Одно из двух: либо умышленно ограничили их объем, и тогда вся эта стахановская борьба за выплату зарплат - просто комедия - наличных денег просто мало. Либо эти наличные деньги находятся в подвалах банков и умышленно выведены из обращения, чтобы создать режим умирания страны. И здесь мы видим черты сходства с концлагерем. Какие могут быть товарно-денежные отношения, если нет наличных денег?

    В свое время, в двадцать первом - двадцать втором годах и позже - в тридцать втором - тридцать третьем, примерно также большевики умышленно обрекли на голодную смерть миллионы Русских людей, а также казахов и малороссов. Но тогда не было телевидения. А если бы было? А если оно было бы в немецких концлагерях? Наверное, все было бы так же, как и теперь. Появились бы свои киселевы и сорокины, лобковы и митковы. И, подчиняясь требованиям идеологов, скучно и занудно говорили бы о трудностях недофинансирования, а затем радостно - о становящейся на ноги лагерной демократии. Если представить себе телекамеры в концлагере, то и там бы по телеэкрану сообщали, что в таком-то бараке умерло столько-то от того, что в этот отдаленный барак не успели в течение месяца завести ни одной крошки хлеба по причине недофинансирования. При этом телекомментатор сделал бы скорбное лицо и сообщил, что лагерное начальство решило разобраться с этим происшествием и наказать виновных. И так далее, то есть, все то, что мы сейчас и наблюдаем.

    Но в реальности, телевидение показывает нам картину нашего же погрома, всероссийского, и сознательно проводимого с плохо скрываемой радостью и садистским удовлетворением: нате, мол, получите.
    На территории в 16 миллионов квадратных километров правящим режимом производится погром, именуемый реформами и демократией, а всякая мысль о сопротивлении этому погрому именуется антисемитизмом, что даже очень характерно, поскольку показывает нам подлинную причину погрома, как и природу нашей власти, отвечая на вопрос: "Еврейская ли у нас власть?"

    Теперь перейдем к следующему сюжету: Басаврюк, как отец российской демократии. Все мы в свое время читали Гоголя, но вряд ли помним его произведения достаточно хорошо. Так вот, на некоторые произведения великого классика стоит посмотреть под углом зрения современных событий...

    О Басаврюке поведал нам некогда дьячок Фома Григорьевич, передавая рассказ своего деда. Однажды (о, времена царизма!) в одном селе, где текла тихая патриархальная жизнь, стал появляться человек со страшной небритой образиной. Откуда он появился, никто не знал, но карманы у этого жулика были набиты золотыми червонцами. Народ-то трудовой работал за копейку, а здесь - злато-серебро рекой текло. Человек, как известно, существо грешное. Какой уж тут труд, когда пьянка да гулянка задарма? Тут свои "сникерсы", свое казино-шинок. Горилка потекла рекой, никто не работает, одни хохот и песни, и деньги сыплются. Понятно, и девушки не остались в стороне: им подарки, а потом приставанья.

    Ну, сам Басаврюк-то тоже своего, надо полагать, не упускал. Любопытно, что этот страшный Басаврюк в церковь никогда не ходил, и священник церкви святого великомученика Пантелеймона отец Афанасий сразу же объявил этого Басаврюка врагом Церкви Христовой и всего рода человеческого. Оно и понятно, ведь в лице этого Басаврюка он увидел служителя золотого тельца, то есть дьявола в человеческом образе. Деньги, горилка, девушки, хохот да пляски - надо ли говорить, что в селе стала устанавливаться демократия, а в ней главным лицом стал этот Басаврюк с колючим взглядом исподлобья. Как только засветились нетрудовые деньги, как началась разгульная жизнь, так и церковь забыли. Началась в селе "свобода совести", "свобода слова" и прочие свободы. Но как только отец Афанасий решил воспользоваться этой свободой и наложить на Басаврюка церковное покаяние, так едва ноги унес: Басаврюк пообещал придушить отца Афанасия, если он еще раз воспользуется "свободой слова". Так наметилось противостояние между демократией в лице Басаврюка, и черносотенством в лице батюшки сельской церкви великомученика Пантелеимона.

    Лиха беда - начало, как говорит народная пословица. У одного богатого казака работал в батраках некто Петро Безродный, поскольку ни отца, ни матери его никто не знал. Этот Петро влюбился в хозяйскую дочь. Но не имея ни кола ни двора, не мог надеяться на женитьбу на своей любимой. Узнав, что отец выдает ее замуж за богатого ляха, Петро пошел в шинок и решил с горя напиться. Но вот тут-то и появился рядом демократ Басаврюк. Он пообещал Петру много золота, то есть сделать Петра "новым Русским". Молодой казак загорелся надеждой и согласился во всем слушаться Басаврюка, только бы получить богатство. Темной ночью, в глухом лесу, в ночь Ивана Купалы, он сорвал цветок папоротника и увидел сквозь землю под собой сундук с драгоценностями. По указке ведьмы, подруги Басаврюка, стал копать и копать, выбиваясь из сил. Это примерно так же, как у нас многие молодые люди, увидев чужое богатство, теряют голову, мчатся за ним, отступающим все дальше и дальше.

    Но чем дальше копал Петро, тем все глубже уходило золото в глубину земных недр. Тогда-то Басаврюк и сказал то, что обычно скрывается современными демократами от поклонников золотого тельца: "Нет, не видать тебе золота, покамест не достанешь крови человеческой!"

    Мы много читали о человеческих жертвоприношениях, о ритуальных убийствах невинных жертв, но, вероятно, видим эти жертвоприношения либо в далеком прошлом, либо в виде каких-то отдельных исторических случаев. Но не будем, однако, забегать вперед.

    Как только Басаврюк сказал свои страшные слова, ведьма подвела к горящему желанием получить богатство любой ценой Петру дитя лет шести, показывая жестом, что он должен отсечь невинному ребенку голову. Понятно, что Петр остолбенел: отрезать ребенку голову! Сдернул простыню Петро и увидел, что перед ним шестилетний брат его любимой - Ивась. И ручки сложило бедное дитя и головку повесило. Петро готов был уже и саму ведьму прикончить, но тут топнула она ногой, взметнулось синее пламя, и увидел Петро под землей сундуки с золотыми червонцами и дорогими камнями. Это богатство ослепило молодого казака, вместе с пламенем вспыхнуло в нем и желание во что бы то не стало стать богатым человеком. Выхватил он нож, и безвинная кровь брызнула ему в очи... Сподручница Басаврюка, ведьма, впилась в обезглавленное тело ребенка и стала пить из него кровь. Сегодня тысячи таких же ведьм точно также впиваются в тело народное. И, к сожалению, всегда находятся такие, как Петро, глядящие в рот нашим Басаврюкам. Богатство, полученное на крови, как и цена его, не принесло счастья Петру. Он лишился памяти, также примерно, как лишаемся этой памяти и мы сегодня, стараясь не думать о том преступлении, что совершается властью, угробившей многие тысячи наших детей, хотя бы в той же Чечне. Вера в золотого тельца лишила памяти, таким образом, не только казака Петро, но и целое поколение наших современников. Но что удивительно... если мы отрешимся от словесного блуда нынешнего политического словаря, то увидим смысл современных событий в истории с Басаврюком слово в слово, до последней точки. Языческий гуманизм, называемый еще демократией, в реальности нуждается в массовых жертвоприношениях невинных людей. Нуждается не гипотетически, но реально. России делают кровопускание по всем научным методикам политических и экономических наук. Золото, богатства приобретаются и сегодня в нашей стране исключительно на крови. Это очевидный факт. И если нам кажется, что это потому, что "у нас еще не установившиеся рыночные отношения", то это просто значит, что у нас в голове еще не все установилось таким образом, чтобы мы умели понимать суть вещей. Не случайно, что любой человек сегодня, самый что ни на есть расчестный из всех честных, не может миновать преступного клана, если хочет добывать злато-серебро. Режим мажет кровью всякого, кто хочет всплыть на поверхность общественной и экономической жизни. Он связывает кровью поклонников золотого тельца. Поэтому весь режим демократии стоит на крови, на страданиях миллионов людей. И это - его основа, а не побочный продукт. Дьячок Фома Григорьевич устами Гоголя прямо назвал Басаврюка сатаной, принявшим человеческий облик. И это отнюдь не литературная гипербола. Не нужно забывать, что масонство - основа демократии - в своих ритуалах разыгрывает сцены человеческих жертвоприношений уже много столетий, готовя своих адептов к массовым кровопролитиям. Здесь не место говорить о мистике крови. По своему, значению отдельная символика, так называемый "вечный огонь", пламя, вырывающееся из центра пятиконечной звезды, есть точный символ геенны огненной, а миллионы погибших за Родину, таким образом, олицетворяют на символическом языке масонства жертву на алтаре антихриста. Среди политических причин, которые заставили власть имущих пойти на умышленное уничтожение в Чечне Русских юношей в солдатской форме, есть, несомненно, та же мысль о кровавом жертвоприношении на том же алтаре. Если у Петро была своя причина пойти на страшное преступление - любовь к девушке, то обладание властью над Миром тем более неминуемо влечет за собой эти гекатомбы.

    Еще в начале девяностых мне приходилось писать о том, что за фасадом компартии СССР скрывается масонство, что символ срезанных колосьев на государственном гербе, как и серп, таит в себе страшный смысл: "сноп совершенный", "скошенный серпом революции", "кровавую жатву".

    Сытые западные демократии, как голодная разбойничья демократия в России, опираются не на "либерализм" и "гуманизм" вообще, но в основе своей имеют несомненный сатанизм. Одно обыденное наблюдение. Любопытное свойство нашего политического паноптикума, внешне трудно объяснимое, но, тем не менее, для человека с улицы бросающееся в глаза... "Отчего, - спрашивает этот человек с улицы, - у демократов, как на подбор, такие же отвратительные физиономии, как у гоголевского Басаврюка? И удивительно мертвые глаза? Приспущенные веки, мутный взгляд как бы невидящего существа, ожидающего темноты, чтобы преобразиться в какого-нибудь вурдалака или кикимору. Какие-то присюсюкивания, причмокивания, пришептывания, какие-то лукавые и темные по смыслу слова". Этот феномен кажется необъяснимым, ведь, в конце концов, какая разница, каких ты убеждений? И среди демократов, кажется, должны были бы быть люди вполне симпатичные, хотя бы внешне, с живыми глазами и внятной речью. А тем не менее, как увидишь человека с опущенными веками, блуждающим и мутным взглядом, что-то бормочущего, так уже по внешнему виду сразу определишь - демократ. Я имею в виду, разумеется, патентованных демократов, из "избранных", а не нашу Русскую толпу одурманенных людей. Воистину, Бог шельму метит!

    Конечно, в наше время общество управляется с помощью отработанных технологий, но внутренний смысл творящегося в нашей стране, хотя и аллегорическим образом, но ясно обрисован Гоголем, и решительно нового в этих демократиях ничего нет. Нам, сформированным в СССР, чьи зрение и слух с детства был поставлен на масонско-каббалистическую графику и обрядность, трудно увидеть истинное лицо режима. Наш взгляд за много лет привык к самой графике, образному строю демократии, как "всенародной" времен СССР, так и новой, которую символизирует жвачка, проститутка и бандит на телеэкране. И от того, что мы уже выросли в этой символике, нам смысл демократии до конца не ясен. Чтобы понять хоть что-то, нам надо читать множество всяческих разоблачений, но и читая, подлинного смысла мы не улавливаем. Мы уже выросли в новых кварталах наших городов, застроенных гнусными коробками с секциями внутри, горделиво именуемыми квартирами. Сам вид этих безликих кварталов, протянувшихся на километры, не возбуждает в нас мысль о том, что перед нами классическое воплощение масонской мечты о равенстве и безликости, воплощение идеи о том, что нации (кроме иудейства), должны исчезнуть, как и все исторические особенности народов. Долго и неуверенно рассуждая о том, существует ли масонство, мы ловим какие-то обрывочные сведения на эту тему, даже не подозревая о том, что сам вид наших улиц и городов есть открытая книга масонства, и мы сами составляем в этой книге буквы и слова.

    А ведь было время, когда суть происходящего была видна наглядно. В одном воспоминании о гражданской войне автор пишет: "Ночью в город вошли красные, и когда я вышел утром из дому, то увидел, что вся улица покрыта каббалистическими знаками". Что это были за знаки, что автор воспоминаний увидел после взятия города красными? Да ничего особенного: красные полотнища с характерной революционной символикой и не менее характерной графикой написания слов на транспарантах. Эта манера написания букв в аббревиатурах была скопирована с еврейского алфавита, и внешне казалось, что на красных полотнищах буквы написаны по-еврейски.

    ...Гоголь пишет, что жители села, быстро опомнились от разврата и догадались, что в образе Басаврюка им явился сам нечистый, враг рода человеческого, и постепенно перебрались на другое место. Нам же на такое опознание нечистого в образе человеческом, в виде то ли политика, то ли идеолога, то ли мэра с министром, понадобилось бы прочитать тонны умных книг, прослушать сотни умных лекций, а, в конце концов кончилось бы это нашим окончательным духовным ослеплением. А неграмотные и неученые жители хутора близь Диканьки решили бы нашу задачу много быстрее. Конечно, обитатели этого хутора жили во времена царизма и вместо библиотек и диссертаций занимались хлебопашеством и регулярно ходили в церковь, исповедуясь и причащаясь Святых Тайн. Классиков литературы тоже, кстати, не читали и, наверное, даже не знали о таковых. И именно поэтому их мозги не были заморочены "культурностью" и умствованиями о том, что "с одной стороны это, конечно, так, а вот с другой - кто его знает, а если по здравом рассуждении, то всякое может случиться".

    По крайней мере теперь, кто прочтет эти строки, при взгляде на какого-нибудь номенклатурщика от реформ и демократий, быть может, вспомнит о Басаврюке, собачьем сыне, который еще во времена дьячка Фомы Григорьевича пытался установить культ золотого тельца в селе, что находилось совсем рядом с хутором близ Диканьки, и после деятельности которого село это от страха перед демократией и рынком опустело - все жители разбежались кто куда.

    Басаврюк после всех страшных событий, связанных с Петром и убийством шестилетнего мальчика, невинного дитяти, исчез. Но, увы, ненадолго. И сегодня весь наш политический "бомонд" наполнен такими Басаврюками. Что же касается всяческих демократических дам, вроде мадам Олбрайт или Новодворской, то некоторые искушенные в бесовских делах, прямо утверждают, что перед нами чуть ли не ведьмачки.

    Но им, искушенным, и карты в руки. А мы, простые обыватели, помыв оные, пойдем обедать чем Бог послал".

    Для чего демократы принялись разоблачать сталинизм и Советскую власть?

    .. С середины 80-х годов началось разоблачение "жуткого сталинизма", а несколько позже - ленинизма и всего большевизма. Сообщалось изо дня в день о концлагерях и массовых расстрелах, писали о голоде, организованном большевиками в 21-22 годах, и ещё больше - о голоде в 1932 году. Вдруг стали переводить с английского толстенные талмуды об ужасах сталинизма. Изо дня в день имя Сталина склонялось на все лады. Сотни писателей и публицистов с пафосом и нескрываемым возмущением говорили о попрании всех прав человека, о забвении самих начал гуманности и подавлении всяческих свобод. А в промежутках между этими выступлениями какой-нибудь будущий деятель современной демократии печально и риторически вопрошал:

    - Неужели такое повториться?!
    И тут же следовал ответ:
    - Никогда! Теперь мы вступаем в эпоху строительства правового государства!

    Как раз в это время, где-то рядом уже создавался бандитский корпус с киллерами и провокаторами впридачу, корпус, который охватит всю страну, со своими баскаками и баши-бузуками.

    И создавалось впечатление у зрителей, слушателей и читателей, что действительно, с партией большевиков пора кончать, что те люди, которых они видят на телеэкране и которые так возмущаются преступлениями че-ка, ге-пе-у, эн-ке-ве-дэ, - несомненно почти святые. Уж они то, дай им только власть..., уж они то не допустят террора, нарушения "элементарных прав человека", они не будут брать взяток - Боже упаси! Какие взятки, какие номенклатурные привелегии! И уж, конечно, ни о каком голоде организованном, о воровстве не может идти и речи. Святые люди и борцы за... И так далее.

    И вот оказалось, что все разоблачения сталинизма и тоталитаризма были не более, чем идеологическим обеспечением развала страны и нового витка неслыханного в анналах человеческой истории террора и насилий, грабежей и обмана. Обмана, которого ещё не видели даже мы, выросшие при большевиках и наивно полагавшие, что знаем теперь ему, этому самому обману коммунистических идеологов, предел.

    Психологический эффект, который производит какое-нибудь "разоблачение", именно таков: разоблачающий всегда выглядит небожителем, образцом нравственности и самого глубокого ума, гуманности и тонкости натуры.

    А между тем, когда назойливо шли эти разоблачения "гулагов" и "сталинизма", было ясно, и мне приходилось писать об этом ещё в начале девяностых, что население готовят к новым "гулагам" и новому массовому насилию. Долго разоблачайте обман и все станут обманывать, долго и страстно разоблачайте убийства и вырастут поколения людей, жаждущих убивать и мучить. Наивные, мы плакали о замученных жертвах "гулага", искренне возмущались сытой жизнью номенклатуры и её беспринципностью, совершенно не задаваясь вопросом - отчего это вдруг в каком-нибудь 88-м или 90-м, эта самая партия со своими спецслужбами, спецвойсками и войсками МВД вдруг занялась саморазоблачением. Впрочем, большинство из нас питается мифами, созданными для того, чтобы держать нас в узде безо всяких войск и ка-гэ-бэ. Мы повторяли друг другу то, что говорили нам все эти поповы и афанасьевы, все почему-то (а почему, действительно?) евреи и полуевреи: "время перемен", "пришло время" и, наконец, апофеоз глупости и гениальности одновременно - "перестройка требует"... Как-будто где-то в пещере прогресса родился Зевс - Перестройщик с набором требований.

    Языческая религия - социализм - сделала нас подверженными прелестям аллегорического мышления, основы любой зловредной идеологии. Чтобы отучить нас думать, нам и прививали такое мышление вкупе с примитивными шаблонами "диалектического материализма", о котором ныне вдруг начисто забыли. Эти шаблоны сделали ненужным самый мыслительный процесс. На все случаи жизни подходили несколько фраз: "время перемен", "время требует" (а не правящий слой), "историческая закономерность" (куда-то ныне тоже исчезнувшая с ее неизбежным построением всемирной коммунистической системы), "единство противоположностей" и прочее в том же духе.

    ...Несомненно, сегодня мы переживаем вторую еврейскую, из числа успешных, революцию. После октябрьского переворота большевики, имея за собой пятимиллионную еврейскую массу в России, привлекли к строительству светлого будущего садистов и уголовников. Кто же их тогда организовывал и вдохновлял? Не могу не привести одной цитаты. Воспоминания сотрудника МИД Г.Н.Михайловского* вышли таким малым тиражом, что ценнейшие сведения, здесь содержащиеся, рискуют так и не дойти до широкого читателя. В девятнадцатом году ему пришлось столкнуться в Крыму с Чека. И вот, что он пишет:

    "...эта девятнадцатилетняя еврейка (чекистка - В.О.), которая все устроила, с откровенностью объяснила, почему все чрезвычайки находятся в руках евреев. "Эти русские - мягкотелые славяне и постоянно говорят о прекращении террора и чрезвычаек",- говорила она мне: "Если только их допустить в чрезвычайки на видные посты, то все рухнет, начнется мягкотелость, славянское разгильдяйство и от террора ничего не останется. Мы, евреи, не дадим пощады и знаем: как только прекратится террор, от коммунизма и коммунистов никакого следа не останется. Вот почему мы допускаем русских на какие угодно места, только не в чрезвычайку" (кн. 2, с. 176 ).

    И Г.Н. Михайловский, сын известного всем нам писателя, автора "Детство Тёмы", замечает по этому поводу:

    "При всем моральном отвращении ... я не мог с ней не согласиться, что не только русские девушки, но и русские мужчины - военные не смогли бы сравниться с нею в ее кровавом ремесле. Еврейская, вернее, общесемитская ассировавилонская жестокость была стержнем советского террора..."

    В свое время А. Горький писал руководству большевиков, что недопустимо с точки зрения еврейских же интересов, что еврейские юноши сами участвуют в изъятии хлеба у крестьян, проводят расстрелы русских людей, а, главное, сами своими руками занимаются осквернением церквей, вскрывают раки с мощами русских Святых. Он пишет: "Неужели у большевиков нет возможности найти для этих в общем-то "правильных" дел русских же и делать все это русскими руками. Ведь русские, - сообщает он с тревогой, - злопамятны. Они будут помнить о еврейских преступлениях веками." (Эрдэ, "Горький и интеллигенция" ).

    В 1933 году в Берлине известный еврейский публицист еще царских времен Биккерман выпустил книгу под названием "К самопознанию еврея". Говоря о жестокости своих соплеменников, проявленную в революцию, он отмечал и такую черту в политическом характере еврейства как вечная ставка на маленькие народы, на их "национальное самоопределение", с помощью которого легко вызывать войны и революции и добиваться таким образом своих целей чужими руками. Действительно, "национальное самоопределение" - это бесконечная перманентная гражданская война, где преступление вдохновляется идеей. Малые народы становятся орудиями в разрушении здоровых исторических наций и государств. Об этом аспекте политики еврейских лидеров я скажу в связи с проблемой кавказского нашествия на Россию.

    Роль иудеев в большевистской революции

    Память о еврейском большевизме никогда не изгладится из русской памяти. И все это отлично известно политическим лидерам из всевозможных политических штаб-квартир еврейства, вроде всемирной Бнай-Брит или Всемирного Израильского Альянса. Уроки истории если где-то и игнорируются, то только не там. Рассуждения о том, сколько было русских среди большевиков, как и сегодня - среди демократов - лишено принципиального смысла. Понятно, что опасное, но доходное дело всегда лучше делать чужими руками. Во время гражданской войны тех далеких лет национальные силы распределялись весьма своеобразно. И это хорошо известно. Около миллиона китайцев в Красной Армии воевало на внутреннем фронте с тамбовскими и прочими мужиками, плюс латыши, эстонцы, какие-то австрийцы и комиссары-евреи. Идейное руководство, так сказать, обеспечивали.

    Тогда был террор и застенки чрезвычаек. Любопытно при этом, что несмотря на невиданное горе, которое причинили евреи, как коноводы революции, русскому народу, как-то не возникает даже мысли в кругах "демократии" о вине евреев перед русскими. А ведь так много говорят о вине русских перед другими народами, о вине немцев перед евреями... Но это к слову. А по сути, вглядываясь в далекое прошлое, как-то невольно начинаешь понимать и настоящее. Террор... Как это ужасно - лагерь, подвал Лубянки, "сталинские" тройки и расстрел. И кажется многим, что только такая форма и есть террор и что все остальное - не террор.

    И что при демократии нет террора. Большое заблуждение! Как будто форма террора имеет принципиальное значение. В двадцатые-тридцатые арестовали ни за что, судили наспех и вот приговор, скорый и несправедливый. Смею думать, увы, что сравнительно с сегодняшним днем это очень усложненная процедура ликвидации неугодных лиц и целых масс населения. Сегодня к вам пришлют просто убийцу и без всяких там "троек", и без всякой волокиты. Тысячи убийц готовы к своему кровавому делу. На этом фоне чека выглядит так же архаично, как магнитофон неподъемной тяжести времен моей молодости сравнительно с каким-нибудь современным "Панасоником".

    Чем отличается демократический террор от большевистского?

    Убийства и сегодня идут планомерно и осуществляются в массовом масштабе. И при этом вам некуда апеллировать и некуда писать жалобы. И никто не виновен. Власть демонстрирует якобы свое бессилие.

    Многие верят распространяемой версии, что "у нас все делается за деньги". Деньги, однако, не обладают магической силой делать политику. Они лишь средство в руках тех, кто владеет страной и печатным станком впридачу. Несомненным является факт, что взяточничество имеет тотальный характер. И это правда. Но только по одной причине. Они, взяточничество и воровство, поощряются правящим слоем, проводящим политику развращения государственного строя. Это политика. И террор руками организованных бандитов - это тоже политика, сознательная и последовательная. Причем этот террор, как террор анонимный, по видимости не имеет, в отличие от большевистского даже видимости какой-то идейной и правовой формы. Власть спряталась за спину бандитизма, взяточничества и тотального воровства, и чтобы не нести никакой ответственности, она втянула в шкурничество сам государственный аппарат, не исключая и правоохранительные органы и армию. Нынешней власти выгодно имитировать свою слабость, делая ее демонстративной, как в восемнадцатом или тридцать седьмом годах свою силу. Этой власти нужен террор и страх и чувство неуверенности у населения, и вечная тревога - что будет завтра. Этой власти не нужны "гулаги". В "гулаг" превращаются целые области страны, тысячи городов и сел. Там организуют по примеру прошлых, "разоблаченных" лет сталинизма, голод. Там почти не рождаются дети. Там голодают по-настоящему. Там редко горит свет, там холодно в квартирах, потому что не топят или почти не топят. И это "там" - везде, и чем дальше в русскую глубинку - тем больше и безысходнее жизнь людей. И никто не скажет - ради чего. Разве только какая-нибудь наследница садистки из чека, какой-нибудь Розы Бриллиант вроде желеобразной и пучеглазой Новодворской. Та да, откровенна. Голод и убийства... И потому нам как-то уже не страшно больше смотреть на "гулаги" далекого "сталинского" прошлого. Террор - дело техники. Пуля, голод, страх и безработица. Всего этого мы имеем вдоволь.

    Но как и кто его должен осуществлять? Конечно, как-то радостно для историка убедиться, что исторические реалии никуда не исчезают. Нашей мощной... умирающей экономикой, которая, конечно, "вот-вот встанет на ноги", руководят все те же господа с двойным гражданством, из которых главное и основное израильское: Лившиц, Ясин, какой-то Илюшин и еще литовский еврей Чубайс, и еще... Впрочем, что же тут говорить. Ведь наше телевидение есть просто отдел синагоги. Не говорю и о так называемых "деятелях культуры". Мы то, простые грешные, чьи отцы и матери когда-то бежали от голода, организованного тогдашними чубайсами и гайдарами из деревень, конечно, не являемся деятелями культуры. Современная культура выпекается, как кажется, из той же мацы.

    Конечно, совет, данный Горьким - делать грязное дело чужими руками, не мог пропасть даром. Хотя бы потому, что мысль, им высказанная, известна "избранному народу" не одну сотню лет. И вот, вместо карательных отрядов китайцев или латышей, появляется в массовом виде, как какая-то татаро-монгольская Орда, кавказский легион, ему же несть числа. Яко обры, они нахлынули на Русь, на ее села и города. Оседлали торговлю, сделались племенем перекупщиков-паразитов, блокировали начисто русскую деревню и русского производителя на всем пространстве России до Тихого океана. Все рынки в Москве и других городах захвачены этим легионом небритых торговцев с характерным - "п-аа-слущай, земляк". Наркотики, бандитизм, изнасилования и бешеные деньги. Кажется, весь Кавказ переехал в Россию и пьет ее кровь, как перекупщик, спекулянт, фальсификатор, аферист и бандит. Вся торговля ушла из рук русских людей. И все это возможно только по одной причине - везде, по всем городам и селам, этот небритый легион гордых представителей солнечного Кавказа пользуется покровительством властей и центральных, кремлевских, и местных. На защиту его интересов встает вся власть, вся демократия и весь прогрессивный мир. Любая попытка русского населения избавиться от бандитов и спекулянтов приводит в ярость местную власть. Начинаются крики о разжигании межнациональной вражды. Без вопроса - кто ее процирует и зачем. У неискушенных людей может возникнуть представление, что власти действительно озабочены межнациональным миром. А между тем, это поощрение угнетателей и насильников в обличии кавказцев и есть сознательно поддерживамая неприязнь русских к многочисленным представителям кавказских ущелий и гор. На кавказцев сделана ставка именно в деле террора русского народа. Кавказец на улице, он перед рядовым русским человеком и он везде. Мы слышим это вечное "э-э, паслущай, земляк", и кровь тихо закипает:

    - Опять черный...

    А в это время где-нибудь в кабинетах власти радостно потирают руки - стравили. Да еще и в миротворцах все эти лившицы и чубайсы, гайдары и шахраи. Как хорошо! Они вас будут грабить, они вам не дадут пользоваться произведенными вами же продуктами, они будут в вас стрелять и немного резать, а вы должны их любить как и нас, "избранных".

    Такой ход рассуждений очень вероятен. Как и то, что очень выгодно властям, разрушающим страну и блокирующим ее производительные силы, воздавать у русских крайне отрицательное отношение к коренным жителям Кавказа. На первый план выдвигаются далеко не лучшие представители грузин и армян, азербайджанцев и других народов. Попутно развращаются целые поколения этих же кавказцев, которых отучают от производительного труда и приучают в громадном количестве к паразитическому существованию. Мне приходилось беседовать со многими грузинами и армянами, азербайджанцами и осетинами и могу сказать, что среди них есть много таких, которые прекрасно понимают все это. Кремлевской власти очень нужно создать из кавказца образ небритого бандита, наркомана и насильника. И она его создает. Ей нужен постоянно тлеющий конфликт, чтобы в любой момент устроить какой-нибудь сумгаит. И ей нужна Чечня, кровь и трупы русских солдат. Со времен установления большевистской власти и до наших дней эта политика есть константа власти. Только невероятное добродушие русского человека и его природная смекалка помогают ему не озлобиться и не увидеть в "черном" своего врага.

    И ему не нужно доказывать, что и среди кавказцев есть хорошие люди. Никто не против грузина или армянина, или азербйджанца, в качестве честного труженика, но никому не нужны насильники и паразиты. Точно также относятся русские и к евреям. Ни одному нормальному человеку не придет в голову вымещать зло на еврейском инженере, портном или враче только за то, что он еврей и за то, что его соплеменники - финансовые воротилы типа Гусинского, Борового и Березовского грабят русский народ. Но властям для защиты "демократии" и "рыночных отношений", то есть уничтожения России и русского народа, чрезвычайно нужны кавказцы именно как паразиты и насильники.

    Кавказцы как иностранный легион современного большевизма

    Кавказцы - это лишь иностранный легион современного большевизма со своими троцкими и апфельбаумами. В уютных кабинетах сидят культурные лившицы. Для чего им самим делать черную работу? Для чего выводить еврея, как в семнадцатом, напрямую на сцену террора русского народа? И малые народы, купленные легкой добычей и подогреваемые идеей сепаратизма, становятся орудием еврейских политических лидеров, элиты и хозяев мировой демократии. Преступление, как и в семнадцатом, одевается в идейную тогу.

    ...Весь курс перестройки - это создание срочно, немедленно нового правящего класса, в один-два года. Отсюда и сознательное поощрение "дутых" банков, обкрадывание несчастных вкладчиков и сознательный хаос в правовой сфере. "Грабь народное!" И эта ставка на грабеж слишком очевидна. Создается класс собственников... но не производителей. Валютчики и спекулянты, почти сплошь все евреи, с началом перестройки поняли, что пришло их время. И Израиль стал как бы штаб-квартирой перестройки. Покатили туда, покатили обратно: Израиль сегодня что-то вроде подмосковного еврейского местечка Малаховка.

    "Богатство - есть воровство",- говорил Прудон. И эту мысль и решили осуществить правители России под ярлыком демократии. Я не знаю, чем занимается наша Гос. Дума. Но полагаю тем же , чем и остальные у кормушки. Как-то быстро все поняли, насколько просто произносить "правильные речи" и делать все прямо наоборот. Вдруг все как-то поняли и радостно провозгласили - хорошо жить можно только воруя. И основой демократии стало воровство, как принцип, и беспринципность, возведенная в доблесть.

    Я думаю, что все это есть следствие утери веры Православной и полного оглупления, как следствие этого. В деньгах вдруг увидели цель, хотя, кажется, все знают, что в загробное царство их не возьмешь, и что деньги - это хлеб, одежда, квартира и прочие материальные блага. А ведь эти блага хороши только тогда, когда они прикладываются к благу в сердце. Г.Н.Михайловский. "Записки". кн.1,2. М.,1993". http://www.sotnia.ru/

    Бнай-Брит одобряет деятельность Сталинского правительства

    Соответствующая глава в рассматриваемой нами книге "Тайны и секреты Бнай-Брит" (Париж, 1993 г.) называется: "Коммунизм, как возрождение еврейского народа". К 1928 г. относятся три большие статьи в "Бнай Брит магазин", в которых в исключительно восторженном духе рассматривается положение евреев в Советской России.

    Эти статьи преимущественно посвящены сельскохозяйственной деятельности евреев в России, освоению ими новых земель, и международной помощи "возрождению" евреев в Советской России. Автор книги "Тайны и секреты Бнай Брит" замечает по этому поводу: "Никакого намека на критику политического режима. Наоборот, общая линия на поддержку социальных реформ, восхваление колхозов, какая-то одержимость в проведении идеи появлении "нового человека" и идеи "возрождения" евреев". Первая статья за этот, 1928 год за март была написана секретарем Ордена Эмилем Богеном, который родился в Москве. Ему в голову не приходило, что тот режим, который установится в России, будет назван "русским коммунизмом". Дело в том, что он, Эмиль Боген, секретарь Ордена Бнай Брит, не только родился в Москве, но и сам лично боролся в рядах революционеров с Русским Православным государством за установление большевистского режима. Само начало его статьи написано эпическим языком, то есть тем же языком, которым и большевики на протяжении всего почти нынешнего века изображали "советскую жизнь" в колхозах и на "великих стройках" через фильмы, романы, публицистику в своих так называемых "правдах" и "огоньках". Начало статьи сэра Богена таково:

    "Колонизация евреями русских сельскохозяйственных земель представляет одну из наиболее значительных глав в истории нашего народа. Правительство Сталина предоставило бесплатно уже более миллиона акров сельскохозяйственных земель для еврейских колонистов и, как кажется, готово предоставить еще столько же, если евреи будут способны ее обработать. Большинство из них получает помощь, а третья часть из них находится под руководством Соединенного Агро-Комитета, "русского" филиала Американского Соединенного Распределительного Комитета".

    Надо заметить, что Боген, секретарь Бнай-Брит, писал эту статью после посещения СССР. Это лишний раз показывает, что большевистское правительство, правительство Сталина, поддерживало тесные отношения с международным еврейским масонским Орденом Бнай-Брит и его различными подразделениями, как тот же Распределительный Соединенный Агро-Комитет, непосредственно осуществлявший свою деятельность в Советской России среди евреев.

    Во время своего путешествия по русским землям он встретился с одним типичным еврейским колонистом, с бородой и бутылкой вина. Этот молодой еврей пришел к нему в гости и сказал: "Здесь, в Крыму евреи могут дышать свободно и создавать здесь, на этой земле свой еврейский дом. Именно здесь и находится подлинный Эрец Израель, потому что Палестина, которую еврей не может забыть, все-таки уже слишком далеко от нас. Та земля, которую обрабатывает еврей, становится еврейской". "Здесь, в Крыму,- пишет далее Боген, - обосновались молодые сионисты, основав свои общины, кибуццы, жизнь в которых они рассматривают, как подготовку к освоению Палестины. Они вместе едят, вместе отдыхают, вместе покупают на всех продукты и все вообще делают вместе. Отсюда они уже готовы отправится в Палестину".

    Как известно, этот еврейский идеал кибуцц и стал моделью для организации жизни русских деревень. И чтобы подогнать под идеал этих кибуцц русскую деревенскую жизнь, пришлось уничтожить миллионы русских людей и этот процесс иудаизации русской жизни войдет в учебники истории как период коллективизации и раскулачивания. Пройдут еще годы, и хитрый еврейский политик обзовет Сталина и весь большевизм плохими словами, а среди иудаизированной (в процессе партийной жизни) полурусской, русско-еврейской интеллигенции, станут холить и лелеять память "великого русского патриота Сталина", столь успешно проводившего в жизнь еврейские идеалы уничтожения провинциальной России.

    В конце статьи сэр Боген, секретарь Бнай Брит и недавний российский революционер, выражает мнение, что успешная колонизация южных русских земель есть один из способов решения "еврейского вопроса".

    В февральском номере за 1932 год в "Бнай Брит Магазин" появляется обширная статья о положении евреев в СССР. И опять исключительно в хвалебных тонах описывается положение дел при большевистском режиме, и это в то самое время, когда депортации русских крестьян и репрессии по всей стране шли полным ходом. Автор упомянутой статьи "Евреи в Крыму" замечает: "Можно с уверенностью сказать, что если с одной стороны религиозное сознание здесь очень низкое, как и знание иудаизма, то с другой стороны, уважение к самим себе и к своему расовому происхождению у "русских" евреев выше, чем в любой европейской стране, выше, чем у других евреев континентальной Европы".

    В мартовском номере за следующий, 1933 год, "Бнай Брит Магазин" вновь возвращается к той же теме положения евреев в СССР. Автор статьи Норман Бентвич задается вопросом - "Подвергается ли иудаизм преследованию в СССР?" Ответ отрицательный. На самом деле автор обеспокоен другим: интеграцией евреев в коммунистическом обществе. И не религиозное преследование иудаизма его интересует. Его тревожит, что евреи больше не чувствуют себя преследуемым народом и могут раствориться среди других. Норман Бентвич объясняет читателям журнала, членам Бнай Брит:

    "Известно, что главным пророком пролетарского движения был еврей Карл Маркс и что его книга "Капитал" относится к числу тех, ссылка на которые для коммунистического верования обязательна; известно также, что другой немецкий еврей Фердинанд Лассаль, героическая скульптура которого украшает сегодня Невский проспект в Ленинграде, был одним из вдохновителей нарождающихся революционных партий; что именно евреи участвовали в создании революционного движения и поддерживали революцию, давая ей свои кадры, и что более чем другим народам революция дала им преимуществ. Общее впечатление таково, что в целом еврейский народ, и особенно еврейская молодежь, чувствует себя здесь, в Советской России, как в своем доме и видят в себе творцов нового порядка. Они горды тем, что в революционном совете находится Троцкий, который организовал Красную Армию, и что евреи занимают высокие посты в министерстве иностранных дел, и в других министерствах, в Армии и на флоте, в числе экономических советников и среди ученых. Одной из наиболее главных функций еврея- это быть интерпретатором, выразителем, толкователем Советской России как в отношении к внешнему миру, так и внутри страны, так как именно еврей представляет главный пролетарский элемент в его тесной связи с культурой и языками Западной Европы. Во многих городах, как например Киеве, Одессе, Бердичеве, где евреи составляют четверть и более населения, имеются суды, ведущие дела на еврейском языке, своды законов на идиш, и идиш является официальным языком. Духовное начало Революции восходит к принципам социализма в учении еврейских пророков, даже если коммунист отрицает ту землю, из которой он сам вышел".

    Надо заметить, что статья Нормана Бентвича считается критической. Он полагает, что иудаизм не находит поддержки у большевистского руководства. Однако тут же имеется мнение на этот счет другого автора "брата" Пьера Паасена. Он выражает мнение, что никто в СССР не преследует иудаизм. "Действительно, можно сказать, что современный стиль жизни в Советской России имеет антииудаистское звучание. Но вовсе не потому, что кто-то заставляет еврейскую молодежь идти новой дорогой. Никто не мешает молодому еврею, если он захочет, стать талмудистом. Просто новый стиль жизни сам по себе увлекает евреев неудержимо идти новой дорогой. Но счастливы ли они? Я спрашиваю: Вы чувствуете себя еще евреями? - Еще евреями? Да более чем когда бы то ни было! Именно теперь-то, благодаря коммунистическому режиму и появилась наконец возможность быть настоящим евреем. Мой отец не мог быть таковым, потому что его дух был подавлен старыми традициями. Но я-то свободен и мое сердце свободно, и мы идем по новой дороге! 90% евреев России есть сердце и душа строительства нового мира".

    Начало тридцатых: в России - пятилетка безбожия и уничтожение народов
    Еврейский народ переживает эпоху возрождения

    Напомним, что это пишется в 1933 году, когда в России объявлена "пятилетка безбожия", ставящая своей целью полное истребление Православной церкви, и по всей стране комсомольцы по приказу кремлевских вампиров обдирают с церковных стен иконы, грабят библиотеки, изымая оттуда церковную и историческую литературу, и все это сваливают в одну кучу и разжигают костры, которые горят до утра. Тогда и была переиначена известная песня: "От зари до зари все горят здесь костры. Комсомольцы в поход отправляются". 1932 год - год едва ли не самый страшный в истории России: умышленно созданный, начался голод в южных областях России, на Украине, в Казахстане. Погибло около девяти миллионов человек - по одним данным, по другим, советским, "всего-то" около четырех! Голод продолжился в 1933 году.

    То есть он свирепствовал как раз тогда, когда в России побывали Норман Бентвич и "брат" Пьер Паасен. Впрочем, голод косил людей и в 1929 году. Так называемые госзаготовки были составлены так, чтобы не оставить крестьянам ни зернышка. Как раз именно в южных районах, в Черноморском округе, в 1930 году росло число забастовок среди рабочих и среди крестьян. Из Самарского края шлют телеграммы: хлеб весь вывезен, люди пухнут с голоду, "молят не дать помереть" (см. Е. А. Осокина. Иерархия потребления. М. 1993, с. 52 и далее.) В Казахстане разразился голод и происходит рост политических выступлений против "родной советской власти".

    В ряде районов крестьяне выносят резолюцию: "Верните кулаков. Они нас накормят." Немногие знают, что даже на сельскую интеллигенцию, то есть медицинских работников, учителей и др. существовал план сдачи мяса и молока государству. Историки бесстрастно свидетельствуют: "Политика заготовок, снабжения и цен на селе неизбежно вела к массовому голоду." А в это время Бнай Брит доволен. В Советской России еврейский народ переживает эпоху возрождения! Евреи, сообщает "брат" Пьер Паасен, "сердце и душа строительства новой жизни".

    Откуда взялся миф о преследовании евреев в СССР?

    Несколько позднее, в майском номере за 1934 год, Бнай Брит Магазин публикует статью: "Иудаизм в России умер". Автор замечает, что евреи рискуют надолго остаться без Бога, так как религиозное обучение в Советской России разрешено только с 19-летнего возраста. В начале девяностых годов все мы были свидетелями разоблачений на телевизионных "круглых столах" "ужасов" большевизма. При этом обязательно свидетельствовали о паскудном отношении большевиков к Церкви. Тут же какой-нибудь картавенький "защитник прав человека", какой-нибудь "отсидент" громко кричал - "не только Церкви, но и других конфессий!" Затем он или кто другой говорил о горестной судьбе иудаизма - большевики закрыли большинство синагог! При этом неискушенный зритель искренне думал, что синагога есть действительно храм, церковь и потому сопоставление с Православным храмом или мечетью ему казалось вполне логичным. Мало кто знает, однако, что синагога не храм, не церковь, но просветительский клуб, что священников в иудаизме не существует, а раввин, которого почему-то считают священником, есть просто учитель, что-то вроде пастора у лютеран и прочих протестантов. (Буквально слово "равви" означает именно "учитель"). Мало кто знает, что согласно иудаизму, может быть только один храм - Иерусалимский, который был некогда разрушен. И что только в нем могли бы быть священники, если бы он был восстановлен.

    Но что же такое иудаизм? Отчего его формы так мало значат для Бнай Брит и для всего еврейского мира? Автор статьи поэтому поводу и пишет:

    "Иудаизм, однако, всегда имел более широкие интересы, чем один Бог. Евреи связаны между собой не только тем, что называется религией, но также и надеждой на новое обретение Сиона. В России и до революции проживала самая большая часть еврейского народа. Вместе с разрушением иудаизма и сионизма, параллельно с этим процессом, наступила после революции такая свобода, которую евреи не пробовали, не испытали ни в одной стране мира. Лазарь Каганович, этот скромный рабочий-кожевенник, еврей, именно в силу своих природных способностей, при новом режиме, смог занять такое место - стать в окружении Сталина лидером коммунистов России. Россия есть уникальная страна во всем мире, где антисемитизм есть уголовное преступление". Следующая глава будет касаться уже положения евреев в СССР в семидесятые годы. В предыдущее десятилетие появилось представление, развиваемое и в последующее время, об СССР, как об "империи зла", и западные газеты, находящиеся едва ли не исключительно в руках еврейских магнатов, стали разрабатывать эту легенду, как, разумеется, и телевидение во всем мире. Вдруг подняли на щит все, что работало на эту тему. Причем эта тема в реальности стала темой преследования евреев в СССР. Темой их горестной судьбы в Советской России.

    И недалек день, когда, как в нынешней Германии, каждый из нас будет обложен официальным налогом на выплату пострадавшим от коммунистического режима евреям или их родственникам. Нас еще обложат контрибуцией, в пользу этих вечных страдальцев. И еще наши доярки, шахтеры и прочие, оставшиеся в живых, будут платить не только гусинским и березовским, но и прочим "пострадавшим". Отчего же вот так вдруг, евреи стали преследоваться коммунистическим режимом? Под эту волну вознесли Солженицына, Пастернака и десятки прочих борцов с тем "большевизмом", которого никогда не было. А истинный большевизм остался скрытым от глаз народных: тот большевизм, в котором за слово "жид" давали десять лет лагерей. А если учесть легкость лжесвидетельства в таком тонком вопросе, можно легко себе представить размеры террора против русских в быту и на производстве, в учебных заведениях, в отделах культуры и издательствах. Итак, откуда же взялся этот миф об антисемитизме в СССР? Ответ на этот вопрос мы найдем".

    Разоблачение мифа о бедственном и бесправном положении евреев в царской России

    Обратимся к весьма интересным цитатам 15 августа 1871 года. Масон высокой степени посвящения Альберт Пайк: "Когда Самодержавная Россия останется последней цитаделью христианства, мы спустим с цепи революционеров - нигилистов и безбожников и вызовем сокрушительную социальную катастрофу, которая покажет всему миру во всем его ужасе абсолютный атеизм как причину одичания и самого кровавого беспорядка... Тогда все бесчисленное множество разочарованных в христианстве, жаждущее в душе своей божественного идеала, примет просвещение через всемирную проповедь чистейшего люциферианского учения, к тому времени уже открытую и всенародную".

    Из докладной записки департамента полиции России от 10 февраля 1895 года: "...Ныне боевой аппарат масонства усовершенствован, и формы грядущего натиска откристаллизовались. Испытанным боевым оружием масонства уже послужил экономический фактор - капитализм... Разжигание бессознательной ненависти в народной толпе против все и вся - таков второй и главный наступательный ход, выдвинутый ныне масонством в России. Этой мутной волной намечено потопить Царя не только как Самодержца, но и как Помазанника Божия, а тем самым забрызгать грязью и последний нравственный устой народной души - Православного Бога... Пройдет всего каких-нибудь 10-20 лет, спохватятся, да будет поздно: революционный тлен уже всего коснется. Самые корни векового государственного уклада окажутся подточенными".

    Итак, две цитаты к вопросу о деятельности масонства и грядущей революции в России. Совершенно очевидно, что иудеи совершили самую кровавую в мировой истории революцию, назвав ее "русской". Это признается сейчас всеми, даже отъявленными сионистскими борзописцами из демократической прессы. То, что иудеи составляли более 90% руководителей революционных партий и имели несоизмеримо с коренным населением России высокий процент представительства в руководящих органах советского государства, ВКП(б) и ЧК - тоже факт, ставший достаточно известным. Но не сумев сохранить эти данные в тайне, не сумев их замолчать или исказить (уж очень все здесь очевидно!), "прогрессивные" органы печати подбросили обывателю "причину" такого засилья иудеев. Оказывается, до революции иудеям так скверно жилось в России, что они волей-неволей вынуждены были вести борьбу с "проклятым" Самодержавием... Что ж, покажем на приведенных статистических данных, что эта "причина" участия иудеев в революции должна быть решительно отброшена, как не имеющая под собой никакой почвы. Итак, приведем некоторые примеры из "невыносимой" жизни иудеев в Царской России.

    1880 год. Киев. Количество купцов 1 гильдии:

    христиан - 25, иудеев - 119.

    Херсонская губерния:

    табачники: иудеи - 75%, христиане - 25 %; содержатели оптовых складов: иудеи - 96%, христиане - 4%; владельцы фабрик и заводов: иудеи - 30%, христиане - 70%; товарные торговцы: иудеи - 71%, христиане - 29%; владельцы хлебных магазинов: иудеи - 78%, христиане - 22%; содержатели домов терпимости: иудеи - 100% .

    Подольская губерния:

    владельцы винокуренных заводов: иудеи - 96%, христиане - 4%; пивоваренные заводы: иудеи - 72%, христиане - 28%; табачные фабрики: иудеи - 100% .

    В 1880 году в Херсонской губернии выдано 14843 документа на право торговли. Из них 13856 документов выдано иудеям (83,4%) и 987 - христианам (6,6%).

    Таврическая губерния:

    Владельцы питейных заведений: из 142 заведений 8 находятся во владении иудеев официально и 100 - по подложным документам на подставных лиц.

    После 1861 года значительно увеличилась скупка иудеями земли у разорившихся крестьян и помещиков с последующей сдачей земли в аренду. Впоследствии этот процесс принял угрожающие размеры. Вот данные по владению иудеями землей:

    - Виленская губерния - 120 тыс. десятин (десятина = 1,09 га).

    - Екатеринославская губерния - 58 тыс. десятин;

    - Одесская губерния - 34 тыс. десятин и еще 31 тыс. десятин, находящихся у иудеев на правах аренды.

    Скупленная у крестьян земля никогда не использовалась иудеями для ее обработки и выращивания с/х продуктов, но исключительно для спекуляции. К примеру, братья Поляковы Яков, Самуил и Лазарь нажили миллионы, скупая у бедных помещиков и крестьян за бесценок их земли, перепродавая их и сдавая в аренду. Примером отношения иудеев к земле служат следующие факты. В начале 19 века Александр Первый повелел организовать в Новороссийском крае земледельческие иудейские колонии, чтобы оторвать иудеев Южной и Западной России от непристойных занятий (ростовщичество, спекуляция, шинкарство и т.д.). Несмотря на значительную помощь (были отпущены деньги на покупку земельных орудий и скота, колонисты на 30 лет освобождались от налогов), они при первой же возможности уезжали в города или переходили к привычным занятиям и шинкарству - содержанию небольших питейных заведений.

    В 1835 году вновь были отпущены средства на организацию иудейских с/х колоний в губерниях с теми же результатами. В 1858 году в Подольской губернии были организованы десять подобных колоний. В 1872 году, всего через 14 лет, была проведена проверка. Оказалось, что все земли сданы в аренду, а сами колонисты занялись шинкарством или сбежали в города. По ревизии в указанных колониях значилось 2074 души, а действительно проживающих оказалось 332 человека, из которых хлебопашеством занималось только три семейства.

    Не утруждали себя иудеи и службой в Русской Армии. Для уклонения от воинской службы они убегали за границу с последующим возвращением после призыва и даже прибегали к членовредительству. Вот данные по Киевской губернии. За первые 6 лет призыва случаев членовредительства зарегистрировано: у христиан - 6, у иудеев - 357.

    Конечно, это лишь небольшие штрихи к жизни иудеев в нашем Отечестве, но и они дают представление о том, что не такой уж невыносимой была их жизнь в Царской России. И отнюдь не тяжелое житие заставляло иудеев столь рьяно участвовать в революционных действиях и уничтожать ту страну, где они довольно неплохо устроились. После революции они получили много больше: кроме богатств, приобретенных в результате невиданного грабежа русского народа во время революции и гражданской войны, они получили давно желаемое - реальную власть над нашим народом, над "гоями". Они получили право глумиться над Православными святынями, над нашей историей, переправлять несметные богатства России.

    Бнай-Брит в СССР и России

    "Известно, что догматический фанатизм, с каким люди, решившие, что они “избранные”, проводят свои идеи в жизнь других народов, очень дорого стоит человечеству и капитально опустошает нашу землю, уничтожая целые народы и превращая некогда цветущие земли в пустыри и унылые кладбища. То этим “избранным” подавай социализм, то социализм оказывается уже не в моде и тогда подавай им “рыночные отношения” и капитализм... любой ценой! Вернее - ценой любого другого - не своего же! - народа. Давно ли, кажется, этот “избранный” доказывал самым научным способом, что лучше государственной собственности ничего в мире и нет, а кто думает не так, тому - “вышка”, или, на худой конец, с десяток лет в лагерях генерала Френкеля, усовершенствованных по рецептам Раппопорта... А то подавай им, “избранным”, Израиль - круши арабов!

    Ради создания эфемерного государства Израиль сколько было в мире пролито крови, сколько страданий пришлось испытать миллионам людей на нашей планете. Ну вот хочется людям и хочется дорогого и лакомого! В 1947 году совершенно разбойничьим образом высший масонский Совет - вновь созданная ООН - утвердил право евреев отнять у арабов их земли и создать государство в Палестине. В числе первых инициаторов был и Иосиф Сталин, наш гениальный полководец и коммунистический патриот. С этого времени и возникает потребность в притоке большого числа евреев в это так называемое государство Израиль. Теперь это стало вечной головной болью еврейских лидеров. И здесь на первых ролях выступает Бнай-Брит.

    К началу 70-х годов само существование Израиля было поставлено на карту: незначительная рождаемость среди евреев - с одной стороны, и очень большая рождаемость среди арабов привели к резкому дисбалансу сил в этом густо населенном крае Ближнего Востока. Кроме того, образовательный уровень евреев был невысок и не хватало научных кадров. В это время Израиль был обыкновенным захолустьем, существующим за счет бюджета США. Экономисты давно подсчитали, во что обходилось в среднем каждому американцу существование суверенного государства Израиль, ведущего к тому же постоянную войну с арабами. И поскольку единственным большим “садком”, где проживает самое большое количество евреев в мире, являлся СССР, то именно отсюда и следовало вызвать отток “избранных”. А ведь надо знать, какое мистическое значение еврейское руководство в мире придает существованию Израиля. И в ход пошла и “империя зла”, и громкие завывания академика Сахарова с его трепетно-нежной супругой мадам Боннэр и т.д., и т.п. Заметим, что за все время этих завываний о “правах человека” (то бишь еврея), ни разу, ни на какой волне “свободы” не шла речь о русском крестьянстве, о судьбе русского народа, отлученного большевиками от своей истории и своей Церкви. Более того, такие мысли даже в среде диссидентов сразу пресекались. На виновных в них строчились доносы в КГБ. Немалую роль, кстати, играла и “антисемитская карта”, создаваемая в том же КГБ и разыграваемая в виде антисемитских анекдотов и некоторых печатных трудов по “разоблачению сионизма”. Шумиха, создание вещественных признаков атмосферы антисемитизма - все это должно было убедить молодых евреев, что СССР - “империя зла”, что им здесь нет хода и что только “там” они обретут покой и радость.

    Что же касается “новой формации советских людей”, то к концу 80-х годов наш народ представлял уже вполне деморализованное племя, капитально забывшее свое прошлое, свои традиционные бытовые навыки и свою религию.

    Таким образом, большевизм подготовил почву для новой революции и стал ненужным. С конца 80-х события развиваются стремительно. В ноябре 1988 года делегация из восемнадцати членов французского Бнай-Брит во главе с президентом Ордена Марком Аароном приезжают в Москву и привозят с собой большое количество литературы. Они посещают также Ригу и Киев. Уезжают же вполне удовлетворенные оказанным им приемом.

    В декабре того же 1988-го, тридцать восемь руководителей еврейской общины города Москвы, а стало быть и активных строителей коммунизма, встречаются с партийными и административными чиновниками первопрестольной на предмет открытия первой ложи Бнай-Брит в Москве. Конечно, этому предшествовала большая просветительская работа среди еврейской молодежи Москвы, в среде которой в ходе организации различных семинаров и “неформальных встреч” отбирались достойные и нужные молодыелюди. Эти встречи проходили на квартирах и даже в ресторанах. И вот официальное открытие состоялось. Наэту церемонию прибыл из Америки сам президент Всемирного Ордена Бнай-Брит Сеймур Райш, которого встречал Константин Харчев, возглавлявший в то время Совет по религиозным делам при Совмине СССР, а также и заместитель генерального прокурора Владимир Андреев. Он должен был отчитаться перед американским начальством по делу о Валленберге. Бнай-Брит добилась разрешения для раввинов из других стран беспрепятственно посещать СССР.

    В апреле 1989 делегация Бнай-Брит посещает Ригу и Вильнюс. В этом же, кстати, году Верховные Советы прибалтийских республик провозглашают официально декларацию о своей экономической независимости. Посещение заканчивается основанием лож Бнай-Брит в Риге и Вильно, наиболее крупном центре иудаизма в мире.

    В августе 1989 года состоялось специальное решение Международного Совета Бнай-Брит в Стокгольме о внедрении лож Бнай-Брит в странах Восточной Европы. В октябре группа Бнай-Брит во главе с писателем Леоном Урисом и Михаэлем Найдичем посещают Ленинград, Москву и Ригу с тем, чтобы организовать обучение еврейской молодежи. А уже в декабре создается новая организация - Конгресс организаций и еврейских общин Советского Союза. Теперь широко организуются постоянно действующие семинары для еврейской молодежи в различных городах, в том числе и в Биробиджане. Создаются специальные лагеря для молодежи. Начинается широкая учеба еврейскому языку, обрядам иудаизма, талмуду, создаются ешиботы для воспитания нового поколения раввинов. Начинается широкий выпуск литературы по иудаизму, его основам и по еврейской философии. В здании журналистики МГУ, что на Моховой, на третьем этаже открывается Еврейский Университет и при нем книжная лавка. В октябре 1990 года Бнай-Брит открывает и свои первые официальные бюро, но не в Москве, а в Ленинграде, где находится старинный Еврейский Университет, как и еврейская школа Хабад. Следует отметить, что на первом месте стоит вопрос воспитания молодого поколения в духе иудаизма. Соответствующие школы и постоянно действующие семинары открываются в Москве, Петербурге, Риге, Киеве, Вильнюсе, Уфе, Биробиджане и других городах.

    В официальном бюллетене Бнай-Брит за 1989 год сказано, что Бнай-Брит - первая международная еврейская организация, получившая от властей право на постоянное пребывание в СССР, в данном случае в Ленинграде, и что наиболее активным деятелям Бнай-Брит предлагается провести курсы еврейского языка и уроки каратэ для 150 членов Бнай-Врит в Ленинграде. А в 1991 году президента Бнай-Брит партийное руководство СССР приглашает в Кремль на празднование Великого Октября. Это приглашение, как сообщает “Бнай-Брит Журнал” (№ 57, 1991), было передано Анатолием Лукьяновым, Председателем Верховного Совета СССР. Надо полагать, оно было передано до августа 1991 года. Незадолго до развала СССР хроника посещений различными делегациями Бнай-Брит Советского Союза необычайно богата. Среди потока однообразной информации можно выделить одну строку: лучшим другом Владимира Лукина, будущего “яблочника” и настоящего (в 1993 году) посла России в США, был национальный представитель, Бнай-Брит в Советском Союзе Александр Шмаклер, впоследствии эмигрировавший в Америку.

    Для общей характеристики следует сказать, что процесс открытия лож Бнай-Брит параллельно проходил и в странах Восточной Европы. В Будапеште, например, ложа Бнай-Брит “Ренессанс” была образована 18 февраля 1991 года. По этому случаю был дан праздничный обед, накотором присутствовали чиновники ложи Бнай-Брит, а также представители посольств Германии и Израиля, а также и князь Шварценберг - первый советник президента Вацлава Гавела. В европейском масонском журнале “Экспресс интернациональ” (от 17 января 1992 года) открыто говорится, что у нынешнего президента Чехии Гавела и отец, и его дядя были масонами. И поясняется: “У интеллектуалов это было традицией: наиболее известные чехи, как президент Бенеш, были масонами”. Масоном был и известный славянофил Масарик, первый президент Чехословацкой республики. Вторая ложа Бнай-Брит в Чехословакии была открыта в Братиславе в октябре 1991 года и ее члены представлялись президенту Гавелу.

    На открытии ложи Бнай-Брит в Софии присутствовали представители как ряда посольств (Германии, Израиля, США др.), так и самого болгарского правительства. И по случаю открытия делегация чиновников Бнай-Брит была представлена президенту Болгарской республики Желио Желеву, который пожелал успеха новой ложе.

    Из приведенных примеров видно прежде всего, насколько мы мало знаем о том, что творится там, наверху, какие силы управляют миром. Во-вторых, этот пример показывает то, что нам закрыто и то, что открыто даже не очень высоким государственным чинам. В-третьих, этот пример показывает, что рассматриваемая нами организация по своему юридическому статусу приравнивается к иностранному государству, или даже к некоему международному контролирующему органу.

    Нет смысла говорить далее о масонстве в сегодняшней России, так как на эту тему пишут много и многие.

    Закончим тему еще двумя сообщениями. Первые ложи были основаны в Москве и Ленинграде несколько ранее указанной. А именно это были женские бнай-бритовские объединения для юных особ. Скорее всего, и они не были первыми, существовали и другие во времена СССР, но для особ высокопоставленных, и были хорошо законспирированы. Впрочем, для такой конспирации не так уж много и требуется. Достаточно, чтобы средства массовой информации ничего вразумительного на эту тему не сообщали... и тогда явления как бы и нет, нет как предмета, как факта общественного знания и сознания.

    Как мы уже знаем из предыдущих публикаций, в 1989 году вышел первый информационный бюллетень Бнай-Брит, изданный в Москве на русском языке. Он начинался обращением: “Дорогие братья и сестры в СССР, от имени всемирной семьи организации Бнай-Брит мы поздравляем вас с Новым Годом”. Далее говорилось о “прогрессивных изменениях, происходящих в вашей стране”, о решимости помогать тем, кто хочет “эмигрировать из СССР, а тем, кто хочет оставаться там, оказывать всемерную поддержку в области культуры, образования и общественной жизни”. Если вспомнить о том, что в рядах Бнай-Брит состоят такие мультимиллиардеры, как тот же упомянутый выше алкогольный король Э.Брофман,то поймешь, какое национальное равенство возможностей может быть между русским, питающимя исключительно от своих рук и к тому же обдираемым, как липку, гусинскими и абрамычами березовскими, и евреем, имеющим за своей спиной тех же гусинских, с брофманами и Ротшильдами впридачу. Заканчивается обращение пожеланием “тикун олам - Исправления Мира, то есть, стремлением к тому, чтобы мир стал лучше...” Поскольку главная задача еврея совершенствовать мир, то надо полагать, что и нынешняя разруха, поразившая русский народ почти насмерть, как-то вписывается в анналах иудаизма в такое “совершенствование”.

    Третий номер за 1990 год также дает немалую пищу для размышлений, причем на самые рискованныетемы. Номер открывается сообщением о награждении президента Израиля Хаима Герцога “Золотым медальоном” и говорится, что этой же наградой были отмечены и заслуги президентов Трумэна и Эйзенхауэра. Хаим Герцог в свою очередь расхвалил великие заслуги Бнай-Брит и сказал: “Цели Организации были сформулированы в духе благородных положений иудаизма, включая принципы чистой филантропии, чести и патриотизма, защиты слабых и преследуемых, а также развития и совершенствования духовного и морального облика еврейского народа”. В данном случае возникает вопрос о содержании слова “патриотизм”. Можно было бы подумать об Израиле. Но ведь Орден Бнай-Брит называется международным и значит призван “защищать интересы евреев во всем мире”. Не берусь ответить на этот вопрос. Оставим его открытым.

    Далее идет сообщение о роли Бнай-Брит в работе ЮНЕСКО. Здесь говорится о борьбе с “расизмом, национальным и религиозным фанатизмом” и, конечно, антисемитизмом. Надо сказать, что в документах Бнай-Брит упоминается и “национал-большевистская “Память”, а также говорится, что первая же делегация Бнай-Брит, прибывшая в Москву, потребовала закрытия “Памяти” Васильева как националистической. Приходится обращать на это внимание, потому что... далеев том же бюллетене напечатана статья под заглавием “Рост еврейского национализма”, в которой еврейский национализм восхваляется на примере деятельности раввина прошлого века Цви Калишера, и приводятся слова этого же раввина о том, что “евреи - хозяева земли”.

    Но если учесть, что именно эту догму и реализуют и Бнай-Брит, и Всемирный еврейский конгресс, и Всемирный сионистский конгресс, и Всемирный израильский альянс, и прочие там Антидиффамационные Лиги, не говоря уже о всяких комитетах и армиях спасения, то просто оторопь берет от этой наглости наших демократов, почему-то израильского происхождения по большей части, ведущих прицельный огонь по созданным ими же и их хозяевами картонным фигурам, вроде “русского фашизма”, или той же “Памяти”. Но как же без них может жить порядочный сионист и демократ, равно и масон, и бнай-бритовец. Это какая-то скука! Чем оправдаешь хлеб свой перед сородичами?! Невольно начнешь материализовать свои мечты об экзотической охоте на бумажных тигров, в виде всех этих камерных и домашних “националистических партий России”.

    Если говорить о еврейском национализме, то нетрудно понять, что альфой и омегой иудаизма является представление о евреях как о господствующем племени, призванном управлять миром и вести его вперед согласно Торе. Преимущество еврейского племени есть основа иудаизма. А сам иудаизм объявляется выше всех религий и единственно правильным учением. Но если это не расизм, не национализм, не религиозный фанатизм, тогда что?".

    Грустные размышления о «красно-коричневых», фашизме, экстремизме и демократии

    "...События в мире и в нашей стране разворачиваются с такой скоростью и в таком направлении, что временами не знаешь толком, что правильнее - то ли завтрак готовить, то ли не теряя времени тихо пробираться на ближайшее кладбище, пока еще там места свободные есть.

    Как-то так повелось, что общество с давних времен делится на «прогрессивно-демократическое», которое борется за «права человека» и которому уже давно принадлежит реальная власть, и на «реакционеров», ставших в наши времена еще и «красно-коричневыми». И так уж повелось в нашей истории, что «реакционеры» и «красно-коричневые» в своих политических оценках и прогнозах всегда оказываются правыми. И хотя нынешние «красно-коричневые» не имеют исторической и идейной связи с теми предреволюционными «реакционерами», но эта традиция - быть правыми в оценках и прогнозах, - сохраняется. Сохраняется и другая традиция: на все прогнозы правых, «реакционеров», прогрессивная часть человечества в лице почему-то исключительно евреев-редакторов, еврейских политических деятелей и их полурусских клевретов, от обжорства и лживости быстро теряющих человеческий облик, - отвечает веселым хохотом и гиканьем: ну что их, этих черносотенных дурачков, слушать, они же «красно-коричневые»!

    Вспомним, о чем говорили эти «красно-коричневые» лет шесть-семь назад, в частности о характере НАТО, о политике США, о возможности бомбардировок Югославии... Вспомним и о том, что на эти слова отвечали гайдаровцы-бейтаровцы, наши так называемые «демороссы».

    Отвечали на уровне ярмарочного веселья: ха-ха, хо-хо, ату их, дурачков этих. У меня сохранились листовки, выпущенные демороссами нашими, этакими игрунчиками с веселыми глазками на телеэкране и злобными на улицах. На этих листовках с подписью: «красно-коричневые фашисты» изображены наши пенсионеры, русские, в виде пещерных вурдалаков, полных идиотов. Манера изображения полностью заимствована из вре-мен двадцатых годов, когда прогрессивные евреи, пользуясь, вековым опытом, организовывали издевательство над всем русским, историческим и бытовым, в органах печати. Тогда священник, крестьянин, дворянин, князь и боярин, полицейский и купец, казак и жандармский офицер, царь и святой - все были злобно окарикатурены и выставлены на посмешище. А авторы очернительства, разжигающие ненависть одних русских против других, отгородились от народного гнева статьей уголовного кодекса «об антисемитизме». Разжигать ненависть по социальному признаку - это хорошо. Выступать против поджигателей гражданской войны и ненависти - это плохо.

    Это к тому все говорится, что перед нами одна сила, действующая одним и тем же методом. Хиханьки и хаханьки над верными прогнозами им нужны, чтобы таким методом дурачить большинство нашего брата, простодушного, как редиска. И надо признать, что метод этот очень эффективен. Кто сегодня помнит, о чем нас предупреждали «красно-коричневые» начала 90-х годов? Ну, может, и многие, да толку чуть. Не будем закрывать глаза на правду жизни. Миллионы людей в 1991-1996 годах, как пискари-идеалисты, поверили в гуманизм западных стран, в то, что мы идем по пути прогресса и движемся к полным прилавкам, свободе, равенству и братству, что нынешний режим просто еще не может, но уже вот-вот... а возврата назад нет.

    И вот еще один прогноз «красно-коричневых» исполнился во всей своей полноте: западные демократии, возглавляемые исключительно деятелями гуманного масонства, начали бомбардировки Югославии. Завыли сирены, затряслась земля, взметнулись огненные всполохи от разорвавшихся ракет и бомб. Наши демократы - полное спокойствие! Убивают людей, разрушают дома, дороги, мосты, гибнут мирные люди. Идет агрессия. Растоптаны международные договоренности, устав ООН стал простой фитюлькой, а демократы российские, сверхчувствительные к «правам человека», молчат. То они кричали о нарушении каких-то прав чеченских бандитов, получали от них, как наш Адамыч заикучий, награды, шумели в международных парламентах: там, в Чечне, федералы, видите ли, стреляют не по закону чеченских бандитов! Отыскивали на передовой эти нарушения, рассматривали в микроскоп соответствие каждого выстрела интересам «прав человека» (бандита)... А здесь, просто диву даешься, онемели все наши и адамычи, и абрамычи, и натанычи. Не слышны в демократическом саду даже шорохи, все там замерло до подходящих времен. Может быть, слишком увлеклись высасыванием из России крови?.. Нет, наконец, день на пятый бомбежек отыскали нужное! Ура! Там идут этнические чистки! Пока убивали сербов в том же Косове - молчание. Как у нас в Чечне с русскими. Один к одному.

    Но удивительно, что при всем этом экстремистами до сих пор у нас в России считаются те, кто не забыл еще, что он - русский! Просто не забыл - и все. А вот бомбежки, ракеты по мирному населению - это не экстремизм. И не фашизм. И то верно. Это - демократия. А мэр наш и друг раввинов Юрий Михайлович, все более и более напоминающий некоторых персонажей из фильма «Илья Муромец», из тех, что на Киев с ордой поганой шли, ищет фашистов-экстремистов в Москве. Некоторые историки, как известно, считают, что значительная часть еврейского народа происходит из хазар, принявших во времена оно иудаизм. Насколько это отвечает исторической правде, я не знаю, но, глядя на нашего мэра, начинаю этому верить. Впрочем, это дело маловажное - кто на кого похож. Но никогда, кажется, в последние десятилетия иудаизм так откровенно не попирал право русского народа на самостоятельную национальную жизнь.

    Преследуются русские национальные объединения и кем? Главарями еврейских националистических организаций.

    Мы слышим: «Русское Национальное Единство». Я не знаю, что собой представляет эта организация. Но знаю точно, что нищета и вымирание русского народа организованы не ее членами. Знаю также точно, что эта организация не имеет ни авианосцев, ни крейсеров, ни бомбардировщиков, и потому нет оснований думать, что ее самолеты бомбят Израиль. Знаю также, что в ее руках нет телевидения и газетной корпорации, через которую организован тот поток лжи, лицемерия и цинизма, что мы имеем. Не члены этой организации грабят нашу многострадальную страну. Те откормленные физиономии с наглыми ухмылками, что мы видим на телеэкранах, по своему облику, даже не упоминая фамилий, принадлежат скорее представителям Всемирного еврейского конгресса, нежели РНЕ.

    И Всемирный еврейский конгресс со своими триллионами долларов пригрозил пальчиком Одихмантьеву сыну, мэру московскому, который, как пионер, всегда готов бороться с «фашизмом». Теперь он выступает по телевидению и объявляет нам: «Нет фашизму». По какой-то неясной причине наши правозащитники забыли ему сказать, что для объявления организации «фашистской» нужно иметь решение суда, в котором бы значилось, что такая-то организация является фашистской. А ведь, как известно, попытки определить что такое фашизм, встречает почти неодолимое препятствие. Каждая попытка сформулировать это понятие кончается тем, что под понятие фашизма попадает нынешний режим со всеми его демократами.

    Конечно, правильное бы демократам определить фашизм так: «Следует считать фашизмом любое политическое явление, которое руководством всемирных еврейских организаций будет признано вредным в том или ином регионе мира. Все, что мешает интересам иудаизма, следует называть фашизмом. Впредь до новых разъяснений на эту тему».

    Честно сказать, все мы давно поняли, что имеют в виду наши демократы-иудократы под словом «фашизм». Все мы видим - какой ракурс применяется при определении того или иного понятия как «фашистского». Конечно, демагогам не хочется себя явно обнаруживать. Но стеснения все меньше, а цинизма все больше.

    А ведь нашего мэра можно привлекать к суду за клевету. На судебном заседании по делу РНЕ эта организация была закрыта не за «фашизм». Основным пунктом обвинения было участие в РНЕ несовершеннолетних. Но трудно себе представить, что эта статья имеет какое-то отношение к фашизму. Иначе придется считать все еврейские организации фашистскими, у них ведь есть свои школы и свои пионерские лагеря. А наш мэр не унимается. После вынесения приговора по делу РНЕ он сказал, что наш народ более всего пострадал от фашизма, и он, мэр, не допустит... Он, вероятно, забыл, что именно нынешний режим, а не немецкий фашизм, сегодня разрушил страну, расчленил историческую Россию, и что Россия, по плану нынешнего политического руководства, вымирает. Вероятно, перед глазами мэра стоят только процветающие физиономии, которые он видит в синагогах. Их интересы он и имеет в виду.

    Одна беда теперь у мэра: что он будет делать теперь, после запрещения московским начальством фашистской символики, с одной из масонских организаций - с «Российским теософским» обществом, на эмблеме которого изображена шестиконечная звезда, а над ней красуется свастика?"

    www.sotnia.ru


    В.М. Острецов. Чёрная сотня: Взгляд справа - Статьи разных лет
    В.М. Острецов. Масонство, культура и русская история
     

    фото

    Источник — http://rus-sky.com/

    Просмотров: счетчик посещений | Добавил: providenie | Рейтинг: 100.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Календарь

    Фонд Возрождение Тобольска

    Календарь Святая Русь

    Архив записей

    Тобольскъ

    Наш опрос
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 109

    Наш баннер

    Друзья сайта - ссылки
                 


    Все права защищены. Перепечатка информации разрешается и приветствуется при указании активной ссылки на источник providenie.narod.ru
    Сайт Провидѣніе © Основан в 2009 году